Live Your Life

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » -Неформат » Поиск партнера для игры


Поиск партнера для игры

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

В данной теме действуют Общие правила каталога и Правила раздела «Ищу игрока» (подробнее). Дополнительные правила специально для «Поиска партнёра» указаны ниже.

Заявка в теме оставляется в следующих случаях:
• У вас нет на примете ролевой, но есть желаемые образы и сюжеты для отыгрыша;
• Вы игрок на определённом форуме и ищете партнёра с конкретными предложениями по сюжету.

Конкретика:
• Один пользователь - одна заявка в тематике;
• Один пользователь - не более трёх заявок всего (в трёх разных тематиках);
• "С аккаунта сидят два/три/десять человек" - всё равно одна заявка в тематике;
• Хочется новую заявку - попросите сначала удалить старую (в этой теме с указанием раздела);
• Поиск - только для игроков, ищущих партнёров. Для администраторов и пиарщиков есть "Ищу игрока";
• Пример поста обязателен;
• Анкета или пост по ссылке закрыты для гостей - сообщение удаляется;
• В одном сообщении несколько отдельных заявок на искомых персонажей - каждую под спойлер;
• Заявка очень объёмная и/или в виде крупной таблицы с заливкой цветом - хотя бы часть под спойлер;
• Обновлять/поднимать имеющуюся заявку можно не чаще, чем раз в две недели. Открывать новую после удаления старой - без ограничений;
• Сама по себе заявка находится в теме два месяца, после чего удаляется.

Запреты:
• Повторять заявку раньше, чем по истечении двух недель;
• Пытаться обмануть администрацию путём создания дополнительных аккаунтов;
• Игнорировать шаблон заявки;
• Администраторам - искать акционных персонажей не для себя лично.

Шаблон заявки для поиска партнёра на форум
Код:
[b]Форум:[/b] (ссылка в виде названия)
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Ваш персонаж:[/b] (ссылка на анкету или краткое описание, даже если персонаж канонический)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler] (либо ссылкой на сообщение с указанного форума)
Шаблон заявки для поиска партнёра (без приглашения на форум)
Код:
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler]

+1

2

Форум: westeros 2020
— DAVOS SEAWORTH —
бывший торговец оружием, сейчас - специалист по безопасности в Baratheon Security
http://forumfiles.ru/files/0018/b3/39/73911.png
andrew lincoln
*внешность не подлежит смене

• Ближайший сторонник самопровозглашенного короля Станниса Баратеона, один из самых безусловно верных ему людей, с огромной осторожностью и нежностью относящийся к его семье и, в особенности, маленькой Ширен Баратеон (считая своим долгом особо заботиться о ее полном благополучии).
• В прошлом был контрабандистом на службе у Стеффона Баратеона, помогал перевозить оружие и живой товар по отработанным схемам, часто бывал в опасных ситуациях и перестрелках; знает несколько языков, в том числе и асшайский. Был судим за пособничество в продаже оружия, провел несколько лет в тюрьме, но был отпущен условно досрочно после ходатайства всех адвокатов Баратеонов. Давос - исполнитель, спокойный, лояльный и никогда не задающий вопросов, - часто говорит: "Кто больше всего заслуживает ненависти: тот, кто спустил курок ружья, тот, кто придумал ружье - или само ружье?". Давос считает себя ружьем, поэтому темные призраки убитых (косвенно благодаря ему людей) никогда не приходят во снах.
• Очень рано женился на женщине по имени Мария, которая оказалась бесплодна. Все семеро сыновей Давоса либо взяты из приюта, либо выкуплены в последний момент из партии рабов, либо тайно вывезены из Эссоса.
• Служба Давоса у Станниса Баратеона началась с момента, когда он, зная тайные пути в Драконьем Камне, спас его из заточения - Таргариены заманили отряд младшего Баратеона и замуровали его вместе с людьми в подземельях, построенных еще королем Мейгором. Считает Станниса самым достойным королем, и ради его восхождения на престол готов сделать все, что потребуется: украсть, убить или подружиться с красным огнем Мелисандры.

+

https://i.imgur.com/Cp9eban.gif https://i.imgur.com/W0GFiXK.gif

Ваш персонаж:  Мелисандра Ассшаи, "это только огонь, что в нем грех, а?"
Пример вашего поста:

Пример поста

От старика пахнет смертью — он протягивает ей нагретый артритными ладонями бокал с жирными следами пальцев, и Мелисандра принимает его с кроткой улыбкой.

Не сладким запахом мертвого осеннего леса после первых холодов, а больничным запахом нечистот и немощи, что обычно становится печатью госпиталей для бедных и хосписов. Не благородным терпким пергаментным увяданием, а вонью заживо гниющих, пухлых от раковых клеток, органов под дряблой древней плотью. Не было ничего достойного в россыпях пергаментных пятен по лицу, в наростах бородавок, в дрожащих руках, плохо удерживающих ложку, в провалах на месте зубов, в воспаленных чернеющих некрозом деснах: Крессен, даже если бы захотел, за сухое горло забив все сомнения и протесты, уже не мог служить Владыке Света. Они все служили самой жизни, а рассыпающийся старик был уже мертв. Его еще усаживали на почетное место за столом — сидящую рядом Селис передергивало от брезгливости, когда истончившиеся губы шамкали хлебный мякиш, щеки с кровоточащими свищами втягивали с присвистом разжиженный суп, — все еще слушали его путанные рассуждения, уважительно кивали, но огонь самой жизни в восьмидесятилетнем докторе Крессене начал гаснуть.

Тем смешнее, бесхитростнее отчаянная его попытка; чтобы обойти стол, ему понадобилось несколько минут. Он тяжело передвигает ноги, когтистой сухой рукой держится за край дубового стола, вцепляется в плечо Станниса, удерживая равновесие и переводя слабый дух; Давос унизительно предлагает помочь, старик резко отказывается. Молчание еще тяжелее прежнего выжигает весь воздух в столовой. Баратеон смотрит перед собой. Селис сидит так прямо, словно ее растянули на дыбе. Ширен тихо раскрашивает вилкой брокколи в своей тарелке и не поднимает глаза. Мелисандра откладывает в сторону телефон, плавно и легко встает, мельком поправляя расстегнутый ворот свободной алой рубашки, терпеливо постукивает острым каблуком багряных туфель.

Он предлагает забыть обиды — насмешливо вздрагивают красные губы, — выпить за их лорда. Вино в бокале, которое Крессен протягивает ей, резко пахнет растолченными в порошок лекарствами, сердечными болезнями; белый осадок пузырями собирается на маслянистой поверхности и на внутренней стороне стекла.

Мелисандра наклоняет голову, демонстрируя открытую (рыжие волосы подняты наверх, собраны в тяжелый узел) линию белой мраморной шеи, поворачивается к сидящему во главе стола мужчине и поднимает бокал в насмешливом подобии тоста: "За Вас, мой лорд". Вино горчит полынью. Выпив половину щедро предложенного, она протягивает остаток Крессену. На плавном краю остался четкий оттиск помады. Он делает широкие глотки, не сводя глаз с Мелисандры — она спокойно улыбается ему, сложив руки на груди, — растягиваются в жутком ледяном ожидании минуты. Когда старик начинает бледнеть и оседать на пол, он хватается за предплечья рыжеволосой, за шелковый подол ее рубашки, за стройное бедро, смердящим куском плоти оказывается у нее под ногами, щербатыми ногтями царапает кожу на носках туфель. За столом никто не двигается — только испуганно выдыхает громко Ширен, когда Мелисандра наклоняется и любовным жестом оглаживает лысый натянутый скальп: "Я рада, что между нами больше нет недопонимания, доктор" негромко шепчет она, "Теперь и Вы поймете, что я говорю правду. Ночь темна и полна ужасов".
Скорая добирается до "Залива разбитых кораблей" почти несколько часов. Все это время тело Крессена лежит посередине темной столовой, а Мелисандра сидит рядом, едва уловимо повторяя молитвы на одном ей известном языке.

Мертвого старика наконец забирают, плачущую Ширен удается успокоить, и она забывается неглубоким резким сном у себя наверху. Мелисандра так и остается там, где все это время лежал Крессен: напевает что-то негромко, распутывает хитрое плетение узла, распуская кажущиеся в черном приглушенном свете кровавыми волосы, с наслаждением проводя от головы по всей длине пальцами на манер расчески. Когда чужой, но хорошо знакомый силуэт появляется на пороге, она сидит расслабленно, закинув ногу на ногу — красные тесные брюки заканчиваются выше щиколотки, почти непростительно обнажая выступающие молочные кости, — балансируя туфлей на кончике пальцев.

— Я сочувствую Вашей потери, мой лорд. — говорит она серебристо, и добавляет, почти нежно — Но доктор Крессен не верил.

Центр Вестероса и острые пики Драконьего Камня из огромных, вытягивающих все тепло окон не виден, только угадывается яркими блестящими очертаниями и огнями, слишком далеко. Мелисандра откидывается назад, чтобы сквозь полуопущенные веки рассмотреть выражение лица пришедшего к ней — кажется, впервые, — мужчины — только в свете далекого города она знала, как непримиримо сжаты его губы, как поскрипывают от напряжения зубы, как упрямо ложится морщина между бровей.

— Не верил в то, что однажды Вы станете королем.

Она протягивает руку и берет со стола тот самый бокал: печать ее губ на нем, как и слюнявый след рта Крессена, пьет медленно, почти с наслаждением, а далекий Вестерос за ее плечом сгорает в серебристом неживом пламени.

0

3

Форум: westeros 2020
Текст заявки: описание - выдержка из акции modern people of the city [каноны]

LYSA TULLY, arryn clan —
писательница, автор серии дамских романов
https://extraimage.net/images/2019/10/03/c1dc278dd21286eed4da70d674544018.gif https://extraimage.net/images/2019/10/03/6c157ef69fc13164e3af9d2f4767aedc.gif
amy adams

• Младшая сестра Кейтилин Старк, старшая сестра Эдмара Талли, много лет любовница главы клана Аррен Джона Аррена и Петира Бейлиша; никогда не была замужем. «Застенчивая девочка, которой сестра была в Риверране, превратилась в женщину, попеременно гордую, пугливую, жестокую, мечтательную, безрассудную, застенчивую, упрямую, тщеславную, то есть непостоянную и непредсказуемую».
• После раннего аборта и череды мертвых детей от разных любовников стала одержима идеей бессмертия. Никто не знает, как и чем именно зацепила Лиза Талли давно отошедшего от вестероских дел и живущего в благородной изоляции бессмертного Джона Аррена, но факт остается фактом: Джон Аррен признал их общего сына Робина, сделав его наследником клана и Долины. Но когда Лиза узнала, что бессмертие — клановая способность Арренов, — не передалось Робину, она была в ярости — после этого тревожность и гиперопека над сыном оказались возведены в несколько степеней.
• Образ жизни Лизы не соответствует ее доходам: Хостер Талли давно не в состоянии утолить ее растущие аппетиты в дорогой одежде, машинах, ресторанах, квартирах, домах, и отказал ей в содержании. Талли живет на сомнительные гонорары от продажи своих книг — дешевых бульварных романах о страсти и любви, — и на деньги, которые дает ей Джон Аррен.
• Переживает за жизнь своего единственного сына настолько, что готова украсть и убить ради него — или добавлять ему в утреннюю кашу растолченные таблетки (или две столовые ложки кондиционера для белья).

[align=justify]От себя добавлю, что мне безумно нравится этот образ Лизы в реалиях современного мира. Она умная, властная, добивающаяся всего, чего хочет, обладающая определенным влиянием и неуравновешенная. Как правильно подметили, она вполне себе может составить конкуренцию той же Серсее Ланнистер. Так что Лиза достойная партия для Петира и он прекрасно это понимает, поэтому держит при себе, пользуясь ее "безумной" любовью. Обеспечу нервными срывами, психозами и истериками.

Ваш персонаж: Petyr Baelish
Пример вашего поста: click

Отредактировано desert (04-12-2019 13:13:39)

+1

4

Форум: westeros 2020
Текст заявки:

RAMSAY SNOW, Boltons Starks —
бастард лорда Болтона, деятельность на усмотрение игрока (что-нибудь мелкое: охранник, санитар и т.д.)
http://sh.uploads.ru/85IyA.gif http://s8.uploads.ru/HCfyz.gif
iwan rheon*

Рамси как собака: что именно чувствует - сказать не может, у него нет этому объяснений и слов, зато есть сверхточный нюх на любую фальшь; зато есть ярость, накатывающая девятым валом, густая кипящая злость, умение сделать больно. Рамси не помнит их всех: деревенских кошек, из которых своими руками вынимал несформированных котят (ему было восемь), рыдающих девок со спастически сжимающимися бедрами, одноклассников, брошенных на окровавленном кафельном полу интерната. Мать пропускает звонки, пока он сидит у директора и безучастно ковыряет линолеум носком дырявого кроссовка. "Зачем ты это сделал? - говорит директор. - Ведь есть же какая-то причина". В следующем месяце отец пришлет денег, и кроссовки можно купить новые.
(У Рамси нет причины.)
[float=right]если существует крайнее невезение, то Рамси обладает иным даром: его везде преследует удача. поэтому всякий раз говоришь себе не надеяться на волшебство, но всякий раз надеешься как ребенок: вдруг сдохнет.
не сдохнет.
[/float]
Исправительные работы, воспитательные колонии, уголовные преследования - в детской комнате полиции его лицо и заслуги знают назубок. Но один звонок всегда всё решает - наручники, щелкнув, отпускают запястья, а у полицейского участка уже поджидает очередная отцовская подачка - по стаканчику кофе в каждой руке, дежурная улыбка и невыносимый шлейф говна, плохо заглушенный дезодорантом. Его зовут Хеке. Хеке - единственная ниточка, ведущая к отцу. Какую бы чушь он ни нёс, Рамси очень внимательно слушает.

И поэтому знает, кто такой Русе Болтон, как он выглядит, какие номера его автомобиля. У Рамси есть его чеки с убористой мелкой подписью, маршрут его следования и домашний адрес. Рамси долгие минуты выстаивает под окнами болтонской клиники, смотрит сквозь туго схлопнутые жалюзи, выкуривает что-нибудь пресное (под этими окнами всё всегда пресное) и раскручивает тонкую нить материной истерики у себя в голове. Когда та напивается, то проходит через три стадии отчаяния, они называются: 1. "Как тяжело быть одинокой", 2. "Это ты должен быть лордом", и последняя самая громкая: 3. "Он висел наверху и качался, он висел прямо надо мной".
[float=right]придет, включит свет, поздоровается как врач с пациентом, и станет трогать, лазать в лунках зубов, щупать ребра, давить гной из-под еле прижившихся лоскутов содранной кожи, давить глаза если случайно укусить от спазма, передумывать быть злым, передумывать быть добрым, тыкаться носом в висок и шумно как медведь втягивать резкую вонь забивая ей про запас легкие[/float]
Рамси хотел бы хоть раз взглянуть в глаза человека, который выебал его мать под повешенным трупом (то есть, он бы и сам её выебал - просто без посторонних газов). Но кто бы ни сидел на небе, в нирване или в изрезанных лицах на древесной коре, он определенно любит подшутить - потому что желание сбывается в точности как заказано. "Привет", говорит какой-то засранец, "Меня зовут Домерик" - и Рамси выясняет: у них на троих одни и те же глаза.

Если вселенная, или господь бог, или сам Русе Болтон вздумал подать ему знак, то Рамси не слишком терпелив для игры в шарады.

Его безошибочное чутье, нечеловечья интуиция совершает отчаянный звериный рывок. Жизнь делится на "до брата" и "после его смерти". В ту самую первую встречу Рамси до крови искусывает себе щеки и язык, но не отводит глаза, смотрит уверенно и борзо, смотрит - и чувствует себя распотрошенной кошкой, внутренности которой промывают ледяным взглядом.

Пауза тянется. И затем Русе Болтон говорит: "Собирай вещи. Ты едешь со мной".

Комментарий от игрока

Всем Севером ждём Болтонского бастарда, а уж мы с Джейни Пуль больше всех. Тебя встретит и экшен с захватом Винтерфелла, и криминал с человеческой охотой и расчлененкой в прямом эфире, и личный ад на четверых - женись на Сансе Старк и получи её двойника в подарок (ежедневное расписание - целовать супругу на ночь, запирать дверь её спальни и спускаться в подвал, чтобы сгнивать лже-Сансу в мучениях). Домерика можно оставить в живых, можно убить в прошлом, а можно убить в 2020 году - это решай сам, любые обстоятельства жизни обсуждаемы, нам-то главное, чтобы тебе было весело.
* Есть альтернатива Ивану Реону для самых отчаянных:

Wes Cage

http://sd.uploads.ru/LuPtc.jpg

Приходи совершенно отвратительным, тошнотворным, дьявольски умным, готовым измазаться в свином дерьме если нужно выжить, нуждающимся в одобрении папочки, ни хуя не нуждающимся в одобрении папочки, и не скрашенным сериалом умеющим жечь и пепелить. Не оставим от Винтерфелла ни угля! Если заинтересовался - двигай в гостевую, здоровайся, распаковывай наши лучи любви, присылай в ЛС средства связи (лучше телега или вк) и какой-нибудь пост с любой ролевой. И добро пожаловать на вечерину! http://sh.uploads.ru/jFNdk.gif

Ваш персонаж: Теон Грейджой
Пример вашего поста:

Пример поста

Однажды было так, что Рамси не приходил. Долго. За одно такое долго может произойти много неприятных вещей. Автоавария, покушение на убийство, чай с мышьяком или взрыв в ресторане, где папа справлял день рождения. Но если существует крайнее невезение, то Рамси обладает иным даром: его везде преследует удача. Поэтому всякий раз говоришь себе не надеяться на волшебство, но всякий раз надеешься как ребенок: вдруг сдохнет.

Не сдохнет.

Придет, включит свет, поздоровается как врач с пациентом и станет трогать, лазать в лунках зубов, щупать ребра, давить гной из-под еле прижившихся лоскутов содранной кожи, давить глаза если случайно укусить от спазма, передумывать быть злым, передумывать быть добрым, тыкаться носом в висок и шумно как медведь втягивать резкую вонь забивая ей про запас легкие.

Вонючка - это смесь дерьма, пота, крови, слюны, желудочного сока, мочи и спермы; лучшее, что создал Рамси. Верх его творческого начала. От чего нормального человека потянет блевать, Рамси будет жрать с довольным урчанием, похрюкивая как бульдог, вылизывая тарелку, срыгивая и требуя добавки.
Вонючке было за себя стыдно. Когда-то. А потом обоняние отбило. Теперь он чувствовал только два запаха: больно или очень больно. Нет, может, четыре: еще прилетит или не прилетит.

Если лежать ухом на бетоне, то от пола всем телом слышны шаги Рамси, когда тот спускается в подвал по ступеням. У нас было два отрезанных пальца, семьдесят пять ножевых ран, пять выбитых зубов - в голове заедает старая и уже несмешная милордова шутка, а Вонючка начинает дрожать. Все его кости колотятся о бетон, будто резонируя от вибраций. Не сегодня. Только не сегодня. Только не сегодня.
Неизбежность новой встречи похожа на шкрябанье в замке и на скрип отворенных петель и на щелчок выключателя и на куриную слепоту от вспышки света.
Будничное "привет".
Вонючка отрывается трясущимися костями от пола, устраиваясь на бетоне задом. Идущие на смерть приветствуют тебя.

Начинается первичный осмотр: самое простое в вечерах с лордом Рамси всё равно мучительно. Вонючка привыкает к его рукам как взятая из питомника собака - ужасающе медленно, но у милорда нет столько терпения, чтобы дать привыкнуть до конца. Ноет под сдавившими пальцами обрубок сустава: нет, милорд, не болит, милорд. Это надо сказать вслух, да? Он ждет ответа? Он ждет приветствий? Или он треснет, если раскрыть рот? Пахнет так, будто не прилетит, поэтому Вонючка потерянно молчит.
К Рамси невозможно привыкнуть до конца.

На зубы уходит всегда много времени: а не вывалилась ли сломанная четверка; а не загниют ли пустоты. Об эмаль скрипит перчаточная резина. Увиливая от пальцев, язык с мокрым звуком сваливается то вправо, то влево.
Вонючка шмыгает носом: смотрит в стенку и немного вверх, держит в себе щипучую горечь. Когда надо - поднимается, хоть и шатаясь. Когда надо - стягивает через голову ткань. Оставшиеся пальцы переминают футболку, укрывшую от Рамси пах. Как бы случайно. Как бы так получилось.
Из темных углов выползает то, о чем всегда страшно думать.

Уж лучше бы зубы, уж лучше бы пальцы, уж лучше бы руку,
чем это.

Приказ простой, как отсосать. Что-то ломается. Всегда ломается.
- Милорд.
В голове распухло от паники: ЧТО ДЕЛАТЬ СО ШТАНАМИ. Рамси не сказал снимать. Рамси сказал раздвинуть ноги. Но он хочет посмотреть на это. Но как можно повиноваться ему, не повинуясь.

Хоть бы еще минуту не раздеваться.

Теон почти начинает плакать. Глотку заперло - не протолкнуть ни вдох, ни выдох. Пахнет так, будто перепадёт. Плечи собираются вокруг шеи, и спина готовится к ударам, скрючиваясь в вопросительный знак. Всего-то и надо, что раздеться и расставить ноги.
Вонючка задыхается. Боится посмотреть. Боится спросить. Из носа и по щекам течет.

- Милорд... штаны, их... тоже..?

Еще бы минутку, еще бы минутку, еще бы одну.

Отредактировано Федька (08-12-2019 20:22:05)

+1

5

подняла

Текст заявки:

♬ OST Motherless Brooklyn — Woman in blue для вдохновения
Буквально вчера посмотрела потрясающий фильм "Сиротский Бруклин", с Эдвардом Нортоном в главной роли — он же написал сценарий и выступил режиссёром. Атмосфера мрачных серых пятидесятых Нью-Йорка, мелодичный, угнетающий блюз, пары дыма, надвигающееся ощущение катастрофы, приближающийся индустриальный бум, расовая сегрегация, ушлые пинкертоны, продажные полицейские, детективы в подтяжках, шляпах и с трубками — и всё это сдобрено щедрой порцией нуара. В общем, мой внутренний эстет остался в оргазмах, а запутанный сюжет, где переплетаются судьбы не только простых и власть имущих людей, но и судьбы целых районов и городов, был воспринят "на ура".
А ещё я влюбилась в Гугу Мбата-Роу и в её персонажа, верящего в идеалы и сражающегося за счастье других людей. Ну и, конечно же, в персонажа Нортона.
Я не до конца понимаю, как именно описать свою задумку... мне хочется сыграть по мотивам фильма, сыграть в том же сеттинге, однако сделать упор не на реализм и достоверную историчность (но оставить пятидесятые, то есть телефонные будки и автоматы), а сделать упор на магическую линию. Скорее всего, только маги и останутся, но кто знает. В общем, ищу партнёра, пожалуйста-пожалуйста, возьмите Нортона, просто посмотрите на него в этом фильме

+

https://pmcvariety.files.wordpress.com/2019/08/motherless-brooklyn.jpg
http://www.media4.hw-static.com/media/2019/08/motherlessbrooklyn_t_cms-638x425.jpg

Ну и, соответственно, очень попрошу оставить профессию детектива. От себя обещаю посты в третьем лице прошедшем времени, идеи, материал на вдохновение, обсуждение и просто любовь к играемой истории.
Пример вашего поста:

Пример поста

Когда предложение канцлера ван Дайка поступило в первый раз, Герда ответила строгим и категоричным «никогда». На второй раз ван Дайк заявился в компании престарелого фон Крошценбурга, генерал-адмирала в отставке, угасающего на глазах — его некогда зоркие орлиные глаза подёрнулись плёнкой, и он чуть ли не рыдал, ощупывая её пальцы и лицо, узнавая в незнакомке болезненную девочку своей обожаемой Люсинды, за которую фон Крошценбург был готов и себе перерезать глотку серебряным клинком. Ответ Герды не изменился, но присутствие старого друга и соратника заставило смягчить формулировку.

На третий раз ван Дайк прислал вместо себя амбициозного и молодого подчинённого секретной службы, предателя родины и своего шпиона. Им оказался вампир дурной крови, простолюдин, но колено перед Гердой он преклонил, и сухо, кратко и без лишних украшательств изложил суть дела. Показал документ с подписями и печатями, чётко обрисовал план, утаив бóльшую часть деталей. И, наконец, прибегнул к последнему аргументу: отдал ей измятый желтоватый конверт, побывавший и в ледяных водах реки, и в зловонных сточных канавах портового Риттерсбурга. Герда с презрением изогнула линию губ, но железной пилкой вскрыла конверт — у неё оставался осыпанный турмалинами нож, но, за годы изгнания, она приучилась пользоваться оставшейся роскошью по случаю, и визит мальчонки таковым не считала. Выпавший рубин рассеял последние её сомнения — ван Дайк был настроен серьёзно. Почерневший камень сгнивал изнутри, как угасала и вся династия Лембергсов, прерывающаяся на Герде; режущие изгибы цепочки пытались извивались змеями в пальцах, почуяв родную кровь. Герда отослала шпиона и пообещала дать ответ ван Дайку к утру, но письмо сочинила в ночи.
«Да будет так», подписала она багряными чернилами пергамент в угле, «я согласна».

Герды не было в столице слишком долго. Сто пятьдесят лет тому назад она не жаловала Лембергсбург, с его разветвлёнными каналами и разводными мостами; эти ржавые и нелепые конструкции, скрипящие и осыпающиеся крошкой меди. Бедняки быстро расселились по всплывающим кучкам островков, надстраивали лачужки ульями, крыша на крыше и окно в окно; втыкали сваи и винтовой лестницей вокруг нанизывали жалкие домишки. Богачи же заставляли магов устанавливать железобетонные конструкции в глубины булькающих болотистых вод, сверху настилали камень, и только после начиналось само строительство дворцов. Герда всегда тяготилась туманистой погодой и стремилась к Башне магов, к Зеркальным озёрам, но долг не позволял учению превалировать над обязанностями. Ей бы хотелось жить наверху, в одном из дирижаблей, но и этого мать не позволяла — они не военные и не преступники.

Странно было вспоминать прошлое, странно было вспоминать и мать — она призрачной ладонью касалась щеки Герды, витала сгустком наказов и запретов рядом, но сама, обесчещенная, разорванная по кусочкам, сожжённая дотла, покоилась в никому неизвестных трясинах. Бесславная смерть для монарха — быть забытым.

Герду перевозили в ночи. Порталы как возможность отмели — отзеркаливание привело бы к немедленной тревоге. Любой порядочный маг-пограничник не пропустил бы такой трюк, а вот бумагу, утверждающую приезд высокопоставленной персоны, немедленно бы передал королевскому ведомству.
Они вошли в сырой промозглый туман, который кутал их лимонным смогом — приходилось прикрывать рот и нос платками, таким ядовитым и болезненным был он на вкус. Примеси железа, соли и торфа в нём отравляли и душу, он был пропитан горечью и безнадёжностью эльвардцев.

С ней отправили Магдалин, приносившую присягу дрожащим, срывающимся голосочком. Магдалин помогала хозяйке принимать ванну, окутываться в одежды, надевать колье и закреплять ржавую корону — венец не сидел влитым, норовил сползти.
А теперь его собирались у Герды отнять. 

— Уберите руки, — она без опаски перехватила протез Феликса фон Моритца у кисти, но заклинание не стала применять, пока не стала, — и не заставляйте меня расплавлять столь изумительный сплав. Это настоящее произведение искусства.
Герда не помнила Феликса, а, может, постаралась забыть, как и Люсинду. Она не обращала внимание на тех, кто обеспечивал её безопасностей из-за дверей и в тени — в конце концов, значение имело лишь то, что они не справились, как не справился и Феликс. Гёделе хотя бы оставалась с ней в поездках рядом, покинула позже, оставалась посредником между Гердой и миром.
— Вы не гарант моей сохранности, а корона — да.

Магдалин поспешно ретировалась из клубов молочной завесы. Тёмный шерстяной плащ скрывал её высокую, вытянутую фигуру, и заострённые уши.
— Её Величество Ирменгарда, герр Моритц, не может снять венец. Мы полагаем — граф ван Дайк полагает — что некоторым противникам стало известно... о наших планах. И посоветовал заняться магической защитой. Я Магдалин, компаньонка Её Величества... Ирменгарды, — неловко представилась она.

Герда сошла на баржу. Лодка просела под тяжестью не будущей королевы, но веса её костюма — под плащом из сукна таились переплетения из живого металла, золота и стали. Тончайшие цепочки формировали каскады из водопадов, оцепляли шею, преобразовывались в изысканные цветочные медальоны, символику Лембергсов. Весила такая конструкция около шестидесяти футов, но Герда не жаловалась.
— Сделайте крюк и остановитесь у Машегге. У меня там дела.

Заброшенный чёрный замок, Машегге когда-то использовался в качестве тюрьмы. Сейчас же туда сбрасывали трупы и сжигали на закате, а по утру ветер разносил пепел и гарь — стены и мокрые камни пропитались этой смесью и гнили изнутри. Иронично, но вокруг Машегге разрослись роскошные кусты роз, хризантем и лилий.
— Мы не можем высадиться у Машегге, Ваше Величество, — вежливо ответил капитан, — его используют анархисты в качестве своей штаб-квартиры.
Королева посмотрела на него не с презрением, но удивлением, перемешанным с детским непониманием.
— Значит пришвартуйтесь там, где людей меньше всего и ночью. Пока не посетим Машегге, встретиться с ван Дайком я не смогу.
Герда не слишком переживала о том, что на встречу с министрами и графами они могут опоздать. Переживала Магдалин — кашлянула в кулак, поспешно набросила капюшон обратно на голову королевы. Капитан посмотрел на Феликса, покачал головой.
— Я могу остановиться у Норггенской заставы, но дальше поведёшь её сам.

Отредактировано ulysses (27-01-2020 23:44:35)

+1

6

Текст заявки:

Я думала что меня отпустит, но видимо нет, села смотреть "Границу" и мои старые кинки вновь болят и ноют. В 2019 не удалось поиграть, поэтому планы на 2020.

Хочу очень поиграть в русскую мафию или славянский криминал. Хочу благотворительных балов, где олигархи и политические убицы красуются-улыбаются показушно раздавая миллионы деткам в Африке и полярным медведям, одновременно выводя в офшоры десятки миллионов евро. Хочу поиграть преследование и рассекречивания человеческого трафика и работорговли. Хочу поиграть конфликты и кримнальные козни с ирландской и еврейской мафией. Хладнокровная жестокость и циничность под ярлыком "просто бизнесс". Преследование бежаших, мигрировавших олигархов и иже с ними. Беззаконие и коррумпированность в отсталых странах кормит элиту и богему в Лондоне и Париже.

Антураж понимаю, но роль не додумала, пока что видится спец-агент, чей напарник был подставлен и стал вынужден работать на мафию. Или представитель группы энтузиастов, чьи близкие стали жертвами криминального мира, поняли, что закон их не спасет и хотят взять правосудие в свои руки. Четкой роли нет, но хочу вот такой вот лощенной и при этом мерзостной реалии, утопать в ней, пытаться подстроиться под нее, играть в маскарад лицемерия и ненавидеть всю эту большую криминальную игру, но быть вынужденой в нее играть.

Очень хочу большого открытого мира, чтоб бегать по Москве-Лондону-Эйлату-Дубаи-Сейшелам, песочница одного безымянного городка в Американском штате мне для этой идеи не подойдет. Хочу играть динамично и активно, у меня есть идеи и я готова их вам шептать в ухи. Могу сама водить и гмить, могу быть телом в устоявшийся сюжет или чесать кому-нибудь схожий кинк.

ЧЕГО Я ТОЧНО НЕ ХОЧУ: стереотипов из 90ых, малиновых пиджаков и бритоголовых братков. Мне хочется именно в глобальный уровень криминальной игры, а не улично-геттовый. 

ПС: Сейчас я села смотреть "Границу" от польского ейчбио (боже, там такие женские роли! Просто умффф.), но раньше была вдохновлена МакМафией. Визуально МакМафия больше в моей эстетике, но драматизм и напряжение Границы - это прям мое настроенчески.

ППС: Пойду к вам, пойду с вами, может быть даже сделаю с вами что-то (маг. криминал?), где будет такая сюжетная ветка (я в отчаянье, да). Дедушка Мороз, сделай мне подарок в 2020, а то скоро год как хотелка стоит.

Пример вашего поста:

Что-то с потолка

С больным животом, что урчит погромче, чем любой рупор на вокзале, заснуть очень сложно, но Дейзи пытается. Она и вправду устала, но сон не идет, желудок по прежнему исходит на спазмы и жесткая, кованная скамья больно трется о тазовую кость, даже через толстый свитер. Беглянка лежит в позе эмбриона, пытаясь сохранить как можно больше тепла; холодные как ледышки пальцы спрятаны подмышками, между шерстью свитера и джинсой ветровки. Между животом и коленями зажата пластиковая бутылка, наполненная горячей водой из-под крана. Самодельная грелка, собранная из того, что было в урне, все равно спасает мало, спину продувает даже через прутья скамьи. Ноябрьские зори слишком суровые и щипучие, даже на юге королевства.

Как же мы не ценим, что имеем. Определенно: крыша, кровать и обогреватель дома на ферме могут сейчас сойти за роскошь, что можно себе позволить только в пятизвездочном отеле. И все-таки... других вариантов для ночевки кроме вокзала не оставалось.
Ранним утром, до отправки первого состава — здесь никого нет, признаки жизни будто подают только мышиные шебуршения. Почему-то Дейзи не страшно в этом давящем одиночестве. Ей холодно, голодно и устало, а страх требует какого-то эмоционального вложения и выделения определенного гормона в кровь, а ей кажется, что ее тело сейчас не способно даже дрожать или хлопать ресницами или существовать как таковое.

Да почему же не удается даже задремать? Пять утра, до семи надо поспать, ну хотя бы два часика. Но нет, кажется начинает сводить ноги судорагами, значит нужно размяться. Приняв положение сидя и медленно, осторожно, словно каждое движение дается ей с трудом, разминает затекшую шею.

...Лейла. Это не честно. В этом грехе виноваты мы обе, а ты, скорее всего, сейчас открываешь ключом дверь своей квартиры в Ливерпуле, набираешь горячую ванную, а в ожидании: включаешь телевизор и наливаешь себе бокал красного полу-сухого, в то время как мне приходится расплачиваться куда дороже.
Так не пойдет. Дейзи подскакивает на ноги. Эта привычка ей уже не нравится. Она и раньше фантазировала о том, что будет рассказывать Лейле в ближайшие каникулы, но теперь этот ритуал начал извращаться, принимать какие-то озлобленные черты. Уокер часто жалуется своей сестре в мыслях на все происходящее, словно требует от родственницы справедливости. Словно что-то с нее спрашивает. Хватит. Так и до шизофрении недалеко.

Девушка шла по направлению в ванную комнату, чтобы набрать снова горячей воды в бутылку-грелку, но ее уставший, затуманенный взгляд наткнулся на мужской силуэт, который... успел появиться на единственном перроне, еще раз, когда? Может быть действительно — задремала и не заметила? Черт, а ведь у нее даже нет телефона чтобы вызвать копов. 

— Утра доброго... сэр?
Я Вас... уже видела?

+3

7

Форум: http://wrathofthevillains.rusff.ru/
Ссылка на заявку: http://wrathofthevillains.rusff.ru/view … =15#p46164
Текст заявки:
Я профессионально обученный наемник Лиги Убийц, а ты дочь очень влиятельного, с точки зрения моей организации, человека.

Ты не представляешь никакой угрозы, но небезосновательно, можешь быть разменной монетой в игре больших людей, если каким-то образом, попадешь не в те руки. Твоя целостность, это единственное, чем можно давить на твоего отца.

Ты девочка-подросток с громкой фамилией, пока ещё не вникающая в отцовские дела, ведь он бережет тебя и держит от них подальше. Ты просто хочешь жить, как все, не довольствуясь ограничениями, обязательствами, правилами. И я сейчас не описываю типаж принцессы, которой всё нельзя и она хочет сбежать из башни, скорее некий, неосознанный подростковый бунт, начинающийся тогда, когда тебе не уделяют внимания.

Я не вижу тебя капризной девочкой, на "подай, принеси", но хочу дать свободу для обсуждения того, какой ты будешь. И что именно будет тебя мотивировать.

Неизменный факт в том, что я — твой телохранитель, и когда волнения в городе обостряются, приставлен к тебе 24/7. Я отвожу тебя на занятия, встречаю с них и отказываю только в тех случаях, когда твои просьбы противоречат указаниям твоего отца.

Просьба поцеловать тебя им определенно противоречила. Но я всё равно это сделал.

Да, так вышло. Далеко не сразу. Первое время я считал тебя типичной "здесь будет описание твоего персонажа с её особенностями, потому что я не знаю, какая ты", но провел с тобой слишком много времени, чтобы узнать получше. Эта симпатия мешает и противоречит моей работе, моей натуре и тем принципам, которым я следую. Если твой отец узнает, вряд ли меня ждет завидная участь.

Я твой телохранитель и должен следовать установленным правилам.

Ты рассказываешь о себе и открываешься, потому что мы вынуждены проводить вместе много времени, ведь я за тобой смотрю. Или не только? Может, ты открываешься, потому что я тебе тоже нравлюсь?

В общем, ты видишь набросок. У тебя влиятельный отец, собственный телохранитель на какое-то время, а у нас с тобой симпатия, которую можно назвать запретной.
Как долго мы будем делать вид, что её нет? И что будет после?
Ваш персонаж: Наемник Лиги Убийц под прикрытием полицейского. Пешка в мире профессиональных киллеров. Оскар Ортега, 25 лет, внеха Jack Falahee.
Пример вашего поста:

Пример поста

We are outside;
Глаза слезятся от гари и микроскопического пепла;
Зажмуриваюсь, выдергивая из перчатки руку, чтобы их протереть, в вынужденной спешке, сквозь звон в ушах все равно выцепляю, как на меня орут, засовываю руку обратно, теперь уже пытаюсь хоть как-то уткнуться в жесткую ткань на рукаве, но вместо того, чтобы протереть глаза, только размазываю грязь по роже;
На меня орут, чтобы я продолжал держать Пита:
Наваливаясь обоими коленками на плечо, грудную клетку, наступая подошвой ботинка на руки, мы держим его вчетвером, но усилия только ожесточаются – отвлекаться нельзя. Убирать с него руки – нельзя.
Укушенный тварью, он бьется в судорожных конвульсиях, а внутри меня все сводит от прилива адреналина и стремного, мать его, ощущения абсолютного пиздеца, в который сложно поверить.
Я сжимаю челюсти с каждым дерганьем, я все время пытался не смотреть на него, но взгляд срывается сам собой, и отвести его уже не выходит.
Вены на шее Пита вздуваются, просвечивая сквозь кожу, растекающаяся по ним жидкость темнеет, пока он шипит как тварь, выплевывая остатки слюны из пересыхающего горла, и судороги из хаотичных переходят в сильные, методичные толчки, один каждые 5-6 секунд. Мерзкое, отталкивающее зрелище предсмертной агонии.
Я меняю положение, пытаясь вытащить из-под себя затекшую ногу, и когда накатывает очередная конвульсия, теряю равновесие и слетаю.
Пит дергается, душераздирающе хрипит и отталкивается спиной от земли, куда мы его только что прижимали. Сука! Я кидаюсь обратно, и не успеваю вспомнить, что первым правилом было прижать ботинком конечность – его рука успевает вцепиться в штанину, сбивает меня с ног и удар вышибает из меня легкие.
Это длится пару секунд, пальцы Пита мертвой хваткой впиваются в ткань военных штанов, и мозг охватывает паника, как будто границы понимания того, что это человек – стираются нахрен, и ощущения, реакция – схожая с той, когда под водой хватает что-то, нечеловеческое, жуткое, вызывающая острый импульс отделаться, отползти подальше.
Я высвобождаюсь резким пинком, и наваливаюсь снова, возвращаю прежнее положение, снова чувствую судорожные рывки вздымающейся грудной клетки под собой. Слышу обрывки фраз парней, обозленных, типа «куда полез, берзукий?», «не обоссался еще?», «ДЕРЖИ ЕГО КРЕПЧЕ», «какого черта его вытащили наружу», но адреналин заглушает ответную злость.
Сейчас мое сердцебиение не спокойней Пита.
Я впервые вижу такую херню.
С тех пор, как мир изменился, я мало что могу вспомнить. В мед. Блоке сказали, что это естественная реакция – защитная блокировка разума, перешедшего в режим сверх-бдительности из-за напряжения, осознания опасности. Организм подстраивается под изменяющийся мир.
В котором надо думать, как выжить, а не вспоминать моменты прошлой жизни.
Воспоминания вернутся, когда все будет спокойно.
Но я не особо верю в эту херню.
Та химия, которую мы жрем против вируса – вот реальная причина провалов в памяти, бессонницы, глюков, постоянного нервяка и непрекращающегося состояния тревоги. Но кто знает, что хуже – таблетки или заражение.
- Долго еще держать его? – Я собираю резкие взгляды, как будто ляпнул невпопад. Но не жалею. Они старше, они солдаты, но я хорошо понимаю, что, если они заткнут меня хоть один раз, это сделает их сильнее, и даст чувство безнаказанности и право ставить на место.
Я не собираюсь им его давать и облегчать им задачу.
- Смотри-ка, он все еще держит свой рот открытым, - ухмыляется Блейз, но обращается не ко мне, а к чуваку напротив. Избегает прямого пересечения – думаю про себя, и это дает уверенности. Хотя бы эфемерную её иллюзию.
А потом происходит то, что по сей день мне снится в кошмарах. Особенно этот гребанный запах.

Пит выгибается и начинает хрипеть, не как зверь, как человек, которому выворачивают наизнанку легкие. Он срывает голос, широко открывает глаза и начинает рыдать. Я сглатываю и сжимаю в кулак остатки самообладания, охота зажмуриться. Охота перестать слышать, охота, чтобы все кончилось. Сыворотка не успеет подъехать, и он сдохнет здесь, сдерживаемый нами.
Он это знает, а еще еще разрывает боль, с без голоса, слезы катятся по щекам уже беззвучно. Хрип еле слышен. Лицо наливается остатками крови, и сосуды на шее чернеют и надуваются. А еще, его кишки ослабевают, и разрастающаяся жидкая лужа под дергающимся телом пахнет дерьмом и кровью.
Едкий и отвратный запах, врезающийся в нос и в память.
Я терплю где-то минуту, а после выворачивает, и я блюю, не убирая упирающееся в Пита колено, но сдвигаясь назад.
Солдаты ржут надо мной, но через минуту одного из них выворачивает тоже.

-

Inside;
Я держу лицо ровно до того момента, как получаю свою еду на поднос в столовке, разглядывая на выемке в форме тарелке что-то вроде размоченных водой овсяных хлопьев.
«Только не вспоминай…»
Поздно.
Пока меня выворачивает так, что выполаскивает нахер душу, перед глазами встают картинки того, что случилось дальше.
Там, снаружи, до того, как Пит умер.
Что случилось с его телом.

Отредактировано bostonDynamics (21-12-2019 19:45:08)

0

8

Текст заявки:

Нет, не отпустило.

Привет, меня зовут Нида, и я очень хочу закрыть гештальт, отыграв два-три эпизода за персонажа.
Ключевое: псевдо-средневековье, мистика, церковь и религия.

Про персонажа.

- Кто-то должен пойти к нему и убедить приехать к нам, или же, если уговорить не удастся,
доставить его силой. Думаю, сам Миротворец указал мне, что именно ты можешь выполнить эту миссию. Согласен?
- Я, конечно, не дипломат, - ответил я. - Что же касается второй части поручения,
признаюсь, я прошёл длительное обучение. ©

Северьяну крепко за сорок. У Северьяна шрамов больше, чем ему лет - он десять лет провёл на войне, оставив там свою человечность и две фаланги мизинца с левой руки, но вернулся, когда получил письмо от отца.

Северьян - сын палача и портовой шлюхи, которая оказалась малефикой и которую сожгли на костре. Поговаривали, ей было за триста лет, она шепталась по ночам с мертвецами, в лунном свете собирала ведьмовские травы и спала в могилах.
Насчёт того, сколько ей было лет, Северьян точно предсказать не может, но про остальное знает, что это правда.
Знает, потому что сам он делает тоже самое.

Северьян - некромант, больше проклятый, чем одарённый. Он знает о мёртвых всё, что может знать живой, и немного сверху. Его должны были казнить, но решили получить с него пользу, и, если судить по послужному списку, не ошиблись. То, что не расскажут живые, поведают мёртвые, если уметь их слушать.
Он умеет.
Он научился.

Северьян - палач.
Не то, чтобы у Северьяна вообще когда-то был выбор, поскольку профессия его была определена одним рождением от отцовского семени, но Северьян не жалуется. Северьян привык радоваться тому, что есть, потому что знает, что всегда может быть хуже.
Ему, в конце концов, повезло.
Он хоть и стоит к мёртвому слишком близко, но всё же пока жив.
И, быть может, проживёт ещё сколько-то лет.

Северьян умеет слушать всё, что говорят вокруг. Северьян переезжает из города в город, пристегнув к седлу топор, и везде для него найдётся работа.
Не все приговорённые смиренно ждут своего часа, но Северьяну до этого нет дела. Он умеет и найти того, кто прячется, и положить на плаху того, кто вырывается.

Северьян теперь - дознаватель любящей матери-церкви, чьи длинные руки дотянутся до любой ереси, исполнитель приговоров, в истинности которых нет сомнений. С Северьяном, рано или поздно, говорят все. Северьяну, рано или поздно, рассказывают всё.
Он терпелив.
Все мёртвые умеют ждать.
Северьян научился у них.

Найти точное соответствие тому миру, что я хочу, сложно, но в основном я ориентируюсь на цикл "Конгрегация", чуть меньше - на "Страж", а также немного - на "Книги Нового Солнца". Псевдо-средневековье, инквизиция, оккультизм, демонология, алхимия; неизвестность и смесь детективных линий с мистическими, древние книги, склепы, таинства и еретики.
Мне интересна именно религиозная и законная составляющая образа палача, который сам от себя не в восторге, но в тоже время принимает тот факт, что его дар и умения можно обратить на пользу человечеству, и который даже порой получает от этого какое-то моральное удовлетворение.

Чего я не хочу: приходить на проект, где нужна анкета, первое лицо, модерновое графическое оформление текста, реальную историю - это не моя сильная сторона, любовную линию.
Чего я хочу: соигрока, который, как и я, заинтересован играть в атмосферу странного, тёмного и пугающего, божьей помощитм, средний (около поста в неделю) и стабильный темп игры.

Честно говоря, мне всё равно, где.
Кроссплатформа, закрытый проект, АУ открытого, истории, да хоть гуглдокс устроят меня целиком.

Пример вашего поста:

Например, вот.

Когда Моди говорил о том, что идея хлопнуть весь этот хренов отель и посмотреть, что из этого выйдет, неплоха, он имел ввиду не совсем этот творческий подход, но грузовик всё равно оценил. Не очень изящно, но зато до чего эффектно: прикинув взрывную мощь “Семтекса” в таком объёме, ас сделал вывод, что отель отлично взлетит. А потом также отлично приляжет.
Возможно, прихватив с собой несколько ближайших домов или кварталов; насколько почвы тут надёжны, бог не знал.
- А вот это уже, скорее всего, привет Посейдону и его скверному норову, - произнёс он, лениво опираясь рукой на капот стоявшей по соседству машины. - Хана отелю. Не то, чтобы было жаль, пиво тут, конечно, пить можно, но всё равно не фонтан, однако воя поднимется много. “Террористы продолжают насмехаться над народом Испании!” Отличные газетные заголовки предстоят, падальщикам хоть будет, о чём писать.

В отличие от дядьки, Моди не страдал излишним человеколюбием, не считал, что должен кого-то спасать, и вообще в жизнь Мидгарда вмешивался исключительно для собственного удовлетворения. Отель собирался скончаться в муках? Туда ему и дорога.
Дистанционный детонатор, маленькое устройство с крошечной анонимной сим-картой внутри, потрескивал в эфире, и перед тем, как он сработал, медведь вроде бы даже услышал очень высокий звук приёма, но затем это стало неважно. Огненная купель, полыхавшая лавина пламени разлилась по нижнему этажу, ударной волной снося припаркованные автомобили и бетонные опоры, и здание начало медленно, с какой-то даже торжественностью стало оседать вниз, складываясь, как карточный домик.

Впрочем, только для Торсона, по чьим венам текло небесное пламя, пять секунд - это было очень много. Люди за это время, как правило, успевали только сделать два вдоха. Или три.
В зависимости от степени испуга.

Очень быстро взвыли пожарные сирены, зазвучали истеричные мегафоны “Скорых”, просящих водителей уступить дорогу; за бешеной деятельностью спасательных служб, отреагировавших на удивление стремительно, боги могли наблюдать из своего относительно укромного угла. Моди задумался, через сколько минут приедут телевизионщики: через пять или через три.
На взгляд Тюра, вроде как должный пробирать до костей, будить совесть и на что там ещё рассчитывал дядька, ас отреагировал равнодушным пожатием плеч. Он мало был обеспокоен тем, как подобные происшествия влияют на человечество, и никакой ответственности перед обществом не испытывал.
- Возможно, Посейдону придётся сменить род деятельности. Выращивать, например, моллюсков с жемчугом, очень прибыльно и крайне, говорят, умиротворяюще.
Личность Отто Вульфа ему порядком надоела, так что Моди был только рад избавиться от неё таким эффектным способом. Последние сорок лет ни одна из его личин заживо не сгорала.

Интересно, ЦРУ расстроится или будет долго праздновать?

Моди подозревал, что второе много вероятнее - у него с официальным нанимателем в основном не ладилось, слишком уж командование было узколобым. И жадным.
Жадность Моди не ценил.
- Ладно, - произнёс он, чуток подумав, - раз уж от розысков виноватых в связи с их явной кончиной мы освободились вне графика, предлагаю пойти и выпить нормального пива, а не этой водички с хмельным налётом. Знаю я один отличный немецкий кабак, и мясо там готовят от души.
Медвежьей лапой он похлопал Тюра по предплечью.
- Пошли, дядь. Оставь людям их жизнь, они и без нас сумеют организовать себе сложности.

+3

9

Текст заявки: Ищу партнера для игры на вашем форуме, где не такой сложный прием. Где не сложно разобраться в мат. части. Пишу много и быстро, в день по 2 поста- легко. Хочу найти для своего персонажа отца жениха или дядюшку. Жениха...возможно, но думаю, что мне будет интереснее играть с кем-то, кто возьмет роль постарше, чем моя 25-летняя Анна Роза.
Пример вашего поста:

Пример поста

Мария Люсия всегда говорила много и с чувством. Она говорила настолько много лишнего, что только глухой ее не слышал. Но слышать и понимать две различные вещи. Интерпретация услышанного в приятную для себя сторону  свойственна тем людям, кому никогда не подняться выше черни.

На горе своего дядюшки, Анна Роза никогда не льстила своим ушам и выводы умела делать безошибочно и быстро. Что никак нельзя было сказать о ее многочисленных женихах, рекой стекавшихся во Францию просить у дяди ее руки и сердца.
Дядюшка не захочет выдать меня замуж, подумала Анна Роза. Ему невыгоден этот союз. Он грозит упадком его лично выстроенной империи, которую он создавал с таким трудом.
Выдай меня за своего человека, попросила его Анна Роза, но у монаршего пройдохи был свой хитроумный план избавиться от племянницы.
Что может быть лучше служению Господу Богу нашему? Спросил он ее, когда они стояли у окна и любовались на дивные английские розы, заботливо выращенные в саду его дворца.
Действительно ничего нет лучше чем стать монахиней. Ужас как привлекательно. Но сам он так не поступил, не стал монахом. Он был монархом и методично и постепенно удалял не слишком остроумных конкурентов, прочь от своего трона, прочь!

Дядюшка остерегался женщин, как проказы. Он был убежденным холостяком. Возможно, это было не совсем правильно, но зато его империя была лишена женских интриг . Ни у какой женщины не было возможности подарить ему такого наследника, который со временем мог захватить власть. Монарх тщательно следил за соседними королевствами и при появлении взрослеющих смышленых принцев немедленно отправлял туда сватов, показывать портреты лучших знатных девушек своего королевства. Зачарованные принцы немедля женились на искусных интриганках, знающих толк в ядах. Неудивительно, что очень часто прекрасные родственницы монарха оставались счастливыми вдовами.

Анне Розе было уже двадцать пять лет . Телом она была невинна, как младенец. Что нельзя было сказать о ее душе. Обо мне скоро все шуты соседних королевств будут слагать песни, подумала Анна Роза. Последний и самый любимый ее жених вдруг бросился со всех ног, прельщенный предложением дяди, свататься к Марии Лусии, монаршей сестре-близнецу. Мария Лусия была женщиной в возрасте, она была родной сестрой монарха, их рождение отделяло несколько минут. С помощью яда она отправила на тот свет несколько мужей. Она была не только его сестрой, но и правой рукой, его глазами и ушами. Глупо было не только мечтать об этом браке, но и фантазировать, что этот союз будет способствовать богатству и процветанию обеих сторон.

Анна Роза, после такого предательства своего жениха, не прочь была бы посмотреть на траурное шествие с главным героем ее грез в красивом гробу. Но это, на его счастье и на счастье его отца, было ей невыгодно. Служение Господу Богу совершенно не входило в планы Анны Розы. Ей нужны были деньги и власть, и ради этих благ она могла закрыть глаза на любое предательство. В повторное предательство при взаимной выгоде она не верила.

И чем только думает его отец, Генрих! С досадой подумала Анна Роза. Я несколько месяцев назад посылала письмо с подобными объяснениями … что делать. Если бы они поверили мне, то сейчас мы бы были вместе и занимали прочное положение, подобное тому, что у дядюшки с сестрой. Но ах, синица в руках им была не нужна, обязательно и непременно нужен экзотический журавль. Теперь, отлавливая журавля, папа, как бы ваш сын не приказал долго жить!
Генрих был тоже симпатичным мужчиной. Несколько неповоротливым, слишком приличным и приверженным традициям, но тем не менее симпатичным. У него тоже была сестра. Из-за этой влиятельной дамы, возможно, Генрих и был таким несообразительным. Эти семейные интриги сильно удручали Анну Розу. Пусть выбирает, сестра или сын, зло подумала она. В конце концов, старик и сам мог бы на мне жениться, если он так хочет избавиться от сына с помощью мезальянса с Марией Люсией.
Сестру Генриха звали Катарина. Она была очень образованной, изящно изъяснялась и превосходно музицировала. Но возненавидела Анну Розу с первых дней ее появления в своей жизни. Катарина страстно желала, чтобы Анну Розу отправили в монастырь…или чтобы Анну Розу обесчестил какой-нибудь лакей. О последнем Катарина, не стесняясь, поведывала своему любовнику с русскими корнями. Питер, говорила Катарина своему визави, я бы хотела видеть, как Анна Роза пойдет по наклонной плоскости вниз, для этого нужно просто поселить рядом красивого лакея. И тогда сын моего брата Генриха окончательно в ней разочаруется и женится на Марии Лусии. Катарина очень не хотела никакого брака для Анны Розы и всячески расписывала ужасы, как вероятный муж отберет все богатства Анны Розы и присвоит себе. Слишком любезно с ее стороны. Трогательная, нежная, змеиная монаршая забота.
Питер согласно кивал, как китайский болванчик. Он и был болванчиком в руках Катарины. Иногда он с вожделением и скрытой завистью поглядывал на Генриха. Этих взглядов Анна Роза понять не могла, хотя более искушенному дядюшке все было ясно. Детей у этой нелепой пары не было. Вернее, у Катарины был ребенок... она хотела избавиться от него, тоже сослать в монастырь,  так как мечтала о дочери. Но он был еще слишком мал и глуп, поэтому не опасен.
Мария Лусия тем временем жила припеваючи и ни о чем не заботилась, позволяя родственникам удерживать власть в своих руках. Правда, она очень много болтала, и притом настолько много, что удивительно, как дядюшка позволял ей подобное поведение. Ей принадлежит знаменитая фраза, выкрикнутая ею с балкона:

На фоне черни легче править королям. Два короля смышленых - лишь опасность трону.

Бесспорно, Мария Лусия была глупа.  Она бы вышла замуж хоть за козла, тем более недавно прошел слух, что такой человек появился. Звали его Ольгерд, ему было всего двадцать четыре года и он был родом откуда-то из скандинавских стран. Они уже тайно обменялась многозначительными взглядами, гуляя по аллеям дворца. Неизвестно, ограничилось ли дело пылким рукопожатием или нет, но Мария Лусия твердо решила про себя, что лучше молодой козел, чем старый дурак.
Анна Роза чуть не лопнула от злости, потому что действительно, молодой козел лучше старого напыщенного дурака. И еще лучше жить вместе с молодым козлом на деньги напыщенного дурака.

Но в случае такого личного счастья Марии Лусии для Анны Розы был уготован монастырь. Этого, конечно, допустить было никак нельзя. Безусловный сговор дядюшки, Катарины и Марии Лусии был ясен Анне Розе, как божий день.

Отредактировано Ruodhaid (26-12-2019 18:08:05)

0

10

Текст заявки:
Новый год на то и новый, что с его наступлением вновь рождаются мечты, приливают жизненные силы... По крайней мере, у меня так. Это касается и ролевых. И вот я снова на ЛИЛ с всё тем же незакрытым гештальтом. Но теперь я не привязан к сюжетной линии, а просто ищу игрока (или игровую пару), с которым (-ой) мы вместе напишем нашу историю. Найдись, а куда пойдем - не так важно. Сразу скажу: простыни не практикую (читай: не люблю и не умею).

Описание

Биография
Этот высокий красивый мужчина с тёмными глазами, сверкающими насмешкой, окутан какой-то тайной. Риманец баснословно богат, но никто, в сущности, не знает, откуда он явился. Он называл себя князем, и нельзя не верить этому, глядя на величавый поворот головы и благородную осанку этого красивого брюнета. Он предпочитал пить без меры, давал себе свободу и становился необуздан, но никогда не делался грубым и вульгарным, а его странные рассуждения производили неизгладимое впечатления на тех, кто их слышал. Странное он существо, и никто не мог бы сказать, что он потерян для общества, но он держался так обособленно, что никто не мог понять, откуда в его глазах такая странная бесконечная печаль. Он - воплощённая загадочность...
Спросите меня: откуда ты родом? И я задумаюсь, а потом разведу руками: да разве на такой вопрос возможен иной ответ? Спросите меня: кто твои родители? И мой бледный лоб пересечет морщина, и пройдет немало времени, прежде чем я наконец произнесу: неужели только они способны подарить жизнь? Спросите меня: кто ты сам, наконец? И смех мой будет вам горькой наградой: что толку знать это, когда срок вашей жизни истекает, а все вопросы бессмысленны пред Вечностью?
Страны, лица, века. В попытках понять, полюбить, быть может, простить… Напрасно. Мелкие страсти, ограниченные интересы, ничтожные стремления…
Зачем я здесь? Молчание будет вам ответом, и лишь скорбная морщинка пересечёт гладкий лоб. Не знаю… Быть может в попытке убежать от самого себя пришёл я на эту проклятую грехом богатства землю, а может быть в тщетной попытке убить вас? Зачем вам знать мой мотив? Всему своё время, пусть всё идёт своим чередом. Мудрец сказал однажды: «Всему свой час и время всякому делу под Небесами». Вы поймёте, быть может, но не сейчас и не здесь… Развлекайтесь, господа, развлекайтесь! Я же постою в сторонке, потягивая терпкое вино, подобное тому, как пил прокуратор Иудеи в невыносимый день четырнадцатого числа весеннего месяца нисана…
Характер
Нет существа менее импульсивного или более обремененного умыслом, чем я. Верьте или не верьте, как хотите. Вера - такое чувство, которое навязать принуждением нельзя. Если б сказал вам, что я опасный товарищ, что я люблю зло больше, чем добро, что я ненадежный руководитель человека, что бы вы подумали? Но я не притворяюсь, у меня только одна вера! Глубокая и страшная вера! И хуже всего, что она правильна, правильна, как машина мироздания!
Удивительное обаяние, соединённое с поразительным цинизмом, составляет основную черту характера. Что за странное существо - что за странное смешение философии, светскости, чувства и иронии, которые, казалось, вились, как жилки листа, через изменчивый темперамент этой блистательной полутаинственной личности, властной, полужестокой, полуласковой, смотрящей временами на всю жизнь как на вздорную шутку и на людей - как на действующие лицо пошлой забавы. Презрение сквозило на его лице в эти минуты.
«Не заходи за черту…» Сколько раз вы окажетесь способны произнести это, пока слова не превратятся в пустой звук и значение их не растворится в пространстве? А может, до тех пор, пока буквы кредо не впечатаются в душу, в кровь, не проникнут насквозь всё существо?.. Нет? Такое не для вас? Тогда отвернитесь, а ещё лучше – убирайтесь вон. Ваш взгляд, ваш вид, ваш тихий голос претят моему сознанию. Слишком чуждо, чересчур приземлёно. Для меня же не существует ограничений страшнее, чем те, что я сам создал для себя…а их немало. За моей чертою – мрак. Но терять мне нечего. Всё, обретённое мною, - лишь прах. Возможно, со временем и вы осознаете, – хотя бы это.… И при мне всегда моя боль: я не бываю одинок.
…Вы по-прежнему здесь? Вы утомили меня, мне нет до вас никакого дела. Дверь – налево: ступайте.… Отказываетесь уходить? Тогда сядьте, в конце-концов, - доколе будете мельтешить.… Не двигайтесь, прошу, иначе Ваш портрет будет написан Вашей же кровью… Ирония? – нет. Быть может, - угроза? – и это неверно: мое обещание сравнимо с клятвой. Но не подумайте, будто бы клятва касается Вас. Забудьте.
Не смотрите столь укоризненно. Вы страдаете? Мне это безразлично. Вы счастливы? Для меня неважно и это. Свой шанс меня удивить вы упустили давно…но никто не запрещает вам пытаться снова и снова.

Внешность
Высокий величественный мужчина с изящными манерами. Прекрасной формы голова указывала на силу и ум и благородно держалась на плечах, достойных Геркулеса. Лицо было овальное и особенно бледное, что придавало почти огненный блеск его темным глазам, которые имели удивительно обаятельный взгляд веселья и страдания вместе. Самой замечательной чертой его лица был рот: несмотря на безупречно красивый изгиб, он был тверд и решителен и не слишком мал, в спокойном состоянии отражающий горечь, презрение и даже жесткость. Но когда улыбка озаряла его, он выражал - или даже казалось, что выражал - нечто более утонченное, чем страсть. Какой царственный, почти богоподобный вид был у него. А между тем было что-то страшное в его позе, полной вызова и протеста. Темные, печальные, загадочные глаза были полны неутолимой боли, невыразимого раскаяния, невообразимого отчаяния. Слабая улыбка была на его лице, придавая удивительную нежность и почти сверхъестественный свет его красивым мрачным чертам, подернутым тенью вечной скорби.
Зеркала – что за искренние лжецы! Ни одно не отразит истинного облика, и при этом редко какое пыльное стекло усомнится в том, что переданный им образ – единственно верный.
…Длинные пальцы скользят по гладкой льдистой поверхности. Идеально очерченные губы кривятся в усмешке, но темные омуты глаз невозмутимо спокойны. Отражение в отражении зерцала души. Такое хрупкое, такое тонкое.… Взгляд – из-под полуопущенных ресниц – на мрамор под ногами. Рябь в плоскости черно-прозрачного омута. Лезвием блика по шелесту изнанки амальгамы. На каменных плитах алмазными осколками рассыпался звук…
С одной ложью покончено.

Пример вашего поста:

Из старого

Когда взгляд Кроатона стал так поразительно хитер и проницателен, Лючио, пристально наблюдавший за малейшими нюансами реакции своего гостя не мог не улыбнуться. Он понял, что в слишком щедро и свободно сыпал намеками, чтобы и дальше оставаться неузнанным в глазах существа, принадлежащего Вечности. Но это его мало заботило, мало догадаться о сущности, надо еще постараться назвать имя. Назовешь ли ты меня или же предпочтешь и дальше играть в мою игру, - неважно. Пусть твоя догадка останется только лишь догадкой. Риманец видел как это открытие зажгло некое подобие мрачной радости в темных миндалевидных глазах и не смо не улыбнуться, Кроатон сейчас напомнил ему ребенка, которому показали красивую и желанную игрушку, пообещав подарить чуть позже. Вот только поглотить меня у тебя не выйдет, Жнец, как бы ты этого не желал. Когда демон, вот так запросто упомянул архангела, Лючио вздрогнул, как будто его укололи, но ничего не сказал, отмечая реакцию Кроатона на выпитое вино, опускаясь на банкетку, стоящую у стола. Ему было интересна сама реакция бессмертного злого духа на пьянящий благородный напиток. Довольно улыбнувшись, охотно исполнил просьбу повторить, щедро наливая терпкое вино в бокал визави. Кивком головы указал на кровать напротив. – Присядь, а то боюсь, что с непривычки твоя шкурка скоро свалится на пол. – Обаятельно улыбнулся, покачав головой. – Ты принимаешь меня за кого-то, кем я не являюсь, я так понимаю. Нет, Кроатон, я всего лишь человек, куда мне тягаться с твоим умением перемещаться в пространстве. – С видимым сожалением развел руками, всё ещё держа в руках бутылку. Пусть ты догадался, пусть. Но я, связанный словом, буду отвергать любые намеки и попытки заставить явить свою суть. – Если я хочу уехать за сотню километров, мне не обойтись без этих, как ты сказал, коробочек и тележек из железа. – Это сравнение позабавило темноволосого. – Нет, Кроатон, я вынужден отказаться. То, что я сею зло, приводящее порой к смерти, вовсе не означает, что я наслаждаюсь видом гибели людей. – Медленно произнес, со странным отрешенным выражением глядя на демона. – Считается, что творящий зло, должен наслаждаться им, но это отличительная черта человека, по крайней мере в большинстве своём. Но я, как вы уже подметили ранее, есть исключение из правил. Идущий по грани добра и зла не испытывает удовольствия от созерцания мучений человеческих. – Залпом допив вино, налил себе снова. – Теперь твоя очередь говорить тост. За что будем пить, Жнец? - Снова перевел разговор в иное русло, словно желая уйти от болезненной темы.

Из последнего

Всеобщее смятение, нарастающее среди присутствующих заставило их позабыть о досаде по поводу неудавшегося пари. Зато как сияло личико мисс Веббер. Глянув на неё лишь коротко, князь пошёл рядом с семинаристом, двигаясь так, словно для него качки не существовало. Проследовав вместе с Санвитале на палубу, весь путь хранил странное молчание, не характерно длинное для него. А море бушевало всё сильнее. Остановившись практически рядом с перилами, Лючио взглянул сначала за борт, потом уже на спутника. Странная мечтательная улыбка осветила его лицо.
– Помните, что именно на этом месте мы познакомились? – Немного помедлив, ласково произнес. – Именно здесь я предложил тебе, Габриэлле Санвитале, свою дружбу. Дружбу, которую ты поостерегся принять тогда.  Думал ли ты, что придется окончить свои дни вот так, Габриэлле? – Корабль снова тряхнуло, треск досок возвестил о начале конца, но Риманец, сделавший шаг и вставший прямо перед семинаристом, был странно спокоен. – Боитесь ли вы смерти? – Неожиданно спросил, пристально глядя на юношу. Сквозь неистовый рев моря до слуха молодого итальянца донеслись крики запертых в помещениях пассажиров. – О, не беспокойтесь о других! – Равнодушно обронил. – Они обречены понести наказание за тупое равнодушие, за сластолюбие, за насмешку над Творцом! И они понесут его, говорю вам! – Почти бешеным движением Риманец повернулся в сторону большой волны, стремительно приближающейся к лайнеру. Ещё мгновение, и команду корабля смыло с палубы, а крики во внутренних помещениях стихли, уступив место страшной в своем смысле тишине. Каким чудом Габриэлле удержался на палубе, не отправившись вслед за командой, он не знал, но факт оставался фактом. Князя же не было более перед ним.

Отредактировано Княже (17-01-2020 09:19:40)

0

11

Текст заявки: Это из серии чего хочу не знаю, но чего-то хочу, главное чтобы было с кем. Честно сказать смотрю на пару форумов, но один не пойду. Не хочу... Разыскиваю соигрока, которой будет нужен мужчина, готовый ради нее и в огонь, и воду (да, я такой) Спасение прекрасных дам мой конек. Джен не настроен играть от слова совсем. Хочу гет (или слэш? Почему бы и да) Предпочитаю вести любовную линию и перемешивать ее с приключениями на двоих (а может и целой кучей, если нам захочется присоединиться к другим игрокам. Я только за!) Мне нравится душевность.....
Я устал быть один и потому единственная просьба, раз мы начали играть не бросайте меня одного, потому что мне придется уйти с проекта. Увы, я так не могу...

Смотрите какой мужчина, да еще свободный, берите пока горячий, как пирожок!

1) Форум с рисованными внешностями. Реальное время. Ищу своему потенциальному агенту напарницу или напарника-любовника, с которым мы затусим. Это должен быть молодой персонаж, точно младше моего лет так на десять (моему лет тридцать + пару годков может) Мне нравится разница в возрасте. Будем считать, что это мой фитиш. Мой персонаж может "натаскивать" вашего, который совсем недавно закончил обучение (или находится на стадии выпуска). Главное чтобы ваш персонаж был душкой и тем, кто может умом, а не силой. Скорей всего у моего персонажа будут некие особенности во внешности, например маска, которую он носит скрывая шрамы. (у меня серьезный заскок на одном фендоме и я стараюсь элементы вытянуть оттуда) К тому же я привык играть брутальных мужиГов. Давайте бухать, приключаться, веселится, любить и т.д и т.п. Внешность на ваш выбор.
P.S если мы будем играть слэш (нужен универсал), то, пожалуйста, не делайте из вашего перса "тетю с органом", потому что тетю я и в гете себе найду.

2) Исторический форум Викторианка Хм...догадываетесь даже какая? Давно около нее хожу, но сомневаюсь все.
В поиске персонажа, которая сыграет роль моей любимой жены, спутницы, даже напарницы. Возможно, преподает в воскресной школе, а может и цветами торгует. Хм, а может торговала, а потом предложили обучать местных детишек грамоте и письму? Неважно. Замужем за местным судьей, но несмотря на строгого мужа, любит совать свой длинный нос куда не следуют. Какой-то уж больно любопытный у нее склад ума, аки у юной мисс Марпл. Стоит где-то совершится преступлению, она уже тут как тут интересуется свидетелями, чем вызывает непонимание у своего благоверного. Ему приходится сдаваться и таскать за собой жинку-картинку. Все же он мужчина, а им иногда не хватает женской хитрости и чуйки, чтобы до конца разобраться в детективном клубке. Предлагаю игру, сосредоточенную на раскрытии преступлений, совместных танцах в местной грязи (потому что мы простолюдины, ага) и милым, любовным эпизодам, где я буду дарить вам цветочки/веночки/подарочки, ходить под ручку или заведу в сад где мы посидим на лавочке под луной.
- "Почему ты мешаешься под ногами?
- "Я не мешаю, я помогаю"
Внешность на ваш выбор. Главное только не из старых исторических или антуражных фильмов (не раньше 2003 г.), а то у меня случится диссонанс

Наличие птицы-тройки.... Пишу с ней, вы - на ваш выбор. Третье лицо (обязательно, потому что первое я не воспринимаю). Посты от 4к сиволов до.... Хочу того же от соигрока. Скорость...раз в день, раз в три дня, максимум - пять. Если вы пишите посты раз в неделю - это не ко мне. Я остыну к игре мгновенно.
Хочу общаться через vk или телегу, где мы будем обсуждать игру и тусоваться. Приходи, моя дорогая(ой), и я смогу подарить тебе увлекательную игру.

Пример вашего поста:

Свежатинка, из лс. Последние месяцы я тусуюсь только там, потому конкретно с форумов ничего нет

"Пойти? Куда?" подумал про себя Фредерик бегая глазами по девушке и замечая в ее взгляде испуг. Точно отказчица, иначе бы она так не переживала и голос бы у нее точно был другой, более спокойный, а не такой нервный. "Никуда вы не пойдете, мисс" Бобби протянул руку и уложил ее на плечо девушке, сжав его своими длинными пальцами, в белоснежных перчатках. Суставы у него были жилистые, крепкие, такими пальцами только шею ломать.
- Вы совсем забыли о правилах нашего города. - слегка приподняв брови Фредерик покачал головой, укладывая на левую сторону груди свободную руку - Но я помогу им вам вспомнить.
Его улыбка была вроде бы открытой, но искусственной и казалась жутковатой. Он немного наклонился вперед и потянул девушку на себя, заставляя замереть на одном месте.
- Я знаю о том, что вы прибыли в наш скромный городишко, чтобы взять у местных жителей интервью для лондонской газеты. Мне об этом уже сообщили и попросили сопроводить вас. Я присмотрю за тем, чтобы вы не попали в неприятности.
Ну просто само дружелюбие отражалось в глаза констебля Лейтона, хотя, с левой стороны у него моталась дубинка, а с правой - блестели наручники. Девушке очень повезло, что сейчас была не ночь и она не напоролась в темноте на своего спасителя, иначе бы получила от него по лбу и навсегда бы осталась здесь, где-нибудь в подворотне и крысы бы растащили ее тело на мелкие кусочки.
- Вы можете поговорить со мной. Я уполномочен ответить на все ваши вопросы, мисс... - Фредерик сделал остановку, rкоснувшись пальцем своего подбородка и поглядел куда-то вверх, словно задумался ведь незнакомка даже не представилась ему. Ни ее имени, ни фамилии он не знал. Да и ему даже об этом ничего не сообщили. Выпрямившись, мужчина хохотнул и упер ладони в бока и снова стал казаться недосягаемым из-за своего высокого роста.
- Да неважно. - щелкнув пальцами констебль хитро скривил рот - Я проведу вас экскурсию по городу и все расскажу о нем, чтобы вы знали, что у нас здесь самое великолепное место, которое можно встретить. Пойдемте, пойдемте
Настойчиво уложив вновь свою руку, но уже на другое плечо милой даме, Фредерик повел ее за собой, обхватывая покрепче и немного прижимая к своему боку. Не вырвется, просто не сможет, потому что не хватит духу, а если и хватит, то Лейтон сломает ей ногу ударом колена.
Они направились по улице, а по пути им попадались случайные прохожие, вышагивающие по дороге так, словно они были все невероятно счастливы. Высоко размахивая локтями мужчины и женщины бродили около домов, спешили по своим делам и в глазах каждого отражалась только радость и эйфория. Фредерик давно не беседовал с кем-то, кого он мог бы назвать новичком в Веллингтоне, потому новенькое личико среди давно знакомых, всколыхнуло у него определенный интерес. Девушка была красивой. Ее светлые волосы аккуратно обрамляли ее лицо, с аккуратным носиком и аристократическими губами. Подобных женщин Лейтон видел последнее время только на плакатах. Не знай о что она журналистка, он бы подумал, что она актриса или певица. Интересно, по мимо писательских навыков, у нее не будет певческих? Мечтательно вздохнул Фредерик, ведя девушку, смотрел вперед себя, только иногда косился один глазом в ее сторону, даже не замечая насколько это страшно смотрится со стороны.
- Номинально наш город делиться на несколько островов, каждый из которых по-своему важен. Сейчас мы находимся в деревне Хэмптон. У нас тут проживает большинство жителей, которые всегда вам помогут, если возникнут проблемы. Добрых суток, сэр - помахав рукой идущему на встречу незнакомому мужчине в белой маске констебль Лейтон продолжил - Видите?
Незнакомец помахал в ответ и улыбнулся, ответив тоже самое. Среди людей не было ни одного подростка или ребенка. Встречались только женщины и мужчины. Детского смеха тоже не было слышно, хотя, в одном из дворов, мимо которых проходил бобби, качалась на каруселях какая-то пара. За все это время, как только жители начали принимать радостин не было рождено ни одного ребенка, а с того времени прошло уже одиннадцать лет. Лейтон умолчал, о том, что у них нет пожарной команды в городе, нет общей медицины, кроме, пожалуй, докторов, и нет особо никаких экстренных служб, способных сделать хоть что-нибудь, если случится, например, пожар. Бобби рассказывал только то, что ему было позволено донести до чужих ушей, умалчивал разве что некоторые моменты, которые были слишком уж вызывающими, например о том, что недовольные в городе просто не выживали.
- У нас нету статистики преступлений, потому что они не совершаются и все благодаря этому чуду - Фредерик замер около одной из будок с радостином. Похожа на телефонную, но внутри нее виднелись разноцветные цилиндры с капсулами.
- Хотите попробовать? Вы не пожалеете об этом мисс - наконец-то мужчина разжал плечо девушки, возможно, даже синяков ей такой крепкой хваткой мог наставить.  Дернув за ручку Фредерик открыл дверь и указал журналистке обоими руками вперед, как бы намекая войти внутрь.
- Можете выбрать. У нас есть шоколад, ваниль и клубника. - перечислил мужчина тихо хихикая и загибая пальцы, как бы считая сколько всего вкусов. Он сам употреблял только ежевику, потому что она была положена ему по статусу и роду деятельности. Все бобби ее употребляли, потому что она сохраняла разум и не давала забыть о том, что было вчера и даже неделю назад, правда Фред не помнил ничего, что было до того, как он стал полицейским. Вытянув из кармашка на груди капсулу радостина бобби отправил ее в рот, довольно зажмурившись. Мир опять заиграл новыми красками, стал ярче четче. Волосы девушки показались ему ослепительным солнечным светом, а глаза...он в них просто утонул. Он не позволит ей умереть! Он не даст ее в обиду. Он знает как поступить, чтобы она ничего не рассказала, Фредерик заберет ее себе домой и оставит у себя. Он облокотился об край двери и специально встал прямо посередине, заградив выход из будки.
- Возьмите вашу радость, мисс.

Отредактировано Aleander (17-01-2020 12:58:36)

+1

12

Текст заявки:

♬ OST Motherless Brooklyn — Woman in blue для вдохновения
Буквально вчера посмотрела потрясающий фильм "Сиротский Бруклин", с Эдвардом Нортоном в главной роли — он же написал сценарий и выступил режиссёром. Атмосфера мрачных серых пятидесятых Нью-Йорка, мелодичный, угнетающий блюз, пары дыма, надвигающееся ощущение катастрофы, приближающийся индустриальный бум, расовая сегрегация, ушлые пинкертоны, продажные полицейские, детективы в подтяжках, шляпах и с трубками — и всё это сдобрено щедрой порцией нуара. В общем, мой внутренний эстет остался в оргазмах, а запутанный сюжет, где переплетаются судьбы не только простых и власть имущих людей, но и судьбы целых районов и городов, был воспринят "на ура".
А ещё я влюбилась в Гугу Мбата-Роу и в её персонажа, верящего в идеалы и сражающегося за счастье других людей. Ну и, конечно же, в персонажа Нортона.
Я не до конца понимаю, как именно описать свою задумку... мне хочется сыграть по мотивам фильма, сыграть в том же сеттинге, однако сделать упор не на реализм и достоверную историчность (но оставить пятидесятые, то есть телефонные будки и автоматы), а сделать упор на магическую линию. Скорее всего, только маги и останутся, но кто знает. В общем, ищу партнёра, пожалуйста-пожалуйста, возьмите Нортона, просто посмотрите на него в этом фильме

+

https://pmcvariety.files.wordpress.com/2019/08/motherless-brooklyn.jpg
http://www.media4.hw-static.com/media/2019/08/motherlessbrooklyn_t_cms-638x425.jpg

Ну и, соответственно, очень попрошу оставить профессию детектива. От себя обещаю посты в третьем лице прошедшем времени, идеи, материал на вдохновение, обсуждение и просто любовь к играемой истории.
Пример вашего поста:

Пример поста

Когда предложение канцлера ван Дайка поступило в первый раз, Герда ответила строгим и категоричным «никогда». На второй раз ван Дайк заявился в компании престарелого фон Крошценбурга, генерал-адмирала в отставке, угасающего на глазах — его некогда зоркие орлиные глаза подёрнулись плёнкой, и он чуть ли не рыдал, ощупывая её пальцы и лицо, узнавая в незнакомке болезненную девочку своей обожаемой Люсинды, за которую фон Крошценбург был готов и себе перерезать глотку серебряным клинком. Ответ Герды не изменился, но присутствие старого друга и соратника заставило смягчить формулировку.

На третий раз ван Дайк прислал вместо себя амбициозного и молодого подчинённого секретной службы, предателя родины и своего шпиона. Им оказался вампир дурной крови, простолюдин, но колено перед Гердой он преклонил, и сухо, кратко и без лишних украшательств изложил суть дела. Показал документ с подписями и печатями, чётко обрисовал план, утаив бóльшую часть деталей. И, наконец, прибегнул к последнему аргументу: отдал ей измятый желтоватый конверт, побывавший и в ледяных водах реки, и в зловонных сточных канавах портового Риттерсбурга. Герда с презрением изогнула линию губ, но железной пилкой вскрыла конверт — у неё оставался осыпанный турмалинами нож, но, за годы изгнания, она приучилась пользоваться оставшейся роскошью по случаю, и визит мальчонки таковым не считала. Выпавший рубин рассеял последние её сомнения — ван Дайк был настроен серьёзно. Почерневший камень сгнивал изнутри, как угасала и вся династия Лембергсов, прерывающаяся на Герде; режущие изгибы цепочки пытались извивались змеями в пальцах, почуяв родную кровь. Герда отослала шпиона и пообещала дать ответ ван Дайку к утру, но письмо сочинила в ночи.
«Да будет так», подписала она багряными чернилами пергамент в угле, «я согласна».

Герды не было в столице слишком долго. Сто пятьдесят лет тому назад она не жаловала Лембергсбург, с его разветвлёнными каналами и разводными мостами; эти ржавые и нелепые конструкции, скрипящие и осыпающиеся крошкой меди. Бедняки быстро расселились по всплывающим кучкам островков, надстраивали лачужки ульями, крыша на крыше и окно в окно; втыкали сваи и винтовой лестницей вокруг нанизывали жалкие домишки. Богачи же заставляли магов устанавливать железобетонные конструкции в глубины булькающих болотистых вод, сверху настилали камень, и только после начиналось само строительство дворцов. Герда всегда тяготилась туманистой погодой и стремилась к Башне магов, к Зеркальным озёрам, но долг не позволял учению превалировать над обязанностями. Ей бы хотелось жить наверху, в одном из дирижаблей, но и этого мать не позволяла — они не военные и не преступники.

Странно было вспоминать прошлое, странно было вспоминать и мать — она призрачной ладонью касалась щеки Герды, витала сгустком наказов и запретов рядом, но сама, обесчещенная, разорванная по кусочкам, сожжённая дотла, покоилась в никому неизвестных трясинах. Бесславная смерть для монарха — быть забытым.

Герду перевозили в ночи. Порталы как возможность отмели — отзеркаливание привело бы к немедленной тревоге. Любой порядочный маг-пограничник не пропустил бы такой трюк, а вот бумагу, утверждающую приезд высокопоставленной персоны, немедленно бы передал королевскому ведомству.
Они вошли в сырой промозглый туман, который кутал их лимонным смогом — приходилось прикрывать рот и нос платками, таким ядовитым и болезненным был он на вкус. Примеси железа, соли и торфа в нём отравляли и душу, он был пропитан горечью и безнадёжностью эльвардцев.

С ней отправили Магдалин, приносившую присягу дрожащим, срывающимся голосочком. Магдалин помогала хозяйке принимать ванну, окутываться в одежды, надевать колье и закреплять ржавую корону — венец не сидел влитым, норовил сползти.
А теперь его собирались у Герды отнять. 

— Уберите руки, — она без опаски перехватила протез Феликса фон Моритца у кисти, но заклинание не стала применять, пока не стала, — и не заставляйте меня расплавлять столь изумительный сплав. Это настоящее произведение искусства.
Герда не помнила Феликса, а, может, постаралась забыть, как и Люсинду. Она не обращала внимание на тех, кто обеспечивал её безопасностей из-за дверей и в тени — в конце концов, значение имело лишь то, что они не справились, как не справился и Феликс. Гёделе хотя бы оставалась с ней в поездках рядом, покинула позже, оставалась посредником между Гердой и миром.
— Вы не гарант моей сохранности, а корона — да.

Магдалин поспешно ретировалась из клубов молочной завесы. Тёмный шерстяной плащ скрывал её высокую, вытянутую фигуру, и заострённые уши.
— Её Величество Ирменгарда, герр Моритц, не может снять венец. Мы полагаем — граф ван Дайк полагает — что некоторым противникам стало известно... о наших планах. И посоветовал заняться магической защитой. Я Магдалин, компаньонка Её Величества... Ирменгарды, — неловко представилась она.

Герда сошла на баржу. Лодка просела под тяжестью не будущей королевы, но веса её костюма — под плащом из сукна таились переплетения из живого металла, золота и стали. Тончайшие цепочки формировали каскады из водопадов, оцепляли шею, преобразовывались в изысканные цветочные медальоны, символику Лембергсов. Весила такая конструкция около шестидесяти футов, но Герда не жаловалась.
— Сделайте крюк и остановитесь у Машегге. У меня там дела.

Заброшенный чёрный замок, Машегге когда-то использовался в качестве тюрьмы. Сейчас же туда сбрасывали трупы и сжигали на закате, а по утру ветер разносил пепел и гарь — стены и мокрые камни пропитались этой смесью и гнили изнутри. Иронично, но вокруг Машегге разрослись роскошные кусты роз, хризантем и лилий.
— Мы не можем высадиться у Машегге, Ваше Величество, — вежливо ответил капитан, — его используют анархисты в качестве своей штаб-квартиры.
Королева посмотрела на него не с презрением, но удивлением, перемешанным с детским непониманием.
— Значит пришвартуйтесь там, где людей меньше всего и ночью. Пока не посетим Машегге, встретиться с ван Дайком я не смогу.
Герда не слишком переживала о том, что на встречу с министрами и графами они могут опоздать. Переживала Магдалин — кашлянула в кулак, поспешно набросила капюшон обратно на голову королевы. Капитан посмотрел на Феликса, покачал головой.
— Я могу остановиться у Норггенской заставы, но дальше поведёшь её сам.

+1


Вы здесь » Live Your Life » -Неформат » Поиск партнера для игры


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC