Live Your Life

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » -Неформат » Поиск партнера для игры


Поиск партнера для игры

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

В данной теме действуют Общие правила каталога и Правила раздела «Ищу игрока» (подробнее). Дополнительные правила специально для «Поиска партнёра» указаны ниже.

Заявка в теме оставляется в следующих случаях:
• У вас нет на примете ролевой, но есть желаемые образы и сюжеты для отыгрыша;
• Вы игрок на определённом форуме и ищете партнёра с конкретными предложениями по сюжету.

Конкретика:
• Один пользователь - одна заявка в тематике;
• Один пользователь - не более трёх заявок всего (в трёх разных тематиках);
• "С аккаунта сидят два/три/десять человек" - всё равно одна заявка в тематике;
• Хочется новую заявку - попросите сначала удалить старую (в этой теме с указанием раздела);
• Поиск - только для игроков, ищущих партнёров. Для администраторов и пиарщиков есть "Ищу игрока";
• Пример поста обязателен;
• Анкета или пост по ссылке закрыты для гостей - сообщение удаляется;
• В одном сообщении несколько отдельных заявок на искомых персонажей - каждую под спойлер;
• Заявка очень объёмная и/или в виде крупной таблицы с заливкой цветом - хотя бы часть под спойлер;
• Обновлять/поднимать имеющуюся заявку можно не чаще, чем раз в две недели. Открывать новую после удаления старой - без ограничений;
• Сама по себе заявка находится в теме два месяца, после чего удаляется.

Запреты:
• Повторять заявку раньше, чем по истечении двух недель;
• Пытаться обмануть администрацию путём создания дополнительных аккаунтов;
• Игнорировать шаблон заявки;
• Администраторам - искать акционных персонажей не для себя лично.

Шаблон заявки для поиска партнёра на форум
Код:
[b]Форум:[/b] (ссылка в виде названия)
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Ваш персонаж:[/b] (ссылка на анкету или краткое описание, даже если персонаж канонический)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler] (либо ссылкой на сообщение с указанного форума)
Шаблон заявки для поиска партнёра (без приглашения на форум)
Код:
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler]

+1

2

Форум: State Of Decay (тест, скоро открытие)
Текст заявки: Ты — отец! Хороший или плохой? Наверное, скорее первое. Но кто в этом мире вообще идеален?
Особенно теперь...
У тебя двое детей: старшая, собственно, я; младший сын.
А еще есть внук — мой сын Питер, ему всего год с лишним.
Ты врач (скорее всего терапевт), Национальный парк является твоим основным местом работы. Разбитые коленки бегающих детей, травмы рабочих и прочие прелести жизни — это все твой обычный день. Время от времени ты выезжаешь на вызовы и в отель, что в двадцати минутах езды от парка, с ними подписан контракт, но достаток у нашей семьи сильно средний.
Твой сын не так давно закончил школу, а я родила ребенка, поэтому с тем, чтобы отправить его в колледж возникли некоторые проблемы. Как только Питер подрос, я стала оставлять его с мамой, а сама вернулась на работу. Я экскурсовод в том же Нац. парке, а брата мы пристроили официантом в отель, он откладывает себе на учебу.
Наш мир рушится на глазах, а люди становятся чудовищами. Они больше нас не узнают, а если и так, то в любом случае жаждут сожрать заживо. Справимся ли мы?
Ваш персонаж: Я глухая с трех лет. Могу говорить, слуховой аппарат позволяет различать шум окружающего мира, но на этом все. Моя жизнь не стала хуже, я не чувствую себя изгоем, ведь была такой, сколько себя помню. Вся наша семья прекрасно владеет языком жестов, я без труда читаю по губам, потому проблем в социуме не испытываю. Наш дом был оснащен различными датчиками, которые подавали мне световые сигналы о том, что кто-то звонит в дверь, что кипит чайник, что в детской плачет сын. Но теперь все изменилось, мир рушится на наших глазах, и я точно не тот человек, которые создан для таких условий, тем более с годовалым малышом на руках.
ссылка на заявку
Пример вашего поста:

Пример поста

В квартире пахло отвратительно. Кейт поморщилась, будто не пересекая порог, а прокрадываясь в чье-то логово. Полумрак и ужасная сырость - вот первое, что привлекало внимание. Из гостиной она не видела ванную комнату, но точно была уверена, что дверь там открыта, а вентиляция уже не справляется с паром и расползается по квартире в поисках любых щелей, до того времени оседая испариной на стенах и потолке.
Услышав свое имя, она поджала плечи и опустила глаза, хотя он все еще стоял позади, дверь тихонько хлопнула и щелкнула - словно капкан. Кевин загнал ее в эту ловушку, да и его тоже. Они оба лишь инструменты, которые ее брат тщательно готовит и полирует перед использованием, а однажды выбросит, когда посчитает, что они пришли в непригодность. Как отец.
Мужчина тоже казался ей знакомым, но лишь сейчас, увидев, как он, полный усталости и смирения с неизбежным, плюхается на диван, а его лицо попадает под тусклый свет напольного торшера, она обреченно выдохнула.
- Сержант Петтерсон?
Он сказал, что это коп. Но Кейт даже не задумалась о том, какой именно. Ей хорошо запомнилось имя, его стол стоял рядом с другим сотрудником, что вел дело их отца. Пропуская мимо ушей все вопросы детектива, она постоянно смотрела в сторону и сверлила взглядом пластиковую табличку с фамилией у него на столе. Какой смысл слушать беспочвенные догадки и делать удивленные глаза, когда являешься непосредственным свидетелем убийства?
..."одна из этих", - он сказал это с отвращением, выплюнул в пространство и впервые заставил Кейтлин устыдиться своей природы, пусть на мгновение. По вискам Роя стекал пот, он дышал тяжело и прерывисто, а сердце набатом стучало по ребрам изнутри, оглушая острый слух в пустой тишине помещения.
Он умрем. Так девушка сразу подумала. Не спрашивая разрешения или одобрения, Кейт сняла пальто и бросила на спинку одного из кресел. Приближаясь в окну, она расстегнула пуговицы на рукаве одной рубашке, затем второй, а после и вовсе выправила ее из джинсов. Он плотно задернул шторы, будто его раздражали огни, мелькающие на улице, по крайней мере, ему могло так показаться. Фрок же чуть отодвинула край занавески, чтобы взглянуть на круглое небесное светило, что так кокетливо улыбалось ей сверху и словно вслух отсчитывало время.
Оставаться с новообращенным волком одной было опасно, он не сможет себя контролировать и бросится на любого, кто окажется поблизости. Лишь альфа может усмирить звериный нрав того, кто не в состоянии сделать это сам. Кейт альфой не была и слабо представляла, какого это. Но в эту ночь, она твердо решила, что останется до утра, что бы не случилось. Если Кевин не хочет нести ответственность за свои действия, это должен сделать кто-то другой - как и всегда.
Вновь без разрешения опустившись на кофейный столик перед диваном, девушка выдернула из рук полицейского бутылку и поставила ее на пол, а затем заговорила прежде, чем он успеет начать возражать.
- Мне жаль, что это произошло, и я не собираюсь оправдывать своего брата. Он кусок дерьма, всегда им был, но это не изменяет того факта, что вы можете умереть, Рой. Я вижу, что вам отвратительно мое присутствие и хорошо это понимаю. Однако, если вы не станете меня слушать, если попытаетесь прогнать, то останетесь один. Лишь половина обращенных выживает.

0

3

Форум: Неразлучники

Текст заявки:

из акции

Имя, возраст: Хелис Пепра, 22

Занятие: курьер-сопровождающий эскорт-сервиса ДО «Плоть и кровь»

Описание: Хелис - личность мрачная, нелюдимая и неразговорчивая. Она давно разочаровалась в особенных, этих лживых кусках дерьма, которые не могут хранить верность и держать в узде свои низменные желания. Якобы высшие создания этого мира! Она вдоволь насмотрелась на их пьяные выходки и давно зовет особенных не иначе как неразлучниками. Птичками любви. Большего они и не заслужили. Она давно разочаровалась и в людях, этих пустышках, которым кроме куска кредитов с барского стола ничего в жизни не нужно. И те, и другие - не больше чем грязные и грубые недоноски.
Кто-нибудь мог бы сказать, мол, какое разочарование в ее-то возрасте! И был бы прав, потому что в глубине души она очень светлый и добрый человек, который все еще надеется однажды увидеть мир другим.
От заката и до рассвета Хелис торчит в баре «ПиКа», готовая выполнять свою работу, наблюдает, как нажираются особенные и как насмешливо смотрят на них люди, как подкатывают смелые к красивым и как рекой течет алкоголь. Однажды кто-нибудь поможет ей увидеть прекрасную сторону мира. Может быть.

Как выглядит Хелис*
От себя я хочу сказать, что Хелис мне очень нужна. Потому что Лу будет открывать Хелис прекрасную сторону мира, а Хелис будет своей добротой уравновешивать Лу, в которой желчи столько, что можно отравить весь мир. Лу проиграла желание, и поэтому встала во временную пару с Хелис. Не потому, что проспорила, а потому что была взбешена подобным "желанием" и решила всем доказать, что Хелис очень даже збс как партнёрша и они с ней ещё всем нос утрут. Почему Хелис согласилась? Не знаю, но мне видится, что Хелис была давно влюблена в Лу, чье мировоззрение схоже с ее собственным, только Лу не настолько разочарована в мире и в окружающих ее особенных и людях, но видит пороки и недостатки и тех и других.
Группа крови у Хелис может быть любой, а способность я уже нам выбрала - контроль огня.
Мне хочется раскрыть потенциал этих отношений, чтобы в итоге вышло что-то огромное и прекрасное. Как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло)

Ваш персонаж: анкету можно прочитать, зайдя с профиля читателя.

Пример вашего поста:

Пример поста

Утро не задалось. Луанна потеряла свою любимую подставку для графического планшета, в которой было несколько отверстий для стилусов и даже миниатюрный держатель печенек (мотивация – превыше всего!), и побольше – для стакана с кофе или чаем. Она ненадолго расстроилась, но потом вспомнила, что у нее еще оставалась тушь, а значит, настало время рисовать мрачную чернуху и раздражаться тому, что нельзя увеличить или зеркально отразить изображение. Реальность зла!..
- Учиться затаивать сбитое с толку дыханье небрежным касанием… - Юваль вдохновленно рисовала, ухитрившись изгваздать пальцы, основание и даже тыл ладони тушью. – И не вычислять от себя до тебя расстояние, зная заранее…
- Ты чё с ним делаешь, пацан?! – услышала Лу крик Брока и поняла, что приехал Мика. Только Мика так обращался с своим велосипедом, что у Брока волосы шевелились даже на заднице. Как! Как можно так обращаться со своим велосипедом? Со своим верным железным конем?!
Юваль разделяла в этом взгляды Брока на велосипеды – для них обоих это было больше, чем просто хлеб насущный и способ заработать кредиты – однако относилась к этому проще. В чем-то даже понимала Мику. Это с новеньким дорогущим навороченным великом нужно носиться, как с писаной торбой, и каждая царапинка воспринимается как страшное горе. Но там, где Брок расстраивался, потому что краска была хорошая и дорогая, потому что держатель был действительно классный и радовал глаз, Луанна жалела железо, как будто оно было живое и могло чувствовать.
А что сделаешь старому дряхлому коню, который уже свой, родной, не обидится и не предаст? Расстроишься разве что отвалившемуся колесу, решившему вылететь из материнского гнезда в независимую и самостоятельную жизнь.
И велик Мики ей было жальче всего. Когда-нибудь тот окончательно издохнет, и Лу разрыдается над его хладным трупом. Мика не заслуживал такого преданного и стойкого велосипеда.
- Не резать нечаянно отчаянно-белые руки в своем постоя-янстве… - напевала Луанна. – Забыть сочинять аритмично-синкопные зву… - ее уединение грубо нарушили, - ки…
В беззвучном пространстве, - упрямо закончила она про себя, чтобы подарить мозгу чуть-чуть больше спокойствия от завершенного дела. Она всегда чувствовала этот странный зуд где-то в сознании, если обрывалась на полустрочке – пела ли, читала ли…
- Могу пришпандорить ему вентилятор на руль и зеркальце, чтоб потоки воздуха развевали его прекрасные волосы, а в зеркале он бы разглядывал свой прекрасный макияж, - Юваль хмыкнула и подняла голову. И увидела в руках у Мики подставку для планшета, которую она потеряла утром. Надо же! Та просто валялась на полу!..
Пожалуй, в мастерской было и правда немного… беспорядочно.
- На два месяца могу, - сказала Лу, подтверждая, что да, идея у нее уже есть.
Штука будет бесполезная, но красивая. Сонни, может, в обморок и не грохнется, но завизжит точно. И Мика сейчас тоже завизжит.
- Пятьсот, - и она вытерла полупростуженный нос ладонью, и оставила на нем следы черной туши.

+1

4

Форум: НОЛФ
Текст заявки:

ИМЯ: на выбор.
ВНЕШНОСТЬ: Axel Schreiber (Аксель Шрайбер). Внешность можно изменить в рамках прототипа.
ВОЗРАСТ: примерно 40.

Классический плохой мальчик, чья яркая харизма удивительным образом сочетается с отсутствием тормозов. Нонконформист, нигилист, рокер. Пользуется успехом у девушек, хотя вне своего романтического образа он бывает высокомерным, крайне самолюбивым и нечестным. В целом такое вечное дитя, который даже несмотря на возраст никак не хочет взрослеть, брать на себя ответственность и что-то решать.

Он же: -

Кто: музыкант, рокер. Может даже известный или даже легенда рока СССР с армией поклонников, забитых до отказа стадионов и бесконечных гастролей.

Недвижимость: из недвижимого имущества на ваш выбор. Что касается движимого, то у тебя просто обязан быть шикарный мотоцикл, возможно даже иностранной марки, ну, и гитара! Куда без неё?!

Жизнь: Мы познакомились двадцать лет назад. Тогда я была хорошей и примерной девочкой, ты грозой района. Тебе шёл семнадцатый год, ты плохо учился и должен был через год пойти в армию. Бабушка почти не справлялась с тобой, а родители трудились на стройке в Казахстане. Я влюбилась с первого взгляда, забеременела и сбежала из дома с тобой. Увы, но для тебя важнее собственного ребёнка были наркотики. Ты продал его каким-то богачам потому что тебе немного нехватало на дозу. Что с тобой стало спустя двадвать лет? Каким ты стал? Это решать лишь тебе.

Любит: наркотики, впрочем, не обязательно делать его наркоманом в настоящем. Возможно, были проблемы с алкоголем и наркотиками раньше, но сейчас, как говорится, "завязал".

Предмет гордости: собственная сиятельная персона, слава, поклонники, написанные хиты.

Отношения: Первая любовь, отец ребёнка (которого променял на дозу), что же касается нынешних отношений, см. ниже (↓).

Пожелания на игру: Мне тут подумалось, как было бы здорово если бы мы встретились спустя двадцать лет! Такие же как раньше, но в тоже время не похожие на самих себя в те годы....  Мы бы снова возобновли отношения: он пропадает где-то сутками, она ждёт его дома с котлетками и супчиками, прощает ему обман и измены, потому что очень любит. А он тоже вроде как любит, но ему больше с ней легко и удобно (еда, уют, котлетки, секс) что, в какой-то степени, пользуется всем этим. В общем, хотелось бы отыграть абьюзивные отношения. Финал может быть счастливым или трагичным.

Ваш персонаж:
Нестерова Алиса Олеговна, 36 лет. Родилась в Ленинграде (СССР), в 1980 году в межнациональной семье: мама, преподаватель русского, родом из Анголы, папа коренной ленинградец. С детства она была хорошей девочкой: ходила в музыкальную школу, была старостой класса в обычной школе и училась на одни пятёрки, не доставляя родителям вообще никаких хлопот. Но потом она влюбилась в подростковом возрасте и из-за отсутствия строго контроля со стороны родителей она потеряла голову. Всё пошло по кривой. Экзамены она еле-еле сдала, а в последние два класса Алису не взяли. Да она и сама не могла учиться из-за того что забеременела от того в кого влюбилась. Родителям она боялась что-то сказать и потому сбежала из дома вместе с парнем, оставив им записку: «Простите меня!»

По характеру: довольно смелая, красивая, решительная женщина, которую жизнь изрядно потрепала. В поступках руководствуется не столько рассудком, сколько эмоциями. Получила только среднее образование. Так что интеллектуалкой её не назовёшь. Она не знает ни одного иностранного языка, плохо помнит что они там учили по химии, физике или биологии, не читает книги и не знает как обращаться с компьютером. Вместо этого ей не занимать природной сообразительности и жизненного опыта. Очень сентиментальна и доверчива, особенно когда влюблена.

Внешность Холли Берри (Halle Berry). Военная. Служит на военной базе в Сибири. Младший сержант.

Пример вашего поста:

Текст поста

Прошло достаточно времени, Алиса уже привыкла жить на базе и даже вышел приказ о её официальном назначении: заведующая столовой. Такая должность что не знаешь лучше плакать или радоваться. С одной стороны не повар всё-таки, в подчинении есть несколько человек, самой готовить не надо, составлять меню, контролировать, решать кто что будет делать. Такая себе творческая работа, совсем как у шеф-повара в ресторане.

С другой же стороны когда Алиса увидела кухню этой самой столовой и своими глазами заметила какого размера там крысы, выживающие в самые лютые морозы, захотелось уткнуться в подушку и разрыдаться. Она, собственно, так и сделала: прорыдала всю ночь, потом наутро отпросилась в ближайший населённый пункт, взяла котёнка четырёх месяцев, оборудовала ему домик в отельном углу столовой, выкупала, накормила и вот - одна проблема почти решена.

Дальше была трудная неделя уборки и ремонта столовой. К счастью, проблем с рабочей силой и строительными материалами не было, столовая просто оказалась в таком плачевном состоянии потому что у неё не было хорошего хозяина. Впрочем, ничего нового.

Результатом всех трудов был вкусный обед, отсутствие крыс и похвала начальства. Ну и репутация у Нестеровой, как человека на которого всегда можно повесить любую работу, которую она с энтузиазмом выполнит.

А четырнадцатого октября она как обычно курила вместе с солдатами-срочниками в отдельном углу, который оборудовали позади столовой для тех кто после еды любит покурить. За это время Алиса уже подружилась со многими рядовыми, сержантами и младшими сержантами и несмотря на разницу в возрасте прекрасно находила общий язык с ними. От них она и узнала о спектакле, который заставили поставить капитана Дубова. А поскольку За Сергеем Николаевичем был должок, который он так и не выполнил Алиса со всех ног понеслась к полковнику Матвееву и попросилась помочь Дубову с организацией.

А прямо сейчас она бежала в клуб. Во-первых, дождь, а зонта у неё нет (старый сломался от ветра, а нового пока нет), во-вторых, Алиса помогала на кухне и не заметила как пришло время встречи, в-третьих, ей нужно было произвести хорошее впечатление на Сергея, так как от него зависело получит ли она доступ к важным бумагам или нет.

Товарищ капитан, товарищ прапорщик, - ворвалась она в кабинет и остановилась на пороге с открытой дверью переводя дыхание. — Прошу прощение за опоздание. Я, надеюсь, немного пропустила?

  И она энергично улыбнулась двоим мужчинам.

0

5

Форум: Fire and Blood
Текст заявки:
Небольшой набросок:
-Да постой же ты! Оборотися! Пошто нос от меня воротишь? Уж не люб ли я тебе? – Нежан парень статный и высокий, служивший у Великой княгини дружинником уж пятый год, забавлялся на славу, преградив путь лесному зверьку государыни, пригретому ею по одной ей понятному разумению. Все в этом юродивом было не так да не этак. Вот и сейчас, нет, чтоб испужаться или рассердиться, сжать кулаки да затеять драку, он насупился, сведя к переносице свои рыжие брови, а потом возьми да улыбнись и засмейся. Смехом невеселым, а колючим, что мороз зимний.
-А коли люб, то что ж тогда? На сеновал меня потащишь, где с Мывкой давечи жался? – Вятко скрестил на груди руки и, усмехаясь, посмотрел на Нежана. Знавал он, что дружинник этот ни одной девичьей юбки не пропускает, и дайте срок, рано или поздно, одна из служек княгини прибежит да упадет к ней в ноженьки, просясь не серчать, а выдать ее за Нежана, красноречиво охая, ахая да прижимая ладони мягкие к округлившемуся животу. Спрашивается только, к нему-то он чего пристал как банный лист к срамному месту? – Отойди, окаянный. Не до тебя сейчас. – Вятко попробовал было пройти мимо Нежана, но куда ему? Все равно, что поросю против быка переть.
-А вот и потащу! – пылко выпалил Нежан и тут же сам устыдился сказанного, покраснев и отвернувшись, натягивая шапку по самые брови. Стыдоба-то какая! Ляпнул и не подумал, так уж сильно хотелось увидеть растерянное лицо государенного лекаря, а тот знай себе усмехается и хохочет. Не услышал бы кто. – Дурак ты, Вятко.
-А ты у нас гляжу шибко умной, что ли? Многоль ума надо, чтоб палкой размахивать? – язвительно бросил колдун, хмыкая и откидывая с лица рыжие волосы. Нежан не нашелся, что ответить, но обиды стерпеть не мог, и когда Вятко проходил мимо него, с силой дернул его за космы да так, что парень чуть не повалился наземь. – Совсем ополоумел?!  - выдергивая косу из рук Нежана и недобро так прищуриваясь.
-Я-то в своем уме. А ты-то видать нет. Гляжу на тебя и не пойму: то ли баба, а то ли мужик. – знал Нежан, что не терпит Вятко, когда его с девкой путают, с этого их знакомство и повелось, да вот только не мог сдержаться и не уколоть побольнее. А дальше все по обыденному да попривычному пошло  – Вятко кинулся на Нежана в кулаками, а тот и рад, когда битва из словесной переходит в кулачную.
___________________________________________________________________
Хотелось бы отыграть то, что молодо-зелено и ходит по краю. Полудружбу, полувражду двух совершенно непохожих друг на друга героев, которые в силу определенных жизненных обстоятельств должны будут в конце концов определиться с этим самым "полу-", и либо окончательно стать ненавистны друг другу, либо, напротив, обрести верное и преданное плечо. Я хочу приключений, эмоций, юмора, драмы, потому что она, как хорошая специя, ничего не испортит, и обоюдного увлечения и наслаждения игрой.
Я весьма сговорчив и сам типаж, и идея обсуждаются/изменяются и поддаются корректировкам. Я даже рассматриваю тот вариант, что мир придется по душе, а персонаж "Нежан" нет - тогда поищем иные точки соприкосновений. Я абсолютно не против.
Предупреждаю сразу. Я тот человек, который увлекается при написании поста и может выдать от 5 до 11тыс. Я люблю эмоции, обоснуи, описание каких-то деталей. Я не требую от вас того же, но хотелось бы, чтобы нам обоим было комфортно в игре друг друга. Что же касается частоты отписи, то меня вполне устроит пост-два в неделю. Можно, чаще, но это уж как получится. Реал все же страшный зверь.
Связаться со мной можно или через ЛС здесь или через собственно сам форум. 
Ваш персонаж:

история персонажа

Марьянка была дурой. Юродивой. Телом девка-то вырасти выросла, а как была несмышленышем, так и осталась. Глянешь порой на Марьянку - краса красой. Коса русая длинная, толстая вьется змеей чуть ли не до самых пят, лицо белое, что молочная пенка, грудь мягкая и кажется такой, что под любую мужскую ладонь ладная, ноги стройные, а ноготки на пальцах, словно гладкие камушки на берегу речушки. А вот заговорит и... Дура дурой. Такая ни песню не споет, ни кашу не сварит, ни за дитем малолетним не приглядит. Да и куда ей детя-то? Сама ребенок. Марьянку в деревне любили и не обижали, а она, что теленок доверчивый, льнула ко всем, кто ей ласку даровал, глазищами своими влажными пристально смотрела да хлопала ресницами угольными. Отца Марьянка еще в детстве лишилась, а от матери, больной старухи, много ли помощи? Ей бы самой кто помог лучину поджечь или на печь забраться. Помогали всей деревней. Кто Марьянке да бабке Нежане воды в их хилую избишку на окраине деревни принесет, кто корову многострадальную, с самого утра мычащую, подоит, кто яиц, а кто рыбки, выловленный в речушке-матушке, журчащей в чаще леса, в подарочек на пороге оставит. Жили небогато, но дружно. Бабка Нежана отплачивала своей мудростью и советами, а пока глаза ее окончательно не ослепли, помогала молодым девкам рожать. Всякий знал, кого бабка Нежана примет, тот счастлив и обласкан судьбой будет. Марьянка материнского дара не унаследовала, но тоже всегда рвалась помочь, да и помогала по мере своих силушек - то улыбнется уставшему, то водицы в кружке принесет да так, что половину на себя выльет, то как зальется своим колокольчиковым смехом, что кажись и силы прибавились. Марьянка дурой была, но дурой своей. И всегда всем казалось, что так оно и будет до следующего века: маленькая покосившаяся избёшка, десятка лет не знавшая хорошей мужской руки, вечно мычащая корова, тощие курицы, брехливый пес, бабка Нежана, на руках которой выросла большая часть деревни, да сама Марьянка - веселый ручеек. Но всему приходит конец.
Той весной в деревню приехали парни из соседнего села - кто жену поискать, кто себя показать. Спокойствие тогда из деревни пропало на долго. Отовсюду слышались радостные песни, сменяющиеся девичьим визгом, в котором было не разобрать то ли смеются, то ли рычат девки, вырывая друг другу косы за любого. Громкий хохот не замолкал ни на секунду, а если и вздумывалось ему поутихнуть, то только для того, чтобы разродиться с новой силой. Марьянка чуралась всеобщего веселья. Наблюдался за ним со стороны, сидя на покосившемся крылечке осиротевшей избёшки. Матушку Марьянки зимой похоронили. Не выдержала бабка Нежана студеной зимы, отправилась в теплые объятия мужа, по которому истосковалась. Больше уж не помогут опытные руки молодой девке, не шлепнут сухие пальцы младенца по ниже спины, заставляя разораться громким победоносным криком, не скажет ласковый голос "молодец, милая". Осиротела вместе с Марьянкой вся деревня. Но время лечит. Да и разве можно тосковать, когда в деревне такое веселье и пляски? Марьянка бы и рада была потанцевать, но зашибут же? Куда ей дуре неповоротливой в общий хоровод. Она сама это знала и стыдливо опускала глаза, когда кто из пришлых звал ее с собой. Обычно парни уходили, а этот не ушел. Сел подле Марьянки, вытянул вперед свои ноги длинные и давай всякие глупости в мягкое Марьянкино ушко нашептывать, и до того ловко у него это выходило, что в какой-то момент Марьянке почудилось, что это не он говорит, а она так складно и красиво думает. Ох, рано бабка Нежана оставила свою дочь непутевую. Ей бы сейчас выйти из избы, громко гаркнуть на наглого парня, уже приобнявшего Марьянку за плечи, словно пытаясь укрыть от незлобивого весеннего ветерка. Но нет бабки Нежаны, и головка глупая Марьяны все ниже и ниже клонится к широкой груди парня. Клонится она к нему и на следующий день и пришедший за ним, и тот который будет после... А потом Марьянки не стало. Покинула деревню вместе с парнем, оставив избёшку, мычащую корову, тощих кур и блохастого пса. Корову себе соседка ее забрала, кур - старшой деревни, а блохастого пса кузнец пробовал увести, да тот ему не дался, чуть пальцы все не обгрыз.
Кончилась без Марьянки в деревне весна, прошло лето, а следом за ним и осень с зимой миновали. Опять наступила весна, а следом лето, осень и снова зимушка. На восьмом круговороте, когда вновь в деревню пришла весна и в лесу начала просыпаться жизнь, проснулась она и в обветшалой избе на окраине деревни. Вернулась Марьянка. И не признать ее было! Словно и не Марьянка это, а злобный дух, вселившийся в ее тело. Где длинная, толстая коса, вызывающая столько зависти у соседок? Осталась лишь седина, жидкой россыпью спускающаяся на плечи. Где щеки румяные? Где кожа молочная? Серость только, прячущая под кожей шрамы да синяки. А за тенью Марьянки шальным лесным волчонком бежал худой мальчишка не старше восьми лет от роду. Чумазый, будто бы вываленный в саже, рыжий, словно не от Марьянки родившийся, а из вороньего гнезда выпавший да на самый солнцепёк, тощий, что все косточки пересчитать можно, он скалился, шипел, что дикий зверек, когда к нему подходили. Марьянка ласково звала его "Вятко", и он прижимался к ней, утыкаясь своим сопливым носом в ее тощие колени и обнимал так крепко, что у них обоих хрустели их тонкие косточки. Никого у Вятко дороже матери не было. Да разве и может утенок неразумный любить кого-то больше утки? Положено ли ростку березки тянутся не к березовому стволу, а к осине? Вот только, кроме любви этой, ничего у Марьянки и Вятко больше не было. Даже любви соседской для юродивой Марьянки не осталось. Никто больше не носил ей ни молока, ни яиц, ни рыбки. Соседи старались обходить Марьянку стороной, а щенку ее в след плевали да гневно приговаривали, чтоб злые духи скорее забрали свое отродье. Побаивались: не накликал бы звереныш на них беду костяную, унесшую, как поговаривали, в прошлом году десяток коров из деревни по ту сторону леса. Марьянка на грубости и колкости лишь улыбалась да смотрела на прежде ласковых соседей своим влажным коровьим взглядом, от которого в груди все болезненно сжималось, и торопились соседи отвести взгляд. Вятко ее трижды проклятый по-телячьи не смотрел, зато славно плевался и лез в драку, как только ему давали повод. Однажды вздумалось младшему сынку старейшины, Желану, зло пошутить над юродивой Марьянкой, годившейся ему в матери. Улыбаясь, протянул он ей кувшин, сказав, что от матери это ее подарочек, а когда женщина склонилась ниже, вылил ей на лицо да на голову месиво из порожнего места. Затихло все во дворе, а потом раздался неповторимый крик, то ли птичий, то ли звериный, а когда он стих, поверженный Желан лежал на земле, а на его груди сидел Вятко царапающий, рвущий и разрывающий зубами мягкие уши да щеки младшего сынка старейшины. Вятко тогда едва оттащили. Царапался он знатно. Голосил и кричал так, что у мужиков, держащих его, уши закладывало. Говаривали потом, что, когда Вятко увидел, что Желан сделал, глаза ее блеснули, что у волка в лесной чаще, а стоящая за спиной сына старейшины кадка разлетелась в щепки. Наказали обоих. И Желана, и Вятко. Вот только Желан отделался отцовским подзатыльником, а Вятко выпоротым задом и тремя днями в погребе
Марьянка с того дня еще тише стала. Из дому не выходила, сидела у окна да тоскливо поглядывала перед собой, словно бы и не видя ничего. А ведь было на что посмотреть! Да хоть на Вятко. Мальчишка был диким, строптивым, но любящим. Рано утром убегал Вятко в лес, где собирал в им самим же сплетенное лукошко ягоды и грибы. Спелая земляника давилась и окрашивала дно лукошка своим сладким соком. И ведь не одной ягоды Вятко не ел, пока матушка первая не попробует самую спелую, самую вкусную ягоду. А она не жевала даже. Брала в руку, едва касалась ею губ, да так и замирала, отмирая через несколько мгновений, когда забытая ягода укатывалась под половицу. Вятко не обижался. Некогда ему было обижаться - дел в доме невпроворот. После леса бежал Вятко к лесной речке - ловил рыбу или раков, на что уж сегодня матушка Речка да дедушка Леший были щедры, затем, как уж мог, заделывал в доме щели, мыл помыл, варил какую-никакую, но похлебку, а вечером строгал себе стрелы для лука или сушил, собранные в лесу травы, стараясь не обращать внимания на обступающие его тени, шепчущие страшные байки. С тенями лучше было не разговаривать, хотя разговоры они любили, вот только все они у них были про смерть, про страдания да прочие жути, а на страх у Вятко времени не было. К чему бояться мертвых, когда рядом живые?
Отца Вятко помнил и темные вечерами боялся услышать стук его сапог у двери. Помнил Вятко и грубый голос отца, и жесткую ладонью, и увесистые удары, от которых все в голове звенело. Помнил и крики матери, и боль, льющуюся рекой в избе, в которой уместилось бы несколько таких избенок, в которой они сейчас с матерью жили. Помнил Вятко лицо отца, когда на его глазах в пять лет с перепугу заставил деревянный стул загореться. Отец кричал, тушил пожар и вновь кричал, странной смесью пьяного восторга и радости. Мать тогда не позволила отдать его волхвам. Никого у нее больше не осталось - отец с матерью в сырой земле, любви к мужу казалось и не было никогда, да и где тот славный парень, что шептал ее собственные мысли? Кто этот мужчина, зовущий себя отчего-то ее мужем, Станимиром? Нет, не могла Марьянка отдать своего сына волхвам и осиротеть в третий раз. Ей неразумной муж втолковывал, что нет иного выбора, но заберут Вятко не раньше того, как ему исполнится восемь. Марьянка рыдала, проклинала мужа, клялась, что повесится, но не отдаст свое дитятко. Но Станимир был непреклонен. Вбивал свою волю в Марьянку кулаками, но кто ж знал, что дура Марьянка, юродивая Марьянка, сумеет перехитрить мужа и набраться храбрости, чтобы, пока он спит мертвецким сном, сбежать из дому вместе с сыном за несколько месяцев до страшной даты. Долго бежали. Тяжко. Да и с тех пор Вятко жил словно в вечном бегу. Стоило ветке за его спиной хрустнуть, ставням удариться на ветру, собаке брехливой завыть, он тут же прижимался к земле, готовый бежать... Откуда ж ему было знать, что в ту ночь, изба его отца загорелась от непогашенной лучины, и их троих сочли мертвыми.
Время шло, и Вятко рос, и все больше лес казался ему приятнее и роднее деревни. Ели радовались ему, принимая в свои колючие объятия, высокая трава не резала босых ног, дедушка Леший подсказывал поляны получше, где грибов и ягод хватило бы на сотню таких Вяток. делился дедушка шепотом и другими премудростями: порой идет Вятко по лесу голова болит жутко или живот так сводит, что мочи нет, а тут раз под руку и кустик тянется или цветок какой за ногу хватается. Ну как не послушать леса? Как не внять совету-то? Так Вятко и учился. То, что другие узнавали от мудрых мужей, Вятко сам познавал крохотными шажками. Один удачный отвар шел после трех скверных. И постепенно росли на стенах избы пучки трав, словно бы прорастающие между бревен. Руки и голос Вятко тоже ему помогали заживить ссадины на на коленках ребятни, носящейся по лесу, успокоить боль и унять душивший мать кашель. Старался Вятко для матери, но есть вещи, которые непосильно исправить.
Когда Вятке исполнилось двенадцать он перестал собирать ягоды да грибы в лукошко. Не для кого стало - умерла матушка, истлела. Изнутри. От того, что погасла ее душевная лучина. Один одинешенек остался Вятко. В деревне его уже ничто не держало, а уйти-то все равно было боязно. Да и некуда, кроме леса-то. Вот и уходил он рано утречком в лес, а возвращался далеко затемно, чем еще сильнее разжигал страх в сердцах соседей. Кому как не бесу окаянному по лесам-то ночью ошиваться?! Вятко не слушал, но и обид не прощал. Дрался, коли так было нужно, и не смотрел лупит сынка ли старшего по деревне или отпрыска кузнеца. Вятко не был широк в плечах. Худой и высокий, он был что хворостина, а волосы свои рыжие отросшие, что у девки, заплетал, как и мать, в тугую косу - верил, что в них его сила, не дающая согнуться, сдаться, когда весь мир словно держит на кончике остроги, загоняя в тиски, будто дикого зверя. Вятко били, кричали в след, плевали да так, что порой вязкая слюна застревала в волосах, а если он давал отпор и побеждал, то в следующий раз били еще сильнее, пока он не принимался плеваться кровью.
Неизвестно, что победило бы в итоге – упрямство Вятко или злость соседей, что выживали мальчишку, мозолившего им глаза, что чирей на самом кончике носа, если бы не случилось то, что случилось... Вятко летел на лыжах легко и быстро. Он знал лесные тропы, а они знали его, вот и вились послушно под ногами, обводя коряги да припорошенные снегом пни. Хорошо зимой было в лесу. Привольно. Да так, что Вятко хотелось кричать. И только он собрался было закричать, как истошный вопль вырвался из чужой груди и разбил собой тишину вечернего леса. Вопила девчонка. Вятко, упросив дедушку Лешего помочь ему, кинулся на крик. В сугробе лежала Белена - жена Желана - и громко орала. Огромный ее живот дрожал, а из-под меховой юбки струилась кровь. Никак рожать собралась! Вот дура-то! Ей бы дома сидеть поближе к баньке, а ее в лес погнало. Девка глупая. Сплюнув в сердцах, Вятко подхватил орущую девку под руки и потащил к своей любимице ели. До деревни не успели бы. Сестрица ель отвела свои раскатистые ветви в стороны, пропуская их внутрь под свой зеленый шатер. Спроси, кто Вятко, что было потом, он бы и не разумел ничего. Как во сне все было.  Очнулись оба - что он, что Белена - когда на руках Вятко завопил ребенок. Громко и требовательно верещала новая жизнь. Вот славно бы было вернись они сейчас в деревню втроем. Все бы простили его за то, за что и не должно было прощать, посчитали бы героем, дали бы испить медовухи из сокровенных запасов. Слышь Белена... Но Белена не слышала. Разомкнулись мутные очи от детского крика и тут же сомкнулись. Но грудь ее вздымалось. Рвано и медленно, будто прощаясь. Скинув с себя полушубок и закутав в него девку, Вятко крепко укутал ребенка в свою теплую рубаху и побежал вместе с ним в деревню. Никогда он еще так быстро не бежал на своих лыжах. За его спиной, словно бы выросли два крыла. Только бы успеть. Холодный воздух вспарывал кожу, снежинки резали веки, а он все бежал. Нет, летел. Успеть бы...
Ребенка на руки приняла мать Желана, что пьяным продавливал перину, так что за невесткой отправился сам свекр. Не чувствующий усталости Вятко показывал дорогу. Потом еще скажут: а разве духи да бесы чувствуют усталость, коль поживились молоденькой душой? Наелся, вот и бежал неутолимо, злыдень. Белену они нашли живой. Вместо со старшим деревни Вятко доставил ее до дому, где перед ним закрыли дверь, ни сказав ни доброго слова, ни дав и глотка медовухи. Ну и черт с ними... Обида душила, давила на грудь и сдавливала шею. Хотелось разрыдаться как в детстве, вот только как в детстве не было колен, в которые можно было бы упереться. Вятко вернулся домой, в промерзлую избу, и усталость наконец нагнала его. Без сил он рухнул на постель в одежде и провалился в сон, так его и выволокли на улицу следующим вечером - в тонкой рубашке да штанах. Сапоги потеряли пока волокли по полу, будя ударами об углы. Хотел быть героем? Думал угостят медовухой? Ха! Не делай людям добра, не получишь и зла... Пока Вятко спал, Белена охладела, да так, что ее уже было не согреть ни полушубком, ни теплой рубахой, ни костерком. Померла еще к обеду. А сынок жив остался. Вот только хорошо это или плохо тяжко сказать. Так он голосил, чувствуя утрату невозвратную, что бабка его решила, что видать лесной дух в него вселился по злому наговору Вятко.
Первый брошенный ледяной булыжник рассек Вятко бровь, второй чуть было не раскроил висок, третий болью отозвался в груди. Его называли убийцей, клеймили чернокнижником, и ничего что ни одной книги в руках отроду не держал, бесом и окаянным. Начали припоминать, что и коровы в последнее время больны и куры хередеют, да и детки и у всех приболели. Уж не происки ли это злых духов? Вятко кричал, что есть сил, но его не слышали, долго споря о том: пытать его раскаленным гвоздем или водой? Неожиданно кто-то крикнул: а не княже ль решать, что делать с колдуном, изводящим деревню? Вятко похолодел. Вдруг вся спесь и гордость его разом покинули, и стало видно, что он лишь мальчишка семнадцати зим.
-Нелюди вы! Не желал я вам никогда зла! – до этого дня. – Да пропадите вы все пропадом! - и словно вторя его голосу вспыхнуло крыльцо дома старшина. Взревели люди. Какой там князь?! Сами разберутся, чай не маленькие. Связали Вятко да потащили в лес, к речушке испытывать... Помер бы небось, да бывают еще чудеса на свете. Храни тебя Мать Земля, великая княгиня Рогнеда.

Пример вашего поста: [10.01.3300] В омут с головой

Отредактировано чайка Флетчер (21-04-2019 14:50:20)

0

6

Текст заявки: Ищу игрока на роль воспитателя для новорожденного сына. Есть вариант стать не воспитателем, а женихом прекрасной семнадцатилетней принцессы Антуанетты-Лусии, ожидающей коронации. Есть вариант взять роль тайного любовника Анны Марии, но только как NPC. В посте не прописан характер соигрока, все обсуждаемо.  Если Вас заинтересует сюжет, все подробно опишу в ЛС. От себя обещаю не пропадать, если сыграемся, пришлю ватсап. Посты пишу быстро, могу писать как NPC.
Пример вашего поста:

Пример поста

Анна Мария, безусловно, была волевой женщиной. Вступая в должность регента у молодой принцессы, будущей королевы, она прежде всего осведомилась, полна ли казна,  все ли готово к церемонии коронации.
Генрих не заплатил за марварийскую лошадку, которую уже предусмотрительно перевез в свою конюшню.-размышляла Анна Мария-  Генрих был хранителем королевской печати. - Не нравится мне этот человек, последнее время он ведет себя нечестно…  После коронации я и вовсе не получу этих денег, а такая кобылка дорого стоит, хмурилась регентша. Расход на церемонию был огромен, туда входил праздничный фейерверк по случаю коронации,  пожертвование на храм, торжественный парад в честь юной королевы и праздничный обед. Украшение всей страны цветами и гирляндами, в целом, хлопот было достаточно много. 
Престарелая мать Анны Марии задолжала ей так же некоторую сумму денег, которую не торопилась выплачивать. Сумма была значительная. Недавно Анна Мария узнала, что ее мать тайно общается с Генрихом. Более того, она узнала и о том, что ему была выплачена , из королевской казны, как раз та сумма, что должна была быть предназначена для коронации. Самое обидное, что на тот момент я никому не была должна, -скорбно подумала Анна Мария. -Это несправедливо,- решила регент.- Нужно написать дяде и попросить у него помощи. Генрих точно так же не вызывал у него симпатии, как с недавних пор он не вызывал симпатии у Анны Марии.
Власть научит разбираться в людях, - усмехнулась Анна Мария. В зал зашел Артур, это был молодой мужчина в военной форме.
Артур, я дарю Вам лошадь, которую забрал Генрих. Можете отправить к нему в конюшню людей и перевести лошадку к себе. Нет нет, не стоит благодарностей. Я делаю это совершенно бескорыстно. Кроме того, все Ваши расходы, связанные с праздником,  я беру на себя.-
Артур хотел выразить благодарность, но регент остановила его величественным жестом : Бог отблагодарит, Артур. За Вашу верность короне мне ничего не жалко. Можете подать бедным от моего имени. -И Анна Мария протянула мужчине горсть золотых монет.
Я хочу посоветоваться с Вами, - добавила регент шепотом. Как Вы думаете, мой дядя Джон, герцог, сможет ли быть достойным воспитателем нашему новорожденному сыну? -Эти слова она произнесла еле слышно. И у стен были уши. Женщине не хотелось, чтобы кто-либо узнал, что младший ребенок зачат вне брака от ее связи с человеком, в котором не текла королевская кровь.
Молоденькая принцесса Антуанетта Лусия , в отличии от своего младшего братика была чистокровной, красивой девушкой. Ее отец, король, был очень слаб, он лежал в постели, будучи в беспамятстве. При первом проблеске сознания Анне Марии удалось получить от него подпись, где он отказывался от короны в пользу своей старшей дочери Антуанетты- Лусии.
Регентами будем я и Артур. Дядя поддержит наш союз,- подумала Анна Мария. И женщина удовлетворенно села за письменный стол писать письмо, в котором просила герцога оказать поддержку короне в пользу Антуанетты Лусии. В этом же письме она высказала пожелание, что их встречи станут более частыми.
Решение было верным. Герцог был надежным союзником . Такому человеку не стыдно было и в брак с молоденькой королевой вступить. Разумеется, если Антуанетта-Лусия будет не против брака с человеком намного старше себя.

Отредактировано Ruodhaid (06-04-2019 14:13:04)

0

7

Форум: http://thebreakdown.ru
Текст заявки:


Nathan John Feuerstein (NF)

имя на выбор, фамилия Веллер, 17-19
студент/школьник старших классов/ криминал (?) х способность на выбор х принадлежность (на выбор)
последний родной человек - причина чрезмерной опеки и переживаний

Мы с тобой встретились глубокой ночью в полицейском участке в другом штате, когда я приехала после звонка дежурного офицера. Вы с семьей попали в аварию, но выжил только ты - сын брата моего отца. Вы жили в другом штате и из-за этого мы редко виделись, может, раз в полгода примерно. Я мало что знаю о тебе и твоей жизни в целом, но мы друг у друга последние родные люди.
Опеку я получила быстро, но на самом деле, я понятия не имею, что с ней и с тобой делать. Не смотря на то, что я психотерапевт, воспитывать практически взрослого человека - для меня в новинку. А ты кажется видишь во мне ответы на все вопросы и решение всех проблем, которые есть и могут быть.
Особенно сейчас, когда весь твой мир разлетелся на мелкие осколки. Так же, как шесть лет назад мой. Я пытаюсь не дать тебе закрыться в себе, настаиваю на психотерапии, но ты отказываешься идти к кому -либо, кроме меня, а я в свою очередь не могу быть для тебя психотерапевтом.

С тех пор, как ты познакомился с  Роем, ты очень сблизился с ним, и меня это чертовски беспокоит. Я приняла то, кто такой Дигнам и чем он занимается, но я совершенно не хочу, чтобы ты влип в криминальную жизнь города, и кажется перегибаю из-за этого с переживанием и контролем тебя, что совершенно не нравится парню, считающему, что он уже достаточно взрослый, чтобы принимать самостоятельные решения.
Мы стали все чаще ссориться и всего моего опыта терапевта не хватает, чтобы между нами все было хорошо и ты прислушался к моим словам.


Имя (кроме фамилии), способность, занятость, принадлежность, как и характер - все на ваш выбор, главное, чтобы вам было комфортно. Внешность тоже можно сменить, обсудив со мной заранее ( но вообще, вы посмотрите какой он классный), но я лояльно отношусь к предлагаемым вариантам)
Хотелось бы, чтобы вы не пропали молча, имели желание развивать персонажа. Я в свою очередь обещаю и сюжеты, и много эпизодов. Скучно точно не будет. Особенно, если вы любитель пожевать стекла, так сказать.
Искать меня можно в гостевой и ЛС. При надобности выдам любой другой вид связи)

Ваш персонаж:

анкета

- Меня зовут Беатрис Веллер. И это моя история, - девушка встала за небольшую трибуну перед собравшимися членами групповой терапии. Сегодня она пришла не за помощью. Сегодня она пришла показать тем, кто только начинает справляться с ужасными событиями в своей жизни, что все можно пережить, если этого захотеть. Сегодня она здесь не как жертва трагедий, а как человек, который смог найти опору в жизни и справиться.
[indent] "Я родилась в максимально неподходящее, как я потом пойму, время для рождения ребенка. Мои родители - федеральный маршал и специальный агент ФБР не планировали детей, но так вышло, что иногда планы меняются и вот тридцатого апреля две тысячи шестнадцатого года на свет появилась маленькая девочка, которая еще не знала всего ужаса, что творился в мире. Еще не знала, какие ужасы коснуться ее семью и в дальнейшем ее. Она громко смеялась, тянула маленькие ручки к родителям и довольно жмурилась, когда ее щеки касались губы родителей.
[indent] Мои родители старались обезопасить свою семью и меня от происходящего в мире, и у них это получалось. Мое детство было хорошим, практически беззаботным.
Я с семьей жила за городом, в небольшом доме с большим садом. У меня был золотистый ретривер, Шеппард, размером чуть больше, чем сама я, любимые качели и небольшая беседка, где я играла с куклами. Иногда в эту беседку приходил отец и с вполне серьезным видом пил чай из кукольного сервиза. Мои родители очень любили меня, я это видела с самого детства. Не до такого, что баловали как только можно, нет. Но всячески поддерживали мои увлечения. Когда я была маленькой, я еще не знала, каких трудов им стоило скрывать появившиеся у них способности, продолжать свою работу и делать все, чтобы я даже не догадывалась о том, что на самом деле все не так радужно и спокойно, как в нашем маленьком мире на окраине города.
[indent] Пока я росла, я перепробовала множество увлечений, от рисования, до игры на гитаре. От резьбы по дереву, до бисероплетения. И чем бы не увлекалась, меня всегда поддерживали родители и в чем-то даже участвовали. Но из всех увлечений с взрослением осталось рисование и гитара. И то и другое расслабляло, помогало поднять настроение в любой ситуации, либо же о чем-то подумать.
Еще одним из любимых занятий было чтение. Я любила часами сидеть в любимом кресле в своей комнате, под которую был переделан чердак. Нет, не потому что места в доме не было, просто мне нравилось засыпать, смотря в небольшое квадратное окошко в потолке на звезды и мечтать о разных галактиках и путешествиях сквозь звезды. А когда стала постарше, мне так же нравилось вылазить в это окошко на крышу, и лежа на пледе, слушая очередную аудиокнигу, смотреть на звезды и пытаться поймать падающую звезду.
[indent] Я росла веселой, открытой, всегда улыбающейся девушкой. Во всем пытаясь находить плюсы. Все ужасы изменения власти в мире шли мимо меня, исключительно из-за возраста и отсутствия дома телевизора. Так что новостные сводки я видела изредка. Мне кажется, в некоторой степени мои родители перестарались с заботой, но с другой стороны, они не понаслышке знали, какие ужасы происходят в мире, каждый день сталкиваясь с преступностью и леденящими душу событиями. А когда я уже стала подростком, то все просто стало по другому. Все перевернулось с ног на голову. Это был уже другой мир, и я просто стала привыкать к новым порядкам.
Мне было двенадцать лет, когда родители не скрывали уже свои способности, продолжая работать там же, где и работали. Со своей способностью я встретилась впервые в свои пятнадцать лет, когда начала думать, что их у меня нет и я просто человек и что в текущих реалиях у меня не так много возможностей. Но я ошибалась.
[indent] Это была первая психологическая травма, оставившая на моей психике неизгладимый след и заставившая еще несколько месяцев ходить молча и практически ни с кем не общаться.
Шеппард, который к моим пятнадцати годам уже доживал отмеренную ему жизнь, стал совсем сдавать и мучатся артритом. Долгое время я ходила вместе с ним на озеро, что было в конце нашего участка и по несколько часов сидела в воде с своим другом, чтобы тот поспал, хоть немного, не мучаясь болями. Но в один из дней, я почувствовала, что внутри словно что-то щелкнуло, разливая внутри спокойствие, которое словно растягивалось от меня невидимой дымкой и мой пес в этот момент довольно поднял голову и дотянувшись до лица, лизнул его, и словно прижимаясь ближе, кутаясь в спокойствие, что исходило от меня, медленно уснул. В этот раз уже навсегда.
[indent] Я тяжело переживала смерть любимого питомца, достаточно, чтобы родители настояли на посещении психотерапевта, который помог справиться с травмой и принятием моей способности. А так же повлиял на выбор профессии в будущем. После окончания консультаций, я была твердо уверена в желании стать психотерапевтом и помогать людям переживать сложные моменты жизни, к тому же, обладая такой способностью, мне казалось это отличным сочетанием.
[indent] Закончив школу с отличием, я поступила в университет, посвящая себя полностью учебе, приезжая к родителям на каникулах и выходных. Они были рады, что я не выбрала профессию, похожую на их. Хотя, иногда отец и говорил, что из меня получился бы хороший агент, но всегда добавлял, что все же, с моим характером, это не было бы призванием в жизни. Да и родители нередко говорили, что хоть это и благородно, защищать людей, все же это не то место,куда стоит идти работать девушке.
Моя учеба шла хорошо, не без труда конечно, но я старалась сдавать все на отлично и была одной из лучших на курсе, чем мои родители гордились неимоверно. Доставшаяся от отца усидчивость и целеустремленность от мамы, сильно помогали в учебе и достижении поставленных задач.
[indent] Но следующие события в моей жизни стали едва ли не фатальными. Они разбили и сломали меня изнутри, загнали в продолжительную депрессию, едва не закончившуюся суицидом в гостиной родительского дома. Точнее, сам факт суицида состоялся, но приехавшие во время медики успели меня откачать. Сейчас я уже без стыда и боли признаю, что хотела сбежать из этой жизни, с помощью таблеток, которые нашла в аптечке и алкоголя, найденного в отцовском мини баре. Тогда же, сидя в гостиной и смотря на бурое пятно на ковре, которое я так и не смогла до конца отмыть, я больше не видела смысла жить. Но я ошибалась. Сейчас я это понимаю и рада, что тогда у меня не вышло.
[indent] Мои действия привели к вынужденному академическому отпуску. Мой ректор не стал озвучивать причину, войдя в положение. В противном случае я бы никогда не получила лицензию психотерапевта.
Я стала посещать групповую терапию и ходить к психотерапевту, который уже однажды мне помог, когда Шеппард меня покинул. 
Я долго время просто молчала на встречах. Не разговаривала и закрывалась в себе все больше. Так же, как и на приемах у психотерапевта. Прошло много времени, прежде, чем я рассказала события того утра.
Это было рождественское утро. Я поймала такси от автобусной станции и приехала к родителям, что было странным, они не поднимали мобильные все утро. Но зная их работу, я просто посчитала, что они заняты и их вызвали на работу. Что конечно было крайне редко в Рождество.
Когда я зашла в дом, царящая тишина уже с порога заставляющая внутри все замереть и холодеть нервные окончания. Она была слишком жуткой и неестественной для нашего дома. Кажется, даже секундные стрелки больших часов в коридоре замерли, переставая отсчитывать время. Ковролин, которым был покрыт весь пол в доме, приглушал мои шаги, делая их глухими, перебиваемыми стуком сердца, которое билось слишком неравномерно и окончательно замерло от чавкнувшего звука под ногами, когда я завернула в гостиную. Я  никогда до этого не видела столько крови в одном месте. Кажется, она была везде, по всему светло-бежевому ковру, который теперь был темно-красным.
Я не сразу увидела родителей, лежавших за диваном. Но сделав несколько шагов, оглушающих уши чавканьем, ноги подкосились, заставляя упасть на колени. Тело матери я увидела первым. Ее любимая светло-голубая блузка был мокрой и липкой от крови. Я плохо помню, как трясущимися руками держала телефон и вызывала службу спасения. Но я помню стеклянные взгляды своих родителей, море крови и бесконечное чувство боли и пустоты внутри себя.
[indent] Их смерть - была самой страшной трагедией моей жизни, которую я только недавно смогла пережить. С дня их смерти прошло уже шесть лет, но кошмары все еще посещают меня, заставляя просыпаться в холодном и липком поту, и мне все еще кажется, что мои руки ярко красные, в их крови, и я подолгу стою у раковины, пытаясь их отмыть. Пожалуй, излишняя чистоплотность к себе и дому - это последствия тех событий.
Но прошло уже шесть лет. И если тогда я думала, что смерть - это единственный выход, и что никогда не станет лучше, я ошибалась. Да, это было больно. Тяжело и я сильно изменилась, но я нашла в себе силы найти что-то большее, чем поглощающее чувств боли.
Сначала это была учеба, в которую я погрузилась, потом общая практика и сейчас - частная практика. Я помогаю всем, кому эта помощь нужна. Помогаю преодолеть страхи, боль и выбивающие из колеи события.

[indent] - Меня зовут Беатрис Веллер. И это была моя история. В заключении я хочу сказать вам, что как бы вам не казалось, что выхода нет, или что выход единственный и он не связан с жизнью. Остановитесь. Сделайте глубокий вдох и поищите внутри себя точку опоры. Чтобы не случилось, у вас всегда есть вы. И если вы будете верить в себя, то справитесь с любыми событиями в вашей жизни.

Пример вашего поста:

Пример поста

А ведь ей предлагали место психотерапевта в ФБР. Как только Беатрис закончила учебу вместе с общей практикой, друзья родителей, в частности заместитель директора ФБР приехала к ней лично с предложением работы. Было ли это больше желанием позаботиться о ней, или же дать хотя бы что-то человеку, который потерял все, Беатрис не стала выяснять. Улыбнувшись, выпив с зам.директора кофе и вежливо отказалась от столько хорошего предложения.
Не потому что она разочаровалась в системе, хотя то, что убийц родителей так и не нашли, была бы для этого веской причиной. Но Беатрис просто не могла морально пойти работать туда, где совсем недавно ходил ее отец, и не редко мама. Это было слишком тяжело для нее. А со временем, и общение с друзьями родителей сошло на нет. Изредка она проводила у некоторых консультации, но чаще, направляла к другим специалистам коллегам. Какой бы сильной она не была, не смотря на то, что прошла терапию и пережила это событие своей жизни, все, что было связанно с профессиями родителей вызывало внутри слишком сильные эмоции, стягивающиеся тугим узлом, от которого было тяжело дышать. А вместе с этим появлялось чувство паники, грозящее перерасти в паническую атаку.

Примерно в такую же, как она испытала несколько дней назад, когда в ее кабинет - обитель спокойствия так бесцеремонно ворвались. Почти такая же, как сейчас, когда Дигнам одним движение руки заставил ее замереть и на секунду почувствовать, как дыхание перехватило. Впрочем, это отпустило так же быстро, как мужчина положил на стол цветы и принес извинения.
Это был красивый жест, достаточно красивый, чтобы девушка оценила его по достоинству. Не смотря на то, что в общем-то в этих извинениях не было нужды.
- Ничего страшного, - она улыбнулась, переводя взгляд с цветов, на мужчину, который осмотрелся и вернулся обратно на диван с пепельницей, - они красивые, спасибо.
Облокотившись на спинку кресла, девушка взяла с небольшого квадратного столика около кресла несколько листов, ручку и пододвинула к Рою, встретившись с ним глазами.

- Тем не менее, - она мягко улыбнулась не отводя взгляд, - терапия подразумевает открытость с обоих сторон, я всего лишь хочу, чтобы здесь вы чувствовали себя спокойно и чтобы лишние мысли вас не отвлекали, - она облокотилась на спинку кресла обратно, наблюдая, как мужчина отвечает на вопросы. Не нарушая воцарившуюся тишину в кабинете, нарушаемую только едва уловимым поскрипывание ручки и ее размеренным биение сердца. Чувство паники прошло почти так же резко, как и появилось, когда она открыла дверь.
У нее не было никогда предвзятого отношения ни к кому. Веллер привыкла основываться на том, что выходило в терапии. Кто бы перед ней не сидел, девушка никогда не осуждала и не переносила возможное личное отношение к каким-либо поступкам и действиям.
Нет, это не значило, что она могла оправдать кого угодно и за что угодно. Отнюдь. Она была живым человеком и испытывала все те же эмоции, что и окружающие, но в отличии от окружающих, она умела это разделять. Жизнь и работу.

- К счастью или сожалению, я не интересуюсь чужими мнениями относительно кого бы то не было, - она посмотрела на вставшего мужчину, чувствуя, как внутри все равно что-то йокнуло от его слов. Нет, она не боялась его. Просто не каждый день к тебе на прием среди ночи приходит человек, который известен в тех кругах, в которые разумный человек не полезет. Отказывать ему в помощи, только по причине рода его деятельности она все равно не будет. Не смотря на то, что вообще стоило бы. Никто бы ее не осудил, если бы Веллер предложила Рою обратиться к другому специалисту. Не смотря на то, что была уставшей. Он был таким же человеком, как и все остальные. Человеком, у которого случилось что-то, с чем его привычные методы уже не помогают справиться. И было бы крайне эгоистично с ее стороны отказать в помощи.

- Правду, мистер Дигнам, - она встала с кресла, когда мужчина направился в сторону двери, чуть смутившись от последних слов и сделав несколько шагов  в сторону Роя, замерев в паре шагов от него, - вам не обязательно уходить, но если вы не готовы, приходите завтра, скажем, в пять, - она поправила кардиган, не отрывая взгляда от мужчины, - что бы не произошло, вы не обязаны переживать это в одиночестве.
Никто не обязан.

Она еще несколько минут смотрела на закрывшуюся дверь, перебирая в голове мысли. Довериться постороннему человеку всегда сложно. Начать рассказывать то, что причиняет боль и неудобство всегда не просто, тем более таким людям, как Дигнам, привыкшим все решать самим, без посторонней помощи. Она видела эту решительность в его глазах. Решительно и усталость. Глубокую усталость, а круги под глазами от недосыпа, которые сложно было не заметить, говорили о том, что ему все тяжелее справляться с тем, что навалилось. Ей даже не надо было смотреть тесты, чтобы понять в какой депрессии и состоянии тревоги Рой находиться.  Это приходило с опытом.

Вздохнув, девушка подошла к столу, беря листы и быстро пробегаясь по ответам, озадаченно посмотрев в сторону двери, словно надеясь, что Рой вернется. Но дверь оставалась закрытой, а ей, при всем желании помочь, пора было ехать домой и лечь спать.
Собрав документы в папку, положив сверху ответы мужчины, девушка накинула пальто, и выключив везде свет, закрыла кабинет.
Выйдя на улицу, она на секунду остановилась, облокотившись рукой на фонарный столб от немного закружившейся головы, девушка нащупала в кармане телефон и набрала номер своего парня.
Но звонок почти сразу же был переведен на автоответчик, заставив ее задумчиво посмотреть в дисплей телефона и только вздохнуть. Он не звонил и не писал весь день. И прошлый тоже. И кажется, все, что она просто не хотела замечать, было правдой. Ее отношения неслись в огромную пропасть. Веллер не могла винить его за это. Своей работе она посвящала большую часть своего времени. Мало кто будет такое терпеть.
Парадокс. Психотерапевты, умеющие наладить жизнь других людей, не могут наладить собственную.

-Мистер Дигнам, - удивленно посмотрела на мужчину девушка, когда прошла от здания ближе к дороге и заметила курящего на улице мужчину, - я думала, вы уже уехали домой, - девушка поправила воротник пальто, убирая телефон в карман и удобнее перехватывая папку с документами, - я бы очень хотела, чтобы вы все же пришли ко мне завтра. Вы перепутали, когда мы с вами виделись. Потеря счета времени - это первая прчина, почему нам стоит пообщаться, - девушка мягко улыбнулась, чуть склонив голову в бок, - в терапии нет ничего страшного, как может показаться.
Страшного в ней ничего нет. А вот в том, в какие глубины сознания иногда приходиться зайти...это многих пугало. Посмотреть своим страхам в глаза, найти источники тех или иных поступков, принять многие вещи, которые до этого прятались в глубину сознания и надежно запирались, в надежде, что никогда не придется открывать эти двери.
Все это копилось, постепенно добираясь до грани, после которой всегда следовал прорыв. И у всех он происходил по разному. Кто-то был готов положить конец своей жизни, кто-то срывался и устраивал стрельбища в многолюдных местах, кто-то уходил в глубочайшую депрессию и медленно выгорал. Проблемы надо решать, а не любовно копить внутри себя. А смотря на ответы мужчины, Веллер видела, что он уже совсем недалеко от грани. Но навязать свою терапию она не могла.

Зазвонивший телефон в кармане отвлек девушку, и виновато улыбнувшись и извинившись, Беатрис полезла в карман, доставая телефон.
Ей все же решили перезвонить.
-Да? Все в порядке? Я волновалась, - девушка внимательно слушала, что говорят в трубке и по мере разговора наверно было видно, как чуть изменилось ее лицо, но почти сразу же приобрело присущее ему спокойствие, - нет, все в порядке, я сама доберусь, работай, - Веллер сбросила звонок, подумывая о том, что видимо по приезду домой займется не сном, а сбором вещей. Она была понимающим человеком, но не выносила вранье. И не понимала, зачем говорить про работу, когда на фоне слышаться довольные, веселые голоса каких-то девушек.
-Прошу прощения, - она снова извинилась перед мужчиной за звонок, что отвлек их и перевела взгляд на дорогу, в надежде, что такси ждать долго не придется.

0

8

Текст заявки: Ирвин Делано; 31 год; Adam Driver.
Только однажды, будучи на таблетках, Ирвин расскажет о том, как это произошло, во всех подробностях, но тогда, четырнадцать лет назад, они с Брайаном молча, по одному только взгляду, условились никогда об этом не говорить. Брайану вовек не забыть этого долгого тягучего взгляда Ирвина, такого густого, что можно было бы снимать с кожи.
В тот день Брайан остался помогать больной матери, и отец взял с собой на охоту Ирвина. Обратно домой вернулся только Ирвин. Его привели полицейские. Несчастный случай, сказали они. Расследования никто не проводил. На охоте всякое может случиться.
Их отец был бывшим военным. Мразью конченой. Они оба его ненавидели, но Брайану всегда доставалось больше, потому что он часто защищал Ирвина как младшего и принимал удар на себя. Скоро он научился терпеть боль, а Ирвину это так никогда и не удавалось, Ирвин до сих пор боится боли как огня. Из них двоих именно он стал тем, кто сломался.
Всё началось с беспричинных панических атак, ночных кошмаров и приступов агрессии, а после развилось в аффективное расстройство. Ирвин резал вены, падал с моста в воду, бросался с ножом на соседку, Ирвин распадался на куски, а Брайан чувствовал свою вину в этом, но в ту пору не мог помочь, лечение стоило дорого. Всё, что он мог, — посвятить свою жизнь поимке таких, как отец, и надеяться, что когда-нибудь он успеет вовремя и спасёт чьего-нибудь младшего брата, как не смог спасти своего.

У меня давний незакрытый гештальт на братские отношения, непростые, но очень крепкие. Ирвин сейчас находится в очень бедственном положении, и никого, кроме брата, у него не осталось. Не расписываю его жизненный путь подробно, главное не драматизировать чрезмерно (куда уж больше) и выдержать цельность в образе, Ирвин по сути персонаж очень грустный. Пишу небольшие посты от третьего лица, пару штук в неделю было бы неплохо. Приветствую идейность, импровизацию и хороший язык.
Ваш персонаж: Брайан Делано, 32 года, полицейский, женат; Miles Teller на внешности.
Пример вашего поста:

Пример поста

На столе сидел чёрный кот с жёлтыми глазами. На Авеля он смотрел взглядом крайне пренебрежительным, как холёные домашние коты обычно смотрят на жалкую человеческую живность, осквернившую их обитель своим присутствием. Однако никаких котов в редакции не водилось и более того — буквально пару минут назад здесь не водилось и этого. Так что в ответ Авель смотрел прищурено и с некоторой долей удивления, в руках у него остывал кофе в высокой прозрачной кружке.
Кот Авелю решительно не нравился: тем, что смотрел пристально и сидел, наглым образом разложив свой длинный гладкий хвост на клавиатуре ноутбука.
Надо сказать, что в свете громоздких белых ламп под высоким потолком кабинета всё выглядело малопривлекательным. Но на улице занималась гроза, вид за большими окнами стремительно чернел и разбухал, в общем, было очевидно, что стоит только высунуть нос, как тут же и хлынет. Авель предпочитал подождать, когда его заберут на машине и тем временем писал очерк, пока мысли его не перепутало появление этого животного.
Он шагнул навстречу, потом шагнул ещё, но тут погас свет, Авель с перепугу дёрнулся, выронил кружку с кофе, выругался и отскочил назад — кофе был ещё горячий, а голубые джинсы совсем ещё чистенькими, чтобы вот так их пачкать.
В следующую минуту свет вернулся, а кот со стола исчез. Да и вообще его присутствия нигде не наблюдалось. Авель теперь совсем забыл об очерке и стал искать кота, так что появившегося редактора он встретил, выползая из-под стола и, как водится, треснувшись об него макушкой. Редактор, кажется, ничего не заметил. Он, судя по виду, был чем-то раздосадован.
— Ты чего такой бледный, будто труп увидел? — кряхтя, спросил Авель.
Падая на кресло и потирая ушибленный затылок, он не заметил, что сравнение вышло не очень удачным, если и вовсе не сказать — паршивым. Сначала историю редактора он слушал довольно равнодушно, даже не глядя на Джуда, мысли его были заняты проклятым животным, а ещё это был последний кофе из кофеварки, и теперь всё по-новому придётся заваривать. Но тут вдруг Джуд сказал про исчезновение гостя, и Авель обернулся на него с заинтересованным взглядом.
— Мистер Тофель, говоришь? Большой такой дядька в клетчатой рубашке? Который за твоей спиной сейчас стоит?
И чего вдруг сказал про рубашку — кажется, Джуд ничего про неё не упоминал — просто вдруг взбрело в голову. Да и шутка, судя по реакции, вышла так себе — за спиной у Джуда сейчас был только дверной проём, и в нём было темно. Авель улыбнулся и отвернулся обратно к своему ноутбуку.
— Извини. Нет, я ничего не заметил. Если он вернётся, то сделаю всё в лучшем виде, не переживай. Я лесопилку хорошо знаю,
Авель ещё хотел сказать, что его отец там в своё время работал, а потом, когда её закрыли, Чарли таскала его туда, чтобы учить пить джин из пластиковых стаканчиков и играть на гитаре песни Rolling Stones, но сказать он ничего не успел, поскольку лампы над его головой протяжно заскрипели и погасли, а когда зажглись вновь, Авель уже не помнил, что хотел сказать — ему, откровенно говоря, стало не по себе. В дверном проёме теперь стоял человек, донельзя похожий по описанию на мистера Тофеля. На нём была клетчатая рубашка. Авель кашлянул и машинально окинул кабинет взглядом. Но кот так и не вернулся.
— А, мистер Тофель. Мы как раз о вас говорили.

Отредактировано Топса (22-04-2019 15:55:31)

+1

9

Текст заявки:


Время смотреть красивые фильмы с Кейт Бланшетт и воображать себе персонажа, который будет смесью королевы Елизаветы I и Жанный Д’Арк пришло. Не, ну весна же.

Я хочу играть тупые кинематографичные сценарии, и никто не вправе меня за это судить x3!

Хочу отыграть конкретную ситуацию и конкретный сценарий на троих. У меня нет форума на примете, его мы будем выбирать все вместе, но уже есть один из соигроков в предложенный сюжетный зачин. На данный момент мы находимся в поиске женского персонажа на роль фаворитки, которая будет состоять в отношениях с персонажем мужским.

сюжет

Есть женщина, облеченная властью. Большой властью. Возможно, очень большой властью. Она не случайно ее вдруг заимела, она целенаправленно к этому шла и готовилась, она – хороший лидер, вероятно, здорово отдающий образом Жанны Д’Арк. То есть, тут святая вера в нее и в ее возможности, почтение и уважение на грани священного трепета, восприятие женщины святой, мессией, человеком, способным переломить ход истории. Для людей вокруг – она вообще не человек и любят ее не за ее личность, а за вот этот ее образ. Она может быть лидером нации, лидером какой-нибудь религиозной организации, ковена, боевой группы, страны, лидером революции, короче, это вообще не принципиально. Суть в том, что она – человек, а люди вокруг в ней этого человека не видят, потому что есть она и неотделимый от нее долг и миссия, которую она успешно выполняет. А все остальное это вот мимо.

У этой женщины есть фаворитка (ищем ее). Под этим можно подразумевать близкую подругу, сестру, фрейлину, помощницу, горничную, левую пятку. В общем, некая женщина, скорее всего, моложе и красивее, которая очень близка первому персонажу. И близка она вполне искренне. Это связь, которая не продиктована корыстными интересами, это связь, не разрушенная завистью, злостью, ненавистью, это чистая дружба, искреннее уважение и любовь. Без любого намека на гомосексуальные отношения. Эта фаворитка знает первого персонажа очень хорошо. Все ее повадки, все ее интересы, все ее сильные и слабые стороны, абсолютно все. Она знает, какой парик наденет первый женский персонаж сегодня, знает, какой лак для ногтей накрасит, знает, сколько ложек сахара класть в кофе, знает, что пять шотов подряд та может выпить, а шестой полезет наружу. Она буквально – правая рука и искренне дорогой человек, который, что парадоксальной для этой ситуации, видит человека там, где остальные видят только символ. Вместе они работают (условно) много лет и за это время они синхронизировались безупречно. Все, что не позволено никому больше, позволено фаворитке. При этом ее кротость, разумность и деликатность никогда не позволят вести себя грубо, или неуважительно, но она непременно скажет, что у первого женского персонажа жвачка на заднице прилипла, или колтун в волосах.

Вся эта прекрасная идиллия продолжается ровно до тех пор, пока в жизнях этих персонажей не появляется мужчина. Мужчина является частью группы (королевства, ковена, страны, политической партии, бодрых революционеров, пассивных террористов, кружка по разведению муравьев-людоедов), в которую входят эти две женщины. Первоначально он появляется для решения каких-то своих вопросов (финансирование, военная помощь, экспедиции, покровительство) и первый женский персонаж его игнорирует начисто, и пробиться к ней помогает ее фаворитка. Он красавчик-мужчина и весь такой умный, интересный, дерзкий. А еще, он из мира, который далек от мира этих женщин. Обе они в него влюбляются. Вот только первой вообще, какие там отношения, ей надо мир спасать. А вторая – ему глубоко симпатична и у них начинаются отношения.

Все прекрасно понимают, что первый персонаж испытывает чувства к мужскому. И второй женский персонаж это тоже понимает. Но тут объективно ничего не сделать, потому что долг первичен к любым проявлениям женских слабостей, хотя тот факт, что эта парочка маячит на глазах, конечно, причиняет первому персонажу боль и постепенно портит ее отношения с фавориткой и с самим красавцем-мужчиной.

Иронично же то, что ей кажется, что ее не любят, она оскорблена в лучших женских чувствах, не понимая, или не считая важным, что и фаворитка, и мужчина, на самом деле очень даже ее любят и даже более того, несмотря на их отношения, ради нее они, если потребуется, пожертвуют своими жизнями, не колеблясь и забыв о своих любовных чувствах начисто. Потому что они преклоняются перед нею, как перед символом, они любят ее, как своего лидера, которому вверили свои жизни.  Ее цели и ее жизнь для них первичны даже при выборе между жизнями друг друга. То есть, если долг и любовь к ней потребуют – они отдадут предпочтение ей, а не своим жизням и отношениям.

Ну, и интерес, собственно, в том, как все это развернется. Возможно, первый персонаж найдет в себе мудрость преодолеть ревность, даст этим двоим любить друг друга и наслаждаться простой мирской любовью. А возможно, она не сможет преодолеть себя и потеряет их, как близких людей. А может быть, она вообще их убьет? А может быть, эта ситуация опустит ее настолько, что она потеряет всех сторонников и глупо умрет?

Вопросы к ним аналогичные. Будут ли они вообще это терпеть? Потеряют ли они из-за этой ревности любовь друг к другу? А может быть, они оба трагично погибнут, безумно любя друг друга, но исполняя свой долг и защищая своего лидера? А может быть, предадут и сбегут? А может быть, офигеют в края и она их казнит?

Как я уже сказала, у нас есть для отыгрыша сюжета первый женский персонаж, мужчина, который станет яблоком раздора. Мы ищем второго женского персонажа, которому предстоят отношения с тем самым мужчиной.

Пример вашего поста:

Пример поста

Вечерние сумерки плотной пеленой укутывали город, а теплый майский ветер порывами развеивал копну темных волос, которые Сибилл даже не силилась поправить все то время, что она провела у склепа своей семьи.
Некогда белоснежное строение ныне потемнело от дождя, ветра и простой грязи и спустя десять лет заметно просело, напоминая, что даже память так сильно и так горячо любимых людей не вечна и их бессмертие было и остается делом самых близки - Виндзоры были живы, пока о них помнили. И если за брата девушка поручиться отныне не могла, до за себя ручалась, потому что посвящала своей давно почившей семье несколько дней в месяц до отъезда в Великобританию и два дня в неделю с момента своего возвращения. Девушка все никак не могла отделаться от мысли, что она предала родных и поступила неверно, когда уехала. Ей надлежало быть с ними. Ей надлежало быть с Эдмундом, присматривать за ним и не дать пойти по стопам отца. Но она не справилась. И теперь в этом ей было поздно каяться, потому что вернувшись в Даллас, здесь Виндзор чувствовала себя абсолютно чужой и не способной управлять хоть какими-то событиями и явлениями. Она все упустила. В империи ее брата, ей было отведено место бесценной красивой куклы в застекленном шкафу и покуда эта роль Сибилл не устраивала, свое место здесь она найти не могла, сколько ни билась. Да и не проявляла девушка должного усердия, потому что руки ее опустились тотчас же, как только Виндзор поняла насколько глубоко увяз Эдмунд в топком болоте дел их давно почившего отца. Эта мысль не давала ей покоя. И эта же мысль заставляла ее раз от раза возвращаться ко мнению, что ей здесь делать нечего. Она не хотела повторять ошибок своей матери. Она не хотела стать свидетелем и жертвой бессмысленной и глупой гибели брата и всего, что он построил. Она не хотела в этом участвовать и она захлебывалась горькими слезами, шепотом, утопающим в шелесте только-только просыпающейся на деревьях листы, повествуя об этом тем, кто ее никогда уже не услышит, не одобрит и не направит.
Это повторялось еженедельно. Иногда до пары раз в неделю. Маршрут был одним и тем же. В обед Сибилл выезжала с виллы, предупреждая охрану, что едет по работе. На деле уже спустя тридцать минут водитель останавливался у места, где некогда располагалась вилла Виндзоров, а теперь росла трава по пояс и пять деревьев - ясень, береза, тополь, дуб и кипарис. Их Сибилл высадила сама, поранив тот день до крови руки, а затем весь вечер объясняя брату, что ее никто не обижал. По настоянию девушки на этом же месте была выстроена высокая беседка из белого мрамора с мемориальной табличкой. Земля эта и по сей день принадлежала Виндзорам и отчего-то Сибилл хотелось, чтобы даже те, кто позабыли о трагедии давно минувших дней, вспоминали о ней, каждый раз когда у них возникал вопрос: почему такое великолепное место у реки пустовало долгие-долгие годы.
Здесь девушка сидела достаточно долго, что в безупречной точности восстановить сначала убранство виллы, а затем и саму ночь трагедии во всех ее подробностях. Порой это занимало часы и Сибилл могла опомниться только если за ней приходил телохранитель, напоминая, что нужно хотя бы выпить горячего чая, чтобы окончательно не замерзнуть до наступления сумерек.
Удивительно, но ее понимали. Ее водитель и охрана не считали сестру Виндзора безумной, не дергали ее и не пытались наставить на путь истинный. Они делали то, что должны были делать: охраняли ее все то время, что Сибилл проводила в одиночестве и уединении. Порой охраняли даже от самой себя, когда у Виндзор от холода начинали трястись руки, а губы синели. Девушка была благодарна. И за это она никогда не доставляла своей нынешней команде надсмотрщиков лишних проблем.
После виллы они всегда ехали на кладбище, по пути заезжая в один и тот же цветочный магазин. Здесь Сибилл скупала все розы и все герберы, которые были и не жалела денег. Она помнила, как пожилой продавец лавки дал ей безумно красивый букет, когда она впервые сбежала из дома и вопреки запрету брата побежала на кладбище к родным, даже не зная еще, где именно они похоронены. Денег у нее не хватало даже на пару роз, потому что все средства она потратила на такси. Но продавец узнал лицо девчонки, примелькавшейся в новостях в те страшные дни и отдал ей букет бесплатно. Теперь он был почти слеп и ту напуганную девчонку не помнил. Но Сибилл продолжала покупать цветы только у него, оставляя средств гораздо больше нужного.
Склеп Виндзоров всегда был ухожен. Девушка собственными руками подметала ступени, убирала грязь и листья, забившиеся в буквы имен ее семьи, а что не могла сделать самостоятельно, то оплачивала работникам кладбища. Через пару дней здесь должны были заменить ограду и выбелить стены, а так же укрепить фундамент и ступени, ведущие к двери склепа. Последнее Сибилл уговаривали не делать: работа была трудоемкой и дорогой, а в склепе все равно не планировали хоронить никого более по мнению местного персонала. Девушка молчала о том, что однажды здесь похоронят ее и ее брата. Такие мрачные мысли были ни к чему. Или по меньшей мере им не должно было быть озвученными. Она просто попросила выполнить просьбу и оплатила работу, ничего не объясняя. А затем несколько часов до самой глубокой темноты в слезах проводила у склепа, разговаривая с мертвыми как с живыми. Только здесь она находила утешение и только здесь чувствовала себя нужной, любимой и родной.
Впрочем же, в этом городе когда-то было и другое место, в котором Сибилл находила утешение. Место, которое было домом всей их семье. И место, которое было погребено пожаром как и все прошлое Виндзоров вместе с человеком, который был частью этой семьи.
Отца Брэндона девушка хорошо помнила, потому что знала его с детства и любила всем сердцем, как любила всех членов своей семьи. И его внезапное исчезновение было сравнимо для нее с уходом еще одного близкого человека. Но отец Брэндон не умирал. Он просто в какой-то момент исчез с глаз Виндзоров. Но не из их памяти. По меньшей мере не из памяти Сибилл.
Она долго не решалась поехать на то место, где некогда стояла церковь падре. В этом месте Виндзор всегда было тепло, уютно и легко. Здесь она постигала азы божьего промысла и знакомилась с религией во всей ее чистоте и непорочности: отец Брэндон отвечал на вопросы любимой дочери семейства терпеливо и мудро, не из корыстного интереса, а из любви к девочке и к ее семье. Он всегда откликался на все ее вопросы, которые тревожили пытливый ум долгожданной дочери. И он же учил ее читать слово божье по детской библии, как только Сибилл того хотелось. Их семья не была религиозными фанатиками и истово верующими католиками. Религия в семействе Виндзоров занимала важную роль, но роль разумную. И если бы кто-то из детей изъявил нежелание следовать канонам католицизма - никто не стал бы их принуждать. Но во многом именно отцу Брэндону удалось преподнести веру в Бога настолько мягко и ненавязчиво, чтобы это не вызвало отторжение. Хотя у Сибилл и вызвало всего однажды, когда в бытность двенадцатилетней девочкой она подралась с хулиганами и здорово от них получила, а потом прибежала к падре и сокрушалась, что не хочет подставлять левую щеку, когда ее бьют в правую. И если Бог собирается научить ее этому - она не хочет быть с Богом. Никто не ругался на Сибилл в тот момент. Отец Брэндон предложил девочке лейкопластыри, перекись и зеленку, а потом позвал ее погулять в сад и предложил любимый девочкой какао. От гнева ее буквально трясло. И тогда он сказал ей, что Виндзор совсем не обязательно во всем подражать Господу. И если она считает правильным навалять хулиганам и не будет после этого предаваться греху гнева и уныния - она может это сделать. Время для смирения для нее еще обязательно придет. И совсем не обязательно давать распинать себя, подобно сыну божьему Иисусу Христу, чтобы быть правоверной католичкой и хорошим человеком. Особенно хорошим человеком, ведь порой принципы и правильные решения приходится отстаивать. Разумность и последовательность объяснений отца Брэндона всегда вселяли в Сибилл уверенность. И ее никогда не нужно было заставлять навещать приход, хотя и делали они с семьей это привычно во внеурочные часы, когда прочих прихожан в церкви не встретишь. И порой девушка ловила себя на мысли о том, что она скучает по отцу Брэндону ничуть не меньше, чем по всей своей семье. Вот только у семьи было оправдание - они никогда бы не покинули Сибилл, если бы у них был выбор. У отца Брэндона такого оправдания не было. Он просто исчез и порой Виндзор злилась на него так сильно, что это вполне тянуло на один из кругов Ада.
Что именно заставило Сибилл поехать на место давно сгоревшей церкви, она не знала. Давно собиралась это сделать и в сущности - должна была. Потому что отец Брэндон был частью их семьи и больше навестить его девушке было негде. Никто не спросил Виндзор о причинах, по которым они не едут домой. Слово ее было законом по меньшей мере до слова брата. А его звонки Сибилл перестала сбрасывать еще в обед, попросту отправив ему смс с просьбой не волноваться и обещанием быть дома чуть позже полуночи. После этого телефон Виндзор выключила и не намерена была его включать еще по меньшей мере пару часов.
На улице было уже совсем темно, когда машина подъехала к указанному месту. Девушка некоторое время еще сидела на заднем сидении в нерешительности, а затем кивнула головой и дверь перед нею открылась. Майский ветер вновь взвил в воздух темные кудри и когда Виндзор повернулась к месту, где когда-то стояла белокаменная церковь, а теперь должно было быть пепелище, она замерла в недоумении и нерешительности. Никакого пепелища здесь не было. И обгорелых стен разрушенной церкви - тоже.
На том же самом месте стояло скромное убранство маленькой церквушки: во многом недостроенной, не совсем готовой, но совершенно отличимой и абсолютно явной. У Сибилл больно закололо в груди. То ли это была жестокая насмешка, то ли воля судьбы. Ведь с момента ухода отца Брэндона, Виндзор более не искала утешения у святых отцов. Она обращалась к Богу в одиночестве темных комнат и на рассвете новых дней. Но она больше никогда и никому не доверяла своих тайн и грехов.
Предположить внезапного возвращения отца Брэндона Виндзор не могла. Но с замиранием сердца она преодолела триста метров от дороги и оказалась возле строения, заметив свет в окнах церквушки.
Наверное, ей не стоило стучаться.
Наверное, ей стоило уйти.
И все же Сибилл постучала, а затем толкнула дверь, с удивлением отмечая, что она не заперта.
В лицо ударил такой знакомый и явный аромат ладана и почти домашнего тепла. На глаза против воли накатили слезы. Девушка стояла у входа и не решалась войти, впуская за собой тоску, печаль и холод майской ночи, предчувствующей приближающийся шторм.

0

10

Форум:  Antilia: Terra Mortuum
Текст заявки: Разыскивается ключевой персонаж!
На псевдоисторичку с элементами фэнтези требуется брат будущего короля и, по совместительству, мой любовник.
Ищут сразу двое, так что без игры точно не оставим. Требования стандартные: не пропадать, любить своего персонажа и нас ^^, располагать возможностью вести активную игру и обсуждать идеи.

Более подробно о персонаже

ЛОУРЕНС ГРЕЙ, 30, ЛОРД КАФОРД
Внешность Francois Arnaud

— Лоуренс родился вторым, и в отличие от своего старшего брата, сразу показал себя как амбициозный человек, с множеством целей и идей;
— С детских лет обожал вступать в перепалки, которые нередко заканчивались драками. Однако Лоуренса тяжело назвать воином — он предпочитает сражаться с помощью кинжала и собственной пластики, умело использует лук и стрелы и терпеть не может доспехи;
— Самый обаятельный и харизматичный из братьев, всегда пользовался успехом у женщин и имеет множество друзей по всему свету;
— В двадцать лет и уплыл на Ройлло, где выступал послом от Сайи в Совете. Именно этот остров показался ему наименее освоенным и наиболее комфортным для тренировки на политической арене;
— Является любовником Оливии Орсини, а также отцом ее ребенка, о чем знают только доверенные лица Лоуренса и самой Оливии;
— В январе этого года был вынужден вернуться на Сайю и занять пост действующего лорда Кафорда. Формально поддерживает Корону, однако на деле предан семье, поэтому в его доме всегда есть место Теодику и его доверенным лицам;
— Своими лучшими друзьями считает Теодика и Эдвина — первого за то, что они близки по возрасту и росли вместе, во время чего брат принимал активное участие в его воспитании; второго за частые пересечения на Ройлло и общую склонность к авантюрам и приключениям;
— Сообщил тайную информацию Оливии о казне Нормана Фарли в письме, которое перехватили люди Мортона.


От Теодика: Я не люблю ограничивать людях в сюжетах, характерах и локациях, поэтому не стал расписывать в заявке половину анкеты — вписал только самые важные пункты, которые обойти нельзя. Именно с Лоуренсом мы будем собирать армию, которая нужна нам для захвата власти. Именно Лоуренсу предстоит защищать собственную честь, если вдруг в замке появится кто-то, кому пребывание там Теодика покажется настолько странным, что эта информация может быть передана людям короля. Именно на плечи Лоуренса ляжет нелегкая доля по переубеждению Совета на Ройлло в том, что если до острова доберется война, то они будут должны поддержать Истинного короля.
Ну и еще, подурачимся и повоюем, братец! Мне наши отношения видятся крайне забавными. Теодик серьезный и мрачный, как темный ром из дубовой бочки, а Лоуренс яркий и веселый, как текила или игристое вино. Он остер на язык, постоянно подкалывает брата и отличается предельной откровенностью, которая, впрочем, является частью его шарма.


От Оливии: Их знакомство началось с неловкого недоразумения — тогда, не опознав друга они наговорили лишнего, — но судьба та ещё шутница и крепко связала их судьбы общими интересами.
Устав от несговорчивости старика Массимо Орсини, который никак не спешил от имени Совета поддержать Истинного Короля, Лоуренс решил пойти в обход. Прознав от податливой служанки о чаяниях его жены, Леди Хранительницы, он убедил Оливию тайно посетить Сайю, где якобы имеется целебный источник, способный разрешить её проблемы.
Был этот источник волшебным али нет (и существовал ли он вообще), но стоит отметить, что общее путешествие пошло на пользу как сложившимся отношениям, так и состоянию Леди Хранительницы. По возвращению, она всё же понесла. От Лоуренса.
Если говорить о отношениях, то это и взаимная выгода, и политический интерес, и страсть, и накал эмоций, и неопределенность. Одним словом, приходите, скучно не будет. Персонаж является ключевым, поэтому будьте готовы к тому, что я вас решительно заиграю.

Ваш персонаж: Оливия Орсини, 26. Леди Хранитель Восточной равнины, добродетельная жена и вдова в перспективе
Пример вашего поста:

Пример поста

Мужской голос бесцеремонно вторгся в мечты Оливии, разбивая их о скалы суровой действительности. Вздрогнув, Леди Хранительница поежилась и окинула внезапно образовавшегося противника настороженным взглядом. 
Наглецом оказался высокий, статный брюнет, лёгкий акцент которого выдавал в нём уроженца нездешних краёв. Пожалуй, Оливия даже сочла бы его привлекательным, если бы не была замужней дамой. Но она была. Так что мужчина так и остался “наглецом".
Чрезвычайно к лицу вторженцу был и дорогой костюм, что одновременно мог свидетельствовать как о высоком статусе мужчины, так и о том, что не так давно, из этого самого костюма, вытряхнули неизвестного бедолагу (они были на Ройолло как-никак). Но если он из знати, где сопровождающие? И почему я не видела его раньше? Что он здесь делает один?
Раздражённо бросив тщетные попытки определить кем же является наглец по статусу, Оливия вновь сосредоточилась на торговце.
От озвученной незнакомцем цены, глаза иссушенного на морских ветрах торговца округлились, будто пытаясь повторить форму щедро обещанных золотых, а кустистые брови заползли так высоко на лоб, что в расправленных морщинах забелели полосы незагоревшей кожи.
- Да, милостивый господин, конечно. Я сейчас. Я вот только заверну. Высшее качество! Из самого сердца Элсгейта!  – согнувшись в три погибели запричитал, нахваливая свой товар, старик и, выдернув из закромов потёртого сюртука кусок ткани, принялся спешно заворачивать в него кубки.
Оливия не считала, что назвала недостойную цену. При хорошем торге, конечно, её можно было бы поднять до шести…ну, или до семи, коль уж очень приглянулся товар. Но вторжение незнакомца в сделку не выглядело торгом или попыткой набить цену. Скорее, это было узурпацией объекта её интереса. Не потому ли эта выходка так злила Леди Хранительницу?
У Оливии с собой было всего пятнадцать золотых, часть из которых следовало потратить на обеспечение безопасной доставки приобретённого товара, но это уже было делом принципа. Оливия Орсини не намерена была уступать.
- Милорд, - одарив подобием дружелюбной улыбки наглеца, протянула Оливия, – Я бы с радостью уступила Вам, но, увы, обстоятельства вынуждают меня действовать иначе. Возможно, в другой раз…
И тут же, развернувшись к торговцу, безапелляционно отчеканила окончательное:   
- Пятнадцать.
Кутающий в тряпье кубки старик дёрнулся, будто его придавило рухнувшей с небес казной Гваура (что отчасти соответствовало действительности), и недоверчиво взглянул на Оливию. Безусловно, простая горожанка вряд ли смогла бы себе позволить подобные растраты, но в ультимативно протянутой к камеристке ладони леди уже появился кошель с заветной сумой, подтверждая серьезность намерений покупательницы.

0

11

на обсуждении

Форум: Викторианское наследие
Текст заявки: На историчку, викторианский период ищу друга - исследователя Индии. Неспешная игра
Мой персонаж: Алан Найт, граф Эллингем. Ваш персонаж: сэр Гастингс (30-40 лет), один из младших сыновей родовитой английской семьи. Очевидно не женат, не имеет наследников. Общество признало бы его "странным" - манеры его несколько отличаются от принятых в свете, характер резок и прямолинеен. Впрочем, он джентльмен по сути до мозга костей.

Планы на игру надеюсь составить совместно. Либо граф отправится в Индию навестить друга, либо ожидаю возвращения сэра Гастингса в Англию по причине, возможно, чрезвычайной. Могли бы составить здесь некое приключение, где понадобятся особые знания моего приятеля, решительность и смелость обоих джентльменов.

Начать можно с переписки.
Полностью акция здесь
http://victorians.mybb.ru/viewtopic.php?id=88#p6427

Важно:

- фамилию менять нельзя, она исторически обусловлена; - имя можно взять любое; - при всех чудачествах джентльмен должен оставаться джентльменом; - будьте заинтересованы в роли. Я не прошу спидпоста; - не готов играть с полностью ведомым игроком. Ваше творчество и идеи очень важны; - возраст отсчитываем от 1855 года.
Ваш персонаж: Сын своего времени, своей эпохи. Получил традиционное для круга, к которому имеет принадлежность, воспитание и образование – окончил Итон, следом оксфордский колледж Крайст-черч.
Упрям, умен, неразговорчив. Религиозен, ратует за семейные ценности, верен слову.

+

Принадлежит к шотландской пресвитерианской церкви.  Живо интересуется прогрессом, экономикой, имеет свое мнение. Патриот. Состоит в партии консерваторов, внешней политикой интересуется в той мере, которая, как он считает, затрагивает его личные интересы.
Алан Найт родился в 1820 году в поместье Эллингем в Нортумберленде, неподалеку от границы с Шотландией.
Его предок, барон Ричард Найт, получил графский титул и поместье Эллингем в1707 году, от королевы Анны Стюарт за усердие при объединении Англии и Шотландии в одно государство. В семействе до сих пор существует легенда, согласно которой Ричард Найт лично присутствовал при подписании Акта об унии. После  смерти  отца, которого, как и родоначальника, звали Ричардом, Алан Найт, единственный сын, стал бароном Найтом,  4-м графом Эллингемом, и в 1850 году вступил  в Палату общин как представитель интересов своего графства. Воззрений графа Абердина и его кабинета не разделяет, находится в молчаливой оппозиции, считая того предателем интересов своей партии.

Пример вашего поста:

Пример поста

Присланные сэром Гастингсом редкости он решил получить в порту лично. Граф не доверял посторонним, хотя и знал тщательность сэра Гастингса. Этот чудак прекрасно сочетал в своем характере сосредоточенность и любопытство исследователя, с безупречными манерами третьего сына одной из самых известных фамилий Королевства.
После смерти родителя старший брат, принявший титул, был щедр настолько, что сэр Гастингс на доставшиеся ему от наследства средства смог уехать в Индию и заниматься тем, к чему, по его словам, был расположен с детства.
Сэр Гастингс почел за лучшее не вспоминать о своем высоком происхождении. Этого умнейшего человека Алан глубоко уважал еще с тех времен, когда он жил в Англии. Симпатия была взаимной - связь не прервалась и после отъезда сэра Гастингса в далекую Индию.
В письме, которое граф получил раньше, сэр Гастингс сообщил, что собирается отправить ему «экзотическую посылку», но в подробности вдаваться не стал.
Предполагая, что в тщательно запакованных коробках хрупкий груз, граф, при помощи слуги, бережно его принял, велел с осторожностью нести в ожидавший экипаж, но тут портовая толчея сыграла со слугой и господином злую шутку.
Юркий мальчишка, по виду дитя улицы, нырнул под руку слуге. Тот едва удержал коробки, чертыхаясь, и оглядываясь на сэра Найта, не услышал ли хозяин? Граф сделал вид, что не услышал, и гневно замахнулся тростью на мальчишку, однако того догоняла карающая длань с карающей же тростью другого господина.
Толпа окружила маленького оборванца, и Алан с удивлением увидел, в чем состоит предмет распри. Это был платок, обычный, хотя и достаточно дорогой мужской платок, выпавший из одежды того господина. Оборванец подобрал его и бросился наутек, но был окружен разгневанной толпой.
Мальчишке пришлось несладко. На разные голоса его обвиняли во всех смертных грехах, и больше всех напрягал голос тот самый господин, размахивающий тростью.
Лицо графа исказила брезгливая гримаса. Он хотел уйти, дабы не участвовать в уличном фарсе, но в ту же минуту получил удар по плечу чем-то, лишь отдаленно напоминающим трость.
Граф медленно обернулся на голос, требующий прекратить расправу. Голос несомненно принадлежал женщине, и женщине смелой, но Алан не мог бы утверждать с уверенностью, что женщина эта – леди. Для леди она была слишком решительна.
На лице сэра Найта отразилось удивление. Он поднял брови, и увидев перед собой даму, смешался. Она была юна и привлекательна, хорошо одета и выглядела именно как леди.

Алан удостоил молодую женщину сдержанного поклона, краем глаза заметив, как оборванец улепетывает сквозь толпу со злосчастным платком. Его владелец в растерянности смотрит ловкому заморышу вслед. Случилось так, что вмешательство неизвестной дамы сыграло воришке на руку, отвлекая внимание самочинных судей.

Граф смотрел на нее - так смотрят на  написанный рукой мастера портрет ценители искусства, -  и все еще не знал, как ему поступить.

Отредактировано Louise armero (Вчера 13:05:55)

+2

12

обсуждаем

Текст заявки: здравствуйте, меня зовут Эдж и я капризная требовательная сука вечно хочу чего-то необычного. Играю 15 лет, мне говорили, что неплохо.
Ищу соигрока, с которым можно было бы тет-а-тет собрать себе немного атмосферной игры для того, чтобы снова раскачаться и зажечься. Если игра не взлетит сразу - через несколько кругов лучше безболезненно сложим в коробку "Потрачено" и не будем мучить друг друга. Если взлетит - мы можем стать долгосрочными партнёрами и друзьями, я открыт для людей, которые любят и умеют играть, особенно если у нас грибы одинаковые.
Ввиду того, что заявка рисковая, новых форумов я точно не ищу. Можем играть в личке, в Дискорде (Edge Overlord#1013), здесь в игровой комнате, может, даже в доках.
Теперь по хотелкам.
Сеттинг
Я играю мистику, фэнтези и фантастику, в которой люблю всяческие -панки и, наверное, соблазнился бы ими сейчас особенно.
Только авторские миры, которые мы с вами раскроем по ходу пьесы, поскольку с фэндомами у меня отношения сложные, сколько раз брался за каноны - с незнакомыми всегда не взлетало. Играть в духе я очень за, впрочем. Например, в духе игры Frostpunk, в духе Observer, в духе... предлагайте, словом.
Персонажи
Сейчас я идеи ищу. У меня есть более конкретные заявки к конкретным персонажам, есть вишлист, но я бы не циклился только на них.
Как правило, я играю либо взрослых мужиков, либо страшных бабаек, либо страшных бабаек под видом взрослых мужиков. Брать с такой НЁХищей йуных и наивных дев и вьюнош опасно для жизни и здоровья именно дев и юнош, но всё познаётся в сыгровке, конечно, я соигроков обычно по образам не ограничиваю, а адаптирую те вещи и ситуации, которые хочу, под то, что есть.
Оформление и вкусовщина
Люблю арты, хотя хорошо воспринимаю реальные внешности, если это не резиновый перефотошоп, а просто фотки. Не люблю, когда меня засыпают визуалом и музыкой и обсуждениями, как мы поженимся, прежде постов, хотя от дополнительных материалов во внеигровой беседе никогда не откажусь. Конкретных требований нет, может, поиграл бы за какую-нибудь старую ведьму с Мег Фостер, незакрыт у меня с ней гештальт.
По оформлению текста пожелание одно - простое книжное. Третье лицо, без птицы тройки, р а з р я д к и, лапслока, 1337а и прочих новомодных радостей, пожалуйста. К (не)грамотности я умеренно лоялен, но большое количество ошибок царапает глаз и выбивает из настроения. У меня тоже бывают очень странные фразы или автозамены с телефона, я их все исправляю и объясняю, если меня спросят, что я там такого нахуеплётил, а не дую щёки и встаю в позу. Хотелось бы тут взаимности.
Темп и прочие пожелания
От соигрока мне нужны инициативность, умение реагировать не только на реплики и действия моего персонажа относительно его, но и читать экспозицию и использовать выстраиваемый вокруг мир. Было бы здорово, чтобы мир и окружение писались совместно, я никого по своим хэдканонам за узду не тяну, мне нравится сотворчество и вотэтапавароты. Иногда выдыхаюсь рисовать декорации один, а играть в невесомости не умею.
Темп - хотя бы пост в неделю, можно чаще.
Можем попробовать играть на английском, я отчаянно люблю английский язык и нуждаюсь в практике.
Стекло жрать ради стекла не люблю. Хорошую драму, разнообразный юмор (но больше интеллектуальный и абсурдистский, чем хохмочки и стёб 24/7) - люблю. Всегда рад играть отношения и постель, но только если это всё органично складывается при игре по сюжету. Слэш и фемслэш мне, а также разные сексуальные девиации, не удавалось сыграть, так что с надеждами на это скорее всего мимо, потому что может не сложиться. Другой же рейтинг - майндфачащие уж0сы, кровь, мочилово, социальная несправедливость и гнобление и прочее - дюже люблю, всеми руками за.
Пример вашего поста: оба свежие, с конца апреля

городское фэнтези, вступительный

Он возник в пригороде Ливерпуля из молочно-белого сияния рассеянного в тумане света рано утром. Придорожная забегаловка на заправке, потрёпанный дальнобойщик, из стёкол глаз которого собачья жизнь выпила весь блеск. И ни странная помпезная, как у рокеров прошлого, куртка с меховой оторочкой, белый пух на которой был точно зарево, ни длинные и светлые как у Барби волосы севшего за замызганный столик раннего попутчика, не возмутили пьющего второй бумажный стаканчик кофе водителя.
Его смуглая кожа, родом из куда более солнечных стран, была бледной и имела ровный землисто-серый тон, под глазами синели тяжёлые влажные мешки. Охотник по-птичьи склонил голову почти на 90 градусов набок, к плечу, сев рядом и поставив на стол стаканчик с кофе, за который не платил, его просто забыл для него сонный кассир.
— Убежал за полмира, отринул всё, что тебе навязали, сменил несколько имён, прошёл утомительные процедуры, и всё ради чего? — спросил, прихлёбывая, чужак у умирающего от усталости и загнанности человека. Наконец, глаза опухшие от езды на краю возможностей, в погоне не за деньгами — риск штрафов за нарушение трудовых норм это не окупал — за самим бегством, постоянным движением — поднялись на него. Охотник дёрнул губами, понимающе. Его сегодняшний друг предпочёл не драть глотку так и не ставшим родным чужим языком, позволяя чудаку болтать, пока не выдаст то, что не его душе привело его за столик, когда вокруг было ещё пять пустых.
— Время меняется, вещи меняются, а мы как застряли в своих шкурах, так выбраться и не можем.
Водитель прыснул кофе, сгибаясь, дрожащими руками пытаясь отставить стакан и его досадно проливая. Износившееся об переживания и одиночество сердце, возраст за сорок и ударные дозы энергетиков и каппучино не очень хорошо сочетались вместе. Охотник испытывал лёгкое дежавю, наблюдая, как бежевая струйка мчится через стол к нему, но заворачивая вбок в последний момент, и сюпнул остывающий напиток сам.
— Что… кто ты… такой?..
— Ты хотел сказать, что с тобой? Сердечный приступ.
Человек задыхался, хватаясь одной рукой за стол и другой за грудь, но, глядя на флегматичное спокойствие даже не пытавшегося помочь ему незнакомца и пустоту за стойкой, где только-только недавно ему пробил чек прыщавый стажёр, постепенно преодолел панику. Осталась только почти невыносимая боль.
— Твою… мать. Я же проходил…
Медосмотры. Справки, плановые диспансеризации, проверки, всё такое, чем люди любят себя обременять. Всё, что нужно для работы легально мигрировавшему двадцать с лишним лет назад иранскому парню, а?
— Ну, и ты и я оба знаем, что ты особо себя не берёг и справки были только для допуска за руль.
Человек совсем успокоился, в его лице прибыло жизни, и он зацепился за неотвеченный вопрос.
— Ты не ответил. Кто ты? Какой-то очередной местный фрик на наркоте?
Охотник отставил пустой стаканчик, повернулся прямо к Арману, достал из пышных рукавов очень странной своей одежды одну прозрачную сферу, и выложил на ладони напротив своих и его глаз.
— Никто. Буквально, — и, прежде чем только переставший задыхаться, глубоко смущённый человек бы попытался что-то ещё сказать или предпринять, он снова вернул все стрелки на него. В конце концов, это не Охотник умирал. Он охотился. Умирал одинокий водитель большой машины. — А вот ты, Никандиш, хороший парень, никому не сделал зла, знай давил свои педальки и играл настолько честно, насколько мог. Но ты здесь чужак и в душе всегда отступник. Вроде ни во что не веришь, но всё равно знаешь, что оно прибежит и хапнет тебя за зад.
— К чему всё это? Почему всё ещё трудно…
— А ты ещё не понял? Добро пожаловать на борт «Покойник Airlines».
— Так ты…
— Выбирай, — покатал без особых объяснений фокусник с зелёными — и ровными — глазами сферу, в которой уже плескалась почти вся жизнь жертвы кофеина, — ты полетишь домой и проведёшь ещё вечность в сожалениях и отчаянии, или покинешь этот мир, в который не вписался, вовсе?
— Я не хочу умирать в этой дыре… — хватаясь за стол и сгружая на пол своё потяжелевшее тело, прохрипел иранец. Охотник тоже подскочил на ноги. Сила воли и гордость в в остальном очень прискорбном существе его искренне восхищали. Он даже подал ему руку.
— Ну, пошли, погуляем в лесок.
— Ты не человек…
— Быстро подметил.
— А кто? Демон? Джинн? Эльф? Ангел? Почему я никогда вас не видел? Мне всё это чудится? Ты меня отравил?
Дивное дело, оказавшись на свежем воздухе мертвец так ожил и заболтал, как не жил и не говорил ни с кем годами своей вроде бы свободной жизни. Сложно было удовлетворить такой аппетит. Да и нечем: Охотник сам знал ужасно мало. Всё, что у него было в этот момент — немного тупых ТВ-клише и самый настоящий сериал про одного заурядного человека на ладони.
— Я чужак, — он вёл его через дорогу, в ложбину за обочиной, где, щедро скрывая сбитых енотов и изъеденных червями дохлых ворон, рос мирный перелесок и сочная ещё трава. Туманы Британии заботились о тайне и зелени своих лесов, даже такого небольшого их количества, как осталось теперь. — И ты тоже. Мы похожи, поэтому нам по пути.
Человек завалился вбок, на тис, и обнял стройное дерево рукой, глядя в землю, а потом развернулся, спиной к стволу, и начал оползать по нему, выдыхая с блаженным облегчением. Его не заботило, что на траве во всё такой же белый и туманный час лежала такая густая роса, что промочила бы и его куртку, и джинсы.
— Вот так? И не доеду туда, как торопился?
— Тебя волнует работа в последний момент жизни?
— Чем-то я же должен в ней был гордиться…
Охотник замер, в задумчивости глядя в сферу. А, может, и не такая уж плохая жизнь, все годы заниматься тем, к чему душа лежала. Пустота за пределами дороги, отверженность и ощущение безвременья могли казаться непроглядными и безбрежными, но на полоске асфальта был смысл. Нельзя было сжигать этого человека в прах. Он хорошо смотрелся среди зелени.
Проводник призвал в руку очередной оставленный забытым с промокшей стопой стаканчик аддиктивного напитка, другой прислонил холодную сферу ко лбу Армана и, держа глазами его затуманивающийся с глубоким облегчением взгляд, сказал.
— Ну так спи, ты это заслужил.
И, с тем, как его дальнейшая судьба разрешилась, человек перестал дышать. На осунувшемся лице замерла лёгкая улыбка. Охотник вернулся к дороге, потягивая уже остывший кофе, и уронил, проливая остатки, рядом со ступенькой у двери водителя фуры стаканчик. Он предлагал забвение, но уже понял, что совсем забирать людей небезопасно, не в нынешние времена, и поэтому оставлял жирные намёки. Когда кассир пойдёт убирать, а человек на пистолетах выйдет пошевелить застрявшую и затрудняющую поток машин по мере разгорания дня фуру, пропажа, вышедшая подышать на последнем издыхании и оставившая подволакивавшимися ногами одинокие следы, найдётся. Никакие конкурирующие дельцы смерти Армана Никандиша не заберут. Не успеют, даже если хотели бы..
Дёрнув пальцами нити мироздания, притягивая понемногу тающий туман к себе, Охотник отправился короткими тропами дальше по своим делам. Он тоже делал смыслом жизни то, чем занимался, наполнял пустоту тем, что умел, даже если столько этого наполнения в ней не хотел, как не хотел бы пить два капучино, от которых в животе у людей становилось слишком тяжело, на языке — сладко, а сердце вон, только что.

Улыбке той было жить недолго. Охотник только наслаждался ничегонеделаньем на скамье в приёмном покое, играя с утренним уловом в руках, как его выдернуло из части реальности, в которой он эфемерно присутствовал, пугая только одного более восприимчивого к чужести и волшебности визитёра мальчика, и он столкнулся с суровым и излишне серьёзным лицом одного из своих пленителей. А иначе ему было сложно описать ту семейку, с которой он по наследству от себя же в прошлом оказался связан и был не рад. Не прошло и пяти дней, а его уже страшно раздражал сам факт того, что кто-то держит его за поводок, даже если его не призывали. Призвали — он и вспомнил, как сильно ему не хотелось никому служить, даже если не было, не ощущалось внутри повода ненавидеть.
— Да? — снова опустив глаза в осколки чужих судеб, выдохнул он. Манеры были чем-то, о чём, как выяснил Охотник, очень заботятся смертные и бессмертные, но ему было лень, покуда его не ставили на колени.

The Elder Scrolls, середина отыгрыша

— Это, — сказал, с большим трудом не вклинясь в фразу гостьи, Дивайт, — я уже понял.
Глаза Бэйты сияли какой-то заговорщецки-пленительной идеей, и он догадывался, какой, им очень бы пригодилась лояльная вампирша для работы текущей и возможной побочной. Но Дивайт отослал второго клона под мурлыкающеие ложно-капризные протесты и жалобы, что в верхней части Тель Фир нет слуг, обслужить их и себя бодрящим отваром.
— Я обладаю знанием, где возможно достать это знание. А также я обладаю знанием, что почти все известные и спекулятивные исцеления от вампиризма так или иначе касались принцев даэдра. Молаг Бала в частности, — маг перекладывал суставчатые, хорошо обработанные молочком квама до мягкого и чувствительного состояния, ладони по своим не менее угловатым коленям, прежде чем упереть локти в сцепленные в лепестки позы лотоса ноги и положить подбородок с бородкой, которую любил в задумчивости трепать пальцами, на замок из рук. Несмотря на благородное происхождение, Дивайт всегда слыл чудаком, что пренебрегал этикетом и предпочитал как можно скорее раздеваться с собеседником, хотел тот или нет, до ты, потому что ему было просто не интересно играть в эти игры, и хотелось в другие, в которых только магический дар, смекалка и какие-то разовые выгоды хоть что-то решали.
— Именно поэтому я настаиваю, чтобы я знал детали обращения. Что известно про родословную проклятья тебе самой. Имеешь ли ты контакт со старшими вампирами.
Горько-сладкий чай Раскаяние мутсэры и листья хальклоу, кусочки брошенного в кипящую воду белка и желтка из яйца квама с солью и щиплющими язык специями и сушёные сладкие Аскадианские соцветия — Бэйта знала в приёме гостей и празднике желудка не меньший толк, чем Альфа — в академических и не совсем академических чаяниях своего породителя, и за эти их достоинства он любил их своей скупой и странной любовью в равной степени сильно. Полированный поднос из цветного слюдяно-прозрачного хитина опустился меж подушек-сиденьев, Бэйта рукой разбудила рабыню и показала ей на одну из четырёх чашечек без ручек с толстым днём, после чего капнула в восполняющий ментальную ясность чай каплю из красного стеклянного флакона, скрытого под пальцами, а, может, где-то в рукаве, и сама откинулась на пожилого мага, потираясь затылком о мягкое тканевое оплечье как кошка, совсем не стесняясь своей домашнести и ласки. Дивайт позволил Второй ощущать себя на сегодня хозяйкой. Она понимала, что гостьей она смогла его заинтересовать.
— Некоторые маги очень жаждут такого… бессмертия, Вереса. И некоторые родословные несут со своим проклятьем ценнейшие дары. И связи, тоже. Ты понимаешь, о чём я?
— Нам нужно оценить выгоды и риски, Вереса, — с придыханием подала голос "дочь" колдуна, чьих глаз и лица было не видно из-за разнузданно расслабленной позы, она только вертела вправо-влево бедром вытянутой вбок длинной ноги. — К тому же, освобождение из лап Молаг Бала всегда стоит чьей-то души взамен выкупленной и редко несёт радость участникам.

Отредактировано Edgelord (10-05-2019 15:56:59)

+5

13

Форум: Tertium non datur - ссылка
Текст заявки: лэрд хочет найти своих женщин!

http://sd.uploads.ru/penVk.png

Кейтлин О'Локхарт
25-27 лет
жена лэрда Донала О'Локхарта
- с о ю з н и ц а -

Злая рыжая кошка

Скажи-ка, м'леди, ты как представляла свою жизнь? На что вообще могла рассчитывать четвертая дочь и седьмой ребенок Джорджа Грейстока, одного из богатейших дворян литтонского побережья? Леди Кэтрин Грейсток должна была блистать при дворе, найти себе молодого и красивого супруга с громким именем и титулом, но вместо этого, твой отец продал тебя фридлендскому лэрду Доналу О'Локхарту за козье молоко, шерсть и виски. Хороший, видите ли, союз, полезный, дочка, ну и что, что на островах! Твои старшие сестры повыходили замуж в Литтоне, а тебя сослали в глушь к варварам пить проклятое козье молоко и купаться в виски. Вот ты мне скажи, ты тогда не желала всех кар небесных на головы своей семейке? Да конечно желала, и до сих пор желаешь, будь они все трижды прокляты.

Поначалу, тебя у нас не любили - удумал, мать его, лэрд взять себе литтонскую девку взамен жены покойницы! Нет бы из своих кого взять, что, мало на островах хороших и здоровых девиц, способных подарить ему дюжину крепких ребятишек? До их куры не клюют, куда не плюнь - попадешь в такую девку, но Донал привел в дом тебя, злющую рыжую девчонку восемнадцати лет, которая смотрела на всех с ненавистью и если и плакала, то от досады и ярости, которая бушевала в груди. Ты сыпала проклятьями на отца и братьев с сестрами на свадьбе, расцарапала в первую брачную ночь мужу лицо и по пути в свой новый дом вела себя ни лучше, и это, как ни странно, очаровало лэрда. Ему страсть как понравилась огненная девочка, а ты только и делала, что пылала! Пока в новом доме обживалась, пока ходила тяжелая, раз, другой... Ты, м'леди вообще беременела и рожала как кошка: не успела крик поднять, что рожаешь, как уже младенца тебе на живот клали, страшненького как и все младенцы, но здорового и сильного. Народ-то и полюбил тебя из-за того, что ты лэрду наследник родила чуть ли не день в день через девять месяцев после свадьбы, а ты, как успокоилась немного, поняла, что не все так уж и плохо. Ненависть ко всему никуда не делась, но желание жить хорошо в тебе было сильнее.

М'леди вдруг взяла и поняла, что не все так плохо - муж на руках тебя готов носить, он просто как пень, зато вояка хороший, клан богатый, с таким можно сколько угодно каши сварить. Сестры твои, дуры эти раболепные, перед мужьями своими преклоняются, слова поперек сказать боятся, а у тебя иначе все. Твоя ж любимая шутка, что только фридлендский мужик настолько мужик, что его не пугает умная баба. А ты умная, хитрая, злая все еще как дюжина тощих кошек, но Дона в тебе это ценит - у него-то такого ума нет, а у тебя есть. И дети у вас хорошие, все пять штук, крепкие, сильные, не то что у сестер твоих. Да гори они все синим пламенем, за то, что тебя продали так дешево, ты ни по кому из семьи своей не плачешь - ни по мертвым из-за какой-то болезни племянникам, ни по наложившей на себя руки сестре, ни по свернувшему шею после падения брату, ни по сгнившему заживо отцу, ни по братьям, демоны их всех бери!

Вот фридлендка ты - хоть и родилась у литтонцев, но фридлендка от и до, даже имя твое новое тебе куда больше идет, чем местное. Кейтлин куда сильнее какой-то там безликой Кэтрин, падающей ниц у церковных статуй. И клан тебе больше семья, чем все те, кто растил и рос с тобой, и ты как и все хочешь мести. Наш народ хочет мстить за убитых, а ты за ту девочку, чьи ожидания не оправдали, отправив бог весть куда. Ты прижилась, ты стала своей (хоть и зовут тебя иногда шутки ради м'леди), ты не скучаешь по Литтону, но сердце все еще горит огнем мести, и теперь, когда отец твой, собака такая, подох, и на его место встал твой младший брат, единственный, кто был против этого брака, ты думаешь, что сейчас самое время для мести. Всему Литтону за маленькую Кэтрин Грейсток, которая так хотела сказочной жизни, а вместо этого стада хозяйкой большого дома и матерью клана, желающей для своих детей свободы и власти, чтобы никто не мог им приказывать что делать.
┈───ᗊ───┈
Сидел ночью, чаи гонял, а тут взяла и нарисовалась у меня Кейтлин перед глазами как живая. Злющая, гордая, уже фридлендка, а не литтонка, которая сама зубами кому-то кадык вырвет, если понадобится, прежде чем прогнется. За себя порвет, за мужа, за детей, да за все, что ей принадлежит. Не кошка какая-то, а пума с когтистыми лапами! С мужем у нее все ладно, это вообще хороший такой тандем, где он сильный, а она умная, но обида за то, что ее так выдали замуж — сидит глубоко и требует утоления кровью. Кейтлин — ценный союзник и шикарная женщина, поэтому приходите поскорее и играйте!
Смену внешности я не хочу, потому что Ронан идеально подходит и я даже не знаю, кто может подойти лучше.

http://s9.uploads.ru/t/JBpMo.png

Несса О'Блэр
22 года
сестра лэрда Кеннета О'Блэр
- м л а д ш а я   с е с т р а -

Малая

Наша семья, малая, была намного больше, чем сейчас — родители, сестра, братья, клан О'Блэров был больше, дом еще более шумным, и все было хорошо. Только мы с тобой этого не помним. Мы ничего толком не расскажем про последнее восстание, потому что были детьми, разве что со слов Лорны, учившего нас аббата Шолто или кого-то из родни. Не застали, детьми малыми были, когда все вокруг сражались и все горело. Не помним мы с тобой ничего только из тех лет, только мне вроде как повезло — покойников наших я застал, братьев вон, дядьев, есть у меня воспоминания о них. А ты и мать нашу не помнишь, красавицу Мьюриэль, погибшую когда ты была совсем крохой. Я нет-нет, а могу сказать, что у нее были царапинки от розовых кустов на пальцах, кожа ее пахла медом, а волосы постоянно лезли мне в нос, когда она обнимала меня или брала на руки. Мать погибла слишком рано, чтобы как-то отложиться в нашей памяти, и воспитанием нашим занималась Лорна. Могучая, смелая Лорна, которая заменила нам ее настолько хорошо, насколько смогла. Думаю, мы можем сказать, что из нас вышел толк, а?

Ты младше меня на три года, но ты никогда не давала этому мешать тебе. Догоняла, заставляла возиться с тобой и совала нос куда угодно, потому что тебе все было интересно: что на кухнях происходит, что на тренировочной площадке творится, что обсуждают отец с товарищами, что в сумке у кухарки, куда делся старший конюх с той молоденькой служанкой. Пронырливая и хитрая словно лисица, говорили все, кто видел тебя, и отец заливисто хохотал, утверждая, что ты пошла в свою мать, такая же вездесущая как и его милая Мьюриэль. С годами ты в самом деле стала вездесущей — то тебя видели на кухнях, где ты сама лично взялась за приготовление ужина, то в поле вместе с другими женщинами пошла отнести пахарям поесть, то ловишь вырвавшуюся в очередной раз из хлева скотину, то отплясываешь где-то и поешь с другими девушками. Здоровая фридлендская девчонка получилась, когда надо хулиганка, а когда надо девица, краше которой не сыскать.

Тебе бы замуж, да... сложно пока с женихами, найти еще подходящего надо. Вокруг тебя-то все вертятся, да и ты не прочь хвостом своим лисьим покрутить, но не то все. Я, сама знаешь, себе-то жену не искал, куда уж мне тебе мужа искать. Ну а в ваши с Лорной разговоры я не лезу, потому знать не знаю, кого она тебе показывала, а кого нет. Краем уха я слышал, как ты дерзила ей, дескать возьмешь и за литтонца замуж выскочишь, но я не думаю, что ты это взаправду говорила. Ты слишком умна, чтобы стремиться туда, где будешь чужой, и слишком любишь наши острова, чтобы на что-то их променять. Да и какая из тебя литтонская леди? У них свободы нет, а ты привыкла думать своей головой и работать своим руками, а все эти неженки у тебя только смех вызывают.

Эй, малая, чего опустила нос? А ну-ка улыбнись, рассмейся, спой какую-нибудь веселую песенку и попляши, все же хорошо! Вот увидишь, сестренка, вся твой жизнь еще впереди, и мы посмотрим, какой захватывающей она будет!
┈───ᗊ───┈
Просто приходите к нам, полюбите Нессу и мы будем любить вас в ответ! В нашей семье уже есть три человека — я, Лорна и моя жена Элспет, так что без внимания Несса точно не останется. Мы вместе придумаем ее судьбу, вместе решим, чего она хочет и кого поддерживает, ведь грядет буря вроде той, что была на островах двадцать лет назад. Просто приходите и играйте!
Внешность менять нежелательно, потому что Скелтон невероятная красавица в шотландских нарядах, но мы открыты к диалогу, потому красивых рыжеволосых девочек хватает. В общем, мы ждем сестру и надеемся, что она у нас поскорее появится.

Ваш персонаж: Кеннет О'Блэр, 25 лет, лэрд Дубхдара. Был младшим сыном ветерана островного восстания двадцатилетней давности, покойного лэрда Однорукого Рори, сам за отцом наследовать был не должен, но все старшие братья погибли. Воспитывался старшей сестрой, Лорной, нетерпимой к захватчикам, недавно по воле совета женился на дочери врагов.
Пример вашего поста:

Пример поста

Кеннет, вопреки своей воле, улыбается. Он давно приучил себя делать это во время любых ссор, даже тогда, когда лучше выглядеть серьезно, если даже не скорбно. Как, например, сейчас, когда Лорна прожигает его взглядом. Будь он еще мальчишкой, она бы и тумаков ему надавала, он в этом уверен, но он уже не мальчишка, и надавать ему тумаков как-то не получается. Вернее Лорна может, конечно попробовать, но толку-то? Послушание и понимание, порой, вбиваются в головы особенно неразумных как раз в прямом смысле слова, но у всех есть свой возраст, и в случае Кеннета он уже упущен. Поэтому он лишь улыбается, даже не придавая значения тому, что делает. Щурит светлые глаза, наклоняет голову чуть набок и смотрит на сестру, которая скоро сама как свеча загорится, настолько она зла. Гнев ее он понимает, сердце его все еще болит и ноет по племянникам и зятю, по матери, по всем тем, кого он потерял, но... сейчас он больше злится на сестру. Почему-то у фридлендцев две крайности - или отринуть любые разумные доводы и кидаться в бой, или же поджав хвост все принимать. Кеннет не хочет ни того, ни другого, он жить хочет, что бы там все не думали.

-Да, мне нужна моя сестра, чтобы она спасла меня от посягательств злой и ужасной литтонки, - закатывает глаза Кеннет. Ему все еще интересно, что же такое решила сжечь Лорна, стоило только ему переступить порог и притворить за собой дверь, но пока не до этого. - Хотя, согласись, зрелище было бы захватывающим. Потом еще пару-тройку месяцев мы смогли бы скрывать убийство мой жены, а потом? Ну, собрали бы мы сколько-то кланов, только этого бы не хватило, и нас бы постигла участь МакАлистеров. Хорошая судьба, а? - Он вздыхает, и продолжает: - Ничего такого я не хотел, Лорна. Я как-нибудь со своими проблемами справлюсь, и с женой в том числе, - называть леди Элизабет так странно, но слово вообще кажется на языке каким-то чужим, но он старается. Ему нужен если не мир, то хотя бы его видимость. На время, прежде чем на островах и в Литтоне что-то решится.

Лорна начинает говорить, и все ее слова ему уже знакомы. Этот же разговор у них был сразу после того, как было решено, что литтонку к алтарю поведет именно он, а не кто-то другой. Этот же разговор у них был накануне его отбытия в Лонгдол, когда сестра влетела в его комнаты и долго буравила его сердитым взглядом. Тогда было сказано много злых слов, повторять которые Кеннет не хочет. Ругаться с сестрой ему не по душе, но и молчать желания нет. Она видит все по-своему, а он по-своему, и понимать его она явно пока не хочет даже пытаться.

-Думал, и причин на это хватает, начиная с того, что им надо было предложить кого-то приличного, а не обнищавшего или старого, заканчивая тем, что никто не хочет родниться с теми, кто подавлял восстание. Я что, дурак по-твоему, чтобы думать, что все это великая честь? - Он кривится. Честь, как же! Сомнительная такая честь, как и то, что Фиона МакАлистер воспитанница и фрейлина королевы, как будто никто не понимает, что на самом деле в Айриме ее держат для того, чтобы лэрд Лахлана не посмел вновь подать голоса и все его соотечественники сидели тихо. - Боролись! Как же вам всем это слово нравится, боги. А как бы мы боролись в случае моего отказа с литтонцами? Почему О'Блэр не захотел взять нашу невесту? Что там такое? Ему есть что скрывать? И вместо нескольких женщин у нас здесь был гарнизон во главе с наместником, и они шныряли бы по замку и совали нос в каждую бочку. И интересовались бы, сестра, почему ты жжешь записочки, а не молчали бы как я, - его взгляд делается тверже, а улыбка, наконец-то, исчезает с лица. Разговор ео раздражает, а намеки и обвинения старшей сестры злят. - Даже если моей жене велено все слушать и запоминать, здесь хватает тех, кто будет смотреть за ней, и таких людей больше, чем у других лэрдов. Хочет передавать каждое наше слово хоть своему отцу, хоть деду? Богов ради, здесь ей нечего услышать. В отличие от домов остальных, потому что наши или под хмелью все расскажут или разомлев над девицей.

Он резко выпрямляет спину и просто сжимает пальцами спинку стула так, что костяшки белеют. Ему очень хочется ударить ладонью по столу, но Кеннет не делает этого. Только дышит через нос, а после продолжает говорить, перебивая сестру:
-Да, верно, меня поразили прелести этой полевки, Лорна, потому что я не был с другими женщинами и все для меня впервые. Что ты хочешь услышать от меня? Я все еще не в восторге от этого брака, но кидать ее в темницу не буду это глупо. А глупо знаешь, почему? - он походит к сестре ближе и наклоняется, опираясь ладонями на гладкую поверхность стола. - Потому что она любимая дочь своего отца и любимая внучка своего деда. У них есть Фиона МакАлистер, а у нас появилась Элизабет Говард. Считай ее тузом в рукаве, сестра, потому что ради ее безопасности Говарды и Аттвуды на многое пойдут. Мы же не хотим, чтобы что-то случилось с Фионой? Так и они не захотят, чтобы что-то случилось с из Лиззи, - ему претит мысль делать свою жену своей же заложницей, потому что это неправильно. От брака он не ждет чудес, но с присутствием Элизабет, которую он во время пути начал звать на местный манер Элспет, Кеннет уже смирился. Ему не хочется питать каких-то надежд на ту супружескую жизнь, что была, судя по многочисленным рассказам, у его родителей, но и сразу рисовать себе самые ужасные картины у него желания нет. -Ты все объясняешь мне и объясняешь, но почему ты не можешь поверить мне? Я знаю, что делаю, что бы там не казалось окружающим.

Кеннет щурится, заглядывая сестре в лицо. Ему хочется, чтобы сестра поняла его, наконец-то начала думать не опираясь на все пережитое. "Все или ничего" уже было и не привело ни к чему хорошему, и повторять ошибки прошлого он не собирается.

(либо ссылкой на сообщение с указанного форума)

+1

14

Форум: https://except-us.ru
Текст заявки: Привет! Меня зовут Максон и я хочу поиграть заклятую дружбу. Пожалуйста, обратите внимание, что это заявка без намёков на романтические отношения.
Туата Де Дананн, таинственное племя сидов, пришедшее на Землю из волшебного мира на ладьях, которые несли тёмные облака, застившие свет целых три дня. Много было прекрасных и искусных воинов, ремесленников и мудрецов и были они лучше всех, кто когда-либо приходил в Ирландию. Но так же они были самыми коварными, жестокими и беспощадными. Среди Туата была она - тёмная королева, владычица мира мёртвых, навсегда трёхликая королева - Морриган. Воплощённая ярость, она славится тем, что может воодушевлять воинов на битву своим кличем или даже одним своим видом, а так же любит кровавые обряды и ритуалы.
Каждая из ипостасей королевы обладает собственной личностью, характером и функционалом и с каждой из троих у моего персонажа сложились разные отношения, но общее у них всех - Морриган с удовольствием пожертвует моим персонажем, он тоже не единожды подставлял и будет подставлять её. Это не значит, что они ненавидят друг друга, напротив, их отношения можно считать тёплыми для детей Дану.
Персонажи не единожды пересекались на страницах истории и иногда входили в неё под громкими именами. В настоящем у них очень много точек пересечения и вариантов, как испортить друг другу жизнь, сделав её интересной.
Заявка полностью.

Ваш персонаж: Нуада МакЭтлиу - король без королевства; светлый бог, потерявший свет; война без конфликтов и ещё десятка два парадоксов. Грустная история в прошлом, стакан виски и собственная частная армия прилагаются. Анкеты потенциального мужа и соперника, и сына.
Пример вашего поста:

Пост из начала эпизода

Сорок пять лет. Для смертного мужчины большая часть жизни остаётся за бортом и самое время пересмотреть приоритеты, осознать, чего добился, где оказался и зачем. Бывший король Туата, по обыкновению, в свой день рождения находился на задании, предпочитая забыть о том, что его жизнь долгие тысячи лет иная. Нуаду свыкся с мыслью, что его перерождения нескончаемы, но эта инкарнация оказалась с подвохом. Сила, неподвластная ему более, разрушала его разум, подтачивала спокойствие и мешала жить. Впрочем, сегодня и сейчас, он предпочёл совместить приятное с полезным: стакан стаута перед ним был едва начат, сигарета дымилась на чистой пепельнице, а бармен, дюжий детина в коже, обстоятельно рассказывал о том, что это за заведение.
Видимо, в нём была немалая доля крови Ши, потому что бармен инстинктивно ёжился, словно мёрз в своей косухе. Но гость платил. Как за выпивку, так и за информацию.
Информации было до слёз мало: из убитых ассимилировавшихся фейри, тусовались здесь лишь трое. Девчонка-дух, связанная с викканами, ей казалось забавным возрождать старый культ; парень-хобгоблин, любивший пиво и читавший бульварные ужасы; и ещё одна девчонка, банши, подрабатывала здесь по выходным, развлекая публику недурным голосом. Все они были знакомы друг с другом, но лишь поверхностно. Связывала их только принадлежность к людям Холмов, да и то - весьма косвенно. Все они остались среди людей, справедливо рассудив, что оба Двора обречены на вымирание. На этом месте клиент болезненно скривился, опрокинул стакан и попросил виски. Вторая сигарета была зажжена от первой, бывший король затянулся и вновь стал слушать.
Первая была найдена на пороге собственного дома, врачи констатировали смерть от анафилактического шока, от аллергии, проще говоря. Но бармен был уверен, что девица не пила ничего, кроме минеральной воды, а пара листьев салата вряд ли могла стать причиной такого отравления.
Любитель мистики пропал неделю назад, его хватились только недавно. Нашли почти за городом, в овраге и с теми же симптомами, вот только смерть наступила быстрее - от удушья парень свалился и сломал себе шею. Банши умерла прямо на сцене. Просто замолчала посреди песни, а после упала и испустила дух. Гость исподлобья посмотрел на бармена и тот доверительно кивнул. Облокотившись об стойку, он продолжил говорить.
Была его смена, он первым бросился к певице и нашел, - что он нашёл, гостю узнать так и не удалось, их прервали.
- Эй, Нолан, как насчёт обслужить нас? - На другом конце стойки нарисовались неприятности в виде пятерых лысых и довольно потрёпанных жизнью парней. Тоскливый стон бармена говорил красноречивее долгих объяснений. Нуаду понятливо кивнул, настороженно глядя на парней. Проблем для него они не представляли, да и не обратили бы на него внимания, если бы он не вздрогнул.
И было от чего: её силу он узнал бы даже при смерти. Та, что делила с ним ложе, а после разделила смерть, была где-то рядом. Нуаду вздохнул и едва не навернулся с высокого стула, когда его ощутимо ткнули в плечо. Её присутствие действовало так всегда. Когда-то и его присутствие могло спровоцировать битву, но теперь он был лишь пустым местом для своего народа. Они видели смертного, а его такой расклад устраивал. Игнорировать проблему становилось невозможно: второй тычок заставил поднять голову от вдумчивого изучения стакана с виски и аккуратно затушить бычок.
- Отличный день рождения, блядь, - буркнул он себе под нос, - второй год подряд, мать твою!
- Что ты сказал? - Уточнил один из парней. - День рождения у тебя, а? Так значит, ты проставляешься?
Бывший король поднялся. Он был выше самого высокого из них на целую голову, но серьёзным противниеом его не сочли - слишком тощий.
- Мистер Уайт, у меня есть, - начал бармен, опуская руку под стойку.
- Не нужно, Нолан, - мягко улыбнулся Война, наслаждаясь злостью и агрессией парней, - не порти мебель и посуду.
Ему было интересно, здесь ли его бывшая супруга. Предстоящее действо усладило бы её взор.

Пост из середины эпизода

Текло и плавилось пространство под ногами богов, реальность не выдерживала их обоих. Где-то в реальном мире, параллельно с путём, который пролегал мимо, люди ссорились, сами не сознавая, что на них нашло. Сегодня часть Белфаста не сможет спать от внезапного ужаса, который стал причиною соприкосновения двух таких похожих сил. Коварство и ужас войн простым смертным было невозможно переносить - слишком слабым вышло человечество по вине Яхве, слишком инертным. Но зимнего короля это не заботило ни мгновения.
- Можешь, - милостиво разрешил он, - это она меня нашла, а не я её. - Он посмотрел на невысокую Бадб сверху вниз и тонко улыбнулся. - Как это обычно происходило.
Тонкая музыка реальности сорвалась на фальшивые ноты - так король слышал мироздание и так воспринимал: как гобелен из струн, мелодию, в которой диссонансом от нарушения установленных законов вплетались чужие действия.
- Кроме того, что ты дерзишь мне? Пожалуй, - согласился Нуада и с шипением выдохнул воздух из лёгких - так неожиданно оборвалась тропа, в висок вонзился гвоздь.
Пожалуй, это было ахиллесовой пятой шамана, одной из немногих. Он с ненавистью смотрел на выбирающихся из подворотни и почти готов был оскорбить Бадб своею благодарностью. А после пришла битва - короткая и очень эффективная. Он был над нею, он был ею, он направлял руку королевы и ветром вплетаясь в песнь целительницы, шептал ободрение всем, кто должен был пасть в бою. Воистину королевский подарок, Нуада склонил голову, едва всё закончилось - почти высшая степень признания. Невзирая на изменения, его высокомерие, его гордыня остались с ним. А, может, это была не гордыня, а реальное положение вещей. Кроме него и, быть может, его последней на все времена супруги, об этом не знал никто.
- Отличные доспехи, - вместо благодарности проговорил он и наотмашь добавил, - Таранис всегда умел нравиться женщинам.

Силы вернулись к нему, а с ними и злость на преступивших закон. Силы верховного бога, почти неограниченные, ломающие волю и лишающие сознания, хлынули в тело отворяющей врата женщины, а сам король оказался рядом. От него пахло жжёной корою дерева, душистыми травами и солоноватым ветром с моря, тонкие пальцы вцепились в плечи Бадб, удерживая её и не давая сдаться. Он пользовался ею как марионеткой, направляя через неё силы, предназначавшиеся мечу. Теперь, если кто и захочет понять, кто колдовал здесь, учует только след загадочного верховного короля, прежде чем умереть.
Проход распахнулся, точно зёв в преисподнюю. Владыка ветра подхватил внучку на руки и воздух подхватил их, мягко опуская в расселину, которая захлопнулась прямо следом за ними. А несколько вдохов спустя, он опустил Бадб на твёрдую поверхность.
- Будь я проклят, - присвистнул Нуада, оценивая обстановку.
И было отчего: в ничто парили острова, на которых можно было угадать очертания домов Белфаста, но они казались затянутыми паутиной. Где-то впереди и солидно выше острова, на котором находились двое богов войны, возвышалась ратуша, окна которой светились алым.
- Худший кошмар Льюиса Кэролла? - Уточнил верховный король. Смертный облик развеялся как дым - высокий ас в белоснежных одеждах и с серебряным венцом в волосах внимательно изучал происходящее. За его плечами выблёскивала обновлённая рукоять меча света, того самого, который Морриган почти два тысячелетия назад прятала в кромлехах Норвегии. - Смертные нашли какой-то артефакт, - заметил он, - сильный и питающийся магией крови, иначе бы им не нужна была жертва.
Кому «им» - Аргетлам оставил за кадром. По-птичьи склонив голову, он продолжил.
- Летим? - Интонации сделались ниже и интимнее - он звал её на пиршество. Миг - и на его месте забил крыльями сокол.

Отредактировано Maxson (17-05-2019 14:35:33)

+2

15

Форум: фора нет, но перс есть
Текст заявки:
м + м (тогда ты том холланд или энсель эльгорт) или м + ж (лили коллинз, мейси уильямс, обсуждаемо)

мы бы оба могли быть не людями, оборотнями, допустим. (я уже начинал играть, но это менябельно, если что)

мой перс по типу - бывший охотник за нечистью, который сам нечисть, от этого не весело и дохуя угрюмо. у него будет какая-то нечеловеческая форма, которую он не принимает, знать не хочет и контролировать не умеет.

а твой перс - молодой, любящий жизнь нелюдь, который научит моего светлее смотреть на жизнь, но не только это, а еще - контролировать свою вторую форму. такой энтузиаст без перебора, не отрицающий, кем является. хотя, все обсуждаемо, но второго пессимиста я бы точно не хотел.

мы можем быть оба оборотнями или чем-то подобным. поэтому заявку оставляю здесь

я пишу более менее часто, пару постов в неделю выдам, от третьего или первого лица, на 5-7 тысяч символов. хорошо, если у тебя подобная скорость.

отношения между персами - подразумеваются)) разница в возрасте, немного daddy kink. в пару. люблю играть сложности и стекло, но в последующее создание семьи тоже бы поиграл. не умею писать заявки, сори. интересно - пишите в лс

Ваш персонаж: харви, 31 год, внешность джи изи. точно не человек, угрюмый и неприветливый. недовольный жизнью и часто саркастирующий. пост от этого перса

Пример вашего поста:

Пример поста

Второй месяц на новом месте, а ему все еще снятся кошмары. Разные по картинкам и преследователям, но объединенные одной тематикой – ему снятся те, кого он ненавидит больше всего на свете. Те, из-за кого он оказался здесь - в ледяном, забытом всеми городке на окраине мира. Те, частью которых он является сам.

#мы_не_монстры

Сегодня ночью ему снится его последний день в родном городе – нелюди вышли на него, сделав вывод, что вокруг Харви всегда творится необъяснимая хуйня и исчезают такие, как они. Вывод правильный. И даже поздний. Харви лежит спиной на асфальте, после сильного толчка, и замирает, цепенея от того, что видит. И от удара. Их шесть или семь, и некоторые из них обращаются. Вольг видит когти, звериные морды, клыки – агрессивный вид существ, которых на этой земле быть не должно.

«Тебя совесть не мучает, Харви?»

«У нас у всех есть семьи, Харви.»

«Какой же ты холодный ублюдок, Харви. Ты мразь».

Только в кошмаре их перевоплощения намного хуже. Харви видит их не оборотнями, вампирами, адлетами – Харви видит их реальными монстрами из фильмов ужасов, хаотично собранными воплощениями уродства, сущностями, которые сейчас сожрут его заживо, по кусочкам, залезут в душу и сделают одним из них.

«Нет, нет…»

Он ворочается в кровати. Такое повторяется каждую ночь, и он просыпается в поту, поднимается за стаканом воды, и задается вопросом, какого хера каждый сон под этой крышей пытается давить ему на совесть. У них всех есть семьи, Харви? Он только усмехается раз за разом.

«У всех есть семьи. Надо же им как-то размножаться.»

Его будит посторонний звук, едва различаемый, но… Харви привык, что на Аляске много диких зверей. Помимо оборотней, здесь много диких зверей. Странно то, что иногда ночью в окна бьются дневные птицы. Он засыпает обратно сквозь легкий, необъяснимый дискомфорт. Как будто он не один. Но черт возьми… В Анкоридже он никогда не чувствовал себя в безопасности.

Во втором сне он трахает какую-то девчонку, подцепленную в баре напротив. Она симпатичная и почти ласковая, но Харви знает, что это кошмар, и что скоро спонтанный секс обернется ему очередным подвохом.
- Хочешь увидеть мое истинное лицо? – у нее сладкий, мелодичный голос. Как и внешность.
«О, нет.»
- Не хочу…
- Почему? Ты стесняешься этого? Меня…? – звучит почти жалобно и так невинно.
Харви приходится замедлиться, зависая над ней. Он понимает, что сейчас начнет происходить, но… может, блядь, не надо?
- Потому что ты тоже монстр.
- Монстр? – она упирается рукой ему в грудь, выражение меняется.
Трансформация сейчас начнется…
- Это ты монстр, Харви.
Истошный крик, шум крыльев напугавшихся птиц за окном, и девушка меняется – прямо под ним, за пару секунд напоминая симбиоз человека и летучей мыши. Черная кожа, нечеловеческие глаза, складки на лице и…везде. Мерзкие перепонки между пальцами. Длинные когти, выступающие кости позвоночника на спине, и… кожа, напоминающая тончайший черный бархат, который вот-вот порвется.

«Твою мать!»

Он дергается, чтобы отпрянуть от нее и вновь просыпается.

«Твою, сука, мать.»

Не то, чтобы он привык к кошмарам, но хочет поспать спокойно. Хоть раз. Подняться выспавшимся, а не помятым. Но Анкоридж не приветлив к чужакам, и тем более, к такому, как он.
Харви спускает ноги с кровати, поднимается, чтобы сходить вниз, на кухню, за стаканом воды. Эта прогулка обычно успокаивает хоть как-то мысли. И в третий раз он засыпает более-менее нормально.
Бросает взгляд на часы.
Четвертый час ночи.
Безэмоциональная ухмылка и сонный, заебанный, невыспанный спуск по лестнице.
И новый запах, заставляющий замереть на месте и в раз проснуться. Волчье чутье никогда не работало так безошибочно, как на Аляске.

«Чужой. Чужой. Чужой.» - он слышит волка внутри.

Еще два шага вниз по лестнице, и зверь щетинится чуть меньше.

«Знакомый запах. Ты слышал его уже.»

Лестница под ногами кончается.

«На диване.»

В темноте плохо видно, и Харви заведомо привык дергаться раньше, чем приглядываться, обдумать, и разбираться, а поэтому он щелкает рубильником и загорается свет, одновременно с этим требует ответ.

- Какого черта??

Тело на диване дергается, то ли сонно, то ли напуганно и Вольг узнает его почти сразу.

A neighbor boy. Соседский мальчик.

- Илай? Илай, какого черта?


«Приходи, если что-то понадобится.»
- дежурная фраза, которую говорят соседям вместо «всего хорошего», дежурная, не подразумевающаяся, что кто-то реально придет, если что-то понадобится. Так это работает? Пустая формальность?
Харви негостеприимен. Волки стайные, а он одиночка. Он здоровается с соседом, чтобы хоть как-то наладить контакт с кем-то, напоминающим человека. «Если что-то случится». «Это вынужденное близостью жилища общение». И тем более, с ребенком соседа, который недавно по просьбе отца помог ему в парочке дел. Для этого Харви и контактирует с местными. Быть перманентным чужаком не облегчает никому жизнь.

- Почему ты здесь? – с непривычки звучит почти агрессивно, но Харв просто не умеет ни с кем общаться. В ответ слышит что-то про ключи, и одергивает сам себя в своей ненужной настороженности. Мальчик просто хотел помочь. Ничего страшного.

«Веди себя нормально, Харви. Постарайся. Илай почти обычный ребенок.»

«Почти как Кайл… В том-же возрасте.»

Харви трет переносицу от веса последней мысли. Глубоко вздыхает, и несмотря на то, что ему все это не нравится, принимает ситуацию. Судя по ответу, у соседского сына проблемы с отцом. Почему это все выглядит… так по людски? Те же проблемы. «Они почти как люди, Харви. Он всего лишь ребенок.»

- Да не вставай, досыпай уже. Ты можешь остаться. Сегодня ночью. Три часа до утра осталось все равно. Но… - долгая пауза, с непривычки выбирать слова, и с того, что выбирать не выходит - Никакой магии у меня в доме, мальчик.

Сон ушел полностью. Что там надо сделать, когда у тебя вынужденные гости? Разжечь камин? Налить чай? Харви не рад компании. И для чая уже порядком поздно.
Но не выгонять же подростка среди ночи?
Он с раздраженным вздохом идет зажигать камин. В гостиной пиздец как холодно. Прекрасно понимает, что не уснет уже. Да и зачем, чтобы снова видеть ебучие кошмары?

- Я разожгу огонь и уйду в комнату. Если догорит, руками не лезь. И магией ничего не зажигай, повторяю тебе еще раз. И… меня не зови, я хочу хоть немного поспать. В общем – огонь не должен быстро сдохнуть.

Злой волк бросает дрова в камин, разводит огонь, позволяет мальчику остаться. Не слишком дружелюбно, но… только так он и может.

Отредактировано bostonDynamics (Вчера 19:54:20)

0


Вы здесь » Live Your Life » -Неформат » Поиск партнера для игры


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC