Live Your Life

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » -Реальная жизнь » Поиск партнера для игры


Поиск партнера для игры

Сообщений 1 страница 20 из 71

1

В данной теме действуют Общие правила каталога и Правила раздела «Ищу игрока» (подробнее). Дополнительные правила специально для «Поиска партнёра» указаны ниже.

Заявка в теме оставляется в следующих случаях:
• У вас нет на примете ролевой, но есть желаемые образы и сюжеты для отыгрыша;
• Вы игрок на определённом форуме и ищете партнёра с конкретными предложениями по сюжету.

Конкретика:
• Один пользователь - одна заявка в тематике;
• Один пользователь - не более трёх заявок всего (в трёх разных тематиках);
• "С аккаунта сидят два/три/десять человек" - всё равно одна заявка в тематике;
• Хочется новую заявку - попросите сначала удалить старую (в этой теме с указанием раздела);
• Поиск - только для игроков, ищущих партнёров. Для администраторов и пиарщиков есть "Ищу игрока";
• Пример поста обязателен;
• Анкета или пост по ссылке закрыты для гостей - сообщение удаляется;
• В одном сообщении несколько отдельных заявок на искомых персонажей - каждую под спойлер;
• Заявка очень объёмная и/или в виде крупной таблицы с заливкой цветом - хотя бы часть под спойлер;
• Обновлять/поднимать имеющуюся заявку можно не чаще, чем раз в две недели. Открывать новую после удаления старой - без ограничений;
• Сама по себе заявка находится в теме два месяца, после чего удаляется.

Запреты:
• Повторять заявку раньше, чем по истечении двух недель;
• Пытаться обмануть администрацию путём создания дополнительных аккаунтов;
• Игнорировать шаблон заявки;
• Администраторам - искать акционных персонажей не для себя лично.

Шаблон заявки для поиска партнёра на форум
Код:
[b]Форум:[/b] (ссылка в виде названия)
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Ваш персонаж:[/b] (ссылка на анкету (не на профиль!) или краткое описание, даже если персонаж канонический)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста  (либо ссылка на сообщение с указанного форума) [/spoiler]
Шаблон заявки для поиска партнёра (без приглашения на форум)
Код:
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler]

+1

2

Форум: C L I C K
Текст заявки: ж+ж с налетом инцеста [ну и извечным поиском соигрока навеки вечные]
внешность: krysten ritter
возраст: 33-34 y.o. / нью-йорк, сша
деятельность: преподаватель истории религий в ucla
ориентация: гомо (!!!)

чертовски огромная и глубокая история, но если ты проникнешься, то навсегда завоюешь моё сердечко, серебряная луна

Чем занимаются девочки в десять лет? Наверное, начинают планировать свою жизнь в старшей школе, представляют свой первый поцелуй с принцем и устраивают чаепитие с подружками пока мамы наслаждаются бранчем. Но в семье Монтгомери всё было иначе. Пока мать, эдакая орлица и хранительница очага, строила планы на своего не рожденного сына, Арес Монтгомери читал жуткие сказки Базиле малышке Джо. Они хохотали на весь дом и носились по комнате, играя ужасных существ, что жили на страницах книги. В этом было счастье малышки Джо.
Джо не служила высшей цели, о которой с трепетом говорила мать. Но, как и все в доме, девочка ждала появления младшего брата. Десятилетней девчонке даже в голову не приходило почему его появления ждут в определенный день и час, почему чуть ли не каждый уикэнд семья Мормонт становилась почетным гостем и делила особенный ужин. Но потом всё встало на свои места. Наступило 16 июля 1994 года. За несколько дней до этого, десятки людей собрались на острове Дир, где раньше малышка Джо беспечно бегала по лесным тропам и играла в прятки с отцом и своим крёстным Грегори Верлаком. Всё это было мишурой, ведь остальные взрослые готовились к отчаянному и по всем меркам жестокому шагу. Тайное общество «Череп и кости» готовилось принести в жертву двух младенцев, что вот-вот родятся под столкновением кометы Шумейкера-Леви с Юпитером.
Малышка Джо должна была спать под надзором младшей сестры матери, приходившей ей крёстной матерью да и по большей части матерью. Но Вельмира отправилась в самый темный закуток острова, чтобы помочь подменить детей и принести к алтарю тех, которые итак не прожили бы больше нескольких часов. Важно ли это было девочке, проснувшейся от гула и гомона, спутанных речей на латыни и прочего творящегося мракобесия? Нет. Джо наблюдала из окна мансарды за тем как её родная мать стояла во главе ритуала и большего ей не требовалось.
Для девочки начались самые ужасные годы жизни. Кошмары, попытки принять вранье матери о том, что потеряла ребенка, и тотальное одиночество. Дружба с Верлаками и Мормонтами закончилась. Их дом должны были наполнять требовательные крики четырех малышей, но двоих не стало в ту роковую ночь, а якобы своих детей Грегори Верлак увёз в Салем, где хотел воспитать их вне общества оккультистов. Джо осталась совсем одна.
Вскоре наступил раскол и в её семье. Мать обвинила отца в измене, а тот даже не смог оправдаться. Начался этот раскол с самой Джо, которая не желала идти по стопам родителей. Силком приведенная в Йель, Джо с треском вылетает оттуда на втором курсе за неуспеваемость. Хоть преподаватели и декан говорили, что она весьма способна, в особенности в изучении мертвых языков, но вышло как вышло. Джо чувствовала недоброе между родителями за несколько лет до их официального развода, когда отец постоянно пропадал в командировках и неубедительно врал куда именно ездил. Поняв, что связи и деньги родителей не вернут её в Йель, Джо сменила фамилию на Лавкрафт и уехала в Новый Орлеан к своей крёстной Вельмире. Параллельно с тем, что Джо осваивает мертвые языки в частной академии Вельмиры, она дистанционно получает образование в испанском университете, решив выбрать предметом изучения оккультизм. Лучшим избавлением от кошмаров и чувства вины Джо видела не только возможность сменить фамилию, но и написать книгу, для которой и собирала материал.
В 2011 году родители официально развелись и отец исчез. Это был последний год, когда она видела его и когда видела мать. Джо мотало по стране пока она не решила осесть в одном месте, чтобы закончить книгу. Она оборвала все связи с родственниками и близкими, но даже в чужом городе по её душу нашлась девушка. И отношения с ней развивались стремительно, вплоть до свадьбы. Джо впервые доверилась, думая, что чужой человек не сделает хуже, чем родной. Она чертовски ошиблась. Через полтора года казалось бы счастливого брака Джо нашла чеки на внушительную сумму от матери для своей благоверной. Тихий развод, досада, систематически затапливаемая виски, и снятие крупной суммы с семейного счета — Джо больше никому не будет прощать зла, причиненного ей.
16 июля 2017 года Джо Лавкрафт просыпается в уютном домике семьи Монтгомери на острове Дир. Она приплыла ночью в ужасную бурю. Первым делом ей хотелось зайти к Верлакам, чей дом расположился по соседству. Едва Джо приоткрыла дверь как поняла, что на острове происходит что-то неладное. Она видела как к дому Верлаков подошел отряд охраны и ломился к Сиенне Верлак-Мормонт. Джо решила занять наблюдательную позицию. Нутро подсказало ей, что ответы она найдет у часовни. Скорее в ту роковую ночь Джо нашла лишь больше вопросов. Что за два чужака околачиваются возле Сиенны? Почему они так тепло обнимаются? Почему Сиенна рада видеть их и называет своими детьми? Почему ими должен был гордиться её крестный Грегори? Сложив дважды два, она поняла, что на остров пожаловали Артио и Фобос Верлак. Те самые дети Грегори, которых он решил воспитывать вдали от тайного общества. Наверняка у этих ребят были ответы. Но Джо не успела дать о себе знать. Часовня взорвалась, откуда троица едва успела выбраться. Даже это не спасло Сиенну.
Джо видела как дети Грегори провели последние часы с умирающей Сиенной, как рыжий парнишка нёс тело в склеп и светлая девчонка не отпускала руки женщины. Когда эти двое покинули остров, Джо похоронила Сиенну. А после она отправилась в Салем на поиски Артио и Фобоса, но радушные соседи сказали, что после смерти отца дети уехали в Лос-Анджелес. Так Джо и оказалась в сердце Калифорнии. Она знала куда могли пойти столь особенные люди, поэтому вскоре оказалась на пороге исторического факультета университета. Несколько недель наблюдения и Джо нашла способ избавиться от наставника Верлаков, дав ей ложную зацепку на Роанок. Джо заняла место преподавателя истории религий и пыталась подобраться к ребятам, но не тут-то было. Если Фобос с легкой настороженностью относился к новому наставнику, то Артио воспринимала Джо в штыки. Именно с этого начинается всё самое интересное.
Поздним октябрьским вечером Джо Лавкрафт решила задержаться на работе. И на это Артио не рассчитывала пока рылась в вещах в кабинете предыдущего наставника, пытаясь найти зацепки по своим делам. Их нелепая встреча тет-а-тет началась с поцелуя. Артио не нашла более лучшей идеи, чтобы запудрить мозги Джо. Наплела с три короба о том как влюблена, о том что специально поджидала в кабинете дабы объясниться в чувствах. Джо, выбитая из колеи, повелась. Попыталась объяснить почему их отношения невозможны, услышала в ответ сознательное «понимаю» и до середины января 2018 Артио больше не появлялась. Она нашла, что искала и отправилась разгадывать свои загадки.
Когда Артио вернулась нужно было наверстать учебу. Джо вызвалась помочь, поняв, что из Фобоса она так ничего и не вытянула. Они правда начинают сближаться. Джо запрещает себе чувствовать что-либо к Артио, а она в ответ старается держаться вплоть до выпускного. В тот день обе дали волю своим чувствам, словно надеялись больше никогда не встретиться. Спустя две недели судьба снова сводит их. В кабинет Джо проникают люди в масках, что-то ища, а последний номер, который Джо успела набрать — Артио. Артио примчала на всех порах и помогла расправиться с нападавшими. Взяв всё в свои руки, Верлак начала заботиться о Джо. В тот вечер отвезла домой и убедилась, что там нет незваных гостей. Несколько недель кружила вокруг дома Джо, проверяя всё ли в порядке, и когда на пороге оказалась бывшая жена Джо, то вмешалась. В тот момент Джо поняла, что Артио стала её куполом, её хранителем, потому что действительно что-то да значила для этой девчонки.
Свои отношения они держали в тайне ото всех. В какой-то мере они были счастливы, хоть и не полностью открыты и честны друг перед другом. Джо так и не созналась в том, что видела Артио и Фобоса на острове, а Артио в свою очередь не созналась в том, что погибшей на острове женщиной была её родная мать. Джо даже приняла тот факт, что Артио по дурости своей оказалась жената аж год назад (ведь то, что произошло в Вегасе, остается в Вегасе). О чем сама Артио расскажет только в конце декабря'18-начале января'19, когда сама узнает. Именно к Джо придет Артио, когда разругается с Фобосом из-за свадьбы по пьяне. И в один день Артио исчезнет, оставив записку «наконец-то расшифровала дневник, меня не будет некоторое время». Джо начала сходить с ума, понимая, что Артио наверняка ввязалась во что-то опасное.

ложка дёгтя в виде орг.моментов

Вот это я понаписала... Но, собственно, неспроста. Джо сюжетно важна для меня и для Фобоса. Так что давай поговорим об орг.моментах.
» » » настоящее имя Джо — Джо (второе имя на ваш вкус) Монтгомери (фамилия неизменна). Касательно сокращения Джо, полная версия на твой откуп. От себя могу предложить: Джослин, Джолен, Джозефина, Джой, Джоли, Джозетт, Джози;
» » » почему Лавкрафт? Просто созвучно, да и в целом в нашем с Фобом представлении это любимый писатель Джо. И в фамилии Лавкрафт присутствует символизм, отлично подчеркивающий особенность персонажа;
» » » наверняка ты запуталась в именах, поэтому я постараюсь разъяснить тебе наше семейное древо (мы очень загоняемся по таким вещам). Арес Монтгомери (бывший военный) — биологический отец Джо и Фобоса, мама (Фобос, придумай ей уже имя!!!) после развода вернула девичью фамилию Ильверморни (приветик, ещё одна пасхалочка), у матери есть младшая сестра — Вельмира Ильверморни (она крёстная Джо, в настоящее время выяснится, что и для Фоба с Арти тоже). Вельмира изначально была против детского жертвоприношения и когда ритуал закончился, то уехала в Новый Орлеан, где держит частную академию и преподает оккультные науки. Грегори Верлак (бывший военный) — крёстный Джо, которого она видела последний раз в десять лет. Он забрал спасенных Арти и Фоба в Салем, а дети, которых принесли в жертву, были его собственные. Близнецы: мальчик и девочка. Так как его жена со студенческих времен плотно сидела на наркотиках, то дети попросту бы не выжили. Грегори и Вельмира всегда были близки и пытались спасти свою подругу, но вышло, что вышло. Был убит в 2016 году матерью Джо и Фоба. Сиенна Верлак-Мормонт — сестра Грегори и биологическая мама Артио. Заточила себя на острове Дир почти сразу после жертвоприношения. Выбиралась только с миротворческими миссиями в страны третьего мира. Погибла на острове в 2017 году. Её муж Дейдрик Мормонт после жертвоприношения буквально помешался на мести культу и всячески мешает матери Джо и Фоба проворачивать темные дела. С Арти лично познакомится только весной 2019 года. До тех пор держится особняком от неё;
» » » что касается более старшего поколения, то Арес приходится кузеном Грегори и Сиенне, а это значит, что Джо и Фоб приходятся троюродными кузенами Арти (так что да — нотки инцеста ворвались потихоньку, о чем персонажи узнают в феврале-марте 2019 и о романтических отношениях Арти и Джо знает только Фоб);<br>
» » » во всей этой веренице и путанице мы с Фобосом разбираемся очень даже прекрасно и тебе поможем разобраться, накинув новых деталей. Для полноты и объема игры мы отыгрываем наших родителей/тёть/дядь нпс (мы нпс поделили между собой: на мне — Сиенна и Вельмира, на Фобе — Грегори), поэтому мы готовы тебя обыграть с любой стороны. Я также готова сыграть твою бывшую жену. Мы с Фобом давно играем таким методом, чтобы не искать людей и не писать заявки зазря, когда есть надежные люди, способные сыграть как надо;
» » » как бы банально ни звучало, но для нас с Фобосом в приоритете человеческое понимание и адекватные взаимоотношения. Мы не будем вытягивать из тебя односложные ответы и прочее. Если ты любишь сидеть и отмалчиваться, перекидываясь только ссылками на посты, то мы не сыграемся. Вообще вот никак. Потому что у нас всё происходит стихийно. Клянемся уйти в три ночи спать, а потом раз и уже шесть утра и мы обсуждаем очередной сюжетный виток хд и мы из тех динозавров, которые делают упор на игру (хотя я тот ещё флудераст, поэтому если и ты тоже не в ущерб игре, то вэлкам ахах) и да наличие тг обязательно, так как мы только там поддерживаем связь;
» » » если тема оккультизма для тебя дремучий лес, то мы поможем разобраться. Сами вдохновляемся всем по чуть-чуть, особенно супергеройскими сидабовскими сериалами, Ривердейлом, порой Нетфликсом и даже комиксами, поэтому если тебе это близко, то особых сложностей не будет;
» » » если у тебя дюжина соигроков и все ревнивы, как Церберы, если у тебя куча проектов, на которые у тебя едва хватает времени, то нам не по пути. Я собственница и единоличница. Я сразу увижу и пойму как обстоят дела. И англичан тоже не люблю. С 2011 года на русфф ходит поверье: если от меня некрасиво уйти, то я прокляну и век стабильности тебе на ролочках не видать. Шучу (нет);
» » » у меня нет твинков, поэтому не бойся. Идешь ко мне и можешь быть уверена, что я всецело с тобой и делить меня ни с кем не надо;
» » » Джо и Арти — пара, тру лав и так далее. Ну и Фобос обещал убивать любую девку, с которой у меня завяжутся серьезные отношения, если это будешь не ты. У тебя не просто младший брат, а золото!
» » » остается разве что добавить о самой игре. Мы пишем от 6к и от 3го лица, чего и от тебя желаем. Фоб стабильно пишет пост в неделю, а порой выдает и по два, а я в зависимости от занятости, но тоже дольше недели не держу. У меня есть ещё дурная привычка писать посты скопом, поэтому раз в неделю обрушаю постовой дождь на соигроков а ля итс рэйнин мэн;
» » » и совсем напоследок скажу: если ты ищешь стабильной, интересной игры, надежного соигрока, с которым можно и в огонь, и в воду, и на Лесбос, то вот она я — жду только тебя, моя прекрасная луна <3

p.s. так как я с 23 февраля по 15 марта буду местами в лоу, местами в отсутствии, т.к. уезжаю в командировку и там не до ролочек особо, то за старшего остается Фобос (никогда не говори ему, что он не всегда старший, он всегда за главного хд) и через него можно получить мою связь. Ну и собственно, ему слово хд
=>>> ПРИХОДИ АРТИ ЗАКОЛЕБАЛА БЛЯДОВАТЬ НА ВСЕХ ТОПОРА СКОРО НЕ ХВАТИТ
добавлено минуту спустя
=>>> Я б добавил АРТИС ПУССИ ИЗ РЭЙДИ, но боюсь она подумает что я ебобо и не придет
мы очень сильно тебя ждём <3

Ваш персонаж: не то чтобы ссылка на мою анкету, где они скрыты от всех, кроме игроков, тебе дала что-то... (если вкратце, то тебя ждёт очешуенная история с приключениями не хуже, чем у Индианы Джонса и Лары Крофт с налетом оккультизма)
Пример вашего поста:

Пример поста


W E   G O T   L O S T   I N   T H E   T R A V E L S   I N   T H E   S P I R I T U A L   B O O K

Y O U   A P P E A R   E V E N   T E M P E R E D   T H O U G H   Y O U R   L O O K S   W I L L   D E C E I V E
-- --
W I T H   T H E   H E A R T   O F   A   C H I L D   A N D   T H E   W I T   O F   A   F O O L  .  .  .
. . . I T ’ S   A   W O N D E R   W H Y   I   D O N ’ T   T R Y   T O   B U I L D   A   W A L L   A R O U N D   Y O U
  h a l f   m o o n   run  —  f u l l   c i r c l e

Н[/b]аступил день, когда Артио впервые задумалась о том как странно наставлять лук по первому импульсу, бьющему по инстинктам. Вдобавок это могло выглядеть глупо. Об этом Верлак никогда не заботилась и заботиться не думала. Выбирая между жизнью и смертью, она всегда выберет первое для себя и второе для врага. Удивительно, что за четверть века от её стрелы никто не лег в гроб. Совместные с Фобосом миссии пока не вынуждали отнимать жизнь. Чаще всего Артио стреляла по неодушевленным мишеням, отвлекая противника и давая брату подобраться ближе, а после нагоняла сама и прикрывала тыл. Странно было и сейчас направлять лук куда-то в темноту, делая вид полной готовности стрелять на поражение. Стоит девушке услышать голос почти вмиг ставшим родным, она опускает оружие и за долю секунды возвращает стрелу в колчан. Они достаточно времени провели на главе «подержу на мушке родную матушку, но рука дрогнет, если выпущу в неё стрелу». Декорации быстро сменяют друг друга. Вот Артио опускала лук буквально секунду назад, а теперь держит за руки маму и тает, как шарик мороженного в летнюю жару.
У нас появились некоторые сомнения, поэтому сделали тест, — неловко пожимает плечами Верлак, чувствуя укол совести за шаг, совершенный восемь лет назад. — Ты ещё и холодным оружием владеешь? Ого, — восхищенно выдала девушка, недоверчиво косясь на брата. За волной восхищения последовал очередной укол совести. Наверное только Грегори сдерживал обоих Верлаков от настоящего убийства. Перед Артио невольно возникает тяжелый взгляд не_отца. Она всегда знала, что это взгляд человека, который отнимал жизни, но делал это с достоинством. Опомнившись от легкой дымки задумчивости, девушка с большим рвением поддалась всеобщему восторгу при виде стола и стульев, выдвигающихся из пола. — Если здесь произойдет что-то магическое снова, то, клянусь, я перестану считать «Удивительного Волшебника из Страны Оз» плодом больной фантазии, — заявила Артио под свист Фобоса, наивно ожидая, что её мама вновь трижды стукнет каблучками и произойдет новое чудо.
В Сиенне Верлак-Мормонт было что-то от Дороти Гейл. Дело не только в звонких каблучках, но и в одиночестве. На острове ни одной родной души. Артио не хотела верить, что её мама могла дружить с кем-то из тех ужасных людей, до зубов напичканных оружием. Недоброе сомнение, закравшееся в душу юной Верлак, кричало только об одном — Сиенна заточила себя на острове Дир и больше не покинет его. Она не захотела укрыться с ними здесь, не позволила расправиться с незваными гостями, но сейчас... Сейчас женщина вела себя так, словно и не было чужаков, посягающих на единственный оплот уюта и безопасности. Артио принимает приглашение присесть, чувствуя накатывающее недоверие, и украдкой смотрит на Фобоса, пытаясь держать ориентир относительно брата.
Пожалуй, не откажусь от чая, — вежливо попросила Верлак, удобнее усаживаясь на стуле и готовясь слушать рассказ. Или же сказку? Под аромат настоящего Эрл Грей любое повествование превращается в нечто волшебное. Даже если главные герои проявили невиданную жестокость. — Погоди, — Артио прерывает и по-хозяйски прерывает маму, подтягивая к себе свиток со списком колонизаторов. — Из какой французской провинции прибыли Верлаки? — спросила она, надеясь восполнить пробел в их с Фобосом путешествии многолетней давности. В ответ Верлак получила сверток с родословной своей семьи. — Верлаки жили в Версале... — прочла вслух Артио, отчего пересохло в горле и далее она предпочла изучать документ молча, больше не перебивая. Слушая историю их истинного рождения, девушка прикусывала нижнюю губу и опускала хмурый взгляд на новые свитки. Когда перед ними распростерлась новая родословная, где были выжжены четыре имени, то Артио взяла смелость высказать предложение. — Фобос, мне жаль... Но если здесь нет жены Грегори и нет жены Ареса, как и двух родственников её линии, то... Наверное, они мертвы? — щеки Верлак начали гореть. Становилось жарковато. — Мам? — спрашивает исподлобья Артио и в то же время сжимает руку Фобоса, медленно поглаживая большим пальцем напряженные костяшки брата. В ответ едва заметный кивок и не многозначное молчание. — Помнишь, Вельмира нам рассказывала о древних египтянах и революции Солнца? Они стирали всякое упоминание о неугодных правителях, веря, что стертые из истории они будут стерты бесповоротно ото всюду. После того, что произошло в ночь нашего рождения, ни одна кровная линия не отметила потомков. Вы решили стереть себя в качестве наказания за преступления. Ведь так? — Артио вновь смотрит на маму, а ей ничего не остается, кроме как согласиться и тяжело выдохнуть. — Получается, вы всегда были рядом. Сначала Арес, потом ты, но что насчет моего отца или матери Фобоса? Кто-то из них повинен в смерти Грегори? — юная Верлак до ужаса прямолинейна в своих вопросах. — Как он действительно погиб? Это ведь ты дала наводку полиции о теле? — чашка Сиенны летит со стуком, но приземляется ровно на тарелочку. — Извини, но мы должны знать.
Извинения скорее были формальностью, но Артио своего добилась. Отчего она верила в историю Сиенны: о том, что мама Фобоса бесследно пропала после жертвоприношения; о том, что пока неизвестно в лице кого Грегори встретил смерть. Женщина неохотно говорила о муже, ведь не была уверена жив ли он или она давно стала вдовой.
Я немного успокаиваюсь, когда слышу об очередном подвиге Стрелка, хоть и не уверенна, что это Дейдрик. Но это очень похоже на него, — грустно добавила Сиенна. — Есть один действенный способ познакомиться с твоим отцом, Артио.
После этих слов девушка больше не чувствовала гнева ни в себе, ни в брате. Она проследила за траекторией взгляда мамы и он привел её к отцовскому луку. Верлак вернула взгляд к Фобосу, ища одобрения. Его полуулыбка говорила лучше любых слов. Они синхронно кивнули друг другу и разошлись в улыбках пошире. Артио не нужно было второе приглашение, чтобы взять лук. Девушка ловко заполнила колчан стрелами и закинула его на плечо. Она с видом отличницы-заучки показывала готовность к дальнейшим действиям. Сиенна повела их к стене, за которой скрывалась очередная комната. На этот раз присвистнула Артио и зашла первой. Верлак шла медленно, изучая стены и стеллажи. Пояса всех цветов, доказывающие мастерство их владельцев. Каждого по четыре штуки. Пройдя дальше девушка поняла кому они принадлежат. Дедушке, Грегори, папе и маме. Артио слабо представляла себе как на этих матах вставала в спарринг такая четверка. В дальнем конце комнаты висели мишени и в каждой из них торчали ножи, попавшие точно в цель. Она представила себе как однажды мама уложила папу на лопатки, а он в тот момент бесповоротно в неё влюбился. Какая девочка не мечтает о таком? Наверное, любая, которая не носит фамилию Верлак.
Артио медленно прокручивает лук в руках, отмечая про себя идеальную форму и балансировку. Середина, дополненная набалдашником в форме медвежьей головы с раскрытой пастью, выполнена ювелирно. Верлак обнаруживает, что уши у медведя подвижны и нажимает их до упора. Лук складывается до размера рукояти, а тетива наматывается на подшипники по обе её стороны. Вряд ли кто-то когда-либо видел настолько масштабный ужас в глазах Артио. Она снова нажимает на уши медведя и лук возвращается в исходную форму. Одно Верлак узнала об отце наверняка — он предпочитает в вещах практичность. Девушка выпрямляется и несколько секунд целится. Выпускает стрелу и попадает точно в цель. Чем точнее был выстрел, тем сложнее становились цели. Артио выстреливает по последней динамичной мишени, возникшей буквально из ниоткуда, и свет на стрельбище гаснет. Она ждет очередного подвоха и прислушивается к каждому шороху, но вместо его заменяют глухие аплодисменты мамы и громкий голос брата.
Отнекиваюсь, потому что такая точность вызывала бы вопросы, много вопросов. Увидели бы мы половину мира таким, каким его не видят другие, занимайся чем-то другим? Вряд ли, — снисходительно отпарировала Артио, понимая, что их очередной спор об использовании особых знаний и умений в корыстных целях не доведет до добра. — Хватит и кубков с медалями за волейбол. Ты до сих пор не починил полку, на которой стояли два приза за Первенство Штатов, — подкалывает она брата, слегка толкнув в бок. — Сам чего остановился только на футболе? Нет, ты бы только видела его на поле! — с пылом поведала Артио, но тут же опешила. — А ты наверняка видела... Как и мои игры, да? — и, скорее, здесь было уместно задать риторический вопрос. — Кстати, лук великолепный. У папы отличный вкус. Спасибо, — девушка протянула оружие маме, но та лишь покачала головой. — Он твой по праву, милая. Самое время узнать себя со стороны Мормонтов, — загадочно произнесла Сиенна. О таком щедром подарке Артио мечтать не могла. — Мой? Правда? Спасибо-спасибо-спасибо! — юная Верлак бросилась обнимать маму, чувствуя как легко разлетелся в щепки барьер, стоявший перед ними плотной стеной несколько часов назад. — Ты что-то говорила о часовне Верлаков... — мягко намекнула девушка, возвращаясь к брату.

Отредактировано take shelter (19-02-2019 00:54:35)

+1

3

Форум: http://sacramentolife.ru
Текст заявки: для любителей кактусов, недоинцеста и прочих извращений в виде моральных ломок персонажей.

Ты не помнишь своих настоящих родителей. Отрывками, урывками, обрывками в виде коротких прикосновений и еле уловимых интонаций в голосе — но не более. Все резко обрывается, как порванная кинолента, и продолжается уже в новой семье, наматывая на катушку кадр за кадром.

После двух сыновей наши предки очень хотели девочку, но ничего не получалось, заканчиваясь всегда одинаково — выкидышем, а после дцатой попытки в нашем доме появилась ты; забитая, нелюдимая. Мать активно окружила тебя заботой, отец ходил вокруг на цырлах, и эта атмосфера всеобъемлющего счастья витала в атмосфере, словно сахарная вата, скрипя на зубах. Я не разделял всеобщего воодушевления. Я не воспринимал тебя. И не принял. Да и кому это было нужно?

Ты всегда тянулась к старшему брату. Тот отвечал тебе взаимностью, а я вечно был не у дел и... История-то в общем не обо мне, а о тебе: умнице, спортсмене, комсомолке и просто красавице. По версии родителей, конечно. Я-то тебя не знаю. Мы умудрились дожить до третьего десятка и не познакомиться по ближе, оставшись кем-то сродни соседям, и я был бы рад продолжить эту практику. Но ты же не позволишь, да?

Когда я разругался с родителями, ты первая кто позвонил мне и спросил "как дела?". И ты по прежнему это делаешь, словно тебе есть до этого какое-то дело. Ты писала мне эти странные письма сначала в армию, затем в университет, рассказывая о своей жизни — половину я так и не смог дочитать. [И выкинуть не смог, хах.] Ты слала мне подарки на каждые праздники и радовалась, если я приезжал в родительский дом, словно это что-то действительно значит. [Брату-то радовалась больше.] И вот сейчас ты стоишь на пороге моей квартиры и я, черт возьми, не знаю, что ты от меня хочешь. Должно быть, моей смерти? Иначе к чему эти взгляды и душные речи? Я ненавижу, когда меня кто-то лечит [с].

Ты приехала меня спасать, не так ли? Как гребаная мать Тереза, рвешься на помощь убогим и нуждающимся, не понимая, что сгораешь раз за разом в этих попытках. Ты хорошая, слишком хорошая, чтобы портить тебя своим обществом, и, кажется, я нуждаюсь в тебе больше, чем в очередной дозе. Ну что же ты смотришь на меня? Беги. Спасайся с этой гнилой баржи. Спасайся, пока не поздно.

Меня-то уже не спасти.

Не спугнул сумбур? Велком! Ищу лёгкого на подъем человека, с которым и в игру, и в общение, и в шутеечки можно. В друзья не рвусь, в реал не навязываюсь — все сугубо по желанию. С меня посты в районе 4-5 к от третьего лица, графика (если хорошенько пнуть) и песни Валерия Меладзе в постах : D
Ваш персонаж: Дезмонд Хэйуорд, 24 года [лодырь, нахлебник, отцовская головная боль и неоправданные надежды, с любовью инвестировать деньги в наркоту; пропащий тип, недомузыкант, в ожидании смерти]. Внешность - Бен Харди.
Пример вашего поста:

Пример поста

Драко Малфой никогда не боялся смерти. Только не её, с напускной легкостью отбирая жизни, с видимой простотой уничтожая неверных. Не было в его душе боязни окончить этот путь, ступить на край и сорваться, закрыть за собой дверь и больше не вернуться в ту комнату, до размеров которой сузилось его существование. Крохотная коморка — темная, угрюмая, но до жути помпезная, отдающая зеленью и отливающая серебром, как вся его юность и такая же душная, как ее окончание. Жизнь Драко Малфоя слишком рано потеряла всякий смысл, чтобы теперь бросаться искать его, хвататься за в страхе за уплывающие возможности, цепляться за остатки здравого смысла в бесконечно серых однообразных дней. Жизнь Драко Малфоя была слишком не настоящей и до зубного скрежета правильной (правильной по своему), чтобы закончиться так просто, но абсолютно ненужной (в первую очередь, ему самому), чтобы оборваться в любой момент. Нет, смерть — не выход. Смерть — слишком легкое решение, что станет избавлением, искуплением, очищением, да чем угодно. Но наказать его смертью — трудно, практически невозможно; должно быть, от того Темный Лорд с истинно-змеиным удовлетворением в, уже давно не пугающем взгляде, держит его подле себя, изредка поглаживая по холке. То по шерсти проведет, с явным одобрением и удовлетворением, то против — и наслаждается чужой ершистостью, обнажая в ухмылке гнилые зубы. Круцио — для развлечения, беседы о прекрасном — для души. Малфой Мэнор уже давно не был поместьем семейным (а может, сам Лорд уже давно стал частью той «исключительной» семьи?) и стены родного дома, пропитанные кровью, болью и легким налетом аристократии не приносили успокоения опустошенной душе.
Где-то на задворках сознания еще был жив отец, каждое утро напоминающий о себе серым безразличным взглядом в зеркале. В каждой черточке повзрослевшего лица, в каждом жесте, в редкой эмоции — он видел его, презрительно глядящего на этот мир. А еще видел маму, не так давно сгоревшую, как спичка, но еще живую на большом семейном портере в гостиной. «Ты должен держаться» — шептала она, а Драко судорожно сжимал челюсть, не в силах подавить в себе болезненное воспоминание о женщине, что в последнюю минуту своей жизни прижала к груди белокурую голову и расплакалась. Должен. По рождению. По происхождению. По взглядам. И плевать, что те взгляды были жестоко навязаны. И плевать, что голубая чистая кровь ничем не отличается от крови тех выродков, что смеют называть себя волшебниками. На все плевать. К черту все. Слишком много потеряно, слишком много разбито, чтобы теперь ползать по дорогому дереву и собирать осколки собственной жизни. Слишком много поставлено на кон, чтобы менять ставку или надеяться на роял флэш. Его судьба была предрешена давно и не было иного выхода, как смириться, принять факт собственного положения. Последователь, соратник, приближенный, тот, кого боялись чуть меньше, но ненавидели с той же силой. Так просто вызывать в людях злобу. Так просто создать образ антигероя, но, ведь, героем Малфой никогда и не был. Роль освободителя была уготована совсем другому мальчику и тот мальчик, вопреки законам жанра, давно гнил в земле, сделав неправильный выбор.
Гарри Поттер. Мальчик, который выжил. Мальчик, который должен был умереть. Мальчик, который умер. А после не осталось ничего. «Он умер не напрасно!» — кричал на грани прошлого Лонгботтом, но и того уже не было в живых. Все, кто полагал, что могут противостоять истинному злу — пали, или скрывались, опасаясь правосудия. Все, кто стоял за поттеровской спиной теперь и своей спины прикрыть не могу; и это был их выбор. Война — то место, где нет права на ошибку. Война — тот случай, когда любой неверный шаг оборачивается провалом. Но это не значит, что выбор Драко был верным. Это не значит, что та сторона, которую выбрал он — истина во всем её проявлении. Нельзя все возводить в высшую степень. Только глупцы все возводят в абсолют, а он глупцом не был. Десять лет не прошли даром. Десять лет отпечатались на породистом лице, смешиваясь с мертвецкой бледностью кожи и шрамами, которые ничуть не украшали. Шрамы украшают мужчину, а Драко Малфой уже и человеком-то не был.

•   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •   •

— Меня ждет дама, — бесцветно отозвался он и оставил на стойке пару магловских купюр, добавляя к ним еще одну, с пару секунд подумав. Встреча, назначенная в одном из отелей Лондона изначально не прельщала, а теперь, когда на него смотрели маленькие хитрые глазки служителя, эта идея казалась и вовсе абсурдной; настолько, что на мгновение Малфой задумался, не свернуть ли с намеченного пути, — Конечно. Номер 302, — елейно отозвался паренек и мужчина скрипнул зубами, отрываясь от ресепшена и освобождая место в очереди. Пожилая, нетерпеливая дама, тут же заняла его, фыркнув что-то про снобизм и едкий парфюм, шлейф которого оставил после себя волшебник, но он даже не обернулся, уже ступая по мрамору лестницы вверх и выше. Лифтом, отчего-то, воспользоваться он не решился, решив преодолеть несколько пролетов самостоятельно, а заодно оттянуть время встречи на тройку минут, словно они могли что-то решить. Чем меньше оставалось ступеней, тем медленнее он шел; тем серьезнее задумывался о правильности, тем отчетливее понимал чего может стоить подобная выходка и чем все может обернуться в итоге. Как ни крути, он не со шлюхой встречался, и не со старой знакомой в приятном время препровождении, с перспективой на бокальчик огневиски. Девчонка (пусть девчонкой она была исключительно в его сознании), что ожидала его в номере на третьем этаже, носила звание преступницы и подвергалась немедленному уничтожению. Avada Kedavra— всего два слова. Интересно, она поминала это? Понимала ли самая умная студента его выпуска, что, может, подписывает себе смертный приговор? Понимала ли, Гермиона Грейнджер, что есть опасность остаться в памяти номера «302» навсегда? Грейнджер, может быть и понимала, а вот Уизли вряд ли. Уизли была глупа, как та сова, что принесла ему письмо три дня назад. Слабоумие и отвага. Смелость и безрассудство. Общение с Поттером и Вислым на пользу умной девочке явно не пошло.
— Alohomora, — шепот в тишине коридора и замок без труда поддается, впуская мужчину в полумрак номера. Шторы задернуты, свет торшера на небольшом столике еле подрагивает, а, рядом с тем, в кресле, ссутулилась хрупкая фигурка в немом ожидании, — Маглы совсем не думаю о своей безопасности, — кидает он и видит, как вздрагивают тонкие плечики, — И ты тоже, Грейнджер, — в огрубевшем голосе звучит что-то из прошлого. Забавно, — Ах, да, — скупая усмешка, — Уизли, — ну, здравствуй.

0

4

Текст заявки:
Хочу сыграть прекраснейшую, наивную, ни к чему не обязывающую дружбу между маленькой (действительно маленькой, от четырёх до шести лет) девочкой и большим дядей. Не папой, не братом, а каким-нибудь там, я не знаю, нянем, гувернёром, скрипачом, соседом, папиным сослуживцем и так далее. Хочу, чтобы всё, как у Алисы: с забитым при всех, закомплексованным, а может и канонически заикающимся Додо. А в обществе детей - настоящим сказочником, волшебником и восхитительным психологом, может быть, педагогом и точно - знатоком и околдовывателем детских душ. Заявка без подвоха и без коварных умыслов. Просто хочется чистого, доброго, наивного душевного детства, как в вашем, так и в моем исполнении.
Мой персонаж предполагается тихим, внимательным, вдумчивым, в большой семье незаметным, чем-то похожим на искомого партнера, моментами не без девчачьего зазнайства, конечно, но это уж как водится. По характеру, скорее, непредсказуемым, чем просто милым и покладистым. Расти-булками при необходимости тоже можно будет обзавестись (читай: если надо, уже в процессе из пятилетней в шестилетнюю перерасту быстро).
Играть чтоб - от души, без подсчета символов и сравнительного анализа различных количеств. В игре и партнере ценю свободу (сама не подгоняю с ответами и к себе жду терпимости), люблю поддаваться настроению, эмоциям и переворачивать всё с ног на голову просто потому, что могу. Той же фривольности жду от партнера. Для начала игры и открытия эпизода мне достаточно одной завязки, одной фразы, картинки, подчас и слова. Дальше пускай всё решает игра и неизвестность, в которую шагать надо смело, доверяя друг другу, как самому себе. Вот почему я здесь: истосковалась по этой легкости. Хочу просто писать, не выпендриваясь, не выискивая забубенных синонимов и поражающих воображение эпитетов и метафор. Хочу обыкновенного игрового уюта и добросердечия, каких накопила сама в своем сердце нерастраченными за ненадобностью.
Желание сформировалась по прочтении книги Мелани Бенджамин "Я была Алисой". При обоюдном интересе можно будет порыться и в этой истории. Читать не заставляю, просто объясняю, если кому интересно, нафига, собственно, такая мелкота, и разве можно всерьез играть детку-малолетку.
Пример вашего поста:

пост

Эта мерзкая Лиззи сильно загналась, по ходу, что я ей списать не дала на контрольной по основам ботаники. Еще до Рождества класс начала настраивать против меня, где надо и где не надо выдвигая свою неновую мысль, что она меня презирает. То, что я ее тоже небезосновательно презираю, класс при этом волновало мало. Ведь тут важно, кто первый начал декламировать свою позицию. Ну, до Рождества всё это было еще в зачаточном состоянии, и была надежда, что после праздников развеется. Ан нет. Не развеялось. С первых же минут пребывания моего в классе я поняла, что Лиззи у нас там правит балом. Всё с той же не забытой ею ботаникой. Черт с этой Лиззи. Мне давно уже плевать на нее. Но она не заставит меня учиться за нее. Они не заставят меня писать им контрольные. Я уже приспособилась, просекла фишку: не трогаю - не воняет. Ну так только, когда активничать само не захочет. На большой перемене просто ухожу подальше, чтобы поесть. Туда, где Робин. Рядом с Робином оно меня не трогает.
Не могу ему жаловаться. Не хочу быть лузером и изгоем в его глазах. Нет уж, пусть думает, что всё у меня хорошо. Пообщались просто, да разошлись. Все равно на душе легче не стало. Никсон, бугай, совсем задираться начал. Он давно к Лиззи подлизывается, а тут такой повод продемонстрировать свою поддержку. Игнорирую как могу, но его это, по-моему, только раззадоривает. Надо что-то начинать отвечать. Звоню на предпоследней перемене маме, прошу приехать за мной пораньше. Предчувствую гадости: эта зараза уже по всему классу витает. Жажда крови называется. Но маме этого не говорю, конечно. Ведь она все равно не может приехать раньше, чего зря волновать. Она вообще, скорее всего, задержится и спрашивает, не могу ли я на автобусе опять сама добраться. Отвечаю, что не могу, что буду ее ждать. В конце уроков поднимаюсь в библиотеку. Мама должна вот-вот позвонить. И вот, когда я становлюсь уверена, что все уже из тех, кого не забирают родители (а Никсон, к сожалению, из их числа), разошлись - выползаю во двор ждать маму. Урок для более старших школьников уже начался, так что во дворе довольно тихо. Мелкие снежинки падают с неба, и на сердце всё снова постепенно успокаивается.
- Э-э-эй! Мооор! Вот ты где! - слышу сзади злорадский вопль. Неужели не уперся еще?!
- Что тебе?
- А чего ты не выходила? Боялась?
- Ты один?
- Нет. Но пока да.
- Класс. И чего вам всем от меня надо?
- Чтоб ты перестала быть такой говнистой, Дарнелл. Чего тебе стоило дать списать ботанику?
- Слушай, отвали, а? - я поднялась, чтобы уйти. Неужели же я вот так возьму и начну оправдываться перед Никсоном за что бы то ни было. Я для этого его слишком не уважаю. Но трясти начало знатно. И руки, и ноги, и внутри все как пожаром охватило. Черт, вот что я за трусливое создание!
- Нет. Не отвалю, - останавливает он меня за плечо. И я чувствую, как страх заливает все мое сознание. Неужели бить будет? Вот прямо тут, во дворе школы? Девочку? Такой большой мальчик?? Оглядываюсь. Никого. Наверное, он про Лиззи с подпевалами, которые где-нибудь с этажа через окно или за одним из корпусов наблюдают за этой сценой.
- Руку убери. Списывать я все равно никому никогда не дам, ясно? - голос мой предательски дрожит, конечно, а в глазах дикая злость напополам с ужасом.
- Тебя все ненавидеть будут, - он видит мой страх и победно усмехается, презрительно оглядывая с головы до ног.
- Так уже ненавидят. И что? - с вызовом отвечаю я.
Этот аргумент немного сбил его настрой, что дало мне некоторое преимущество. Я высвободилась и побежала к калитке. Он за мной. Догнал, надо сказать, быстро, несмотря на свой вес.
- Слышишь, ты, дура! Я еще не договорил, - хватает он меня за руку и разворачивает так резко, что я еле удерживаюсь на ногах, чтоб не упасть.
- Кто с тобой? Перед кем ты представление показываешь?!
Там уже и люди за оградой. Я и начала работать на публику. Правда, от моего заносчивого крика немного глаза увлажнились. Это от страха. Не умею я его еще контролировать. Черт, лишь бы и правда не заплакать. Только не плакать! Ведь именно этого ему и надо. Вернее, ей. Суке этой. Как же она радуется сейчас себе там, что я так летаю. Знает, что чувствую себя, как загнанный заяц, слышит этот бешеный стук сердца. Лавина пошла. Осталось додавить, чтоб мое поражение еще смачнее выглядело. И желательно в пределах школы.
Где же мама, а?!

Отредактировано Anybody home? (23-02-2019 14:15:31)

+6

5

Внешки/ профессия/ возраст: Gerard Butler, Alexander Skarsgard, Jonathan Rhys Meyers, Robert downey jr, Colin O'Donoghue, Charlie Hunnam (изменяемо, обсуждаемо) // Мафиози // возраст: 35-50 лет.

Попытка номер, а не помню какая, но может на сей раз повезет...)))))

Доброго всем времени суток! Конечно мало вероятно, что моя задумка Вам приглянется ибо мой персонаж уже долго ищут дом, но попытка не пытка))) И в теме поиска партнера мне не везет. По тому решил написать тут отдельной темой все, что можно о моем персонаже. Которому я ищу дом и пару. И самое важное надеюсь найти игрока который хочет играть развивая сюжет и персонажей.

Если все вас заинтересуют мои задумки или их основа на которой можно создать новый и интересный совместный сюжет пишите мне здесь или в ЛС, а так же в асю  671879623

Биография моего персонажа...

Виктор Алессандро родился в Риме в семье итальянца Рауля Моррети и американки Рейчал Конорс Морретти. Спустя два года после его рождения семья переехала в Америку. Здесь были более выгодные условия для карьеры его отца. Свое детство он провёл в Нью-Йорке. Там и получил образование.
Все школьные годы был примерным учеником, интересовался футболом и был капитаном школьной футбольной команды.
Закончил факультет экономики и предпринимательства.
Строить  карьеру он начал ещё в школе, заняв пост президента класса. Не сбавлял обороты в университете – стал старостой факультета, принимал активное участие в жизни вуза.
После окончания университета оказался под крылом отца, на тот момент занимал пост посла Италии в посольстве, но такое положение вещей мало устраивало Виктора он хотел от жизни большего.
Для этого нужна была независимость от семьи, а главное от отца, который с детства навязывай ему свои взгляды на жизнь.
В обретении той самой независимости Виктору помог его дядя к которому он уехал в Чикаго. Для того чтобы попробовать на вкус самостоятельную жизнь. Именно его дядя стал для Виктора проводником в криминальный мир мафии. Который в то время был правой рукой дона.
Что касается семьи 25 лет назад он думал, его работа несколько не мешает семейному счастью. До того трагического дня, когда судьба одним ударом отняла у Виктора и жену и 5-летнего сына.
Стелла и Джошуа погибли в автокатастрофе 15 лет назад. Возвращаясь с рождественских каникул, проведенных с родителями Стеллы. Моретти тысячи раз проклял себя за то, что тогда не остался с ними и улетел на день раньше. Работа требовала его присутствия, планировалось заключение крупной сделки в которой он был непосредственным участником.
Как выяснилось позже авария была построена и его жену и ребенка убили, пытаясь таким образом сломить его и отомстить. За то, что Моретти помог посадить за решетку сына одного из самых влиятельных челнов клана враждующих с семьей его дяди из-за территории.
Дав против него показания в суде. Парня посадили на два года.
Но в результате эти события в жизни Виктора имели обратный эффект, Моретти стал беспощаден до крайности, того кто был виноват в гибели его семьи он выследил и позаботился, о том чтобы его смерть была мучительной и страшной. И пусть ради этого ему пришлось покинуть клан мафии в который он врос корнями в который его привел дядя. Но тогда он не просто не мог помочь своему племяннику, поскольку это бы разожгло межклановую войну. Которая грозила продлится не один год. И тогда он ушел.  Чтобы обрести силу и власть. Ради достойной мести за своих близких. Если ему сейчас пришлось пережить это еще раз. То он поступил  бы точно так же.
И таким пропускным билетом в новую жизнь для Виктора стал Сэм Веттори, так Виктор Алессандро оказался в Финиксе.
И Моретти ни секунды не пожалел, что пошел по темному и опасному пути, начав свою криминальную карьеру с начала. Ведь так называемый легальный бизнес Сэма был всего лишь занавесом. Его семья принадлежала к роду итальянской мафии.
Торговля оружием, людьми, а также наркотики все это стало для него не просто криминальной хроникой в новостях. А обыкновенной частью жизни.
Постепенно Виктор стал лучшим другом и правой рукой Сэма, так называемым биг босс для щенков, что ежедневно слоняются около его ног. Сэм же предпочел уйти в тень, стать чем-то вроде призрака. Да Виктор не принимать глобальных решений без его участия, таков был их договор. А Моретти из тех людей, которые привыкли держать свое слово.
Но именно Виктор именно тот человек при звуке имени которого вызывает зубовный скрежет у криминального мира этого города.
Хотя для всех он обычный бизнесмен владелец сети ночных клубов. Но избранные в курсе, что Виктор Алессандро Моретти и криминальный авторитет по кличке Ферро, это одно и то же лицо.
Моретти можно посчитать жестоким и бессердечным человеком, но это лишь часть его многогранной личности.
В свои 45 лет он узнал почти все об этой бренной жизни и научился выживать в этом непростом мире. Лишь одно чувство было ему неведома до недавнего времени это настоящая любовь к женщине. И это его абсолютно не волновало. В его жизни не было для этого места, кроме того, Виктор всегда считал, что это чувство удел слабых.

Сюжет примерный который хотелось бы обыграть или создать на основе совместной идеи что-то похожее :

У меня есть абсолютно все. Идеальные манеры, дорогой парфюм, начищенные до блеска туфли.  Ищет себе  куколку с которой можно забыть обо всем. И пока моя драгоценная женушка отсиживается дома, ты посещаешь все светские приемы со мной. Многие думают, что ты просто твоя младшая сестра, но на самом деле мы просто удачно шифруем наши отношения. И с каждым днем мне не хочется признатся что ты мне уже больше чем подруга и любовница. Я настоящий джентльмен, вежливый, обладаю хорошим чувством юмора, умею и люблю всем нравится. Я привык получать от жизни все и без остатка. Но, что скрывается внутри меня? Какого зверя я старательно держу на цепи? Я очень мало говорю о свой жизни. Но о мой жене ты знаешь, с которой мы уже достаточно долгое время вместе. Я хочу детей, но она не может мне их подарить, именно поэтому сейчас наши отношения сильно расшатаны. Сможешь ли ты моя незнакомка стать для меня новым глотком свежего воздуха шагов в новую жизнь?

Рассмотрю варианты фиктивного брака, девушки друга или брата но в любом случае сразу с брака я не хотел бы начинать все должно быть логично и постепенно.
И самое главное если вам, что-то из этого интересно или есть похожее идеи пишите обсудим)))

Пример поста:

Пример поста

Возьми мою руку - держись,
Ты для меня больше чем жизнь,
Тебя не отпускаю любя...
Мне не нужен мир без тебя...*

«Отчаяние – это страх без надежды»...

Самое страшное наказание, которое только может быть для человека это пережить своего ребенка.

Вы замечали, что когда с нашими близкими случается беда, подняв глаза к небу, мы спрашиваем: «За что?» «Почему он?» «Почему не я?»
Сердце рвется на части от безысходности. Слезы сжимают горло, и даже нет сил, чтобы плакать. Больше всего на свете хочется сделать одно – поменяться местами. Не потому что это благородно или правильно. Нет, цель эгоистична. Просто невыносимо больно смотреть на мир в котором больше нет твоей дочери, а ты по прежнему ждешь, что вот откроется дверь и она снова войдет в комнату, кинется к тебе на шею и будет рассказывать как прошел ее день.
У вас когда-нибудь бывало странное неприятное чувство, будто жизнь проскальзывает мимо вас, время утекает сквозь пальцы и вы, кажется, физически ощущаете, как песчинка за песчинкой оно просачивается, отнимая драгоценные минуты? Вы никогда не задумывались о том, что все изобретения человека в конечном итоге подчиняют своего создателя, лишая собственной воли. Так, когда-то время было изобретено для более удобной жизни, люди собирались распоряжаться им по своему усмотрению, тогда, почему же оно стало хозяином жизни и полностью захватило над нами власть? 
Какое право имеет это проклятое время отнимать мгновения жизни моей дочери? Почему все так? Хочется закричать от отчаяния, плакать навзрыд, растерзать себя на части, лишь бы заглушить эту боль от обреченности и потери. Но нельзя. Снова сжимаешь  зубы. И идешь вперед. 
Страшнее всего смотреть, как страдает твой ребенок. Так больно видеть, когда твоя принцесса, совсем недавно такая беззаботная и озорная, смотрит на тебя глазами, так быстро повзрослевшего человека. В них столько глубины и понимания, в них столько пережитой боли, в них столько веры.  Они не могут иначе. Ведь так много они еще не видели в своей маленькой жизни. Они надеются встретить новый рассвет. Надеются, не смотря ни на что…
И так страшно когда эти чистые глаза становятся безумными и даже перестают тебя узнавать, а ты при этом уже нечего не можешь сделать,  что бы облегчить ее страдания.

В дали послышались шаги и они отвлекли Чака от тяжелых воспоминаний, которые всегда его посещали в этот день.
Он медленно поднимается и поворачивается, рядом с Ним стоял Роберт с букетом цветов. Он тоже всегда приходил к сестре в этот день, но обычно они некогда не встречались.
- Как думаешь, мы могли что-то сделать? Хороший вопрос, могли ли они сделать больше чем сделали и тогда все было бы иначе.
- Если бы только нашли этого ублюдка раньше то да. Каждый день я проклинаю себя за то, что мы нашли его слишком поздно.
- Но я знаю одно. Еще до того, как я окажусь здесь в сырой земле рядом с твой мамой и сестрой. Я успею отправить эту мразь в ад.

Хэйл старший смотрит в глаза сына и видит ту же тень вины в его взгляде, что съедает его  самого изнутри с того дня, как не стало Лили.
- Не надо винить себя Роб все мы думали, что это очередная ее прихоть как всегда. Если кто и виноват в этом, то только я.
Со старшем сыном у Чака давно были натянутые отношения, они оба были упрямы и не хотели признавать своих ошибок, но одно у них было общим за свою семью они были готовы порвать в клочки любого.
Лили и Роб с детства были неразлучны, девочка всегда бегала за ним как хвостик , а Чак только старшему сыну и мог доверить приглядывать за ней ибо только он за исключение самого Чака, Роб мог управится с ее порой несносным характером.
Хэйл старший положил сыну руку на плече, желая приободрить его Роб никогда не признается ему в своих проблемах, но Чак и так знал, что они у него есть и много. И, что бы Роберт не думал о нем он всегда готов подставить свое плече и подержать его. 
- Никогда не думал, что буду по ней тосковать. Как у тебя проходит день, когда ты к ней приходишь, отец?
- Плохо мне кажется, что я сейчас повернусь и в дверь войдет Лили, кинется мне на шею и снова будет играть в маленькую девочку, которой снова понадобилась новая игрушка.
- А когда я понимаю, что этого уже никогда не случится, возникает ощущение, что все вокруг рушится. Хоть это так и есть, с раннего утра и до поздней ночи нечего не получается и неприятности сыпется одна за одной...

Чак резко остановился на полуслове, его внимание привлек маленький красный огонек, бегающий по одежде сына, какова черта?   
Мужчина отводит взгляд от лица сына и смотрит в даль и с ужасом понимает, что это не игра его сознания, а метка лазерного прицела.
Чак резко разворачивается вставая на пути лазерного огонька, загораживая собой Роберта потом резко отталкивает его от себя .
- Ложись...
Еще мгновение и резкая боль будто  что-то врезается в его тело, и Чак прислоняет руку к груди, последние что он помнить сознательно, испуганный взгляд сына он ему, что кричит, а он его уже не слышит, в голове только одна мысли, он жив, его сын жив. И это самое главное...
в следующую секунду все потемнело мрак поглотил его.
Темно. Так темно, что невозможно, что-либо разглядеть. Этот мрак душит, заставляет окунуться в него с головой...

Отредактировано Delena86 (24-02-2019 16:24:58)

+1

6

Форум: http://nevsky.rusff.ru/
Текст заявки:
По поводу вашей биографии и характера ничего нового не напишу. Выберите сами, кем вам угодно быть, но всё-таки не должно это разниться с прописанной историей. Кстати, о ней.
Я работаю на ресепшене звукозаписывающей компании в которой ты числишься, как артист лейбла. Каждое утро я встречаю тебя в офисе приятной улыбкой, но это работа и ничего более. Мы всегда приветливо здоровались и на этом всё. Но однажды на одном из корпоративов лейбла ты показал свой бунтарский характер.
Все уже собирались расходится по домам. Я накинула пальто, взяла сумку и вышла из здания, за углом которого ты стоял со своими друзьями. Выпив лишнего ты подумал, что "эта мадам больно скромна, надо это исправить", твои друзья решили подержать шутку. Вы окружили меня и начали бросать колкости, но твои друзья разошлись не на шутку.  Он зажал меня и стал срывать одежду, ты понял, что это перебор... Вы подрались, а я убежала.
Всё бы ничего, вот только ты артист известного лейбла и никто не должен узнать о случившемся. Утром мы встречаемся в офисе, я всячески пытаюсь избегать тебя, но ты не даёшь мне проходу. Ты просишь прощения, но это бесполезно. Я угрожаю сдать тебя и всех его друзей полиции.
Всё усложняется ещё и тем, что твой концертный директор уволился, а я на хорошем счету у генерального директора и владею достаточной информацией, поэтому он принимает решение повысить меня и сделать твоим концертным директором. Вот подстава!
Тогда у тебя созрел план покорить моё сердце, ты и не заметил, как влюбился сам. Вот только друг твой точит на меня зуб, пишет угрозы и поджидает по вечерам у подъезда. Да и вообще странные у тебя друзья... вечные разборки, драки...Ты защищал героиню, как мог и я тоже без памяти влюбилась. Но твои друзья. Вечно тянут тебя в пропасть. Отсюда начались вечные скандалы. Я терпеть не могу твоего друга и не хочу чтобы вы виделись, он ненавидит меня и науськивает тебе, что я тебе не пара. Видя, что всё бесполезно, твой друг однажды рассказывает мне, что ты, чтобы не сесть за решётку начал добиваться меня. В общем, вечная любовь, ссоры, примирения, страсть, обиды, скандалы, подставы.
Можно добавить для полного экшена твою подругу, которая спит с тобой время от времени и которая явно не хочет потерять такого партнёра, как ты. В общем можно что-то добавить, убавить, всё обсудим и обговорим.

Хотелось бы найти ответственного игрока, который проникнется игрой и историей, вместе мы придумаем крутые повороты сюжета. Сидеть во флуде или нет - ваше право, я не настаиваю на супер общительном игроке, но связь с вами хотелось бы поддерживать. Чем больше сдружимся, тем невероятнее будет сюжет. Так же не прошу от вас часто писать посты, я сама работаю и очень часто не могу отвечать, поэтому хотелось бы понимающего игрока. Если я вдруг притихла, то это просто завалы на работе, если обещала игру, то без причины не пропаду, уж будьте уверены) Обещаю любить, холить и лелеять!
ВНЕШНОСТЬ - МИША МАРВИН

Ваш персонаж: http://nevsky.rusff.ru/viewtopic.php?id=292#p34996
НИТА ФРАНЦ
ВНЕШНОСТЬ - ЮЛЯ ФРАНЦ

Пример вашего поста:

Пример поста

Очередной рабочий день, хотя очередным его назвать было трудно. Вот уже пол года Нита работала администратором на звукозаписывающей студии и не абы какой, а одной из самых крутых и известных. Артисты этого лейбла светились на обложках журналов, получали награды и, пожалуй, практический каждый житель страны что-то где-то, да слышал о них. Франц безумно любила свою работу, да, сейчас она всего лишь админ, но админ на хорошем счету у босса и девушка ждала, что когда-нибудь её повысят и она начнёт работу непосредственно с самими артистами, а пока каждый из них здоровался с ней утром и периодически болтал за чашечкой кофе. Разве это не работы мечты?
Работа у неё была не самая сложная, позвони, договорись, назначь встречу, встреть гостей, проводи, кофе напои, но эту работу скучной назвать было трудно, хотя бы потому, что на студию то и дело заходили ребята, которые только начинали свой путь на сцену и хотели пробиться, кто-то просто приносил свои демки, некоторые приходили и прямо на ресепшене начинали исполнять свои треки и не всегда они были нормальными и воспринимаемыми на слух, некоторые зашедшие умоляли Ниту взять их на студию, как будто это она директор лейбла. Весело было всегда, вот и сегодняшний день не исключение.
На студию уже не в первый раз зашли давно знакомые Ните ребята. Она записывались тут неоднократно и каждый раз когда они приходили, у Ниты дёргался глаз. Спокойными этих ребят было трудно назвать.  То они намусорят, то перевернут все диваны, то в горшки с цветами накидают бычков от сигарет. В общем, устраивали полный хаос.
И вот, уже четыре часа, как Нита наблюдала, а точнее слушала их громкий смех и непонятные крики, которые внезапно сменились непонятным грохотом. Брюнетка не выдержала и решила зайти и проверить этих "бесят".
- У вас всё в порядке? - спросила она, открыв дверь.
Перед ней предстала довольно странная картина. Двое ребят катались по полу и дрались. Когда девушка открыла дверь картина под названием "перекати поле" прекратилась. Один из парней, которого звали Ваня и который казался Ните самым адекватным из всех, встал и отошёл в сторону.
А другой остался лежать и почем-то краснеть. Его звали Миша и Нита чувствовала на себе его взгляд, он постоянно пялился на неё, чем периодически смущал и неоднократно пытался заговорит, но что-то всегда мешало ему.
Нита обвела комнату взглядом и зло выдохнула. Она заметила, что ребята выпивают. Они частенько дебоширили, но выпивали впервые и это очень разозлило девушку.
Брюнетка захлопнула дверь и решила позвать охрану, она уже почти дошла до поста, где стояли охранники, как кто-то дёрнул её за руку. Это был Мишаня.
- Что ты делаешь? Отпусти! - Нита вырвала свою руку в то время, как Миша пытался что-то объяснить ей, но из-за выпитого алкоголя речь не всегда была понятной.
- Посмотри, что вы натворили! Вы мало того, что разнесли студию, так ещё и напились! - Нита отчитывала его, как маленького, но со всей злостью. И хватит пялиться на меня уже, я зову охрану, моё терпение лопнуло! Франц уже повысила свой голос и хотела было повернуться чтобы уйти, но тут тихий до этого Мишаня вновь схватил её за руку и потянул в туалет.
Он прижал её к стенке.
- Да ладно тебе, красотка, мы просто отдыхаем, хочешь с нами?
Тут Франц просто вскипела, ей повезло, что Миша под воздействием горячительных напитков немного пошатывался, она схватила его за рубашку и выкинула из комнаты, захлопнув дверь.
- Проваливай отсюда! - крикнула Нита перед тем, как услышала щелчок. Она дёрнула ручку двери, но та оказалась заперта.
- Что ты сделал? Открой немедленно! Ты нарвался на неприятности! Открой! - кричала она изо всех сил и долбила в дверь кулаками.
Но всё напрасно, Миша уже скрылся за дверью студии.
Нита не оставляла попыток выбраться на свободу и продолжала лупить дверь.
И, кажется, ей повезло. Но не очень повезло Ивану, который открыл в этот момент дверь. Брюнетка так и лупя кулаками вывалилась из комнаты прямо на Ваню, ударив его пару раз.
- Ты, чего? - он явно был удивлен, увидев Франц и почувствовав на себе её кулаки.
- Я чего? - выкрикнула девушка, смахивая прядь волос с лица - ты спрашиваешь чего я? Это ты у друга своего спроси! Ненормальный! Он запер меня тут! В туалете, как школьницу, а не администратора лейбла, где он записывается! Вы совсем офигели что ли! - Франц уже было не становить. Вы из раза в раз разносите мне студию, каждый раз я убираю всё за вами и закрашиваю свои седые волосы, но это перебор! Запирать меня в туалете! Отойди, я сейчас ему покажу!
Брюнетка вырвала свои руки из захвата Вани и рванула вперёд и понеслась в комнату, где находился Миша, забыв о своих полномочиях. Она влетела в комнату и накинулась на Мишу, начав бить его кулаками. Ване ничего не оставалось больше, как оттаскивать девушку.

0

7

поднимаю

Форум: Earl Grey
Текст заявки:
Заявка в пару. Фемслэш, хочу сложных отношений и универсального игрока с которым мы бы могли создать целую вселенную из множества персонажей, а пока одна из возможных вариаций.

тонкий звон, который раздается от входной двери цветочной лавки, нарушает спокойствие в моем личном пространстве.
- мне нужен какой-нибудь букет, который бы подошел хм...
- подошел кому? - мои глаза внимательно смотрят на нового посетителя. хватает пару секунд, чтобы отсканировать то, что она хороша. узкая [запредельно узкая] юбка в офисном стиле, белоснежная блузка, что прихватывает талию лучше любой руки и, конечно же, чулки. что может быть лучше. криво усмехаюсь, опуская голову на плечо, задумчиво пробегая глазами по ее лицу, нервным укусам губ, - для кого вам нужен букет?
- для моей.. - на скулах проступает алый румянец, - для моей близкой подруги.
вижу, что она солгала, но не спорю. киваю в ответ, произнося необходимую сумму, натыкаюсь на ее ладонь, что протягивает мне деньги, а затем нервно отстраняется, в замешательстве, словно все сказала не до конца.
- вообще, если честно, это не совсем подруга. в смысле, я имела ввиду.. - незнакомка нервно смеется, поднимая свой взгляд голубых глаз на меня, она явно теряется под моими глазами, но все же умудряется совладать с собой и произносит:
- девушка.
ну наконец-то ты осмелилась это произнести.
- и какие же цветы любит ваша девушка?
- я.. если честно не знаю, - она задумчиво перебирает глазами пышные сборы роз, задерживает внимание на лилиях, мечется глазами по пионам и фрезии, эустоме, - вот какие цветы нравятся вам?
усмешка пронзает мои губы во второй раз, когда я слышу этот вопрос. стаскиваю кожанку со своих плеч, оставаясь в одной белой футболке,  подбирая инструменты к работе.
- я люблю все цветы. я - флорист, - щурюсь, рассматривая цвет ее алой помады, - больше всего я люблю дарить, а не получать - в этом я профи.
- тогда соберите на свое усмотрение. я вам доверяю.
пожимаю плечами, едва удержавшись от очередного вопроса - ее волнение и смущение невольно подталкивало на то, чтобы продолжить этот диалог и позабавиться над реакциями девушки, которая явно впервые состояла в отношениях с девушкой.
букет был доставлен двумя часами позже - витиеватый почерк обозначил координаты в двух кварталах от моего дома.

я блуждаю по улицам - лидс всегда открывает для меня что-то новое. узкие переулки, в которых зачастую можно увидеть много чего запретного и не предназначенного для других глаз. комфортабельные трассы для любителей быстрых гонок по ночному городу. спальные районы, в которых никогда не было спокойствия. исторический центр - вымощенный мостовыми, привлекающий множество туристов.
я встречаю ее в баре, который, по своему обыкновению, для меня знаком и привычен.
на глазах - соль, на губах знакомая помада. она растеряна и явно пьяна.
- кто только придумал девушек, вот скажи мне? - ее попытки сказать громче и перебить музыку тонут в звуках электроники. хватаю за руку незнакомку и вытаскиваю на балкон, что прилегает к бару.
- представиться не хочешь? - упираюсь затылком в стенку, затягиваясь сигаретой, пока она упирается поясницей в тонкие поручни балкона, явно замерзшая в своем тонком платье.
- ларс, - ее ладонь зависает в воздухе, когда она протягивает мне руку для рукопожатия, жму в ответ, очертив указательным пальцем запястье, отвечая ей:
- мне казалось, это мужское имя. оно тебе не характерно, ты знаешь об этом?
- мне уже все равно, - она мелко дрожит и я совсем не понимаю от чего больше - от холода или от своих порывов в виде слез.
отмечаю, что данный вид эмоций ей явно идет. деликатно уточняю, что произошло. пропускаю мимо ушей то, что ей изменили, а затем - молча затыкаю ее поцелуем, перехватывая тонкую талию своей рукой, прижимая к себе теснее.

весь калейдоскоп последующих событий проносится нон-стопом. ее смазанные стоны в соседней комнате от моей мастерской - моя ладонь на ее губах, чтобы она была тише. удивительное сочетание невинности с бешеной энергетикой секса, что исходила от нее, стоило мне оказаться в радиусе двух метров. ее утренние ланч-боксы, мои попытки возмущаться на эту тему. совместные вылазки на выставки, мастер-классы по окантовке букетов, концерты трики, портисхед, ее подарок в виде билетов на интерпол. челленджи на спор. совместный выбор парфюма, постепенные открытия друг друга, открытия наших общих предпочтений. ее невозмутимость в виде подарка "двойник, чтобы слушать одну музыку на двоих". мой скепсис в виде "ты серьезно? нам же не 15".
она учила меня быть проще, мыслить как ребенок, даже если нам далеко не 20. не терпеть, а учиться получать наслаждение от мелких событий - даже если эти события были связанными с ее романтикой в виде "встретить рассвет на крыше".
я учила ее быть сильнее, уметь принимать себя как женщину, которая любит женщину. не бояться чего-то нового. "это всего лишь прыжок с парашюта, ларс". не бояться подпустить меня ближе [еще ближе], если мы стоим на обрыве и я подхожу со спины, затаскивая в свои объятия.

Ваш персонаж: Janet Moreau, 26 лет, флорист. Думаю, что из заявки есть что выцепить - за более детальными вопросами можно обратиться в лс.
Пример вашего поста:

Пример поста

Clann Zu – One Bedroom Apartment

ты мог бы утопить меня в реках своей грязной откровенности, ты мог бы разорвать меня на части зубами, которыми ты впиваешься не_только в мое плечо, ты мог бы ты мог бы закинуть мне на шею самый изысканный узел из ее платья, но ты ничего не сделал, джеймс. ты просто ничего не сделал, позволяя нам скатываться в этот отвратительный ком, позволяя нам все дальше и дальше обмазывать самих себя во время самой бесчестной войны под названием "я, ты и какая-то рыжая девка" - я знаю, что ты одернешь меня и скажешь не называть ее так.
я не назову.
я не назову, потому что надо мной кроме тебя не властно, джеймс, *1
я был готов вскрыть все вены этих людей вокруг, ради того, чтобы ты оставался только моим,
я был готов завязать самую ожесточенную войну на свете, чтобы ты был со мной,
я был готов убить тебя, только бы ты принадлежал только мне,
но ты этого не сделал, а я больше не называю ее шлюхой.

чего, ты от меня хочешь, поттер?
чтобы я рассыпался, как песок от твоих слов?
чтобы я закричал прямо тебе в лицо, задыхаясь от обуявших меня эмоций?
чтобы я прямо сейчас трансгрессировал в годрикову впадину и сделал так, чтобы она больше никогда не могла иметь детей?
ты лучше скажи, потому что меня только что лишили воздуха и кислород равномерным слоем замирает прямо перед моим носом.  ты лучше скажи, потому что я не знаю, как отреагировать на эту новость - меня разрывает изнутри колющей болью, я чувствую резь во всем теле и не совсем понимаю здесь я или не здесь и больше всего на свете сейчас мне хочется обратиться в волка и больше никогда не возвращаться в свою человеческую ипостась. я бы лишил тебя себя, джейми, господи, я бы лишил тебя себя, если бы мог - мне хочется кричать и взрывать воздух своей яростью, которая не находит себе выхода на моих губах.
знаешь, пожалуй это первый раз в жизни, когда мне хочется просто сесть и заплакать.
как чертова лили, как последняя девка, просто взять, сесть и заплакать.
ты думаешь это нормально? я - нет. и мой яростный рывок с постели выглядит не менее сумасшедшим, чем твоя фраза.
моя спина - самая ровная поверхность в мире и я не солгу, если скажу сейчас, что никогда не повернусь к тебе, я чувствую, как мои ноги прирастают к полу, я чувствую, как мои глаза смотрят за окно - другой реальности сейчас нет.
мир никогда больше не будет прежде.
мир никогда больше не будет нашим,
он раскололся на три ровных части и медленно сдвигается в сторону рыжего цвета,
в ее глазах будет твой цвет,
в ее венах будет твоя кровь,
в ее животе будешь ты, поттер.
меня тошнит от осознания того, что ты касался ее,
я знаю, что это, блядь, нормально,
я знаю, что это в порядке твоих вещей, но ты даже не представляешь, что я испытываю сейчас, сукин сын.
лучше бы ты ушел
я чувствую твое прикосновение к моей спине
лучше бы ты ушел
я ощущаю подкожно твое дыхание
лучше бы ты ушел
я задыхаюсь и беззвучно сотрясаюсь от твоих поцелуев, не в силах тебя оттолкнуть
лучше бы ты ушел, джеймс поттер.

я не вполне осознаю, где блуждают твои руки, когда я затягиваюсь сигаретой и не вполне осознаю, сколько сейчас времени - мир застыл в одном временном отрезке и похоже вполне серьезно не собирается двигаться дальше, пока я не скажу тебе хоть что-нибудь. что я должен тебе сказать, поттер?
что ты хочешь услышать? напиши мне реплики -я прочитаю их тебе с такой выразительностью, с какой только мог бы.
мне нужно взять себя в руки, мне нужно быть сильным, но черт побери, я могу выстоять самые сильные бои на свете, если бы в них не было тебя.
что мне сейчас делать, поттер? взять и уехать. не уезжать и остаться. развернуться к тебе и поцеловать. никогда не поворачиваться к тебе. эти варианты медленно и безбожно взрывают мне мозг и по-хорошему мне следует позабыть тебя навсегда и никогда больше не возвращаться к теме под названием "сохатый". хочешь, я буду твоим шофером? поттер, ты только представь, я буду твоим шофером.
ты будешь сжимать ее талию на заднем сидении, пока я буду сжимать руль автомобиля и это будет самый прекрасный союз, который только мог быть в магическом мире. все будут рады, поттер, я даже буду улыбаться. до скрипа в зубах.

я совсем не чувствую ног, когда твои губы вжимаются в мою шею, но по инерции ощущаю, как вены и кадык напрягаются,
прикрой глаза - я не хочу, чтобы ты видел, как я сжимаю кулаки до предела,
я не хочу, чтобы ты видел мои слабости - сегодня ты провел невидимую черту между нами,
ты серьезно думаешь, что мы способны через нее перейти?
я переплыву.
я буду рыть землю глубже и глубже, пока не найду путь к тебе.
я буду задыхаться от недостатка воздуха, но буду рыть землю.
- я
я пытаюсь сказать хоть что-нибудь, но кажется меня взрывает слово "ярость".
я совсем не замечаю, как резко разворачиваюсь на каблуках и тут же обезличиваю твою маску под названием джеймс-поттер-примерный-семьянин, ты истекаешь моей спермой - это видно даже когда ты в одежде.
я хватаю тебя за воротник рубашки и резко встряхиваю, словно бы надеюсь, что все, что происходит с нами опадет, после того, как я дерну тебя за эту жалкую ткань.
- я рад за вас, джеймс, - я улыбаюсь и моя улыбка переходит в истерический смех,
я смеюсь минуту за минутой,
я смеюсь так громко, что этот смех становится разрушительным,
я смеюсь над тобой, поттер,
я смеюсь над нами.
- я буду крестным отцом?
наши миры взрывает мой хохот.
мои глаза взрывают твои капилляры.

*1 - надо мною, кроме твоего взгляда, не властно лезвие ни одного ножа.

+1

8

Форум: Hide
Текст заявки:
Внешность: Colin O'Donoghue or Matt Bomer
Возраст: 30-33
Род занятий: аферист и мошенник, бывший карманник
Ориентация: гетеро only!
Во время первой встречи, она двинула ему по голове детским совочком и едва не обсыпала с ног до головы песком, потому что он сказал, что у нее смешные хвостики и ведь правда так и было. Но тогда ей было четыре и он был "бука!"
Она всегда смешно коверкала его имя и вечно таскалась следом, даже когда он настойчиво просил хотя бы в этот день посидеть дома. А однажды, она плелась за ним под дождем три часа, промокла насквозь и уселась в лужу, когда устала. После этого ещё две недели он каждый день, с утра и до самой ночи, сидел у её кровати, ведь жар не спадал и малышка была словно в бреду. Тогда ей было шесть, а она все твердила как заведенная "мишка, не уходи".
Они вместе носились по Парижу, самыми глухими и никому неизвестными переулками, словно шальные, залезая на несколько любимых крыш, где он читал ей "Отверженных", которых она совсем не понимала, но готова была часами слушать его голос, ведь он звучал так, будто перед ней ни кто иной, как сказочный волшебник. Ей уже исполнилось двенадцать и для неё он был единственной опорой.
Когда она кричала и плакала, пытаясь вырваться из сильных чужих рук, которые сковывали словно тяжелые цепи и срывали одежду, она отчаянно звала его... звала на помощь. Но он не пришел, как бы она ни умоляла Бога и высшие силы, его не было рядом, впервые. Ей было четырнадцать и она перестала доверять мужчинам, но не ему.
Он менял девушек так, словно они мотыльки-однодневки, а она все упрямо твердила "тебе нужна единственная", в ответ слыша только беззаботное "у меня она есть". И он смеялся, каждый раз устраивая своим подружкам испытание в лице его упрямой и неуемной сумасшедшей. Когда ей стукнуло шестнадцать он подарил ей половинку медальона, чтобы она запомнила обещание - он всегда будет рядом.
Каждого её парня он проверял так, словно им предстояло общение с королевой, а не простой девчонкой, и лишь один прошел проверку и оказался достойным его маленькой сестрёнки. Ей было уже восемнадцать, а он по-прежнему звал её малышкой и лисенком, убедив каждого в квартале, где они жили, что к ней стоит относиться бережно и с особым трепетом, иначе не поздоровится.
Когда умерла ее мать... его снова не было рядом, как и в тот день, когда ее, теперь уже бывший, парень впервые избил её. Не было его и тогда, когда она в спешке убегала в другую страну лишь бы больше никогда не знать той боли. Ей было двадцать два, а она так и не узнала, почему тот, кто делал её жизнь и семью "полной" внезапно пропал, не оставив даже короткой прощальной записки.
Всякие требования:
— здесь нет и не будет ничего о твоей биографии и жизни вне моментов связанных со мной, я оставлю все это для тебя. Лишь один небольшой нюанс, ты ирландец по происхождению.
— здесь нет и не будет ничего о твоем характере, но очень хотелось бы видеть сильного человека, у которого слова никогда не расходятся с делом, при этом умеющего развлекаться так, что даже черти в аду краснеют от смущения.
— здесь нет и не будет ничего даже напоминающего о каких-либо романтических отношениях между нами. Мы семья, в том самом глубоком смысле, который не ограничивается кровным родством.
— здесь нет и не будет ничего о твоей личной жизни, ты можешь иметь ту единственную, а можешь продолжать менять подружек, как перчатки. Но это всегда должны быть только девушки.
— здесь нет и не будет ничего о том, в каком объеме ты должен писать посты, а единственным условием всегда будет лишь то, что я должна не иметь сил оторваться во время чтения.
Ваш персонаж: Доминик Моро, 27 лет, художница, тату-мастер. Все остальное с легкостью можно узнать лично.
Пример вашего поста:

Пример поста

Бывают такие дни, что кажутся нам идеальными, с самого утра светит ласковое солнышко, осторожно пробираясь по полу квартиры и словно разгоняя все тучки за окном, блинчики, которые мы готовим на завтрак получаются на удивление вкусными, совершенно не пытаясь превратиться во вредные комочки, а забытый кофе все же не успевает сбежать из турки, заливая собой все вокруг, и даже прокисшее молоко не может испортить этого приподнятого настроения, что преследует на с того самого момента, как была оставлена прекрасная страна Морфея. Бывают такие дни, когда даже самым запутавшимся творцам совершенно не нужен какой-либо сторонний стимул, чтобы создать свой новый шедевр, а вдохновение само находит их, ведомое прекрасными музами, что рождены лишь затем, чтобы помогать творить и дарить людям истинную красоту.
Но порой все оказывается совершенно наоборот… всю ночь мы мечемся по кровати, терзаемые самыми страшными кошмарами, теряясь в том, какие из них реальны или могли бы быть такими, а какие всего лишь бред утомленного сознания, что изо всех сил старается не сорваться в пропасть, спасая наш здравый рассудок. Тогда даже рассвет не кажется спасением, являясь лишь небольшим препятствием перед новыми ужасами, тогда даже мысль о том, чтобы покинуть пределы постели, не говоря уже о квартире, кажется нам совершенно невероятной и полностью кошмарной. Но делать это приходится, ведь внешний мир никуда не делся и он требует нашего внимания. И все валится из рук, порождая все новые и новые проблемы.
И если последние несколько недель судьба баловала меня действительно добрым утром, то сегодня она решила изменить эту едва установившуюся традицию.
Он взялся словно из ниоткуда, сковывающий, липкий страх, заползал под кожу, заполнял собой легкие, лишая возможности дышать, заставляя меня хватать ртом воздух, заглушая крики и рыдания, рвущиеся изнутри, подобно загнанным зверям, мечтающим о прекращении боли. Казалось бы это всего лишь образ, расплывающееся и уже почти стертое воспоминание, залитое новыми красками, яркими и светлыми, добрыми… нежными, но нет, оно снова выползло из темноты, проявляясь словно невидимые чернила над пламенем свечи. - Пожалуйста, не надо больше…

Я вновь вздрагиваю, сделав судорожный глубокий вдох, медленно открывая глаза и осматриваясь, а вдоль позвоночника пробегает волна мурашек, замирающих на шее, у самых волос, отчего становится даже немного щекотно, но на этот раз ощущения не вызывают улыбки. Далеко не сразу до моего, еще не совсем очнувшегося от сна сознания, доходит где я нахожусь.
В помещении почти нет света, ведь основные лампы, создающие эффект дневного света погашены. Видны лишь легкие отблески диодных лент, что подсвечивают фотографии с самыми эффектными готовыми работами и наброски эскизов, которые еще не нашли своих хозяев, чтобы переехать с листа бумаги на руки или ногу, а может быть даже украсить чью-то спину, в долгий путь из десяти сеансов. Это моя мастерская, помещение, которое я снимаю уже почти три года, выплачивая арендную плату с попеременным успехом. Именно здесь я обычно провожу вторую половину дня, помогая людям выбрать и нанести на тело несмываемый узор. Обычно здесь работает еще один человек, самый странный из ребят, что когда-либо посещал мою мастерскую, но он хорошо выполняет свою работу и всегда находит способ поднять настроение, а когда нужно и вовсе не мешает моим побегам через дальнюю дверь и салон красоты, у которого мы и отвоевываем этот уголок. Вот только сегодня у него выходной и я задремала прямо на месте, даже забыв закрыть двери. - Впрочем, никто сюда особо и не рвался, денек выдался исключительно тихим. Как впрочем и всегда, когда не надо. - Мысленно продолжаю монолог на тему «Почему когда необходимо чем-то занять руки и мозг вокруг распространяется такая тишина и пустота, что кладбище кажется самым оживленным местом города?», попутно все-таки проходясь по помещению, дабы вернуть его на светлую сторону мира, заставляя все тени, что потихоньку наводили на меня панику, забраться как можно дальше, как можно глубже под столы и кресла, прячась там, куда не попадает яркий свет ламп. С каждым новым щелчком выключателя по комнате разносится едва слышно гудение ламп, оно как будто воспринимается не на слух, но кожей, легкой вибрацией воздуха и не нужно прислушиваться, чтобы понять откуда оно исходит. В любой другой день, это жужжание наводило бы на меня тоску, окуная в ленивую сонливость, но только не сегодня… не сейчас, после того, что я пережила, будучи лишенной нормального ночного сна. И дабы не вернуться вновь в состояние сказочно много спящей принцессы, переключаюсь на изучение собственных набросков сделанных еще позавчера, когда здесь больше полутора часов просидел Крис, с упоением рассказывающий о своей новой работе, о своем будущем выступлении, к которому надо очень серьезно подготовиться, и доведенных до ума только сегодня утром. - Добрый день! Это салон красоты? - Вскидываю голову, тряхнув копной волос, растрепанных после дремы, и обвожу помещение многозначительным взглядом, впрочем лишая его какого-либо комментария, спокойным тоном отправляя явно заблудившуюся девушку по нужному пути. - Вход за углом, над ним еще огромная вывеска, не ошибетесь. - А затем вновь погружаюсь в свои мысли, продолжая перекладывать листки один за другим. - Гитара… скрипичный ключ… еще один… скрипичный ключ с цветочным орнаментом… клавиши, украшенные колючей проволокой… снова гитара… - «Вот у кого-то бывают приступы «что вижу, то и пою», а в моем случае на меня напал зверь чтослышуторисую?» Впрочем эти рисунки, как и сами мысли о человеке, благодаря которому они появились на свет вызывают улыбку, наконец-то действительно искреннюю улыбку, которую омрачает лишь тот факт, что причину ее я не увижу еще несколько дней, ведь он будет сильно занят подготовкой и репетициями. И отвлекаюсь я лишь тогда, когда моих ушей доносится тихий шелест занавеси, отделяющей меня от внешнего мира, именуемого «ресепшн», даже несмотря на всю скромность и даже бедность. - Крис?! - Увидеть его было еще неожиданней, чем если бы мне на голову в тот же момент свалился метеорит. - Я думала ты слишком занят… и как же я рада, что это оказалось не так! - Вновь улыбка, на этот раз не просто наполненная воспоминаниями того дня, но счастливая и совершенно по глупому влюбленная, как у одной из героинь глупой романтической комедии, где настоящая любовь определяется долгим, зачарованным взглядом через зал полный людей.

0

9

Форум: The City
Текст заявки:

Для мужского персонажа (не в пару).

Ищу соигрока для сложных запутанных отношений без рейтинга. Пишу в третьем лице, предпочитаю птицу-тройку и использовать заглавные буквы, но это все опционально, и может быть пересмотрено. Без особого труда подстраиваюсь под соигрока. Пишу от 3500 символов и почти до бесконечности, зависит от того, как пойдет, и как будет обоюдно комфортно. Никогда не тороплю, свой темп игры не навязываю. Жду кого-то, кого зацепит именно персонаж, его жизнь, характер, кому захочется сделать его живым.

Предыстория

...они познакомились в холле одного из мотелей, когда Джерри вышел, чтобы купить себе что-нибудь на ужин в ночном супермаркете. Несмотря на то, что прошло больше двух месяцев с того дня, как Джерри оказался в Нью-Йорке, он все еще испытывал страх разоблачения, как будто стоит ему оказаться в людных местах днем, и кто-нибудь сразу изобличающе укажет на него пальцем. Джаред скромно сидел на диванчике для посетителей, проеденном сбоку семейством клопов, и казалось, что он вообще спит, так далеко он откинулся на спинку, натянув на лицо капюшон. Но стоило Джерри поравняться с ним, как Джаред резко подался вперед, и в плохом освещении единственной потолочной лампочки блеснула его широкая белозубая улыбка. Ни до, ни после Джерри не видел никого, кто бы улыбался так, как Джаред: с едва заметной безуминкой, но так обезоруживающе, что хотелось улыбнуться ему в ответ. Что Джерри и сделал. Джареду хотелось знать, что такая милая скромная девушка делает в таком неподобающем месте. Прежде Джерри никогда не задумывался о том, как нелепо он может выглядеть в своем наряде почти деревенской девочки в обрамлении декораций, больше присущих плохим ребятам и трудягам с окраин. В тот момент это осознание здорово его напугало. Кажется, он даже ничего не ответил, просто поспешил пройти мимо, чувствуя, как дрожат коленки.
    А на следующий день Джаред приехал, и увез его к себе домой.

    Джерри не мог сказать точно, почему решил довериться незнакомцу, и что заставило его согласиться сесть в машину с приветливо распахнутой дверцей. Возможно, подспудно Джаред напоминал ему Хэйдена, и, в общем-то, это не стало ошибкой: несмотря на то, что он мог бы, Джаред никогда с той минуты не поступил с Джерри дурно. Он даже не рассердился, когда узнал, что под личиной самостоятельной скромницы скрывается запуганный парнишка, которому едва исполнилось восемнадцать. Лишь рассмеялся, добавив, что рад, что узнал об этом прежде, чем успел бы влюбиться. Наверное, у Джерри все же был еще один талант — находить правильных людей. Это Джаред придумал ему имя: Патриция Хедвиг. Патриция, потому что вторым именем Джерри было имя Патрик. А Хедвиг, потому что так звали персонажа какого-то мюзикла, который нравился Джареду. У Джерри это имя ассоциировалось только с совой Гарри Поттера, но сообщать об этом вслух он не стал. Джаред всерьез считал, что Патриция — настоящая красавица. Он относился к ней с каким-то странным трепетом, придумывая все новые детали ее образа, работая над ней, как Пигмалион над Галатеей. Возможно, в этом он находил свою отдушину или выход творческим способностям, так или иначе, именно таким образом у Патриции появились дорогие туфли на высоком каблуке, изящные украшения, приятные наощупь чулки из тонкого нейлона, акцент заправской стервы из гетто, и косметичка, в которой она хранила свое главное сокровище — помаду от Gabriel Cosmetics, оттенка “currant”.

    Джаред толкал дурь, и иногда клофелин. Он хорошо знал, как работает преступность на городских улицах, и научил Патрицию всему, что знал сам. Вскоре она стала его бессменной напарницей. У них была отработанная схема, которая всегда приносила результат: Патриция знакомилась в клубе с одиноким посетителем, что начитавшись «правил съема», решил подцепить себе красотку нетяжелого поведения на бесплатной основе. И уболтав его на парочку коктейлей, подсыпала ему что-нибудь легкое. Позже, пока они с Джаредом тащили «перебравшего выпивоху» проветриться, карманы незадачливого ловеласа опустошались с завидной скоростью. Иногда Джаред придумывал что-нибудь новенькое: как-то раз он сделал вид, что Патриция — его девушка, и устроил скандал, под шум которого удалось обчистить карманы еще и нескольких зевак. У Джареда повсюду были связи, и он никогда не оставлял Патрицию одну, не позволял ей делать ничего, что могло, — пусть даже только в теории, — навредить ей. Напротив, он был готов свернуть шею любому, кто посмотрит косо в ее сторону. Возможно, на самом деле, он все же был влюблен. Но то, что крылось за красивым образом, останавливало его лучше, чем мог бы остановить сам Джерри. Они прожили вместе два года, за которые Джаред не тронул Патрицию и пальцем, он по-настоящему ее боготворил.

    Это продолжалось до тех пор, пока Джаред не влип по-крупному. Вернувшись домой, Джерри обнаружил его с дырой во лбу, в окружении каких-то мрачных типов. Эти типы и объяснили весьма доходчивым образом, что Джаред задолжал им двести тысяч. И если «дамочка» не хочет остаться без своих красивых ножек, ей лучше перебирать ими побыстрее и найти эти деньги каким угодно способом. Так Джерри снова остался один.

Их история закончилась... нет, их история началась, когда над лицом Джареда сомкнулась молния-зиппер черного мешка для трупов.

Я понятия не имею, во что ты влип. Мне пришлось достать двести кусков буквально из ниоткуда, и перейти дорогу тем еще типам, чтобы тоже не словить пулю между глаз. Мне пришлось оставить наш дом, и работать на высокомерного засранца и его подельника-альфонса. А еще мне приходится каждую ночь видеть, как твое лицо скрывается под непрозрачным черным пластиком, и исчезает навсегда.
Иногда я думаю, мог ли это быть не ты, а кто-то другой? Или вообще манекен? Мог ли я ошибиться? Что, если ты решил инсценировать свою смерть? Что, если тебе пришлось? Или за тебя это сделали другие, а ты не успел меня предупредить? Или ничего не сказал, потому что хотел меня защитить? Но от чего? От кого?
Так много вопросов, которые я задаю себе каждую чертову ночь, и не нахожу ответов.
А у тебя они есть, Джаред? Эти ответы? Ведь ты наверняка знаешь это.
Ты жив, Джаред.
Ты жив?
Ваш персонаж: когда пытаешься убежать от прошлого, лучшее, что ты можешь попытаться сделать — стать другим человеком. Вот и Джерри поступил именно так. Сменил место жительства, имя, и саму свою личность, превратившись в Патрицию Хедвиг, незнакомку без воспоминаний и сожалений. Если бы ему приходилось выбирать, он бы прочил ей судьбу актрисы, но актерство подразумевает известность, а этого Джерри допустить не мог. Поэтому Нью-Йорк встретил его ночлежками, грязными переулками и клофелином под резинкой чулка в богом забытом кабаре. Но, в конце концов, если уж так вышло, что ты похож на женщину, нужно этим пользоваться. А с последствиями он как-нибудь разберется сам.
Пример вашего поста:

Пример поста

- Это полное дерьмо, - поделилась своими соображениями Вайлет, отпивая вино прямо из горлышка бутылки, отчего ее губы стали влажными и красными. Будто она была маленькой девочкой, что криво накрасилась украденной у мамы помадой. – Из-за этой дурацкой небесной лампочки ученые мне обещают, что через пару дней мое лицо превратится в сморщенную сливу, я испущу дух, и всем, понимаешь, насрать, что я сумочку от Луи Витон купила только на днях, и черт знает сколько средств потратила на косметику. Джей, ты вообще знаешь, сколько стоит хренов праймер?! – Она поднесла огонек зажигалки к невесть какой по счету сигарете, но вдруг передумала и бросила неподожженный сигаретный столбик в пепельницу. – Черт, я даже соблюдала веганскую диету, жрала одну траву, и чего ради?
- Летти, успокойся, - дружелюбно отозвался Джаред. Он был как будто единственным, кого не волновала сложившаяся ситуация, и только Патриция знала, что за огонек горит в глубине его глаз. А еще, что под подушкой он прячет пистолет. – Ты бы точно так же лопалась от возмущения, малышка, если бы без своей диеты отрастила огромную задницу, и солнце вдруг передумало грохнуть нас всех. Только вот ни один амиго бы на тебя не клюнул.
Сердитое лицо Вайлет мгновенно разгладилось и приняло мечтательное выражение:
- Да, эти ковбои всегда западали на мою фигурку. У меня их было предостаточно, может и побольше, чем у иной портовой шлюшки, - она пьяно хихикнула.
- Ну, так почему бы тебе не пойти и не подцепить еще одного?
- Это скучно, - Вайлет надула щеки и стала выглядеть очень забавно. – Им сейчас вообще плевать, где и с кем, и как. Никакого веселья. Поэтому я и пришла отметить большой бадабум именно к тебе. – Она отсалютовала Джареду винной бутылкой, и вдруг уставилась на Патрицию. – Детка, тебе ведь тоже скучно? Вообще-то, на самом деле я совсем не против потрахаться, и у меня, если подумать, никогда не было с девушкой. Как насчет того, чтобы… а Джаред может посмотреть на нас, м?
- Летти, оставь ее в покое, - Джаред покачал головой, глядя на то, как Патриция поднимается с места и направляется к выходу. – Она совсем не в том настроении.
Патриция была благодарна Джареду за то, что он сохранил ее маленький секрет даже в таких обстоятельствах. Ведь никто бы не осудил его, если бы он сказал Вайлет, что новый объект ее интереса – на самом деле мужчина, или вытворил что-нибудь похуже, может даже применил силу, только бы заставить Патрицию остаться. У них было чертовски мало времени, чтобы сказать друг другу все, что они не успели за эти два года, а Патриция лишила их и этих мгновений. Но она не хотела видеть, как Джаред примет свое «снотворное» и направит дуло пистолета в рот до того, как его успеют превратить в гриль солнечные лучи. Вайлет наверняка будет следующей. Их личный, маленький круг самоубийц. Патриция не хотела принимать в этом участия. И, по правде говоря, не хотела слышать того, что он мог ей сказать. Боялась. Потому что знала.
Выйти наружу по собственной воле было не меньшей предпосылкой к суициду: никто не мог сказать наверняка, когда озоновый слой все же сдастся под натиском разрастающейся звезды. Улицы были почти пустынны: все старались провести как можно больше времени с семьей, друзьями или любимыми. Те же, кто за свою жизнь не обзавелся никем мало-мальски близким, спешили в клубы: там организовывали последние тусовки под эгидой скорого апокалипсиса. Демонстрации на улицах быстро сошли на нет даже при минимальном участии полиции: все и так было предрешено, и у людей нашлись дела поважнее, чем проводить последние минуты жизни, пытаясь кому-то что-то доказать. В конце концов, единственное, что они могли бы заявить: «А мы предупреждали!» Но их самих тоже предупреждали, и все эти политические прения больше не имели смысла. Глядя на отвратительно раздувшийся Амстел, Патриция размышляла о том, готовится ли сейчас правительство к надвигающейся катастрофе? Что они придумали для своего спасения? Бункеры для избранных? Капсулу для путешествия по космическим просторам? Колонизированную планету в другом созвездии? Было бы странно думать, что люди, у которых есть для этого все средства, не попытаются спасти свои жизни. В крах всего человечества Патриция не верила. Но для нее, как и для многих десятков и сотен обычных жителей этой планеты это был конец. Кем бы она хотела умереть? Патрицией, или Джеральдом? Какая забавная мысль.
Остановившись, Патриция поняла голову, заметив какое-то движение на крыше одного из домов. Приложив ладонь козырьком к лицу, она прищурилась, пытаясь разглядеть одинокую фигуру. Еще один, решивший, что смерть лицом в асфальт будет менее болезненной? Никакого желания оказаться случайной жертвой, на которую упадет такой «летчик» у Патриции не было. Поэтому она остановилась чуть поодаль, приложив ладони к лицу вместо рупора:
- Эй, чувак! Не буду спорить с тобой, что жизнь полное дерьмо, но она и так скоро закончится! Не стоит этого делать!
Боже. Джаред наверняка поинтересовался бы, с чего она вдруг решила взять на себя роль бесплатной службы психологической помощи самоубийцам. Но оставить парня в покое и позволить ему сигануть вниз головой ей не дала бы совесть.

Для женского персонажа (обсуждаемо).

Внешность: Zoe Saldana (или другая чернокожая актриса/модель, но это нужно обговорить).

В высших кругах у Вивьен репутация стервы. Если она что-то хочет — она это получает. Мыслимое ли дело, подняться из самых низов, и сразу же с легкостью заполучить целое состояние! Уж точно дело здесь не в слепой удаче. У этой женщины стальная хватка, и если она взяла дело в свои руки, вырвать бразды правления из ее коготков так просто не удастся.
В кулуарах только ленивый не обсуждает то, как, будучи всего девятнадцати лет от роду, она ловко окрутила самого завидного женатого мужчину высшего света, и как после избавилась от его жены, да и от него самого, прибрав к рукам все денежки, недвижимость и солидный бизнес. История Золушки, вот только для Принца она закончилась смертью.

I see it, I like it, I want it, I got it.

У Вивьен много завистников. Как только ее не называют: черная вдова, парвеню, разлучница... Вивьен смотрит на эти высказывания сквозь пальцы: пока люди болтают, им некогда строить планы, как тебя убить. А такое с ней тоже случалось: именно поэтому с некоторых пор она нигде не появляется без телохранителя.
Вивьен все равно, что думают все эти пустословы — если они ее боятся, тем лучше. Им совершенно не обязательно знать, что супруга она ни у кого не уводила, брак по расчету распадался уже давно. Что жизнь ее новоиспеченного мужа унесли не подсыпанные в бокал таблетки, или яд в тарелке с салатом, а, как это ни банально прозвучит, болезнь под названием глиобластома, или рак головного мозга. И уж точно им ни к чему информация о том, что Вивьен действительно его любила. И променяла бы все шелка и злата на то, чтобы его вернуть.
Впрочем, в сказки Вивьен давно не верит.

• Детство и раннюю юность провела в детдоме, родителей и других родственников не помнит, найти или поддерживать связь не пытается.
• Часто помогает благотворительным фондам, но всегда анонимно. А порой и тем людям из своего окружения, кто попал в беду, однако исключительно инкогнито и не афишируя своих поступков.
• Крайне тщательно следит за модой, всегда старается выглядеть безупречно, быть идеальной во всем — от внешнего вида до манер. Не пренебрегает возможностью заняться воспитанием тех, кто не так хорош в этих вещах.
• Остра на язык, хладнокровна и расчетлива, считает проявления доброты и заботы инфантильностью и слабостью, чего не может себе позволить. Однако сложная жизнь так и не сделала ее по-настоящему черствой.
• Умеет постоять за себя, знакома с приемами самозащиты, знает, как пользоваться ножом, как стрелять из огнестрельного оружия, обладает отличной реакцией.
Ваш персонаж: я планирую создать персонажа специально для Вивьен (скорее всего с помощью смены аватара и никнейма, но тем не менее). Это будет ее телохранитель, которого я уже упоминал выше. Сюжет игры завязан на судьбе молодой женщины, которой досталась непростая роль в обществе, и которая еще не оправилась от потери любимого человека, и на ее взаимоотношениях с мужчиной, который, по сути, является ее личным слугой, но кого она привыкла считать чем-то вроде предмета мебели. Хочется сложных, наполненных драматизмом событий и персонажей, между ними не может быть романтических отношений, и они далеки друг от друга настолько, насколько могли бы быть близки, если бы их не разделяла пропасть материального положения и иных обстоятельств.

P.S. Если вы хотите откликнуться на эту заявку, пожалуйста, напишите, что сказала бы Вивьен, если бы ей сообщили на званом вечере, что фасон ее платья давно вышел из моды.

Пример вашего поста:

Пример поста

Как он оказался в Бала, Дэйв и сам понимал не до конца. Все произошло как-то само собой, практически помимо его воли. То есть, решения он, разумеется, принимал сам. Никто не заставлял его сломя голову мчаться прочь из Лондона, и все же было над всем этим какое-то незримое присутствие провидения, неких высших сил, хотя бы потому, что прежде в голове Дэвида не было даже мысли о внезапных поездках в незнакомые курортные города, а теперь... Но, пожалуй, стоит вернуться на пару дней назад, чтобы понять, с чего же все-таки началась эта история.
В тот сентябрьский день, после странного знакомства в баре, Дэйв вернулся к себе на съемную квартиру, где прямо в одежде упал на постель и намеревался именно таким образом проспать о середины следующего дня, но его надеждам не суждено было осуществиться. В шесть утра его разбудил - нет, даже не стук в дверь, а вполне ощутимый пинок по ножке кровати, - очевидно, домовладелец стучал так долго, что счел вполне приемлемым воспользоваться своими ключами.
- Ну чт-за м-неры... - сонно пробормотал в подушку Торн, даже не думая отлеплять свое лицо от слегка отдающей сивушным ароматом наволочки. - Н-вд-но чт-ли, чт ч-л-век спит...
Ситуация была вполне себе стандартной. Домовладелец являлся человеком в делах квартплаты весьма щепетильным, но пунктуальностью не отличался - проще говоря, приходил, когда вздумается. Половину этих случаев Дэйву удавалось отсидеться в пабе, в другие дни он делал вид, что его нет дома, в остальное время весьма успешно убалтывал своего неуступчивого собеседника немного повременить со сбором ежемесячной дани. И, как правило, раз в два или три месяца платил и возвращал долги. Эти дни Дэвид считал самыми неудачными. Но в этот раз все оказалось совсем иначе. Вместо того, чтобы как обычно начать брюзжать по поводу разведенного вокруг свинарника, банок из-под пива в сушилке для обуви и скомканной одежды на полу, домовладелец крикнул куда-то в сторону входной двери:
- Да, он съезжает сегодня же. Можете тут все осмотреть, и не беспокойтесь, за несколько часов тут все засияет, я уже нанял уборщика.
Кое-как вырвавшись из объятий накатывающего новой волной сна, Дэйв все же приподнялся на постели, обнаруживая, что по квартире уже ходит незнакомый мужик, с брезгливым интересом рассматривающий его вещи, неосмотрительно оставленные на полу среди коробок из-под пиццы.
- Я не понял...
- Что тут непонятного? Собирай вещи, - в лицо Торну прилетел его собственный, к счастью пустой чемодан. - И выметайся.
- Но я же уже заплатил за прошлый месяц... и внес залог... - Дэйв поморщился. Он никак не мог осознать происходящее, а визгливые нотки в голосе домовладельца вкручивались в висок, словно штопор, заставляя похмельную голову гудеть, как колокол в здании Биг-Бена.
- Вот на него я и нанял того уборщика, который вычистит из углов весь оставленный тобой хлам, так что не утруждай себя, и просто исчезни с глаз моих. - На этих словах проклятый барыга, как мысленно окрестил его про себя Дэвид, сделал такой жест руками, будто отгонял от себя стайку воробьев. - И побыстрее!
- А как же наш договор?
- Нет никакого договора. Мне что, вызвать полицию?
Договора действительно не было, когда Дэйв въезжал в эту квартиру, о формальностях он даже не подумал, не зря Мейси не раз отчитывал его за безалаберность в подобных вопросах, но и "выметаться" из собственного дома на улицу не хотелось. Последним шансом было попытаться выпереть из квартиры того мужика, которого домовладелец явно собрался нагреть на большую сумму, чем ему удавалось вытянуть с прежнего съемщика.
- Эй, парень...
Спустя час Дэйв стоял на улице. Чемодан прилетел к нему с третьего этажа, глухо звякнул замком, раскрылся и вывалил свое содержимое на асфальт. Пришлось собирать все заново, и Торн со вздохом подметил, что купленная когда-то им лично на свои деньги лавовая лампа и большая настенная карта Великобритании, похоже так и останутся в собственности у нового обитателя квартиры. Ничего не оставалось, как пойти прочь вместе с чемоданом, размышляя о том, где бы теперь поспать. Конечно, можно было всегда обратиться за помощью к Рейвен, но Дэвид меньше всего хотел грузить ее своими проблемами. Мейси? Он и так делает для Дэвида слишком много, стыдно после такого показываться ему на глаза.
Именно в таких невеселых думах Торн обошел полгорода, пообедал в какой-то забегаловке, и наконец, набрел на автобусную стоянку, где как раз шла посадка на экскурсионный рейс.
- Сколько стоит билет? - Дэвид остановился возле женщины с ярким зонтом в руках, которая, по-видимому, была гидом и организатором поездки.
- Вы подавали заявку? - живо поинтересовалась дамочка.
- Вообще-то нет, я просто думал...
- Томас, у нас еще есть места? - Гид обратилась к водителю, и получив утвердительный ответ, пробила талон. - Держите, вам очень повезло. Сегодня будет очень занимательная экскурсия!
Получив добро на поездку, Дэйв уже не слушал щебетание организатора, отсчитывая купюры и влезая на подножку автобуса вместе с чемоданом. Устроившись на мягком сидении, он уснул почти сразу, так что если гид и говорила что-то по дороге, это точно прошло мимо его ушей. Именно поэтому, когда кто-то из туристов толкнул его в бок и они все высадились на мостовую в совершенно незнакомом городе, Дэвид даже не сразу осознал, что окружает его совсем не Лондон. Тот самый разбудивший его турист бросил на Торна очень странный взгляд после вопроса, а где они сейчас, собственно находятся, но к счастью, все же соизволил ответить.
"Бала? Что еще за Бала? Где я вообще, черт возьми, нахожусь?" - К сожалению, вопросы так и остались риторическими. Должно быть, у него был очень глупый вид, но Дэйв не нашел ничего лучше, чем последовать за всеми и делать вид, что ему безумно интересна лекция о местных достопримечательностях. Он как раз фотографировал на мобильный телефон какой-то непонятно чем приглянувшийся ему замок, как вдруг прикосновение к плечу и знакомый голос заставили Дэвида резко развернуться, едва не выронив единственное средство связи с и без того наполовину севшей батарейкой.
- Ты? Ты что тут делаешь?! - Вопрос прозвучал не особенно вежливо, и мало походил на приветствие, но учитывая, что Торн прекрасно помнил, как вечером предыдущего дня усадил этого самого человека в такси, встретить его здесь, в Бала, казалось чем-то невероятным и в самом деле едва ли не судьбоносным.

Отредактировано Endless. (27-02-2019 13:50:40)

0

10

Текст заявки: порой снисходит озарение, дикое желание оказаться в совсем ином_другом пространстве. Получается из этого нечто вроде... ГРАНД АТТАНСЬОН СИЛЬ ВУ ПЛЕ - фэмслэш, т.е. девочка с девочкой — это прикольно (и вообще прекрасно)
внешности: для себя планирую Benedetta Gargari, а для тебя [только представь себе, но такое бывает] — любая на твой вкус девочка, похожая на польку или чешку;
деятельность: в прошлом так себе студентка и разочарование уважаемых родителей [немцы], ныне атташе/менеджер юного дарования [твоя верная слуга и one true love] // ты — фигуристка, давшая своей стране надежду на то, что сможешь быть лучше всех и исправишь позорные ошибки предшественниц;
-----------------------------
Однажды мы встретились в прекрасной стране в городе N на международных студенческих играх. Тренер называл тебя секретным оружием сборной, хотя никто не верил, что Польша/Чехия вообще способна выйти из квалификации при наличии русских и японок. Я была самым обыкновенным атташе. Безалаберная студентка, сбежавшая из колледжа в чужую страну, решив, что это идеальный момент сменить обстановку. Твоя вторая мама [тренер] с первой встречи поняла каким будет наше будущее. Она увидела мой взгляд, обращенный к тебе. Он был полон восхищения [в свои 17 ты выглядела настолько потрясающе, что я забыла о возможных последствиях, если не сдержу себя], зарождающейся влюбленности, верности и желания уберечь тебя от плохого: людей, событий, мира. Меня закрепляют за тобой. Вот так просто. В самый ответственный день я подвожу своих коллег, чтобы быть рядом с тобой в день соревнований и поддержать, когда никто другой не мог [или не хотел].
— Никто не важен, кроме тебя. Если здесь никто не верит в тебя — забудь, потому что верю я. I'll be the melody and you'll be the beat.
Я крепко обняла тебя и заняла место рядом с твоим тренером. В тот миг ты наконец-то нашла ради чего стараться быть быстрее, выше и сильнее. В тот миг зародилось светлое чувство, которое после станет нашей искренней, настоящей любовью.
В тот день ты вышла из квалификации, что дало тебе путевку в финал. И там выступила достойно, заняв одно из почетных мест.
Тренер быстро решила всё за тебя. Скорый отъезд, невозможность для нас остаться наедине достаточно, чтобы сказать о многом. Последнее, что я помню как ты пыталась признаться мне в чувствах, а я повторяла — не уверена, что тебе нужно это. Противореча самой себе, я нашла укромный угол для нас и долго целовала тебя, чувствуя как ты виснешь на моей шее. Это было лучшим моментом.
Я оставила свой номер твоему тренеру, но позже выяснится, что моя визитка якобы затерялась среди прочего хлама вроде чеков и полетела в корзину. Мы расстались с тобой на долгие полгода, если не больше. Ты становилась лучше будучи уверенная, что борешься за нас и наши светлые чувства, а я не сдвинулась с места и начала тонуть в болоте из жизненных проблем и упреков родителей. Так было пока по воле случая мы не оказались в европейском городке вроде Милана или Ниццы, где решили отдохнуть. Кто бы мог подумать, что случайная встреча станет судьбоносной. За те две недели ты чувствовала то, что хотела чувствовать всю жизнь — каково быть простой девчонкой. Каково пойти на самый поздний сеанс в кино, кататься на колесе обозрения и поедать огромный клуб сахарной ваты, есть мороженое ночью [ты отчего-то с тех пор уверена, что именно в это время суток оно вкуснее всего].
Мы скрывали отношения. Ты боялась спугнуть счастье [так тебя учили родители, выходцы СССР], а я боялась исправительного заведения, в которое меня обязательно бы запихнули родители, думающие, что влечение к своему полу — это болезнь. И твой тренер находит идеальный вариант — переехать в другую страну [куда ты перевелась по учебе], жить и тренироваться там. Меня официально назначают твоим менеджером. Даже на новом месте мы делим наши личные моменты, никого не впуская в райский уголок. Мы говорим на странной смеси языков, начиная от родных немецкого_польского и заканчивая французским_итальянским, а где-то по большей части между ними пролегает английский. Для нашей любви нет никаких преград, даже языкового барьера.
-----------------------------
Это набросок, который местами корректируется. Я просто хочу его реализовать на почти любом реале [готова рассмотреть многие форумы]. Понимаю, что возможно идея отправится в стол, но хочу попытать счастья.
Сыграемся — возможно родятся новые истории. Если думаешь, что это исключительно сахарно-ванильные отношение, то нет. Рано или поздно наступит кризис, но какой? Мы придумаем вместе. Я готова вдохновлять постами, музыкой, графикой да чем угодно. Подстроюсь легко под любой стиль текста [даже если ты не любишь большие буквы]. Стучись в лс, немного поболтаем и пошуршим по нашим соображениям по поводу всего, покажи пост-два и дальше перейдем в приватный уголок [мессенджер].
Найдись, я верю ты где-то рядом.
Пример вашего поста:

Пример поста

Глухой щелчок разносится по комнате. Серафина медленно открывает оранжевый пузырек с таблетками, в которых чувствовала нужду на протяжении всей ночи и остатка дня. Она сидела на краю кровати, бережно держа в руках пилюлю, но не решалась проглотить её. Ни одна таблетка не заткнет образовавшейся дырки в груди слева. Серафина провела день подобно гаргулье, застыв на одном месте. Серафине тошно. У Серафины нет сил кричать, даже шептать или останавливать ручьи слёз, давно ставшие водопадами. Глаза режет при каждой попытке моргнуть, поэтому она крепко сжимает веки и считает про себя до десяти. Когда ей становится больно, то сжимает кулаки, не понимая, что сделать с глазами и как остановить боль в них. Горячие слезы продолжают стекать и теряться в высоком ворсе ковра. Наконец-то Серафина Бельва позволила себе закричать в попытках заглушить боль от всего. Кричит она, как пораженная насквозь копьем гарпия. Как сошедшая с ума Медея.
Будь Серафина другим человеком, она поехала бы в бар и села за руль, чтобы вылететь с моста прямо в реку Чикаго. Бельва мечтает о забвении, которое прогонит щемящую боль. Но нет. Она медленно, пошатываясь из-за потери последних сил, бредет в ванную комнату. Там по-прежнему две щётки в стаканчике. Там всего по-прежнему в количестве двух штук. Магическое число — д в а . До сегодняшней ночи оно в сознании преобразовалось в нечто единое и неделимое, как магнит. Никто и никогда не видел настоящий магнит без красной или синей половинки. Так и Фин с Райли были магнитом, который невозможно было представить раздробленным, но, как оказалось, раздробить его можно. Серафина бесцеремонно скидывает принадлежности теперь уже бывшей невесты на пол, срывает с крючка её полотенце и показательно становится на него ногами, прежде чем зайти в душевую кабину. Вода всегда спасала Серафину, даровала облегчение и иллюзию защищенности.
Мягкие спортивные штаны и выцветшая футболка с эмблемой колледжа стали панцирем. Это были едва ли не единственные вещи, которые не напоминали о Райли. Серафина наводит очередные беспорядки, смахивая со стен фотографии в рамочках, некогда собранные с любовью о каждом подобном совместном моменте. Их моменте. Она продолжает начатое на кухне, куда изначально отправилась за легким перекусом. Открыв холодильник, Серефина почувствовала приступ тошноты и пыталась старательно выдворить его, стоя над раковиной. В желудке было пусто и всё потуги оказались напрасными. Сил хватало только на выброс остатков изысканных блюд, приготовленных Райли. Над столом вились мошки, оккупируя остатки вчерашнего ужина, за которым прошел роковой разговор. Серафина устало бьет несколько раз невпопад по кнопке нагрева на кофейной машине и прячет лицо в дрожащих ладонях. Вздрагивает, когда вчерашний кофе нагревается. Мерзкий, как и обстоятельства, в которых оказалась сама Фин. Ей ничего не остается, поэтому вместе с обстоятельствами она проглатывает тот самый мерзкий кофе, больше напоминавший горькую гущу, от которой желудок связывается в узелок.
Серафина больше не могла оставаться в доме, пропитанным Райли и их не сложившимся браком. Она больше не в силах видеть родные вещи в амплуа чужих и ранящих. Бельва накидывает на плечи любимую коричневую куртку, подбитую белым утеплительным подкладом. С виду она могла напоминать хипстера, которому внезапно понадобился соевый латте и пончик без глютена. В такой Фин было бы больше жизни, чем в той, которую сейчас можно было бы назвать стильной, но потрепанной бохо-шик-чик. Всё это было не так важно, как факт того, что Серафина села за руль в столь плачевном состоянии. Возможно, по пути к единственному месту спасения, она проехала на красный свет раз или два. Об этом Бельва узнает, когда получит заветный конверт со штрафом и уликами, доказывающими её вину. Пока ей всё равно. И так будет долго ещё продолжаться.
— Открой же, ну, — взмолилась полушепотом Фин, в очередной раз стуча в дверь апартаментов Аделаиды Уивер. По пути к дому она успела отморозить пальцы, поэтому активно потирала руки в провальных попытках согреться. В коридоре было немногим теплее, чем на улице. Серафина чувствовала как замерзли кончики ушей и нос. Во второй раз она постучала несколько требовательнее. В третий раз она едва коснулась двери. Ада открыла её и Фин чуть не ввалилась в квартиру носом вперед. — Видок у тебя так себе, подруга, — усмехается Уивер, но Серафине не до шуток. — Пожалуйста, скажи, что я могу побыть у тебя несколько дней, — с нескрываемой мольбой произносит Фин, срываясь на плач. Он стремительно нарастал от тихого всхлипа до истерики и тряски. — Она изменила мне, Ада. Райли изменила мне, — приглушенно произносит Бельва, уткнувшись в плечо подруги.
Сколько они стояли так сказать сложно. Серафина цеплялась за Аделаиду, как за последний островок, где можно спастись. Им пришлось отпрянуть друг от друга, когда телефон Уивер завибрировал. Игнорировать звонок не удалось. Кто-то сильно хотел связаться с ней. Ада едва посмотрела на экран и отклонила входящий  вызов. По свирепому взгляду подруги Фин поняла кто звонил. Она понимала, что следующий звонок мог закончиться побоями для Райли. Следующий звонок Аделаида приняла тоном резким и пугающим, но сразу опешила.
— Как всё «вовремя», — удрученно произносит Уивер, показывая кавычки. — Мне срочно нужно явиться на работу. Энн живет у меня пока родители в отпуске, поэтому придется оставить вас на время. Ладно? Я вернусь и мы со всем разберемся. Только не делай глупостей. Схожу за Энн, а ты пока располагайся. Будь, как дома, — тараторит Аделаида, параллельно собираясь на работу и успевая заглядывать в собственное отражение в зеркале. — Сделаю кофе, — вяло ответила ей Фин и побрела на кухню.
Серафина включает кофейную машину и наспех пытается привести себя в порядок. Несколько раз умывается над раковиной прохладной водой, не особо веря, что это поможет снять отеки с глаз после многочасовых рыданий. Нашаривает в кармане штанов таблетку. Ту самую пилюлю, с которой провела почти весь день, гипнотизируя её взглядом. Если Фин сорвется при Энн, то себе она этого точно никогда не простит.

Отредактировано darth hoe (27-02-2019 19:06:46)

+1

11

Текст заявки: Ищу тебя, мой потенциальный соигрок. Как я вижу его образ? Это внешность Мартина Фримана, гетеро, весь такой чудаковатый, улыбчивый, немного серьезный и надежный.

В очередной раз стою на распутье и не знаю, что, куда, почему, зачем... Мне нужно, чтобы взяли за руку и повели навстречу вдохновению, потому что я потеряла этот путь давно. Но мне очень хочется вернуть свое вдохновение. Не особо верю в то, что такие заявки работают, но в свой день рождения я загадываю желание, а потому решила написать - а вдруг?

К сожалению, у меня только разрозненный образ в голове, может соигрок подскажет, чего он сам хочет, и я смогу увидеть то, кем сделать своего персонажа. Я могу с головой увлекаться игрой, придумывать разные активные сюжеты, в основном экшн и просто интересные приключения, скучно не бывает.

Может быть, кого-то привлечет заявка, может кто-то тоже хочет попробовать, но не знает что. Обычно, когда две идеи сталкиваются, они вырастают в одно общее. Я буду открыта разным предложениям, но мне бы все-таки хотелось попробовать сыграть именно с Мартином)
Добавлено спустя 1 минуту 32 секунды:
еще забыла сказать, у меня проблемы с форумами русфф, потому для комфортной игры надеюсь найти другую платформу...

Пример вашего поста:

Пример поста

Омаха такой же город, как и остальные, она только делает вид, что спит, но на самом деле жизнь продолжает кипеть. В каждом ее движении чувствовался бит, это сердцебиение города становилось совсем сумасшедшим, а потом стихало, чтобы снова начать колотиться спустя какое-то время. Я с нетерпением ждала вечера, так как сегодняшний день казался мне одним из тех, которым стоит поскорее пройти. Не то, чтобы он был неприятным, но случались мелочи, заставляющие меня сердиться. Наверное, я просто была рассеянной из-за своих мыслей. А думала я о той истории, которая произошла несколько месяцев назад. Она была неприятной и самой опасной из всех историй, что со мной приключались. Если бы не та сотрудница полиции, я могла бы словить пулю из-за своего упрямства. Все пошло к черту, мне было досадно, что Саймон погиб, хотя, помня его взгляд в последнюю встречу, его слова, жалеть его было не за что. Присоединился к этим придуркам, опасным типам, которые уж точно не остановились бы ни перед чем, пошли бы по головам. Предательство, это чувство сидело в моей груди как нож. А ведь Саймон был одним из друзей Деймона, я знала, что брат с плохими людьми не будет дружить, но все ошибались. Что ж, он за свое поплатился, а вот я...
Ведь я так и не узнала, чем именно закончилась вся эта ситуация, помню только пулю в башке Саймона, потом рывок, эту сотрудницу полиции, а потом я уже мотала оттуда, лишь бы не быть причастной ко всему безумию. Связываться с полицией я не любила, да и не удивительно, мои действия и стремления шли вразрез с их мнением, хотя среди копов было немало продажных и мерзких типов. Но не эта девушка, которая полезла спасать меня. Что стало с ней я узнала совсем недавно. Мы встретились лицом к лицу, и я была настолько поражена этим, что перед глазами снова встало видение того места перестрелки. Помню, я прошептала слова благодарности, не люблю быть кому-то обязанной. Но сотрудница меня не узнала, оно и к лучшему. Я думала, меня будут искать после случившегося, но мне ловко удалось уйти на дно. Первое время я вздрагивала от каждого стука в дверь, а потом просто забылось. Я видела ее еще пару раз, а потом даже стало интересно, почему все так происходит? Может, коп специально так ведет себя? Трудно не запомнить тот момент, когда все словно в замедленной съемке проносится перед глазами. Как известно, на слухах держится весь мир, через знакомых я навела справки про эту девушку, оказалось, что она какое-то время провела в больнице, поговаривали, что она потеряла память, и как раз именно после того случая. Неужели она была настолько серьезно ранена? И все из-за меня. Не то, чтобы я готова была броситься на шею каждому, кто меня спас, но просто... никто никогда меня так бескорыстно не выдергивал из цепких лап опасности. А еще у нее были такие глаза...
Я сама себе говорила, что я не знаю, кто такая совесть, но это чувство вдруг упорно начало меня клевать. Мне захотелось познакомиться с девушкой-полицейским поближе, возможно, оказать помощь, чтобы не быть ее должницей. Может быть то, что я увлекалась мистикой, как говорит мой брат, смешно, но трудно отрицать кармическую связь между своими поступками и событиями. За все наши ошибки мы расплачиваемся, как и за каждое желание. Этот мир чертовски жесток в своей гармонии, все соблюдалось в строгой пропорции, а потому я боялась, что неудача настигнет меня, поскольку из-за меня пострадал человек. Девушка была только в начале карьеры, у нее все было впереди, а из-за меня ее жизнь могла сломаться. Это чувство жутко грызло меня изнутри, а несправедливость я терпеть не могла. Я всегда боролась за справедливость, родители были главным источником моей злобы. Я выросла, не стала супер-героем, не стала спасателем жизней, но порой я старалась бороться с той несправедливостью, которая витает вокруг. Мое мнение на этот счет было странным, я не причисляла себя к тем социально-активным людям, которые борются за какую-то херню с помощью постов в соцсетях или с помощью ленточек. Да и не каждая ситуация меня цепляла. Я была среди всех и отдельно от них, странная нелюдимая девчонка с агрессивным макияжем, который предупреждал о моей опасности. Я такая, но тянулась к светлым людям, у них было то, чего не было у меня.
Наша очередная встреча с сотрудницей полиции произошла совершенно случайно. Я уже знала, что ее зовут Киара, такое красивое имя было сложно не запомнить. Я не знала, как себя вести, говорить ли ей про ту встречу или начать так, словно никогда друг с другом не встречались. Ей мог бы кто-то рассказать, только никто другой не знал, что было в тот день там, что я была в том месте, иначе меня бы давно нашли. Встретившись с ней взглядом, я замерла, по венам словно разряд прошелся. Спокойно, сначала надо просто прощупать почву. Я ведь не ищу никакой выгоды от общения с ней. Я просто хочу успокоения своей душе.
- Привет! - Что ж, надо быть простой дружелюбной девчонкой, но это казалось мне сложным, я практически так никогда не общалась. - Прости, я вовсе не шпионю за тобой, просто... видно в городе наши пути всегда пересекаются. Познакомимся? Я Ма... Рене.
Кто б знал, почему я решила назвать ей свое настоящее имя. Хотя так лучше, пусть она будет знать меня как эдакую странную Рене, чем как Мэри, которая наводит шороху на районе и явно уже на примете у полиции. Но пока не пойман - не вор.

Отредактировано Electrastar (28-02-2019 14:20:28)

+1

12

Текст заявки:
Годы идут, а ничего не меняется. Всё так же тянет вернутся на форумы. Конкретных идей и предложений не напишу, потому что их много и одновременно ничего конкретного. Куда заведёт полет фантазии - это решим только вместе.
- Играю только мужскую роль в пару к женщине. Возраст от 20 и до 50 включительно. Братьев, отцов и друзей играть не особо тянет.
- Внешности могу фактически все, но и в женских привередлив.
- Могу драму, могу комедию, могу детектив. На последнее тянет особенно. Сильные переживания и "стекло" умею, но сейчас это не совсем то что ищу.
- Ищу только открытого и готового у экспериментам игрока. Огромный плюс тем кто готов не жалеть своего персонажа.
- Сюжеты есть, все в лс.
- Работаю в фотошопе так что одену полностью.

Пример поста

Война войной, но он так и не привык к новым реалям, особенно к тому что люди стреляют друг в друга, что где-то там партизанские отряды охотятся друг на друга. Лишь кивнув, он медленно отошел от окна, став так, чтобы его невозможно было заметить с улицы — как ему казалось, конечно же. Константин облизнул губы, понимая что сделал уже столько глупостей за последние пару минут. А ведь он всегда славился собранностью и неким хладнокровием. Вдохнуть, посчитать до десяти, выдохнуть, снова окинуть мужчину своими холодными глазами. Теперь вроде бы все.
— Я думаю, он не умер. И если хорошо поискать, можно найти зацепки, — он специально проигнорировал несколько вопросов Рена, словно желая вернуться к ним чуть позже. Реншоу прошел мимо него, стараясь больше показать свою уверенность, хотя какая-то странная паника проникала внутрь, заставляя тяжело дышать. Кто был тот человек, что сбежал? Что ему было нужно? Был ли это сам Клэренс? Какой-то чертов детектив и мистика в лучших традициях старых фильмов Шьямалана.
— Что если я вам скажу, что все что вы знали об этом человеке — ложь? — произнес он максимально театрально, хотя театральность была как раз коньком брата — Что он на самом деле он из Бостона, а не из Канзас-сити, что он не один в семье? И что Уильям Райт не его имя?[b]
Он остановился и посмотрел на Рена. Конечно такие театральные речи в стиле разоблачителей конспирологических теории на него не работают. Но по глазам он все равно видел некую заинтересованность.
— [b]Вы спрашивали, кто я прихожусь ему. Так вот — я его брат. Константин Реншоу, — он протянул открытую руку Рену — Не смотря ни на что я все равно не уверен что вам можно доверять. Все же, как вы сказали, я знаю слишком много о сослуживцах брата. Настоящее его имя — Клэернс. И да, мы сыновья генерала Реншоу, если вам это что-то говорит. Хотел он построить свою карьеру, не пользуясь отцовским именем. Достойно похвалы, но по мне так настоящая трата ценного ресурса.
Он спустился вниз, входя на кухню. Казалось что ничего не было тронуто, просто оставлено на своих местах, словно так и было. Константин прошелся по самому помещению, стараясь не выпускать из виду и Рена и окно, понимая что сейчас он в очень непростой ситуации.
— Мы не общались пару лет, а тут он соизволил прислать открытку и ключ, — он даже усмехнулся, открывая при этом пару шкафчиков. Как он и думал. Фактически все было на своих местах, кроме различного сухого пайка и консервов. Зная своего брата, он бы точно готовился к различным военным действиям и странно было бы, если бы он не оборудовал бункер. Следовательно такую еду он собрал заранее. Он не стал делиться этим мыслями с Реном, поспешно закрывая шкафчик — он и так сказал слишком много. Вечер откровений сегодня точно не планируется.
Что-то напрягало его в этом мужчине. Почему он решил найти своих сослуживцев? Странно то, что при этом он спокойно так путешествует, ищет их, зная слишком много для простого человека, который решил вспомнить старые времена. Это ощущение Напрягало его, наполняя целиком. Сомнения все же самая разрушительная вещь, что была придумана природой. Она может разрушить фактически все, что есть, начиная от идеи, и заканчивая самым крепким фундаментом, если просто появится такая идея. Иногда сомнению помогают — как в этой странной новости с убийством, с другой стороны теперь холодок прошелся по всему его позвоночнику, коля тонкими иглами. Вполне возможно пока не смотрит, он давно на мушке у мужчины.
— Зачем было бы его убивать, м? Остались враги? Кто-то из сослуживцев, а вы храбро пытаетесь их спасти от поехавшего товарища? — он усмехнулся, поднимаясь с корточек — Потому что на мародерство это не похоже. Тут был бы разгром, уж поверьте мне.
Смахнув пыль, он брезгливо вытер руки, кивнув вновь в сторону гостиной.
— Может нам стоит там ещё раз все осмотреть? — Константин перевел взгляд на подполковника. От него исходила скрытая сила, ему не привыкать было убивать. Хотелось бы верить что он сам не станет очередной его жертвой — Вы так и не сказали, откуда знаете что он жил тут?

+1

13

Текст заявки: Очень хочу найти соигрока на роль офицера, или военного, для веселой и увлекательной игры. Могу писать много и быстро.
Не могу сказать, что хочу видеть какой-то определенный типаж в роли своего подчиненного, возможны разные варианты как внешности так и характера. Но основные требования к характеру: прямолинейность, честность, бескомпромиссность, сила воли. Я своего подчиненного вижу таким, все остальное обсуждаемо. Хотелось бы найти новый форум для игры.
Пример моей игры с другого форума:

Пример поста

Дайан Стоун пребывала в самом мерзком расположении духа, в каком только можно было себе представить. Она несколько дней не ела, не спала и не обедала по-человечески, занимаясь расследованием поджога, а тут еще и это. Вчера ночью произошло крушение крупного пассажирского лайнера, и магистр ждала  с рапортром офицера Флананган. Он вез в отделение арестованную девушку, и Дайан решила допросить ее лично.
Присаживайтесь,- Дайан подала арестованной стул, когда та вошла. Офицер стоял рядом и ждал дальнейших указаний. Девушка сидела перед Дайан, это была красивая блондинка с широкими скулами, личико сердечком. Она сложила ручки в наручниках на коленки. Коленки школьницы. Худые и в царапинах.
Да, судьба не выбирает, во сколько лет и с какой внешностью вляпаться в дерьмо, - подумала Дайан, откинулась на спинку кресла и закурила, разглядывая девушку как можно внимательнее. -Сколько ей, лет восемнадцать-двадцать?
Дайан курила, не обращая внимание на то, нравится это девушке или нет. Нервы были на пределе. Дайан вспомнила, как вчера ночью прибыла на место крушения и говорила с двумя пострадавшими, с парнем и с другой, так сильно похожей на эту, девушкой. Как везла парня в город, на заднем сиденье своего авто, а за ними ехал Артур со спасенной девушкой. И только ночью, в кабинете своего шефа Дайан почувствовала что жива.
-Она сопричастна к преступлению, но тоже могла погибнуть, подумала Дайан с сочувствием.
Затушила сигарету и взяла блокнот и ручку.
-Имя, фамилия, возраст.
-Лючия Принцесс, 20 лет.
Отлично. Родители? –сухо продолжала Дайан.
-Мать Элена Принцесс. - ответила Лючия.
-Что Вы делали на борту судна в ночь потопления?- спросила Дайан.- Почему Ваша мать спешно покинула Америку и села за несколько часов до затопления на борт самолета, направляющегося в Индию?
Дайан по предварительным данным уже навела кое-какие справки о том, что происходило в семье Лючии. Она всегда собирала все ценные сведения до допроса.

Отредактировано Ruodhaid (05-03-2019 14:00:19)

0

14

Форум: http://sacramentolife.ru/
Текст заявки: http://sacramentolife.ru/viewtopic.php? … 2#p2858689
о персонаже и отношениях
Теплый погожий вечер. Вокруг меня улыбающиеся люди с бокалами шампанского на высоких ножках и на душе у меня спокойно и тепло от ощущения того, что у меня всё вышло. Я переживала, что моё прошлое настигнет меня и вот спустя всё это время, сотканного из метаний и страхов, в это самое мгновение, я почувствовала, что больше могу не бояться. Могу сделать глубокий вдох и наслаждаться своей новой жизнью... Слишком рано я обрадовалась. Не прошло и часа, как всё моё настроение испарилось, а вместе с тем пришло осознание собственной ничтожности. И всему этому виной один напыщенный индюк, а ведь начиналось всё так хорошо... Я работаю официанткой. Не от безысходности и не от того, что мне нужны позарез деньги. Я всё ещё не могу определиться с тем, чего хочу от своей жизни. Раньше у меня не было никаких сомнений, но резко поменяв в своей жизни многое, я впервые задумалась о том, чего хочу от неё. Работа в кофейне позволяла мне не потерять связь с людьми и помогала обзавестись новыми знакомствами. Однажды, одна из официанток предложила мне подработать на одном из мероприятий и я согласилась. После этого я время от времени посещала различные торжества по случаю и без в качестве обслуживающего персонала. Сегодняшний вечер был у меня свободным. Я собиралась открыть бутылку красного вина и посвятить своё время какому-нибудь фильму или книге, но в мои планы ворвался звонок от подруги. Девушка умудрилась где-то подхватить грипп и сейчас валялась в постели с температурой, не в силах подняться. Всё бы ничего, но она должна была этим вечером отправиться на подработку, на которую дала согласие ещё несколько недель назад, а теперь из-за болезни не могла сдержать обещание. Выслушав её просьбу, я с легким сердцем согласилась подменить её и в последствии это стало огромнейшей ошибкой. Поначалу на мероприятии всё было хорошо, а потом всё резко пошло под откос. Один из гостей восприняв мою доброжелательную улыбку на свой счёт, попытался меня соблазнить, но получив отказ, больно ударивший по его самолюбию, не успокоился и на глазах у всех присутствующих гостей сделал из меня идиотку и наговорил много чего неприятного... В тот вечер я впервые плакала за очень долгое время, но не столько от обиды, сколько из-за понимания того, что высказанные злые слова незнакомца частично были правдой, в которой я не хотела себе признаваться.
пожелания
Возможно моей писанины [той, что выше] маловато для того, чтобы кого-то заинтересовать в персонаже, но и утомлять случайного прохожего целым объемным опусом не хочется. Поэтому стоит обрисовать основную идею, которая и вынудила меня сесть за эту заявку. Совсем недавно я решила в очередной раз пересмотреть фильмы киновселенной Марвел и, наблюдая за блестящей игрой Камбербэтча в "Докторе Стрэндже", поняла, что вот именно ЕГО мне и не хватает для полного счастья. Не уверена, что внешность Камбербэтча приглянется кому-то, поэтому на ней не настаиваю, а вот именно сам образ Стивена Стрэнджа очень сильно хотелось бы видеть рядом с собой. На этом, пожалуй, всё, но напоследок добавлю, что жду и надеюсь!
Ваш персонаж:
Девушка двадцати восьми лет, запутавшись в паутине прошлого, пытается отыскать путь к будущему.
Пример вашего поста:

Пример поста

Как вы относитесь к путешествиям? Вопрос риторический, потому как все их любят. Правильным вопросом скорее будет: как вы любите путешествовать? Многие (и их подавляющее большинство) предпочтет летать\ехать\плыть с комфортом и лишь небольшой процент отчаянных романтиков и сорвиголов обожают путешествовать на длительные расстояния автомобилем, мотоциклом, да хоть автостопом и пешком, потому как здесь есть особое очарование не просто добраться из пункта А в пункт Б и мысленно перекреститься, как это делают любители комфорта, но и получить наслаждение от самого процесса путешествия. Когда понятия не имеешь, что может произойти (и произойдет ли?) через двадцать километров, но при этом веришь в то, что такое ощущение свободы, которое сопровождает на протяжении всего пути, стоит всех этих затраченных сил и нервов. А сколько интересного можно увидеть в дороге! Я к чему веду, собственно говоря... Ага, попались! Думаете, что я сейчас со своей свободой вся такая романтичная и отчаянная? Водиться за мной такой грешок, безусловно, но нет, я люблю путешествовать с комфортом. Нет, я не балованная сучка (хотя, и тут должна признаться, что, да, не взять не отнять, но, да и это во мне присутствует), тут скорее вопрос стоит в выживании. Я люблю путешествовать, но я едва ли сходу могу сказать, где восток, где запад, не зависнув слегка над этим вопросом. Вряд ли смогу различить мох, растущий на северной стороне дерева (на северной ведь, да?). Определить точное время по солнцу не смогу и вообще я и дикие условия жизни - это всё для меня настоящая жуть. Ребенок асфальта и каменных джунглей. Да, я из того самого поколения, с которого и началось всё... хочется сказать закат цивилизации, но для меня это звучит чересчур пафосно и трагично, поэтому останусь ребенком асфальта, который при этом боится затеряться среди высоток. Оказавшись впервые на новом месте, я обязательно включаю gps-навигатор и следую за стрелочкой, опасаясь свернуть где-нибудь не там и очутиться в Китае. Конечно же, я слегка утрирую сейчас всю эту ситуацию, но я действительно частенько использую навигатор, чтобы не потеряться.
Сакраменто, спустя месяцы пребывания в нем, до сих пор оставался для меня малознакомым городом, который пусть и был поменьше НЙ, но тут мне было некому звонить и просить, чтобы меня забрали. Я была предоставлена сама себе, а значит, с навигатором я не расставалась от слова совсем. Единственный минус, которого не всегда удавалось избежать был в том, что гугл постоянно хочет провести тебя через все круги Ада, но зато коротким путем наискосок. Вот и сегодня, я примерила на себе образ лягушки-путешественницы и отправилась в небольшой уютный ресторанчик с отменной (как поговаривали) кухней. Сначала всё вроде как складывалось хорошо, а потом гугл предложил сократить мою прогулку... если бы навигатор только знал, что он не просто помог мне сократить путь, но и чуть было лет пятьдесят у меня не отобрал, но об этом позже. Наивная и доверчивая я, подошла ко входу в парк. Тут стоило бы вспомнить о Красной Шапке, которая поперлась по своей дурости в лес к голодному волку, но я же не в сказке. Какие волки?! Людей бояться надо! Тогда мне стоило бы вспомнить, что в Центральном Парке НЙ разумные люди также не гуляют вечерами, но мой инстинкт самосохранения, как и память сегодня дали сбой и где-то там в голове у меня мигала надпись Error 404, которую я не заметила. В общем, со слепой уверенностью в своей неуязвимости я вошла в парк, прислушавшись к подсказкам навигатора, который в какой-то момент, пока я бродила среди кустов и деревьев, замолчал и перестал издавать хоть какие-либо признаки жизни. Испугалась ли я? Конечно! Если бы гугл был живым существом, то я бы попыталась его придушить на месте, но не судьба. Я гуляла по парку более получаса и ни единой живой души! На ресторанчик с вкусной кухней мне было уже плевать - тут хоть бы выбраться живой и к цивилизации. Среди деревьев показался свет и я поспешила на него. Знаю, что чревато, особенно если вспомнить тяжелую долю мотыльков, но мне хотелось увидеть хоть кого-то живого. Моё желание сбылось - увидела... и чуть было не рассталась со своими будущими пятьюдесятью с хвостиком годами жизни. Резко застыв на месте, я понятия не имела, что мне дальше делать. Я стою и смотрю на двух незнакомцев, два подозрительных незнакомца стоят и смотрят на меня. Картина маслом. Пусть я потерялась в парке, пережив предательство гугл-навигатора, но мне очень хотелось бы как-нибудь избежать выстрела в спину, потому как ровно в тот момент, когда я приняла решение бежать отсюда подальше один из незнакомцев потянулся за спину и вряд ли там у него было для меня что-то приятное.
- Стой. Это Кейли, моя подружка. Какого черта, Кейли, ты приехала за мной! - неожиданно восклицает второй парень и мои глаза забегали по сторонам в поисках этой самой Кейли. Очень надеюсь, что она стоит не у меня за спиной! - только успеваю подумать я, как незнакомец подходит ко мне и берет под руку - Подыграй мне, иначе он тебя грохнет. - добавляет он лично для меня, но очень тихо - А ты? - закономерный вопрос, не находите?! Но, вслух не произношу ни слова, а только слегка улыбаюсь мотоциклисту, делая вид, что знаю его очень давно и хорошо или, по крайней мере в курсе, как его зовут. То ли этот нервный чувак со спрятанным под курткой оружием поверил, то ли просто решил не искушать судьбу, но он очень шустро запрыгнул в свой автомобиль и вдавил педаль газа, надеясь убраться поскорее. Очень правильное решение. Я слегка расслабляюсь, но бдительности не теряю, потому как рядом со мной стоит ещё один незнакомец и мало ли что у него там на уме. Как в воду глядела! Потому что "типа добренький" самаритянин начал мне угрожать. Попала, так попала. Инстинктивно делаю небольшой шаг назад от него - Я ничего не видела - отвечаю ему и добавляю - И не надо мне угрожать... - Через десять метров поверните направо! - неожиданно меня перебивает голос навигатора, отчего внутри всё похолодело. Испугал, зараза! - Через десять метров поверните направо! - фраза раздается ещё раз, но такое ощущение, что у навигатора вдруг появилась интонация и он на меня повышает голос! Эээ, кажется, меня уже глючить начинает. Смотрю в направлении, куда меня настойчиво посылает навигатор - вокруг одни деревья и кусты - Какие нахрен десять метров и направо?! - достаю мобильник и ору на него. Сейчас разговором с телефоном уже никого не удивишь, а ещё лет тридцать назад можно было и в психушку попасть за такое. Тем временем, мои пальчики сжались вокруг мобильника и я качаю отрицательно головой. Если бы не потемки, то на моем лице читалась бы одна лишь фраза, обращенная к gps - "не беси меня!", а может и вторая "не будь мужиком!". Смотрю теперь на незнакомца - типа воспитательные работы с навигатором завершились - Послушай... - Через десять метров поверните направо! - ... Та, блин! Послушай, мне всё равно, чем вы тут вдвоем занимались. Я потерялась - признание дается мне нелегко, чувствую себя девочкой лет так пяти - Я хочу есть. Хочу домой. И хочу выбраться из этого парка... это же парк, да? - всё это я не просто сказала, а протараторила, потому как чутье подсказывало мне, что если я замешкаюсь, то перепугаюсь окончательно и натворю глупостей.

Пример поста

Вы только не подумайте, что я постоянно завожу разговоры с посетителями. Если бы это действительно было так, то Карлос указал бы мне направление на дверь, едва заметил бы за мной такой грешок. Но, сейчас был особенный случай. Мне было интересно, что заставило мужчину, только вдумайтесь, заедать стресс сладким. Да-да, вы не ослышались. Получается, что пока женщины эмансипировались в этот мир, мужчины незаметно так для нас пристрастились к нашему наркотику номер один - сахару?! Ничего себе. И тут конкуренция! Вот только посетитель ведет себя неправильно. Сладкое надо есть перед сном, чтобы утром себя ненавидеть. Нет, пора заканчивать давать вредные советы. Я всё-таки хорошая... бываю временами.
- Я ни в коем случае не поощряю вредные привычки, но что останавливает заливать проблемы алкоголем? Неподходящее время суток? - поинтересовалась чисто из любопытства. На самом деле, если поразмыслить, то и употребление алкоголя и переедание - это всё вредные привычки, которые пагубно сказываются не только на здоровье, но и на жизни в целом. Из двух зол выбирая, как нам кажется, меньшее, мы только и делаем, что занимаемся самообманом, пытаясь убежать от проблем, но не решая их. В свою очередь, они никуда не исчезают, как бы далеко мы не убегали от них - они всё равно нас настигнут рано или поздно. Очень похоже на замкнутый круг, не находите?! Уж я то не понаслышке знаю об этом. - Может, лучше просто кофе? - по-заговорщически тише добавила я. Слышал бы меня Карлос - сказал бы мне несколько ласковых слов, за то, что я саботирую его бизнес, лишая прибыли от шоколадных маффинов. Стыдно мне должно быть за это, но мне не стыдно.
- Такие люди, как  я любят жить холостяком - стоило мне это услышать и я пожалела за свою попытку отговорить посетителя от сладостей. Кажется, во мне взыграла женская солидарность. Я посмотрела на мужчину чисто с женской точки зрения и сделала неутешительный вывод, что он разбил немало сердец. Даже не хочу себе представлять количество женщин, которые надеялись, что станут для него единственной и неповторимой, и сколько из них потом на ночь глядя съедали килограммы сладостей, будучи в соплях и слезах  - Может, ещё не поздно предложить ему тортик пожирнее? - только подумала об этом и сразу же себя отдернула. Нельзя так! Я - хорошая!
- Но невеста нужна мне для того, чтобы не потерять наследство... - слушаю его дальше и мне всё больше хочется включить в себе пакостницу. - Холостяк, любящий женщин всех и сразу, а теперь ещё и потребитель, которому нужна женщина лишь для того, чтобы не потерять наследство. - вот так вот послушаешь, что за проблемы у мужчин и чем заняты их мысли и всё больше начинаешь убеждаться в том, что были когда-то рыцари, да сплыли. О времена! О нравы! В общем, я стойко дослушала его до конца, хотя вставить пару своих мыслей хотелось, но я сдержалась. В конце концов, а вдруг он что-то скажет такое, что реабилитирует его в моих глазах. Ладно, было кое-что в его речах, что слегка меня успокоило, а именно - он готов поделиться наследством семьи со своей невестой. Хоть что-то получит, бедняжка! - подумала я, мысленно жалея девушку.
- Если вы готовы поделиться своим наследством, то в чем проблема тогда? - задала я интересующий меня вопрос - Не думаю, что с такими внешними данными у вас есть проблемы с женщинами - продолжила я - Есть два выхода из такой ситуации. Найти невесту и обговорить с ней все условия заранее, но при этом дать понять, что всё, что будет происходить это исключительно игра на публику. Второй вариант - попытаться найти девушку, с которой захочется действительно серьезных отношений - о третьем варианте я решила умолчать, потому что он лично у меня вызывал отторжение: найти доверчивую девушку с открытой душой, которая согласится быть его невестой и при этом продолжать бегать втайне от неё по бабам. Фыр-фыр-фыр, я же сказала, что третий вариант - вообще не вариант. А вообще как не посмотри, а всё это будет чистой воды фикция, которая рано или поздно раскроется и кому-то обязательно будет больно. Да, у мужика действительно серьезные проблемы. Либо сохранить наследство и положение, но потерять при этом душу, либо остаться при совести, но голым и босым. Очень сложный выбор.

0

15

Текст заявки:
Моему дорогому другу!
Хотя ты и считаешь меня весьма глупым, но даже я понимаю – у всего есть свое начало и свой конец. Однако поскольку не могу вспомнить сколько раз начинал писать тебе это письмо и сколько раз в тупой ярости стирал предложения, то можешь считать его не имеющим срока годности. Словно бы мое обращение существует во вневременном пространстве. И, быть может, не допивай сегодня очередную бутылку водки – так бы и не решился завершить.
Ладно-ладно, ты слишком хорошо меня знаешь, чтобы верить, будто алкоголь единственная причина моего вдохновения. Ведь иначе штамповал заявки едва ли не каждый вечер.
Всему виной та девочка с работы; помнишь, я о ней часто рассказывал? Которая девочка «взрыв», девочка «бить-тревогу», девочка «здесь-лекарствами-не-помогут», девочка «катастрофа» – «пожар», «цунами», девочка «шизофрения-не-за-горами».
О, я предвижу твое осуждающее «побойся Бога».
И ведаю, что ролевую игру стоит рассматривать только в рамках увлечения, а не смысла жизни или попыток сбежать от реальности (ты же сам пробовал, ничерта не вышло). Но я так сильно хочу обладать той, от которой рвутся по швам нервы, что ищу всевозможные способы избавиться от мучающего наваждения. Я хочу переключиться, вычеркнуть ее из головы, перестать писать ей сообщения ВК и ждать с изощренной верностью ответы. Ты, конечно, гораздо адекватнее меня. И ты довольствуешься синицей в руках, а не журавлем в небе.
Но я не могу.
Честно, пытался и пробовал – НЕ МОГУ.
По большей части только поэтому, заполняя спиртовым напитком свой желудок, решил опубликовать заявку именно сегодня. Я хочу воплотить в игре образ той ужасной девочки в твоей героине. А себя же поместить в рамки своей героини. Мне все равно на внешности, сюжеты, роли. Только бы выплеснуть накипевшую «шизофрению», только бы зациклиться на чем-то другом, не менее вдохновляющем и сладком.
***
Наверное, стоило бы начать вот с чего «я честно пытался сократить сей опус, но ничего не вышло» (точно в анекдоте про потенцию). Или придумать вступление попривлекательнее, избавиться от ненужной шелухи что ли, впечатлить тебя, как впечатляет простаков опытный фокусник. Однако если уж откровенно, для таких манипуляций словами я не шибко-то башковит (да и началось все как раз с претензионных заголовков, знакомых всякому ролевику с таким же проклятьем непостоянства, какое досталось мне). Поэтому стартану с предыстории.
Несколько месяцев назад, по стечению обстоятельств оставшись без интернета, я прошел через все стадии принятия неизбежного: отрицание, гнев, торги, депрессия. И вот где-то между последними ступенями, когда тоска с ленью плотно прижали к дивану, а переключение телевизионных каналов окончательно утомило – я решил порыться в своих электронных архивах. И к своему удивлению обнаружил в многочисленных папках старые заявки на данный форум. Помнишь, как ты себя чувствовал в детстве, опозорившись перед всем классом?
Чего там только не оказалось: от пафосных слоганов до мелодраматичных откровений, от рекламных «шедевров» до банальностей, от угроз с требованиями «а ну-ка напиши мне!» до жалостных «поиграйте же со мной». В общем, мне стало жаль себя. Столько напрасных стараний потраченных впустую, ведь по-настоящему стоящие партнеры и игроки встречались скорее случайно, а не в ответ на эти потуги. Вместе с тем – мне стало жаль и потенциальных соигроков, поскольку все многобуквенные клятвы были обычным ложным зазыванием. Никогда бы не выполнил тех обещаний: ни тебе игры до гроба, ни дружбы по переписке, ни крышесносных постов. Я будто девственник, который выкладывал на сайт знакомств анкету опытного любовника. Представляешь, какое разочарование ждало даму?! Ужас.
Ты бы определенно не стал знакомить меня со своей мамой ибо «доча, зачем тебе такой несерьезный тип и шалопай?». Действительно, зачем? Вероятнее всего и эту-то заявку не осилю. Много работы, отношения, лень, проблемы, постоянно затягивающий реал и все такое. Я из тех, кто пишет пост раз в год и вечно пропадает, однако коли пишет, то уж пишет старательно и основательно (тут типа не самонахваливание, а слова бывших партнеров). Я из тех, кто придумывает сюжеты быстрее, чем меняет прическу Леди Гага или Кэти Перри. Я из тех, кто думает и размышляет о персонажах со всех сторон и периодически забывает о том, что они всего лишь плод фантазии. Я из тех, кто мучает окружающих совместной графикой и совместными видеорядами. Я из тех, кто лезит из кожи вон лишь бы писать лучше. Я из тех, кто может поддержать разговор и выслушать любой бред или любое нытье. Я из тех, кто подбадривает и вдохновляет (опять же – со слов партнеров). Ни это ли главное в нашем с тобой деле?
Сейчас ты, наверное, уже начал задаваться вопросом «зачем он все это пишет?». И, отвечая на твое не озвученное недоумение, перехожу к следующей официальной части заявки. Как ты уже мог понять я не самый ответственный или постоянный игрок, но зато предельно честный, пусть и орфография с пунктуацией у меня страдают. Поэтому, если ты ищешь кого-то для продвижения сюжета и этот «кто-то» очень – до олених рожек – важен канве, то моя кандидатура явно не подходит. Однако, если в целом  ты доволен своим нынешним положением на форуме, у тебя есть постоянные партнеры и от нечего делать ты не прочь найти себе сотоварища по безумству – пора набирать мне сообщение в ЛС с примером поста. Ели бы я мог более четко и внятно сформулировать свои пожелания, то выбрал другую форму для публикации. Однако в «голове моей опилки» и это означает, что я открыт для предложений.
Пример вашего поста:

Пример поста

Погружаясь глубже в свои восторги, которые хорошо подогревались в дровяной печи разбивающимися волнами и пробужденными жарким зноем желаниями, дети, подростки и взрослые подпрыгивали, вертелись и брыкались; похожий на густонаселенный пчелиный рой людской поток сливался в одну яркую линию с разорванными краями да пёстрыми вкраплениями мелькавших плавок, купальников, зонтов покрывая береговую линию новым слоем таким же горячим как песок и солоноватым точно воды залива Гуанабара. Влажные танцоры сверкали острыми коленями, вскидывали в безумном ритме руками, соблазнительно изгибались и поводили плечами, казалось, всё их тело от темечка до самых пяток участвовало в лихорадке, содрогалось, и притом они задорно смеялись, оживляя в памяти опасный, загадочный и жестокий Рио-де-Жанейро. А следом – пахнущий тропиками густой свежевыжатый сок аннона, щекочущий нос аромат лайма, поднимающийся в пластиковом стаканчике от ледяной кайпирини, разрезанные и приправленные солью да перцем обжаренные яички быка, только что смазанный нежным маслом хлеб на гриле, пропущенный через тканевой фильтр кофе, трепыхающаяся в рыболовных сетях треска; и вот уже вспоминаешь проникающее под кожу солнце, как легкий бриз заносит крупинки песка в глаза, и они чешутся до красноты, а в горле стойкий привкус неизведанности. Реминисценции о лете, проведенном в Бразилии, о стране, разбившей сердца всех впечатлительных путешественников и скитальцев, кому довелось бродить по ее страстным городам, медленно проплывали мимо него, и он то приближался к ним и тогда имел возможность увидеть или теплый питательный десерт из риса, или напоминающую куриную ножку кошинью, или холодную баночку гуарана, или сочную говядину шураско, или еще какие-нибудь блюда, то удалялся и тогда слева от него виднелась только загорелая официантка, чья пресность вступала в грубую перепалку с вызывающе обтягивающей формой. Да и в движениях ее (как бы ни силилась крутить бедрами и выпячивать грудь) решительно не имелось ничего сексуального; нет, нет, англичанин провожал взглядом милую, чуть глупую сеньориту, нежную и открытую. Что же до других официанток – наглых девиц с грубыми голосами и тяжелыми фигурами – то они являли собой существа настолько пошлые и раскрепощенные, что на них не облизывался только слепой; а уж что они проделывали, скользя между столиками, не посмели бы проделывать даже стриптизерши.
– Могу поспорить: она ни слова не поняла из того, что я сказал, – произнес в порыве смеха Дуглас, по-доброму, его миндалевидные глаза, узкие от морщин, блестели, отражая запал огней. С улыбкой он пытливо и открыто смотрел как Элиас весь настороженный, тяжело, словно задыхаясь, хватает ртом спертый воздух. И как футболка на его широкой, но худой груди раздувается от глубокого дыхания.
– А мне здесь нравится, – заметил многозначительно и в то же время рассматривая большие, напряжено скрещенные на груди, руки спутника с тонкими волосками, отсвечивающими пшеницей, и выпуклыми венами на молочно-розовой увлажненной коже. На каких-то несколько секунд ему даже померещилась нежная легкость кранахана, когда любопытный язык ощутил впервые эротичную сладость раздавленных в пюре лесных ягод после слоя хрустящих карамелизированных овсяных хлопьев. Между небрежными слоями, между благочестивой жирностью взбитых сливок и опасной пряностью меда с алкоголем Лэмб чувствовал подступающее к сердцу волнение, как и сейчас в смущении почесывающий свой коротко стриженый висок. – И нравится запах секса в воздухе, – честно, с азартом закончил мысль и подался вперед, точно намеревался прикоснуться к Хьюстону, чтобы ощутить пушок его волос.
Каким бы дешевым и пошлым ни виделось цветастое, словно платье цыганки заведение душа была преисполнена трепетом. Поначалу, с непривычки импровизированный спектакль, что разворачивается за закрытыми дверями «Buscame» и таит в себе такое огромное скопление любви, устрашает, особенно когда толпа разноплановых актеров наподобие сраженной армии бежит в разные стороны перед внушительным противником. Но всего несколько мгновений спустя этот калейдоскоп веселья уже кажется спасательным кругом: во всяком случае, гомон не дает предаться всерьез размышлениям. В окружении десятков потных незнакомцев, жмущихся друг к другу, Дуглас ощущал себя также уверенно и счастливо, как и во время господства на кухне. Связь с другими людьми, обрывающаяся в пустых и тихих комнатах, питала воодушевляющим током, поставляла жизненную энергию и заглушала громкие мысли. Даже неприятели и конкуренты, которые изрядно могли испортить настроение после себя оставляли безвкусную пустоту. Тоскуя по обществу, готов был кого угодно принять – не имело значения – самого пусть даже неинтересного и отталкивающего человека. Он так избалован общением, что едва выносил уединение. Одиночество препарировало его душу, насильственно заставляя смотреться в зеркало. С годами благодаря веселому, беззаботному отношению ко всему на свете, энергичному и пылкому характеру, своей щедрости, что касалась развлечений и денег, наконец, внешней привлекательности вдоволь наслаждался тем, что можно прозвать жизнью заводилы и души компании.
– Знаешь, после того как я провел несколько ночей в глуши амазонских джунглей любая дешевая лачуга кажется мне роскошными апартаментами, – вытер влажное разгоряченное лицо, а затем шутливо продолжил, возбужденно жестикулируя, словно боялся что одних слов окажется недостаточно.  – Во всяком случае, здесь я посплю в кровати, а не в гамаке под хилым брезентом. И не буду прислушиваться к каждому дикому воплю, не стану затыкать нос от обезьяньих лепешек и вздрагивать всякий раз, когда по телу что-то ползет.
Со времен отрочества, когда еще черты лица были уродливо несоразмерны, а мысли заняты только едой, питьем и чувственными наслаждениями, Лэмб безостановочно томился желанием утихомирить какую-то внутреннюю тревогу, будто толкающею его к постоянным странствованиям: с острым любопытством переезжал с места на место, переворачивая с ног на голову свою жизнь, путешествовал, встряхивая всего себя. Ощущения и впечатления захлестывали, примешиваясь в сознание нюансами и фрагментами. С дотошностью он хотел попробовать все. Не существовало, казалось, абсолютно ничего, что бы его ни интересовало или оставило равнодушным. Подобно тому, как от брошенного камушка расходятся на воде сферы, так ширился его кругозор. И это животное недоедание ничем нельзя было утолить. Стоило долгое время задержаться на одном месте – вновь голодал по новым вкусами и запахам.
И вдруг Дуглас спохватился, что потерял нить разговора. Смутившись, собирался попросить Элиаса напомнить о чем шла речь, но тут к успокоению появилась светловолосая, коренастая девушка с подносом в руках и устало глядящими карими глазами.
– Если в культурном плане, то да подобие текилы для мексиканцев, водки для русских и виски для шотландцев, – произнес серьезно, но все-таки с пробивающейся улыбкой, за которой пытался скрыть мысли о Карлусии, о запахах ее маленькой кухни полной сувениров и музыки; вместе со слюной непременно возникали воспоминания о людях, встречавшихся во время путешествий, постепенно их образы стали ассоциироваться с тем или иным вкусом. – Ну и действительно чем-то схож способ питья, – добавив, высоко поднял бутылку, чтобы разлить чудесную, чуть мутноватую на вид кашасу. – Правда мне больше нравится золотая, которую местные называют жидким золотом: она менее терпкая и более нежная. И еще куда приятнее самому рубить сахарный тростник под палящим солнцем, уворачиваясь от скорпионов и змей в траве, а затем вместе с рабочими сидеть на разноцветных пластиковых стульях под тенью деревьев и распивать фермерскую кашасу в граненых стаканах, заедая чем-нибудь приготовленным на скорую руку. Вообще-то насчитывается более четырех тысяч различных видов кашасы. Наверное, всей жизни не хватит, чтобы их испробовать, – как и большинство увлеченных людей, он настолько погрузился в кулинарную стихию, что не хотел и не мог болтать о чем-то другом. Жил в отрешенности от всего не съестного мира, ничего о нем не зная, если при нем говорили об экономическом кризисе, о войне с террористами, санкциях или избирательных кампаниях, Лэмб тотчас замолкал. Однако вовсе не оттого, что стыдился своей необразованности или тяготился высказывать свое мнение, просто для него не существовало ничего, что нельзя съесть: все вокруг обращалось в ароматы, фактуры, рецепты, способы приготовления.
Он ласково улыбнулся, пропуская усмешку Хьюстона мимо ушей, и после тоста «сауджи» осушил стопку одним глотком. И уже знал, что последует дальше: сокрушительная вспышка во рту, довольное мычание от задержавшегося внутри землистого совершенства, непререкаемый и обманчиво мягкий вкус на языке да нежелание проглатывать ведь после ложной сладости длинные языки пламени сдавливают горло и разбегаются по солнечному сплетению, а затем долго расходятся волнами тепла. Лучшая кашаса, какую когда-либо пил вне границ Бразилии. Лучшая. Самая ядреная и огненная. Ему стоило больших трудов не закричать от счастья, не выплюнуть наружу свою радость и не застонать от блаженства. Точно от удара в потдых замер на миг и зажмурился, удовлетворенно протяжно выдыхая. Жадно вобрал щекочущий ноздри свежий, кислый, девственный аромат тонко нарезанных до прозрачности ломтиков лайма. Крупинки темного сахара, поскрипывающие между зубами чистым только что выпавшим снегом, как последний аккорд восторга затих на слизистых оболочках. 
– В Сингапур, – сказав после мимолетной паузы, Дуглас прикоснулся к пачке, скорее обозначая неодобрение вредной привычки, как делают родители, чем собираясь угоститься сигаретой. Звук его голоса сливался с общим бормотанием, доносившим со всех сторон невидимой вьюгой, с топотом движений и обрывками разговоров, с шумом ресторана и ритмичными мелодиями танцев, долетавших то с боку из площадки, то сверху точно веселились ангелы в сладострастном предвкушении. – Национальное географическое общество попросило сделать для их издания серию гастрономических заметок о национальной кухне республики, – озабочено взглянул, стараясь возвратить своему насупившемуся лицу, выражение исполненное веселостью, что утерялось на короткое мгновение.
Несмотря на легкую резь в добродушно суженых глазах, он заметил уже не в первый раз, как чувственные губы Элиаса дрожат, будто капля влаги на бутылке вот-вот готовая сорваться с горлышка и побежать вниз, когда тот собирался произнести нечто, но передумывал. В такие минуты парень чуть приоткрывал рот и еле заметные тонкие носогубные складки подчеркивали «яблочки» на щеках. Обратил внимание и на то, как легкая темно-серая футболка сминалась при каждом движении, приоткрывая глубокую ложбинку между ключицами. А ровный лоб, переходящий в короткие жесткие волосы, гордо нависал над беспокойными бровями. Нечто дерганое просвечивало во всем его облике, но все же у него миловидная внешность, которая, к очередному раздражению юноши, многие именовали прелестной. Время от времени приятные несколько детские черты его светлого лица озарялись задорно-низким смехом, обнажая жемчужные зубы и бархатные верхние десны. Ликование, возникшее когда-то от нежной сдобной мякоти пирога с рыбой перцем и луком под маслянистой корочкой, и убитое грешностью вкусовых рецепторов, неожиданно опять расцвело одновременно с восхищением.
– Хочешь раскрою тебе один секрет? Воскликнул риторически и потому, не дожидаясь ответа, продолжил. – На самом деле, я улетаю не только для того, чтобы исследовать национальную кухню, но и из-за проигранного спора. Мне придется два-три раза в неделю подрабатывать шеф-поваром для зверей в известном Сингапурском зоопарке, – Лэмб продолжил говорить и смеяться, с изумлением глядя на длинные, тонкие пальцы спутника с неровными прозрачно-розовыми ногтями, может быть, обкусанными или плохо подстриженными. В его заботливой теплоте, конечно, имелся отзвук отношения к Роберту, от мыслей о котором до сих пор не освободился. Однако нежность, испытываемая к Хьюстону младшему, была столь же искренней и настоящей сколь святотатственной. На щеках выступил смущенный румянец. И он, проглатывая окончания, с жаром затараторил со скоростью автоматной очереди:
– Не вдаваясь в детали, скажу лишь в свою защиту, что действительно не думал, что худая девушка может обладать таким аппетитом! И теперь вот придется обслуживать животных.
Разговоры о путешествии уже не могли утихомирить и образумить: колдовство усмешки, магическая сила и сексуальность молодости, ощущающиеся в каждом жесте собеседника, все до мелочей вскружило голову. Он был и впрямь взволнован и растерян, и вкусные, разлагающиеся мысли пробивали силой путь по судорожно поднимающейся и опускающейся груди, по наковальни легких, что работали на износ, по лабиринтам и круговоротам пустого живота. В ту секунду готов был ему во всем признаться, рассказать страшный секрет его брата, но даже частичка правды порвала бы приятельскую связь между ними и осквернила данное обещание. Сконфуженный, Дуглас подумал, что спасти может только легкая шутка и добавил со смехом:
– Надеюсь, меня не заставят заходить к ним в вольеры и кормить с руки, а то боюсь вернуться инвалидом.
Фантазии о привлекательности друга, так неожиданно выросшие посреди фантазий о еде, оказался не в силах отогнать, как ни напрягался. Они вылупились из случайного да беглого взгляда, ничего не значащего и весьма целомудренного. Вконец сбитый с толку, поднялся с глупым видом из-за стола и бросив:
– Разлей кашасу, а я пока схожу, руки помою, – скрылся в гуще толпы.
Жаркий тропический день медленно опускался над безбрежной синью Атлантического океана, слегка волнующегося и рокочущего вместе с проплывающими дельфинами.
Когда он проснулся в душной каюте, расположенной под баком, с таким похмельем, точно кто-то играл его головой вместо футбольного мяча, то услышал привычный уже плеск мелких волн о днище судна вместе с грудным кашлем Роберта (казалось, наружу рвались все его внутренности). Последние ночи Хьюстона часто мучила бессонница – он забывался всего на два-три часа и вновь приходил в сознание, лежа неподвижно с открытыми глазами да прислушиваясь к бульканью океана. Но храбрившийся и ложно веселый Лэмб не оставлял его в тоскливо-безнадежном одиночестве. Всякий раз, перед ужином или после трапезы, добровольно отказывался ото сна, ложась рядом и подбадривая друга, старался успокоить, увлекательно рассказывая свои неиссякаемые истории из жизни. А тот помалкивал, понимая, что первая же попытка открыть правду разрушит волшебство путешествия, и вынужденный выбирать между суровой действительностью и очаровательной фантазией, рассказчик, разумеется, прикипит к последней и оставит его.
Крохотное помещение под золотым потоком света, льющегося сквозь иллюминатор, преобразилось и похорошело, подчеркнуто темнела мокрая от пота постель, блестел лак на деревянных стенах, украшенных подробными картами всех близлежащих островов. Тяжело, грузно Дуглас поднялся на ноги, ощущая распухший от обезвоживания язык, прилипающий к стенке нёба. Он знал, что сейчас неподалеку от Доминиканской республики только потому, что до сих пор чувствовал вкус рома во рту. Пошатываясь, выполз наружу и от яркого ослепляющего солнца едва не упал обратно в каюту навзничь. Кругом пусто: ни лодки, ни призрачного хребта суши, только бирюзовая и бескрайняя темно-синяя акварель. Все еще прикрывая лицо рукой от навязчивых лучей, Лэмб вдыхал свежий воздух полным животом, мечтая невольно о жирном гамбургере. И тут неодолимая резкая сила толкнула его в спину…с громким плеском он упал в океан, расступившийся под его тяжестью белой вздыбленной пеной.
Неуклюже барахтался, захлебываясь соленой водой, которая заложила уши и попала в нос, прежде чем несколькими сильными взмахами всплыл на поверхность. В растерянности оглядевшись и увидев размытый силуэт на корме, он плавными движениями подплыл к яхте.
– Скотина, – шутливо произнес несколькими минутами позже, обтираясь полотенцем. И на загорелом обветренном лице появилась приятная и добродушная улыбка, как бы подтверждающая, что и сам находит выходку несколько забавной. Друг подхватил улыбку, преобразившую его осунувшееся лицо с заостренным как у воробушка носом, словно горящими глазами, с выдавшимися скулами, черневшими многодневной щетиной, и воспаленными губами.
По спокойному и ласковому небу вальсировали белоснежные ватные облака, глядя сверху на чуть покачивающееся бесшумно одинокое судно. Время от времени в мягкий воздух выскакивала летучая рыбешка с яркой блестящей чешуйкой и вновь с шумом падала обратно, расплескивая воду.
Возвращаясь в поношенной до дыр старой футболке, служившей в ленивые минуты еще и полотенцем, Роберт, несмотря на легкую тошноту, восхищенным взглядом оценил болтунью с кусочками ветчины.
– Так ты действительно не ходил на похороны отца? За неожиданно неуместным вопросом чудилась безобидная усмешка, хотя тема была неприятной и повар в одних плавках (столь широких, что в них с легкостью поместился бы еще один человек) ничего не ответил, продолжая крутиться у плиты с деревянной лопаткой.
– И меня не будешь навещать на кладбище? Хихикая, проворно протянул руку, коснувшись недоверчиво пальцем пюре из зеленых бананов.
– Я тебя вообще-то старше и это тебе придется устраивать мне проводы, – отвечал Дуглас с искренним смехом, не обращая внимания на серьезную озабоченность. Готовя на двоих, он часто напевал что-то забавное и совсем незнакомое другу, но веселое и неотразимо жизнерадостное, что порою среди мрачных размышлений их вдруг одолевал смех; будто в противовес надвигающейся трагедии. Вот и сейчас, шинкуя лук, подорожник и мониок, насвистывал задорную мелодию из какого-то мультфильма и даже плечом не повел в сторону.
– Ты же знаешь, что я серьезно бо…
– О, слышишь белобокие дельфины! радостно воскликнул, перебивая Хьюстона и отвлекая пустяковым замечанием в ту самую минуту, когда приятель должен был вот-вот излить душу.
– Я ведь серьезно, – осторожно прикоснулся к спине англичанина и погладил, как обычно, ласково, почти любовно, но уже без ободряющей теплоты. Ему, чудилось, стало получше. Невыносимая боль мучила с более продолжительными промежутками отдыха, он ощущал себя тверже, пил по несколько коктейлей с ромом и вкушал с аппетитом. С утра выходил на улицу, проводя на пляже целые дни, дремал большею частью под тенью зонта, перекидываясь кокетливыми фразами с подходящими к нему девушками (до них был большим охотником; на красавиц тратил последние силы и ради них держался бодрым, невзирая на быстро возвращавшуюся усталость).
– Сегодня слишком хороший день, чтобы обсуждать подобную ерунду, – он не отстранился от горечей ладони, но сменил тему. – Надеюсь, что сегодня в баре удастся кого-нибудь подцепить, а то еще пара дней без секса и начну на женщин бросаться.   
Они никогда не говорили о болезни, воображая, что не замечают оставленных ею повсюду следов вроде мертвенно-бледной кожи, исхудалых рук и впалых щек.
– Мы не можем делать вид, что ничего не произошло, – возразил упрямо, пытаясь, чтобы его голос звучал уверенно и спокойно.– Нам нужно обсудить…
– Да заткнешься ты или нет?! Отчаянно крикнув, Дуглас швырнул сковородку на соседнюю конфорку и обернулся.
– Просто закрой рот! он собирался только слегка толкнуть Роберта, чтобы тот притих, но его тело соображало быстрее, чем мозг, и отвешенные грубые удары по груди откинули парня на пол.
Снизу припекала раскаленная фанера; мучающее бессилие резко затушило спор, также как подросток поспешно прячет сигарету от родителей, над каютой нависло тягостное молчание, а с бирюзовой выси неба солнце по-прежнему заливало блеском носовую часть палубы. И по-прежнему в высоте парили птицы. И в воздухе растворялась чудная свежесть.
Уборная была залита разбавлено-бирюзовым светом и где-то на окраине зрения по вымученному кафелю проходили навязшие в зубах пакостные оскорбления, адресованные неизвестному, нескромные предложения интима и бессмысленные сочетания объемных букв, лишенных художественности. Надвигающиеся в тесноте друг на друга стены могли многое поведать о настроениях клиентов, если долго простаивать перед разнобойными иллюстрациями, разглядывая их и стараясь увидеть в хаотичных красках сокрытые смыслы. Его руки, исписанные татуировками под стать здешним граффити, подрагивали под струей холодной воды, отдающей неприятным железным запахом. Воспоминания плавали в голове слипшимися пельменями, точно одно переваренное тесто в тухлой, мутной жиже. Придя в себя, он обнаружил, что минуту-другую смеется во все горло мертвым да пугающим смехом человека, привыкшего безумно хохотать в ответ на боль любого сорта. Войди сейчас кто в туалет – сразу понял, что звуки натяжного веселья больше похожи на безутешный сухой плач. И все же Лэмб чувствовал себя свободнее, как будто скинул с плеч тяжелый рюкзак, но что-то подсказывало ему, что нельзя сейчас вспоминать о покойном, именно теперь нельзя, когда ложь настойчиво вытеснила события. Ведь что может принести правда? Еще больше страданий, еще больше слез.
Удары кашиши, стук каблуков при узнавании мелодии, обрывки песен, топотня суетливых работников, гуськом передвигающихся к перезвонам столовых приборов и чавканьям, служившим лучшей похвалой поварам, редкие одинокие брызги спора, когда отчаянные пьяницы путали своих дам, – все звуки настолько опьянили и поразили его, что не заметил, как натянул на себя маску полнейшей радости к вечеру. И тут в темном гарнире людской толкотни, сквозь которую пробирался обратно к столику, вдруг неосознанно мелькнуло, что прокладывает путь навстречу неминуемой и близкой драме. Но не предпринял ничего, чтобы могло спасти, отведя беду стороной, потому что Элиас полностью проник в его жизнь, а их ежедневные встречи вошли в привычку. Страх, охвативший его, бесследно прошел, сердце, возбужденное захлестываемыми эмоциями, учащенно грохочет и бьется, едва не выскакивая из груди, стремительным потоком по тонким жилам струится кровь, на подвижном лице заиграла улыбка, в расширенных зрачках виднеются краски света, а зелена глаз, подобна самым спелым оливкам. Он кажется довольным, так смягчились строгие черты его лица, когда осмелился положить открытую ладонь на взмокший загривок Хьюстона.
– Я рад, что ты еще не сбежал, – весело произнес, казалось, прямиком в ухо парня, и теплое облако дыхания, сдобренное запахом алкоголя, опалило нежную кожу. От него веяло чем-то сладким и сильным, и все говорило о том, что он прекрасно осведомлен о многом: о захолустных городах и густонаселенных мегаполисах, о дешевых придорожных мотелях и хорошей музыки на протяжении всех скитаний по штатам в поисках себя, о простых и честных отношениях, о крепком никотине, об игровых автоматах и о потасовках, о сложном нелюдимом характере и некоторой зависти к старшему брату, о чем-то спелом и не обремененном, о запахе тела, изнывающем так терпко в духоте, что Лэмб прикрыл на мгновение глаза, летающий в какофонии впечатлений всех пяти чувств. Из правил приличия он плавно убрал руку, успев ощутить колкость волосков, и обрушил свое внимание на круглый стол, где красовались пышные акараже.
– О, нам уже успели принести закуску! Жизнерадостно воскликнул, повалившись на свой стул; вид и запах круглых булочек из гороха с сочной почти вываливающейся начинкой сводил с ума, обещая скорый оргазм всех вкусовых рецепторов.
Наискосок от высокого дома, – на Террас Драйв выходили его чистые до блеска широкие окна, за ними выглядывали безукоризненно обставленные, но неприветливо холодные комнаты, – разрастался центральный парк, красивейший плод в чреве острова, длиною не меньше четырех километров. Над низкой оградой, разделяющей деревья, изящно нагибались тонкие остовы, выглядывающие из-под молодой листвы. Их кроны тянулись друг к другу, точно разлученные возлюбленные, способные воссоединяться лишь в теплые сезоны. Между стволами вдоль изворотливых тропинок виднеются скамейки оттенка плохо прожаренного английского ростбифа. Еще дальше проглядывает зелено-бутылочного цвета пруд, стиснутый со всех сторон неровными берегами и проросшей травой. Веселые кустарники соседствуют с вечно унылыми статуями. На постоянно меняющейся скатерти неба едва ли не впритык раскидываются хвойные, плодово-ягодные и лиственные. Обрывки разговоров, грохот велосипедов, живая музыка уличных оркестров и трели птиц. Ароматы влажной листвы, сладкой ваты, хот-догов, карамелизированных орехов, смешанные с запахами бетонных джунглей и освеженные ветром, приносящим с собой то суровое дыхание холода, то ласковое тепло солнца.
Повернувшись спиной к газовой плите, Лэмб подошел к окну, чтобы сорвать несколько веточек натуральных приправ. На подоконнике в горшках росли базилик, мята, розмарин. И у него всегда имелись под рукой свежие травы, необходимые для поварских изысканий.
– Мне очень приятно, конечно, что ты считаешь меня хорошим человеком, – с тихой усмешкой произнес, не спуская с лицевой стороны парка влюбленного взгляда, ощущая маслянистыми пальцами игривые зерна. – Твой брат был моим лучшим другом, и я очень сочувствую вашему горю, но не ощущаю себя должником или обязанным.
Он засомневался в выборе слов, но потом докончил:
– Поэтому мною движет исключительно прагматичное желание: всегда удобнее брать под крыло незнакомых знакомых.
Просторная кухня все стойче наполнялась дурманящими съестными благовониями, и они словно заключали в объятья, в которых расплавлялось салом настоящее и булькало прошлое, откуда снова возникло безвыходное положение. Приватизированный трагедий дом до сих пор не решался посещать, но изредка разговаривал с матерью Роберта по телефону, пытаясь отвязаться ничего не значащими фразами. Как они держатся? Хорошо, что решили пожить у своих приятелей загородом, свежий воздух, должно быть, пойдет на пользу. У него, разумеется, все по-старому, все идет неплохо, только сыплются заказы, и приходится много работать последние недели. Не навещает их потому что сильно устает и вряд ли получится встретиться – так дамокловым мечем висят различные дела. Но в то же время уверял, что, возможно, в следующие выходные приедет в гости.
Лэмб вернулся к приготовлению ужина, пока перед мысленным взглядом проплывали душераздирающие картины, и пустые рассказы Хьюстону о нелепых и смешных ситуациях в ресторане не мешали ему вспоминать то, что бы предпочел забыть.
Узнав от полицейских, что в результате несчастного случая погиб сын старики едва не лишись рассудков: жена вся согнулась, скорчилась, словно от сильной боли в животе, потом вскинула руками и дрожащими ладонями обхватила голову; супруг же набросился с расспросами и принялся сдавленно орать точно раненое животное. Горе родителей, их полное отчаяние и безысходность глубоко напугали его, лишив способности трезво соображать и вспоминать отрепетированную речь.
(Однако сейчас, время от времени дружески улыбаясь парню, Дуглас с ужасом осознал, что не сможет с должной реалистичностью рассказать, каким образом произошла роковая случайность…)
Поэтому в течение долгих месяцев он избегал с ними общения и окунулся в водоворот случайных мимолетных связей, ложные страсти предоставляли убежище, а свалившаяся занятость, как нельзя подходила состоянию его настроения. И вдруг внезапно как-то утром ему пришлось ответить на звонок. Тогда-то впервые поделились с ним своими опасениями и стали просить подыскать занятие Элиасу: возможно, в сфере питания или журналистики. Но, слыша, как от просьбы омрачился голос Лэмба, Хьюстон старший, сам весьма пристыженный, тотчас же прибавил, что не нужно спешить с этим, не нужно. Только если работа сама подвернется.
И теперь, с гордостью ставя перед гостем белоснежную тарелку с красиво пышущим ризотто, отчетливо пожалел, что вовремя не отказался. Он явственно осознал, что изо дня в день видеть брата покойного будет сущим кошмаром ведь его грозящее присутствие не позволит забыть о произошедшем, словно бы никак не проходящая рана, которую нетерпеливо расчесываешь, отрывая запекшуюся корку и пуская кровь.
– Ты прав, мне стоит узнать тебя получше, – произнес самым сердечным тоном, усаживаясь удобнее за столом и придвигая к себе тарелку. – Что с твоими костяшками? Ты вроде не похож на отчаянного любителя махать кулаками, – с интимной заинтересованностью прошептал, разглядывая лицо собеседника и на ощупь обхватывая пальцами бокал. 

Отредактировано Есенин (06-03-2019 18:57:12)

+4

16

Форум: http://click.rusff.ru/
Текст заявки: Kylie Jenner /ищу её/ + Nick Jonas. Мой профиль: http://clickla.ru/profile.php?id=1158
Сама заявка - http://clickla.ru/viewtopic.php?id=10#p623210
» Аридия родилась в семье предпринимателей. Её появление на свет осчастливило всю семью, ведь в ней четверо сыновей и вот долгожданная принцесса. По характеру девушка доброжелательная, открытая и определённо несётся в первую очередь помогать всем и вся. Училась на адвоката, но забросила это дело не доведя до конца, что безусловно огорчило её родителей, а в первую очередь саму себя. Не вся работа её отца состоит из хороших намерений, именно так Ари выясняет, что жить под родительским крылом больше не вариант. Девушка с помощью своих братьев узнаёт о ночном клубе, в который требуется бухгалтер и спешит получить новую работу. Выясняется, что ночной клуб не так уж и прост на первый взгляд, ведь через него проходят самые важные переговоры о доставках оружия и чего похуже. Но самое главное то, что Аридия влечёт всё опасное и неконтролируемое.
» Девушка яркая личность и такую сложно не заметить на улицах Лос-Анджелеса. Она любительница изысканных образов и цвет волос меняет, как перчатки холодной зимой. Именно это и привлекает всех людей к ней. Иногда и барменом может поработать, если хорошо попросят. Со сменой деятельности, Аридия смогла измениться, чего хотела больше всего. Сарказм - теперь часть её жизни, ведь именно без этого элемента, она не сможет выжить в таком мире.
» В какой-то степени, со временем, Ари привыкает работать на два фронта. Она выработала две прекрасные личности, с которыми в одно и тоже время невозможно столкнуться. Всё зависит с какой версией Аридии вы разговариваете в данный момент. Когда-нибудь, возможно, мы сможем увидеть настоящую девушку, которая сможет совмещать работу и личную жизнь, но точно не в ближайшем будущем.
P.s: Я написал только то, что смог продумать, но персонаж будет твоим и именно поэтому я не взялся за полное описание Аридии. Наши невообразимые персонажи встречаются именно в ночном клубе, в котором работаешь ты. Рид сразу замечает тебя в топе по нескольким причинам: 1. Только у тебя во всём помещении огненно красные волосы.
2. Перед тобой все расходятся по сторонам, словно ты королева и я бы не стал отрицать этого факта. Я очень редко видел таких девушек, как ты, и поверь мне, я повидал многих. Ты экстраверт и зациклена не только на себе, но и окружающих, которые находятся рядом с тобой. Ты не боишься опасности, ведь ты это уже пережила. Твои друзья и по совместительству боссы за тебя горой и не дай бог кто-то посмотрит на тебя не так, им же не поздоровиться. Ты латаешь каждого раненого после очередных разбирательств, на твоих руках уйма крови, ты единое целое с бандой “Феникс”, Аридия. Наши отношения завязаны на огромной любви к опасности, оружию и двойной игре на личностях.
Ваш персонаж: Природное обаяние в сочетании с темной красотой всегда притягивало девушек. Аристократическое лицо, словно вылеплено искусным скульптором, но такое живое и яркое, с ослепительной улыбкой и горящими глазами никак нельзя назвать скульптурой. У Хантера довольно загадочная улыбка, некоторые подразумевают под ней что-то необыкновенное. Почти всю жизнь он скрывал чувства от всех. Верность своим принципам, смелость, уверенность в себе – это, пожалуй, основные положительные качества, которые порой стираются на фоне его самовлюбленности, хитрости, расчетливости и эгоистичности. Рид не привык считаться с чужим мнением. Ему чуждо чувство жалости к своим "жертвам", очень редко в нём просыпается сострадание и любовь, но такие чувства он пытается скрывать. У него прекрасное чувство юмора, всегда оптимистичный, в его голосе никогда не услышишь злости и раздражения, поэтому сложно определить, что он может выкинуть в следующую минуту. Если человек ему не нравится, Хантер будет всем своим видом показывать это. Бросать на него холодные взгляды и фразы, пропитанные сарказмом. Так обычно бывает с людьми, которые хотят сделать что-то плохое его сестре или его лучшему другу.
По воле случая, ему пришлось играть в двойную игру, где быть самим собой карается смертью. Теперь, каждому стоит дважды перечитать выше написанное и понять, где на самом деле Рид, а где он просто притворяется Хантером. Полицейский под прикрытием в одной из крупнейших криминальных банд Лос-Анджелеса. Его мама — Идлин Линч, лучший адвокат во всём Лос-Анджелесе, а сестра — Дайана Линч, бухгалтер в бойцовском клубе «Navy St.» где он является лучшим бойцом. Иногда, он даёт уроки юным боксёрам нуждающимся в помощи такого специалиста, как он. Опекает своих единственных женщин, как наседка.
Пример вашего поста:

Пример поста

Подчиняться кому-либо и прогибаться под человеком, которого вовсе не уважаешь — сложное дело. Я категорически отказывался от этой идеи, старался избегать капитана и долгое время утверждал, что мне это не интересно. Но только стоило Редгрейну упомянуть о моём отце и я стою в оцепенении. Когда он говорит, что возможно, именно эта группировка погубила моего отца, вот уже больше десяти лет, я сразу же срываюсь. Я готов на всё что угодно, лишь бы выяснить, что за мертвец это сделал, кто посмел? Глаза словно окутала красная пелена и я ничего не вижу, а передо мной мелькают картинки того, как я убиваю этого ублюдка. Капитану долго не пришлось ждать, ведь через каких-то пять минут я соглашаюсь на его безумный план. Обычно, по статистике таких идиотов как я убивают через неделю или даже меньше. Хорошо, что я закалённый и мне будет куда легче, чем тем слюнтяям, которые работают со мной в одном отделе. Честное слово, сборище свиней, которым только и нужно пожрать пончиков у прилавка и смотреть на красивых девушек, а в их понимании — это шлюхи или того хуже. Я почти не контактирую с ними, поэтому, если бы со мной отправили кого-то из них, я бы сразу предложил работать отдельно, а если его убьют, то я останусь жив.
Отправили меня не просто к какому-то наркоторговцу, а к Сантьяго. Этого человека ищет пол Лос-Анджелеса, а мне удалось всего-то за неделю отследить его людей. Не скажу, что это было легко, но я хорош в своём деле, а если у вас ещё мама адвокат, то всё произойдёт вдвойне быстрее. Никто из полиции даже не подозревал, что у него есть дети. Да, разумеется, когда ты вертишься мире криминала, не стоит чтобы твои соперники знали о твоих слабостях. Об этом я узнал только спустя месяц плодотворной работы на этого мужика, что ж, я бы поступил также. Раскрывать все карты сразу же с его стороны было бы глупо, очень, особенно с таким стажем. Я заслужил право знать о его старшей дочери и младшем сыне способом убийства его конкурентов. Узнай в полиции, что я совершил, меня бы сразу же отправили на каторгу, где с копами делают не самые приятные вещи. Сантьяго не просто так рассказал мне об Адриане, а как оказалось на самом деле, я теперь её телохранитель. Всё потому, что Андриана сама ввязана в его криминальный мир и работает в галерее, где проделывает отнюдь не самые лучшие махинации с картинами. Что ж, надеюсь, она поглупее отца и можно будет выудить у неё кукую-нибудь информацию. В приоритете его поставщики, партнёры и слабости.
— Если я узнаю, что ты самовлюблённый придурок, коснулся моей дочери не для её защиты, то считай, что ты уже заживо похоронен на кладбище вместе со своим отцом. — каждое слово Сантьяго выплёвывал словно яд, который быстро проникал в его кровь и распространялся по венам за доли секунды. Если честно, то угроза так себе, со своим стажем он мог придумать куда интереснее убийство или расчленение. Заумные слова тоже мог добавлять, чтобы я потом пол дня провёл в гугле за расшифровкой тех или иных слов. По его мнению, я только красивый и сильный, а харизмы мне не убавлять. Что ж, он глубоко ошибается, ведь моя мама Идлин Линч и она ещё так дрючила меня за уроками. Что касается высказывания про отца, то мне пришлось немного рассказать о себе. Большую часть я приукрасил, но сказал и одну правду. Отец мёртв и его убили полицейские. Чем вам нехорошая причина для того, чтобы творить беспредел на улица Лос-Анджелеса? Убийства тоже отличная идея,а путать этих идиотов куда веселее, чем казалось сначала. Иногда, только иногда меня пугает тот факт, что мне нравятся все те вещи, которые я делаю сейчас. Узнай об этом капитан, мне не жить.
— Я всё понял. — только и выдавливаю из себя. Я стараюсь быть не многословным, чтобы это не пошло потом против меня. Иногда, в порывах злости или эмоциональном каком-то состоянии, я не контролирую то, что вырывается из моего рта. Я необузданный и это мой минус, который я пытаюсь скрывать. Всё что угодно может пойти против меня и я должен быть в себе, чтобы рассуждать здраво. Сантьяго отворачивается от меня и я понимаю, что разговор закончен. Теперь мне нужно отправляться в галерею на защиту принцессы криминального мира. Главное, чтобы она не накинулась на меня в порыве злости и не изнасиловала. Я усмехаюсь своим мыслям, ведь это будет явно горячо. Разумеется, я не видел её пока что, но очень надеюсь на то, что она хороша собой. Деньги лопатой гребёт, так что за собой точно ухаживает. Что вообще за пагубные мысли? Сантьяго старший оторвёт мне член раньше, чем я посмею подумать о всех шалостях, которые захочу воплотить в жизнь с его старшей дочерью. Что ж, придётся держать себя в руках и держаться на расстоянии.
— Удачи, Хантер. — кричит мне в след шестёрка Лукаса, имя которого я даже не успел запомнить. Как правило, я не запоминаю имена тех личностей, которые вовсе не производят на меня никакого впечатления. — Я слышал от ребят, что Андриана Сантьяго ещё та сучка. Она против телохранителей и всегда находит способ увильнуть от них ... — я уже отсчитываю секунды до того момента, когда меня оглушит пронзительный выстрел. Я досчитал почти до десяти секунд, а после парнишка замертво падает перед кабинетом Лукаса. Я знал, что так и будет и к гадалке не ходи. Говорить подобное про дочь босса перед его же кабинетом — убийственная идея. Интересно, о чём он вообще думал? Зато, быстрая смерть без лишней боли и всё происходит как по маслу. И хорошо, что я имени его даже не знал. Не входит в список тех, чью смерть я видел и кого из них я знал по имени. Легче жить, когда не знаешь их имена и не разговариваешь. Нас ничего не связывает и как такого сожаления нет. Он знал на какие риски шёл попадая в эту группировку. Это даже к рискам не относилось, просто малец не понимал, что говорит и в какой смертельной близости находится тот, кому повод не нужно давать для убийства. Его дочь — веский повод для жестокого убийства. Кстати говоря, шестёрка была права в одном. Андриана однозначно не любила находиться под чьим-то надзором, потому что относительно недавно на неё было совершено нападение. Телохранителя не оказалось рядом и её чуть не задушили, но чёртов идиот успел вовремя и она осталась жива. Возможно, теперь она станет относиться к нам немного иначе. Всё это только для её же блага делается. Известно, что того бедолагу убили на месте за то, что он не мог преследовать Сантьяго от одной точки до другой. Если бы его профессиональность была на высшем уровне, то всё бы обошлось малой жертвой нападавшего. От части, её отце сам виноват, что приставил к дочери такого не профессионала. Надеюсь, что он корит себя за это. Хотя, кого я обманываю? В месте под названием — сердце, у него только горстка пепла, ничего лишнего.
К счастью, как оказалось, Андриана на данный момент находилась в том же самом доме, что и я. Никуда не надо было ехать на её поиски и хорошо, что она поблизости, ведь так легче защищать. Осталось только отыскать нужную комнату. Где больше криков, там точно она, ведь моё чутьё не обмануть. Как оказалось, всё куда хуже. Как меня могло что-то подводить? Обычно, я никогда не ошибался и всегда был чертовски прав в любых спорах и делах, но, что касается этой девушки, то я всегда буду казаться глупым. Чутьё подсказывало мне именно это. Хотелось бы избежать этого постыдного будущего, но ничего не поделать.
— Где Андриана? — спросил я мимо проходящей уборщицы и она только кивнула на второй этаж. Не раздумывая и секунды, я быстро поднялся туда и вошёл в первую открытую комнату. Она оказалась достаточно просторной и светлой, отчего найти темноволосую девушку было очень легко. Это было смехотворно, ведь любой ребёнок нашёл бы девушку в комнате. Сантьяго сидела за столом и внимательно всматривалась в своё отражение в зеркале и замазывала чем-то женским себе шею. По всей видимости — это последствия той ситуации. Скорее всего там синяки, которые так не желанны девушки. Конечно, кому бы хотелось смотреть на синяки на самой обворожительной шее в мире? Как я предполагал, Андриана была невероятно красивой и даже в самом обыкновенном брючном костюме выглядела куда лучше, чем девушки в вечернем платье. Хоть если скучно будет, то смогу полюбоваться живой картиной наяву. Задумавшись на самом деле на гораздо большее время, чем я думал, Сантьяго вопросительно смотрела на меня. Нет, она не смотрела, а внимательно изучала. Мы оба поддались соблазну и искушению, о чём скорее всего думал только один я.

0

17

Форум: Memory Lane
Текст заявки: назовем тебя Эрик, внешне будешь похож на james norton, возраст больше 30 /мм/
Прости, Эрик, кажется я все испортил.
Не смотри таким суровым взглядом, я знаю, что виноват.
Как ты смог быть ближе остальных?

Тезисно о тебе:
• Святой отец в католической церкви
• Гетеро (читать как латентный пидорас)
• В прошлом преподаватель философии/социологии
• Скорее всего прячешься за религией от чего-то личного
• Приятный собеседник, хороший друг, скрытный человек
Тезисно про нас:
• Sorry, но это daddy issues
• Церковь не простит тебе растление малолетних, но я никому не скажу
• Если мои мамы узнают, то нам обоим наступит скоропостижный конец
• Поиграешь со мной в кошки-мышки?
Ваш персонаж: LEROY EIDIS 17yo

анкета

Говорят, что если где-то в мире на свет появляется ребенок, то где-то на другой стороне планеты кто-то умирает. Душа оставляет пустое место лишь на мгновенье, пространство подсвечивая золотистыми искрами, отражающимися в каплях слез на деревянной крышке гроба. Смерть априори воспринимается с тоской утраты, рождение – с радостью появления нового человека, энергией, любовью. Второе понятие занимает главенствующую роль, первостепенную, при этом указывает лишь на самое нелепое заблуждение, ведь для равновесия нужны обе детали, одинаково осмысленные. И именно в тот момент, когда где-то в другом конце мира кто-то умирает, на этой стороне, в Чикаго, на свет появляется Лерой Эйдис.
- Скажи ма-ма… Мама.

Первое слово дается легко за неимением такого же веского для него антонима, ведь мам две. Они улыбаются, пилотируют в желтой ложке пищевую субстанцию, говорят что-то не совсем понятное детскому мозгу, но интонация, наполненная любовью, строит доверительную связь, крепкую, цельную. Лерой не понимает смысл слов, но наверняка знает, что они не значат ничего плохого. Плохого не существует, пока он засыпает между двумя женскими телами, пока руки гладят его по лысому затылку. Первое впечатление мира, выстроенное на отношении в семье, остается исключительно положительным.

- Нет, букву «р» нельзя исключить из речи.

Время летит слишком быстро, будто торопится успеть на последний трамвай, сыпется сквозь пальцы как песок на набережной, заканчивается, как любимое шоколадное печенье в банке на верхней полке. Слишком интересующийся, слишком активный, проворный, с постоянно сбитыми коленями, шумный. Смех Лероя звонким гулом наполняет квартиру, не оставляя ни единого места для абсолютной тишины или спокойствия. Знать нужно все. Едва выговаривая букву «р», Лерой говорит о драконах и строит простейшие доказательные теории их отсутствия. Диссонанс между «книга = знание» и «книга не равно истина» вызывает немой вопрос, толкая погружаться в чтение все глубже. К начальным классам из его жизни исчезает картавая «р» и понятие «абсолютной истины», не допускающей за собой вопросов.

- Думаешь ему будет интересно со сверстниками?

Вопрос скорее риторический, нежели требующий точного ответа. Эйдис приходит в школу с горящими от предвкушения глазами, но тем же вечером возвращается в полном разочаровании. Оказывается, школа может предложить только фиксированные учебником знания и умения, полностью исключая возможность продуктивно думать и рассуждать. Разочарование от этой мысли настолько велико, что первое время он пытается выстраивать дома краткосрочные революционные действия, предлагая возможность возобновить питание, если мамы позволят ему не ходить в школу, обучаясь дома самостоятельно. По его мнению, в этом толку будет намного больше, по мнению старших Эйдис, естественно, нет. Революция гасится посредством подкупа в виде пакета карамельных конфет.

- Сомневаюсь, что он собирался поступить именно так.

Но он собирался. К седьмому классу, умница Лерой выстраивает в классе достаточно сложную схему товарно-правовых отношений, на одноклассниках учится выстраивать схемы управления людьми, подкупая сильных готовыми домашними работами, выбивая из слабых деньги взамен на защиту сильными. Работа кипит и, так как сами знания получаемые в школе, все еще не вызывают у него восторга, Лерой учится социализироваться, получать выгоду для себя, путать окружающих. Когда родителей вызывают в школу, директор сообщает, что несмотря на высокий интеллект, у мальчика прослеживается очевидная линия манипулятивности и если не взяться за него сейчас, то к сознательному возрасту будут все шансы оказаться в неловких отношениях с законом. Эйдис потом неоднократно будет анализировать свое поведение, просчитывая, где именно он мог допустит ошибку во вполне удачно работавшей схеме.

- Лерой, есть серьезный разговор.

И разговор действительно серьезен. Когда Джемма начинает, Лерой замечает, что голос матери дрожит неуверенностью, страхом. Он чувствует важность происходящего, но искренне не верит в те слова, которые остаются в сознании. Ему рассказывают о том, что Сату ушла, что теперь они будут вдвоем, что так будет лучше. В какой-то момент хочется вскочить с места и, хлопнув дверью, бежать в направлении известном лишь ему, но слезы матери останавливают. Ответственность останавливает. Он не знает сколько они так сидят, но вместе справиться с произошедшим, кажется, легче. Правильней. Эйдис отстраняется от общества, фокусируется на Джемме, старается проводить больше времени с ней, не замечая происходящее вне замкнутого пространства их семьи, обиду на Сату кладет куда-то возле сердца, вечерами настойчиво себе о ней напоминая. Такое не забывают, такое не прощают.

- Пойдем, познакомлю тебя кое с кем.

Мужчина в их жизни возникает внезапно и, буквально, из неоткуда, садится с ними за обеденный стол, материнской руки касается своей ладонью, обнимает так, как раньше обнимала Сату. Лерой его ненавидит и ненависть эта выливается на всех. На внешние факторы реагирует остро, огрызается на одноклассников, пассивной агрессией давит преподавателей. С оценками все в порядке, он учится, как и прежде на отлично, читает так же много, придраться можно если только к поведению. Эйдис больше похож на бомбу замедленного действия со скрытым где-то внутри счетчиком времени. Не угадать сколько еще протянет, но очень старается сдерживаться. Ради матери. Она же любит его. Наверное. Что, собственно, не мешает при малейшей возможности уколоть сожителя. О разводе с Сату Джемма рассказывает честно, за что ей спасибо, конечно. Сына гладит по голове, объясняет, что так будет правильно. Лерой терпеть не может слово «правильно». Спустя неделю он находит на улице мертвого голубя, бережно складывает его в конверт и идет на почту, надеясь, что сотрудники подскажут способ отправить посылку не имея адреса. Возможности нет. Через несколько месяцев, после получения документов о разводе, Джемма и ее «любовь» играют свадьбу, образуя счастливую ячейку общества. Как же быстро все начинает катиться по наклонной.

Пример вашего поста:

Пример поста

- Долорес, поймите, я не экзорцист. – Говорит едва ли не шепотом, пытаясь убедить пожилую женщину в том, что его экспертиза в изгнании дьявола равна нулю, но миссис Кидман уже не остановить. По средам он посещал дом престарелых, которым всегда было, что рассказать и за что просить прощения у Бога, хотя, судя по местной атмосфере, в здании с белыми стенами никогда ничего не происходило. Женщина рассказывает о дочери так, будто в той живут самые страшные монстры преисподней, черти, съедающие ее изнутри. Райан не склонен верить в потусторонние силы, его не пугают фильмы ужасов, он знает, что под фильм «Шесть демонов Эмили Роуз» его организм неплохо засыпает. На этом связь священника с мистикой подходят к своему логичному завершению. После вполне себе реальной войны, бредни о потусторонних силах вызывают лишь сочувствие к пожилому человеку, надумавшему слишком много о своей, возможно, желающей большей свободы дочери. Мнение это он держит при себе, продолжая внимательно слушать рассказы о внезапных диалогах, пустых взглядах, общей отстраненности от происходящего вокруг. В голове неторопливо складывается картина, в которой Мелисса Кидман просто хочет либо большего внимания, либо его отсутствия. Однако, обязательства служителя церкви указывают правильный поведенческий путь. Сжать морщинистую руку в своей, обещая, что он, со своей стороны, сделает все возможное, чтобы не допустить попадания души Мелиссы в руки Дьявола.
Привычка напиваться во вторник глухим звуком отдается в хмельной голове по пробуждению. Ладонь подносит ко рту, коротко выдыхает и морщится от аромата спирта и сигарет. Райан не привык говорить о собственной слабости или зависимостях, нет. Алкогольная тоска идет из религии, ибо в среду Иуда предал Христа. У него, как у священнослужителя, все это вызывает тоску и непреодолимое желание опустошать бутылки виски. Босыми ногами ступая по холодному полу, мужчина доходит до ванной и останавливается возле раковины, усталым взглядом осматривает свое отражение, ладонями проводит по щекам и подбородку. Сказать честно, выглядит он как последнее дерьмо и факт утреннего чтения старого завета никак судьбу не облегчает. Обязательства перед обществом камнем на другой стороне удавки тянут на дно. Дыши, друг, легкие заполняй водой, пока в конец не осточертеет происходящее. Из небольшого таза, он выливает на голову холодную воду, глаза протирает, лицо и шею намыливает, чтобы сбить запах тоски по Иисусу. К полудню, по окончанию чтений, становится вполне похож на благочестивого человека.
Может ли человек без целей и стремлений возвращать людям веру в себя, в жизнь? Каждый раз выходя на проповедь, в голове крутился именно этот вопрос. Как заставить человека поверить в себя, мягко направить, если сам, засыпая, думаешь о холоде могильных плит? Он не знал, не знал, но пытался. Есть в этом какой-то смысл, те мелкие крупицы радости. Позволяющие окончательно не уйти на дно. Когда не смог защитить свою же семью, но все еще надеешься защитить весь город, ту часть, которой это необходимо. Он не был уверен, что Мелисса Кидман входила в эту часть населения города, но слово священника должно иметь определенный вес. По этой причине, помня про обещание, данное Долорес, он стоял на тротуаре возле дома Кидманов и докуривал сигарету. Кто-то говорил, что служитель господень должен обладать всеми качествами, так называемого, идеального человека, без вредных привычек и прочих радостей жизни. Облако дыма, больше похожее на замысловатые водоросли, поднимается к небу, нитями своими окутывает голову, путается в светлых волосах. Он вспоминает слова женщины в доме престарелых, ее страхи перед демонами, глаза, наполненные слезами. Брови сдвигаются ближе к переносице и Райан внимательно осматривает дом. Не очень похоже на пристанище дьявола. Окончательно выгоревший окурок мнет между пальцами и, убедившись, что мусорного ведра поблизости нет, небрежно засовывает его в небольшой карман черного жилета, надетого на белую рубашку. На звонок нажимает коротко, чтобы сильно не потревожить, и ждет ровно до тех пор, пока из-за двери не становится слышен женский голос, а дверь перед ним не открывается.
- Мелисса, добрый вечер. – Он улыбается приветливо, проходит внутрь дома, когда женщина открывает дверь шире, однако, чуть удивляется, когда она упоминает что-то про стол. Признаться честно, Гилберт планировал беседу, но никак не планировал ужин. С другой стороны, почему бы и нет. – Знаете, не могу отказаться от компота из груш собственного приготовления. – Культура коротких разговоров перед переходом к основной теме долгое время не укладывалась в голове. Армия учила коротким и четким фразам, простому и понятному смыслу. Райан следует за девушкой в сторону кухни, пытаясь заметить хоть какие-то признаки дьявольских козней в ее поведении, но не видит ничего такого, что могло бы хоть как-то выдать в девушке коварных демонов или жажду расчленять младенцев. Остановившись в дверном проеме, он опирается плечом о дверной косяк. Кухня встречает десятками запахов умело приготовленной еды и он уже было начинает задумываться о том, что приходить именно на ужин – не такая уж плохая идея. Одобряющая улыбка появляется на его лице, когда Мелисса, наконец, начинает говорить о матери.
- Вопросы прихожан церкви являются моей прямой обязанностью, так что вам не стоит просить прощения. – Ладонью трет шею, обдумывая сказанное женщиной. Он, значит, просил назначить встречу для разговора. Ладно, пусть оно так и будет. – Мелисса, я не стану вам врать, я здесь, чтобы поговорить с вами о тревогах вашей матери. – Смотря девушке в глаза, разговор начинает аккуратно, ведь вопросы одержимости Дьяволом – не самая удобная тема для ужина. Можно даже сказать, весьма щекотливая тема. По крайней мере, если это все окажется правдой, то домашние демоны Мелиссы Кидман выворотят его пропитое тело наизнанку и развесят внутренности по люстрам, чего бы очень не хотелось. – Вас не было на последней службе и, помня слова Долорес, я должен спросить все ли у вас в порядке. Возможно, есть что-то, что вас беспокоит и вы не знаете с кем это можно обсудить? – Корректно построенный вопрос не указывает на прямые опасения, но неплохо демонстрирует его, Райана, как заинтересованного в благополучии девушки человека.

Отредактировано no more mr. nice guy (07-03-2019 14:24:30)

+2

18

Форум: (http://rayons.rusff.ru/)
Текст заявки:

имя: Константин Таловеров
возраст: 40 лет
внешность: Никита Татаренков
кем приходится: любовник/довольно-таки постоянный партнер

Биография и характер:
Прожил ли ты всю жизнь в городе N. — о родне и иных социальных привязанностях решай сам, но лет с 25 изволь быть занят в их театре.

Насчет характера: я очень люблю сюрпризы и сугубо личное видение игрока, поэтому, с удовольствием и энтузиазмом приму склад, даже целиком и полностью прописанный вами.

Небольшие пожелания, разве что: скорее всего, Костя парень довольно простой и добродушный, но не глупый.
В нём есть искра, какая-то изюминка, живость.

Насчет ревнивости и желания психовать/бить посуду/иметь мозг/депрессовать, когда Адам гуляет налево и засматривается на других мужиков: как хотите.

Отношения:
Я приехал в Нск, когда мне было сорок лет.
Тебе было тридцать и, вот уже года полтора, ты уныло прозябал маленьких и эпизодических ролях в «театре имени Пушкина», чтоб его Дантесом.
Возможно, посматривал на бутылку. Возможно, она посматривала на тебя.
Вероятно, вы друг на дружку глядели, коротая однообразие вечеров, как две капли воды похожих один на другой.

Пока не возник я.
Я возник бурно, перебудоражив всю труппу, предложив «Золотого Теленка» поставить.
До этого ты играл, в том числе, второстепенного персонажа, о котором никто не помнит, для унылой двухчасовой местечковой адаптации «Севильского Цирюльника».
Возжелав тебя на роль Шуры Балаганова, я довольно быстро возжелал тебя в других плоскостях, горизонтальной особенно.

Дополнительно:

Как игрок я очень уважаю ангст, херт/комфорт, мелодрамодраму и всякие психологические взаимоотношения раскручивать, как и человеческие взаимоотношения вообще.
Это раз.
Я не могу и не хочу играть однолюба, чрезвычайно верного персонажа, играть во въедливую моногамию с исключительно одним партнером.
Я практически всегда готов на довольно безумные/странные идеи. Не очень люблю в детектив и криминал, но люблю играть в разребание чужих проблем и тяжелое межчеловеческое. Не люблю чрезвычайные нагромождения флаффа и милоты. Уважаю повседневность и какие-то бытовые ситуации, ведение бесед.
Несмотря на это, могу/умею/практикую в приключения, экшн и иже с ними.
Это два.
До дрожи в кончиках пальцев обожаю импровизацию, крайне редко планирую сюжет, но предложения и пожелания всегда слушаю/обсуждаю и охотно принимаю во внимание.
Это три.

Сеструха

имя: Лидия(может быть изменено по вашему желанию) Белозерская(фамилия тоже может быть изменена, если желаете от какого-то мужа оставить)
возраст: 46 лет
внешность: Ольга Сутулова
кем приходится: младшая сестра

Биография и характер:
В детстве мы хорошо дружили, ходили в музыкалку, страдали херней.
Я всегда знал, чего хочу, а ты никогда не знала.
Ты не имела понятия, кем хочешь, но представление, кем мечтаешь стать.
В этом списке были: стюардесса, поэтесса, пианистка и художница.
Грезы сменялись, со скоростью звука.
В юности — нам стало трудно, пошли конфликты.
Мы оба были эгоистичны и себялюбивы, уступать никто не хотел.
Ты завидовала моим успехам, я злился.
Стена и войны начались с моих 16 и твоих 14.
Спустя года четыре, вроде, сгладили, помирились.
Около моих 30 — я уехал в Петербург из нашей родной Москвы.
Около твоих 30 — ты родила дочь.
Девочку я видел редко, всё больше на семейных праздниках и каникулах.
В свои 40 я вдруг сорвался и переехал в, богом забытый, почти проклятый, Энск. Два года спустя, ты появилась на пороге, с родной кровиночкой и заявила, что покупаешь здесь квартиру.

Важно: если вы захотите, я не против, чтобы у Лидии было биполярное расстройство, но если да — жду грамотного отыгрыша, а не просто красивого словосочетания.

Отношения:

Ты первой узнала, что меня не интересуют девочки, но и в тайные подробности отношений с мальчиками я тебя не посвящал.
С детства до юности — дружеские взаимоотношения, поддержка.
С юности до 20/18 — конфликт, ссоры.
После 20 — настоящее время: да по-разному, как могут быть многополярны взаимодействия двух родных, но сложных, с непростым характером, людей.

Племяшка

имя: Ада(может быть изменено по вашему желанию) Белозерская
возраст: 16 лет
внешность: Анна Михайловская, либо Юлия Хлынина
кем приходится: племянница

Биография и характер:
Матушка твоя, моя непутевая младшая сестра — родила тебя в 30 лет, в Москве ещё.
Поскольку, натура она ветрено-творческая, внимания не хватало.
Нет, сказать, что ей совсем плевать — нельзя.
Лет шесть назад, когда тебе было 10 лет, вы с матерью переехали в Нск из Москвы.
До этого: мы виделись редко, на каникулах и семейных праздниках, поскольку я жил в Санкт-Петербурге.
Однако, в Нске твоя мать/моя сестра нередко просит меня «сходить в школу, пустить племяшку пожить к себе, отвезти куда-то, решить другие проблемы».

Будешь ли ты юной хулиганкой + все прелести переходного возраста, или примерной тихоней, другое: уж выбери сама, пельмешка.

Отношения:
Доверительные. Я знаю о тебе гораздо больше, нежели маман.
Мы дружим, насколько могут делать это ребенок и взрослый.
Но — это не означает отсутствие строгости и воспитания, границ и рамок, а так же наказания, в случае преступления.
Я — авторитет.
Честно говоря, куда больший, чем мама, но ей мы не расскажем.

Ваш персонаж: (http://rayons.rusff.ru/viewtopic.php?id=958#p98079)
Пример вашего поста:

Пример поста

— Вы не выходите?
Он повернулся несколько неуклюже и попытался увидеть спрашивающего, кем оказалась женщина лет сорока.
— Нет.
Пришлось максимально потесниться к окошку, в проход между двумя парными и боковым одиночным задними сиденьями ПАЗика, а уже разместившийся там «молодой человек», будто бы нечаянно под ребра пихнул.
Сил на вечерние разборки в транспорте у Адама не было. Сегодня понедельник, а это, как всем давным-давно известно, тяжелый день.
Было девять вечера с копейками, за грязным стеклом неторопливо крался сумрак, но было ещё светло.
После спектакля голова превращается в пустую комнату, где играет, со всё более запутывающимся клубком шерстяных нитей, полосатый котенок.
Так вот и задумался «ни о чем», пока автобус вдруг не остановился, после неровного рывка и емкого мата водителя.
Селедочная машина, судя по всему, поднакрылась медным тазом, о чем водила, через переднюю дверь вылезший и рассматривающий чего-то под капотом, сообщать не торопился.
Спустя минуты три, народ стал шушукаться. Белозерский поднял взгляд на довольно плотную толпу и сразу же закончил мечтать пройти к, столь желанно сейчас открытой, двери, что напротив первой площадки.
До его: ещё почти две остановки, а до конечной штук шесть.
— Спокуха, ща поедем, пяток минут.
Шофер заглянул внутрь и поправил кепочку, но пять минут в неизвестности уже выше адамовских сил:
— Откройте заднюю!
С ним спорить тоже не стали, поэтому, выцарапавшись на улицу и краем глаза заметив, что стадный инстинкт вытянул за ним ещё парочку человек, Адам поправил на плече небольшую квадратную сумку, а потом его взгляд уткнулся в витрину киоска, сопровождавшего остановочный павильон.
Окошко будочки распахнуто на щелочку, надпись на кривом куске картона гласит: «Открыто!».
— Чё, курить будешь, дядя?
Поинтересовалась у него, как это не странно, не киосочница, а небритый пованивающий мужичок на лавке под гнутой металлической крышей.
— Не курю. Дайте жвачку, пожалуйста. Любую. Спасибо.
— А два рубля есть?
«Известно где, шерсть. Зачем все такие общительные...».
Ничего не ответив побирающемуся собеседнику, Адам сунул пачку жвачки в задний карман джинс, машинально поправил ворот рубашки с коротким рукавом и перешел дорогу.
Идти через дворы придется, чтоб срезать путь.
Оставалось уже не больше, чем три минуты, как вдруг, аккурат посреди пересечения соседнего двора по диагонали — пианино.
Вообще, кроме старого инструмента здесь были ещё какие-то предметы интерьерного обихода. Тумба хромая, к примеру. Кривоногий табурет.
Надо бы обойти пианино и дальше уже угол дома вон!
Но Адам шагнул ближе, оглядел инструмент внимательнее. Старый, кажется, ещё довоенный. Или, всё-таки, нет?
Под стиль ведь могли закосить.
Крышку приподняв, бездумно наиграл собачий вальс.
Нужные слои населения, в виде пухлой бабки со второго этажа, ответили незамедлительно:
— На жопе у себя попиликай!
— Ого, как, — прищурился, голову поднял: — Это кто же здесь такую красоту оставил?
— А это шлюха Зинка съезжала и прадедушкино наследство не забрала!
— Вопиющая несправедливость...
Негромко прокомментировал шлюхозинкин, до того дерзкий, отъезд и медленно-медленно обошел бесхозный музыкальный инструмент по кругу, рассматривая сам корпус теперь: нет ли пробоин, не отгнило ли чего, не проржавели ли педали насквозь.
Над клавиатурой, небольшая табличка гласила: «Petrof», а это означало, что пианино было чешское.
— Эк тебя, Петров, Зинаида-то тут бросила. Может, ко мне жить пойдешь?
Разумеется, Петроф, с легкой руки переименованный в Петрова, не обладал голосом, чтобы ответить. Играть ещё, под пристальным взором эксперта в наркоманах и проститутках, Белозерский не захотел, несмотря на желание лучше понять степень расстроенности инструмента.

+2

19

Форум: Канада
Текст заявки:
Важное: мы играем небольшим коллективом свой сюжет внутри сюжета общего, по его окончании выбираем новый на всех, не волоча Санта-Барбару. Так что, если вы готовы общаться, мы с радостью включим вас к нам на "постоянку".

      Ищу друга + напарника + конкурента + симпатичного мерзавца     

http://i.yapx.ru/DiqZa.jpg http://i.yapx.ru/DiqZd.jpg
Paul Bettany

[indent] Timothy Danver // Тимоти "Тим" Данвер

Возраст: около 37-40 лет
Место работы: официально первый помощник бизнесмена Р.Купера, на самом деле - его глава безопасности и наемный убийца.

[indent] Общее описание:
[indent] Чистопородный британец, родившийся в Лондоне, Тимоти Данвер обладает тем неповторимым шармом, сотворенным харизмой, обаянием, умением себя подать, в совокупности с надменной сдержанностью, когда это необходимо. Безусловно, он стал первым помощником Роберта Купера и в официальном, и в неофициальном бизнесе не за красивые свои голубые глаза, но за качества, которые в наши время идут на вес золота. Наш босс знает отлично о грешках натуры Данвера, как и о том, что его трудно назвать психически здоровым на все сто, но для преступной стороны нашей деятельности жестокостью и склонность к садизму, при наличии почти собачьей преданности хозяину, работают, скорее, в плюс.
Данвер - не аналитик, но Роберт справедливо называет его лучшим из своих людей; лишь с недавних пор (последний год) в этом звании Тима потеснила некая Кэрри Хилл, примкнувшая к ним по воле босса. Сначала она его раздражала и злила, он мечтал о ней избавиться, но позже нашел, что эта умная, профессионально подготовленная и хитрая особа, независимо от её манер, действительно полезный кадр. Потом заинтересовался ею, а после и вовсе привык, как привыкают к друг другу два вынужденных постоянно находиться рядом человека, вне зависимости от совместимости их качеств.
[indent] Кэрри, в свою очередь, к настоящему моменту тоже уважает Данвера, как специалиста. Она уже старается не накалять между ними отношений, подтрунивая или дразня первого помощника излишне едко, потому что, хоть Тим и цепной пес босса, но пес очень крупный, свирепый и опасный, и она старается этого не забывать, пожалуй, по своему её это даже восхищает. К тому же, хоть её и бесят его британские высокомерие и холодность, она отмечает, что Тимоти очень умен, хорошо образован, начитан, обладает тонким вкусом к вещам и даже достаточно галантен, если захочет.
[indent] Тот узкий круг, который Роберт Купер забрал  с собой в Банф, чтобы пересидеть шторм в виде федералов, в своем отеле, он называет "семьей". Они - ближайшие к нему люди, которым он доверяет, но не слепо, конечно же, и задача Тима, в первую очередь, следить за тем, чтобы в семье не завелась "крыса", поэтому британец, по своему, подозрителен ко всем и всегда. Хотя то ироничное конкурирование за благосклонность Купера, которое возникло с Хилл, практически давно сошло на нет за ненадобностью, они частенько устраивают мелкие стычки характеров, вдали от глаз босса. Но эти стычки давно лишены прежней злобы, скорее, уже как хобби, забава; по сути, Тим доверяет Кэрри больше, чем остальным своим людям, и вообще окружению босса. Он не слишком тщательно следит за ее развлечениями, Кэрри же не собирается мешать ему заниматься в свободное время тем, что по душе самому Данверу, даже если это аморально и противозаконно.
[indent] Как Тим дошел до жизни такой, знают немногие. Но, насколько известно, он всегда был в криминале, однако, некоторые слушки утверждают, будто когда-то Данвер работал на британскую разведку, пока история, как раз связанная с пристрастиями не совсем этичного толка, не оборвала его карьеру.
[indent] Я не уверена, что хотела бы делать из них любовников, мне кажется, им, двум профессионалам, это не подходит, но, скорее, здесь в наличии явно скрытая, но сильная симпатия, которая и могла бы к чему-то привести, будь ситуация иной.  Но это симпатия, в которой публично не один не признается, возможно, и сам себе-то только в критической ситуации. Но они явно любят проводить время вместе, попивая чинно свежезаваренный чай, обсуждая дела, новости, и обмениваясь шуточками и подколами в адрес друг друга. Пока Данвер не знает, кто такая Хилл на самом деле, он однозначно будет ее защищать от любой проблемы, а она - его, пока не поступил иной приказ, но, сюжет подразумевает, что правда может и всплыть, и тогда нам всем будет очень жарко. А пока что, разве что ревностно злословим, если один из нас меняет временно общество второго на кого-то еще.
[indent] Post Scriptum:
[indent] Я не привереда, и готова обсуждать многое, касаемо мистера Данвера, кроме самой сути, как его, так и его работы. Помимо экшна, триллера, шпионского криминала, приключений и совсем идиотский ситуаций, мне бы хотелось, честно говоря, пока идет этот сюжет, отыграть еще и это взаимоотношение людей, которые привязаны друг к другу не физическим влечением, а, намного больше, влечением умов, интеллектов. Профессионалов своего дела, умеющих держать себя в руках даже в самых стрессовых ситуациях, которым, очень скоро, предстоит из друзей стать врагами, в худшем случае, но даже в лучшем - конкретно проверить эту свою привязанность на целесообразность. Все мы люди, нам всем хочется тепла, хочется быть нужными и важными кому-то, но для профессии Хилл и Данвера это практически невыполнимая потребность, и вот главный вопрос, идущий параллельно основному сюжету, когда станет совсем жарко, решат ли эти спецы, что их ценность друг другу дороже подозрений, обвинений или игр живыми марионетками сильных мира сего.

из постов о Тиме

Тим Данвер отлично понимал причину такого раздражения: красотка Хилл не терпела, когда её выгоняли из-под плечика босса, но сегодня оказалась в немилости у обычно расположенного к ней Купера, и, как следствие, вылетела невербальным пендалем во главу колонны, но особенно злорадствовать не стоило, любимчики всегда возвращаются к хозяину и больно мстят тем, кто слишком зубоскалил на счет их промашки.

Данвер, откинувшись на сиденье, казался расслабленным, но обе его, натруженные, покрытые темнеющими на коже следами многократно сбитых костяшек, ладони лежали на руле, крепко его держа.


— Хилл! — окрик с крыльца заставил непроизвольно вздрогнуть. Ее насмешливый конкурент за обладание вниманием Купера обожал такие глупые мелочи, вроде как проорать через весь двор, чтобы вынудить её идти к нему, а не наоборот, что было бы разумнее. Не сегодня, она не настроена на беготню, ради почесывания его нежных ушек, и, выудив телефон из кармана, демонстративно неторопливо, напоказ, набрала его номер и запустила вызов, поднося смартфон к уху. Вызов сбросили, а сам помощник, наверняка, раздраженно фыркая, как конь, все же соизволил направиться в её сторону; доводить же его тоже не стоило, и Кэрри, в свою очередь, тоже пошла на встречу,  чтобы вышла старая добрая «ничья».
— Даа, Тим? — глядя на него снизу вверх, ибо он был высок, этот красавец-блондин, с голубыми, как весеннее небо, глазами, с легкой улыбкой на губах негромко спросила женщина, когда они встретились почти посредине двора. Тонкие ноздри прямого носа помощника еще нервно дрожали, раздуваясь, но в глазах появилась ироничная искорка, так что можно было немного выдохнуть: это значило, что злость уступила, и выходка теперь для него больше забавная, чем гадкая.
— Звонила Колли, у нее какие-то проблемы, — светлые брови его так изогнулись, что Кэрри усмехнулась. Они оба были этому не удивлены, потому что трудно было припомнить вечер, в который Колетт Маршалл или прости Колли не нашла себе бед. — Я бы забил, но Куп настроен здесь держать всех сообща, не давая нас разделить. Поэтому за ней надо съездить, проверить, что там опять, и притащить обратно. — Он посмотрел на нее исподлобья, но будто бы вопрошающе, что было странно, обычно эта гончая из стаи вопросов не задавала, а отдавала приказы. Хотя, технически, и Хилл была в его подчинении, благосклонность Купера отставила её на несколько сторонний пьедестал, и это, пожалуй, злило Тима больше всего, поэтому и не упускал случая напомнить ей, кто её непосредственный начальник, так то.
— Хочешь, чтобы это сделала я? – насмешливо переспросила она очевидное, продолжив прежде, чем собеседник отреагировал. – Ладно. Но у меня условие, не жди меня до утра, потому что я останусь вместо этой дуры и накидаюсь в местном баре, подцеплю какого-нибудь мужичка и, в кои то веки, посмотрю хоть на чью-то другую физиономию, вместо ваших. — гримаса его легко трактовалась как: «да сколько влезет, только проблем не создавай». Но Тим не спорил, потому что все отлично знали: все свои проблемы, если они возникают, эта особа решает сама. - Где именно она?

Ваш персонаж: агент внедрения Интерпола под прикрытием наемного убийцы, Кэрри Хилл, 33 года.
http://ohcanada.rusff.ru/viewtopic.php?id=663#p77956
Пример вашего поста:

Пример поста

[indent] Колли была девушкой очень красивой, по мнению Хилл: у нее были роскошные золотистые волосы, хоть и коротко остриженные, большие зеленые глаза, женственная, с приятными округлостями фигура и длинные ноги, в общем, в наличии было всё то, чем легко привлечь внимание противоположного, да и вообще любого пола. Вот только сама Колетт обожала оплакивать свою неудачную личную жизнь, при этом систематически обвиняя в этом непосредственно Кэрри, и ситуация была смешна всем, кто знал их обеих, именно поэтому блондинка предпочитала набираться в стороннем баре, чтобы потом найти там жадные до всяких сплетен уши. Казалось бы, что же такого могло произойти между ними, если с самого своего присоединения к Куперу и его «семье» Хилл старалась держать подальше от себя всех поклонников и соискателей легких отношений; смешно, именно в этом она и была виновата, потому что Колли, по мнению оной же, была с первого взгляда влюблена в новоприбывшую брюнетку. Как легко понять, дальше вина вытекала именно из категоричного отказа поддаваться всем чарам предложения, сердце блондинки было разбито, разумеется, вдребезги, отчего она теперь и страдала. Сама Хилл на это закатывала глаза, твердо уверенная, что скучающей Брэндан просто нравилось придумывать себе проблемы, чтобы потом жалеть себя. В принципе, и ради Бога же, они никого не затрагивали и никак не мешали работать, а моральный дискомфорт от обвинений в уничтожении чьих-то чистых чувств легко перестаешь испытывать, когда в прямом смысле без колебаний пустила пулю в собственного мужа. Конечно, никто здесь об этом не знал; даже Данвер, но ему, как и Куперу, меньше всего полагалось об этом знать. Точнее, Роберт, возможно, еще бы восхитился этой историей, о том, как Кэрри Хилл надоело притворяться приличной дамой, и она пристрелила мужа-федерала; ему даже можно подать её под соусом, якобы ей было поручено подлизаться к агенту, по приказу прошлого босса. Вот только Тим в эту песню не поверит, он подозрителен к любым тайнам, они его нервируют и заставляют копать. Такие проблемы на своем носу Кэрри видеть не хотела.
[indent] Вот только сегодня беды Колли перестали быть только её. Припарковав машину на теневой стороне, в проулке, Хилл уже уверенно шла к бару, когда произошло непредвиденное: из машины вышел какой-то мужик, направившись к бару, а из бара, прямо на него, вывалилась какая-то девка. Мужик стоял спиной к Лис, его лица она не видела, да он её и не интересовал, а вот повисшую на нем блондинку опознала легко и смачно выругалась себе под нос, ускоряя шаг, и в этот момент тип повернулся, подставляя свое лицо в профиль свету фонаря…. Брюнетку сдуло за ближайший выступ дома с такой скоростью, словно на нее понесся рой африканских пчел. Прижавшись спиной к холодному камню, она судорожно зажала лицо руками, чтобы ни звука не сорвалось с раскрытых губ, когда сердце колотилось настолько быстро, что ей стало жарко в весьма прохладный вечер в своем не очень теплом одеянии. Твою мать!!! – разум истерички вопил, не в состоянии так легко и быстро переварить свалившееся обстоятельство, и безопасность Колли внезапно стало второй в списке важности.
Кэрри могла поклясться чем угодно, что никогда бы не перепутала мужа с кем-то еще, даже очень похожим, но сейчас неистово молилась всем известным богам, лишь бы именно это и произошло. Чувство вины навсегда впечатывает, против нашей воли, в память облик человека, перед которым мы виновны, и этот профиль, который она видела и хмурым, и серьёзным, и грустным, и улыбающимся, отчеканился в сознании намертво. Добавить к этому высокий рост и телосложение, и шанс на ошибку становится совершенно ничтожным, вовсе никаким. А если вспомнить, что им на хвост уже сели федералы в США, то паззл складывался окончательно, но неутешительно для Хилл. Твою мааать, снова повторила она мысленно, опуская руки, проводя ими с усилием по лицу и шее, твою мать! Джонатан, чертов ты сукин сын, ты же был офисным боссом, какого дьявола тебя принесло в эту глушь? Почему!!!! Почему из всех оперативников ФБР – именно тебя?!! Проклятье! Проклятье!! Проклятье!!! – три удара затылком о стену, несильных, но ощутимых достаточно, чтобы боль подстегнула сознание. Выглянув вновь, женщина ощутила, как в районе диафрагмы собирается тугой ледяной узел из ее органов, потому что муженек, подхватив бессознательную Колетт на руки, уже устраивал её в свою машину. Кто-то бы подумал, что такого, просто ушлый парень решил воспользоваться бессознанкой доступной дамочки для сексуальных утех, но, будь это так, проблем было бы меньше. Вот только люди не меняются так легко и быстро, а, насколько она знала своего мужа, Арчер был джентльмен до мозга костей. Из тех мужчин, что любят играть в героев, знаете ли, настолько любят, что образ нежной женщины в беде позволил ей когда-то целиком захватить его душу. Если в чьих-то объятьях пьяная Колетт и была в абсолютной безопасности, так это в его, если бы не мысль, что федерал уж наверняка знал, кто блондинка такая, и брал то её не от доброты душевной, а с вполне конкретной целью. Увы, Колли боялась боли, а, пьяная, еще и болтлива, особенно, в обществе умеющего слушать и задавать нужные вопросы; после этого можно тесать могильный крест из сосны.
[indent] Рука скользнула под куртку, нащупывая там холодную рукоять пистолеты; прикосновение к оружию давало ощущение покоя, и озноб, бьющий женщину от шеи до ступней крупной, нервной дрожью, утих, оставив лишь тонким пальцам короткое подрагивание. Прикрыв на мгновение веки, Хилл скользнула крадущейся лисой назад, спеша оказаться в машине; первой мыслью, едва она повернула ключ зажигания, было позвонить Тиму, попросить помощи, но страх тут же напал на плечи удушающей хваткой. Если Данвер узнает, что федерал взял их девчонку, его ребята убьют обоих, ни Колли, ни Джонатану пощады не будет, «семья» не в том положении, чтобы так рисковать. А если Арчера не убьют сразу, то сначала будут долго и мучительно пытать… он выдержит, вдруг пришла уверенность. Он всегда был сильным морально, вот только она – одна из палачей Купера, и вряд ли муж никак не выдаст свое изумление, увидев покойницу перед собой. Однажды Кэтрин Ферне, где-то очень давно, уже доводилось испытывать на себе пытки, она слишком хорошо помнила это ощущение петли, затягивающейся вокруг горла, и дрожь сковала тело приступом, стоило лишь вспомнить, лишив возможности сразу двинуться, едва мимо пронеслась машина Арчера. С раскрытых полных губ срывались короткие судородные вдохи и выдохи, пока Хилл пыталась взять свою панику в руки.
[indent] Нет вариантов. Она должна сама вытащить Колли, или убить. И, взревев от резкой подачи большого количества топливо, Форд рванул вперед, пробуксовав колесами долю секунду, прежде, чем вырваться из снежного плена дорожного покрытия, вылетая из проулка на дорогу, и, с заносом от крутого поворота, понесся вслед за удаляющейся машиной, увозящей Колетт в неизвестность.

+1

20

Форум: SACRAMENTO
Текст заявки: Скандал - ее второе имя. А первое - катастрофа.

имя: Селия Гонсалес | Celia Gonzales
внешность: Ким Смит | Kim Smith (вполне можно заменить на какую-то другую)
возраст: 34 y.o.
отношения: заноза в заднице для половины мира
связь: лс писать можно и мне и мисс Уилсон на форуме. Заявка на форуме от нее, но она общая
О ПЕРСОНАЖЕ И ОТНОШЕНИЯХ

Несколько лет назад лицо латиноамериканской модели и актрисы Селии Гонсалес улыбалось с обложек гламурных изданий с мировой славой - да и было с чего, внешность позволяла. Селия была женщиной, чьей визиткой стали русаличьи глаза. Зелено-желтые и практически прозрачные. Вкупе с вечным автозагаром и каштановыми волосами они принесли ей известность и большие проблемы. Смазливое личико и голливудская улыбка была лишь верхушкой айсберга, ей как любовнице одного из сенаторов было известно слишком много о том что творится на политической арене и женщина по глупости или самоуверенности попыталась вмешаться. Когда события в Сирии только начинались мисс Гонсалес оказалась на передовой, согласившись выступить перед солдатами-миротворцами. Ей, сверкавшей полуобнаженным телом в мусульманской стране местные власти вынесли смертельный приговор, и только чудо спасло ее от участи стать кормом для рыб по ту сторону океана, ровно как и узницей политической тюрьмы по эту. Этим чудом стало предание огласке того, что было ей известно. Три покушения и несколько пластических операций спустя Селия пересекла США и схоронилась в Сакраменто, но надолго ли - остается большим вопросом.

ПОЖЕЛАНИЯ

Начиналась Селия как проходной персонаж в игре-флеше который мы затеяли с мистером Брауном, но чем дольше мы играли, тем больше становилось понятно, что нам не хватает этой женщины "во плоти", учитывая что бывших журналистов не бывает, то сюжет может как разбухнуть до множества проблем, так и остаться просто прошлым, связывающим трех людей.
Ваш персонаж: RICHARD BROWN -журналист, который слишком много критиковал не тех людей.
Пример вашего поста:

Пример поста

Все становилось гораздо более опасным и запутанным. Нет, мужчина не верил, что все будет так просто. Не верит, что кто-то совершит такую ошибку, и станет «убирать» Селию Гонсалес. Но то, что не было журналистов с телекамерами, просто любопытных писак из Интернета, которые обычно не слушаются, или вернее сказать не подчиняются общепринятым правилам. Вот это многое значило. Ведь сколько раз, Ричард и иные его коллеги осуществляли «утечки данных», и благодаря этому и овцы целыми, и волки сытыми оставались. Никто из них не отвечает, или вернее сказать не осуществляет те дела, которые многие из их коллег сочли бы постыдными. Но в тоже время и не оставляют важные вещи без внимания. Как говорится для чего существует «желтая пресса» . Обычные граждане сказали бы, чтобы узнать о том, что не принято говорить в приличном обществе, о запретных темах. Но на самом деле, и это Ричард с коллегами понимали, желтая пресса существует для того, чтобы все знали то, что нужно и полезно знать. Но что нельзя было сделать  в прямой последовательности и зависимости от той роли, что ты занимаешь в журналисткой элите этого города.
Селия видно своей экстравагантностью решила не просто сыграть на руку низменной толпе. Но и скрыться, поскольку поняла, что вляпалась по самые уши. И дело даже не в том, что самый известный и зубастый журналист ее нашел. О нет, видимо она совершила ошибку, когда связалась с тем человеком, с которым было лучше не связываться.  А что ей оставалось то делать. Только залечь на дно и молиться, что никто, абсолютно никто не заметит или вернее не станет делать то, что опасно для жизни. И этот журналист,  Ричард Браун , очень опасный тип. Но ладно мы отвлеклись на Роману и не может понять, что же делал Ричард. Ричард думает кого можно было бы привлечь, у кого можно было бы выведать информацию о том, что происходит. Почему это настолько опасно, что никто не хочет связываться с этим вот делом. Ведь дело не в том, что Ричард знал о связях профсоюзов, мафии, политики и нескольких влиятельных семей любого города. Как никак в Чикаго он принадлежал именно к такой семье.
Как говориться, если ты рос в большой мегаполисе с непростой историей, то Нью-Йорк твое. Хоть многие и пугались его после 11.01.2001 года. Но со временем все течет все меняется, и ты уже настолько прирос корнями к этому месту, что казалось то, что родился тут. Именно тут Ричард мог представить и то, что было в Чикаго.  Мог представить любых своих родственников, своих кузенов кузин, подружек детства, чем на какой-нибудь Аляске.  В этом городе все спешат, бегут и бешенный ритм жизни, это настолько твое, что казалось то, что другого ты не сможешь сделать. Не сможешь получить  в другом городе такое удовольствие. Не сможешь делать то, что тебе нравиться, но что на Гавайских островах, скажем, показалось бы странным. А тут каждый человек может наплести все что душе угодно, и никто абсолютно никто не станет выяснять все о тебе, о тех вещах, которые не являются важными.  Но да ладно это мы думаем о Чикаго или Нью-Йорке?
А иностранцы. Неужели тебе следовало уезжать куда-то далеко, чтобы узнать об иностранцах. И речь идет не о прислуге, а о тех людях с кем ты рос. О тех людях, которые могли тебе более подробно рассказать о других странах. Рассказать, что там не было ничего настолько хорошего, как уверяет тебя пропаганда. Что на самом деле Восточная Европа это ад, которого следует избежать. А те краткие моменты, когда ты оказывался в Западной Европе, это тоже не то, чем следовало бы гордиться.
Ты можешь вспомнить, как тебе расскажут о том, что нищета, которую казалось бы победили у них в Америке в других странах была настолько распространена, что никто не обращал на это внимания. Никто не видел, что преступники совершали преступления от нищеты. И о нет, вы не думайте, что в их стране в Америке все благоухало розами. Но не было такого, как в других странах, что выделяло их страну среди других. Не было настоящей социальной системы, которая делала их страну великой. Поэтому мысленно прокрутив все в голове, Ричард решил, что эти размышления не являются настолько важными, как тебе кажется.
Тут нечего предполагать. – Ричард решил посмотреть на своего неожиданного помощника повнимательней, чтобы понять можно ли ей доверять. Несмотря на то, что эта девушка казалась несколько более моложе, чем он, так вот это было ему на руку. Если бы в погоней за Селией Гонсалес отличились бы более влиятельные журналисты. Или вернее сказать более известные, то все это выглядело более определенно.
Зайдя в кафе Ричард заметил девицу, которая видимо что-то искала себе помимо обслуживания клиентов. Сколько он видел таких девушек хостесс, которые считали, что они достойны более лучшего. Что им не стоит находиться тут, а стоит минимум фланировать, как моделям на Парижской неделе высокой моды. А посетители, тут все было более многолюдно к обеду, когда офисные клерки вспоминали, что они не выполнили долг перед обществом и развлекать здешних котов. Те как будто бы понимали все, и готовились развлекать посетителей ближе к обеду. А сейчас, что сейчас будет. Никто не может этого представить.
Мисс Вилсон Вы правы. И грабли эти с острыми шипами. Если даже мне сказали не прямо, конечно же, а намекнув не лезть в это дело. Мне человеку, который в определенных ситуациях может использовать свои семейные связи. И от Селии Гонсалес не отказались бы не только мужчины, но и девушки. Но да ладно . Это к делу не относится. Как я слышал, она выбрала своей жертвой очень опасного человека. Человека, с которым лучше бы не связываться, поскольку тот родственник Президента.  И это не мелочь типа мэров городов и сенаторов штатов, романы с которыми ей приписывали.
Ричард же с вопросами Романы все больше и больше убеждался, что та девушка журналист. Тот самый журналист, который важен ему в данный момент. К тому же Ричард пару недель был за пределами города, и, следовательно, не знал всех слухов, которые тут ходили.  И поэтому он не понимал, что начинает происходить дальше. Внезапно, обернувшись за край кафе, Ричард увидел непонятные движения, и произнес.
Мисс Вилсон, может вы расскажете почему все так странно. Обернитесь на улицу, - там стало настолько много патрульных машин. Машин ФБР, что все становилось очень запутанным. – Я знаю, что я сказал. Но может, вы знаете почему такое ощущение, что город хотят закрыть.

Отредактировано Ivan (10-03-2019 09:08:35)

+1


Вы здесь » Live Your Life » -Реальная жизнь » Поиск партнера для игры


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC