Live Your Life

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » -Реальная жизнь » Поиск партнера для игры


Поиск партнера для игры

Сообщений 1 страница 20 из 71

1

В данной теме действуют Общие правила каталога и Правила раздела «Ищу игрока» (подробнее). Дополнительные правила специально для «Поиска партнёра» указаны ниже.

Заявка в теме оставляется в следующих случаях:
• У вас нет на примете ролевой, но есть желаемые образы и сюжеты для отыгрыша;
• Вы игрок на определённом форуме и ищете партнёра с конкретными предложениями по сюжету.

Конкретика:
• Один пользователь - одна заявка в тематике;
• Один пользователь - не более трёх заявок всего (в трёх разных тематиках);
• "С аккаунта сидят два/три/десять человек" - всё равно одна заявка в тематике;
• Хочется новую заявку - попросите сначала удалить старую (в этой теме с указанием раздела);
• Поиск - только для игроков, ищущих партнёров. Для администраторов и пиарщиков есть "Ищу игрока";
• Пример поста обязателен;
• Анкета или пост по ссылке закрыты для гостей - сообщение удаляется;
• В одном сообщении несколько отдельных заявок на искомых персонажей - каждую под спойлер;
• Заявка очень объёмная и/или в виде крупной таблицы с заливкой цветом - хотя бы часть под спойлер;
• Обновлять/поднимать имеющуюся заявку можно не чаще, чем раз в две недели. Открывать новую после удаления старой - без ограничений;
• Сама по себе заявка находится в теме два месяца, после чего удаляется.

Запреты:
• Повторять заявку раньше, чем по истечении двух недель;
• Пытаться обмануть администрацию путём создания дополнительных аккаунтов;
• Игнорировать шаблон заявки;
• Администраторам - искать акционных персонажей не для себя лично.

Шаблон заявки для поиска партнёра на форум
Код:
[b]Форум:[/b] (ссылка в виде названия)
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Ваш персонаж:[/b] (ссылка на анкету (не на профиль!) или краткое описание, даже если персонаж канонический)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста  (либо ссылка на сообщение с указанного форума) [/spoiler]
Шаблон заявки для поиска партнёра (без приглашения на форум)
Код:
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler]

+2

2

Текст заявки: Хочется без оков, триггеров и аккуратно выведенных пунктов просто найти, в первую очередь, единомышленника. Смахнуть въедливую пыль с поверхности эскиза дорогих сердцу образов, довезти линии в истории до заключительного конца, закрыть с феерическим хлопком гештальт; растечься довольной лужицей в балдёжном вдохновении. Писать быстро, писать медленно, много, мало - мы ведь понимаем, что у писательского вдохновения бывают разные периоды, однако могу пообещать не быструю игру в данный момент: пост эдак в неделю, в две. Предпочтение ложится на гет, где женские образы я возьму на себя. Психологическая эмоциональная подплёта с элементами драмы, детектива, какой-то иной добавки кружат мне голову, как в бесконечном путешествии на сломанной карусели. Очень круто. Можем пойти на новую ролку, можем пойти на ролку-долгожитель, можем пойти в уютное местечко, где в данный момент сижу я. У меня есть идея для целостной истории, есть идеи исключительно для своего персонажа, которая требует дополнения с твоей стороны, а можем взрастить невероятный сюжет с самого нуля. Пост-пример ниже, чтобы с порога понимать слог и прочие прелести письма. Надеюсь и верю в лучшее, конечно же. ♥
Пример вашего поста:

самый новенький;

[indent] Уязвимость нечестно прокладывает твёрдую дорожку к сердечной мышце, развязывая узелок с каждым коротким вдохом всё ловчее - в который раз проникновенный взгляд напротив вызволяет ошеломительные выводы, вынуждая выдвигать мыслительный хаус во весь обзор - как на ладони плещет волнение и сбивчивое дыхание с послевкусием человеческого откровения. Меня пугает способность Клайда всё ещё воздействовать 'сывороткой правды', выбивая оковы даже неосторожной фразой в моменты, когда этого меньше всего ждёшь; изо дня в день в мыслях оседает беспокойный вывод, что за время вынужденного взаимодействия я так и не отыщу способ отде[да]литься от общего с ним прошлого, забытого туманностью амнезии в голове бывшей любви. Мне бы хотелось рационально смотреть перед собой, замечая очевидные вещи: начиная со значка детектива, заканчивая оценочным суждением глубокой опасности ситуации. Но подплёта эмоциональной составляющей не умеет не мешать коктейль из личного и не_личного, курс обучения в направлении барменского искусство над жизненной коктейльной стойкой явно с треском провален и на десятки лет предприимчиво не котируется к пересдаче. Клайд совершает тяжёлый вздох, иногда мне кажется, что его грудная клетка вот-вот проломится, впрочем, как и моя; трудно представить его мысли в полной мере на факт того, что происходит с его жизнью после случая убийства в особняке семьи Ньюманов. Непроизвольно стоит представить себя на его месте, как ужасающая мысль мелькает в черепной коробке, как мотылёк, нервно бьющийся об горячую электрическую лампу; я бы наверняка сошла с ума. Веду плечами и, тем самым, смахиваю невидимый рой мурашек, пробудившийся фантазиями и интригующим вопросом, который озвучить в салоне автомобиля совершенно не спешу.
[indent] Взгляд Клайда сосредоточен на проезжей части, пока пространство заполняется мрачным молчанием; в подобных ситуациях спасают радиоволны или расслабляющая музыка, но мои ладони покорно накрывают изгиб колен, и я принимаю роль пострадавшей в испуге, держащей путь неизвестно куда в компании детектива, который имеет на мушке не то ли в качестве подозреваемой, не то ли в качестве подозреваемой, конечно же. В таком статусе, как правило, никто музыку не заказывает, поэтому взглядом ищу неоновые вывески города и словно бы оживляю в памяти знакомые закоулки слабыми вспышками воспоминаний, связанными со знакомыми местами юности. Мне не хочется думать, куда Бише стремиться на очередном аккуратном повороте, а лишь застрять в данной секунде беспечного созидания; несколько долгих минут больше не думать о миновавшей [по всей видимости, временно] опасности, не строить очередные бесполезные планы насчёт расследования, не волноваться об Уилле. Да, я хорошо помню, что значит - забываться рядом с ним, раньше - стремительно, сейчас - совершенно бессознательно. Но машина замирает в определённый момент, и лишь голос Клайда вынуждает лениво озираться по сторонам, замечая спальный район, огибающий парковочную безлюдную площадку. Сложно предопределить место, таких в Лос-Анджелесе тысячи, однако в доверительном жесте я покидаю салон машины и в некотором недоумении исследую невысокие жилые дома без намёка на общественные заведения в духе пригородного отеля. Мне становиться не-по-се-бе. Волнительно ловлю губами кислород и следую за мужской фигурой, сталкиваясь с внутренним недопониманием - я практически была уверена, что дверцы автомобиля распахнуться вблизи сияющей огнями гостиницы или, на крайней случай, знакомо-излюбленного полицейского участка, но никак не... перед цифрой кварты.
[indent] Миновав порог, замираю вблизи входной двери, словно бы это даёт мне уверенности перед необъяснимым беспокойством; Клайд на волне моих мыслей освящает дальнейший план, освящает небольшое, но уютное пространство светом, которое заметно режет глаза; несколько раз непроизвольно моргаю, застывая мыслями ещё и на Бонапарте, но через секунду в воображении прорезается образ напарника Бише, которого я узревала в период нахождения в участке. Да, это совершенно точно квартира мужчины, пространство которой он на целую ночь передаёт в моё распоряжение, словно бы делает это на регулярной основе в процессе каждого расследования. Высвобождаю ступни от туфель, непроизвольно замечая у ног лишь мужскую обувь - вздох облегчения выдаёт мои девичьи мысли о том, что ранним утром столкнуться нос к носу с прелестной незнакомой девицей будет на один процент в вариации событий невозможно. Странная мысль, заполняющая черепную коробку, даже злит, поэтому свожу брови к переносице и смотрю в лицо детектива довольно хмуро; взгляд чуть выше его плеч, и всё, как он говорит - кровать, небольшая вместительная кухня и закрытая дверь ванной комнаты. Но?
[indent] Топчусь на месте, как кошка в новом доме, опасающаяся новизны в крайней мере; даже шутливый тон про пистолет не расслабляет собственные плечи, но довольно глупо несмело изображать восковую фигуру, поэтому прохожу вглубь жилплощади, скрещивая руки на грудной клетке и озираясь в неловкости. - Спасибо, - перебираю слово, как бусинки в чётках; тон сквозит заметной надломленностью, от чего я вздыхаю, прикрывая на мгновение глаза. Он уйдёт, оставив меня одну, а после - заберёт связку ключей; и каждый раз по-кругу. Даже сейчас я ощущаю всеми костяшками пальцев грузную неловкость, полнейшее онемение мыслей. Вот оно - постоянное ощущение пряток рядом с тем, с кем я максимально не могу чувствовать себя собой, кроме некоторых моментов, из-за явных недосказанности. Место, которое должно служить убежищем на сегодняшнюю ночь, хоть и обладает всеми задатками дружеской атмосферы, но оно словно бы давит на меня в обратном эффекте. Пульс учащается под гнётом накатывающего страха, высвобождая панику вместе с лицами мужчин в памяти, после - с безжизненным телом Саманты на втором этаже. Мне хорошо знакомы эти панические атаки, походящие на запоздалый адреналин - организм накрывает с большей силой вторая волна будоражащих ощущений. Но адреналин на основе страха в моей Вселенной - самый разрушающих прогон крови по венам.
[indent] - Это... это всё, что ты мне скажешь? - с явной пылкостью интересуюсь и резво сжимаю губу в нервном проявлении, пока Клайд сверлит меня взглядом недопонимания. Конечно, как представитель закона, он выкрутился из ситуации на пять с плюсом - и даже лучше. Но сердечная мышца в ужасе отбивает ритм, и я в который чёртов раз медленно скатываюсь к пропасти отсутствия самоконтроля. - В смысле, мне бы хотелось услышать твоё мнение насчёт произошедшего. Насчёт смс-ки. Почему он пишет именно мне? Получается, если верить мотиву преступления на почве заполучения наследства, я - следующая, а Уилл - лишь вопрос времени? Мне хочется получить ответы на вопросы, которых, конечно, нет. Однако я не могу уняться, ведь всё, что мне сейчас необходимо - успокоиться. - Вы запирайте меня с ним в одном городе без возможности уехать на более безопасное расстояние, следите за нами, а нам остаётся лишь ждать случая, - и он и без того знает, что: - который либо сыграет, либо нет, как сегодня. Мне хочется в этих льдинках напротив узреть искристые подсказки и ориентиры, поэтому оголённые ступни опускаются на пол в медленных шагах. Тук-тук-тук - едва уловимый от быстроты пульс играет на нервных клетках ловчее, чем я так бесхитростно сокращаю расстояние между собой и Клайдом. Его лицо открыто моему обзору, стоит лишь приподнять подбородок и чуть более смело задержать взгляд в присутствии испытывающих вопросов. Так опасно-близко - стоит лишь поддаться, и я поддаюсь; но чуть в сторону, поверх мужского плеча.
[indent] - Я словно бы в чёртовой мышеловке, - у самого уха произношу в пол тона, когда как кислород в лёгких завязывается в узел и создаёт приторно-сладкое ощущение тягости. Но не мне тягаться с внутренней крайностью, поэтому отступаю столь же резко и возникаю перед знакомым лицом, продолжая держать ладони на собственных плечах, а позже - чуть ниже. - Клайд, - перебираю язычком каждую букву, её звук и силуэт; имя -  как глубокая затяжка, от которой лёгкие вот-вот разорвутся. - Почему ты не откажешься от этого дела? - не в упрёк  и без претензии; чистой монеты интерес, который тлеется довольно долгое время вместе с его тяжёлым взглядом где-то в районе левой части грудной клетки. Испытание - смотреть ему в глаза, но я не спешу отводить взгляд, словно бы тем самым - прямым контактом - недопускаю лукавства и шутливого тона. Нет, давай не сейчас. - Я могу покинуть город под запретом, - признаюсь, опуская взгляд к его шее, с каким-то триумфом замечая знакомую нить с укрытым камнем под тканью одежды. Невольно вспоминаю, как найденный камень оставляю на его шее несколько лет назад в знак наивной защиты - пусть и Клайд у руля всегда пробуждал во мне весьма глубокие волнительные позывы с нотками дерзости, волноваться за него я никогда не переставала. Как и сейчас, я просто: - Не хочу, чтобы это стало для тебя сюрпризом, если несколько дней я проведу за пределами Лос-Анджелеса - и попадусь, - и близко не представляю о последствиях, ведь рамки закона, да и целого социума всегда были далеки от личного багажа знаний Паулины Ньюман. Но мысль о том, что я могу сбежать в ближайший округ, грело, как огонёк вблизи снежной горы - поэтому я покорно опускаю плечи и пытаюсь наблюдать за ответной реакцией мужчины. Его лицо так близко, так открыто, что я не даю шанса на возмущение, добавляя: - Мне просто надо, иначе я сойду здесь с ума. Ведь ты тысячу раз понимал меня, как никто другой.
[indent] Влечение - неподвластное ничем чувство; если от него невозможно избавиться, то от него совершенно точно можно убежать - уж я об этом прекрасно знаю. - Спокойной ночи, а Бонни мои приветы, - воодушевляюще протягиваю и пересекаю в спешке комнату, чтобы после запереться в ванной и спустить напор ледяной воды из-под крана, со жгучей реакцией на коже подставляя под неё собственные ладони. Такие горячие, что кому-то придётся платить по счетам за кубические футы холода.

+3

3

Форум: Канада
Текст заявки: ищу отца и наставника для игры, полной не только тихого, заботливого, веселого быта, но и самых разнообразных приключений в криминале и законе.

Об отце

      В поисках ОТЦА и УЧИТЕЛЯ     

https://a.radikal.ru/a33/1911/a3/4b7598407ec9.jpg https://d.radikal.ru/d40/1911/cf/82430d4dc0e7.jpg
Arnold Schwarzenegger

[indent] Carl Menger // Карл Менгер

Возраст: 50-60
Место работы: бывший сотрудник спецслужб, наемник, теперь фермер и частный детектив

[indent] Общее описание:
- Детка, да я сыт перестрелками по горло!
- Значит, участвовать не будешь?
- Кто тебе это сказал???
[indent] Карл Менгер родился в Германии много лет назад, окончив школу, поступил в колледж, провалил экзамены и подался на службу. С детства много занимаясь спортом, обладая волей, упорным характером и трудолюбием, получал прекрасные отзывы как солдат, а после и командир.  Получив предложение о работе на Интерпол, принял его.  Именно за верность слову и твердость именно ему было поручено возглавить один из подготовительных лагерей для новичков, самый сложный уровень, лучшая подготовка из возможных, и Карл ответственно подошел к заданию.
[indent] В одной из групп в лагерь прибыла и Кэтрин Ферне; к тому моменту Менгер уже около трех лет занимался его руководством, изредка сам спускаясь до обучения наилучших своих «кадетов», перепала такая честь и Ферне. Правда, из-за секретности подготовки, участники не использовали свои имена, только кодовые, однако, для людей, в чем-то родственных душами, и не нужно их знать, симпатия друг к другу получается на невербальном уровне, без причин и объяснений. У Менгера была жена и дочь, которые остались в Германии, так что удивительно похожая на его дочурку кадет 0-116 по своему её заменяла, в симпатиях наставника, и, наоборот, разлученная с семьей ученица охотно приняла его как временную замену отца.
[indent] Группа покинула лагерь, долгие годы Менгер ничего не слышал о названной дочурке. Он перевелся из лагеря в агенты спустя еще два года, когда узнал о том, что далеко не все подготавливаемые им агенты шли на это добровольно. «Учить смертников я не нанимался», твердо сообщил офицер начальству, и вскоре получил желаемое. Отслужив свое, старый вояка продал дом в Германии и переехал в Грецию, поближе к морю, чтобы облегчить симптомы болезни жены, но спустя несколько лет его жена все равно умерла. Когда и дочь, отправившись кататься с друзьями на яхте, пропала без вести,  терпение мужчины переполнилось. Он продал дом и перебрался подальше «от всех этих чертовых морей», приняв приглашение своей тетушки из Канады. Овдовевшая старушка одна не управлялась с большой фермой, племянник искал перемен и активно принялся осваивать новый быт, делая вид, что всю жизнь о таком мечтал.
[indent] В Канаде названная дочка снова встретится с названным отцом, совершенно случайно, но с этого жизнь Менгера, которая хоть и хорошая, но очень скучная, снова получит мощный приток адреналина.
[indent] В итоге, именно Карл Менгер фактически выдернет агента 0-116 из лап той круговерти, в которую её затянуло, обеспечив ей прикрытие. Он официально признает, что эта девушка – его пропавшая несколько лет назад без вести дочь, выправит ей новые документы и без труда изобразит радость отца, вновь нашедшего дочь.

[indent] Post Scriptum: Хотелось бы отыграть теплые, наполненные подколами, шутками, спорами и иногда разборками отношения двух людей, которые не имеют тайн друг от друга, потому что видели так много дерьма в этой жизни, что ценят присутствие друг друга живыми и здоровыми намного дороже, чем мораль, правила, законы. "Дочь" постоянно притягивает приключения, плюс, попытки обмануть Интерпол и криминал дорого стоят, легкой фривольной жизни точно не предвидится, и это гарант не только мирной жизни, но и самых разнообразных событий. Предлагаю переквалифицироваться в этаких Эркюлей Пуаро на дому, поскольку мы слишком энергичные, чтобы подолгу копаться в грядках.Так же у Кэрри довольно запутанная линия взаимосвязей в самом Банфе, так что обеспечен контакт еще и по этой ветке. В конце концов, разве отцу не положено самым строгим образом оценивать, кто там набивается в родню?))
Пишу достаточно стабильно, 3-5к, в основном, от третьего лица. Охотно общаюсь вне форума, в том числе в конфе, без проблем хожу в альт на самые разнообразные сюжеты.
Отец крайне необходим, тяжело, когда нет того, кому можно доверять и на кого положиться.

Так же, помимо отца, нуждаюсь в дяде по материнской линии, полукровке-мохоки, с внешностью Джонни Деппа. Ему около 50, он торговец оружием (подпольный, разумеется), хорошо известен в Канаваке как борец за права индейцев и народный мститель, один из тех, кто считает, что за смерть индеанки белые должны платить смертью, а не отмазываться. Имеет несколько приводов в полицию, но слишком дьявольски хитрая лисица, чтобы окончательно сесть. В быту общительный, знает тысячу легенд и баек, любит прибухнуть и потискать симпатичных дамочек, иными словами, на вид типичный балагур-повеса; однако, получил образование вплоть до колледжа (юрист), долго работал официально в Монреале, пока сестру не убили. До сих пор винит себя за то, что не смог достойно отомстить за неё, поскольку тех подонков так и не нашел. Племянницу не видел много лет, однако, вместе с отцом чертовски рад её снова встретить, спустя много лет, утверждая, что "духи говорили ему, что она все еще жива, и однажды вернется". А, узнав о её проблемах, немедленно загорелся идеей покарать всех мерзавцев, даже если племянница не согласна. Взаимодействие дяди, названного отца и девушки обещает кучу курьезных сцен, помимо серьезных, вроде попытки поделить сферы влияния на "дочурку", отвадить женихов, а так же разобраться "кто ей тут больше отец". Здорово, если у него будет и своя семья, жена или дети (разумеется, уже взрослые).

о дяде

      В поисках ДЯДИ-  шутника     

https://d.radikal.ru/d11/1911/26/54ff25c8fa69.jpg https://c.radikal.ru/c36/1911/af/0e031b41a355.jpg
Johnny Depp

[indent] Johnny Mardrake // Джонни Мардрейк

Возраст: ~50
Место работы: юрист, активист за права индейцев, подпольный торговец и мститель

[indent] Общее описание:
[indent] Джонни, прозванный отцом Дурной Енот (или Шальной Енот), был сводным братом матери Кэтрин Ферне, поскольку родился после смерти жены Куакагаре, которого в Монреале знают как Джо, от любовной связи индейца мохоки с медсестрой, перебравшейся в Канаваке после разочарования в том, как живут её сородичи-белые, варясь в котле злобы, забывая культуру и традиции. Она сочувствовала индейцам, эта милая маленькая женщина, Мэри Мардрейк, и, хотя Куакагаве так и не взял её в официальные жены, жили они мирно и в согласии, растили двух детей - дочь от брака Джо и сына, которого отец звал Енотом за озорной и бесстрашный нрав.
[indent] В школе Джонни был озорник и заводила, Мэри с завидной периодичностью выслушивала жалобы учителей, однако, в колледж поступить и закончить его благоразумия хватила. Отчасти благодаря тому, что в тот период времени кто-то жестоко убил его старшую сестру, которую Енот очень любил. Тогда ему не удалось найти виновника, но именно это побудило юношу жить дальше двумя жизнями разом: официально он юрист, почти ровня зажравшимся белым, неофициально подался в криминал, подпольную торговлю оружием, собрал вокруг себя преданных подельников, разделяющих его идею мстить за каждого пострадавшего или погибшего индейца по древнему принципу "око за око", не дожидаясь справедливости от закона. Джонни несколько раз обвиняли в разных преступлениях, но ни разу не смогли посадить.
[indent] Свою племянницу Джонни хорошо помнил, её фотография шести лет от роду, перед тем, как отец её увез, до сих пор стоит на видном месте в его доме. Хотя мистер Ферне почти десять лет назад сообщил им, что их племянница и внучка пропала без вести, а потом, спустя два года, признана мертвой, Куакагаве и Енот не верили, что это правда, считая, что духи нашептывают им о том, что однажды Маленькая Лисичка вернется.
[indent] Недавно так и произошло. Лисичка объявилась, уже взрослой женщиной, попавшей в беду, что сразу побудило Джонни немедленно отомстить всем, кто смел обидеть, невзирая на все попытки воззвать к его разуму. Что ж, стоит ли говорить, что резво взявший на себя роль любящего дядюшки, который обязательно от всех спасет, Енот не оценил по достоинству тот факт, что какой-то левый типок тут пытается присвоить себе в дочурки их Лисичку. С этого момента прежде приключения на грани детектива и триллера приобрели еще и окрас неадекватной комедии временами.

[indent] Post Scriptum:
Хотелось бы видеть дядю во всем многообразии его характера, от шуток-прибауток под бухлишко у костерка до внезапных приступов буйства в духе "аааа, белые мрази, вы отняли наш дом, наши земли, нашу чееесть, всех убью". В идеале - интере к культуре индейцев и их истории, но не обязательно. От себя охотно включу в текущую линию криминала, детектива, триллера, в семейное безумие и в взаимодействие с семьей Банфа, которая была крайне настроена с нами породниться. Если подтянется еще и названный отец, то безумия и шоу точно хватит.
Хоть дяде и полтос, он так и остался Дурной Енот: бурный темперамент, острый ум, хватка и хитрость уживаются с преданностью семье и резервации, любовь к косяку заради "разговора с духами" и бухлу прекрасно ладят с серьезным подходом к делу и умением заметать следы. Он знает сотни баек и отлично умеет разыграть, этакий трикстер всея резервации, за что бывает и поколотят, несмотря на то, что голыми руками Енота взять не каждому под силу.
Есть ли у него жена/дети или нет, полностью на ваше усмотрение.
Пишу достаточно стабильно, 3-5к, в основном, от третьего лица. Охотно общаюсь вне форума, в том числе в конфе, без проблем хожу в альт на самые разнообразные сюжеты.

Ваш персонаж: Кэрри Хилл (Кэтрин Ферне, мисс Менгер) - агент внедрения Интерпола, по факту, просто разменная монетка, с которой начальство обращается по принципу "провалилась - не жалко, заменим". Её жизнь - постоянно подложная, ей выдают новую личность, новую биографию, задание, после чего все сопровождающее её личные трудности, если дело пойдет плохо, никто спасать не станет. Почти десять лет Хилл занимается этим, порядком уже устав от того, что каждый раз обещанная свобода после удачно выполненного задания - фальшивка. В Канаде она попадает в череду неприятностей, встречает новых знакомых, которые слишком настойчиво хотят общения, и очень хочет найти способ все бросить, но пока никак....
Пример вашего поста:

пост

На  некоторые события в запасе не находится ничего, кроме отборных и гневных ругательств; мозг, как всегда, быстро соображающий в критической ситуации, на обостренных инстинктах, скомандовал использовать ситуацию в свою пользу. Кэрри, почти одновременно с тем, как Райт прикрыл её собой, резво нырнула в сторону перил, почти акробатическим пируэтом перевалившись через них и рухнув вниз, под прикрытие лестничной основы. Кто-то скажет, что это совсем не по геройски и даже бесчеловечно, принимать такую жертву с выгодой для себя, но Кэрри жила в ином мире, чем слезливые домохозяйки. Она не просила Итана о таком поступке, даже наоборот, приложила бы все таланты к уговорам, чтобы его не было, но жертва была принесена по его собственной воле и остаться стоять, хлопая ресничками, чтобы самой налететь на следующую пулю, бездарно сдохнув рядом, было самым тупым способом её оценить.
Уже вывернувшись, вынырнув из-под лестницы, она всадила одну за другой две пули в прислонившегося к стене человека напротив; впрочем, его поза говорила скорее о том, что Райт, этот безголовый идиот, всё же неплохо попал, не имея времени на толковый прицел, потому что враг не прятался, он явно опирался, оседая. Что ж, теперь ему предстоит встретиться с полом без шанса подняться. Но радоваться Кэрри пришлось недолго, как она и предполагала, гость оказался не один, и ответный выстрел из-за угла проема просвистел у неё над головой, вынудив резко нырнуть к полу, отталкиваясь от него руками назад, под лестницу.
Дерево у неё, у этой лестницы, было отменное, а тот, кто закрыл заднюю стенку ступенек досками, стал у Хилл идеалом архитектора. Но был у этого и минус: да, в неё попасть так не могли, ничего не видно, да и пуля может завязнуть в плотном мореном дубе, но и для неё обзор критически ограничен. Перед тем, как исчезнуть за прикрытием, она успела заметить, что доктор распластался на лестнице, не подавая признаков движения; возможно, он был уже мертв или доживал последние мгновения, но помочь ему сейчас лисичка была не в силах. Во-первых, даже чтобы оттащить его с линии огня, ей нужно на эту линию выйти самой, во-вторых, не зная, куда именно он ранен, она может его и добить, сдернув с места.
Ну что за человек, а! Меньше чем за час обеспечил неприятностями по самые уши, и ведь, поди, без всякого злого умысла. А всего то стоило послушать её и не искать ни встречи, ни диалога, уйти и забыть, начать все с нового листа; разве стоило желание цепляться за прошлое возможного отсутствия будущего? Так и знай, мысленно пообещала Хилл Райту, если ты там живой, я тебя потом сама убью.
Гостиная была красивый, со вкусом обставленной комнатой, но в бою в этом не было никакого толка, из всех укрытий достойным представлялась только лестница, все остальное было декоративной мишурой. Ей не выбраться отсюда так, чтобы без великого риска подобраться к засевшему на террасе стрелку, даже если проскользнуть на кухню и выскочить в окно, с улицы не обойти, слишком хорошо все просматривается. Оставалось только ждать, когда противник рискнет высунуть свой нос наружу. В принципе, терпения, закаленного не самой комфортной жизнью последних лет, у неё хватало, но мозг не мог не думать и о том, что с каждой минутой вероятности того, что Райт доживет до финала, становится всё меньше и меньше. Даже если ранение само по себе не задело чудом важных органов, рана слишком большая, чтобы кровь свернулась, и время будет отнимать жизнь неумолимо, с каждым миллилитром крови, вытекшей наружу.
Снова выглянув наружу, она не увидела ничего, кроме знакомой пустоты гостиной. Визитер засел там, в полумраке, как соленый огурец в банке, тоже никуда не спеша; в самом деле, он, поди, тоже не дурак, посматривает на тело на лестнице и мыслит теми же критериями, что и любой человек. Ему-то нечего терять, его время щадит, а вот на сколько хватит самообладания у дамочки, чтобы не высунуться, не попытаться хотя бы узнать, жив её «дружок» или нет. Что ж, он был по своему прав, кроме одного нюанса — Кэрри отмела из головы все лишнее, сосредоточившись лишь на схватке. Но это не значило, что ей было всё равно, просто совершить глупость и умереть сегодня казалось теперь вдвойне неприемлемым.  Все эмоции будут потом, потом, сейчас уместна лишь холодная злоба и жесткий расчет.
В этот момент со стороны террасы послышался звук, который нельзя было перепутать, потом еще один. И еще. Сказать, что Хилл напряглась, означало не сказать ничего, потому что она превратилась в струну, держа наготове пистолет, сидя на корточках спиной к опорной балке, через плечо выглядывая назад, в надежде что-то рассмотреть, но темнота была неумолима, а расположение дверного проема, ведущего туда, открывало только угол, стык двух больших окон, да мешком лежащее на полу тело. По кому там палит, интересно, мой дружочек? — подумала Хилл, но носа высунуть дальше и сейчас не рискнула.
Во всем доме повисла отвратительная, липкая тишина. Выставив левую руку с пистолетом вперед, в сторону проема, прижимая её по всей длине к боковине лестницы, Кэрри, прищурившись, ждала, от напряжения слыша, как тикают часы и заливаются за окном птички. Ей казалось, она разбирает каждый шорох, но, когда из темноты появилась фигура с оружием на перевес, с манерой полицейского хвата, аккуратно переступающая с ноги на ногу при мягких коленях, слегка ссутулившись и вертя головой по сторонам, она уже была готова выстрелить….
— Фокс? — именно в этот момент фигура выступила на свет, рисуя на себе узнаваемые черты Данвера. Кто бы мог представить, что этому засранцу она так обрадуется когда-нибудь, но сейчас это было неимоверным облегчением.
— Я здесь, — опуская оружие, на выдохе отозвалась женщина, разом выпуская все напряжение и прислоняясь спиной к деревянным панелям, на секунду прикрывая глаза.
— Что за хрень здесь творится, Фокс? — сердитый голос друга ясно выдавал его беспокойство, потому что Тимоти всегда сердился, когда что-то заставляло его нарушить душевное спокойствие. Подумать только, как иногда раскрываются люди с неожиданной стороны в тот момент, когда совсем этого не ждешь! Еще год назад она считала его редкостной сукой, безжалостным и бессердечным типом, а теперь, подумать только, готова обнять и затискать, зная, что этот тон вызван искренним волнением о её судьбе.
Собрав себя обратно из размякшего мякишка хлебца в водичке из облегчения от мысли о том, что снова и вновь пронеслась Костлявая мимо, Кэрри выкатилась из-под лестницы, поднимаясь на ноги и приветливо кивая Данверу, который явно не удовольствовался её заверениями и принялся дотошно обходить каждый уголок дома.  Сама же женщина, не торопясь отвлекать его внимания, нарочно неспешно обошла угол лестницы, приседая на корточки возле тела с пистолетом в руке, чтобы прижать холодные от испуга пальцы к артерии на шеё. И оказалось, что еще большим облегчением оказалось ощутить под ними не очень ровные, но стабильные точки перегоняемой к мозгу сердцем крови.
— А это кто? — тотчас сунул свой нос, закончив с осмотром, через её плечо Тим, скептически оценивая картину. Теперь лужа крови, расползающаяся по лакированным ступеням и ползущая своими багровыми щупальцами вниз, была слишком хорошо заметна, чтобы оценить  перспективы хоть немного. — Что-то рожа знакомая… — перебирая варианты, мужчина удивленно вскинул брови, осознав единственно верный. — Это ты его…что ли?
— Ага, конечно, — внезапно разозлившись, потому что холодность кончилась, наружу пошли эмоции, буркнула Хилл, откладывая оружие на ступеньку рядом. — Так выбесил, сил нет, дай думаю, пристрелю собаку такую. А тут хоба, и братки неведомые пожаловали, говорят, руки чешутся, дайте в вас постреляем тоже.  Ну не стой ты столбом, принеси с кухни полотенец хотя бы! — она резко шлепнула друга по бедру тыльной стороной ладони, намекая на необходимость оперативной реакции. — Иначе мы его тут и закопаем, по причине тупо потери крови.  — Рассказывать о том, какую, по сути, неоценимую услугу оказал им доктор, Тиму сейчас было некогда, поэтому тот и не подозревает, что имел все шансы застать тут навзничь не это, а её тело, но, к счастью, Данвер упираться не стал, послушно метнулся по указанному направлению.
— Ну ни ума у вас, доктор, ни фантазии, — грустно вздохнула Хилл, опустившись задницей на собственную лодыжку, упирающуюся на ступеньку.   — Среди нас-то врачей нет, хирургов тем более.  — Казалось, нужно что-то сказать, но все мысли и эмоции, кроме злости, словно метлой вымело, лисичка ощущала себя растерянной, но в остальном пустой, как перевернутое ведро.  Она словно впадала в оцепенение, глядя на бледное, что называется, мертвенно бледное лицо с неподвижными веками, пока не услышала грохот с кухни, оповестивший, что полотенца ищут во всю, не глядя, что за ящик сворачивают. Вздрогнув от этого резкого звука, Хилл с нежностью слегка провела пальцами по жестким на виске коротко остриженным волосам, и, наклонившись к мужчине, шепнула на ухо:
— Спасибо, — успев, после недолгого сомнения, все же запечатлеть на холодных сомкнутых губах короткий поцелуй и выпрямиться, прежде чем Данвер вынырнул из кухни с охапкой белых тряпочек.  С этого момента они оба, молча, по старой привычке двух постоянно рискующих людей, занялись раненым; Тим, не мудрствуя, просто вспорол ткань, обнажая рану, Кэрри крепко прижала к той сложенное полотенце, второй рукой скользнув по спине, пытаясь понять, сквозная ли рана. С одной стороны, оказалось, им повезло, пуля прошла навылет, с другой, тело стремительнее теряло кровь, без какого-либо точного сообщения о том, задеты ли органы. Все, что прямо сейчас можно было сделать, это крепко прижимать уже оба полотенца к двум выходам пулевого отверстия, пока Данвер, с удивительной осторожностью для его габаритов, третьим, более длинным, туго стягивал корпус, фиксируя примитивную перевязку.
— Надо бы в больницу, — закончив, он с сомнением покачал головой, глядя то на доктора, то на напарницу.
— Перевозить? — Кэрри поджала губы, покачав головой, посмотрев на Тима снизу вверх, поскольку все еще сидела возле раненого, сама даже не заметив, что, убирая руку в момент перевязки от полотенца, соскользнула ею на предплечье руки Райта, да так там и оставила, слегка сжав по наитию пальцы.  — Боюсь, по имеющейся дороге тряска его добьет, Тим. У нас немного выбора: либо вызывать реанимационную бригаду сюда, либо пытаться спасти его самим. — Она замолчала, но взгляд говорил яснее слов, притом вещи, Данверу и так известные, потому тот и нахмурился, помрачнев. Вызвать бригаду означало не просто сдать свое местоположение, но и обнаружить то, что тут произошло. Это ведь огнестрельное оружие, даже если попрятать трупы и отмыть их кровь, медработники доложат полиции, а той будет очень интересно, из какого оружия в таком случае, уложили бедолагу.  Риск, который ставил на кон всё, что они имели.
Риск, который Данвер был не готов принять.
— Наверху же Бри обустроил комнатку на случай, если кого из наших придется латать, — выпрямившись во весь немалый рост, он с ощутимой даже в пространстве тяжестью провел пальцами по светлым, коротким волосам от лба до затылка.  — Надо перетащить его туда, и, чем черт не шутит, посмотрим, насколько живуч твой докторишка…..

Помимо основы, где достаточно идейна и активна (и всегда за здравый смысл), охотно играю самые разные сюжеты в альте. Всегда рада болтовне по сути и не о чем во флуде и в конфе, если игра пойдет и отношения наладятся, крепко держусь за соигроков, часто "вожу" за собой и по другим форумам на другие сюжеты, если оное возникает в желании. Однако, царей-молчунов, за чьим величеством надо бегать и ублажать, уже не потяну, извините, либо мы равноправны и заинтересованы, либо нам вместе только в рамках сюжета игры. Обманывать меня тоже не надо, я это всегда раскрываю, и потом отношение уже не то. Считаю себя достаточно адекватным человеком, чтобы со мной можно было договориться, чего бы там не коснулось дело.

Отредактировано Margarit Crowx (03-11-2019 13:33:03)

0

4

Текст заявки: Доброго всем времени суток. После почти двухлетнего перерыва на ролевых, я снова начала играть. Этой осенью меня одолела хандра, а вместе с ней пришло огромное вдохновение писать и писать много. Ищу партнёра, друга, единомышленника и, возможно, такого же динозавра на ролевых просторах, как и я[кто не особо тащится от глянца, и странных описаний в личном звании]. Я не топлю за птицу тройку, если вы игнорируете заглавные - не страшно; посты от первого или третьего лица - приветствуются. Сама варьирую под настроение и подстраиваюсь под партнёра. Последние мои персонажи были мужскими, поэтому в этот раз я решила взять девушку и, естественно, если приглянусь утащу вас с собой на форум. Ищу м+ж. Банально драма надоела, мой персонаж довольно сумасбродная молодая дама, поэтому я готова отыгрывать абсолютно любые сюжеты. Можем вместе грабить магазины или угонять тачки, блуждать по лесам в поисках клада, участвовать в боях без правил, устраивать евротрипы по Европе или взять за основу любой понравившийся фильм и двигаться в том направлении. Допустим, мне не даёт покоя долгое время пара Эффи-Кук, только без килограммов драматического стекла - просто два крутых влюбленных безбаша; так же недавно посмотрела фильм "Красивый, плохой, злой", где девушка неожиданно узнаёт, что её парень маньяк; или же фильм "Легенда" с Томом Харди, где она простая девчонка влюбляется в крутого гангстера. Вариантов масса, и я готова бесконечно сочинять вместе с вами. Я абсолютно независимый и идейный игрок, а, главное, не ревнивый. Не получится сыграться в паре, что ж жаль, останемся лучшими друзьями.
По поводу внешности, вообще вариабельно, главное, чтобы вам нравилось и было комфортно. Короче, если кому-то я приглянусь, милости прошу в личные.
Пример вашего поста:

Пример поста

Когда ты подросток, ты представляешь из себя наэлектризованный комок нервов затянутый в тугой гормональный узел, сдобренный перманентным пиздецом и пубертатными проблемами. Каждый жизненный промах кажется концом света. Да, именно так глобально. Выскочил прыщ на носу, а завтра фотографироваться на выпускной альбом - трагедия; Тони Эштон улыбнулся Кейси на обеде вместо тебя - истерика; нога выросла еще на полсантиметра, и вот ты уже не Золушка, а мать его Шрек с тридцать восьмым размером[а в моде маленькие ножки] и уже куплены замечательные louboutien по скидке в молле - невероятное горе. А Харлин, ведь, мечтала, как пойдет под руку с Тони и пофигу, что она совершенно отвратительно ходит на каблуках и будет шпалой под два метра; главное, что это louboutien и, в случае чего, длинный острый красный каблук можно вогнать Кейси глубоко и туда, где солнце не светит. Абсолютно все расстройства и обиды внутренне преувеличивались в геометрической прогрессии. И эта самая Кейси была уже не просто сопливой малолеткой с завышенным самомнением, а неадекватной стервой, которую нужно изолировать от общества, и, желательно, в клетку или комнату с мягкими стенами. Отъявленная интриганка задирала абсолютно всех, кто был менее богат или же умён. А Гордон была из тех, кто всегда готов устроить бунт на корабле и дать отпор. Да, только из-за своей внешней и внутренней слабости всегда проигрывала. Родителям приходилось врать, что синяки "заработала" на физкультуре; губу разбила после падения с велосипеда; а вечно порванные колготы - это просто признак неуклюжести. Завтра ей снова придётся атаковать словесно и физически. А еще Харли нужно сдать грёбаный реферат по философии, а её личные взгляды на произведение Ницше "Так говорил Заратустра" никак не сходится с трактованием учителя, поэтому он лепит ей незаслуженный кол и не хочет никаких "левых" обсуждений. По итогу Гордон обозвала его верблюдом, который нагружает себя ненужными знаниями; а себя львом, который бросает вызов дракону. Вряд ли у неё получится донести свою мысль до матери, и объяснить, что в школе её немного недооценивают. Отец мог бы понять, но он при каждой ссоре идёт у Дженны на поводу. Всю жизнь ее в чем-то ограничивали; пытались оберегать от внешнего мира; защищали от раздражителей. А теперь девочка только нарывалась на неприятности. И ловит хоть какие-то эмоции, пусть даже они и негативные, ведь, негативчик получать[источать] куда проще, а энергию девать некуда. Сегодня Харли на стадии отчаяния, поэтому протестует против целого мира. Ей, кажется, что она осталась одна и больше никому не нужна. Полный похуизм, как ответ на все раздражители. Латентная истерика где-то внутри. Юношеский максимализм и желание быть "впереди планеты всей". Постоянная головная боль, то ли надуманная, то ли черт его знает. Глотает валиум, который частенько крадет из домашней аптечки. И мечтает дать отпор всем и вся.
Несколько дней назад ей в руки попался буклет от "Fearless factory", который гласил, что в их зал может прийти любой желающий и первая тренировка абсолютно бесплатно. Сжимая в руках глянцевый лист бумаги, Харлин пришла по указанному адресу. Ей было одновременно страшно и интересно, никогда ранее ей даже в голову не приходило заняться боевыми искусствами, но с последними событиями, другого выхода из ситуации не было. Перед глазами трезво и чётко стал образ древнегреческой Фемиды и две чаши весов: на одной из них счастливая и уверенная в себе Харлин живёт в Сакраменто и радуется жизни; на другой - сбегающая отовсюду с позором девчонка. Какой же итог выбрать?

Поправив сумку на плече и по обыкновению ссутулившись из-за своего высокого роста, Гордон зашла вовнутрь. Она ранее была в спортзалах, иногда по детству приходила с Илаем, чтобы рядышком покрутить орбитрек пока он качается или побаловаться с велотренажёром. Но для своих личных целей никогда подобных мест не посещала. Во-первых, она была эктоморфом или по-простому дрыщом, и никогда не набирала лишних кг; во-вторых, она немного стеснялась своего тела. Здесь, действительно, были все желающие, именно так, как указано в буклете: толстые, худые, бодибилдеры, бойцы. Взгляд невольно упал на молодую рыжеволосую девушку, которая только-только выходила из "клетки". Харли расправляет плечи, уверенно разворачивается всем корпусом на девяносто градусов и шагает в сторону "рыжей". У неё ни в коем случае не хватит наглости спросить у неё: "как стать такой же?" Но заговорить - смелости хватит. Либо же придётся снова рыдать в подушку, укутавшись в одеяло. А на утро жить с глазами, в которые насыпали песка и с лицом, которое покусали пчёлы.
- Здравствуйте, я тут по объявлению, - машет перед лицом девушки мятым буклетом, и глупо улыбается во все свои тридцать два, - Хотела узнать, с кем тут можно поговорить по поводу тренировки? Я, вдруг, резко захотела начать заниматься, - покусывает разбитую губу, и случайно съедает толсто прокрашенной слой непрозрачной помады. Тщетная попытка быть уверенной в себе и загадочной оказалась провальной. Харли нервничает и палится, в прочем как любая малолетка.

Отредактировано Harleen (07-11-2019 13:45:35)

0

5

Заявка актуальна на 23.11.2019

Форум: Memory Lane
Текст заявки: История наших отношений началась еще со школы. Я любила тебя, а ты меня. Такого, как ты, надо было еще поискать, а мне просто повезло. Тогда мне казалось, что мы всегда будем вместе, но проблемы со здоровьем сестры играют злую шутку с нашими отношениями. На операцию для сестры нужна была в срочном порядке огромная сумма денег, которой у меня не было. И тогда твоя мать, которая изначально была против наших отношений, дала мне эти деньги. Пришлось взять. Время шло против меня. Взамен мне пришлось расстаться с тобой... Мы серьезно поругались. Ты был обижен на меня. А я хоть и винила себя в случившемся, не могла, к сожалению, поступить иначе.
И вот, спустя десять лет мы снова случайно встретимся, явно не ожидая увидеть друг друга. И снова я окажусь в непростой ситуации. Отец попал в аварию и снова нужны большие деньги, которых также у меня нет. Ну а тебе...Тебе в срочном порядке нужно жениться, потому что в противном случае ты лишишься наследства/отцовского состояния/или какая-то иная причина. И ты предлагаешь мне сделку. Я выхожу за тебя, а ты спонсируешь операцию и последующую реабилитацию отца. Давай рискнем и посмотрим, что из этого брака получится? Тем более, что я все еще продолжаю себя ловить на мысли, что мои чувства к тебе не остыли за столько лет.. Ну а ты? Испытываешь ли что-либо ко мне? Понимаю, что в тебе все еще скрыта обида, злость, ведь мы так и не поговорили тогда нормально, и правды настоящей ты так и не узнал.. Быть может настало то время, когда мы сможем нормально поговорить?

Внешность на твой вкус, давай обсудим)) Пишу посты от первого лица, в районе 3-6 тыс. символов, 1-2 раза в неделю-полторы (в зависимости от реала). Для связи есть вк и телега. Прошу тебя не пропадать внезапно и развивать совместно со мной наш сюжет. Люблю, когда в сюжете кипят страсти, люблю, когда мы вместе поворачиваем сюжет в эпизоде, даже не всегда зная, к чему это может привести.
Ваш персонаж:  Кейтлин, 29 (переводчик по образованию, вышла замуж чтобы спасти свою семью). Внешность: Аделаида Кейн
hhttp://memlane.rusff.ru/viewtopic.php?id=5269#p609035
Пример вашего поста: 

пост, правда, мужской

Если ты мечтаешь об отдыхе, значит, сложности только начинаются (с)

--------------------------------------------------------------------

Ходят легенды, что отдыхать тоже надо уметь. Так уж получается, что некоторые люди даже при всем своем желании не могут развлекаться, когда выпадает такая возможность. Да и с работы порой не вырваться, сколько не пытайся. Мне же с работой повезло чуточку больше, чем остальным. Не то чтобы меньше было напряга, забот и проблем, - отнюдь, не без этого. Дерьма всюду хватает. И на работе, и вне нее. Просто, у меня такая работа, которая не только приносит прибыль, но в тоже время и душу радует. А вот у Морриган другая профессия. На мой субъективный взгляд, ее работа достаточно насыщенная с одной стороны, а с другой, - своеобразная и немного специфичная. Сценарист. Моя жена выбрала именно эту профессию. Как по мне, на такое в принципе трудно решиться, но для нее – это целый мир, ее призвание. Я если и могу быть сценаристом, то в голове, а порой и в нашей постели. Впрочем, куда без этого?
Так или иначе, о работе сейчас нам стоило думать в последнюю очередь, ведь на носу был отпуск. Побывать на острове, почувствовать себя чуть ли не первобытным человеком, - разве можно от этого так просто отказаться? Особенно, когда рядом любимая женщина, которая уже все запланировала, составила список дел, которые нам обязательно предстоит сделать. Та женщина, которая вызвалась сама собирать чемодан просто потому что, я «неправильно все складываю». Это ее сейчас были слова. Она знала, как будет лучше для нас обоих, и вы бы видели, с какой остротой горели у нее глаза только от одного слова, чтобы мы отправляемся в путешествие. Почти что, свадебное. Это вполне можно было назвать медовым месяцем для нас обоих. Я любил ее всем сердцем, и больше отпускать ее от себя у меня не было ни малейшего желания.
Нам нравилось проводить время вместе. Пока что мы находились еще на той стадии, когда сильно не бесили друг друга. Ну, по крайней мере, мне так казалось. Впрочем, это только поначалу мне так показалось.
И сейчас, я больше все опасался, что мы что-то с собой не возьмем, а потом будем об этом люто жалеть, смотрю в окно иллюминатора, потому что смотреть на вторую половинку невозможно ближайшее время. Поэтому я несколько раз переспросил жену, все ли она взяла и уверена ли в своих словах. Точно? Точно-точно? Она же уверяла меня, что волноваться вообще нет причин, и что нам не придется волноваться.
Опаздывать хотелось меньше всего на свете, поэтому, наверно, впервые в жизни мы выехали из дома пораньше, насколько это было возможно, и сейчас в глубине души я дико ликовал. Скоро, все, что будет вокруг нас, - это океан с чудеснейшим видом, пальмы, солнце, напитки. Морриган со мной.
И все бы ничего, не случись впереди жуткая авария. Два внедорожника не хило так вписались друг в друга, а потом их обломки раскидало по трассе «будь здоров». Никто не выжил вроде как. Пробка очешуенная. Не проехать, не пройти. Куча мужчин в форме, - полиция, скорая помощь, и даже папарацци. Возможно, внутри машин были какие-то важные персоны, потеря которых неизлечима? Никто ничего не знал. Можно было лишь строить догадки, ведь ничего другого не оставалось. Но и видок на дороге был из ряда так себе. Внутри меня уже потряхивало, ведь я так желал, чтобы все прошло на высоте. Авария вообще никак в мои планы не вписывалась. И радовало хоть, что тел не было видно. Но очевидно же, что с такими столкновениями выжить шансы равны почти нулю. А ведь вместо тех людей на внедорожниках могли быть и мы? Ну, уж нет. Не хочу даже думать об этом. По коже проносится озноб, я то и дело кидаю взгляд на часы. Да что же это за день-то такой? Ну почему все это дерьмо с нами-то творится?
Честно, я уже начал сомневаться, что мы в принципе успеем на рейс, потому что время поджимало. И я, правда, не знаю, каким «чудом» нам все же удалось добраться до пункта назначения вот уж за пятнадцать минут до того, как прием на посадку  уже заканчивался. И мы уже не шли торопливым шагом, мы бежали, моля Бога, чтобы нас пропустили внутрь, и все обошлось. Также на ходу мы начали доставать и свои паспорта, которые хранились у каждого в своем портфельчике. И если свой паспорт с билетом я достал без труда, то Морриган уж как-то больно долго копалась в своих вещах? – Не могла, что ли куда-нибудь поближе положить билет и паспорт? Умнее надо быть, - бросаю в адрес жены, раздражаясь еще больше, потому что времени уже совсем у нас нет. - Милый... – жена останавливается и срывается, чуть ли не на шепот. Ох уж не спроста все это. Чует сердце мое, эти слова она говорит не просто так. Я недовольно останавливаюсь переспросить, что же не так. Думать о плохом мне не хочется совершенно, вот только ее последующие слова…
- Кажется, я забыла дома паспорт... – что-что прости? Рот открывается сам собой, и мне самому страшно было бы увидеть себя со стороны. - Что? – переспрашиваю я, не в силах поверить своим ушам. – Ты издеваешься надо мной что ли? – еще не так давно она буквально уверяла меня в том, что ничего не забыла, и я поверил. А ведь правильно говорят, что нужно не просто доверять, но еще и проверять. Голову ты дома забыла, дорогая моя, а не паспорт. У меня просто не было слов.  - Я забыла паспорт дома. Я вроде клала его в сумку, я не... Ой, нет. Утром мне звонили с работы и просили дать паспортные данные, я вытащила паспорт и, наверное, оставила его на тумбочке... – вслед за этим следуют оправдывающие поступок оправдания, но какой в них толк? – У тебя вообще мозги есть? Я же тебе говорил, что паспорт нужно брать в первую очередь. Не кучу барахла, которое ты собирала хрен пойми, сколько дней, а паспорт! Это же документ, который требует по отношению к себе трепетного и бережного обращения!!!! – в яростном порыве выплескиваю все, что сейчас думаю о ней. И просто не могу поверить, как она в одно мгновение перечеркнула все на свете. И в это же мгновение по громкоговорителю объявили о том, что наш рейс задержали на пару часов из-за каких-то технических неполадок.
- Домой поехали, чего стоишь? – все еще зло кидаю в ее адрес, разворачивая чемодан в противоположную сторону. Бог смиловался над нами или решил поиздеваться снова? В принципе, можно было бы вообще не лететь, все равно черт пойми, когда вылетит самолет, да и чтобы добраться до дома, снова нужно выстоять эту огромную, километровую пробку. Непроизвольно закатываю глаза только от одной мысли, что еще, как минимум, час нам нужно будет простоять в этой пробке, которая сама по себе не рассосется. И дороги объездной не было. Шикарно.
- Мда... Ты, конечно, умеешь подпортить отдых, который еще даже не успел начаться. Впереди нас ждет километровая пробка домой и обратно, а также куча недовольных водителей, которые будут гудеть нам в зад, - пауза. - Итак, дорогая моя ! Вопрос на миллион. Ты довольна? – конечно же, сарказмом от меня так и веяло. Да и как могло быть иначе при таких-то обстоятельствах? Сейчас я был зол на Морриган как никогда раньше. И напряжен был не меньше. Мы сели в машину, и снова очутились в этой заветной пробке. А ведь нам еще и вперед предстояло ехать в аэропорт. Не могу больше думать об этом. Не могу спокойно смотреть на Морриган, которая, всячески пытается сгладить ситуацию. Если бы не ее оплошность, мы бы просто сейчас посидели в кафешке или занялись сексом в кабинке туалета, ну а почему бы и нет? Но сейчас, обо всем этом можно было позабыть. Черт. Черт. Черт.

Отредактировано margie (23-11-2019 16:04:44)

+2

6

Текст заявки: в первую очередь хочется найти человека, с которым можно будет контактировать вне форума или хотя бы в ЛС. Нет, докучать бессмысленным трёпом я отнюдь не собираюсь, а вот обсуждение сюжетной линии или простое человеческое общение - то, что нужно. Это создает крепкую связь, в отличие от немого перекидывания постами. Это важно, потому как я нахожусь в поисках той, что станет важным звеном в жизни персонажа, а именно супруги. Поправка: без пяти минут бывшей супруги. Да, все верно, эти двое будут находиться в бракоразводном процессе, потому как жить под одной крышей им в какой-то момент станет довольно тесно.
Они оба амбициозны, оба имеют за спинами определенный жизненный багаж, а в их шкафах не мало скелетов, от которых хрупкая деревянная конструкция вот-вот грозит развалиться. И, что главное, они оба давным давно стали заложниками меркантильного плана родителей. Брак был по расчету. Но это не говорит в пользу того, что чувств не было. Несколько лет они действительно могли жить душа в душу. Возможно, даже родился ребенок. И тем не менее развод не стал чем-то удивительным. Возможно, кто-то изменил (не факт, что мой персонаж (: ), возможно, раздражение достигло своего апогея и вылилось в череду судебных заседаний. Возможно, они просто оказались по разные стороны баррикад, и тогда военные действия будут проходить не только в нашем доме, но и далеко за его пределами - на работе.
Хочется отыграть многогранные отношения, где будет место не только жеванию стекла, но также страсти и ненависти, попыткам манипулировать и, вероятно, даже детективным историям, подоплека к которым тоже имеется.   
         
Пишу обычно от первого или третьего лица, от 5 до 10 символов. Мне не принципиален объем Ваших постов, куда важнее будет его содержание. И, наверное, самое главное - не пропадайте. Даже не так, не пропадайте безмолвно. Не понравился сюжет, не сыгрались, нет вдохновения или засосал реал - предупредите. Это очень важно. На дворе 21-век, и я не смогу поверить в то, что нет возможности сообщить со-игроку о возникших проблемах. Я довольно понятлив, а вот жить в неведении ненавижу. Потому прошу понять и понять. 
Все вопросы можно задать в ЛС.
Пример вашего поста:

Пример поста

Мы судим о себе по тому, что способны совершить; окружающие судят о нас по тому, что мы уже совершили.
Генри Уодсуорт Лонгфелло, Кавана, 1849


Последние несколько месяцев я пребывал в подавленном состоянии, парализованный неопределенностью. Меня раздирали на части два противоборствующих чувства: лояльность корпорации и убежденность что второй шанс для Irwindale Arms – удачное решение. Чтобы хоть как-то отвлечься и выбросить все из головы, я максимально загружал себя повседневной работой, неизменно болтаясь между Сакраменто, Лос-Анджелесом и Уолтемом, изыскивая способы консолидировать операции двух подразделений Raytheon. Но вместе с тем, мысль о новом проекте казалась как никогда верной, а моя инстинктивная вера слишком глубоко укоренилась, чтобы было просто от нее отказаться. 

Однажды в воскресенье, когда я по привычке поехал в спортивный клуб, чтобы снять пострабочее напряжение и размять порядком задубевшие мышцы, меня поставили в пару с гибким, мускулистым блондином практически моего возраста. Он был примерно на два дюйма выше моих пяти футов и семи дюймов и, стоит признать, хорошо боксировал. [Впрочем, сам я никогда не метил в профессионалы, да и все мои достижения годились разве что для самообороны в каком-нибудь пабе против очередного спившегося работяги]. Спустя один спарринг мы разговорились, он представился юристом Гёртом Таберном и, как выяснилось позже, в его обязанности входили консультации для компаний по многим вопросам, включая частные капиталовложения и акции компаний. Когда я рассказал о своей идее, он счёл, что это может заинтересовать инвесторов.

Постепенно, обсуждая свои идеи с Гёртом, я понял, что должен сделать. Мой час настал. Если я не ухвачусь за эту возможность, если не покину комфортной зоны и не поставлю всё на карту, если упущу время, второго шанса не будет. А потом всю жизнь спрашивать себя: а что было бы, если бы…? Почему я этого не сделал? Ход был за мной. Даже если бы ничего не вышло, попытаться всё-таки стоило.

В некотором смысле, последующий мой шаг требовал недюжей смелости. Я решался ещё несколько недель, когда окончательно не делегировал все свои обязанности на Энди и не ушёл с головой в новый проект. Меня подстегивало чувство, что я готовился к этому шагу всю свою жизнь. По иронии, он противоречил ценностям, которые внушили мне мои родители. От отца я усвоил, что уход с перспективной должности приводит к нестабильности и разрушению семьи [он это наглядно продемонстрировал на своём примере]. А мать постоянно повторяла: «Зачем что-то менять, когда у тебя и так всё есть?»

Но мне это представлялось естественным осуществлением давнего желания сделать что-то для себя, достичь чего-то выдающегося, стать хозяином собственной судьбы. Неуверенность, желание, чтобы меня уважали, острая потребность подняться гораздо выше того положения, в котором находился, объединились в тот решающий момент воедино.

Еще в далекие семидесятые такой известный музыкант, как Стинг как-то рассказал в интервью о похожих чувствах, пережитых им. В те времена он еще являлся участником известной музыкальной группы, имел стабильную работу и доход [это было задолго до того, как его первый альбом стал платиновым]. Но он понял, что ему придется покинуть группу, если когда-нибудь он захочет обрести свое, особенное звучание. Именно так он и сделал. В противном случае он бы не достиг того ошеломительного успеха, который поджидал его впереди.

Составляющие успеха — подходящее время и везение. Но многим из нас приходится самим создавать возможности и не зевать, когда подворачивается шанс, пока его не заметил кто-нибудь другой.  Мечтать — это одно, но, когда настает нужный момент, вы должны быть готовы оставить привычную жизнь и начать поиск своего собственного звучания. Это классическая американская сказка, мечта каждого предпринимателя: начать с великой идеи, привлечь инвесторов и построить бизнес прибыльный и прочный.

Проблема в том, что начинать вам, как правило, приходится как неудачнику.

Если хотите знать, что чувствуют неудачники, попробуйте найти деньги на новое дело. Перед вашим носом будут закрывать двери. К вам будут относиться с подозрением. Подорвут вашу веру в себя. Назовут сотни причин, по которым ваша идея просто никуда не годится.

Но у этого положения есть и обратная сторона, поскольку неприятности могут стимулировать. В моем случае часть меня наслаждалась тем, что так много людей убеждены в неосуществимости моего плана. Независимо от того, сколько раз меня пытались остановить, я был абсолютно убежден, что справлюсь. Я был так уверен в этом, что получал удовольствие от предвкушения победы над всеми, кто так меня недооценивал.

Да, стоит отметить, что у меня было существенное преимущество перед теми, кто начинал все с нуля, кто не имел ничего и никого у себя за спиной. Но не стоит забывать, что мир крупных корпораций – это коммуналка, где каждый знает о промахах соседа, и компания моего отца никогда еще не внушала доверия, в нее попросту не верили как в долгоиграющий проект, который сможет выплыть, а не потонет, как очередной Титаник в океане под названием «конкуренция». Но мне невероятно повезло.

Первым потенциальным инвестором Irwindale Arms стал Джаред Скотт — в некоторых отношениях наименее вероятный из всех возможных. Джаред — владелец спортивного клуба, где я имел честь познакомиться с Таберном. Он также занимался организацией боев, которые время от времени проходили за закрытой дверью для высокопоставленных людей, и где суммы ставок порой обгоняли недельную прибыль казино Лас-Вегаса. Скотт слыл весьма азартным человеком, вкладывающий часть своих сбережений в акции на бирже. Оставшиеся он вкладывал в рискованные новорожденные компании, в основном принадлежащие людям, которых он знал и кому доверял.

Когда я обратился к нему за деньгами, мы не были знакомы лично. Моя помощница была знакома с его женой, Николь. Как-то осенним днем они втроем выгуливали собак в парке, бродя по опавшим листьям, и когда Энди вскользь упомянула о моем намерение начать возрождение отцовской компании, Джаред сказал: «Если Джон когда-нибудь задумается над этим всерьез, дай мне знать». Вскоре после этого Энди удалось договориться о встрече. И семья Скотт пригласила нас в гости.

На той ранней стадии я был еще слишком увлечен своей идеей, чтобы нервничать. Я принес с собой бизнес–план, который писал четыре часа. Я подготовил стандартные финансовые прогнозы: сколько времени уйдет на открытие первого рабочего здания, сколько денег нужно вложить, прежде чем бизнес начнет приносить прибыль, каким образом инвесторы получат возврат на свой капитал. У меня был с собой даже сделанный несколько лет назад архитектурный рисунок завода.

Но Джаред так и не дал мне им похвастаться.

- Как ты относишься к ММА? — произнес он после непродолжительной светской беседы.

- Смешанным единоборствам? – признаться, меня удивил этот вопрос и заставил оторваться от принесенной пятью минутами ранее блюда, но в тоже время заинтересовал. Я внимательно уставился на собеседника, который коротко кивнул в ответ подтверждая мои догадки. – Не являюсь фанатом. – коротко отрезал я, подцепляя пальцами сложенную салфетку и вытирая ею губы.

- Это не столь важно. Я хочу заключить с тобой пари. - Джаред отодвинул тарелку с обглоданными утиными костями, тут же ставя локти на стол и сцепляя пальцы в замок. Взгляд серо-зеленых глаз внимательно следил за моим меняющимся лицом: я нахмурил брови, позволив себе на пару секунд задуматься, - и почти сразу поджал губы. Стоит признать, к подобному повороту я не был готов, впрочем, это было куда лучше прямого отказа.

- И в чем же суть? – не без интереса отозвался я, слегка усмехаясь и опуская вилку на тарелку. Столовое серебро тихо звякнуло, соприкасаясь с фарфором.

- В следующий вторник состоится бой. Боб Коста против малыша Тедди. Твоя задача поставить на того, кто по твоему мнению выйдет победителем. Если твоя ставка сыграет – я лично проконтролирую, чтобы ты унес в десять раз больше. Если же нет.. – на секунду мне показалось, что его глаза вспыхнули ярко-оранжевым цветом, словно два огонька; тонкие губы исказились в издевательской усмешке, оголяя ряд ровных зубов, - ты потеряешь несколько тысяч и забудешь дорогу в мой дом.

+2

7

Форум: richlist
Текст заявки: папа, пап, а почему мама у меня нет? наверное это первый сознательный вопрос, который я задала тебе в детстве. хотя отсутствие матери не так сильно влияло на меня. я не была с ней знакома, но фотографий было много, ни одной плохой. мама не умерла при родах, ее не забрала болезнь, все было куда проще. пятого мая, через сонную артерию прошла пуля, Микаэлла умерла до приезда парамедиков, тому виной стало ее посещение бронкса.
ты всегда был лучшим и особенным, а потом работа украла тебя. ты приходил ночами, уходил рано утром, погружаясь в работу копа, очистить улицы от тех ублюдков. взлет карьеры очевиден. лет с восьми я сама научилась ездить в школу. бруклин был замечательным, так мне казалось. ты опасался всегда за меня, мой выбор, пытался оградить. мы никогда не ссорились, хотя часто бывало так, что за свои слова накладывался домашний арест. больше всего на свете ты не хотел, чтобы я пела на улице, занималась танцами и общалась с плохими ребятами, словно пытаясь огродить от судьбы подобной матери. это тебе напоминала ее, но видимо гены не убрать и не изменить.
______
приходи папа. обсудим все. внешности любой свободный темнокожий актер, желательно серьезный на вид[ denzel washington или обсудим]. так что главное выбрать историю интересную, для игр. все обсуждаемо и с игрой не гоню.

Ваш персонаж: школьница 17 лет, певица на таймс сквер против воли отца, поступает всегда наперекор, выросла в полицейском участке, поэтому считает, что знает жизнь.
Пример вашего поста:

Пример поста

All smiles, I know what it takes to fool this town
I'll do it 'til the
sun goes down
And all through the night time, oh yeah


[indent] I don't need batteries to play. I'm so confident..Yeah, I'm unstoppable today. Unstoppable today, unstoppable today Unstoppable today, I'm unstoppable today Unstoppable today, unstoppable today Unstoppable today, I'm unstoppable today. [/b]
[indent] Улыбка. Выходох, в руках микрофон, я ставлю его на стойку.  Секунда тишины и в лёгких много воздуха двадцать минут счастья, я улыбаюсь выдыхая, под шум толпы. Это не стадион в Лэнгли и уж точно не огромный концерт на премии Мtv, но эти моменты бесценны. Я смотрю на парней, что чертовски устали. Мы всё ещё не готовы для той такой сцены устроенной выступления. Мы как дикие звери из прерий. Нам нужна свобода, улица, парк, народ, что просто хочет музыки, а не просто скоротать время для вечера. Но всё равно, это рекорд, мы смогли, как будто  делали шаг на почве луны. От кончиков пальцев до уголков губ эта дрожь охватывает тело. Ещё чуток, ещё одно мгновение, я так пытаюсь запечатлеть в себе этот вкус воздуха июля, солёный пот со лба, свежесть духов, взоры каждого. Неужели со временем это становится приевшемся. Мотаю головой растрепав свои кудри, что так щекочут спину. Мне хотелось смеяться пока пою, каждую секунду. Наверное уже за тридцать и я бы хотела в тень под кондиционер. Почему никто не выступает в торговых центрах.

[indent] Всем спасибо,- машу рукой и за сцену бегом, там темно, куча оборудования к вечеру. Будет даже Maroon 5 и ещё до фига кого. И мне бы быть, если бы не отец и его позже десяти хорошие девочки не хотят по вечерним улицам Нью-Йорка. Он и так не знает ничего толком.  Я сдаю гитару парню Эру, он курит сигарету и заполняет бланки. Ему все-всё до фени, это видно сразу. Он улыбается так невзначай, забирает её и хлопает меня по плечу. Круто малыш, срывается с его уст и я расцветаю ещё сильней, как запоздалая сакура. Наш менеджер, что-то обсуждает, по телефону, он вечно какой-то серьёзный. Вообще не привычно иметь менеджера, но по факту менять десятки раз название группы. Мне сложно. Говорят это имя придёт, как святому книга или наркоману приход для картины. Остаётся ждать. Наверное на солнце за тридцать пять. Я бы побежала в тень, но жду ребят.

[indent] - Мы это сделали,- они не успевают спуститься с лестницы, как я обнимаю каждого. Это так круто. ДВАДЦАТЬ МИНУТ. четыре песни, мы смогли. Я даже чувствую, что где-то мой Брэдли Купер в своей роли бывшего кантри певца найдёт меня и сделает звездой, даже в самом странно трансклубе. Это эйфория.

[indent] - Мы смогли вы понимаете? Во мне бьёт драйв, как у гонщика болида формулы один. Я кручусь среди оборудования за сценой под лёгкий ветер, что треплет мои огромные кудри. Кружится голова, мой мозг уезжает махая мне рукой. Мне не быть космонавтом. Я пошатываясь перепрыгивая с ноги на ноги, целую сво парней за этот супер отыгрых и прыгаю как бакс бани, пока они не отшили меня, как безумную очередной раз. Мне кажется я волнуюсь больше их или они суперсекретные агенты их не проймёшь. Моей бабушке такое и не снилось в страшном кошмаре, а отцу и подавно. Сейчас июль.

[indent] - Я хочу мороженного. И сладкой ваты, а ещё - задумалась и малец прислонился к губе. А что вы? Эй ну же больше эмоций. Обычная история мне нипочём, а им как всегда. Наша гаражная группа без гаража. Был бы гараж, но мне он не по карману. Наверное я напоминаю им наркомана, что очередной раз под кайфом в приходе рисует иллюзии воспроизводя их на полотне.

[indent] Скоро мы будем петь свои песни. На асфальте кто-то мелом начертил квадраты, я как ребёнок решаю устроить забег. Продолжая обдумывать будущее. Мы бросим школу и улетаем в турне? Как вам такое.

[indent] Я смотрю на них очередной раз предлагаю безумную идею. Меня не тянет снова в класс. Каких-то пару лет назад я думала о колледже, а сейчас нет. Эрни и что-то буркнет про то, что мы молодцы, наконец-то раставших с телефоном. Он ведёт своё шоу на радио и мы его первые ребята, а он первый наш. Каждый из нас словно неловкие подростки в сексе, мечтаем об оргазме вместе и усиленно, при этом смотря канал с музыкой. Я даже не знаю, что и чувствовать, в голове до сих пор шум. Ухо чешется от микрофона, но я терплю пытаясь почесать его незаметно. Френ опять топает за водой, говоря его подаждать, машет рукой очередной раз убегая от нас. Я надуваю губы, потому что вечно сваливает на минут двадцать и мы затягиваем такой момент. Марк с девушкой, что пришла к нему и принесла нам пиво в кока-коле, пока не видит наш менеджер. Она так делает часто. Так и спиваются все музыканты. Я открываю бутылку и делаю пару глотков, передавая Люку. Мы точно музыканты, нам лень что-то делать и думать головой. Не тот возраст.  Кто-то уже выступает вновь. Там стоит гул. И мне хочется танцевать. Пытаюсь утянуть его с собой. Там много народа, конечно это не вечер, когда будут выступать профессионалы, у них есть свои песни, а у меня есть мой голос.

[indent] Тёплый ветер пробирается под мою белую футболку, что та наконец отпадает от тела. Я пью воду смотря на всех кто-то собрался на день Америки. И мне сразу становится скучно, это не Таймс сквер. Там жизнь бьёт ключом, но там и всё заканчивается арестом или просьбой свернуться сразу. Было бы мне больше лет, но нет. Сейчас школьные каникулы и пока мои сверстники устраивают вечеринки, подрабатывают в летних лагерях, моё место здесь.

[indent] Я иду к дереву махая своим портфелем, что того и гляди зафигачить в кусты. Хорошие девочки ведут себя скромней. Но мне почему-то это не привилось. Пока все заняты обсуждением, я в тень, постоять и поговорить с отцом, что снова звонит. Семь пропущенных. Это чертовски перебор. Наш разговор опять не зашёл и на лице тысяча вопросов почему. И вот в тени рядом Люк.

[indent] Чёрт это же было круто Люк. Ты сейчас домой или как? У нас ведь нет автопати. Как это бывают у всех групп после выступления. У нас есть свобода и возможность просто отправится в лофт писать песни, что у нас что-то не идут. Мы как будто на разной волне, как много народа едущего в лос-анджелес покорять его. Кто-то хочет стать актёром, а кто-то всего лишь шеф поваром. Это меня слегка удручает. Мы прекрасно играем, но чего-то вечно не хватает. Я об этом молчу. Ведь без них это ужасно стрёмное. Прям как в хоре при церкви, стоишь,  поешь в белом, а потом приходит проповедник и все овации ему. А он только зашёл и вообще ничего не сказал. Это несправедливо. Мой горький опыт в хоре.

[indent] Сажусь на скамейку под деревом опрокидываю слегка назад, смотря как через колонну веток и листьев пробивается свет, он струится поглощая всё. Так пару минут посмотрев на всё это, и переведя куда-то взгляд всё будет синим, но сейчас я просто закрываю их и погружаюсь в музыку в свою собственную. Чем займёмся Люк будем искать из в толпе? - как-то невзначай пытаюсь его не отпустить. Сегодня всё же праздник, и обычно я тут с отцом, но сейчас на нём отдел и вообще, когда мы тут с ним были в последний раз. Вроде тогда место портфеля был кроль и вместо топа с джинсами платья и я была чуть выше мусорного бака. Как ни прискорбно, это было слишком давно. Я вздыхаю и пытаюсь ухватить эти минуты как птицу за хвост.

[nboy]

0

8

Форум: RED BUS
Текст заявки: Ж+Ж
полностью здесь
У тебя было все — несчастливая семейная жизнь, любимая дочь, которую ты хранила, как зеницу ока, и работа. Словно отдушина, тянущая всякий раз на то самое дно, в которое привыкли залегать, пережидая бурю. Когда муж перестал скрывать череду любовниц, ты сумела окончательно выбраться из сурового домашнего быта (впрочем, а совалась ли туда вообще?) и почти переехать в морг. К счастью, не в качестве объекта для исследования.
У тебя было все — богатые родители и перспективное будущее, стоило только согласиться выйти замуж за воон того сына родительских друзей. Но кто сказал, что примерная девочка однажды не перешагнет рамки дозволенного?
Больше всего ты любила, пожалуй, только свою дочь. Но и она вырастет, в конечном итоге покинув родительский дом. Твой дом. Тебе все кажется, что она сильнее тянется к отцу, хотя могут ли дети наверняка сказать, кого любят больше?
Твоя душа темна, и столь близкое общение со смертью подходит ей, как никому больше. Ни тоски по утраченному времени, ни жалости к тем, кто оказался по глупой случайности под острым скальпелем. Жизнь учит расставлять приоритеты и не вестись на розовые блестки, коими щедро усыпаны все лениво потраченные часы.
Мы познакомились лет пять назад. Ты была в командировке, я в очередной раз сбегала от занудности мужа.
Одна-единственная ночь в отеле, не способная ничего изменить.
Но, быть может, ты все еще помнишь меня?
Ваш персонаж: Рейвен Хант, сержант полиции, все еще замужем, в прошлом - почти любовная драма, в настоящем - почти депрессия, так себе расклад, да. Не лапушка, не приветливая милашка, скорее, полная противоположность, но особо настойчивым справиться, кажется, легко.
Пример вашего поста:

Пример поста

Да что там, мне хотелось развернуться и уйти. Как всегда, впрочем, когда дело доходило до неудобных разговоров, обрубать которые на корню — самый беспроигрышный вариант. Ни нервов, ни лишних слов, ни эмоциональных потрясений, коих и так, кажется, было предостаточно. Просто развернуться, помахать на прощание этой девчонке рукой и исчезнуть за исполосованной то ли чьими-то когтями, то ли железными балками дверью.
Но легкими путями идти непривычно. Настолько, что я мысленно поклялась самой себе выдержать весь спектакль до конца, а потом остаться до выхода актеров на второй поклон. Кажется, там будет еще интереснее.
Вот только играла актриса из рук вон плохо. Не вживалась в роль, забывала текст, постоянно смотрела на меня, словно я подрабатывала суфлером в этом дурацком театре. А я суфлером не была, ясно? Я коп, в очередной раз работающий под прикрытием. В очередной раз нарвавшийся на приключения.
Везет, определенно.
Молодые офицеры с ума бы сошли от удовольствия и любопытства. Мало им патрулирования улиц, подавай что-нибудь эдакое, где можно разгуляться, нырнуть с головой, чтобы потом, отплевываясь от воды, кое-как выползти на берег. Где можно вцепиться в горло, зная, что ничего за это не будет. Они так яро просматривают сводку новостей, как будто по Лондону мало убийств. К сожалению, с каждым годом статистика неутешительна, и все меньше тех, кто готов прорабатывать каждое преступление, цепляясь за мелочи, ибо в них — истина. Пропустишь одну — оставишь ублюдка гулять на свободе. Среди нас нет места слабым.
А вот среди плохих актеров...Перевожу взгляд на Джеймс и хмыкаю едва заметно — а вот среди плохих актеров навалом.
Можно плакать, словно так нужно по роли. Можно наплевать на сценарий и плакать все равно, словно ты пытаешься прочитать его заново и показать всем свое видение. Можно вообще ничего не делать, быть живой декорацией, и у такого все равно найдутся свои поклонники. Вот только для себя ты сделать ничего уже не сможешь.
Этого ты хотела, Джеймс?
Наверное, нет. Наверное, потому что я и сама уже не знаю, верно ли разгадала девушку. Правильно ли подбирала слова все это время, на те ли острые углы натыкалась. Не зря ли все это было? Она вряд ли ответит — в ее сценарии все идет по плану. Если бы нет, бренное тельце покоилось бы в ближайшей могиле.
А пока Джеймс жива. И, кажется, не слишком рада этому обстоятельству.
Я бы на ее месте надышалась еще немного. Кто знает, что ждет нас за дверьми клуба? Если меня не раскрыли, а меня не раскрыли, факт, то ее все равно не выпустят. Придется искать пути обхода или доставать пистолет, что в данной ситуации — самое глупое, на что стоило бы решаться. Бугаи положат меня на лопатки за секунды и явно не для того, чтобы доставить удовольствие, а пистолет тотчас полетит в карман их боссу. Так себе перспектива. Действуем по-другому.
Если Джеймс, конечно, согласится.
Но она упряма. Настолько, что сводит зубы. Выдыхаю глубоко, только бы не начать снова.
— Ты плохо меня знаешь, — понимаю, жизненного опыта у нее в разы больше, но сдаваться я не намерена. Прозябать в этой дыре тоже — тут отвратительно пахнет, да и сама обстановочка не наталкивает на радужные мысли, — черный выход есть, нет? — возле которого наверняка тусует охрана. Ну ничего.
— Слушай, ну перестань, — уже смешно. Отмахиваюсь от нее, как от мухи, потому что слушать подобное нытье, иначе не сказать, долго не смогу. — Мы не в театре, — повторяю снова, вдруг с первого раза не дошло. Хотя мне до сих пор кажется по-другому, — и ты отвратительная актриса. Трахаешься прекрасно, но тогда стоит пойти в кино, если понимаешь, о чем я, — понижаю голос и подмигиваю. Хватит поди для достижения нужного эффекта.
Впрочем, она добита. Даже сил сопротивляться не осталось, что уж говорить о составлении плана побега из места, где повсюду цепные псы, готовые разорвать тебя при первой же возможности. Рефлекторно тянусь к сумочке, где под косметичкой у меня спрятан пистолет. Не привыкла, знаете ли, ходить без минимальной поддержки, а тут...снова смотрю на Джеймс, — тут стоит переживать, как бы вытащить из этой задницы нас обеих. Что ж, сержант. Ваш выход.
Заткнись.
Ненавижу бабские истерики. Когда процесс запускается, остается либо бежать, либо истерить вместе с той, которая все это начала. Сомневаюсь, что блондиночка когда-нибудь вообще была типичной леди, способной на подобные выходки, но ситуация до боли напоминала мне не самую счастливую семейную жизнь. Я была в роли (опять театр, будь он сто раз неладен) отвратительного мужа, а она в роли зайки-жены, которую посмели обидеть. Что он там, с любовницей был застукан, так, получается?
Видимо, да. Тот факт, что с Никки мы не виделись уже несколько лет, да и не имели желания каждая по своей причине, вряд ли волновал Джеймс. А мне не хотелось объяснять ей на пальцах, почему нельзя лезть так глубоко туда, куда тебя не приглашали.
Впрочем, на пальцах я бы ей как раз объяснила. И глубоко.
— Под мои стандарты никто не подходит, если тебе станет легче, — минутка откровений, да? — просто потому что их нет, Джеймс, — смотрю, как она пьет воду и умывает лицо. Лучше не стало. Легче, кажется, тоже. — Нет, понимаешь? Было бы слишком глупо выбирать себе девушек по ранее составленному списку. А так...пришел в бар, увидел красотку и отвез домой. Проще, разве нет? — пожимаю плечами, мол, с Никки все так и было. Стечение обстоятельств, так сложилось, что несколько месяцев после баров мы ехали ко мне и обсуждали что-то помимо выпивки и дурацких сериалов. Дальше не зашло, и хорошо. Но вот собеседнице моей знать об этом не стоит. Хочет играть жертву — я подкину еще текста.
Она срывается. Голос ее дрожит, и я прикрываю дверь, за которую только что выглянула в поисках хоть кого-нибудь. Она срывается, и успокоить ее нет никакой возможности — я сама сделала так, чтобы Джеймс походила сейчас на ревнивую истеричку, и вынуждена терпеть, шикать на нее, чтобы никто не услышал, и тянуть время.
Я не уйду без тебя, ненормальная, хоть завопись.
Ну я же взрослый человек, уважаемый, с приличной работой и ничего такой зарплатой, почему я вообще терплю это вот все? Хороший вопрос, и ответ на него обязательно найдется. Позже.
— Да не похожи вы, заткнись, — выпаливаю уже вслух, потому что терпение, увы, на исходе, — чтобы сказать подобное, надо совсем не разбираться в людях. И быть слепым, если ты о внешности, — пожимаю плечами, — так что не знаю, кому не повезло — вам, потому что все это время жили в заблуждении, или мне, потому что я вынуждена все это выслушивать, —
чеканю сквозь зубы. — А про мои сексуальные игры ты должна быть уже в курсе.
Подхожу к ней, снова сажусь рядом, осторожно касаюсь руки.
— Не нужно здесь оставаться, Джеймс. Если захочешь, мы продолжим эту тему где-нибудь еще, — фыркаю, — слишком безрассудно привлекать лишнее внимание своей истерикой, поверь. Патронов у меня маловато, — ну так, на всякий случай. следующие слова девушки, правда, совсем оказываются не к месту.
— То есть ты серьезно? — срываюсь с места и подхожу к этой чертовой двери, — я уйду, если сейчас же не попросишь прощения, — манипулировать я всегда умела, о да. Особенно теми, кто был влюблен по уши. Еще раз повторю, Джеймс просто не повезло — влюбиться в такую стерву, как я, значит вытащить самый хреновый билет. Вот и разгребай, как хочешь.
— Не дури, — тише, — тебе нужен врач. Про Готье поговорим по дороге, так и быть, — или не поговорим, если не заткнешься прямо сейчас.
Протягиваю руку ей, помогаю подняться. Мы снова близки настолько, что перехватывает дыхание. Я чувствую ее запах на своей коже. Касаюсь ладонью рваной одежды. Провожу мягко вверх по ребрам. Мне ничего не стоит уговорить Джеймс одним прикосновением. Я манипулирую ей так легко, словно делала это лет пять до чертова боя. Я знаю, что она пойдет за мной.
Я знаю, что не могу дать ей взамен того, что она хочет.
Но могу попытаться спасти.

+2

9

Текст заявки:
ищу соигрока. настолько просто, что дальше некуда.
года полтора реальная жизнь заполнила меня настолько, что, казалось, переболела и переросла.
но раз уж конец две тысячи девятнадцатого близок и можно начинать подводить его итоги, нихрена это так не работает. и слушая песню, читая книгу, в поезд садясь, я ловлю эти приходы вдохновения, пишу в заметках наброски персонажей, которым заранее вынесен приговор.
я хочу играть.
и совершенно разучилась приходить в пустоту.
мне нужен человек. тот, с которым можно мои заметки и мечты, не реализованные за годы на ролевых, возможно, смогут ожить. или переродиться в нечто новое, особенное, общее.
я хочу прошивать наших персонажей тонкими паутинками скрытого, затаенного, хочу переплетать канатами со-зависимого, хочу резать и перекраивать с чистого полотна.
если не спишемся или сразу поймем, что куда-то не туда, лучше договориться на берегу или не уплывая на ту глубину, где персонажу одному не выгрести.
немного умею в графику, готова обеспечить идеями и уютным общением, если того пожелаете. если нет, бога ради, я уважаю чужое пространство, просто давайте наконец играть. ну пожалуйста.
беру только женских персонажей, возраст 16-30, есть маленькая тележка любимых образов и внешностей, которую могу привезти в лс.
посты обычно около 6к, могу в спид-постинг, больше, пожалуй, не хочу, чтобы не упускать развитие сюжета. люблю реал, мистику, хоть в гп, хоть да во что угодно, кого обманываю-то. строчными, заглавными, даже капсом орать.
рассматриваю вариант м/ж, ж/ж и любые вариации на тему родственных отношений.

Пример вашего поста:

Пример поста

тесса откладывает книгу, где каждая страница почти до дыр, где содержание настолько выученное, что читаешь ради мельчайших деталей, вероятно упущенных прежде. каждому знаку препинания уделяешь внимание, переворачиваешь смысл на сто восемьдесят, осознавая, что прочтешь и в двадцатый, и в тридцатый раз. но сейчас это обладает еще более выраженной значимостью. тессе повезло. повезло так, как не повезло тысячам поклонников теда бротигана.
читать книгу в ожидании ее автора - ни с чем не сравнимое чувство.
но сейчас ей нужно другое. вязкий, липкий ужас понемногу проникает в кровь, заполняет собой вены, к сердцу стремится. тесса бросает взгляд на экран телефона.
семь минут.
за семь минут можно выпить чашку кофе, съесть тост, дойти до автобусной остановки.
за семь минут можно вырубить всю свою семью топором.
за семь минут можно убить. или умереть самому.
тесса не звонила талии семь минут.
и последние восемьдесят три секунды не может перестать об этом думать.
смартфон приятно холодит ладонь, ложится в нее спасительной соломинкой, чертовой панацеей от аритмии, когда внутри черепной коробки сотни, тысячи вариантов того, что произойти за семь минут может, уже не вмещаются, а сердце готово выскочить наружу, упасть на траву, пожелтевшую под августовским солнцем.
тесса выбирает единственный избранный контакт и в четыре длинных гудка слезы подбираются к глазам, размывая уже стояющую перед ними картину окровавленного тела сестры.
- тесса, все в порядке.
истерический всхлип сдержать не удается, но от звука родного голоса в динамике ужас отступает.
- ты скоро вернешься?
- конечно. но сейчас мне нужно закончить дело. я выключу телефон ненадолго, хорошо? справишься?
мягкие, теплые нотки в голосе талии возникают только при разговоре с младшей сестрой. тесс так и осталась для нее двенадцатилетним ребенком, перепачканном в крови своих родителей.
- если что, ты можешь позвонить рамиресу. тесса, я скоро вернусь. я в безопасности. ты в безопасности.
тесса кивает, ни на секунду не задумавшись, что сигнал таких жестов не улавливает, но талия и так понимает, что шанс закончить работу ей дадут.

положив трубку, тесса выпрямляет затекшие от долгого сидения в позе лотоса ноги и опускается спиной прямо на землю. прикрывает глаза, чувствуя, как пульс постепенно замедляется, дыхание выравнивает. с приездом в этот город ее паранойя словно с цепи сорвалась озлобленным зверем, караулит за каждым углом . стоит тессе остаться надолго одной, неконтролируемое воображение разбирает десятки сценариев, что произойдет прямо через мгновение, окрашивая весь мир багровыми красками, орошая кровью каждый миллиметр пространства.
и в конце всегда кто-то умирает.

пальцы зарываются во влажную землю, чтобы не схватить снова телефон. тесса подавляет первую волну, сдерживается, но за первой всегда следует вторая.
нужно отвлечься. занять руки, себя, разум, держащийся где-то на грани. и только теперь тесса понимает, что тед так и не пришел.
они договаривались встретиться сегодня здесь и именно в ожидании его она решила вернуться к его бестселлеру. тому самому, из-за которого в день их знакомства тесса не могла сдержать дурацкой улыбки, от которых ныли лицевые мышцы, не привыкшие к таким нагрузкам. тому, из-за которого она раз за разом врет ему, сестре, их охотничьей семье, чтобы иметь возможность прикоснуться к прекрасному и ужасному одновременно. талия уже начала задавать вопросы и недовольно поджимать губы при виде теда у входа в отель. спрашивать у тессы, какого черта она творит, а тесса и сама толком ответить не может. зачем назвалась чужим именем и рассказала ему историю чужой жизни. может, ее просто тянет к его гению, ей интересно с тем, кто написал ее любимую книгу. а может, внутри живет чувство, будто с тедом бротиганом не все так просто. он либо слишком много знает, либо слишком близок к тому, чтобы пересечь черту, отделяющую теневую сторону этого мира.
перепачканные руки о черную ткань джинс, чтобы аккуратно, бережно, как нежно любимое и лелеемое дитя, в них взять телефон. нет, тесса, ты не будешь мешать сестре. с момента последнего вызова прошли считанные минуты. ты просто посмотришь, сколько времени, не зацикливаясь, как нормальные люди. вот так, молодец. а теперь нажмешь на кнопку блокировки, чтобы экран погас. нет, не на кнопку вызова.
экран темнеет и тесса поднимается на ноги, волосы ерошит, чтобы избавиться от застрявших в них травинок.

холл отеля встречает ее теплом, запахом древесины и напряженным взглядом парнишки, что заселился вчера в соседний номер. стоит ей его заметить, он спешно отводит глаза и быстрым шагом куда-то уходит. еще вчера он преградил ей вход на их лестничную площадку в попытке закадрить приезжую девчонку заезженными комплиментами и легким флером дешевого пива, с которым он явно переборщил. тессе было даже почти забавно, пока он не пересек черту ее личного пространства и не попытался приобнять. и в его стремительно приблизившихся голубых мутноватых глазах отразились глаза отца.
в следующее мгновение она заломила его руку за спиной, чувствуя, как хрустят вывернутые суставы. одному богу известно, как она умудрилась сдержаться и не оторвать руку вовсе. не раскроить его кожу острым лезвием верного ножа. тот страх, берущий свое начало в детстве, едва не заставил ее убить этого глупого мальчишку просто за одно прикосновение. и он это, кажется, прекрасно прочувствовал, даже когда она отпустила его и, так и не сказав ни одного слова, скрылась в своем номере.
талия об этом случае не узнала. тесса понимала, что это послужит отличным поводом обсудить поход к психотерапевту или возврат к таблеткам, от которых она отказалась в пятнадцать. но она ведь сдержалась, значит, может себя контролировать. значит, она не окончательно сошла с ума. просто ему не надо было к ней прикасаться.
так тесса себя успокоила. чтобы на всю ночь во сне вернуться в ванную комнату своего прежнего дома, прислушиваясь к скрипу половиц под ногами отца.

останавливаясь перед дверью в номер теда, тесса на секунду замирает и прислушивается, но крепкая дубовая преграда мешает понять, внутри он или нет. костяшками пальцев легкой дробью по ней сверху вниз, выжидает несколько минут и уже поднимает руку, чтобы постучать еще раз, но дверь ей все-таки открывают.
тед встречает ее чужим именем и лихорадочными движениями. тесс делает шаг в комнату, погруженную в предвечерние сумерки и с любопытством осматривается. прежде они всегда встречались на нейтральной территории, а теперь писатель вспустил ее в свою обитель. пропахшую табачным дымом и выглядящую достаточно заброшенной обитель.
- все в порядке? ты не пришел вниз и я немного…
тед прерывает ее, ничуть, кажется, не заинтересовавшись, что она «немного» и через мгновение вручает несколько листов бумаги. и стоит ей опустить глаза и слегка напрячь глаза, чтобы разобрать буквы, чернеющие причудливым в полумраке, как оторвать взгляда она уже не может. вчитывается жадно, быстро, нетерпеливо, с каждым словом погружаясь в созданную бротиганом реальность, в созданное им сознание. в очередной раз убеждается, за что столь любим многими этот писатель и почему его книга завладела ее разумом.
тед бротиган словно не просто знает об обратной стороне этого мира.
он будто уже на ней. в каждом чудовище, что встречалось на пути тессы, в каждом вампире, ради крови терзающем молодую девчонку месяцами. в каждом утратившем разум оборотне.

+5

10

Форум: hate united
Текст заявки:
м+ж, инцест, ангст, стекло
         « привет, моя язва желудка, моя кровоточащая рана, моя агония и боль. »
вель не говорит авелю спасибо, когда он забирает ее из лечебницы. вель вообще с авелем почти не разговаривает, с пустотой в глазах вель смотрит на него, когда после экскурсии по ее новому дому, авель, говорит, что ему нужно отлучиться. вель кивает, вель запирается и выходит только под утро. вель мало ест, много пьет, у нее измученный вид. авель приносит ей кофе в постель и старается не задавать лишних вопросов, потому что прекрасно понимает, что первые дни после заточения — самые сложные.

авель с ней приторно _ добр.
авель явно знает, как можно с ней совладать.

спустя месяцы притирки иезавель начинает говорить больше пары слов, вель предложения красиво слагает и сама не замечает, как начинает улыбаться вновь. вель с ним странно хорошо. вель с ним чувствует себя спокойно. и для младшей келлер его случайные прикосновения, лишь просто добрый жест. вель ничего плохого в этом не видит, до поры до времени, для вель дядя — это просто дядя, родная кровь, человек, который спас ее из клетки, человек, который хочет подарить ей вторую жизнь. авель перед сном заходит в ее комнату, поправляет прядь волос на ее лице и накрывает одеялом. и иезавель чувство эйфории накрывает, у иезавель в животе бабочки просятся наружу, разрывая ее плоть на куски.

спустя еще пару недель авель келлер скажет вель о том, что девушка совершенна, так же, как и была совершенна ее мать. предложит ей перекрасить волосы в белый, и она согласится. он купит вель скрипку, чтобы та играла на ней ему по вечерам. глупая девочка, лишь потом осознает то, что авель был влюблен в ее мать, что он проиграл битву за ее сердце сумасшедшему отцу иезавель, и она только потом узнает о том, что для авеля вель — шанс все исправить, начать с чистого листа.

с каждым днем их история будет становиться хуже, потому что вель — больна, а авель — грешен.
и шагая по острию ножа, они путь свой будут пролагать прямиком в пропасть.
но смертный одер для них — выбор добровольный.
Ваш персонаж: анкету можете прочитать по данной ссылке после регистрации
Пример вашего поста:

Пример поста

[indent] кайн в лондоне уже третьи сутки, и если быть честным, этот город ему осточертел. серый, слишком циничный и скудный. его из всего этого делового дерьма вытаскивает лишь набережная и ночная жизнь, когда люди находятся за пределами офиса и подальше от тусклого блеска мониторов, то самое время, когда люди пытаются отвлечься, от такой заезженной для них обыденности. для кайна народ здесь слишком типичный: серая масса, сливающаяся на улицах города в час пик. казалось, что кроме работы и денег для них больше и ценностей то не было. но для парня это было не минусом, а по большей степени плюсом. ведь где, как не в городе трудяг, могут быть самые набитые кошельки. кайн не переносил цифровое поколение, но пытался с ними смириться, благо на кредитках стали появляться чипы онлайн списания и если быть достаточно незаметным, то даже несмотря на камеры видеонаблюдения — шалость сойдет ему с рук.

[indent] первые три дня парень посвятил себя и свое существование исключительной работе, пытаясь не отвлекаться на что-либо еще (фаствуд был исключением). и так ему удалось овладеть немалой денежной суммой. и кайн понимал, что если он будет так продолжать изо дня в день по городу поползут слухи, посему ему нужно делать перерывы.

[indent] толстовка с логотипом металлики, черные облегающие джинсы, пошарпанные вансы. кайн накидывает капюшон на голову и понятия не имеет, куда заведет его сегодня дорога. он шаг за шагом ступает в неизвестность, галочкой в своей голове помечая, что остановится только у того входа, куда его душа поманит. будь то бар или клуб, парень его порог переступит только если сам соизволит. у двери ночной цитадели на которую пал его глаз стоял забавный вышибала: тощий  высокий парень, который максимум сможет комара на потолке раздавить, но уж точно не выкинуть кого-то на улицу. крайну показалось это достаточно интересным, посему парень не долго думая, переступил порог, сделав шаг в царство разврата, похоти и пороков людских.

кайн тогда не знал, что этот день его жизнь вверх дном перевернет.
кайн тогда даже не подозревал, что назад пути уже не будет.
тогда кайн даже представить не мог, что он не тот, кем когда-то себя считал.

[indent] парад бесов, чей разум во власти сексуальных влечений. парад лжи и лицемерия — и для кайна уже в восемнадцать всё это — дело привычное, парень вырос также рано, как и сгнил. здесь он в своей тарелке, проходит за барную стойку и заказывает себе самые пьянящие шоты, а после ищет барыгу в толпе людской. кайн собирается расслабиться, как надо и сейчас для него правил нет. он хочет забыть обо всем, прижать к стене какую-нибудь распутную девчонку, а после отыметь ее в изрисованной хуями и исписанной тупыми текстами, кабинке, зассаного туалета.  тридцать баксов и кайн закидывается таблеткой. кайну хорошо, у кайна эйфории прилив. кайн готов горы свернуть, кайну кажется, что он даже умеет летать, и сейчас он как раз на той самой взлетной полосе и самолет приземлится нескоро.

[indent] кайн идёт на танцпол, что для него несвойственно, но все же. он двигается музыке в такт и кайн в этом неоновом цвете дьявола лик обретает. и он знает, что притихнуть должен, но руки его уже обвивают женскую талию а после губы его с ее губами смыкаются, а после кайн отстраняется аккуратно в карман джинсов золотой браслет убирая. а дальше кайн, хочет еще и еще, это как мания, которую не остановить, но одна минута его ломает, поворот не туда и сказать, что кайн ошарашен — ничего не сказать.

[indent] резкая боль и незнакомое лицо, для кайна такая дерзость слишком интимна, для кайна такое неприемлемо просто, но кайн уже где-то там, а не тут, кайн за пределами своего сознания и сейчас им явно управляет кто-то другой, и кому-то другому это определенно нравится. кайн языком слизывает со своих губ всё, что после незнакомца осталось. и будь кайн не под наркотой, он бы уже разбил этому парню лицо. но вся ирония, складывается в том, что для разума кайна рядом с ним — красивая девочка азиатских кровей, разум кайна полнейшее отрицание включает, разум кайна в протест идёт и на следующий день ему явно за всё это будет стыдно, если бы он, конечно, хоть что-нибудь вспомнит. нет, кайн не был открытым гомофобом, но и до латентного гомсексуалиста ему далеко, он никогда не задумывался, кто есть он, ведь тела женские настолько манящие, что о чем-то другом ему попросту времени думать и не было. а тут он — черт прямиком из ада вышедший, совратительно-манящий и кайн крайст хочет продолжить это всё. ведь девочка азиатка в его глазах, подобна кошке дикой, напавшей на него из-за угла.

[indent] кайн, как пес на поводке шаг за шагом за ним ступает, и рядом садится, смотрит ему в глаза пытаясь сконцентрировать внимание на чертах лица его — тщетно. и слова связать кайну не удается, ведь в голове его хаос и дикое животное желание. теперь кайн желает попробовать на вкус его кровь, а почему бы и нет? ведь только боль и увечья помогают людям напоминать о том, что они здесь, они еще живы, и если ты чувствуешь боль, значит ты существо живое, а не чья-то голограммная проекция, обреченная на вечные страдания.

Отредактировано аляска (14-11-2019 08:19:03)

+2

11

Форум: memory lane
Текст заявки:
внешность: бланка суарес*
возраст: 28-30

ты сломлена. ты одинока и подавлена. птичка в золотой клетке, из которой так сложно выбраться в одиночку. ты прекрасна в своей наивности. прекрасна в вере в самое лучшее, не смотря на то, что регулярно получаешь тумаки от мужа. ты думаешь, что это твоя вина, ведь ты не смогла разглядеть в нем мерзавца. ты винишь себя, свое не умение дать отпор, дать сдачу. ты жалеешь его, потому что когда-то любила. тебе больно видеть во что превратились ваши отношения. ты потеряна. ты забыла, что когда-то была счастливой и улыбающейся, смеющейся. теперь тобой правит лишь одна эмоция - страх.
конечно, ты и представить не могла, что твой брак превратится в нечто подобное. мужчина твоей мечты был всегда ласков, нежен и обходителен. никогда не поднимал на тебя руку, пока вы не поженились. то ли ты была в розовых очках, то ли он умело прятал свое истинное лицо. теперь не разберешь, но ты мечтаешь, чтобы он однажды не вернулся домой. чтобы ты однажды прочла в газете некролог. чтобы кто-нибудь пришел и спас тебя, словно принцессу и замка дракона. только это все в сказках, а в реально жизни ты не выходишь из дома, дабы не показывать свои синяки окружающим.

Франциска (я пока так буду ее называть) жена одного из приятелей Тобиаса. Именно он их познакомил, представив свою жену на одной из тусовок в баре. Тоби сразу обратил внимание на девушку, но, конечно, подкатывал не стал - занятая, да еще и жена знакомого. Увы, брак Франциски начал трещать по швам практически с самого начала. Муж начал ревновать к каждому столбу, запретил девушке общаться с родными, друзьями. Позже добавились побои. Никто не знал об этом, пока Франция не нашла в себе смелости явиться после очередной ссоры с мужем в бар к Тобиасу. Она больше не могла молчать, и, наконец-то правда открылась. Она попросила Тоби спрятать ее, потому что у нее самой средств к существованию нет, так как муж сразу после свадьбы предложил ей уволиться под предлогом, что надо детей рожать, а не карьеру строить. Думаю, женаты они около года, до этого, может, встречались полгода-год.
Возможно, в жизни Франциски, в детстве, случилось что-то такое, что сделало ее такой мягкой, нежной, слегка наивной. Что-то ее сломало, и она подсознательно выбрала себя в мужья тирана. Может, ее бил отец?

В общем, драмы будет достаточно. Мы напишем нашу историю вместе. Я всегда готов к обсуждению и изменению каких-то моментов в сюжете. Люблю общение вне игры. Пишу посты от 5к, могу до 12к точно, смотря как польется водичка. Предпочитаю писать от первого лица, готов отдавать посты 2-3 раза в неделю, могу чаще, реже тоже могу, но это уже не желательно.
*внешность предпочтительна, но не принципиальна. рассмотрю твои варианты.

Ваш персонаж:

анкета

внешность: aaron taylor-johnson
возраст: 32
профессия: бармен, владелец небольшого бара

Тобиас не любит говорить о себе. Он достаёт сигарету из новой пачки, закуривает, глубоко затягивается и направляется в сторону своего бара, где проводит большую часть времени. Выпускает клубы дыма, иногда задумываясь о смысле жизни или о том, когда его небольшой бизнес начнет приносить мало мальски стабильный доход.
Тоби бармен, поэтому он предпочитает слушать, давать советы, анализировать людей и накачивать их различным алкоголем, который, по мнению клиентов, сидящих за барной стойкой, сможет излечить их от душевных ран. Многие приходят пожаловаться на свою отвратительную жизнь, но Тобиас привык к этому сливу негатива. Он пропускает все через себя, но не оставляет внутри и капли той боли и разочарований. Тоби выходит с работы с чистой головой и ясным умом, не жалея ни одного своего клиента и не желая впутывать его жизнь в свою.
В раннем детстве ему пришлось пережить огромную потерю, о которой он уже практически и не помнит. Память - замечательная штука. В четыре года Тоби потерял отца, который был важнейшим человеком в его жизни, а через девять месяцев он приобрёл сестру, которая стала важнейшим человеком в его жизни. В скором времени, Тобиас начал забывать отца, и только фотографии напоминали о нем. Иногда мать говорила что-то вроде «Тоби, ты должен быть сильным, как твой отец», но парень не понимал, что это значит. Он видел, как мать вкалывает в три смены, чтобы прокормить двух детей. Что делал в это время Тобиас? Протестовал. Протестовал так, как умею протестовать только дети, ну и взрослые, которые так и не выросли.
Тоби хулиганил. Он отвратительно вёл себя в школе, дрался с ребятами после уроков. Стрелял сигареты у старшеклассников, а когда получал оплеухи, обзывался и плевался, ведь иначе он не мог дать «сдачи». Из-за поведения сына мать часто вызывали в школу, что неблагоприятно сказывалось на ее зарплате. Она злилась на Тоби, но сделать с ним ничего не могла. Мальчик абсолютно отбился от рук, а ему всего-то нужны были материнская забота, да ласка.
К большому счастью Тоби, Карина росла и становилась более самостоятельной. Благодаря тому, что он проводил с ней много времени, между ними образовалась некая связь. Тоби иногда кажется, что он из двойни, а не старший брат своей младшей сестры. Теперь он дрался по каждой мелочи, которая касалась Карины. Он нашёл отличные причину и повод распускать руки. Вон тот парень посмотрел косо, а этот вроде пригласил сестрёнку на свидание. И длилось бы все это бесконечно долго, если бы не Карина, которая решила провести серьезную беседу. Благодаря этому Тобиас взялся за ум, ведь сестра для него была и остаётся авторитетом, пусть она и младше.
Тоби перестал драться, подтянул учебу. Сумел поступить в университет на экономический факультет и параллельно начал подрабатывать в баре. Его характер не изменился, он остался таким же вспыльчивым и несколько агрессивным, но пытался изо всех сил держать себя в узде. Все ради сестры, ведь он так не хотел ее разочаровывать.
В университете Тобиас пользовался большой популярностью у девушек, но ни с одной у него так и не завязалось серьезных отношений. Он всех сравнивал с Кариной, и ни одна не была на неё похожа. Это казалось ему странным, но он не пытался что-то с этим делать. Да и серьёзных отношений ему на тот момент совсем не хотелось, было достаточно регулярного секса с разными симпатичными девчонками. Он считал, что слишком молод, чтобы связывать себя лишь с одной девушкой, это ведь всегда успеется.
Спустя годы, проведённые в университете и на подработках, Тобиасу удаётся выкупить бар, в котором он работал. Бывший владелец не смог совладать с этой дырой и ушёл в такой минус, который Тоби пришлось очень долгое время поднимать до нуля, не говоря уже о плюсе. Благодаря поддержке Карины парню удалось превратить днищенское заведение в более-менее приличное место, которое начало приносить небольшой доход.
СКРЫТЫЙ ТЕКСТ:

Пример вашего поста:

Пример поста

Очередной скандал с отцом не приводит ни к чему хорошему. Он твердит о том, что мне надо остепениться, а я прошу его просто дать мне денег. Мы стоит и орем друг на друга, не желая идти наперекор своим принципам, решениям и желаниям. В итоге, конечно, приходится уступить мне. Я сдаюсь.
Вот уже с месяц вся семья наседает на меня, а я и слышать не желаю о женитьбе. Ну что за глупости? Идиоты, не правда ли? Они вдруг решили, что свадьба поможет мне вырасти. Мол я застрял в возрасте мальчишки, который не хочет брать на себя ответственность за свою жизнь. И вот мой старший брат решил подкинуть всем замечательную идею - а не женить ли нам Кристофера?! Ведь это отличный повод научить его самостоятельности и ответственности. Как будто это что-то изменит. Они сильно заблуждаются. У меня вообще такое ощущение, что родители просто решили меня скинуть другой «мамочке». Ведь, женившись, я не перестану быть таким какой я есть. Это все глупости. Остепениться мне уже ничто не поможет. Моим родителям нужно было раньше об этом думать, когда они ещё в моем раннем детстве начали вечно сравнивать меня с Клиффом. При чем, сами понимаете, сравнение всегда было не в мою пользу. Я всегда был в их глазах плохим мальчишкой, которому никогда не суждено достичь тех успехов, которых достиг и продолжает достигать их старший сын. Тогда-то я решил, зачем заморачиваться, если я лучше стать не смогу? Можно было бы стараться для них, пытаясь что-то доказать, но мне лень. Все равно я буду хуже, так зачем прилагать усилия, если от тебя и так с радостью откупаются. Помню как родители за каждую провинность давали мне деньги или покупали какую-нибудь игрушку, лишь бы я больше так не проказничал. Но я ж не идиот - мои проказы росли в геометрической прогрессии. Сейчас, конечно, такого уже нет, но отец периодически напоминает мне о том, что не стоит портить его репутацию, и выдаёт чеки. Только вот теперь все пошло совсем не в ту степь.
Клиффорд вдруг решил поставить условия, отец их подхватил, и он даже не испугался испорченной репутации, ведь все и так знают, что его сын, Кристофер Кросс, распиздяй, куда уж хуже. После того, как отец согласился, согласилась и мать. Как итог, на моей стороне осталась только сестра, и то, оставаясь наедине со мной, она говорила о том, что может родители и правы. Хотя бы при них она поддерживала меня. Она ведь тоже любимый ребёнок, хорошая девочка. Один лишь я в этой семье являюсь тем, про кого говорят «в семье не без урода».
В итоге я все же соглашаюсь на эту «сделку с дьяволом». В конце концов, жену любить не надо, хотя от секса, как приятного бонуса, я бы не отказался. Правда, смотря какая жена. Я не могу дать объявление на сайте знакомств о том, что ищу жену, ведь ещё одним дебильным условием было то, что «ты должен любить ее». Вот реально, это какой-то театр абсурда. Взрослые люди несут такую чушь. Даже я, типо неподросший, понимаю, что это полный бред. Женись, но только на той, с которой у вас будет любовь. Типо любовь поможет мне остепениться. Типо любовь приходит по заказу. Я уже представляю: здравствуйте, любовь? Я тут должен жениться на женщине, чтобы родители снова открыли мне денежный поток, вы не могли бы зайти к нам на пару месяцев? Даже не смешно. Но мой отец кретин, как оказалось, поэтому приходится соглашаться, ссылаясь на его кретинизм. Жаль только, что он этого не понимает.
Теперь мне нужно, как можно скорее, найти свою единственную [не единственную], чтобы обратно получить все свои платиновые карточки.
Правда, как искать девушку, когда у тебя абсолютно нет денег? Понятия не имею. Мне ведь не нужна какая-нибудь замухрышка, а другие не ведутся на бедных мальчиков, а я сейчас ой какой бедный. Тем более, те девушки, которые точно подойдут на роль жены, крутятся в тех же кругах, что и я, и они прекрасно меня знают. Ни одна из них просто так не выйдет за меня замуж, а влюблять их в себя я не хочу, это слишком долго. Есть ещё вариант найти какую-нибудь студентку, но, боюсь, моя репутация бабника, уже разлетелась и в те края.
Все это я обдумываю, сидя в кафе, что расположено недалеко от моего дома. Кое-какие небольшие сбережения у меня есть, их достаточно на кофе с маффином, и не хватает на виски со льдом, который бы совсем не помешал. И тут я замечаю знакомое лицо, до боли знакомое лицо. Девушку, которую я когда-то любил. Да, представляете? Любил. Не такой уж я и чёрствый ублюдок. Хотя нет, такой уж, но во всем виновата как раз она. Кейтлин Спаркс. Мы были такими влюблёнными в школьные годы, а потом она меня бросила. Моя мать была категорически против наших отношений, и заплатила Кейт за то, чтобы она отвалила от меня. И девушка не долго думая, решила, что деньги куда важнее любви. В принципе, она не прогадала и оказалась ой как права. Только мне теперь нужна любовь, хотя бы псевдо, чтобы получить свои деньги.
Я не видел Кейтлин больше десяти лет. Я не знаю чем она живет и как. Я вычеркнул ее из своей жизни, будучи ужасно обижен и оскорблён. Сейчас я не чувствую к девушке той ненависти, что была во мне, когда я только узнал о таком предательстве. Я помню, как мама говорила мне о том, что она оказалась права, что эта девушка мне не пара и так далее. Она объяснила все тем, что просто решила проверить Кейт, а там не прошла данной проверки. Что ж, убедительно, даже очень, и я поверил и до сих пор верю. И если бы я сейчас не был в столь плачевном состоянии, то я бы сделал вид, что не узнал Кейтлин Спаркс. Но, как я уже сказал, мне выбирать не приходится, поэтому я, когда наши взгляды встречаются, улыбаюсь девушке. Затем встаю и подхожу к ее столику, за которым она пребывает в гордом одиночестве.
- Тебе можно составить компанию? - Кейт удивлённо кивает головой, а я присаживаюсь напротив неё.

+2

12

Форум:BAG OF BONES: THAT 90'S SHOW!
Текст заявки:
https://66.media.tumblr.com/7655a6bc064161f7f7ed31278663f711/tumblr_p4a4pebiND1wruyrjo9_400.gifv https://66.media.tumblr.com/d59a4804e6dd0640e471142f4d0480a5/tumblr_p4a4pebiND1wruyrjo10_400.gifv
andy biersack


Джонни; 20-24 ; рок-стар на минималках


all this people

Джонни начал мечтать о славе The Rolling Stones и Guns N'Roses еще до того, как научился складывать двузначные числа. Неудивительно, что выпускной класс школы так и остался не оконченным, а мыслей о колледже даже не возникало.

Пока в двенадцать ровесники целыми днями торчали у игровых автоматов, Джонни стирал в кровь пальцы о гитарные струны, пытаясь извлечь из них идеальное звучание.
Пока в четырнадцать ровесники готовились к контрольным, Джонни ревностно выискивал таких же музыкальных маньяков, как он сам.
Пока в шестнадцать ровесники тискали девчонок на последних рядах в кино или пили в чьем-нибудь гараже, Джонни брался за любую подработку, чтобы собрать денег на первую студийную запись для своей группы.

И как бы ни было тяжело, уже тогда Джонни знал, что все это непременно выгорит. Сейчас ребята колесят не только по Мэну, но и соседним штатам. Собирают не стадионы, но вполне приличные клубы, дают интервью местным изданиям и радиостанциям. Купаются в обожании подростков. Но Джонни этого мало. Ему всегда всего мало. У Джонни звездная болезнь, которую он не признает. Он распробовал славу на вкус и жаждет ещё, фанаты возносят самооценку до небес, карманы полнятся деньгами, а руки во многом развязаны. Музыка для Джонни - все еще самое главное в жизни. Вот только приправа из секса и наркотиков оставляет куда более приятное послевкусие.

Джонни не помнит, когда в последний раз был полностью чист и трезв. Джонни ведет себя агрессивно, и всем вокруг это нравится. Скандальные заголовки, дерзкий образ - общественность одобряет. Не одобряют иногда служители закона, и Джонни не раз и не два оказывается в участке за свои выходки, но всегда остается безнаказанным. В какой-то степени ему это даже на руку.

Анабель попадает на концерт в Портленде случайно, за компанию с подружками. И понимает, что влипла, как только видит Джонни с микрофоном на сцене. А дальше - спонтанная проходка на афтепати (спасибо, Господи, что она выглядит чуть старше своего возраста), смазанный поцелуй и скандал от мамы за то, что вернулась под утро. У Джонни десятки таких, как Энн, и он забывает о ней на утро. Она - не забывает. Анабель сама находит контакты его знакомых, менеджера, ребят-музыкантов. Всеми правдами и неправдами она ищет встречи, пока знает о том, что группа еще в городе.

И, знаешь, упорство работает не только в случае с популярностью. Джонни сначала забавляет, а потом в какой-то степени привлекает такая настойчивость. Ему льстят старания девочки, и однажды он набирает ее номер. А потом еще раз, когда они оказываются недалеко от Портленда, приглашая Энн на концерт в соседний город. И еще.

Их общение происходит наплывами. Джонни то пропадает с радаров, оставляя Энн в неведении, то возвращается так же внезапно и требует от нее внимания. "Ты же понимаешь, я не могу все бросить и быть тут постоянно, малышка". Ей остается только ждать или даже вырываться к нему (на небольшие расстояния) под безумными предлогами, если представляется такая возможность. Ему, конечно же, ничего не мешает трахать других в номерах отелей, туалетах клубов, их туравтобусе.

В этот раз они не контактируют с весны, и Анабель поначалу находит утешение в выученных наизусть песнях и редких журнальных заметках. За лето страсти немного утихают, ей вдруг кажется, что ничего такого и не было. На фоне огромных проблем Энн вообще забывает о Джонни. Пока одним осенним утром они не пересекаются в городе, где ни один из них быть не должен.

И все вроде бы ясно и до жути банально, но в этой истории есть только один вопрос. Зачем ты вернулся в родной Бангор, Джонни? Неужели натворил что-то очень плохое?


all about us

Очень хочется отыграть атмосферу грязного рок-н-ролла 70-х - 90-х с девочками-группи, клубами и наркотиками. Ничем хорошим эти взаимоотношения не закончатся, но будет весело.

Ваш персонаж: Анабель Стивенсон, школьница, по уши увязшая в проблемах
Пример вашего поста:

Пример поста

Новая школа давалась Энн тяжело. Мисс Коммуникабельность умерла где-то на трассе между Бангором и Портлендом, когда в багажнике отцовской машины глухо ударялись друг о друга заполненные оставшимися вещами чемоданы. «Сложно сказать, сколько это будет длиться,» - сказали врачи, замявшись. «… на неопределенное время, так что собирай всё. И в школу тебя там устроим,» - сказал Марк.

По правде говоря, Анабель предпочла бы не быть здесь. Уж точно не в выпускном классе. Но обстоятельства забыли ее спросить. Каждый взгляд и перешептывание за спиной казались враждебными, другие девчонки косились с явным недоверием и неодобрением. Анабель стала новенькой, уже без шансов стать не_чужой. В любой другой ситуации она моментально нашла бы контакт со всеми в радиусе досягаемости, но сейчас меньше всего хотелось тратить силы на то, чтобы вникнуть в других людей. Слишком многое произошло в последнее время. Здесь у нее была только Марта и массовкой – ее круг общения, имен которых Энн даже не пыталась запомнить. Она машинально смеялась над шутками, машинально поддерживала разговоры и машинально делала домашку, получая расположение учителей. Стивенсон вообще делала что угодно, лишь бы не оставаться в полном одиночестве, утопая в воронке разрушающих мыслей. Лишь бы не подпускать к себе мертвых детей. Зачем ей новые друзья в Бангоре, если уже есть целый выводок? Ну и что, что помладше лет на десять и прогнили до желтых костей. Ха-ха. Энни уже приноровилась шутить у себя в голове, в очередной раз видя знакомые фигуры на пороге комнаты. Или через дорогу, смотрящие ей вслед. Или черт-знает-где-еще, куда бы она ни шла.

Сегодня это случилось на контрольной по математике. Шуршание ручек по бумаге вдруг нарушил противный громкий скрип. Анабель дернулась и подняла глаза от листка с заданиями, уравнения как-то сразу отошли на второй план. Две пары маленьких иссохшихся ручек, двадцать не по-детски пожелтевших толстых и местами обломавшихся когтей вновь с силой провели по доске, издавая тот самый звук. Почти безволосая голова девочки повернулась к Энн, ощерившись черными остатками зубов, кое-где еще торчащих из изъеденных червями десен. Многоголосый детский смех заполнил класс, будто исходя ото всех поверхностей сразу. Дыхание девушки сперло. Они еще не подходили так близко, так настойчиво, когда вокруг нее было столько людей. Энн в панике закрутила головой, но этого совсем не требовалось. Она и так знала, что никто из присутствующих даже не отвлекся от своего занятия. Тучный мистер Джонс лениво восседал за своим учительским столом, смотря в окно. Теплая осенняя погода и мысли о тыквенном пироге, что жена пообещала испечь к ужину, занимали его куда больше, чем происходящее в классе. Адам, сидящий через проход от Стивенсон, самозабвенно переписывал ответы с ее листа и только испуганно дернулся, когда девушка вдруг повернулась в его сторону. Он наверняка не разглядел ужас, плещущийся в ее глазах.

Закончив терзать доску, детки медленно двинулись по обе стороны от ряда парт, в котором сидела Энн. Их пальцы касались краев столов, мимо которых они проходили, спинок стульев и чьих-то плеч, владельцы которых этого даже не замечали. В тот момент Анабель страстно желала тоже не замечать. Мальчик подволакивал левую ногу, вывернутая ступня которой смотрела назад. Они будто специально шли медленно, издеваясь. Улыбки на мертвых лицах становились все шире и шире. Смех теперь, кажется, звучал прямо в голове Энни, отдаваясь в ушах вполне физической болью. Их разделяла всего одна парта.

Тишину в классе нарушил звук упавшего стула, когда побледневшая девушка вскочила со своего места и подхватила рюкзак.

- Мисс Стивенсон, до конца контрольной еще сорок минут! Неужели вы все решили? – высокий голос мистера Джонса звучал все более возмущенно по мере того, как Анабель приближалась к выходу.

- Мне нехорошо, - пробормотала она уже в дверях, даже не заботясь о том, чтобы учитель ее услышал. Когда створка хлопнула, девушка сорвалась на бег, заполнив коридор стуком массивных подошв. Ей срочно нужно было на воздух.

До прихода школьного автобуса оставалось еще полчаса. Анабель могла бы позвонить отцу и попросить забрать ее раньше, но Марк и так настаивал на ее походе к психологу. И с каждым днем все тверже. Выдумывать какое-то другое объяснение происходящему Энн не хотела. Она не любила врать. Ей вообще казалось, что после того, как мама нашлась в коме в одной из портлендских больниц, после этого вынужденного переезда они с отцом отдалились друг от друга. Энн больше не могла биться в стену его непонимания. Разрушить ее сам он не хотел.

Оказавшись на улице, девушка нервно оглянулась, но никто ее не преследовал. На солнце, лучи которого в середине сентября еще грели, все произошедшее могло бы показаться абсурдом, больной фантазией. Если бы планомерно не изматывало ее на протяжении месяца. Сердцебиение постепенно утихало. Энн вышла из ворот и завернула за угол стадиона, на котором бегали ребята помладше. Несколько старых кленов росли здесь, наверное, очень давно, образовывая удобный закуток, не просматривающийся из окон школы. Энн уселась прямо на землю, не боясь испачкать юбку, и привалилась спиной к одному из стволов. Из недр кармана появилась помятая сигарета, втайне выуженная из пачки отца сегодняшним утром. Ладно, может быть, она не была с ним честна на все сто процентов. Анабель понадобилось четыре спички, чтобы подкурить сигарету трясущимися руками. Не то, чтобы ей очень нравился вкус табачного дыма. Но, кажется, так справляются с нервным напряжением все вокруг? Что ж, в таком случае сейчас Энн должна была выкурить целую пачку.

Прошло не так много времени, прежде чем издали послышался звонок, оповещающий о конце урока, и из дверей медленно потянулась толпа школьников. Стивенсон поплелась к остановке подъезжающего автобуса. Марта, совершенно не подготовившаяся к контрольной, притворилась сегодня больной и осталась дома. Наверняка весь день смотрела Санта-Барбару по телику и объедалась мороженным, пока никто не видит. В общем, ждать было некого. Энн вошла в душный салон и закашлялась от спертого воздуха. Сзади кто-то нетерпеливо подтолкнул ее, и девушка села возле окна, надеясь, что место рядом так и останется свободным. Разговаривать ни с кем не хотелось, поэтому она просто закрыла глаза, прислонившись к теплому стеклу. Голова начинала болеть.

Отредактировано chelsea smile (16-11-2019 23:46:36)

0

13

Форум: SACRAMENTO
Текст заявки: мы встретились с тобой в момент моего полного падения; если честно, я до сих пор называю тебя  осточертелым мистер, потому что твое имя на моих губах звучит ругательством. я называю тебя мистер в момент, когда пальцы дрожат от подкатывающей к горлу истерики и желания просто сбежать и не возвращаться. ты — тот самый психотерапевт, который однажды возник на моем горизонте и никак не хочет отпускать от себя. конечно же, тебе попался довольно занятый случай с поправкой на то, что такие как я — не выживают дольше положенного. я не знаю до сих пор твоего имения — читать бейджики не в моем желании, но в твоем — знать как можно больше обо мне, о том, чем и как я живу.

я делаю вдох каждый раз, когда открываю дверь и выдыхаю, оказываясь в кресле; у тебя всегда здесь стерильная чистота, ты обходителен и слишком аккуратен в свои словах и своих поступках — профессия психиатра накладывает на тебя терновым венком ту самую ответственность, которую т обязан нести за каждого твоего пациента. за меня тебе хочется отвечать больше всего — ты прекрасно знаешь о том, что я вич+, мне шестнадцать и именно ты классифицируешь у меня бар, после которого жизнь разделяется на две диаметрально противоположные грани. ты улыбаешься всегда так открыто, протягиваешь руки ко мне — ну же, девочка, поплачь, а я послушаю; каждая наша встреча — танец на ножах и никто не знает, кто сдастся первым.

я ничего не знаю о тебе, но ты обо мне, кажется, все — ты знаешь, где находится мой дом и моя школа. ты знаешь, что я пью-ем-слушаю, какие наркотики принимаю и с кем сплю; ты знаешь в какой день мне сдавать анализы, в какой магазин по дороге домой я зайду и какие лезвия будут лежать у меня в сумке. ты знаешь столько, сколько не знают мои родители, потому что ты тот самый гнусный тип, которых называют — сталкеры. я не хочу знать, что тебя так перемкнуло и заставило заниматься этим, не хочу даже думать о том, что я — не единственная, но ты пугаешь меня до чертиков в тот момент, когда оказываешься со мной в одной квартире моего друга. ты пугаешь меня до чертиков, когда мы оказываемся в одной комнате и когда ты берешь то, что тебе кажется твоим; я не помню, как добиралась до дома и, наверняка на тебя уже написал заяву мой отец, но я все равно иду к тебе на прием, где мы не говорим о том, что произошло.

наши отношения выходят за рамки, которые диктуют все стандарты и образцы. ты — гораздо старше, я — твой пациент и вич+ и мне шестнадцать. я не знаю, как тебе не страшно брать меня каждый раз и как ты еще ходишь по этой земле — когда-нибудь тебя схватят, но а пока что твоя папка с моим именем все пополняется новыми фактами, а я все так же набираю тебя в моменты, когда не могу справиться с демонами.
Ваш персонаж: http://sacramentolife.ru/viewtopic.php? … 0#p2845436 [илай — шестнадцать лет; внешность — таиссия фармига; вич+ девочка с биполярным аффективным расстройством]
Пример вашего поста:

Пример поста

[indent] когда-нибудь ты умрешь, илай. нет, умирают все и всегда, но ты будешь первая в списках, ты больше не выживешь, потому шанса никто не даст; вирус имунодефицита как кара ложится на твои плечи, которые итак слишком хрупкие — тебе пятнадцать, тебе бы в куклы играть и конфеты есть, тебе бы смеяться и себя солнцу подставлять, но вместо этого ты разрушаешь себя день за днем. здесь счет перестал идти на года, счет идет едва ли не на мгновения — держи, хватай, используй. для тебя, илай, все давно кончилось, вот только никто не понимает этого.

[indent] они говорят держись, а ты просто хочешь сдохнуть где-нибудь там, где никто не найдет; ты закрываешь глаза каждую ночь, чтобы никто никогда не нашел и сигналы sos не собираешься даже посылать. тебе пятнадцать и тебе не снятся светлые сны — согласно каждому соннику тебе будет смерть от руки любящей, от руки желанной. ты закрываешь глаза и вспоминаешь марка, который наградил тебя этой карой, которой разделил с тобой ношу, возложенную на него, но ты не можешь злиться — тебе просто никак. ты закрываешь глаза и засыпаешь под таблетками без снов.

[indent] тебе пятнадцать без пометой где-то, зато на твоей руке целые созвездия шрамов-полос и глаза стеклянные, мертвые. ты оказываешься в какой-то квартире, сидишь на диване и позволяешь себе пить и раскуривать косяк — чувство самосохранения больше нет, ты давно уже в списках погибших [отец считает иначе, конечно же] и по заветам врачей тебе заболевать-то нельзя, но ведь кому какая разница, правда? где-то внутри поднимается слепая и необоснованная ярость, а чертовы руки так сильно ноют, что хочется разорвать их с концами, оставить после себя реки багряной крови и вздохнуть спокойно — на том свете мы все когда-нибудь отдохнем, ты знаешь об этом не понаслышке.

[indent] глаза высыхают от слез в туалете слишком быстро — смотришь в зеркало и не узнаешь себя, усмехаешься и выходишь обратно к ребятам, что растворяются в неоне и заставляют тебя ощущать себя живой; сжигать мосты слишком сложно, но нужно. сжигать мосты слишком энергозатратно, а тебе все равно — танцуешь, взаимностью не отвечаешь никому и лишь пальцами своими скользишь по чужим плечам, позволяя губам целовать себя; в какой-то момент ты хочешь домой, на кухню, чтобы засунуть голову под струю воды и разреветься — биполярное аффективное расстройство дает о себе знать слишком сильно, о тебе заботятся и боятся еще сильнее, но тебе — все равно. когда ты живая ходячая бомба замедленного действия — тебе становится так резко все равно на это, тебе просто лишь бы успеть сделать то, что ты мечтаешь;

[indent] это не клуб, это чей-то дом, который каждый приходит со своими уставами — здесь нет паленого алкоголя, музыка только самая лучшая и даже наркотики — лучшие. ты никому не говоришь, что пользуешься легкими наркотиками, что куришь травку и табак — тебе нравится, как дым оседает в твоих легких и выходит дымом сизым. ты никому не говоришь, что больше не смотришь мультики и твои фильмы, как и жизнь, это лишь нуар, от которого сбежать бы хотелось, да вот ловят на чертовом самом краю и не дают умереть; вздох вырывается слишком явным, а следом — смех. тебя сжимают за руку, тянут в самую гущу людей и ты растворяешься в их касаниях, которые больше не приносят тебе дискомфорт. ты смеешься, касаешься губами кого-то и уходишь ровно в два.

[indent] ты не встречаешь рассвет на тачке какого-то парня, ты просто идешь домой босиком, по улице, не смотря ни на что. тебе — все равно, потому что тебе пятнадцать и жизни в тебе осталось лишь на несколько последних залпов, а потом бомба рванет и оставит после себя привычное месиво, которое долго будут соскребать; ты идешь босиком, пьешь воду и пытаешься хоть как-то держать себя в сознании, потому что голоса в твоей голове крепнут с каждым разом и ты пытаешься их не слушать — глаза стеклянные, любой бы тебя поймало и упек за решетку, но тебе все равно. твои наркотики — люди, дорожки и сигареты с косяками. твои наркотики — музыка и попытка спасения себя [спасение утопающих дело рук самих утопающих], а завтра опять к психотерапевту, который осточертел настолько, что пора бы уже решить это все радикально.

[indent] ключ в двери и запах сигаретного дыма; ты открываешь дверь в три пятнадцать после полуночи и скользишь тенью бестелесной, ставишь туфли на стойку и потягиваешься, когда снимаешь с себя куртку. ты закрываешь глаза, приваливаешься к стене и замечаешь, что здесь кто-то есть. ты замечаешь тень, потому что свет падает именно так, но улавливаешь этот самый страх, который оседает внутри тебя липким маревом. ты смотришь в его глаза, смотришь в глаза отца своего [почитай отца и мать своих] и растворяешься в сигналах бедствия, потому что

[indent] мне очень хорошо, пап вместо помоги мне, пожалуйста. помощь это совсем не то, что ты привыкла просить; ты различаешь каждый его запах и каждую его частичку, вот только в голове зацикливается желание навредить себе, ведь ты понимаешь — скандал обязательно будет. тебе пятнадцать и ты шляешься черт знает где, приходишь облолбанная и вот сейчас ты ничего сделать со всем этим не можешь — разреветься и пасть в ноги не твой формат, а стоять с гордо поднятой головой — безвыходная ситуация.

// слабость не порок, вот только никому она не нужна

[indent] ты — слабая, слабая, слабая. тебе бы просить помощи, просить чтобы тебя спасли, но ты лишь замираешь и прислушиваешься к себе,. у тебя ноют руки и ноги, которые сбиты после прогулки, голова у тебя — тяжелая, но ясная, ведь ты четко понимаешь что последует дальше. твои щеки горят, а его руки такие холодные, такие родные, что хочется просто сбежать куда подальше — пожалуйста, не смотри на меня, ведь я сейчас так плохо выгляжу. ты стоишь, замирая напротив отца и глазами касаешься всего, за что можно зацепиться — тебе бы сейчас пасть на колени и реветь в горло, сдирая его, но ты замечаешь каждый путь к отступлению и выдыхаешь этот воздух проспиртованный — убивать себя гораздо легче, чем спасать, так ведь, илай?

[indent] пап, отпусти вырывается не то, чтобы жалко, но неловко. ты хочешь сбежать, не хочешь впутывать сюда маму, но его руки — единственное, что сейчас тебя держит на поверхности этого болота, куда ты ныряешь с таким упорством.

+2

14

Текст заявки: стань мои сердцем, слева, в груди. приди ко мне в снежный день в начале зимы, переверни эту чёртову страницу и ворвись в мою жизнь, наполни ее красками, шутками, смехом. это то, чего мне не достаёт — родного человека, чьего присутствия в жизни я бы очень сильно хотел. я ищу человека, с которым в огонь, воду и медные трубы, за руки и вдвоём, потому что так надо.

стань моей музой, чтобы пальцы сводило от делания писать (а я стану твоей), давай придумаем не одного персонажа, покорим не одну ролевую и просто будем друг у друга чуть ближе, чем друзьями. давай будем соулами, поддержкой и опорой, не забывая о том, что все мы — люди.

стань моим возвращением, громким, фееричным — позволь мне с тобой пойти на корею, на реал, да хоть на кроссовер. позволь мне придумать с тобой историю, воплотить ее и писать посты в запале, пока бегу по городу на учебу или работу. если тебе интересно, я могу в любой жанр, в любое направление. в гет у меня плохо выходит, да и играю я строго за девушек, но, может, это не станет причиной? стань тем, кому я буду писать посты от 6к и до бесконечности, кому я буду кидать сто и один арт/фото/хэдканон. стань тем, под чьей рубашкой я смогу спрятать сокровенное и отогреть пальцы.

стань для меня ближе, чем все люди. а я стану таким для тебя.

Пример вашего поста:

Пример поста

[indent] чимину кажется, что с ним играют и ему очень сильно хочется просто сбежать отсюда, не значит ничего, не стоять под мерцающими и жужжащими лампами; мир разбивается на две, три, десять частей — просто однажды все выходит из под его контроля, просто однажды он просыпается посреди ночи и бежит в туалет. он склоняется над раковиной и из него вытекает кровь по капле, капля к капле. они вырисовывают чудеснейшие узоры на белой поверхности раковины, складываются в пятно и утекают в водосток. туда же, куда вытекает вся жизнь чимина этой ночью. туда, куда утекают все его надежды и желания — он стирает все, пытается смыть и не реветь. чимину страшно, но будить юнги совершенно не хочется — на коже расцветают засосы и старые метки, которые так и кричат о принадлежности к старшему. и, казалось бы, он должен спать сейчас рядом с хеном, должен доверчиво прижиматься к нему и искать защиты от ночных кошмаров, но вот она правда — он сидит в ванне, вытирает пол от собственной крови и старается не наследить еще больше. и все это кажется чертовским розыгрышем.

[indent] но жизнь — не карусель в парке аттракционов, она продолжает наступать на пятки, давить своим авторитетом; чимина рвет дома, в одиночестве, он захлебывается желчью и кровью. вызывает скорую ему, кажется, сынчель, который пришел к нему просто пропустить кружечку кофе и поговорить за игры. чимина рвет, он задыхается и ему кажется, что это никогда не кончится. фаянс покорно принимает все, что ему дают — так же принимают его и врачи, увозят в клинику и отправляют потом на обследования. тем вечером он получает направление на онкологию, а через неделю слышит тот самый приговор — острый лимфобластный лейкоз. никто не говорит, сколько ему осталось и вообще насколько сильно все проявит себя в ближайшее время. все просто смотрят с какой-то наивностью, словно у него грипп, вот только у чимина — рак. от рака умирают, от гриппа — редко. но чимин ведь так прекрасно надевает маски, смеется звонко и умывает свое лицо от слез, потому что дальше будет только хуже, а пока что нужно натянуть одну из многих личин и просто улыбаться. ведь так всегда поступает чимин.

[indent] дома все кувырком. он спешно собирает вещи, пока не приходит юнги. не успевает уложить лишь фотоаппарат и аппаратуру свою, кусает губы и выплевывает что-то едкое, ранящее, обидное. он в глаза не смотрит — ему кажется, что его раскроют. кажется, юнги пытается достучаться, что-то сказать, а чимин вешает на него вину, выкидывает свои страхи обвинениями и просит катиться к чертям, просит свалить и не портить жизнь, но уходит сам, сам делает выбор за двоих. именно он виноват в том, что ревел дома, что не помнит как добрался до него и таблеток с алкоголем наглотался — не в попытке покончить с собой, но в попытке отрешиться от реальности. чимин сам виноват в том, что с самого начала нужно все выстраивать — бороться с проклятьем, сдавать анализы, проходить психиатра с простой фразой у меня матушка была с шизофренией. чимин сам виноват в том, что выдыхает сдавленно и кричит куда-то в море, он сам виноват в том, что дома запирается, что ему хуево и друзья приносят еду. чимину кажется, что его просто тыкают палочкой и проверяют на признаки жизни, ведь кто знает, что он сделает с собой?

[indent] все меняется в одночасье — ему говорят, что он красивый. ему показывают твитч, ему показывают сраный овервотч и еще несколько игр, вытаскивают и. чимин добивается успеха, создает канал, раскручивает его и, конечно же, он получает донат. спускает его на лекарства, спускает его на еду и на что-то еще, по мелочам. покупает себе микрофон специальный, стул удобный, одежду и даже меняет компьютер. чимин устраивается, набирает себе публику и навсегда закрывает свое сердце, потому что нельзя туда пускать, потому что ничто не вечно, потому что чимина может просто не стать вот сегодня ночью — прощается на каждом стриме он так же, как если бы прощался навсегда. и когда в очередной раз он проходит комиссию, когда ему говорят, что у него ремиссия — он лишь выдыхает почти свободно, крайнюю мысль объясниться перед старшим отметает навсегда и кусает свою губу до крови.

[indent] пойдем на свидание? в общем чате практически такое же неоиданное, как и чей-то вопрос про отношения. на второй чимин отвечает нет, ссылается на какое-то чертово мне оно просто не нужно, а после быстро заминает тему, смеется, мол ого, да у меня двадцать тысяч хилла на мойре, прикиньте? и все звучит так по-настоящему, что чимину хочется блевать и плакать. и пока матч ищется, он зачем-то пишет этому смельчаку, просит обратиться в директ и только потом, спустя едва ли не два часа попыток "съехать" принимает это чертово приглашение.

[indent] чимин заранее знает, чем обернется свидание.

[indent] кажется, он переносит его раз в третий. у него слабость во всем теле первые два, он даже не стримит почти что, потому что сидеть не удается. у него где-то под рукой блокнотик с желаниями, в комоде лежат журавлики и цианид, который он попросил достать однажды. небольшая ампула, которой хватит, чтобы быстро уйти из жизни, не оставить после себя ничего; в день х чимин не несется никуда, выходит заранее, вставляет наушники (он накопил на новый телефон и наушники, конечно же, беспроводные), оправляет неловко свою футболку и ремень на узких джинсах с дырками. чимину кажется, что он — не тот, кого надо звать на свидания, у него уши проколоты, у него с собой ворох проблем и он даже не мерзнет, хотя сегодня сыро. а еще у чимина белые кроссовки и он думает, что если пойдет кровь, это будет все слишком прозаично — красное на белом флешбэками в мозгу и вьетнамом по сокровенному, ведь юнги так и не узнает ни о чем.

[indent] юнги. имя горчит, веет тоской могильной, заставляет перехватить дыхание на мгновение, когда собственные пальцы тянутся к сигаретам, но тут же убираются — у чимина кольца на пальцах, но всем посрать. на чимина оборачиваются, кто-то пытается заигрывать с ним в гляделки, какая-то девушка в автобусе жмется все ближе, а у чимина музыка оглушающая, попытка вытравить тоску на языке и желание сорваться, добежать до их квартиры и точное осознание, что сегодня он скажет на все и сразу нет, потому что отношения — не про него.

[indent] в кафе не так много народа, а потому чимин не обращает внимание ни на кого. улыбается знакомому за стойкой, улыбается официанту и дежурно отвечает на вопрос про самочувствие, а после вздрагивает. вздрагивает, когда слышит чужой голос прежде, чем поднять голову, прежде чем понять, что перед ним — мин. тот самый, настоящий. пропахший чертовым табаком, с острыми скулами. мин, которому он поломал, наверное, все. так же, как поломал себе, когда сбегал поспешно. и он говорит так, словно они разминулись вчера, словно два часа назад он целовал его, а теперь просто пересеклись; чимин задыхается, пальцами в стол впивается, потому что голова кружится, когда он выдавливает сиплое привет, хен, у него перед глазами пелена, когда он лишь кивает, словно соглашаясь с тем, чтобы юнги сел напротив него. у него мир из под ног уходит, потому что все так остро, все так взаправду и ему бы быть сейчас резким, отрубить все на корню, но.

[indent] у чимина внутри перемыкает все. у чимина внутри разбиваются фрегаты о скалы и наступает штиль. и мир замирает, когда он поднимает голову и улыбается ему, когда губы едва ли размыкаются в давно не виделись и глаза-в-глаза, чтобы только он понял, что там спрятано удушающее я так чертовски скучал и виноват.

Отредактировано обреченный (19-11-2019 23:30:40)

+1

15

обсуждается

Форум: 23 jump street
Текст заявки: 30+ до бесконечности, мужчина, гомо/би.
мы не скажем, кем быть по жизни, но можем порекомендовать стать врачом или юристом (потому что тогда +1 заинтересованный).
мы не скажем вам, какое лицо примерить, но можем выдать рекомендации и начать ныть (christian bale, michael eklund, richard armitage, ezra miller (внезапно), frank grillo и масса_масса еще).
человек, скрывающий в себе классическую жестокость по сюжету «он был хорош собой так же сильно, как любил душить любовниц нейлоновыми чулками», с неплохой профессией/образованием и умением нормально так держаться в обществе — вот, что мы скажем.
мы хотим маньяка. любовника. насильника. двуличную мразь. классического абьюзера, по которому сразу-то и не скажешь. стекло, психотравмы и немного веселья.
бруклин думает о нем больше, чем стоило бы: ведь он лучший, чем все предыдущие любовники, он очарователен, обходителен, харизматичен, бруклин за глаза зовет его ‘мой котик’ и не может перестать тарахтеть о его положительных качествах. и в упор не замечает той грубости и жестокости, к которой он склонен. бруклин — восторженный кретин, и его видит сквозь глубоко розовые очки, все его дурные наклонности списывая на усталость, рабочую заебанность и мигрень.
бриттани старается не думать о нем: она считает, что он подозрительный. подозрительно много бруклин рассказывает о нем, подозрительно много хороших дел, по мнению бруклина, он совершает. не бывает настолько положительных людей с таким социальным статусом — у него неплохая карьера, он чего-то там добился — но опять же со слов бруклина. бриттани пробивает его по базам — по молодости он проходил свидетелем по делу об убийстве молодой женщины, дело тогда замяли, но осадок остался. ещё он проходил свидетелем по делу о пропаже юноши шестнадцати лет — парень вышел из дома воскресным утром и не вернулся, а теперь бруклин, который восхищается им и настойчиво прячет синяки на руках. возможно, у бриттани это профессиональное — она во всем видит подозрение. а возможно, что-то здесь не чисто. и девочка, которая пару месяцев назад пропала, выйдя из стрип-клуба, это неспроста.
   
полный текст заявки можно прочитать на форуме, не думаю, что нужно дублировать везде одно и то же: ссылка
оба игрока условно-активные, оба с работой и личной жизнью, поэтому спидпостинг, конечно, не про нас, но потрещать за жизнь горазды. приглашаем сразу на форум, в личную связь и на каток, умеем излагать мысли буквами и иногда драматично кивать в ответ. тот, который бруклин, чуть более тормознутый, и к этому придется быть готовым. если у вас есть идеи, кот и дедлайны, то вы нас поймете.
 
Ваш персонаж: ищем вдвоем: бруклин дэвис/энджел даст (noen eubanks), 21 год, студент, снимается в гей порно,  ведет откровенно распутный образ жизни и мысли и ни о чем не жалеет + марла брукс/бриттани эдисон (brittenelle fredericks), 28 лет, коп под прикрытием стриптизерши, вынуждена делить с вышеупомянутым жилплощадь и быть голосом разума.
Пример вашего поста:

заявку писали двое, но пост бруклина

i'll drag you into my home
lose you deep in my thoughts
x x x x x x x x x x x x x x x x x x x x

[indent]тяжелые листья глубокого темно-зеленого цвета. они покачиваются в такт веселым, совсем лишенным размеренности, тем_самым_шагам человека навеселе и без единой осознанной идеи в голове, стремятся подняться выше, к жидкому свету еще не успевших погаснуть фонарей, подальше от городской пыли, от утренней прохлады, почти минусовой температуры; заляпанные чем-то отвратительно розовым того_самого_цвета_бабблгам декоративные камни перекатываются в дешевом пластиковом горшке. почти как переноска для кошек. что-то восхитительно одноразовое чувствуется во всем этом. Джефф недовольно раскачивается из стороны в сторону, как под глубоким кайфом, угрожая свалиться на белобрысую голову Бруклина всем своим весом. Джеффу совершенно точно не нравится ни время суток, ни сумрачная погода, ни редкие встречные по пути круглосуточные магазинчики и забегаловки — да и сам Бруклин ему скорее всего ничем не импонирует. если бы Джефф мог, он бы давно уже послал его на хуй. если бы Джефф имел такую возможность, то отдал бы все за шанс ее реализовать.
[indent]но пока Джефф может рассчитывать только на сочувственный взгляд тяжело бредущего в сторону своего любимого бара забулдыги, еще не знающего, что через сто-двести метров его настигнет жестокое разочарование жизнью под кодовым названием утренняя_пересменка. или подсчет кассы. или что-то подобное: в любом случае, провожающий его развеселым взглядом Бруклин уверен, что бар, к которому нацелил маршрут незнакомый прохожий, выставил табличку closed и притушил призывные огни. и Джефф это видел. а больше никого на улице и нет.
[indent]тяжелые темно-зеленые листья ритмично шлепают по огромному, безразмерному шарфу кричащего цвета фуксии, намотанному в несколько кругов на голову Бруклина — уже почти зима, холодает отвратительно быстро, вокруг все сыро и серо, но душу вышагивающего по тротуару радует мысль о том, что может быть выпадет снег, случится на улицах Филадельфии то_самое_рождество, как на открытках из Нью-Йорка.
[indent]несколько часов назад Бруклин протирал седушку пластикового барного стула и в очередной раз пытался подкатить к бармену. закатить парочку намеков. закатить небольшой скандал. он часто проводил место в том заведении, источая всем своим видом колоссальное равнодушие к происходящему за спиной — практически так же великолепно, как в свою очередь бармен по_имени_Лукас изображал равнодушие по отношению к Бруклину. может быть у него трое детей и любимая плюшевая собачка. может быть у него три любовницы и один ебырь. может быть он не стоит того, чтобы Бруклин так бесился —
[indent]я самая красивая женщина здесь, сладкие щеки, — говорит он.
[indent]но бармен_который_Лукас делает рожу кирпичом и в сторону Бруклина не смотрит. у бармена своя работа, свои интересы, тряпка протирает высокий стакан и пошлые намеки особенно старательно гасит громкая музыка. когда-нибудь ему надоест и он вышвырнет Бруклина через черных вход головой вперед в мусорный бак. когда-нибудь Бруклину надоест и он залезет к бармену под стойку.
[indent]в очередной раз получив от ворот поворот, Бруклин благополучно присел на уши другому неблагодарному слушателю и завел одну из своих классических шарманок о тяжелой обездоленной судьбе. каждый раз — как первый. каждый раз — чертов фурор.
[indent]— ма-а-атери родной своей не нужен!
[indent]Бруклин понятия не имеет, как зовут эту женщину, так сочувственно смотрящую на него снизу вверх, но ломает комедию похлеще матерого театрала, подтирающегося 'безумными подмостками' и разве что футболку на груди не начинает рвать: пять минут спустя женщина готова пойти на убийство из сострадания; десять минут спустя она прижимает голову Бруклина к груди и гладит узкой ладонью по белым волосам; пятнадцать минут спустя она вновь согласна отсидеть пожизненный срок, лишь бы это было где-то подальше. полчаса спустя у Бруклина в руках ключи от съемной квартиры и ни единой слезинки в глазах несмотря на то, что совсем еще недавно он был всерьез готов рыдать навзрыд // никакого притворства // и наматывать сопли на роскошный черный пеньюар своей слушательницы.
[indent]идея съемной // да это ж почти что своя собственная // квартиры настолько восторгает Бруклина, что на полученные буквально только что ключи он мгновенно цепляет очаровательный в своей отвратительной приторности меховой брелок, и как на крыльях мчит в родительский дом. вихрем сносит в чемодан шмотки. хватает безапеляционно Джеффа, которому все это в три часа ночи нахрен не уперлось. и тащится практически в другой конец города, совершенно счастливый и не испытывающий ни малейшего угрызения совести.
[indent]несчастный и забытый всеми родственниками // мать успевает клюнуть поцелуем в щеку, пока Бруклин носится кругами по дому с первого этажа на второй, сестра юрким хорьком выволакивает у него из-под кровати свою блузку // он топает здоровенными бордовыми туфлями по тротуару и разве что не поет. супер! охуеть! давно было пора! о, эти мечты вечных подростков, только и живущих тем, чтобы в один прекрасный день хлопнуть дверью родительского дома и свалить в рассвет самостоятельной жизни // Бруклин осторожненько прикрывает дверь, машет на прощание, обещает звонить и вернуться через пару неделек, как пойдет, на обед заскочит совершенно точно, и вообще неплохо было бы получить с собой контейнер с завтраком на ближайшие три дня // сестры переживают за Джеффа сильнее, чем за бестолкового Бруклина, потому что должен же быть в семье хоть кто-то, на кого отлично лепится стикер 'лошара'. других добровольных кандидатов за двадцать один год ожидаемо не обнаружилось.
[indent]на часах филадельфийского времени уже // еще пять утра. запыхавшись и взмокнув, как черт, Бруклин добирается до дверей квартиры только к этому времени, но сам на часы не смотрит, за временем не следит, у него бесконечный запас энтузиазма в связи со спонтанным переездом и прущая изо всех щелей жажда деятельности. Джефф стыдливо прикрывается, но никто мнения его не спрашивает. больно надо.
[indent]невысоко и незаметно // еще бы, в подъезде ни единой живой души // Бруклин несколько раз подпрыгивает перед дверью, трясет ключами и идиотически радуется, разве что не пищит восторгами — да-да-да_хата_своя! и мог бы похлопать в ладони, не будь заняты руки. в конечном счете ему все равно приходится поставить подуставшего Джеффа на пол, аккуратно и с немыслимой заботой поправив покачнувшийся декоративный камешек, рядом пристроить чемодан на колесиках и только потом наклониться к дверному замку.
[indent]— СТОЛЬКО МЕСТА ДЛЯ РАЗВЛЕЧЕНИЙ!!!
[indent]распахнутая настежь дверь впускает вместе со включенным светом громки и исполненный искренней радости крик. почти визг. совершенно девчоночий по интонациям, он разносится по коридору, влетает в квартиру, звонко ударяясь об стены и сшибая неплотно прикрепленные предметы, оставшиеся от прошлых жильцов; Бруклин с шумом, в куртке и необъятном шарфе, с отчаявшимся на спасение Джеффом подмышкой и чемоданом во второй руке, закатывается в скромную квартирку как на парад.
[indent]так дети радуются вечеринке в честь своего дня рождения.
[indent]не замутнено и искренне.
[indent]в среду в пять утра.
[indent]лихо закатив чемодан в коридор и хлопнув дверью, Бруклин по-хозяйски бросает ключи на полку, сшибая попутно флакон лака для волос, прижимает в порыве восторгов Джеффа поближе к себе и со счастливым блеском в голубых глазах // и чуть менее счастливым блеском нанесенных на веки золото-розовых теней // осматривает свои владения. он и думать забывает о том, что мамочка_всея_стрипклуба говорит ему про соседей, соседок, собачек, сосульки зимой, и вот эту всю социально незначительную мелочь, и дышит полной восторженных криков грудью:
[indent]— вот и храм и я тут первая блудница! — громкость не понижает. пусть все знают. и какая-нибудь бабка с этажа выше, и какая-нибудь секс_хот_апилл соседушка из соседней квартиры, и Джефф, — юху!
[indent]а потом Бруклин в среду в пять утра натыкается взглядом на чьи-то туфли. высокие, роскошные туфли. прижимает еще крепче Джеффа так, что пластиковый горшок начинает недобро поскрипывать в его руках.
[indent]— ослица?
[indent]куст бананового дерева ему не отвечает. туфли предусмотрительно помалкивают тоже.
[indent]мыслительные процессы так же предпочитают оставаться в стороне: Бруклин все еще не вспоминает про слова ты_будешь_жить_с_соседкой, потому что это реально ведь никому не нужные условности, особенно в пять утра в среду, особенно для человека, еще в полдень закинувшегося кокаином и готового начинать следующий день без паузы в конце предыдущего. Бруклин вперед себя смотрит: а там шум по коридору и какая-то возня.

Отредактировано яснеть (21-11-2019 10:43:07)

+1

16

Текст заявки:
Последний пост на этом форуме у меня был аж в 2015 году. Жесть, как долго я не играла, и прошу забрать меня под свое крыло, т.к. я чувствую себя аборигенов в ролевом мире.
Забери меня играть, кем угодно, когда угодно и как угодно. Мне не хватает ролевого мира, поэтому это эдакий "крик души".
Всегда играла только гетеро отношения(если идти в пару) и так будет всегда, да простят меня люди не традиционной ориентации.
Я хочу играть не типичными персонажами, не худыми моделями. Меня тянет играть Адель, Эшли Грэм, Дэми Ловато. Короче говоря, мне нравятся пышечки, и, кажется, пришло мое время играть ими. У меня есть парочка идей, но, мне нужен игрок, который заберет к себе и научит играть снова.
Посты могу писать раз-два в неделю, от 2500(если еще есть такое) до бесконечности, но особо воду не люблю разводить, общаться могу каждый день, почти 24 часа в сутки 7 дней в неделю. С постами сама никогда не тороплю, не привередлива, если не желаете общаться вне ролевой - не настаиваю. Не лезу в личное пространство персонажа. Буду читать посты в ваших играх с другими персонажами, ставить плюсы и не мониторить.
Позовите меня на хороший форум, возьмите играть, пожалуйста.
Пример вашего поста:

Пост времен Древнего Рима

Этот день должен стать одним из лучших. Сегодня Джо должны принять на работу. Да, она не проходила изнурительные собеседования, не было конкурентов, ее место уже было наготове, так что волноваться не о чем, но всё же, Джорджи переживала на счёт многого. Она только начинает новую жизнь, родители уехали, сейчас они в Испании, брат и сестра в другом городе, она отдана сама себе в руки, и больше ничего не нужно. Девушка должна отучиться и прийти работать в ресторан своих родителей. Как бы то не было, Уолкер всегда считала это заведение рестораном ее родителей, ведь ее прадед был владельцем, дед был владельцем и отец тоже был владельцем. Почему он не смог сохранить это ресторан - остается загадкой для молоденькой девчушки, которая толком никогда не работала. Разве что, подрабатывала официанткой во время учебы и все. Она  много раз видела, как работают администраторы в ресторане и думала, что справится с этим, пока не вошла в кабинет владельца. Кабинет ее отца не узнать: все сделано в стиле модерн-минимализм, ничего лишнего, никого лишнего, лишь владелец и его аура.
Встретили ее скажем не очень-то и приветливо, какими-то шутками, сарказмом, и сразу же недолюбили.
Он, что думает? Что Джо будет молча терпеть его выходки? Или сразу полезет в его штаны, чтобы остаться на работе? Да как бы не так. Как к Джо обращаются, так и она будет. Негатив порождает негатив. Девушка усмехнулась и в наглую подойдя к столу мужчины смачно кинула свои документы на его стол.
- Пусть и так, пусть мое место куплено, мистер Морган, - девушке скрестила руки на груди, - Если бы вы заметили, я приехала не крашеная, так что опоздала потому что так вышло и оправдываться я не буду, - она развела руками. - Захотите меня уволить - валяйте, только для этого, Вам придется продать ресторан и все ваше имущество, чтобы возместить компенсацию, так же в контракте написано, - проговорила более вызывающе стрельнув глазами. Она не собирается терпеть такие выходки в свой адрес. Она не позволит с собой так обращаться. Да, Джо новичок в этом деле, так научите ее, а не просто так заявлять, что ее здесь уже ненавидят.
Отвратительный тип. Если он думает, что сможет манипулировать ею - глубоко ошибается. Если Джо только 23 года, это не значит, что она не опытная дура, которая пришла на купленное место. Никто не смеет с ней так обращаться. Она уже давно живет одна, так что, самостоятельно может многое, как и командовать.
- И еще, мистер Морган, - обратилась она к нему. - Я всю жизнь провела в этом ресторане, и могу точно сказать, что вы выбрали не то место для вашего сейфа, будьте осторожней, - подмигнув ему и вильнув "хвостом", Джо вышла из кабинета прикрыв за собой дверь. Если он хочет войны, будет ему война, да еще какая. Что это за наезды такие на новичка. Нет бы напутствия дать, он сразу нахамил. Невежа.
Майа вошла на кухню и тут же все обратили на девушку внимание.
- Всем доброе утро, меня зовут Джорджина Уолкер и я ваш новый администратор, - среди поваров она заметила много знакомых лиц. Видимо, этих профессионалов никому терять не захотелось. Каждый из этих поваров был уникальным. Кто-то делал настолько вкусный шоколад, что Джо сходила с ума, когда улавливала запах какао, а кто-то делал великолепные горячие блюда и так все остальные. Шеф-повар был не в восторге от Джо, и даже ругнулся мол "еще одна постилка Моргана, что Джо не пропустила мимо ушей и рявкнула на него.
- Если ты, старый болван ничего не знаешь, лучше закрой хлеборезку и делай свою работу! - повара, которые знали ее с детства усмехнулись, дескать "посмотрите, как девочка подросла" и продолжили работать.
В обязанности администратора входит все: чистота зала, расположение столов и стульев, порядок в баре и многое другое, чем Джорджи и решила заняться, и только она вышла в зал, как встретилась с Морганом.
Блин, и ведь сама уволиться не может, тоже по контракту не положено. Видимо, им придется терпеть друг друга до конца его жизни...

+1

17

Текст заявки:
привет, приятель. давай без высокопарных речей? пошли играть?

пошли на мистику, на реал, на историчку, на ролевую по гарри поттеру, на антиутопию, на корею или на европу. уловил? мне плевать где, намного важнее — с кем. я на ролевых с бородатых годов (ну почти), прошла через все стадии и, в конце концов, вернулась к небольшим постам (3 — 7 к). это не значит, что я не могу больше. просто уже не вижу смысла, особенно в сложившихся жизненных обстоятельствах, когда времени периодически на сон не хватает, не говоря уже о постах 20+ к. главное уложить в строки мысль. передать её тебе, чтобы ты подхватил: поддержал или отрекся от неё, перевернув все с ног на голову. первое, второе или третье лицо — вопрос непринципиальный от слова совсем. хочешь, сыграю за девочку, хочешь — за мальчика. мне как-то плевать будем мы родственниками, друзьями, врагами или парой. просто последнее в настоящее время дает чуть большую уверенность, что тебя не кинут на полпути. только и всего. давай в гет, слэш или феслэш. почему так? потому что мне опять же не важны такие моменты. тебе важны? говори, я выслушаю и подстроюсь. мне не сложно, поверь. я, может, и смогу иногда отвечать быстро постом на пост, но, давай честно, очень редко. в реале жопа, а она и в африке жопа, а, значит, требует внимания, времени и сил. почему тогда я тут? банально: хочу. вот и все. потому что у меня есть хобби. потому что я хочу писать.

я хочу играть. давай сыграем драму, до того жизненную, что она почудится остальным дикой и отвратительной? или уйдем в тепло и трогательность щемящую? просто включим выступление на тод одного китайца и вспомним про сайты, где люди бросают себе вызов, чтобы измениться. гоу так же? пусть наши персонажа каждый день вытворяют нечто этакое: просят добавки в бургере, заказывают пончики в форме олимпийских колец, сажают деревья в чужих садах, караулят профессоров престижных вузов, чтобы выпросить возможность провести лекцию, просят у прохожих одолжить сто долларов. да мало ли что может придумать человек, ищущий неприятностей? пусть они взрослеют или уже зрелыми ищут вновь себя. пусть эти неприятности помогут им что-то понять и решить. или, хочешь, будем курить на выцветшей от палящего солнца крыше и говорить о самоубийстве, периодически неуклюже, но уверенно приплетая то ясперса, то ницше? давай вспомним про не тех парней и уйдем в треш и угар? поместим обычных людей в непростую и непривычную обстановку и рассмотрим их попытки выбраться со здравой долей юмора, как тебе? а ты уже смотрел достать ножи? не хочешь так же? сыграем в красивый детектив, где реальность начинает напоминать очередной детективный роман про пуаро?

просто, приятель, давай играть. давай болтать, вдохновлять друг друга и хорошо проводить время. в конце концов, разве мы не для этого собираемся в песочнице под названием «ролевые»?
Пример вашего поста:

летний пост

до утра ведут разговор
те, кто поймут друг друга без слов,

наш приют так тесен и мал,
мы сидим к плечу плечо.

so ist es immer // hiroyuki sawano & benjamin anderson

« я, правда, думал, что это моя последняя усмешка »

падать — не больно; даже вскрикнуть не успел, лишь вытаращить глаза на стремительно приближающуюся землю. от мыслей голова потяжелела и вмиг опустела. минута тишины — глубокой и липкой. только холод собачий, коим веет от земли, пробирает до костей. лоб горячий. трава щекочет кончик носа, лезет в рот, путается с мокрой от пота челкой. волосы лезут в глаза, липнут к козелку правого уха. колено упирается в камень. вдох. нет тела: нет ощущения ног, нет боли. бок горит, как когда-то горела права рука ниже плеча. выдох.

от порыва шума закладывает уши и звенит в висках. топот копыт, воинственный крик, в котором упрямо слышится ничем не прикрытое отчаянье. вырывается, летит в небо вместе с зеленым дымом, мешаясь с клубами пыли. песок, прилетевший из-под копыт лошадей, запутался в волосах, хлынул, как вода, в уши, заскрипел на зубах... забил глотку вместе с кровью, вставшей поперек горла. глухой кашель, железный привкус под языком и ощущение травы и земли, застрявших между зубов. рукав куртки смялся, прибитый осколками камня и ошметками поднявшейся пыли. ирвин почти ничего не видит, только размытое зелено-черное пятно и... коричневое немного в стороне. собственное тяжелое дыхание мешается с жадным пыхтением. пузо завалившейся лошади раздувается и оседает. снова и снова. пар валит из ноздрей, тепло жизни уходит в холодную землю. зрачки медленно закатываются. кровь из разрыва шеи стекает, гнет травинки, мешается со спутанной жесткой гривой. ирвин то ли тонет в горьком немом смехе, то ли просто выдыхает. ирвин всегда любил лошадей. напрягается, рука беспорядочно дрожит, но не сдвигается, ни на сантиметр. дергается палец. под крики воодушевленной толпы, которые доносились даже за гигантской стеной, хранящей покой человечества долгие годы, несколько дней назад он теребил челку, почесывая за мягкими ушами, вслушивался в довольное и разнеженное бухтение. ирвин все еще дышит, пузо кобылы больше не раздувается.

тишину забытия развеивают тяжелые шаги, эхом долетает свист и грохот падающих громадных тел. сражение не закончено? восполненное сознание размножает шорох шагов. один человек превращается в сотни и тысячи павших. ровным строем, солдатским грубым маршем, они идут прямо к нему. не титаны — люди. сапоги до колен, бежевые куртки и кулаки, одеревеневшими пальцами прижатые плотно к груди до того, будто сейчас войдут в плоть кровавым штампом. пришло время отдать свое сердце. дернувшиеся пальцы, ногти впились в землю, на кулак сил не хватило. кашель. видение испаряется вместе с одышкой и взглядом, прожигающим затылок. солнце печет. ветер стих, волнение воздуха создают только дрожащие то ли от напряжения, то ли от гнева, то ли от усталости конечности выжившего. один. один из новобранцев, которых он повел в ад, перед лицом которого люди потеряли все: статус, деньги, цели, мечты, решимость.

     почему я здесь?..
ирвин смит. командор разведывательного корпуса. где-то в прошлом вскакивает на коня, сжимает единственной потной рукой кожаные поводья и перекрикивает ветер, срывая голос. в бесполезной попытке заглушить шепот мечты. и только когда стену из титанов частично перекрывает зеленый дым, а камень пробивает сначала верх крутой лошадиной шеи, а следом — в сотую долю секунды — и бок. когда рваные края белой рубашки окрашиваются в красный, он как и все думает об одном.
    почему я здесь?..
потому что ирвин смит, как ни крути, тоже... человек.

ирвин не видит, кто уцелел. но слышит и дыхание, и позвякивание лезвий, и сердце, полное негодования и ярости. губы не шевелятся, будто затвердели, как и все тело. не слушаются. не сказать и слова. но стоит ли? глаза полузакрыты, рядом с носом еле колышется трава. в полутьме бесполезной борьбы за жизнь время перестает существовать. пока новобранец сомневается, ирвин вспоминает лица погибших и неосознанно гадает, как бы они выглядели сейчас. как бы выглядели лица тех, по чьим трупам он отчаянно карабкался вверх. за правдой? или ради человечества? черт разберешь. они улыбаются? они плачут? они протестуют или... торжествуют? ирвин видит только то, что ему подсовывает мозг. ни травы, ни земли, ни трупов. лезвие с глухим звоном падает на землю, так и не вонзившись в плоть. колени новобранца обтесываются о твердь земли и мелких камней. ладонями упирается в землю, в паре десятков сантиметров от светлых волос.

ирвин дышит. остервенело, но реже и глубже, как значительно пролежавшая на берегу рыба.
а парень громко и надрывно рыдает.

«я, правда, думал, что это моя последняя усмешка».

но мертвые не чувствуют тепло.

«... капрал райвель ...»
«... вы обещали, что дадите её ...»
«... армин тоже нужен ...»
«... там, ... никого не оста ...»
«... он ...»
«... хотел добить ...»
«... может только ...»

демон.

где я? протираю глаза, проводя большими пальцами по уставшим векам. ресницы слегка щекочут кожу. комочки сонной пелены стираю и вижу линии. линии колец древесины. углубление для пера. перешептывания. приглушенный грохот. еще. и еще. сосед, неосознанно качая ногой, бьет пяткой по ножке стула. звуки такие четкие, громкие. впереди — доска. темно-зеленая, белые буквы. кусок крошащегося мела, осыпающегося на белую подставку и лежащую на ней тряпку. прямой нос, борода, голубые глаза и очки. я отчего-то неестественно... рад? сердце болит. еще один спокойный день. просто школьный кабинет. дети. учитель. отец. ничего особенного. все, как всегда.

рука вверх. на секунду мне даже показалось, что я ударился костяшками пальцев о что-то шероховатое. быстро метнул взгляд. нет. рука как рука. в воздухе, раскаленном дыханием нескольких десятков шкодливых учеников.
учитель!
да?
перевожу взгляд. отец смотрит прямо. мы оба молчим. даже отвлекшиеся ребята притихли и обернулись на нас.
ты хотел что-то спросить.
да. учитель, вы сказали, что за стенами никого нет, но... откуда нам знать?
па... па?..

а?
небо?
ой, как светит в глаза. и ничего не видно, картинка расплывается.
но откуда небо в классе?

больно. как же больно.
голос далекий, но с каждым мигом приближается, звучит со всех сторон. вертись — не вертись, а определить направление не получается, пока перед глазами не мелькает белый и бордовый. прищуривается, вглядывается. в пяти-шести метрах — ряд огромных белых зубов. челюсть, которая больше человеческого роста, переходит в мышцы. стеклянные пугающие глаза. пустые. но тут по обнаженным мышцам потекли слезы.
больно.
далекий голос прозвучал не где-то рядом, а — внутри головы.
как же больно.
распахнуты глаза.

громко и жадно втянулся воздух. от резкого света у кончиков глаз застыли слезы. прикрывшись ладонью, все равно крепко зажмурился, промычав что-то нечленораздельное. проморгался, и только после картинка обрела очертания и резкость. неспешно отвел ладонь в сторону. ясное небо, ветер, обдувающий лицо и пропотевшее с лихой тело. отпихнул сбитое тяжелое одеяло в сторону, мимолетно скосив в сторону взгляд. на соседнем спальнике лежала девушка. саша брауз, новый член отряда леви. ни одичалого ржания лошадей, ни полных ужаса криков, ни рыданий, ни мертвой тишины. и даже... рука в порядке. правая. непривычно. сжал — разжал пальцы, приподнявшись на локтях.

солнце слепило. в горле больше не было ощущения крови и песка, но грудь зажата. ирвин подавил желание сжать пальцы на горле, он и без проверок понимает, глотка забита не вырвавшимся гортанным смехом. он душит. нервный, тихий до шепота, истеричный смех потонул в стоне и перешел в кашель. горло пересохло.

вот как, — сбито и хрипло; подтянув ноги, путаясь ступнями в скомканном одеяле, сел, оперившись локтем на приподнятое колено, и коснулся пальцами виска, — еще не все.

ирвин, прекрасно умеющий читать других и играть на чувствах окружающих, безбожно путается в своих собственных. рад он или разочарован? и важно ли это? ведь факт остается фактом: он, ирвин смит, жив и теперь титан. грохот пробитой каменной клади, железный наконечник устройства маневрирования холодно поблескивает на солнце. свист. упор подошв солдатских сапог в край и серые глаза. наклоненная набок голова и долгий, пронзительный взгляд. тоже чертовски знакомый.

проснулся?

у ирвина много вопросов к капралу. но... сражение закончено, а, значит, время еще будет. а пока...
втянул жадно воздух до того, что мужская грудь надулось почти так же, как и лошадиное пузо посреди поля сражения. задержал дыхание и медленно выдохнул.

ирвин смотрел куда-то далеко. сквозь. к горизонту, там где солнечный свет золотил верхушки елей.

похоже на то.

мы сидим к плечу плечо,
наш приют так тесен и мал,

есть всегда о чём говорить
тем, кто вместе остался в живых.

недавний пост

а знаешь, мой лада, есть люд за горами
без слез, без богов, без любви,
у них неживая земля под ногами
а руки и думы в крови.


посреди коричневой промерзлой травы, черной земли и грязного снега высится деревянный крест. скрипит на студеном ветру льняная веревка, обтянутая вокруг древесины. разоренные дома, открытые двери, забитый скот. голые деревья покачиваются, бьют ветвями по соломенным крышам. ветер привкусом железа оседает на языке. растрепанная челка щекочет лоб. подставив лицо под утробный вой скорбящего моря, воин расправляет плечи и закрывает глаза. гаркает ворон, пушатся смоляные перья, раскрывает клюв и взлетает в серое небо.

— пора двигаться дальше.

шаги затихают. мужчина в рубахе, отделанной волчьей шкурой, коротко кивает, криво усмехается и разворачивается на пятках. дорога варваров через маленькое процветающее королевство высечена на чужой земле слезами, криками боли и кровью. они двигались бесшумно для тысячного войска, убивая всех людей. безжалостно вырезая всех, кто встречался на их пути. люди войны. варвары. по мускулистым спинам стекал пот, из-за чего грубые рубахи липли к коже и стесывали её до крови, особенно под напором неподъемного груза. под ногами земля трещала. гнедой конь хрипит, выдыхает резко белесые пары, что тут же поднимались к облакам и тучам. замыленный нос белел средь черных голых лесов. нервно перебирая ногами и дергая мордой, он тащил хозяина на вершину крутого холма.

голова дракона — форштевень боевой ладьи — мелькнула в ночи, на фоне белой полной луны. они пришли на утро, ворвались на поле боя с воинственным кличем, прорвались к реке, оберегающей столицу тихого государства от врагов. спустили на неё перенесенные через всю сушу ладьи и неуловимой стрелой прорвались к городу через незащищенную крепостью часть. удерживающая несколько месяцев оборону столица пала за пару часов.

детвора прячется за домами, вжимаясь в ледяные стены красными от холода пальцами. женщины удерживают норовистых, прижимая взвинченных дурных мальчишек в теплой груди. но находится парочка отчаянных, с помутненным от горя рассудком дев, что бросались на ровный строй воинов. они шли нога в ногу. все, как один. нелюди. с одним пустым взглядом. без сердец. холодны и непоколебимы. еще совсем юная девчонка накинулась на одного из них, барабаня обмороженными шершавыми кулаками по жесткой груди. звон. копье пронзило грудь, окрапив только выпавший снег горячей кровью. тонкий вскрик. мальчишка. глаза в страхе раскрыты, сам не заметил, как укусил мать за пальцы, которыми она закрыла ему рот.

в изысканном замке варвары чудились особенно безобразными. стучали по белому мрамору стертые сапоги. руки сцеплены на окрававленных топорах. сверкнув ясно-голубыми глазами в полутьме дворца, их король присел на колено перед онемевшей от дикого крика боли принцессой. хватил за подбородок, сжал нежную белую кожу стертыми и обветренными пальцами. его рука на её лице казалось ладонью великана. встряхнув, он заставил её посмотреть ему в глаза. по щекам все еще текли слезы, скатываясь и по его кистям и разбиваясь о мраморный пол.

 живи.

все её родственники мертвы, он сам отдал приказ прямо на её глазах. война не приемлет милосердия к врагу, оно непременно обернется еще большим горем. вот только смерть — не наказание, награда тем, кто жаждет покоя. истинное испытание — жизнь, и только сильные проходят его с честью. ингар, сын аска, правитель «мертвых земель» пришел, чтобы забрать то, что поможет ему спасти свой народ. но его отныне будут знать лишь, как безжалостного тирана, завоевателя и исчадие ада.

— мам, я слышал, что хеллы... людоеды?...
пересохшие и потрескавшиеся губы стянуты женской ладонью.


у варваров мечи и речи булатны,
ты с ними сразишься не раз.
они так жестоки и так непонятны,
но чем-то похожи на нас.

+14

18

подняла

Текст заявки:
как и многие здесь — хочу играть, но не хочу идти куда-то одна.
так получилось, что надолго выпала из всего форумного мира, а, решив вернуться, обнаружила себя в абсолютном ролевом одиночестве. я достаточно гибкая и могу подстроиться под любой сюжет и почти под любую идею, любовные_родственные_дружеские связи, упор ставлю на психологию персонажей. сейчас в голове живет образ персонажа с внешностью джессики честейн и, кажется, я не успокоюсь, пока не реализую его, но, опять же, фантазия достаточно богата, чтобы придумать что-то еще, кого-то еще.
что очень важно — я работающий человек, который любит свою реальную жизнь, поэтому 24/7 в сети я не бываю и надеюсь на понимание. для кого-то это сенситивная тема. 
Пример вашего поста:

Пример поста

из свежего лишь наброски анкеты.

в тридцать пять таис возвращается в родительское гнездо линкольна. из оставшихся в старом доме — пожилой отец, мечется между бутылкой виски (такой же ирландской) и печатной машинкой (немецкое производство). таис помнит, как любила слушать отцовские небылицы и выдуманные рассказы в детстве, когда они жили вчетвером, с мамой и старшим братом. почти каждый вечер, когда отец не был занят работой, он приходил перед сном с продолжением очередной волшебной истории. таис ему верила. таис видит, кем он стал.

в тридцать таис узнала, что у нее никогда не будет детей. случился выкидыш. нет, сначала, конечно же, появился муж. таис не шибко хотела связывать себя узами брака, но двадцать пять лет за плечами, бесконечные любовные неудачи, внутреннее одиночество и желание быстро поменять свою жизнь, подтолкнули ее принять предложение барри пэкстоуна, владельца небольшого автомобильного бизнеса в чикаго. переезд не заставил себя ждать. после маленького линкольна, небоскребы адамс стрит вызывали немое восхищение.

в светскую жизнь таис втянулась быстро и без лишнего дискомфорта. во многом помогли хорошие манеры, должное воспитание, широкий кругозор. обаятельность и внутренняя харизма, умение вовремя промолчать или сделать пикантное замечание — таис пользовалась всеми средствами, чтобы быстрее влиться в круг общения барри. про работу в школе пришлось забыть, высшее общество отнимало больше времени. через три года, когда весь флер влюбленности и страсти стал улетучиваться, посыпались проблемы. смерть матери, проблемы старшего брата, алкоголизм отца, постоянное отсутствие мужа, все произошло даже не за год, а в течение пары месяцев.

по сравнению с шумным и грязным чикаго, линкольн — тягучее скучное болото. etc

Отредактировано караванами, пароходами (20-01-2020 11:59:24)

+1

19

ищу конкретную внешность для конкретного сюжета. внешность моего персонажа, как вариант, Стинг (в p.s. поймёте, почему)

итак!

Текст заявки:
ей 42, ему - 45.
он с 37 лет жил на улице, так как его дочь заживо похоронила его. ну, то есть у него даже есть свидетельство о смерти, своё личное место на кладбище с надгробием, даже похороны настоящие были.  в кроме дочери у него никого нет, поэтому доказать свою личность он никак не может - эта тварь подкупила всех и вся, наняла человека, который идеально по всем параметрам походил на её отца и убила его, сказав всем, что это её отец. ну и итоге ему самому никто не поверил, когда он явился на свои собственные похороны и заявил, что он не умер, и что его дочь лжёт. его посчитали местным сумасшедшим и просто прогнали. в итоге его дочь через суд добилась того, чтобы он (которого все считали сумасшедшим)  добилась того, чтобы его посадили в психиатрическую клинику без права выхода, так как он типо угрожает её жизни, преследует её. ну, то есть на пожизненное упрятала его.  ну, его, естественно и упрятали в психушку.  в психушке  он случайно знакомится с одной пожилой женщиной, к которой приходит дочь. женщина, как и он, не сумасшедшая - её дочь (назовём её М) положила в психушку, чтобы уберечь свою мать от чего-то. и вот, однажды к нему в палату заходит та самая мисс М, у них развязывается разговор, и он ей рассказывает историю своей жизни, так как прекрасно знает, что она ему не поверит так же, как и все остальные.  но! она ему верит! и - мало того - предлагает свою помощь, если только он поможет ей: она ему гарантирует свободу, новую жизнь под новым (или старым - тут уже как он захочет) именем. и он соглашается на что угодно. она просит его, чтобы он убил её мужа, который терроризирует её, и именно из-за своего мужа мисс М спрятала свою мать в психушку. он попросил сутки на обдумывания. она согласилась и ушла. на следующие сутки она пришла, однако он отказался от её предложения, но при этом она не перестала приходить в психушку навещать свою мать и его. вскоре он понимает, что влюбился в эту самую мисс М, и вдруг её мать умирает пр и странных обстоятельствах - кто-то перепутал таблетки и дал ей вместо таблеток от сердца психотропные. мисс М перестаёт приходить в психушку, и он начинает медленно сходить с ума, так как все врачи как один утверждают, что такая женщина никогда не посещала клинику, и что это были лишь его галлюцинации. однако однажды ночью он просыпается от того, что на него кто-то смотрит. это была она. она молча смотрела на него, и он наконец-таки принял её предложение. на следующий день к нему приходит глав.врач больница и, извинившись, объясняет, что произошло недоразумение, и что его по ошибке вместо другого посадили сюда, и что он не должен был вообще быть тут, и его в итоге отпускают. тут долгая история о том, как он убил в итоге её мужа (вот как раз-таки это я не до конца продумал, если честно хд). в итоге он получает новую жизнь, как она ему и обещала. к этому времени он уже признаётся, что влюблён в неё, и она отвечает ему взаимностью.
получив новую личность, он случайно узнаёт, что убил главаря одной из крупнейшей мафиозной группировки Чикаго и занял его место, о чём он вообще ни разу не догадывался. однако никто даже и виду ни разу не подал, что он босс мафии. как окажется в будущем, место босса мафии заняла мисс М, которая и затеяла всё это исключительно из-за того, чтобы убить своего мужа и занять его место. естественно, матери у неё не было никакой (с рождения не было, как говорится), а её отец проиграл её в карты её тому самому мужу, когда ей было 16 лет, и она все эти годы  вынашивала план мести своему отцу и своему мужу, а мой персонаж просто попался ей под руку в очень удачный момент, но вот любовь в итоге оказалась настоящей. а та самая её якобы мать из психушки была на самом деле больной женщиной, которой мисс М просто внушила, что она якобы её дочь, внушила ей всю эту историю, а так как она владеет в совершенстве даром убеждения, ей это не составило абсолютно никакого труда. в итоге, все думают, что босс мафии он (многие даже объявили на него охоту), а на самом деле босс мафии - она. что будет дальше - понятия не имею!

Пример вашего поста:

Пример поста

поста не будет. вместо этого коротко о главном: пишу от 8 до 10,5 тысяч символов, но могу подстроиться и под 7 тысяч. бывает задерживаю посты и по неделе, так как бываю сильно загружен в реале, однако такой сюжет грех же не отыграть, верно? пишу как от 1, так и от 3 лица, как с матами, так и практически без матов - тут уже от партнёра зависит. ну, как по заявке, думаю, видно, я умею придумывать довольно неплохие сюжеты, из которых можно взять огромное количество отыгрышей. конкретно из этого сюжета их можно взять минимум 5-7 (всё зависит от твоей фантазии). общаюсь либо через лс, либо через аську, однако через аську удобнее, так как тут я редкий гость. почему аська? да потому, что я для остального уже слишком стар и мне влом разбираться с тем, как работает телеграмм, с чем едят фейсбук, как добавлять людей в скайпе и далее-далее-далее.

P.S. внешность!

Отредактировано Почему бы и да (28-11-2019 01:02:18)

+1

20

актуальна на 12.01.2020
Форум: http://stargasm.rusff.ru/
Текст заявки: это уже почти крик души, и она орет: "найдись"! тебе, вот прямо тебе орет. я давно играю на этом прекрасном проекте, но отчаялся найти для своих ролей постоянную партнершу, с которой можно развивать сюжет, придумывать наперед и быть уверенным в завтрашнем дне, не бояться, что все счастье рассеется после первого поста или после написания незамысловатой анкеты вообще. хочется ролевой стабильности. именно поэтому я пришел сюда. мне нужна единомышленница. идей у меня много, на любой вкус, да и три мужских персонажа очень разные по характеру и предпочтениям (есть из чего выбрать, так сказать). проблема, пожалуй, в том, что я жду партнершу на роль с непопулярной (как принято считать) внешностью, каждая из моих заявок прописана под историю с конкретным человеком и только немногие из них можно изменить на свой вкус под похожий типаж. но это все весьма расплывчато пока, поэтому перейду к сути, но уже в следующем пункте.
Ваш персонаж: я ищу стаз линдес и джордан данн для франца лачовски. он уверенный в себе мужчина и обладает невероятной харизмой, легко сходится с людьми и так же просто ввязывается в авнтюры.
ищу также брайс даллас ховард, эльзу хоск и натали эммануэль для оскара айзека. его прошлое, настоящее и будущее. и это тот случай, когда внешности менябельны.
а еще безумно хочу найти партнершу в роли кары делевинь или кого угодно еще для тома хиддлстона , моей самой свеженькой роли, в жизни которого пока ничего еще не происходит.
подробности ты можешь найти в темке нужных девушек на самом проекте, и не пугайся заранее, что у меня так много "хотелок". когда ты прочтешь сюжеты, сама поймешь, как легко все они вписываются в историю каждого персонажа, не противореча друг другу.
очень жду отклика, ибо уже просто устал жить в подвешенном состоянии и вечном поиске. 
Пример вашего поста:

Пример поста

Горячая дорога пружинила под подошвами сандалий, каждый шаг сопровождал знойный поцелуй древнего города, раскинувшегося на долгие километры. С каждым шагом улицы суетливой медины сужались все сильнее, ведя меня коридорами, извилистыми, заполненными звуками и запахами, тесными, словно весь континент стремился сомкнуться в одну точку, заключив в стенах Марракеша разнообразие всего африканского севера, оплетающегося вокруг тела грацией восточной соблазнительницы, что в танце заносит над головой острый кинжал.
Площадь медленно сменилась коридорами глиняных стен, ведя меня в самую гущу толпы, в сердце города, туда, где закипала жизнь, выливаясь за края этого сосуда, обжигая всякого, кто не был готов принять его дары. Музыка рождалась из ниоткуда, будто само пространство играло ветрами, создавая в воздухе звуки. Звон монет, громкий хриплый смех старика у лавки со сладостями, голоса, поющие на незнакомом языке и уличные попрошайки, кричащие вслед свои мольбы, как заклинания, ритуальные проклятия, смысл которых понимать я вовсе и не желал.
То и дело я натыкался на преграды, вырастающие передо мной словно из-под земли. Вот навстречу мне идет, едва переставляя ноги, согнутый вдвое межчина, рядом с которым на куске замусоленной веревке тащился осел, нагруженный двумя мешками спелых гранатов. Мужчина то и дело прикрикивает на животное, но тот словно не обращает внимания на хозяина, волоча свою ношу. На следующей улице укротитель змей раскинулся у обрушившегося некогда порога дома, подзадоривая большую полосатую змею, что кольцами сворачивается прямо под ногами проплывающих мимо жителей. Они проходят, даже не опуская на змею глаз, будто вовсе не замечают, что в шаге от них притаилась смертельная опасность. А укротитель все так же провоцирует ее, будто наслаждясь этими озлобленными танцами, упиваясь своей властью над предвестницей мучительной смерти. Женщина в черном одеянии несет за шею еще живую курицу, но едва ли она долго будет оставаться таковой. Птица не сопротивляется. Ее жизнь подчинена этому самасшедшему ритму и смерть ее будет такой же полезной, предначертанной, не пустой.
Жизнь в Марракеше всем своим великолепием напоминает мне один сплошной ритуал. Будто каждый шаг, сделанный на этой святой земле, уже предрешен свыше, будто все твое существо отдано этому месту, и это город решает, куда тебе идти и что делать, расстилая под ногами дорожки, по которым ты беспрекословно идешь, не выискивая для себя другого пути. Я жил на постоялом дворе, снимая у старика по имени Али второй этаж над его магазином, где он торговал чаем, каким только пожелаешь, небывалого аромата травами, посудой и гобеленами, каких не сыщешь больше ни в одной лавке во всей Северной Африке. Так утверждал сам Али, а я пообещал ему купить один из его бесценных гобеленов, когда буду уезжать из его дома, а сам наслаждался чаем с мятой в тени колон у входа в магазинчик. 
Правдой было лишь то, что я действительно потерялся в этом месте, отдал ему свою душу, подчинился законам города и утратил счет времени. Сколько я уже здесь? День? Неделю? Всю жизнь? Это больше не имело значения. Я бродил по переулкам, наблюдал, вдыхал зной всей грудью, пока боль ни проникала в тело вместе с ароматами куркумы и гвоздики, корицы и аниса.
- Бикам хата?* - я указываю на гранат, такой же, какие еще недавно мимо меня вез старик с ослом. Наглядевшись по сторонам, я решил, что с удовольствием бы сейчас купил именно гранат, сочный и сладкий, с крупными ягодками внутри, как драгоценные камни, высыпающиеся на ладонь из порчового мешочка. Я протягиваю деньги и тут же разламываю грубую кожу, распахивая гранат на две части, мне в ладони и на сухую землю тут же катятся алые слезы. - Шукран,** - киваю я мужчине по ту сторону широкого прилавка и медленно двигаюсь дальше, потому что отлично знаю, что сейчас этот хитрый торговец предложит мне что-то еще, от чего я не смогу отказаться. Я был пьян этим городом, как от местного набид. Так они зовут вино. И их набид взаправду одно из лучших, что я пил когда-либо. Али угощает меня им по вечерам, когда закрывает магазин и выходит во двор покурить свою трубку, от одного запаха которой у меня начинается удушье. Иногда он тоже пьет со мной, рассказывая местные легенды на плохом английском, переключаясь на беглый арабский, если на него находит волнение, а потом снова медленно переводит мне эту часть на понятный мне язык. Я нередко помогаю ему подбирать слова, и он довольно улыбается мне, кивая. Али говорит, что мы с ним были бы очень хорошими асхаб***, если бы я остался здесь навсегда. В такие моменты я почти уверен, что так и сделаю. К тому же у Али очень красивая младшая дочь. Едва ли я видел ранее такое сочетание красоты, чистоты и притягательности хоть в ком-то.
Гранат оказался сладким, как я и ожидал. Здесь все казалось правильным. Лучшие специи и фрукты, красивые женщины и жизнь, подчиненная биению сердца знойного поселения. За то время, что я прожил в Марракеше, я познакомился со многими интересными людьми, Али был не первым, кто называл меня асхаб и угощал, заботился о моем комфорте и рассказывал свои восточные сказки. По другую сторону улицы, через которую пролег бесконечный, казалось, рынок, меня окликнул знакомый голос, и я обенулся, махнув Анвару. Анвар держал мясную лавку. Мужчина кивал мне и тряс руками: мол, иди сюда, Оскар, торопись. Где-то за спиной пролетел мопед и недовольные возгласы разлились по воздуху, как эхо от его мотора. Стоит быть осторожным, даже переходя улицу, которую, однако, можно преодолеть в четыре больших шага. Я обернулся на недовольное квохтание и рассмеялся сам себе. Когда я вернусь в Лос-Анджелес, в этот момент все будет точно таким же: грубые женские крики, разница лишь в том, что я буду понимать все то, что они говорят. Сейчас же я слышал их, но не слушал, потому что не знал ни слова из того, что они кричат.
Я не заметил, как она появилась передо мной. В суете и гуле рыночной площади было тяжело не задеть кого-то, не ступить на чей-то путь, пересекая ваши дорожки, и я коснулся ее, не сильно, но от неожиданности или испуга она выпустила из рук свой кулек. По земле покатились монеты кураги. Я прижал к груди руки, с сожалением наблюдая, как по засушенным на солнце абрикосам уже пробежали несколько пар ног, не обращая на них никакого внимания.
- Прошу, простите меня, - она была не местная. Ее черные глаза глядели на меня изучающе, черные волосы отбрасывали на загорелое лицо тени, и я растерялся. Несмотря на ее смуглую кожу, поцелованную марокканскими лучами, она выглядела в этих стенах чужеродно. Если она и живет здесь, то совсем недавно. Недолго и ненадолго. - Давайте я куплю вам новую. Где вы брали вашу курагу? Самая вкусная - у Наиля вот за тем углом. Сторгуем у него за полцены, а если расскажете ему, какой неловкий вам встретился человек, он одарит вас бесплатно, обругав меня, на чем свет стоит.
Я улыбаюсь ей. Она, наверняка, не держит на меня зла, а если и затаила его в глубине души, не показывает этого ничем. Красивая молодая женщина среди ярких красок платков и блеска массивных украшений, среди сладких фруктов и заинтригованных взглядов местных сказочников, изучающих ее с ног до головы вместе со мной. Если бы я умел писать картины, изобразил бы ее золотом на черном. Но я не умею, оттого лишь воображаю. Красный шелк и золото. Такой я ее вижу. Такой я ее и запомнил, когда увидел впервые.

Отредактировано martian Ou (12-01-2020 14:10:25)

+4


Вы здесь » Live Your Life » -Реальная жизнь » Поиск партнера для игры


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC