Live Your Life

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » -Реальная жизнь » Поиск партнера для игры


Поиск партнера для игры

Сообщений 1 страница 20 из 160

1

В данной теме действуют Общие правила каталога и Правила раздела «Ищу игрока» (подробнее). Дополнительные правила специально для «Поиска партнёра» указаны ниже.

Заявка в теме оставляется в следующих случаях:
• У вас нет на примете ролевой, но есть желаемые образы и сюжеты для отыгрыша;
• Вы игрок на определённом форуме и ищете партнёра с конкретными предложениями по сюжету.

Конкретика:
• Один пользователь - одна заявка в тематике;
• Один пользователь - не более трёх заявок всего (в трёх разных тематиках);
• "С аккаунта сидят два/три/десять человек" - всё равно одна заявка в тематике;
• Хочется новую заявку - попросите сначала удалить старую (в этой теме с указанием раздела);
• Поиск - только для игроков, ищущих партнёров. Для администраторов и пиарщиков есть "Ищу игрока";
• Пример поста обязателен;
• Анкета или пост по ссылке закрыты для гостей - сообщение удаляется;
• В одном сообщении несколько отдельных заявок на искомых персонажей - каждую под спойлер;
• Заявка очень объёмная и/или в виде крупной таблицы с заливкой цветом - хотя бы часть под спойлер;
• Обновлять/поднимать имеющуюся заявку можно не чаще, чем раз в две недели. Открывать новую после удаления старой - без ограничений;
• Сама по себе заявка находится в теме два месяца, после чего удаляется.

Запреты:
• Повторять заявку раньше, чем по истечении двух недель;
• Пытаться обмануть администрацию путём создания дополнительных аккаунтов;
• Игнорировать шаблон заявки;
• Администраторам - искать акционных персонажей не для себя лично.

Шаблон заявки для поиска партнёра на форум
Код:
[b]Форум:[/b] (ссылка в виде названия)
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Ваш персонаж:[/b] (ссылка на анкету (не на профиль!) или краткое описание, даже если персонаж канонический)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста  (либо ссылка на сообщение с указанного форума) [/spoiler]
Шаблон заявки для поиска партнёра (без приглашения на форум)
Код:
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler]

+1

2

Форум: Inside
Текст заявки: читаем тут полностью
jasper, 16-17 ● tom holland
— Ты идиот, верно? — она задает ему этот вопрос уже второй месяц.
Он ничего не отвечает, потому что уверен в том, что идиотка — она, только ухмыляется или поджимает губы, вроде как имея в виду, что ей стоит посмотреть в зеркало, чтобы найти то, что она так усердно в нём ищет. Джаспер обычный парень. Самый обычный. Не звезда школы, не сердцеед и не то чтобы не хотел быть первым или вторым, просто как-то не вышло. Он не ботаник, и это его же счастье, хотя мозгов у него достаточно, чтобы рассчитывать на поступление в престижный колледж. Кто он точно — так это душа компании, всем смешно от его шуток, каждый считает его очень харизматичным, Джаспер нравится людям, и плевать, что их симпатии не хватает, чтобы его популярность сравнялась с популярностью школьных спортсменов. С Труди у них шкафчики рядом, это, пожалуй, единственное, что их действительно связывает. Когда она перевелась (то было в январе; какой неудачный месяц для смены учебного заведения, только подумайте), он подтрунивал над ней вместе со всеми, кто считал её не общительной, отчужденной и странной. Однажды в своём подтрунивании он зашёл слишком далеко, спросив её в столовой, «собирается ли она жаловаться мамочке на его безобидную шутку». Он не знал, что её мать лежит в коме, но после выплеснутого прямо в рожу апельсинового сока стал догадываться, что налегать на тему семьи лучше не надо. Труди терпеть не могла Джаспера за то, что он нравился всем без исключения. Даже школьной команде по футболу — с ней он иногда проводил время и вроде как в шутку спрашивал, не нужен ли им новый квотербек. Даже девушкам — одна-другая поклонница всегда находилась возле него, возможно, именно благодаря налаженным отношениям с командой. Все лавры школьных спортсменов он не получал, но и ему перепадали приятные бонусы. Труди не нравилось в нём многое: его чувство юмора, его идиотская прическа, то, что он стремится быть другом каждому. Джасперу не нравилось в ней ещё больше: то, что она агрессивная, то, что она мало разговаривает, а если разговаривает — только грубо, то, что он ей не нравится, если честно. К маю по коридорам поползли слухи, всем стало известно, что у Труди в семье… как это говорится… «сложная ситуация». Впрочем, своего отношения он к ней не поменял, хотя ему было её в какой-то степени жалко. Не поменял, потому что Джас успел узнать о раздражающей его девчонке единственный важный факт: чужое сочувствие бесит её сильнее, чем жестокие шутки.

●    ●     ●     ●

— Ты идиот, — верно. Даже и спрашивать не надо уже.
В США жить потрясающе, с какой стороны ты ни посмотри, а если уж ты школьник-американец, то тебе вообще вроде как должно быть лучше всех. Комплексы? Не смешите. Неразделённая любовь? Глупости, эй. Расстрелы в школе? Да один шанс на миллион, что это произойдет именно с…
С ними произошло. Так вышло — они оказались рядом, так уж получилось — им пришлось забыть про возникшую с пустого места неприязнь, держаться друг за друга, предлагать помощь. Труди даже переживала за него. Немножко. Она даже прижалась к его спине, но так было нужно, там, где они прятались, не хватало места. Она даже сказала ему что-то такое… настоящее. Или он сказал ей? Кто-то из них.
Может, он пытался быть героем, или просто чувствовал ответственность за её жизнь, или проникся к ней какой-никакой симпатией. Одна из этих причин так или иначе стала решающей, превратив его в героя, словившего пулю. Труди была благодарна, хоть и называла его идиотом. Ей было неловко осознавать, что она обязана ему жизнью, сам факт наличия долга на её кармическом счету не воодушевлял её абсолютно. И всё же, ненавидя вселенную за эту глупую шутку, она ходила к Джасперу в больницу, приносила ему и еду, и журналы какие-то… Себя приносила, в сущности. Развлекала его разговорами и ловила себя на мысли (она появлялась в голове вспышками), что её напрягает то, как с ним ей легко общаться.
Как-то раз она пришла к нему, когда он спал, получше накрыла его одеялом и отметила, что его дурацкая прическа вроде не так уж ужасна. А потом она, повинуясь внутреннему импульсу, просто его поцеловала, даже не в губы, а куда-то в их контур, почти что в щёку. Вряд ли Джаспер что-то почувствовал.

Ваш персонаж:

тап

Гертруда Стэнхоуп, 16 лет на вид, но дури у неё в голове — на неопределенный возраст.
Единственный ребёнок в семье, рыжая, курит & пьёт & матерится (последнее делает значительно реже).
Кот, которого вынесли с помойки и из которого эту помойку вынести не смогли: вообще-то, ничего такого, но с манерами у неё неважно, потому что росла она в маленьком городке Шеффилде, том, что находится в Алабаме. Дружила со всеми мальчиками на районе, была предметом непонимашектм всех окружающих её девочек. В 10 лет попрощалась с отцом, погибшим от рака крови, в 11 лет переехала из родной деревни в Лейк-Шор, в 15 лет в автомобильной аварии потеряла сводного брата и почти потеряла мать — та лежит в коме уже около года, а отчим Труди, пусть и не обвиняет её открыто, считает, что всё это произошло из-за неё. Всё это, если честно, на неё очень давит. С чувством вины не борется, предпочитая глушить его сумасбродными и тупыми поступками; некоторые из них едва не лишили её жизни, но её это мало заботит.

Пример вашего поста:

Пример поста

Нужно просто изменить концепцию. Вывернуть её наизнанку у себя в голове, подретушировать, и по итогу — это будет искусственно в лучшем смысле этого слова. Возможно, это будет и искусно тоже. Зависит от качества фикции, от того, как придумаешь. Если смысл поминок и похорон в том, чтобы попрощаться с кем-то, проводить кого-то в последний путь, то их смысл может быть и в другом, в принципе. Сходи туда, чтобы оценить красоту отдельного надгробия, задуматься о высших смыслах, провозгласить своё право на продолжение жизни. Сходи туда, чтобы перехватить вина, напихать в рот волованов или одеться нарядно, в конце-то концов — не ждать же другого подходящего случая. Похороны хороши, когда ты подходишь к самой их концепции отстраненно, когда намеренно вкладываешь их суть в то, что не настолько значительно. Этот способ принято называть «изменением точки зрения».
Основная идея для тех, кто не Труди, — поскорбеть, очевидно. Разделить боль, наверное. Оповестить окружающих, что кто-то уже не ответит на их звонки, вероятно. Для тех, кто Труди (сама Труди и всё, что в комплекте с ней: её мясо, её мысли, её материальное имущество), она в чём-то ещё, в чём-то, что на уровень ниже искреннего сочувствия. Она скажет: отлично, я готова обнять вас, если вас потребуется, мне жаль вас, безумная такая трагедия, не представляю, как вы справляетесь. И она подумает: вот бы выпить вина, или шампанского, или чего угодно, как без алкоголя-то, ведь с ним лучше всего. Основная идея — весь вечер искать выпивку, думать о выпивке, пробовать её, расплетать букеты вкусов, приставать к каждой бутылке с оценкой её качества. Такое её устроит. Для неё такое вполне приемлемо.
— Конечно, Соль. Конечно, всё будет хорошо, — Сольвейг зря беспокоится. Она удивилась бы, как мало ей нужно переживать из-за состояния Труди, которая, в сущности, сейчас пошла бы в любое предложенное ей место, как слепой доверчивый ребёнок. Ей-то что. Хоть в музей пыток, можно и на шоу уродов, спасибо. Было бы нормально и познавательно. В Вашингтоне сейчас каждый угол познавателен и нормален, потому что чужд. Пока и не особо отличен от — и от Лейк-Шора, и от Шеффилда. Тут Потомак, там Маготи, а потом ещё Теннеси, блядь, вода, всюду вода, иди и топись. Четвертый день Труди думает об ублюдской реке Вашингтона и начинает её ненавидеть так сильно, как она ненавидела реку Лейк-Шора, как перед этим терпеть не могла реку Шеффилда. Вообще оно и правильно. Ей же тут жить. Ей же тут сдохнуть, может. Лишь бы не в Потомаке.
Она выглядит лучше. То ли просто в зеркале, то ли впервые после восемнадцатого июля. Чернильная кофта с крупной вязкой, мазутная юбка, угольные туфли — надевала однажды. Куплено в секонд-хенде на Монтгомери авеню, на южной улице, не на западной. Сущие гроши, в принципе. Миссис Тэтч сразу сказала, что дерьмо то ещё, правда, на её языке это звучало как «солидно и презентабельно», такая хуйня, слова эти, если честно. Труди выглядит ученицей частной школы для девочек, до задницы прилежной и скромной. На голове пылает пожар, на губах кракелюр, сквозь который выступает алая кровь. Раз в пару секунд она слизывает её, морщась от вкуса железа. Одежда в зеркале уже прошла боевое крещение. Теперь она, очевидно, проклята. Труди помнит, как ей было жарко в этой кофте пять лет назад, как эти туфли натёрли ноги, как из-за юбки она не могла сесть на диван, когда они приехали домой после. Грегори Стэнхоуп в тот день уснул крепким сном, накрывшись землёй Оуквудского кладбища. Ему бы не понравилось, как его дочь оделась на его проводы. «Полная лажа», он бы сказал. «Полная лажа», она бы подтвердила. «На похоронах так принято, пап. Надевать всё дерьмово чёрное и дерьмово скучное. Так принято, понимаешь. Понимаешь, тебе не стоило умирать, они знали, что тебе не нравится, пап, они специально всё эту херню напялили, и я специально её напялила, решила, тебя это выбесит, и ты передумаешь быть мёртвым, это было бы здорово, если бы ты передумал», она бы сказала. Она вроде и говорила — единым потоком шепота, он лился из неё вместо слёз.
Основная идея — смерть? В жопу смерть, хватит смерти. Смерть и так окружает со всех сторон.
Сольвейг утверждает: ей ничего не надо бояться. Сольвейг обещает: она всегда будет рядом с ней. Труди благодарно улыбается, потому что улыбка — это очень вежливо и правильно. В слова она не верит, но она верит в намерения; и по глазам Соль видно, что всё взаправду. Она не обманывает. Она будет очень стараться, рвать жилы. Она готова на такие жертвы, и Труди рада, но ещё ей известно, что иногда желания могут не совпадать с возможностями. Грегори Стэнхоуп так говорил, Мэдисон Стэнхоуп потом следовала его примеру, оба, получается, не справились. То смерть, то полусмерть, даже не прерванное обещание, а просто тело, выведенное из строя. Труди скрывает свой скептицизм, отворачиваясь к окну. За окном ни черта интересного.
Триггерит. Триггерит. Триггерит. Всё печальное и всё черное. «Полная лажа», как сказал бы отец. Глазами она выискивает алкоголь, но натыкается только на смерть в воздухе, на одежде, на лице. Мотает головой, кудри путаются. Ей не хватает крепости психики или простого навыка, чтобы усилием воли поменять концепцию.
— Комнату… д-да, — она просто повторяет последнее слово, которое услышала. Всё это сильно отвлекает. Эти люди все. Их голоса, их парфюмы, то, что они чернильные, мазутные, угольные. Труди вдыхает полной грудью и прикусывает нижнюю губу в месте, где кожа больше всего разорвана. — Шампанское. Вино. Что-то такое, — основную идею пора изменить. В жопу смерть, хватит смерти. Пусть уж алкоголь, он ведь должен быть на таких мероприятиях? Его подают? Почему они заливают дыру в своей душе чаем и кофе? Это же даже не канонично, это же даже никак не спасёт их. Они ведь хотят спастись. Как они могут не хотеть? — Давай ты, пожалуйста, не будешь одной из этих взрослых, которые считают, что в шестнадцать лет рано пить. Я сейчас натурально сойду с ума. Здесь столько чёрного цвета, — «лажового чёрного цвета», правильно подсказывает Грегори Стэнхоуп.

Отредактировано bravada (01-08-2018 00:13:29)

+1

3

Форум: MEMORY LANE
Текст заявки: ссылка на пост на форуме;
Заявка в пару; ищу игрока на роль музыканта, имеющего серьезные проблемы с алкоголем, в которых он себе не признается, и влюбленного в образ молодой актрисы, который, вероятно, не во всем сходится с действительностью. Сюжетов не придумывала, лишь некоторые затравки; тяготею больше к ангсту, однако с удовольствием поиграю и ламповые романтические эпизоды.

Текст заявки

severin roark // северин рорк (вн: dustin bates)
30-32 года, вокалист рок-группы

Северин долго разрывался между двумя вещами, каждую из которых считал своим призванием, - наукой и музыкой. Во время обучения в университете он собрал свою первую группу, с которой какое-то время играл по гаражам и на разогревах у других малоизвестных групп и которая в скором времени распалась, не принеся Северину ничего, кроме разочарования. После этого малоприятного опыта он долго не желал возвращаться к музыке, предпочтя выступления на сцене игру на гитаре под пение пьяных друзей.
После распада группы он, числившийся к тому моменту в списках на отчисление, взялся за учебу. Став дипломированным инженером-физиком, он вернулся в свой университет в качестве преподавателя, параллельно обучаясь в магистратуре.
Несмотря на то, что в науке Северин преуспел, музыка не давала ему покоя. В его голове рождались тексты и ритмы, которые, не находя выхода, изводили его. В конце концов, он вернулся туда, откуда начал, решив вновь попытать удачи на творческом поприще. Вместе с другом он основал новую группу, полностью пересмотрев репертуар и создав в новых композициях уникальное звучание, благодаря которому его новый проект не остался незамеченным. Вскоре они подписали контракт с лейблом и выпустили первый сольный альбом, собравший одни лишь положительные отзывы.
У успеха была и обратная сторона - для того, чтобы обеспечить группу, Северину пришлось влезть в огромные долги, которые он до сих пор выплачивает; к тому же, он столкнулся с ужасающей пустотой, образовавшейся там, где прежде было его вдохновение, - записав первый альбом, он совершенно не представляет, как приступить ко второму. Если какое-то время он мог оттягивать написание песен, пока был занят в туре, то сейчас, когда он вернулся в Чикаго, ему придется столкнуться с проблемой лицом к лицу.
По характеру - интроверт, подолгу присматривающийся и привыкающий, из-за чего у Северина нередко возникали проблемы с публичными выступлениями. Для их решения он нашел простейший способ - алкоголь. Стоило выпить немного перед концертом или интервью - и вопрос сам собой отпадал; Северин становился душой компании, а окружающие не замечали, каким способом он этого достигает - ведь, несмотря на изменяющееся поведение, ему удавалось сохранять ясную речь и последовательное мышление.
Тактика, которой он придерживается, перерастает в зависимость, которая усугубилась подавленным настроением Северина, однако он предпочитает игнорировать проблему, считая, что сумеет разобраться с ней в любой момент.

К тому моменту, как Северин и Домино встретились, он, однажды увидевший ее в кино и затем засмотревший ее небогатую фильмографию до дыр, уже был практически влюблен в нее и знал о ней все, что только можно было найти в Интернете; это сделало их знакомство несколько пугающим, однако определенно точно - забавным.
Они познакомились на ужасно унылой вечеринке. Северин стал для нее, изнывающей от скуки, спасением в тот вечер.
С того вечера она стала спасением для него.

В целом, все аспекты обсуждаемы. Внешность хотелось бы оставить, с графикой я помогу.
Я не стала подробно расписывать отношения, лишь затравку; мне бы хотелось уйти в ангст с возможным хэппи-эндом. Сюжет - придумаем.
Технические моменты: писать мне удобнее без использования "птицы-тройки", размер постов/скорость отписи не имеют значения. Я пишу не очень много (в среднем от 2-3к и до бесконечности) и не очень быстро (хотя могу и в спидпостинг, когда сильно штырит), и мне бы не хотелось, чтобы потенциальный соигрок меня лишний раз торопил. В свою очередь и сама обещаю относиться с пониманием.
Связаться можно через ЛС.
Ваш персонаж: Доминик Франкон (вн: Люси Бойнтон), 27 лет, не слишком успешная актриса театра и кино, пытающаяся построить карьеру своими силами, без материальной поддержки обеспеченной матери.
Пример вашего поста:

Пример поста

- Ох, черт, будто Рождество наступило, - улыбается Домино, чмокая своего блудного друга в колючую щеку. - Когда ты вернулся в Чикаго?
"Тише", со смехом говорит Тай, обнимая Домино в ответ, однако успокоиться не так-то просто, когда неожиданно для себя встречаешь близкого тебе человека, с которым не виделась, кажется, целую вечность. Сдержать восторг ей не по силам, она продолжает сжимать его в объятьях таких крепких, каких не ждешь от девицы ее телосложения, но все-таки через мгновение отстраняется, чтобы оглядеть Тайлера и дать ему взглянуть на себя.
Она внимательно, даже цепко осматривает друга и приходит к выводу, что тот совсем не изменился: глядя на него, Доминик задалась вопросом, действительно ли прошло какое-то время с того момента, как она провожала его в аэропорт, или это произошло на днях? Это она успела несколько раз сменить цвет волос, подстричься, пополнеть и вновь схуднуть... Тайлер же был точно таким, как в последнюю их встречу: внешний вид нарочито небрежен и говорит о человеке, не гонящемся за модой, но имеющем вкус, на лице - усмешка, редко сходившая, а в глазах - пляшут чертики, выдающие бесшабашность.
Стоит Хэнлону открыть рот, как Домино подтвердила свои размышления - совсем не изменился; тут же принялся подначивать ее, закатившую глаза с театральным вздохом и ткнувшую его кулаком в бок.
- Разве я похожа на ведьму? - шутливо нахмурившись, она скрещивает руки на груди. - Я жертва ведьмы. Им тоже полагаются пончики.
- Эй, Минни! - Доминик оборачивается на зов режиссера, понимая, что самым натуральным образом выпала из реальности - встреча с Тайлером заставила ее позабыть о том, где она находится и что она должна делать. Ричард, очевидно, это тоже понял - на его лице явно читается неприкрытое недовольство ее затянувшимся перерывом. Он делает жест рукой, приглашая ее вернуться на площадку; Домино кивает, предвкушая критику, которая могла обрушиться на нее, стоит им начать работу, - раздраженный чем-либо, Ричард становился абсолютно невыносим.
- Нам нужно отснять несколько сцен. Думаю, ты можешь подождать меня здесь. Постараюсь сделать все с первого дубля, - улыбается Домино своему другу. Режиссер вновь окликает ее, и Доминик, быстро обняв Тайлера, приходится оставить его в одиночестве. Удаляясь, она оборачивается: - И не трогай пончики!
- Это еще что за хрен, - искоса поглядывая в сторону Хэнлона, ворчит Ричард, когда Домино подходит к нему. - Назови хоть одну причину, по которой я не должен его выгнать из павильона? Вдруг он украдет наш сценарий или... Ну, сделает что-нибудь еще?
Домино вновь закатывает глаза - на этот раз, жест не наигранный, ее в самом деле выводит из себя поведение режиссера, время от времени - как сейчас, например, - становившееся собственническим. Домино бы решила, будто Ричард имеет какие-то виды на нее и таким идиотским образом пытается заигрывать, не будь ей известно, что точно так же он ведет себя со всеми друзьями и коллегами - вспомнить только сцену, которую он закатил, когда его ассистентка попыталась совместить работу над его фильмом с участием на съемках другого режиссера.
- Это мой друг, - поясняет она. - Не будет он ничего красть. А вот рекламу фильму сделать может, - о рекламе Домино упоминает не просто так: Ричард, за которым она наблюдала, хитро прищурившись, тут же меняется в лице. Ревность в нем вступает в борьбу с честолюбием.
В конце концов, он, откидываясь в кресле, отмахивается - пусть, мол, остается. Домино улыбается и возвращается на место, отмеченное для нее крестом из синей клейкой ленты; ее напарница вновь заматывается в лохмотья и по команде начинает двигаться в ее сторону. Домино, набрав побольше воздуха в легкие, вновь испускает жуткий вопль.

0

4

Форум: 23 Jump Street
Текст заявки:

любимая сестренка // заявка №1

https://78.media.tumblr.com/tumblr_m4t3duFK2X1qjvhnzo1_r2_250.gif http://f2.ifrm.com/15896/189/upload/av-91.gif

ну, чудо же **

http://cdn.pm-network.nl/sites/3/2016/03/When-She-Starred-Lonely-Island-I-Just-Had-Sex-Video.gif

ФИО
Lily Adelia Hodge / Лили Эделия Ходж
ВОЗРАСТ
25-27
ПРОФЕССИЯ
все, что душе угодно (от полевого врача до официантки)
ОРИЕНТАЦИЯ
гетеро
ВНЕШНОСТЬ
Blaike Lively
СВЯЗЬ СО МНОЙ
для начала гостевая) потом дам в личку (:
ХОЧУ ВЫПИТЬ С МЛАДШЕЙ СЕСТРОЙ
Лу, моя маленькая девочка. Тебя оберегали все, как зеницу ока. Ты была светом родительских очей - единственная девочка в семье. В тебя вложили столько сил, что не передать словами. Тебя любили больше всех - ведь ты такая нежная. Белокурая принцесса, казалось, будто ты создана из облаков. Твой наивный взгляд прожигал самую душу и волей неволей, но отдашь последнюю конфету/велосипед/игрушку. Ты могла одним лишь взглядом получить то, что хотела, но не была эгоисткой. Если ты брала - ты обязательно отдавала/делилась/возвращала что-то другое. Родители были счастливы, когда в семье появилась ты. Ты росла, хорошела. Разбила миллион мужских сердец лишь потому, что они надеялись на твое расположение. Тебе было все равно. У тебя, будто иммунитет на мужчин. Ты никогда не стремилась встречаться с самыми красивыми парнями в школе, быть той самой красивой девочкой-задирой, вокруг которой всегда сплетни и разговоры. ты была спокойной, конечно, относительно. Мы в любом случае много о тебе не знаем, ведь неоднократно на нас косо посматривали родители твоих одноклассников/подружек. У тебя были конфликты, ты не пряталась за наши спины - решала все самостоятельно. Боевая девушка, ты с возрастом стала похожа на греческую богиню "Афину". Тебя боялись, тобой восхищались. Мы и сами не знали, как ты можешь быть такой боевой и в тоже время нежной. Ты соткана из противоречий и тем еще больше привлекаешь внимание. После школы - колледж, на который родители так отчаянно копили. Я не видел твой школьный выпускной, не отправлял тебя на бал. Я просто знал, что с тобой все будет хорошо, пока я буду искать самого себя - ты знала чего хочешь. Уехав в колледж ты усердно училась (но это не точно) и спустя некоторое время сообщила, что ждешь ребенка и выходишь замуж. Для нас всех это был невероятный удар. Я вообще узнал об этом лишь спустя долгое время, когда вернулся со службы - у тебя уже на руках был белокурый малыш. Твой новоиспеченный супруг был настоящим уродом, но все улыбаясь терпели его - ведь твое счастье было для нас важнее собственного мнения. Затем в твоей жизни что-то пошло не так. Ты переехала в родительский дом, устроилась на работу. Мы не знаем, что происходит в твоей жизни, ведь родителям ты не рассказываешь, а со мной видишься крайне редко. Сейчас, устав от родительской опеки, ты переехала поближе ко мне. Мы часто видимся и знаешь, все-таки хорошо, когда рядом с тобой есть человек - близкий - кому ты можешь рассказать все, что происходит в твоей жизни, рассказать о своих переживаниях и радостных моментах. А с кем это можно сделать, как не с родным братом? Мы перемелем все проблемы, будем поддерживать друг друга, пока все не встанет на свои места.
На данный момент, насколько я знаю, от тебя без ума мой лучший друг и по совместительству коллега по работе и по неудачам. Вы знакомы с самого моего возвращения из армии. Он появился как раз тогда, когда тебе было пусто и дерьмово с ребенком на руках, обманутым сердцем и дырой в душе. И он помог тебе. Спас от рутины жизни.
Все лояльно и меняемо, кроме имени, хотя, готов пойти на уступку! Очень жду и верю в твоей скорейшее появление! Мы с братом уже с ума сошли в поисках тебя, нет сил играть в постах, будто ты вечно куда-то уезжаешь или исчезаешь! Приди! У нас есть задумка на счет твоей внезапно пропажи хд

помощница в кофейне // заявка №2

http://slinky.me/uploads/pic/8/tumblr_mcyp5z88c11rjtz9jo1_250.gif
ФИО
На ваше усмотрение
ВОЗРАСТ
19-23
ПРОФЕССИЯ
студентка, подрабатывающая в кофейне
ОРИЕНТАЦИЯ
гетеро
ВНЕШНОСТЬ
Lucy Hale
СВЯЗЬ СО МНОЙ
для начала гостевая) потом дам в личку (:
ХОЧУ ВЫПИТЬ СО СВОЕЙ ОФИЦИАНТКОЙ-УПРАВЛЯЮЩЕЙ

Ты появилась в моей кофейне совсем недавно. Студентка, которая всегда всего добивается сама. Я понял это почти сразу, как только ты пришла на собеседование, выложив на стол все свои бумаги // учебники. Мы нашли общий язык сразу же, как только заговорили. Это было общение не как у начальника и подчиненной, а как между друзьями, которые так давно друг друга знают. Ты легко находишь общий язык с окружающими, поэтому заняла свое место в моей кофейне, которой как раз не хватало такого человека. Ты на этом месте сразу нашла себя. Учиться стало проще, ведь я часто помогал тебе, как полицейский. А ты? Ты будущий криминалист. Тебе нравится все это, расследования, преступления. Мы на одной волне и это радует. Я знаю, что ты приехала из другой страны учиться, сбежав от домашним проблем. Слыша пару раз разговоры с кем-то из семьей, но так и не понял - с мамой, сестрой или бабушкой. Знаю, что ты не одна, ведь твоя сестра часто заходит к нам за кофе. Я верю в тебя и доверяю тебе свое детище. Я почему-то уверен, что рано или поздно ты раскроешься мне полностью и мы будем почти, как брат с сестрой. Я знаю слишком много о тебе, и знаешь, ты не жалеешь, что рассказала, а я не жалею, что связался с тобой. Ты слишком милая, чтобы тебе не доверять.
--
заявка как видите очень пластичная, можно придумать что угодно, от места рождения - до будущей профессии)) все не принципиально с: буду холить и лелеять, а форум примет вас в свои теплые объятия

Ваш персонаж:

Мой персонаж

Питер родился в обычной семье. Не было никаких душещипательных историй, избиений, сиротств. Он рос, как и все. У него был брат и младшая сестра, которую оберегали как зеницу ока. Он ходил в обычную школу. Разбивал коленки и кулаки. В 16 лет пробовал курить. В 17 первый секс. На самом деле он грезил мечтами поступить в престижный вуз, стать известным журналистом, врачом, да кем угодно, лишь бы найти себя в этом огромном мире. Но до окончания средней школы он так и не принял решение, не ответил на самый главный вопрос жизни: кем я хочу стать, когда вырасту? Поэтому отправился прямиком в армию США, надеясь, что, хотя бы за время службы сможет что-нибудь придумать. Ведь потом ему уж точно будут открыты все дороги, а поступить в вуз можно в любом возрасте.
Но с поступлением на службу его жизнь резко поменяла свое направление. Он никогда не был тихим и незаметным. Всегда пытался выразить себя, в чем-нибудь. Неприметным Питера не назовешь, ведь именно из-за его взбалмошного характера он был известен у себя в районе//школе. Его уважали//ненавидели//обожали. Для одних он был чертовым эгоистом, а для других хорошим мальчиком. Каждому из его окружения Питер представал в новом обличии, и каждый раз поражался своей находчивости. Он пользовался популярностью у девушек, но никогда не использовал их в своих целях. Он старался не заводить отношения и все, что у него было это лишь месяц//два//три отношений, вынос мозга и прощание. Этого было достаточно, чтобы понять, что ему хорошо и с самим собой. Он не стремился найти ту самую единственную, считая, что она сама его найдет случайно утром, когда разольет на него горячий кофе или упадет ему на руки в ночном клубе. Но это все лирика. В жизни было все иначе, Питер знал это и старался как можно меньше думать о том, что она ему приготовила.
Однако, именно в то время, когда Пит попал на службу ему необычайно все удавалось. Он был полон энтузиазма. Офицеры пророчили парню прекрасное будущее, и именно это повлияло на его решение. После окончания срока он принял решение остаться и служить своей стране. Никто, кроме отца не поддерживал его идей, ведь младший брат уехал учиться в университет, за который нужно было платить, сестра заканчивала школу, и родителям бы думать о её светлом будущем, а не о том, куда судьба занесёт их первенца. Однако Питер был непреклонен. Он упрямо отстаивал свою точку зрения и, в конце концов, добился то, чего хотел. Он ушёл по контракту в армию. Дома его видели редко, конечно, ведь отпускать домой новичка не принято, особенно для того, кто решил стать военным. Питер перенес все те испытания, которые предназначены для юнца, и, к сожалению, они до сих пор видятся ему в кошмарах. Служба тянулась долго и мучительно, но Питер не из тех людей, кто сдаётся. Он продолжал идти напролом, чтобы доказать самому себе, что чего-то стоит.
Спустя несколько лет известие о том, что сестра ждёт ребёнка обрушилось на Пита абсолютно внезапно. Мать тайком отправила весточку, рассказывая о том, как тяжело им сейчас живётся, и как бы было хорошо ему вернуться домой. Самое печальное в этой истории — то, что Пит так и не прочёл это письмо. Он отправился в горячую точку, будучи офицером, таким же молодым и рисковым, полный энтузиазма и силы. Что ему стоило положить там свою голову, оставить после себя большое и красивое «ничего»? Конечно, ничего ему это не стоило. Он не стремился занять каких-то высот, все это получалось само собой.
До тех пор, пока в одном из сражений в середине 2017 года Пит не оказался в госпитале. Жизнь будто пыталась в очередной раз ткнуть носом и показать, что в этой жизни все явно не так просто. Что именно произошло Ходж не помнил. Он очнулся с перебинтованным туловищем и рукой, с дикой слабостью во всем теле. Кажется, это было тяжелое ранение, вряд ли от просто ссадины будет такое дерьмовое состояние. Его спасла медсестра, которая в своё время очень вовремя зашила и обработала раны, вытащив все осколки, ну, а после ухаживала за ним. Это ангельское личико он вспоминал, когда его выписывали из госпиталя, когда отправили домой, уже не спрашивая, будет он продолжать службу или нет, когда он летел в самолете домой, имея лишь в военную форму, смуглую кожу и белоснежную улыбку. Он, наконец, осознал и то, что больше не горит желанием сражаться.
Вернувшись, Питер попал в круговорот семейных историй. Сестра родила, но к сожалению, в семье у неё не очень ладилось. Племянник чаще находился с бабушкой и дедушкой, нежели с матерью и отцом. Брат редко навещал семью, у него что-то складывалось с симпатичной мексиканкой.
Пит уехал от родителей, купив на скопленные деньги, небольшой дом. Благодаря связям на службе ему получилось устроиться в полицейский участок, в отдел специальных расследований, где теперь - основная его цель - помощь людям в поиске // поимке тех, кто искалечил их жизни. Для своей личной отдушины, Питер открыл свой маленький бизнес. По счастливой случайности в центре ему досталось маленькое помещение, где теперь красуется на стеклянных витринах чашечка и незамысловатое название «coffee & officer», где появляется лишь по вечерам и в выходные.

Пример вашего поста:

Пример поста

     Жаркий полдень. Работа в самом разгаре. Жители Филадельфии, этого энергичного мегаполиса, двигается по улице слишком быстро, чтобы просто человеческий глаз уловил хоть чей-то полноценный образ. Только цветастая одежда, головы, опущенные в телефон, или лица с ненастоящими (натянутыми во всех смыслах) эмоциями.
Питер приехал сегодня как обычно к самому открытию. Его маленький бизнес плавно шёл в гору. За отсутствием огромного потока клиентов, он не нуждался в помощниках, хотя не отказался бы от сменщика. Сейчас в его планах было все же продолжать работать не только в кофейне, ведь, как и любому нормальному человеку, ему хотелось не только вкладывать/тратить деньги, но и получать их, а потом, конечно же, вкладывать. В любом случае, все даётся в этой жизни не просто так.
     Об этом Ходж думал сегодня утром, пока чистил кофемолку, поправлял скатерти на столиках, протирал барную стойку - в общем, приводил кафе в человеческий вид, достойный даже самого придирчивого клиента. Конечно, он и сам не оставил себя без чашечки свежезаваренного кофе. Он стоял в глубине стойки, как раз со стороны бариста и манил прекрасным ароматом, но Пит был слишком увлечён полировкой стола и своими мыслями, что в итоге абсолютно забыл о нем. А затем пошла волна утренних завсегдатаев. Пит знал каждого из них, они обсуждали утренние или вчерашние ночные новости, улыбались, обменивались любезностями. Как и любой другой бариста / бармен / любой, кто готовит напитки у бара – у Питера было обостренное чувство слуха и внимания. Он замечал каждую мельчайшую деталь, обязательно обращал внимание на эмоциональное состояние своих гостей / посетителей. Собственно, как и в этот раз.
     Утром заходила дама с «собачкой» - так, шуточно, про себя Питер называл женщину средних лет, которая постоянно чихвостила по телефону своего мужа. Ходжа это утомляло и в тоже время очень смешило. Иногда, складывалось впечатление, будто эта дама разговаривает вовсе не с «собачкой», а с выключенным телефоном, потому что ей никто никогда не отвечал, по крайней мере, чуткий слух Питера ни разу не слышал голоса в трубке. Иногда ему жутко хотелось увидеть, как она покраснеет, если вдруг телефон зазвонит прямо около ее уха.
     После заходила пара студентов. Они постоянно разные, поэтому Пит старался не запоминать их. Они часто приходили к нему на ланч, чтобы перекусить или в тишине повторить лекции перед следующей лекцией. На самом деле их было много, просто их разноперый внешний вид сбивал с толку. Однако, Ходж обращал внимание на мелкие детали. Например, эта латиночка, с пухлыми губами, учится в медицинском неподалеку и предпочитает латте с ореховым сиропом и круассан с шоколадом, а ее подружка, бледная девушка с впалыми серыми глазами, кажется с биологического (видимо у них смежные пары), и пьет она исключительно двойной капучино. Это уже профессиональные качества и наблюдения.
     В его кафе часто приходили студенты или люди, которые мечтали побыть в одиночестве, ведь здесь, даже если согнать всю Филадельфию, будет по-прежнему тихо и спокойно. Кафе большое и здесь, при желании, можно расположиться так, будто ты сидишь у себя в комнате, за закрытой дверью и с вывеской «Не входить!». Пит старался поддерживать эту спокойную атмосферу, чтобы чувствовать себя комфортно и позволять своим гостям чувствовать себя также.
     Когда время близится к обеду, в кафе довольно много народу. Все, кто работает / гуляет / учится рядом – идут на ланч, приятно проводят время или быстро жуя свой бутерброд, хватают подмышку папки и убегают со стаканчиком кофе. Люди странные существа, особенно, когда наблюдаешь за ними со стороны. Пит так и делал – созерцал.
     Но именно сегодня его взгляд был прикован к девушке, которая сидит тут уже пару часов и увлеченно читает и что-то записывает. Она оглядывается по сторонам и снова смотрит перед собой. Пит улыбается, наблюдая за ней, после чего отвлекается на очередного клиента, попросившего заказ с собой. Ему бы самому перекусить, но сейчас абсолютно нет времени. Он знает точно, что через четверть часа посетители исчезнут, и останется он один, наедине с собой или же нет? Питер обращал внимания на то, что эта девушка с рыжей копной непослушных волос (которые она так отчаянно пытается убрать со лба) появляется у него в кафе уже на протяжении довольно длительного времени. Она сидит на одном и том же месте и каждый раз занимается одним и тем же делом. Он не видит, как она приходит, не видит когда уходит. Онра почти ничего не заказывает и в этот раз Питер решил проявить любезность хозяина кофейни и подойти самостоятельно. Вдруг она стесняется, всякое же бывает? Когда они остались вдвоем, Питер вышел из-за стойки, вытирая руки о полотенце, снимая со стойки самообслуживания одинокое меню, и направился прямиком к ней. – Добрый день, - Питер учтиво поздоровался, вставая справа от посетительницы, - может закажете что-нибудь? У нас сегодня очень вкусные капкейки с кленовым сиропом. И в дополнение можно выпить кружечку горячего шоколада. Пит расплылся в улыбке, чувствуя себя немного глупо, ведь обычно люди сами заказывают, а он лишь исполняет, никому ничего не навязывая. В глубине души он боялся, что девушка почувствует, будто он пытается содрать с нее денег или же выгнать за отсутствием заказа. – Если не хотите, не буду вас беспокоить, - дополнил он, опережая на несколько шагов вероятное (в его голове) развитие событий.

Отредактировано sstefanio (23-08-2018 15:46:34)

0

5

Форум: На Семи Холмах
Текст заявки: Я не думал, что меня так пробьет на эту тему. Но так уж вышло. Сейчас я хочу отыграть банальный до невозможности сюжет, когда простой парень бегает за возвышенной, недоступной леди. Вдохновился песней Егора Крида - Миллион алых роз (впрочем могу еще клипов подкинуть для вдохновения)
Что хочу? Хочу сыграть простого или не очень пацана. Хочу эмоций. Хочу драйва. Хочу, что бы в этой истории был смысл. Постельные сцены меня вообще мало интересуют. Я больше по драме. Драма это мой конец. Хочу душевных терзаний. Хочу роковых ошибок. Хочу, что бы от эмоций захватывало дух.
Готов обсуждать сюжет. Готов идти на уступки в плане внешности. Единственное что это будет русский реал. Уж простите, но Крид не вдохновляет меня на американские реалии. И соответственно внешность тоже лучше подобрать русскую. Но думаю проблем не будет.
Я очень хочу, что бы вы тоже горели отыграть что-то эмоциональное. Что бы мы с вами нашли общий язык и смогли реализовать не одну задумку. Я в поисках партнера, а не игрока на три эпизода. Я уверен, что игра может приносить радость, а не вечное ожидание постов и вынос мозга по поводу почему три недели не обзывался. Давай просто будем играть, и уважать друг друга.
Ваш персонаж: Никита Игнатьев, внешность Саши Петрова, 25 лет, следователь (возможно персонаж изменится под задумку)
Пример вашего поста:

Пример поста

Медленно... Нет. Он шел не просто медленно. ОН шел едва передвигая ноги, просто потому что силы были на исходе. Он всегда был сильным. Всегда. Для него найти повод для слабости было так сложно, если не сказать невозможно. Но сейчас. Сейчас мир просто рушился и он шел сквозь эти руины как в фильме с замедленной сьемкой. Шел и чувствовал как под ногами скрипят остатки его надежды, осколки разбитой семьи и крупицы последней капли доверия. Все кончено. Нет, правда. Все закончилось. Семьи больше нет. И даже если они заходят что-то исправить Никита был уверен в том, что больше никогда не сможет доверять им. Впрочем и до этого доля доверия была слишком мала. Но теперь она просто исчезла за гранью.
     Ему не хотелось говорить. А что сказать? Что все они неправы? Что они семья? Что он тоже их семья и имел право знать? Но кому об этом говорить? Людям, что не верят в него? Людям, что вычеркнули его из своей жизни? Пускай. Теперь он тоже может вычеркнуть их навсегда.
     - Это все что тебя интересует? Серьезно? Никита был возмущен. Его громкий смех эхом разносился по комнате. - Откуда я узнал? Он снова повторяет и снова смеется, не сдерживая свои эмоции. Но впрочем ему было не смешно. Наверное это была истерика вызванная нелепостью ситуации и выпитым алкоголем. -Ты издеваешься? НИКА! Моя сестра уголовница, а тебя интересует от куда я это узнал? Снова и снова повторяя эту нелепую фразу ему казалось, что у него снесет крышу. В голове не укладывалось, что сестру волнует только это. Наверное хочет донести папочке, что не все прошло так гладко. Что в их грандиозном плане нарисовалась маленькая оплошность. И имя ей Никита Игнатьев. Вот так незадача.
     - Иди позвони папочке скажи, что произошла утечка. Не справляются его связи. Теряет хватку. Он бурмочет нервно, под нос. Слова соединяются в какую то несвязную ересь и если Ника понимала о чем он говорит то было бы хорошо, а если нет... да плевать. Ей ведь тоже было плевать, только сейчас коленки нервно начали труситься от того, что папочка не решил все ее проблемы. А вот если бы она обратилась к нему. Неужели бы он не помог? Помог конечно, он же брат. Они же с ней одной крови. Они семья. Но не сейчас. Сегодня их семейные узы внезапно разорвались. Код ДНК потерпел крушение и та частичка, в которой четко было прописано, что он Игнатьев вдруг исчезла. Теперь он человек без прошлого, без фамилии. Просто человек, который ничего общего не имеет с ними. С ними, ведь даже людьми их назвать у него не получалось. А ведь должно быть в каждом что-то человечное. А нет, есть и такие которые продают свою душу дьяволу и все ради того, что бы купаться в лучах славы. Ну что же теперь Никита не будет заслонять им солнце.
     - Это просто невероятно. Ты представляешь каково это, когда все вокруг знают, что твоя сестра не так чиста и невинна как ты думал? Когда все тыкают на тебя за спиной и шушукаются, что он нифига не честный мент и сестру отмазал. А я даже не знаю от чего я ее отмазал. Потому что я ничего в этой гребаной жизни не знаю. Ты знаешь, какое это превосходное чувство узнавать такие важные новости от посторонних? Знаешь? Да нихрена ты не знаешь, Ника. Привыкла жить как котенок укутанный в шелковое одеяло и плевать, что там происходит за дверью. Плевать, что кто-то жизнью рискует, что бы такие как ты жила спокойно. А ты молчишь. Молчишь как крыса... Вставляешь палки в колеса, которые и так нихрена не едут. И плевать тебе. Папина дочка. Да ты выйти на улицу и живи как все люди, а не прячься за кошелек богатого папочки. Ты даже признаться в том, что совершила не можешь, потому что пофиг тебе. Всегда было пофиг и на меня и на всех вокруг.
     Тихий шепот срывается на крик. Глаза наливаются кровью и вулкан, тот самый вулкан, который был потушен литром рома, внезапно снова обрел силу и горячей лавой расплывался по крови. Внутри все пекло и этот огонь вот вот вырвется наружу. И это не пожар. Это стихия. Ее не потушишь, от нее не убежишь. И в какой-то момент должно стать страшной. Ведь когда она наступает, ее невозможно остановить.
    - Это подло. Подло скрывать правду, какой бы она не была. Подло, потому что я считал, что мы семья. А ты... А вы... уже спокойнее он просто отмахивается. Встает с дивана и оставляя бутылку на полу направляется к выходу. - Тошнит от вас. От всех.

0

6

Привет! Я в поиске той самой. Может, я найду её здесь, мыстанем отличной парой и нас ждут очень крутые повороты сюжета? Почему бы не попробовать!

Форум: RECORD
Текст заявки: заявка

ну а тут для тех, кто не хочет переходить

Мечтаю выпить чашку чая с любовью всей жизни

Все время, сколько мы знакомы, я называю тебя Летти (обсуждаемо). На своём последнем дне рождения ты отмечала 26-27 с момента появления на свет. Я частенько могу найти тебя в моей компании на должности директора по связям с общественностью. Свободное время проводишь с мальчиками.
На просторах Рекорда ты стала похожа на Megan Fox(only), поэтому тебя часто с ней сравнивают.

http://funkyimg.com/i/2H7iQ.gif

НАШИ ОТНОШЕНИЯ - ЭТО ПОТОКИ ОКЕАНА

Здравствуй, моя родная! Я снова в отъезде, но в этот раз у меня есть возможность написать тебе. И я пишу. Как влюбленный шестнадцатилетний мальчишка. Что ж, ты меня таким сделала! Ты много что со мной натворила и я благодарю Вселенную за нас с тобой. Берегу твой сон, когда твои реснички дрожат, а носик кутается, стараясь потеряться в одеяле. Даже когда я далеко - берегу тебя.
Помнишь нашу первую встречу? Я отдыхал на Мальдивах в соседнем от тебя бунгало. У нас была неделя на все про все. Смотрел как ты вырисовывала узоры букв в своей тетрадке - будто бы что-то резко приходило тебе в голову - ты хватала ей из сумки, стоящей около лежака и торопливо записывала, иногда закусывая конец пишущего инструмента. Я просто не смог не спросить что же такое тебе вдруг пришло в голову, а оказалось, что ты - бывший главный редактор модного журнала в Вашингтоне, которая сейчас собирается перебраться в Нью-Йорк по предложению от очень хорошего издания нашего города на эту же должность. А еще, что ты писательница, в основном пишешь биографические работы. Ты была такой необычной.. У нас была неделя. И я влюбился. Я так ждал тебя в Нью-Йорке. Говорил тебе это каждый день в недели нашей разлуки, пока ты собирала вещи и прощалась с небом Вашингтона. Но так и не сказал тебе кто я такой..
Встретил тебя в аэропорту с букетом белых роз. Оказалось, что ты так любишь их. Прыгал до потолка в душе, когда вез тебя в твой домик в другом конце города от меня. И мы говорили обо всем. Ты рассказала, что начинаешь трудиться над новой биографией через пару недель, а я похвастался, что тоже готовлюсь к биографии себя в твердом переплете. Поселил тебя дома и помог запастись продуктами. Мы вместе выбирали тебе полотенца на кухню и тарелки. Я был счастлив. Мне кажется, что и ты. А потом мне нужно было уехать..я до сих пор пропадаю на недели и ты так и не догадываешься почему. Я же не могу сказать тебе, что убиваю людей...Такое себе хобби, вот что я думаю.
За эти пару недель ты уже вычитала все, что есть в сети про объект твоей биографии, коим был я. И ты уже знала кто я такой. Ты уже знала, во что вляпалась. Вокруг меня всегда было много сплетен, желтой прессы, догадок, грязи..Много дерьма. И ты хотела все прояснить, но до меня же не дозвониться, когда я пропадаю. В ту пятницу написал тебе, что приеду к тебе вечером и украду тебя, а ты ответила, что не стоит. Я звонил тебе много раз, примчался посреди дня. но тебя там не было. Звонок Томаса вернул меня на работу, ведь там меня ждал писатель, который должен был написать мою биографию.
Случайности не случайны. Ты не случайна. Писала мою биографию, давала мне шанс показать, что все, что обо мне пишут лишь гадкие и мерзкие сплетни. Я не мешкал и забрал тебя из журнала к себе, предложив отличный оклад и должность директора по связям с общественностью. А ты и не думала, сразу согласилась. Такая смелая и отважная. Прочь из грязной профессии журналиста вперед к светлому будущему. Тогда даже не думала, что у нас и правда что-то может получиться, хотя уже влюбилась. Не говорили друг другу о любви первые несколько месяцев, боялись все это спугнуть. Мы много путешествовали, скрываясь от объективов фотокамер, читая очередные заголовки в прессе и улавливая там случайные фото. Опровергали все..
И у нас было так много всего..у нас такая история. И я люблю эту историю, милая. Я люблю тебя. Ты - настоящая дъяволица! Огонь моих чресел. Заноза в моем сердце. Одна на миллион — роскошная.. Сейчас ты носишь мою фамилию и нашего сына на руках. Вместе отмечаем праздники, чередуемся в важных делах, объединяемся в важных решениях. Благодарен судьбе за тебя. За меня. За наше маленькое чудо. За нашу семью. Целую твои руки, когда они ничем не заняты, глажу твои волосы, когда ты лежишь у меня на груди, невыносимо скучаю, когда тебя нет рядом.
Я скоро буду, моя невероятная! Жди меня.

Твой К.

Ну а теперь о человеке. Не надо брать эту роль ради того, чтобы быть в паре, пожалуйста! Перед тем, как ты займешь эту роль, нам придется пообщаться в ЛС или аське, вк..У меня есть история, которую я хочу отыграть. Так сказать основные моменты. Тебе будет необходимо знать, на что ты подписываешься. Будь готова отыгрывать жуткие ссоры, крики, страстный секс, слезы. Пожалуйста, будь готова отыгрывать ВСЁ! И самое главное будь готова к общению. Я не могу играть пару с тем, с кем не общаюсь ежедневно. Вот такой вот я капризный молодой человек, зато честно. Мне нужны эмоциональные посты, я должен чувствовать тебя в твоих постах, должен без проблем представлять все то, что происходит. В общем, моя капризная душа в поисках той, кто сможет занять это место и быть на нём с удовольствием для себя и меня.

Ваш персонаж: вашему вниманию

а вдруг не увидите)

Кристофер родился в семье военного и учительницы. Он был долгожданным ребенком, в силу возраста родителей. Первый и единственный мальчик родился, когда Мэри было уже сорок пять, а Дэвиду близились прожитые полвека. Конечно, когда ты так долго пытаешься заиметь своего первого ребенка - он становится для тебя смыслом жизни. Жаль, что большая часть ее уже прожита. Окруженный любовью и заботой со стороны матери, но сдерживаемый суровыми рамками военной выправки отца - Кристофер растет юношей, в сердце которого есть место нежности, любви, трепету и прочим светлым и тонким чувствам. Однако, на вид он очень жесткий, суровый, справедливый. Принимает холодные решения, не опираясь на сожаления и не подвергая их сомнениям. Крис мечтает, что купит дом маме у моря, а отцу подарит машину. Это стремление развивает в нем предпринимательские качества. Благодаря связям отца, мальчик добывает товары из-за океана, которых не достать и продает их по магазинам, лавкам, киоскам. С этого и началась Nolan Inc. Когда Крису исполняется 15, он направляется в военное училище, где покоряет вершины одну за другой. В этом же году уходит из жизни отец мальчика, достигший больших высот генерал. Военное окружение гордится, что после него осталось такое наследие, идущее по стопам отца. Мать подкашивает эта ситуация, она держится только благодаря сыну. В августе 99-го Крис получает предложение отправится в Чечню на сложную операцию. Тогда еще никто не догадывается, что это будет война. Не мировая. Длиной всего в год, но все же война, с которой люди возвращаются искалеченными (физически или морально), огрубевшими. Другими. Именно на войне определяется его будущее. Он один из тех, кто бесстрашно идет вперед, проливает кровь виновных, спасает невинных. Одним из таких невинных становится маленький щенок. Кристофер называет дворнягу Олли и забирает с собой. Через все испытания, прикрывая его от пуль и разделяя с ним пищу и кров, Нолан все же приводит друга домой в начале двухтысячного. Кристофер продолжат заниматься предпринимательством, открывает свой первый магазинчик. Выигрывает тендер (благодаря связям) на добычу полезных ископаемых в Саудовской Аравии и натыкается на нефть. Это и есть точка отсчета, после которой все пошло совсем по-другому. Мать умирает от рака поджелудочной железы очень скоропостижно и мучительно, на последних неделях даже не узнавая своего сына. Покровители в военном обществе держат его как пса на цепи, поближе к себе. В какой-то момент один из них, Генри, хороший знакомый Нолана старшего, наконец проливает свет. -Кристофер мать его Нолан...ты машина, черт подери. Других таких нет. Твоя дорога определена. Ты всегда будешь убийцей. Так и случается. Ему не интересны девки, только секс. Не интересно продвижение по службе, только сам процесс его работы. Он наёмник на уровне правительства. Он убивает людей, которые делают плохие вещи. Делает это уникально. Ни одно убийство не походит на то, чем является. Это либо несчастный случай, либо самоубийство. В 31 год его покидает самый младший член семьи. Дворняга Олли слишком стар. Это было практически равнозначное горе для Кристофера, как и потеря каждого из родителей. Даллас напоминает слишком много больного, Крис переезжает в Нью-Йорк, поселяется там. Мужчина выбирает дом подальше от людей, стоящий будто на отшибе, где можно увидеть как солнце целует землю на рассвете. Вокруг тишина. Меняет привычки. Покупает патифон и кучу пластинок с классикой. По частям он начинает собирать Jaguar XK-E 4.2 Litre Series I 1966 года. Он мечтает расширить сферу своей корпорации со строительства, производства и продажи одежды, обуви, сумок, добычи нефти - еще и рестораном. Нанимает пресс-секретаря, пора выйти в свет. Каждую пятницу он приходит в один и тот же бар, где пьет один и тот же виски. Дешевый, чтобы не привлекать внимания и продолжать чувствовать себя живым человеком. Расчетливый, хладнокровный, внимательный на грани с педантичностью. Все подмечает, все видит. Терпелив от рода своей деятельности. В личных делах вспыльчивый, как вулкан. Никогда не знаешь, где рванет. Кажется бесчувственным и невовлеченным, будто не нуждается в семье. На самом деле он не заводит друзей, чтобы не быть обманутым. Не заводит отношения, чтобы не иметь "Ахилесовой пяты", ну и не быть обманутым. По ночам ему часто снятся выходные с семьёй. Он мечтает быть нормальным, любить, слышать женский голос на кухне и детский смех на газоне. Мягкий под жёсткой коркой, способный проникнуться другим человеком и испытать всю гамму чувств к нему. Нужно лишь отпустить себя с цепи.

Пример вашего поста:

18+

Все рождается из малого. Наша любовь родилась из одной случайной и такой нелепой встречи. Её большие, испуганные глаза, глядящие прямо в его нутро. Они должны были вселить в него опасение, она так старалась сделать свой взгляд устрашающим и уверенным, но на самом деле её страхом питался его нос, вбирая ноздрями поглубже самый приятный хищнику запах. На улице светило яркое, утреннее солнце, прибираясь сквозь тюль, доставшуюся ему от предыдущих хозяев и играя на её коже персикового цвета. Она забивается где-то наверху, в одну из комнат и вызывает полицию, а он спокойно сидит на диване, готовясь к встрече с коллегами. Её непонимающий взгляд, когда посреди лестницы она поняла, что спасители её, увы, не спасут. Вкусные напитки, дрожащие ресницы и её буйство ароматов. Она удивлялась происходящему, а он влюблялся. Вот только отчет дал себе только сейчас.
Ну а что? Разве любовь не может быть такой? Взрослой, зрелой, внезапной. Той, которую не страшно потерять, но той, которую ты ценишь до дрожи в теле.. Наверное, эта любовь какая-то особенная.. Не всем дана, не каждый поймет, но с этими двумя людьми она случилась. Или же только с Кристофером? Едва ли. Иначе, зачем она вернулась..
Она шалит ладошками в его новой машине, пропитанной запахом кожаного салона и нового пластика. Ему бы сейчас остановиться прямо тут и перестать думать о любви, предаваясь страсти. Самому первобытному инстинкту, который движет численность планеты вперед. Вот какая ирония. Откажись мы от этого инстинкта - давно бы вымерли. Но после ночи, проведенной с ней уже не так яростно хочется врываться внутрь её тела, отставляя все на второй план. Ему нравится игра, которую они затеяли и нравится оттягивать момент их близости, блуждая по границам этого прекрасного соития..
Наверное, после того, как самый первобытный инстинкт был удовлетворен, снимаются какие-то очки..и теперь ты можешь разглядеть в своей спутнице намного больше, чем до того.. И знаете что?…Настоящая любовь соткана из противоречий. Прошита нитями разных характеров, вкусов, стремлений. Их любовь поселилась между небом и землей. Небом, воздушно-ветреным, стала она. Землей, стабильно-приземленной, стал он. Любовь между ними… Он любит бурбон и джин, она наслаждается нотками вина. Он находит себя в океане, она отдает себя шуму мегаполиса. Он верит в мимолетность счастья, она верит в возможность его протяженности. Они были и оставались разными. Различие создало их чувства, разукрашивало пестрыми оттенками повседневность. Индивидуальность в любви должна быть сохранена.
Интересно - удивится внутренний голос таким тонким рассуждениям.
-В Далласе? Там очень жарко, - начнет Кристофер, наконец оторвавшись от своих размышлений, вырванный оттуда её голосом и требовательной пульсацией между ног, которую подогревает её ладошка, - сухой климат, а поэтому машины хорошо держатся, - обратит внимание на её ладонь, чуть опустив взгляд и ехидно кивнув головой, будто бы беззвучно передавая Дани все свои комплименты в адрес её женских чар, - у меня был старый мерседес, но он был... - взглянет на девушку, когда она так наигранно-невинно похлопает ресницами, - ооочень красив, - отметит Крис и припаркуется там, где девушка укажет. Поправить ширинку, чуть дернув рукой разбушевавшийся орган, чтобы тот пришел в себя. Выйти из машины, оглядевшись по сторонам и пока что не найти пункта назначения. Открыть её дверь, но когда девушка сделает попытку выйти из машины, пресечь её действия, резко опустившись на корточки. Проверить, что улица достаточно пуста - то ли ресторан не такой популярный, то ли улица не из тусовочных, то ли время просто еще не то. Продвинуться к ней, заставляя её отклоняться назад, в сторону водительского сидения и облокачиваться на подлокотник. Резко и требовательно поцеловать её губы, проникая в её ротик своим языком, встречая её язык, лаская его. Быстрым движением задрать платье, встретившись с ней глазами и мгновенно опуститься к её трусикам своим ртом. Ощутить носом жаркий запах её крема для тела, которым она мажет свою кожу после душа, провести им по ткани её тонкого шелкового кружева, издавая стон наслаждения. Смотреть ей в глаза, пока аккуратно цепляет кружева и медленно отодвигает их в сторону. Беспокойство, удивление, неловкость на её лице...все это так будоражит сознание, особенно, когда он как будто невзначай касается пальцем её лона и Дани заливает волной возбуждения и предвкушения. Посреди улицы, с открытой дверью, ничего не боясь и не стыдясь. Он хочет играть с ней. Как кот играет с канарейкой. Аккуратно проводит языком по её лону, блуждая, в поисках заветной вершинки, в народе зовущейся просто клитором. Иногда отвлекается, чтобы оглядеть красоту её лона и увидеть как залиты румянцем её щеки..Её стоны расскажут ему о том, что она вошла в раж и это самое время, чтобы...остановиться. Вновь требовательно поцелует её губы, возвращая трусики на место.
-Я стою тут уже десять минут, - выпрямляется, - ты так и будешь сидеть? - помогает ей, в негодовании выбраться из машины, встречаясь с её злым и недовольным взглядом. -Едва ли ты бы хотела, чтобы кто-то это увидел, - указывает на прохожего в конце улицы. Конечно, он не видел его, это просто правила игры, но нужно сказать, что все случилось как нельзя вовремя.
-Ты обещала мне все показать? - прижимает девушку к себе за талию, шагая с ней по тротуару, залитому солнцем, - что ж, показывай!

без ограничений

Аромат её духов - единственное, то еще хоть какое-то время будет напоминать о ней. О его мечте. Его спасении спасении. Его лекарстве и видении. Вечности в одном мгновении. О той, с кем он вчера не побоялся ступить на палубу корабля и плыть на нём, пока он не достиг гавани, где она, как и обещала, сошла. О той, с кем он вчера закупорил солнце в бутылку, и с кем словил дыханием смех, оставив его искрами в своих глазах. О той девушке, которой нет. Теперь нет. Они попрощались..так по-взрослому. Осознанно. Но желал ли Кристофер этого? Едва ли..
Недвижимый посреди своей гостиной, в которой хочется закрыться, все запереть и снова включить вчерашнюю пластику, открыть бутылку вина. Под её запах - это будет лучшее времяпровождении. И будь Нолан каким-то флегматиком или меланхоликом..она так и сделал бы, но вместо того...сейчас он будет бороться с внутренними переживаниями, будет заставлять себя забыть и никогда больше не вспоминать о ней. У патифона лежат вишневые сигареты, на которые так смело упадет взор. Кристофер возьмет их и выйдет из гостиной туда, где этой ночью она наступала на песок. Девушка без имени. Девушка-аромат. Пройдет чуть влево, где поднимется на террасу и присядет на кресло, глядя на океан. Такой спокойный..будто грозы ночью и не было..
[float=left]http://funkyimg.com/i/2HPtY.gif
[/float]Звук чиркающей зажигалки, первая затяжка и терпкий запах горькой табачной вишни пробирается в ноздри. Он ненадолго оставит дым в легких, дав им возможность немного отравиться. Кристофер курит не часто, он не из тех, кто решил сдохнуть таким методом, но тем не менее..позволяет себе эту вредную привычку в разумных дозах...как принято говорить в таких случаях - по праздникам. Бывают такие люди...которые за несколько часов становятся родными. Это необъяснимое явление, но оно случается с каждым, наверное. Стали бы они хорошей парой? Вполне возможно. Но даже если нет..они точно могли остаться отличными друзьями, а не перечеркивать ночь дикой близости и это я не про постель. Духовной близости и невероятных откровений.
Выпустит дым и взглянет на сигарету. Тлеет. Так четверть часа назад осталась тлеть надежда на встречу с ней в душе у Нолана. Нужно чем-то затушить. Такому человеку как Нолан, с такимвосприятием жизни нельзя носить в душе такое. Слишком тяжелый и ненужный багаж..Но эта пустота внутри, заполнившая его вместе с тем, как она убрала свою руку от его щеки и растворилась за дверью, а он дернул собачку...заполнила, окутала его.
Шум залива и разрывающие тишину крики чаек напомнят о том, что жизнь не останавливается и продолжает идти. Часы отстукивают каждую секунду, не смотря ни на что. Расставания, смерти, катастрофы. Все это - не причина останавливаться. Мы должны продолжать жить так же, как и часы не замедляют ход. Мы имеем право остановится только тогда, когда у нас закончится батарейка, если вы понимаете о чем я..
Стук в дверь донесется очень тихо. И кому понадобилось стучаться, если есть звонок..Последняя затяжка - последняя доза отравы. Пусть лучше такая отрава, чем какие-то там чувства..Нельзя убить стольких людей и после спать как котенок, чувствуя какую-то любовь. Или любые другие чувства.
-Кто? - скажет он достаточно громко, как только войдет в дом с другой стороны, чтобы пройти в прихожую, но ответ а не последует и Нолан откроет дверь. Она..снова она. Кристофер даже на секунду не поверит себе и закроет дверь, но через мгновение снова отворит её. -Ты? - удивление и радость смешаются в коктейль при виде этого "миража"..

Отредактировано Something_strange (07-08-2018 13:18:23)

+2

7

нашел

Форум: это Питер, детка ♥
Текст заявки: для любителей фандома ПЕСНИ НА ТНТ

Кристина Кошелева

https://b.radikal.ru/b03/1807/83/410dcc55dfc0.jpg

внешность
Кристина Кошелева
имя, возраст
Крис [...], 18 лет
несколько слов
Мне нужна лучшая подруга. Такая, которая, знаешь.. с детского сада в одних ползунках и одной погремушкой по голове. Квартиры в соседних подъездах, школа за одной партой, совместная музыкалка и бесконечные посиделки друг у друга с разговорами взахлеб. Лучше тебя меня не знает никто, ровно как и ты для меня - что-то неотъемлемое. Ты - часть меня, ближе тебя у меня нет никого. Ты где-то глубоко под кожей и навсегда в сердце. Это не просто дружба, это даже больше, чем семья. Что-то искреннее и самоотверженное, "и в огонь, и в воду".  Мой соулмэйт.
По поводу личной жизни ограничивать не буду, можешь встречаться хоть с плюшевыми медведями, но я должен быть в курсе всех мельчайших подробностей. Равно как и я буду делиться всеми своими мыслями, переживаниями, эмоциями. Приготовься много слушать, и еще больше говорить. Я искренне нуждаюсь в человеке, с которым смогу разделить максимально эмоциональные и задумчивые отыгрыши. Мы можем молчать на крыше высотки или же орать во всю глотку на концерте любимой группы, мы можем безумно смеяться до спазмов в животе или депрессировать в унисон, вместе кричать на фильме ужасов в кинотеатре или кидаться поп-корном в сидящих на соседних сиденьях детей. Вместе мы самодостаточны, у нас есть свой собственный мир, вход в который закрыт для внешнего мира.
Что касательно профессии, то обязательно что-то должно быть связано с музыкой: ты можешь играть в рок-группе, петь в церковном хоре, учить маленьких деток нотам - что угодно. Еще ты пишешь просто феерические тексты на мою музыку. 
С удовольствием отвечу на любые возникшие вопросы, открыт к обсуждениям, искреннее верю и жду.
связь
гостевая, лс, вк
ждем с Терри нашу Крис

https://a.radikal.ru/a17/1807/f5/43d47b69f5e1.jpg https://b.radikal.ru/b23/1807/2b/dcfae07eaad8.jpg
♥ ♥ ♥

Ваш персонаж:

Данечка DanyMuse Бурцев


https://image.ibb.co/khPnCJ/2.jpg https://image.ibb.co/d47Sey/1.jpg
DanyMuse | ДэниМьюз
Бурцев Даниил Владиславович 

Я не хочу взять в плен.
Твое сердце и силой держать.
И строить высоких стен.
Ты беги, если надо бежать.
Лабиринт, закрытый космос.
Я попал, как в невесомость.
Удары клавиш, пустые ноты.
Скажи мне, кто ты?

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

ДАТА РОЖДЕНИЯ И ВОЗРАСТ: May 29, 2000; 18 y.o.
МЕСТО РОЖДЕНИЯ: Санкт-Петербург
ПРОФЕССИЯ: музыкант

РОДСТВЕННИКИ: мама, папа
УВЛЕЧЕНИЯ И ПРИВЫЧКИ: фортепиано, гитара, бокс
СТРАХИ: пауки, высота, все сверхъестественное

БИОГРАФИЯ


Человек-диссонанс.
С самого детства Даня являлся самым настоящим противоречием самому себе. Если Вы увидите его в первый раз, где-нибудь мельком в метро, то шаблонный образ мальчика-ботаника моментально отпечатается в голове: длинная худощавая фигура, массивные роговые очки на пол-лица, неуверенный взгляд и тихий, едва различимый голос. Именно таким выглядит Бурцев для основной массы, "фонового" большинства. Он предпочитает не тратить свою жизнь, пытаясь понравиться всем и каждому, ведь парень четко знает, что у него есть люди, искренность отношения которых не приходится ставить под сомнение.
Именно с ними он раскрывается по-настоящему: голос твердеет с искрометными шутками, за толстыми стеклами очков начинают резвиться чертята в глазах, а сутулые плечи расправляются в весьма и весьма широкие, ведь с самого детства Даниил буквально фанател от бокса. Да-да, тот самый неуверенный "ботаник" на самом деле без ума от спорта и самоотверженно проводит все свое свободное время в тренажерном зале. Все началось в далеком детстве, когда еще совсем маленькому Дане его дедушка, профессионально занимавшийся боксом всю свою жизнь, подарил боксерские перчатки и заразил своим увлечением, отодвинув на второй план "войнушки" в дворе, игровые приставки и футбол с пацанами.
Но Бурцев не был бы самим собой, если бы просто посвятил свою жизнь спорту и целенаправленно брал бы призовые места в боксе, завешивая свою комнату многочисленными орденами, медалями и кубками. Хотя именно так все и было - лет до 15, пока юный неокрепший мозг не настигла страшная неизлечимая хворь, которая по иронии судьбы приняла облик очаровательной пухлогубой блондинки с широко распахнутыми голубыми глазами и сообщила однажды, что он совсем не герой ее романа и вообще не вписывается в ее рамки представления о крутости, и, соответственно, абсолютно не имеет права претендовать на ее руку, сердце и прочие части супового набора отношений. В тот момент, довольно замкнутому и неразговорчивому Даниилу было сложно выразить свои переживания, высказаться, излить боль, но перенести это все на бумагу получилось довольно легко. Строчка за строчкой возникали на белоснежном листке, и с каждым новым словом Даня буквально чувствовал как ему становилось легче. Позже он пробовал писать стихи без наличия каких-либо душевных травм и переживаний, что также давалось ему вполне легко и непринужденно.
Возможно, внутренний врожденный перфекционизм не давал ему делать что-то спустя рукава и он решил не оставлять свои тексты без души, читай - без музыки. И она захватила его ничуть не меньше обожаемого бокса, превратив юного Даню в мозговыносящую смесь из внешности типичного ботаника, который одинаково безумно обожает махать кулаками и сочинять трогательные песни о неразделенной любви.

ОБ ИГРОКЕ

СВЯЗЬ С ВАМИ: не имею тенденции пропадать без вести, поэтому если кому понадоблюсь - скину через админов рабочий скайп, в котором я 24/7 для ситуаций, где мои пять копеек будут откровенно срочно нужны

ОПЫТ ИГРЫ: на самом деле, абсолютно без понятия насчет текущей своей игровой активности, ибо перерыв в пару лет дает о себе знать. фактически же мой слог видно в анкете, а частота написания постов, чаще всего, зависит от заинтересованности отыгрываемого эпизода

Пример вашего поста:

Пример поста
mood

http://s5.uploads.ru/t/DynGK.jpg

     Утро. Назойливые солнечные лучи неуверенно пробиваются сквозь плотные темные шторы в комнату к молодому музыканту, и их навязчивая активность вскоре начинает приносить свои первые заметные плоды: комок под одеялом заворочался и раздраженно что-то пробурчал себе под нос. Даня ненавидел утро неистово и всем сердцем, искренне не понимая кто и зачем его когда-либо придумал. Но сегодняшнее утро, казалось, он ненавидел предельно максимально, если такой уровень нелюбви вообще можно представить в пределах нашей вселенной.
     Бурцев заснул часа три назад, но ему казалось, что он едва только успел прикрыть глаза как новый день начал настойчиво заявлять о своем присутствии. Всю ночь он провел за клавишами, зарывшись в ворох бумаг в попытке собрать воедино обрывки мелодий, звучавшие в его голове. Но каждая новая нота, каждая последующая строчка делала все только хуже, окончательно разрушая так кропотливо и постепенно выстраивающийся воздушный замок из песка. Казалось бы, вот оно – совсем рядом, на поверхности, только протяни руку. Но стоило едва только потянуться в его сторону, как тотчас все исчезало словно мираж в пустыне. Подобная неопределённость раздражала последовательного и логичного Даню еще больше, чем полное отсутствие каких-либо мыслей как таковых. Внутренний педантизм, так кропотливо взращиваемый дедушкой с малых лет, давал о себе знать и буквально требовал, чтобы все было разложено аккуратно и по полочкам. В противном случае начинался неизбежный процесс самопоедания. Примерно такой, каким сейчас с упоением наслаждался Даня.
     Неохотно потянувшись, молодой человек сел на кровати, рассеянно почесав и без того растрепанную шевелюру.  Бурцев понимал, что вот так это нельзя было оставлять. Ровно как понимал, что если сейчас он что-нибудь не придумает, чтобы себя отвлечь, он не только не допишет эту чертову песню, но и окончательно слетит с катушек, навсегда попав в капкан собственных мыслей:
- Надо что-то делать, - пробубнел парень себе под и, совершив над собой моральное насилие, сполз с кровати. Перспектива загреметь в Кащенко в столь юном и нежном возрасте абсолютно не прельщала молодого музыканта, поэтому было принято единственно верное в данной ситуации решение – сменить обстановку, совершив рокировку с музыки на спорт. Тащиться в зал изможденному и измотанному после бессонной ночи у Бурцева не было никакого желания, но проветрить мозги определенно нужно было.
     Даня направился в ванную, погруженный в раздумья о том, под каким бы предлогом свалить из дома и чем занять свое бренное тело, как аккурат не дойдя до места назначения буквально каких-то полметра, запнулся о решение всех своих насущных проблем.
- Блин, кто тебя сюда п-поставил?, - потерев ушибленную коленку, Даня поднял свой любимый лонгборд с грибочком, пытаясь припомнить откуда тот мог появиться посреди комнаты с тем учетом, что сам Даня терпеть не может, когда что-то лежит не на своем месте. Так или иначе, озарение долго не заставило себя ждать и, на скорую руку совершив всю необходимую утреннюю рутину, Бурцев уже сбегал вниз по ступенькам, на ходу застегивая толстовку.
     Прохладный запах питерского утра приятно обжег легкие, заставив Даниила невольно улыбнуться и выдохнуть с облегчением. Он всегда более комфортно чувствовал себя в холоде. Наверное потому что он сам холод: вечно ледяные запястья, серые впалые скулы, иссиня голубые вены сеткой разбросанные по телу. Рожденный в год Дракона, Даня любил шутить о том, что он и сам земноводное - с присущей им циркуляцией крови и пониженной температурой тела. Так или иначе, он паталогически не переносил жару, буквально всем телом ощущая как она расплавляет его клеточку за клеточкой, растапливает мозг и перекрывает кислород. Он не мог продуктивно функционировать в зное и при палящем пекле, но идеально чувствовал себя в холоде. - Ты никуда от нее не денешься, - сокрушался парень каждый раз, когда его пытались убедить в обратном. - Ведь если тебе холодно, ты можешь заварить вкусный чай, сделать уютное какао с зефирками, укутаться в теплое одеяло, забраться в горячую ванну с пушистой пеной и еще целая куча дополнительных приятных опций. А жара.. Куда ты от нее денешься? Ни-ку-да. Кожу то не снимешь.
     Ловко прыгнув на доску, Даня поехал вдоль по тротуару, не особо заморачиваясь о направлении. В голове не было четко построенного маршрута, сейчас только сердце было его единственным gps-навигатором. Он просто ехал прямо, наслаждаясь тем, как приятный бархатный ветерок едва ощутимо щекотал его лицо, заставляя хотя бы на мгновение забыть обо всем насущном вокруг себя. Наверное, именно за это неповторимое ощущение свободы Даня и обожал борды. С самого детства он был ярым противником велосипедов, машин, маршруток, автобусов - в общем, всего, чей диаметр колеса превышал пяти сантиметров. Если принять во внимание постоянные городские пробки, толпы людей и узкие питерские улочки, то лонг для Дани был просто идеальным средством передвижения. Тем более, когда к мобильности добавляется такой приятный бонус в виде ощущения полета. Да, наверное это идеально подходящее описание. Когда в громоздких наушниках играет любимая песня, под подошвой конверсов лонгборд сглаживает шероховатости асфальтированной дороги, под руками ощущаешь невесомый легкий бриз, ты понимаешь, что летишь.
     Даня ненадолго прикрыл глаза, наслаждаясь происходящим вокруг себя. Казалось бы, человек не в состоянии управлять этой неподвластной стихией, но нет. Он не такой. Все, что ему нужно - это лишь захотеть и наклониться в нужную сторону, и тогда неуправляемые воздушный поток понесет его туда, куда нужно. Всего навсего, если он захочет, то поедет еще быстрее, наперегонки с ветром. А если не захочет, то остановится - все ведь зависит исключительно от него самого.
     В тот момент духовного единения с непоколебимым ветром Бурцев понял, что наконец избавился от тяготивших его мыслей, поймал за хвост так настойчиво ускользавшее все это время вдохновение. Именно сейчас он готов на подвиги, готов на свершения, готов творить, сочинять, петь, готов открыться нараспашку всему этому миру. Осталось лишь остановиться, чтобы записать все новые мысли на телефон. Он тут же распахнул глаза и понял, что неумолимо несется на человека, так непредусмотрительно стоявшего к нему спиной. Все происходило словно в немом кино: люди вокруг махали руками, пытаясь предупредить Даню или того бедолагу, но огромные наушники напрочь лишили его возможности что-то слышать извне. Ровно как и лишили возможности предотвратить неплагоприятный исход событий. Столкновение неизбежно, - едва успел подумать Даня и зажмурился, перед тем как с глухих и плотным звуком влететь в парня, сшибая его с ног.
    Все мысли о ненаписанной песне, волшебном ветре и прочей романтической чуши напрочь вылетели у него из головы. За долю секунды Бурцев чудом сгруппировал все свои почти два метра роста (спасибо боксу за быструю реакцию) в клубок и кубарем завалился на бедолагу.
- П-пожал-луйста, п-прост-тите, - от волнения Даня стал заикаться еще больше и, поднявшись на ноги, попытался поднять и свою жертву. - М-мне оч-чень жаль, я В-вас не зам-метил. В-вы сильно ушиб-блись?

Отредактировано danymuse (04-09-2018 11:39:50)

+1

8

Форум: c l i c k
Текст заявки: Итак, сперва необходимо начать с того, что я потерялась; вот уже целый год веду сюжетную линию самого близкого сердцу персонажа, которая нераскрыта сполна по разным причинам. Я пришла к выводу, что практичнее и интереснее всего ограничится взаимодействием с одним-двумя игроками, - в моём случае, наверное, с одним, - и я совершаю попытку его здесь отыскать. Нет, это совсем не значит, что я Вас настраиваю на зацикленность в игре, происходящей только между нами, но веду к тому, что мы будем играть друг для друга важную роль, едва ли не главную на игровом поприще. Я верю в то, что Вы тоже могли потеряться среди невероятного количество проектов и игроков; почему-то очень часто за толпой стоит безразличие и отсутствие реализации идей. Так давайте попробуем это исправить?

Сперва необходимо акцентировать внимание на м+ж, где я играю девушкой, - это может быть идущая по наклонной пара, броманс, тандем, как угодно. Если Вы стремитесь к чему-то простому и доброму, уюту и семейному очагу, - то, наверное, это не ко мне. Это не значит, что я не способна обеспечить чем-то светлым и ярким, однако моя душенька который год помешана на драме, психологии, боли и эмоциях. У меня есть одна нереализованная идея, пропитанная враждой на манер вражды Монтекки и Капулетти, под влияние которой попали наши герои ещё в юном возрасте; есть намёк на то, что Ваш герой (а вдруг?) будет страдать бессонницей и реалистичным погружением в сновидения, что вызовет самые различные и неоднозначные чувства у моей героини; есть огромная симпатия к лицу bryan dechart и стремление увидеть его в более глубоком образе, возможно с ощутимой тьмой в душе и мыслях, нежели милый шаблон, созданный преданными фанатами игры о Детройте (которую я сама бесконечно обожаю). Если Вас заинтересовало - постараюсь рассказать куда подробнее.

Возможно, у вас есть безумные, рвущие шаблоны идеи, нетипичные для реала; возможно Вы давно что-то хотите отыграть, но боитесь и опасаетесь с кем-то элементарно поделится - приходите. Если у Вас есть персонаж, которого Вы любите всем нутром, но реализовать не получается - приходите. Если мой персонаж натолкнул на какие-то мысли и фантазии - приходите. Если у нас не получится, хоть поговорим о насущном. (:

Кстати говоря, прикладываю пост ниже и ответственно заявляю, что практически всегда так пишу. Свыше 8к., где-то с водой и размышлениями, от первого лица. Если Вы хотите очень-очень динамичной и быстрой игры небольшими постами - это, увы, не ко мне; возможно что-то такое можно устроить в духе спидпостинга, но это как исключение, а не правило. Мне всё равно, будите ли Вы сидеть во флудовой зоне и участвовать в жизни проекта; мне всё равно, где мы будем общаться - в лс, телеграмме или вк. Меня всё устроит. Однако прошу не боятся делится идеями; я не заставляю брать на себя весь движ, так как сама его люблю создавать, так что давайте 50 на 50. (:

Ваш персонаж: Narcissa Winter, на внешности Фиби Тонкин, 27 лет, ведущая солистка в балетной труппе, всю жизнь отдавшая себя данной творческой стезе. Образ немного напоминает задумку фильма «Чёрный Лебедь» с участим Натали Портман, поэтому персонаж очень подходит для глубоких и психологических игр.
Пример вашего поста:

последний пост [alt]

[indent] Бейсболка послушно опускается на макушку Коннора, внезапным образом выталкивая из предобморочного сонного плена; не могу сказать точно, какой момент наводит меня продемонстрировать данный жест, - возможно, первое столкновение у распахнутого окна и правдивое нежелание видеть под дождём силуэт напарника, да и вообще кого-либо, - однако на лице напротив возникает мимолётная улыбка, призывая из недоверчивой глубины искорку любопытства. Я всё ещё не могу до конца поверить и принять факт того, что андроиды способны реагировать и проявлять эмоции от себя, - искренне и неподдельно, - ведь с ранних лет в мою голову пытались уложить вещи, подкреплённые сомнительными доводами и раскладами, чтобы теперь так легко поддаваться даже общепринятому на уровне государства явлению. Наверняка, мой разум просто-напросто не заточен осознать всю составляющую искусственного интеллекта и технического прогресса, что, впрочем, не слишком меня печалит, но вынуждает каждый раз толкать себя в пучину сплошных вопросов. Мне прекрасно известно, что столь ярое стремление разобраться в вещах, которые, в принципе, не разборчивы в  руках Вероники Райли, потерпит исключительное фиаско, поэтому нет никакого желание смотреть на незваного гостя так, как я делаю в данный момент: дотошно анализируя каждую мелочь. Будь на месте Коннора лейтенант Майер или капитан Скотт я бы точно не стала проводить космические параллели с их существованием; совершено точно мне было бы неинтересно додумывать причины их улыбок, пусть деятельность и оставляет на каждом работнике Департамента полиции профессиональный опечаток. Это плохая идея, - забивать черепную коробку лишними мыслями в ходе расследования. Память так удачно выдаёт жёсткую истину, произнесённую ещё профессором, с которым мне доводилось сталкиваться в процессе переквалификации звания: «В напарниках может быть сам Дьявол, но это исключительно Ваши проблемы». Так вот: целый полк тараканов, бегающий туда-сюда по чертогам разума из-за сложившихся обстоятельств, являлся исключительно моей проблемой и ничьей больше.
[indent]  Дождь нещадно барабанит по крыльцу частного дома с потухшим светом; я на мгновение прикрываю глаза и ощущаю пробирающую циклоном прохладу, надеясь как можно скорее добраться до места назначения. Однако движения рядом возвращают озадаченный взгляд к моему спутнику, позволяя застать его за самыми неожиданными действиями. В следующую секунду перенимаю у Коннора куртку, нащупывая ладонью непромокаемый материал, который имеет все шансы уберечь меня от сшибающей ангины. Я предпочитаю не брать с собой на дело зонт, так как он весьма неудобен в своём применении и при малейшей неосторожности готов вывалиться из рук во время поиска улик. Брови сводятся к переносице, а губы застывают в приоткрытом положении - мне определённо хочется что-то сказать отдаляющейся от входной двери фигуре, возможно, окликнуть и поблагодарить за заботу, но я молчу, словно бы только что мне довелось столкнуться с необъяснимым фактом. Лёгкие сжимаются в неясном волнении, и я несколько секунд колебаюсь, прежде чем накрываю толстовку элементом верхней одежды из гардероба напарника. Становится заметно теплее, пусть и совсем не по фигуре. Аккуратно закатываю рукава, невольно ловя себя на мысли, что куртка не переняла от хозяина никакого свойства: ни малейшего намёка на запах тела или парфюма. Что ж, возможно с самим Дьяволом обстояло бы взаимодействовать куда проще, а, профессор? «Иду,» - голос рассеивается посреди улицы в сопровождении звона ключей; фары автомобиля освещают гладкий асфальт, призывая, в конце концов, незамедлительно выехать из частного сектора.
[indent]  Мобильный телефон предательски оповещает о том, что подзарядка вот-вот скажет мне «аливидерчи», поэтому я на время смахиваю с макушки капюшон и быстро перебираю большими пальцами по мигающему экрану. В воздухе проецируется бирюзовое свечение: я очень поздно понимаю, что перед взором мелькает перечень пропущенных незнакомых номеров, не пробивших преграду в виде крепкого сна. На всякий случай проверяю уровень звука и застаю цифру на самом максимуме, тихо выдавая на вздохе: «Вот чёрт». Вот чёрт, - потому что я уже не контролирую ситуацию с таблетками, впрочем, это расстраивает меня лишь из-за потока звонков, которые я победоносно проигнорировала, а вопросы здоровья остаются в нетронутом статусе. В конце концов, у каждого второго человека имеются какие-либо нарушения со сном, нет ничего страшного, что расслабление приходит ко мне далеко неестественным путём. Вот чёрт, - потому что Коннор действительно звонил и отправлял мне данные о месте происшествия. Получается совершенно неловкая ситуация с наездом [частично], но я не пытаюсь вернуться к былому разговору для того, чтобы восстановить справедливость и извиниться. Внутри всё ещё обитает осадок раздражения от ночного выезда, холода и напарника, в компании которого я чувствую себя не в «своей тарелке». Никакой вины Коннора здесь нет, я это хорошо понимаю, поэтому не собираюсь завязывать даже отвлечённую беседу, чтобы, в случае чего, не выпасть в отвратительное расположение духа. Пытаться развязать ссору на ровном месте, тем самым ставя палки в колёса общему делу - это история не обо мне на сегодняшний день. Впрочем, это не мешает мне бросать короткие взгляды в сторону водительского сидения, наблюдая за тем, как спутник управляет автомобилем. Не то, чтобы меня охватывает недоверие - с какой-то стороны [адекватной], я даже рада, что не села за руль, но всё внутри сковывает на очередном повороте.
[indent] Кэпитол-Парк являлся тем самым местечком, где, в большинстве своём, происходят мелкие преступления: в основном кражи. Из-за обилия на каждом удобном и не очень углу кафе и магазинов, сбор толпы граждан Детройта неизбежен, а это значит, что карманники и не слишком добрые на руку личности могут всецело пользоваться заманчивым положением. Неоновые вывески освещают длинную улицу, немного приедаясь яркостью взгляду, однако впереди целый эпицентр бликов - несколько полицейских машин озирают пространство проблевскими маячками. По левую сторону нависает то самое здание, о котором упоминал Коннор -  бывший магазин Киберлайф, ныне - площадка, предназначенная для продажи новомодной бытовой техники. Не сказать, что это хороший знак, но, как правило, многие преступления раскрываются за счёт наличия общественных мест рядом. Практически каждое здание оборудовано видеокамерами и сигнализацией, а также оживлённая часть города нередко застаёт шокированных очевидцев. Словом, покидая тёплый салон автомобиля, я была настроена на благоприятный исход событий.
[indent] - Винс, - я салютую полному мужичку в дождевике, склонившемуся над своим медицинским арсеналом. Ещё сержантом я поняла, что с медэкспертами необходимо дружить, поэтому выдаю самую располагающую улыбку, на которую сейчас только способна.  А ещё я и Коннор задержались по моей вине в весьма неподходящий момент, из-за чего, в общем-то, мне обязательно прилетит по капюшону и возможно уже с утра. Толстячок перепрыгивает с ноги на ногу, ругаясь на ливень и на то, что руки не к чёрту замёрзли, предлагая мне резиновые перчатки и фонарик. Тем временем поворачиваюсь в сторону Коннора, смахивая со щёк прохладные капли дождя: поток света от фонарика полицейского берёт маршрут к кепке со знаком бейсбольной команды. «Хе-хе-хе, вы прямиком с матча что ли?», - я презрительно фыркаю на фокус, по всей видимости, патрульного данного района и прохожу мимо машин, с трудом натягивая на окоченевшие пальцы меры предосторожности. «С Диснейленда,» - свечу прямо ему в лицо, наблюдая за тем, как полицейский подставляет ладонь под световой удар, матерясь, после чего демонстрирую присутствующим свой значок, огибая здание с огромными витринами. Впрочем, небольшая перепалка остаётся позади, чему я искренне радуюсь - ничего заниматься самообманом, места преступлений навевают на меня жуть и, порой, страх. Возможно, со временем психическое состояние адаптируется к визуально-неприятным моментам, однако я прекрасно понимаю, что это случится очень нескоро. Налёт повышенной тревоги одурманивает разум, но я беру себя в руки, замечая по левую сторону здания подворотню - пространство между магазином и жилым домом, где в тёмное время суток можно очень легко столкнуться с неприятностями. Землю накрывает небольшая конструкция палаточного типа, - на случай осадков, - по размеру можно понять, что не пропускающая воду натянутая на железные стойки ткань скрывает андроида-девочку. Вторая же конструкция заинтересовывает моё внимание в большей степени, чем первая, - да и мне кажется, что будет правильно Коннору начать исследование именно с девочки, - поэтому я подхожу к стене здания магазина и опускаюсь к земле, фонариком направляя свет на окоченевший труп женщины. Тело принимает полусидячее положение, наваливаясь спиной на поверхность стены бывшего магазина Киберлайф; в области солнечного сплетения открытая ножевая рана, благодаря которой целая лужа крови под жертвой, размытая косым дождём.
[indent] Тем временем один из полицейских сообщает всю ту информацию, которая мне известна, однако это не является поводом перебивать: мало ли, я что-то упущу. Выясняется, что преступление застал патрульный дрон, делая облёт по своему периметру, а так же это указывает на то, что свидетелей пока нет. «Она была замужем? Известно что-нибудь на данный счёт?» - интересуюсь, оглядывая безымянный палец бледной руки без кольца. Документы в сумочке её и девочки позволяют упростить работу и подключиться к базе данных. Становится понятно, что женщина в разводе и бывший муж находится в пределах города. - Отлично, допросим, - думаю, не стоит напоминать себе, какими бывшие мужья бывают мудаками, ведь мне известно об этом не понаслышке. В дамской сумке в целости и сохранности находятся электронные банковские карточки и наличные; отмечаю, что у жертвы проколоты уши и в данный момент мой взор рассматривают золотые серёжки [или позолоченные]. К слову, это очень непохоже на нападение с целью ограбления. Однако тут же я сталкиваюсь взглядом с золотой цепочкой у ног жертвы: нахожу пробу на замке, петля которого сломана. Такой тонкой цепью душить сложно и бессмысленно, поэтому мне кажется...
[indent] - Такое ощущение, что помимо цепочки что-то шло в комплекте. Возможно, дорогой кулон или крестик, который, очень вероятно, убийца унёс с собой, - задумчиво произношу и привстаю с места, чувствуя, как ноги немного отекают. Пытаюсь ещё раз взглянуть на ситуацию трезвым взглядом, моргая под натиском дождя. - Убийца словно не спешил, - я призываю внимание Коннора, адресую взгляд стенам двух зданий. - Женщину он аккуратно положил у стены, явно не впопыхах, а малышку оставил умирать на земле. Так ведь? - смотрю на Коннора пристально и выдаю остальным. - Камеры отсутствуют, но есть вероятность, что убийца попал под внимание объективов на заднем дворе или со стороны улицы. Надо проверить утром.
[indent] - Наг я вышел из чрева матери моей, наг и возвращусь. Господь, - обрушивается насмешливый тон Винсента, вынуждая меня замереть на месте и продолжить безмолвно губами следовать его словам: - дал, Господь и взял. Взгляд мужчины направлен на защитную оболочку с листом бумаги; он поясняет, что нашёл у женщины в сумочке вместе с остальными вещами. Никакого почерка - обычные печатные буквы на половине белоснежного листа А4. Настороженно смахиваю выбившуюся прядь блондинистых волос на удивление коллеги о том, что кто-то интересуется подобными книжками, да и ещё на цитаты разбирает. «Книга Иова,» - отстранёно вношу ясность, вспоминая твёрдый переплёт данного издания на верхней полке шкафа, что находился в детской комнате всё моё юношество. Отворачиваюсь ото всех вновь, наклоняясь к трупу женщины, и добавляю: - Надеюсь, Винс, ты не боишься попасть прямиком в Ад.
[indent] Кажется, я предчувствую нечто нехорошее по поводу всего здесь произошедшего.

пост от лица Нарциссы;

[indent] В этом должен был быть какой-то толк.
[indent] Моё помпезное отчаяние играло на повторе уже который месяц, относясь с огромным сомнением к любому намёку прекратить деяние; честно говоря, я знала, что приоткрывая завесу притягательного прошлого, точка невозврата нависнет надо мной, как масштабная серая туча над одиноким домом сомнительной постройки. Я прекрасно знала, что никогда не стану вспоминать с искренней теплотой определенный период жизни, лица и имена; несомненно, у каждого были собственные секреты былых лет, которые уютно скрывались скелетами за дверью шкафа, но мои то и дело выглядывали жуткими напоминаниями в щелях, норовя разрушить преграду, стоит лишь дать небольшую слабину. Этот чёртов город солнечной Калифорнии был пронизан сюрпризами для моей персоны, невзирая на то, что я когда-то брала паузу в несколько лет и скрывалась среди дорог Большого Яблока; родные улицы помнили меня с целым багажом событий и причин, с прошлым, от которого, как оказалось, не было никакой возможности убежать. Я вернулась сюда с выжженными в сердце иллюзиями, которые выстроили мнение, что есть шанс всё начать с чистого листа, глядя в сторону призраков через призму холодного безразличия. Однако мозг отчеканивал марш, вынуждая вспоминать, достаточно лишь узреть взгляду знакомое здание в районе, где я провела детство; достаточно уловить слуху узнаваемый проигрыш, который напоминал популярную композицию еще во времена собственного школьного бала, и я рассыпалась. И если полтора года прибывания меня кое-чему научили, - держать себя в руках, - то зима окончательно доказала, что всё в один миг может потерпеть fiasco.
[indent] "Но в этом должен быть какой-то толк"; на затворах сознания рассеивается реплика подруги и скатывается чуть ниже ключицы, застревая комом, когда она с восхитительной улыбкой сообщает, что мне пора бы покинуть балетной трон и снизойти до дел приземлённых и людских. Она смотрит, щурясь, как настоящая кошечка, угадывая во мне мысли на данный счёт, но, конечно, ей ни разу этого достичь не удаётся. Никогда. Эта участливость и, в тоже время, постоянный промах в проявлении полезности когда-то подкупили меня; порой верхушка Айзберга является более чем достаточным фактом в общении, нежели то, что находиться под пластом заманчивой воды. И становится до жути странным, когда я смотрю в окно - на мельтешащие фигуры гостей и жителей Лос-Анджелеса -  и понимаю, что в более юные годы меня не надо было уговаривать на грандиозную затею, на шумную вечеринку и на всё то, что с этим связано, невзирая на занятость выступлений, ведь в то время это не являлось настоящей помехой [как, впрочем, и сейчас]. И на мгновение я представляю, как образ девушки в моей спальне рассеивается и на меня смотрят знакомые глаза Сэмми, - тёпло-серые с зеленоватыми проблесками, словно бы сияние Сампфира, -  от чего я неестественно кривлю губы и притупляю взор в пространстве. Может быть, всё дело в компании, а может - в каких-то внутренних раскладах, однако самообман выходит из под контроля, в голове мечется мысль, что я бесконечно скучаю по своей девочке. Нет никаких преград позвонить ей в любую минуту, но я оттягиваю, ощущая, как наши отношения настолько для меня интимны и близки, что я не могу слишком часто находиться с ней рядом, боясь разрушить столь хрупкую связь чем-то недопустимым. "Как знакомо, Винтер, правда?"
[indent] Мне всегда было проще держать верхушку Айзберга рядом с собой, а не нечто невообразимо глубокое.
[indent] Два билета на закрытую вечеринку в элитный клуб города красуются вблизи настольной лампы, озаряя собственную фантазию самыми разными картинами, которые могут случится на мероприятии. Мне хочет найти в себе нечто такое, чтобы захватило и подкупило одновременно, ведь в последнее время рядом с собой и досугом я не чувствую ничего, кроме скуки. Ночной боулинг или винтажное кино на задних рядах; напитки покрепче у барной стойки или музыка погромче со взрывными куплетами - всё зажигает внутри лишь на несколько часов или вовсе минут, молниеносно угасая на выходе, но каждый раз я цепляюсь за попытку остановить привычный подход вещей. Два билета, на которые я ничего не ставлю, но даю себе возможность сменить обстановку и даже освободить голову от въедливых мыслей, крутящихся неугомонной каруселью. Девушка в спальне суетиться, мелькает вблизи полок, с любопытством рассматривая трофеи моей истории, но её глазу, должно быть, всё кажется однотипно среди потока медалей и грамот, похвальных листов и фотографий. Она слишком быстро оглядывается, пока не замирает над одной из вещиц, даже затихает. А мне очень хочется абстрагироваться, отсоединиться и не напороться на беседу о балете, поэтому я прикрываю глаза и погружаюсь в бесконечную темноту, вспоминая, где находится "Avalon" и что он из себя представляет. Но всё скомкано; клубы - на одну обстановку, на одну музыку и толпу.
[indent] Но что-то внезапно выбивается из общей картины, мелодия, уносящая медленно-медленно слишком далеко, чтобы исключить понимание направления звука. Она закручивает в воображаемом танце, раскладывается на нотный стан, который я могу нарисовать на листе бумаги. "Я её знаю". От мелодичного начала до заключительного конца. До последнего поворота утончённой фигуры вокруг собственной оси. - Нравится? - несколько раз моргаю и откидываюсь на пружинистую кровать, наблюдая, как шкатулках в руках гостьи не замолкает. Я впервые вижу со стороны, как декоративная резьба и балерина красуются в общей целостности. Это напоминает мне не образ, а тень, практичеси невидимую, но весьма ощутимую. Я задаю вопрос и представляю себя на чьём-то месте. Разум цепляется за школьные воспоминания, но тут же их отпускает из под собственной власти. Гостья улыбается и кивает, завороженно глядя на шкатулку. Deja vu. - Это подарок, - подаю признак улыбки и впервые за долгое время задумываюсь над тем, что данная вещица пережила. Каким образом она попала сюда и вписалась в мою жизнь, как нечто привычное и повседневное. Я брала её с собой в Нью-Йорк, когда поступала в балетную Академию, и вернулась вместе с ней, претерпевая небольшое падение в карьере. И с каждым поворотом ненастоящей танцовщицы я всё явственнее представляю события былых времён, пока внезапно не поднимаюсь с места и не накрываю двумя ладонями бесценную крышку, захлопывая содержимое. - Нам пора собираться, - увлекаю подарок из её рук и возращаю на законное место. Место, которое учит не ассоциировать вещи с людьми, воспоминание о которых возрождает в груди нечто ноящее.


[indent] "Avalon" окружает себя вспышками фотокамер, сиянием улыбок многочисленных лиц; он возвышается над присутствующими неоновым свечением и одновременно утопает в уличном шуме, выступая магнитом для желающих хорошенько отдохнуть. Не составляет труда догадаться, что мероприятие пройдёт на высшем уровне среди сливок общества: среди знаменитых личностей на первых полосах голливудских заголовок и золотой молодёжи, среди творческих и пестрящих индивидуальностью особ. Золотая клетка, где трое из четверых считают, что попали на праздник жизни, - собственно, так оно и есть. Не стоит отрицать, я чувствую воодушевление, глядя на вакханалию цветов, улавливая оживлённость звуков, когда вместе со спутницей миную порог и прохожу вглубь элитного заведения. Эпицентр энергетики в действии; до кончиков пальцев ощущается напряжение в воздухе, оно скользит из губ в губы, из рук в руки, вынуждая вместе со всеми настраиваться на единую волну. Блики от подсветок, блики от прожекторов основной и широкой сцены в центре помещения вынуждают теряться и оставлять все лишние мысли на улице города или дома. Требуется несколько минут, чтобы я начала растворяться с обстановкой, словно бы хамелеон, который решил слиться с благоприятной для него локацией. Но компания в виде очаровательной девушки ведёт меня чуть дальше - мимо оживлённого танцпола - и обозначает окончание пути на краю барной стойки. Хочется заказать что-то из разнообразия коктейлей и ни в чём сегодня себе не отказывать, хотя имеется небольшое волнение по поводу употребления алкоголя; я выгибаю бровь, прикидывай, что для начала станет для измученного организма танцовщицы хорошим стартом. Спутница, кажется, берёт инициативу в собственные руки и начинает свой выбор с приемлемого градуса, говоря о том, что нам ещё танцевать до самого рассвета.
[indent] - Предлагаешь встретить его, если окончательно сегодня не накроет? Какая ты романтичная, Софи, просто ужасно, - рассыпаюсь смехом и подхватываю коктейльный бокал, поворачиваясь на касания к собственной спине. Наша девичье рандеву машет нам рукой и удаляется до лучших времён выхода в свет, ведь наша компания неожиданного увеличивается в количестве знакомых лиц. Парни и девушки, все уже навеселе; с расстёгнутыми на несколько пуговиц пиджаками из последних коллекций и откровенными взглядами. Мы плавно перемещаемся и обретаем пристанище за низким столом, выстраивая стену из бокалов и пепельниц. Разговор обретает непринужденный оборот, вынуждая весьма часто касаться губами хрустальной ёмкости, заполняя себя алкогольным коктейлем. Щёки мгновенно вспыхивают и я окончательно занимаю позицию слишком довольной посетительницы клубного мероприятия. Мышцы избавляются от привычного напряжения и я откровенно не желаю покидать насиженное место, периодически бросая пристальный взгляд на танцпол. Невзирая на то, что временами кажется, - слишком много танца для одной жизни, - я не могу оставаться равнодушной к каждому движению посторонних под такт. Это постоянно притягивает моё внимание. Учитывая, что мероприятие может похвастаться присутствием музыкантов разных направлений, бит не кажется однотипным или пресным, что часто бывает с электронной музыкой в моём понимании. Ребята обсуждают планы на зимние праздники, договариваясь о том, что неплохо было бы всем нам собраться и посетить горнолыжный курорт. Откидываюсь на мягкое кресло и улыбаюсь, не говоря ни "да", ни "нет". Как ни странно, но праздники в моей жизни проходили в неожиданном ключе, строя планы в самый последний момент. Балет многое рушил выступлениями, репетициями и премьерами; и пускай напротив меня сидели бы не пять человек, а двадцать пять, с которыми было бы бесконечно весело и интересно, выбор всё равно бы пал на деятельность жизни в случае малейшей необходимости. Я всегда выбирала балет, пусть это не единожды становилось моим личным проклятьем.
[indent] Композиции сменяется вместе с настроем; после увлекательного рассказа я замолкаю и прислушиваюсь к словам, подача которых исходит со стороны сцены. Живое выступление всегда завораживает, кажется, что от мужского голоса меня даже мурашит, поэтому мне ничего не остаётся, как несколько секунд сидеть ступором, а затем оборачиваться, безуспешно сталкиваясь с фигурами, что мешают узреть сцену. Я никогда прежде не слышала этой песни, но что-то внутреннее не даёт мне покоя: мне хочется узреть исполнителя или хотя бы узнать его имя, название музыкальной группы. Наклоняюсь к знакомому и задаю все интересующие вопросы, на что получаю не сразу отрицательный ответ. Кажется, его тоже захватила в плен музыка или алкогольный дурман. Присутствующие аплодирую, аплодирую и я, с какой-то горечью осознавая, что не всегда всё удаётся схватить за хвост. Вспышка интереса так и останется вспышкой и, возможно, я никогда даже и не увижу в лицо понравившегося исполнителя. - Хей, ну ведь голос классный, правда? - обращаюсь к Соф и прикусываю губу, наблюдая за тем, как моя спутница конкретно подпила, наверняка даже не заметив что произошло на слуху. Не суть. "If you love me, let me go", - отдаёт грустью, на что я задумчиво прокручиваю фразу в голове, словно пластинку. Меньше всего хочется возвращаться в привычную колею дум, - я вовсе не желаю, чтобы в голове крутились какие-то мысли, если это было вообще возможно. Но мужской и незнакомый голос в голове не оставляет меня, пока я не решаюсь на определённую авантюру. Удача на моей стороне - я увлекаю за собой девушку в сторону танцпола, замечая, как окружение начинает кружиться. Я смеюсь, то и дело сталкиваясь с кем-то из отважных любителей отдать душу музыке и пуститься в пляс, но останавливаюсь вместе с Софи в самом разгаре движений, ведь музыка заметно затихает и со сцены начинает говорить ведущий, объявляя конкурс. Все начинают свистеть и хлопать, подруга мгновенно реагирует, слегка пошатываясь на месте, и и за руку тянет меня в сторону сценической площадки. Я вслух не соглашаюсь, в тайне надеясь, что правила задумки ведущего не будут являться чем-то из ряда вон выходящим. Совершенно не хотелось заниматься чем-то неловким, что обычно случалось на различных конкурсах, подтверждая теорию, что человеческой фантазии нет предела. 
[indent] Но всё происходит довольно быстро, прежде чем удаётся оценить ситуацию: меня настигает тьма сразу после того, как на глазах возникает повязка. Слышу рядом хихиканье авантюристки, однако посторонние руки отводят меня от места подальше, позволяя медленно передвигать каблуки по периметру сцены. Алкоголь играет в крови, я чувствую себя, как минимум, неловко, хотя стараюсь лишний раз не жестикулировать. Ведущий оповещает о том, что конкурс подразумевает тандемы по два человека, - парня и девушки, - где у каждого будут завязаны глаза. Я ухмыляюсь, заочно зная, что Софи определённо попадёт, но, наверняка, завтра. Клуб вновь наполняется шумом, я стою в напряжении, пока не ощущаю тактильное вторжение в личное пространство на уровне плеч, поэтому вздрагиваю. В тоне постороннего голоса проскальзывают нотки сожаления, на что мои губы из напряжённой линии смягчаются в полуулыбке. - Это ничего, - отзываюсь я и ладошкой касаюсь плеча незнакомца, неспешно опуская к его ладони. Руки опущены. Должно быть, ему тоже неловко и непривычно в сплошной тьме ориентироваться на ощупь. Постоянное взаимодействие с танцорами научило меня чувствовать движения и достигать настоящей синхронизации. Я не стесняюсь, а скорее, мне становиться довольно любопытно, что из этого может получиться. Его свободная рука оказывается в моей власти и я направляю её, вынуждая касаться собственной талии. - Талия, - мягко сообщаю и добавляю: - Можно чем-то перевязать, если есть лента или, например, мишура. Что Вы можете определить из того, что Вам всучили в качестве украшений? Надеюсь, там нет звезды, - смеюсь, плохо представляя, что вообще выйдет какой-то толк из затеи. Очень надеюсь, что ведущий не решился предоставить нечто хрупкое, вроде ёлочных украшений. Затем направляю кисть мужчины [молодого человека, парня?] и позволяю опустить её себе на плечо. - Плечи, шея, тоже что-то можно придумать, только на бант, прошу, - всё также улыбаюсь и замолкаю, немного теряя нить происходящего в сплошной тьме. Голоса посторонних образовывают воронку, от которой слегка становиться не по себе. Создается ощущение, что кружится голова, но до конца я не имею возможности проверить дезориентацию в пространстве, поэтому пытаюсь отвлечь себя разговором.
[indent] - Может быть, Вы слышали... - пока мой соратник медлит, затеваю я расспрос: - Здесь выступала группа или лишь один исполнитель, я точно не знаю. Мне так хочется узнать хотя бы имя, - пытаюсь вспомнить текст, но слова ускользают куда-то слишком далеко, лишь одна фраза вертится на затворах сознания. Понимаю, что вероятность 1 к 100, что он вообще слышал композицию и угадает её по нескольким словам, но всё же. - "If you love me, let me go", - произношу тихо и киваю. - Это было в начале припева. Мне так понравился голос...

0

9

Текст заявки:
Всем тёплого августа! На календаре замаячил сентябрь и очень сильно захотелось поиграть. Пришёл сюда без форума, поэтому ничего готового предложить не могу, но скажу, что я идейный человек. Могу развить любую мысль, которая появится. Но, наверное, об этом чуть позже.
Безумно хочется быть захваченным чередой чувственных эпизодов. Чтобы трагедия сменялась комедией, а в запасе всегда был остросюжетный триллер. Хочется лить эмоциональную воду, которую всегда интересно будет почитать. Хочется вдохновиться и вдохновлять. Поэтому мне нужен человек. Ищу соратника, который тоже устал от однообразного реала. Очень хочется вернуть ролевые в качестве хобби.
Неверное, слишком много пустых слов, сейчас выцеплю самое важное. Играю я чаще всего слеш, но могу и в гет. Выбор возраста и внешности оставлю для нас двоих. Морда для меня имеет значение, поэтому постараемся подобрать то, что нас обоих будет заводить. Пишу от 1-го и 3-го лица, под размер подстроюсь.
Дам личную связь, а пока пишите в ЛС, если хотите сыграть.
Пример вашего поста:

Пример поста

Люблю читать в твоих глазах, как хорошо живётся на этом свете. Как греет солнышко, как переливаются перламутром облака над твоей головой. А волосы у тебя цвета пшеницы: густые, пушлявые и секутся на концах. Даже не замечаешь того, как я внимательно за тобой наблюдаю. Говоришь ты редко, а мне бы хотелось тебя слушать. Ведь ты проводник мой в реальный мир, без тебя мне не очень хорошо. Проблемы. Они накатывают, как снежный ком. И не то чтобы засасывают в самый эпицентр, а постоянно елозят меня где-то по краям. Её зовут Мишель, она очень красивая. У неё длинные золотистые волосы, примерно, как у тебя. Маленькая, подтянутая грудь. Плоский живот, который так приятно целовать, проезжаясь подбородком по лобку. Тогда она томно вздыхает и просит сделать так ещё раз. Она научила меня быть зависимым от секса, теперь я очень часто тупо хочу. Приручила к себе, как пса, встаёт только на неё. Мы можем болтать круглыми сутками: смеяться над кем-то, ругаться между собой, обсуждать что-то относящееся к политической сфере. Я рядом с ней чувствую себя живым. А ещё я чувствую, что подсаживаюсь на наркотик, который она мне преподносит. Я схожу с ума и мне это нравится.
Я позвал тебя прогуляться со мной по торговому центру, чтобы немного проветрить мозги. Мне нравится рыться в вещах, находить что-то клёвое, что обязательно потом захочется несколько раз на себя примерить. Это Мишель меня научила. Потому что шоппинг — занятие для девочек, а ты — моя подружка. Заметил, что подружку знаю свою слишком плохо. Понадеялся, что мы сможем с тобой поболтать. Хотя и тем не придумал, о предлогах не думал. Меня что-то совсем матросит, я хочу почувствовать точку соприкосновения с реальным миром. Думаю, что ты мне в этом поможешь.
Я не звоню тебе, а пишу в социальной сети. Телефон врос в руку, как говорит мне моя старшая сестра. Полгода я уже работаю курьером, развожу людям всякий хлам, которые они заказывают в интернете. Просто хочу иметь собственные карманные деньги. Задолбался просить у Августины, это как-то унижает. Хотя с ней живу вместе, ибо средств для снятия отдельной жилплощади точно не хватит. Не смотрю далеко в будущее, не мечтаю о семье. Мне хорошо и так, как есть сейчас. С университетом не срастается, я не понимаю, чего от меня там хотят. Какие-то социальные науки или экономические, я не помню, куда подавал документы. Это так забавно.
Договорились встретиться около входа в ТЦ. Я свою с угла, потягивая сигарету. Легко, моя сестра знает, что я курю. Совсем недавно она грозилась, что заставит выкурить целую пачку разом. Типа это должно быть отбить всё желание брать ка-ку в рот, но потом все угрозы сошли на нет. Меня сложно воспитывать, скорее даже, бесполезно. Меня можно только пришить к себе, приклепать степлером. Мишель, дрянная сучка, ей это удалось сделать первой. А я страдаю каждый раз, когда она долго отвечает на мои сообщения. Смайлики. Стикеры. Я смотрю в экран телефона и вижу там своё отражение. Иногда мне кажется, что это не я. А иногда мне становится просто противно.
Частенько задумываюсь о том, что жизнь должна казаться тяжёлой. Коллеги по работе вздыхают и рассказывают о сложностях взрослого мира. Мол, у кого-то семья. У кого-то дети. У кого-то больные родители. У меня же есть только сестра, которая положила на меня все свои силы, свою молодость и перспективные возможности, так и оставшиеся вылиться в тёмном углу потерянного впустую времени. Попахивает меланхолией. Я чувствую, что со мной играют, но уже ничего не могу с этим поделать.
Вижу тебя и становится легко дышать. Из носа вытекают сизые струйки дыма, а губы растягиваются в счастливой улыбке. Я рад тебя видеть. Не знаю, как так получилось. Сложно нас назвать друзьями. Знакомые? Приятели? Ты знаешь вообще мою фамилию? Но кого сейчас это заболит.
— Привет, — отрываюсь от стенки, чтобы бросить под ноги недокуренный бычок, растоптать его носком старой кроссовки. Рефлекторный жест: протягиваю руку для рукопожатия. В мире существует только один человек, которого я могу обнять — моя сестра. С Мишель мы можем тереться частями тела только во время сестра. Обычно я кладу ей руку на талию, либо крепко сжимаю её ладонь своей. Когда я увидел тебя сегодня, то появилось желание распахнуть объятия. Но я не хочу тебя пугать, вижу недоверие, либо индифферентное отношение ко мне: — Я посмотрел, тут ещё киношка есть. Если хочешь, то можем сходить на что-нибудь. Я в кино уже тысячу лет не был.
Наши руки смыкаются, хотя я вижу замешательство в твоём телодвижении. Ручка маленькая, такая тёплая и аккуратная, мягко ложится в мою озябшую ладонь. Только Августина терпит мои холодные кончики пальцев. Это так забавно. Но я не пытать тебя сюда пришёл, тем более, ты, наверное, ненавидишь осадок запаха табака, что остался на моей руке. Засовываю клешни в карманы куртки, киваю в сторону входа. День рабочий, народу будет не так много. Я не люблю толкаться у прилавков, ведь внимательно изучаю каждую деталь. Почему я не позвал Мишель? Не знаю, захотелось побыть одному.
Повисает молчание, когда нас на входе обдувает тёплым воздухом. Стройным рядом плетёмся к эскалатору. Пропускаю тебя вперёд, а сам остаюсь позади. Играет какая-то популярная музыка, слышен гул людских голосов. Я шумно выдыхаю, причём резко, наверное, пугаю тебя этим. Что-то отпускает. Как будто отлегает тяжелый камень от грудины. Покачиваюсь в такт музыке, настроение меняется прямо на глазах. Пока не даю себе отчёта в том, что это всё твоё присутствие виновато. Или это моя фантазия. Есть вся сложившаяся ситуация, а есть ты — отдельно отстоящий от всего этого дерьма. Мальчик из сети. Совсем другой. Иной. К таким я не привык.
— Как у тебя дела? — не могу добавить где и с кем, потому что ничего не помню. Работаешь или учишься. Встречаешься ли с кем-нибудь. Я могу только спросить: пересмотрел ли ты все те фильмы, названия которых я тебе кидал? Эта неловкость меня совсем не трогает. Даже будет лучше, если ты откроешь рот и не сможешь его закрыть. Это меня отвлечёт от тяжёлых дум, темы которых я так и не могу разобрать для самого себя.

+2

10

Форум: 23 jump street
Текст заявки: http://jumpstreet.rusff.ru/viewtopic.ph … 2#p1043346
ИМЯ
Archibald «Archie» Dunn
ВОЗРАСТ
32-35 y.o
ПРОФЕССИЯ
совладелец крупной компании, наследник отцовского бизнеса
ОРИЕНТАЦИЯ
гетеро (онли!)
ВНЕШНОСТЬ
Henry Cavill, Armie Hammer, Luke Evans (вай нот?)
Ваши варианты?
СВЯЗЬ СО МНОЙ
телеграм в приоритете и очень желателен

много буковок

  ♫ rag'n'bone man - human    
— Наш брак с тобой был всего лишь обязательством. Таким образом, обе наши семьи подтверждали исполнение поставленных условий, и, скажем так, окончательно скрепляли союз. Дело в том, что компания моего отца переживала не лучшие времена. Его партнёр, с которым он создавал свой бизнес, слинял с довольно крупной суммой, из-за чего компания рисковала не пережить кризис, даже глобальное сокращение, увы, не смогло улучшить ситуацию. Наши отцы были знакомы много лет, мы знали друг друга, виделись, но не более того, хотя родители и старались сделать что-то, чтобы это "не более" переросло во что-то большее. Наши семьи делали всё, чтобы мы наконец-то дошли с тобой до серьёзного шага, который нам обоим, в принципе, был не так уж и нужен. Брак... Страшное слово для нас обоих. Какое-то время мы играли с тобой по своим правилам, но всё равно проиграли. В общем, уговор был прост: компания твоей семьи поглощает нашу компанию с условием сохранения рабочих мест; т.е. мой отец вроде как и остаётся на своём месте, даже сохраняет свои права, частично, но официально компания принадлежит семейству Данн, а я успешно выходу за тебя замуж. Этот брак всего лишь подтверждение обязательств сторон, ну и родители просто могли быть уже, наконец, спокойны. Твой отец ведь давно говорил тебе, что пора бы уже остепениться. Но ты всё чего-то ждал или просто оттягивал момент. И всё-таки ты однажды сделал это: прилюдно встал на одно колено и произнёс ту самую фразу, о которой мечтают наивные девчонки с малых лет. Только вот я никогда такой не была, брак всегда меня пугал, я не была к нему готова. Всё это напоминало какой-то ироничный спектакль на глазах у целой публики, мне даже казалось, что улыбка твоя была наигранной. Почему ты решился на это? Неужели на тебя и правда подействовали угрозы отца о том, что он оставит тебя никем? Всю жизнь ты угождал ему во всём лишь бы оставаться кем-то. Так же, как и я, всю жизнь пытаюсь доказать что-то своему отцу. Пожалуй, это единственное, в чём мы с тобой похожи. Хотел ли ты этой свадьбы? Ничуть не больше, чем я, но всё же, согласился. Почему? Этот вопрос волновал меня каждый день на протяжение целого года, как и то, что ты вообще смог во мне найти. Я ведь ни по каким параметрам тебе не подхожу, по крайней мере, мне всегда так казалось. Ты не упускал момента буквально ткнуть меня носом в то, что я делаю не так, даже при людях, это было унизительно. Лицо. Очень важно сохранять лицо и репутацию - так тебя воспитывали. Твоя супруга - твоё лицо. Ты брал под контроль буквально всю мою жизнь: что я должна сказать, что сделать и что одеть. Тебе не нравились слишком глубокие выреза; тебе не нравились слишком закрытые платья. Я жила для тебя, делала всё, чтобы выставить тебя в выгодном свете. И вроде всё было не так плохо: ты старательно переделывал меня под себя, под какие-то свои выдуманные идеалы, а я, заткнув своё эго, подчинялась. Мы оба считали, что справимся.
До любви далеко, и всё ближе к ненависти. Чудесный брак, ничего не скажешь.
Год. Целый год продолжался весь этот спектакль. На какое-то время всё вроде бы становилось неплохо, мы напоминали семью, чаще на публике. Но в стенах дома отношения менялись, ты становился холоднее, иногда теплел, когда у тебя было хорошее настроение. Чёрт знает, как мы оба вообще смогли вытянуть этот год. Тем не менее, отношения в какой-то момент действительно показывались с более тёплой стороны, я начинала видеть в тебе куда больше, чем ты показывал мне.
Я не скажу, что ты плохой человек. Наоборот, ты сделал всё, чтобы я ни в чём не нуждалась, дарил приятные подарки, водил по ресторанам, но делал всё так, будто это не то, чего ты действительно хочешь, а всего лишь обязанность. Ты совсем неплохой человек, обходительный, галантный, не глуп, да и что уж там, чертовски хорош собой, некогда завидный холостяк. Мне многое в тебе нравилось. Возможно, будь у нас дети, всё могло бы сложиться иначе. Но место ли детям в подобном браке? Сомневаюсь. Целый год, как бы мы не старались, я так и не смогла забеременеть. А знаешь почему? Знаешь. Ты ведь уже нашёл таблетки, что выписал мне врач. Да, я не хотела заводить детей, не сейчас, не в такой обстановке, поэтому в тайне от тебя пила таблетки. Тебя это взбесило, ты очень сильно разозлился. Ты кричал, говорил на эмоциях, говорил много; говорил всё, что думаешь, собственно, как и я. Это была наша первая серьёзная ссора, и ты вёл себя так, будто тебе действительно не всё равно. Спустя год ты позволил себе слишком много. Я всё ещё чувствую ту пощёчину на своём лице. Никогда прежде ты себе не позволял подобного, но в тот вечер я видела в тебе настолько сильную ярость впервые. Это была последняя капля, подтолкнувшая меня к тому, что на следующий день меня уже не было в доме. Собрав все необходимые вещи, я ушла. Оставила всё, что ты мне дарил, взяла лишь то, что принадлежит мне.
Прошло уже два месяца. За это время мы поговорили с тобой лишь раз, да и то всего несколько фраз. Я попросила тебя дать мне время и ты согласился. В то время пока наши семьи давили на нас, ты продолжал ждать. Только чего и зачем? Почему ты всё ещё не требуешь развод? Всё чего-то ждёшь. Неужели за целый год ты всё же смог найти во мне что-то, что так тебя зацепило и привязало? Привязались, это правда, что-то нас связывало помимо обязательств. Не скрою, мы были красивой парой и об этом говорили все, но, увы, мы разные по всем параметрам.
За два месяца моя жизнь стала стремительно меняться, бежать куда-то вперёд меня, возможно, потому что я начала жить для себя. В то время, пока ты ждёшь, что я снова постучусь в твою дверь, наш брак всё сильнее трещит по швам, ведь есть рядом со мной тот, кто понимает меня во всём; человек, на все сто близкий со мной по духу; мне впервые с кем-то настолько комфортно. И что же ты будешь делать, муженёк? Неужели ты действительно готов так просто сдаться и отпустить? Это ведь совсем не в твоём стиле. Не в твоём стиле позволять кому-то втаптывать тебя в грязь.
   

♦ Я не стала расписывать детально биографию персонажа, оставлю на волю вашей фантазии.
♦ Вы можете выбрать любое другое имя, мне не принципиально.
♦ Хочу вбросить вам интересную мысль. Арчи когда-то встретил женщину, что стала для него первой настоящей любовью, безумной, сводящей с ума, али одержимость. Может, она даже была старше него, а он тогда ещё совсем студент с горячим сердцем и своенравностью. Море по колено. Их отношения стремительно продвигались, и вот Арчи однажды решился на серьёзный шаг, сделал ей предложение. Он был уверен, что она согласится, а иначе просто быть не может. Но его надежды в одно мгновение разбились вдребезги, оставив след на долгие годы. Она сломала его, раздавила. Она игралась им, а когда она едва не проиграла, то исчезла из его жизни. Возможно именно этот период, после которого Арчи долгое время отходил, отбил у него желание жениться. Он раз за разом искал в девушках ту самую, что довела его до безумства, но ни одна не сравнится с ней. Арчи более не желал наступать на те же грабли. Так что и брак с Мирой дался ему непросто.
♦ В ближайшем будущем я планирую, что муж станет спонсором футбольного клуба, менеджером которого я являюсь. Зачем? На войне все средства хороши, особенно, если эта война за женщину и самолюбие. Ведь корень всего зла именно из этого клуба, ещё чуть чуть и я действительно уйду к футболисту, что так заботливо принял меня самой собой хд. ТАК ЧТО, ПРИХОДИ УЖЕ, УВЕДУТ ВЕДЬ ЖЕНУ!
♦ Жду активного и общительного человека, который готов не только посты писать, но и пообщаться. Вас ждёт целая футбольная конфа в телеграмме, так что наличие данного мессенджера очень и очень приветствуется.
♦ Скажу сразу, что нас много, а это значит, что взяв этого персонажа, вас ждёт не только море внимания и общение, но и игра. Компания очень дружелюбная и общительная, так что в комплекте с игрой вы получите приятное времяпрепровождение и новые знакомства, скучать точно не дадим. От вас лишь прошу чувство юмора, ибо мы шутим, очень много шутим, иногда тупо и это надо простить и понять, поржать и забыть
♦ Этот персонаж действительно нужен далеко не для галочки, он важен для моего персонажа. Отсюда следует просьба: не пропадать по-английски спустя пару недель. Я действительно хочу видеть на этой роли человека с серьёзным намерением развивать персонажа, а не бросать всё на стадии анкеты или спустя пару дней после. Считайте это криком души, но я устала от пустых обещаний, не расстраивайте меня, если не уверены.
♦ Я указала наиболее подходящие на мой взгляд варианты внешностей, но вы смело можете предложить что-то своё, только вряд ли я точно соглашусь на смену, ибо я слишком привередлива в этом плане, я должна видеть в нём того самого мужа хд
♦ Завалю графикой, в фш шарю, так что с этим проблем точно не будет.
♦ Не стану утверждать, что всё сложится хорошо и брак сохранится. Я сама, на самом деле, вообще не знаю, как всё обернётся, в том и сок, не имею никакого желания прописывать заранее какой-то "хэппи энд", давайте просто наслаждать игрой и продвигать сюжетку, а там будет видно, к чему всё приведёт.
♦ Готова к обсуждению и компромиссам. Готова любить всем сердцем и душой, только приходи скорее.

Ваш персонаж:
http://jumpstreet.rusff.ru/profile.php?id=3281
Веешность: Deepika Padukone
По происхождению метис: 50% индианка, 50% латионамериканка
Мира. 30-летняя запутавшаяся в себе дама, умудрилась пролезть в футбольный клуб менеджером. Мире просто не повезло. Или наоборот? Всю свою жизнь она только и делала, что во всём пыталась угождать отцу, ведь она не родилась мужчиной. Отцу нужен был приемник, а она всего лишь юбка, которой впору рожать, да нянькаться. Говорила то, что могло понравится отцу; делала то, за что он мог похвалить. Существовало ли у неё вообще собственное мнение? Даже в браке едва ли.

Пример вашего поста:

Пример поста

- Ваша карта заблокирована. – Доносится голос кассирши.
- Простите…. То есть, как заблокирована? Хорошо, попробуем другую карту, возможно с этой какие-то неполадки. – Она протягивает девушке напротив вторую карту и забирает ту, что не работает по её словам. Это было странно, очень странно, хотя бы потому, что Мира никогда в такие ситуации не попадала. Сначала она действительно подумала о неисправности карты, но после ей в голову пришла другая мысль, менее приятна, ведь, что мешает отцу вмешаться в это дело? Эта мысль вскользь пробежала в её голове, но успела оставить след.
- Мисс, эта карта тоже заблокирована. Будете расплачиваться наличными?
Целая очередь позади изнемогала от ожидания, послышались недовольные вздохи и просьба ускорить весь этот процесс. Честно говоря, хотелось пойти и вмазать особо нетерпеливому, но Данн слишком миролюбива, так что, пожалуй, воздержится от подобных действий.
Благо наличка у неё всё-таки была. Расплатившись за бутылку холодной воды, Мира быстрым и широким шагом вышла из магазина и направилась к припаркованной машине. Встревоженность была заметна по её резким движениям, по трясущимся рукам, которые кое-как выудили из кармана джинс ключи и выронили их под ноги. Пожалуй, самое фееричное из всего того, что вообще отец сделал, именно это – блокировка карт. Да это просто смешно. Чего он вообще добивается этим? Словно Мира какой-то взбалмошный подросток лишённый карманных средств. В принципе, в глазах родителей именно так она и выглядела, сама же Мира считала свой поступок взрослым и вполне оправданным. Данн не могла знать наверняка, действительно ли отец заблокировал её счета или это действительно какой-то технический сбой, не у неё, так у терминала. Также Мира слишком хорошо знала своего отца. Усевшись в машину, Мира тут же схватилась за телефон. Первый раз за два месяца она заходит в контакты, чтобы найти номер отца. Первый раз за два месяца она звонит ему. Гудок, один за другим, как будто он вовсе не собирался отвечать или просто испытывал её терпение, и когда девушка собралась сбросить звонок, на том конце послышался  до боли знакомый голос. Этот голос звучал как-то иначе, так, будто он собирается говорить с чужим человеком. Впрочем, они уже успели стать чужими за прошедший год, этот факт стоило принять.
- Здравствуй, папа. – Мира из всех сил старалась говорить уверенно, легко, не выдавать своего напряжения. Выходило не очень. Наверняка отец подумал, что она сдалась и звонит для того, чтобы сообщить это ему, но не тут то было. – Зачем? Это ты ведь заблокировал мои карты. – Данн говорила это так будто уже уверена в том, что это сделал отец. Во всяком случае, ей хотелось, чтобы он так думал, и дальнейшая реакция отца только подтвердила опасения.
- Ты давно доказала, что больше не моя дочь, я не позволю тебе тратить мои средства. Я не знаю, на что ты тратишь деньги, и не собираюсь участвовать в этом.  Ты самостоятельная, у тебя есть работа, ты ни от кого не хочешь зависеть. – Звучали слова его совсем иначе: «посмотрим, как ты справишься без меня». Это был открытый вызов. Он не стал слушать её, первым сбросил звонок. Что ж, если он действительно сомневается в её самостоятельности, то Мира как раз полна желания доказать ему, что он сильно ошибается. Само собой её задел поступок отца, но вовсе не потому, что теперь ей придётся затянуть пояса ещё уже, плевать на деньги, сам факт, поступок  близкого и родного человека задел её. Его слова о том, что она не его дочь причиняли боль. Как мало, оказывается, нужно сделать, чтобы отец отказался от тебя. Вот так просто, произнеся слова в трубку телефона так, будто они совсем ничего не значат. Те самые слова, что осколками впиваются в самое сердце и беспощадно разрывают.
Мира должна была привыкнуть, да и понять сразу, как только бросила вызов – легко не будет. Возможно, тогда она считала, что справится, это всего лишь вопрос времени; то, что нужно просто пережить, однако сила давления всё никак не спадает, а только увеличивается. Ей было обидно. Чертовски обидно, что самый близкий для неё человек не может банально понять; человек, на которого всю свою жизнь она так стремилась быть похожей, теперь вызывает в ней столько ненависти.  Одна слезинка предательски вырваться и оставила после себя мокрую дорожку на щеке, затем ещё одна и ещё. Выдохнула, проглотила и снова не дала себе окончательно разрыдаться, вытерла рукой мокрые следы, завела мотор автомобиля и надавила на педаль газа. Мире пришлось проглотить горечь, за целый год она научилась этому. Научилась создавать видимость хорошей жизни,  всё совершенно нормально, а внутри самая настоящая бомба замедленного действия; таймер отсчитывает время, подходящее к своему концу. Минута за минутой, секунда за секундой.

Я — сильная, и мне дозволенно…
                                                                                         … Я — слабая, и мне простительно

... Три дня спустя
Мире пришлось собрать вещи и уйти от подруги. У Кейси была куча своих проблем, а обузой для кого-то Мира никак не хотела быть, так что, тяготить никого более она не могла себе позволить. Что делать дальше? Она не имела никакого понятия, но была слишком самостоятельной, чтобы сказать себе, что она обязательно со всем разберётся – также она считала, когда уходила от Арчи. Третья ночь на диване в собственном кабинете прошла без приключений, но не сказать, что со всем комфортом, во всяком случае, Мире удалось договориться с охранником за пару привлекательных купюр. Кожаный и слишком мягкий диван не был создан для продолжительного сна, по утрам Мира чувствовала себя ватной и не выспавшейся, за тем портилось настроение, так что, три дня подряд  Данн была слишком молчалива. Не сказать, что и раньше она отличалась чрезмерной болтливостью, но последние дня три она молчала ещё больше прежнего. Виной тому был не только дискомфорт её нового места ночлега, но и вся ситуация в целом. Если раньше она как-то забивала это подальше, не позволяя выбиваться на первый план и портить всё, то после последнего разговора с отцом, ситуация принимала не самые приятные обороты. Нельзя так просто засунуть это в самый дальний угол самого дальнего ящика и забыть как про худший сон. Это была явная проблема, которую ей необходимо было решить, но каким образом – Мира до сих пор не имела никакого понятия. Хотелось и дальше верить в то, что она справится, но с каждым разом эта вера становилась всё прозрачнее.
Мира просыпалась как можно раньше, чтобы принять душ и умыться пока никто из игроков не пришёл на тренировку, и никто из персонала не заподозрил её в том, что она устроила из кабинета место ночлега, это вообще было запрещено, и чем раньше она решит вопрос с жильём, тем лучше. К тому моменту, как офис оживал и коридоры становились чуть более светлыми и шумными, Мира уже в полной готовности сидела за своим рабочим столом. Ничего не обычного, только дорожная сумка в углу выбивается из обстановки. Всё необходимое в тот день она умудрилась запихнуть всего в одну дорожную сумку и косметичку. Все дорогие украшения, платья и прочие подарки, которые ей дарил муж, она оставила в его доме, ну и то, что пока не в силах унести собой, ведь ей негде всё это хранить. Меньше всего Мире хотелось думать о том, что однажды ей придётся вернуться в тот дом, чтобы забрать остатки принадлежащих ей вещей. Слишком свежи раны для возвращения туда.
Сегодня было воскресенье, так что она могла позволить себе поспать немного подольше. По воскресеньям у всего персонала был выходной. Но, всё же, насколько Мира знала, к  двенадцати должно было состояться какое-то собрание, ей тоже необходимо было на нём присутствовать, так что, далеко идти не нужно. Забавно, но хоть какой-то она извлекла плюс из всей этой неприятной ситуации.
Мира уже сидела за своим рабочим местом, увлечённая поиском самого дешёвая и близкого к работе жилья. Несколько телефонов она уже списала  для себя и планировала этим вечером прозвонить. Уловив краем глаза открывающуюся дверь, Мира отвлеклась от монитора. Губы её дёрнулись в улыбке при виде Чиро.
- Привет. – Мягко произнесла девушка. – Всё хорошо. Честно говоря, не имею никакого понятия. – Она пожимает плечами, смотря на мужчину так, будто  и сама недовольна всем происходящим.
Она была очень рада тому, что Азар зашёл к ней, это можно было заметить по мелькнувшему в её взгляде блеску. Они бы и так пересеклись в конференц-зале, но его внимание было чем-то необходимым для неё. Они знакомы не так долго, но Мира уже чувствовала в нём что-то близкое для себя. Он стал единственным человеком здесь, кто очень быстро её принял и согласился помочь адаптироваться, вместе с тем, ей стало легче во многом всякий раз, когда Чиро просто разговаривал с ней. Порой всего лишь нужен кто-то, кто отвлечёт от неприятных мыслей, именно Азар стал для Миры тем самым маяком. По правде говоря, её это даже немного пугало.  И всё же она позволяет ему себя обнять и оставить поцелуй на своей щеке.
Мира слушала не всё, что обсуждалось на совещание, но поставленные для себя задачи она поняла отчётливо. Данн присутствовала физически, но мысли её были далеки, голова полна абсолютно другими проблемами, никак не связанными с работой, но ничуть не менее важными. Время пролетело незаметно, она очнулась как раз в тот момент, когда Чиро дотронулся до её плеча. Покивав, что она идёт, Мира намеренно помедлила, выйдя самой последней.
- Мне ещё нужно закончить с кое-какой накопившейся работой, так что вы идите. Хорошего вам дня, встретимся завтра. Пока. – Попрощавшись с ребятами, она направила в противоположную сторону, где и находился её кабинет.
Ложь. В какой момент её жизнь ложь стала неотъемлемой частью? Мира могла бы сказать, что в тот злополучный день, когда она положительно  ответила на предложение Арчи выйти за него, но нет, ложь преследует её уже очень давно. Всю жизнь она живёт во лжи самой себе, в выдуманных приоритетах и мечтах, которые могли быть абсолютно иными, не сложись всё именно так. Она лжёт и до сих пор, привычно для себя. Нет у неё никакой работы, она имеет привычку разбираться ос всем на месте, пока есть время – это хорошо помогало ей в организаторской работе. Накапливай дела и тогда неминуемо потонешь в них, а Мира не из тех людей. Впрочем, неотложные дела у неё имелись, проблема жилья всё ещё остро нависала над ней чёрной тучей. Весь оставшийся день она прозванивала выписанные номера, но либо жильё уже сдаётся, либо без ответа. Самые дешёвые варианты, которые она сейчас могла себе позволить, увы, закончились. Всё с тем же грузом этот день так и закончился, бесполезно. Ладно, хоть какая-то крыша над её головой всё же была. Она спала не на улице, спасибо богу и на этом. Даже телек висел на стене и кондиционер,  все удобства, не считая отвратительного кожаного дивана. 
Девушка не придала значения шуму за дверьми, наверняка охранник ходит с очередной проверкой. Она продолжала лежать с книгой в руках также спокойно, только когда ручка двери неуверенно дёрнулась и дверь открылась, Мира настороженно подняла взгляд. Охранник вряд ли бы стал заходить к ней, тем боле без стука. Чиро. Она видела перед собой Чиро и настороженность сменилась стыдном. Ей было неловко за всё это. уж кому, а Азару она хотела попасться на глаза меньше всего,  Данн могла предугадать его реакцию, и примерно такой она её себе и представляла. Ей меньше всего сейчас нужна была жалость и помощь, за которую она ничего не сможет дать.
- Чиро… - Выдохнув начала она, отложив книгу в сторону. Она не знала, что и сказать, какие слова подобрать, всё вдруг разом от стыда смешалось в голове. Как всё это можно объяснить? Да как есть, но язык не поворачивается, Мира не из тех, кто будет жаловаться и уж тем более навязываться. Его слова всё только усугубляли. Поправив назад свалившиеся на лицо пряди распущенных волос, Мира поднялась с дивана, оказавшись напротив мужчины.   
- Это лишнее, правда. У меня всё под контролем.Под контролем… Мира, ты действительно веришь в то, что говоришь?! Ты вообще хоть слышишь себя?! Всё вышло из-под твоего контроля уже очень давно, миссис Данн. Сейчас ей меньше всего хотелось напрягать кого-либо своими проблемами, тем более Чиро. Не к чему было его втягивать во всё это. К тому же… Серьёзно? Как это вообще может выглядеть со стороны – то, что она займёт в доме незнакомого мужчины место? На родине её отца это считается непозволительным и дурным тоном, но Мире скорее просто было неудобно.
Он не должен был здесь оказаться. Господи, почему она раньше не заметила чёртов мобильник, лежавший прямо под носом? 
Постаравшись расслабиться, Мира сделала глубокий вдох и выдохнула. Нервничать никак нельзя было, ей не хотелось срывать накопившиеся эмоции на Азаре, но его упрямство игралось на без того натянутых струнах.
Не добавляй, Чиро, прошу тебя...
- Боже, это временная мера. Чиро, я очень благодарна тебе за беспокойство, но правда, не стоит. – Мира говорила спокойным тоном, и также спокойно смотрела ему в глаза, стараясь вызвать доверие к своим словам. – У тебя и так куча своих проблем, я не хочу напрягать тебя ещё и своими. Я как-нибудь всё решу сама.
Мы? Нет, никаких "мы" здесь точно быть не может. Это её беда, её личная жизнь, а значит и справляться она должна своими силами. Ей не нравилось то, как он это сказал. Ей не нужна жалость.
- Что значит "мы"?! - Она ухмыльнулась так, будто всё это казалось ей забавным, но в то же время голос как-то нервно дрогнул.

Отредактировано t y r e l l (06-08-2018 23:09:42)

0

11

Текст заявки:
в поиске игры, в поиске человека, схожий по интересам и желанию сыграть действительно великую историю. Тот, кто желает развивать персонажа и вместе думать и придумывать. Ищу того, кто сможет быть активным и писать, да, пост-два в неделю.  От себя могу сказать, что всеядный, пишу и от мужского и женского лица, легко подстраиваюсь по объему, хотя предпочитаю, чтобы посты были от 4500 и до бесконечности или на сколько хватит вдохновения:)
найдись, желательно, конечно, чтобы у тебя уже были мысли на сюжет или идею:)
Пример вашего поста:

Пример поста

Часто ли Вас посещало чувство, будто Вы находитесь на самом дне? Часто ли Вы чувствовали, будто каждый шаг вне зависимости от времени суток, отдается чувством невыносимой тяжести? Часто ли Ваша голова находилась до отказа заполненной проблемами, что всё, что Вы могли — смотреть на одну чертову точку на стене, ощущая, как пустота налипает внутри на душу? Часто ли Вы задавались вопросом о том, что было бы, если бы Вы поступили иначе? И часто ли Вам хотелось избавиться от той злости, которая не выходит из грудины даже спустя годы? Я поддался этой глупой авантюре, когда сестра сказала, что хочет посетить гадалку. Может быть это какая-то особенность характера или женской натуры: знать, что будет впереди, хотя на её счет думалось, что ей просто хочется знать сможет ли она жить дальше. Не будучи её отцом, я желал этой девочке только лучшего. Будучи её страшим братом, охранял её каждый шаг, игнорируя любые комментарии о том, что мне попросту больше не о ком заботиться. Отчасти, она была права: последние годы я был зациклен только на том, что творится в моей голове.   Жизнь имеет свойство не стоять на месте: она движется ежедневно, ежеминутно и ежесекундно; она охватывает огромный промежуток времени и ты успеваешь ощутить на себе весь яркий водоворот эмоций; она позволяет почувствовать себя счастливой и проливать горькие слезы, закрываясь в собственной комнате. У нее нет границ и это то, что так сильно привлекает каждого человека. Смотришь вперед и вот она, линия горизонта, а делая шаг вперед, протягивая изящную кисть руки, не можешь прикоснуться. Линия лишь отдаляется сколько бы шагов вперед не сделала, как бы сильно не бежала и падала на своем пути. Она всегда будет впереди, как далекая и недосягаемая цель, что позволяет не опускать руки. Сдаваться - порок слабых и беспомощных, эмоционально нестабильных и отказывающихся от собственных мечтаний, что так долго хранились на пожелтевших листках бумаги в картонной коробке. У каждого из нас есть такая коробка воспоминаний и желаний. Иногда, она пополняется новыми страницами и фотографиями, маленькими памятными вещами, а, иногда, мы достаем из нее старый блокнот и зачеркиваем пятый, шестой и седьмой пункт наших жизненных целей. Ставим галочки напротив выполненных желаний и проливаем слезы над тем, что не удосужилось осуществить. Возможно когда-нибудь еще получится вернуться к этим пунктам, а сейчас следует жить дальше. Потому что изо дня в день жизнь нам доказывает - ничего не заканчивается и не происходит просто так; каждая встреча может быть знаковой, а каждый человек не просто прохожим или легкомысленным увлечением. Испытания и слезы нужны лишь для того, чтобы двигаться дальше, сбивать пальцы на ногах в кровь, а потом зарывать их в теплый песок и чувствовать небольшое жжение. Одним из первых пунктов в его дневнике было переехать в другую страну и больше не мерзнуть от морозов, или утопать от ливней, а чувствовать, как яркое солнце согревает лучами кожу и в любое время года можно пройтись босиком по пляжу. Он с этим справился на какое-то время, теперь, каждый раз сидя на берегу и зарывая пальчики в теплый песок я улыбаюсь, вижу эту линию горизонта и скрывающееся за ним солнце, прикрываю глаза и чувствую легкий ветерок развивающий волосы. Марчелло находит приятные детали в мелочах, забываясь на несколько часов в безмолвие: и только крик чаек заставляет открывать глаза, чтобы обернуться по сторонам. Солнце скрывается за горизонтом и на небе появляются первые звезды, а он все так же может сидеть и смотреть далеко вперед, прожигая взглядом огромную дыру и пытаясь сосредоточиться на чем-то одном. Долгое время ему приходилось думать лишь о том, как вырваться из сжимающегося круга, скинуть с шеи петлю, что с каждым днем сужается все сильнее. Он почти сдался, практически сломался и был готов больше никогда не подниматься с колен, а потом, солнце резко вышло из-за горизонта и заставило щуриться от яркости его света. Каждому человеку на жизненном пути предписано быть счастливым, просто не указана дата в календаре и не получится обвести ее красным фломастером, и начинать отсчитывать дни. В определенный момент не прозвонит будильник и оповещение на дисплее мобильного телефона не напишет - сегодня ты будешь счастлива. Кажется слишком простым, пока лицом к лицу не сталкиваешься с этими чувствами, что заставляют делать глубокий вдох, а сердце биться сильнее. Счастливыми нас делают не вещи, не прожитые дни или сами собой разрешившиеся проблемы, а человек, который все это время был рядом и пообещал никогда не оставлять, чтобы в этой жизни не произошло. Человек, что не боится твоих слез и сам вытирает глазки прижимая к себе за хрупкие плечи. Человек, что полюбит тебя вот такой, как ты есть: милой, ранимой, с невыносимым характером и дурными хобби. Человек, в отражении глаз которого ты увидишь себя.

  И вот она, та самая была перед ним. Сквозь столько времени и часов, мгновений, она стояла прямо перед ним. Да, он сейчас был совсем не в настроение беседовать на тему сентиментальностей, но ее взгляд сменил все на своем пути. Оставалось лишь глубоко вздохнуть. И больше всего хотелось забыться в ее объятьях, запустив руку в ее пушистые темные локоны..

- я не тот человек, кто ходит на чужие праздники, мисс Фэлл, - покачал головой мужчина, сделав еще несколько шагов навстречу девушке и перекрывая ей всякую возможность вновь уйти и исчезнуть из его жизни. Такого он просто не мог допустить, - это в ваших полномочиях, как и все то, что происходит в моей жизни, Аиша, - - он подходит еще ближе. Между ними лишь этот нелепый столик, который хочется испепелить глазами, взглядом, лишь бы он не был между ними. Но тут мужчина делает шаг вправо, обходя его  и касаясь плеча брюнетки, - нам необходимо поговорить, Аиша, - казалось бы его язык ласкает ее имя, произнося его, когда как он больше всего в жизни хотел приблизиться к ней и крепко-крепко обнять. Но он не знал, как она среагирует на это, - почему ты убежала тогда, почему не спросила меня? я ведь любил тебя больше жизни...- ах, это чертово прошедшее время, когда ты попросту не знаешь, что делать, что предпринимать, чтобы она услышала его, чтобы прямо сейчас дала ему шанс на воссоединение. На то, чтобы он мог бы объясниться, рассказать все то, что было у него на сердце, сейчас.. тогда.. Как больно ему было, как невыносимо тяжело ощущать эту пустоту в душе...

+1

12

Форум: earl grey
Текст заявки: Mateusz1 Reed» 35 » деятельность на выбор игрока » Samuel Barnett
Тебя вроде в детстве не роняли специально на пол, не кормили хлоркой с ложечки и не давали воды с землёй вместо супа. А ты вырос...«особенным маминым мальчиком», папа давно махнул на тебя рукой, перестал грозно рычать над ухом и требовать, чтобы твои оценки в школе были хотя бы не ниже среднего. Ты же совершенно не умея отвечать на уроках, все контрольные писал на отлично. Потом стало скучно? Влюбился в кого-то? Решил что будешь разводить страусиную ферму на заднем дворе? Ты тогда так и не сказал просто закрылся, отмахнулся, мол, чего ты будешь себя грузить. Никто меня в шкафчике не закрывает, одноклассники не кидаются обидными прозвищами. Я сам себя обижаю, окей? Не грузись.
Твоё это блядское «не грузись» как девиз по жизни, как ответ на любой вопрос. А когда в пятнадцать ты пришёл домой с открым переломом руки, что ты тогда сказал? «Не грузись, Дарен, заживёт ведь». Конечно же, зажило, а я тогда осознал, что ты чувствовал себя явно лишним в семье. Почему? Может тебе просто было тесно в тех социальных рамках которое так усердно навязывает общество нам всем с самого детства? Так отчаянно боялся не оправдать ожиданий родителей? Или же совершенно плевал на все это?
И все же, что произошло? Друг умер на руках от передозировки? Ты сам сделал что-то такое за что тебе по сей день стыдно? Я, конечно, не эталон для подражания, но, ты уже мог бы перестать пропускать рождественские ужины. Мы все поняли, что ты взрослый и самостоятельный. Может хватит этого дурного спектакля?
Я же вижу тебя почти каждый день. Ты же каждый день усиленно делаешь вид будто не заметил меня.
__________________________________
Никаких слезливо-драматических ситуаций в семьёй не происходило. Никто не умирал, никто не видел как папочка бьет мамочку, прячась под столом или в шкафу. Мы были большой дружной семьей и был Матеуш, которому было откровенно неуютно в родном доме, городе, собственной коже.
  Я вижу младшенького как действительно умного парня, который пусть и не задрачивался целыми днями над учебниками пытаясь открыть новый химический элемент или построить ракету (если только чтобы самому улететь с планеты), но, предпочитал выучить что-то новое, нежели за обедом рассказывать как у него дела в школе; он сложной внутренней структуры с чрезмерно обострённым чувством справедливости; упрямый, с угловатой и урезанной версией человеческих взаимоотношений; я бы сказал, что Матеуш эйдетик, именно поэтому он частично сторониться людей просто устаёт от них.
Опять же, это лишь зарисовка, набросок того каким он может быть. Видите его немного иначе? Стучите в лс, все обсудим и решим.
1. Матеуш. Имя хотелось бы оставить именно это. Потому что потому.
Ваш персонаж:

оп

dariusz «daren» reed » 38 » Детектив-суперин­тендант в отделе убийств и тяжких преступлений » pablo schreiber
Нет, мир не обижал, отец не знакомил с линолеумом каждый вечер после работы в кухне пытаясь выбить всю дурь из головы, а мать не тянула насильно в церковь по выходным говоря о том, что Господь Наш Спаситель должен жить в душе и сердце у каждого! Никаких драматических «я только отвернулся, а её расхерачило по асфальту автобусом»; очень быстро привыкает ко всему: алкоголь, таблетки от бессонницы или обезболивающее, азартные игры, именно поэтому держится подальше от всего этого дерьма. Покоряю ваши сердечки без регистрации и смс, в смысле, флирт как естественный стиль разговора. Явно слишком чёрный юмор и раздражающая угловатость в каких-то тонких, душевных темах. Не умеет он жалеть нытиков, которые в День святого Валентина бегут прыгать с моста из-за неразделенной любви. В жизни бывает дерьмо и похуже; сочувствие и эмпатия по умолчанию выкручивает в ноль, выходя на работу, херовое место, чтоб сопли разводить. Сосед-мечта! Домой приползает только, чтобы хлопнуть дверцей пустого холодильника, а после заказать какой-то дерьмовой, совершенно не полезной еды, от которой тошнит похлеще чем от надушенных шлюх в подворотнях. Удивительно, но, тайные и секретные познания того, как пользоваться стиральной машинкой освоил самостоятельно, а вот тайны готовки остались секретом похороненным под двадцатью бетонными плитами. Действительно наслаждается вкусом растворимого кофе; терпеть не может все молочные продукты, искренне и открыто называет коллег которые пью кофе или чай с молоком — отбитыми. Совершенно не умеет в намёки, из-за чего прямоту с его стороны могут воспринимать как грубость. Это не так. Грубость в исполнении Рида спутать с чем-то иным будет крайне сложно. Личное пространство яростно оберегает, не позволяя прикасаться к своему рабочему столу даже коллегам.

Пример вашего поста:

Пример поста

Последнее что он видит это какой-то насмешливый взгляд в котором чётко читается «ты облажался мужик» и парень, расправляя руки делает шаг вперёд. И как бы быстро ни бежал Дарен, он успевает лишь кончиками пальцев мазнуть по ткани футболки, взглядом проводя стремительно летящее вниз тело. Он не выдерживает. Желудок скручивает спазмом, сил хватает только на то, чтобы перевеситься обратно, его рвёт прямо на крыше; внутренности до неприятного спазмирует, заставляя детектива согнуться в три погибели, мысленно радуясь тому, что сегодня на завтрак была лишь чашка кофе, потому что все остальное он успешно сжёг на сковородке с антипригарной новомодной хренью, отвлекаясь на просмотр утренних новостей. Это не первый его прыгун, не первый парень что действительно шагнул вниз. Но, раньше никто ему в глаза не смотрел, не обвинял молчаливым взглядом в своей смерти. Пиздец. 
Спасатели не успели натянут этот блядский тент, теперь на асфальте перед входом в торговый центр отличная инсталляция современного искусства под названием «пошли все в пизду у меня сердце разбито от неразделенной любви» и хоть бы один пидорас решался бы прыгать, потому что у него сука срок годности молока истёк. Нет, всем блять сердце разбили и жизнь внезапно стала немила. И плевать на родных, плевать на тех, кому потом с этим дерьмом разбираться. Эгоистичные мудаки. И, быть может, Дарен их совсем не понимал хотя бы потому что единственный кого он так сильно любил в своей жизни был он сам. Никаких проблем с разбитым сердцем, если ты, так или иначе, а остаёшься сам у себя. Да и ладно, действительно ли разбитое сердце от неразделенной любви стоит чьей-то жизни, правда? Ему теперь наверняка в обязательном порядке навяжут посещение психотерапевта. Дарен же, в свою очередь обязательно поделиться своим драгоценным мнением с начальством, за что и будет послан в задницу, без возможности возражений по поводу принятых не им решений.
Его ещё дважды выворачивает наизнанку пока он спускается вниз, правда, в этот раз ему удаётся добраться до уборной. Отражение в зеркале в немой просьбе просит проследовать следом за парнишкой, мол, ты только на себя посмотри, дальше будет только хуже. Риду насрать. Будет хуже купит костюм для дайверов или подлодку и с головой погрузиться в это дерьмо, но, сломить себя не даст хотя бы из упрямства. Умывает лицо ледяной водой, в действительно жалкой попытке смыть с себя тот обвиняющий взгляд; руки постепенно начинают неметь, выходит немного унять дрожь. И ведь как чувствовал, отмахивался же, пытался спихнуть этого прыгуна на любого другого коллегу что в такую рань был уже на работе. Да хоть бы и уборщика отправили. Охерительное начало дня, ничего не скажешь.
Возле входа, как и стоило ожидать уже собралась толпа зевак словно сюда приехала давать концерт какая-то известная группа. Ебанутые. Он шаркает офицера за плечо, рявкая на того, чтоб толпу отогнали. Ощущение такое, что ему мартышек отправили на помощь, работают откровенно дерьмово.
— Пиздуйте отсюда, не на что смотреть. Уебаны, —  зло рычит Рид, толкая журналиста плечом, идя к своей машине. Он не взглянул на парня, точнее на то кровавое пятно что от него осталось. Смысл? Прожигающий взгляд ему будет ещё месяц сниться, таблетки он категорически откажется пить —  быстро привыкнет, а слазить с этой херни год, только ради того чтобы поспать пару недель нормально, ему бы не хотелось. Ехать в участок? Надо бы, заполнить там бумажки, отчитаться перед начальством в жалкой попытке скрыть дрожь в руках. Он в норме. Просто плохой день. 
Остаток дня он проводит глядя в монитор, с открытым чистым бланком. В голове не каша, в голове звенящая пустота, ему нужно выпить. Нажраться в г-но, чтобы на дня два выпасть из жизни. Он даже готов взять больничный за свой счёт только бы отключиться от всего этого. Крутиться на кресле, а после резко хватается за стол. Нет, даже такие идиотские способы себя смотивировать не помогают настроится на работу. Устало проводит ладонью по лицу в жалкой попытке смахнуть с лица усталость. Ну да, как же, это же всегда работает. Ха. Благо подкидывать монетку и решать, а куда же ему поехать не приходиться. Знает он одно местечко, идеально подходящее для данной ситуации на самом деле.
Машину он оставляет возле дома, ловит такси и едет в бар где может чувствовать себя почти как дома. Никто не будет докапываться и всем, собственно говоря, вообще на твоё существование, разве не идеальное место, чтобы как следует нажраться?
  — Хэй приятель, как твоё ничего? —   замечая Шакли, спрашивает Рид разом опрокидывая в себя уже второй стакан виски. Да, он бывал здесь редко, иногда даже не покупал алкоголь просто приходил расслабиться, послушать музыку и отключиться от реального мира который оставался за дверью паба. Сегодня он готов говорить о погоде, бабочках и котиках, сплетничать как пидорас про других пидорасов только бы выкинуть из головы тот утренний пиздец.
    — Я вот решил приобщиться к радостной толпе. Думаю, а почему бы и нет то? Все дела бросил и давай сюда, и совершенно не прогадал ведь!

0

13

Форум: one percent
Текст заявки: м+м darce montgomery/bill skarsgard

второе лицо - персонаж, которого ищу. третье лицо - мой.

— алкаш, мудак и просто красавчик—
https://78.media.tumblr.com/4a7179a02b22446eb9dd881a407409b3/tumblr_p7gyl8j1F11u607uio6_500.jpg
*darce montgomery


Твой покорный ангел снова пьян.
Твой покорный ангел снова пал.
Бредёт по пустынной улице шоркая ногами о холодный асфальт. Он обещал бросить курить, пить, дышать, тебя... Но опять не смог, опять опустил руки томно вздыхая, туша бычок о обшарпанною стену.
Свою стигмату в области ребер он называет твоим именем, так безрезультатно пытаясь стереть тебя из своего разума. Бессмысленно, бесполезно и слишком просто - он никогда не выбирает короткие, легкие тропы.
В голове рисует абстракции, где твоя рука в его руке, где мурашки по коже, где тот поцелуй, разжигает пламя в его желудке, и он возгорается вечным бессмертным огнем.
Ошибка.
Впрочем, как и всё его существование.
Его путь давно выучен наизусть. Обещает не вернуться, но всегда возвращается [не всегда]. Врывается с громким треском, ураганом переворачивая всё, что встречается на пути. Делает безразличное выражение лица - недоразумение и всё же. Но где-то в груди начинает трещать. Слишком сладкая ложь, через чур приторный самообман.
Смотришь ему в глаза и говоришь, что любишь, что это нормально, что не стоит убегать от себя. Но он бежит, топиться в очередной кружке дешевого пойла, а потом вновь рисует узоры на твоих запястьях, проводит кончиками пальцев по линиям судьбы и нежно целует в макушку.
А на утро вновь исчезает.
Будто сон.
Будто вновь привиделось.
Будто когда-нибудь все это закончится.
И именно так и случится.
Однажды он исчезнет, не придет в течении недели, не позвонит пьяным, не скажет как ему хуево и не расскажет тебе, как под рассвет вновь слагал о тебе стихи.
И неистовая боль пройдет по нервным окончаниям, и галлюцинации станут ярче, и он не протянет руку помощи.
Он топит. Топит свои чувства. Топит тебя в холодной реке в глубине своего сознания. Ненавидит за что-то, сам не знает за что. Вспоминает каждый шрам на своем теле оставшийся при вашей первой встрече - бессмысленную борьбу и внезапно возникшую страсть.
Пытается вычеркнуть.
Вырвать.
Разбить.
Ничего не чувствовать.
Т щ е т н о.


i want to tell:  устал искать своего человека, просто приди и будь активным. внеигровое общение, дружба по енетику, пиздострадания все дела.

Ваш персонаж:

информация о персонаже

зорькой ночной и тихой,
которую скрыл туман,
рукой бережно складывал утро
закрывая глаза н а  о б м а н.

Громкий крик бьет по ушным перепонкам и вновь бросает в дрожь, я не знаю, когда это закончится или закончится, когда-нибудь вообще. Но каждый раз больно как в первый: изо дня в день, вместе с родительскими криками, что-то внутри меня с громким треском ломалось. Руки трясутся, но мне удается нащупать старый плеер и наушники, которые явно были велики для шестилетнего мальчика, но они безумно мне нравились, ведь это был подарок отца  — единственный подарок, за все годы моей жизни, наверное, большего я попросту не заслуживал [конечно же нет, просто он  — был конченным мудаком]. Я прячусь под одеяло и громко включаю музыку, маленький мальчик, который заглушает скандал очередной песней металлики, двигая головой в такт музыки.

В школу я попал по счастливой случайности: просто отец проходил мимо учебного заведения [это было по пути к его подруге-алкоголичке, у которой он выпрашивал собственноручно приготовленное ею пойло, давя на жалость бедным малышом] и случайно вспомнил, что сегодня у его чада первый школьный день и когда все малыши уже собрались на линейке, в жопу пьяный отец, пришел в спортивный зал с криками: «ну что, собаки, я привел вам своего отпрыска, делайте с ним что хотите, мне похуй»,  — и пару раз споткнувшись поспешил покинуть двери школы. Я помню, как был растерян, оставшись стоять один посреди зала после выступления отца, а на меня недоумевающе смотрели сотни удивленных глаз. Отца, к слову, родительских прав так и не лишили, он всегда выходил сухим из воды, он был тараканом, который мог пролезть в любую щель, а мать была его маленькой марионеткой. До сих пор не понимаю, зачем ей вообще это было нужно. Глупая женщина, просто так просравшая свою жизнь ради мужика, который даже кончика мизинца на ее ноге не стоял. Она была его собачонкой на поводке, которая получала сполна, если начинала противиться хозяйским правилам. «Женщины падаль, сынок, нахуй их. Относись к ним, как относишься к лишайным кошкам на улице: захотел пнул, захотел в парашу кинул» — часто твердил мне вусмерть упитый отец, когда мне было около десяти, я же после данных его высказываний проливал слезу — ведь животных я любил намного больше, чем людей.

с потолка, что раскрашен под лето,
где грезы твои — дети всех полюсов,
я ломал себе  в ы х о д  в пурпурное небо,
как выход через висок.

Я помню, как попрошайничал мелочь возле супермаркетов и как меня избивали подростки, отбирая последние копейки. В поисках еды, в десять лет я научился воровать: все началось с небольшой чесночной булочки в супермаркете, мне очень повезло, что камеры в тот день не работали и никто не смог лицезреть, как маленький паразит заталкивает хлебное изделие в кармашек своей грязной куртки. Затем кражи были посерьезнее: хлопья, гранола, чипсы, а потом и вовсе в ход пошли слабоалкогольные напитки. Пить я начал в тринадцать, именно тогда я стащил с магазинчика у парковки бутылочку светлого пива, конечно, после первого глотка я сперва поморщившись его выплюнул, назвав это пойло «ослиной мочой». Все изменилось, когда в моих руках оказалось темное пиво и пачка черного мальборо. Если вы когда-то видели четырнадцатилетнего пацана в наушниках на пол лица, сидящего на проезжей части недалеко от города с бутылкой пива в руках и напевающим die die my darling, еще и пританцовывая, то не сомневайтесь — это был я.

Мне было семнадцать, когда я зашел к маме на кухню и сказал: «пока, мам, всего хорошего я ухожу, надеюсь все будет хорошо». И этот диалог невзначай стал лучшим за всю мою жизнь: «до вечера, каин», «но мы больше не увидимся, ма», «и не забудь надеть шапку!»  — так я до конца осознал, что не только моему отцу было насрать на меня, но и этой женщине тоже. Или он, просто на просто, за все их скандалы вышиб ей мозг окончательно. Помню, как собрал рюкзак, перешагнул своего пьяного батю, который валялся на пороге дома и ушел. Ушел навсегда, поклявшись не возвращаться назад в Мюнхен. Я навел справки о дедушке, который проживал в Амстердаме и попутками начал свой путь в новую жизнь, надеясь, что он не помер от старости, а просто положил болт на своего сына-алкоголика, поэтому и внуку присылал открытки лишь на праздники.

«Ебать — копать, младшенький кёниг!», — казалось еще секунда и этот дряхлый старичок потеряет сознание, но он устоял на ногах и попросил меня войти, сходу предлагая пиво, ну я конечно же не отказался, какой дурак вообще от такого откажется? Наушники на шеи, музыка эхом проносится по комнате, а старикан рассказывает, как я похож на отца: «не дай бог» — мысленно перекрещиваюсь я. Он позволил мне остаться жить с ним, взяв обещание, что я буду следить за домом и не дам этой старой лачуге рухнуть, и он даже пристроит меня на лесопильню, где работал он сам. Я вежливо отказался и сказал, что сам найду себе подработку и денег с него требовать не стану, после чего дед расслабленной выдохнул и начал радостно покачиваться на своем кресле-качалке.

окунаясь в печали истоки.
ты кричишь как обычно, без шума,
ведь тебя тут никто  н е  у с л ы ш и т.

Три года полной прострации и отрешенности от этого мира: старая гитара дедушки и тексты песен левой рукой, вырисовывающиеся на потрепанных пожелтевших листах бумаги, новые подработки, отсутствие образования, легкие наркотики, видеоигры и произведения шекспира. С дедом мы сжились благодаря тому, что по большей степени нам обоим было на друг друга похуй. Я получал деньги покупал нам бухло и еду, он платил налоги, остальные деньги прятал невесть где. Все было бы замечательно, если бы не одно 'но' звонко сопящее в соседней комнате — надоедливый квартирант, просачивающийся в моё личное пространство, резко переходящий зону моего комфорта.

Отвращение к людям, ненависть к миру, отрицание бога и моральных устоев — трудное детство послужившие фундаментом к необузданной агрессии ко всему, что меня окружает и лишь три фактора, помогающие заглушить злость и придать моему состоянию хоть какой-то смысл: алкоголь, музыка и дворовый пёс по кличке «принц» —  делают, в какой-то степени, меня лучше.

Пример вашего поста:

Пример поста

между многоэтажек и суеты
я нашёл тебя — луч красоты
ты была нереальной я хотел
каждый день рисовать на холсте

Скрежет вилкой по тарелке проходит по нервным путям и отдает в челюсть. Кайн слегка морщится, но трапезу свою не прерывает — такое ощущение, что он не кушал уже долгое количество времени. Так оно и было в последние дни его ключевым питанием был алкоголь и гашиш, впоследствии, вместе с желчью, пытающие выбраться из его организма. Непрекращающееся похмелье он лечил все тем же, придерживаясь позиции: 'клин вышибают клином'. И, наверное, если не эта случайная встреча — то еще сутки, а то и меньше, то Кёниг ютился на белых простынях под капельницей в одной из лечебниц этого города. Но вот она — его ангел-хранитель, внезапно сошедший с небес и накрывший его своим крылом. К тому моменту Кайн не подозревал, что Ева — совсем не то невинное существо, каким он тщательно, самыми блеклыми масляными красками, на холсте, вырисовывал ее в своем разуме. Она скорее была гарпией, которая привела его прямиком в адское пекло. Но Кёниг сам не был святым, поэтому сейчас он чувствовал себя в своей колее, он становился частью этого чуждого ему раннее дома, своим запахом пропитывая бетонную коробку, оставляя в ней микрочастицу себя.

Пища попадает в пустой желудок, постепенно насыщая изнеможенное тело. С каждой секундой Кайн расцветал прямо на глазах: словно пустивший свои ростки цветок, пытающийся пробиться наружу и вот, уже можно было лицезреть первые лепестки. Он выдавливает из себя улыбку, услышав голос Адама, просачивающийся в его ушные перепонки и оставлявший след в разуме парня. Интересно, каким этот голос был при жизни? И что с ним стало сейчас?  Какая у него история и удастся Кайну когда-нибудь ее услышать? Кёниг надеялся, что да. В глубине души он желал, чтобы их первая встреча не стала последней, он впервые за долгое время, был готов протянуть человеку руку. Хоть это весьма на него не похоже, но все же, он не мог отрицать заинтересованности в Адаме, как в личности. И теперь, озадаченный его вопросом, Кайн сперва разжевывает пластилиновую еду, которая никогда не сравнится с творениями его никчемной матери, но, когда ты голоден — даже известка будет приятна на вкус. Поэтому он не морщится, а даже наслаждается, а потом наконец-то начинает слагать слова в предложения.

— Ну у вас тут достаточно уютно, — артистично проводит взглядом вдоль стен с изрядно красивой отделкой, бросает редкий взгляд на глянцевый потолок и мигающие лапочки на нем, делая оценивающее выражения лица: — мне нравится, сразу видно — у человека, подбиравшего интерьер неплохой вкус, наверное, это твоих рук дело, Ева? — улыбается ей и пожимает плечами, а потом вновь устремляет свои глаза в тарелку с едой, нанизывая на зубчики вилки макароны. Вопрос Адама вгоняет его в ступор. Кайн относился к тому типу людей, которые не могли глагольствовать о себе, максимальная характеристика, которую он мог себе прописать: ‘конченный мудак' и, возможно, в этих словах где-нибудь и затаилась правда, но все же, в большей степени — это откровенная ложь. Он привык к своим многочисленным маскам, он так хорошо вжился в роль мерзавца, что мрак поглотил когда-то светлое, чистое сердце, и лишь в строках своих песен он всегда оставался собой: парнем, который готов был возлюбить ближнего своего, но отречение и многочисленные ножевые не оставили в нем доверия, пробудив необузданную ненависть к себе подобным. И если бы Ной построил ковчег, то для Кайна в нем бы не было места — для такой твари пары нет, а значит и смысла для его выживания тоже. А вот сравнение с псом — для парня совсем не оскорбление, а что-то ближе к комплименту, поэтому уколоть его не получилось, с какой-то стороны даже жаль. Ведь Кёниг был зависим от новых эмоций, но нападать на своего собеседника он не собирался, лишь ехидно улыбается в ответ, озаряя тусклый комнатный свет.

— Интересно, сколько процентов населения этой планеты с уверенностью смогут ответить на поставленный тобою вопрос, — задумчиво выдыхает и все глубже уходит в себя. Ведь по всей своей сути он — никто, биомусор по великой случайности выброшенный на землю. Сперматозоид отца-алкоголика, обогнавший остальные и поселившийся со своим братом в яйцеклетке матери, а после уничтоживший свое самое родное — брата-близнеца. Кёниг не любил кому-то рассказывать печальную историю своего отрочества [именно тогда ему самому его повествовали впервые], она вообще редко уходила за пределы их дома, лишь отец по пьяни любил кричать на все окраины города 'смотрите — это Кайн — окаянный, убившей своего брата Авеля — блядский паразит' — в такие моменты младший Кёниг хотел перевоплотиться в страуса и зарыться головой в асфальт. Но, увы, ему не были подвластны подобные фокусы, посему маленькие детские глаза изумрудного цвета заполнялись слезами, пошмыгивая носом и тихо завывая, как маленький щенок, которого обидели жестокие хозяева, бежал, как можно дальше. А на утро под вой сирен его находили позади соседней пятиэтажки, расположенной неподалеку от дома где он жил. Отец не извинялся, заливался смехом сумасшедшего, а потом прокашлявшись выдавал: 'а вот и сосунка вернули'. Если бы Кёниг был героем сказки, то этой сказкой была — маугли. Он рос вместе с дворовыми псами, которые были для него той самой 'семьей' о которой писали в книгах: сам не съест, но последнюю корочку хлеба, отмоченную в молоке он относил им — самым близким для него по духу существам. Эта одна из тех историй, которую он никогда никому не расскажет, а лишь спрячет на верхней полке пыльного шкафа и будет хранить её до конца своих дней. И вот сидя в компании еще чужих и таких далеких, но в тот же момент крайне близких, для себя людей, он не знал, что же ему вообще можно им рассказать? Лабиринт его души — слишком замудренный и стоит войти, как ты заблудился навсегда, и лишь разрушив стену ты сможешь найти выход наружу, увы, под этот грохот распадалось и что-то внутри Кайна и никому не было подвластно вновь сложить кирпич за кирпичом так, чтобы стена взвелась также идеально, какой она была до этого.

— Я художник, — первая глупая мысль, пришедшая в голову парня и являвшаяся полной ложью, но произнес он это с такой уверенностью, что даже незримый смог поверить его словам: — все так неловко для меня вышло, просто я в Амстердаме впервые. Я — немец, — единственная фраза, которая станет правдой сегодня вечером. Ему нравится его новая роль, его соблазняет возможность быть тем, кем он не являлся раннее. Сейчас он решил поиграть в импровизацию, и даже он сам не знает, что может выкинуть в любую последующую минуту все что придет на ум. А почему бы и нет? Ему не нравилось то, кем он являлся и, вероятно, Адаму тоже не будет интересен обычный мальчишка с улицы. Он сам принял для себя миссию: во чтобы то не стало, заинтересовать мужчину и вывести его на жизненный диалог, узнавая самого Адама и избегая своей истории. — Шёл с выставки и наткнулся на кофешоп, после третьего кекса, лишь удалось понять в чем загвоздка. Но на ошибках учатся. Очень рад, что меня нашла такая принцесса, сердечно благодарен ей, — устремляет свой хитрый взгляд в сторону Евы и подмигивает, наблюдая, как та буквально растекается по полу, затем возвращает свой взор на Адама: — А кто ты? Похож на героинового торчка. Выглядишь даже хуже, чем я сегодня. Левый уголок губы приподнимается в наглой усмешке. Можно ли узнать человека лучше, чем через его эмоциональный порыв? Вот и Кёниг решил, что стоит попробовать.

Отредактировано ртуть (06-08-2018 21:53:51)

0

14

Текст заявки:
Такое дело, капризная душа ролевика скулит и ноет, требует постов. Хочется игры в чистом виде, нефильтрованной и вдохновляющей. К сожалению, я не смогу стать для вас партнером во всех смыслах этого слова, тем самым сказочным персонажем, о котором все говорят, но мало кому повезло его увидеть хд Зато у меня масса других достоинств. Не полезу в душу без спроса, не потащу скакать со мной от одного форума к другому, не жду слепой преданности и не веду счет вашим партнерам. Нет привычки надоедать, вешаться, долбить и клянчить посты. Легко вхожу в положение и осознаю, что реальная жизнь превыше виртуальной. Хочу осесть с хорошо продуманным сюжетом на форуме, который нам двоим приглянется. Хочу долго обсуждать персонажей, хочу смаковать их переживания между строк, хочу погрузиться в придуманную нами историю с удовольствием. Если читая эти строки вы мечтательно закивали, продолжайте читать хд
Ладно, пропустим ту часть, где космические корабли бороздят Большой театр, и поговорим обо всем по порядку. Для начала, ищу в основном М для Ж. Играю только гет (правда, недавно закралась мыслишка попробовать в фем, пока гипотетически). А если сыграемся? Махнемся полами? Так вот.
У меня есть парочка сырых задумок больше на персонажей, чем на сюжет, так что в этом смысле у нас развязаны руки. Давайте из хотелок соберем конфетку, чтобы каждый остался доволен результатом. Вообще, могу в драму, могу в комедию, но мне нравится, чтобы персонажи постоянно преодолевали какие-то сложности. Скучно, когда все сладко и гладко. Лучше, чтобы грустно и не вкусно.
Первая мысль, которая уже давно сидит в печенках и не отпускает, это желание отыграть зрелых персонажей. Возможно, это семейная пара, а возможно, они уже успели разойтись или только в процессе развода. Возможно, у них есть общие дети и длинная сложная история в прошлом, их связывают общие воспоминания, которые можно развернуть на много-много эпизодов. Здесь не будет место экшену, детективу или триллеру, здесь все задатки психологической драмы и в том прелесть этой истории. Играть не переиграть хд
Вторая идея связана со знакомством двух людей с непростой судьбой из неблагополучного района. Их деятельность построена на беззаконии и произволе, они погрязли в криминале, грязных деньгах, проституции, запрещенных препаратах и т.д. Может получиться такая чернуха, где найдется место и для иронии и для сарказма. Будет любопытно опустить персонажей на социальное дно и посмотреть, как они из него выкарабкаются, одновременно взаимодействуя между собой. А может они будут из разных слоев общества? Вечный конфликт, пятое, десятое. Короче, есть, над чем подумать.
Намеренно не ставлю никаких ограничений, есть только несколько желательных внешек и для первого и для второго сюжета, подбирала основательно) Но они не окончательные и не обязательные, всегда можно обсудить и договориться. Если честно, я визуал от макушки до пят, мне важно модное оформление (цитатки и картинки, да), важна красивая подача, а не только содержание. Обращаю внимание на опечатки и запятые, естественно слежу за своей грамотностью. Так что если вы отправляете посты, не перечитывая, срочно начинайте это делать, хотя бы из уважения к соигроку. Вы делаете глазам больно хд В объемах мой потолок около 12к символов и ниже, но меньше 3к уже не смогу. Пишу от любого лица (от второго умею, если нужно). В базовую комплектацию также входят посты 2-3 раза в неделю, вдохновляющая музыка, видео и персонажная графика, которую смогу подкидывать по необходимости.
Вышло немножко сумбурно, за подробностями очень жду в лс)
Пример вашего поста:

бомбалейло

- Золотую подвеску, - отзываюсь я тихо, присаживаясь на корточки, заглядывая под каждый кухонный стол и практически ползая по полу на четвереньках, - Точно помню, куда ее положила, но ее там нет. Как сквозь землю провалилась, магия какая-то, - закусив губу, выпрямляюсь на ноги и принимаюсь обшаривать все нижние и верхние шкафчики, не побрезговав даже заглянуть в холодильник. Хм. Ну да, все эти сверхъестественные штучки уже давно начали сводить меня с ума. Я была настолько увлечена поисками, что даже не сразу поняла, что вновь забыла о своем обете молчания. Знаете, почему я намеренно убегала от всех разговоров с Ником и все это время избегала всяческих случайных встреч в разных комнатах? Потому что боялась вопроса, поставленного ребром.
Что прикажете мне делать? Устраивать истерики, захлебываться в слезах и перебить всю имеющуюся в доме посуду?! Искать правых и виноватых, устроить грандиозный скандал по всем правилам и со всеми вытекающими последствиями? В таких ситуациях наверняка принято вести себя, как ревнивая испанка в мыльных сериалах, то есть делать из себя последнюю жертву, бедную несчастную овечку (только я тоже ощущала на плечах груз вины, причин для нее нашлось больше, чем достаточно). Да, наверное, так было бы намного проще - выпустить все пары за один раз и облегчить наконец душу. Как бы я сейчас хотела чувствовать себя кипящим электрическим чайником на плите, готовым вот-вот взорваться в любую секунду... Но я даже не в состоянии понять, действительно ли во мне сидит какая-то тупая злоба и она настолько тупа, что ее трудно обнаружить? Или может быть это всего-навсего обида? Скорее всего я застряла где-то между, на перепутье у камня, указывающего на разные дороги, в конце каждой из которых - неизбежный тупик. Застигнутая врасплох и загнанная в угол, упускаю из рук в раковину баночку из под крупы. Проклятье! На секунду замираю, вдыхая побольше воздуха в легкие и резко оборачиваюсь к Нику:
- Что ты хочешь от меня услышать?! - отмалчиваться, может, и не было лучшей затеей и это напряжение нас вымотало.. Похоже, что натянутая до отказа струна наконец лопнула. Развожу руками и откидываю в сторону полотенце для рук, которым собиралась смахнуть в раковину остатки просыпавшейся крупы. - Что меня выворачивает от одной только мысли об Адалинде? Или что я не знаю, что будет дальше? И снова припоминаю прежние обиды, а по-хорошему надо бы уже выкинуть их из головы куда подальше, в мусорный контейнер и поставить точку во всей этой дикой истории раз и навсегда. Подходящий момент настиг, когда его не ждали. Ладно, сейчас будет разговор не из простых. Невозможно прятаться от этого мгновения вечно, оно бы бродило за нами как тень и не давало покоя.
- Я не злюсь, - устало признаюсь я, опуская руки и тяжело вздыхая, - я.. нахмуриваю брови и опускаю потерянный взгляд в пол. А что я? Наверно правильнее было бы взять на себя роль пострадавшей, принять наступательную позицию, размахивая руками и показывая пальцами, обвинять Ника во всех грехах и всех своих бедах. Но загвоздка в том, что по сути я не могла найти ни одной объективной причины для обвинений, имеющих под собой твердую почву. А колебать воздух просто так - пустая трата сил, которых у нас и так уже совсем не осталось. Мы оба здорово устали. - Мне совсем не хочется искать виноватых, их просто нет. Понимаешь? - выдохнув взволнованно проговорила я, заламывая пальцы, - Раньше я никогда не могла даже подумать, что все это может произойти именно с нами.. Сколько раз за последние несколько дней я произнесла эту фразу? Вспомнились долгие и тоскливые вечера, проведенные в компании подруг за оплакиванием или утешением очередной брошенной женщины очередным "подлецом". И вот в один из таких вечеров между нами завязалась откровенная болтовня, какими обычно занимают себя девушки, если не заняты полосканием чьих-то косточек. Как сейчас помню, тогда я не долго думая без малейших колебаний заявила, что какими бы ни были "смягчающие обстоятельства" факт предательства навсегда останется фактом, и приговор в таком случае только один - "не простить, нельзя помиловать". "А что бы ты тогда сделала, если бы это произошло между тобой и Ником?" - смеясь спросила меня невзначай одна знакомая коллега, а я настолько доверяла ему, что не смогла даже представить себя в таком отчаянном положении, а потому лишь пожала плечами и забыла обо всем уже на следующий день. А сейчас обстоятельства были настолько обескураживающими, что до сих пор не укладывались в голове аккуратной стопочкой. - А сейчас.. Это как снег на голову, - присаживаюсь на столешницу и облокачиваюсь на нее руками, нервно улыбнувшись (совсем не из-за того, что хотелось смеяться, просто здесь явно прослеживалась какая-то злая ирония или чья-то жестокая шутка), я закатила глаза и со вздохом откинула голову назад, будто ожидая прочитать на потолке какую-то подсказку. - Нам нужно время, Ник, - и отдых. Делаю пару шагов в сторону Ника и примирительно смотрю на него снизу вверх. Надеюсь, он уважает мое мнение и потому поймет меня. Готова поспорить на что угодно, не такой ответ он хотел услышать. Хотя.. может быть и вправду лучше сейчас взять передышку, побыть на расстоянии друг от друга, а не щекотать нервы своим неизменным присутствием рядом под одной крышей? - Ты же не думаешь, что все может быть, как раньше? Ты же не думаешь, что у меня получится вот так просто взять и сразу оставить все в прошлом, по-прежнему доверять тебе? Кого я так старательно и усердно пытаюсь убедить? Ника или вероятно себя? Чтобы избавиться от дальнейших метаний, перевожу дух:
- Лучше помоги мне собрать вещи. Ну же, ведь мы оба понимаем, что так будет лучше. Эти слова звучат в моих ушах примерно так же, как приговор в суде, - Такси вот-вот придет, а я потратила кучу времени на эту подвеску. Торопливо говорю я не по теме и снова принимаюсь бродить из комнаты в комнату, чтобы в миллион первый раз проверить, все ли лежит на своих местах и в своих карманах. Сборы заняли еще как минимум пол часа, которые пролетели настолько незаметно, как пролетает одна минута.
Когда под окном послышался гудок ожидающего внизу такси, я надевала свой пурпурный плащик и методично давала последние наставления, стараясь своей непрерывной болтавней скрыть свою нервозность. - Если решишь что-нибудь себе приготовить, постарайся не спалить дом, - выходя на крыльцо и быстрым незаметным движением смахивая ладонью слезу со щеки, шмыгаю носом я, стараясь разрядить атмосферу. Какие тут существа? Гораздо большую опасность для Ника представляла кухонная плита. Знаю я, какой из него повар. - И еще, как только будут какие-нибудь новости от Розали и Монро, звони мне, ладно? - спускаясь по ступенькам к машине взволнованно тараторю я, отвлекаясь от самого главного. Молчу, сглатывая ком, ставший поперек горла, и наблюдаю, как мои вещи отправляются в багажник машины, а сама задумываюсь о том, о чем сказала себе несколько дней назад. Я решила, что не смогу уйти... Тогда почему же сейчас я поступаю с точностью да наоборот? В моей голове как будто лампочка перегорела, хрустнула, щелкнула, лопнула. Открыв дверь такси, вдруг поворачиваюсь к Нику:
- Ты правда думаешь, что так будет правильно?

+2

15

Форум: http://pixels.rusff.ru/
Текст заявки:
http://pixels.rusff.ru/viewtopic.php?id … 2#p1921009
- ищу своего любимого ублюдка, внешность на выбор Tom Hardy или Ryan Reynolds, они же просто мега круты!
-Это всего лишь набросок, чего бы мне хотелось, но все обсуждается и только рада буду вашим идеям.

Это просто ядерная гамма из самый резких граней. Нас будет бить о бетонные стены крайностей, мы впадаем в ярость искажая реальность. Отвергая чувства, но при этом, топим собственную страсть и ненависть в друг друге. Злость и нетерпение станет основой ко всему, гнев придаст астральный эффект остроты, но обжигающие притяжение будет каждый раз оставлять алые следы на нашей коже. Заполняя неведанными чувствами каждую золотистую клеточку наших тел. Пройдет не мало времени, прежде чем мы поймем какой ад бросили к ногам, но и в тоже время распростерли бесконечный нейронный рай. Слепое упрямство слишком сокрушает, и возводит гранитные преграды вокруг нас, но то, что пробуждается внутри с каждым очередным касанием, и мягким шлейфом пронизывающего взгляда, заставляет тихо таять на пути, по тонким нитям мимолетной феерии. Отрицая очевидное блаженство, покоряясь боли.
Ты всегда будешь стремиться подчинить и лишить свободы, не важно какими изощренными способами. То бросаешь и отталкиваешь, то не даешь уйти. Унижаешь и возвышаешь, играя на тонких нервах моего воспаленного сознания. Как бы я не желала избавиться от тебя, каждый раз возвращаюсь обратно, запирая тебя в своем сердце на замок. Мы сами выбрали этот путь, и неизвестно куда нас это приведет. Либо один сломает другого, либо сломаются оба.
-Историю можем придумать вместе, к тому же, возможно ты захочешь нечто иное, я открыта для любых интересных идей.
-Историю персонажа оставляю твоей яркой фантазии. Но его профессия или дело должны закалять и подчеркивать характер.
-Хочется его видеть, сильным, эгоистичным, властным, жестоким, не терпящим непослушания. Человеком который контролирует не только свою, но и жизнь моего персонажа. Короче мужик с яйцами.
- В отношениях нет места ванильной и сопливой романтики, это проверка на прочность обоих, и постоянные жестокие игры и изощренные пытки. Вроде они не могут существовать в опасной близости, но и без друг друга не могут. Словно мазохисты, выводят друг друга на эмоции, не важно какие, главное сама суть, никакого равнодушия. Эта словно наркотик для обоих. Хотя бывают яркие и более приземленные периоды отношений между ними.

Ваш персонаж: 
мой персонаж Сартана Саммерс (Джессика Альба), 28
- пианистка, преподает в муз. школе
- несколько лет назад из-за несчастного случая (пожар, может кстати и по вине вашего персонажа.) потеряла зрение, ждет донора по пересадки роговицы. 
Пример вашего поста:

Пример поста

Я откинулась на спинку кресла, и закрыла глаза, заставляя каждую мышцу в своем теле расслабиться и просто отдохнуть. Сказать, что сейчас я чувствовала себя плохо, это ничего не сказать. Поэтому выражусь куда более точно. Хуево. Очень блять хуево. Стрелки часов приближались к полуночи, и этот факт меня мало заботил. Открыв глаза, бросила взгляд на разбросанные листы бумаг по моему столу. Обычный беспорядок к концу месяца. Столько всего нужно было сделать, а сил уже не было. Весть о том, что миссис Вайлдер скончалась от сердечного приступа окончательно доконала. На ряду с проблемами которые  меня заебали в повседневной и личной жизни, прибавилась еще одна. Главный спонсор приюта отчалил в мир иной и даже сука не предупредил. Хотя смерть это печально, и старая грымза, единственно к кому относилась нормально это к животными, и не понятной до сих пор по какой причине. Около 10 лет она исправно вносила кругленькую сумму зеленых, щедро жертвуя на благотворительность. Хотя в жизни та, еще была конченная стерва. Тем не менее, если в течение следующего месяца не найду новый источник, придется либо сократить численность питомцев, против чего я категорически против, либо принять предложение того недоноска о лечение собак после боев.
-Дерьмо.
Выдыхаю это приторное слово, которое так четко описывает все происходящие вокруг меня. Поднявшись с кресла, я медленно подошла к окну, за которым располагался весь остальной мир. И сейчас улица была такой тихой и умиротворенной, что казалось, будто время остановилось. Обернувшись назад, ультрамариновый взор скользнул по унылой и простой обстановке моего кабинета. Он в разы отличался от того, что был в частной клиникев центре города. Как и питомцами, так и людьми. Здесь все делала с душой, а там руководствовалась лишь хорошей заработной платой. И хотя половина моей зарплаты уходила в приют, этого катастрофически не хватало, и из-за ублюдства людей, а так же их равнодушия, таких как я, было слишком мало. А люди издевавшихся, выкидывающих на улицу беззащитных животных, было во много раз больше. А, таким как я, после, всегда приходиться вкладывать все свои силы, чтобы спасти жизнь и пристроить после в добрые руки. К концу недели, проблем лишь прибавилось, и моя злость уже перешла в режим тихой ярости, и сейчас мне хотелось просто убивать или разнести к чертям весь этот кабинет. Но, я лишь безмолвно обхватила себя руками и растерла уставшие плечи.
Пора домой.
Эта клиника была маленькой и работала в дневное время в основном, и здесь по счастливой случайности не было животных на стационаре, и не требовала круглосуточного дежурства. Завтра предстоит новая встреча с очередным потенциальным инвестором. И нужно хотя бы привести себя в порядок, а не выглядеть так, словно меня отымела рота солдат и я не спала при этом пару недель. Сложив все бумаги в папку, я оставила ее на краю стола, выключив свет, и направилась к выходу, по дороге надевая на себя куртку.
Выйдя на улицу, поежилась от легкого мороза. Погода все равно в целом оставалась не такой уж и холодной, и вполне позволяла гулять пешком. Моя машина до сих пор была в ремонте, так как я умудрилась довести коробку до тотального обморока, вместе с подвеской и какой-то еще неведомой мне херней. К тому же, ни одного такси не было в поле моей досягаемости, решила прогуляться по ночной Филадельфии. И немного проветрить воспаленные извилины в черепной коробке. Я успела пройти почти  квартал, и до дома оставалось еще 4. Прежде, чем поняла, что мой путь проходит мимо неизвестной мне забегаловке которая явно только что закрылась. А на входе продолжали стоять три незнакомца, которые громко смеялись допивая почти опустевшую бутылку дешевого пойла, задирая друг друга. И явно прикидывали, как еще продолжить эту ночь. Парням было весело, а неадекватность их поведения заставила перейти дорогу, и свернуть за угол, чтобы не проходить мимо и остаться незамеченной. Но мой трюк не удался, и они последовали за мной.
Мне казалось, что мои ноги налились свинцом, а волнение, сменяющийся страхом распространился по всему телу проникая в каждую клеточку вместе с горячим потоком крови. Сердечная мышца уловила тревожный сигнал и стала качать багровую жидкость еще быстрее. Я слышала каждую брошенную мерзкую фразу в мою сторону. Понимая, что еще немного и мне придется сорваться, и броситься бежать. Но куда? Район не слишком был благополучным и находился вдали от центра. Люди здесь делятся на две категории, конченные отморозки и полуобморочные трусы. Которые никогда не видят ничего и никого. Даже если на их глазах будут расчленять их самих.
Шаги за моей спиной стали более отчетливыми и быстрыми, сокращая дистанцию. А голоса с приказаниями остановиться и развлечься с ними, становились все громче. В какой-то момент я не выдержала, и инстинкт самосохранения крикнул "беги". Один из ублюдков отрезал мне прямой путь к центральной улице. И мне пришлось свернуть в ближайший переулок. Мой взор отчаянно пытался зацепиться хоть за какой-то выход, в голове не было ни одной идеи. Лишь дикий животный страх, который просто направлял меня вперед. Я бросилась к единственной двери, но та оказалась закрытой, обернувшись, чуть не врезалась в мусорный бак, вновь ринулась вперед, пока путь не перегородила металлическая сетка отделявшая 2 смыкающие улицы. Пальцы врезались в нее, а в глазах застыл ужас. В нескольких метрах от меня, остановились и подонки. Я медленно развернулась к ним, понимая, что мне конец. Такие отморозки явно не оставят меня в живых. Да и денег нет, чтобы откупиться.
Пиздец.
Но так просто и легко я не собираюсь сдаваться. Один из недоносков кинулся в мою сторону, чтобы схватить, я пнула его по яйцам, и попыталась вырваться и побежать обратно, но второй уже схватил меня и тыльной стороной ладони ударил по лицу, меня откинуло в сторону к стене, и я ударилась головой. Громко взвизгнув от боли. Третий подобрал мою сумку и уже шарился внутри, в надежде найти что-то ценное. -Да, ладно тебе, мы только развлечемся. Его рука закрыла мне рот, а из его  пасти несло алкоголем и сигаретами. Рука шарила под моей курткой, пытаясь ее расстегнуть. Первый ублюдок очухавшись от моего пинка, ринулся вновь ко мне отшвырнув своего дружка, тут же ударил меня в живот, от чего я согнулась и вновь взвизгнула от боли, сползая вниз. Он схватил меня за волосы, и вновь пригвоздил к стенке. -Заткнись сука. Ты ответишь за это. Вновь замахиваясь для очередного удара.
Зажмурившись, и сжавшись в стену, напрягая каждый нерв в своем теле и натягивая его до предельной отметки, готовясь к очередной боли. Удерживая свое сознание в слабой попытке оставаться в режиме реального времени, и не выключаться.
Тишина.
Словно время остановилось на мгновение. Лишь назойливое мигание желтой лампы уличного фонаря, которая вот вот затухнет навечно, выдавала легкий треск.
Я услышала еще один голос, металлический и твердый, разрезавшись угнетающую тишину. Заставляя всех обратить на него внимание. Незнакомец удерживал двух собак, давая выбор ублюдкам. В полумраке блеснула холодная сталь. И это была большая ошибка одного из недоносков. Началась драка. Тот, что был с ножом отлетел в сторону, после мощнейшего удара цепью, выронив нож. Одна из собак набросилась на него, а вторая на того, кто держал мою сумку, пытаясь использовать ее, как оружие от острых клыков. Незнакомец схватил ублюдка удерживающего меня, и резко развернул к себе, занося оглушающий удар в челюсть. И вновь воздух разрезал визг, но уже собачий, мудак с сумкой, пнул бедное животное, и пес отлетел в сторону. Незнакомец ринулся к нему, а тот, что получил в челюсть уже очухался и подобрав нож, ринулся на незнакомца со спины. Занося очередной удар. -Осторожно! Я бросилась вперед, и толкнула ублюдка, тот отлетел, и вторая собака ринулась на него. Вцепившись в руку, и они оба свалились на землю. Разобравшись со вторым (у которого была моя сумка),  не успел обернуться и кинуться на третьего, как острое лезвие вонзилось в пса, моментально отбросив его в сторону. Все что происходило после, трудно было описать. Незнакомец словно обезумел, нанося удар за ударом. Второй так и остался лежать без сознания после стычки с ним, а первый боролся с псом, который все это время не давал ему высвободиться. Я бросилась к собаке. Мои руки лихорадочно осматривали рану. Зажимая ее рукой. -Господи. Тиши... тиши. Пес ели дышал, но даже раненым пытался защитить своего хозяина.
Чьи-то руки отшвырнули меня в сторону, перегораживая путь к собаке. Сыпля всевозможными проклятьями и матом. Я боялась шелохнуться, никогда еще не ощущала столько ненависти и ярости к себе. Когда наконец-то волна шока и оцепенения отхлынула, заставляя серое вещество в моем мозгу вновь работать и мыслить хладнокровно. Сжав руки в кулаки бросилась к псу и оттолкнула незнакомца. -Заткнись! Если хочешь, чтобы он выжил! И делай, что я говорю.  Он вновь попытался мне возразить. Заткнись твою мать! Я ветеринар! Схватив его руку, прижала к ране. -Держи! Не долго думая, я сняла с себя шарф, делая подобие жгута. После чего сорвала с себя куртку и расстелила ее на земле. -Помоги. Приподняв пса, мы уложили его и завернули края. -Возьми его, до клиники не далеко.
Мне было плевать на то, что я замерзла до смерти, выплеск адреналина все еще блуждал в крови, и притуплял все ощущения и чувства в моем организме. Я практически не чувствовала пальцев, пока пыталась найти нужный ключ и открыть двери. Матерясь не меньше незнакомца. -Я сказала тебе закрой свой рот! Вновь затыкая его. Попав внутрь -Оставь второго здесь махнув в сторону послушного пса, который всю дорогу не отставал от нас. Ринулась прямо по коридору в операционную, по дороге, открывая двери, направляя их. -На стол! Думать о нем было некогда, нужно было спасти пса. Я сняла с себя свитер оставшись лишь в одной белой майке, бросилась к аппарату,  вводя в горло собаки трубку. Заставляя отключиться, и избавиться от боли и выключиться. Тем временем, приказывая незнакомцу все так же удерживать рану. Животное ели дышало, мои движения были механическими и отлаженными. Анестезия подействовала, а через мгновение я уже подключила его к аппарату искусственного дыхания и все необходимые датчики, чтобы следить за показателями на мониторе. Оторвав его ладонь от раны,  разрезала шарф, зажала рану зажимами. -Там, в холодильники принеси 2 пакета с кровью. На ней должно быть написано Dog Erythrocyte Antigen - DEA1.1. Живее. Нацепив перчатки, я подвинула к себе столик с инструментами. Одновременно обрабатывая рану, и отдавая очередное приказание незнакомцу. -Вскрой упаковку трубки с иглой, и аккуратно вставь ее в катетер на лапе. Пакет зацепи за шест. А теперь выйди и сразу справа увидишь кабинет, там в столе в третьем ящике бутылка виски, и не мешай, дай мне спокойно сделать свою работу, и проверь как второй.
Прошел час.
Наконец, наложила повязку и сняла окровавленные перчатки, опираясь о стол, с облегчением выдохнула. Моя ладонь нежно погладила пса по голове. Аккуратно вытащила  трубку из ее пасти. С замиранием сердца прислушиваясь к дыханию. -Ты молодец. Все с тобой будет хорошо малыш. Удостоверившись, что все показатели в норме, накрыла его простыней. Я вышла из операционной, и зашла в свой кабинет. Бутылка моего "успокоительного" практически была пуста. Вторая собака тут же вскочила и зарычала. -Тиши мальчик. Выхватив  из рук своего спасителя бутылку, поднесла ко рту и осушила до дна. Игнорируя поток вопросов в свой адрес. -Все хорошо. Он поправится. Пойдем поможешь мне  устроить его более удобно. Пару дней, он побудет здесь, под моим контролем. После заберешь домой.
Спустя пару минут, я подготовила один из самых больших стеклянных боксов, и мы аккуратно расположили пса в нем. Его жизни ничего не угрожает, он быстро поправится. Благо рана не задела жизненно важные органы, он очнется к утру. И то пока что будет находиться под стимулирующими. Чтобы оставаться в лежачем и спокойном состояние, пока рана не затянется. Взглянув на его "брата", который стоял в дверях и смотрел на нас испуганным взором. - Второй не ранен?
Переводя взор на своего спасителя, замерла. Только сейчас мне удалось рассмотреть его более детально. Он все еще злился, но в глазах больше не отражалась ненависть и гнев. Рассматривая его лицо, не могла не признать, что он был одновременно привлекательным и опасным. Это чувство, все никак не покидало меня в его присутствие. И ощущение электрического и мощного напряжения, которое так и не ослабло, даже после того, когда я попыталась его уверить в том, что собаке ничего больше не угрожает.  Слова благодарности так и застряли в горле. И в воздухе повисла неуклюжая тишина.

Отредактировано grenadine (07-08-2018 21:10:54)

0

16

Форум: http://side.rusff.ru
Текст заявки: http://side.rusff.ru/viewtopic.php?id=5&p=3#p579424
Ищу самого лучшего в мире телохранителя, который украдет мое сердечко. Внешность Max Riemelt
Что я могу сказать кроме того, что ты невероятен? Я не знаю, чем ты занимался в прошлом, ты можешь быть военным, полицейским, или еще кем (разумеется, законным, кто в здравом уме позволит преступнику охранять дочь политика). Ник, мой старший брат, постоянно уговаривал меня нанять телохранителя, но я всегда была категорически против этого – во-первых, потому что тотальный контроль и отчет моей семье о моих передвижениях мне был не нужен, во-вторых – отпугивание журналистов и фанатов не всегда мягкие и любой неосторожный отпор может только спровоцировать конфликт. Но после случая в Африке брат словно с катушек сорвался и стал искать такого, который сможет стать надежно защитой его младшенькой сестры. Разумеется, это получилось не сразу, учитывая, как я изворачивалась от каждого предложенного мне бодигарда, и когда он все-таки нашел тебя (и сначала ты даже по его просьбе следил за мной тайно, ведь он прекрасно знал мой характер) и привел знакомиться – я тут же привычно послала вас обоих.
Но, как оказалось ты мальчик упорный и несмотря на отказ – продолжал что называется следовать за проблемным объектом, тем более учитывая, что объект симпатичный и тихий, если, конечно, не оказаться со мной один на один где-нибудь дома – тут есть вероятность узнать все что о тебе думают всякие противящиеся воли брата блондинки.
Кем я стала для тебя? Взбалмошной занозой, милой кисой, способной рассмотреть прекрасное даже в самом отвратительном, и взрывоопасной бомбочкой, которая умудряется попасть в различные ситуации – иногда нелепые, иногда комичные, а иногда и опасные из которых ее просто необходимо вытаскивать или же всячески ограждать.
Мы прошли все стадии: я тебя бесила, раздражала, тебе хотелось меня убить, а потом просто хотелось… обнимать, запереть в комнате и некуда не выпускать, только чтобы была рядом и улыбалась…
- От тебя хочется, чтобы ты был сильным, волевым, упрямым, таким который сможет проломить «фигурально выражаясь» упрямство дочки политика, завоевать ее сердце, и доминировать с умом.
- Общение и игры в том числе во флуде приветствуются)
- Идей для игр много, а учитывая, что мой персонаж крайне влипчив – встревать придется часто и со вкусом)
Ваш персонаж: Элеонор Рузвельт (Клер Холт), 28 лет, дочка политика, есть три старших брата (два из них политики, третий – бывший владелец борделя) и младшая сестра. Элли актриса, дамочка с характером и отлично умеет управлять окружающими, все кто с ней встречается частенько подпадает под ореол нежности и пушистости, но, давайте на чистоту – нельзя вырасти в семье политиков и быть сдобным тестом. У Элеонор есть стержень, так, она не сломалась, попав в плен находясь на миротворческой миссии ООН, да, конечно, испугалась, перенервничала, но не уронила лицо, как говорится. Учитывая то, какая ситуация в ее семье, два брата находятся в противных партиях (республиканцы и демократы) Элеонор умудряется сосуществовать со всеми в мире, что говорит в пользу ее гибкости. А… ну и конечно она чемпион по попаданию во всякие нелепые ситуации)
Пример вашего поста:

Пример поста

Пятилетняя Элли Рузвельт боялась темноты, и поэтому всегда засыпала со светом, но стоило ей проснуться среди ночи, как топот маленьких ножек непременно нарушал тишину погруженного в сон коридора, а затем тихий скрип двери в комнату Ника. Перепуганная девочка всегда бежала к брату, прячась в его объятьях от таких пугающих ее монстров, живущих во тьме.
Лиам постоянно дразнился, и объяснял малышке, что монстров в шкафу нет, и ей пора стать взрослой, и она верила, верила так, как может верить пятилетний ребенок в Санта-Клауса, фей и зефирного человека, то есть искренне и всем сердцем.
Семилетняя Элли Рузвельт боялась грозы, особенно ночью, когда молнии разрезали небо, и удары грома сотрясали все вокруг. Всхлипывая, она забиралась под одеяло с головой и плакала, накрывая голову подушкой, и мечтая, чтобы кто-то пришел и спас ее. В одну из таких ночей, проснувшийся Тео услышал плачь сестры, и долго успокаивал дрожащую девчушку, обещая, что всегда будет рядом, и защитит ее, и поэтому ей совсем не стоит бояться. И каждый раз, когда гроза снова сотрясало небо непогодой, парень приходил и сидел с перепуганной сестрой, гладил ее по спине и волосам до тех пор, пока Элли не засыпала. И она снова поверила в то, что гроза — это не страшно. Что рядом всегда есть и будут ее братья, которые защитят и все обязательно будет хорошо.
На девятый день рождения Элли, который они отмечали за городом, на природе, Лиам рассказал сказку про леприконов и фей, прячущихся недалеко у озера, и девочка пошла искать их. Идти было совсем недалеко, но постоянно отвлекающаяся на бабочек девочка умудрилась свернуть не туда и заблудилась, когда же на нее из чащи леса шипя выползла змея, девушка едва не умерла от страха. Перепуганную Элли к тому моменту уже искали, и услышавший крик сестренки Лиам, спас девочку от, казалось бы, обалдевшей от такого дикого ора девчонки. Это событие стало еще одним кирпичиком в стене сотканной из веры юной мисс Рузвельт в ее братьев.
Год за годом Элли Рузвельт росла, перерастала страхи: она больше не боялась ни темноты, ни грозы и даже ни раз прогуливалась под проливным дождем будучи сильно навеселе с Лиамом, ходила в лес, хотя страх змей и пауков никуда не ушел, но девушка верила, что и от этих страхов сможет со временем избавиться, перерасти или же спрятать как можно глубже, так, чтобы он не поднимал голову.
За двадцать семь лет жизни, Элли нисколько не растеряла своей веры в братьев, да и свой воспитанный строгим отцом характер и уверенность в его же словах: «Запомни, Элеонор, ты Рузвельт, а значит ты выше страха». Эти слова эхом звучали в голове девушки, сидящей на стуле в душной комнате. Ее глаза были закрыты, и она несколько раз судорожно вздохнула, ее плечо сильно сжали и встряхнули, отчего девушка едва не упала на пол. В любой другой ситуации она возможно зашипела бы от боли, но сейчас она не могла позволить себе этого, поэтому вздохнув в очередной раз, и почувствовав, как к ее виску снова прижимается холодное дуло пистолета, она внутренне сжалась. Ее затопили воспоминания о том, сколько уже раз за свою актерскую карьеру ей приходилось иметь дело с оружием, которым в нее тыкали или сначала наставляли, а потом стреляли, и каждый раз она знала наверняка, что все происходящее игра, нет никакой опасности, что вот сейчас прозвучит зычный голос режиссера: «Камера. Моторрр…» и она сыграет новую жизнь.
Камера была и в этот раз, только пистолет, и смотрящие на блондинку темнокожие мужчины, не были актерами. Террористы. Они хотели передать привет Америке и потому выбрали хорошенькую девочку, которая обязательно будет плакать в камеру и просить сделать все ради ее спасения.

***
Эндрю Рузвельт стоял у широкого окна, и хмурым взглядом смотрел на затянувшие небо серые тучи. Постучав, в кабинет скользнула симпатичная блондинка, и сев в глубокое кресло перед массивным дубовым столом, кашлянула, привлекая к себе внимание отца.
- Я слышал, что ты выписываешь спонсорские чеки различным организациям, - без предисловий заговорил сенатор, даже не поворачиваясь к дочери.
- Ну, если ты слышал, то какой смысл мне что-то об этом говорить, - Элеонора положила руки на подлокотники и вопросительно выгнула бровь: - Ты имеешь что-то против этого?
- Ты вольна тратить свои деньги так, как тебе заблагорассудится… Элеонора, я хочу, чтобы ты согласилась на предложение отправиться в миротворческую миссию ООН ЮНИСЕФ. Встретишься с руководителями детских домов, директорами местных организаций, дашь интервью и сделаешь фотосессии…
- Зачем? Я ведь и так выписываю… - начала было девушка, но мужчина только обернулся и строго посмотрел на дочь. Это был тот взгляд, которым Эндрю Рузвельт пригвождал взглядом своих противников:
- Не мне тебе напоминать о рождественском эпизоде, после которого нас всех терроризировали журналисты… Это было бы хорошим поводом напомнить СМИ о действительно важных вещах… - сенатор снова замер, глядя на дочь пронзительным взглядом, и Элли покачала головой – ее отец хотел получить внимание журналистов не привлекая при этом к созыву пресс-конференции, а сейчас выходило, что стоит ей объявить о миссии, как не только ее саму, но и все ее родные окажутся под присмотром объективов камер.
Покачав головой, Элли хотела было отказаться, но отец продолжил:
- Элеонора, ты должна думать о своей семье, о ее благополучии… - девушка мотнула головой, и мужчина замолчал. Вдохнув, она кивнула:
- Хорошо, когда мне нужно ехать? – спросила Элли, совершенно не желая куда-нибудь отправляться. И дело было даже не в том, что она боялась или же не хотела в рамках благотворительности посетить детские дома, она знала что дети будут искренне рады гостям и подаркам, но вот видеть надежду в их глазах, что их заберут – она не хотела рвать детские сердца, да и что уж темнить, Элеонора не хотела играть в политических играх отца, но ведь и выбора то особого не было.
Через три дня, уладившая бюрократические вопросы, мисс Рузвельт сидела на борту авиалайнера, уносящего ее в сторону жаркой Африки, и все равно была не рада своему путешествию. Все время пути ее сковывало какое-то беспокойство, внутренний дискомфорт, из-за которого девушка не могла ни есть, ни воды выпить. Ее что-то тревожило, и это что-то натягивало ее словно тетиву лука.
Пытаясь обдумать свое беспокойство, девушка пришла к выводу, что что-то грядет… Что именно, она не знала, и могла только гадать – упадет самолет со всеми пассажирами на землю или же еще что-то случится. Когда же они приземлились, только удивленно приподняла бровь, и закусила губу – беспокойство все еще присутствовало.
Что именно им приготовила судьба, она узнает несколько позже.

***
- Говори, ну… - проговорил на ломанном английском мужчина и ткнул Элеонор в висок автоматом, и девушка открыла глаза. Камера находилась в полутора метрах от нее, и Элли видела, как мигает маленькая красная точка, говорящая, что съемка началась.
- Добрый вечер, народ Америки, - на губах блондинки появилась тень улыбки, и когда ее снова ткнули в висок, продолжила: - меня зовут Элеонор Рузвельт. Я и мои товарищи отправились на северо-восток Нигерии…
В этот момент стоявший за камерой бородач гаркнул что-то на непонятном девушке языке, и стоящий возле нее с автоматом, убрал оружие и схватив Элли за волосы, резко дернул к себе, отчего девушка приподнялась, глухо зашипев, чувствуя, как от этой хватки ей выдрали пару волосков.
- Говори… по тексту, - ее снова отпустили, не забыв при этом ощутимо стукнуть по затылку, отчего у Элли на мгновение потемнело в глазах. Страх снова сжал тисками ее сердце, но она собралась и продолжила:
- Они хотят, чтобы им взамен на наше возвращение привезли оружие и выплатили выкуп… - в этот момент в камеру буквально ткнули бумагу с цифрами, а Элеонор продолжила: - Кроме нас они захватили нескольких детей из городского детского дома. Единственное, что я попрошу… чтобы дети не пострадали… они ни в чем не виноваты…
Последнюю фразу, Элеонор сказала на французском, лицо ее было спокойным, и казалось, что она совершенно не напугана. Она знала, что рано или поздно этот ролик увидят ее родители и братья, и возможно это будет последний раз, когда они увидят ее… И она не хотела чтобы ее близкие запомнили ее напуганной девчонкой, она должна остаться в их памяти как сильная женщина, Элеонора Рузвельт, а не маленькая и беззащитная Элли.

0

17

Форум: [районы-кварталы]
Текст заявки:
имя: Игорь
возраст: 45-50
внешность: Максим Аверин

Биография и характер:
Лариса с Игорем познакомились в далеком 92-м году. Совсем не в Н-ске, а в шумной Москве. Девушка приехала покорять столицу, но вместо театрального вуза оказалась в числе ночных бабочек. Игорь, беспечный сынок одного из криминальных авторитетов того времени, однажды просто решил развлечься. Но влюбился. Через несколько месяцев ухитрился выкупить девушку у ее хозяев и предложил остаться с ним. Она согласилась.
Игорь всем обеспечивал свою пассию, помог ей получить образование. Когда Лариса забеременела – запретил ей делать аборт.
В 97-м году, сразу после рождения дочери, им пришлось сбежать в Н-ск, к родителям Ларисы, потому что отец Игоря потерял авторитет, и оставаться в столице стало небезопасно. Глубокая провинция, дефолт, маленький ребенок на руках – все было просто ужасно.
Вскоре Игорь то ли ушел сам, то ли Лариса вытолкала его взашей.
Больше десяти лет они не виделись, где в это время пропадал Игорь, чем занимался, сколько раз женился и развелся – Лариса никогда не интересовалась. Иногда он присылал деньги, несколько раз звонил, но дочь не видел ни разу.
До тех пор, пока по каким-то своим соображениям четыре года назад не вернулся в Н-ск. Попытался наладить отношения с дочерью-подростком – получилось не очень. С Ларисой вышло лучше, они даже снова начали встречаться. Разбегаясь и снова сближаясь, они протянули почти три года, пока в 2016-м Ларочка окончательно не заскучала и не связалась с мужчиной моложе себя на 15 лет.
Собственно, связь эта и началась с того, что Игорь, приревновав, этому самому мужчине накостылял, когда было еще особо и не за что.
Где он сейчас, чем занимается, чем дышит, пытается ли вернуть Ларису или уже нашел себе другую женщину – на ваше усмотрение.

Отношения:
Игорь любил Ларису, а Лариса любила себя и деньги. Да, сперва она была ему горячо благодарна – и, что уж там говорить, благодарна до сих пор. Потом она была им очарована. Потом она научилась извлекать выгоду из своего положения. Потом даже как будто бы его полюбила, но все испортила нежеланная беременность. Потом были ссоры, упреки, расставание, затянувшееся на долгие годы.
Когда они снова встретились, Лариса все еще любила себя и деньги больше, чем кого-либо, но что-то проснулось в ней, что-то разгорелось в нем, и они начали все сначала. Романтика, страсть, практически вторая молодость, но – нет. Ларисе снова чего-то не хватило, она снова ушла. Стоит ли предпринимать третью попытку?

Дополнительно:
Заявка получилось суховатой, но вообще-то Ларочка – тот еще ураган эмоций и кладезь противоречий, особенно в молодости. Хочу сыграть и лихие 90-е, и настоящее время. У нас тут уже есть как минимум мой молодой любовник, которого вы лихо отметелили, дочку тоже попробуем найти.
Внешность желательно не менять, посмотрите, у Аверина и Тарасовой есть очень милые совместные фото.

Ваш персонаж:
Лариса Королькова, 45 лет, певица, ведущая и организатор мероприятий, знаменитость местного разлива.
"Не стоит прогибаться под изменчивый мир, однажды он прогнется под нас" — этой стратегии Лариса придерживается всю жизнь. Если она что-то решила, переупрямить ее — гиблое дело. Даже если впоследствии она убедится, что была неправа, едва ли она это признает. Нету, мол, ошибочных решений, есть ценный опыт. Но это касается только ее самой, ошибки окружающих она готова охотно раскритиковать. Впрочем, нет, она их не винит, они же не так хороши, как она.
Да, Лариса по жизни идет со знание того, что она — звезда. Попытки окружающих ее в этом разубедить не работают. Скорее уж со временем они убедятся в том, что это правда. Зачастую Королькова не надменна, не высокомерна, она просто знает себе цену, держится достойно и не дет себя в обиду. Себя и тех, кого причислила к своим.
Умеет окружать себя нужными и интересными людьми, всегда способна переключить внимание на себя, поддержать беседу, направить веселье в нужное русло, сгладить острые углы, создать приятную атмосферу. При этом радушной и милой ее не назовешь, в запасе у женщины всегда россыпь колкостей и язвительных шуточек. Но они всегда к месту и зачастую беззлобны. Кроме того, этим хитрым глазкам прощается многое.
Лариса не может сидеть без дела, не может откладывать решение проблем — своих и чужих — на потом. Постоянно стремится открывать новые грани того, чем занимается, пробует себя в разных амплуа. Порой она даже слишком резка в своих поступках и суждениях, но не привыкла жалеть о том, что сказала или сделала.

Пример вашего поста:

Пример поста

— Скучно.

Лариса сидела за стойкой бара, разглядывая нового бармена. Совсем еще мальчишка. Хорошо, если есть хотя бы лет двадцать. Смотрит на всё с интересом. Старается. Кажется, даже коктейль для нее смешал по всем правилам, не пожадничав. Скоро испортится, должно быть. Но вот эта юность, неопытность, честность — она всегда хороша. Даже в таком бесхитростном дале, как работа бармена в этом захудалом городишке.

— Сегодня у нас новый артист, обратите внимание! — парень счел своим долгом поддержать разговор. Женщина смерила его задумчивым взглядом: не узнал, должно быть. И уж конечно он не знал о том, что хозяин заведения отдал предпочтение новому лицу в ущерб ее выступлению. Субботний вечер, самое удачное время, отдал какому-то выскочке. Талантам нужно помогать, это да, но сперва следовало бы посоветоваться с ней.

Ничего, она ему еще устроит. А пока — скучно.

— Говорят, то ли из Украины, то ли из Беларуссии, и рыжий такой — прямо ваша порода!

Лариса усмехается и молчит. Рыжий, значит? Это как минимум интересно, рыжих мужчин она в жизни видела — по пальцам можно пересчитать. И что, интересно, этот рыжий забыл здесь, так далеко от своей родины, где бы она там ни находилась? Тут не Москва, чтобы манить молодые дарования.

Пока Лара размышляет и лениво тянет коктейль, на сцену выходит парень. Создается ощущение, что он только что копал огород, и тут его отвлекли от этого занятия и притащили сюда. Прямо в том, в чем был. Расчесывать тоже не стали. И так сойдет. Этим своим видом он вызывал одновременно смех, недоумение и даже некоторое раздражение: вот ради этого? кто-то посмел ей отказать? серьёзно?

Парень начинает петь. Первую песню, вторую, третью. Гости, поначалу встретившие незнакомое лицо с прохладцей, быстро втягиваются. Да что там, Королькова в какой-то момент ловит себя в том, что прихлопывает ладонью по барной стойке в такт песне. Заметив это, она сперва хмурится, а потом улыбается. Слушает дальше и улыбается все шире. Энергетика у парня что надо. Как его там, Шевченко? Ну, допустим...

— Пригласи-ка сюда это недоразумение, — командует Лариса бармену в перерыве. — Ты меня не слышишь? Сходи, говорю, за этим Шевченко, я покараулю твой бар, так и быть.

Помявшись, мальчишка оглядывается по сторонам и все-таки направляется к сцене. Ему уже интересно поглядеть на то, как местная "звезда" пообщается с этим новеньким.

+1

18

-дубль-
Текст заявки:
Две разрушенные души, два разбитых сердца. Вы встретились в клубе, чьим владельцем ты являешься. Она - начинающая певица, покорившая тебя голосом и болью, что льется сквозь мотивы песни. Ты не мог не угостить ее выпивкой, порядком удивившись тому, в каких количествах она пьет. Но она, как и ты, заливает боль алкоголем. А поутру она проснулась в твоем доме, но, увы, а, может к счастью, не в твоей постели. Испуганная, в слезах, она забилась в угол, как маленький котенок, и в ужасе смотрела на тебя, слепо обманывая себя, что между вами этой ночью могло произойти не просто знакомство. Будь она обычной девушкой, она, быть может, и вправду оказалась в твоей постели в тот же вечер, ибо ты мужчина привлекательный, да и чего греха таить, у тебя была бурная молодость и множество девушек. Но она не такая, как все.  Ей лишь двадцать один, и она успела хлебнуть горечи от жизни. Ее мать умерла, когда девушке было лишь три года. Ее оторвали от родной старшей сестры, она долгое время провела в приюте, после чего оказалась в приемной семье. Казалось бы, что детское сердце маленькой девочки обрело покой. Но приемный отец несколько лет насиловал ее, окончательно разбив хрупкие девичьи мечты о будущем счастье. Она ненавидит эту жизнь, ненавидит мужчин, боится даже собственной тени и дважды пыталась покончить с собой. Но судьба смилостивилась над ней, и в день совершеннолетия она сбежала, зная, что больше не принадлежит чудовищу. А после отыскала сестру и обрела смысл жизни в музыке. Что до тебя, то через несколько месяцев тебе исполнится тридцать. Казалось бы, для мужчины возраст, когда начинаешь по-новому воспринимать действительность, но боль от предательства любимой девушки не позволяет шагать вперед. Она бросила тебя у свадебного алтаря, проделав огромную дыру в твоем сердце. И вот вы встречаетесь, две потерянных души, судьба которым быть вместе. Ваши раны медленно исцеляются, а ты как школьник, проживаешь все заново вместе с юной красавицей. Вот только как исцелить ее от бесконечного кошмара, в котором она увязла?
Как вы поняли, на себя беру роль девушки. От вас мужской персонаж. Против кросспола ничего не имею. Обещаю море графики и видюх для вдохновения. Например, как это и это, что наглядно демонстрируют внешности и начатую когда-то историю.
Итак, мы все придумаем заново вместе. Я готова начать с нуля, чтобы вместе долго и подробно развивать до красивого финала) Активность обсудим вместе, развитие сюжета и выбор форума тоже. Главное не бросайте меня. Я милая. Очень милая) Просто очень хочу играть) жду в лс.
Пример вашего поста:

Пример поста

Каждый день словно дежавю. Она просыпается в семь утра, с трудом расталкивает старшую сестру, готовит завтрак, который совершенно не подходит для легкого, ибо ей тяжело не сорваться. Лучше набить брюхо пиццей и сладостями, нежели заливать душу алкоголем, несмотря на то, что и первое, и второе так или иначе, чрезвычайно вредно для фигуры и организма. Но куда деваться, если внутри все страдает, а толпа наглых котов крепко вцепилась когтями в душу и не отпускает? Она пьет кофе с коньяком. Но сегодня в бутылке пусто, и Симона, надув губки, хмуро ковыряет вилкой в салате на сухую.
День проходит, как водится, тускло. Сегодня она раздает листовки с десяти процентной скидкой на овощи в супермаркете. А вчера были макароны. Порой ей кажется, что она слишком скучно живет. С вновь обретенной сестрой они практически не видятся — каждая занята подготовкой к концертам и интервью. Каждой необходим покой, чтобы настроиться на вокал. Уже после они собираются группой и репетируют совместно. Надо заметить, что Амнелл несколько завидовала сестре, ибо блондинка пела просто потрясающе, улетая порой в заоблачные дали нотных высот. Симона же всего этого не могла, по сему, находясь на сцене, отдавала всю свою энергию для выступления. Больше ни капли слез, словно душа становится сухой и черствой. Боится не слететь с катушек. Но она все еще держится и даже в последние дни тайком уходит на ночь в клуб, где поет одна, без группы, без нравоучений сестры и Алекс. Зато помогает хоть немного отвлечься от жизненного кошмара, в котором увязла с головы до пят. Вспышки фотокамер, репетиции, собрания с руководителем лэйбла, занятия в колледже искусств, подработки, выпивка и травка. Ночные кошмары, в которых она вновь под натиском мистера Дэвиса, и просыпается в холодном поту, с силой прижимая подушку к груди.
Ну и аншлаг.
Сегодня в клубе особенно людно. Шумные компании, празднующие знаменательные события, завидные холостяки, сыплющие пачками денег, дабы привлечь красоток, барышни-одиночки, упивающиеся алкоголем, позволяющие себя лапать на танцполе в надежде заглушить боль, нанесенную мудаками-мужьями. Ее никогда не посвящали в грандиозные события клуба, девушка лишь делала свою работу, и, кажется, делала ее хорошо.
Говорят, что волнение перед выходом на сцену - это признак таланта. Симона всегда волновалась перед выступлением. Выступая в одиночку, она боялась, что не будет принята публикой, что ее закидают недоеденными закусками и пустыми стаканами из-под напитков, изобьют, в конце-концов. В такие минуты ей не хватало поддержки сестры с мощью ее голоса, дабы брюнетка могла раствориться в ее нотах и слиться с ней. Она была еще ребенком, у которого не было детства, невинной девчонкой, которой пришлось повзрослеть прежде, чем ее сверстницам, дабы выжить в этом проклятом мире при общении с самыми страшными существами во Вселенной - людьми, а, именно, мужчинами. Поэтому аплодисменты в ответ на ее вокал - лучшая благодарность за старания.
Сегодня она поет песню собственного сочинения. О том, что под действием суровых реалий мира может стать кем угодно. Просто нелепый текст, неудачно опустившийся на музыку. Сложно сочетать сильнейший позыв и нечто похожее на клубный стиль. Но она выдержала. И пускай не получила должную порцию внимания, она сделала то, что сумела. Вот только сама Симона крайне недовольна результатом. И это всегда действовало на Амнелл, словно удар под дых.
Распрощавшись со зрителями, она вручила микрофон ведущему сегодняшнего вечера и стремительно рванула со сцены, наспех укрывшись за кулисами. Тяжело дышит, пытаясь перевести дух и успокоить нервы, однако, внутреннее чутье прекрасно понимает, что ей в данный момент поможет. И к черту, что наличности в сумочке хватит лишь на пару стаканов, ей необходимо унять поступь раздражения. Недовольно хмыкнув, девушка усаживается за пустой на удивление столик и, дождавшись свою порцию алкоголя, залпом осушает один бокал.
Блаженство.
Пустота и абсолютное безразличие вновь накрывают с головой, а при закравшейся в голову мысли о валяющемся в больнице приемном отце по спине пронесся холод, и Симон поспешила осушить содержимое второго бокала, после чего, усердно порывшись в дамской сумочке, кинула на стол пару завалявшихся бумажных купюр.
— Дай мне бутылку, Кайл, заебало все.
Под удивлением знакомого бармена девушка схватила пол литра содержимого и вновь наполнила стакан. Вновь настал тот миг, когда она не думала головой, лишь безрассудное сердце, прожженное болью и страданиями. Ей сложно подняться в полный рост, чтобы все увидели, кто она она. Но она сама не знает себя, в этом и проблема.

+2

19

Текст заявки:

Логично предположить, что я здесь за тем же, за чем сюда приходят все - в поисках людей, способных вдохновлять. Не знаю как там у других, конечно, а вот у меня всегда так: безумные идеи оживают и превращаются в целые истории только тогда, когда появляется соигрок, индекс упоротости которого идеально совпадает с моим собственным.
Ну ведь бывает же так: вы только-только встретились, а ваши тараканы уже познакомились и обо всем договорились. (с) Бывает! Я сам тому свидетель. И под "тараканами", в данном случае, подразумеваются не только закидоны, вдохновляющие на подвиги, но и персонажи, которые, подчиняясь прогрессирующей шизе, вдруг начинают жить своей собственной жизнью. Они очень быстро становятся чем-то вроде альтер-эго: на все имеют свое собственное мнение, творят что хотят, и, при этом, плевать хотели на то, что лично вы об этом думаете. Выкидыш больной фантазии превращается в фандом, в канон. И там уже не до фильмов-сериальчиков.

На самом деле, мне сейчас чертовски страшно, ведь я собираюсь воскресить мертвеца - уже начатую когда-то, но так и не законченную, историю, которая буквально пробралась под кожу и зудит, зуди, зудит... Как и персонажи, этой историей вскормленные, взращенные на десятке эпизодов: сильных, эмоциональных, захватывающих все мысли и почти_идеальных.
Я совру, если скажу, что действительно верю, что смогу добиться такого вживания в роль еще раз, что смогу получить такие эмоции снова: смотреть, слышать и чувствовать своим персонажем, думать его головой, жить его жизнью от части или же пускать частично в свою собственную. Нет, не верю. НО я совру еще больше, если скажу, что не хочу ПОПРОБОВАТЬ. Еще раз, еще одну попытку, потому что я чертов оптимист, я хочу просто знать, что сделал все возможное. В противном случае, мой персонаж меня не простит. Я себя не прощу. И это будет глупо, как вы считаете?

Я не собираюсь продолжать начатое - я начну все с чистого листа. Ту же самую историю с нуля. Один сюжет в новом свете. Пусть это будет еще один шанс прожить со своим персонажем то, что мне прожить так хотелось... И, соответственно, я жду, что кто-то захочет присоединиться ко мне в этом.

История не простая. История тяжелая... и страшная и... смешная. Хоть смейся, хоть плачь, короче говоря. А еще она - ДЕТЕКТИВНАЯ. Очень детективная, полная экшна, душевных метаний и внутренних противоречий: история детектива полиции и серийного маньяка-убийцы, связанных - вы не поверите - так крепко, как не свяжет ни одна веревка, не скует ни одна цепь. Они, конечно же, не единственные действующие лица в этой странной постановке, но с них все начинается, хотя... Нет. Нет, все начинается гораздо раньше, когда случайный ребенок неслучайно становится жертвой мощной преступной машины - синдиката, называемого "Черной орхидеей". Механизм этого монстра смолол в прах ни одну судьбу.

дело, которое изменило все [хроники б. макбета]

Это дело досталось им из-за Эммы. Снова. Она была в восторге от кровавого почерка убийцы, буквально порхала на крыльях вдохновения, и только слепой не заметил бы мечтательной полуулыбки, которая появлялась на красивом лице всякий раз, когда Уоррингтон приходилось иметь дело с чем-то вопиющим или ужасающим. И с этим решительно ничего нельзя было поделать — только смириться. Что Брайан, в общем-то, и сделал, старательно игнорируя ехидные замечания коллег, чьего радужного воодушевления он ни разу не разделял. 
Им пришлось не слабо потрудиться, копать под каждую, даже самую незначительную деталь, складывать факты из ничтожно малых крупиц информации, но концы все равно никак не сходились. Пазл не желал складываться, и Брайан, со свойственным ему болезненным перфекционизмом, погрузился в расследование с головой: утопал в бумагах, не спал сутками, почти ничего не ел, функционируя, в основном, благодаря кофеину и такой-то-матери, но ничто из этого так и не приблизило его к разгадке личности маньяка.
А потом, в одну из бесконечной череды бессонных ночей, ему вдруг позвонили. Номер абонента был незнакомым, в прочем, как и голос в трубке. Неизвестным оказался мужчина, находящийся в состоянии близком к истерике, и звонил он, чтобы сообщить детективу о том, что его хотят убить. Мужика, конечно, не Макбэта (хотя, как знать).
— Брайан? Брайан Макбэт?.. Вы же тот самый детектив, который расследует это дело! Так сделайте же хоть что-нибудь, господи... Он меня убьет, прямо сейчас!
И если это и было шуткой, то, видит бог, весьма дерьмовой. Брайан посмотрел в окно. Было очень похоже, что дождь, зарядивший еще с самого утра, заканчиваться не собирался. Окей, самое время для небольшой прогулки. Немалых усилий стоило выпытать у звонившего адрес — впавшего в истерику, трясущегося от страха человека волновала только скорейшая, по его собственным словам, кончина. В прочем, Макбет не был бы одним из лучших, если бы, в конечном счете, не нашел его. На крыше одного из домов в трех кварталах от района, в котором сам снимал квартиру.
Вот тогда-то Брайан и встретился с ним в первый раз. Лицом к лицу с  Зеркальным убийцей. То есть, как лицом к лицу... Хитрый ублюдок предусмотрительно надел маску и натянул на голову глубокий капюшон своей насквозь промокшей куртки, а ливень только делал его фигуру еще более размытой.
Все в тот вечер словно обернулось против Макбета. Ну, почти все...
Стоило бы сразу понять, что убийца, в общем-то, был прекрасно осведомлен, что жертва могла позвонить детективу. Более того — он рассчитывал, что позвонит (возможно, он даже сам продиктовал бедолаге номер, и от этой мысли Брайана до сих пор бросает в холодный пот). И все это время он терпеливо ждал, когда Макбет доберется. Зачем? Маньяк хотел показать... Доказать, что убивает ублюдков, а не невинных людей. Брайан понял это только когда тот заставил мужчину трястись от страха, на этой чертовой крыше. Он заставил жертву рассказать за что именно та вот-вот умрет. И мужчина заговорил... Конечно же. Он надеялся спасти этим себе жизнь, хотя никто и ничего подобного ему не обещал. Но он все равно рассказал: что делали они там с этими несчастными детьми, сбивчиво и проглатывая слава, но не называя никаких имен (трусливый, расчетливый сукин сын).
Брайан, шокированный и сбитый с толку, пытался переварить полученную информацию, прикидывая, можно ли верить человеку, находящемуся на миллиметр от смерти. В итоге, решил, что только в таком случае жалким трусам и можно верить. А убийца снова ждал. Черт подери, он в самом деле ждал, пока полицейский осмыслит произошедшее! И сбросил мужчину с крыши, как только понял, что ему не станут мешать. Брайан и не стал... Он просто развернулся и ушел, ожидая, что маньяк будет смеяться или скажет что-то вслед, но тот молчал, и не ударил в спину, не сбросил с крыши следом за первой жертвой, хотя ничего проще нельзя было представить.
Это была очень... ОЧЕНЬ странная ночь.
Разумеется, Макбет никому ничего не рассказал. Инцидент, ставший достоянием общественности только к утру, списали на несчастный случай. Ведь это так логично, на погибшем не было никаких следов насилия или сопротивления, а ночью был ужасный ливень, так что произойти могло все, что угодно, от самоубийства до нелепой случайности.
Брайан тем временем поднял все документы, вплоть до десятилетней давности, но не нашел ничего, что могло бы подтвердить слова погибшего. Организация, занимающаяся торговлей людей... Детей. Ни единого упоминания. Такого просто не могло быть. Или он ошибся, когда дал маньяку закончить свое дело? Нет, что-то тогда подсказывало детективу — все было именно так, как сказал перед смертью тот Гарри Уолшетт, теперь уже бывший заместитель директора государственной транзитной компании...
В общем, очень скоро оказалось, что все это — замкнутый круг, и без убийцы не получится что-либо узнать о синдикате.
Кажется, маньяк это тоже понимал, потому что... Он нашел полицейского сам. И не просто нашел, а каким-то образом раздобыл личный номер, чтоб звонить Макбету вечерами. Сначала пару раз в месяц, потом раз в неделю и затем — каждый день. Брайан выучил наизусть номер, который не забивал в книгу и стирал из журнала вызовов каждый раз после разговора. А когда поймал себя на мысли, что беспокоюсь о безопасности преступника и, на секундочку, серийного убийцы, то сменил телефон. Глупость. Разумеется этот чертов маньяк узнал и новый. И снова они разговаривали ни о чем, чаще всего не об убийства совсем, и сколько бы детектив ни спрашивал, его собеседник почему-то все время говорил только на отвлеченные темы. Например без тени стеснения делился тем, что знал про прошлое самого детектива, чем неимоверно бесил последнего. Серийного маньяка интересовало прошлое полицейского? Брайан предпочитал не думать об этом. Но он всегда брал трубку, когда убийца звонил, и начинал нервничать всякий раз, когда вечер проходил без привычного разговора.
Было ощущение, что оппонент проверял. Устроил Брайану своеобразную проверку "на вшивость" — он появлялся, когда хотел, и когда хотел исчезал. А Макбет все еще никому не говорил о том, что происходит... Между ними. Даже взявшимся за дело о Зеркальном убийце федеалам. Он иррационально и незаконно оберегал своего преступника от своих же коллег, хотя сам не мог сказать почему — потому. Что это было? Извращенная форма стокгольмского синдрома? Или, может быть, потому, что детектив верил в правидивость слов одной из жертв, а значит — в правильность действий маньяка-убийцы...
Одно Брайан знал наверняка — если все действительно так, как говорил Уолшетт, то добраться до синдиката становится не просто приоритетной задачей, а делом принципа. Интуиция еще ни разу не подводила детектива Макбэта, и тот надеялся, что этот раз не станет исключением. Пожалуйста, лишь бы не ошибиться с выбором, только не в такой ситуации.

Я ищу серийного маньяка-убийцу (см. хроники):

маньяки, и с чем их едят

Он — серийный маньяк. Во всяком случае, так его называют в полиции. В СМИ он "Зеркальный убийца" (прозвище, подаренное журналистами, после первого трупа), чудовище, прославившееся серией жесточайших убийств, потрясших не только Чикаго, но и Вашингтон и Нью-Йорк... Более того, существует подозрение, что несколько смертей в ряде других стран также на его совести. Жестоко изувеченные трупы, отчетливо связанные между собой загадочным образом. И главное — ни одной зацепки. Ни одной улики, которую оставил бы убийца. Аналитики полагают, что он — психопат, параноидальный шизофреник, возможно, бывший спецназовец или высококвалифицированный специалист... Сбежавший из какой-нибудь психиатрической лечебницы.
Но может ли обычный психопат быть настолько расчетлив и хитер?..

Руки акционера связаны, и пол идеально чист, хотя все говорит о том, что так быть не должно. Думается, со стороны убийцы было очень вежливо подумать об уборке, пока его жертва истекала кровью. Тот факт, что зубы мужчины были вырваны обыкновенными пассатижами, теперь безобидно лежащими в потеках крови на кухонной стойке, рядом с десятью зубами, и девять колотых ран, нанесенных кухонным ножом, который, согласно полицейскому заключению, был взят из ящика, наводит на мысль о том, что все это было тщательно спланировано заранее. Как и слова, написанные на зеркале кровью: «УБИЙЦА» – самое большое, потом «шестерка, чудовище, лжец» и, в самом низу, «Ты заслуживаешь такой смерти».
Достаточно одного беглого взгляда, чтобы понять, что убитый смотрел на себя в зеркало все то время, пока медленно (очень медленно на самом деле) умирал, и он определенно видел красные слова на собственном лице. Глаза трупа были все еще широко открыты и смотрели прямо на надписи...

Весьма... Впечатляющая картина одного (первого, совершенного в Чикаго) из нескольких зверских убийств, в некоторой степени подтверждающая теорию психоаналитиков, НО...

Когда думаешь об этом, то понимаешь, что обычно имеют ввиду под «спланированным убийством». Целью этого конкретного убийства определенно была расплата и месть, и то, что убийца приходил только к акционеру, также совершенно очевидно, если учитывать тот факт, что он запер его жену и дочерей в ванной. Это вполне может рассматриваться как вежливость и, в некотором роде, проявление заботы, если вспомнить еще и, к примеру, беруши. Убийца не просто не хотел, чтобы маленькие девочки слышали, что он делал с их отцом, он также не хотел, чтобы им было страшно, и поэтому, после того, как отнес их в ванную комнату, маньяк закинул туда пару игрушек, прежде чем запереть детей вместе с матерью. Кто-то, кто собирался убить акционера, старался показаться как можно более любезным, и это, в совокупности, даже близко не тянет на "обычного психопата"...

И это же может служить либо еще одним доказательством тяжелого психического расстройства, либо навести на мысль о том, что он действует совершенно обдуманно и рационально, преследуя определенную цель, идя к ней логичным, сознательным путем. Месть зачастую оказывается мощнейшим мотиватором. В этом преступлении чувствовалась безграничная злость и дикая радость от страданий жертвы. Из результатов вскрытия также известно, что каждая рана была нанесена, пока жертва была жива, и что ей понадобилось больше часа, чтобы истечь кровью. Вполне вероятно, что убийца наблюдал за происходящим все это время. Может быть, даже разговаривал с мужчиной, ведь слова на зеркале были написаны для того, чтобы тот понимал, за что вот-вот умрет. Пробел в этой версии только один, но он затмевает все логичные предположения — эта, а также все последующие жертвы убийцы были абсолютно чисты, за исключением, пожалуй, неоплаченных счетов за парковку и нарушение скоростного режима.

Я ищу напарницу, детектива-специалиста криминалистического бюро Департамента полиции (Эмма Уоррингтон, см. хроники):

кто-что о природе женщины в белом

Сообщая об очередном кровожадном убийстве, Эмма смеется в трубку так радостно, что Брайан не может удержаться от гримасы. Эта женщина — чудовище, и полиция должна благодарить Бога за то, что она на стороне Закона.

У Брайана трясутся руки, когда он садится к Уоррингтом в машину. Она согласилась подвезти его, сделав приличный круг по городским пробкам, только потому, что хочет видеть лицо напарника, когда они прибудут на место преступления, ну, и конечно же, пощекотать ему нервы до этого момента. Всю дорогу она не замолкает, и от одних только красочных описаний предполагаемой жертвы Макбета начинает тошнить. Эмма откровенно веселится.

Тебе надо смотреть на это проще, дорогой, — она всегда старается придумать для Брайана новые слащавые нарицательные. Детектив привык, он не обращает на это внимания, даже если находится на площадке. — Что случилось, то случилось, с этим ничего не поделаешь, нам остается только поймать убийцу. Уверена, его приговорят к смертной казни где-нибудь в Пакистане. Тогда ты сможешь расслабиться, м? — Эмма смотрит на Брайана с хитрым прищуром, словно знает, что у того творится в голове. Или, может, ужас отражается прямо у него на лице, как знать.

Долорес Уорпл обнаруживается в ванне из собственной крови. Макбет на секунду прикрывает глаза, а Уоррингтон же напротив — разглядывает труп жадно, стараясь не упустить ни одной детали. Правда в итоге она только пренебрежительно фыркает и натягивает на руки тонкие (конечно же идеально белые) медицинские перчатки.
Это так банально, Бри, — жалуется Эмма, склоняясь над ванной, пока напарник осматривает уборную — Ужасно банально для того, кто начал так эффектно! Ванная, кровь, артерия... Ты уверен, что это наш убийца?

Макбет, ты... Ты просто уникален! — раздосадованно гаркает в трубку возмущенная до глубины души Эмма — Как только неприятности оставляют тебя в покое, ты сам начинаешь искать их!— если бы это был не телефонный разговор, она обязательно закатила бы глаза. Или покрутила пальцем у виска. — Просто признайся, что ты — чертов мазохист, и тебе, на самом деле, просто нравиться бить собой стекла, летать со второго этажа и все то дерьмо, в которое ты влез, — Брайан усмехается тому, как голос напарницы постепенно становится привычно ледяным и спокойным, потому что Уоррингтон пережила первичный шок и теперь снова превратилась в расчетливую суку, которую всегда из себя строит — Там может быть засада, и тебя снова попытаются убить.
Эмма, я сомневаюсь, что киллер все эти недели сидел и ждал меня в квартире. Даже если он настолько глуп, это просто не спортивно, — про себя детектив подсчитывает вероятность того, что его слова могут оказаться правдой чистой воды, и приходит к выводу, что это совершенно исключено. — Хорошо, даже если так, то ты знаешь где меня искать.
Тебя или твой расчлененный труп? Учти, детка, я не собираюсь собирать тебя по частям по всему Чикаго. Достаточно будет, если в гроб положат только руку... Или ногу? — женщина ехидно хмыкает, и на заднем фоне слышно, как шуршит фольга. Возможно, это обертка от ее любимых шоколадных конфет.
Я предпочел бы хотя бы две руки.
Иди к черту, Макбет. Не вздумай там опять во что-нибудь вляпаться.
На другом конце "провода" раздаются длинные гудки, и Брайан, усмехнувшись в ноосферу, убирает мобильник в карман. Пожалуй, после того знаменательного явления полуживого Макбета пред светлы очи Уоррингтон, последняя стала не в пример подозрительной.

Хм.., - сказала Эмма, и все дружно, как по команде, замолчали. За то недолгое время, что криминалистка работала в Милуоки, весь отдел успел поделиться на две части: тех, кто спал и видел Уоррингтон в эротических снах, и тех, кто ненавидел или боялся ее до усрачки. В прочем, сейчас обе половины коллектива исправно внимали ее советам — Кажется наш наркоторговец успеет пешком дойти до границы с Мексикой, пока вы тут выберите руководителя операции, — она очаровательно и хищно улыбнулась... И примерно в этот момент Брайан осознал, что ничем хорошим это все теперь уж точно не закончится — Но у меня есть предложение, от которого невозможно отказаться. Я бы и сама пошла, вот только, увы, едва ли сойду за мужчину... НО! Я знаю, кто точно может за него сойти.
И угадайте кто? Если коллеги еще и терялись в догадках, то Макбет уже понял, что его песенка спета. Уоррингтон еще немного подержала аудиторию в напряженном ожидании, обозначив пару красивых бессмысленных пассажей на потеху зрителям, а потом, с крайне доброжелательным выражением лица выдала невероятное умозаключение в пользу того, что именно кандидатура ее небезызвестного напарника идеально подходит для столь деликатной и тонкой миссии. Если вкратце, то, со слов Эммы, у случайных встречных о Брайане всегда складывалось примерно следующее впечатление: во-первых, он истинный джентльмен, во-вторых, он весьма умен и в-третьих, он настолько голубой, что любой тропический остров с удовольствием нанял бы его, чтобы подсвечивать небо в разгар туристического сезона.
Пока весь отдел ползал по полу от смеха облегчения — нашли козла отпущения! — Макбет смотрел за Эмму, делающую глоток минералки, и малодушно надеялся, что та случайно утопится в процессе хихиканья.

Ну и, пожалуй на этом хватит с вас цитат. Если понадобится, я расскажу про Эмму все, что вы захотите про нее узнать. А так же, то, что вы знать не хотите. х))

Ищу наемного убийцу, на которого у меня большие планы.

ничего личного - только работа

Настоящий профессионал своего дела, мастер и бла-бла-бла. Он может быть вольнонаемным одиночкой или же работать в какой-нибудь подпольной организации ассасинов — тут выбор полностью за вами. Он так же глубоко вовлечен в сюжет и детективные перебранки, да и судьба персонажа весьма любопытна: его нанимает некий товарищ, возглавляющий довольно-таки упоротую преступную машину, целый механизм - синдикат, нанимает для того, чтобы убрать весьма досадную помеху — детектива полиции, который полез копать не туда и не под тех, при чем копать весьма настойчиво, раз уж для него наняли высококвалифицированного и не менее высокооплачиваемого убийцу. Киллер отправляется на задание НО... его цель оказывается не в пример везучей, и убрать ее в указанные сроки не удается. Что из этого следует? Ничего хорошего, как минимум по голове его не погладят, а вскоре оказывается, что и вовсе — собираются убить: с такой информацией, которая была доступна наемнику вообще по определению долго не живут, но об этом думать, пожалуй, ему нужно было до того, как браться за эту работу. Увы и ах, киллер оказывается в ситуации, когда необходимость (и желание жить, разумеется) толкает на странные поступки: он обращается за помощью к тому самому детективу (к Брайану, да), которого не так давно пытался отправить на тот свет. У них теперь общее горе, так сказать и общие же проблемы, к тому же упертый детектив не отказался от стремления прищучить синдикат, а кто поможет больше человека, на этот синдикат работавшего?
Он убивает и спокойно спит по ночам, потому что "ничего личного — только работа".

Пример вашего поста:

Пример поста

Давайте рассуждать здраво. Будь у Брайана другой выбор - он бы ни за что не пошел к Эмме домой. О, постойте, дело вовсе не в антипатии, если вдруг кто-то мог подумать, они напарники уже... Давно. Очень давно. Макбет никогда не считал, но, если хорошо подумать, то самое близкое к истине - "еще-чуть-чуть-и-будет-десять" лет. Семь или, может быть, восемь. Или даже девять. Самому детективу кажется, что он знает Уоррингтон всю свою жизнь. Такие отношения сложно назвать дружбой, невозможно назвать союзом и ни за что не сравнить с сотрудничеством. Это просто есть; что бы ни было, оно чрезвычайно крепкое и сложное, настолько, что разбираться бесполезно - человечество еще не придумало название для такого рода симбиоза. Коллеги на работе все эти годы со дня на день ждали объявления о надвигающейся свадьбе, которой, разумеется, так и не случилось. Ах, еще бы, если оглянуться на то подобие романа, который приключился в самом начале совместной работы. Сейчас это кажется смешным - тогда Брайан думал, что по-настоящему влюблен в сногсшибательную блондинку. С другой стороны, так оно, вероятно, и было какое-то время, до того, как Макбету случилось узнать напарницу получше. Они ведь даже успели пару раз... Ну, что именно и так понятно, Брайан даже сейчас не может вспоминать об этом без некоторой доли смущения. Так называемые отношения длились недолго, по чести сказать, это, наверное, были самые странные "отношения" за всю историю человечества. Зато веселые, - сказала как-то Эмма, чью искренность сильно воодушевила бутылка шотландского виски, присланная Брайану сестрой на тридцатилетний юбилей. Короткий роман и еще более короткое расставание не сделало детектива и криминалиста врагами, напротив, только подстегнуло их к поискам других способов тесного взаимодействия. Остановились, кажется, на чем-то вроде "дочки-матери", во всяком случае, Макбету частенько кажется, что Эмма воспринимает его как своего некогда потерянного (и никогда не существовавшего) сына, что, конечно же, порядком бесит, но... К чему все это, собственно? Ах да, - дело вовсе не в антипатии. Дело в типично брайановском стиле проявления заботы. Ну и в том, наверное, что он не на сто процентов уверен, что Уоррингтон не наподдаст ему сверх уже полученного от старательного наемного убийцы.
Детектив не хочет подвергать напарницу бессмысленному риску, но у него действительно нет выбора. Да и в гостях надо побывать хотя бы раз в жизни, особенно при учете, что после последних событий, ее конец, наверное, уже не за горами. В Милуоки у Макбета нет родственников, друзей и знакомых, у него есть больной на всю голову сосед Брюс со странными наклонностями, от которых бросает в дрожь не хуже, чем от мертвых тел. Тот еще моральный урод. Брюс ему ничем не поможет, ему самому нужна помощь, желательно психиатрическая. Брай всегда старался принимать людей такими, какие они есть, но всему есть свой предел, даже, казалось бы, безграничной трепетной доброте одного небезызвестного полицейского.
Эмма открывает не сразу, наверняка, прибывая в легком замешательстве от эпичности момента - Брайан Макбет САМ пришел к ее порогу, не связанный по рукам и ногам и без службы доставки. Брайан терпеливо ждет, пока первый шок пройдет, он закрывает глаза, потому что от головокружение все сущее плывет и слоиться, детектив не уверен, что готов увидеть целых двух... Или трех напарниц. Когда дверь все-таки открывается, Макбета обдает запахом кофе и легко узнаваемых духов. Уоррингтон выглядит и в самом деле шокированной, но, скорее всего, не фактом визита, а скорее внешним видом своего непутевого напарника. Бри вымученно улыбается прежде чем быть втянутым в тепло прихожей.
Эмма непривычно суетится, а Брайана тут же накрывает совершенно непонятного рода эйфорией. Возможно, это последствия шока, а возможно - реакция на присутствие этой невозможной женщины в непосредственной близости. Макбет стоически игнорирует боль, морщится и шипит сквозь зубы, когда его гонят в ванную. Там он подпирает собой кафельную стену до тех пор, пока Эмма не возвращается с аптечкой. Это так... Здорово, оказаться в надежных руках и отключить ненадолго мозг, потому что еще пять минут казалось, что еще чуть-чуть и голова просто взорвется. Какой насыщенный событиями и эмоциями день, о чем детектив спешит сообщать своей напарнице.
- День тяжелый, - он все-таки совершает посадку на любезно предложенный стул, выходит довольно неуклюже, потому что саднит разбитые об асфальт колени и ребра начинают противно ныть. Эмма сыплет бессмысленными угрозами в пустоту, а Макбет думает, что она ведь действительно может, при случае, претворить обещанное в жизнь. Мисс Уоррингтон - страшная женщина, Департаменту здорово повезло, что она на стороне закона, а не против него. Иногда склонность Эммы к "красивым убийствам" пугает и настораживает Брайана, но, вероятно, это и делает ее лучшей в своем деле. Делает ИХ лучшими из лучших. Вот только он до сих пор не простил напарнице дело "зеркального убийцы", потому что если бы не оно, то сейчас бы этого всего не было: ни Милуоки, куда Эмма зачем-то переехала вместе с Макбетом, хотя ее никто не заставлял и даже не просил, ни этих вот последствий веселой ночи... Ни расхреначенной в цепки психики детектива. В прочем, ладно, с психикой - это отдельный вопрос, и Уоррингтон там явно не при чем.
- Я и чувствую себя так, будто попал под грузовик, - Брайан пытается по привычке пожать плечами, но этот простой жест отдается весьма неприятными ощущениями во всем теле, так что мужчина решает на время окаменеть, - Ничего особенного не произошло, за исключением того, что меня, кажется, пытались убить. - нет, это, конечно же, заметно невооруженным глазом, но суть не в этом... - В том смысле, что не случайно.
Брайан, возможно, рассказал бы больше. Он рассказал бы все от начала и до конца: о том, как встретил Эша на крыше тогда, о том, как впервые в жизни позволил на своих глазах маньяку убить человека, о том, как этот маньяк звонил ему каждый вечер, о встрече в парке и о том, как сам Макбет маньяка защищал, а еще о синдикате и много-много о чем. Возможно, Эмма даже не удивилась бы - она умная девочка, но дело в том, что знание - не только сила, но еще и ответственность. И опасность. Последнее, чего хочет Бри, так это того, чтобы напарница оказалась на его месте. Нужно быть честным, такого и врагу не пожелаешь. Брайан уже не знает, что ему делать со своей жизнью, он не знает даже если ли она у него еще, эта жизнь. Нет, Эмма вздорная, острая на язык и эгоистичная женщина, но она такого не заслуживает.
- И, кажется, не первый раз, - детектив сглатывает и тут же морщится от не самых приятных ощущений в области горла. Чем же его душили, черт подери?
Пока Эмма отлипляет от грязного, взмокшего тела не менее грязную и взмокшую футболку, Макбет по-детски кусает губы, чтобы не скулить. За столько лет он так и не научился как следует терпеть физическую боль. Это стыдно и недостойно взрослого мужчины, но ведь у всех есть свои слабости. У Брайана таких полным полно.
- Зашивать? - он все еще старается не делать резких движений и только косит на Уоррингтон глазом - По-моему проще новое тело купить...
Потом повисает недолгое молчание, во время которого Брайан изо всех сил борется со своими демонами.
- Эмма... - с этим всегда было легче, с извинениями - Прости, я своим приходом мог навести на тебя неприятности... Скорее всего навел, но мне просто больше некуда было пойти...

И еще один...

Наконец-то вся эта ситуация начала приобретать оттенки логики - к месту действия стянулись "стервятники", появление которых ожидалось еще пару... десятков даже минут назад. Чем они занимались до этого - совершенно непонятно, но факт в том, что вот они здесь и не собираются никуда уходить, а это значит, что веселье только начинается. Во всяком случае, в пальбе из пистолетов чувствуется неподдельный энтузиазм. Серьзно, блять, как по банкам лупят, с азартом, будто у них, как у ГГ всех боевиков, патроны бесконечные. 
Под градом выстрелов Брайану не остается ничего, кроме как самому нырнуть за спасительные железные бока ближайших мусорных контейнеров. По его скромным подсчетам, магазин Глока опустел ровно на шесть патронов, а это значит, что осталось всего два. Перспективы вырисовываются нерадужные, и детектив озирается в попытке понять, успел ли Эш забраться на крышу, потому что очень скоро прикрывать его будет уже нечем. В прочем, Нортон, видимо, с божьей помощью преодолевает подвесную лестницу с какой-то нечеловеческой скоростью, особенно для человека, у которого серьезно повреждена одна рука. Вот же удачливый засранец, - восхищается про себя Макбет - никогда не перестает удивлять.
Надолго отвлечься не удается - пуля, лязгнувшая о металл аккурат рядом с лицом, быстро возвращает Брайана к реальности. Преследователи внезапно оказались ближе, чем пару минут назад, и полицейский уже приготавливается в очередной раз искать выход из безвыходной ситуации, но помощь "сверху" приходит очень вовремя. Эш добирается, кажется, до своих запасов на крыше и принимается обстреливать двор. У него преимущество - все участники перестрелки как на ладони и, вполне возможно, тоже бесконечная обойма. Во всяком случае, детектив, успевший вскочить на первые ступени шаткой металлической конструкции, по какой-то нелепой ошибке названной лестницей, очень на это надеется.
Забраться наверх оказывается задачей не из легких: рассеченные обломками ладони очень красноречиво напоминают о себе, но это совершенные мелочи по сравнению с тем, что противоборствующая сторона, обнаружив выползшую из укрытия мишень, принимается испытывать свою меткость. Макбет не успевает добраться и до середины пути, когда его ногу словно обжигает огнем. Внезапность момента едва не заканчивается падением, но рявкнувший от удивления Брайан очень вовремя изо всех сил вцепляется в поручни.
Сверху доносятся вопли (а, зная Эша, может и грязные ругательства), кажется, на немецком. Очень воодушевляюще, ничего не скажешь, учитывая что познания бравого блюстителя порядка в данном языке сводятся к "ein, zwei, drei".
Адреналин, явно вдаривший по мозгам, заглушает любую боль, а за стуком собственного сердца все равно практически невозможно что-то расслышать. Оставшийся хреналион метров полицейский преодолевает исключительно на честном слове и собственной дури. Он даже не видит, что Нортону удается положить двоих преследователей, и начинает снова осознавать себя только когда, крехтя, переваливается через каменный бордюр на крыше. Удивительно, но проклятая лестница после этого остается целой и невредимой.   
- Твою мать... - Макбет позволяет себе растянуться на потрясающе холодном литом покрытии - Нет, я слишком стар для такого дурдома. Где мои двадцать пять, а? - между делом он ощупывает бедро и облегченно выдыхает, потому что пуля хоть и задела, очень художественно порвав брючину, но ни о каком проникающем ранении речи не идет. Если вспомнить их с Эммой задание пятилетней давности, это - просто царапина.

Отредактировано северный олень (08-08-2018 23:49:30)

+2

20

Форум: Sacramento
Текст заявки: если сказать коротко, то я ищу человека, который отыграет персонажа мужского пола в возрасте 16-19 лет. Внешность обсуждаема, но, как вариант, Freddie Highmore.
Я писала много заявок на пару для моей Сары. Но в какой-то момент поняла, что не хочу выдумывать такую историю, которая будет вгонять Вас в рамки. Поэтому я пришла с огромным желанием играть, с кучей запала и готовностью проводить ночи за планированием новых эпизодов, но при этом без сюжета для игры. Я предлагаю Вам заразиться идеей, захотеть отыграть со мной историю двух подростков. Я не хочу много розовых соплей, предлагаю вам раз за разом придумывать для этой парочки трудности, ставить её перед выбором и заставлять перешагивать через себя, чтобы сохранить их союз.
Какие у меня есть мысли? Я могу предложить только начало, то, с чего завяжется их знакомство. Они могли познакомиться в больнице, где Сара пару лет назад провела несколько месяцев, могло получиться так, что Сара поцеловала Вашего персонажа на спор. Может моя девочка сбила (или чуть не сбила) парня, когда училась водить? Мы ограничены лишь собственной фантазией!

Некоторые требования:
- Парень не должен быть связан с криминалом и наркотиками
- Я пишу посты, начиная с 4к. Хотелось бы видеть ответные посты не меньшего размера
Более требований нет. Посты я готова ждать долго. Конечно, хочется активности, но если нет, то нет. Сама могу писать как от первого, так и от третьего лица и с удовольствием под Вас подстроюсь.
Также, на форуме ждёт отец Сары, который не очень-то и рад тому, что его дочь взрослеет и находит себе парней. Поэтому запасайтесь терпением! Он так просто дочь не отдаст!
Я Вас жду!

Ваш персонаж: Сара Бреннан, девчонка 16 лет. Порой упёртая, как баран, иногда немного эгоистична, но открыта и дружелюбна. Мечтает стать полицейским, поэтому активно занимается спортом. В этом ей мешают её проблемы со здоровьем, которые возникли в результате пересадки сердца в детском возрасте.

Пример вашего поста:

Пример поста

Девочка раскрыла глаза и села на постели. Ночь была в каждом уголке дома, превращая всё пространство в единство тьмы. Четырёхлетняя Сара заморгала, возвращаясь в события только что прервавшегося сна. Ахнула. Всхлипнула. Яркие образы, картинки, возникающие перед глазами пугали. Окружающая тьма давила, заставляя забиваться в самый угол, поджимать к себе ножки, а после и вовсе укрыться одеялом с головой и тихо жалобно заплакать, обнимая колени руками. Ей было страшно, жутко. Образы один за другим, всплывали в сознании. Хотелось их раздавить, выбросить, выкинуть и никогда к ним не возвращаться. Но они не исчезали, не тонули в окружающей тьме, а подпитывались ей, продолжая пугать маленькую девочку. Сара уткнулась носом в подушку, ткань которой стала намокать от детских слёз.
Она путалась в своих мыслях, раз за разом переживала события кошмара, задыхалась от нахлынувшего ужаса. И за этим страхом, кошмаром, не услышала, как дверь в комнату открылась, как шаги приблизились к её кровати. Но заметила, когда включился свет, а с неё аккуратно сняли одеяло.
Девочка подняла заплаканные глаза, встречаясь взглядом с папой. Протянула к нему ручки, надеясь попасть в единственное место, которое казалось сейчас самым безопасным. В объятия родителя.
- Па-ап... - захныкала Сара, утыкаясь носом в папино плечо, - Мне приснилось... я опять заболела... а вам... потом... что я умру... и опять... - она задыхалась от паники, навалившейся на маленькую девочку. И немного успокоилась, почувствовав на спине, покрытой тонкой тканью ночнушки, тёплую и большую папину руку. Стала дышать ровнее, но всё ещё плакала.
- А если я опять заболею? Вы меня будете любить с мамой? - она слегка отстранилась, смотря на папу с неподдельным страхом. Ответ её согрел, успокоил. Папа потянулся утереть её слёзы, а она перехватила папину руку, останавливая её и боясь задать ещё один вопрос, который мучил её весь сон.
- Я не заболею больше? - и ответ, вызывающий улыбку. Тело окутало спокойствие, темнота, обитающая за окном, перестала пугать. Это ведь просто ночь. А то, что она увидела - всего лишь сон. Она ведь теперь самая здоровая девочка.
- Можно я у вас посплю, а то... мне страшно, - тише произнесла Сара, словно её мог кто-нибудь услышать. Свет в детской погас, а она, на руках папы, отправилась в комнату родителей, где, засыпая между мамой и папой, можно было почувствовать себя по-настоящему в безопасности.

Пятнадцатилетняя Сара полной грудью вдохнула воздух больницы, пропитанный запахом лекарств. Девочка следила за мамой, которая набирала номер папы, пытаясь ему дозвониться. На ритмичный писк приборов Сара уже не обращала никакого внимания - эти звуки стали привычными, как звук собственного дыхания. За разговором мама вышла, а Сара уронила тяжёлую голову на подушку, потянулась к голове рукой, утыканной множеством катетеров и поправила чёлку, неприятно щекотавшую глаза. Сара не чувствовала себя собой. Она, словно, была неудачной пародией самой себя. Словно, кто-то взял полуживое бездыханное тело и вдохнул в него частичку Сары, создавая что-то вечно усталое, полумёртвое. Она себя ощущала именно так. Чем-то. Единая с целой сетью электрических приборов, что-то измеряющих, что-то считающих, анализирующих, стала её частью, создавая образ неживого робота. Не чувствовала себя так, как обычно. Не была самой собой.
Она устала. Устала от своей слабости, от белых стен больницы, от угнетающей атмосферы, от чувства неизвестности. Кто бы мог подумать, что щепотка губительного белого порошка может сотворить с ней такое, резко толкнуть к грани, разделяющей жизнь и смерть, заставить балансировать на грани, цепляться за протянутые руки докторов, родителей, чтобы не свалиться в тёмную бездну, от которой веяло холодом и мёртвыми. Она была где-то на грани. Вечно где-то на грани. Та Сара, которую она знала, весёлая, жизнерадостная, зависла над пропастью, притихла, в панике боясь сделать лишние движение. Лучше тишина, чем голос. Лучше звук собственного сердца, чем звук обрывающейся надежды. Она затаилась и ждала, когда что-нибудь произойдёт. Ничего не происходило. Прогнозы врачей, которые менялись, как перчатки. Мама, на лице которой отражались все те мучения, которые испытывала Сара. И убивающее чувство безысходности. Она ничего не могла сделать. Ей оставалось ждать, и молиться о лучшем.
Девочка заморгала и взглянула на вернувшуюся маму.
- Он приедет? - более тихий, чем обычно, убитый усталостью голос Сары. Мама ответила, что приедет, а Сара почувствовала что-то приятное и уютное. Она хотела увидеть папу. Хотела всё то время, что он находился в командировке. Жутко по нему скучала, и каждый мамин звонок ему сопровождала множеством комментариев: "Мам, спроси, когда он вернётся. А! Скажи, что я соскучилась. И ещё, скажи ему, что я люблю его." В мире больницы ей не хватало того спокойствия, что царило дома. Не хватало уверенности в себе, не хватало смелости, пропадала надежда. И именно мама, которая всегда была рядом, помогала держаться. Целовала её перед сном так, как делала это дома, смотрела с ней какие-то фильмы, ожидая, когда Сара поддастся усталости и уснёт, просто была рядом. Бреннан это очень сильно ценила. Она видела, чувствовала мамино состояние, понимала, что ей трудно, но каждый раз улыбалась, когда она заходила в палату, воодушевлённая одним только видом родного человека. Ей был нужен рядом папа. Да, у него всегда была работа. Он всегда был занят. Это было вполне привычно, вполне обыденно. Но самолюбие больно кололось: неужели сейчас, когда им с мамой так плохо, когда им обеим так необходима поддержка, он выбирает работу? Сара ни разу не сказала этого вслух, не высказала недовольство, которым могла делиться с мамой, находясь дома. Просто ждала. Ждала и хотела увидеть папу.
Сегодня им предстояло вернуться домой. Сару отключат от множества аппаратов, а она почувствует себя самой собой. Собой. Но не здоровой собой.
- У меня будет операция? - неуверенно спрашивала Сара у мамы, и боясь ответа, и надеясь на него. Мама отвечала уклончиво. Что-то про реабилитацию перед операцией, что-то про подготовку к ней. Что-то невнятное и непонятное. Вокруг царила неизвестность. Тёмная липкая и вязкая. Окутывала, заставляя задыхаться от нахлынувшей паники. А что дальше? Как она будет жить? Операция? Или... или опять?.. Почему мама так выглядит? Ей сказали плохие новости? Почему медсестра покривила губами? Это плохо? Или она думает о чём-то своём? Саре ничего не говорили, а она терпела, боясь спросить. Она чувствовала себя сейчас как никогда трусливой. Но боялась что-либо исправить.
Дверь открылась. Сара подняла глаза на медсестру, и резко переменилась, когда вместо медсестры встретила папу. Глаза, украшенные синяками, засияли, на губах появилась улыбка, а сама девочка приподнялась на постели и протянула руки к папе. Хотелось обнять его крепко-крепко, и заразиться от него той силой и уверенностью, которая всегда была при нём.
- Пап, - нежно произнесла она, чувствуя знакомый запах дома, которым была пропитана его одежда. Закрой глаза - перенесёшься на секунду домой, где она всё ещё здоровая и жизнерадостная, - Наконец ты вернулся, кошмар, я так скучала. Они не имели права отправлять тебя в эту командировку. Как украли тебя, - говорила она, смотря на папу. А потом обратила внимание на ещё одного вошедшего, которого не заметила, обрадованная встречей с папой.
- Здравствуйте, дядя Бальтазар, - Сара улыбнулась и другу папы, тоже обнимая его.
Сара сейчас почувствовала себя живой. Словно, она тронула за плечо ту Сару, которая очень любила людей, была жутко общительной и любила шутить. Та Сара очнулась, но под тяжёлой усталостью, у неё постепенно закрывались веки...
- Пап, что у тебя в командировке было? Я так по тебе соскучилась... - ещё раз повторила Сара, вздохнув. Девочка опустилась обратно на подушки, поддаваясь слабости, охватившей тело, - И мама тоже... Знаешь, она вчера договорилась, чтобы мне дали десерт. И я ела вкусное пирожное, представляешь? - глупая мелочь, над которой можно было посмеяться, превратилась в самый настоящий повод для счастья. В больнице, где время было какой-то условностью, а жизнь текла в совершенно другом темпе, было не очень много поводов для того, чтобы порадоваться. И прелесть вчерашнего дня была в этом пирожном.
Но пришло время вопроса, который волновал её больше всего. Сара приподнялась на подушках и ухватила папу за рукав, словно он вот-вот мог вырваться и уйти:
- Ты останешься, не уедешь? - она посмотрела ему в глаза и больше всего боялась, что скоро ему снова нужно в треклятую командировку...

Отредактировано leveret (09-08-2018 15:06:22)

0


Вы здесь » Live Your Life » -Реальная жизнь » Поиск партнера для игры


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC