Live Your Life

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » -Реальная жизнь » Поиск партнера для игры


Поиск партнера для игры

Сообщений 21 страница 40 из 75

1

В данной теме действуют Общие правила каталога и Правила раздела «Ищу игрока» (подробнее). Дополнительные правила специально для «Поиска партнёра» указаны ниже.

Заявка в теме оставляется в следующих случаях:
• У вас нет на примете ролевой, но есть желаемые образы и сюжеты для отыгрыша;
• Вы игрок на определённом форуме и ищете партнёра с конкретными предложениями по сюжету.

Конкретика:
• Один пользователь - одна заявка в тематике;
• Один пользователь - не более трёх заявок всего (в трёх разных тематиках);
• "С аккаунта сидят два/три/десять человек" - всё равно одна заявка в тематике;
• Хочется новую заявку - попросите сначала удалить старую (в этой теме с указанием раздела);
• Поиск - только для игроков, ищущих партнёров. Для администраторов и пиарщиков есть "Ищу игрока";
• Пример поста обязателен;
• Анкета или пост по ссылке закрыты для гостей - сообщение удаляется;
• В одном сообщении несколько отдельных заявок на искомых персонажей - каждую под спойлер;
• Заявка очень объёмная и/или в виде крупной таблицы с заливкой цветом - хотя бы часть под спойлер;
• Обновлять/поднимать имеющуюся заявку можно не чаще, чем раз в две недели. Открывать новую после удаления старой - без ограничений;
• Сама по себе заявка находится в теме два месяца, после чего удаляется.

Запреты:
• Повторять заявку раньше, чем по истечении двух недель;
• Пытаться обмануть администрацию путём создания дополнительных аккаунтов;
• Игнорировать шаблон заявки;
• Администраторам - искать акционных персонажей не для себя лично.

Шаблон заявки для поиска партнёра на форум
Код:
[b]Форум:[/b] (ссылка в виде названия)
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Ваш персонаж:[/b] (ссылка на анкету (не на профиль!) или краткое описание, даже если персонаж канонический)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста  (либо ссылка на сообщение с указанного форума) [/spoiler]
Шаблон заявки для поиска партнёра (без приглашения на форум)
Код:
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler]

+2

21

поднимаю.

Текст заявки:
Испытываю сильную потребность в обыгрывании сложных личностных взаимоотношений между сыном (10-13 лет) и отцом (40+) в роли непосредственно сына. Мотивы имею личные и, говоря откровенно, не готов делиться ими во всеуслышанье прямиком в тексте данной заявки. Одно обещаю клятвенно - ничего низкого и противозаконного в них нет. Просто они важные и они личные.

По миру - сильно предпочтителен реал. Примеси рассматриваю, но с огромным скрипом и без участия в специфике оных.
Возраст принципиален. Да, так сильно. Да, есть разница.

По принадлежности - для меня желательно (но может обсуждаться), чтобы отец моего героя был военным (полиция, спасатели, спец службы и тп тоже подойдут).

Тип взаимоотношений - в некотором роде типичные "отцы и дети" - глубокое взаимонепонимание, чувство отчужденности, ненужности, нелюбви, при острой потребности друг в друге и искреннем желании друг о друге заботиться. Из-за недостаточной высказанности собственных чувств и эмоций, из-за привычки держать все подобное в себе, любое спорное действие вызывает взаимную агрессию и попытку "подмять" оппонента под себя, что, в свою очередь, выливается в серьезные конфликты, которые перманентно скатываются до побоев и откровенных драк.
Более точно и детально - в лс.

Цель - понять для себя несколько ключевых моментов в причинно-следственных связях и разобраться в последствиях, к которым они приводят.

Характер и образ моего персонажа: ребенок с душой взрослого. Мальчишка, который к своим годам пережил достаточно, чтобы иметь четкое представление о мире и людях. Испытывающий серьезные проблемы в общении с "нормальными" сверстниками (читай - детьми) и отдающий предпочтение матерым уличным личностям, а также старшим товарищам. Знающий уважение к взрослым, но зачастую пренебрегающий им в силу глупости указанных лиц. Несколько депрессивен. В чем-то жесток. Испытывает искреннюю потребность в друге и наставнике (в лице отца), но не получает оного. Достаточно умный, - что является существенной проблемой во взаимоотношениях, - и не готов выполнять приказы исключительно под позицией "я сказал - ты должен". Вероятнее всего жестко прогуливает школу, а также испытывает проблемы неврологического плана (дислексия, дисграфия), что также накладывает свой отпечаток.

Пожелания к характеру отца: властный и волевой человек старой военной закалки. Не привыкший проявлять любовь в отношении сына (сыновей), а заботу выражающий оплеухами. Часто кричит, често поднимает руку. Умеет требовать и привык добиваться своего. Неповиновение сына воспринимает исключительно как личную вражду мальчика с ним, в силу собственной органиченности взглядов, а также в силу того, что ребенок не научен правильно выражать свои мотивы (в том числе чувства, переживания). Сам по себе человек неглупый, занимающий в обществе серьезную роль, умеющий держать слово. Надежный. Сильный.

Выше перечислен прообраз взаимодействия персонажей, который, как мне кажется, вполне может встроиться во многие иные линии и сюжеты.

В случае заинтересованности (наличия вопросов), пожалуйста, стукнитесь в ЛС.

Спасибо.

Пример вашего поста:

Пример поста

Было около пяти часов утра, когда он, треща уставшим двигателем, неспешно подкатывался к мосту через Делавэр по 202й автостраде. Там, на другом берегу реки, приветливыми огоньками ночных фонарей, ему маячила Пенсильвания.
Как же давно он в ней не был.

Генри крепче сжал руль, и чуть вильнув корпусом старого мотобайка, изменил траекторию, дабы прижаться ближе к обочине и ехать не торопясь.
Он редко встречал попутчиков в такое время, — все же комендантский час, официально, еще не был отменен, — однако, даже в такой глуши, как Лимбертвилл, стоило опасаться гвардейцев.
Гвардейцев... О, да.
После победы Локи, многие вещи в этом мире стали называться именами, совершенно Найту непривычными: так Планета Земля вдруг стала Мидгардом, а ее жители, вполне закономерно, оказались переименованны в мидгардцев. Мясо теперь называли исключительно «дичью», сыр был обесчещен до причудливого «сгусток», а полицейские, неожиданно, превратились в гвардейцев.
Конечно, это был не полный список, — с ним, любой желающий, мог ознакомиться на официальном портале Повелителя, что появился невероятно быстро, — но и его вполне хватало для осознания всей нелепости происходящего вокруг.

Генри подался вперед, щелкая ободранным переключателем над левой ступней и выкручивая ручку газа. С глубоким, утробным урчанием, мотоцикл вывернул с обочины и, набирая скорость, взлетел на мост, обдавая пилота ветром и чуть подбрасывая в седле.
Мальчишка любил этого зверя.
Раньше, еще до войны, он достался ему в качестве некоего конструктора «лего», выпущенного в натуральную величину, и призванного занять время ребенка, ведь с первой секунды его появился в штабе ЩИТа, все вокруг только и беспокоились о том, дабы юнец как можно реже встревал во «взрослые» дела, и держался в “безопасной” зоне.
Взрослые... как странно было воспринимать их таковыми.
Генри никогда не судил о себе, как о ребенке. Кажется, с рождения, он воспринимал себя как просто «я«, и ставил это »я» наравне со всеми вокруг, и не важно, были ли то люди младше, или старше его.
Первые годы своего, так называемого, детства Хосе был вынужден провести в местах, где никто и ничто не беспокоилось о нем, как о ребенке. Он был просто экспериментальным образцом солдата, назначение которого сводилось к безоговорочному подчинению и бездумному насилию, среди которых дотянуться до живых, детских эмоций и инстинктов, было крайне трудно. Да и, признаться, смысла в этом не было, ведь чистая и непорочная детская душа, — обычно открытая к миру и людям, — ни за что бы не пережила подобного отношения.
После же Алкалаи, в его жизни была Эволюция. И, сказать по-правде, оная не сильно отличалась от мексиканских лабораторий, где он родился и вырос, за тем лишь малым исключением, что над ними более никто не ставил экспериментов.
Так, среди всей его жизни, до того самого дня, как он оказался в ЩИТе, не было ни одного человека, которого бы он воспринимал как “взрослого”... За исключением, быть может, Чарльза.
Ксавье появился на его горизонте внезапно и стремительно, но оказался тем нежданным штормом, что пошел во благо.
Потерянного, в смятении, Чарльз принял его всего, со всеми его страхами, — кои Хосе не был научен показывать, — со всеми внутренними переживаниями, и болью. С его прошлым, и его потенциалом. Он не стал мальчишке ни другом, ни братом, ни, тем более, отцом, но тем не менее, изо дня в день, делил с ним его мысли, и его призраков. Он учил Генри контролю, — неотъемля психологический контроль от контроля над потенциалом, — учил признавать себя тем, кем он является, и не бояться себя.
Это было важно. Тогда.
Теперь же приходилось Хосе учиться самому, и те уроки, что жизнь преподносила ему, были столь же жестоки, сколь и глубоки.
Остановившись за мостом, и потратив чуть больше часа на заправку мотобайка, — которая теперь не проходила так же просто, как и в прежние времена, — теперь он, подергивая ручку газа, медленно удалялся от 202й, держа курс на юг по Ривер-роуд.
Солнце едва тронуло горизонт, окрашивая небо в розово-кровавые оттенки, а улицы, за исключением единичных курьерских машин, развозивших заказы поутру, оставались все так же пустынны.
Сбросив скорость перед поворотом, Хосе, привычным движением, перемахнул ногу через байк, и оставаясь на приваренной дополнительно подножке, аккуратно съехал вбок дороги, вскоре исчезая в высокой траве общих территорий прибрежной зоны.
В Роуз-Хилл было зелено, как, впрочем, и во всей Пенсильвании.
Старые деревья, наклонив кроны, подступали вплотную к берегу реки, обеспечивая полную конфиденциальность со стороны дороги от глаз случайных путников.
Он знал это место. Знал каждый лаз между стволами, каждую  горбинку в корнях, и в былые времена очень любил убегать сюда.
Теперь же это тихое место не вызывало иных чувств, кроме боли.
Он опустил мотоцикл на бок, и, накрыв оный зеленоватым брезентом, что все то время покоился в ящике сзади, накидал сверху несколько ветвей и сучков, — эта нехитрая маскировка, по мнению Хосе, должна была отвести взгляды от этого места.
Вот только — никто и не будет смотреть.
Роуз-Хилл заметно опустел после войны — многие дома, мимо которых проезжал мальчишка, стояли безжизненно, с заколоченными окнами. Быть может, это хозяева не вернулись с войны, либо же они решили перебраться в административные центры, — Хосе знал, — но так или иначе, жителей здесь поубавилось.
Это было грустно.
После войны, многие места отстраивали заново, — Найт знал и видел работы своими собственными глазами, — и, судя по асфальту, что довелось ему видеть, часть восстановительных работ, также, прошла и здесь…
Но люди… некоторых, увы, было уже не восстановить.
Генри выдохнул тяжело, и, морщась от боли, закинул на плечо тяжелый коричневый рюкзак, в котором покоились все его сохранившиеся вещи. Их было немного, — запчасти, рации, пара сменных футболок, трусы.
А также бинты. Много бинтов.
После бойни, что случилась в стенах бывшей “Эволюции”, Генри сбежал, оставив лишь условные маячки для самых близких, чтобы те знали — он жив.
Последнее, впрочем, могло отчасти считаться ложью — жив он был чисто физически, а в остальном, Хосе ощущал себя больше похожим на призрака или на зомби, — как вам больше нравится, — преследующим пустые цели, или же существуя бесцельно вовсе.
“Эволюция”, и тот ужас, который он пережил в этой битве, казалось, намертво отключила и без того обледеневшее сердце: вслед за Тони, к которому он, в тайне, успел сильно привязаться, эта жизнь отобрала у него и Чарльза, и Нив, и Роберта и… даже брата с сестрой.
Он не был сердечно привязан к последним, но где-то на подкорке сознания, всегда мечтал, что когда-нибудь они смогут стать семьей. Настоящей. Как в кино.
Но его мечтам было не суждено сбыться: в один вечер того проклятого месяца он потерял практически все, что было ему хоть сколько-нибудь дорого, и над чувствами к чему, он учил себя работать все это время.
Потеря оказалась чрезмерной, чтобы осознавать ее до конца: Найту казалось, что обращаясь мыслями к случившемуся, он не чувствовал ничего, кроме тонкого стона боли, среди абсолютной внутренней пустоты.
Особенно, если принять во внимание, что боль физическая, все это время, была просто отупляющей.
Он не помнил, как именно им удалось спастись, — ему, Лоре, и еще паре ребят, тех же лет, что и они сами, — помнил лишь, как сильно что-то тянуло его внутрь светящейся воронки, и как больно стало, когда Лоре пришлось его ловить… Когтями.
Раны, оставшиеся на ребрах и проходящие сквозь бок, до конца не зажили до сих пор.

Помедлив, Хосе толкнул калитку невысокого забора, рядом с которым оказался около минуты назад, и как та отворилась, прошел во двор.
Газон, прежде стриженный под идеальные семь сантиметров, теперь разросся, а местами сгнил. Кусты стояли неухоженными, деревья — разросшимися, а окна дома покрывали пыль и дождевые разводы.

Сердце Генри болезненно сжалось.
Он надеялся, — в тайне, пока держал путь сюда, — что как и в прежние времена, это место сияет блеском и чистотой, а его хозяин, неизменно, творит свое безумие в мастерской, сокрытой глубоко внутри здания.
Но дом не был чист, он не слышал запаха кофе, и даже безмерно любимый Тони когда-то AC&DC не играл и эхом в гостиной.
Все было уныло и безжизненно.
Вздохнув чуть горестнее, чем хотелось себе позволить, и все так же морщась при любом движении корпусом, Хосе занес руку, чтобы вбить код безопасности на охранной системе, но, внезапно, замер как заколдованный…
Его взгляд, с ужасом и надеждой, устремился в небольшую щель между входной дверью и стеной, и к собственному шоку, не обнаружил ни выбитой щепки рядом с замком.
Дверь, по какой-то причине, была открыта…
Напряженно рванув носом воздух, Генри забегал ожившим взглядом по крыльцу, но не обнаружив никаких иных признаков, свидетельствовавших бы о взломе, медленно завел руку за пояс, и чуть оправив потертую кожаную куртку, вытащил из нагрудной кобуры старенький, теперь уже “ольдскульный”, браунинг.
Он, честно, не представлял, как сможет защититься оным от хотя бы двух пушек нового образца, если, — не приведи Один, — внутри находился кто-нибудь из Гвардии, или, еще хуже, Армии… И все же, даже малейший шанс, что Тони каким-то чудом выжил после тех событий в Нью-Йорке, автоматически обязывали Генри проверить. Он должен был сделать это…
И он хотел это сделать.
Обернувшись по сторонам, и на, всякий случай, убедившись в отсутствии свидетелей, Генри, легким пинком ноги, отворил дверь пошире, тот час вскидывая оружие.
Он знал это помещение как свои собственные руки, а потому двигался по периметру первого этажа, стараясь оставаться в максимальной тени мебели и предметов интерьера, но не перекрывать обзор самому себе.
Он обошел помещение по кругу, с неудовольствием отмечая, что кто бы в нем не орудовал, — а в доме, судя по разбросанным вещам, алкоголю, и свежим продуктам кто-то точно был, — сейчас он присутствовал никак не на первом этаже.
Хосе остановился, замерев в паре метров от лестницы, ведущей наверх…
Если этот некто был незнакомцем, ему бы потребовалось приложить немало усилий, дабы найти вход в подвал, и, что важнее, чтобы попасть туда… А это значит, что при незапертой двери, этот некто мог быть только наверху…
Конечно, если этот “некто” не Тони.
Набрав полную грудь воздуха, и примерно раскидав в голове схему верхнего этажа, Хосе без удовольствия опустил подбородок, — явно смиряясь со своей безвыходностью, — и вытянув руку, тонким ударом ствола в корпус, опрокинул большую стеклянную вазу на пол.
Та разбилась с оглушительным для тишины звоном.
Мальчишка поежился.
Что же, если наверху был кто-то, этот внезапный жест точно заставит его обнаружить себя.
Генри отступил на полшага назад, чуть больше скрываясь за выступом стены, и принялся терпеливо ждать...

Отредактировано Henry Knight (08-05-2019 21:58:07)

+1

22

Текст заявки:
Нежданно-негаданно мне вспомнилось, что было время, когда я писала посты. Поговаривали, что даже не самые ужасные посты. И вот захотелось тряхнуть, как говорится, стариной, размять свои старые косточки и вспомнить былое.

Те заявки, которые есть ниже, появились в виде идей уже очень давно, если я не ошибаюсь, где-то год назад я уже даже публиковала какие-то из них тут, но, по всей видимости, они мало кого заинтересовали. Что ж, попробуем еще разок.

один

♪ Gabby Young and Other Animals - We're All In This Together

Океан безумен.
Тяжелые волны, ретиво бьющие об острые скалы, усеянные белыми барашками, грозящие затянуть в мрачную пучину, оставить погребенным под собой, светлеют, делаясь практически прозрачными, открывая песчаное дно, усыпанное редкими камнями, мимо которых снуют блестящие радужные рыбешки; холодные, пронизывающие ветра сменяются легким освежающим бризом. Неизменно взволнованный, пенящийся, бурлящий океан поразительно похож на человеческую душу.
Матео жаркий, яркий, переменчивый, как палящее южное солнце, в мгновение ока сменяющееся непроглядным тропическим ливнем. Энергия из него бьет фонтаном, разливается вокруг, затягивает окружающих безумным водоворотом в самую пучину невероятных событий, которым всегда находится место в его жизни. Для него нет невозможного, он привык быть лучшим, запоминающимся, выдающимся, е д и н с т в е н н ы м таким. Его самолюбование порой переходит рамки разумного, ведет к катастрофе, равносильной тому, как корабль налетает на коварные рифы, но он всегда выходит сухим из воды.
Молодость идет в ногу с желанием доказать всему миру, что ты достоин не только его, но и большего, лучшего - Матео пример тому столь яркий, словно ослепляющий солнечный свет. Всю юность потративший на тренировки, он держится на плаву уверенней, чем иной стоит на ровной земле, а волны, стремящиеся утянуть молодого моряка в пучину становятся все выше и сильнее. Всеобщему любимцу, ему благоволит сама холодная и чуждая до чужих переживаний и страстей Фортуна, одарив его несомненным талантом и удачей. Нет ничего, что бы он счет для себя сложным или недостижимым.
Моря Тринити холодны, беспокойны и жестоки. Горячие, будто парные воды тропических морей ей чужды; выросшая в рыбацком городке, она привычна к холодным ветрам и темным водам, стремящимся поглотить, утянуть на самое дно, подавить непостижимой человеческому рассудку массой. Она умеет вязать узлы, знает, в какую погоду лучше выходить в море, а когда - нечего и носа совать на побережье, привычна к работе, легко управляется с любой лодкой и совершенно не умеет жить ради самой себя. Их с Матео миры - полная противоположность, подобно лету и зиме, жару и пробирающему до кости холоду. Их дороги никогда бы не пересеклись на суше, но вода - вода кипит, меняет себя и меняет тех, кто в нее входит, сбивает с пути и может сама привести к совершенно неожиданному окончанию пути.
***
Я истосковалась по лету, непривычной обстановке и персонажам, каждая деталь характера, биографии и даже внешности которых продумана, влечет за собой какую-то историю, цепочку событий, заполненную множеством элементов.
Своих персонажей очень люблю, поэтому с огромной радостью дам возможность появиться этим героям, пока существующим на грани задумки с интересными - на мой взгляд - идеями для игры. Готова делиться вдохновением, планами, посещающими меня мыслями на их счет, подходящими картинками и музыкой, способными воссоздать в сознании ту атмосферу, которая присуща именно этим героям.

два

Peter Bjärgö — Animus Retinentia

Зудящий, шипящий, голосящий мегаполис, пропахший бензином и дымом, и затерянная в вековых лесах хижина, окруженная разлапистыми елями, игольчатым частоколом возвышающимися над узкой речушкой, заточенной в крутые берега; заброшенные поселения, оставленные во имя поисков лучшей жизни, и малолюдная старомодная таверна, за окнами которой простирается бескрайняя водная гладь - везде таится жизнь, неподвластная непосвященным, но доступная, пылающая, живительная, если о ней знаешь.

Отчаянная любительница всего живого, всегда предпочитающая дикую, глухую, безлюдную природу любому, даже самому престижному, исключительно ценному для прочих обществу. Симфонические оркестры, записи которых она слушает на старых поцарапанных виниловых пластинках, давно простились со своими музыкантами, ссохшиеся соцветия, бережно хранимые меж пожелтевших от времени книжных страниц и за пыльными стеклами пузатых сосудов, давно утратили свои яркость и цвет, но для нее в них жизненной энергии не меньше, чем в бьющемся о рваный каменный берег прибое, чем в высоко парящих птицах, бросающих на черную землю размашистую тень от своих могучих крыльев. До определенной поры она обходит стороной озлобленных, жадных и неизменно завистливых людей, сторонится тьмы, избегает мрачной, темной городской жизни, окутывающей душу холодной и тяжелой сетью, из которой не выбраться. Наивна, верит в лучшее в людях и в жизни, зачастую переоценивает собственные силы и добрые помыслы тех, кто ее окружает.

Не измученный, но повидавший многое на своем веку, успевший узнать цену жизни и решить, что не так уж она и ценна. Нисколько не дорожит ни собой, ни остальными, к людям относится скорее пренебрежительно, чем с каким бы то ни было участием, хотя - крайне редко, в исключительные моменты - и минуты всепоглощающей любви ко всему живому в нем пробуждаются, чтобы оказаться вновь затоптанными, погребенными под тяжелым характером и скептицизмом. Человеческая жизнь для него - не ценность, на его счету далеко не одно убийство. Ему хорошо знакома ненависть, он не брезговал вовсе ничем, пока не отрекся от любого проявления собственных эмоций вовсе. Давняя драма, тяжелая утрата, навсегда оставившая в его душе и сознании дыру, провал, затягивающий своей пустотой, заставила его остановиться, преломить всякую тягу к жизни, которую он прежде планировал, мечты о которой лелеял, оставив лишь банальное удовлетворение потребностей во имя бессмысленного существования. Его безликое жилище затеряно в никогда не умолкающем центре города, полнится гулом проезжающих автомобилей, доносящимися с улицы людскими голосами и скрипом, хрустом, жужжанием, обычным для большого дома, где нет ни единой возможности остаться наедине с самим собой, прислушаться к себе, вернуться к собственным истокам. Спотыкаясь о жестяные банки-пепельницы, потирая изъеденные неизменным табачным дымом глаза, он живет по привычке, не видя ни какого бы то ни было смысла, ни возможности легко прекратить такое существование.

***

Быть может это будут учитель и ученица, поначалу не питающие друг к другу никаких теплых чувств, но привязывающиеся по мере того, как лучше друг друга узнают. Возможно, это будет дальние родственники, вынужденные мириться с событиями печальными и безвыходными, где только они могут расставить все на места.

три

Городок, казалось бы, хаотично возникший вокруг старой лесопилки, пропахший хвоей, кленовым сиропом и горьковатым ароматом молотого кофе, разве может он представлять какую-то угрозу? Улыбчивая высокая худощавая девушка за прилавком уютной харчевни - воплощение приветливости, молодости и открытости. Ее обожают все, ее заведение - любимое у горожан всех возрастов. Школьники в ожидании желтобрюхого автобуса толпятся у изогнутой витрины с выпечкой, жалуясь ей на требовательных учителей. Сами эти учителя, небрежно бросив машины у обочины в обеденный перерыв, доверительно шепчут просьбы налить в их кофе побольше коньяка перед тем, как вернуться к своим подопечным. Шумные компании, собирающиеся вечерами, негласно считают хозяйку заведения главной героиней вечера, разбредаясь сразу после того, как она начинает неловко зевать. Ее все любят, и все безмерно горюют, когда ее сестра-близнец таинственно исчезает. Откуда ж им знать, что их любимица, заламывающая руки в рыданиях у пустого гроба, сама ее и убила?

Умудренный жизнью и горьким опытом детектив едет в городок нехотя, даже его машина глохнет на въезде, будто натыкается на невидимый барьер, призванный уберечь, не дать преодолеть последнюю, возможно - роковую черту. Недовольный, измученный размышлениями о трагическом исчезновении девушки в городе, где, казалось, никто не упускает никого из виду двадцать четыре часа в сутки, он с внезапно возникшим липким страхом смотрит на грустно улыбающуюся блондинку за прилавком, все еще носящую черную ленту траура в память о пропавшей сестре. "Ее сестра пропала без вести пару месяцев назад, - доверчиво шепчет ему крепкий парень сквозь густую бороду, которому бы пиво пить с друзьями, а не ждать свой американо с печеньем. - Вон, так горюет, что повесила портрет даже." Детективу не требуется и пяти секунд, чтобы с ужасом осознать, что с черно-белой фотографии на стене на него смотрит не исчезнувшая девушка из его дела, а та, которая с невинной улыбкой в эту самую секунду ставит перед ним чашку эспрессо.

И сразу же - каюсь, долгое-предолгое время я была избалована круглосуточным обсуждением самых бредовых идей с любимым соигроком, а после большого перерыва даже вспомнить, как оно, собственно, происходит, когда ищешь нового партнера для игры, знакомишься с новыми людьми, чтобы в дальнейшем поделиться с ними своими мыслями - вот даже вспомнить это все тяжело. Поэтому прощу прощения за корявое изъяснение.

Пожалуй, теперь вопрос, волнующий большинство - внешности. Для меня он совершенно не принципиален, обсудим-договоримся, не вижу в этом никакой весомой проблемы (:
Посты пишу разные, средний объем - 7-8 тысяч символов, могу много больше, могу меньше, но последнее, откровенно говоря, не особенно жалую, подавай мне всякие детали и описания, люблю я их. Приведенный ниже - только пример, к тому же, не самый удачный; при необходимости представлю другой.
Личная связь - практически необходима, но допускаю возможность обсудить все и в личных сообщениях, хотя это крайне неудобно; кросспол - по барабану, хоть гениальным попугаем, отбивающим тексты клювом, будьте, начну восторгаться и умиляться) Себя в качестве постоянного и неизменного собеседника навязывать не стану, но с удовольствием буду общаться как на тему совместной игры, так и о других, каких угодно мелочах.
Не кусаюсь, с собаками по форумам, городам и весям разыскивать не стану, но все же буду рада и благодарна, если скажете прямо, что история вам наскучила - бывает и такое, что поделать - а не пропадете без вести, ответа и привета.
Пример вашего поста:

Пример поста

   Непростое время, так сказала Сильверстоун, звучало это так, как будто разразилась война или еще какая-то жуткая катастрофа, затрагивавшая всех без исключения. На самом же деле кроме Мэри и Хлои во всей больнице наверняка не нашлось бы ни одного человека, который переживал о Мэттью Брауннинге. То, что, по крайней мере, для Мэри было равносильно страшному кошмару, для остальных было только печальным, но, в общем-то, вполне обыденным происшествием. Но время и правда было непростым, для двух подруг точно, и им обеим было легче, насколько вообще могло стать легче в этом мучительном состоянии неизвестности, вдвоем. Голд знала, что ее поддерживают, и это понимание позволяло ей с горем пополам держать себя в руках и не скатываться в очередную истерику.
   - Спасибо, - Марианна не знала, что еще сказать Хлое, она была невероятно благодарна ей за то, что она не просто сама проведала друга, но и помогала девушке попасть в палату. Пока Мэри расстегивала застежки на туфлях, стоптанных за эти часы, и с подломленным каблуком, Сильверстоун отодвинула тележку с инструментами и зашла в некое подобие кладовой. Мэри и не заметила эту дверцу сначала, но, судя по всему, там было что-то вроде гардеробной сестер или места, где хранились их личные вещи. Хлоя вынесла ей халат и дала мягкую обувь. Девушка тут же задвинула свои туфли под кушетку и надела предложенную обувь, ноги побаливали после беготни на высоких каблуках, и теперь было непривычно ступать на пол всей стопой, а не натруженными носками. Мэри терпеть не могла неудобную обувь и высокие каблуки, но ради праздника решила принарядиться. Лучше бы надела кеды и вообще ничего не устраивала! Все эта вечеринка и ее глупый энтузиазм!
   Перед тем как надеть халат, Марианна услышала в наряженной тишине чье-то тихое пение, напевали какую-то веселую и непринужденную песенку. Сообразив, что это рингтон ее собственного телефона, она вытащила его из кармана джинсов. Мелодию звонка Мэри сменила специально перед днем рождения Хью, хотела создать и себе, и другим праздничное настроение. Она и песню эту впервые услышала на прошлом дне рождения парня, и та прочно стала ассоциироваться у девушки с компанией ее парня. На экране было сообщение о том, что заряд батареи так мал, что аппарат грозится с минуты на минуту разрядиться, а в верхней части красным сияло число пропущенных вызовов. Оказывается, друзья искали ее все это время, а она даже не услышала и не сообразила проверить телефон. Но звонить и что-то говорить теперь было бы бессмысленно, тем более девушка рвалась поскорее увидеть друга и узнать, что же с ним произошло. Еще там было несколько сообщений, в том числе и от Дома, тот хотел узнать, как проходит вечеринка его друзей. Отвечать на сообщения тоже было бы глупо и означало бы просто потерю времени, лишние потерянные минуты, которые они могли бы провести рядом с Мэттью. Придержав кнопку на верхней панели, Мэри отключила свой телефон и спрятала в сумку, которую вслед за туфлями опустила под кушетку.
   Теперь, последовав указаниям Хлои и застегнув халат на все пуговицы, девушка собрала спутанные волосы в руку и убрала за спину, пару раз моргнула, чувствуя, как веки опухли от долгих слез, и повернулась к подруге. Та, видимо, осталась довольна ее внешним видом, и девушки вышли в коридор. Пока доктор запирала дверь, Мэри озиралась по сторонам. В длинном изломанном поворотами коридоре было тихо и безлюдно. Где-то отдаленно все время слышались чьи-то шаги и голоса, но это было то ли на другом этаже, то ли в другой стороне, и они так никого и не встретили, пока не добрались до уже знакомой Мэри стеклянной раздвижной двери. Теперь, когда рядом с ней шла Хлоя, а она сама полностью соответствовала больничным правилам посещения, никто не мог препятствовать тому, чтобы Марианна прошла, но девушка все равно чувствовала себя наряженно. Но они быстро миновали это место, прошли мимо палаты, где кто-то давал какие-то указания еще кому-то и, наконец, остановились. Перед Мэри была обычная широкая белая дверь, номер и короткое наименование палаты. Для нее самой все было куда волнительнее, задрожали руки, и она нервно сглотнула.
  - Я поняла, буду спокойна, обещаю. - Мэри кивнула, полностью уверенная в том, что ее слова не будут пустым звуком. Она должна была держать себя в руках, иначе неприятности будут и у нее, и у Хлои, а подставлять подругу девушка точно не хотела.
   Она немного удивилась такому повороту, но вошла в палату первой. Старалась держаться собрано и спокойно, но взгляд сразу же зацепился за койку чуть слева. В палате были еще люди, они тяжелым взглядом наблюдали за неожиданными посетителями. Голд поежилась, когда представила, что всем им, вероятно, пришлось или еще придется видеть чью-то смерть, и она очень хотела верить, что это будет не смерть Мэтта. Лучше бы никто вообще не умер в этой палате! Они же не все были в таком состоянии, как Брауннинг.  Кто-то был там после сложной операции, а кто-то без сознания и ничего этого не мог увидеть... Сердце колотилось так сильно, что Мэри чувствовала его где-то в горле, ее затошнило, и, чем ближе она подходила к другу, тем сильнее чувствовала это.
   Мэттью лежал с закрытыми глазами, к его руке тянулась капельница, а рядом тихо гудел аппарат искусственной вентиляции легких. Мэри не удержала вздоха или всхлипа и прижала руку ко рту. Ей снова хотелось разрыдаться, либо потрясение при виде друга в таком состоянии было настолько сильно, либо прошло действие успокоительного Хлои. Еще пару раз нервно всхлипнув, девушка не смогла больше удерживать слезы, и они сами собой покатились по щекам.
   "Нельзя плакать, слезы никак ему не помогут!" - девушка постаралась снова успокоиться, но думать так же отстраненно как и в больничных коридорах, когда она пообещала держать себя в руках, у нее уже не получалось. Нерешительно подойдя вплотную к койке, Марианна осторожно коснулась безжизненных пальцев друга, разглядывала следы запекшейся крови у него на лице. Стараниями медперсонала Мэтт больше не был похож на то жуткое окровавленное тело, которое Мэри видела на месте аварии, но теперь, с тянущимися к телу трубками и этим жутким аппаратом, который дышал за него, парень не походил на себя еще больше, чем тогда. Хлоя стояла рядом, изучая прикрепленные к изножью документы. Знать их содержание девушка одновременно и хотела, и нет. Наконец она обратилась к подруге:
   - У него... - она замялась, не решаясь озвучить то, о чем они обе думали. - Каковы его шансы?
   Она специально не стала спрашивать, выздоровеет ли Мэтт или смогут ли его вылечить, побоялась, что подруга не скажет ей правды, чтобы обнадежить. Она не была уверена, что Хлоя могла бы так поступить, но близкие люди и друзья часто пытаются уберечь друг друга от плохих новостей, а это был как раз такой случай. Девушка наконец отпустила неживую руку Мэттью и поглубже вздохнула, убирая волосы за уши. Надо было прекратить срываться в слезы каждую минуту, если она хотела услышать все как есть, без недосказанностей и ложных надежд.
   "Мэтт и ее друг," - вновь напомнила себе Голд, отступая к изножью, поближе к подруге. Она мельком взглянула на бумаги в руках той, читать через плечо было бессмысленно. По лицу было невозможно понять, что же узнала из этих сведений Хлоя, и Марианна догадалась, что та теперь рассуждает как врач, здраво и холодно. Такой выдержке можно было позавидовать, ведь врачам нужны не только медицинские профессиональные знания, но и умение контролировать себя.
   - Может быть, найдешь своего пациента? Я не буду буянить, просто побуду тут немного, дождусь тебя? - Мэри отчаянно не хотелось, чтобы подруга уходила. Она вспомнила о ее фразе про другого человека в реанимации совершенно случайно, пока оглядывала палату, и почувствовала укол совести: вдруг ему тоже нужна срочная помощь, а его врач вместо этого успокаивает истеричную девчонку? Еще она боялась, что Хлоя и правда так сделает, но выпроводит и Марианну из отделения, пока она не натворила чего-то неправильного. Оставлять Мэтта теперь, когда он был прямо перед ней, казалось совсем неправильным, равносильным преступлению, но и помочь она ему не могла совсем ничем.

+2

23

Форум: http://jumpstreet.rusff.ru/
Текст заявки:

Ищу единственного сына, с которым предстоит выстроить отношения, 14-17 лет

Джеймс - пока будем называть его так - унаследовал лучшее от отца, если можно так сказать. Он воспитанный, интеллигентный, возможно излишне даже правильный и педантичный юноша, романтическая натура и прилежный ученик. В частной школе Итона о нем отзываются самым любезным образом, хвалят за примерной поведение, отзывчивость, доброту и энтузиазм. Он и в самом деле положительный со всех сторон для общества, но в тихом омуте, как говорится... не в этом случае, потому что все старания Джеймса посвящены одной единственной цели - добиться одобрения отца.
Вообще то Джеймс ни в чем не виноват. Так выпали карты много лет назад, когда его дядя наперекор матери решил жениться и заставил сделать то же самое его отца. Ричард никогда не любил его мать, как положено, и детей в ту пору не очень то хотел, но девушка его любила и желала семью и детей. Когда же погиб Роберт - дядя - и отец ухнул в синюю яму, брак вскоре развалился, поскольку трудно сохранить союз с неадекватным человеком, к тому же этого и не желающим. Джеймс тогда был очень маленький и вряд ли вообще это помнит, а вот Ричард с того дня сына в глаза не видел. Но бабушка и дедушка по линии отца внука полюбили сердечно, помогали им с матерью и каждое лето охотно забирали мальчика пожить у себя. Это их рассказам о отце - без гадких подробностей и только в хорошем свете - Джеймс обязан своей назойливой цели, ставшей идеей-фикс. Добиться одобрения отца. Стать лучшим. Достойным. И он действительно таковой - например, экстерном идет к окончанию школы и поступлению в колледж.
Три года назад ваша мама снова вышла замуж. Для Джеймса этот человек выглядел слишком грубым, невоспитанным, иными словами - ничего общего с неведомым, но восхитительным отцом. Первые же попытки того воспитывать пасынка привели к беспощадному подростковому бунту. Неприязнь к отчиму и ревность к матери, чувство ненужности и одиночества усилятся, когда год назад родится их ребенок, ваша сестра. Неподчинение домашним достигнет критической точки, весной этого года отчим сильно побьет пасынка и это приведет к крупному домашнему скандалу между четой пожилых Уайтстонов и четой Симмонс. Бабушка заберет в марте - сразу после - мальчика в их дом, поднимая судебное дело о передаче опеки. И тут то - не ведая о происходящим - в Лондон приедет ваш отец, проездом навестит родителей. Это и будет наша первая личная встреча и шаг в дальнейшее, поскольку - вероятность велика - мне придется взять вас под опеку и забрать с собой в Филадельфию.
Я не категоричен и с радостью обсужу нюансы. Однако в одном я придирчив - я хочу видеть цельный образ. Этот мальчик может быть для всех образцом правильности и даже педантичности, но он - подросток и это подразумевает как минимум внутри него все трудности этого периода. Гормоны, стресс, нервы, ревность, проблемы, раздуваемые до эпических масштабов, претензии за непонимание. Я готов видеть - по случаю - домашние истерики, крики, требования, но не готов к превращению юноши из того, кто все же хочет одобрения отца и старается ради этого быть успешным, в шалопая, разгвоздяя и этакого бунтаря с улиц. В ходе игры вас могут попытаться увлечь в эту степь друзья, например - конечно. Но всему должен быть мотив, и это для меня главное. Ваш отец очень беспокоится о чести семьи и чистоте имени, и вить из себя веревки недостойным поведением не позволит.
Ваши отношения с мачехой вы решите сами. Она довольно милая и добрая женщина, но будет она вам нравиться или нет, или вы будете её всей душой ненавидеть, - да хоть подглядывать в душе - все эти тонкости бытия решатся уже в ходе игры, я думаю. От себя могу сказать, что я заинтересован в прохождении этого сюжета между отцом, сыном и новой семьей отца, к любому финалу. Возможно, я пожалею, что не видел Джеймса раньше и буду очень горд им, как любящий отец. А возможно, утвержусь во мнении, что не зря не поддерживал контакта. Все зависит только от игры и нас самих, одно скажу точно - это поиск нужного и важного члена семьи, а не просто, чтобы был. Так же, и я и ваша мачеха - игроки, готовые поддержать любой, самый безумный ход, так что скучно точно не будет.
http://jumpstreet.rusff.ru/viewtopic.php?id=10#p1280826
пост 26

Так же, на случай, ищу двух кузин, 27-37 лет, родных сестер. Одна из которых ярая феминистка, вторая напротив считает, что главная цель женщины в жизни - удачно выйти замуж, этакая гламурная леди. :) Подробнее лично на форуме.
По заявке заинтересованным лучше обращаться ко мне сразу на форум во избежание путаницы, так как сей профиль рекламный и пользуется несколькими людьми.
Ваш персонаж: Ричард Уайтстон, 38 лет, британец, живет в Филадельфии последние 8 лет. Глава издательского дома "Винтефаер", в обществе известен как человек сдержанный, холодный, даже чопорный и надменный, но друзья знают его с более лучшей стороны. Женат второй раз, на американке. С первой женой и сыном от нее (пока своим единственным ребенком) не виделся последние лет 13.
Пример вашего поста:

Пример поста

Именно поэтому Ричард не любил делиться своими проблемами – не одна из них не была видна окружающим его глазами и его чувствами.  Вот он и допустил фатальную ошибку, по слабости этих чувств ляпнув то, что следовало держать при себе намертво. Ошибку, за которую придется платить – и выписывается чек во взгляде, удивленно недоверчивом у Джессики напротив и в её первом же вопросе. Вряд ли она понимала степень напряжения в своем собеседнике, которому честно говоря больше всего хотелось вскочить, схватить этот раздражающий теперь своей примитивной безвкусицей стол и просто отшвырнуть его в сторону – лучший способ выплеснуть злобу через физически агрессивное действие.  Но вместо этого он сидел каменной статуей, неподвижный до пальцев, лежащих на столешнице.  Чашка с чаем – распространяя свой бодрящий тонкий аромат – стояла возле руки, но к ней не притронулись, потому что Ричард перестал смотреть в окно, когда женщина начала свою повесть. Перестал лишь для того, чтобы перевести на нее взгляд  - внимательный, пронизывающий, холодный. Разве что немного расширенный зрачок мог бы подсказать, что его владелец не настолько непробиваемо равнодушен в эту спорную по своим итогам минуту.
Она не понимала. Да и откуда бы ей было понять? Он сам бы не понял ни грамма каких то десять лет назад. Так же говорил бы о каких то примерах из чужой жизни – мало разве их за многие века накопилось? Особенно в Англии, где весь девятнадцатый и большая часть двадцатого века были убиты на ту романтичную спесь, которой теперь все так восхищаются в фильмах и книгах.  «Гордость и предубеждение», «Север и Юг», «Джейн Эйр»… можно перечислять до бесконечности и почти каждая барышня в Филадельфии будет знакома с большим количеством из этого списка.  Они все любят англичан, пока их не видят. А когда видят, американская непосредственность разлетается вдребезги поражением от столкновения с веками выдрессированной светской сдержанностью, скованностью в публичном выражении своих эмоций – это неприлично, как минимум – и для них не понятно, как можно идти ко дну с гордо поднятой головой и привычно надменным выражением на лице. А ведь это было отличительной чертой британского джентльмена – непробиваемое спокойствие даже в адском котле.  Индусы обожествляли и одновременно демонизировали английских охотников, равно как и африканские племена – никто иной не мог с таким каменным хладнокровием стоять на месте, прицеливаясь, когда на него несется обезумевший от боли слон или тигр-людоед.
Или выйти к толпе беснующихся ирландцев.  Даже ее соплеменники, известные своей горячностью крови и упрямством, частенько пасовали именно перед этим воплощением надменного невозмутимого достоинства. Но это не было бесстрашием – все они были людьми, и все врожденно были обречены испытывать страх. Он испокон веков сопровождает человека плечом к плечу и эти качества должно выработать в себе. Заставить себя. Сами они не придут.
Холодность. В аристократии  было не популярно излишнее излияние родительских эмоций на своих чад – и во многие знатных семьях все еще. Может быть это и воспитало те поколения непробиваемых ни одной ситуацией мужчин и женщин, которыми так исподволь восхищались прочие? Его родители любили их с Робертом до безумия – он знал это наверно всегда. А если бы не знал, то увидел наглядно по их безумному горю от гибели Роба, по отчаянной борьбе с истинно британским терпением с его нравственным и моральным падением на протяжении долгих семи лет.  Но при этом он не мог вспомнить излишне бурных и частых ласк без причины. Или пылких эмоциональных речей.  Оттого ему вдруг захотелось оборвать Джесс Келли, потому что все внутри негодовало от тех намеков, что сквозили в ее рассказе. Он знал сотни примеров семей, где не было недостатка в красивых словах – потому слова ничего не стоят, дым. Самая дешевая плата за возможность вести безответственный образ жизни и скрывать слабость и трусость натуры. Разве сладкие речи показатель любви? В них лишь один толк – показатель того, как умел человек в обращении с языком по части развешивания лапши по чужим ушам!
В семье Уайтстон показатель всегда был лишь один – настоящий – это действия.  Отец не говорил ему, как он важен и дорог, он просто положил свою руку сыну на плечо однажды вечером и спокойно молвил: «Ричард, сынок. Я доверяю тебя управление филиалом в Филадельфии». Это имело значение больше всех самых красивых и нежных слов, потому что мистер Уайтстон  рисковал приличной долей благосостояния всей семьи и честью их имени, поведи сын себя недостойно вдали от дома.  Так разве он сам произвел какое действие, которое могло бы показать недостаточность его чувств к жене? Впрочем – и гнев его поутих – собеседнице неоткуда было знать этой истории во всех ее живописных поворотах сюжета. Но последствиями этой подавленной вспышки все еще часто и тяжело поднималась и опускалась грудная клетка под лоском дорогой рубашки и пиджака.
- Красивая история, - наконец, когда девушка точно окончила, заняв рот салатом, обронил он. Ни мимикой, ни интонацией не позволяя себе сейчас слабины в эмоциях и держа лицом маску классически надменной британской позы, мужчина все еще не шевелился, а баритон Уайтстона звучал привычно бездушно. – Почти как у Маргарет Митчелл.  – Даже слишком почти, он – знаток прозы – едва не подумал, что ему пытаются скормить под видом правды чей то старый вымысел.  Но из принципов хорошего тона не посмел делать таких низких намеков, оскорбляя девушку. К тому же литература и жизнь всегда знали тысячи совпадений.  – Но любовь, мисс Келли – сложная материя. На одну историю все же возникших в ответ чувств всегда придется сотня так и оставшихся без отклика. И дело не в плохом старании их героев или недостаточной силе их чувств, просто нельзя заставить себя любить – никаким образом. Лишь заставить привыкнуть, но это удержит героев вместе лишь до тех пор, пока в безразличном сердце не вспыхнет непредсказуемое чувство – к кому то еще. А что же потом?  Мне нет нужды – полагаю? – перечислять вам сколько кровавых и пресытившихся болью трагедий знала история на одной только почве любви.  Я рад за ваших родителей, но – лишь допустим – каков бы был финал, если бы спустя пять, может десять лет стараний вашего отца – верно познавшего в этот срок всю бездну  страданий человеческого сердца, которое знает о отсутствии любви к себе – ваша прелестная матушка вдруг полюбила бы не его? Скажем, нового соседа? И так страстно полюбила бы, что забыла все приличия и жесткое воспитание Юга и кинулась в это чувство с головой? Если бы вы писали этот роман, глядя на него со всей реалистичностью характеров, Джессика…, - он пытливо взглянул на нее, -  любовь вашего отца заставила бы его склонить голову и отступить смиренно от своих притязаний, чтобы женщина, которую он любил, наконец была счастлива – даже если не с ним?  Или… - англичанин наконец скупо улыбнулся, но с каким то ядом, - исход истории стал бы более драматичным? - Его знания о натуре ирландцев заставляли предполагать близость второй вероятности, но он не стал навязывать это Келли. Она ирландка, так пусть сама решит, что ближе – даже если предвзято приукрасив.
Но говоря это, он и не думал проводить параллель между этой и своей историей.  Рассказать правду – значит, опорочить имя Элизы перед незнакомыми ей людьми.  Пусть лучше мир вокруг считает с чистотой умысла, что всему виной холодность самого Уайтстона и его неумение говорить что то ласковое супруге.  Пусть их мнения не учитывают в этой критике все его вложенные силы и произведенные старания – он это тоже переживет. Даже если этими внимательными глазами сплетников в ресторане припишут, что виной разлада его любовь гульнуть налево с какой-нибудь симпатичной молоденькой писательницей, вроде – очередной – вот этой рыжей, - не страшно.  Со всем этим он привычно справится, не дернув бровью, в своей непробиваемой броне классического английского джентльмена.  Вот только смысл от несокрушимых стен бастиона, когда внутри все прогнило и обрушилось?
- Или наоборот, он вдруг увидел бы женщину, преданно любящую его, и осознал бы, что дурак и тратил время лишь из упрямства, когда давно мог быть счастлив? Не судите истории, нюансов которой вы не знаете, Джессика. – Мужчина улыбнулся мягче и печальнее, вздохнув. – Это самая великая людская ошибка. 

0

24

Форум: http://theredbus.ru
Текст заявки:
Ищу в пару или Ж+Ж, тогда хотелось бы видеть Halsey
Или М к Ж, тогда хотелось бы увидеть Ronnie Radke, Adam Levine, Shannon Leto (обсуждаемо)
Возраст: 25-30  (Ж)| 30-40 (М)
Род занятий: пусть будет тату-мастер, но не принципиально
Ориентация: би, гомо (ж) | гет (м)
о персонаже:
Честно говоря, я не хочу как-либо ограничивать персонажа в биографии, поэтому тут оставлю всё на волю автора. Мне важен скорее всего характер, ибо вижу этого персонажа весьма пробивным в своих взглядах, при этом человеком, что может выслушать, может окутать своей теплотой и вниманием. Любит детей, и может быть на момент игры немного потеряна в жизни.
Скорее всего профессия творческая, может какой-то фриланс.
Ты зажигалочка, которая пробуждает людей жить и верить, комок тепла и дерзости в одной коробке, которая может сказать, что всё будет хорошо. При этом может быть весьма собранным в нужные моменты, если персонаж М, то вполне может быть рассудительный с некой отеческой заботой.
Об игроке:
Некая общительность, чтобы можно было поболтать о чем-то, покидать в друг друга вдохновляющие песни, картинки, ибо я тот еще визуал.
Скорость, мне очень важна скорость игры, чтобы я не теряла запала. Мне не важно сколько будет написано 3к или 7к, мне важна составляющая, я очень люблю эмоционал, я очень люблю диалоги.
Устал от постоянного стекла, хочется чего-то светлого. Но драму тоже можно раскрутить со временем я всегда ЗА.
Ваш персонаж: (Lee Sunbin) Хан Йе Сыль, 30 лет, криминалист в отделе убийств и тяжких преступлений, есть дочь 9 лет. Дочь Генерала из Сеула, сбежала в Лондон, как только узнала, что беременна от своего парня, которому не хотела портить карьеру. Много училась, работала, чтобы что-то сделать из себя. Спустя восемь лет встретила отца дочери и ввязалась в расследование, из-за которого ее чуть не убили. Хотела наладить отношение с отцом дочери, ибо любила его всю жизнь, но не сложилось. Теперь пытается наладить личную жизнь, хотя ничерта не умеет и даже не знает как.
Пример вашего поста:

Пример поста

Йе смотрела на девушку и понимала, всё сильнее сколь они похожи, и лишь кивала головой, тепло улыбаясь. Наверное, Йе всегда не хватало той поддержки, того, с кем можно просто поговорить. Да, что говорить, Йе не умела дружить, так же, как и строить отношения, она знала лишь теорию, потому что всё вечно складывалось на перекосяк. И лишь множество работы над собой хоть как-то держали наплаву.
Твоя психолог была права, — сказала Хан, — Спасибо, если предоставишь уши, хотя я честно говоря, и не знаю, какого это, довериться кому-то, мой образ жизни лишил меня какой-либо личной жизни, поэтому я благодарна тому, что ты вытащила меня. Думаю пару пинт, и я использую твоё предложение по полной. — Йе искренне улыбнулась, и театрально приподняла бровь, мол "Ты сама напросилась, потом не жалуйся."
Говорить было легко, действительно легко без преград, и хотелось доверять, хоть кому-то, попытаться, потому что замкнутость все больше становилась невмоготу. Как удивительно, ведь стоило отрезать от себя мечты, все мысли о Киме, как многолетняя тяжесть навалилась, проявилась. А может просто играло и то, что Су взрослела и ей требовалось все меньше внимания, и теперь вся пустота в груди становилась лишь ощутимей.
Йе с вниманием слушала Лекси, иногда кивая, иногда лишь ухмыляясь.
Да, возможно ты права. Просто знаешь, я верила столько лет в сказку, что мы встретимся, он всё узнает, и мы будем вместе, но его холодный расчет сыграл не на руку, и я поняла, что на розовых мечтах я не уеду, как бы больно не было.
Вновь ироничная усмешка:
Я слишком трезвая для этой беседы.

Наверное, этот бар оккупировали феминисты или лесбиянки, или те, кто просто устал от внимания и притеснений. Хотя, в столь толерантной стране, как Великобритания, это казалось чем-то воинствующим, но Йе не была приверженцем каких-либо радикальных идей, кроме обычной свободы выбора, но атмосфера была приятной. Раздавался тихий смех, некоторые девушки работали попивая кофе, и дружелюбная официантка расторопно приняла заказ, и принесла напитки, говоря, что пищу принесут позднее.
Хан сделала глоток красного эля, и посмотрев на бокал, поняла, что лучше ей захмелеть быстрее, нежели обычно, поэтому она сделала еще три крупных глотка, чтобы на голодный желудок алкоголь подействовал сильнее. Она слушала Кейн, и вновь беззлобно ухмыльнулась, видя совпадения, понимая ее больше. И понимая, насколь ее собеседница была обижена мучной, коль бросив друзей она так далеко сбежала. Как и Йе, только Хан сама так выбрала, она знала почему, чтобы избежать другого брака, чтобы не стать осуждаемой и не портить репутацию отцу, не портить жизнь До Хёна. она сама решила, она справилась, смогла, но только вот какой ценой...
Она слушала детектива и когда та допила бокал, последовала ее примеру, и показала жест официантке, чтобы повторила.
Ого, как знакомо. — Хан выдохнула,— Да, лучше захмелеть быстрее, так язык развяжется быстрее. — она тепло улыбнулась, — Знаешь, Корея, страна передовая, где правит закон, где крутые технологии, где все передовое, а общество все еще традиционно, и когда твой отец генерал, глава военной академии, известен во всех верхах, бывал у Президентов, и почти все детство был в разъездах, но при этом уделял тебе внимание, любил, рассказывал и обучал, ему и матушке, что вечно хлопотала за старшего брата, что сбежал их дома аж в Нью-Йорк, что ты связалась с кадетом и забеременела от него, отказав сыну влиятельного человека в браке. И этот курсант еще и разбил нос предполагаемому жениху. Отец видел в моем брате продолжение нашего военного рода, но брату было не интересно, а мне не позволяли, я должна была учиться, и стать примерной женой сына бизнесмена весьма крупной компании. Но я не смогла, мне был противен тот мажор, и узнай, что я вне брака залетела это был бы удар по моей семье. Репутация у нас слишком сильно цениться. Отец и мать поддерживали меня и поддерживают, они хотели моего возвращения в Сеул, чтобы я там обустроилась, они даже согласились, чтобы я осталась в полиции, но я не хотела Су той жизни, где нет детства, где лишь одна учеба и постоянный страх провалиться. Образование у нас безумно, у меня не было друзей, ни только личной жизни. И первая влюбленность обернулась болью. — бокалы оказались на столе, а хмель коварно ударил в голову,— Я за свои двадцать девять, спала только с одним мужчиной. Потому что верила, потому что воспитание. А сейчас, я так выпала из жизни, что кроме работы ничерта не знаю.
Она выдохнула, вспоминая прошлые вопросы:
Когда-то каталась на коньках. Я занимаюсь танцами, то что не бросила перебравшись в Лондон. Раньше играла на фортепьяно, ибо дочь генерала должна быть образованной, тут научилась на гитаре. В Америке так и не была, хотя брат столько лет зовет в Нью-Йорк, но я отправляю туда только Су, она уже повидала куда больше чем я в свои годы. Читать не особо люблю, ибо если книга не захватывает сразу, то она будет отложена надолго.
Вновь глоток и продолжение:
Знаешь, если бы у меня были друзья, те с кем могла я честно поговорить, может я бы и не сбежала, но я не жалею. Сейчас оглядываюсь и не жалею. Мне помогали, но сделала себя сама, я не сломалась, этим стоит гордиться, если не думать, какой ценой. — она улыбнулась,— А ты? Что ты любишь? Видишь, я уже опьянела и мой язык молчавший столько лет готов нести любую чушь.Почему ты рассталась с Деймоном? Он не принял твоего ребенка?

Отредактировано Пудж (12-05-2019 23:39:18)

+1

25

Текст заявки:

такая у меня история: есть своя игра, вдохновляющие соигроки и потенциальное развитие персонажа. везде я локомотив, мастер-затейник и тамада. можно меня в тихий уголок, в годный эпизод и вообще на ручки? я даже на шею обещаю не лазать и ножки с неё не свешивать? берите меня тёпленького, готового закрыть ваш гештальт или даже грохнуться в неизвестный фэндом... одно условие - дайте искры! дюже нуждаюсь, чтобы совпадали по слогу и не играли в поддавки.
приходите в лс с примерами игры. играю любой гендер, возраст, расу.

Пример вашего поста:

Пример поста

Тлеющий зрачок на конце сигареты выжигает дыру в сутках. Подрагивающие пальцы вминают окурок в чёрное небесное брюхо, как в пепельницу. Колючие звёзды гаснут одна за другой — непрерывная драма смены дня и ночи.

unts — зрительный нерв перегорает от вспышек стробоскопа. unts — окутанные в электронные обертона ноты забиваются в уши, басы щекочут ливер, исходя дрожью от пола, который липнет к подошве подсыхающим, кем-то разлитым пивом. unts — на языке перекатывается знакомое колесо, за что не лишне вылизать изнанку губ неизвестного, но щедрого, кем-бы-он-ни-был. unts — запрокинутая голова открывает беззащитное горло — вечер пятницы выкусывает из Джея остатки самосохранения.

Узкая полоска тусклого света просачивается между приоткрытых век. Опалесцирующая луна окрашивает край неба менее тёмным оттенком чёрного.
В раздраженной слизистой скрипит песок. Очередное их, слипшихся век, размыкание, заставляет Джея устало поднять взгляд на взошедшее, теперь уже, солнце — наглое и яркое, как залп фейерверка. Его хорошо видно левым глазом, обзору правого мешает металлический бак, к которому Уорхолл притёрся щекой. Цветок зла торчит над многоугольем зданий. Рассвет застаёт его в узкой уличной кишке со стороны служебного входа сомнительного паба или клуба или пробелы-пробелы-пробелы, обложенного пузатыми мусорными мешками и плотным душком перегара. Голова на пробу склоняется к плечу: жилку на виске нервно дёргает, и болевой импульс достигает напитанного этанолсодержащим мозга занятого удержанием органических жидкостей, коварно подступивших к пределу выносливости организма. Спазмы, поднимающиеся от желудка к глотке, вздёргивают нетрезвую тушу вверх: пальцы впиваются в стену (под ногти забивается кирпичная крошка). Вчерашний ужин ухает вниз. Забивается в трещины асфальта. Расплывается как чернильное пятно в воде — живописно и зловеще. Утро дрожащей с похмелья кистью протягивает початую пачку сигарет: (терпкий дым перебивает зловоние)(в кармане помимо курева — бумажный билет от подземки) (в голове — сожаление о годе, в котором не упивался до мёртвого тела).

Город вымер. Наполовину. Плащи под леопард трутся о несвежие тела, лица — смятый газетный ком, обрамлённый одуванчиковым пушком волос — ночной Сохо оседает на старых кедах, вызывающих стрипах и на ботинках от Jimmy Choo, в которых щеголяют «белые воротнички» в попытке вписаться в богемную жизнь Лондона. Пока ещё (или уже) закрытые витрины бутиков, заведения с растяжками радужных флагов, клубы, выплёвывающие из своего чрева тусовщиков, зевающих во всю пасть, подсказывают Джею, что он на Олд-Комптон-стрит — гей-квартале, где ему даже на пьяном глазу не свезло разжиться ночлегом в компании магла, попадающим под категорию nancy boy.

Сонное, липкое движение, настоянное на поднимающемся с востока солнцем. Голоса, запахи, швы брусчатки под ногами — всё это течёт сквозь мага, как луч от люмуса сквозь витражное стекло — красиво, искусственно. Джей не удивлён ни отсутствием кошелька, ни отсутствием волшебной палочки (покидая пределы магического мира, он решил хоть один штопаный вечер не быть. Собой), ни отсутствием возможности трансгрессировать домой, в постель с чистым, батистовым бельем (хмельной туман в голове обещает расщеп). Главное, сигареты при нём. Горечь на корне языка удерживает связь с реальностью. Некстати маячит полицейский. Во избежание Уорхолл пуляет ещё даже не окурок (четвёртая сигарета за утро) в кстати подвернувшуюся урну (он искренне не помнит, можно ли курить в общественном месте в конкретной этой стране, в конкретно текущем времени — запреты/законы и их стремительные изменения в магловском мире интересуют Уорхолла ничтожно мало). Глоток кофе мог бы сделать невыносимость бытия чуть более сносной. Вместо терпкого эспрессо — тухлая слюнная юшка.

К моменту, когда он добирается до Чаринг-Кросс-Роуд (в вагоне метро ему обламывается полюбоваться на обрезанный член довольно ухоженного эксгибициониста), футболка под блейзером встаёт колом от высохшего пота, а улица зияет дырами в туманном сумраке: тяжелый сытный запах английского завтрака вползает в смешно раздувающиеся ноздри, колокольчик над книжкой лавкой выстреливает где-то за спиной, маглы спешно зачехляются в деловые костюмы, от которых утро скаталось бы в серый, невыразительный мякиш, если бы не кишащие травлеными блохами за углом, и следующим, и снова за поворотом — они — туристы (пёстрая рябь перед глазами).

Рука касается латунной ручки на двери в паб, выкрашенной в дегтярный цвет. "Дырявый котёл" выцарапывает у туманного утра сгорбленный силуэт и инкрустирует в вечно сумеречное, согретое светом свечей, нутро. Воздух жирно пахнет магией. Она гудит в венах, как электрический ток в проводах в мире маглов. Искрящиеся всполохи чар не перед глазами вовсе, а в кончиках пальцев, там, где волшебная палочка становится продолжением мага. Одетый в похмелье, лиловые тени на осунувшемся лице и, само собой, в вульгарную магловскую одежду. Уорхолл акупунктурно надавливает  на кирпичи в глухой стене — арка, ведущая в переулок, съедает то, что остаётся от Джея, чьё добровольное отлучение от магического мира меньше, чем сутки назад, превратилось в затянутый, полный клише блуперс.

Винтажные вывески выщелкивает из головы ночной неон. Джей сбивается с шага проходя мимо "Аптеки Малпеппера", где мог бы приобрести зелье от перепоя. Вот тут же находятся «Слизень и Джиггер» — вышло бы даже дешевле, но мысль о том, что желаемое имеет шансы быть только путём вербального общения с аптекарем, просто вскрывает череп изнутри, как консервную банку с забродившими бобами, вместо мозгов.

Джей филигранно хватает указательным и большими пальцами язычок колокольчика над полуоткрывшейся дверью. "Лавка" встречает пыльной тишиной. Последующие минуты проваливаются в бессознательное. В топкое, как болото, ничто, над которым блуждающими огоньками вспыхивали примитивные рефлексы:
"хватит сучиться, детка" — Уорхолл пытается договориться со своей бязевой палочкой полюбовно, но та отказывается "зажечь" киросиновую лампу;
"вот она, старость", — плотно облегающие скинни застревают на щиколотках, отчего Джей деградирует аккурат на три ступени вниз — плод инерции не вполне трезвой детины двадцати шести лет;
"чтоб я сдох" — в мансарде над лавкой есть всё, чтобы предотвратить скоропостижную смерть мастера волшебных палочек, но тот игнорирует ланч, душ, собственную рабочую смену в фамильной лавке, чтобы, втянув запах лавандовой отдушки на сбитых простынях, в самом деле помереть. До золотистых былинок, медленно впитывающих алый сок в свете закатного луча.

Отредактировано копенгаген (13-05-2019 23:38:51)

+4

26

Форум: http://clickla.ru
Текст заявки:
joseph morgan or matthew davis
Властный самоуверенный сукин сын, который не умеет любить и считает, что все можно купить за деньги, главное предложить нужную цену. И я с этим не могу согласиться, хоть из моих уст это и звучит слишком фальшиво. О чем он, гаденько улыбаясь, говорит бросая смятые купюры на стол. И я сама во всем виновата. Позволила попасть себе в ловушку эмоций, нашла проблему и решила выдернуть ее с корнем. Кто ж знал, что проблем в жизни меньше не станет, напротив, они увеличатся и начнут душить с удвоенной силой. А ведь по-началу идея продать свою девственность мне не казалась плохой. Глупо? Быть может... Но я видела в этом выход. А может просто боялась лишиться ее с кем-то знакомым, а цепануть мальчика в клубе - не мой вариант. Вот и решила продать. И ведь не нужны были деньги, но разве это ему объяснишь? Да и надо ли. Мы оба получили то, что хотели. Он - девственницу в копилку партнерш (уж не знаю был ли это его фетиш или давняя мечта), я - решение досадной проблемы, из-за наличия которой чувствовала себя не полноценной. Казалось бы, наши пути должны разойтись. Но что если такие разные люди как мы, найдут точки соприкосновения?
P.S. У меня нет конкретных пожеланий по био. Он может быть как свободен, так и женат. У него могут быть дети мои ровесники, а могут и не иметься. Единственный пункт, который важен - это его благополучное материальное положение. Он точно не сороколетний девственник, копивший всю жизнь на подобную "покупку".
P.S. Можете забыть, что написано сверху и предложить свои идеи. Был еще вариант на отца с этими внешностями, которого никогда не знала и который объявился и решил включить папочку
Ваш персонаж:

био

Мили могла бы пожаловаться на жизнь, сказав что мать ее не любила и она родилась не в том месте и не в той семье. И это будет отчасти правдой. Она действительно была незапланированным ребенком. Более того ее мать на то время сама ушла не далеко от возраста в котором еще в куклы играют и мечтают о собаке иль кошке. В 14 лет как-то не особо задумываешься о детях, а вот о мальчиках... Видимо о них ее мать и думала слишком уж много. Иначе как обьяснить что 14-летняя девушка залетела, а в 15 уже стала мамой? Никак. И история могла бы сложиться трагично, если бы не отец матери и не его бизнес. Во многом благодаря его слову и деньгам Мили родилась и осталась в семье. Вот только можно ли было назвать ее полноценной? Наврятли. У девочки никогда толком не было матери. Конечно, она присутствовала в ее жизни: приезжала по выходным, дарила подарки и вновь уезжала туда, куда малышке не было входа. Даже ее первым словом стало не мама, а няня. Что же касается отца, то она его и вовсе не знала. Зато отказа в игрушках не было. Всевозможные кружки и секции, подарки и частенько навязанные "друзья" (дети и внуки друзей родственников)- все это составляло неотъемлемую часть ее жизни. Она училась, росла, влюблялась, падала, вновь вставала и шла дальше. Дула ли на разбитую коленку мать? Нет Дед? Нет. Они хоть и были в ее жизни, но она с ними никогда не была особо близка, хоть и любила их всем сердцем. Особенно властного деда, что улыбался ей искренне и никогда не ругал_отчитывал в редкие часы его пребывания с ней. Лишь за пару лет до своей смерти, будто чувствуя ее приближение, он как никогда сблизился с семьей. И те времена Мили вспоминает с особой теплотой. Именно тогда она заболела техникой. Именно с дедовой руки она пошла в кружок робототехники и программирования. Помнится он вечерами частенько что-то с ней мастерил, что ранее было ему несвойственно. И за это Милинда, как всегда называла ее мать, ему благодарна по сей день. Что касается отношений с матерью, то она так же сблизилась с ней в тот период. И лишь тогда начала ее называть мамой. Хотя со временем она все чаще называет ее больше по имени. То ли возраст такой, то ли отношения перешли в другую стезю. Все-таки разница в возрасте не такая уж большая. И Джудит воспринимается Мили в настоящем больше как старшая сестра, нежели мать. А хорошо это иль плохо покажет лишь время. Сейчас же девушка учится в колледже на программирование и мечтает открыть компанию по разработке игр и приложений. Живет в семейном доме, но все больше хочет снять или купить собственное жилье

Пример вашего поста:

Пример поста

Звук разбуженного движка и нервное постукивание пальчиков об обивку удобного кресла. Глубокий вдох и выдох и полуприкрытые глаза. Уголки губ еще приподнятые для фальшивой улыбки и мысли, что перебивая друг друга громогласно кричат о том,  что все это было откровенно ужасной идеей. Гудящая кровь и мурашки от тишины, то ли спасительной, то ли опасной. И хочется резко остановится, пусть вовсе не я за рулем, или как минимум высунуть голову в окно и крикнуть так громко, что б распугать не только птиц, но и редких прохожих. Хочется выплеснуть то непонимание ситуации, что мешало ночью уснуть, хочется вновь стать до боли понятной. Хочется одним рванным движением перечеркнуть все что только сотворила за последние дни. Стереть из памяти окружающих и своей ту глупость, что совершила. Вот только былого уже не вернуть, время, увы, не пластично. Оно не прощает ошибок и плюет на людей свысока. С этим ничего не поделать и от этого не убежать. Смириться? А может попытаться все исправить? Еще не решила. С одной стороны хочется как можно быстрее закончить весь этот фарс и игру во влюбленных, с другой хочется посмотреть как далеко я зайду. И это пугает. Я никогда не была оторвой, не рисковала по пустякам. Но что-то во мне изменилось в тот самый момент, когда подруга обвинила меня в том, что я сплю с ее парнем. Ей ли было не знать, что я не могла этого совершить? Она знала меня лучше всех, даже лучше меня самой. Я так думала и ошибалась. Ревность, а может не уверенность в себе толкнули ее на предательство и лживые мерзкие слухи, что будто стая пчел разнеслись по друзьям и знакомым. Я чувствовала на себе липкие взгляды, ловила злые оскорбляющие слова и не могла понять что случилось и произошло. Лишь пару дней спустя я узнала причину, от который меня затрясло. Не могла поверить, что так бывает взаправду, что близкий и родной человек, ухмыляясь, может одним лживым словом перечеркнуть все хорошее, что между вами было и втоптать тебя в грязь. Больно, обидно, но не смертельно. И черт меня дернул не уйти прочь, на всегда оборвав связующие нас ниточки, а рассмеяться теперь уже бывшей подруге в лицо и сказать, что она собственными руками свела нас с ее парнем и посодействовала сближению. И плевать, что это было враньем. Пламя вспыхнуло, костер разгорелся. И вместо того, что б его потушить Блэквуд лишь подкинул дровишек своим предложением. А может моим? Теперь и не вспомню. В тот вечер я будто была не собой. А может, напротив, спали оковы? Так или иначе мы заключили сделку. Хотела бы сказать бес попутал, но это будет не правдой. Тогда мне казалось это хорошей идеей. Ну а как иначе,  ведь к тому моменту я уже сполна насладилась презрением со стороны знакомых, что охотно поверили грязному слуху, и некоторых друзей. Как же я ошибалась. Я думала что видела подлость и грязь, что слышала самые мерзкие оскорбления в свой адрес. Оказалось, что это было цветочки. Я и подумать не могла, что став лже девушкой Блэквуда наживу себе стаю беловолосых врагов, что любят стразики и чью-то кровь на завтрак.
- Серьезно?- легкая искренняя полуулыбка полуухмылка коснулась губ. - Какое самодовольство, -останавливаясь на дорожке, поднимаю голову вверх, отмечая про себя, что домик то вовсе не плох. Честно, никогда здесь не бывала, а из рассказа подруги, бывшей подруги, представляла его иначе. Более светлым, воздушным. А так дом как дом, ухоженный и, видно, любимый. - Неужели ты настолько красив, что девушки следят за тобой до самого дома и лезут в окно, что бы понаблюдать как ты принимаешь душ? - неприкрытый сарказм невозможно не заметить, он как сладкая вата оседает на губах, даря им липкую сладость. - Или у тебя слишком раздутое эго, - закидывая рюкзак на плечо и делая шаг по направлению к двери. Честно, я и не думала что все зайдет так далеко. Ну покривляемся пару дней на публике а после он бросит меня со скандалом, пообнимаемся в колледже, вместе появимся на какой-нибудь вечеринки. Это то, как я себе все представляла. И либо я слишком наивна, либо... Даже не знаю. Но приезжать к нему в дом не входило в мои планы. Но поздно  давать заднюю передачу. Я уже тут... Так  хоть удовлетворю свое любопытство и осмотрю царство похоти и разврата, со слов все той же подруги, своими глазами. Честно, у меня всегда было двоякое ощущение этого места с ее слов. То дом Блэквуда представлялся чуть ли не дворцом из диснеевской сказки, то пристанищем сутенеров целого штата. Уж не знаю известно ли самому парню что о его доме судачила бывшая пассия, но он не выглядит напряженным. Быть может приводить девушек в дом пока никого нет дома для него обычная практика. Вот только я необычна. Сюрприз. - Не боишься, что оно лопнет как мыльный пузырь?- не намекая, а прямо говоря, что я не одна из его лишенных мозга почитательниц,  что потечет от "внимания" и отрепетированной в зеркале белоснежной улыбке. Это сколько же стоматологов над ней потрудились?

0

27

Текст заявки:
М + Ж
Ищу партнершу для интересного сюжета.
Замес такой: У моего персонажа была беременная невеста-актриса. Злая, завистливая коллега по цеху с помощью своего друга подстроила аварию машины, в которой ехал герой и его невеста.
Она погибла, мой герой выжил, думая, что он виновен в ее смерти. Спустя пять лет выясняется, кто организатор и исполнитель.
Я хотел бы влить в общество актрисы пиар-агента или менеджера, короче говоря, своего человека, который делал бы так, чтобы на крупные роли ее не брали, чтобы карьера пошла по наклонной. Либо у Вас тоже есть интерес против этой женщины и мы с Вами объединяем усилия для ее устранения.
В общем нужна бойкая, хитрая, интриганка. Девушка, (помесь Констанции и Миледи, если Вам это о чем-то говорит) которая был бы моим подельником в этом деле. Сюжет обширный, продолжительный, поскольку тут и душевные терзания, и спалить могут, и между нашими персонажами может что-то произойти.
Развития веток отношений также может быть множество: Вы можете наставить меня на путь истинный, со словами, что месть мне ничего не даст, можете забить на совесть и поддерживать меня во всех темных начинаниях. Мы можем с Вами стать как крепкими друзьями, так и страстными любовниками.
Ваша биография – полностью на Ваш вкус, но с учетом некоторых сюжетных моментов.
Возраст: 27 – 30 лет
Внешность: Инбар Лави, Карен Гиллан, Кая Скоделарио. Жестко не ограничиваю, кинул как пример, а там можно договориться.
От себя: Я честно Вам скажу – игрок вредный и не простой. В флафф играть не готов, бесконечные ссоры-потрахушки так же не интересны. Если Вам нужны только отношения, а не развитие персонажа и Вы готовы сделать все, что я скажу, лишь бы только быть в паре – проходите, пожалуйста, мимо. Не будем тратить время друг друга.
Я бы хотел найти идейного, смелого игрока, который готов впрягаться в сюжет (чтобы я не тащил Вас на тягаче, а то честно говоря безумно устал быть в этой роли), в каких-то местах вести его, который не боится вооотэтоповоротов, готов развивать своего персонажа и взаимодействовать с другими людьми.
Дополнительно:
- Пишу посты от третьего лица (прошедшее время), чего от Вас желаю))
- Птица-тройку уважаю.
- Посты приемлемо 1-2 раза в неделю. Если больше, тоже не плохо. Меньше, увы, нет.
- Если вдруг не сыграемся или просто исчезнет у Вас вся тяга к игре - все мы люди, всё пойму. Без обид. Только предупредите заранее.
Пример вашего поста:

Пример поста

Во время их танца, Дэмиен старался практически не прерывать зрительного контакта с Летисией, словно это была невидимая нить, связывавшая их общим настроем, общим делом, общей тайной. Когда она сказала, что принесла всю интересующую его информацию, сердце мужчины забилось быстрее. Четкого плана мести у него пока не было, правда слишком обескуражила его. Признаться, он даже до конца не верил в то, что рассказанное Летисией не фантазия, придуманная для того, чтобы отдать свой долг перед ним. Но ее глаза не лгали, а голос звучал весьма убедительно. С пылающим взглядом Харт проследил за ее изящным прогибом, и когда они вновь оказались друг перед другом, неожиданно бросил нервный смешок.
– Ты что, переживаешь за меня? Только ради того, чтобы ты носила мне передачки, я готов сесть! – В следующую секунду, улыбка вдруг исчезла с его лица, а взгляд вновь стал суровым. – Не беспокойся, я весьма осторожен.
На этих недобрых, зловещих словах они с Летисией с блеском завершили страстное танго. Откровенно говоря, Дэмиен не ожидал такого успеха и, когда они остановились, на них обрушились аплодисменты восторженных гостей ресторана. Журналист удивленно дернул бровями, искренне не понимая, что такого особенного они сделали с Электрой. Разумеется, если бы он знал, как в будущем аукнется им это выступление, предпочел бы танго пенсионерскому покачиванию из стороны в сторону.
Когда они вернулись к своему столику, Дэмиен взял пример с певицы и жадными глотками сушил свой бокал. На просьбу девушки позвать официанта он кивнул и поднял руку, привлекая внимание обслуживающий персонал.
– Мне стейк из говядины, средней прожарки, – сделал он заказ после Гуардьолы и благодарно кивнул, когда официант после принятия их заказа, обновил бокалы с вином. Дэмиен проводил его коротким взглядом и вновь посмотрел на свою спутницу.
– Согласен. Мы и так привлекли слишком много внимания. Моя ошибка, – уголки его губ чуть дернулись в хитрой ухмылке. – Но соблазн был слишком велик.
Пока у них было время, Летисия решила завести непринужденный разговор, чему Харт, признаться обрадовался. Это хоть как-то облегчило давящее изнутри напряжение.
– Когда-то давно брал уроки. Невинное увлечение, которое, как оказалось, я не забыл. Ноги и руки помнят движения. – Он не стал уточнять, что он занялся этим ради Моники и их свадебного танца, который по ее желанию должно было танго и ничего другое. Но эту информацию Летисии знать не обязательно. Она не доверяла ему свои тайны, а он не обязан был раскрывать перед ней все карты, которые могут скомпрометировать его или просто причинить боль. Дэмиен сделал глоток вина и едва не поперхнулся, когда певица задала вопрос о любви. Вот уж чего-чего, а такого он от нее не ожидал. Первой мыслью было в очередной раз свалять дурака и отшутиться. Это было значительно проще, но потом он решил, что нет. Это не повод для юмора. Тут придется либо отмолчаться, либо сказать правду. Он выбрал второе. Харт невесело усмехнулся и, покручивая между пальцами ножку стоявшего на столе бокала, спустя некоторое время задумчиво ответил, не глядя в глаза Гуардьолы:
– Нет, не любил. Чувства слишком дорого обходятся. Думаешь любовь – это романтика? Поцелуи под луной? Чушь! Это суровая правда жизни, которая так сильно дает тебе поддых, что потом не встанешь. Адские муки. Уж лучше придаваться мимолетным увлечениям чем гореть изнутри, уж поверь мне.
Он посмотрел на Летисию исподлобья и многозначительно замолчал, как бы подытоживая свой ответ на ее вопрос. Наконец, принесли их заказы, внимание посетителей ресторана к их персонам пропало, и они могли вдоволь насладиться едой, напитками и, что самое главное для самого журналиста, он получил то, ради чего затевалось все это мероприятие. Он открыл протянутую ему папку с документами, испытывая какое-то странное чувство эйфории, нервозности и нарастающего адреналина, словно только что нюхнул героина. Дэмиен быстро пробежался взглядом по страницам и фотографиям, а затем удовлетворенно положил документы в свой дипломат. Более внимательно он все изучит позже, а пока Харт поднял бокал и произнес:
– За нашу дружбу! Надеюсь, что в дальнейшем она будет не менее крепкой, чем сейчас.

+2

28

Текст заявки: Angelo Badalamenti — The Pine Float
Cigarettes after sex — I'm a Firefighter
Cat Power — Wild Is The Wind

«…не отказывай себе ни в чём. Что может быть лучше чашки чёрного кофе?»
Твин Пикс

Каждое утро Итана Честли начинается с чашки черного кофе. Крепкого, обязательно без сахара, иногда с коньяком. Где бы он ни проснулся, что бы ни происходило в его жизни, день будет считаться прожитым зря, если он не выпьет чашку кофе.
Лучший кофе подают на первом этаже дома, где Итан снимает просторную мансарду. Дом располагается в Старом городе, районе Чикаго, населенном художниками, поэтами и музыкантами. Так же, как каждое утро он выпивает чашку кофе в «Приюте Бетти Лу», по вечерам он выходит на балкон и курит, слушая, как на мокрой после дождя площади уличные музыканты играют блюз. Эта музыка — часть его самого — способна вернуть Итана к жизни и вместе с тем вырвать из нее, погрузив в едкую тоску.
Итану есть о чем грустить: о не сложившихся браках с богемными куколками, о брошенной ради «Джинеси» блестящей карьере, о том, что до сих пор не нашел себя — так ему кажется.
Мансарда редко принимает гостей и хозяина видит тоже редко. Итан всегда занят. Он довольно известен как актер в Чикаго, нередко выступает в роли сценариста, а в пригороде Чикаго — Гринтауне — работает режиссером и небезосновательно считает, что все там держится только на нем. Едва ли в театре найдется еще один человек, обладающий такой хваткой, такими лидерскими качествами и несгибаемой волей.
Итан умен, очень начитан, к любому делу подходит серьезно и с ответственностью. Поначалу он может показаться довольно холодным и сдержанным, но на деле — легко поддается эмоциям и не всегда хорошо их контролирует. Бывает очень резок, не стесняется в выражениях, циничен и желчен. Людей ценит таких же: ярких, дерзких, пробивных, умеющих подать себя. Нетерпим к слабости, робости и трусости.
Легко сходится с людьми, но очень тяжело выражает свои чувства, если речь идет о чем-то теплом, о привязанностях, будь они любовными или дружескими. Болезненно пережив череду драм в отношениях, считает свои чувства атрофированными. Не верит, что когда-то сможет снова сказать «люблю». При этом влюбляется во все вокруг: музыку, картины, город, случайных прохожих, книги. Имеет очень тонкое чувство прекрасного, от трогающей его душу музыки способен заплакать, не стесняясь.
Итан Честли — это горчащий кофе, сигаретный дым, черно-белое кино, старый джаз. И грустью, разъедающая долгими бессонными ночами — самая малость, буквально на острие ножа.

Искомый: Итан Честли, 40-45 лет, режиссер, сценарист, актер. Внешность — Эдриан Броуди.
Мой персонаж: Оливер, 19 лет, актер театра "Джинеси". Внешность — Тимоти Шаламэ.
Отношения: Итан для Оливера — серьезная величина, источник вдохновения, пример. Он же временами сводит Оливера с ума своей упрямостью, педантичностью и стремлением контролировать все до мелочей. Это эмоциональные качели — от восхищения до желания убить.
В случае Итана примерно так же. Он считает Оливера одним из лучших актеров, которые есть под его началом, он видит в нем огромный потенциал и искренне хочет его развить. Однако раз за разом натыкается на несносный характер: своевольный, такой же как у него — упрямый и импульсивный.
Персонажи чем-то похожи, и на этой почве хотелось бы отыграть массу интересного. От меланхоличных посиделок на мокром балконе в сигаретном дыму до хорошего и качественного отыгрыша театральных постановок. В частности — Нотр Дам, который меня очень интересует. Задумка такова: Итан, который по-прежнему играет на большой сцене в Чикаго, поможет Оливеру сделать на ту же большую сцену первый шаг, порекомендовав его на пробы в мюзикл, на роль Феба. Сам он там же будет играть Фролло.  Это то, что крутится у меня в голове сейчас. Если у вас будут еще идеи, я только за — открыт для предложений.
Пример вашего поста:

Пример поста

Репетиция выдалась напряженная. Несмотря на отсутствие Дилана, с которым в очередной раз у Оливера накануне произошла стычка, было сложно. Честли не пришел, и день начался с обсуждения его нового заместителя. Театр встречал новичков сурово, совсем не по-семейному, как того когда-то хотелось Оливеру, и вхождение в семью нужно было еще заслужить. Роберт, как называли его девочки, которые первыми знали все на свете, был на первой ступени, и путь ему предстоял нелегкий.
Его предшественницей была Матильда — женщина лет сорока пяти, с длинными рыжими волосами, мягкой улыбкой и приятным ровным голосом. Она была довольно строгой и требовательной, но при этом очень человечной и душевной, и вне рабочего времени очень располагала к себе интересной беседой или добрым словом. Оливеру она нравилась, и первое время, узнав о ее уходе в связи с переездом в соседний штат, он огорчался, что имел с ней такое непродолжительное знакомство.
Итак, с утра все обсуждали Роберта Грея. Те из девочек, которые уже видели его, приходившим не то к Честли, не то к мистеру Гранту, наперебой трещали о его внешности, убеждая всех вокруг, что он настоящий красавчик, и только больше раззадоривая друг друга, потому что мужской половине коллектива не было до этого дела. А Майкл и вовсе так надулся от ревности, что Оливер опасался за судьбу этого Роберта, окажись он дамским угодником. Конкуренция складывалась не шуточная, страсти накалялись. Шекспир мог бы поиметь неплохую почву для творчества, окажись он в этот момент в «Джинеси».
Эвелин, не участвовавшая в «Ромео и Джульетте», пришла в этот день поддержать Оливера, который был весь на нервах после премьеры «Смертника». Он вообще-то хотел пропустить репетицию, но пришел, потому что посчитал, что лучше пропустит день, когда будет Дилан, чем день без него. Такой шанс выпадает не часто.
Холден тоже был в зале. В отсутствие режиссера и его помощника артисты были как без рук, так что он спас их, раздав всем тексты, которые Честли держал в голове и вовремя подсказывал, и без чьего бы то ни было напутствия расставив декорации.
— Очень интересная манера — не прийти в заявленный день. Мы-то все какого черта сюда притащились, спрашивается, если его все равно нет, — Майкл осаждал дамский пыл, выискивая недостатки у нового начальства.
— Тебе слюнявчик еще повязать осталось, — парировала Эви из зала, развалившись на кресле. — Сам отрепетировать не можешь?
День завершался с кратковременными перебранками, разговорами, смехом. В конце концов оказалось, что никто толком ничего не отрепетировал, зато наговорились от души, так, что в бар никому идти не хотелось, и, не дождавшись загадочного Роберта Грея, все засобирались по домам.
Оливер, к счастью, успел хоть немного почитать с Софи сцену на балконе. Она, правда, так удачно навалилась на парапет, что погнула решетку, прибавив Холдену работы.
Когда большинство ребят направились к выходу, с задних рядов поднялась фигура — молодой мужчина, внешний вид которого не оставлял сомнений, что это и есть тот самый Роберт Грей. Он сразу же представился, подтвердив мысли Оливера. Сколько он просидел в зале, наблюдая за ними — загадка.
Пробы! Он упомянул то, о чем Оливер совсем забыл. Честли говорил, что премьера весенней постановки возложена на его нового ассистента, и он сам проведет пробы. Делать было нечего и, поскольку Оливер, занятый своей постановкой, не готовился к ним, он направился к выходу вместе со всеми, пока мистер Грей не окликнул его и Эвелин.
— Я? — на всякий случай Оливер огляделся, хотя Ромео в зале был только один.
Бросив вещи на кресло, он быстро переглянулся с Эвелин и уселся на край сцены.

Отредактировано Wilson (15-05-2019 14:08:27)

+1

29

Форум: SACRAMENTO
Текст заявки: wanted мать-мученица, личная индульгенция, стеклянная статуэтка 36-ти лет. полноценный вариант заявки со всеми деталями и пожеланиями на форуме

отче наш, сущий на небесах! да святится имя твое.

целуешь девочку в лоб и задуваешь танцующую свечку - сладко пахнет воском, молоком и детским апельсиновым шампунем. никак не возьму твою набожность в толк, но наша дочь так сладко засыпает после вашей ночной молитвы.

каюсь, ты мне даже не нравилась - ты просто девушка на одну ночь, после которой я тебя забыл. мы были пьяные, счастливые и безымянные, за окнами трещала в воздухе цепкая прохлада, а коридоры студенческого корпуса были пропитаны летучим веществом спирта, мелодиями синатры и ароматом хвои рождественской ели. праздник, хмель и ощущение молодости - от тебя в моей памяти осталась лишь смутная дымка приятных ощущений, у тебя от меня - плод под сердцем.

врачи явно что-то прогадали, когда клеймили тебя бесплодием в подростковом возрасте. ты с щемящим чувством под ребрами вспоминаешь ежегодную школьную проверку, настороженность гинеколога, направление на всевозможные обследования, вечные скитания по клиникам, анализы, бесчисленные белые коридоры, усталость, слезы. мученица столько пережила, мученица столько вынесла на своих еще совсем девичьих плечах, мученица все перетерпела ради того, чтобы на ней, в конце концов, поставили к р е с т.

тебя воспитали так искусно, словно ты не человек вовсе, а скрупулезно выточенная из мрамора фигурка. взращенная на морали католических канонов, начитанная, женственная, с тонким чувством юмора, отличным вкусом и осознанием своей цены. ты помнишь семейные походы в церковь каждое воскресенье, молитвы перед завтраком, обедом и ужином, ты помнишь, как тебе старательно прививали любовь к жизни - ты никогда не была школьницей с суицидальными наклонностями и надуманной трагедией даже тогда, когда тебе поставили диагноз.

но тебе надоела библия, тебе разонравилась идея веры во всевышнего, ты перестала ходить в церковь и молиться перед едой, ты увлеклась наукой к старшим классам и отправила к черту своего господа. твой острый ум позволил тебе умело парировать нападки религиозных родителей. в какой-то момент просто надоедает быть хорошей смиренной девочкой. управлять тобой стало буквально невозможно - иронично, ведь это именно семья научила тебя отстаивать свою позицию и с достоинством защищать интересы. итак, ты с церковного колокола плевала на намерения родителей поступать на исторический факультет и самовольно подала документы на научное направление.

как же так произошло? ты просто пробовала себя в своей новой оболочке, ты бросала самой себе вызов и была такова. уже на первом курсе ты променяла традиционный праздник в кругу семьи на тусовку с теми из студентов, которым просто некуда и не к кому было идти на рождество. мы были забытые богом, а бог забыт тобой, ибо разве твой бог одобрил бы идею переспать с приглянувшимся старшекурсником, не зная даже его имени? не прелюбодействуй.

ласковый май произвольно заплетает руками ветра твои волосы в косу. ты просто исчезла - бросила учебу, завела дружбу с хиппующей молодежью, поселилась с ними в невзрачной тесной квартирке и не общалась с родителями. ты разыскала меня в конце весны и заявила о беременности. я помню напряжение в воздухе и ощущение, что моя жизнь разваливается, как карточный домик, потому что если ребенок в самом деле мой, то все мои планы на жизнь перечеркиваются двумя линиями и мое намерение свалить из сша утекает песком сквозь пальцы, ибо я знаю об ответственности чуть больше, чем мой отец, и меньше всего на свете хочу быть похожим на него. ты специально появилась только спустя пять месяцев после той ночи, ты выждала почти полгода, чтобы никто уже не смог настоять на прерывании беременности - невозможно. честно говоря, ты никогда не мечтала стать матерью в свои 19 и не ставила материнство целью жизни, но поставленный тебе диагноз загонял тебя в угол отчаяния и желания все опровергнуть. ты вцепилась в шанс родить ребенка, как только он тебе предоставился.

тебе 19 и ты уже успела разувериться в боге и вновь в него поверить. ты вернулась домой и стала ходить в церковь. вы всей семьей молились за здравие матери и ребенка, а я тем временем заклинал, чтобы ребенок не родился и не выжил. ты говорила, что это дар свыше, ведь ты смогла забеременеть именно в рождество, а я считал тебя сумасшедшей. мы много ругались и, каюсь, я делал все, чтобы повысить риски мертворождения: я подмешивал в твои напитки алкоголь, я курил рядом с тобой намеренно много, я пропитывал дымом ваше жилище и трепал тебе нервы. я делал все то, во что больше не могу поверить, ведь я пытался собственноручно убить нашу дочь.

но илайза родилась. немного раньше срока, с невыносимыми мучениями, с вынужденным кесаревым, но она все же родилась, отчего ты лишь еще крепче уверовала в бога и навсегда к нему вернулась. а лично мне плевать, существует все-таки твой бог или нет - я просто искренне люблю илай. в ее воспитании нам помогала твоя семья, ты учила с ней наизусть молитвы и отдавала все свое тепло. ты привила ей интерес к религии - она с таким упоением читала библию вместо сказок. вот только ответь мне теперь, пожалуйста: где же был твой несказанный бог, когда с ней приключилось самое страшное? илай всего 16, она вич-инфицирована и увядает на глазах, умирает на руках. так пропади же пропадом твой жестокий бог.

аминь.

Ваш персонаж:

дарси освальд, 39 лет, наемный убийца под личиной университетского преподавателя. сделал дочь смыслом своего существования, а по итогу получил свою личную трагедию. возможно, скоро ненадолго сядет за решетку и у илай временно останется только мама.

но! так как нас все-таки двое, знакомьтесь - илай: 16-летка, которую угораздило подцепить вич и которая с тех пор стала непутевой и самое главное - неуправляемой. но она любима. она любима «несмотря на» и «вопреки». в общем, полное раздолье для стекла на завтрак, обед и ужин.

Пример вашего поста:

Пример поста

в воздухе повисло что-то неопределенное: ни то сонная полночь, ни то предрассветный сгусток тьмы, ни то молодой сумрак позднего вечера. фонари отчего-то не горят, лезвия света машинных фар не полосуют мглу, а все вывески на зданиях перегорели, словно этот квартал забросили век тому назад. подвисающие над землей светлячки выглядят, в целом, невероятно и вообще не к месту, но он разглядывает их без толики удивления - только контуры насекомых как будто стерты и диффузно пропитывают ткань пространства, расплываясь кляксами без четких очертаний [чертово зрение!]. тем не менее, это почти единственный источник света в мертвенно-сонном городе: кто-то безумный срезал провода и убрал все вышки - теперь жилища, лишенные электричества, хищно взирают на него пустыми глазницами окон. под их недружелюбными совиными взглядами становится ощутимо холодно [чертова психосоматика!], какой сейчас месяц - март? он идет интуитивно, обострив все чувства, точно слепой на оба глаза, но в самом центре внимательного зрачка дрожит тройка золотистых бликов - окна единственной освещенной квартиры во всем городе, его окна [его маяк?].
ничему здесь нельзя дать точных определений, ибо в воздухе повисло что-то неопределенное - может, это нас всех с головой накрыла сама неопределенность как она есть?

его практически бесшумная поступь торопливо замеряет количество ступеней - чувство, будто ступни не касаются холодного камня лестницы, а тело почти ничего не весит. ускользающей мыслью он вспоминает, как все детство, прочитав свою первую в жизни книгу - о космосе, он еще долго мечтал ощутить на себе, что же такое эта загадочная «невесомость». он поднимается на второй этаж, а в голову все назойливо лезет парадоксальное - кажется, что, чем выше он поднимается, тем глубже спускается куда-то вниз, но этот странный мир вверх тормашками его ничуть не напрягает. легкий прозрачный мир.
а в квартире тепло и ощущения вязнут в медово-сладком запахе. букет угольно-черных лилий ложится пахучим облаком на тумбочку, лепестки опадают слезами девушки с растекшейся тушью. он замирает, на мгновение сбитый с толку, ведь он покупал охапку сливочных.
- там сегодня так темно: прости, клянусь, я думал, что эти цветы белые, - он засмеялся. он вообще привык относиться ко всему на свете с юмором, а привычки есть привычки - всегда дают о себе знать и опережают мысли. но смешок застревает в глотке мелкой косточкой - траурно-черный окрас цветов отчего-то для него, как бельмо в глазу.
но с выдохом глаза прикрываются, а по телу разливается сахарный сироп успокоения - он отвечает на поцелуй, едва ли не растворяясь в нем, и он был уверен в том, что, не раздумывая, растворился бы, если бы это было физически возможно. руки обвиваются вокруг осиной талии и завязываются у девочки за спиной тугим узлом, объятия требуют запредельной крепкости, и он даже не знает почему - просто чувствует.
- знаешь, у меня такое ощущение, будто мы не виделись целый год, - все шепотом. если и говорить о настоящей любви, то только вполголоса: все самые громкие эмоции любят тишину. тишина, как зимний снег, - трогательно, нежно, легко дотронуться и растопить.
явление, когда никто из влюбленных не решается первым прервать поцелуй, пожалуй, старо, как мир - многие из них так бы и умерли, соприкоснувшись теплыми дрожащими губами, но слиться в поцелуе на целую вечность еще никому не удавалось. оказавшийся до смешного некрепким узелок развязывается, и руки соскальзывают с тонкой талии, будто этот поцелуй был записан на видеопленку, которую вдруг решили отмотать назад.
улыбка сама собой нанизывается на тонкую линию губ жемчужной россыпью: он так, черт возьми, рад ее видеть [касаться, слышать, вдыхать, как распустившийся цветок]. они всего пару месяцев вместе, а такое чувство, что знали друг друга не меньше, чем всю жизнь. они уже пару месяцев вместе, а он вдруг ни с того, ни с сего чувствует себя соскучившимся по ней до такого трепета, который свойственен, пожалуй, лишь после длительной разлуки с любимым или же в начале головокружительной влюбленности. возможно ли вообще влюбиться в одного и того же человека дважды раз подряд?
- крепкий американо без сахара - как всегда, - как тогда. тогда, когда ваши прямые пересеклись в одной плоскости и вы узнали друг друга в самый первый раз.

черное жесткое пальто в таком классическом варианте контрастирует с платьем такого нежного белого оттенка, будто было пошито для кого-то неземного - скажем, ангела или призрака. он стягивает с плечей свою строгую верхнюю одежду, вешает в прихожей и невзначай задумывается о том, как оно ей к лицу, и как сияет на фоне белой, как фарфор, почти прозрачной кожи. все еще спустя три месяца знакомства и откровенной близости открывает в ней что-то новое - например, он никогда раньше не замечал ее холодную бледность. обернувшись, он находит ее застывшей в каком-то немом оцепенении, тогда же он замечает, что ткань платья девушки примята сзади так, словно она очень долгое время лежала на спине, подмяв под себя юбку, но эта милая мелочь вызывает лишь улыбку - он, конечно, ей об этом не расскажет.
руки мягко опускаются на узкие плечи - он подходит со спины и легонько приобнимает задумавшуюся о чем-то эйприл.
- такое платье можно было бы приберечь и для свадьбы, - пускай он и не фанат традиций, но не видеть невесту до алтаря было чем-то святым и неоспоримым. в голову закрадывается так много мыслей - сколько у них еще времени, сколько возможностей, сколько планов на будущее. он еще не успел сделать ей предложение руки и сердца, да и не собирался, честно признать, торопиться, но ведь это когда-нибудь все же произойдет, верно? - ты красавица, но сегодня ведь не последний день в твоей жизни, - он говорит, будто мурлыкает какую-то тихую сладкую поэму о любви и нежности нараспев. - извини, я шучу.. или нет, - улыбка сама собой лезет на уши. крепко поцеловать бы ее сейчас, но он лишь подмигивает и кладет подбородок ей на одно плечо.
счастливые и влюбленные - такие, как они, никогда не заметят, что по полу начал стелиться дым. сизое кружево ложится сплошным ковром в гостиной, как сценический спецэффект. оно курчаво вьется и по спирали закручивается в щели в розетках, окнах, ламинате и дверных замках, оно ползучим стеблем обвивается вокруг ножек мебели, вокруг углов комнат и вокруг них самих. в какой-то момент он и  сам вдыхает дым - жгучий и горький вкус оседает на языке, заставляя его всполошиться и, ругаясь на ходу, броситься к кухне, как будто он что-то внезапно вспомнил.
на кухне он резко распахивает дверцу духовки и на мгновение тает в дыму, что хлынул оттуда, как вода через прорвавшуюся дамбу. цепкие пальцы на ощупь находят в плотном веществе дыма округлый предмет и выкидывают его на столик - вещь продолжает дымиться, словно разорвавшийся снаряд.
- черт, прости-прости, я помню, что ты просила не курить дома, - слова срываются с уст скорострельной дробью. она просила не курить у себя дома, но его все никак не отпускает смутное ощущение, что они находятся у него - по крайней мере, ему кажется, что он сейчас в своей родной квартирке. быть может, просто дом - это там, где ты?
быстрым движением руки он опрокидывает в урну пепельницу, что достал из духовки, ни на секунду не задумавшись о том, как она там оказалась и что она там забыла. в мусорный пакет осыпается дождь из седого пепла и дымящихся окурков - их там около пятидесяти, они источают едкий запах отчаяния и растерзанных в клочья чувств. как вообще в одну пепельницу могло уместиться несколько десятков сигарет и зачем он вообще столько выкурил? он ничего не помнит, дым режет глаза и заставляет их кровоточить соленой слезной жидкостью. тыльной стороной ладони он протирает раздраженные красные глаза и возвращается к той, за которую можно было бы убить, берет ее за руки и тут же осекается, видя черную сажу в своих ладонях и черную грязь под ее аккуратными ногтями.
- извини, я тебя испачкал, - в голосе плещется искреннее сожаление, а затем он уже вновь улыбается и с насмешкой говорит: - меня что-то тянет на извинения. но ты ведь простишь меня? за что бы то ни было, прости, черт возьми, прости, я так тебя люблю, - голос срывается, внезапно сипнет на признании в чувствах и гаснет предрассветной свечкой. сожалеть, смеяться, замереть от щемящей боли где-то за грудиной - ощущение, что едет крыша и безумие где-то рядом, дышит в затылок, наступает на пятки, отбрасывает на него свою длинную худую тень.

+1

30

поднимаю
Форум: http://yourphoenix.ru/
Текст заявки:
м+ж, ищу м
заявка на форуме --> тык
у нас запутанная история сложных подростковых драм с сантой-барбарой, интригами и внезапными родственниками. игроки все общительные, инициативные, и с удовольствием примем в свою компанию хд 

Действующие лица:

Луна - моя любимая сестренка;
Сет - парень, которому она отказала, и который решил начать встречаться с ее сестрой. отчасти в отместку, отчасти - чтобы оказаться ближе к девушке, которая его действительно интересует;
Я - та самая сестра, которой повезло стать его мишенью;
Ты - лучший друг Сета. вместе сквозь огонь, воду и экзамены по математике.

Ты - не очень хороший парень. Прошел трудное детство, бедность, смерти близких, потому что в твоем районе пистолеты стреляют чаще, чем фейерверки. В Сете ты увидел в свое время родственную душу - человека, который тоже выжил, несмотря ни на что, добился для себя другой, более престижной жизни. Тебе привычнее в одиночестве, но его общество почему-то не напрягает. Настолько, что ты переезжаешь с ним из Туссона в Финикс.

Ты сам никогда не менял девушек как перчатки, но никогда и не осуждал Сета за его похождения. Ты ведь знаешь - он тоже вовсе не плохой парень. Просто... такой. А те девушки все равно заслуживали того, чтобы их так обманули, верно? Незачем быть такими дурами. Но в этот раз тебе будто что-то мешает, почему-то неприятно смотреть, как мы держимся за руки, как я улыбаюсь всем вокруг, и тебе тоже, потому что эту улыбку в моих глазах зажег Сет. О, он умеет это делать. Ты знаешь, как хорошо у него получается кружить головы девушкам, как легко и безупречно этот номер проходит каждый раз. Ты усмехаешься, ты наблюдаешь, молчишь, но никогда не вмешиваешься... до этого раза.

С тобой мы знакомимся ближе где-то, где нет Сета. Может быть, это вечеринка, на которой он неожиданно испарился (и ты знаешь куда, а я - не очень), может быть, это моя театральная студия, и я приглашу тебя на главную роль. Но так или иначе, у нас с тобой зарождается что-то вроде дружбы, и тебе скоро уже неловко передо мной, ведь ты так и не сказал мне, что не стоит влюбляться в Сета. Он твой друг, верно? Единственный друг. Ты не можешь решиться на полную правду, ты ненавязчиво намекаешь мне, что Сет - не самый лучший парень на свете, серьезно, солнце, найди себе другого. А я начинаю думать, что ты не очень-то хорошо ко мне относишься, раз так хочешь отвадить от своего лучшего друга, и это неожиданно неприятно - когда я уже успела к тебе привязаться?

Это заявка для человека, который хочет поставить своего не сильно положительного персонажа перед моральной дилеммой. Друг или девушка, которая, быть может, начинает ему нравиться? Правда или обман?

любые предложения принимаются, любые детали менябельны. приходи за своей порцией драмы, мы ждем всей компанией хд ну и я лично, естественно, больше всех жду. очень люблю Шармана, очень хочу Шармана, буду делать тебе графику, если возьмешь его <3
Ваш персонаж:
Солейл Оушен, на внешности katherine langford.
Пишет пьесы, ставит пьесы, доучивается в институте на филологическом. Хорошая девочка, которая легко может оказаться стервозной сучкой, если подойти к ней не с той стороны. Жаждет приключений и острых ощущений. Не сильно проработанный персонаж, если будут какие-то идеи/пожелания, пространства для изменений полно.
Пример вашего поста:

Пример поста

Когда-то давно, когда Элейн сама была студенткой, ее девизом было «ненавижу детей». Дети были противными мелкими засранцами, особенно первокурсники с их дурацкими вопросами и потными ладошками. О том, что сама она в тот период времени тоже не была подарком, она тогда и не догадывалась, пребывая в восторге от того, как легко ей давалась учеба и как просто было водить за нос неповоротливых, несообразительных преподавателей. Даже самый распоследний тролль догадался бы, что весь факультет скатывает эссе у предыдущего курса, виртуозно переставляя местами абзацы и добавляя тут и там слова, чтобы пройти неприятную процедуру антиплагиата. Даже тупой младший брат этого тролля понял бы, что список присутствующих на лекции волшебным образом заполняется плюсами через несколько дней после самой лекции. Даже…

А потом Элейн волей судьбы снова оказалась в Хогвартсе, вылетев из министерства за короткие юбки и неспособность держать излишне острый язычок за зубами, и с удивлением обнаружила, что из-за преподавательского стола прекрасно видно каждую переданную тайком записочку, каждую шуршащую шпаргалку и каждого откровенно засыпающего студента. И то, что эссе одни и те же, заметно примерно с первой строчки. И даже гениальные методы помощи на экзамене, вроде заколдованных стекол на окнах или невидимых бумажных самолетиков настолько неумело выполнены, что даже поверх своих анти-чарных очков она прекрасно видела, как рябит воздух от чьего-то профанства.

Оказалось, что просто людям по ту сторону баррикад было без разницы. «Не принимай так близко к сердцу» сказал ей в первый день директор, когда она возмутилась, что старшекурсницы тупы, как пробки, и получают хорошие оценки кто за искусно накрашенные и завитые ресницы, кто за способность моргать ими со скоростью крыльев колибри. Тот факт, что не так давно она сама была в их рядах, только подпитывал ее возмущение.

Теперь ее девизом стало «ненавижу подростков». Малолетки, успевшие вообразить себя взрослыми и теперь считающие, что весь мир лежит у их ног. Личинки человека, глумящиеся над всем и вся, совсем как орущие ночами по берегам озера чайки, и примерно такие же умные. Противные существа, которые только и знают, что бегать ночами по метафорическим сеновалам и шипеть на преподавателей из-под насупленных бровей, стоит им лишь получить низкую оценку. Даже если она за дело. Особенно если она за дело. Первокурсники по сравнению с этими тварями были просто милашками, и их нервный лепет ее теперь не раздражал, а скорее умилял. Тем неприятнее было смотреть как из малышей с широко распахнутыми глазами они превращались в наглых подростков, которые смотрели на нее с плохо скрытым превосходством и смели ставить себя на один с ней уровень. Твари, ага.

Элейн собиралась навести тут порядок.

Для начала она перетасовала обычную программу так, чтобы не слишком догадливые пятикурсники не поняли, что изменился лишь порядок лекций, а не их содержание. Потом она (о ужас!) стала проводить контрольные на каждой паре. Потом она переняла опыт маггловских коллег и начала вызывать к доске. И не просто помахать палочкой, вяло и безрезультативно пытаясь превратить кота в стакан (хотя стакан бы ей пригодился, причем желательно полный чего-нибудь сильно алкогольного), а доказывать теорему о том, что это в принципе возможно сделать. А потом следствие из теоремы. А потом то же самое, но в обратную сторону. Для закрепления, так сказать. Надо сказать, что ее собственный преподаватель трансфигурации любовью к высшей математике тоже отличался, но, в отличие от нее, предпочитал не нести ее в массы, а учить лишь нескольких избранных. Элейн такой подход не устраивал.

Как оказалось, высшая математика была лучшим средством пыток старшекурсников. О, как волшебно они корчились у ее доски, отчаянно буравя взглядом непонятные, словно корейские иероглифы, формулы и уравнения! О, какой музыкой для ее ушей были их стоны и мольбы о пощаде! Элейн развлекалась как могла, хищно улыбаясь всякий раз, когда от ее ищущего взгляда потенциальные жертвы ныряли под стол или попросту пытались провалиться под землю.

Первым эффектом ее революционных методов стала упавшая посещаемость. Впрочем, это она быстро поправила, намекнув, что от посещаемости напрямую зависит итоговая оценка, и просто плюсики на лекции не прокатят, потому что у нее невероятно острая память и слегка тупой, но очень даже рабочий, карандаш. Вторым была петиция попечительского совета об отстранении ее от должности, которую Элейн отпраздновала бутылкой шампанского и повесила на стену кабинета в рамочке. Третьим стала неожиданная образованность ее первого выпускного курса, который разлетелся по местам работы как горячие пирожки, потому что это был первый в истории Хогвартса курс, который шарил не только в заклинаниях, но и в математике. Четвертым было почти оргазмическое удовольствие от исключения из школы нескольких куриц со Слизерина, которые считали, что им дозволено все, что угодно, но не смогли не только проинтегрировать котенка от мыши до цыпленка, но и доказать, что это в принципе невозможно. Но самым приятным был пятый. Пятым оказалось назначение ее на пост завуча. Самый молодой за последние пятьдесят лет (а еще и самый компетентный за всю историю Хогвартса), самый перспективный, и он же самый скандальный. Ее такое сочетание полностью устраивало. Мини-юбки, опять же, теперь ей запрещать было некому, кроме самого господина директора, которого они (слава Мерлину) нисколько не волновали.

Элейн могла творить и вытворять что угодно. Она и творила.

Теорема Локсли, элементарнее некуда, ну же. Она нетерпеливо постукивала длинным ногтем по столу, пока очередная накрашенная слизериночка пыталась собрать остатки мозгов в кучку и выдать хоть что-нибудь адекватное. Увы, не дождалась.

К представителям змеиного факультета у Элейн было особенно нежное отношение. Особенно к тем, кто считал себя наследниками древних и славных родов, а сам не мог продифференцировать собственную (фамильную) лягушку. Дженнифер относилась как раз к таким – девчонка, привыкшая, что мамочка с папочкой купят ей все, что она захочет, хоть луну с неба, не привыкшая работать и обожавшая развлечения и легкие победы. Шаблон, а не человек. Элейн сладко улыбнулась девочке и щедро нарисовала ноль в графе ее достижений за сегодня – также как и за вчера. Можно не держать интригу и продублировать и на завтра. Вряд ли за ночь она научиться соображать.

Странно, что с остальными предметами у нее проблем не было – вероятно, благодаря невероятному таланту к хлопанью ресницами и природной изворотливости.

Закончив пару привычным «ну все, валите», она в самом радужном настроении выпорхнула в коридор, чтобы направиться в подземелье, где царил ее младший коллега. Как человек легкомысленный, бесхитростный и невероятно обаятельный в своей простоте и жизнерадостности, профессор Хейс вызывал у порядком уставшей от лицемерия и откровенной тупости, замаскированной красивыми словами, Элейн, исключительно симпатию. Можно даже сказать исключительную симпатию. Его же… ммм.. оригинальные методы обучения она бы и сама была не прочь взять на вооружение, если бы только не их отвратительная ее жестокой натуре мягкость. Без пыток ей было бы попросту скучно. Впрочем, результаты у молодого профессора были очень даже выдающимися, поэтому мысль о возможном сотрудничестве ее не покидала – быть может, их преподавательские стили в смеси дадут неожиданно положительный результат? В том, что удастся сотворить чудо, она, конечно, очень сомневалась – увы, вложить в пугало мозг мог только волшебник уровня Оза, - но эксперименты всегда были ее стезей.

- Профессор Хейс! – радостно провозгласила она, без приглашения распахивая дверь в кабинет. Радостно – потому что любое ее появление должно было вызывать радость. Впрочем, в кабинете, помимо милого профессора еще притулилась одна не слишком успешная в трансфигурации слизеринка, и ее радужное настроение вмиг сменилось на ядовитое. – О, мисс Купер. Какая… неожиданная встреча. Я смотрю, у вас вызывает трудности не только мой предмет? – она помедлила, чтобы сделать более плавным переход от фальшиво-заботливого тона к откровенно насмешливому.  – Какая жалость… Может быть, вам стоит все же перейти на домашнее обучение или обратиться в специальное заведение? Знаете, школьная программа действительно не каждому по силам… - сокрушенно покачав головой, она мысленно прибавила к своей коллекции новое письмо от родителей Дженнифер, которое не замедлит появиться через пару дней. Обвинения и угрозы родителей были прекрасным десертом к завтраку, и она не упускала случая добавить новый экземпляр к уже ломившейся полке у себя в кабинете.

- Верно, профессор? – по-кошачьи улыбнулась она, разворачиваясь наконец к Хейсу и приветствуя его поцелуем в щечку. Какой он все-таки милый с этими своими кудряшками. Пожалуй, если сегодня их беседа пройдет удачно, она даже намекнет ему, что стоит пригласить ее куда-нибудь в Хогсмид на выходные.

Отредактировано dariolo (04-06-2019 13:23:59)

0

31

поднимаю
Форум: http://yourphoenix.ru
Текст заявки:
заявка на форуме
Целеустремленный, настойчивый, уверенный и знающий себе цену, ты должен был идти по головам к своей мечте, но по моей пройти не удалось. Когда мы с тобой познакомились, ты представился владельцем казино. Забавно, потому что это было мое казино. Я унаследовала его от своего покойного отца, но ты ведь не знал об этом, верно? Не знал в тот момент, когда решил склеить первую попавшуюся на глаза девушку перед тем, как заняться своим важным делом, ради которого ты приехал в город. Как выяснилось позже, ты не так прост, как казался на первый взгляд. Ты появился в моем казино не случайно. Узнал из не совсем достоверных источников, что им управляет «малолетка» и, не сильно разбираясь, решил забрать это заведение себе. У тебя был вариант попробовать себя в роли альфонса, только тут вышел промах, ведь у меня уже есть любимый человек. Следом пошли «выгодные» предложения (нет), уговоры (ну допустим) и даже угрозы (смешно, честное слово). Это не привело к тем результатам, на которые ты рассчитывал. Но ведь ты не развернешься и не уедешь туда, откуда приехал? Кстати, откуда ты на самом деле такой взялся? Расскажешь как-нибудь при случае, ведь они могут выпасть, потому что ты чем-то зацепил моего дядю. Он решил дать тебе работу в казино. Не управляющим, конечно, но для нормальной жизни в городе сойдет. Я бы сказала тебе добро пожаловать, но не скажу, потому что не согласна с решением дяди от слова совсем. Но пока мне не исполнится двадцать один год, он исполняющий обязанности управляющего казино и ему якобы виднее, как лучше. Посмотрим…
Заявка не в пару. Заявка на «позлить», «побесить», «посмущать», «посмеяться» и так далее. Любой спектр эмоций в отношениях. История родилась случайно и, скорее всего, вышла сумбурной. Если спросишь, что будет дальше, я не смогу ответить сразу, потому что не знаю, куда нас приведет такое общение. Ведь если ты захочешь быть подлецом - финал один, а если захочешь занять высокое место в казино по-честному - другой. Заглядывай в лс за подробностями, там и обсудим продолжение истории. Пишу посты до 8 тыс, от первого лица. Внешность менябельна. Общение вне форума возможно и приветствуется) как и инициатива и желание развивать персонажа)
Ваш персонаж: Мелисса К.Морган (danielle campbell), 19 лет, подрабатывает в кафе по собственному желанию, по факту наследница казино от своего покойного отца
Пример вашего поста:

Пример поста

Говорят, когда кажется, креститься надо. Бред или мне все таки стоило попробовать произвести сие нехитрое действие? Теперь уже поздно проверять, но на будущее нужно запомнить и не полениться сделать несколько движений рукой влево-вправо. Потому что после похода на порно-студию мне показалось, что жизнь потихоньку налаживается. Звучит странно, если не знать подробности, но это ведь правда. Не вся сразу и не по всем аспектам, а небольшая, но очень важная ее часть. Личная жизнь. Как по мне, отличный двигатель, источник появления эндорфинов и лекарство от всего происходящего у меня в семье. Последний пункт был единственным сдерживающим мое безграничное счастье фактором. Мне следовало бы рассказать Райану, что происходит в моей семье, но для этого нужно было больше времени, чем короткая встреча в кафе, куда мужчина иногда заглядывал, чтобы выпить кофе. Я порадовалась за него, когда он сказал, что возвращается на работу в полицию. Не то чтобы я хотела, чтобы мужчина день и ночь проводил на службе в погоне за преступниками. Наоборот, это меня совсем не прельщало и заставляло беспокоиться за Райана. Только если эта работа приносила ему удовольствие, я готова была поддержать его. Даже если его могли выдернуть на работу в любое время суток, даже если я знала, что в его машине лежит пистолет, который стреляет не резиновыми пульками, даже если понимала, что у тех, кто нарушает закон, такие тоже имеются, мне все равно казалось, что это все к лучшему. Что мужчине больше не понадобится никуда исчезать и что он всегда будет рядом, пусть не всегда физически, зато морально каждую секундочку. И что в один прекрасный момент он размеренной походкой зайдет в кафе и при мне выключит свой телефон, не давая никому возможности нарушить наше общение. Вот тогда я и собиралась все ему рассказать. Прошла неделя, такого не произошло. Мы виделись редко, чаще созванивались, и мне этого было достаточно. Все ведь хорошо, завтра будет новый день, новая возможность побыть с мужчиной наедине. Только за первой неделей прошла вторая, а мы так и не поговорили. Чувство недосказанности и одиночества начинали поедать изнутри. Я могла бы поговорить с дядей, с Кассандрой, но это не возымело бы нужного эффекта. Райан. Я должна была поговорить именно с ним. Молчу о том, что хотелось не только открыто с ним поговорить, но и приятно провести время. Забыть обо всем, что камнем лежит на душе, и просто расслабиться. Сходить в кино, съесть мороженое, прогуляться по вечернему городу. Мне не нужно было постоянное внимание, я в состоянии была развлечь себя сама, придумать себе занятие, и у меня были друзья, с которыми можно было проводить время. Мне лишь нужен был один-единственный день с Райаном. Я думала, что мои внутренние переживания останутся незамеченными для окружающих. Оказалось, что считать так было ошибкой. Кассандра была первой, не зря ведь она моя лучшая подруга. Она начала спрашивать, все ли у меня в порядке, через неделю после того, как Райан вернулся в полицию. Было бы глупо делать вид, что все прекрасно. Попытки отмахнуться, рассказать все в общих чертах и сделать так, чтобы Кэсс все забыла, не удались. Она вцепилась в меня, как пиявка, выведав почти про все. Почти, потому что вдаваться в подробности того, что происходит в семье, я все же не стала. Не говорила ничего в прошлый раз, не сказала и сейчас. Потом вопрос о том, что происходит и почему я постоянно хожу с задумчивым и озадаченным видом, прилетел от Ника. Вдогонку этим же вопросом задался Джефф, который теперь бывал в нашем кафе чаще обычного. Для них у меня была готова версия, которая прозвучала довольно убедительно. Они одновременно заявили о том, что полицейские очень горячие ребята, что мне повезло с Райаном и что мне всего лишь нужно набраться терпения. Я не стала уточнять, что мое терпение на исходе, просто кивнув и натянуто улыбнувшись. Да, в последнее время мои улыбки снова стали натянутыми и дежурными. В голову снова стали закрадываться разные мысли по поводу нас с мужчиной. Разве наши отношения можно было назвать нормальными? Сколько раз мы виделись? И сколько из этих раз можно назвать полноценными свиданиями? Это вообще нормально, работать круглые сутки? Стражи порядка в нашем городе будут отдыхать только на пенсии?
- Кэсс, когда полицейские на пенсию выходят? – подруга озадаченно на меня посмотрела и приложила свою ладонь в моему лбу. Удивилась тому, что у меня нет температуры, а я спрашиваю какой-то бред. После того, как я перепутала заказы и принесла вегетарианцу мясное блюдо, а девушке, которую обсыпало от сладкого, кусок пирога, Кассандра вежливо, но настойчиво предложила мне пойти домой и отдохнуть. Итого, мой рабочий день начался в девять часов утра, а закончился в девять двадцать две. Пока шла домой, несколько раз нажимала на номер Райана и сбрасывала прежде, чем установится соединение. Дома наткнулась на дядю, отчего камень на душе стал только тяжелее. И ведь вроде потихоньку, но стала привыкать к его идеальному сходству с отцом, но сегодня снова вдруг аукнулось глубоко внутри. Я знала, что эмоции, что копятся внутри, не приведут ни к чему хорошему, но не заметила, как они стали меня переполнять. И сегодняшний день можно было считать пиком. Лучшее, что я придумала, это занять себя домашними делами. Провести генеральную уборку в комнате, перебрав каждую полочку и каждый уголок. Это и вправду помогло, и так как я делала все не спеша, на уборку ушло пару часов. За это время мысль набрать Райану проскакивала несколько раз, но до действия так и не дошло. Смысл звонить, если он на работе? Побродив по дому как привидение и несколько раз столкнувшись с дядей, я поняла, что нужно что-то с этим делать. Сидеть дома не вариант, от этого только хуже. Мужчина в виде копии моего отца натолкнул меня на одну гениальную, как мне показалось, мысль, которая меня взбодрила. Закинув телефон в сумку, я порылась в вещах, нашла подходящий прикид и вышмыгнула из дома. Как и в прошлый раз, сейчас таксист смотрел на меня с таким же удивлением, когда я попросила остановить возле казино. Благо, вопросов с проходом у меня не возникло, потому что фамилия дяди и моя собственная творили чудеса. В этот раз я попала в казино в разгар его работы. То, что нужно. Улыбнувшись, направилась прямиком к бару. Паренек, работающий за стойкой, должен был налить мне выпить без лишних вопросов. На крайний случай в сумочке лежало поддельное удостоверение, гласившее, что мне 21 год. Серьезное выражение лица, пара фраз и передо мной волшебным образом появился чудный коктейль, который обязан был поднять настроение. Если по-другому не получается, то почему бы не попробовать крайний способ? Чем больше глотков напитка я делала, чем сильнее мне казалось, что это отличный вариант. А что делают люди, когда доходят до определенной кондиции? Звонят! Кто-то своим бывшим, а кто-то тем, чей пропущенный звонок обнаружили на своем мобильном.
- Знаешь что, Райан? Я уже это тебе говорила, но напомню: ты задница! – возможно, я начала говорить еще до того, как мужчина ответил. И не факт, что из-за оглушающей музыки он слышал все. И тем не менее я высказала все, что хотела, и с чувством выполненного долга закинула телефон обратно в сумочку. Отсалютовала стаканом с выпивкой парню, сидевшему неподалеку, и сделала последний глоток.
- Мы с ним целовались всего пару раз, ты представляешь?! А знакомы уже тааак давно. Мне нужно так много ему сказать, а я не могу, - я ткнула пальцем в сумку, где лежал телефон. Бармен должен был понять, что я говорю о том, кому только что звонила. Он предложил вызвать мне такси или набрать моему дяде, на что я уверенно отрицательно покачала головой. Мне и здесь хорошо. Просто прекрасно. Такая замечательная музыка, приятная публика и отличный собеседник. Хихикнув от очередной его шутки я повернулась, чтобы окинуть взглядом зал казино.
- Ооооо, - я протянула это слишком долго, заставив моего отличного друга Джастина, бармена, начать беспокоиться. – Ты тоже его видишь? Это же Райан. И он не на работе. Или на работе?  - широко улыбнувшись, я помахала мужчине рукой. Решив, что лучшей идеей будет подойти к нему, слезла со стульчика, на котором до этого удобно восседала. Стоило встать на ноги, как земля начала уходить из-под ног. Ухватившись за барную стойку, я затормозила и выровнялась перпендикулярно полу. Ну вот, супер, как березка. Хихикнув, отлипла от стойки, попросив Джастина присмотреть за сумочкой.
- Я мигом. Туда и обратно, - пообещала ему и сделала несколько шагов на встречу мужчине. – Простите, - меня немного повело и я чуть задела какую-то парочку. Замечательные ребята, они не сказали мне ни слова. Люблю их, такие вежливые. Все посетители этого казино такие? Как же мне здесь нравится! Довольная тем, что я здесь и что Райан тоже здесь, я таки добралась до него. Ускорив шаг, я как Флэш, быстро добралась до мужчины и обвила его шею руками, заключая в объятия.
Ты спас Финикс от всех преступников? Все задачи выполнены, мистер полицейский? Почему ты не сказал, что идешь в казино? Я бы составила тебе компанию, - довольная тем, что теперь я как раз и составляю ему компанию, щелкаю мужчину по кончику носа и снова заключаю в объятия. А так ведь очень удобно. Устойчиво. – Ты такой удобный, - с готовностью озвучиваю свою мысль и улыбаюсь. – Хочешь во что-нибудь сыграть? Покер? Рааайан, у тебя брови хмурятся. Так мило , - хочу отойти на шаг, чтобы полюбоваться мужчиной, но казино снова начинает крутиться вокруг оси, поэтому приходится остаться на месте.

+1

32

Форум: Maple syrup

Текст заявки:
Ищу прежде всего коллегу, а дальше - как получится. Если конкретнее - своего заместителя.
Возраст - 35-40 лет.
Внешность - исключительно Richard Armitage и только он.
О Вас.

Свернутый текст

Уверенный в себе мужчина с достаточным количеством тайн. Всегда одет с иголочки и пунктуален, незаметен и везде успевает, — настоящая правая рука, человек, который знает всё и немного больше о вверенных ему обязанностях. В прошлые века он стал бы прекрасным дворецким, если бы не одно "но", - исключительная независимость — черта, порой проявляющаяся в его характере, заставляющая иногда сомневаться, а каковы истинные причины его поступков?
Человек, ничего не делающий просто так и всегда получающий свою выгоду из всего. Превышает ли он свои полномочия? Не замечен. Как же он это делает? Видимо, ловкость рук и никакого мошенничества, или, как говорил Остап Бендер: "Существует более ста способов сравнительно честного отъёма денег у населения". Вероятно, этот человек отчасти Бендер нашего города. И кстати, весьма состоятелен в отличие от своего "прототипа". К слову, должность дворецкого его бы вряд ли устроила, — слишком уж амбициозен. Но столь же скрытен и всегда отменно владеет собой. Разумеется, втайне метит на место своего босса и вряд ли на этом остановится.
Имя, фамилия, семейное положение, наличие детей, прочие привязанности, — на усмотрение игрока.
Персонаж, на мой взгляд, отлично впишется в любую историю.
Будет здорово, если Вы разделите мои предпочтения.

Ваш персонаж:

Свернутый текст

Андерс Хьёнсон, мэр небольшого канадского города Банф.
Возраст - 45 лет.
Внешность - Gerard Butler.
Коротко обо мне (из анкеты).
"Респектабелен, элегантен, несколько пафосен, но это отнюдь не портит его. Внешность — располагающая, такая обычно бывает у известных политиков популистского типа, для которых их публичность — нечто вроде постоянного амплуа. Чаще всего на его холёном лице вы можете увидеть едва заметную улыбку джентльмена элитного клуба, — чуть ироничную, но ни в коей мере не отталкивающую.
Харизматичен. Тщательно заботится о своём внешнем виде и поддерживает хорошую физическую форму. В одежде предпочитает классический стиль, дорогие деловые костюмы консервативных тонов и оттенков.
Обладает примечательным голосом — приятным баритоном, неизменно привлекающим внимание, к тому же он весьма интересный собеседник с широким кругозором и разносторонними интересами.
Он практически никогда не бывает искренним, поэтому злые языки поговаривают, что для него есть лишь три ценности: власть, деньги и удовольствия. Впрочем, стоит ли верить слухам и досужим сплетникам?
Об удовольствиях.
Крепкие сигареты, столь же крепкий, дорогой алкоголь (виски, текила, ром, абсент, коньяк), хорошая европейская кухня, конные прогулки и секс, коего не бывает много (иногда — групповой) — без привязанностей, обязательств и прочего романтического бреда. Бисексуален. Его личная жизнь тщательно скрыта от посторонних глаз, хотя утечки информации всё же периодически бывают, что не удивительно".

Пример вашего поста:

Пример поста

До чего ж некоторые строптивы. Ок, попробуем по-другому. Кнут и пряник, дружище. Только так. Только хардкор.
Андерс неярко ухмыльнулся.
- А знаешь, Рихард, ты, пожалуй, прав насчёт клуба. "Опиум" - заведение респектабельное.
Хозяин - умопомрачительный, сексуальный итальянец, а ослепительная и манящая Жаклин - вообще мечта любого мужчины.
Он вновь взглянул на Джонса сверху вниз, виртуально оглаживая его различимые даже под одеждой бицепсы и упругую заницу.
Но не тебе чета. Это как сравнивать орка, - очень симпатичного, но всё же орка с эльфами. С тёмными эльфами, мой сердитый медвежонок.
Хьёнсон мимолётно наморщил нос, но тут же вполне серьёзно посмотрел на телохранителя.
- И я благодарен тебе за заботу об имидже своего босса.

Мэр одобрительно кивнул, а через секунду вопросительно изогнул брови:
- И какое же, Рихард? Ты ничего не написал об этом в своём протфолио. А мне хотелось бы знать, - короткий, пронзительный взгляд, пробирающий до костей, - и жутковатый, и завораживащий.
Хьёнсон буквально кожей почувствовал, что мужчина напряжён, - чем дальше, тем сильнее, но ухмылку с лица не убрал.
Скажите, пожалуйста, какой нежный. Ты серьёзно думаешь, что при виде тебя а ля натюрель я грохнусь в обморок, будто впечатлительная старлетка?! Я эстет, - созерцание годного мужского, да и женского тела доставит мне удовольствие, совершенно лишённое и намёка на что-то грязное, порочное. Получи свой пряник. Кнут - на потом.

- Хорошо-хорошо, мистер Джонс.
Хьёнсон обольстительно улыбнулся, некрепко и чрезвычайно деликатно приобнимая Рихарда за плечи, едва их касаясь.
- Убедили.
Он с минуту выжидал, а друг да взыграет в этом красивом, породистом жеребце ретивое? Даже замер. Но и сильные мира сего жестоко обламывались, что уж говорить о мэре какого-то заштатного кандаского городка.
Андерс приосанился и негромко, с заметным достоинством, изрёк:
- Да, не сегодня.
Предположим, ты поддался бы искушению и сдался. Ну поимели бы мы разовый секс. Это не вставляет ни разу, - ни мне, ни тебе. Я уверен.

Хьёнсон улыбнулся, - вполне искренне и доброжелательно.
- Едем на озеро Луиза, - Андерс без тени насмешки кивнул, - Там очень красиво и, что важно, - Хьёнсон посмотрел на часы, - в это позднее время практически безлюдно.
Доктор ясно дал понять,  - мне нужна хорошая реабилитация после ранения. Свежий воздух, прекрасные виды, единение с природой, все дела.
Он сделал шаг навстечу мужчине и ненавязчиво притянул Рихарда к себе за талию, едва задев губами основание его шеи, тут же отстранившись и размыкая объятия.
- Или ты против?
Хьёнсон обезоруживающе улыбнулся.
- Тогда предлагай свой вариант. Кроме джентльменского мордобоя, естественно. Как тебе известно, у меня завтра с утра пораньше очередная пресс-конференция.

Отредактировано Marcus Volf (24-05-2019 16:42:08)

+1

33

Текст заявки: пересмотрев "Отель Бейтсов", ожил старый гештальт. Хочу сыграть либо историю с этими героями, это приемлимо, либо аналогичную по костяку с другими. Итак.
Мать-одиночка/вдова, в разводе, не суть, с двумя сыновьями. Одного она родила совсем юной и не слишком любила, по глупости, зато свое чувство вины полностью компенсирует в излишней заботе о втором. Им примерно 20-22 и 16-18, ей 37-40, один бунтарь и недолюбленный ребёнок, на самом деле всегда страстно мечтающий о любви и внимании матери, но теперь скрывающий это под маской пренебрежения и грубости. Второй - паинька, ласковый и домашний скромный мальчик, очень привязанный к матери. Она же эмоциональная, но волевая женщина, вынужденная быть сильной.
Помимо личной игры в эти непростые отношения, хотелось бы добавить разнообразных по духу и жанру приключений. Форум на примете есть, но рассмотрю ваши идеи.
Сама возьмусь за мать, Норму или ее аналог.
Пример вашего поста:

Пример поста

Женщина обернулась на ходу, через плечо одарив гостей улыбкой лукавого превосходства, как всякая хозяйка положения улыбалась бы прочим при самом королевском дворе, но не ответила, возобновив движение вверх, поднимаясь уже на второй этаж. Подол её платья, покачиваясь, едва уловимо шелестел, тонкие белые пальцы скользили расслабленно вдоль перил, но более никаких лишних движений не совершалось; темнота, густо укрывшая проем над лестницей, на втором этаже с трудом рассеивался одним единственным старинным бронзовым подсвечником под три свечи, которые и мерцали на нем, робким маленьким огоньком, точно не лелея уже надежды осветить собою этот длинный и мрачный коридор. Но леди уверенно прошла по скрипучим доскам старого паркета к этому подсвечнику, подхватив его рукой, и, приподняв над головой, чтобы и её спутникам хватило этого неуверенного света, двинулась дальше, почти сливаясь в своём тёмном наряде с царившим здесь мраком, только бледно светилась серебристым сиянием полоса её кожи на шее и запястье.
Старый, почти древний лес почтительно шумел извне дома, уступая разгулявшемуся ветру, но здесь, внутри, господствовала тишина, великая правительница и госпожа, осознающая свою власть над робкими душами людей. Лангефорд действительно имел славу печальную, но, вопреки Уэльским рассказам, по причине того, что, в прежние времена, девушки из окрестных земель частенько держали свой путь сюда, торопясь к пруду в сердце леса, где, в отчаянии души или трагедии сердца, бросались в самую пучину. Легко и бесшумно смыкались холодные воды над несчастными, увлекая их на дно, глубокое, илистое, густо поросшее водорослями; но кто способен запретить деве юной избавиться от мучений таким нехристианским образом? Потому-то лес, сколько не минуло веков, не утрачивал в сердцах простых, невежественных людей своего ореола, легенды росли и множились, и, долетая до Уэльса, превратились в сказки о эльфах и ведьмах.
- Ваши комнаты, надеюсь, устроят вас, дорогие гости, - она остановилась, почти дойдя до конца коридора, указывая небрежным, но полным изящества жестом сначала на одну, потом на другую дверь, почти напротив; даже в полумраке изумляло мастерство резчика, украсившего двери, коробки и бордюры барельефами настолько реалистичными, словно живыми. В темноте кожа женщины, впрочем, казалась не менее притягательной взоры, потому что ее окутывало удивительное сияние там, куда не попадал прямой свет свеч с канделябра. И темные глаза, как две бездонные дыры, продолжали изучать визитеров непрерывно, точно от этого зависела её жизнь; но полные кроваво-красные губы улыбались с радушием и нежностью, и эта улыбка отгоняла прочь все плохие ассоциации. – Располагайтесь и отдыхайте, к ужину вас пригласят… там я представлю вам вашу родственницу, которую вы так жаждете узнать, мистер Уэнтфорд, - чуть заметно качнулись ресницы, будто скрывая неясный пламень, мелькнувший на короткий миг в глазах женщины. Было ли это совпадение, или ее по какой-то причины забавляло то обстоятельство, что юный джентльмен так ищет общества прежде неизвестной родни, так и осталось тайной, поскольку, попрощавшись с ними незначительным книксеном, с наклоном головы в такт, таинственная персона покинула их, передав канделябр застывшей гувернантке, и ту будто горящими углями обожгло от случайного прикосновения чужих пальцев. Быстро исчезнув в густой темноте коридора, брюнетка оставила после себя лишь удаляющийся шелест платья и постукивание каблучков; чудо, как она могла передвигаться здесь в такой тьме без свечи, но женщина не ведала в этом трудности.
Впрочем, её хваленое хладнокровие изменило, едва она спустилась на один лестничный пролет, и согнулась почти пополам, хватаясь скрюченными пальцами за ворот платья, будто внезапно он сделался удавкой на тонкой шее. Пошатнувшись, она уцепилась за перила в качестве опоры, почти перевесившись через них и жадно хватая широко раскрытым ртом воздух, царапая ногтями собственную шею до кровавых борозд; широко распахнутые глаза невидящим взором смотрели куда-то перед собой. В ушах шумело прибоем, тонкие бороздки влаги выступили на висках, приобретая странный красноватый оттенок, точно освещение насмехалось над невидимыми зрителями.
- Ох… - грудь женщины вздымалась так часто, словно в высшей степени волнения, ее руки дрожали; внезапно откуда-то извне раздался гулкий громкий удар, какой бывает, когда камень сталкивается с таким же камнем, один единственный раз прозвучал этот звук, но брюнетка вдруг осела на пол, прижимаясь спиной к перилам, прикрыв глаза. Ее грудь все еще часто набирала и выпускала через трепещущие тонкие ноздри воздух, но руки, скрещенные под ней, на животе, перестали трястись. – Ты прав… - тихим шепотом пробормотала она, не открывая глаз. – Не суждено миновать, что обречено случиться. – Схватившись вновь за перила, с трудом, но поднялась, и, покачиваясь, двинулась дальше, на первый этаж.

+1

34

Форум: http://jumpstreet.rusff.ru
Текст заявки:
Хочется, очень хочется сложных отношений.
Когда ниточка натягивается - взрыв, ниточка ослабевает - и вроде бы ничего, даже жить можно.
На этом проекте мне хотелось бы увидеть двух персонажей.
Первый: сильный властный женский образ
Она держит свою профессиональную и личную жизнь крепко и без поблажек. Легко играет чувствами людей и само собой не дает задеть свои. Но они, конечно, же существуют. Хотелось бы попасть в сети такой женщины, влюбиться, побегать за ней, получить толику внимания, поумирать от ревности, получить еще чуточку внимания, задеть за живое, почувствовать себя безвольной игрушкой, хотеть сдаться, снова взбунтовать и это можно крутить долго. Просто хочется очень эмоциональных эпизодов.
Второй: мужчина - старше, опытнее, разумнее и возможно даже с семьей.
А почему бы не влюбиться? И ему и ей. Не сразу, постепенно. А потом борьба-мучения. К тому же оба имеют какие-то связи на стороне и как всегда срываться с насиженного места очень страшно.
А можно только одностороннюю влюбленность с ее стороны, а он мог бы быть благосклонной принимающей стороной. Одна незначительная ночь, пара умных и прямо в сердце фраз - и я готова стать влюбленной идиоткой. А дальше? А дальше давай решим вместе.

Я не пишу здесь биографию персонажей, для меня она значения не имеет. И да, мне как и многим хочется банальных лавстори. И я люблю отсутствие хэппи энда и точно знаю, что со временем захочу экшна и если вы поддержите, то будет здорово.

Ваш персонаж:
она
Ничего особенного. Француженка в возрасте 23 лет, перебравшаяся с сестрой в солнечный штат. Отказавшись от образования, мечтала стала певичкой. Бывшая богатая девочка, потерявшая расположение семьи и перебивающаяся кратковременными подработками.
Мечтательна, но заставляющая себя обитать поближе к твердой земле. Легка на подъем и слово. Без страшных драм в прошлом.

Пример вашего поста:

Пример поста

Жара. Никак к ней не привыкнешь. Это тяжелая солнечная длань, давящая на макушку, липкие объятья воздуха, приторно-сладкие вздохи. И все бы ничего, если ты сидишь в тени яркого зонтика перед бассейном, в твоих руках коктейль с льдинками, на тебе фэшн-купальник, и вокруг лишь брызги воды и смех твоей тусовки.
Но нет, ты прислонив джинсовый зад к разгоряченному зданию, ловишь короткую тень и сквозь розовые очки, и это не метафора, наблюдаешь кучку полных придурков, возомнивших себя звездами. Но они платят, и платят только за то, что ты красивая.
Поль нервно жевала жвачку уже как минут двадцать, переминаясь с ноги на ногу. Стрелки часов давно перевалили за полдень, сделав температуру улицы равной первому кругу ада. А По тусовала здесь с 9 утра, и была на грани взрыва.
Она была терпеливой девочкой. И к способам зарабатывания относилась весьма философски. Надо, так надо.
Ей сегодня уже удалось покрутиться перед камерой в стайке девиц помоложе, они что-то верещали, тыкая пальцем то в одного, то в другого парня с камерой. То ли какой-то диджей, то ли крутой блогер, либо еще кто-то чем-то непонятным зарабатывающий на жизнь. По ощущала себя отсталой. Она ни то что восторга от этого не испытывала, а сильно наоборот. И вообще, с трудом выуживала понятную ей информацию из мира современных трендов. Динозвар ты, По.
Ее любимая сестра грезила стать блогером, Поль немало хохотала над кривляниями близняшки перед камерой айфона. Но та так и не нашла свою аудиторию и подрабатывала в местах не лучше, чем Поль. Они обе, по крови высокомерные француженки, выросшие  в богатстве и лелеянье, наплевавшие на образование мечтали о чем-то непотребно высоком и обе бились рыбами о, прибрежные к мечте, камни.
- Хей, Том, - Поль наконец отлипла от своей спасительной стены и процокала к молодому человеку, с которым она договорилась на весь этот цирк. - Я тут  больше 4 часов, сколько еще продлятся ваши … - она замолкла на секунду подбирая приличное слово - ...работы и когда ты со мной рассчитаешься?
Она была очень мила: все еще подслащенный тон, прелестный вид - высокие каблуки, узкие джинсовые шорты, маечка, все что нужно подчеркивающая и хороший макияж.
- Цыпа, не отвлекай - отмахнулся парень, с именем Том и считающий себя чуть ли не новым Кустурицей, - сгоняй лучше за кофе и возьми себе чего-нибудь, охладиться, у нас сейчас начнется самый огонь!
Он даже не соизволил обернуться к ней, говорил с полоборота. Это ли ее взбесило или жара допекла или самооценка наконец зашлась горькими слезами.
- Иди в жопу, Том! Сам ходи за кофе и крутись в своем дебильном видео. - голос ее звенел, но на улице было так шумно, что вряд ли кто-то обратил внимание на начинающую свару.
Парень наконец обернулся с мерзкой ухмылкой на лице. И ловя, видимо от этого кайф, стал поливать девушку грязью. Что-то там было про “нифига не получишь” и “тебе только на панель” и еще нечто подобное, не очень вычурное.
Глаза Поль превратились в щелочку, губы она тоже поджала, ожидая когда закончится этот монолог. А, еще она начала стаскивать с себя высоченные каблуки. И в конце концов встав во все свои 150 с тяжелыми туфлями в руках, она зловеще ухмыльнусь.
“Заплатить то ты мне точно заплатишь…”

Пример поста два

Кто не любит ярмарки? Тонкие переливы ароматов: заморские пряности, удивительные сладости, свежая выпечка, дивные цветы. Разнообразие красок, некоторые даже не поддаются описанию. А диковинные товары? Какое количество чудесных и полезных вещиц ты можешь сыскать здесь и только здесь. Увеселительные мероприятия кричат с каждого угла, здесь тебе и марионеточный театр и фокусы и циркачи. А кухня и еда?! Где еще ты можешь попробовать столь изысканные в своей простоте и недоступные в любое другое время блюда.
И люди, конечно люди. Разных народов. Разного цвета кожи. Разной моды и говора. Удивительно! Ну кто может не любить ярмарки?!
Леди Маризет Фразье не любит ярмарки. И даже больше.
Товары по завышенной цене, лицемерные улыбки на лицах торговцев, каждый беспризорник жаждет умыкнуть твой кошель или драгоценности, да этим же страдают и более взрослые люди. Разнообразные запахи так перемешаны, что воздух становится густым и тяжелым, тяжело дышать. Людей так много, что лишний шаг дается с трудом. Просто идеальное место для нежелательных столкновений, травмоопасных ситуаций, разгула преступности и непредвиденных заболеваний.
А может просто кое-кто еще не отошел от событий годовалой давности, где безумная толпа унесла жизнь любимого брата.

Они прибыли сюда несколько дней назад на небольшом, но резвом суденышке. Изначально путешествие на ярмарку планировалась как семейный выход: графиня Лейбрун и ее сын должны были покинуть замок и провести несколько ярких дней в Гиберии. Но юный Константин слег с легкой хворью. И Маризет три дня выслушивала жалобы и нытье от графини: “которой так скучно жить и она так хотела, но одной безмерно скучно и страшно, и что верная кузина, просто обязана” и все в таком роде. Маризет сдалась. Путешествие прошло прекрасно, море было благосклонно к девушкам. Остановившись в достойной гостинице, они взялись расписать свое пребывание здесь. Ведь ярмарка была лишь одним и не самым значительным пунктом. А может просто прекрасным прикрытием.

Маризет, одетая в скромное платье темно синего цвета, в шляпке и с незаменимым зонтиком над головой медленно вышагивала вдоль торговых рядов с дешевыми украшениями. Интересные покупки были уже совершены и отосланы со слугами. Графиня шла чуть впереди, о чем-то явно задумавшись. Мари увлекшись перламутровыми ракушками краем глаза зацепила грязную ручонку тянущуюся к чудесно расшитому мешочке, висевшему на руке графини и мерно позвякивающему.
Одно мгновение и рука скрылась под широкой тканью прилавками, а графиня только-только начала осознавать происходящее.
Маризет приблизилась к кузине от души веселясь.
- А я говорила, что монеты надо носить ближе к сердцу - она приложила ладошку к своему не очень выющемусюб бюсту, но зато точно самому недоступному месту для мелких воришек.
Конечно она могла и предотвратить эту маленькую кражу, но графине не убудет, а ребенок, возможно, сегодня хорошо поест.

+1

35

Текст заявки:
ah shit here we go again
Привет.
Хочу предложить тебе своего рода творческий эксперимент. Бывало у тебя, что ты просматриваешь заявки и прикидываешь на каждую, получилось бы сыграть это хорошо? Бывало, пишешь в "нужные" и нервно грызешь ногти, сомневаясь, что найдется кто-то, идеально подходящий твоим требованиям? У меня такое постоянно. Давай поможем друг другу.
Возьмем за аксиому, что мы ищем игру по реалу (иначе что эта заявка здесь делает); отыгрываем тандем из ж и м, где ж - моя роль, а м - твоя; ставим сюжет и развитие персонажей выше раскрытия отношений; а еще мы оба любим стекло. Все остальное - вагон неизвестных. Приходи и расскажи, какой образ ты давно ищешь и не можешь найти. Я расскажу тебе, что хочу видеть в твоем исполнении. Достанем из загашника несыгранные сюжеты, смахнем с них пыль и примерим друг на друга. Получится здорово, я верю.
Я - активный, инициативный и умеющий в атмосферу игрок. Размерами, формой и частотой отыгрыша охотно подстроюсь под тебя, только не взрывай мой мозг постами от второго лица, ладненько? Зависаю во флуде, в первых рядах во всех неигровых активностях, треплюсь в телеге. Короче, я душка. И ищу такого же классного соигрока. 
Пример вашего поста:

узнал фандом - лови пятюню

Серафи на мгновение отвлеклась от разговора, чтобы рассмотреть сплайсера, который декантировал вино над парящим столиком. Востроухий и длинноногий, он, должно быть, появился на свет в результате экспериментов над ДНК человека и какого-нибудь дивного лесного зверька. Олень? Косуля? Мунтжак? На кромке длинного уха золотилась нежная шерсть, а шею обтягивал высокий золотистый воротник. Сегодня был особенный вечер. Время, когда ко столу подают любимое розовое вино государыни, слуг стягивают медными корсетами, и вся Вселенная замирает в трепетном ожидании. Сегодня вечером Абрасакс Индастрис, наконец, вырвется вперед и займет лидирующие позиции на рынке производства регенекса. Когда густой осадок опал на донышко бутылки, а тонкий стеклянный бокал наполнился вином, Серафи нетерпеливо взмахнула рукой. Этим вечером она не хотела видеть никого, кроме старшего, горячо любимого сына, которому давно пора было научиться вести семейные дела. Мало ли, что ждало их фамилию в будущем.
- Заселение новой планеты, Балем, это не просто взгляд в будущее. Это надежда на то, что это будущее когда-нибудь настанет. Каждый раз случается одна и та же история. Сначала люди неистово размножаются, но умирают от слабейшего дуновения ветра. Потом они учатся выживать, и их численность сокращается. И, наконец, их ум и технологии становятся достаточно развитыми, чтобы обеспечивать регулярный и обильный приток потомства. Они рождают здоровых детей, их старики не торопятся умирать – по человеческим, конечно, меркам – и происходит перенаселение. Тогда и только тогда следует начинать Жатву. Первой планетой, на которую я принесла жизнь, была Земля. Второй – Мидиан.
Серафи подхватила бокал и, неся его, как державное яблоко, встала у панорамных окон. Розовая дымка за стеклом исчезла, и широкие панели загорелись десятком широких экранов. На них, как на картине, вытянулся темный коридор с трехлистниками механических одров, на которых, растянутые, распятые, спали люди. Лучшее сырье для регенекса, жители крохотной планетки на задворках секстета Сейферта спали, будто мертвецки пьяные: добывать из них свежие клетки можно было только прижизненно, что усложняло работу, но делало цену регенекса на рынке все более устойчивой. Достаточно было запустить программу – и миллионы примитивных жизней растворятся в небытии, чтобы разгладить морщинки на лицах тех, кто готов за это щедро заплатить.
Матриарх дома Абрасакс ощущала себя богом, танцующим на залитом кровью жертвенном алтаре. Одного ее слова – вернее, отпечатка пальца, считанного экраном – достаточно, чтобы их сон превратился в смерть, а межгалактическая биржа взорвалась от курсации валюты. Монополия на рынке означала не только стабильный постоянный доход, но и рост влияния побочных предприятий фамилии. Банка. Горстки русалочьих хозяйств, учрежденных Титом. Драгоценных месторождений. Одно прикосновение к экрану – и они будут купаться с золоте.
- Столько лет прошло с того дня… Только посмотри на них. Мог бы ты сказать, что убогие волосатые приматы, которых выбрасывают на незаселенные планеты, однажды превратятся в такое прекрасное сырье? Здесь не меньше четырехсот тысяч ампул регенекса. – Серафи вложила в ладонь сына недопитый бокал. Стекло еще хранило тепло ее губ и кирпично-красную дугу губной помады. Никто другой не мог быть достоин чести стоять рядом с ней сейчас. Калик слишком вспыльчива. Тит слишком беспечен. И только Балем, ее надежда и отрада, поймет, как прекрасно слышать мерный стук кардиомониторов. – Я хочу, чтобы ты сам запустил программу. Ты готов?

+4

36

Форум: Инсайд
Текст заявки: Много расписывать не буду. Хочу экшена, драйва и интересного сюжета.
Ищу женского персонажа от 35 лет. Открыт для идей и любых хотелок
Пишу от первого лица от 2000 тысяч символов. Не люблю посты простыни и приверженец грамматики.  Открыт для общения и идей. 
Ваш персонаж:  Штефан Клаус Рихтер ( Урожденный Рэймонд Тодд Баллард) 48 года, вор, коллекционер, перекупщик краденого, аукционист, владелец транспортной компании; внешность James Spader
Пример вашего поста:

Пример поста

Звонок о проверке и захвате груза в порту застиг меня в самой что не на есть расслабленной позе. Я сладко дремал, будучи на потрясающем тайском массаже и иглоукалывании. Все мое лицо было в этих исцеляющих чудо иглах, но даже это не помешало искривиться мне в смеси удивления и непонимания поначалу. Процедуру пришлось прервать и достигнуть своего дзен, равно, как и расслабления было решено позже, постичь кармический покой не было суждено, пока не будут решены дела земные.
Мне казалось давно налаженная система не даст сбоя и к сожалению ошибся. Но, ФБР знали что искать и целенаправленно обыскали именно тот груз в порту, который транспортировала моя компания. Это была стопроцентная наводка, оставалось только выяснить кто именно рискнул жизнью, дабы сорвать такую выгодную сделку для меня и моего давнего партнера Уилкерсона. Признаться последний был достаточно сдержан при личном телефоном разговоре и мы сошлись на том, что прошерстим своих ребят и найдём крысу, к счастью на данном фоне у нас не произошло конфликта и Брюс с присущей ему вежливостью и максимально скрываемой нервозностью обсудил со мной сложившуюся ситуацию. Мы сошлись на возврате денег, ведь рисковать репутаций было не выгодно, ни мне, ни местному оружейному барону. Он вернул деньги террористам, а я вернул задаток за доставку. Пусть это и ударило по карману, но все же скорее было плюсом, чем минусом.   Теперь оставалось решить сложившуюся проблему и как можно скорее.
Следующий звонок Брюса был ожидаемым, но в принципе беря трубку я уже знал что мне скажет партнёр. Уилкерсон сработал на опережение и назвал мне не просто имя парня, который казался подозрительным, но и уже назначил встречу в ангаре на Хенцутер роуд, Эджмир .  Утвердительно ответив на приглашение, я положил трубку и сделав пару глотков из чашечки кофе встал и направился к выходу из кафе, сопровождаемый двумя телохранителями.
Всю дорогу до склада я пытался проанализировать сложившиеся и понять, как действовать, хотя Уилкерсон скорее всего был озадачен этой проблемой гораздо сильнее меня.
Мой мерседес остановился рядом с каддилаком Брюса,  который уже ожидал на улице в окружении своих людей. Выйдя из машины и протянув руку партнеру мы направились внутрь, где мальчишка из отдела погрузки уже был связан, сидя на стуле и ожидал  допроса посреди склада.
Уилкерсон начал первый и я предпочёл стоять молча, все же партнёр пострадал больше и ему было это не по душе, как минимум обидно, когда срываются многомиллионные сделки. Шутка про отчисления позабавила и меня, но на лице это никак не отразилось. Я много чувств и эмоций скрывал в себе в тот момент. Внутри бушевали злость, разочарование, непонимание и даже сочувствие к парню, который выбрал не ту сторону.
Когда слово перешло ко мне я лишь утвердительно кивнул и сняв шляпу передал её охраннику, следом последовало и пальто.
— Найджел, малыш, - растянулся я в ухмылке, — ты хоть представляешь насколько не вовремя в твой организм ворвался вирус, если таковое и вправду было... - поджав губы и склонив чуть голову в бок приподнимаю брови, — таких нелепо точных совпадений даже в шпионских книжках не бывает, - правую руку поднимаю вверх и один из охранников подносит чемоданчик, который все это время держал в руках. Легко щёлкнув пальцами одной руки открываю и чуть наклоняю в руках Джима, чтобы привязанному парню было видно содержимое. А собственно чемоданчик включал целый набор для пыток, от простейших плоскогубцев и банального паяльника до шприцов с наркотиками и плеток со стальными наконечниками, выглядит, как эротическая игрушка, но зато кожу рассекала с одного удара.
[float=right]http://s9.uploads.ru/dW9Dx.gif
[/float]— Давай мы с тобой определимся сразу, - отступая шаг назад снимаю с плеч пиджак, откладывая его на предплечье свободной руки Джима и принимаюсь закатывать рукава рубашки до локтя, — ты рассказываешь все сам или мы разговариваем более серьезно? - ответ я уже можно сказать знал, а судя по глазам парнишки, он был крайне удивлён такому повороту.
- Я ничего не знаю, правда правда, прошу... - его ответ меня более, чем огорчил, потому удар кулаком в нос не заставил себя ждать, хлесткий, достаточно сильный, чтобы сломать хрящи, но слабый, чтобы вырубить парнишку.
— Я задал четкий вопрос и жду на него четкий ответ без отговорок и мольбы, - в моих глазах сверкнул огонь, а на губах растянулась добродушная улыбка, в то время, как рука дернулась в воздухе, стряхивая пару капель крови грузчика с костяшек пальцев, — ну же Найджел, тебе решать, выйдешь ты отсюда на своих двоих или тебя вынесут в мешках по кусочкам...
Я, как и партнёр прекрасно понимали, что парень уже точно не выйдет отсюда, это его билет в один конец, но иллюзия скорого спасения могла дать стимул развязаться языку.

Отредактировано Concierge of crime (29-05-2019 14:21:55)

0

37

Доброго денёчка))
Форум: El Tropicano
Текст заявки:
В поискам М для своей Жо...
Существует вполне сформировавшаяся заявка (там ниже будет много букв, не пугайтесь, я нечайно хд). Сюжет вполне себе заезженный, но вот хочется этого - сложных отношений, местами драмы, экшена и ещё кучи всего и вся от романтики до откровенной расчленёнки)) Хотелось бы видеть на этой роли кого-то с внехой Travis Fimmel, но в принципе готова рассмотреть ваши варианты))
http://eltropicanolife.rusff.ru/viewtop … 800#p65658

+

Ты просто животное. Дикий зверь, сорвавшийся с поводка общественной морали, хотя в обычной жизни придерживался её лишь номинально. Именно таким я увидела тебя впервые в самом задрипанном баре Эль Тропикано. Увидела и не смогла пройти мимо. Под маской пропойцы, ударившегося в полный разгул, я интуитивно ощутила ясный ум и силу, давно ставшие для меня убийственней любого афродизиака. Как выяснилось позже, я не ошиблась. Ты хитёр, расчётлив, циничен, ты умеешь просчитывать свои ходы наперёд, безумная харизма, умение убеждать людей и вести их за собой, ты прекрасный дипломат, но это уже порядком достало и хочется чего-то простого, животного, подиктованного инстинктами, а не разумом. Для тебя же оказалось открытием, что не все женщины на этом острове рабыни. Нет, конечно, ты прекрасно знаешь, как и что здесь устроено, просто до этого дня ни разу не встречал таких в тех третьесортных заведениях, где привык пускаться во все тяжкие. Ты захотел меня, и это было чертовски взаимно. Ты захотел меня насовсем, и вот тут наши желания не совпали. Я раба лишь своих пороков, но не чужой воли.
Не смотря на первое впечатление и пристрастие периодически оказываться на самом дне общества, денег у тебя куры не клюют. На острове есть личный особняк, в США своё дело, основанное с нуля, многочисленная охрана и все блага жизни, от которых ты порядком устал. Может, это кризис среднего возраста, но мне кажется, что ты просто осознал – тебе больше нравится участвовать в процессе, добиваться результата, чем пожинать плоды. От них ты не откажешься, о, нет… Но вот моральное удовлетворение приходит лишь с острыми ощущениями, именно их ты и ищешь в притонах Рио де Солар. А нашёл меня. И с этого дня твоя жизнь заиграет новыми красками, гарантирую!
Ты из той категории мужчин, которые прекрасно умеют управлять собой, однако я обладаю умением выводить из себя даже святого. Ты легко поднимешь руку на женщину или ребёнка (моральные догмы? нет, ты о них не слышал), и на меня уж точно поднимал, прекрасно понимая, что я не оставлю это просто так и тебе прилетит в ответ не меньше. Впрочем, должна признать, ты сильнее, находишься в прекрасной физической форме, обладаешь умением убивать, а главное, реально можешь это сделать, какие бы чувства ко мне не испытывал. И здесь стоит слегка удариться в то, что я хочу воплотить в жизнь. Мы реально, не кривя душой, можем признаться друг другу в любви. Это чувство, словно пожар, пожирает нас изнутри, потому что вместе нам слишком тяжело находиться долгое время. О некоторых людях говорят «огонь и лёд», кто-то из них уничтожит другого. Мы слишком похожи, мы оба «огонь», и после нас остаётся выжженное ничто. Собственники до глубины души, мы не признаём ограничений за собой. Несколько раз ты просыпался в постели с мёртвыми шлюхами, потому что я умею ходить бесшумно и могу показать, что ждёт любую, кто покуситься на то, что принадлежит мне. А сколько раз самой приходилось оттаскивать тебя от полуживого тела, которое всего-то приобняло меня на твоих глазах, о большем уж молчу, там не выживают? Не сосчитать, да и не нужно. Все они становятся простыми пешками в наших сексуальных играх. И рука об руку с жестокостью идёт всё то, чего не видят другие люди. В особо счастливые дни между нами есть нежность, забота и ласка. Говоря «люблю», мы не врём, но вместе с этим ничто не остановит перед желанием убить. Наверное, это какое-то отклонение, мы ненормальные люди, но мы счастливы вместе, даже если за пять минут до страстного поцелуя ты стрелял в меня практически в упор, а из твоего бедра до сих пор торчит мой нож.
И поверь, поводов для таких разборок у нас будет предостаточно. Например, твой бизнес, который лишь на поверхности имеет официальный статус, для возможности отмывать «кровавые» деньги. Большая часть айсберга, состоящая из плотного сотрудничества с Колумбийскими картелями и предоставления им выходов на рынок США, остаётся под водой. Оружие и наркотики всех сортов летят к тебе на частных самолётах, плывут по морю на кораблях, а по суше доставляются через Мексику, где власть имеет мой картель. Вот и пересечение интересов, которое не урегулировать просто так. Ты мог бы сидеть в нью-йоркском офисе и ждать, но ты ещё помнишь, как всё начиналось 20 лет назад, тот вкус адреналина, свободы и крови на своих руках. Не каждый раз, но часто, ты сопровождаешь груз. Когда мы встретимся, вопрос лишь времени.
В Нью-Йорке же тебя ждёт семья – жена, которую ты выбрал сам, которую любил когда-то. Может, и сейчас? Или всё-таки привычка? Десятилетний сын, твоя маленькая копия и наследник, которого ты балуешь и хочешь вырастить приличным человеком. Забудь о них. Их участь была решена в тот день, когда ты сказал «люблю» мексиканской девчонке. За это одной смерти мало, я знаю. Но убить меня не так просто, особенно когда я хочу жить и задалась целью загладить свою вину. Ты мне не враг. Ты единственный, кому я могу сказать «да» перед алтарём и подарить новых детей, а главное, единственный, кого я по-настоящему хочу. Просто мы такие. Люди со звериной душой.

Ваш персонаж:
Сильная и независимая дама 28 лет с внехой Эйсы Гонсалес, весьма жестока, вспыльчива, но привязана к семье. Занимается криминалом (наркотики, оружие, живой товар) и загорает на солнышке. Лапочкой не будет, но постарается)))
Пишу я от 3го лица (если вдруг принципиально, то могу и от 1го), легко подстраиваюсь, посты от 4-5к и до чего доиграемся. Уважаю личную жизнь, так что за пост раз в неделю уже полюблю, если хочется больше и чаще, всегда только за! Не ревную и мозг не ем, только "за" раскрытие персонажа, так что пилить по поводу других соигроков - это ни-ни. Могу во флуд, могу в телеграм, вк и даже аська где-то пылится, так что и с внеигровым общением полный порядок. Готова к длительным обсуждением деталей, люблю это и даже черпаю вдохновение. Если у вас есть сумасшедшие идеи - милости просим (я как та баба - буду подавать сосиски со спины во время голода), хотелось бы и в ответ тоже самое. Если вы дочитали до конца, всё понравилось, но мучает внутреннее непринятие форума как "борделя" и не хочется погружаться в одну сплошную половую связь спешу и тут успокоить, потому что совершенно не настаиваю, мне больше важно развитие отношений и динамичный сюжет, принуждать и насиловать никого не буду если не попросите)))
Пример вашего поста:

Пример поста

Нельзя так обращаться с женщинами – эту фразу можно было сказать везде, если ты находишься на Эль Тропикано, потому что на каждом углу тут творился полный беспредел. Одним своим существованием это место подрывало всякие устои добропорядочного отношения к прекрасному полу и навевало мысли о самом глубоком средневековье. Впрочем, Алесса сомневалась, что даже лет пятьсот назад женщины были до такой степени закрепощены мужиками. Естественно, она молчала. Если что-то никак не касается лично её, то смысл лезть на рожон? Однако Роуко периодически не могла отказать себе в удовольствии отметелить очередного подвыпившего мужлана, возомнившего, что здесь он царь и бог. Нередко и её принимали за чью-то рабыню или просто девку из борделя, всё-таки латиноамериканская внешность явно намекала, что Алессандра не уроженка какой-нибудь Европы и, скорее всего, не гражданка США, а значит, не являлась «элитой». Здесь в принципе свободных женщин было раз, два и обчёлся…
- Сеньорита, ваш латте, - невысокий паренёк, явно из местных, поставил перед мексиканкой чашку ароматного напитка и, слегка поклонившись, ушёл обслуживать следующего гостя. Внешность бывает обманчива, но повадки можно считать моментально. Её никак не назвать рабыней – плавная, будто кошачья походка, дышала уверенностью, прямая спина, не знавшая кнута или палок, внимательный, чуть с прищуром взгляд, в котором не было страха, вежливая речь не отдавала заискиванием, скорее в ней были слышны приказные нотки, так уж вошло в привычку. Проблема в том, что многие люди не хотят смотреть глубже, им дольно смазливого личика и наличия сисек. Что ж, их право и их же ошибка.
Роуко сидела на открытой веранде, жмурясь, когда по её лицу скользили яркие лучи тропического солнца. Где-то вверху под лёгким бризом качались размашистые листья пальм, отбрасывая резную тень на женское лицо. Вначале ей было не слишком привычна такая спокойная обстановка, умиротворение, но затем девушка начала воспринимать этот остров, как курорт, где твои желания будут исполнены в тот же час, как возникнут в сознании. Если у тебя есть деньги – жизнь в Рио де Солар может быть чертовски комфортной! А деньги у неё имелись. Может, миллиардами и не пахло, но Лесса успела заработать себе на небольшой домик на окраине жилых районов этого города, поближе к обиталищу рейдеров и их инфраструктурам. А если учесть, что девушка не была особо привередливой и не привыкла хватать звёзд с неба, то имела здесь всё, что желала душа, без ненужных излишеств в виде шеренги рабынь и прислуги, но и не спала на голом полу в утлой лачуге. Жёсткий матрас и скудная пища остались где-то далеко в прошлом. Как и вся жизнь с теми, кто когда-то был её семьёй. Уже давно Алессандра считала картель своим домом, а его членов кровными родственниками. А как иначе, если они вместе проливали кровь, штопали собственные раны, вместе праздновали свадьбы и стояли рядом, укладывая кого-то из своих в гроб, прощаясь и обещая когда-нибудь свидиться…
Мысли шли тягучей патокой, чередуясь с картинами прошлого и планами на будущее. Роуко не успела до конца проснуться, хотя солнце уже давно находилось в зените. Пока вкушаешь заслуженный отдых можно позволить себе некоторые поблажки. Работа начнётся, когда она вернётся в Мексику, а до этой поры было пока далеко. И всё же инстинкты в мексиканке никогда не спали. Стоило ей услышать резкий звук бьющегося стекла, как девушка обернулась в ту сторону. Но нет, никто не штурмует кафе, не бежит с автоматами наперевес и даже не устраивает драк. Всего лишь очередной «хозяин жизни» отчитывает свою нерадивую рабыню, распластавшуюся на дороге в нескольких метрах от веранды. И всё бы ничего, Роуко уже собиралась отвернуться и вновь погрузиться в свои размышления, когда в голове отчётливо прозвучало единственное слово – мама. Что-то неприятно кольнуло сердце, Алесса поняла, что не может отвести глаз от девушки. Та слишком сильно напоминала её покойную мать. Когда-то она была красивой молодой женщиной, статная осанка, изящные черты лица, густые тёмные волосы, в которых вечно скачут солнечные блики. Её мать улыбалась, и становилось легче дышать. Немудрено, что мужики вокруг табуном вились. Они-то, а так же дети, которые неизменно появляются при таком раскладе, заставили красоту поблекнуть, наложив печать забот из-за тяжёлого существования. Однако Роуко помнила, какой была мать, видела её отражение в своей младшей сестрёнке, которая точно пошла в её породу, в отличие от самой Лессы, взявшей многое от отца. Всё это встало перед глазами, как будто было только вчера. А мужчина тем временем уже замахнулся и пнул ногой хрупкую фигурку на земле. Лесса вздрогнула всем телом, словно сама получила удар под дых, и тут же сорвалась с места.
- Эй ты, maldito bastardo, отойди от неё! – Она отпихнула его в сторону, не дав нанести очередной удар. Разглядев в мужской руке поводок, дёрнула за него с такой силой, что тот едва не заставил этого человека полететь на землю рядом с девицей. А она, девушка… Взглянув ещё раз, уже ближе, как не узнать родного человека? Поверить же в то, что это реально Камилла, было куда сложнее. – Ты как? – Алессандра прищурилась, борясь с желанием наклониться и помочь ей встать. Она не была уверена, что это не какая-то дерьмовая шутка природы. Её младшенькая не могла выжить, никак… - Ками?
- Да ты охренела, стерва? – Кажется, этот мудак пришёл в себя и осознал, что случилось. – Ты понимаешь, какой тебя ждёт пиздец? Ты у меня сгниёшь в бараках! – Он двинулся на неё, то ли желая замахнуться и ударить, то ли просто толкнуть, но Роуко, естественно, не допустила бы ни того ни другого. Впрочем, лишний раз нарываться не следовало. За эту выходку ей ничего не будет, максимум погрозят пальчиком, а вот если она нанесёт такому же свободному человеку физические повреждения – это уже другая статья. Тут была власть. Каким бы беззаконием не казалась вся структура Эль Тропикано, тут, мать его, была и полиция и законы, которые требовалось соблюдать. Именно поэтому девушка просто отошла на шаг назад.
- Во-первых, я сейчас позову охрану местного заведения, - Алесса кивнула в сторону кофейни, с веранды которой на них уже косились посетители и персонал, - что бы они стали свидетелями, как вы угрожаете свободной женщине… - Вряд ли существовал такой закон, но чем чёрт не шутит, может, этот подонок не удосужился изучить их все, а говорила Роуко очень даже уверенно, с невозмутимым видом сложив руки на груди. – А во-вторых, я бы хотела заплатить вам пять штук зелени за разбитую бутылку, а заодно внести на ваш счёт ту сумму, которую вы запросите за свою рабыню. Надеюсь, вы не влюблены в свою личную собственность и не считаете её единственной и неповторимой, а то у меня в арсенале появиться очередной анекдот, и думаю, многим он придётся по вкусу. Так что, мистер… эээм… как вас там? Готовы совершить выгодную сделку? – Здесь все были такими – либо бизнесмены, либо отменные головорезы, хотелось бы думать, что он из первых…

Отредактировано Kalipso (29-05-2019 17:18:07)

0

38

Текст заявки:
привет.
я играю много. и довольно давно, чтобы стать требовательным к соигроку, тем более - к партнеру-соигроку.
но почему бы и не попробовать.
ищу пару в м+м.
хочу найти, в первую очередь, собеседника. не по лс на форуме, а в более личном пространстве. хочу желать доброго утра и провожать в кровать, хочу перекидываться мыслями по поводу персонажей и их будущего, играя все, что придет в голову.
у меня есть на примете один форум. но, если вам не понравится, можем поискать другой, лишь бы не сверкал шапкой на половину экрана.
мой персонаж?
я играю юношами от 21 года до 30 лет, внешность - felix gesnouin, matthew bell, mathias lauridsen. для партнера - не люблю внешности из популярных сериалов, уж простите, готов обсудить любого европейской внешности.
что я хочу сыграть?
что угодно.
главное, чтобы цепляло.
чтобы писать пост не раз в месяц, лениво перекидываясь "да, конечно, завтра напишу пост", а два-три раза в неделю. чтобы играть то, что приходит в голову вспышкой, а не мариновать неделями в беседе, выясняя каждую мелочь, так и не дойдя до эпизода. посты от 4 к до 10 к. совсем разводить воду я не люблю.
кого бы я хотел видеть?
у меня много идей. можно отталкиваться от уже существущего моего, или вашего, персонажа, найдя между ними общее.
можно придумать что-то абсолютно новое. наше. вы можете быть мужчиной 30-ти с небольшим, который пережил неудачный брак и решил попробовать то, что всегда хотел. вы можете быть ветреным юношей около 20, который никогда не хотел серьезных отношений.
я бы не хотел простых сюжетов; я люблю играть сложные, часто не принимаемые кем-то из двоих отношения. конечно, у нас не будет все хорошо. по крайней мере, не сразу. и хэппи эндом не закончится.
но мы все обсудим.
ты, главное, приходи.

Пример вашего поста:

Пример поста

Когда жизнь разбивается на осколки, каждый из них впивается туда, где должно находиться сердце, разрывая его вдоль и поперек, разрезая на мелкие лоскутки, которые невозможно собрать заново; причиняя почти физическую боль. Хотя, конечно, физическая боль несопоставима с болью душевной. Что из них сильнее, я не знаю. Я испытал сильнейшую боль на оба фронта, и здесь невозможно выбрать. Каждая из них особенная, каждая из них находит свое место в теле, и крутит, крутит, крутит все тело и душу каждый день. Салютую отражению в зеркале, и опустошаю бокал, который находился у меня в руке, прогоняя мысли из головы. Мутное, грязное зеркало отражает только безумные ореховые глаза и силуэты двух людей в комнате.
Сегодняшний день был ознаменован приходом родителей, которые, как обычно, своими утешительными словами делали только хуже. Это повторялось, наверное, с частотой раз в пару недель, иногда чаще, иногда реже, в зависимости от того, появлялся ли я в Мунго на очередной осмотр. Вот и в этот раз, я, кажется, совсем забыл о нем. Совершенно и абсолютно случайно. Честно. Я же гриффиндорец. А гриффиндорцы не врут.
Отец, осматривающий разрушенную комнату с поджатыми губами и мать, которая хочет обнять, успокоить, утешить.  Не в этот раз, мама, не в этот раз. Я кричу на них, стараясь не видеть слезы в глазах людей, которые оставались, пожалуй, единственными, кто хотел поменять что-то в моей жизни. Как жаль, что не хотел этого я. Они не утруждают себя дверью, аппарируя прямо в  комнату, оказываясь посреди разбросанных вещей, и застают меня в компании вечернего бокала виски. Он был первым, честно скажу, но я не планировал так быстро заканчивать с этим.
Ничего не меняющий разговор,  которого можно было бы избежать, но родителям,  обязательно, нужно влезть со своими нотациями; что так, Оливер, нельзя, что так, Оливер, никто не живет и что, малыш Оливер, нельзя ставить крест на своей жизни. Только я уже не ребенок, которого можно заставить сделать что-то, что он не хочет, под угрозой маминых слез или отцовского порицания.
Я, мать его, Вуд.
Раскидываю вещи из кучи на диване, стараясь найти что-то более-менее чистое, стараясь не слушать отца, который уже не говорит, а кричит на меня, только встряхиваю головой, отмахиваясь от его слов. Выуживаю из горы черный свитер, тут же натягивая его  и шарю по карманам брюк. Нахожу в одном палочку – куда же приличный волшебник без неё, правда; а в другом  - забытые с бог весть какого времени деньги,  набрасываю на плечи пальто. Довольно усмехаюсь - после такого разговора нужно развеяться, имею полное право. Хотя он, кажется, еще не закончен. Поворачиваюсь к стоящим за моей спиной родителям. Мама молчит, сжимая руки в замок, а отец, наоборот, размахивает ими, уже становясь пунцовым, как помидор, не затыкаясь не на секунду. Слова, слова, это все только слова. Ничего не значащие сейчас слова.
- Иди нахуй. – улыбаюсь я отцу. – Прости, мам.
Аппарирую.
Этот паб, находящийся в одном из полуподвальных помещений, я заметил недавно, но уже успел побывать здесь пару раз. Смешанная толпа из магглов и волшебников, что удивительно, мирно уживалась на окраине магического Лондона. Всем было плевать, и мне было плевать тоже. Я надирался в хлам, а потом какой-нибудь особо любезный собеседник провожал меня до дома. Не хотел отступать от этого плана и сегодня.  Надеюсь, родители не будут выходить в дверь, там, кажется, барахлит замок, а выйдут так же, как и зашли – без спроса и стука. Я бы испытывал угрызения совести, если был немного лучше, но, увы, сейчас думать о совести было не в моих планах.
Распахиваю дверь, тут же оказываясь в объятиях табачного дыма, пьяных шуток и шума. Такого шума,  в котором нельзя понять ничего из слов, но который создавал отличную завесу для собственного разговора. Было бы с кем поговорить. Стягиваю с себя пальто, усаживаясь у барной стойки; заказываю какой-то ирландский виски подешевле  двойной порцией и тут же расплачиваюсь, чтобы не забыть об этом в конце вечера.  Улыбаюсь бармену, поднимая руку в молчаливом тосте, и опустошаю бокал наполовину.
Хорошо.
Упираюсь локтем в барную стойку и зарываюсь рукой в отросшие волосы – я не стригся, наверное, со времен последней игры в команде. Выгляжу, наверное, ужасно. Ну, что ж, этот еще один повод выпить. Допиваю бокал и прошу у бармена еще.
Надраться сегодня кажется мне отличной стратегией на игру.

Пример поста

Я всегда предпочитал работать под музыку.
Она дарила умиротворение, дарила отстранение от шума мастерской - пусть мне всегда приятно было слышать некоторые звуки - дарила спокойствие. Главное, конечно же, не забывать, что на коленях или рядом на рабочем столе лежал телефон - иначе он со свистом летел куда-то, когда я вставал или тянулся за инструментом, зацепляясь за провод от наушников или зарядки.
Когда мой верный друг отправился в полет, кажется, третий раз за последний час, я с печалью выключил сегодняшнюю подборку произведений - пожалуй, все же стоит купить себе беспроводных аксессуаров к телефону.
Тотчас комната - а на самом деле я - наполнилась множеством звуков - одним из самых приятных, безусловно, было тихое шуршание пескоструйной установки - стекло перекатывалось крошечными песчинками внутри - отчищая готовое изделия от копоти. Вибрация галтовочной машины тихо вторило ей.
Выдыхаю - оглядываю мастерскую: снова нужно наводить порядок. Как бы я его не любил, но, когда увлекаешься процессом создания новой работы, забываешь о необходимости возвращать предметы по местам. Инструменты не складываются в ряд, а кладутся так, чтобы быть всегда под рукой, шлифмашина стоит без чехла, предотвращающего попадание пыли внутри, стол - полностью в стружке от воска.
Сегодня я был занят, пожалуй, одной из самых нелюбимых вещей - но самой доходной. Повтор старых работ был, несомненно, частым делом для мастеров; популярная модель, какой бы банальной она не была, приносила постоянный доход и позволяла пробовать новые очертания и новые техники, надеясь, что они тоже понравятся покупателю.
Меня тошнило от того, как выглядят современные ювелирные магазины - за стеклом похожие друг на друга работы - золото, которое мало кто ценит за форму - а ценят за вес, бесцветные бриллианты или их дешевые аналоги, мотивы, которые были 50 лет назад, 20 лет назад, делаются сейчас и будут делаться еще долго. Когда у меня получилось купить это помещение - именно купить - я постарался сделать так, чтобы оно не было похоже на магазин.
Это была мастерская. Когда посетитель заходил в небольшое помещение, не более 20-ти квадратных метров, он мог увидеть почти все этапы производства - от выплавки слитка в печи до финальной шлифовки. Панорамные окна давали достаточно света - по одну сторону от двери стоял мой рабочий стол - небольшой маркетинговый ход, чтобы заинтересовать прохожих, с другой стороны - стоял стол с готовыми работами. Это не была магазинная витрина, это была больше экспозиция. Коряги, собранные на пляжах Белфаста - и заботливо привезенные через полстраны, крупные куски породы - кварца, и даже простого известняка, россыпь ракушек, еловые и сосновые шишки. И среди них - украшения, которые можно было потрогать, померить, оценить - без лишней возни с подставками и ценниками - они были не прикреплены к работам, а небрежно лежали под каждым из них.
Если посетитель принимался разглядывать помещение дальше, он непременно бы обратил свой взор на широкий стеклянный стеллаж, который отгораживал переднюю часть помещения - с рабочим столом и готовыми работами - от той части, где стояли крупногабаритные инструменты. Вдоль дальней стены расположилось оборудование, которое занимает больше всего места - пескоструйная машина, ручные вальцы на отдельном столике - на электронные пока не было средств; плавильная печь и некоторые другие. В самом углу - сейф с металлом и с самыми дорогими образцами.
В самом же стеллаже - начиная от крупных аметистовых жеод и заканчивая жемчугом размером с песчинку - все, что я собрал за годы своей работы. Много что из этого можно было пустить в украшения, многое - только для того, чтобы на него смотреть - но я не хотел прятать свою коллекцию, не хотел, чтобы она пылилась по коробкам, в которые заглядывал лишь я.
Я ценил красоту камня, и хотел, чтобы её ценили другие.
Возвращаюсь к рабочему столу - на сегодня работа еще не закончена, но больше нет сил делать одно и то же. Мне нужно отвлечься.
Нахожу взглядом кусок воска - и тут же пальцы касаются материала - который плавится, поддается, подчиняется воли мастера - я снова погружаюсь в ощущения, которые ни с чем не перепутать - вдохновение, которое накрывает с головой, заставляя раз за разом возвращаться к работе; обжигать кончики пальцев, хватая еще не остывший металл; вытаскивать из ладоней осколки раскрошившегося камня от неправильно подобранной температуры обжига, слизывать капли крови от рассеченного инструментом запястья.
Легкая улыбка на губах - на воске все яснее проступают очертания лепестков пиона - новой, весенней коллекции с цветочными мотивами. Щурюсь - закатное солнце начинает слишком ярко светить в глаза, немного приглушаю солнце тканевыми роллетами - но включаю лампу над столом, над которым склоняюсь вновь - теперь уже в тишине без музыкального сопровождения.
Тихий шум работающего оборудования не в счет.

Отредактировано timber (04-06-2019 23:31:07)

+3

39

Форум: http://brighton.mybb.ru
Текст заявки: «Он не должен был влюбиться, а она не должна была вызывать в нем желание стать лучше. Он-то думал, что у него и так все неплохо». (с)
Тео (назовем нашего героя пока что так)  никогда не думал о будущем. Он заблудился в темном лабиринте собственных страхов.
Рожденный в небольшом городке под название Кеттеринг, что находился в 132 км от Лондона, живший в обветшалом старом доме, не знавший материнской заботы, он пристрастился к свободе улиц.
Отец, некогда выдающийся экономист, после рождения Тео пристрастился к бутылке, стал спиваться, теряя человеческий облик, а в один прекрасный момент просто исчез из его жизни. Как казалось - навсегда.
Мать Тео пахала на местной фабрике с утра до ночи, стараясь прокормить сына в одиночку, оплачивать многочисленные счета и кое-как сводила концы с концами. Тео рос спокойным ребенком, любил читать книги и мечтать.
В подростковый период в нем что-то надломилось, а затем и вовсе сломалось. В старшей школе Тео вливается в компании местной шпаны, чьим любимым занятием было обчищать винные магазинчики по ночам, курить дурь, да устраивать потасовки.
Тео озлобился, загрубел. Мать стала для него совершенно чужой. Мальчишка неохотно возвращался в их грязный домишко, пропахший застарелым сигаретным дымом и запахом неблагополучия. Все чаще и чаще пропадал ночами, а безобидные проделки превратились в серьезные правонарушения. Тео было весело, в особенности от чувства безнаказанности.
Все же, из всей компании Тео оставался самым мягким, но утратившим лучик света, позволяющий мечтать о лучшей жизни. Он отстранялся от людей, выстроил вокруг себя неприступную стену и совершенно не желал испытывать никакой эмоциональной близости. Тео использовал друзей, знакомых, женщин. Умело врал всем в лицо, нацепив маску негодяя, с которой настолько сросся, что было страшно сдирать. Гнев и высокомерие стали его лучшими друзьями, заполнившими душу, пустившими корни.
Когда матери надоело поведение Тео, она отправила его в Брайтон, к отцу (тому самому, что покинул Англию закодированным алкоголиком, бросившим семью и начавшему новую жизнь в Америке). Отец, не без помощи своего лучшего друга, пристраивает Тео в университет Брайтона, где парень начинает обучение и селится в общежитии, не желая жить с отцом под одной крышей.
В университете Тео держится особняком, но со временем, вокруг него вновь сгущается тьма, появляются друзья, ничем не лучше тех, что были в Англии. Парень вновь встал на скользкий путь. Но Тео было на это плевать. Уверенный в том, что в жизни нет ничего стоящего, он просто жил, пока однажды не встретил ее.
Ваш персонаж: девушка 20 лет, заплутавшая в тени собственных эмоций и чувств
Пример вашего поста:

Пример поста

В Брайтоне не бывает зимы, а НЙ в этом году подводил хреновой дождливой погодой. Самолёт заходил на посадку, пробиваясь через плотные облака, нависшие над городом. Шпили высоток упирались в тёмные тучи, из которых не переставая моросил мелкий дождь. Разгладив складки на юбке, накидываю на плечи пальто, утепляясь перед тем, как покинуть зону прилёта и по устоявшейся привычке прыгнуть в желтое такси. В этот раз мне не пришлось искать взглядом ни Дина, ни Элисон, ни Винифред. Единственное, что я пыталась отыскать, так это знакомую надпись Starbucks, чтобы в дороге насладиться очередным вкусовым извращением.
Ничем не примечательное такси тащилось непростительно медленно. Практически сразу при въезде в город застряв в пробке. По стёклам неугомонно стекали дождевые капли, а на душе скреблись коты. Звонок МакКей не был бы неожиданным, если бы не ее просьба прилететь в Большое яблоко, никому об этом не говоря. На языке вертелся рой из тысячи и одного вопроса, но по тону подруги было ясно, что проще прилететь, чем вытягивать ответы на расстоянии. К тому же, если бы дело не было серьезным, Эл не стала бы окутывать нашу встречу покровом таинственности, устраивая шпионские игры.
Договорившись о встрече на вечер, успеваю заехать в новую квартиру и отследить процесс ремонтных работ. Забегаю в присмотренное помещение, но в очередной раз понимаю, что не оно является тем, что я методично ищу и отвергаю на протяжении всего месяца, стараясь найти идеальный вариант для открытия студии йоги, которая должна была стать чём-то большим, чем очередной бездушный проект.
Когда подходит время, ловлю очередное такси,  нахохлившись под хлесткими порывами ветра. С удовольствием заскакиваю в сухой и тёплый салон, называя водителю адрес, решив подъехать к назначенному месту, обойдясь без прогулки по парку. Не та погода. Не то настроение. Не тот случай. Отрицаю в сознании собственную необходимость в очередной раз сбежать из Брайтона подальше. В последнее время ощущаю тотальное одиночество, перемешанное со стойким ощущением собственной ненужности. Вокруг меня всегда есть люди. Только они настолько погружены в свои драмы, эмоции и дела, что мне становится не ловко напоминать о своём присутствии в их жизнях. Все чаще и чаще предпочитаю уходить по-английски, не утруждая кого-либо на вникание в мои личностные проблемы, захлопывая те за семью замками и запирая в грудине и мозгу, чтобы не лезли наружу в самое неподходящее время.
Все чаще отстраняюсь от людей, замыкаюсь. Меня все чаще тянет в Нью-Йорк, даже не смотря на то, что уехала с Линкольном по его просьбе, решив дать нам шанс, но понимая, что и он будет просран. Даже в его жизни я никогда не смогу занять почетное первое место. Всегда найдутся те, кто ближе , роднее, дороже. Оттого и сама отстраняюсь от него, поддерживая остаточный флёр, не позволяя проникать в душу ещё глубже. Хватит.
Вылазки к Дину и Эл становятся небольшой традицией. В шкафу подруги давно поселился мой велюровый домашний костюм цвета сливочной помадки, а где-то в общей обувной кучи тосковали тапки-единороги, дожидаясь приезда в гости.
Все чаще мы оставались дома, распаковывая новую настольную игру и уплетая приготовленные спагетти. У нас появился любимый китайский ресторан на углу квартала, откуда мы заказывали волшебные коробочки в любое время суток, когда лень было выползать из берлоги. Но все же, мы выбирались на долгие прогулки с Чивасом. Брали кофе, согревали ладони. Только с ними, моими Дином и Эл, я не чувствовала себя кем-то лишним. Наверное, мне бы хотелось иметь такую сестру, как Элисон или такого брата, как Дин.
С трудом приоткрываю дверь в кафе. Над головой слышится перезвон серебряных колокольчиков и приятный бариста приветствует нового посетителя взмахом руки. Перед стойкой заказа вижу дорогую подружку, сложившую на груди руки и воинственно застывшей над подростком лет четырнадцати. От увиденной картины отчего-то умиляюсь, замечая сдвинутые брови МакКей к переносице. Резво вклиниваюсь в зону военного конфликта, кидаясь с обнимашками на источник угрозы и звонко чмокаю в щеку, не оставляя манёвров для нападения.
- Давно ждёшь? Прости, пробки, - натягиваю на лицо улыбку, но мы обе понимаем, что это необходимо обеим. Наша встреча позволяет мальцу сделать  заказ и ретироваться в тот момент, когда мы обе пялимся на меню. Выбираю кофе по-ирландски, что очень подходит к дождевой погоде и потребности согреться изнутри. Дожидаюсь, пока Эл сделает свой заказ и прохожу за ней к облюбованному столику, стаскивая пальто, на котором все ещё виднеются дождевые капли.
- Рассказывай - вот так вот просто. Без прелюдий.

+1

40

Текст заявки: Попытка номер не знаю какая. Много писать не буду.
м + ж
Ищу чернокожую девушку с внешностью Ajiona Alexus (необязательно её, но хочу именно экзотическую наружность. В этом, наверное, и есть сложность моего поиска). Персонажи-подростки, по 16-18 лет.
Мой персонаж либо аморально состоявшийся эгоист и сексист с внешностью Hero Fiennes Tiffin:

Свернутый текст

http://s7.uploads.ru/4LQ8M.jpg

либо тихий, спокойный и творческий парень с внешностью Alec Benjamin:

Свернутый текст

http://s9.uploads.ru/wst5y.jpg

Персонажам нужен антипод. То есть Хиро подойдет умница-отличница, а Алеку требуется оторва и девочка из числа популярных чирлидерш. Форумы на примете есть, но давайте все обсудим в личке.
Требования к игре:
- Посты от 2 до 5 к без воды и от третьего лица.
- 2-3 в неделю (можно больше).
- Птица-тройка.
- Наличие заглавных букв.
Пример вашего поста:
Честный пример моей игры. Последний пост написанный вчера, который я не выбирал специально.

Пример поста

[indent]Шон настолько сильно старался сохранять спокойствие, что даже спустя чуть более двух недель после начала конца, к нему, кажется, до сих пор не пришло полное осознание того, что произошло с тем миром, к которому он привык. Отец позвонил ему ещё тогда, днём шестого апреля, наказывая сидеть дома и смирно ждать подкрепления. Шон, конечно же, не сразу принял его слова всерьез. До их тихого и не шибко густонаселенного пригорода, казалось, эпидемия приближалась не очень-то торопливо. В тот злополучный день, единственное, что настораживало, так это тревожные известия с новостных каналов, гул временами пролетающих вертолётов над головой, а также вой противовоздушной сирены. Забаррикадировав все двери, спрятав ключи под специальным камнем, о котором знали все члены семьи Райли, Шон собрал все съестное с кухни и отправился на чердак, где собирался дождаться отца и брата. Что же происходило с их матерью он не знал, мобильная связь пропала достаточно быстро, очевидно, не справившись с перегрузкой. Затем миновала первая ночь и вот только тогда-то и началось...
[indent]Крики людей, рёв, звуки стрельбы, доносящиеся то издалека, то раздающиеся где-то поблизости. Теперь Шон понимал весь масштаб ситуации, хоть и по-прежнему не мог ужаснуться по-настоящему. Что это было? Состояние шока либо врождённое умение держать свои эмоции под контролем? Пожалуй, Райли и сам не знал ответа на этот вопрос. Да и не задумывался он о таком, лежа на чердаке и глядя в небольшое окно, продолжая надеяться, что хоть кто-то из членов его семьи объявится на горизонте. Но никого не было. Прошло уже предостаточно времени, он даже сбился со счету, не имея понятия, какое сейчас число по календарю. Наверное, где-то 23-ое, 24-ое, примерно в это время он должен был развлекаться на вечеринке, посвященной выпускному двенадцатых, но, видимо, не судьба. Его мобильный телефон давно разрядился, да и запасы пропитания истощились. В последнее время Шону приходилось жрать и крупы всухомятку, и подпорченный хлеб, но основная проблема заключалась в воде, чьё отсутствие и вынудило парня выбраться из своего укрытия, приняв ту мысль, что его собственная жизнь, отныне, в его собственных руках. Написав записку для родителей и приклеив её к холодильнику на магнит, парень собрал рюкзак с вещами первой необходимости, вооружился отцовской киркой для льда, найденной в закромах гаража, и отправился восвояси из дома, двинувшись по опустошенным улочкам тихого пригорода. Еще каких-то несколько дней тому назад здесь творился настоящий хаос. Зловонные обглоданные трупы, лежащие прямо на слегка заросших газонах, были тому красочным подтверждением. А ведь Шон даже был знаком со многими из этих людей при их жизни. Ужасно.
[indent]Первый монстр встретился на пути парня примерно спустя двадцать минут, после его выхода из дома. Мертвец был все еще похож на человека, но только внешне. Его движения были довольно неестественными, а взгляд казался животным. Заприметив Шона, тот сначала застыл на месте, будто изучая юношу не то взглядом, не то пытаясь уловить его запах с довольно приличного расстояния. Сам же Райли лишь успел достать кирку, встав в оборонительную позицию. Он не знал, как следует себя вести, поэтому действовал так, как подсказывал ему здравый смысл:
[indent]- Слушай, мужик, давай без глупостей, ага? Я вижу, что тебе хреново, может, тебе нужна помощь? - В ответ монстр лишь что-то прорычал, очевидно, никак не внимая к словам парня. Еще пару мгновений спустя, чудовище начало делать первые шаги по направлению к Шону, постепенно начиная передвигать своими ногами всё быстрее и быстрее, переходя на бег. Адреналин в крови Райли тут же подскочил до запредельных значений, его сердце начало биться с бешеной скоростью, дыхание участилось, а по животу, казалось, разлилась какая-то жгучая смесь.
[indent]- Свали! Свали к чертям от меня! - Несколько раз предупреждающе проорал парень, после чего, завидев, что монстра совершенно не волнуют его слова, Шон тут же развернулся и побежал в обратную сторону, параллельно стараясь взглядом отыскать надежное укрытие. Как оказалось, вступать в схватку с чудовищем он был не готов. Не мог же он убить человека? Это ведь всё ещё человек? Когда парень только выходил на улицу, в нем таилось куда больше уверенности о том, что в случае опасности, тот сможет без зазрения совести защитить себя при помощи этого оружия. Теперь же кирка была отброшена на землю, ровно как и его рюкзак, мешающий разогнаться настолько, чтоб зомбированный мужик не смог бы его настигнуть. Благо, со скоростью бега на его длинных ногах у Райли никогда не было никаких проблем.
[indent]- Иисус, помоги. Иисус, помоги. Иисус, помоги, - Проговаривал он под нос, как молитву, быстро приближаясь к одному из зданий. Запрыгнув на мусорные контейнеры, парень оттолкнулся от их прочной крышки и руками уцепился за покатую крышу какого-то одноэтажного здания. Контейнер тут же улетел в противоположную сторону, а Шону оставалось лишь приложить немного усилий, чтоб подтянуться. Его руки были разодраны об острый металлический край крыши, но куда важнее было то, что он остался жив, в то время как больной мужик оказался у плоской стены, прилагая бессмысленные попытки добраться до Райли. С этого расстояния Шон мог рассмотреть его получше. Это существо с одной стороны все еще походило на человека, но его лицо было обезображено как какой-то страшной болезнью, так и уродливыми гримасами, несвойственными адекватному человеку. Думая, что делать дальше, Шон отправился вдоль крыши, обнаружив небольшое окно, через которое можно было проникнуть внутрь здания. Рискованная затея, но что ему еще оставалось делать? Оставаться здесь и ждать неминуемой гибели,
[indent]- Какого черта. Да какого черта, - Всё ворчал парень, будто стараясь сам себя успокоить. С трудом протиснув свои длинные конечности в небольшое окно, парень очутился в темном помещении, в котором, кажется, был кто-то еще.

Отредактировано topher (30-05-2019 17:08:51)

0


Вы здесь » Live Your Life » -Реальная жизнь » Поиск партнера для игры


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC