Live Your Life

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » -Реальная жизнь » Поиск партнера для игры


Поиск партнера для игры

Сообщений 21 страница 40 из 68

1

В данной теме действуют Общие правила каталога и Правила раздела «Ищу игрока» (подробнее). Дополнительные правила специально для «Поиска партнёра» указаны ниже.

Заявка в теме оставляется в следующих случаях:
• У вас нет на примете ролевой, но есть желаемые образы и сюжеты для отыгрыша;
• Вы игрок на определённом форуме и ищете партнёра с конкретными предложениями по сюжету.

Конкретика:
• Один пользователь - одна заявка в тематике;
• Один пользователь - не более трёх заявок всего (в трёх разных тематиках);
• "С аккаунта сидят два/три/десять человек" - всё равно одна заявка в тематике;
• Хочется новую заявку - попросите сначала удалить старую (в этой теме с указанием раздела);
• Поиск - только для игроков, ищущих партнёров. Для администраторов и пиарщиков есть "Ищу игрока";
• Пример поста обязателен;
• Анкета или пост по ссылке закрыты для гостей - сообщение удаляется;
• В одном сообщении несколько отдельных заявок на искомых персонажей - каждую под спойлер;
• Заявка очень объёмная и/или в виде крупной таблицы с заливкой цветом - хотя бы часть под спойлер;
• Обновлять/поднимать имеющуюся заявку можно не чаще, чем раз в две недели. Открывать новую после удаления старой - без ограничений;
• Сама по себе заявка находится в теме два месяца, после чего удаляется.

Запреты:
• Повторять заявку раньше, чем по истечении двух недель;
• Пытаться обмануть администрацию путём создания дополнительных аккаунтов;
• Игнорировать шаблон заявки;
• Администраторам - искать акционных персонажей не для себя лично.

Шаблон заявки для поиска партнёра на форум
Код:
[b]Форум:[/b] (ссылка в виде названия)
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Ваш персонаж:[/b] (ссылка на анкету (не на профиль!) или краткое описание, даже если персонаж канонический)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста  (либо ссылка на сообщение с указанного форума) [/spoiler]
Шаблон заявки для поиска партнёра (без приглашения на форум)
Код:
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler]

+1

21

еще актуально
Текст заявки:
Ищу своего идеального соигрока на роль м, в возрасте 28-32, латино, в пару м+ж. Предположительная внешность - Prince Royce, но вопрос остается открытым. Конкретного сюжета нет, но есть детали и есть множество вариантов развития событий. Свои варианты и мысли охотно кину в лс заинтересованному лицу.
Я - преданный, верный и не требовательный соигрок. И вот почему мне не везет. Люди пользуются тем, что я легко иду на уступки, превращаюсь в вечного хатико и просто скромно сижу в сторонке, пока их Величество соизволит родить пост. Если игра вам в тягость, то не имеет смысла все это начинать. Я за честность. Не нравится? - Скажи. Как и написано выше: я не требовательный соигрок. Размер твоего поста, грамотность и прочее - абсолютно не важно. Мне важна химия, взаимная отдача, желание и интерес к истории и героям. Так же охотно ввязываюсь в альтернативные миры и беру на себя роли, которые вы бы хотели видеть.

Пример вашего поста:

Пример поста

"Неизбежно только одно — смерть, всего остального можно избежать. Во временном пространстве, которое отделяет рождение от смерти, нет ничего предопределенного: все можно изменить и можно даже прекратить войну и жить в мире, если желать этого как следует — очень сильно и долго."
- Альбер Камю.

В его зрачках огонь отплясывал ритуальный Танец Смерти. Он чувствовал как пламя касается его руки, увлекая за собой, приглашая присоединиться к обжигающему танго; он отмахивался. Не сегодня, сеньорита, не сегодня. Тогда огонь жадно схватил его за руку, вцепившись своими острыми когтями в смуглую кожу, и подарил страстный поцелуй, оставив багровый засос как сувенир на прощание - у Него таких много. Знойный воздух хватал за лицо и шею, проникал в легкие и душил, но Он замерзал. Холодный пот струился под изношенным, перепачканным гарью и кровью хлопком. Он дрожал. От злости? Да. От страха? Да. Но боялся он не за себя, - уже давно перестал, - за кого-то другого. За товарищей, за незнакомых, пробегающих мимо людей, за нее. Шепард. Как она? Все ли в порядке? Смахивает со лба соленые капли. Вздрагивает. Чужая рука настойчиво дергает за плечо, и он поворачивается.
- We need to move! Now! - осипший голос прорывается сквозь настойчивый гул и дикие крики. Слушаюсь, майор. Покорно встает с пола на обе ноги, морщась от боли, - осколки стекла пиявкой присосались к бедру, - и, отряхиваясь, хромает за темноволосым мужчиной. За его спиной жизнь рисует живописные картины в ярких кроваво-черных красках, но Он смотрит только в потный, но идеально выстриженный затылок офицера. Он - солдат. Он - Джеймс Вега.
- Это Нормандия? - глухо вырывается тусклое восхищение. Конечно, он сотни раз представлял себе этот торжественный момент, когда его рука каснется холодного металла легендарного фрегата. У него подкашивались ноги и кружилась голова, а дыхание перехватывало так, что он чуть ли не погибал от удушья в собственных мечтах. Сколько лет тебе было, Вега? Двадцать пять? Совсем мальчишка. Хотя вы, военные, взрослеете рано. Вас ломают и уродуют изнутри с первого дня службы. Сегодня ты спал в своей теплой кроватке и обнимал плюшевого мишку на гражданке, а завтра ты проснулся в вонючей, холодной и сырой казарме по уши в каком-то дерьме. Попробуй заплачь - сделаешь только хуже. Ваши чувства мяли как листок бумаги и выбрасывали в мусорку. "Слушай сюда, солдат. Ты уже мертв. Чем быстрее ты смиришься с этим, тем лучше. " - так они говорят. Льют в ваши уши слова устава и забивают голову новой "религией", где нет богов, любви и будущего. Во всем этом есть один удивительный парадокс. Тот кто и правда начинал верить во всю эту херню либо сходил с ума, либо находил смерть на поле боя. "Да, сэр. Есть, сэр. Будет сделано, сэр." - бездушные машины для убийства и пушечное мясо. Трудно верить в завтрашний день, когда у тебя отнимают смысл жизни, когда внутри ты уже мертв. А Вега, дурак, прятал свою мечту по карманам и под подушку. Доставал, когда никто не видел, и любовался. Дуракам везет, так ведь? Глупости... Ты не был дураком, Вега.
Нет, он не был дураком и умел верить. Верить в то, что каждый решает кем ему быть. Верить в святых и молиться им. Так делала мать. Так делала бабушка. Но отец считал иначе. "Когда перед ним будут стоять ублюдки с ножами, никакой Святой Севастьян не защитит его. Только кулак..." - кричал он на мать, на что она отвечала своим ласковым испанским: "Сalmate!"1. Теперь единственное, что осталось у него - ее гены, ее кровь борикуа.
- Лейтенант... - окликает майор. Джеймс с грохотом падает в реальность, сжимая от накатившей тоски зубы и глотая колкий комок, разрывающий горло изнутри. Это - Нормандия. И его истекающая кровью нога неуверенно ступает на борт. - Вы ранены? - офицер отмечает болезненно бледный вид Веги.
- Ерунда! - отмахивается лейтенант. - Что дальше? - и делает выдох, такой глубокий, что грудь щемит. Будто бы с этим выдохом оставлял за плотными железными дверьми все то дерьмо, что роилось у него в голове последние пару лет. Двери за спиной сомкнулись как гигантские челюсти и клацнули. Ага, проглотили, да?
- Нужно найти адмирала и Шепард. - Аленко говорит с каким-то невероятным спокойствием, присущим всем военным высших чинов. Он будто был рожден для того, чтобы стать офицером. Все в нем было идеально: от походки до укладки волос. Вега даже уловил терпкий запах его парфюма, когда отдавал майору честь, перед тем как это все случилось. Вега был не таким. Его парфюм - запах пота вперемешку с запахом пороха. Его укладка - ирокез с торчащими во все стороны волосами. А походка типичного качка с широкими плечами была тяжелой, совсем не такой как у майора Аленко, который будто бы бесшумно парил над землей. Джеймс всегда думал, что таких как Аленко где-то штампуют и присылают в штаб, чтобы командовать. - Джокер, что там со связью? - майор удаляется в кабину пилота, оставляя Вегу один на один с ледяной пустотой ангара фрегата. Наслаждайтесь, лейтенант. Как там говорят? Бойтесь желаний.
Прошло не больше часа, но Вега насчитал вечность. Сначала он покорно томился в ожидании, пока налаживали связь с Андерсеном и Шепард. Он ходил по ангару из угла в угол, как загнанный в клетку зверь. Затем набрался смелости и начал изучать Нормандию изнутри. К своему удивлению обнаружил, что фрегат не такой уж и пустой, каким показался ему в первые минуты знакомства. Вот эти двое что-то мониторят на своих голографических экранах. А эти ведут беседу о каких-то клапанах и давлении в трубах водопровода. Вега так далек от всего этого, что никогда не задумывался об этой стороны. Вроде бы все логично. Шепард проводит годы, живя в пугающей тьме космоса. Где-то же они хранят воду и еду. Кто-то же ведет хозяйство и несет за него ответственность. Простые истины. Он дошел до самого капитанского мостика, где его внимания привлекла огромная голографическая карта Галактики. - Сэр, ничего тут не трогайте. - отзывает его незнакомый голос служащего. - Диос! И не собирался... - бурчит себе под нос Вега, отходя от панели с картой. На всякий случай. Он хотел было узнать как там обстоят дела со связью и резко развернулся в сторону кабины пилота, столкнувшись нос к носу с Аленко. - Майор...
- Не сейчас... - спешил тот в ангар. И Вегу охватила злость. Он не привык отсиживаться в темном углу, когда боевые действия были в самом разгаре. Дайте ему оружие и он сделает свое дело. Уж Вега свое дело знает - он в этом лучший.
Не говоря ни слова лейтенант бросился вслед за Аленко в ставший привычным ангар. К всеобщему облегчению адмирал и Шепард оказались живы. Пока Вега с открытым ртом оглядывал весь творившийся на земле хаос, Шепард успела обменяться парой слов с майором и приказала пилоту держать курс на Цитадель. Que?2 Голова Веги чуть не слетела с плеча от резкого движения вбок. Джеймс все ждал, когда командор толкнет вдохновенную речь, и они начнут палить изо всех пушек по вылезшим из сердца ада детям Сатаны. Но вместо этого... - Эй! Что происходит?. И Шепард объяснила ему, что происходит. Не церемонясь, ясно дала понять либо ты "делаешь как должно", либо "вот - выход справа". А потом на связь вышел адмирал Хакет. Что там? Марс? Да, хоть Немейская бездна - его это не касается. Пусть, вон, Шепард разбирается. И Вега слился с тенью больших контейнеров ангара. Он привык быть "тише воды, ниже травы" - так учат морпехов. Привык быть безликим и безымянным. Обращаться к старшим офицерам только по важным вопросам и ждать дальнейших указаний. Он думал, что на Нормандии все изменится. Наивные мечты двадцатипятилетнего парня из отряда "Дельта".
  Без того горячая испанская кровь Веги закипала и жидким металлом разливалась по венам. "Сalmate!" - звучит в его голове. Сalmate, лейтенант. И он считает до десяти. Раз... Мы не должны. Это не правильно... Два... Им нужна наша помощь... Три... Нужно было оставаться... Четыре... Шепард... Пять... Чертовы политиканы со своей болтовней... Шесть... Они превратили Ванкувер в руины... Семь... Шепард... Восемь... Fuck it, I'm done... Девять... Шепард знает, что делает. Десять.
Вега знает, что там наверху ему делать нечего. Он жадно хватается взглядом за все - ищет свое место. Банши, кажется? Вега хватает со стола винтовку, и та рассыпается на запчасти в его руке, с грохотом ударяясь о металлический пол ангара. Он замирает и оглядывается. Кажется, он здесь совершенно один. - Aja!3 - протягивает Вега, расплываясь в улыбке. Он уже чертовски любит это место.
Лейтенант поднял с пола рассыпавшиеся детали винтовки и принялся увлеченно собирать. Сколько прошло времени? Вега не знает. Да, и черт с ним, со временем. Он никуда не торопится - они в открытом космосе. Джеймс потянулся и размял мышцы шеи, которые изнывали от напряжения. "Здесь есть спорт зал? Не помешало бы..." - подумал он. Но все еще не решался выходить за пределы ангара. Сами спустятся. И ведь спустились...
- Хэй, привет! - незнакомый голос стреляет прямо в спину, и Вега моментально напрягается. А ведь все шло так хорошо. - Ты теперь с нами в команде по спасению мира?
И Вега подавился собственным смехом. Бесшумно. Где-то в мыслях. "С нами в команде" больно ударило в ухо. Это они называют командой? Джеймс непроизвольно пожал плечами. А потом повернулся к "гостье". Нет, он ее не знает. Так же как и большую часть "обитателей" Нормандии. Конечно, он слышал про бравую команду ребят и их складную работу. Но это все терялось где-то в тени Шепард, с которой он не сводил глаз. Слышал про то, что командор тесно дружит с турианцем и азари, бок о бок работает с кроганом и кварианкой. О ней вообще много слухов ходит. Шепард то, Шепард сё. Но команду он не знает. Нет.
- Я здесь по приказу. - холодно отвечает Вега и упирается взглядом в ствол винтовки. По какому, нахрен, приказу, pendejo?4 Андерсон сказал, что нам нужна помощь Совета. Приказал отправиться на Цитадель. Кому приказал? Тебе? Нет, Шепард. А ты, pendejo, никаких приказов, кроме как "заткнуться" не получал. Да, и такого приказа не было. Джеймс снова обращает взгляд на незнакомку перед ним, в поисках знака или нашивки, чтобы обратиться к ней в соответствии со званием. Но на ней нет даже униформы. Все же Вега делает шаг в ее сторону и протягивают руку для приветствия. - Лейтенант Вега, морская пехота Альянса... отряд Дельта... - и чуть слышно добавляет, - В прошлом... Можно просто - лейтенант. Кто он сейчас? Сам черт не знает. Надо бы узнать потом у Шепард. Джеймс привык к четким инструкциям, и вся эта неразбериха только действовала на нервы. Никаких тебе официальных приказов о вступлении под командование капитана Шепард. Он ведь должен был охранять узника Джейн Шепард, гражданское лицо без чинов. Но Андерсон восстановил ее в звании, за минуту до отлета. Значит, так у них все делается, да? Вот так просто?


1 - "Успокойся!"
2 - "Что?"
3 - междометие, выражающее удовольствие.
4 - "Придурок"

Отредактировано The Embrace (21-05-2018 16:07:21)

+1

22

Форум: one percent
Текст заявки:
Знаю, тебе страшно, Эмиль.
Я чуть было не убил тебя. А потом чуть было не убил себя. Ты не можешь не проводить параллелей. Когда я позорно обрыдал твой порог, ты попросил меня уйти. Твои губы дрожали. Ты ведь не такой, Эмиль, — конечно, ты не мог перестать об этом думать. Тебе было так же больно, как и мне?
Ты живёшь один в старом загородном доме, он достался тебе в наследство от бабушки — большой пустой дом. Поправь меня, если я солгу, Эмиль: она одна тебя любила. Мать была занята собой, отец — работой, они развелись, и каждый завёл новую семью, новых детей. Ты всегда был один — странный белокожий мальчик, которого солнце исцеловало с ног до головы. У тебя в самом деле нет друзей?
Может быть, дело в том, что ты слишком старомоден, Эмиль? Любишь Равеля и Дебюсси, никто, кроме тебя, в 21-м веке уже не крутит пластинки, никто не смотрит чёрно-белое кино. Многим людям неловко находиться в одной комнате с тем, кто читает Достоевского.
Или, может быть, всему виной твои невыносимо жалостливые влажные глаза, которыми ты смотришь на всё вокруг, предпочитая при этом лишний раз не открывать рта. Ты же в курсе, что никто не читает твоих мыслей, Эмиль? О чём ты думаешь?
Ты хотел стать врачом, но для оплаты обучения пришлось бы продать и этот дом, и возможно, часть органов. Ты всё понимаешь, ты ведь уже взрослый, младшим нужнее родительская опека. Быть медбратом не так уж плохо, в общем-то. Было. До того момента, как ты увидел на одной из коек моё полуживое тело.

Скажу сразу, что мне не хочется доводить всё это до слэша в привычном понимании. Хотя и не исключаю, что во время приступов мании буду лезть на тебя с непристойными предложениями и ревновать к кому бы то ни было. Чего я хотел бы, так это субтильной зависимости. Мы имеем дело с обоюдным чувством вины, и я бы даже сказал — некоторой формой стокгольмского синдрома с твоей стороны. Но куда всё это может завести в итоге, мне неизвестно.

Внешность — Caleb Landry Jones. Пожелания: ты пишешь красиво и интересно, до 4 тыс. вполне достаточно, от 2 до бесконечности раз в неделю, приветствуешь общение.

Ваш персонаж: Макс, 25 лет, биполярный на всю голову. Внешность — Dane Dehaan. Кратко о случившемся есть в примере поста.

Пример поста

Прошло шесть дней, четыре часа и двадцать шесть минут от момента, когда Макс Миллер приставил к чужому горлу новенькую опасную бритву с изящной ручкой, до того, когда он изрезал собственные руки грязным кухонным ножом.
Шесть дней, четыре часа и двадцать шесть минут назад он стоял на автозаправке где-то на трассе у границ Денвера и прижимал к своей груди нежное тело, пока два полицейских просили его успокоиться, а жирный парень за прилавком пучил на него маленькие поросячьи глаза. Горло, к которому он приставил бритву, было гладким и розовым, кровь по одной горячей бусине соскальзывала по пальцам, и надави он хоть толику сильнее — её было бы много. Так много, что этот парнишка скончался бы на месте. Он выглядел, быть может, лет на двадцать, и от него сладко пахло апельсиновой жвачкой — запах, который напоминал о детстве, когда эту самую жвачку можно было купить, только выпросив мелочи у матери. Парнишка дышал через рот, Макс чувствовал биение его сердца собственной грудью, а тонкие гладкие волосы касались губ. При других обстоятельствах Макс бы предпочёл другую позицию, он бы, может, занялся с парнишкой любовью на заднем сидении своей машины, если бы она действительно принадлежала ему, но обстоятельства оказались крайне дерьмовыми, так что пришлось увезти его с собой и потерять где-то возле аптеки в Денвере спустя семнадцать минут, так и не заклеив пластырем уродливый порез на его горле.
В последующие шесть дней, когда красочный приступ сменился его мерзостным осознанием, Макс пару раз напился, опорожнив душу в первую подвернувшуюся под руку тару, разыскал парнишку по вещам из впопыхах брошенного рюкзака, разрыдался на его крыльце и, не получив своего паршивого прощения, убрался в Аспен, где вскрыл себе руки и разорвал связки в попытке выдернуть из себя вены, словно провода.
Когда мама нашла его на заднем дворе дома, он был уже не в себе: стоя на коленях, держал перед собой окровавленные ладони и окроплял их слезами, бормоча себе под нос что-то невнятное, какую-то молитву, кажется, он говорил не по-английски. Мама даже не кричала, ей пришлось набирать 9-1-1 трижды, потому что она никак не могла расслабить стиснутое горло и только хватала губами воздух.
Скоро кровь пропитала рубашку и джинсы, искусственный газон, налилась в глаза и густым киселём заполнила голову, утягивая её вниз. Когда служба спасения всё-таки приехала, Макс был похож на неумело вспоротую свинью — впрочем, ещё живой.

Я умру — и мне не больно.

Все религии так или иначе говорят о том, что после смерти ты будешь жить. Что, умирая, ты обретаешь бессмертие. Эта причина была единственной, по которой Макс боялся смерти и ненавидел все грёбаные религии. Они обрекали душу на неизбежную муку длинной в вечность. Если бы существовал способ изничтожить себя в атомы, издохнуть, не оставив ни малейшего следа в вечности, Макс положил бы свою душу на его алтарь.
Но первым, что он ощутил, придя в себя (после своей смерти?), была свинцовая тяжесть собственного тела и шершавая наволочка на придавленной лицом подушке. Он ещё не знал, смерть ли это, вернее, не бессмертие ли, только попытался повернуться, убрать с лица эту дрянь, но уродливое, несуразно искорёженное, измождённое тело не слушалось, давило вниз.
Липкое ощущение только что виденного сна было таким близким, оно перекатывалось на пересохшем языке знакомым ощущением, но стоило только попытаться за него ухватиться, как оно тут же ускользало, так и не давая вспомнить, что это был за сон, а после возвращалось вновь и вновь. От этой пытки Макса затошнило. Кислая дурнота медленно переползала из его нутра в горло, от проступивших слёз веки наконец разомкнулись, и в следующую секунду Макс, едва успев свесить свинцовую голову с койки, блеванул на пол какой-то бесцветной слизью.
— Сука… — Прорезавшийся голос иголками проткнул гортань. Поднять голову назад не было никаких сил, веки снова сомкнулись.
Теперь было ясно, почему так плохо. Такое уже случалось раньше. Это была не смерть, но и не жизнь тоже. Скорее, перевалочное пространство между тем и другим — психиатрическая больница.

Отредактировано Фатум (31-05-2018 15:43:20)

0

23

Форум: это Питер, детка ♥
Текст заявки: Эй, брат-близнец, где тебя черти носят, когда ты так нужен? Даже я уже признаю то, что хочу тебя видеть. С кем мне гарем делить? Кому плакаться в жилетку, что отец почти окольцевал силой? Да и в "Авангарде" тишина и перекати-поле, работать некому без тебя! хд На тебя есть заявка от красотки с немецкими корнями мисс Миллер, с которой вы в школе, колледже и после играли в "Санта-Барбару". У меня к тебе тоже очень душещипательные отношения:

Ближе тебя у меня никогда никого не будет. Но навряд ли я скажу это вслух когда-нибудь. Понимать друг друга без слов, читать как открытую книгу, видеть каждую эмоцию или мельчайшее изменение в настроении -  в порядке вещей. Помнишь ту ужасную рекламу про пиво с волосатыми ногами, черта и крылатым ангелом на качелях? Мы такие разные, но всё же мы вместе. Что бы не случилось или как бы жизнь нас не разбросала, ты всегда первый в моем списке контактов и приоритетов.

А еще у нас с тобой есть замечательная двоюродная сестра, которую я не могу троллить и путать только потому, что нет тебя. Ты мне веселую жизнь ломаешь! Хватит уже мимо ходить, взял и пришел, ждем же! Потом и на маму с папой заявку напишем! Анкету с биографией покажу, написать биографию помогу. И в игру, как минимум две или три игры со старта сразу утянем.
Ваш персонаж: Никита Пожарский, пекарь-кондитер в кондитерской "Север-Метрополь". Я младше тебя на пару минут, поэтому все лавры главного отцовского наследника в автомобильном деле достались тебе. Я же пошел по стопам мамы. Внешность: Крис Вуд, следовательно твоя такая же. Но можно и даже нужно версию чуть побрутальнее. Так как ты все же более серьезен и закрыт.
Пример вашего поста:

Пример поста

Люди по своей натуре все актеры. И совсем не важно, офисный планктон-неудачник перед вами или успешный бизнесмен. Несчастный пленный ситуации или самостоятельная и независимая “кошка”. Играют все, красиво и незаметно, выставляя на показ то, что хотят видеть окружающие. И все обычно заканчивается хорошо: конец, последняя сцена, апплодисменты, все довольны, занавес. Если только эти самые окружающие не начинают лезть в душу, неприятно “ковыряя ложечкой” самое сокровенное.
- За очередную случайную встречу! - уточнив тост, Пожарский улыбнулся и поставив бокал с шампанским назад, взял стакан с лимонной водой - я пожалуй так, поберегу сердечко. Я же не могу оставить тебя вдовой - то, что сегодня он был сам себе водитель, Никита решил оставить при себе. Оставаться “золотым мальчиком на черном бизнес-классе с постоянным личным водителем” даже для невесты было комфортнее. Тем более нужно было как-то отреагировать на тонкий юмор Златы, не перегнув при этом палку. Женщины непредсказуемы до одури и никогда неизвестно, какое неосторожное слово или действие может стать взрывоопасным. Спустя десять минут любезности друг другу на грани приторной сахарной патоки и молотого красного перца закончились. И пришел более менее спокойный тандем защитного щита и маскировки легкой усталости от игры “на камеру”. Перевод темы на машину, действительно “звезду” вечера, о которой кажется многие уже забыли, окунувшись в обсуждение желтой прессы и сплетен друг о друге, был очень кстати. Никита с удовольствием отметил тот факт, что кажется родители наконец-то открыли “клетку” из внимательных наблюдающих взглядов за ними и занялись полезными переговорами с какими-то важными гостями. А это значит, что еще максимум час присутствия “для галочки” и можно смело незаметно затеряться в толпе и уехать.
- Я вижу тебе все же понравилось такое сравнение. Учту на будущее - фантазия, прекрати, хватит тролить девушку! - как по мне, модель ни о чем. Особенно если ее расположить в вертикальном положении. Сразу вылезут наружу выхлопные трубы-обманки, которых не две в спорт-режиме, а одна в стоке. Непропорциональная колесная база для полного привода, а это угловатое и жесткое управление. Никакого адреналина и чувства легкости. А уж замена карбоновых накладок обвеса на пластиковые, оклееные пленкой под карбон - вообще без комментариев. Смотри - присев на корточки рядом с машиной, Никита указал на тонкую царапину на черном “карбоне”, на которой были заметны рваные края пленки и черный пластик изнутри - а ты представь, что будет, если практиковать даже лайтовые прыжки через лежачих полицейских...зато в руль инкрустирован серебряный логотип с камнями и еще масса ювелирных элементов по всему салону и даже несколько на кузове. Это плюс - всегда можно найти, что выковорить и подарить маме, девушке, жене, теще, кредиторам или ломбарду - представив ситуацию, Никита даже засмеялся, привлекая внимание стоящих рядом китайцев и нескольких журналистов - ну а ты что скажешь? откроешь тайну, где во всем этом ассорти из ювелирки элемент с обязательным логотипом “SOKOLOV”?
В ожидании мнения Соколовой о совместном родительском проекте, боковым зрением парень заметил приближение журналиста с микрофоном. Следом за ним послушной собачкой следовал оператор с камерой.
Почему мне кажется, что это плохо закончится?
Все это время подстроенных случайных встреч Никите и Злате удавалось избежать встреч с серьезными и пытливыми журналистами. А играть перед фотографами было не очень-то и сложно. Но сейчас в нескольких шагах от них был сам главный редактор русского издания “TopGear”, который славился своей дотошностью и любовью покапаться в грязном белье и зацепить за больное. К тому же он уже один раз получил в нос за свои слова от Артема Пожарского в собственном кабинете и кажется запомнил это.
Судя по сквозящей уверенности и довольному ехидству во взгляде журналиста до начала ядерного взрыва оставалось не больше пяти минут.

0

24

Форум: 23 jump street
Текст заявки: это в пару или типа того
имя на ваш выбор, 18-25 лет, внешность - Paris Jackson (но это вообще обсуждаемо)

Ты можешь быть любой. Серьезно. Я хочу, чтоб люди встретились и зацепились друг за друга. Но, конечно, у меня есть два варианта того, как мы могли познакомиться. Первый - ты меня ненавидишь, потому что я отнял у тебя сестру/брата/парня(в плане он ушел в секту), второй же наоборот - ты была мой фанаткой еще с тех времен, когда впервые увидела по телевизору (или же тебе нужно кому-то доверять, а я как раз тот парень, которому хочется доверять).
В любом из двух случаев, я найду к тебе подход и захочу использовать в своей игре с этим миром. Мы могли познакомиться как только я вышел из тюрьмы(в декабре 2016), а могли уже в то время, когда я возглавил секту(май 2017). Здесь все обсуждаемо и пластично. Возможно, ты хотела вызволить из секты кого-то из родни и сама в нее угодила; возможно, ты устала принимать решения и уход в сексту - именно то, что тебе было нужно. Я не обещаю тебе вечной любви, не обещаю, что ты веки-вечные будешь единственной девушкой в судьбе Тайлера. Но я обещаю тебе игру и то, что для меня ты будешь особенной. Только, не сильно обольщайся на этот счет.

От тебя я хочу пост в неделю. Сам же тоже гарантирую отвечать сразу, как смогу, минимум - раз в неделю точно. Если интересна заявка, то можно сразу ломиться в ЛС с примером поста.

Ваш персонаж: у меня не стандартная внешность - Маколей Калкин.

Я - Тайлер Хокли, который восемь лет назад со своим другом совершил массовое убийство в школе. Я - тот человек, который не различает никаких моральных границ и верит только в одно - в Бога, которого создал сам. Я - тот самый парень, который нравится всем с первого взгляда, к которому проникаются доверием уже спустя пятнадцать минут общения. А еще я основатель секты, которая в будущем будет совершать террористические акции по всему США. Возможно, я худшее, что могло с тобой случится, но ты этого пока не знаешь.
Пример вашего поста:

Пример поста

Вторая волна популярности настигла меня в тот самый день, когда я переступил порог тюрьмы, оказавшись на свободе ощутил другой плен - людского любопытства. Шутка ли, нет - шумиху поднял мой отец. Он начал подготавливать почву еще до моего выхода. Читал проповеди о том, что у каждого должен быть второй шанс и заблудшая овечка, вышедшая на свет, все равно может рассчитывать на прощение: божеское, мирское. Он учил, что Бог любит всех и каждого. Он убеждал людей: простить можно, что угодно и судить - не дело людей. Я знал о другой стороне монеты: его проповеди не стоят и выеденного яйца, потому что старый дурак любил обманываться. Истинный Бог, мой знакомый Бог, выращенный моими проповедями, никого не прощает. Ему вообще безразличны люди, он не судит, не любит и не слышит молитв. Но жаждет крови и своего прославления. Величия среди людей и признания ими. Жаждет этого, скрываясь от людей. Ждет подходящего момента и моя работа - создать тот самый момент.
Время поменялось. Еще восемь лет назад на устах у всего мира было громкое дело о двух мальчиках, расстрелявших своих одноклассников. Сейчас никто уже и не вспомнит о Трое Лейхи, на которого суд спустил всех собак. Он ведь старше. Он ведь лидер... ха, нет.
Трой вышел на свободу и затаился, наблюдая за изменениями, привыкая к новому порядку, и ждет момент, когда мир очнется, заговорит о нем вновь. Откуда я знаю? Это просто - я предрекаю, а потому так будет. Однажды Богу надоест прятаться и тогда США вновь заговорит о нем. Пока же, весь Техас говорит обо мне. Улей растревожен, но пчелы-трудяги не смогут ужалить меня, они полетит за мной на войну во имя Его. Ни одна религия в мире не смогла обойтись без крови, наша не станет исключением.

Мать прячет тысячи писем, которые мне присылали со всей страны. В этих письмах была тонна ненависти, обожания и искренней любви. Я не знал, приходило ли что-то подобное Трою, но мои достижения воспеты со всех сторон. Отчасти благодаря отцу, который пытался оправдать меня, рассказывая историю мальчика, которого обманули и втянули в плохую историю. Любовь родителей оказалась безгранична. Ненависть всего мира тоже. И обе эмоции - ослепляли, даже мое признание вины не только на суде, но и лично отцу не поменяло ничего. Родителям хотелось верить в то, что я не монстр, всем остальным хотелось кричать обратное. Мне оставалось лишь улыбаться и не перечить. Какофония голосов слилась в лучшую музыку, написанную когда-либо кровью. В симфонию нашего с Троем гимна.
Отобрав все письма у матери, я зачитывался ими, и ощущал торжество: мы попали не только в Википедию, но и в сердца людей. Перечитав, кажется, все письма раза по два, я разложил их на три стопки. В первой были письма ненависти от человека, который написал в порыве чувств и забыл. Таких писем оказалось большинство. Сиюминутный порыв, который за восемь лет уже должен был забыться. Они мне были не интересны. Во вторую стопку я положил письма-обожания, который также пришли лишь единожды. Они встали у меня в разработку. Люди меняются и за восемь лет все могло кардинально измениться в их взглядах, а могло и не измениться. Это нужно было проверить. В третью стопку отошла последняя категория: люди, которые писали мне несколько лет подряд. Часть таких людей появилась у меня еще во время заключения, но сейчас я нашел и вторую часть паззла. Я не перебирал и ненависть смешивал с любовью. Ненависть очень сильное чувство, но его слишком легко можно перевернуть, и где была ненависть появится любовь.

Одним из таких обожателей оказался парень, подписывающийся "последователь". Он писал мне по письму раз в месяц или два, рассказывая о себе, своей жизни, желании помочь мне адаптироваться после выхода, понимании причин и смысла того поступка. Я перечитывал его письма и доходя до последнего, мне казалось, что он мой друг, о котором я знаю все. Ему было лет на пять больше, чем мне. Отличный парень, занимающийся кибер-безопасностью и мечтающий стать хакером. Чего ему не хватало? Веры в себя. Я был готов подарить ему веру. Направить и показать. Он же в ответ мог бы послужить мне.
Впервые за восемь лет я ответил своему самому ярому фанату. В письме только мой номер телефона и короткая фраза: время пришло. Он позвонил в тот же вечер, а следующим днем я принимал гостя у себя в доме. Последователь назвался Томасом, но я не уверен, что его на самом деле так зовут. Парень говорил очень искренне, но что-то в нем было ненастоящее. Я понимал, что он меня опасается и потому не давил. Он должен был стать первым и самым преданным. Пусть возрадуется, ведь он был выбран мною и пока даже не догадывался, как мы далеко зайдем в изменении мира.
Вечером он потащил меня в бар, а после бара в стриптиз клуб. Томас очень много болтал, как будто действительно встретил старого друга и теперь пытается в короткую встречу вместить весь восторг от долгожданной встречи. Удивительно, но он не утомлял меня, наоборот, его болтовню очень интересно слушать, больше того - полезно. И чем больше мы проводили времени рядом, тем сильнее я убеждался, что передо мной глубоко-одинокий человек, которому хочется окружить себя близкими людьми. Сколько же таких, как он? Скольким в этом огромном мире не хватает семьи? Я найду каждого из вас и всем открою глаза. Каждый получит свое место в моей семье. Нашей семье.

0

25

Текст заявки: прям вот если коротко: генератору идей, массовику-затейнику и просто хорошему игроку в пару нужен партнер для совместного поиска форума и реализации всякого задуманного.
А теперь подробнее.
Об игре. Играю строго от третьего лица и жду аналогичного от партнера. Могу (и хочу) в неторопливую вдумчивую игру с ответами пару раз в неделю. Хотелось бы верить, что пишу грамотно и интересно, пруф вон там, внизу. Мне проще вести сюжет, чем следовать за ним. Форума не примете нет, будем искать и набивать шишки вместе.
О выборе роли. Интересуют либо образы 30+, с соответствующим багажом опыта, знаний и житейских натертостей, либо, напротив, вызывающе-молодые персонажи, как полагается, бестолковые и веселые. В целом характер будет подгоняться под конкретный сюжет. Внешность моего персонажа обсуждаема /мои фаворитки Рэйчел МакАдамс и Маккеензи Дэвис, например/. Внешность твоего - Том Хиддлстон.
Несколько идей из тех, что есть на примете.

один

Творчество и маркетинг. Твой персонаж творец. Выбор сферы творчества оставляю на выбор твоей фантазии, будет это актерство, фотография, музыка или безумные перфомансы с  символическим сожжением тряпичного чучела у здания центробанка. Важно, что твой персонаж талантлив и, как всякий творец, немного не в себе. Как именно, кстати, тоже предлагаю выбрать тебе: алкоголь, галлюцинации, сексуальные отношения с резиновыми куклами, что угодно. Амбиции не позволяют ему закапывать свои идеи в навоз, и он нанимает агента, который должен продвигать его творчество в массы. Агенту очевидны способности творца, ровно как и очевидна его неприспособленность к светской жизни. Долгие разговоры о творчестве, подставы в попытке вытолкнуть гения к страждущим зрителям, творческие и финансовые аферы - все, чтобы стать самой знаковой фигурой искусства двадцать первого века.

два

Хочется сыграть соединение кризиса межличностых отношений и профессиональной конкуренции. В какой-то сфере, к примеру, хирургии или образовании, долгие годы успешно трудилась семейная пара. Знаешь, такая, чьи истории начинаются с "на первом курсе они потянулись к одной банке пива", но заканчиваются не "долго и счастливо", а с адвокатами и дележкой имущества. Прожив более десяти лет вместе, успешно преодолев беды в лице смерти любимой собаки и рака шейки матки, приведшего к бесплодию, они разошлись из-за кризиса среднего возраста и романа мужчины с молоденькой медсестрой/студенткой. Барышня вскоре вильнула хвостом, оставив его с носом, а жена, которая хоть и наняла психолога и обеспечила целое состояние владельцу бара за углом, простить не смогла и объявила бывшему супругу войну на рабочем месте. С тех пор его жизнь медленно, но верно превращается в Ад испорченных документов, уведенных из-под носа грантов и мусорных баков на парковочном месте. Вишенка на торте - неизжившая себя тяга друг к другу.

три

Сказ о людях, случайно встретившихся в Сеуле. Он приехал на конференцию, она приехала с сестрой выбирать платье подружки невесты. Искра, буря, безумие, секс в отеле, принятая заявка в друзья на фейсбуке, нормально-ненормальная онлайн-дружба. В следующий раз они снова случайно встречаются в Стамбуле. Он путешествует для души, она ищет для клиента редкий антиквариат. Несколько вечеров вместе - и снова фейсбук, снова скайп и письма на емейл. В третий раз они встречаются в Париже: он под руку с беременной женой, она с венчальным кольцом на пальце. По знакомому алгоритму очередное свидание, ночь в отеле и обмен ссылками на инстраграм. Вот, дескать, у меня жена связала пинетки в форме кроссовок, я одел их на кота, смотрится смешно. Или вот, заказала на свадьбу торт в четыре яруса, и он выше меня. Жизнь сталкивает их с некоторой периодичностью в разных концах планеты, и это больше похоже на сказку, чем на реальность, пока не случается очередная встреча. Прозаично, в супермаркете. После короткого разговора становится ясно, что в этот город/страну они оба переехали недавно, и теперь моральное оправдание для не_встреч в лице тысячи километров не работает. Но целую огромную жизнь, нажитую до того, работу, семью и счет в банке бросить сложнее, чем кажется, да и надо ли.

Сюжеты обсуждаемы.

Пример вашего поста:

Пример поста

Фамильная библиотека Малфоев растягивалась на четыре длинных зала, расширенных с помощью заклинаний, в южной части особняка. Книги, еженедельно очищаемые от пыли специальными библиотечными домовиками, стояли ровно, корешок к корешку. Десятки стеллажей, тянувшихся от пола до потолка, трещали под тяжестью знаний и истории, сохранившихся на желтеющих страницах. Здесь было все: географические атласы, обожаемые Абраксасом настолько, что часть из них он нанес на стены своего кабинета; справочники по зельеварению и искусству отравления, которые наизусть знала старая карга Вильма; классическая литература и даже парочка маггловских книжек. Последние приобрела Мира, купившись на красивую обложку. Несколько вечеров она читала, спрятавшись от мужа в женских покоях, а когда, наконец, рассказала ему о покупке, едва не лишилась всех: Абраксас не желал держать дома ничего, что имело бы хоть какое-то отношение к бесталанному человеческому роду. Сейчас Малфой-старший радовался, что не избавился от книг. Они, спрятанные на самой высокой полке, заставленные книгами о магической флоре северной Англии, напоминали ему о супруге. 
«Книги», - повторял он в прошлом, когда Люциус был обворожительным ребенком с горшком платиновых, как у отца, волос и только-только учился складывать буквы в слова, а слова — в предложения, - «Лучший учитель, Люциус. Они научат тебя всему, что есть в мире». Он солгал. В библиотеке Малфоев, обширной настолько, что из книг, хранящихся в ней, можно было построить новое поместье, не было ни слова о том, как справиться с потерей любимого человека. Герои книг умирали на войне, и их жены плакали целыми днями, чтобы в финале повеситься на иве. Персонажи гибли от чужой руки, и для них устраивались пышные похороны, где скорбящих вдовцов сочувствующие гости хлопали по плечу. Но ни в одной книге никто и никогда не умирал, подвернув ногу на парадной лестнице. 
Со дня смерти Миры прошло более года, а Абраксас так и не принял ее в душе. Ему казалось, что произошедшее — одна большая фатальная ошибка. Секунду назад она улыбалась, через перила махая рукой своему супругу и обещала скорее спуститься, а через мгновения уже лежала без дыхания, неестественно извернувшаяся. Абраксас смотрел на вывернутую стопу в золотистом чулке, на туфлю со сломанным каблуком, на суетящихся эльфов и не верил, что он не спит. До сих пор не верил. Тем горше звучали упреки Люциуса, слишком юного, нелюбившего, чтобы понять отцовскую тоску, и слишком бестактного, чтобы промолчать об этом за праздничным столом. Как только он посмел прийти на матч с Блэками, одна из дочерей которых должна будет в будущем стать достойной супругой для Люциуса! 
- В семье Блэк произошло неприятное событие. - парировал Абраксас. Он подцепил кусочек сыра крохотной двузубой вилкой и, как полагается, на пару секунд задержал его у носа. Аромат плесени — половина удовольствия от еды. Особенно сейчас, когда вся еда стала безвкусной и пресной. - Не знаю, известно ли тебе, но средняя дочь, Андромеда, сбежала из семьи с магглорожденным волшебником. Кажется, его фамилия Тонкс. Друэлла в трауре и сыплет проклятия направо и налево. Я пригласил их на матч в качестве жеста поддержки. И не забывай... Дочерей Блэк осталось только двое. Чудесные девочки. 
Абраксас замолчал, позволяя Люциусу самому додуматься, чем эта новость дурная для них, Малфоев. Дочери Блэк, три чистокровные девушки с идеальной родословной, давно не сходили с языков. Их называли букетом дома Блэков, драгоценными камнями, прекрасными садовыми птицами — иными словами, кем угодно, только не самостоятельными личностями. Абраксас, точно умелый селекционер — неважно: садовник или птицевод — каждую из них рассматривал, как товар на прилавке и оценивал придирчиво. 
Старшая, девятнадцатилетняя, Беллатриса уже расцвела пленяющей красотой бездны. Густая темная грива волос, глубокие черные глаза, тяжелые веки, от которых даже самый скучающий взгляд становился загадочнее, крепкая нижняя челюсть как знак твердости характера. Она умна, беспринципна и умеет подать себя на публике. Ее магические способности незаурядны и, объединившись с Люциусом, на могла бы дать прекрасное потомство: чистокровное, красивое и могущественное. 
Средней, Андромеде, было семнадцать. Едва отметив свое совершеннолетие, она совершила самую большую глупость, какую только могла представить себе девушка ее положения: дала свое согласие на брак с магглорожденным волшебником, с которым, поговаривали, ее не первый год связывали нежные чувства. Абраксасу оставалось только досадливо цокать языком: партия была бы отличная. Андромеда походила на Беллатрису, разве что ее волосы были светлее и, в отличие от старшей сестры, она умела их заплетать. Люцуиса она бы любила, как мать. И пусть ее магия была бы не так сильна, жизнь с ней не грозила бы поместью разрушением до основания, как, вероятно, случится, если Малфои породнятся с Блэками через Беллатрису. 
Младшей, Нарциссе, в январе исполнится пятнадцать. Абраксас видел в ней свою породу. Светлоглазая, бледная, она носила светлые волосы и в темных фамильных мантиях казалась как будто бы выцветшей. Самая сдержанная из сестер, она оставалась девочкой с острыми коленями и непривлекательным плоским телом, но Малфой-старший смотрел в будущее: через пару лет она расцветет и станет желанной невестой. Как гениально было бы сыграть на опережение и сосватать ее за Люциуса до того, как другие поймут, что упустили шанс!.. 
Вариантов становилось все меньше. Время утекало меж пальцев, как песок. А упрямец-Люциус никак не хотел задуматься о будущем. Абраксас старательно перемолол челюстями сыр и, отпив вина, выразительно поглядел на сына. 
- Приятно, что ты интересуешься светской хроникой, сынок. Значит, ты видел фотографию. Беллатриса хороша собой, не так ли?

Отредактировано задверье (23-05-2018 21:12:34)

0

26

Предлагаю сыграть один на один в личках. Предлагаю сыграть в персонажа. Обдумать и обсудить его до мелочей, сформировавшейся личности, чтобы каждое действие и фраза были осмысленны, а не возникали стандартом. Предлагаю порыться в голове персонажа без излишней рефлексии и поразгадывать загадки. Ничего нового не предлагаю. Камерно.

пост

– Хелен, милая... Послушай, что скажу, – сипел Штейн в трубку мобильника. Он пытался говорить с убедительными интонациями, но севший голос низводил все выразительные средства до двух вариантов – тихого шепота и громкого хрипа. Тут даже себя не убедишь, не то что эту упрямую девицу.
– Я не знаю, не помню. Но его нужно найти. У меня там важные вещи! Ну звенело, и что? Ты знаешь, что пластиковая тара вызывает рак? Я храню все в стекле! 
Боб уперся лбом в стену и слушал, как в динамике потрескивает высокий девичий голос, объясняя какие-то занудные вещи. Уже после пары предложений этим писком сосредоточиться на потоке информации не оставалось никаких шансов. Мозг плыл. Плечо болело. У Боба было стойкое ощущение, что его кто-то пинал в самолете все два часа. А еще мутило, крутило, накрывало слабостью и хотелось кого-нибудь избить. В общем, требовались срочные и обильные вливания лекарств. Ночь предстояла длинная, а стресс от перелетов вызывал у него бессонницу.
– Хелен... Я не помню. Черный вроде, стандартный, нет у него отличительных признаков. У тебя же есть багажный талон? Поищи. Я мог не забрать его в аэропорту. Ну забыл. Хелен, я спал! Ты знаешь, что я ненавижу самолеты, но вам было проще отправить меня самолетом! Да, три пересадки я бы не выдержал... Да... Но речь не о том. Найди мой чемодан! Там... важные вещи, повторяю. Хелен, мне почти пятьдесят лет, большую часть из которых я пью, курю и пишу дурацкие сценарии мыльных опер! Это к вопросу - как я еще не сдох! Там лекарства, важные лекарства, их нужно по часам пить. А что если у меня шизофрения? Тогда по твоей милости я поубиваю половину постояльцев, если мой чемодан не найдут к завтрашнему утру! Кстати, когда мне заплатят? Хелен? Вот дерьмо... О!
Боб отшатнулся, когда стена внезапно прервалась дверным проемом, за которым оказалась какая-то гостиная, и в ней определялись, как минимум, трое людей. И все знакомые. Радовало, что ни одной женщины среди них не было. Штейн натянул улыбку.
– Мои вам... приветствия, – взгляд споткнулся о Питера, улыбка стала шире. – Не скажу, что сильно скучал и что сильно рад... Но все поправимо!

+1

27

Форум: Record
Текст заявки: нужные
Глава 1. Always and forever.
Твой образ навсегда въелся в мою память. Немудрено, ведь мы знакомы с самого детства. Ты всегда была рядом со мной, а я в шутку называл тебя своей будущей женой. Мы вместе выросли, ходили в одну школу, я часто защищал тебя от хулиганов и бил морду тем ублюдкам, которые разбивали твое ранимое сердечко. Мне всегда казалось, что ты не с этой планеты. Слишком наивная, слишком чистая. Почему ты всегда ищешь только лучшее в людях? Почему не можешь просто оттолкнуть от себя, когда тебе сделали больно, не пытаясь оправдать человека? Но, в этом вся ты, именно такую тебя я полюбил. Кажется, что ты любила меня всегда, это читалось в каждом твоем слове, каждом твоем прикосновении, в каждой нашей ночной прогулке, после того, как твой отец снова напивался и избивал тебя, а мать делала вид, что все именно так и должно быть. Почему такому светлому человеку так не повезло с родителями? Я никогда не смогу найти ответ на этот вопрос, но я всегда старался заставить тебя забыть о своей боли, и у меня получилось. Может быть я сам виноват в том, что ты влюбилась в меня? Я не хотел этого, ты всегда была мне словно младшая сестра, а ты страдала каждый раз, когда из моего дома выходила очередная шлюха, которую ты больше никогда не видела. У меня было слишком много девушек, иногда я сам об этом задумываюсь.
Не могу ответить на вопрос, когда я стал испытывать к тебе тоже далеко не те чувства, которые брат испытывает к сестре, но однажды это произошло. Помнишь наш первый поцелуй? Я помню. Тебе было 18, ты постучалась в дверь моего дома и, широко улыбаясь, рассказала мне о том, что поступила в колледж и скоро уезжаешь. Впервые в жизни я подумал о том, что могу тебя потерять. Причем навсегда. Наш поцелуй не изменил того факта, что ты уехала учиться, но уехала ты уже будучи моей девушкой.
Глава 2. Till death do us part
Наши отношения были похожи на сказку. Мы были счастливы, несмотря на то, что долгое время нас разделяли километры. Но мы смогли это выстоять, мы любили друг друга. Оглядываясь назад, я до сих пор думаю, что именно то время, которое я проводил с тобой, было для меня самым счастливым. И, знаешь, когда я делал тебе предложение, я не боялся, я действительно хотел, чтобы ты была моей. Приготовления к свадьбе были в самом разгаре, когда ты сообщила мне, что у нас будет ребенок. Я снова не сбежал, я хотел этого, хотел нашу семью, хотел, чтобы мы были всегда вместе. Но все сложилось совершенно не так. Никогда не забуду ту ночь. Я проснулся в твоей крови, в крови нашего будущего ребенка, которому так и не суждено было родиться. И все наши планы рухнули в один день. Мы наивно полагали, что сможем справиться с этим, ведь любовь – самое лучшее лекарство. Но, к сожалению, это не так. С каждым днем мы становились все дальше друг от друга. Я ночи напролет зависал в студии, пытаясь работать над альбомом группы, ты тоже ушла в работу. Мы крайне редко виделись, хоть и жили в одном доме. Тянуть больше было нельзя и мы все же решились на разговор, который поставил точку в наших отношениях. Мы не ругались, просто каждый из нас почему-то решил, что нам будет лучше вдали друг от друга. Было ли это ошибкой? Возможно. Могли ли мы все исправить? Думаю, да, но на тот момент именно решение расстаться казалось спасательным кругом для твоего и моего душевного состояния.
Глава 3. Love is a serious mental disease
Что ж, похоже мы проиграли, потому что за все эти три года, которые мы не вместе, я не переставал думать о тебе. И даже наркотики, которые стали моей проблемой, не помогли мне забыть тебя. А ты все еще думаешь обо мне? Следишь за тем, как у меня дела в соцсетях? Возможно да, но знаешь, я очень надеюсь, что ты обрела свое счастье и забыла о моем существовании. Потому что вряд ли тебе бы понравилось то, во что я превратился. Я гублю себя, забываясь в очередной дозе, стараясь выкинуть тебя из головы. Я надеюсь, что рядом с тобой достойный мужчина. Или же ты тоже не можешь оставить все это в прошлом? Надеюсь, что да, но лучше, если нет.
_________
Внешность: Olivia Culpo, как вариант, но обсуждаемо
Возраст: 24-26
Деятельность: журналистка, учительница, на ваше усмотрение
Посты: я пишу от 5к, по времени и настроению могу хоть каждый день. От вас того же не требую, пару раз в неделю - нормально. Единственное, попрошу скинуть пример.
Играть будем прошлое, настоящее, будущее - все, что душе угодно)
Можете связаться со мной через сам форум, либо здесь в ЛС)

Ваш персонаж: музыкант, наркоман, сложный человек, и все у нас сложно, но возможно. внешность - Энди Бирсак
Пример вашего поста:

Пример поста

Я давно стал узником своих мыслей и эмоций, и каждый день становится только хуже. Бесполезно бежать от самого себя, я это понимаю, но все равно каждый день стараюсь сбежать от своего прошлого, прячась за очередной бутылкой виски или веществами, гораздо сильнее алкоголя. На какое-то время спасает, но затем все возвращается. И я понятия не имею, как побороть всех этих демонов в моей голове, голос которых с каждым днем становится все сильнее, кажется, что совсем скоро они начнут просто кричать. В принципе, я не знаю, почему жалуюсь на жизнь. Меня должно все устраивать. В последнее время дела моей группы идут не плохо, нас начали узнавать и на наши концерты приходят гораздо больше народу, чем это было пару лет назад. Вокруг меня только те люди, которые мне действительно нужны и которых я люблю. Моя работа все также для меня важна, и является еще одним лекарство от темноты, которая постепенно окутывает меня изнутри. Но чего – то не хватает. И я прекрасно знаю, чего, точнее кого, и все это время не переставал думать об одном единственным человеке, который мог бы все это исправить. Но этого никогда не случится, поэтому стоит взять себя в руки. Сказать или подумать гораздо легче, чем сделать. В мыслях все довольно легко, а на деле я продолжаю скатываться на дно, с каждым днем все ниже и ниже.
Какой сегодня вообще день недели? Не имеет значения, потому что всю неделю (или больше?) я провожу в студии, стараясь сделать что – то новое, что – то интересное, но каждый раз прихожу к тому, что я - полная бездарность и какого хера я вообще делаю на сцене. Ладно, у всех творческих людей бывает период, когда они ненавидят себя и все, что делают. Нужно просто расслабиться, найти что – то, что поможет написать новую песню, нужны эмоции, причем хорошие. И где их взять? Понятия не имею. Но лучше бы побыстрей с этим разобраться, иначе я повешусь ни струне от гитары прямо в студии. Где ты, муза, мать твою?
Время тянется как-то слишком медленно, и каждый звук тиканья секундной стрелки на стене бьет по мозгам, хочется запустить в них чем-то, чтобы они наконец - то перестали раздражать. Зачеркнув очередную сточку на листе бумаги, с злостью сминаю его и выбрасываю в мусорную корзину к сотне так же бумажек. Я люблю то, чем занимаюсь, и каждый новый концерт приносит неописуемый заряд счастья, но вот в такие моменты начинаешь осознавать свою никчемность и возникает большое желание вскрыться. Трудно быть творческим человеком. И радует только то, что трудно не только мне. Джек сидит и бездумно перебирает струны своей гитары, а Дэвид протирает тарелки на своей ударной установке. Наверное, именно в такие вот моменты группы решают, что пора прекратить своей существование и заняться чем-то другим. Но нет, мы не такие, нужно просто расслабиться. Дать себе отдохнуть, набраться сил, в очередной раз попытаться собрать все своим мысли в кучу. И сделать все это я планирую вдали от ребят. Я их люблю, но в данный момент мне безумно хочется побыть одному.
- Ладно, все. Хватит страдать хуйней. Так у нас ничего не получится. Время еще есть, поэтому сегодня все отдыхают. – взяв ключи от своей машины, собираюсь уйти, но меня останавливает один из моих друзей. - Нет, сегодняшний… – невольно кидаю взгляд на часы, чтобы понять, сколько вообще времени. - … сегодняшнюю ночь я проведу одни. Ну или не один. Но явно без вас. – подмигнув, все же покидаю студию и через пару секунд оказываюсь в собственной машине. Куда я поеду? Понятия не имею, поэтому я просто петляю по улицам Сан – Хосе, стараясь вообще ни о чем не думать. Иногда у меня это получается и без применения стимуляторов. Правда, эффект не такой сильный, как от алкоголя или от чего – то гораздо сильнее. Если бы мы сидели на встречи анонимных наркоманов или алкоголиков это звучало бы: «Привет, меня зовут Джонни, и я наркоман/алкоголик, но меня устаревает». В какой- то момент, отвожу взгляд от дороги и мое внимание привлекает вывеска бара. Я тут раньше не был, но почему бы и нет, особенно если мне нужны новые эмоции. Припарковавшись, захожу внутрь помещения и какое-то время осматриваюсь по сторонам.
Тут довольно уютно, не так много народу для вечера, точнее уже ночи пятницы, и не совсем та музыка, которая нравится мне, но, в принципе, нормально. Приметив для себя место около барной стойки, спешу его занять, и заказываю стакан виски. Сделав пару глотков, начинаю крутить в руках стакан, наблюдаю за тем, как жидкость разливается, сталкиваясь со стенками стакана. Весьма интересное занятие, конечно, но на удивление, это помогает привести мысли в порядок. И я действительно планировал провести сегодняшнюю ночь в одиночестве, но видимо у одной из посетительниц этого бара совершенно другие планы, потому что совершенно неожиданно для себя я слышу за спиной ее «Привет» . Допив залпом содержимое стакана в моей руке, прошу бармена повторить и поворачиваюсь лицом к незнакомке.
- Ну, привет. – улыбаюсь уголками губ, оценивающе окидывая девушку взглядом, пока она пытается что-то мне сказать. Если честно, слушать ее у меня нет никакого желания. Она, конечно, симпатичная, но совсем не в моем вкусе. А даже если бы была в моем… То сегодня не подходящее время для знакомства. Хочу ей об этом сказать, но она уже кладет руку на мою коленку и медленно скользит вверх по ноге. Перевожу взгляд и какое-то время слежу за ее движением. - Воу, по тише, милая. Ты, конечно, ничего, но сегодня у меня другие планы. – кладу свою ладонь на ее и убираю со своей ноги, слегка улыбаясь и пожимаю плечами. Пробубнив что-то еще, девушка, имя которой я так и не узнал, все же возвращается к себе за столик, а я провожаю ее взглядом, и в следующий момент он встречается со взглядом ее подруги, видимо. - А вот эта уже по интереснее. Так, нет. – беру в руки очередной стакан виски и отсалютовав блондинке, вновь поворачиваюсь лицом к бармену.

+2

28

обновляю

Форум: Sacramento

Текст заявки: ищу игрока на роль сына в непростые отношения с отцом, которые хотелось бы вырулить в положительную сторону. Есть пара определенных задумок, которые хотелось бы отыграть. Итак, о персонаже. Конрад Рихтер, 1996 г.р.; внешность: Asher Monroe Book (менябельно).

Была дружная крепкая семья, пока в один день глава семейства не начал загуливать – выпивка, постоянное пропадание на работе, а после и первая измена. Долго это продолжаться не могло, и в итоге семьи не стало. Конрад унаследовал от отца упрямство и упорство; он с рвением отстаивает собственные интересы. Его главная беда – импульсивность. В последние годы стал крайне строг и категоричен в отношении самого себя. Серьезный подход наблюдается во всех делах – от учёбы до личной жизни. У Конрада довольно сильно развито чувство справедливости. Сама судьба ему пророчила повторить карьеру отца, однако мать категорически была против того, чтобы сын хоть как-то связывался с армией/полицией. За неимением выбора в 2014 году Конрад поступил на юридический факультет в местный университет. Сейчас он учится на последнем курсе  и всерьез задумывается над тем, в какой из областей юридической сферы он хотел бы начать карьеру. Родителям говорит, что намерен заниматься бракоразводными процессами, но на деле твердо решил попробовать себя на более интересном поприще и задумывается о профессии прокурора. Касательно внешности: как альтернативу вижу Shawn Mendes/Tom Holland. Либо жду ваши идеи. Типаж: молодой, темноглазый, темноволосый актер европейской внешности. В общем, желательно, чтобы сын был в батю. Ещё важные моменты: Конрад строго натурал; не может иметь связей с криминалом.

Мои пожелания к соигроку: грамотное видение персонажа, взаимопонимание, адекватность, инициативность, активность; логические и насыщенные посты без ошибок. Хочу, чтобы мы обменивались идеями без обид, если я что-то аргументировано отклоняю, чтобы герой вдруг не пустился во все тяжкие (ибо характер подобное исключает в принципе), чтобы у вас было желание развивать его характер и его историю. Еще важным фактором считаю самостоятельность. Безусловно, на форум игрок приходит ко мне, но ведь играть только одну линию не так интересно, правда? Так что прочие отношения вам придётся выстраивать самостоятельно. О себе: не конфликтен, люблю обсуждать идеи на эпизоды и развивать их, посты пишу стабильно от 4-5к. Терпелив, готов ждать посты, если у  вас кризис, с пониманием отношусь к разного рода форс-мажорам. Но очень прошу с вашей стороны игровой честности: если вдруг игра не зайдет, не молчите. Предпочитаю связь через старую-добрую аську. Но замечу, что я далеко не самый болтливый собеседник вне форума.
Полная заявка с ролевой указана ниже; если заинтересуетесь – жду в ЛС или в гостевой форума с примером поста (:
ссылка на акцию:
http://sacramentolife.ru/viewtopic.php? … 2#p2126148 (пост 28)

Ваш персонаж: бывший военный, ныне полицейский, 48 лет. В разводе, живет отдельно от семьи. Впрочем, ни дистанция, ни распри с детьми не мешают ему дорожить своей семьей – всегда звонит детям по праздникам; пытается и в будни, но чаще всего натыкается на нежелание общаться или холод с того конца трубки. Что тут скажешь? Дети в отца пошли. С дочерью контакт начал более-менее налаживаться осенью 2017, а вот с сыном все по-прежнему крайне сложно. С ним сдержанные беседы запросто могут перерастать в выяснение отношений. Внешность: Джеффри Дин Морган.

Пример поста

В полицейском участке стоял привычный шум – комбинация из бесконечных шагов, шуршащих по коридору, редких выкриков задержанных, бряцания наручников и телефонных звонков, разрывающих то одно, то другое помещение, то стойку дежурного. Обыденная картина в департаменте, имеющая привычку повторяться изо дня в день. Отгородиться от всей этой рабочей какофонии Джеймсу не составляло труда, ведь он, будучи офицером высокого ранга, располагал собственным рабочим кабинетом, которым делился с коллегой. Укромный уголок, относительной тишиной в котором помогала насладиться дверь – за ней раздражающие разум звуки утопали в воздухе и растворялись, так и не переступая порога.
Джеймс сидел за столом, уткнувшись носом в сцепленные в замок руки, и сосредоточенно изучал фотографии, разложенные перед глазами. Под локтем расположился бумажный стакан с уже остывшим чаем, так и не тронутым. Если бы не изогнутая спина, можно было бы подумать, что капитан медитирует, застыв каменным изваянием; только глаза соскакивали с одной кровавой картинки на другую, устанавливая общие детали и обозначая разности. Два трупа, найденные в отдаленных друг от друга районах города, были абсолютно разными, что по внешности, что по возрасту, но характер ранений  указывал на одну и ту же руку, на одинаковый почерк. Это дело не отпускало Рихтера с позавчера, когда из сточной канавы выудили вторую жертву, и уже двое суток он пребывал в каком-то отрешенном состоянии, полностью сосредоточенный на убийствах. В голове происходил сложный процесс выстраивания теорий кирпичик за кирпичиком, и посторонним мыслям места не находилось.
Кабинет наполнила незатейливая стандартная мелодия мобильного. Джеймс разочарованно выдохнул, выпуская из рук нить суждения, и лениво потянулся за телефоном, не сводя глаз с фотографий.
- Да? Кто?.. Роб? – старый знакомый; они познакомились на одном из военных форумов лет двадцать пять назад, и встреча эта вылилась в приятельские отношения, сохранившиеся от пыли времен. – Рад слышать, давно не… Погоди, что? – Джеймс напрягся. На лицо легла мрачная тень, внутри всё похолодело. – Ты уверен? Постой, сбрось на личную почту… - через минуту молчаливого ожидания, под которое с конца трубки доносились ещё какие-то пояснительные обрывки фраз, Джеймс дождался нужного входящего сообщения. С замиранием сердца развернул прикрепленный файл, а после не удержался, чтобы устало приложить ладонь к лицу и позволить тяжёлый вздох. На экране монитора перед ним была развернута копия заявления о поступлении в Морскую академию, увенчанная фотографией его сына. – Чёрт… Нет, разберусь. Организуешь встречу? Да, среда пойдёт. Да. Я твой должник, спасибо. До встречи.
«Что же ты делаешь, сын?»
* * *
Бывшая жена Джеймса не любила всё, что было связано с военной сферой и полицией. Довольно странно, если учесть, что вышла она за лейтенанта ВВС, на тот момент всё ещё скрепленного контрактом со службой государству. Беспочвенный страх Арианы, от души подкармливаемый вечными переживаниями, когда муж задерживался на работе дольше обычного, всегда казался Джеймсу необоснованным. Он никогда не задумывался о том, что-де очередное дежурство станет последним, что он больше не подбросит сына в воздух, не почитает сказку на ночь дочери; с монументальным упорством он доказывал жене бессмысленность её обостренных боязнью чувств и продолжал балансировать над пропастью, как и остальные коллеги по работе. Но частичное понимание позиции Арианы пришло совершенно внезапно, когда та однажды позвонила средь бела дня в слезах и устроила истерику, что сын бредит карьерой военного. Возможно, он бы поддержал своего сына, сложись собственная жизнь несколько иначе, но ему слишком хороша была известна военная центрифуга, в которой крутились зеленые, еще не видавшие ужасы выбранной профессии, ребята. Это тропа, устланная потом, кровью и собственным достоинством. И зачастую это путь в один конец, с которого не свернуть. После того случая Джеймс клятвенно пообещал, что приложит все усилия, дабы Конрад не добрался даже до вступительных – и именно поэтому он прямо сейчас стоял в кабинете декана Морской академии, нервно крутил в руке телефон и представлял будущую встречу с сыном, одновременно меряя шагами расстояние от окна до письменного стола. Никаких наивных планов о радушном приёме у него не возникало – он ожидал стальной взгляд, мысленно готовился к холодной ненависти в глазах; но это вовсе не значило, что предупредительная готовность упростит их встречу. Разговор выйдет тяжёлым, и не исключено, что говорить придётся одному Джеймсу, старательно пробивая толщу отчуждения, за которой устроился Конрад.
Стук в дверь. Поворачивается ручка, и Джеймс устремляет глаза на вошедшего, на секунду перекрестившись с ним взглядами – но всего на секунду, и они вновь расходятся к барьерам. Его сын. Тот же блеск в тёмных глазах. Тот же взгляд. Конрад старательно не смотрит, не замечает присутствие отца, как будто бы капитана и вовсе нет в кабинете. Рихтер прячет телефон в карман, поправляет закатанные рукава рубахи, чувствуя, как накаляется воздух в помещении, как напротив него выстраивается невидимый оградительный барьер.
- Добрый день, мистер Рихтер, - декан был предельно вежлив и краток. Вероятно, тоже чувствовал, какими красками наливается эта встреча. Он поднялся со своего места, молча пожал руку Конраду, - молодой человек, Вы здесь по просьбе своего отца. Думаю, вам есть, что обсудить. Я вас оставлю.
Джеймс кивнул в знак признательности, дождался, когда закроется дверь и в кабинете останутся только он и сын. Напряжение, заполнившее каждый метр просторного помещения, казалось не эфемерным, а вполне ощутимым. От него было не скрыться, не спрятаться, оно въедалось в кожу, как чернила в бумагу.
- Сын, - кивнул он Конраду в приветственном тоне, не ожидая даже встречного взгляда, не то что услышать скудное «здравствуй». Вероятно, добавлять, как он искренне рад видеть его, было лишним. Решив, что неплохо бы для начала прочувствовать, насколько крепка почва под ногами на их побоище, он осторожно поинтересовался: - как… дела? – вопрос повис в воздухе, дожидаясь ответа. Рихтер глубоко вздохнул, надеясь, что когда-нибудь натянутые отношения между ними вернутся к состоянию здоровых. - Ты прекрасно понимаешь, что мы оба здесь делаем.
Джеймс поскрёб пальцами щетинистый подбородок, сделал несколько шагов навстречу Конраду, сокращая дистанцию. Он замер в метре от него, возле края стола; не сводя глаз с юноши, потянулся рукой за листом бумаги – заявлением, которое и стало причиной накаленной встречи.
- Конрад… Ты же знаешь, как мать относится к… этому. И всё равно втихаря подал документы, - если бы Ариана была в курсе, Джеймс бы выслушивал очередную истерику по телефону. Но входящих звонков от бывшей не было уже более месяца, а значит, Конрад не поставил её в известность. А не приходило ли ему в голову, что с ней стало бы, собери он в один прекрасный день свои вещи с жесткой констатацией факта «мам, я буду военным»? – Хочешь её довести? - Джеймс говорил спокойно, не перескакивая с полутонов, но в этот раз в его голосе проскользнули ноты упрёка. – Давай не будем усугублять вещи. Ты заберешь заявление, я подброшу тебя домой. Декан его не видел, я его не видел. Мама не в курсе, пусть так и останется.

0

29

Текст заявки: Я искренне верю в то, что свой соигрок случается, сваливается, как тяжёлый кирпич на макушку. Нет никакой уверенности, что мы мгновенно отыщем общий язык и сюжет; станем писать в унисон и не видеть белого света под пеленой бурлящего вдохновения; нет никаких ремней безопасности и гарантии, что это не очередная заявка, которая в последствии канет в лету, поэтому назову небольшой крик-души - попыткой.
Сперва я бы хотела остановиться на двух вещах: во-первых, я играю только м+ж за женского персонажа, на остальной расклад у меня нет должного вдохновения и привычки, во-вторых, я прошу прочитать мой пост и понять, что пишут как и от третьего лица, так и от первого (первое предпочитаю больше), от 6к и до . Это важно! Мы можем с вами классно общаться, без конца придумывать сюжеты, но если не уловим одну постовую волну - беды не миновать. Меня устраивает один пост в неделю, активное обсуждение сюжета в лс или мессенджерах, как вашей душе будет угодно. Я не против будничных бесед и, в тоже время, если вы не желаете впускать в своё личное пространство - правда, переживу. (: Однако могу сказать за себя и предупредить, что я закоренелый флудёр. У меня есть на примете один стабильных проект, возможно, мы сойдёмся во мнении и осядем именно там. Что же касается подхода:в голове несколько образов, которыми я очень (горят пальцы) желаю поиграть, они почти готовы в биографии и характере, посему было бы здорово, если и у вас есть какие-то зарисовки, возможно, нам удастся их объединить в шикарный микс.
В общем, запрокидываю голову и смотрю в ввысь - прилетит, аль нет? (;
Пример вашего поста:

Пример поста

[indent] Мгновение, - без предупреждающего окраса или звонкого звука. Мгновение, - как внутренний способ остановить время и подумать, прежде чем поддаваться важному шагу. Разумная прослойка между "до" и "после", которая не допускает рубить дрова сгоряча, накидывая на пыл невидимые оковы, что так умело удерживают во власти необдуманность и скоротечность решения. Мгновение, что постоянно ускользает изворотливой змеёй от моих желаний, вызывающе давая понять, что катиться с высокой горы нон-стоп исключительно моя прерогатива; она никогда не беспокоится за тех, кто увлекается следом. Эта мудрость многим доступа с малых лет, и я никогда не понимала, каким образом жизненный тормоз поддаётся дрессировке, когда эмоции хлещут через допустимый край, бессердечно накрывая пеленой забвения. Сила воли? Самодисциплина? Инородный объект в моём мирке постоянно пролетал мимо и исчезал в сумрачном горизонте, вынуждая принимать часть собственной натуры, как она есть. Однако сейчас я меньше всего хотела, чтобы он не разобрал этого самого мгновения, прежде чем всерьёз решить, - надо ли? Перейти на сторону шанса оставить всё, как есть, не вороша омут былых событий и воспоминаний, что легко имеют возможность утянуть на самое дно. Оказываясь в крепких объятьях, я возложила выбор на его плечи именно потому, что не могла побороть притяжение, невзирая на то, что разум твердил, как стоит поступить правильно. Однако временной отрезок показал, насколько я несильна перед вразумительными действиями, ведь собственный выбор продемонстрировался волнительным выходом на сцену, беспардонным возникновением перед взором тёпло-карих глаз, что когда-то выжгли в сердце огромное и важное место, отдающееся в данный момент хаотичным постукиванием в грудной клетке. "Надо ли?", - едва не скрывается с моих губ, но меня настигает губительное безмолвие; необходимость всегда была сильнее всех доводов, фактов и логичных заключений. Необходимость в Аиде Андерсоне, как приговор с пожизненным заключением, без шанса на какую-либо поправку и обжалование, однажды доведённое до бегства под натиском правильного решения.
[indent] На фоне площадка сгущается новыми лицами, но через секунду, - перед глазами сплошной чёрный квадрат, лишь веки нервно дрожат; я слушаю, что говорит Аид, и искренне удивляюсь, что наша физическая близость всё ещё сохраняется. Не уходить? Это звучит вполне искренне, но так нереально, учитывая всю ситуацию, и, в тоже время, я лишь убеждаюсь, что за один из фактов много лет назад нас двоих связал. Власть эмоций и ощущений, что преображается в опасную воронку и сметает всякий намёк на хладнокровность разума, - у него тоже не работала педаль тормоза. В нашем взаимодействии доводы рассудка являлись не больше, чем просто мифом, и меня всегда притягивала эта схожесть, пусть на первый и посторонний взгляд было сложно разобрать, что именно нас объединяло. Невольно перебираю проблески воспоминаний, словно бы чётки, раз за разом созерцая самые разные проявления прошло, - и я вижу его лицо, но у же в действительности, и губы напротив не изгибаются в полуулыбке, что трепетной щекоткой отзывалась во мне раньше, вынуждая глубоко дышать; непривычная глазу злость унимается, но всё равно нет былой мягкости, что я встречала в юношестве, однако... Что-то призрачное и близкое вынуждает на какой-то момент возрадоваться встрече, перенести себя на несколько лет назад и рассмотреть до боли знакомый силуэт на крыльце фамильного дома. Мы о чём-то говорим, возможно, что вовсе полушёпотом, ведь тысячу раз за наше общение мать буквально была готова испепелить меня, лишь я запирала после себя входную дверь и сталкивалась лицом к лицу с ней у лестницы, ведущей на второй этаж. Впрочем, это было не самое страшное, с чем ей пришлось в последствии столкнуться, - чуть погодя я стала сбрасывать Аиду с окна спальной комнаты ключи от дома, чтобы он имел возможность в любой момент попасть в апартаменты, невзирая на ощутимые опасения родственницы, связанные с таким уединением прямо у неё под боком.
[indent] И буквально следующая фраза молодого человека вышвыривает меня из колодца воспоминаний, не позволяя как следует насладиться ностальгией; определение, собранное в два слова "давних знакомых", неприятным комом собирается у дыхательных путей, на что я, по инерции, отстраняюсь от его манящей тактильной компании и одариваю острой ухмылкой. Если бы у меня имелись шипы, они бы точно возникли поверх тонкой кожи, сообщая, что сработал защитный механизм. Правда, я до конца не понимала, от чего именно пыталась увернуться и что за кнопку он затронул, вынуждая подавлять в себе накатывающую злость. Эмоции гнули собственную линию, предпочитая меняться каждую минуту, от чего откровенно кружилась голова. - Действительно, - негромко отзываюсь я и осматриваю пространство поверх его плеча, избегая пристальный взгляд карих глаз. Просто знакомый, просто случайная встреча. И пусть в душе мелькает наивное несогласие, если принимать по факту - обнажённая правда, окатывающая меня холодной водой. - Если у тебя нет здесь больше никаких дел, то... - я выдерживаю паузу, слабо улыбаясь, и добавляю: - Да, конечно. Даже интересно, работают они до сих пор. Не уверенна, что не расстроюсь, если вдруг мы... - неловко использовать объединяющее местоимение, но необходимые рамки субординации явно станут играть со мной злую шутку, хотя знакомые имеют право говорить мы. Ведь имеют? - Обнаружим какую-нибудь неоновую вывеску с названием очередного клуба на месте знакомого здания. У них действительно было самое лучшее мороженное в городе.
[indent] Сложно сказать, сколько приходит времени, прежде чем я вновь заговорю: минута, две, четыре, - но неловкая пауза всё же позволяет более ли менее взять себя в руки. Лос-Анджелес оживлён, и по дороге к знакомому месту то и дело возникают участники городской суеты, спеша по своим делам мимо огромного разнообразия витрин и дорожного потока. Мои глаза впервые после возвращения в город настолько поглощены наблюдениям, что я едва понимаю, следует ли за мной Аид. Не могу набраться смелости и посмотреть в его сторону, поэтому просто прислушиваюсь к шагам рядом, даже приобнимая себя за плечи в какой-то момент, достигая пика мешающей неуверенности. - Около полутора года назад я вернулась сюда, но сейчас я смотрю на эти улицы и создаётся ощущение, что только вышла с аэропорта, - честно сказать, мне удавалось весьма редко пешей прогулкой бывать в иных районах, точнее совсем-совсем по важным причинам. Я даже слегка качаю головой, внезапно осознавая, насколько увязла в плотном графике последних месяцев. Двухкомнатная квартира, мероприятия в выходные дни с людьми, чьими делами я интересуюсь в вежливом тоне, беспокойство названного брата и внезапно возникшего на горизонте родного отца. Как ни странно, но солнечный город обернулся городом-призраком, который не мог мне дать большего лишь потому, что не имел никакого фундамента в виде прошлого. Отказ от него в спешке и по совершенно роковой ошибке обернулся мне действительностью, которой я заслуживала.
[indent] - В данный момент работаю в городском оперном театре, - светофор подмигивает зелёным цветом и я прикусываю губу, задумчиво сводя брови к переносице. - До этого училась, а затем получила возможность работать в Нью-Йорке, - в воспоминаниях возникает письмо с зачислением на обучение в одно из самых лучших учреждение страны. Золотой билет для балетной деятельности. Мечта, зародившаяся во мне ещё в совсем малом возрасте, преобразившаяся в явь. Я помню, как факт расстояния расстроил Андерсона, хотя в первые минуты после новостей он даже пытался за меня порадоваться. Прошлое слишком близко дышало мне в затылок, чтобы легко на спокойных нотах вести беседу, однако я пыталась как можно меньше затрагивать тему собственного исчезновения.
[indent] - Насчёт выступлений, - оратор я так себе. Скорее всего, это был первый и последний выход. Одна из пострадавших оказалось моей соседкой, - криво ухмыляюсь, вспоминая испуганные глаза освободившейся из плена женщины в новостных сводках. - Мы с ней никогда не общались и вообще были знакомы лишь визуально. Но я волновалась. Странное ощущение, если честно. Захотелось просто поддержать и всё, что я могла, - пожертвовать деньги в центр поддержки женщин, которые по несчастью оказались подвержены насилию. Затем организаторы сообщества меня пригласили и, - развожу руками и смотрю на своего собеседника, явно оживившись за монологом. - Я здесь.
[indent] Следом за моим небольшим рассказом возникает вполне логичный вопрос, который я не спешу озвучить. Что делал среди столь специфической обстановки Аид? Ведомая пластом эмоций, я практически не разобрала его слов, стоя вблизи трибун. Единственное, что я проследила на уровне ощущений - это негативную волну возбуждения. Мне хочется спросить, но за знакомым поворотом возникает небольшое кафе, среди местных жителей оно обзывается забегаловкой, указывая на приемлемые цены и простату обстановки. Даже и не вериться. Губы расплываются в радостной улыбке, реагируя на то, что со времён моего юношества ничего не изменилось. Или мне кажется. Однозначно сделан внешний ремонт, но при входе главная дверь затрагивает приветливый колокольчик, оповещая работников о движении посетителей. И я его помню.
[indent] - Я так давно не ела ничего сладкого, - опускаюсь на мягкое кресло, - напротив гостя из прошлого, - и как-то глуповато улыбаюсь, словно ребёнок, протягивая к себе меню. Мне хочется верить, что и он почувствует хотя бы на небольшой промежуток времени приятную лёгкость. И взгляд поднимается чуть выше, - выше напечатанных названий и исправленных шариковых ручек цен, - и застывает на до единого миллиметра знакомом лице. Всё кажется таким близким душе, что сердце буквально сжимается, сладко отбивая ритм. Аид явно увлечён или просто делает вид, что увлечён, перелистывая страницы не слишком разнообразного меню, не столь важно. У меня есть немного времени изучить его, ведь... этого так не хватало.
[indent] - Почему синий? - я рассматриваю его волосы, слегка склоняя набок голову. - Это очень необычно. И мне нравится, - заключаю, и вновь перевожу собственное внимание на ассортимент. Официантка с исписанным карандашом и блокнотом принимает заказ и записывает с моей стороны "три шарика бананового мороженного". Всего лишь три. Ведь это немного, так? Перед взором возникают нескончаемые таблицы калорий, разделение еды на состав, показатели веса. Жутко, но я кладу перед собой ладони, пытаясь успокоиться.
[indent] - Ты как-то связан с делами полиции? Я помню, тебе так было по-душе программирование. А сейчас ты, трибуны и... Ещё вот-вот, и я поверю, что подался в политику, - улыбаюсь, но улыбка сползает в напряжённую линию губ.
[indent] Я ничего о нём не знаю.

+1

30

Форум: » H I D E Λ W Λ Y
Текст заявки: — слышишь гул пламени? это огонь пожирает твою душу! джефф родился в семье пожарного, его дед был пожарным, его прадед был пожарным, его прарпадед... сколько мне еще продолжать? это была семейная страсть, настоящая преданность. мальчик буквально вырос в пожарной части, а к подростковому возрасту справлялся с управлением машины лучше, чем многие после академии и нескольких лет службы. он спал с комнате отдыха, пока его отец - тогда еще лейтенант, был на очередном вызове. он подскакивал каждый раз, когда звучала сирена и мчался провожать отъезжающие красные машины. он так не хотел уходить, когда очередная смена отца заканчивалась. это значило, что нужно будет вернуться в дом. в дом, который до сих пор хранит следы гибели его матери, что иронично и особенно грустно - во время... пожара. джефф с отцом жили вдвоем, в своем холостяцком мире. мальчишка, как мог, заботился об отце: готовил, убирал, прилежно учился. он был настоящей душой - всегда улыбчивый, всегда отзывчивый. учителя пророчили ему хорошие колледжи, прекрасное будущее, но он лишь мотал головой - его судьба была предопределена еще в день, когда родители узнали о том, что ждут мальчика. и джефф действительно хотел стать пожарным - он этим горел.
— знаешь, а ты стал мне настоящим другом, может быть даже лучшим другом. наши воскресные обеды и мои уговоры, чтобы ты скорее нашел себе нормальную девушку. ты косишь газон около моего дома, снова потекли трубы и ручка от холодильника отвалилась, но я могу на тебя положиться. в пожарную часть ты покупаешь свежие круассаны на каждую очередную смену - и как бы не было тошно, как бы не было горько - знаю, что ты улыбнешься и обязательно сделаешь так, чтобы над головами снова светило солнце. ты такой открытый, немного сумасшедший. ты словно хочешь обнять весь мир и согреть его. я восхищалась твоей работой, тем, как ты бежишь в самое полымя, как направляешь и спасаешь своих ребят, как движешься вперед, переживая за каждую ошибку, но переступаешь через и движешься дальше. джефф, ты был моим лучшим другом. впервые кто-то за долгие годы. у меня не было от тебя секретов, сидя в воскресение перед телевизором, когда мы вместе смотрели Холостяка [о чем никогда никому не расскажем], я рассказывала тебе все: о каждом переживании, о каждом долбанном дне, о моей дочери, что когда-то пришлось отдать, о том, как бы я хотела увидеть ее снова. ты был единственным, кто видел не холодную Джексон, а домашнюю Джолин. как ты мог всё это разрушить однажды?
— это случилось несколько месяцев назад, очередной вызов, очередной пожар, очередная жертва, застрявшая под упавшей потолочной балкой - и Джефф бежит вперед, не думая о том, что обратно его будут выносить бездыханным. в итоге: слишком долго без кислорода, мозг был отравлен, и как бы Джолин не пыталась, но последствий избежать не удалось. сначала пришли головные боли и головокружения, затем кратковременные потери памяти, зрения начало падать, мозг отключался при нагрузках. Джеффа пришлось начальству отправить на преждевременную пенсию по состоянию здоровья. это разрушило его "я", это разрушило его "мир". он стал совсем другим человеком.
— серия поджогов, страшных, искусных захватила город. они говорят, что за этим стоит бывший пожарный. скажи мне, джефф, зачем ты жжешь свою душу?

Ваш персонаж: Джолин Джексон, 44 года. Внешность: Триша Хелфер. В прошлом врач и член организации врачи без границ. Ныне - старший парамедик пожарной части 34, член профсоюза.
Пример вашего поста:

Пример поста

Мы все сотканы из разных тканей, но сшиты едиными нитками. Мы никогда не знаем точно - вернемся ли домой после новых суток дежурства. Не знаем, что нас ждет, когда очередным утром переступаем порог пожарной части. Мы садимся за общий стол и гадаем: что принесет этот день. Может быть придется лишь промыть и перебинтовать порез на ладони у неряшливой хозяйки, что разобьет бокал; может быть придется принять роды у той, что не дождалась мужа с работы и уже слишком поздно ехать в больницу; может быть придется вешать черные ярлыки на еще живых людей, только лишь для того, чтобы в корпусе хватило коек для более везучих. Мы никогда не узнаем - удастся ли сегодня поесть или забудем о сосущем под ложечкой голоде, спеша через красные огни светофоров на массовую аварию в центре города. Мы не знаем ничего, кроме собственного долга. Кроме собственной гордости, кроме собственной глупости, спрятанную под храбрость.
Пожарная часть номер 34 не была образцовой. На груди спасателей не было орденов, имена пожарных ребят не сверкали на первой полосе газет с одами о героизме, парамедики не номинировались на "Человека года". Мы были сотканы из разных тканей, но сшиты едиными нитками. Прочными. И если бы бы погорели - то погорели все вместе.

Джолин снова и как всегда сидела на диване перед старым телевизором, забравшись с ногами поглубже к мягкой спинке. Она утопала, едва не засыпала и лениво жевала салат, приготовленный очередным неумелым стажером. Салат был сухим, телевизор били помехи, со спины слышался раздражающий смех Майерса. Джолин передернуло.

- Я ничерта не слышу из-за тебя, Майкл. Можешь гоготать лебедем чуть потише и не над моим ухом?, - с силой надавив на кнопку раздолбанного и трижды перемотанного скотчем пульта, Джолин так и не смогла сделать звук еще чуть громче, только чтобы не слышать очередных историй соседа о черничных пирогах и взбитых сливках.
Да, они жили на одной улице. И каждое утро Джо наблюдала, как Майерс дефилирует по проезжей части за очередным пирогом с закинутой через плечо футболкой. Её снова передернуло. Они жили на одной улице, служили в одной части и совершенно не могли найти общего языка. Она считала его непроходимым балбесом, он же читал на ее лбу перманентное "b i t c h". Мальчишка. Только одно признавала в Майкле - он был спасателем, он отлично справлялся со своей работой. Она не хотела признавать, но доверила бы ему свою жизнь.
От последней мысли Джолин мысленно перекрестилась, бросила соль, поплевала через левое плечо и постучала по дереву.

- Скорая NN, бригада XX, машина YY, - скрежет голоса диспетчера и короткий сигнал сирены заставили всех находящихся в комнате отдыха замереть. В головах сразу складывалась цепочка: если было небольшое возгорание - вызвали бы только машину, если нужно было сломать какой-то замок - только бригаду, если на улице стало плохо бездомному - только скорую, если же вызывают всех - значит пора начинать молиться, - Взрыв газа в развлекательном центре. Обвал конструкции, - сердце Джолин ушло в пятки. Десятки, сотни, если не тысячи людей. Ударная волна, битые стекла, огонь и тонны бетона над хрупкими человеческими телами. Мозг принимает информацию и сразу же ставит блок на все, что могло бы его отвлечь - отточенные движения, счет на секунды, ровно гудящий мотор и стажер-парамедик за рулем, что дрожит, словно осиновый лист. Джо когда-то тоже дрожала. Она до сих пор дрожит, только внутри. Каждой клеточкой там, глубоко под грудью. Нервная дрожь. Но только голова абсолютно чистая... до тех пор, пока машина не выезжает из-за поворота, пока взгляду не открывается картинка полностью - люди бегут, люди кричат, дети плачут. Черный дым стоит столбом, уходя под самое небо. Огромный развлекательный центр с сотнями магазинов, десятком кафе и ресторанов, детской комнатой и кинотеатром обвалился, словно карточный домик.

Пожарная часть номер 34 не была образцовой, но была единым организмом. Слаженным. Четким. Бесстрашным. Пожарные натянули маски и скрылись в клубах дыма. Спасатели разбирали завалы. Парамедики принялись за сортировку пострадавших, сбиваясь в попытках помочь большему количеству людей.

- Под завалами кто-то есть!, - Джолин оборачивается на голос одного из пожарных, что вытаскивал на руках девочку лет 7, - Там слишком узкий проход. Боюсь, придется оставить - большой риск обвала, - женщина видит, как начальник пожарной части кивает в ответ, понимая, что не может рисковать командой ради жизней тех, кому уже, возможно, просто невозможно помочь. Это не целесообразно, это неправильно, это глупо.
- Я пойду, - отклеив красную метку, оставив лишь черную на груди парня с открытой травмой черепа, Джолин просила под собственную ответственность начальника расчистить ей путь к пострадавшим, - Я вытащу.
Он мотал головой, не мог согласится. Под ее ответственностью - ляжет могильной плитой на его плечи. Он не пустит её под тонны кирпичей и огня одну. И нет сумасшедших, кто пошел бы вниз по этой темноте. Или есть?

Отредактировано к центру земли (02-06-2018 14:25:49)

0

31

Форум: Memory Lane
Текст заявки:
Никогда такого не было и вот, опять! Написала заявку, ищу нужного персонажа. Ничему жизнь не учит, ну что ты будешь делать! Но вдруг в этот раз повезет, бывает же такое дело? Перейдем к делу, отпустим кошкины яйки. Я ищу персонажа с внешностью Чарли Ханнема, с которым жизнь нас сильно потрепала. Я предала его, он предал меня. К слову, я выгляжу как Элизабет Олсен и у меня проблемы с головой, но кому сейчас легко? Отношения были, есть и будут непростыми, но достойными строки в личном звании. Словом, читай и вдохновляйся, а вдруг выстрелит?

Как же ценен человек, которого ты можешь радо приветствовать фразой:
- Ну здравствуй, предатель.

И он будет солидарен в ответ. Но не последует банальной драмы, которой нас кормят с телеэкрана, навязывая архаическую мораль. Не будет пропитанных эмоциями мольб о прощении, не будет победы добра над злом, не будет хэппи энда. А все почему?

Просто мы в приветствии этом солидарны.

Помнишь, как вместе мы сдавали нормативы в полицейской академии? Оглядываясь на то время теперь, я понимаю, что иронией пропитан был каждый миг. Ты хотел сменить картинку пред глазами, в начинании этом выразить весь накопленный за годы жизни протест, жаждал поступить назло олицетворению мерзости, которое ты через зубы называл отцом. Из всех прошедших на курс ты вызывал у меня больше всего отторжения, потому что шел против заложенной в тебя природы. Именно поэтому я решила пробиться через твою укрытую шипами рефлекторной желчи и горделивости шкуру. Чтоб потом сочувственно кивать, когда тебя на откровения прорвало, думая при этом, какой же ты наивный самодур. От природы не уйти, уж я-то знаю. Но знаешь, в качестве исключения здесь врать не стану: ты стал тлеющим угольком надежды. Вопреки моему скептицизму, если бы вышло у тебя - то вышло бы и у меня, логично же?

Почему же ирония запоздала? Да потому что я тогда не знала, что я такая же, как ты. Зло, оно наследственно, как и родовой брак. Мой отец оказался монстром уровнем повыше твоего, но соль в другом. Я все еще ношу жетон. А ты на путь истинный сошел. Но обо всем по порядку.

Мы выпустились и благодаря дичайшей удаче - а также содействию моего приемного отца-капитана - оказались в одном участке, где вскоре стали напарниками. Не люблю вспоминать этот период своей жизни, потому что он был максимально неестественным для меня. Ты вошел в роль копа на отлично, ты был чертовски прекрасен даже в треклятой форме офицера. Из-за этого мне приходилось соответствовать шаблонному идеалу, дабы не вызывать резкого контраста в паре. Ты был очарователен, ты был крутой нравом, ты шел на риск и выходил победителем, ты полагался на инстинкты и они тебя не подводили. Ты доверял мне, прагматичному практику, думая, что у нас связь, отчего я тебя прикрываю столь отменно. Нихрена. Скажи спасибо моему приземленному прагматизму и умению пользоваться извилинами, которые и вытягивали нас из полной задницы много раз.

Преображением своим, ты сделал невозможное. В первый и последний раз в жизни вынудил признать, что я была не права. Я ошиблась. Если твой пример - это та самая нормальность, полнота жизни, которой я была с самого детства лишена, то я не хочу. Не хочу так. Как же я ошибалась!

Пусть я и психопатка, но мне никогда не были свойственны срывы. До этого. Мое проклятье кроется в эмоциях, который считай нет. А значит каждый день я была вынуждена играть весь спектр людских чувств, дабы получить хотя бы половину того, что получает каждый здоровый человек. Когда же мы начали сближаться, мне пришлось выкладываться еще больше, дабы это было так, как быть должно. Подобные кризисы в жизни персонажей хорошо иллюстрируются в тех самых фильмах, когда герой стоит у зеркала в ванной и орет, в порыве ярости разбивая стекло. Я же смотрела на свое отражение без малейшего изменения в мимике лица, но пальцы мои сжимали кафель так сильно, что однажды я серьезно повредила несколько их них. Нахрен мне не нужна была эта идиллия, вот что я поняла.

Переломный момент случился, когда я решила взять твою судьбу в свои руки. В день нашего дежурства я с помощью пары пешек спровоцировал твоего обожаемого папашу на совершение преступления, на кое мы с тобой и поехали по долгу службы. Тогда я выдала лучшую на свете партию слабой женщины, оказавшись у мерзавца в руках, под дулом пистолета. Мой расчет был прост - ты должен был нажать на курок. Нажать на гребанный курок, убить того, кого ненавидел всем сердцем и принять настоящего себя, того, чью тьму так самозабвенно держал под замком всю жизнь. Но ты меня удивил. Ты меня очень сильно удивил, дорогой мой. Ты выстрелил через меня, нарочно едва лишь ранив того, кто столь сильно заслуживал целенаправленной пули. Ты отпустил его, ты сказал ему бежать и мотивировал тем, что ты не такой и никогда таким не будешь, что у тебя отличная жизнь и ты не станешь смотреть в прошлое. Ты думал, что я отключилась и ничего не услышу, а там ты придумаешь версию по-правдоподобней. Черта с два. В тот день тебя изрешетило пулями из отцовского пистолета, но на курок нажала я.

Когда ты, счастливый негодник, все же выкарабкался в больнице и пришел в себя, мы поговорили по душам. Для протокола, я изложила так и не придуманную тобою версию про вооруженного беглеца. Но, склонившись к тебе ближе, я спокойно объяснила, что все-таки произошло. Если твой отец - избивавший тебя дьявол, то кто ты, если выстрелил в напарницу и практически любимую женщину, дабы спасти его шкуру из... все еще живущего в тебе страха? Солидарности с давшим тебе жизнь человеком? Или, быть может, ты так сильно не хотел, чтоб над твоей биографией и семьей расплылось темное пятно его деятельности, загубив тебе карьеру? Да ты ничем не лучше него, малыш. А за меня не переживай. Мне не за что тебя прощать. Ведь я никогда тебя не любила. Дело не в тебе. Просто я вообще не могу любить.

Мои прогнозы оправдались. Ты сдал жетон и табельное оружие, оставив сияющую мечту позади. Ты не мог сдать меня, ведь тогда бы я сдала тебя и уйти с достоинством не удалось бы ни одному из нас. Ты склонился перед своей судьбой и взялся делать то, что было тебе предначертано. Ты перешел по другую сторону закона, я же осталась лицемерить на светлой стороне. Что характерно, нельзя с уверенность утверждать, кто из нас в итоге больше руки запятнал. Лично меня это не интересует совсем, мне интересно иное.

Коль судьба сведет нас снова, как будет теперь? Будет ли достаточно сильно для меня, не будет ли это слишком сильно для тебя?

По ту сторону монитора я более чем адекватна и прагматична. Выступаю за личную свободу, поэтому меня не выйдет привязать к себе как личного соигрока и перекрыть кислород в других направлениях. Зато, я точно также не буду ни в чем ограничивать тебя, мой потенциальный соигрок, ведь мы совершенно точно не будем жениться в реальности. Пишу сейчас где-то до 8к, потому что ранее графоманила дико и устала, да других утомила. Фотошоплю на ура, тебе понравится. Флужу на форуме и пишу чудные голосовухи в телеграмме, единственное, чего не делаю - банальные штуки не играю, у меня даже нца с сюжетом и здорово, правда? хд

Ваш персонаж: Аида Колдуэлл, 30 лет, приемный ребенок, детектив убойного отдела полиции, психопатка, развратница и просто женщина, которая не умеет адекватно заполнять лз.
Пример вашего поста:

Пример поста

RIGHT FUCKING NOW

- ТЫ ДОВОЛЕН?! Я УЧАСТВУЮ В ТВОЕЙ ЁБАННОЙ ОБЛАВЕ! ПОЧЕМУ БЛЯТЬ НЕЛЬЗЯ БЫЛО СДЕЛАТЬ ВСЕ ПО ПЛАНУ?!

Аида сидела за импровизированной баррикадой в лице рухляди, некогда бывшей отменным станком. Блейз сидел за еще более хилым укрытием, некогда бывшим  вполне годным железным шкафом для инструментов. Что же объединяло их, помимо шквала пуль всех возможных мастей, пролетающих над головой в хаотичном танце? Нежнейшие руки мисс Колдуэлл, например. Впиться в горло виновника столь талантливого стратега им не помешало даже расстояние, которое девушка преодолела одним отчаянным и крайне живописным прыжком, когда адреналин подстегнул игру в ярость и на миг Аиде даже показалось, что она отнюдь не накручивает себя ради правдоподобности реакции. О, оно стоило того! Даже миг подлинных чувств стоил полнейшего безрассудства под шквалом вражеского огня. Тонкие и поразительно гибкие цепкие пальцы сомкнулись на горле Дэвидсона. Вполне обоснованно и логично, скажу я вам. Ведь его стратегический прокол бесил в сотню раз больше, нежели весь оплот преступной шпаны по ту сторону завода. Руководи парадом её разумная персона, ничего подобного ни в жизни бы не произошло!

- КАК ЖЕ ТЫ МЕНЯ, СУЧАРА, БЕСИШЬ!

В последний раз подобное удовольствие от крика она получала в день, когда наорала на Ивана. Безусловно, там была совершенно иная реакция со стороны Ванечки, но тем лучшее - теперь были совершенно новые ощущения. А ради чувств и ощущений - разве это секрет? - Аида была готова на все. Абсолютно на все.

От всего сердца двинув Блейза по смазливой морде лица, она резко выхватила пистолет, заблаговременно оставленный под ремнем брюк и обжигающий кожу горячим дулом, дабы произвести пару отвлекающих выстрелов по настоящему противнику. Чтоб не расслаблялись. А они и не расслаблялись, сукины дети!

LOVELY THEN

- Ты серьезно сейчас? Или чьи-то наманикюренные пальцы таки выскобли твой мозг через ухо? - Аида занималась  вторым про степени почитания делом в кабине автомобиля. Сидела на переднем пассажирском сидении, корпусом повернувшись в сторону водителя, и глазела на него самым красноречивым и нихера не добрым взглядом. Он служил лучшим предостережением из всех имеющихся и позволял четко установить, кто в самом деле отчаянный, а кто просто понты подкатывает вместо яиц. - Ты на полном серьезе заливаешь мне о желании накрыть сделку тех отморозков в таком составе? Я, безусловно, охрененно крутая, но это простая математика, сладкий ты мой. Нас мало, их - дохуя. Ты настолько не хочешь возвращаться сегодня домой, что готов пойти на это? Даже согласен на то, что я буду свидетельницей твоей последней воли? Имей в виду, плюшевый ты медведь, я каждое из твоих последних слов перевру.

Сегодня Аида взяла для себя новое правило. Никогда более не засиживаться на работе сверх установленных в трудовом кодексе часов. Ибо вот такая херня случается, знаете ли. Тебя могут захватить за компанию навстречу приключениям и ты будешь слишком заинтригован обещанием отборного дермица, чтоб подумать о вероятном разочаровании. Блейз, он, в сущности, парень неплохой, отчего-то при виде него у Аиды возникало подсознательное желание пустить ему кровь. Будто сама судьба вошла с ней в контакт и посильными методами намекала на потенциальное будущее в том квадрате, где находится сей субъект. Ну, либо же он банально триггерил фетиш Аиды касательно привлекательных мужчин в собственной крови, глядящих на неё взглядом полным неповиновения, но с пикантной ноткой страха. Эх. Не работали бы вместе, давно бы сотрясал воздух сырых стен ближайшего к участку подвала. Но нет, это же гребанный коп, потом смотри на его преисполненное трагедии лицо каждый день. Безусловно, всегда можно просто устранить раздражитель, в народе именуемый "бывшим", но с такой грудой мышц потратишь энергии на расправу с телом больше, нежели на непосредственные плотские утехи. Кислота, знаете ли, быстро работает только в фильмах.

Блейз под взглядом не прогнулся. Что же, так даже интереснее. Уютный салон автомобиля остался позади, уступая промозглому и затхлому запаху старого сооружения. Они вошли так, как Росомаха предпочитал заходить на базу Оружия Икс: через выход. Аида, предсказуемо, шла первой, ибо такова суть её противная. Быть может, это и была операция Дэвидсона, но в правилах данной особы было отдавать мужчине прерогативу не более чем в одном пункте. И то нехотя. Пассивных дам в мире полно, кого не устраивает - добро пожаловать в Тиндер!

- Обойдем по периметру и найдем точку для обзора. Поймаем их на горячем, а там как пойдет. Пожелания есть? - не глядя, Аида чуть кивнула в сторону Блейза, проявляя максимум возможного интереса. Самой Колдуэлл, в принципе, было совершенно не принципиально, как закончится эта ночь. Это служило причиной для беспокойства и безмолвного порицания штатного психолога, поскольку оружие по назначению девушка применяла в тот же миг, как мысленно сопоставляла ситуацию с предписаниями, касательно открытия огня, и щелкал тумблер "уже можно". Аида резонно считала, что это к лучшему: пусть лучше считают, что у неё моральная травма после первого огнестрела и с тех пор она предпочитает атаковать первой, чем докопаются до подлинных проблем с головой. Там ведь есть в чем покопаться, о, вы бы знали!

Пожалуй, стоило таки оглянуться, держать Дэвидсона в поле зрения, но Аида наивно полагала, что ведет на дело взрослого мальчика и он не потеряется. Да, конечно. Два раза. Блейз растворился в воздухе - как только удалось с его-то габаритами! - отчего Колдуэлл грязно выругалась, но продолжила путь. Вперед замаячило отличное укрытие и грешно было упустить шанс проскользнуть туда, пока цель занята созерцанием другого угла заводского цеха.

- Да чтоб у тебя восьмое марта каждую пятницу случалось! - мысленно вспомнив ту самую сцену из Дедпула, Аида подняла взор к небу и шумно выдохнула. До боли знакомая макушку мелькнула прямо перед глазами, но на уровень ниже. Ну, кто бы сомневался! И главное, один попёрся, ну что за пеликан! Все. Следить за ситуацией резона не было. Колдуэлл просто уселась на землю, прижавшись к огромному ящику, служившему укрытием, спиной. Вытянула ноги, рассмотрела носки новых ботинок из потрясающей по тактильным ощущениям кожи. Проверила магазин в пистолете, удобнее разместила запасные в карманах, ослабила пояс джинсов - ведь засовывать оружие в кобуру и доставать времени точно не будет - собрала волосы в хвост для удобства ведения ближнего боя, застегнула куртку под самый подборок, чтоб не мешкала. Словом, посильно приготовилась к тому, что было совершенно неизбежно и уже стремительно повышало уровень адреналина в крови.

RIGHT FUCKING NOW

- Теперь что делать будешь, реверсный Капитан Америка?! - бегло выглянув из-за шкафа еще раз, Аида несколько раз нарочно двинулась затылком о его поверхность, пытаясь простимулировать ход мысли. Там было не менее девяти человек, каждый - обдолбыш со стажем, а значит, совершенно непредсказуем. Им нечего терять, кроме как валяющейся у ног дури. Она же могла потерять Блейза. Чем это чревато? О, да как вы не понимаете! Придется заполнить целую сотню бумаг, а эта херня еще во время учебы Аиде поперек горла стала. Будет намного проще, если он доживет до утра, пусть даже и станет походить на решето и испустит последний выдох на рассвете. Как же она ненавидела заботиться о состоянии других! - Я бы предложила тебе разбежаться и пробить вон ту стену. Там, по крайней мере, был сигнал. Но что-то мне подсказывает, что ты нахрен об стену убьешься и кинешь меня разгребать твое дерьмо! - Аида сжала губы в крайне саркастичной ухмылке и стиснула зубы до боли. Связи в самом деле не было, иначе бы они давно вызвали подмогу: хоть когда-то в этом городе строили на славу, не жалея бетона для стен. - Я все еще жду твои предложения. Тупо ради того, чтоб сделать по-своему. Иронию чувствуешь, а?!

Отредактировано IRON (04-06-2018 04:54:18)

0

32

Форум: istore
Текст заявки: joe manganiello (!)

мы - та самая пара, от которой сходят с ума соседи и постоянно хотят вызвать полицию.
мы всегда громко спорили_ругались_мирились.
я уходила, хлопая дверью, а потом возвращалась, чтобы забрать чемодан. но ты не давал мне уйти.
ты не возвращался с работы, зависая в баре с друзьями. а потом пьяный спал на диване в гостиной, зная, что появишься в спальне - в тебя прилетит что-нибудь тяжелое.
мы поженились спонтанно. ты просто не оставил мне выбора, поставив перед фактом. многие говорили, что такой брак обречен. но мы уверяли, что надо меньше верить тому, что пишут в книгах по психологии и астрологических прогнозах.
но через несколько лет мы не выдержали. в тот вечер я ушла, не забирая ничего с собой. переехала в съемную квартиру здесь же в бруклине. перед этим произошел очередной скандал {который, казалось не стоит выеденного яйца} я психанула. потом несколько раз возвращалась в наш общий дом за вещами, подгадывая время, когда тебя не было.
так продержались мы недолго. спустя пару недель оказались на вечеринке общих знакомых_друзей, выпили лишнего и все закрутилось снова. мы снова стали жить вместе. ссориться. выводить соседей из себя тем, что наш пес постоянно вырывал цветы из клумб во дворах {а мы ничего с этим не делаем}
наши скандалы заставляют людей просыпаться среди ночи {поскольку окна нашего дома постоянно открыты}
нами правят эмоции. если они взяли верх – здравый смысл может отправляться на покой.
со временем стало понятно, что мы из тех, кому вместе жить сложно_тяжко. а по отдельности – невозможно_нереально. на данный момент мы находимся в статусе бывших_разведенных_одиноких. но ты даже среди ночи можешь появиться в доме_проявить чувство собственничества. соседи уже привыкли видеть тебя в окнах кухни рано утром, когда ты завариваешь кофе_готовишь завтрак, забыв об одежде {потому что я так люблю} а мне нравится заставлять тебя ревновать_дразнить_выводить.
мы дополняем_совершенствуем_питаем друг друга.

я не требую онлайн 24/7. не требую постоянных переписок вк_смс_прочего. мне нужен лишь человек, с которым будет эмоциональная игра. с которым можно забыть о проблемах. который будет вдохновлять.
Ваш персонаж: леонора притчетт (sofia vergara), 40 лет. учитель литературы в старшей школе. эмоциональная и строптивая, ласковая и нежная. она может быть любой, особенно рядом с этим человеком.
Пример вашего поста:

Пример поста

Говорят, жизнь – замкнутый круг. Однажды где-то оступился – через некоторое время, может даже через годы, тебе прилетит бумерангом. И ты даже не заметишь, когда это произошло. Не вспомнишь причины. А может и вовсе не поймешь, что это случилось. Ведь наша память – уникальная вещь. Она умело вычеркивает все события, которые мы не отмечаем в календаре. Не фотографируем, не снимаем на видео. У некоторых людей вообще, кажется, функция «память» отключена в головном мозге по умолчанию. Иначе как можно объяснить то, что они забывают брошенные слова, особенно обидные, буквально через несколько часов?
Многие совершают поступки, абсолютно не думая. Они даже не помышляют о том, что у кого-то их поступок может вызвать полнейший негатив. А кого-то вогнать в депрессию. Нет. Они просто делают то, что хотят, невзирая на чужие желания. И, наверное, это даже правильно. Просто забивать на мнение окружающих и делать то, что душе угодно. Таким образом можно поднимать свою самооценку. Возвышать собственное эго до небес. Ведь исполнять собственные желания прекрасно, не правда ли? А то, что думают другие, это их проблемы. Только очень часто эти люди забывают, что все однажды возвращается. И то как поступили они, точно также поступят и с ними.
Поэтому лучше все же сначала думать, а потом действовать. Хотя, конечно, слово не воробей. Но и люди – не безмозглые существа. Мозг же дан для того, чтобы он работал. А не потому, что в черепной коробке просто надо было заполнить чем-то пустое место. Хотя, порой, кажется, что некоторым произвели операцию по изъятию сего предмета, поскольку их слова и поступки зачастую говорят о его отсутствии. Но, нельзя знать наверняка. Некоторые, похоже, сразу родились с подобным дефектом, поэтому их даже невозможно в чем-то обвинять. На все слова они просто кивают, глупо улыбаясь, что неимоверно раздражает. Но постепенно к этому привыкаешь и уже не обращаешь внимание.
А глядя на некоторых, создается ощущение, что их мозгу мало места в голове. Они так и норовят показать, что донельзя умные и грамотные. Постоянно вставляют цитаты, выученные наизусть еще в школе. Всячески показывают свою начитанность, принимаясь рассуждать о том, почему в каком-либо произведении автор написал о желтой машине, а не о красной. Как будто это имеет принципиальное значение. Нет, возможно это действительно так, если ты литературовед, который питается книжной пылью. Но когда ты обычный среднестатический житель страны, которому абсолютно без разницы какого цвета шторы на окне в комнате кого-то из персонажей какой-нибудь книги, то подобная информация тебя быстро утомляет. Хочется спрятаться где-нибудь в бункере, но есть опасение, что такой человек и там тебя найдет. Поэтому приходится выслушивать и кивать, словно китайский болванчик, думая лишь о том, что надо как-то сматываться. Хорошо, когда рядом оказывается кто-то, на кого можно перевести все внимание.
Потому гораздо лучше, когда в людях сочетается все и сразу примерно в равной степени. С такими не скучно, от них не устаешь. Поскольку всегда есть о чем поговорить, но вы всегда знаете меру. Он не станет упрекать тебя, если ты не назовешь сходу автора какой-нибудь цитаты. И он всегда будет рядом, когда тебе это нужно. Развеселит, если грустно. Поддержит, если слишком весело. С таким человеком можно быть самим собой безо всей этой напускной мишуры. Невероятно везет тем, у кого есть такие друзья. Причем с ними можешь видеться нечасто, но знать, что они не предадут. Не бросят тебя, не заставят чувствовать себя никчемным и лишним на их празднике жизни. Нет. Они всегда помогут, поддержат, выслушают.
Но когда все же случается такое, что они разочаровывают, то потом долгое время не хочется никому верить. Бывает, что из-за одного человека теряется доверие ко многим. Кажется, что любой в первый удобный момент воткнет тебе нож в спину. Заставит ненавидеть весь мир. Разочарование – ужасная штука, мерзкая. От этого чувства становится настолько тяжело на душе, что кажется, внутри лежит огромный камень, который мешает выпрямить спину. Должно пройти довольно много времени, чтобы ты смог по новой начать доверять, проникаться теплыми чувствами к тем, кто тебя окружает. А потом по новой наступать на те же грабли. Почему? Все потому же – ибо все в этой жизни возвращается.
История всегда развивается по спирали. По бесконечной спирали. Где начало ее – ее же конец. Поэтому никогда невозможно угадать, что же будет дальше. Порой один шаг вперед стоит двух шагов назад. Одно обидное слово – нескольких добрых.
Часто мы, чтобы убежать от воспоминаний, обиды и горечи, меняем место жительства. Другими словами – сбегаем. Показываем свою слабость, беззащитность, насколько бы сильными мы не казались. Но можно нацепить любую маску, однако однажды все равно выползет то, что на душе. Поэтому порой проще оставаться самим собой. Даже в чужом городе. Даже если ты не сбегаешь, а приезжаешь сюда из-за работы.
А ночь – самое верное время для того, чтобы не надевать чужое лицо. Чтобы быть открытым, поскольку темнота всегда может тебя укрыть в своих объятиях. Днем слишком трудно пройти незамеченным, особенно по улицам большого города. Другое дело ночь. В это время суток не нужны темные очки, кепки, накладные волосы или что-либо еще. Ты можешь запросто выйти в обычной домашней одежде до соседнего магазина, не боясь быть узнанной. Просто потому, что никому нет до тебя дела. Днем занятой и кишащий людьми город, ночью становится местом бесконечных гулянок, попоек и всеобщего веселья. Поэтому запросто можно сказать какому-нибудь внезапно узнавшему тебя человеку, что он просто слишком много принял на грудь, что ему уже чудится. Если, конечно, тебе не захочется поразвлечься в компании незнакомцев.
Само собой, в такой момент ты даже не думаешь, что встретишь кого-то из знакомых. Кого-то из твоего прошлого. Но очень зря. Это случается. И этот человек отнюдь не твой бывший друг, даже не хороший знакомый. Это тот, кому однажды ты наговорила слишком много. Тот, кого ты, наверняка, обидела, задев его чувства. И ты хотела тогда извиниться, но чертова гордость не позволила его найти. И вот сейчас, когда ты понимаешь, что отступать некуда. Что тебе придется с ним поговорить, переброситься хотя бы парой слов, ты лишь тяжело вздыхаешь. Все слова, которые когда-то крутились в голове. Все извинения внезапно куда-то испаряются, уступая место страху. Ты не знаешь, чего ожидать. Опасаешься, что теперь он может пойти в словесную атаку, поскольку тогда ты даже не дала ему возможности сказать что-то в ответ. Поэтому ты даже не сразу слышишь, что он с тобой здоровается. Продолжаешь пялиться в полку с какими-то снэками, словно там можно увидеть подсказку, что делать и куда бежать.
– Добрый, – вздрогнув, все же поворачиваешься к нему, стараясь как можно приветливее улыбнуться. Неизвестно, помнит ли он все, что ты тогда наговорила. Или же предпочел забыть. Потому понимаешь, что нужно действовать осторожно. Этого человека нельзя прочитать, как открытую книгу. У него не так ярко выражаются эмоции на лице, как у многих твоих знакомых. – Не думала, что встречу в этом магазинчике вас, мистер. Решили хорошенько расслабиться? – метнув взгляд на его корзину, где уже лежала пара банок пива, поняла, что видимо уйдешь отсюда с пустыми руками. Почему-то не хотелось покупать при нем бутылку вина, дабы он не счел алкоголиком. Ведь будь ты в городе не одна, явно не пошла бы в магазин в одиночестве в это время суток.

Отредактировано банши (28-05-2018 17:00:41)

0

33

Текст заявки: Краткость — сестра таланта, и всё такое, а то слишком много текста обычно в никуда...
90% того, что это будет М+Ж, где я ищу М. Остальные 10% отдам сумасшедшим идеям почемубыида. Я неизлечимо больна графоманией, поэтому спидпостинг и «очинформативныепостыв4к», а также орфографические ошибки типа -тся/-ться и надеть/одеть для меня сродни уколам пенициллина на воде в задницу. Поэтому пишу в среднем от 8 тысяч символов. Что касается частоты? Зимой предприняла попытку уйти с ролочек, но хобби на то и хобби, что им х о ч е т с я заниматься, однако реал у меня жесткий [врать не хочу и не буду: работа по будням (стараюсь не сдохнуть), а по выходным стараюсь выбираться в люди (чтобы опять же не сдохнуть в 4х стенах от лени)], поэтому могу предложить игру темпом в 1-2 поста в неделю.
Относительно внешностей и идей. У меня есть в голове «возрастные» тандемы, которыми очень хочется поиграть (в порядке от «очень хочу» до «не горит, но можно»): Джен Энистон/Брэд Питт, Эллен Помпео/Патрик Демпси (цены вам не будет, если возьмете Джесси Уильямса... а мне уж подберем хд), Джеймс МакЭвой/Кира Найтли (возможно Джесс Честейн), Роберт Дауни-мл./Гвинет Пэлтроу, Николайн Костер-Вальдау/Джесс Честейн. Предложения внех только приветствуются.
Относительно сюжетной линии. Если честно, это будет зависеть, наверное, от ваших границ. Могу с вами в юмор, могу в дичайший ангст и драму, психологию и романтику и тд. Только без того, где надо сильно забивать голову — на работе хватает этого. Ну, то есть хотите семью, где дочь по бабам, а сын не очень, и что с этим делать — пожалуйста; хотите хотите амнезию и эгоистично воспользоваться этим — с удовольствием; хотите драму с большой семьей/отсутствием семьи — да ради бога; хотите усыновим пол-форума — г*вно вопрос. Ну, понятно, что со мной весело, да? хд В общем да, со мной и поболтать, и поиграть можно. В личное пространство не лезу, уходы по-английски не понимаю, честность очень люблю, долгое мусоливание анкет и прочее подавляет вдоху.
Приходи в ЛС! Обещаю смеяться над твоими шутками, а ты пжлст посмейся над моими, даже если они не смешные хд

Пример вашего поста:

где-то осень '17 это было

Быть степфордской женой на самом деле невероятно сложно: нужно следить за тем, чтобы в доме был идеальный порядок, чтобы к приходу мужа была готова горячая еда, чтобы дети были послушными и воспитанными, чтобы окружающие люди видели только идеальный газон перед домом и всегда чистые окна, чтобы одежда была выглажена и без единой торчащей выбившейся ниточки, чтобы само олицетворение семейного очага, то есть жена, всегда было одето с иголочки, сочетая в себе внешнюю кротость и спокойствие пастельных оттенков тканей. Быть степфордской женой означает быть всегда идеальной во всем, быть послушной и не говорящей глупостей, которые могли бы опорочить мужа в глазах жаждущих сплетен и скандалов соседей. Быть степфордской женой — знать, что за спинами все и всех обсуждают, но нет места сказанной правде в глаза этому человеку. Быть степфордской женой — лживо улыбаться тем, кто считает тебя глупой женушкой и блондинкой, которая ничего из себя не представляет кроме хороших волос и аппетитных форм. Но быть степфордской женой человека, погрязшего давным-давно в криминальной сфере намного сложнее, ведь день за днем нужно засыпать с мыслями «а не убьют ли тебя завтра» и «Господи, спасибо, что я прожила еще один день». Она так и не научилась засыпать спокойно, не пряча при этом ножницы под подушкой…
Бонни Доусон было двадцать два года, когда состоялся тот самый серьезный разговор с отцом, обескураживающий и меняющий всю жизнь на корню. Она только-только закончила учебу в университете, но так никогда и не приступила к работе по специальности. Потому что навязанный родителями брак перекроил все цели и стремления. Казалось бы, это смешно — существующие до сих пор браки по договоренности, но такова действительность. И Бонни, воспитанная в послушании и уважении к родителям, уроженка небольшого городка, так и не посмела возразить, наивно полагая, что любовь к мужу придет со временем, совсем как в старых любовных романах, которые были тайно взяты у бабушки и прочитаны в старом сарае отца. Джонатан Доусон казался ей идеальным мужчиной: красивым, высоким, образованным, таким воспитанным и галантным, который придерживал двери и подавал руку, помогая выйти из машины, даривший цветы и говоривший комплименты, даже видя Бонни в простом платье в клетку; он обещал ей путешествия, говорил о прекрасном доме, который построит специально для нее, о «шоколадном» ламбрадоре, рассуждал, какими чудесными будут их дети. И всё было действительно так — кажущееся со стороны нереальным и приторным. Джонатан Доусон с легкостью запудрил мозги еще ничего не смыслящей в жизни девушке, суля золотые горы и бесконечную любовь. Бонни никогда не задумывалась о том, чем конкретно занимается ее муж, даривший бриллианты и позволяющий ей покупать дорогие платья, лишь украдкой слышала разговоры на банковскую тему и сделала определенный вывод. Она больше не хотела быть девочкой-пацанкой из маленького городка и старалась превратиться в идеальную жену, она хотела стать такой, чтобы все вокруг завидовали Джонатану, чтобы она сама чувствовала к себе зависть оттого, какими прекрасными были ее жизнь и семья. С такими мыслями Бонни жила около трех лет, пока вся чудесная, как сахарная вата, ирреальность не растаяла на собственных ладонях. Однажды, волею случая внезапного возвращения домой, она стала случайным свидетелем сцены, где на полу в кабинете мужа лежал избитый и весь в крови неизвестный мужчина, и больше испугал не факт лежащего безвольного тела, а то с каким равнодушием смотрели на это все находящиеся в кабинете люди, в том числе и Джонатан, взгляд, означавший обыденность, словно так происходило день за днем. Бонни в страхе кричала в спальне, обвиняя мужа во всех смертных грехах, убеждая позвонить в полицию, и в конечном итоге всё закончилось тремя сильными пощечинами от Доусона и его последней брошенной фразой, чтобы Бонни не смела открывать свой рот. Затем на поверхность показались и другие тайны, случайно или намеренно — уже не так важно. Череда ничем не прикрытых измен, ведь больше не требовалось изображать любовь к жене и поддерживать лживую идиллию брака. И Бонни пыталась уйти, поняв, что чаша терпения переполнилась: клятвенно обещала молчать и уехать в другую страну, сделать что угодно, лишь бы получить долгожданный развод, так наивно и глупо, не веря, что находилась в этом голливудском фильме; она получила один ответ — ничего не было правдивого с самого начала, а вся история от знакомства до настоящего момента была гнилой и обреченной, а все потому, что отец Бонни, задолжавший денег Доусону, откупился молодой дочерью, чтобы не получить пулю в висок за собственные долги. «Либо платишь ты, либо твой отец» — с этой фразой в голове Бонни живет уже пять лет. Всегда стоял выбор: жизнь отца или заточение в браке с Доусоном. Ответ очевиден, верно? Даже если ненависть к родному человеку превышает родственную любовь.
— Пойдем. — Но Джонатан попрежнему придерживал двери и подавал руку. Бонни вкладывает свою ладонью в руку мужа и выходит из машины, чувствуя как его пальцы крепко сжимают кисть. Она почти чувствовала заинтересованные взгляды соседей в спину, вылезших на дороги, чтобы посмотреть будущих жильцов, которые сейчас направлялись к разрухе, имевшей название «будущий дом». Джонатан не обманул: он действительно строит для них дом, даже отдав бразды правления и руководства Бонни, позволяя ей сделать семейное гнездо, устраивающее обоих; купил большую территорию, чтобы жена смогла организовать сад позади дома по своему усмотрению, и подальше от посторонних соседских глаз, на глазах которых по обыкновению будет разыгрываться представление идеального брака. Кругом работающие строители, снующие туда-сюда по территории; валяющиеся бревна, мешки с цементом, брусья; рабочие разговоры со специфической лексикой; а впереди только готовый фундамент большого дома. — Познакомимся с архитектором, посмотрим, что он в итоге нам предложит. — Джонатан ушел вперед в поисках того самого архитектора, с кем и вел всю переписку о строительстве дома, чередуя со звонками. Такими делами занимался всегда Доусон, Бонни оставалась только «женская работа». Бонни оглядывалась по сторонам, осматривая ландшафт и уже обдумывая, как можно будет всё обустроить в будущем. Снующие рабочие заставили поежиться от внутреннего дискомфорта, словно она мешала им своим присутствием. Слишком много людей, среди которых муж не наблюдался в клубах летающих по воздуху опилок и рабочей пыли. Пробираясь по мягкой траве на каблуках (что было не легко, явно паршивая идея согласиться на эту поездку с мужем в таком виде), Бонни успела сделать, наверное, от силы десять шагов, прежде чем почувствовала, что земля буквально уходит из-под ног — тонкие каблуки провалились сквозь травяной слой, уходя в землю и заставляя Доусон терять равновесие. По инерции взмахнув руками, словно желая ухватиться пальцами за неосязаемый воздух, она была уже готова к тому, что упадет, растянувшись на земле перед десятком рабочих. А после она непременно получит нравоучительную пощечину от мужа за то, что позорит мужа на глазах у посторонних людей. Но катастрофы не случилось: вместо этого Бонни почувствовала крепкие мужские руки на своей талии, аккуратно поддерживающие со спины и не дающие упасть.
— Простите, — пробормотала в попытке выпрямиться. И, наконец, вытащив каблуки из земляных ям, держась как за опору за руки незнакомца, Доусон оборачивается. — Простите, по глупости надела туфли на каблуках. Не думала, что так… мягко. — Бонни виновато улыбалась, при этом несла откровенную чушь — так было всегда, когда терялась в компании какого-либо человека. А она терялась сейчас. И не могла понять от чего больше: от серьезности взгляда напротив или от теплой улыбки.
— А, вот ты где. — Голос Джонатана словно окатил ледяной водой с головы до ног, заставляя поежиться и даже сделать шаг назад. Вся легкость и какая-то теплота, привносившие оптимистичные оттенки в настроение, куда-то испарились. — Вы уже успели познакомиться? Нет? Это моя жена, Бонни Доусон. — Джонатан переводил взгляд с жены на мужчину и обратно, улыбаясь одной из своих лживых добродушных улыбок. Бонни знала уже их все. В этом человек не было ничего добродушного и не отравленного. — А это наш гениальный архитектор, Клайд Мэттьюс. — Секундная пауза. — Ха, жаль у вас фамилии не Паркер и Бэрроу, была бы идеальная парочка грабителей. — Джонатан смеется собственной шутке. Бонни поднимает взгляд на архитектора и улыбается: ей было плевать на шутки мужа, но каламбур ситуации и вправду поражал и вызывал улыбку.
— Приятно познакомиться, мистер Мэттьюс. — Она протягивает руку в ожидании, когда их ладони соприкоснуться в приветственном жесте, чтобы секундой позже ощутить шероховатость и сухость кожи. Клайд Мэттьюс наверняка не чурался работы наравне со всеми или много работал руками дома, потому что его ладони не были такими идеальными и нежными, как у Джонатана, который ничего не делал сам. Только через кого-то.
— Итак, Клайд, что вы придумали для нас? — Он ни к кому не обращался уважительно в обращении, считая себя выше других по положению. И Бонни честно боялась представить, что ее муж делал с теми, кто высказывал что-либо против его слова и манеры поведения. — Моя жена хотела бы дальше сотрудничать с вами, этот дом — мой ей подарок, пусть она сделает его таким, как в своих девчачьих мечтах. — Джонатан снова смеется, заставляя Бонни поджать губы и отвернуться, ища взглядом что угодно, за что можно было бы уцепиться и хотя бы на мгновение исчезнуть из области досягаемости этого разговора. Ей было неприятно, как эти слова принижали ее достоинство в глазах абсолютно незнакомого человека, помогшего ей несколькими минутами ранее. Все чаще хотелось достать те самые ножницы, лежавшие изо дня в день под подушкой ночью, и воткнуть их в горло собственному мужу. Если бы только не страх собственной смерти от рук его подчиненных, кишащих словно тараканы в их нынешнем доме в другой части города. Все чаще мысли, что когда-нибудь ценность собственной жизни будет ничтожна мала, чтобы решиться на подобное.

+1

34

Текст заявки: и вот я внезапно оказалась одинокой бродягой любви Казанова, что ищет пристанище-форум(ы).
Вряд ли кто-то начинает заявку с атрофированного чувства юмора, но мне нравится быть первопроходцем. Очень не хотела угодить в эту тему, но так сложилось, что я здесь и я в мучительных поисках соигрока. Максимально универсального, ответственного и в то же время гибкого. Мучительно мне лишь потому, что круг моих интересов широк и разнообразен, начиная от сериалов/комиксов и заканчивая музыкой/классическим кино (собственно, вот источники моих "хочу" при выборе внешности), а поддержать, увы, некому.
Проясним момент первый: я преимущественно играю фэм [когда девочка с девочкой - это прикольно], поэтому ищу ту, которая готова пуститься со мной во все тяжкие грешной жизни; момент второй: говоря об универсальности, да - я ещё умею и в гет, и даже в слэш [но это менее любимое, ибо провальное]; момент второй, пункт второй: снова об универсальности, потому что стоит отметить - я всеядная на тематики (реал, голливуд, мистика, кроссплатформы, авторский мир), чего и жду от соигрока, с которым можно будет хоть в лес по дрова, хоть в тайгу к медведям на праздник солнцестояния; момент третий: я слишком стара для того, чтобы обращать внимание на количество символов в посте (хотя оптимально пишу от 6к и далее, ведь бесконечность - не предел), но ты всегда получишь от меня максимально быстрый ответ без ошибок и опечаток [я уважаю своих соигроков и нежно люблю их психику], и слишком стара, чтобы смотреть у кого какой актив на главной странице, если видно со стороны живучесть форума.
Давай сразу уточним, мой будущий прекрасный соигрок: 1) я не пойду по готовой заявке вот так прям сразу (предпочту для начала сыграться на нейтральной территории); 2) я не ищу себе соигрока только, чтобы играть гет с пометкой "возможно, в будущем и до фэма дойдем"; 3) мне нужен максимально разноплановый и почти на всё готовый соигрок, которому я отвечу тем же с превеликим удовольствием; 4) все мы люди взрослые, следовательно, ответственные - хочется видеть заинтересованность и желание поддерживать общение вне форума;
Если всё вышеописанное про тебя, если ты хочешь просто кайфовать от игры и больше не думать о том, что сольется соигрок и полетит сюжет, то тебе ко мне. Попробуем закрыть гештальты друг друга, создать множество новых историй и прожить их вместе. Скорее пиши в лс, расскажи о себе и своих интересах, не забудь приправить свой дивный сказ 2-3 постами, а после пойдем покорять просторы русфф.
Пример вашего поста:

Пример поста
ж

Один звонок разбивает меня прибоем о скалы, расщепляя на миллионы морских капель, что ложатся влажной пыльцой на цепочку волнорезов. Её голос звучит тревожно, будто медленно и болезненно вытягивал из теплого бассейна, расположившегося в кратере бывшего вулкана. Меня вытаскивают на холодные земли, заставляя задыхаться от спёртого морозного воздуха, сковавшего трахею и голосовые связки. Меня оставили безмолвной перед надвигающимся ураганом после губительного цунами. Я медленно убираю от уха телефон. На экране затухает наша совместная с Харриет черно-белая фотография, сделанная после первого американского показа. Вместе с этим затухают последние крупицы самообладания и гнев начинает вырываться наружу. Резко откидываюсь на кровать и накрываю себя подушкой, которую прикусываю до скрежета зубов. Где-то вдалеке трещит голос Харриет, зовущий меня, но в ответ ей ни много ни мало перепадает лишь приглушенный истошный крик, который вбирает подушка в перламутровой шелковой наволочке. Я чувствую как пульсируют вены и артерии, будто пытаются гонять сгустки крови по километрам своей запутанной системы. Переворачиваюсь на живот и приподнимаюсь на локтях, собираясь с силами. Делать это в половине шестого утра тяжело как никогда раньше. Бессильно рухнув обратно, передвигаюсь на прохладную сторону кровати в попытках остыть и силясь прийти в порядок. Голос Харриет продолжает звучать одним и тем же тоном, что я без труда могу представить как она тянется рукой к дрожащим губам и уголки её губ слегка опускаются. Чем больше она говорила, тем быстрее стекленели глаза цвета дикого мёда, начиная напоминать переливающийся на солнце янтарь.
Тихо соскальзываю с кровати и облачаюсь в темно-синий тонкий халат. Даже стараюсь шумно не дышать, когда ступаю босыми ступнями по холодному паркету в коридоре. Заглядываю через узкую щель в комнату крестницы, мирно спящей на мягкой кровати. Хотелось бы мне верить, что она видит прекрасные сны. Такие же мягкие, как и облака, которые часто встречает в многочасовых перелетах. Впервые за долгое время мне спокойно при взгляде на неё, будто мы перенеслись в Париж и жили в особняке Эрондейлов. Наоми была маленькой девочкой, оставшейся без самого главного человека в жизни. Ни богатые стены нашей крепости, ни дорогие подарки никогда бы не смогли возместить утраты настоящего материнского тепла. Мне хотелось верить, что я смогла хоть немного восполнить эту потерю, когда срывалась посреди ночи из своей комнаты едва услышав первый плач. Она взрослая. Она совсем взрослая. Проблемы у неё тоже взрослые, но для меня Наоми остается беспечной девочкой-осенью с глазами цвета самого чистого океана. Совсем как пять, десять, пятнадцать лет назад. Тяжело вздыхаю и вымучиваю улыбку, мысленно желая добрых сюжетов для её снов. Иду на кухню, минуя коридор и гостиную. Щелчок и кофемашина пробуждает свои механизмы, чтобы приготовить мне кофе с молоком. На верхней полке с запасной посудой нащупываю пачку сигарет. Тайников с ними полно, как и секретов, которые начала хранить вот-вот разменяв третий десяток. Большая кружка наполняется напитком, а он в свою очередь наполнял кухню крепким ароматом отборных эфиопских зёрен, успевший стереться из памяти моих рецепторов. Последние месяцы я не пила ничего крепче чая. Правильнее было бы заварить зеленый с жасмином, после добавив в него дольку лимона и чайную ложку мёда. Сейчас сложно поступать правильно. Особенно в привычных мелочах, отработанных до уровня безусловного рефлекса.
Прикуриваю сигарету и выхожу на веранду, перед которой распростёрся небольшой сад с апельсиновыми и грейпфрутовыми деревьями. Опускаюсь в плетеное кресло и ловко ногой придвигаю к себе столик, на котором лежала пепельница. Вдыхаю никотин глубоко, чувствуя как нёбо буквально леденеет от привкуса ментола именитых Marlboro. Я не должна наслаждаться кофе и сигаретами, но отрезаю себя от всего мира. Мне нужно сделать это, чтобы никто не пострадал от моих решений. Проще всего взвешивать противоборствующие стороны одной монеты в полной тишине, придав глобальной проблеме оттенков будничности. Ещё одна затяжка. Я чувствую как пробирает легкие и отпиваю немного кофе. Выдох. Струйка тонкого дыма падает в пол, развеявшись быстрее, чем я успела смахнуть новый клуб дыма, назойливо подплывшего к глазам. Жалею, что не взяла с собой ещё одну сигарету. Мне не хватило нескольких затяжек, чтобы окончательно вернуться в реальный мир, отмеченный наивысшей степенью паршивости. Отгоняю плохие мысли из последних сил и прикрываю глаза, пытаясь пробудить Железную Леди, которая может справиться с любой проблемой. Допиваю остывший кофе и долго, сладко тянусь, когда первые лучи солнца начинают плескаться на горизонте. Всё вокруг наполняется городской возней, начиная от мягко урчащих автомобильных моторов вдалеке и заканчивая сборами соседей на работу. Я иду топить эти звуки в горячий душ, надеясь урвать ещё несколько мгновений в пространстве вне времени. Будто специально задерживаюсь, старательно суша волосы и укладывая их с мастерством перфекциониста. Тщательно скрываю косметикой утренний сноп негативных эмоций и дополняю любимым ароматом, по которому меня легко узнает Наоми задолго до того как я вновь переступаю порог кухни.
Я не знаю как осторожно сказать крестнице, что ей лучше остаться дома. В воздухе витает напряжение, с которым удается справляться лишь с помощью нервных улыбок. На языке крутится тысяча и одна причина, способная оправдать моё беспокойство, но не раскрывать его истинное лицо. Я, как и всегда, выбираю самый опрометчивый план, добавляющий ворох проблем. С ними мне придется справляться позднее. Сразу после того как спасу дело всей моей жизни. Отголоски прошлого разговора с Харриет назойливо, как голодные комары в жару, напоминают о горькой действительности. Выдумываю особую фотосессию для Наоми. Надо готовиться. Я не хотела делать крестницу лицом собственного модного дома так рано, но сегодня крышу моего детища сорвало, разбив в щепки. Чтобы я ни сделала сейчас и позже, хуже явно не будет. Как только всё вернется на свои места, мне нужно вновь воскреснуть. Мне придется. Пусть моим фениксом станет Наоми, имевшая на это полное право будучи истинной Эрондейл.
Постараюсь не задерживаться, ma chérie, — бросаю через плечо с порога, покидая дом. — Пересмотри все эскизы в моём кабинете и выбери те, которые нравятся больше всего. Не стесняйся, — сказала я, накрываемая волнами задумчивости пока выбирала туфли, которые лучше подходили к платью. — В первом ящике деньги, не забудь зарезервировать столик в Addison на девять часов. Заеду за тобой в восемь, — напоследок окидываю всё взглядом, уверяя себя в том, что ничего не забыла. Мысль об ужине в шикарном французском ресторане сглаживала бесперебойный поток тревог за новую коллекцию, которой теперь не суждено увидеть белый свет под моим началом. Я вышагиваю по ровной плитке быстро, едва ли не ускоряясь до бега. Сажусь в свой Кадиллак и буквально лечу в самое сердце проснувшегося Сан-Диего. В центр, где располагался мой модный дом. — Сара, никаких комментариев по поводу случившегося. Объяви сокращенный день для швей и дизайнеров. К обеду в ателье должны остаться только я, Харриет и Себастьян, — распорядилась я и, услышав заветное «будет сделано, Одетт», сбрасываю звонок параллельно тому как стрелка на спидометре стремится к первой трехзначной цифре.
Возле парадного входа в здание собралась кучка журналистов и фотографов, готовых ослепить белоснежными вспышками любого входящего или отношение имеющего к этому месту. В последний момент сворачиваю в переулок и оставляю машину около служебного входа, возле которого курили дизайнеры, бурно обсуждавшие кражу коллекции. Обнаружила эту кражу новая стажерка, чьё имя я так и не запомнила. Она была среди тех, кто поджидал меня здесь. Совсем молодая и поражающая своей преданностью делу. И всё же что-то глубоко внутри скребло, когда я смотрела то на обеспокоенную девчушку, то на взвинченную Харриет. Кидаю Себастьяну ключи, прося припарковать машину на парковке через дорогу в каком-нибудь укромном месте, а сама влетаю в модный дом и стараюсь держатся как ни в чем не бывало. Здороваюсь, жму руки, быстро расцеловываюсь в обе щеки и желаю хорошего остатка рабочего дня, оправдывая сокращение рабочих часов контрольной примеркой, которую хотела бы провести по давно установленным правилам — тайно.
Сара, общий сбор в конференц-зале. Немедленно, — бросаю девушке и в следующую секунду скрываюсь за дверью своего кабинета. На столе лежат папки с материалами, подтверждающими кражу. — Харриет, извини, но давай потом поговорим, ладно? Сейчас есть дела поважнее нас, — тараторю холодно, поглощенная бумагами. Она не успевает ничего сказать, хоть и хочет. Следом на пороге появляется Себастьян, предлагая подключить к делу адвоката. — Ты прекрасно как я ненавижу этих собак нерезаных, дорогой. К твоей кузине мои слова не относятся, что тоже тебе прекрасно известно, — отвечаю фотографу, продолжающего настаивать на услугах своей кузины. — Здесь нужен специалист, работающий с интеллектуальной собственностью и авторским правом, — впервые за весь разговор поднимаю голову и смотрю на собеседников. — Не смотри так на меня, Себ, — пожимаю плечами, глянув укоризненно. Сталкиваюсь с его умоляющим взглядом и понимаю, что он прав. Нам нужна помощь. — Господи, ладно. Зови свою кузину. У неё есть час, чтобы добраться пока я изучаю бумаги. Харриет, займись остальными. Через час здесь не должно быть посторонних, — жестом показываю на дверь, безмолвно прося покинуть мой кабинет. С каждой изученной страницей мне приходилось осознавать, что кто-то здесь передавал информацию о коллекции, о нашей работе, о работе сотни других человек. Кто-то, находясь близко, всадил нож мне в спину. Я поймаю этого человека за руку и проведу по всем девяти круга ада. Спустя час вышагивала в важным видом по конференц-залу, стараясь держаться крепко. Уверенности придавала идеальная осанка, над которой бились и мама, и преподаватель танцев, и преподаватель этикета. Жаль, что я не могу сказать хотя бы одному из них слов благодарности, ведь сейчас любая мелочь придавала мне уверенности. В том числе и эта. Харриет начинает вводить присутствующих в курс дела после моей просьбы повременить с вопросами. С небольшим опозданием появляется Себастьян вместе с девушкой, отдаленно похожей на него. — Мисс Тоун, полагаю? Мы уже начали, но вы пока ничего интересного не пропустили. Можете занять место рядом со мной, — произнесла учтиво в привычной мне холодной манере, обращенной к незнакомым людям. — Продолжай, Харриет, — вежливо попросила я, но перезвон льдинок в моем голосе не растаял.

м

Турбины начинают ровно выть из-за чего меня слегка мутит. Мне давно пора привыкнуть к частым перелетам. Самолет набирает высоту, но легче от этого не становится. Микс из усталости, недосыпа и непрекращающейся нервотрепки давали о себе знать, отпечатываясь проступающими синяками под глазами. Осталась последняя командировка прежде, чем я смогу вернуться домой к Фиби и мы сможем дальше налаживать наш брак. Последний срыв, случившийся три года назад, стоил мне многих вещей, от которых я не готов отказаться по сей день. Я не готов был отказываться от семьи. И если быть точнее, то того, что от неё осталось. С отцом отношения так и не наладились, но мама всегда старалась видеть во мне мальчика, которого родила и вырастила. Наверное, только это ей помогало все ещё видеть во мне человека. It's pity.
Стюардесса с праздной улыбкой приносит поднос с позолоченным дном, на котором стоят три бокала шампанского. Конгрессмен Дэйнс прихватил с собой любовницу, которой давно хотел показать Нью-Йорк. Даже сейчас он не забыл торжественно напеть New York, New York на манер Синатры. Она кокетливо смеется, забираясь к нему на колени и обвивая шею, вешаясь подобно малолетке. Сдержанно отворачиваюсь к иллюминатору, неловко улыбнувшись, чтобы не наблюдать развернувшейся приторной картины. Как человеку, который был нередким гостем в доме Дэйнсов, мне не хотелось становиться свидетелем похождений налево Гордона Дэйнса. Всякий раз, когда мы куда-то улетали, он брал с собой эту девчонку. Однажды он представил её в качестве личной ассистентки своей жене. Помню тогда фыркнул в бокал с шампанским, увидев как Элоиз радушно принялась знакомиться с Нэнси.
Нет, спасибо, — вежливо отказываюсь от выпивки, бросив взгляд сквозь бокалы на Гордона, целовавшегося с девчонкой. — Не откажусь от сока или кофе, или чего-то вроде того. Никакого алкоголя, пожалуйста, — добавил я. Когда стюардесса скрылась из виду, я прокашлялся, напомнив голубкам о моем присутствии. Дэйнс на глазах тонул в эйфории от запретных отношений, что не скрывала его довольная морда. Только подонок вроде него мог вернуть работу спичрайтера конгрессмена кадру вроде меня. Мне приходилось с этим считаться. — Вы уже решили какой вариант речи произнесете на собрании? От завтрашней встречи зависит многое, — мягко напомнил я, но в ответ получил распоряжение расслабиться и думать о завтрашнем дне непосредственно завтра. Гребанный Вайоминг. Fuck. Не знаю почему меня волновали будущее и карьера Дэйна. Его дни были сочтены и едва речь, написанная мной, спасет положение откровенно зажравшегося конгрессмена.
Не дождавшись стюардессы с напитком, я пересел на другое кресло, чтобы не мешать Гордону наслаждаться Дон Периньоном в компании Нэнси. Через несколько часов мы приземлимся в Нью-Йорке. И это всё о чем я должен думать сейчас. Я вернусь в нашу с Фиби квартиру, вручу ей коробку любимых сладостей, купленных в кондитерской под Ист-Сайдом, а после мы, как в старые добрые времена, закажем большую пиццу и посмотрим первую попавшуюся комедию.
Я бы и дальше спал, если бы кто-то не толкал меня назойливо в плечо. С трудом разлепив глаза, вижу перед собой Нэнси. Вид у неё был словно она делала мне одолжение, которого я не заслуживал. Она стоит на месте и мнется, явно ожидая пока я спрошу чего ей надо. Оглянувшись по сторонам, обнаруживаю, что в салоне только мы с ней. Ни Гордона, ни стюардессы. Бросаю краткий взгляд в окно — мы продолжаем лететь, но приближаемся к Нью-Йорку. Его холодные огни видны даже с высоты большей, чем птичий полет. Там, где концентрация голубых и бирюзовых огней сгущается, бесспорно находится Пятая Авеню. Сдерживаю себя, чтобы не сказать пару колких фраз, которые бы задели женское достоинство девушки. Заставляю её ждать, разминая плечи и делая вид, что не замечаю стоящей над душой туши с точенной фигуркой. Она недовольно закусывает губу, а я самодовольно улыбаюсь и потягиваю сок, ожидая пока она первая расколется и заговорит. Предлагать свою помощь ей не входит в мои планы. Нэнси переминается с ноги на ногу, но сдается. Она просит проверить как там Гордон.
Давно он ушел? — спрашиваю без особого интереса. — Боишься, что он присунул той симпатичной стюардессе? Его можно понять, — добавил я, пожав плечами. Девчонка на грани истерики. Поездка становится приятнее. Я успеваю подняться и уклониться от истеричного взмаха руки Нэнси. Её прелестная тонкая ручка ударяется об спинку кресла, а после она сообщает, что я особый сорт мудилы. Потом она кидает мне в спину гневные слова и толкает несвязную речь, обвиняя меня в том, что из-за меня ей придется срочно искать салон и исправить сломанные ногти. — Бывает люди конечности ломают и то не ноют, как ты, sweetie, — бросил ей, развернувшись на ходу и пройдя несколько шагов спиной вперед.
Оставив девушку в гордом одиночестве, я отправился на поиски стюардессы. Она наверняка знала где мог находиться Гордон. Частный самолет не такой большой, чтобы в нем мог потеряться один похотливый конгрессмен. Убедившись, что он не изменял своей любовнице и не изменял своей жене в квадрате, начал предполагать худшее. Первой мыслью было проверить туалет. Заперто. Стучусь приличия ради, но в ответ тишина. Стучусь требовательнее и назойливее — ничего не изменилось. Тихо подзываю стюардессу и прошу открыть дверь. Она улыбается, пытается объяснить мне правила их компании. Проще говоря, заливает из страха не получить бешеных чаевых за полет с птицей такой политической величины.
Неси, блять, ключ-карту, Труди, — рявкнул на неё, когда стало совсем невмоготу смотреть на бегающие из стороны в сторону оленьи глаза. — Гордон, если ты угашен, то тебе не поздоровится. Клянусь, Элоиз узнает о твоих похождениях, — начал я, но не смог закончить. дыхание перехватило от гнева. Не хватало под конец карьеры политического спичрайтера обзавестись трупом работодателя. Труди вернулась с карточкой и принялась мне разъяснять устав, на что я отмахнулся и забрал пластиковый прямоугольник. — Свали отсюда. Ты ничего не видела, — небрежно бросил ей.
Несколько махинаций и я ворвался в кабинку туалета, где на рукомойнике повис Гордон. На полу валялся разбитый стакан из-под виски. Я разжал его кулак и невольно хохотнул, увидев в ладони несколько таблеток виагры. Дэйнс грешил этим делом. Мне в очередной раз повезло не стать свидетелем того, что могло произойти не намешай он крепкие напитки с колесами. Он вырубился до того как успел принять их. Спасибо и на этом. Парой-тройкой проблем меньше. Я поднял мужчину с пола и перетащил обратно в салон самолета, наказав Нэнси не приближаться. За десять минут до приземления попросил прислать к нам пару охранников, чтобы помогли перенести пьяного конгрессмена в лимузин. Вскоре появилась сеть и я первым делом начал звонить Фиби. Автоответчик. Damn.
Hey there, Phoebs, — я улыбаюсь, когда произношу её имя. Чтобы снова делать это, не чувствуя вины и угрызений совести, понадобилось больше, чем полгода. — Я немного задержусь. Перезвони как сможешь, — кладу трубку и моментально стираю улыбку с лица, когда к нам заходят два на вид недружелюбных амбала. Следующее, что я помню... Удар, за ним ещё один. Я оттолкнул одного из нападавших, но второй скрутил мне руки за спиной, а когда очухался первый, то мне по роже съездили пару раз кулаком. Под крики Нэнси я отрубился и провалился во тьму.
Проснулся я также, как и вырубился — от удара по лицу. Меня окатили ледяной водой из ведра да так, что я едва не завалился на спину, сидя привязанный к стулу. Нахожу взглядом Гордона. Он все ещё в отключке. Быть может, и не живой вовсе. Узнаю силуэты амбалов вдалеке. Они бурно обсуждают что-то пока их подручные сторожили нас с конгрессменом. Пытаюсь вырваться и получаю оплеуху. Пытаюсь высвободить руки и меня бьют кулаком прямо в солнечное сплетение. Опускаю голову и наблюдаю за тем как с моего лица по капле капает кровь. С трудом удается отдышаться, когда сердце бешено колотится в грудной клетке. Внезапно один из мужчин падает передо мной замертво и я не успеваю задать главный вопрос. Здание наполняется звуками стрельбы и отборным матом. Делаю последнее усилие и подаю на бок вместе со стулом, чтобы шальная пуля не задела меня. Дэйнс уже получил свою прямо в лоб. Сжимаюсь в клубок, молясь про себя. На ум приходят молитвы на разных языках. Где-то из глубин памяти выплывает одна на хинди.
[indent]Я не сразу понимаю, что всё закончилось. В подвал прорывается свистящий ветер, ноющий в унисон Нэнси. Она бросилась к телу Гордона, плача, вероятнее всего, по его деньгам.
Где ты была? — хрипло спрашиваю, едва сдерживаясь от обращения «тварь». Она начинает тараторить как спряталась, чтобы позлить меня и Дэйнса, как затаилась ещё больше, услышав звуки погрома. — Сука...
Вскоре полиция освободила меня и попросила не уезжать из города пока они не закончат расследование. Я не особо понимал, что произошло. Я знал только одно. Мне, блять, чертовски страшно. Руки трясутся, как у недобитого алкаша. Не глядя подписываю все бумаги, которые подсовывают, и прошу вернуть мне телефон. Я должен позвонить Фиби... Я должен, но она снова не отвечает. Пока все крутились на месте преступления, я завернулся покрепче в плед и решил прогуляться. Ноги сами вели меня. Сами шли, огибая знакомые улицы и проспекты. Они привели меня в квартал, в котором я провел беспечные студенческие годы. На углу стоит Майк, не изменяя себе. Давно не виделись, приятель. Я потрепан? Да, слегка. У тебя не найдется чего-нибудь? Надо заглушить эту адскую боль. По башке будто бульдозер проехал. Прости, у меня нет налички с собой. Могу занести завтра и дозаправиться ещё, окей? Спасибо, приятель.
Прости, Фибс... Я не успел зайти. Включишь новости? — переступаю порог квартиры и сразу начинаю оправдываться. С опозданием замечаю, что свет везде выключен. — А, тебя здесь нет, — бормочу, скидывая плед и проходя вглубь нашего семейного очага. Включаю новостной канал и усаживаюсь за журнальным столиком, как и всегда, по-турецки. Достаю из кармана брюк кокаин и дрожащими руками открываю его. Порошок просыпается на стол неровно. Нахожу на столе визитницу жены и выравниваю небольшую горку, деля на несколько дорожек. — Fuck, fuck, fuck... Sorry, I screwed up... — бормочу себе под нос, подсаживаясь ближе. Телеведущая вечерних новостей произносит моё имя. Я стремительно несусь к первой дорожке, не желая слышать собственный голос, доносящийся из зомбоящика. С этим можно покончить, сделав всего один глубокий вдох. И я его делаю, а после откидываюсь на диван, раскинув руки в стороны и начиная упорно сверлить потолок. God love your soul and your aching bones, man.

Отредактировано exhale my problems (31-05-2018 01:48:14)

+7

35

ONE PERCENT

— Edith —
http://sh.uploads.ru/lHVjs.png  http://s8.uploads.ru/Bo7UM.jpg  http://s5.uploads.ru/cpL4A.png
*alycia debnam carey


Давай, докуривай свой последний косяк, прячь доску уиджи, пока твой папочка её не увидел, а потом притворяйся приличной девочкой, ведь совсем скоро юная мисс Эдит станет детективом. Поэтому ты сбежала от него на факультет искусств, да? Хотела позлить своего папочку? Его можно понять: он работал на трёх работах, чтобы обеспечить тебя, когда ты была маленькой, ведь ваша мама сбежала, не оставив даже записки. Он хотел сделать из тебя принцессу и служительницу закона, а ты верила в свои ёб#нные сказки и надеялась, что однажды белоснежная сова принесёт тебе письмо из Хогвартса и заберёт от отца, которого ты очень беспокоишь. Ты очень беспокоишь своего папочку, Эдит. Поэтому беги от него, беги как можно дальше. Сначала в садик, потом в школу, в университет, на работу. Сними себе квартиру-студию, где сможешь разгуливать в одних трусах и рисовать портреты понравившихся людей, танцуй до самого утра, поддаваясь эмоциям, пей разноцветные коктейли и принимай таблетки, от которых мир становится цветным калейдоскопом, смейся, как будто смеёшься в последний раз, зли соседей и мешай им спать, ходи на вечеринки, отрывайся по полной. Это твоя жизнь, и только ты знаешь, что с ней делать. Забей на папочку, пока он не забил тебя, вытащи свою доску уиджи из-под ковра, ведь она так долго пылилась там, погадай на картах таро, возьми в руки фотоаппарат, чтобы запечатлеть призраков, сходи в заброшенный дом ночью, чтобы получить больше ярких впечатлений. И позволь мне сфотографировать тебя, стань моей чёртовой моделью, стань тысячью образов, которые я повешу на стене в своей спальне, стань моей одержимостью.


i want to tell: Договоримся обо всём. Я писательский импотент, так что посты небольшие, но задорные. Говорят даже, что я вдохновляю — но это уж кому как, посмотрим. Третье лицо, без заместительных, птицы-тройки и вставок на английском языке. Скоростью отписки тоже не страдаю, если игра не будет вдохновлять, то скажу прямо, чтобы не тянуть кота за яйца. Матерюсь, шучу как боженька, люблю своих соигроков, так что смело приходите и стучитесь в гостевую или лс. Заявка будет актуальна до тех пор, пока я не уберу её под спойлер, ибо не ухожу по-английски. Так что если видите, что заявка висит в нужных, значит я всё ещё жду игрока на роль.

Оскар Прескотт, 24 y.o.

Нидерланды, Амстердам » студент, продавец в кофешопе » гетеросексуален

Двадцать четыре года назад он был проблемой. Его богатые родители, — мать ведущий врач, отец предприниматель, — воспитывали Корнелию, его старшую сестру, потому что она была совершенно нормальной. У Оскара не было рыбалки с отцом, не было рисунков, которые он рисовал бы для матери в школе. Вместо этого он проводил своё время с сиделкой или старшей сестрой, которая, по словам родителей, была во всём лучше него. Она пела песни на иностранном языке, красиво рисовала и вышивала, она подавала надежды, должна была стать наследницей их с отцом бизнеса. У неё было всё это: детство, качели, семейные фотографии и беседы о том, как прошёл её день. Конечно, Оскар тоже любил её, хоть и завидовал. В детстве он ещё не слишком понимал, в чём была проблема. А проблема была в нём самом: он родился раньше положенного срока и первые месяцы после рождения провёл в больнице. Прогнозы врачей были неутешительны — скорее всего, мальчик умрёт. Но Оскар цеплялся за эту жизнь, словно уже тогда пытался порадовать своих родителей, которые почти похоронили его заживо. И потому в момент, когда его вернули родной матери сказав, что с ним всё будет в порядке, Джессика Прескотт даже не улыбнулась.

В большом доме своей семьи он рос почти без внимания. Занятость родителей и их одержимость старшей сестрой сказывались и на воспитании. Оскар был проблемным ребёнком: он был подвижен, любознателен, но нездоров. Бледная кожа, синяки под глазами, сидром беспокойных ног и дислексия очень быстро переросли в неконтролируемые вспышки агрессии, и даже сиделка Сэра не могла в должной степени уследить за ним. Он ломал кости, множество раз оказывался в больнице, на его лекарства уходила уйма денег. В младшей школе он уже знал, как обойти властьимущих, знал, как завоевать уважение сверстников и понимал, что всё в этом мире решают деньги. С ним дружили, но только лишь потому, что своим друзьям он делал поблажки и дорогие подарки. На деле же он мнил себя царём: лишённый родительского внимания, он черпал его откуда только возможно, и не терпел, когда на детской площадке появлялся кто-то, затмевающий его в этом. Он умел давить, умел подавлять, он мог использовать деньги своего отца себе во благо и делал это без зазрения совести. Понимание мира у него изначально было вывернуто наизнанку, но если говорить о безнаказанности, то Оскар всегда понимал, что его отец авторитет для него. Что его не нужно злить, не нужно позорить его фамилию, и тогда всё в их отношениях будет неизменно.

Проблемы с психикой начались в старшей школе, когда родители начали оказывать на него давление, а старшая сестра уехала на учёбу в США, оставив его в этом доме одного. Экзамены, поступление в престижный университет, фамилия, которую он должен был оправдать. У него начались срывы, ему мерещились чужие голоса, взгляд становился стеклянным, а вспышки агрессии становились всё ярче и всё более неконтролируемыми. К тому моменту он уже курил, пил и плотно сидел на траве, которую доставал через Фрэнка — наркодилера, что не гнушался продавать наркотики даже подросткам. Он устраивал крутые вечеринки, пропускал занятия и по-прежнему считал себя всемогущим, когда рядом не было отца. Отнюдь, он понимал, что в этом мире существует не он один, что в нём есть правила, соблюдая которые ты будешь в безопасности. Он нарушал эти правила тонко и незаметно, так, чтобы не последовало наказания. Отец же, не верящий, что его сын может быть психически нездоров, долго тянул с психиатром. А когда это случилось, и Оскар наконец получил кучу выписанных лекарств, было слишком поздно. Каждое утро он глотал чёртовы пилюли, которые почти не помогали, а затем заедал их наркотиками или алкоголем. Болезнь развивалась, как раковая опухоль в мозгу, и Оскар уже не мог в полной мере осознавать, где находится он, а где окружающая его реальность. После выпуска он поступил в университет, выбрав профессию фотографа-художника, но творчество его всё также находилось на грани безумия. Он откупался от профессоров, откупался от ректора, и каждый раз злился, получая подачки от отца. Всё, что у него было — это пластиковая карточка, которая работала не хуже волшебной палочки.

Перед выпуском Оскар наткнулся на Иосифа, лидера «Врат Эдема», и тот пообещал ему новую лучшую жизнь. Поначалу Оскар примкнул к ним только из-за дешёвых наркотиков, после наконец проникся идеями Отца и поверил, что впереди их ждёт рай, куда его, конечно же, примут, если он будет чист и не будет поддаваться своему греху — зависти. Постепенно он начал отходить от наркотиков и алкоголя, нашёл подработку, чтобы всё меньше зависеть от денег своей семьи, он пытался лечить свою болезнь, и в какой-то момент пилюли начали помогать ему всё лучше.

пробный пост

— Ебучий дождь, — процедил Оскар рано утром перед тем, как засунуть разноцветные пилюли поглубже в глотку, чтобы не чувствовать их навязчивого привкуса, и запить водой. Пилюли прокатились по горлу, застряли где-то между рёбрами, а потом ухнули в желудок, где и пропали.

Оскар терпеть не мог дождь: тяжёлые капли ударялись о большие окна его маленькой спальни, долбились по каменной кладке перед домом, стекали в ливневые каналы, а у него, Оскара, постоянно болели суставы на руках и ногах — детские переломы давали о себе знать. Так что, с трудом переборов лень и боль, он плотнее укутался в подаренное отцом пальто, поле чего выскользнул из дома и тут же нырнул в такси. Сегодня была его смена в кофешопе, так что университет пришлось пропустить, хотя мистер-доктор ван де хрен наверняка потом скажет: «Вам стоит взять себя в руки, мистер Прескотт, если вы хотите закончить обучение!»

Ха, как же. Знал бы старик, что могут творить деньги, он бы даже и не приставал к Оскару, но, увы, он был одним из немногих, кто славился своей стойкостью ко взяткам. Во всяком случае, пока что.

В остальном же день Оскара прошёл как обычно: парочка тупых клиентов, парочка нормальных клиентов, после обед, как по расписанию, проповедь Отца по интернету, ну, и всё в таком духе. К середине, правда, в кофешоп заскочил жирный турист: у него были маленькие поросячьи глазки с цепким взглядом, жиденькие усишки и квадратный, похожий на бульдожий, подбородок. Сначала мистер бульдог долго пялился по сторонам, потом подошёл к Оскару и начал говорить что-то на непонятном языке, тыча пальцем в шоколадный кекс с марихуаной.

— Двадцать евро! — зачем-то крикнул Оскар, как будто этот самый крик мог проломить языковой барьер и впечататься в мозг покупателя нужной информацией. Бульдожка, похлопав глазами, тут же принялся что-то тараторить — то ли на испанском, то ли на парселтанге, хрен его пойми. — Двадцать евро! Д-ва-дцать! Кексы стоят двадцатку!

Покраснев то ли от злости, то ли от напряжения, мужчина начал кричать ещё громче, яростнее тыча пальцем в стоящие на витрине кексы. Оскар, конечно, закатил глаза, перебрал в голове все языки, которые он более или менее знал, а под конец даже попробовал прошипеть цену по-парселтангски, но ничего, кроме недоуменного взгляда покупателя, не добился. Потом до него, тоже красного и чуть вспотевшего, наконец дошло написать цену на бумажке, но мужчина почему-то злобно махнул рукой и ушёл, громко хлопнув поле себя дверью. Где-то рядом откровенно заржали другие клиенты, и на том всё могло бы и закончиться, если бы следом за клиентом в здание не влетел Макс, которого Оскар знал по этим ебучим больницам, куда ему приходилось таскаться каждый месяц, чтобы получить рецепт или новые лекарства. Макс тащил с собой радужный флаг, заляпанный каким-то дерьмом, а сам выглядел и звучал крайне недовольно.

— И тебе не сдохнуть. Прости, чувак, если только в подсобке, но там наш обдолбанный менеджер. А чё, гей-парады всё ещё проводят? — в его голосе скользнуло неподдельное удивление. Потом он, широко улыбнувшись, облокотился на стойку и придвинулся ближе к Максу. — Ладно, я постираю твой сраный флаг, если выкуришь со мной по косячку. Считай, за счёт заведения.

В таких делах Оскара, в общем-то, уговаривать долго не приходилось.

0

36

Текст заявки: знаете, мне катастрофически не везет с ролевыми, уж не знаю в чем тут дело, да и последние пару лет я толком не играла, пробовала завязать и уйти, но не получается.
Хочется многое отыграть, много разных ситуаций, «пережить» и позакрывать гештальты, как говорится, а для этого мне хочется найти хорошего со-игрока. Я устала уже приходить по заявкам и быстро сливаться, а то получается, что вроде бы приходишь нужным, пишешь с нуля анкету, а в результате никому ты не нужен и приходится искать себе хоть какое-то применение, каких-то партнеров по игре, это очень удручает.
Очень много можно придумать, как по классике (пару м+ж), так и не совсем классику (у меня есть огромное желание отыграть нормальные здоровые отношения в однополой паре (ж+ж). Играть мужскими персонажами я давно разучилась, так что сейчас точно не взялась бы за них, а вот с женскими все проще) Предпочтительно выбираю прототипов постарше, 30+ (подростков и молодых не беру, т.к. категорически их не понимаю), внешности стараюсь выбирать довольно специфические, не глянцевые, например, когда-то играла Дитой фон Тиз, Дженнифер Энистон, Джиннифер Гудвин, Ланой Дель Рей, Кристен Стюарт, Лизой Эдельштейн и много еще кем.
Если брать для основного отыгрыша пару м+ж, то мне практически без разницы кого брать, все обсуждаемо, а вот для пары однополых отношений, я хотела бы взять пару LP с ее невестой Лорен Рут Уорд, ну или Эллен ДеДженерес с ее женой Поршей де Росси (хотя могу и ваши варианты рассмотреть, если предложенные не вдохновляют).
Так, теперь по поводу форумов. Без разницы что это будет, или Голливуд, или реал, но мне не хотелось бы влезать в дебри фантастики и сложных авторских миров.
Размеры постов у меня получаются разными, да и не кол-во само важно, а больше содержание, если отыгрыш эмоционален, то и 10к может получиться, а если переходной пост какой-то, то и 2-3к, для меня размеры постов не имеют значение. Я пишу всегда от третьего лица (!), для меня важно, чтобы и партнер по игре писал также, а то бывали ситуации, когда я пишу от третьего, а мне отвечают от первого или второго, я так не люблю, сложно воспринимать, да и бред получается, никакой логичной картины не выходит.
Я сама по себе не конфликтный и достаточно спокойный со-игрок, никогда не настаиваю на личном общении и не лезу в душу, если у партнера нет желания разговаривать и делиться. Я прекрасно понимаю, что все люди взрослые и у каждого куча дел, будь то работа/дом/семья/домашние дела и т.д., но посты по месяцу и даже по две-три недели ждать не буду, это удручает, забывается уже сам отыгрыш, теряется все настроение, сама всегда стараюсь отвечать или сразу, или через день-два, если очень занята.
Не знаю, что еще о себе рассказать, у меня плохо получается себя рекламировать, но я очень хочу, очень-очень сильно, чтобы нашелся человек, с которым можно творить и вытворять все, что угодно (в разумных пределах, конечно).

Пример вашего поста:

Пример поста

Что-то пошло не так. Этим самым «чем-то» стало напряжение, недовольство, недосказанность, взаимные претензии, а также можно добавить в общий котел проблем и элементарную человеческую зависть и собственное бессилие, да мало ли что еще там было. С этих низменных и ничтожных эмоций начинаются конфликты в семье. Нет никакого смысла общими фразами пытаться объяснить кто прав, а кто виноват. Виноваты оба. Всегда в конфликте виноваты обе стороны-участника. Это факт. Кто-то устал, а кто-то уснул; кто-то не вымыл за собой тарелки после ужина, а кто-то лишние пятнадцать минут полежал в пенной ванной; кто-то оставил кружку с недопитым чаем на прикроватной тумбе, а кто-то проигнорировал плач ребенка ночью; кто-то голосовал за Трампа, а кто-то за Хилари; кто-то постоянно держит свои мысли и эмоции при себе, а кто-то даже не старается беречь чувства своего партнера; кто-то хотел рождения ребенка, а кто-то не может иметь детей; кто-то хочет секса, а у кого болят все мышцы тела после очередной продолжительной тренировки; кто-то мужчина и думает, что только он во всем прав, а кто-то успешная самостоятельная женщина, зарабатывающая намного больше мужа; кого-то устраивает его жизнь, а кто-то постоянно ищет изменений и острых ощущений; кто-то любит, а кто-то живет по привычке; кто-то может терпеть насилие над собой, а кто-то крайне это не приемлет; кто-то может простить, а кто-то нет…

Скарлетт вернулась домой после долгого перелета из Канады, где проходил очередной этап съемок, она была крайне уставшей, ужасно соскучилась за эти две недели по дочке, была морально вымотанной работой и совершенно ничего не планировала делать дома, хотелось лишь принять пенную ванну в тишине, поцеловать и прижать к сердцу такую сладкую и еще пахнущую молоком малышку Роуз, выпить крепкого чая из любимой кружки с мишкой и лечь спать. Но как говорится, хочешь рассмешить Бога, расскажи ему о своих планах. Мечтам Скарлетт в этот вечер не было возможности сбыться.
Приземлившись и включив телефон, она получила очень много сообщений и пропущенных звонков от Кэтрин, няни Роуз, от мамы и от Ромена. Мама, как всегда, волновалась и спрашивала, хорошо ли прошел полет, и просила сразу же ей перезвонить, как приземлится самолет, она всегда переживала и боялась за дочь, тем более в последнее время, когда стали так часты авиакатастрофы. И что уж греха таить, Скарлетт стала понимать ее волнение за своих детей, сама став матерью и всегда звонила. Кэтрин отчиталась, что Роуз хорошо себя вела весь день, под вечер только начала капризничать и часто звала маму, также перед уходом она искупала малышку, покормила, уложила спать и ушла. Сообщения Ромена имели разный эмоциональный окрас, речь становилась более напряженной и агрессивной что ли, причины такого агрессивного поведения, Скарлетт не могла понять. Выслушав все голосовые сообщения, поговорив с матерью, ответив благодарностью Кэтрин, но не став перезванивать мужчине, она заказала такси и направилась домой.
Как только Скарлетт открыла дверь своей квартиры и зашла, вкатив вперед чемодан, сразу стало понятно, что «что-то пошло не так» и речи ни о ванне, ни о спокойном вечере не может быть и речи. Судя по всему, Ромен был пьян, достаточно громко играла музыка, а на заднем фоне был слышен плач Роуз. Даже страшно подумать сколько времени она уже плачет. Бросив вещи в прихожей, наскоро скинув куртку на пол, Скарлетт быстрым шагом прошла в детскую, попутно в гостиной выключив магнитолу. В гостиной было пусто. «Неужели его нет дома, и он бросил тут малышку одну?!» - пронеслась мысль в ее голове. Зайдя в детскую спальню, она застала неуверенно стоящую на ножках Роуз, которая держалась своими маленькими ручками за перекладину кроватки и плакала, сильно плакала, ее лицо уже было красным от состояния истерики, в которое она себя вогнала. Взяв малышку на руки и прижав к сердцу, Скарлетт начала ее утешать.
- Всё, всё, моя маленькая Роуз, мама рядом! Не плачь, малышка! – Она прошла в ванную комнату и умыла ребенка, - всё, моя маленькая обезьянка, мама рядом, рядом. Успокаивайся, - еще раз умыла ребенком прохладной водой, промокнула полотенцем личико и немного подула на лицо, - мама рядом, я тут. Все хорошо. Тебе плохой сон приснился, малышка? – Вернувшись в детскую и подойдя к окну, открыла его для проветривания. – Сейчас мы прогоним все плохие сны из твоей комнаты, малыш. Всё, твоя мамочка рядом, не надо плакать.
Скарлетт медленно ходила по детской комнате, успокаивала малышку, укачивала ее на руках, подгузник был сух и не требовал замены, когда малышка перестала плакать, она дала ей немного попить воды, подала соску и стала укачивать. Роуз очень быстро уснула на руках матери, просто вымоталась от истерики. Уложив малышку в кроватку и накрыв розовым вязаным одеяльцем, Скарлетт очень тихо вышла из детской.
Со стороны кухни были слышны шорохи, не громкая ругань и звон бутылок, встав в проеме двери, она застала Ромена, перебирающего бутылки в домашнем баре, на кухне был откровенный бардак, хоть сама женщина крайней не любила заниматься уборкой, но даже она не могла позволить себе такой беспорядок. Груда грязной посуды, какие-то тарелки, две коробки из-под пиццы и много пустых бутылок из-под пива и виски. «Вот это номер», - пронеслась мысль в ее голове.
- О, ты приехала! Дорогая! Я так скучал!  - Ромен криво улыбнулся, увидев Скарлетт, и протянул ей руки для объятий, она не стала подходить к нему, также осталась стоять в дверном проеме. – Ты не соскучилась по мне? Что ж, пофигу. Будешь виски? – Протянул стакан с золотистой жидкостью. Получив отказ, он залпом его осушил. – Это ты выключила музыку? Хорошая песня играла. – Он пожал плечами и снова наполнил стакан.
- Я вижу, как ты скучал, Ромен. Видимо настолько сильно, что решил опустошить все запасы бара. Я не буду пить, я очень устала. – Она никак не могла понять, что случилось, отчего он был пьян, отчего не подошел к Роуз, когда та проснулась, наконец, какого черта так громко была включена музыка. – Ромен, в честь чего сегодняшний праздник ты устроил? Что случилось?
- Ты еще будешь спрашивать?! – Мужчина посмотрел на нее пустыми черными глазами и, отвлекшись, снова одним глотком выпил очередную порцию виски. – Тебя постоянно нет дома, ты мне не готовишь нормальную еду, ты не занимаешься ребенком. Я не понимаю нахрена ты родила ее. Зачем? Если этот комок костей тебе не нужен? Нянька как ушла, так все, она орет постоянно, мне даже пришлось музыку врубить погромче, чтобы не слышать ее. Будешь пить, Скар-Скар? – Он сделал глоток виски с горла.
- Да как ты смеешь так говорить! И прекрати пить, Ромен. Тебе следует проспаться. – Прикрикнув, сказала Скарлетт, ярость начала закипать в ее груди. – Будешь спать сегодня в гостевой! Иди!
- А вот и не угадала, Скар-Скар! – Зло сказал мужчина и, пошатываясь, подошел к ней. – Я же так соскучился по своей любимой девочке. Я тебя ждал. – Он опустил голову, целуя женщину в шею. – Ты моя жена и я буду спать с тобой. В спальне. Сейчас же. Или ты не скучала?
От Ромена сильно разило пОтом и алкоголем, ни о какой близости и речи не могло быть, особенно в таком-то состоянии, она отстранилась от его поцелуев, отступив на шаг назад.
- Прекрати, Ромен. Мне неприятно. Иди ляг спать, а завтра мы с тобой поговорим. – Эта фраза стала роковой для Скарлетт, она очень разозлила мужчину, он с силой вцепился в ее руку, прижал к стенке и с силой начал целовать, стал поднимать ее футболку и больно хватать за грудь. Было так обидно и неприятно, она оттолкнула мужчину от себя, вырываясь из капкана его рук. – ПРЕКРАТИ! Ты мне противен! Ты ведешь себя, как животное! – Когда мужчина начал причинять своими действиями боль, комок подкатил к горлу, слезы тихо катились по ее щекам. – Прекрати, перестань, оставь меня.
Казалось, что эта ситуация мужчину только забавляла, он все припирал ее к стенке, целовал шею, больно щипал соски, пытался фиксировать ее запястья, чтобы она не могла вырваться или оттолкнуть его, наваливался всем телом. Зафиксировав запястья над ее головой и перехватив одной рукой, второй потянулся к пуговицам на джинсах Скарлетт. Это был удобный момент, чтобы вырваться, когда он отвлек своё внимание и боролся с пуговицей, но эта попытка оттолкнуть только еще более раззадорила и разозлила мужчину, когда он посмотрел на нее взглядом полным искренней ненависти, своими черными пустыми глазами, стало очень страшно. Мужчина стал кричать.
- Я ТВОЙ МУЖ СКАРЛЕТТ! И ТЫ ПОДЧИНИШЬСЯ МНЕ! ТЫ ДОЛЖНА ЗНАТЬ СВОЕ МЕСТО, СУКА! – Вцепившись в руку женщины и потянув ее за собой, он потащил ее на диван в гостиную. – Или ты меня уже не любишь? ДАВАЙ ПРИГЛАСИМ ТВОЕГО БЫВШЕГО, КАК ЕГО ТАМ? ДАВАЙ ПОЗВОНИ РАЙАНУ. БЕРИ ТЕЛЕФОН. ЗВОНИ РАЙАНУ. МОЖЕТ, ЕГО ТЫ ХОЧЕШЬ БОЛЬШЕ, ЧЕМ СВОЕГО МУЖА? ДАВАЙ ПОСМОТРИМ НА НЕГО. РАЙАН, НУ ГДЕ ЖЕ ТЫ?! А? МОЖЕТ ЭТОТ ГРЕБАННЫЙ РЕБЕНОК НА НЕГО БОЛЬШЕ ПОХОЖ, ЧЕМ НА МЕНЯ? Я СПРАШИВАЮ ТЕБЯ, ШЛЮХА, ОТ КОГО ОНА??? ПОЧЕМУ ОНА БЛЯТЬ НЕ ПОХОЖА НА МЕНЯ?? ОТВЕЧАЙ!!! ОТВЕЧАЙ, ГОВОРЮ!!!! – Ромен кричал-кричал-кричал, казалось, что никогда этот ад не закончится, все это время женщина плакала, отбивалась от него, кричала и просила, чтобы он ее отпустил, не оставляла попыток вырваться, но каждый раз он ее поваливал на диван, замахивался на нее с кулаками. Когда же ему все-таки удалось победить застежку на джинсах, он снова начал кричать, – РАЗДЕВАЙСЯ, ШЛЮХА, СЕЙЧАС Я ТЕБЕ ПОКАЖУ. – Ромен поднял, повернул к себе спиной и швырнул Скарлетт на диван так, будто в ней совершенно не было никакого веса. Мужчина продолжал кричать оскорбления в адрес жены, наваливался на нее всем телом, целуя куда-то в макушку, приподнимал и яростно теребил груди, щипался, хватал за волосы. Скарлетт, зафиксированная под ним, все также пыталась выбраться из-под него, пыталась брыкаться, но была в заведомо проигрышной позиции сейчас. Ей было настолько больно, обидно и страшно, как никогда в жизни, буря неописуемых эмоций, названия которых совершенно не важны в этой ситуации. Животный страх за себя и своего ребенка. «Только бы он не тронул Роуз», «Господи Милостивый, спаси меня….помоги…» - она не помнила молитв.
Приспустив ее джинсы до колен и спустив нижнее белье, он продолжал что-то кричать, щипать ее ягодицы, бить по ним; сознание Скарлетт начало проваливаться в некоторое забытье, сейчас уже она слышала лишь какие-то обрывки фраз, ее подсознание пыталось ее защитить и спасти. Собрав все силы, она предприняла последнюю попытку сбросить Ромена с себя, чем окончательно разозлила мужчину. Последнее что помнила Скарлетт – боль в затылке, а потом полная темнота…

+3

37

Форум: SACRAMENTO
Текст заявки: имя: Райан | Ryan
внешность: Jesse Lee Soffer
возраст: 33-36 y.o.
отношения: противоположности притягиваются
связь: лс | гостевая и прочее

От любви до ненависти один шаг
о персонаже и отношениях

Кто мы друг другу? Мы любим друг друга или ненавидим? Мы столько раз пытались с этим разобраться, но у нас до сих пор ничего не вышло. Мы мечемся между двумя разными мирами, в попытке найти золотую середину и быть вместе. Ты один из тех, с кем я враждую. Значит я враждую и с тобой. Но между нами есть что-то большее, чем вражда. Что-то более светлое и доброе, что дает мне надежу на лучшее. Ты пытаешься не помочь, но в тоже время, ты не можешь пойти против своих людей. Между нами искорка, страсть, некое притяжение. Мы можем прятаться от всех, проводить вместе время. Но всегда наступает тот самый момент, когда нам нужно расходиться. Тот самый момент, когда мы возвращаемся на тропу войны, снова враждуя между друг другом. Расстаемся и снова сходимся. Это слишком сложно, но нам пора что-то решать. Ведь дальше так продолжаться не может. ________ Райан человек из тех людей, которых когда-то спасала Джилл в Сиэтле. В отличие от всех, в нем существует не только плохие качества, но и хорошие. Человек, способный чувствовать. Человек, способный любить. Он пытается помочь ей и защитить, но в тоже время идет против нее


пожелания

Персонаж в дальнейшем в пару. Через череду проблем, как в сказках, добро должно победить навстречу к большой и чистой любви. Все вопросы по поводу персонажа готова выслушать и ответить. Буду безумно обожать вас, если вы придете и прошу не пропадать без предупреждения. Всякое в жизни бывает, если персонаж не пошел, лучше предупредить. Сама пишу посты от 3000 и больше и того же желаю от вас. Все вопросы обговариваемы, я уверена мы найдем общий язык. Приди ко мне.
Ваш персонаж:

анкета

Жизнь этой милой девчушки никогда не отличалась, чем-то особенным, но периодически преподносила различные сюрпризы. Джил родилась в США, Сакраменто, где и прожила значительный период своего жизненного пути. С самого детства девочка никогда не была обделена внимание родителей. Мама была пианисткой, а отец – писатель. Такие творческие профессии, казалось бы, почему Джиллиан не пойти по стопам родителей и связать свою жизнь с чем-то таким же творческим. Так думала и сама Харди, не оставляя мечты о прекрасном музыкальном будущем, пока довольно значимая часть её жизни рухнула... Родители Джил погибли в автомобильной катастрофе, в то время как Джиллиан осталась жива. Не раз она слышала от врачей фразы о том, что она просто родилась в рубашке. Эта авария сыграла большую роль в формировании дальнейшего жизненного пути темноволосой красавицей Харди, которой в тот момент времени было чуть больше десяти лет. Тогда её единственной опорой и самым близким родственником – оказалась тетя, мамина старшая сестра. Человек, который на этот маленький промежуток времени заменила девушке родителей. Имеются двоюродные брат и сестра. Брату Джил тридцать два года, но к своему возрасту ума так и не набрался. С самого детства влезал в разнообразные авантюры, периодически вмешивая в них Джиллиан. Младшей сестренке Камилле около двадцати четырех лет. Хоть Харди и влезала в различные интриги и авантюры вместе с бестолковым братом, но была более послушным и уравновешенным ребенком, хотя иногда тоже приносила родственникам беспокойства. В один из таких раз, в возрасте десяти лет, Джиллиан оказалась в полиции, с обвинением в мелкой краже в одном из местных магазинов. Тетя оплатила штраф и компенсации, которые требовались. С тех пор, юная Харди пыталась сидеть на попе ровно и заниматься чем-то более полезным. Уже тогда Харди решила, что будет поступать на юридический факультет, но и не догадывалась, что может ждать её дальше. Эта авария была трагичной только для семьи Харди, а вот второй участник аварии отделался легкими ссадинами и синяками. Никто не соглашался поведать шестнадцатилетнему ребенку, кто является виновником аварии, но для себя Джил решила, что со временем этот человек пожалеет о том, что остался жив. Уже тогда характер девушки заметно менялся. Если раньше она была в чем-то милым, добрым и жизнерадостным ребенком, то со временем стала жестче, грубее, хотя некоторые прежние черты периодически преобладали. Как и упоминалось ранее, Джиллиан окончила колледж, а потом юридический факультет, Калифорнийского университета. Сидеть на шее у тети не хотелось, поэтому устроилась в одну юридическую контору города, но долго там не продержалась и через год уехала работать в Сиэтл, штат Вашингтон. Долгое время проработала в адвокатской конторе Уильяма Беккера, но вскоре перешла в более солидное и востребованное место. Молодой специалист, с небольшим опытом работы, который ничего толком не видел в жизни случайно попадает в лапы преступника, который желает, чтобы Харди отстаивала его права в суде, а Джиллиан, в свою очередь, получает продвижение по карьерной лестнице, солидный заработок и, как на тот момент казалось, свободную, спокойную жизнь. Работы было слишком много, но и выиграть такие дела без взяток и каких-либо подкатов было нереальным и невозможным, что в большинстве случаев и предназначалось хрупкой Джиллиан Харди. Все продолжалось на протяжении трех лет, пока поняла, что это не то, чем она хотела заниматься всю жизнь. Долго решалась, но в какой-то момент собралась уйти, после того, как за последнее выигрышное дело пришлось переспать с судьей. Не к этому с детства стремилась Харди, чтобы в итоге оказаться в подобном дерьме. Собрав вещи и никому ничего не объяснив, Джил уезжает из Сиэтла и возвращается в Сакраменто, где начинает новую жизнь и работает юристом в сети ресторанов Сакраменто. Но никто и не представлял, к каким последствиям это может привести

Пример вашего поста:

Пример поста

Здесь, на лестничной площадке, оказавшись в объятиях Харта, я наслаждалась этим небольшим моментом спокойствия, которое скоро прекратиться из-за небольшой войны, которую я затеяла. С каждым разом убеждалась, что в этом всем виновата я, а не кто-то еще. Что совершенно не стоит винить кого-то во всех смертных грехах, которые от и до являются твоими. Совершив ошибку несколько лет назад, вся моя жизнь превратилась в черную полосу, преследую чередой неудач. Я никогда не задумывалась об этом в таком ракурсе, но на самом деле ведь так и было. Единственным светлым лучиком, в этой темной череде, на тот момент, был Харт, который поддерживал меня в любом случае и который поддерживает меня сейчас. И он прав. В очередной раз. Все люди ошибаются. Мы не исключение.
- Я ошибалась фигову кучу раз. Люди учатся на своих ошибках, а я, кажется, какая-то испорченная. Я не учусь на своих ошибках. Я из раза в раз делаю новые. Что со мной не так, а? - спрашиваю я и тут же поднимаю свои глазки на парня. Если я сейчас на кого-то и злилась то только на себя. Я слишком много жалела себя, не замечая, что причиняю вред окружающим.
Толстушка Марти из отдела кадров это была отдельный эпизод, веселый эпизод нашей жизни в Сиэтле. Марти была ходячей энциклопедией каких-то необычных веселых фразочек, которые порой не просто были мотивацией к работе, но и придавали заряд сил и настроения на целый день. Это человек, который никогда не унывал от жизни, казалось, всегда была на позитиве и никогда не отчаивалась. Мне так не хватало ее словечек сейчас, чтобы начать действовать, а не сидеть и ныть о том, как все плохо. Порой я сама себе была противна.
Пародировать Марти было непростой задачей. Харт попытался, но получилось не очень похоже. Но все-таки забавно, что заставило меня рассмеяться. Мне не хватало таких моментов, когда мы просто могли смеяться из-за пустяков. Как маленькие дети в детстве. Наверное, мы просто выросли. И всему веселью приходит конец.http://sa.uploads.ru/dBcWt.gif
- Я втянула тебя в это один раз и не хочу втягивать снова. Тебе лучше вернуться в Сиэтл. А еще лучше куда-нибудь в теплые страны на пару недель. Я справлюсь, правда. А я если не справлюсь, то храбро приму поражение на себя, - почти оптимистично. Только конец в голове представляется трагический. Встаю со ступеньки, протягивая руку, чтобы помочь встать. Сидеть на сквозняке в подъезде было не лучшей идеей. Мои недоброжелатели наврятли настигнут меня дома, где может быть много народа, поэтому пока не стоило бояться. Хотя может быть в очередной раз я придумываю себе несуществующую иллюзию? Кто знает.
- Я думаю, что у меня есть еще время угостить тебя чаем. Пошли. - всегда, из любой ситуации есть выход. Выхода нет только после смерти. Когда-то единственным, правильным выводом мне казался побег. А теперь? Какой у меня выход теперь? Очередной вопрос, который не давал мне покоя из раза в раз прокручиваясь у меня в голове.
- Что мне делать дальше? Сдаться им? - вдруг вслух произношу я, в тот самый момент, когда мы сидели на кухне с тем самым чаем. Эти мысли неопределенности и волнения, слишком мучили меня, чтобы держать их внутри себя. Какой бы сильной иногда я себя не считала, похоже в этой войне мне одной не справиться. Но я ведь никогда не смогу признать, что в данном случае я не права и хочу помощи. Я просто не хочу их подводить. Харт, Ками, Нейт, Майк... Я слишком их люблю, чтобы ими жертвовать, но и без них я уже никто.

0

38

Поднимаю.

Форум: Phoenix
Текст заявки: Вот ссылка на заявку на форуме.
Дублирую сюда.
Ищу подругу и напарницу в дуэте. Внешность: Hirai Momo / Minatozaki Sana.

Биографию до переезда в Америку или же встречи с моим персонажем оставляю на Ваше усмотрение (за исключеннием одной вещи, о которой будет упомянуто ниже).
Что же касается непосредственно взаимодействия, то тут может быть два варинта: либо познакомились во время обучения в музыкальном колледже, либо уже после его окончания, но тогда нужно будет себя как-то проявить, чтобы будущий продюссер группы заметил персонажа.

Отношения вначале не очень заладились, как минимум потому, что Эринелл не больно шла на контакт с другими людьми и старалась по-минимуму с ними как-либо взаимодействовать. Поэтому требовалось как-то выманить её из своей раковины. Жёстким способом, чуть ли не навязывая своё общество (или ещё как-то), или мягким, пытаясь как-либо заинтересовать её и сделать так, чтобы она сама пошла на контакт, - выбирать Вам, я не против и того, и другого варианта.
Выясняется, что обе девушки - японки, и у них обоих была нелёгкая судьба. Вот только одна [Момо] смогла как-то справиться со своей ситуацией, заимев тем самым бесценный опыт для дальнейшей жизни, а вот вторая - не смогла, до сих пор переживает утрату и потому живёт словно обособленно ото всех. Но со временем, общаясь и проводя больше времени в кругу новоявленной напарницы, Эрин смогла понемногу раскрыться перед ней. И чем больше она доверялась ей, тем больше та ощущала некоторую ответственность за девушку. Просто потому, что она нуждалась в помощи, нуждалась в том опыте, который был у [Момо], и обе это прекрасно понимали. И именно подобного рода взаимоотношения помогли девушкам найти контакт друг с другом, чтобы в дальнейшем стать друг другу практически сёстрами.
Одна подруга училась чему-то у другой. Например, Ри перенимала некоторую раскрепощённость, нужную для публичных выступлений и не только, а [Момо] познавала прелести ламповых посиделок и заодно училась готовить разные вкусняшки. Каждая была всегда готова поддержать другую, чтобы не случилось. Со временем даже научились читать между строк, слышать истинное значение тех или иных словосочетаний друг друга, что позволило обмениваться какой-нибудь личной информацией, не предназначенной для чужих ушей, не боясь при этом, что кто-то посторонний уловит скрытую истину.

Этот персонаж представляется мне ярким, возможно даже чем-то взрывным. Не сказать, что девушка привыкла получать от жизни всё благодаря деньгам и связям семьи, но она и не тихоня. Она ей нравятся шумные компании, весельё. Влипать во всякие приключения, как же без этого. Правда до определённого момента все её приключения были вполне себе безобидные..но не всегда же людям везёт. И именно это неожиданное своей остротой приключение меняет что-то в жизни девушки и её саму. После чего шумные компании становятся средством для заполнения некой пустоты у себя в душе, а танцы вместе с пением - способом проявить себя, доказать прежде всего самой себе, что она существует. И со временем у неё это получается, как удаётся и отойти от неприятных воспоминаний и их влияния на настоящее. Только вот слабое ощущение нехватки чего-то в жизни не даёт покоя..и лишь после встречи с Эрин и налаживанием отношений с ней, девушке кажется, что это чувство постепенно затихает, словно в своей напарнице она нашла некоторую отдушину.

Прошу прощения за немного сумбурный рассказ - заявки явно не моё. х) В принципе, всё можно будет обговорить, потому что это просто зарисовка персонажа, как его вижу я. И я всегда открыта для предложений, вопросов подозрений, воззрений...)
Без графики, если что, не оставлю, одену и обую, плашки подгоню. хд
Особых требований к соигроку у меня нет: пост примерно раз в неделю, может в две (всякое в жизни бывает, работа, дом и прочее), если чаще - шикарно; не пропадать просто так - я всегда выслушаю, особенно если вдруг есть какие-то претензии ко мне (мало ли); размер постов любой, как пойдёт (могу и 10к при желании выдать); ну и желание развивать персонажа, само собой. с:
Ваш персонаж: Анкета
Вокалистка и участница дуэта. Мастер по приготовлению вкусняшек (а особенно - горячего шоколада, мм~). Человек с неприятным прошлым, преследующем до сих пор, отчего имеет трудности в общении, но благодаря этому познала цену жизни родных и близких, а также своей собственной.
Пример вашего поста:

Пример поста

Чего больше всего ей хотелось? Славы? Признания её талантов или же её самой другими людьми? Может быть, денег? Ведь сейчас зачастую именно деньги решают всё.. Честно говоря, даже самой Эрин было сложно ответить на этот вопрос. Не потому, что она не знала, чего хотела. А потому, что её самое сокровенное желание попросту невозможно было исполнить в этом мире.. Посему оставалось только проживать свою жизнь так, чтобы, представ перед взором самой смерти, перед глазами пролетели лишь светлые, хотя бы самую капельку, моменты. Чтобы не было сожаления за свои поступки. Чтобы с близкими больше не случалось ужасных ситуаций.. Как тогда… Она хотела насладиться той жизнью, что ей предоставила судьба, встать с колен под непосильным ей пока грузом печали и утрат, и сделать близких ей людей хоть капельку счастливее, чем сейчас.
   А ради этого нужно было стать сильной, не только внешне. Ведь, если сильна только оболочка, видимая всем, то душа, личность и всё остальное, что составляет человека внутри, под гнётом суровой реальности быстро распадётся, сгорит дотла, без возможности потом восстать из пепла подобно птице Феникс. Она, эта оболочка, не будет способна защитить душу от моральных травм, от переживаний, плохих воспоминаний, незавидного отношения окружающих.. Ведь абсолютной защиты не существует, к сожалению, или может к счастью, кто знает. Потому наверняка себя уберечь полностью от влияния внешнего мира, а следовательно – от постепенного разложения сознания и души, не представлялось возможным.
   …В одиночку.
   Тем не менее в кругу людей, близких в той или иной степени, защита была более совершенна, ведь это были люди, которым не совсем безразлично твоё состояние, настроение, мысли и переживания.. Конечно, каждый из них старался в меру своих возможностей и желания, защищая от нападок извне или же просто стараясь сгладить углы при соприкосновении с реальностью, притупить острие недоброжелателей, вонзающеея в плоть и сознание. У Ри было не так много этих людей и не все могли поддержать в трудный момент в связи с большой занятостью. Правда, большая занятость была в основном у самой девушки, в основном не позволяя думать о чём-то отстранённом лишь до того момента, когда она не останется в полнейшем одиночестве или же тет-а-тет с членом семьи или другом.
   Так было до того момента, пока новый темп жизни не стал постепенно..приедаться. Нет, не надоедать или становиться скучным. Скорее просто какая-то часть действий была доведена практически до автоматизма, освобождая тем самым немного (или даже порой почти полностью) сознание во время подобных действий. А это означало лишь то, что больше времени становилось для каких-то скрытых ото всех переживаний, самокопаний, прокручивания вновь и вновь не очень приятных моментов. И под этим новым углом неожиданно находишь новых людей, способных пускай и немного, поддержать, защитить, укрыть ото всех даже на пару минут. Кто не будет смеяться или осуждать, выносить на всеобщее обозрение какие-то личные моменты. И на работе Ёшиока смогла найти даже двух таких людей: свою напарницу и телохранителя. Пускай она и знала второго всего пару недель, но что-то ей подсказывало, что этот человек не подведёт её, а последние полчаса только уверили её ещё сильнее в этом.
   Вывести их из здания она доверила Шеппу, стараясь, если по пути им кто-то вдруг попадался, не привлекать к себе внимания и одновременно выглядеть естественно, ведь, как известно, неестественность наоборот только привлекает к себе лишнее внимание. А капюшон позволял скрыть от посторонних глаз почти половину лица, создавая еле ощутимую и такую же хрупкую защитную пелену. Руки на плечах лишь усиливали это чувство защищённости, давая надежду на то, что в ближайшее время, хотя бы несколько часов точно, всё будет хорошо.. Ведь он согласился переночевать вместе с девушкой, хоть и немного не так понял её первое предложение, чем вызвал лёгкую улыбку на губах и позволил мыслям на несколько секунд отвлечься от копания и переработки всего, что было связано с недавними событиями. Ну и..ей были попросту приятны его внимание и некоторая забота. Тем более сейчас.
   Колокольчик, как её время от времени называла подруга и напарница, молча послушалась парня и села в такси вместо служебной машины. Как ни прискорбно это замечать, но подобное действие было выполнено на автомате, и было одной из множества привычек, что подарила ей работа. Потому лишь сейчас, пожалуй, она осознала, как опасно постоянно механически совершать подобные повседневные действия, ведь преступники могут этим с лёгкостью воспользоваться, если захотят. И ещё раз, только уже лишь мысленно, поблагодарила Демиана, кладя голову ему на плечо и прикрыв глаза со слабой улыбкой в ответ на его поглаживания, пускай и сквозь капюшон они чувствовались несколько хуже. Но ей всё равно было очень приятно и тепло. Настолько, что в пути она успела слегка прикорнуть, пусть и дорога и не занимала много времени.
   Лёгкое прикосновение к своему плечу вывело юную особу из полудрёмы, а переход из этого состояние в состояние бодрствования сопровождался еле заметной дрожью всего тела и озирающимся взглядом, немного заспанным. Осознав же, где они, она поблагодарила таксиста и расплатилась с ним, оставив довольно щедрые чаевые, после чего вышла из машины вслед за телохранителем и не спеша направилась к дому, в котором снимала квартиру. Краем глаза высматривая незнакомых людей по пути к двери подъезда, Эринелл немного успокоилась и, открыв дверь ключом, нырнула в приятную прохладу подъезда. Эта обстановка вывела окончательно её из состояния дрёмы, позволив вновь мыслить трезво..ну, насколько это было возможно в её эмоциональном состоянии. Довольно быстро преодолела пару лестничных пролётов и вот уже стояла напротив двери, ведущей в квартиру, о которой знают лишь единицы.
   Было ли ей страшно? Может, на самом деле ей только казалось, что об этом убежище знали лишь пара человек? А на самом деле «нужным» людям уже давно было известно об этой второй квартире, где начинающая звёздочка пряталась ото всех и пыталась отдохнуть хоть немного.. Именно под властью этих мыслей её рука дрогнула, коснувшись дверной ручки, и явно не спешила ту поворачивать, боясь застать в последнем оплоте спокойствия недоброжелателей. Ключи, сослужившие уже свою службу и открывшие дверь, вдруг выпали из руки и подобно огромному колоколу ударили своим звоном при соприкосновении с плитой в полнейшей тишине подъезда по ушам. И именно этот звук вывел Эри из некого подобия транса. Потому она подобрала ключи, затем, чуть закусив нижнюю губу, всё же повернула дверную ручку и отворила дверь, сперва только немного, аккуратно заглядывая в коридор квартиры, а потом практически нараспашку, делая пару несмелых шагов внутрь.
   – Шепп.. – Шёпотом позвала она парня, стараясь не показать, что голос еле заметно дрожит, как и всё нутро..да и тело в целом. Дрожь распространилась по всему телу против воли бедной девушки, питаясь страхом и не самыми радужными мыслями, что роились в тот момент у неё в голове. Она не хотела думать и вообще верить в то, что здесь, в её убежище, мог кто-то поджидать с отнюдь не добрыми мыслями, к тому же времени после неудачного похищения прошло мало, преступники не должны были так быстро опомниться и предпринять меры.. Если только, конечно, они всё заранее не просчитали и не подготовили запасные планы… И именно эта мысль приковывала к месту и почти подкашивала, из-за чего Рин и пришлось подпереть стену рукой, не желая упасть. – М-можешь посмотреть.. – Губы почти не шевелились, голос тоже практически пропал, испарился, встретившись с гложущим девушку страхом, потому оставалось лишь надеяться, что тот всё же сможет разобрать этот тихий шёпот или же даже сможет сам обо всём догадаться, прочитав в широко распахнутых глазах тот самый страх, сковавший всё тело, и просьбу. – ..Нет ли тут кого?..
   Она понимала, что вероятность нахождения в доме кого-то постороннего крайне мала, ведь вряд ли сегодняшние преступники продумали всё настолько тщательно. Но поделать ничего с собой не могла. Страх уже подступил настолько, что незаметно перешёл в некоторое подобие панической атаки, которая охватила пока только сознание, не добравшись своими склизкими, противными щупальцами до нервных окончаний в мышцах. И сейчас была вся надежда лишь на Демиана, что он поймёт просьбу и уже через пару минут вернётся к ней в коридор с хорошей вестью, прогонит этот страх..и будет охранять её покой сегодняшней ночью.
   Ей было стыдно. Стыдно за свою слабость, за такую слабую собственную защиту перед тем же страхом и неизвестностью. Стыдно перед ним, перед Шеппардом, что так просто отдала свою жизнь, защиту о ней, в его руки, взвалила на его плечи такой груз, а сама была готова распластаться по полу под тяжестью вездесущего страха и немощности. Да, она старалась быть сильной. Правда старалась. Но, когда дело доходило до вопроса о чьей-то жизни из её близких либо же о её собственной, она ничего не могла с собой поделать.. Перед глазами сразу же всплывала та сцена во всех красках и подробностях. И только в самый критический момент, когда острие ножа уже коснулось нежной кожи на теле человека либо же дуло пистолета, что было чернее ночи и почти олицетворяло собой бездну, было направлено, а чей-то палец плавно и почти небрежно лёг на курок.. Только тогда в ней мог проснуться дремавший где-то в глубине подсознания инстинкт самосохранения.
   А сейчас..сейчас ей приходилось полагаться только на другого человека..даже не близкого, но уже успевшего спасти её жизнь и увидеть то, чего порой девчушка не позволяла видеть родным и друзьям, предпочитая держать большую часть эмоций при себе, не позволяя им выплыть наружу.

+1

39

Текст заявки: (отчаяния пост)
приветики. меня зовут поля и я анонимно ушла с ролочек, а теперь вернулась. ну, знаете этих ролевиков, которые уходят раз и навсегда, а через неделю уже тусят на новом форумчике (смеяться тут). в общем, я полностью дезориентирована в пространстве, но хочу играть. даже форум нашла, комфортненький и дружелюбненький, где бы мы могли начать наше знакомство. запрос мой прост: хочу играть. есть история, о которой расскажу позже, и я могу взять любого ее участника. вообще мне нравятся истории, когда у героев вообще нет возможности быть вместе, но чувства есть. пишу от первого лица, от 6к символов и люблю оформление. это же хотелось бы увидеть у соигрока. у меня немного развилась социофобия, поэтому флуды - не совсем мое, как и постоянное общение в вк или мессенджерах, но если мы сойдемся, то, конечно, буду по первому зову вашей. могу в графику и грамотное выстраивание сюжетной линии, поэтому всегда будем одеты и сыты игрой. могу играть и м, и ж, и в практически любой тематике (реал-лайф, голливуд, мистика, историчка, поттериана, фандомы поменьше тоже могу рассмотреть). хотелось бы такого разнообразия и от партнера. главное - игра. и юмор. юмор - это супер.
по сюжету. есть юная леди лет так 19-ти отроду. она из хорошей обеспеченной семьи, у нее есть сестра-двойняшка, и если сестра - гордость семьи, то наша леди всегда была разочарованием родителей. правда, старалась держать марку. в итоге к 19-ти годам она занимается тем, чем не хочет, и ждет ее запланированное предками будущее, которого она не желает. а так же у нас есть разгульный рок-н-ролльщик лет так около 40, который является близким другом молодости отца юной леди. и вот он приезжает в наш город n, где и происходит история. возможно с гастролями, возможно, наоборот, не имея ничего за душой после очередного провала. и между этими двумя случается химия. разумеется, они не могут быть вместе. или нет?
короче, идей много. просто приходи и будь со мной <3
Пример вашего поста:

Пример поста

Иногда, когда перед сном мысли мешают расслабиться, ты лежишь в кровати и размышляешь о том, как же многогранна жизнь. Рыжие волосы извиваются по подушке причудливыми завитками, и если бы сейчас Ван Гог писал твой портрет, то эта работа стала бы его лучшим творением. Но твои мысли совершенно в другом месте. Их не страшат преграды, расстояния. Они в квартире, где, вероятнее всего, ничего не изменилось с твоего последнего там появления. Все те же однотонные стены, все тот же минимализм в обстановке, все тот же витающий в воздухе запах крепкого табака. На одиноком лежащем на полу матрасе растянулось мужское тело. Ты мечтаешь, что сейчас он думает о тебе. Возможно, он даже хочет позвонить, но считает, что поставил точку в ваших не начавшихся недоотношениях. Ты знаешь, что бы не произошло тем рождественским вечером между вами, это не отменяло того факта, что еще никогда в жизни ты не чувствовала себя на своем месте рядом с человеком, который с натяжкой, но годился тебе в отцы. По какой-то неведомой причине, ты не ощущала, что между вами есть разница в возрасте. Наверное, со стороны это казалось дикостью, но никто не видел вас двоих со стороны. Вы были в своем собственном мирке. Никому не дано было знать о том, что двух таких непохожих людей, каждый из которых пережил многое и вынес из этого определенный урок, может хоть что-то объединять. Но ты помнишь то чувство, словно ты наконец-то обрела тот самый дом. С ним ты не боялась ничего. Ты даже подумать не могла о страхе перед чем-то вне вашего мира. Где-то на подсознании существовало, и существует до сих пор, осознание того, что он всегда придет на помощь. Единственное, чего ты боялась рядом с ним, это его отказа. Собственно, после рождественских событий, бояться стало нечего. Он практически исчез из твоей жизни. Единственное место и время, когда ты могла вновь почувствовать себя спокойно и безмятежно, - перед сном в твоих мечтах.
Он подходил тебе как никто другой. Тебе было нужно спокойствие. Тебе был нужен свой мир, отдельный, находиться в котором могут только два человека - ты и он. Тебе нужно быть уверенной: тебя не предадут, тебя не оставят. Ты потревожила его размеренную жизнь, забралась в его мир, где, как считал он, место только ему одному. Он ошибался. Потому что ты идеально вписывалась. Ты вызывала улыбку на его лице, когда пыталась говорить с американским акцентом, что получалось из ряда вон плохо. Ты привносила в его серый день краски, по крайней мере, рыжий уж точно. Он смотрел на тебя уже не изучающим взглядом. Это было другое. И, хоть он никогда не говорил с тобой о чувствах, ты где-то в глубине души понимала, что случайным образом нашла свое место - рядом с ним. Хорошо, что люди могут видеть сны. Хорошо, что сегодня тебе приснится он. Ненадолго раны, нанесенные им, затянутся. Ты растворишься в мечтах, где все будет так, как должно быть, не внеси в сию историю свои коррективы жизнь. Ты закрываешь глаза...
Я выдыхаю и открываю глаза. Секунду назад этот великовозрастный мужчина мало того, что проигнорировал мои вопросы, так еще и начал наматывать круги по квартире, будто полицейская собака на месте преступления. И это его поведение из разряда "творю, что хочу" бесило. Удивление и растерянность сменились на раздражение, что подкатывало волнами к сознанию, мельтешащая фигура еще сильнее накаляла обстановку, хотя еще несколько секунд назад в животе порхали бабочки, а отвести взгляд от не совсем трезвых глаз американца было мне не по силам. Проследовав за Коулом в комнату, я выслушала бессвязный монолог о том, в каком плохом районе я теперь живу вперемешку с совершенно необоснованными заявлениями, который никак не вплетались в канву его речей. Его движения уверенные, на лице совершенно серьезная мина, и это, к слову, совершенно выводит из себя. Мои вещи почему-то оказываются у него в руках, будто ему не хватает чемодана или сумки, чтобы кинуть их все туда и, наконец-то, взяв меня под руку, как нашкодившего ребенка, сбежавшего из лагеря скаутов, отвезти домой. Только вот я - не ребенок. И, кажется, кое до кого эта аксиома очень долго доходит. И вот, под такие мрачные сравнения, моему терпению приходит конец. Я вырываю вещи из его рук и выкидываю куда-то в сторону, плевать куда.
- Вот именно, какого черта? - Мужчина пытается выйти из комнаты, но я, стоя в дверном проеме, преграждаю его путь, а ладонь ложится на его грудь (от чего, если честно, немного становится не по себе, и руку я одергиваю). - Стоп-стоп-стоп! Если ты коп, это не дает тебе право вести себя со мной по-свински!
Тон становится строгим, громкость голоса повышается. Кажется, щеки начали заливаться румянцем, но вот что: мне плевать! Казалось бы, мне стоит бояться, ведь Коул не в самом адекватном состоянии, ему в голову может прийти всякое, но я не боялась. Так уж получилось, что я давно перестала его бояться. Я знаю, что соседи могут услышать. И мне плевать. Пускай хоть вся полиция штата сейчас съедется в этот дом - плевать! Сначала ты чуть ли не прямым текстом говоришь, что между нами ничего не может быть, и хлопаешь дверью, хотя я тебе только что призналась в своих чувствах. Потом ты месяц игнорируешь мое существование, даже не удосуживаясь ответить на простое приветствие. А теперь ты заявляешься в мою новую квартиру, опять игнорируешь меня, собираешь куда-то мои вещи и говоришь, что мне в моей же квартире, которую я сняла на собственные деньги, став максимально независимой по сравнению с тем, какой я была раньше, не место. Черт возьми, ты обезумел, мужик! Я не заявлялась к тебе в дом в таком виде и не выгоняла тебя непонятно куда. В этот момент почему-то он мне напомнил бывшего мужа, когда тот напивался. Мне хотелось верить, что Коул другой, но я уже видела такой взгляд. И сейчас, как бы сильно я не была влюблена, отделаться от чувства, что все может повториться, не могла. Поэтому поэтому даю себе полю проявить характер, делаю то, что никогда не сделала бы раньше.
- Я могу здесь находиться, это моя квартира, - напоминаю я, но, кажется, та часть меня, что является шотландской и отвечает за рыжие волосы и умение надираться так, что на следующее утро становится стыдно за прошлый вечер, закипает, и та часть меня, что вечно извиняется, не может остановить надвигающуюся бурю. - Видел себя в зеркало? У тебя глаза стеклянные. Сколько ты выпил? Какого хрена ты устраиваешь пьяную сцену? Это отвратительно!
Мы стояли в дверном проеме, ведущем в спальню. Он впервые за последний месяц был ко мне так близок. Я могла чувствовать его запах, который не мог не сводить меня с ума, но вместе с тем меня воротило от помеси алкоголя. Я чувствовала его тепло. Но уже не могла остановиться.
- Если ты думаешь, что можешь ко мне приехать и устроить... что это было? акт заботы такой? ох, да что бы это ни было! Если ты думаешь, что можешь заявиться ко мне в таком виде и начать решать за меня только по той причине, что я к тебе неравнодушна, то ты ошибся. - Я складываю руки на груди. На лице вполне естественно отображается раздражение, в голосе - холод, но за ним скрывается простое непонимание происходящего и боль, которую, кажется, скрыть получается не очень-то хорошо. - Давай будем честными: мы друг другу никто. Мы не друзья, потому что кое-кому для дружбы было "слишком хорошо", - подобное цитирование само по себе получается с издевкой, - Мы не пара, потому что... - и я не знала по какой причине, ведь он просто ушел, ничего не сказав тогда. Причины такого поведения я додумывала в одиночестве, в чем весьма преуспела, однако сейчас подобное белыми пятнами всплывали в сознании, порождая только вопросы, - не знаю почему, было не достаточно хорошо, наверное. Ты ушел. И вот теперь ты здесь. Один вопрос: зачем? Но ты не отвечаешь. Заместо ответа я слышу, что живу в плохом районе и мне срочно нужно куда-то собираться. Резонный вопрос - что, черт подери, происходит?
Мужчина опять пытается вернуться к входной двери, но я все еще стою у него на пути. По большей части из-за того, что не могу пустить его в таком виде одного даже домой. Лучше уж пускай будет тут, даже если это не лучший для меня расклад. Ладонь опять опускается на его грудь, но на этот раз одергивать руку я не собираюсь. Я смотрю в его глаза, но не вижу там монстра, которого видела в глазах бывшего. Потому, что Коул другой. То, что он делает со мной, куда больнее, чем любая физическая боль.
- Давай ты уже определишься, кто я для тебя? Ежу понятно, что ты приехал сюда не новоселье отмечать. Так реши уже сам для себя хотя бы! - Я вздыхаю, после чего почему-то взволнованно и громко дышу, хотя причин для подобной реакции организма не было, быть может, только повышенный тон. - Коул... - Мне остается только устало смотреть в его глаза, деля пополам попытки найти там ответ и не утонуть в этом омуте. Если я не нужна ему, то зачем он пришел? Если нужна, то что останавливает? Я не надеялась на искренность. Если честно, я не надеялась вообще на какой-либо ответ. Увы, мне не дано знать, что в его голове, как бы сильно порой не хотелось проникнуть в его мысли.

+3

40

Форум: Sacramento
Текст заявки:
- имя: Марина Олфорд | Marina Alford
-внешность: Джинн Трипплхорн | Jeanne Marie Tripplehorn  (или на ваш выбор)
-возраст: 47 y.o.
-отношения: Любимая жена

Описание: Марина родилась в Америке. Ее отец имел бизнес, который, как потом выяснилось, оказался преступным. Он занимался поставкой оружия различным бандам, прекрасно разбирался в юридических вопросах, что позволяло ему держаться на плаву и в скрытности от органов. Мать же, наоборот, была мирной женщиной, которая являлась учителем в школе. Денег в семье было достаточно и Марина получала все самое лучшее, кроме главного. Родительского внимания. Мать практически ночевала в школе, отец на тоже где-то пропадал и девочка была брошена на бабушку. В школе она училась прилежно и была тем самым ребенком, который всегда сидел на самой последней парте, хоть и пользовалась спросом у одноклассников. Она была красивой, очень. Необычная красота притягивала, но она выбрала лишь одного. Щупленького мальчика с большими очками на носу, которого перевели в ее класс совсем недавно. Так, началась их дружба. Они вместе росли, делали домашнее задание, гуляли, встревали в передряги. В доме все становилось только хуже. Начались ссоры родителей и сначала Марина не улавливала их сути, пока однажды не подслушала разговор. Как выяснилось, отца стали зажимать и единственным выходом был переезд в другую страну, а если быть точнее, то на родину в Италию. Они быстро собрали свои вещи, Марина толком не успела что-либо объяснить Джеймсу, сказав ему лишь короткое "пока". Она скучала по Джеймсу, обменивалась с ним письмами. Что было дальше- известно лишь ей, но после окончания школы она собрала вещи и уехала обратно в Америку, где ее приютила кузина. Девушка поступила в архитектурный университет и вот, она случайно оказалась в одной группе с ДЖеймсом. Они даже не узнали друг друга сначала и лишь потом, когда они поняли, то долго не могли поверить в эту встречу. Изменились оба. Она стала краше, он уже не был тем щупленьким мальчиком, которого пытались тюкать. Их дружба вновь набирает обороты, но вскоре она перерастает в любовь. В крепкую и сильную. Добиться у ее отца благославления, получилось, но это было сложно. Свадьбу сыграли скромную в США, пригласив родственников. Семейная жизнь бьет ключом, через некоторое время у Марины и Джеймса рождается дочь Кара. Самое любимое создание для обоих. А потом, через несколько лет, их жизнь дает трещину, когда Олфорда арестовывают и сажают на год в тюрьму. Женщина не верит в это. Имея связи и деньги, женщина начинает сама копать, искать свидетелей, чтобы снять с мужа хотя бы часть ложных обвинений. Что она делала для того, чтобы его выпустили, так и осталось загадкой. Надолго ли?

Ваш персонаж: Это достаточно богатый человек, который стоит во главе крупной архитектурно-строительной компании. Ему 47 лет. Имеется жена и дочь, которых безумно любит, но жизнь была омрачена тем, что мужчину посадили по ложному обвинению в мошеничестве. Год он отсидел в тюрьме и после повторного слушания с него сняли все обвинения. Внешность: Тимоти Омандсон

Хочу сказать, что на форуме уже имеется дочь и сестра Джеймса.  Все детали персонажа обговариваются, в том числе и внешние данные (я еще думал над Медхен Эмик), здесь я не особо придирчив, главное, чтобы все было логично. Части БИО так же остаются на ваше усмотрение. Кто знает, может она связана с мафией, а может и нет. Приходите и мы все обсудим.
Пример вашего поста:

Пример поста

Спокойный. Рассудительный. Редко увидишь в увеселительных местах.
Именно таким его знали на работе. Макс со всей ответственностью выполнял задания, пропадал днями, ночами на работе и сейчас, он пропадал уже вне работы. Его мало видели в участке и кажется, люди начали интересоваться. Кто-то, кто видел Макса, говорили о том, что он стал еще более замкнутым и молчаливым, будто бы у него что-то случилось. С его счета была списана крупная сумма денег и никто не знал почему и что случилось. А он просто работал. Новое дело, которое закрутило Безумного Макса с головой, углублялось крепкими корнями в землю и вели куда-то к гонщикам. А еще, его чутье подсказывало то, что часть этих корней приведет его на работу. Ричардсон уже давно понимал, что в отделе есть крот, но кто именно? Это было сложнее всего угадать. Он никому не мог доверять.
Большую часть средств, которые он просто копил на черный день, пришлось пустить на покупку хорошего автомобиля, чтобы не оставаться позади...да-да, стритрейсеров. Мужчина даже начальству не доложился, впрочем, он так делал часто. Всегда предпочитал собирать сведения по полной программе, а потом уже выкладывать на стол, дабы его доводы не были нелепыми и притянутыми за уши и другие части тела.

Две недели и вот, его выбор пал на поддержанный Aston Martin, которые еще вполне себе был на ходу и составлял неплохую конкуренцию. Тачку ему подогнал один из друзей, которых Макс удачно и предусмотрительно заимел, когда вел одно дело. Еще неделя и мужчина сам полностью проапгрейдил своего нового "питомца", сделав из него настоящего зверя. И теперь, когда дело близилось к тому заветному часу, мужчина легко проводил рукой по капоту, будто бы разговаривая и лаская авто.
А в чем же заключался план Макса? Все было донельзя просто.
Дело о незаконном обороте оружия, привело его к перекупщикам, перекупщики дали наводку на других, третьи дали наводку именно на гонщиков. Знаете, а ведь это дело захватывало его все сильнее и сильнее. Ричардсон уже сам не мог остановиться. А еще, он чувствовал слежку. Адрес удалось раздобыть с трудом. Приехав к назначенному времени, мужчина припарковался недалеко от толпы и выйдя, тут же встретился с двумя амбалами.
- Эй салага, ты кто еще такой.- Упс. Кажется, тут все же действительно проверяют. Настроены они были явно не дружелюбно, а по сему, Максу пришлось вести себя так же не дружелюбно.- Не боишься поседеть, если имя скажу?- Но тут, кто-то окликает парней, вызывая их к себе. Облегченно выдохнув, мужчина захлопывает дверь и облокотившись на авто, издалека наблюдает за всем сборищем, словно хищник, который ищет себе жертву. Но вот, жертва сама подходит. Мужчина решает, что это его возможность задержаться в кругах гонщиков. Надев на себя маску добродушия и открытости миру, он улыбаясь произносит.

- Ну привет, Марис. Зови меня Максом. Можем сделать припуску Безумный, я не обижусь.- Мужчина ухмыляется и легко пожимает руку дамы, не забывая о манерах. - У меня Астон Мартин. Когда-то купил у перекупщиков, поддержанный, но прокачанный под самый не горюй. Настоящий зверь. - Мужчина с некой любовью говорит о своем автомобиле, вновь поглаживая его по капоту. Слишком трепетным был Макс в плане автомобилей.
Стоит признаться, мужчине непривычно было находиться тут, да и девушка явно просекла то, что он здесь в первый раз.- Говорят, что женщины намного опасней мужчин. Поэтому я был бы удивлен, если бы ты оказалась слабым противником, но мне в радость с тобой потягаться. Боюсь, только ты меня и примешь. Новеньких у вас не любят, я смотрю. - Мужчина бросил короткий взгляд на тех двух парней, посмотрел на них с каким-то неприятным холодом в глазах и какой-то хищной ухмылкой, будто бы делая вызов, мол "Идите ко мне, я вам покажу!". Вопрос о кругах и лисе застал его врасплох. Мужчина как-то затормозился с ответом, а потом честно пожал плечами. Вряд ли она будет его травить, учитывая то, что несколько месяцев тут не появлялась. За такой срок можно потерять свое место, этот мир такой. Похож на мир животных, где самцы теряют свой престиж и уважение в стае.

- Честно? Я пока тут не освоился и хотел попробовать с круга. Захотелось получить новых эмоций, работ наскучила очень, чахну. А здесь, смотрю, можно разрядиться. Поможешь?- Мужчина подмигивает Марис и направляется к ее машине, чтобы рассмотреть главное "орудие" своего оппонента.

0


Вы здесь » Live Your Life » -Реальная жизнь » Поиск партнера для игры


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC