Live Your Life

Объявление

  • Новости
  • Конкурсы
  • Навигация

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » -Реальная жизнь » Поиск партнера для игры


Поиск партнера для игры

Сообщений 21 страница 40 из 130

1

В данной теме действуют Общие правила каталога и Правила раздела «Ищу игрока» (подробнее). Дополнительные правила специально для «Поиска партнёра» указаны ниже.

Заявка в теме оставляется в следующих случаях:
• У вас нет на примете ролевой, но есть желаемые образы и сюжеты для отыгрыша;
• Вы игрок на определённом форуме и ищете партнёра с конкретными предложениями по сюжету.

Конкретика:
• Один пользователь - одна заявка в тематике;
• Один пользователь - не более трёх заявок всего (в трёх разных тематиках);
• "С аккаунта сидят два/три/десять человек" - всё равно одна заявка в тематике;
• Хочется новую заявку - попросите сначала удалить старую (в этой теме с указанием раздела);
• Поиск - только для игроков, ищущих партнёров. Для администраторов и пиарщиков есть "Ищу игрока";
• Пример поста обязателен;
• Анкета или пост по ссылке закрыты для гостей - сообщение удаляется;
• В одном сообщении несколько отдельных заявок на искомых персонажей - каждую под спойлер;
• Заявка очень объёмная и/или в виде крупной таблицы с заливкой цветом - хотя бы часть под спойлер;
• Обновлять/поднимать имеющуюся заявку можно не чаще, чем раз в две недели. Открывать новую после удаления старой - без ограничений;
• Сама по себе заявка находится в теме два месяца, после чего удаляется.

Запреты:
• Повторять заявку раньше, чем по истечении двух недель;
• Пытаться обмануть администрацию путём создания дополнительных аккаунтов;
• Игнорировать шаблон заявки;
• Администраторам - искать акционных персонажей не для себя лично.

Шаблон заявки для поиска партнёра на форум
Код:
[b]Форум:[/b] (ссылка в виде названия)
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Ваш персонаж:[/b] (ссылка на анкету (не на профиль!) или краткое описание, даже если персонаж канонический)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста  (либо ссылка на сообщение с указанного форума) [/spoiler]
Шаблон заявки для поиска партнёра (без приглашения на форум)
Код:
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler]

0

21

Форум: SACRAMENTO
Текст заявки: имя: на ваш выбор
внешность: Карл Урбан | Karl Urban
возраст: 35-40 y.o.
отношения: спаситель и лечащий врач
связь: лс | гостевая
Мы познакомились десять лет назад, когда я была юной наркоманкой, а ты проходил практику в одной из больниц Нью-Йорка. Не знаю, что это было с твоей стороны. Жалость, твоё стремление помогать людям, или банальный интерес: «А смогу ли я доказать на практике, что умею лечить людей не только лекарствами?». Но факт остаётся фактом – ты смог вытащить меня из этой ямы и более того, проследить, чтобы я не сорвалась вновь. И я искренне тебе благодарна. И это совсем не связанно с моей влюблённостью.
Мы продолжаем общаться всё то время, что я живу в Большом Яблоке. Мы отлично ладим и у нас даже есть ключи от квартир друг друга. Тебя не смущает, что иногда я сплю с девушками или вместо наркотиков, порой, вливаю в себя литры алкоголя. Ты ворчишь, приходя ко мне домой, когда я сижу на кухне и пью стопку за стопкой. Ворчишь, но присоединяешься.
С тобой даже молчать приятно.
Мы не теряем контакта даже когда я переезжаю в Сакраменто. Часы общения по телефону, вечера в скайпе, постоянная переписка. Даже не расстоянии мы умудряемся проводить вечера друг с другом, распивая пиво или что-нибудь покрепче. Иногда я не могу удержаться от колкости: ты врач, а разрушаешь свой организм дозой спиртного. Ты даже не огрызаешься, молча показываешь мне фак, намекая куда и как мне идти. Обожаю наши ментальные разговоры.
Вскоре ты и сам переезжаешь в Сакраменто. Не знаю, так ли ты скучаешь по мне, или твой «перевод» - это действительно перевод, а не прикрытие. Но я на самом деле рада, что теперь ты ближе. У меня снова есть ключи от твоей квартиры, а ты всё так же заходишь ко мне домой без стука. А ещё моя чёртова кошка от тебя просто в восторге.
Мы топчемся на одном и том же месте уже десять лет. Иногда мне кажется, что ты действительно меня любишь, но никак не могу отделаться от мысли, что это просто проявление дружеских чувств, а не то самое светлое, доброе и вечное чувство.
С другой стороны, с моим характером рассчитывать на что-то «доброе и вечное» чертовски глупая затея. А сам ты больше влюблён в свою работу, так что для нас двоих отношения – это как единорог. Наверняка что-то невообразимо прекрасное, но абсолютно точно – мифическое.


ПОЖЕЛАНИЯ
Во-первых – Боунз. Смекаете? Боги, я влюблена в этого персонажа. Так что если он будет похож на него – это прекрасно.
Во-вторых, я стараюсь не писать заявки, ограничивающие создание персонажа для потенциального игрока. Вы в праве решить как его зовут, где он родился, вся его биография, его чёртов характер – ваше творение. Я просто хочу, чтобы он был медиком и, о боги, я очень хочу его в пару. Опыта подобных отыгрышей у меня немного, но я могу и в драму, могу и в фарс. Зная меня, получится драма, полная фарса. Мы определённо будем ревновать друг друга и бояться сделать первый шаг. Потому что у него – работа, у неё – дурная голова. Но в итоге я верю, что эти два котика будут вместе. Потому что посмотрите на Урбана. Посмотрите на Риттер. Это же грёбанное к-к-комбо!
Огромная просьба не брать персонажа «просто так». Я слишком его люблю, чтобы сначала обрадоваться, что он пришёл, а потом расстроиться из-за того, что меня кинули. Я готова играть так много, сколько вам хочется. Я готова играть ваши сюжеты, я готова придумывать что-то сама. Но я действительно не люблю, когда игру приходится вести только мне. Идеально, если мы станем командой и я буду очень рада, если мы станем постоянными соигроками.
Заранее люблю и всегда жду.
заявка на форуме

Ваш персонаж: Кора Брэндвин, 27 лет, графический дизайнер в "Black RoseCo International". Внешность: Krysten Ritter
Кора – цинична и зачастую сама себе на уме, ещё в детстве она прослыла знатной фантазёркой. Тогда она любила сказки (но уже в то время скептически относилась к принцессам) и старалась запечатлеть каждое радостное мгновение жизни на листочке. Кора выросла, но к сказкам не охладела. На самом деле, это тайна, но она до сих пор любит засесть с какой-нибудь детской/подростковой книжкой или пересмотреть старые-добрые мультики или фильмы детства. Впрочем, об этом лучше никому не знать, потому что Кора очень старается не раскрывать себя с такой милой стороны.
Она тяжело сходится с людьми. Нет, правда, Кора может иметь кучу приятелей/знакомых, но у неё действительно проблемы с доверием. То ли мать в этом виновата, то ли наркоманское прошлое и темные переулки Нью-Йорка – Брэндвин и сама не может точно сказать, почему от всех ожидает подвоха. Впрочем, это не мешает ей находиться в компании на работе и заводить кучу приятелей.
Мешает ей её любовь к странному юмору. К тому же, она совершенно не умеет шутить, хотя и с радостью смеётся над самой собой. Но не когда это переходит все крайности или кто-то пытается её таким образом задеть.
Особенно Брэндвин ненавидит разговоры о вере. Серьёзно, при неё лучше даже Папу не упоминать, Кора обязательно выскажется по этому мнению и совершенно точно её мнение не будет положительным.
Недоверие приводит к тому, что Кора трепетно любит дорогих ей людей и готова в лепешку ради них разбиться. Вообще, она умеет быть заботливой (на самом деле, ей это даже нравится) и чтит справедливость. Пожалуй, в этом виноваты именно сказки. А ещё она искренне любит быть нужной, когда с ней советуются. И тем более, когда её просят руководить группой во время работы над каким-то проектом. Она и сама понимает, что это следствие того, что в детстве она не чувствовала себя частью команды, но на самом деле разбираться в причинах её нынешнего поведения Кора просто не хочет.
Пример вашего поста:

Пример поста

До этого момента она никогда не была в больнице так долго.
Сначала её пытались не пускать в палату. «Вы не родственник». Плевать Роуг на это хотела: пара сотен долларов местному уборщику – и вот она на месте, дремлет на стуле возле больничной кровати и периодически просыпается, чтобы смерить мониторы с жизненными показателями якобы знающим взглядом. Но линия стабильная, пульс тоже – она уже успела загуглить и да, влезть в доверие к одной из медсестёр, которая её жалеет и часто говорит, что Винни сейчас стабилен и всё будет хорошо. Ни черта не хорошо, милая. Моя шея уже не поворачивается даже на сантиметр.
Все считают, что Розамунд – очень верна своему любимому. Врачей умиляет подобные отношения, они жалеют её и уже не ворчат по поводу того, что не родственникам нельзя. Сама Роуг слабо представляет, что будет делать без этого придурка и совсем не обращает внимания на то, что вся больница шепчется о том, что она – несчастная невеста. Ха, неужели всем так дико видеть друзей, которые столь сильно переживают друга за друга? Да и честно говоря, это ведь нормально, да? Сидеть с близким человеком, когда тот болеет. Правда, они раньше проходили лишь простуду, когда вытаскивали друг друга из кровати, чтобы выкинуть сотню бумажных платочков и накормить страдающего куриным бульоном.
Сейчас бульоном не обойдёшься и Роуг на самом деле страшно. Потому что так далеко они ещё не заходили. Таких серьёзных последствий не вела за собой ни одна их шалость или глупость. Никто не страдал всерьёз. Конечно, Ватсон всегда подозревала, что очередная дурость будет дорого им стоить. Но всё это было скорее потенциальными проблемами, а не реальными.
«Боюсь, потеря зрения составляет почти сто процентов. Мы не можем ничего сделать на данном этапе, пока нам не удастся провести операцию по извлечению всех осколков. Но шанс есть, это экспериментальная методика…». Признаться честно, Ватсон дальше не слушает. Она лишь думает о том, что всё же пора вылить в стаканчик с кофе половину своей фляги с виски и выкурить ещё полпачки сигарет.
Врачи всё же отправляют её домой, спать и набираться сил, так что когда Ро приходит в следующий раз, её извещают, что Малдер уже пришёл в себя. Роуг на самом деле не  знает, сказали ли ему о том, что теперь желание завести собаку – вполне оправдано. Она лишь кивает пару раз, уточняет можно ли сейчас к Винсенту и в состоянии ли он разговаривать. Получив положительный ответ, Ватсон старается не терять времени даром: рано или поздно её снова выгонят, так что во времени они ограничены.
- Хэй. Привет, боец. Ты ведь не думал, что кто-то позволит тебе умереть, пока ты не внёс меня в своё завещание?
На самом деле, она искренне рада тому, что голос её не дрожит, а сарказм получается всё таким же жалким, как и обычно. Шутить она в принципе нормально не умела, но Винсент, кажется, уже давно привык.
Розамунд ставит стул, на котором сидела весь вчерашний день, ближе к кровати лучшего друга, ставит свой стакан с кофе (в вашем виски кофе не обнаружен), садится на стул и не долго думая, берёт Винни за руку. Просто чтобы обозначить, что она рядом, без всякой этой ванильной фигни в виде признания в вечной любви, слёз и соплей. Это они уже выясняли – любовью, в плане реальных романтических отношений, между ними и не пахло. Малдер был старшим братом, которого сама Роуг никогда не хотела. Потому что даже такой старший брат был больше похож на младшего и порой вёл себя хуже Джонни. 
- Что тебе говорили врачи? – Роуг стыдно за то, что она старается не смотреть на эту проклятую повязку. Она привыкла делать вид, что её ничто не заботит. Что она сильная, смелая и всегда способна воспринимать ситуацию критично, отстраненно и на холодную голову.
Хер там. Ей страшно смотреть на эти бинты. Потому что дальше – неизвестность, а быть не готовой к чему-то она не привыкла. Осознание того, что от тебя ничего не зависит - режет по сердцу и заставляет саму себя ненавидеть.

0

22

Форум: 23 Jump Street
Текст заявки:

с в о д н а я   с е с т р а, 18—22 лет

Заявка на форуме.
Эй, йоу. Давай познакомимся поближе? Сколько тебе лет уже, двадцать? Двадцать один? Совершеннолетняя? Давай выпьем. Нам есть, что обсудить. Куришь?
Ты никогда не хотела брата.
Или, погоди, ты всегда мечтала о том, что будет кто-то, кто возьмет на себя все твои проблемы?
Я не такой.
Есть такие дети. Знаешь, никому не нужные особо дети.
Ну, чего я тебе рассказываю - ты-то конечно знаешь.
Что у нас общего? Как минимум, группа крови. Как максимум - отец у нас с тобой был один на двоих, но, так уж вышло, ему и одного ребенка было многовато, так что ты присаживайся, плед вот накинь, а я расскажу, как это все было. Дерьмо, оно случается. Это наша семейная черта, постоянно в нем по уши плавать.
Ты привыкнешь. Хотя, вижу, ты уже привыкла похлеще меня.

» текст заявки

Митчелл Лейхи был и остается мужиком с ублюдским характером и нулевым значением совести: будучи законным мужем моей матери, в то время еще убежденно гнущей линию послеродовой депрессии, он активно ходил налево, направо и поперек, пока в один из адюльтеров не обрюхатил одну незадачливую девицу, у которой из всех качеств только и было, что умение петь и влюбляться по самые гланды в первого встречного мудака с трехдневной щетиной. Нет, начиналось все довольно неплохо: Митчелл профессионально конопатил мозги той девице, потчуя ее пустышками вроде «да-да, я точно разведусь с женой», «да-да, я весь твой, крошка, только сын подрастет», и в конечном счете дожал до того, что делать аборт было уже поздно. На этом его громкие обещания слегка повысили градус, сильно подняв девице настроение на пару месяцев, и вдруг вышли в абсолютный ноль. Прикинув, что возиться с малявкой, которая родила еще одну малявку, ему уж точно никак не с руки, Митчелл благополучно прикатил свои тестикулы обратно к законной жене и подрастающему сыну, оставив свое мимолетное увлечение где-то там, в далекой Филадельфии, со всеми социальными и финансовыми проблемами, которые свалились на нее практически сразу же после того, как за незадавшимся муженьком захлопнулась дверь. Неприятности в семье, которая не одобрила раннее рождение ребенка хрен знает от кого? Есть. Проблемы со здоровьем, начавшиеся из-за нервов и злоупотребления алкоголем? Есть. Абсолютная задница с деньгами? Есть.
Ты росла далеко не в самых приятных условиях. Бывает и хуже, но могло бы быть и лучше. Череда постоянной смены квартир, в которой каждая последующая была в разы хуже предыдущей, в конечном счете привела вас с матерью в убитый трейлер, который ссудил один из последних сожителей по доброте душевной, чтобы вы обе не замерзли насмерть с первыми же холодами. Да, твоя мать пыталась то работать, то воровать, то воровать на работе, но все, будем честны, шло из рук вон плохо и ей еще сильно повезло, что ты хотя бы родилась с отменным здоровьем. Ни ночи под тонким одеялом, ни голодные дни тебя не сгубили, ты даже в школу ходила, в обычную такую, буквально пешком от трейлерного парка ходила в любую погоду и, черт побери, была дикой отличницей (кажется я начинаю догадываться, к кому ушла львиная доля семейных мозгов). Книги из бесплатной библиотеки, ручки, стыренные из магазина канцтоваров, вещи всегда только из сэкондов, потому что на большее денег не хватало, и чудовищно гипертрофированное желание доказать всему этому блядскому миру, что ты - не последнее отребье. На этой волне ты выкарабкалась в среднюю школу.
Сколько тебе было, одиннадцать или уже тринадцать? Жизнь знатно заехала тебе по психике, порадовав фамилией отца в экстренных новостях: некто Трой Лейхи вместе с приятелем устроил стрельбу в своей школе. Да ладно, совпадения бывают, только вот мальчишка, чью фотографию показали на весь экран в магазине электроники, был чертовски похож на тебя. Такой же белобрысый. Скуластый. Возраста твоего. Все это прекрасно складывалось с рассказами матери об отце-мудаке, который бросил вас ради какой-то там шлюхи с ребенком. Отлично складывалось. И от этого становилось не по себе: ты живешь тут, в Филадельфии, а там, в Арканзасе, твой кровный родственник выносит кому-то мозги.
Надо бы перекурить эти известия.
Когда жизнь дала тебе еще разок поддых для профилактики, тебе было уже шестнадцать, когда к хлипкой двери трейлера подъехала машина и выплюнула из себя двух людей с предписаниями от службы опеки, которые буквально за сутки поменяли твое гнездо в недрах раздолбанного фургончика на вполне себе приличную кровать, но в интернате. Не думаю, что это прибавило тебе восторгов. Ладно, херня, прорвемся, решила ты и продолжила грызть гранит школьных наук. Вот только с деньгами стало совсем хреново, а работать - можно, конечно, и работать, но пары месяцев практически без сна тебе с лихвой хватило для того, чтобы понять «не пытайся сочетать несочетаемое». Ты же даже не ела нормально, куда тебе работать то уборщицей, то посудомойкой, то перекупать смену у дворника? Так и нарисовались на твоих юных горизонтах наркотики. Нет, сами по себе они в твоей жизни появились еще раньше, когда твоя матушка опытным путем выяснила, что достать их проще и дешевле, чем нормальные таблетки, но до шестнадцати лет в твою умную голову не забиралась идея начать продавать их. Это только потом что-то дало перекос, заиграли фибры девичьей души, требую новую сумочку или не раздолбанные кеды, и ты связалась с местной шушерой, начав толкать дурь по школьным дворам и туалетам. Но, видимо, карма в этом мире все-таки существует и какая-то вселенская справедливость работает, потому что, когда тебя в конце-концов приняли под белы руки служители закона и правопорядка, статья тебе досталась довольно мягкая: подумаешь, полгода за хранение. Тебя еще и выпустили за примерное поведение, и отработать дали возможность в той же забегаловке, куда ты и так давно пыталась попасть на полставки ввиду возраста. Да, запись в личное дело, но зато какой жизненный опыт, а? Не тушуйся, у меня тоже такой есть.
С серьезной натяжкой тебя приняли обратно в школу, так что свои законные бесплатные знания ты в конечном счете все-таки получила. Сколько тебе к тому моменту, восемнадцать же ударило? Надо было что-то делать, куда-то думать в преддверии того, что скоро двери интерната перед тобой закроются ввиду великовозрастности. И Жизнь, чтобы ты долго не маялась дилеммами угробленного детства и наступающих на пятки взрослых решений, быстро отвесила тебе очередной пинок под зад: матушка, и так начавшая изрядно сдавать в последнее время, все же отдала богу душу… вообще-то нет. Этого тебе, может, и хотелось больше всего на свете, особенно после того, как она попыталась за очередную дозу продать не руль от трейлера, а тебя целиком или по частям, но очередной ее закидон поставил точку во всех твоих терзаниях и, нацепив старые кеды и натянув шапку пониже на уши, ты двинулась в крестовый поход за вторым родителем, надеясь, что хоть он будет немного получше. Крестовый - потому что уже на третьей попутке, едва не закончившейся групповым изнасилованием, ты ты решила, что вполне готова поставить крест поверх могилы отца, если он разочарует твои ожидания.
И он, конечно же, тебя не подвел.
Страничка в Фэйсбуке? Дальние родственники? Фотка из старого альбома и номер мобильника, который не изменился за несколько лет? Я в душе не представляю, как ты отыскала этого мудака, но ты это сделала. Только вот Митчелл не из тех людей, что примут в объятья потерявшегося ребенка. Митчелл, скорее, относится к тем, кто продинамит встречу в самых лучших традициях.
Тебе ничего не оставалось, чтобы вернуться в сраную Филадельфию и попытаться хоть как-то устроиться. И желательно не в петле.
Потому что родной город встретил тебя щербатой улыбкой скатившейся матери, которая ни в какую не могла тебя узнать, потому что у тебя за спиной флагом маячил тюремный срок, потому что ты малолетка, которую никому не с руки брать на работу, потому что вот сесть бы и разреветься, но ты ведь не из таких, да? Я ведь прав? Будь у тебя яйца, они явно вышли б тяжелее, чем у нашего отца.
Да, давай уже познакомимся. Это я, сын Митчелла. Старший. Приятно познакомиться.
Да, это вот из-за меня - в какой-то степени - твоя жизнь пошла как по пизде ладошкой.
Ты много кем работала, перебиралась с места на место, где-то жила, как-то спала, что-то ела, но, будем честны, это так себе жизнь. Существование. И так оно было до того славного дня, как ты не напилась в дрова, зная, что ни за что в жизни не расплатишься за весь этот богатый набор из коктейльной карты, и не начала рыдать мне в дырявую рубашку за жизнь, за то, как все хуево, что идти тебе некуда, потому что очередная несостоявшаяся соседка попросту кинула тебя с последними деньгами, что трахнуться с незнакомцем было бы не так-то уж и плохо, - и хорошо, что мне в тот день было реально не до того. Ты показывала фотографию, смятую в кулаке. Ты пыталась разбить мобильник, где была открыта страница в социальной сети. Его, человека, который сломал жизнь твоей матери и тебе в частности. Его, человека, которого я, несмотря на многие годы порознь, со второй попытки узнал. Ну, то, что я услышал его имя, сыграло не последнюю роль.
Так мы с тобой и познакомились. Я - Трой Лейхи. Я восемь лет отсидел в тюрьме, пока ты пыталась выдернуть свою жизнь из задницы, и вот я вышел, а твоя жизнь все еще примерно на том же уровне. И нашего с тобой отца я тоже не видел хренову тучу лет. Знаешь, это не повод париться лишний раз. Отпразднуем воссоединение семьи? Или ты боишься меня, а? Того человека, что смотрел на тебя с экрана чужого телевизора тогда еще, в детстве? Может быть, стоит.

Да, я ищу сестру для задорную игру в семью. Не для галочки в профиль. Не для игры только со мной. Не в пару для инцеста. Для трэша, угара, взаимных проблем, переживаний и связи, которая у нормальных людей формируется с детства, а у нас, под гнетом обстоятельств, появляется за считанные месяцы. Мне нужен инициативный игрок, который не боится большого форума и не стесняется играть с другими людьми, приходя по заявке. Игрок, который не трясется на «святостью заявки» и может лихо поворачивать ее жизнь.
Имя и фамилия в заявке: Эбби Фостер. Их можно сменить, предупредив меня.
Возраст: 18-22 максимум.
Как варианты внешности: Imogen Poots, Haley Bennett, Lea Seydoux, Skyler Samuels, Mackenzie Davis — в идеале блондинка. Можно обсудить, предложить свои варианты.

п р и д у р о к   о т е ц, 40+ лет

Кому не хочется неожиданных поворотов в жизни своего персонажа? И то верно, есть такие люди, предпочитающие спокойную игру, но я не из них. Мне подавай нервотрепки.
Этого человека зовут Митчелл Лейхи и последний раз мы виделись с ним, когда мне было лет десять.
Идеальный отец. Отец года. Глава семьи. Все эти эпитеты не про него. Про кого угодно, но не про Митчелла.
Этот человек — образец восхитительной мерзости.
Он ушел из семьи, когда мне было семь лет, и с тех пор жил припеваючи, ни в чем и ни в ком себе не отказывая, пока в 2008 году не узнал, что наследник, оставшийся на воспитании бывшей жены и ее нового хахаля, устроил стрельбу в своей школе и загремел в тюрьму на долгих восемь лет. Впрочем, даже после этого Митчелл спокойно продолжил жить дальше, высказав бывшей супруге формальные соболезнования. Он считал, что этого достаточно. С сыном не связывался — зачем? Думал, что очень вовремя избавился от такого отброса и свалил в закат.
Но в '17 году я снова привлек его внимание. Не абы как, а образом популярного среди молодежи музыканта.
Финансовое состояние Митчелла, кутящего налево и направо, оставляет желать лучшего к этому моменту и он решает, что сын отца не бросит и вообще по гроб жизни ему обязан за один только факт рождения, поэтому приезжает в Филадельфию с четко поставленной целью: прибиться к новой кормушке.
Прототипом этому персонажу отчасти стал Хэнк Муди из сериала «Californication».
В плане внешности: Mark Pellegrino, David Duchovny, Luke Wilson, George Clooney, David Tennant, Christopher Eccleston или ваши варианты. Четкое соответствие моей внешности не нужно, поскольку это нам только в плюс — персонажу добавляется некоторая неприязнь к моему, потому что последний пошел весь в мать.
Не тотально отрицательный персонаж, скорее тотальный «приспособленец».
По-профессии: какой-нибудь музыкант на пенсии (аля отец Ханны Монтаны), художник, писатель, может быть азартный игрок, бросающийся из края в край. Определенно не кто-то стабильный, вроде директора банка.
Заявки на форуме нет. Все можно обсудить со мной.

«в т о р а я   м а т ь», 27+, заявка для экстремалок

Я начну с самого страшного для ролевого народа, с внешности: Amber Rose. Я готов поменять на Nicki Minaj, может быть на Rihanna или, если вы вспомните какую-то такую же фигуристую и темнокожую барышню, можете предложить ее как вариант. Второй страшный момент: у нее есть дочь девяти лет. Третий момент: она лесбиянка.
Так что если вы хотите экспериментов, то читайте дальше, а если вам по душе более стандартизированные роли, то закрывайте этот спойлер. Заявка эта, очевидно, не в пару. Но если вы найдете себе кого-то, то я только «за».
Изабелла. Что за дурацкое имя? Кто-то к тебе так еще обращается? Я зову тебя Зи и ты никогда не возражала.
Сколько тебе лет, тридцать? Ты очень молодо выглядишь, потому что следишь за собой и тратишь на свою внешность баснословные суммы. Да, ты отлично зарабатываешь. Ты организовываешь мероприятия, от праздников вроде свадьбы до совещания совета директоров на яхте. И, знаешь, более хваткой женщины, чем ты, я не видел. Ты захотела работать в шоу-бизе — ты устраиваешь мероприятия для звезд. Ты захотела ребенка — завела дочь, не размениваясь на такие мелочи, как «муж», «алименты», «семейный очаг».
Ты была первой, кто узнал о моем прошлом. О том, что я сменил имя, сменил место жительства, но не поменял характер. Ты помогла мне найти работы и устроила жить на своей второй квартире. Я следил за твоей дочерью и отводил ее в школу, пока ты занималась своими делами — я, человек которого любая другая женщина не подпустила бы к себе близко и никогда бы не оставила наедине со своим ребенком. Тебе все равно. Иногда мне кажется, что ты поддерживаешь мой поступок.
Ты устроила мою свадьбу. Уберегла от первого передоза. Ты всегда была на моей стороне.
И когда у тебя начинаются трудности, ты знаешь, что я сделаю все, что угодно: не просто подержу за руку, не только подброшу деньжат, а пойду на убийство, потому что кому, как не тебе, знать, как мало у меня моральных принципов.

Связаться со мной можно здесь в лс, на форуме и, в конце-концов, вконтакте. Если вам кажется, что вы можете прикрутить к моему поиску какой-то свой желаемый сюжет, то может быть не кажется, спросите.
Ваш персонаж: Уэсли Страуд, 22 года, восемь из них отсидел в тюрьме за массовое убийство в школе. В настоящий момент эта история снова всплыла и теперь все штаты в курсе, кто я такой. По состоянию на сентябрь '17 года я — набирающий популярность среди молодежи музыкальный исполнитель, работающий под громким лейблом и записывающий альбом с известной поп-дивой, но не огражденный от ненависти энной части американского населения, которая не может смириться с тем, что я не мотаю пожизненный срок за свой поступок, а продолжаю веселиться, закидываясь бухлом и наркотой. При необходимости могу дать прочитать анкету на этого персонажа. 
Из родственников на ролевой есть, кроме меня, еще одна кузина, тетя и моя бывшая молодая жена.
Я, как игрок, спокойно отношусь к кроссполу и нетрадиционной ориентации у персонажей (взгляды моего персонажа не так мягки и далеки от толерантности). Играю со средней скоростью, иногда зависаю, поэтому ни в одной из этих заявок нет жесткой привязки к моему персонажу и есть свобода действий для игры со всем остальным форумом.
Пример вашего поста:

Пример поста

Yeah,
llet me take y'all back...                             
Yeah,
                                  we had it all figured out...
a l l   o f   a   s u d d e n   n o t h i n g   m a t t e r s   a n y m o r e

В скрученном моральными перегрузками в тугой ком сознании теплится тревожной пульсацией боль. Погружаясь глубже с каждой ночью, она сворачивается между ребер отвратительным черным телом в ледяной слизи сквозь перетянутые бурыми сосудами внутренности, забирается в острое крошево стеклянной измороси под прицел у самых глаз с беспокойно дрожащими веками под болезненным температурным жаром, раскаивается равнодушной истерией вслед за маятником морского буйка по талой речной воде на пересыхающем дне, и я считаю – раз, я считаю – два, я считаю – три, садится у подломанных колен с материнским теплом в мерной отчужденности палача под черным саваном, накидывая на шею чернильную петлю внахлест обрезанного обесточенного провода исходящего дня, и я считаю – четыре, считаю – пять, считаю – шесть, крысиный хвост обжимает гортань изнутри, стремясь продавить под адамово яблоко облупленной кожей, наростами под вросшими в плоть жесткими волосами, закусить им с хрустом на сколотые отжелтелые зубы в глубоких провалах смрадной гнили под звук придушенно скользящего по притихшим улицам полуночного ветра, в липкое объятье отвращения утра, начинающегося всякий раз разрывающим грудь кашлем на судорожной попытке вдоха без воздуха, но прежде я успеваю провести сухим пальцем по колесу плеера и переключить мотив нового дня, хотя это не имеет ровным счетом никакого значения в мире, поднявшем до горла молочную бледность электронного дребезга, разломанного в шум на выключенном канале, и в выпадающем время от времени наушнике с перемотанном желтым скотчем проводом звучит неизменная кривая поставленного на запись телевизора с помехами белого вещания без проблеска изменений в конвульсивном метании. Холодный язык, вяло ворочаясь в липкой, горькой слюне, раз за разом болезненно, с изощренным довольствием натыкался на острые сколы зубных остовов.
После глубокой затяжки неровно серый пепельный столб, медленно нарастающий на конце сигареты, измятой, в мелких разрывах с торчащими сквозь посеревшую от времени и сырости бумагу ошметками табака, все же обломился и, разрушившись на лету в несколько сегментов, упал на влажный после недавнего до приторности мелкого летнего дождя асфальт; прожженный табак почти полностью истлел, дойдя горением в неровных, как-то по-своему судорожных затяжках до фильтра. Наполовину пустая пачка выплюнула в подставленную руку очередную сигарету.
Трескучий прокрут кремниевого колеса зажигалки на несколько секунд заглушил тяжелое прерывистое дыхание, но, смолкнув, уступил место свистящему грудному вдоху, захлебывающемуся в скованном напряжением горле.
Мутная траектория взгляда сквозь маятные сумерки.
Каспер.
П о р а з м ы с л и   н а д    б е с п о р я д к о м   в   с в о е й   г о л о в е .
Причитающий Каспер под опиатами.
З н а е ш ь ,  я  г о т о в   п о с п о р и т ь  –  т ы   с ч и т а е ш ь ,  ч т о   у   т е б я   е с т ь   д о с т а т о ч н о   п р и ч и н   ж и т ь.
С порезами поверх раздувшихся от препаратов вен.
П о п р о б у й   с д е л а т ь   ч т о - т о   с а м .
Хлопок лопнувшего гнойного нарыва, месяцы вздувавшегося над пораженной плотью, и глаз растекается, сочась между сомкнутых пальцев волокнистым желейным соком, устилая изнутри жадную до боли агонию. Ладонь медленно сжалась в кулак, подбирая неровные, хрустящие суставами пальцы, как края обожженного на открытом пламени листа и даже черная копоть с них, ломкими фрагментами скалываясь с кожи, сошла, оставляя темные прощербины, уводящие в пульсирующее малокровное мясо. Пальцы сошлась кольцом на деревянной рукояти, выточенной под знаменитый удар Микки Мэнтла, отправляющий деревянной битой 5,25 унций с пробковым сердечником в полет со скорость в сто тридцать миль в час и с ровно тем же успехом раскраивающий человеческую голову, смачно разрывающуюся «по шву» под оглушительный хруст на грани восприятия под одурительно терпкий запах свежего, только залакированного дерева, еще без мелкой щепы от постоянных ударов. Тонкая верхняя губа приподнялась, обогнув с одной стороны выступающую сторону клыка, опала вновь, цепляясь за мигом высохшую эмаль – некая усмешка, прозвучавшая из горла вслед за жестом, чуть яснее обозначила изнутри подавляемые эмоции. Окаменевшее было лицо обрело подобие выражения: «рана, оставленная шавкой, должна быть зализана ею же».
Тогда был прекрасный шанс поставить точку своими руками, не растягивая больше ничего до многоточий, но я стою в тени погруженного в воскресную дремоту здания, облокотившись левой рукой на недавно купленную в банальном спортивном магазине биту, с отвратительным чавкающим звуком глубоко увязающую в жирной влажной земле, и ничего вокруг не происходит, и не раскрываются одна за другой старые раны новыми шрамами, и не бьет в подвздошье волнительным чувством нерешительности или желания броска, только сжаты глубоко в сознании латунные пружины на разрыв вдребезги. На этих пружинах кровь и желчь. Ссохшиеся углы губ, покрытых вскрывшейся коркой выжженной кожи, расходятся в стороны, обнаруживая темный провал рта. На этих пружинах ржавчина и рвотные массы. К ним взывают внутренние образы, протягивающие сгнившие отрубленные руки из своих ниш. На них сходится вдох после глубокой затяжки. Под опущенными веками неприятно дерущая сухость.
Я перебираю пальцами по лакированному светлому дереву.
Я отвожу ногу назад, загребая подошвой грязь и дождевую воду.
Сигаретный фильтр, сжатый зубами до плоскости, почти перестает пропускать дым.
2017 год нашей эры.
Чтобы нажить себе врага, достаточно один раз нажать на курок украденного пистолета.
17 год 3 тысячелетия.
Чтобы избавиться от прошлого, достаточно всего раз закинуться таблетками выше указанной на обороте упаковки дозы.
17 год XXI века.
Чтобы поставить под вопрос чью-то жизнь, достаточно просто оказаться рядом.
7 год 2-го десятилетия XXI века.
Мы живем в то время, когда убийство президента ничем не более примечательное событие, чем покупка зубочисток на автозаправке.
Мне это нравится.
Я испытываю неподдельное удовольствие.
Не испорченное понятиями «месть», «отмщение», «сведение счетов».
Я говорю: а как на счет смерти? — и мусолю третью сигарету из пачки, но прикурить ее не успеваю; движение обрывается об короткий замах над головой, пепел от второй обрывается под ноги в унисон с глухим тупым ударом, 9,25 дюймов «Official National League» трескается в кассетном воспоминании расслоившейся записи сопровождением звука падающего на асфальт тела. Я думаю, что это достаточно больно: получить удар бейсбольной битой по затылку. Даже если тебя не пытаются убить. Даже если твоя голова не разваливается на кровавые ошметки и костяные брызги. Даже если ты потом сможешь за каким-то хуем открыть свои ебанные глаза и посмотреть на блядский мир еще хотя бы один гарантированный раз, блять. Я с размаху бью ботинком под ребра свалившегося после удара придурка, упустившего свой единственный шанс. Ублюдка, решившего мне возразить. Мразь, раскрывшую пасть слишком широко. Бита упирается в асфальт рядом с головой, удар по которой только что лишил создания Каспера Экстрёма, когда я опускаюсь возле него на корточки и тянусь рукой к обросшим волосам, чтобы, сжав в кулаке, поднять его лицо над мелким каменным крошевом.
Для того, чтобы убить человека, не нужно прилагать никаких весомых усилий.
Но для того, чтобы оставить его в живых, приходится постараться.
Проявить настойчивость.
Хотя бы перед собой.
В багажник припаркованного неподалеку разбитого «Форда» помещается несколько мешков с битым бетоном. Поместилось и тело человека. Я помогаю себе битой, запихивая Каспера в черное чрево автомобиля: связанные без особого старания руки, ноги, на которых блестит тот же самый дешевый серебристый скотч, купленный несколько часов назад в круглосуточном магазине, которым в два слоя для прочности заклеен рот. Два бакса и можно не беспокоиться о том, что удастся освободиться без посторонней помощи — если бы это хоть сколько-нибудь меня волновало, я был бы приятно обрадован этим наблюдением. Ощутил бы спокойствие. Приятное какое-то чувство от того, что такая мелочь может давать определенные гарантии. Что такая мелочь может быть важна. Но меня не волнует. Не беспокоит. Не затрагивает. Я захлопываю крышку багажника над головой бессознательного человека с тем же эмоциональным выражением, с каким выбрасываю на ладонь очередную сигарету и закуриваю, садясь за руль автомобиля. Левая передняя фара не работает. Задние не работают обе. Поворотник заедает. Дворники застряли в прошлогодних жухлых листьях и слое пыли на резинке стоппера. Только двигатель еще работает исправно, а большего от этой машины не требуется. На автомате дернув рычагом поворотника, я прокручиваю руль в истрепанной кожаной обивке на разворот и выкатываю тачку, зацепившую напоследок бордюрный камень разболтанным днищем, на тихую ночную улицу дремотного жилого района с испещренными слепыми световыми пятнами высотками.
     
can't
point a finger cause theres                             
no one
                       to blame
f u c k   t h a t ,  w e   r e a l l y   t h i n k   s o ?

В современном мегаполисе всегда найдется достаточно мест, куда не ступает нога человека.
Местная шпана без запинки с разбегу назовет штук десять, глядишь — и двадцать припомнит на разложенной карте.
Ближе к реке? Может, в сторону от парка? Как на счет заброшенной гостиницы, неустанно привлекающей к себе туристов? Или больше интересует недостроенная пригородная станция с обрывками игрушечных рельс, поросших мелкой жухлой травой?
На крыше девятиэтажного здания слишком ветрено для погоды, укутавшей город, и я неприязненно повожу плечами, когда дверь, подбитая очередным порывом, закрывается за моей спиной. Здесь никто не живет. Когда-то — может. На стенах по щербатым выбоинам протянулись потеки краски, складывающиеся в неряшливые рисунки и кричащие надписи. Голос города. Его душа. Написаны, чтобы кто-то прочел. Остановился у обоссаного угла, растегивая ширинку, и пьяным взглядом с расширившимися зрачками прошелся по кривым буквами, складывая в слова, в смысл, в стремление, заставляющее пойти незнакомой дорогой сквозь ощерившиеся шипами гнутой арматуры хребты.
Колеса старого компьютерного кресла со вспоротой седушкой, из которой вываливаются поролоновые внутренности, почерневшие, с белым плесенным налетом, неохотно прокатываются по покрытию крыши, оставляя за собой прочерченный содранный след, но само это кресло оказывается как нельзя кстати и, раздумывая над его кандидатурой несколько ленивых секунд, я принимаю очевидное решение. Приходится подпереть одно из колес ногой, чтобы кресло не отъезжало в сторону, когда я пытаюсь устроить на нем бессознательное тело. Обесточенный лифт, гулкие безжизненные пролеты с искореженными перилами, замершие навсегда лестничные площадки с иконами обожженных дверей, все в осколках декоративной напольной плитки, хрустящей под каблуками, разбитые стекла, ввалившиеся внутрь, выдранные с обветшалыми, деревянными еще рамами. Я никуда не тороплюсь, поэтому могу себе позволить это восхождение. Мы никуда не торопимся. Никуда не опаздываем. Никто ведь не ждет, я верно говорю? Я никогда не ошибаюсь, ты ведь знаешь это? Да, теперь знаешь. Я перегоняю сигарету на другой край рта, приматывая руки сидящего в кресле Каспера прихваченным из машины скотчем. Образцовый ученик, положивший руки на подлокотники. Придвинувшийся ближе к парте. Внимающий учителю. Из опрокинутой пластиковой бутылки на голову К а с п е р а выливается холодная вода с отвратительным запахом машинного масла — не раньше, чем я докурил, небрежно затушив сигарету о пластиковую спинку кресла, которое в неторопливом настроении передвинул ближе к краю с символическим ограждением высотой по щиколотку, разломать которое можно всего парой ударов подошвой тяжелого ботинка. Обломки старого, проржавевшего под дождями насквозь железа уносятся в темноту, оставляя после себя раскуроченные дыры, зияющие черным и влажным.
Эй!
Я выплескиваю на голову Каспера остатки воды.
Оторванный рывком скотч, скомканный в неровный шар, несколько раз пружинит от крыши и забивается под бок обломанному бутылочному горлу. Выдранные мелкие волосы. Фрагменты кожи. Остатки асфальтовой пыли, успевшие прилипнуть к губам после падения. После воды на голову: по мокрому отходит хуже, но сопротивление длиной в несколько секунд я попросту не замечаю. Во всяком случае, это ведь не так больно, как удар по затылку?
Смотри, блять, как красиво!
Я трясу его за плечи, приводя в сознание.
Не пропусти ебанную картину мира!
Я бью по спинке кресла кулаком.
Я убил твою сестру!
Когда я наваливаюсь на кресло всем весом, повисая ногами в воздухе, пластик отзывается натуженным скрипом. Колеса медленно подкатываются ближе к краю, раздвигая использованные инсулиновые шприцы с тонкими иглами и осколки бутылочного стекла.
Не забыл меня?
Конечно не забыл, — думаю я.
Ясен туды, не забыл, падаль! — ору я, наклоняясь ближе к его уху.
Пустая бутылка отправляется в полет вслед за обломками ограждения. Так же лениво. Скатившись с раскрытой ладони.
Теперь я знаю, как тебя зовут.
Потому что ты, сука, влез в мою жизнь.
Ты осмелел настолько, чтобы сунуться ко мне.
Подойти на расстояние вытянутой руки.
Ты влез в   м о и  дела, думая, что я сдох.
Я живой, Кас.
Зажигалка щелкает над его ухом, сухо выдавая несколько холостых прокатов кремниевого колеса, пока не выплевывает достаточно бензина для того, чтобы загорелся фитиль, и я снова наклоняюсь, чтобы прикурить. Мне хочется добить эту пачку за несколько часов.
А я живой, прикинь, падаль?
Трижды.
Т р и ж д ы .
Моя рука мельтешит перед его лицом.
Что ты на это скажешь?
Я ставлю одну ногу обратно на крышу, а другой подталкиваю кресло ближе к краю. Упираюсь подошвой, чтобы отваливающиеся колеса развернулись в нужную сторону. Придерживаю руками, оттягивая на себя скрипящую спинку.
Голова не болит?
В моем голосе нет никакого участия. Заботы, внимательности, прочего дерьма — я оставил биту в брошенной без сигнализации тачки и только поэтому не приложил по белобрысой башке еще пару раз, отводя душу. Плащ, прежде накинутый поверх голого тела, я оставил там же.
Ты, уебище, думал, что можешь бегать бесконечно, — щелчком безымянного пальца со следом от обручального кольца я сбиваю пепел с сигареты, — справедливость свою вершить, дело жизни двигать, — и, поднеся сигарету к губам, усмехаюсь вместо затяжки, — я здесь справедливость. Я здесь жизнь. Да, Кас? — дым замирает вокруг нас рваными облачными краями, пока его не сносит в сторону новым порывом сырого ночного ветра, — что ты теперь скажешь? Где твоя злость, а?

+1

23

Форум: click
Текст заявки:
Внешность: Wentworth Miller; Возраст: 32-36 y.o ; Деятельность: грабитель банков; Имя: на ваш выбор;
Пожалуй, для меня самое сексуальное в мужчине - это мозг, и я никак не могу не начать с того, что ты обладаешь блестящим интеллектом. Хладнокровный и расчетливый, продумывающий все свои ходы на десятки шагов вперед, изворотливый, способный выкрутиться из казалось бы патовой ситуации и скрыться от любой погони. По своей натуре ты циник и эгоист, предпочитающий заботиться в первую очередь лишь о собственном благополучии. Ты скептично подвергаешь сомнению любые выводы и решения, кроме собственных. Язвителен и насмешлив к окружающим - ты никогда не открываешься людям, предпочитая держать их на дистанции. Возможно, твоя закрытость лишь защитная маска, а быть может ты действительно такой на самом деле. Во всяком случае, мне так и не удалось этого разгадать, ведь стоило границам между нами начать рушиться, как ты тут же делал несколько шагов назад, не позволяя мне узнать тебя лучше и понять. Кто-то назовёт тебя черствым, жестоким и бессердечным, не умеющим сопереживать, заботиться, а тем более любить, но во мне, словно у наивной и глупой девочки, жила вера, что это не так.
Ты мог бы вырасти гениальным изобретателем или выстроить замечательную карьеру, однако что-то заставило свернуть тебя с правильного пути по скользкой дорожке, последовав примеру собственного отца, который угодил за решетку за ограбление банка, когда тебе едва исполнилось 6 лет. Совсем маленький мальчик, оставшийся без отца, как единственного родственника, и переданный органам опеки.
Сейчас же фоторобот с твоей мордашкой красуется в каждом полицейском участке штатов Вирджинии и Колорадо, где ты с командой совершил массу разбойных ограблений банков, удачно смывшись от преследования копов. Но несмотря на все твои поступки и отрицательные черты, у тебя есть своеобразный кодекс чести и принципы, против которых ты не пойдешь.
Судьба свела нас около года назад в Чикаго, где ты планировал ограбить банк с самой современной и неуязвимой системой безопасности, а я же встречалась с мужчиной, который разработал её. И лишь после того, как ты оставил меня, я поняла, что наше знакомство, когда ты героически вернул мою сумочку, вырванную уличным грабителем, устроив за ним показательную пробежку, было вовсе не случайным. Ты не притворялся галантным и обходительным, не рассказывал мне байки о том, что на твоем счету лежат миллионы, не обещал мне золотых гор, а я же довольно быстро узнала, что ты в розыске, но меня это не оттолкнуло - тебе удалось зацепить меня своим странным обаянием и чрезмерной уверенностью в себе. У нас стремительно завязался роман, который с каждым днем всё сильнее разжигал во мне чувства к тебе. Я влюбилась, как школьница или полная идиотка, и была готова броситься в этот омут с головой. Наверное, ты был единственным мужчиной в моей жизни, с которым я могла быть самой собой, которого я полюбила за эти ничтожные пару месяцев, с которым мне не хотелось расставаться. С тобой мне не приходилось скрывать, что я промышляю несерьезными аферами и шантажом, вытягивая из любовников деньги, а ты же признался мне, что намереваешься ограбить банк Чикаго. План был прост: я узнаю пароль от рабочего компьютера лоха, которого я разводила, а ты находишь в разработанной программе уязвимости, которыми можно воспользоваться, чтобы проникнуть в хранилище, при этом не активировав сигнализацию. Я не претендовала ни на один жалкий доллар, который вы с командой унесли из банка - мне лишь хотелось уехать вместе с тобой после ограбления и мы договорились о встрече.
Вот только ты не пришел на неё. Не позвонил, чтобы предупредить, не позвонил и на следующий день, а мы так и не увиделись. Ты просто исчез из моей жизни, раз и навсегда, оставив меня с разбитыми чувствами. Карма - сука, и она меня настигла.
Пожелания:
Думаю, если вы смотрели "Флеш" или "Легенды завтрашнего дня", то вы понимаете, какой я хочу видеть характер у данного персонажа, являющегося неким прототипом Леонарда Снарта. А если же не смотрели... то я в красках объясню, закидаю клипчиками с ютуба и восторженно буду щебетать, как он шикарен хд Я не тащу вас в пару, не привязываю к себе чувствами, но мне бы хотелось отыграть отношения в стиле «они могли бы быть вместе, если бы не одно существенное и печальное "если".»
Если бы он не был столь закрыт, целенаправленно отталкивая её от себя, при этом увесистыми порциями осознанно причиняя боль, боясь собственных чувств, которыми он не привык руководствоваться. Они ему чужды. Он лёд. Он всегда должен оставаться собранным и хладнокровным.
Здесь есть весомая доля драмы, однако, поверьте, я не заядлая любительница сопливых эпизодов и мы сможем отыграть множество жанров, начиная с триллера, экшена и приключений, заканчивая чем-то легким и комедийным.
Данный персонаж является одним из ключевых в моей сюжетной линии, поэтому мне бы хотелось видеть постоянного игрока на эту роль, который бесследно не исчезнет через пару дней. Я пишу достаточно большие посты от 7 косарей, а если меня попрет, то и вовсе до бесконечности, поэтому от вас хотелось бы видеть содержательные ответы и умение вести сюжет вперед. Супер активности не требую, мне достаточно 1-2 постов в неделю - аналогичное могу обещать и от себя, ну и, разумеется, я всегда буду рада обсудить сюжет и просто пообщаться :3 В игру заберу сразу, буду любить, одаривать вниманием и боготворить, черт возьми, это же Капитан Холод *о* И вообще, я на самом деле не такая серьезная, как может показаться при прочтении заявки хд И заранее соу сорри за этот ночной бред. Внешность менять оочень не желательно, но если прям совсем не прет, то я готова выслушать ваши варианты, но будьте готовы к тому, что я капризна.
Ваш персонаж: Вивиан Скофилд - аферистка, промышляющая шантажом женатых мужчин, которые не отличаются верностью.
Пример вашего поста:

Пример поста

Я помню тот день, как один из самых отвратительных моментов в моей жизни, сравнимых с жутким кошмаром, когда ты просыпаешься напуганная среди ночи в холодном поту, ещё не осознав была ли это извращенная игра твоего воображения или всё это происходит на самом деле. Слишком реалистично и правдоподобно - до дрожи по телу, до мучительных приступов удушья, когда ты задыхаешься от безудержного потока слёз, когда тебе перехватывает дыханье и дышать становится невозможно, однако виной тому не сковывающий страх, а душевная боль, пронзающая твое тело, словно тебе нанести удар ножом в самое сердце, вонзая острие лезвия в плоть, медленно прокручивая его всё глубже. Жестоко. Бессердечно. Подло.
       Я помню тот день... и тогда я думала, что он подарит мне массу счастливых минут от долгожданной встречи с человеком, которого, должно быть, я искренне полюбила и не была готова потерять. Мой рейс задержали на пол часа и я отсчитывала томительные мгновения до встречи с Ником, пока нерасторопный работник аэропорта пытался отыскать мой багаж среди сотни других, а тем временем, в кафе неподалеку меня дожидался брюнет. Мы не виделись около десяти дней и, черт возьми, наверное, я уже миллион раз пожалела, что решила взять эту идиотскую паузу, чтобы разобраться в себе и понять, что мне действительно нужно. «Он.» — ответ на этот вопрос был очевиден с первых дней нашей разлуки, когда вместо того, чтобы отправиться на очередную пляжную вечеринку Барбадоса, я возвращалась в свой номер, выходила на балкон с бокалом красного полусладкого вина и, присаживаясь в удобное плетёное кресло, писала ему о том, как сильно я скучаю и хочу скорее его увидеть, а затем засыпала с какой-то глупой улыбкой на губах, трогательно представляя, как сложится наша встреча, однако ни в одном из моих вариантов не было и отдаленного похожего на реальность.
       Мягкой поступью я решительно зашла в кафетерий, спешно повернув в зал со столиками для гостей и нетерпеливо стала оглядываться по сторонам, пытаясь отыскать в толпе посетителей Риджа, пока на моих губах играла воодушевленная улыбка.
       — Мисс Эллис, здравствуйте. Прошу Вас, присядьте. — меня окликнул незнакомый голос мужчины, который сидел за дальним столиком в самом конце зала и, обратив в его сторону взгляд, я узнала в неизвестном отца Риджа, вспомнив тот краткий миг, когда мы пересеклись с ним в больнице. В голове тут же пронесся поток вопросов: что он здесь делает, почему в заведении нет Ника и что ему от меня нужно? Плохое предчувствие охватывает меня, но я подхожу к его столику и присаживаюсь на стул напротив, вежливо произнося короткое:
       — Добрый день. — хотя интуиция уже подсказывает мне, что он вовсе не добрый. «Неужели с Ником что-то случилось? — с опаской проносится в мыслях неприятное предположение и я вопросительно смотрю на мужчину, надеясь, что он перейдет к сути дела и объяснит почему пришёл сюда вместо своего сына.
       — Мы официально не знакомы. Меня зовут Дэниэль Ридж, думаю, вы уже поняли, что я отец Николаса. Этот разговор будет не из самых приятных и мне не хочется сообщать вам эти новости, Серена, но мой сын не придет. Он покинул штаты около часа назад и не планирует возвращаться в страну. Его телефон прослушивался ФБР, и все сообщения он отправлял вам, чтобы сбить агентов со своего следа. — серьезным голосом вещает старший Ридж, смотря мне в глаза, а я же надеюсь, что все это глупый розыгрыш, и вот-вот здесь появится сам Ник, который, наверняка, просто решил таким образом отомстить мне за развод с беременностью. Мужчина завершает монолог и делает глоток из чашки с черным кофе, а я усмехаюсь на его слова, отрицательно покачивая головой, не желая принимать его слова за правду.
       — Вы же сейчас шутите, да? — надеясь услышать положительный ответ с напряжением в тоне голоса проговариваю я, однако мою голову уже начинают посещать скверные размышления, а интуиция предательски твердит, что отец Риджа вовсе не похож на любителя пранков.
       — Мне жаль, Серена. Вам стоит забыть моего сына, он все ровно не принёс бы вам ничего хорошего, поверьте. Примите это, как возможность вернуться к нормальной жизни, пока еще вы не успели поставить крест на своём будущем, как он. — тон голоса мужчины мягкий, но тем не менее его голос звучит не менее серьезно, чем минуту назад, а затем Дэниэль поднимается из-за стола, прощается со мной и собирается направиться к выходу.
       — Вы лжете! Он не мог так со мной поступить, слышите?! Не мог! — резко и грубо отчеканиваю я, повышая голос до крика, а все посетители и персонал мигом обращают на нас удивленные взгляды с интересом наблюдая за разыгравшейся сценой. «Нет. Он не мог. Он бы не поступил так со мной.» — всеми силами отрицаю реальность подобного развития событий, мысленно повторяя озвученные секундой ранее слова, а тем временем, глаза начинают наполняться слезами, готовыми хлынуть горячим потоком по щекам в любой миг, стоит лишь с губ собеседника сорваться неосторожной или нежеланной фразе.
       — Мне жаль, но это правда. Прошу меня простить. — тихо проговаривает Ридж, окидывая меня сочувствующим взглядом и удаляется прочь, а я же небрежно стираю пальцами выступившие слезы, размазывая под веками потекшую тушь, и тянусь дрожащей рукой к мобильному телефону, чтобы набрать номер Ника и услышать его голос, который опровергнет весь тот бред, сказанный его отцом. «Аппарат абонента выключен или находится вне зоны действия сети. Вы можете оставить своё сообщение после звукового сигнала.» — ненавистный женский голос вновь и вновь повторяет стандартную фразу, будто издевается надо мной, но вместе с ним ко мне приходит осознание, что это конец. Рёв навзрыд - всё моё лицо в слезах, а дышать становится трудно, словно мне перекрыли доступ к кислороду. Боль от обиды душит, а тем временем один из посетителей интересуется все ли со мной в порядке, прося принести официанта для меня воды, но я не в силах произнести в ответ ни слова. «Трус. Подлец. Ненавижу!» — к этому безумному коктейлю эмоций добавляется и злость, и я в истерике со всей силы разбиваю мобильный телефон, бросая его в стену, не понимая почему он даже не смог набраться смелости, чтобы сообщить мне о расставании лично, а не подсылать своего папочку. «Ну да, ему же было нужно направить на ложный след фбр. Он просто использовал меня.» — вперемешку со слезами с моих губ срывается громкий истеричный смех и опускаю голову на столешницу, чувствуя себя уничтоженной и морально убитой - так, словно по мне прошлись, растоптали, а затем напоследок вытерли ноги, решив добить окончательно, однако моё сердце по-прежнему билось.
       — Девушка, покиньте, пожалуйста, заведение, вы мешаете гостям. — ко мне подходит администратор кафе, недвусмысленно намекая, что психованной истеричке здесь не место, а я усмехаюсь на её слова, но поднимаюсь из-за стола, решая направиться в более шумное место, где мне смогут налить что-нибудь покрепче кофе.
       «Что ж, с этой минуты ты мертв для меня, Николас Ридж.»

Six months later

       С тех пор прошло уже пол года, и как вы думаете, наладилась ли моя жизнь? Вернулась ли я к интернатуре в педиатрии, помогая несчастным заболевшим детишкам спасаться от недугов, строя собственную карьеру в медицине, как когда-то мечтала? Чёрта с два! Моя жизнь теперь чертовски напоминает рабство, в котором я вынуждена следовать указаниям трёх мерзавцев. Они выловили меня в Нью-Йорке, силой затащив в свой автомобиль и заявили, что у них есть на меня компромат, способный доказать, что я принимала участие в краже и убийстве слепого старика, вломившись в его дом вместе с Николасом в Риверсайде, а за такое преступление мне светит немаленький срок. Ну вот, я снова упомянула его имя, хотя уже ни раз обещала себе похоронить воспоминания о нём и обо всём, что с ним связано. Жаль, что это у меня выходит пока не так же хорошо, как вживаться в роль любовницы миллиардера, чтобы увести у него какую-то флешку с важными документами и программой, которые понадобились моим шантажистам.
       За четыре месяца они успели подготовить меня к этому делу: научили основным приемам в рукопашном бою и стрельбе на случай опасности, я стала гораздо незаметнее вытаскивать бумажники и ценные вещички из одежды, пока она находится на её обладателе, но помимо новых талантов я изменилась и сама. Белокурые локоны теперь закрашены краской для волос цвета насыщенного горького шоколада, а на запястье левой руки красуется изящное чёрное тату в форме креста. Если бы я посмотрела на себя в зеркало ещё год назад, то с уверенностью назвала бы девушку в отражении элитной проституткой, которых снимают одинокие бизнесмены для сопровождения на пафосных вечеринках, после которых девицы приступают к своим прямым обязанностям, отрабатывая щедрый гонорар.
       И как бы мерзко не было в этом признаваться, именно так ощущала сейчас себя я, с одним маленьким исключением - меня интересовали вовсе не деньги, а собственная свобода и нежелание оказаться за решеткой. Дэрек был грубым и жестоким человеком - он не церемонился с окружением, любил власть и чувство контроля. Этот мужчина казался мне расчетливым и продуманным, а заполучить крупицу его доверия оказалось не такой уж и простой задачей. Однако хоть в чем-то мне повезло - он оказался не престарелым пузатым стариком с проплешиной на голове, а весьма приятным внешне мужчиной 37 лет с хорошим вкусом и чувством стиля, вот только когда я ложилась с ним в постель эта мысль меня не сильно утешала. По возможности закрыть глаза или пытаться думать о чем угодно, кроме него, представляя другого мужчину; натягивать на лицо блаженную улыбку, считая минуты до того, как он кончит, а затем пойти в душ, чтобы смыть со своего тела его поцелуи и прикосновения, словно грязь, надеясь, что он не пойдёт за мной следом. Я чувствовала себя вещью или товаром, за который он расплачивается, обеспечивая меня всем необходимым - дизайнерской одеждой, косметикой, жильем, автомобилем, и если слетевшей с катушек Эван меня любил, то для этого мужчины я была лишь собственностью, с которой он мог делать всё, что пожелает. Противно. От него, от всего, что происходит в моей жизни и от себя самой.

Сегодня я должна была сопровождать Дэрека на свадьбе его младшей сестры в Чикаго, где он устроил для неё шикарную церемонию, которая плавно перейдёт в круиз на роскошной яхте по озеру Мичиган, куда были приглашены лишь избранные гости. На побережье всё было готово к торжеству, когда мы с мужчиной вышли из его автомобиля и, миновав охрану, направились в сторону богато сервированных столов для гостей на открытом воздухе. Я взяла его под руку и очаровательно улыбалась присутствующим, с которыми мужчина здоровался, вальяжно ступая к нашему столику в самом первом ряду перед цветочной аркой, украшенной сотнями свежих белых роз, возле которой уже стоял священник.

http://funkyimg.com/i/2vqyY.gif

       Погода была тёплой и солнечной, что не могло меня не радовать и, аккуратно присев за стол рядом с мужчиной, я сделала глоток шампанского, которое услужливо разлил по бокалам официант.
       — Джеймс! Уделишь нам пару минут? Я хотел бы познакомить тебя со своей девушкой. — Дэрек окрикивает жениха в праздничном костюме, который уже стоит у импровизированного алтаря к нам спиной, а когда тот поворачивается в нашу сторону и я вижу его лицо моё сердце начинает биться так, словно удары мчащегося по рельсам поезда на огромной скорости. «Ник...» — стоит мне мысленного произнести имя Риджа, как наполненный шампанским бокал падает из моих рук, а его содержимое разливается по белоснежной скатерти, и лишь спустя пару секунд я реагирую, наконец, отводя глаза от брюнета и поднимаясь из-за столика, чтобы не испачкать напитком красное платье. Наверное, сейчас у меня такой вид, будто я увидела мертвеца, но кажется Дэрек не акцентирует на этом внимания, бросая на меня несколько раздраженный взгляд, а затем жестом руки приказывает официанту сменить сервировку.
       — Так вот, Джеймс. Это моя несколько рассеянная девушка - Серена. Серена, это Джеймс, почти муж моей любимой младший сестренки, и если он посмеет обидеть её, то ему придётся спасаться бегством. — губы мужчины растягиваются в ухмылке, когда он шутливо озвучивает угрозу, при этом представляя нас друг другу. Чертовски хотелось съязвить, отпустив комментарий про то, что в бегстве он хорош, как никто другой, но я подавляю этот порыв и натягиваю на губы улыбку, вновь обращая глаза на Ника и пытаясь понять, как вести себя дальше. И самым трудным сейчас было не схватиться за первый попавшийся острый столовый прибор, пригвоздив его ладони к столу, чтобы он не унес ноги прежде, чем я выскажу всё, что о нем думаю. О, а слов у меня для него накопилось много, и кстати не только слов - рука буквально рвалась столкнуться с его лицом, залепив самую смачную и звонкую пощечину.
       — Значит Джеймс. Очень приятно познакомиться. — сладким голосом проговариваю я и дружелюбно протягиваю руку для рукопожатия, с наслаждением представляя, как приложу все усилия для того, чтобы сломать ему пальцы. Мне до сих пор было трудно поверить, что передо мной Ник, что глаза меня не обманывают и... что убивало меня больше всего - он женится. Черт возьми, он женится! И это даже звучит абсурдно! От этих размышлений внутри меня всё болезненно сжималось, словно не прошло пол года с того дня, как он бросил меня, словно он по-прежнему что-то значит для меня и я ещё не отпустила его сердцем, хотя так он и было, как бы я не пыталась его забыть и вырвать из своих воспоминаний. «Серена, держись, будь сильной, не позволь себе расплакаться, как последняя идиотка.» — мысленно даю себе указания, чувствуя, как глазам начинают подступать слезы от уничтожающего осознания, что не прошло и шести месяцев, как он нашел себе другую девушку, и раз он готов жениться на ней, поставив крест на своём образе жизни, то, должно быть, действительно полюбил её. Полюбил так, как не любил меня. Черт возьми, да разве он вообще любил меня? Разве можно поступить так с человеком, к которому ты испытываешь чувства, как он поступил со мной?
       — Уверена, вы будете очень красивой и счастливой парой с Джессикой. Расскажи, Джеймс, как ты сделал ей предложение? Наверное, это было что-то очень романтичное. — я заинтересованно озвучиваю свой вопрос, внимательно всматриваясь в черты лица брюнета, надеясь уловить в его взгляде и словах безразличие к невесте, но что-то подсказывает мне, что это скорее успешная попытка мазохизма. Теперь я не представляла, как переживу эту церемонию, как буду смотреть на их счастливые улыбки и на поцелуй, когда священник объявит их мужем и женой, в то время, как под звуки марша мендельсона моё сердце будет разбиваться на осколки. Я заметно побледнела, внутри меня трясло, а до начала свадьбы оставались считанные минуты, и вот-вот Дэрек пойдет встречать свою сестру, которую поведет к алтарю. Нет, не просто к алтарю, а к Нику.

0

24

Текст заявки:
ищу ж для совместного времяпрепровождения на ролевых просторах xд сherchez la femme
У меня нет никакого конкретного форума на примете, нет конкретного сюжета (но достаточно идей) я просто хочу найти кого-то, кто составит мне компанию. Мне важно, чтобы мы с человеком совпали и оба горели тем, что сможем совместными усилиями сообразить. Чтобы хотелось, как в старые добрые, писать посты, а не выдавливать из себя по букве, просто потому что надо. Я хороший xд Главное иметь желание и настрой, и не сбегать молча. Мы все люди достаточно взрослые, чтобы вести себя адекватно ситуации. Устал бродить по ролевым в поисках неизведанного, устал от того что ныне все бросают на полпути. Хочется постоянства и удовольствия.
жду в лс с вопросами_предложениями_и всем, что вы имеете сообщить xд
Пример вашего поста:

Пример поста

это безобразие написано еще на заре цивилизации. но поскольку я в порыве, удалил все свои старые наработки, наивно пологая, что к ролевым более не вернусь, то имеем что имеем.
На дне пузатой бутылки поблескивали капли странной желтовато-зеленоватой жидкости. Все остальное ее содержимое медленно, но верно впитывалось в кровь Кэмерона Трэверса.
В каморке, где хранились всякие пустые склянки, и прочая ерунда было душно и темно, а он сидел на деревянном ящике, прикрыв глаза. Раньше такого Трэверс себе никогда не позволял. Несколько раз перебарщивал с алкоголем, но чтобы делать это на рабочем месте - никогда.
Трое суток без сна делали свое дело и выглядел он откровенно говоря неважно, а все из-за его бестолкового братца. Как раз сегодня Томас неожиданно возник с бутылкой чего-то крепкого и дорогого,  явился спустя трое суток, как ни в чем не бывало, чтобы поздравить с днем рождения. На работе Кэмерона не поздравляли, потому что точной даты никто не знал, а те не многие кто был в курсе, видимо не имели никакого желания это делать, что самого именинника ничуть не огорчало.  Трэверс чувствовал себя невероятно паршиво, появление брата вместо облегчения вызвало внутри волну раздражения и злости, которая смешавшись с алкоголем, превратилась в ноющую боль, распространившуюся по всему телу. Вот так совершенно без движения он просидел минут пятнадцать в надежде, что его мозг отключится, и он проспит хотя бы пару часов, однако сознание этому вовсю противилось. Резко поднявшись и при этом сбив несколько склянок, и едва не опрокинув шкаф, он распахнул дверь и, пошатываясь, вышел в коридор.
В больнице было тихо, пространство заливал лунный свет, струящийся из окон. Ноги несли его сами, а он лишь старался не слишком топать и контролировать свое не маленькое тело. В голове роились сотни мыслей, но переключиться на что-нибудь одно у него сейчас не было никакой возможности…Он еще припомнит, братцу его «великолепный» подарок и беспричинное исчезновение, из-за которого у их матери случился очередной нервный срыв. Младший сын был для нее всем, да и для Кэмерона брат значил очень много, именно поэтому целых три дня он не спал и толком не ел, пытаясь раздобыть хоть какие-то сведения. Томас как всегда витал в облаках и не считал нужным сообщать кому либо, о своих планах.
Спустя несколько минут совершенно пьяный, уставший Трэверс, оказался возле давно знакомой палаты и привалился к стене. За этой дверью была особенная  пациентка.  Для прочих сотрудников она была вполне заурядной, но только не для него;  девушка, что сейчас мирно спала за стеной, попала сюда по его вине.
События того дня он помнил так хорошо, словно все это произошло только вчера. Помнил, какой первобытный ужас его охватил, когда он узнал о поручении, данном его брату и как отправился с ним, толком не понимая, что будет там делать, ведь помешать выполнению задания - значило подписать смертный приговор не только себе, но и всей их семье. Когда приказ был выполнен, Кэмерона попросили проверить дом, все было чисто…но внезапно скрипнула  входная дверь и на пороге возникла тощая рыжеволосая девчонка. В ее глазах было столько ужаса, хотя в тот миг она еще не подозревала о том, что ее родителей больше нет. Она просто испугалась совершенно незнакомых людей, наставивших на нее палочки. Кэмерон взглянул на нее, то понял, что она должна жить, что он не простит себе, если эти невероятные глаза закроются навсегда.  Он стер ей память раньше, чем было принято окончательное решение, по поводу дальнейшей ее судьбы. Девочка потеряла сознание, их группа покинула дом…А утром следующего дня ее уже доставили в больницу на этаж где работал Трэверс. Тогда ему стало ясно, что необдуманно брошенное заклинание нанесло ей непоправимый врежд.  Девчонка не помнила ровным счетом ничего, даже своего имени и тот факт, что он спас ей жизнь никак не слишком облегчал муки совести. Кэмерону и без того приходилось держать в себе слишком многое, и груз с каждым днем, становился  все более и более невыносимым…
Оттолкнувшись от стены Трэверс пошатываясь, ухватился за ручку двери, и со второго раза ему удалось ее открыть. Юная мисс Фенвик крепко спала. Голова ее покоилась на белоснежной подушке в облаке рыжих волос, которые сейчас почти полностью закрывали лицо. Она практически росла в этой палате, менялась день за днем, только по-прежнему не могла ничего вспомнить, и иногда Кэмерону казалось, что она просто этого не хочет . Сев на краешек ее кровати Трэверс отвел несколько пушистых огненных прядей с ее лица. Необыкновенные глаза резко распахнулись и испуганно начали вглядываться в темноту.
- Не бойтесь, это всего лишь я…

+5

25

up;
Форум: beavers & moose
Текст заявки:
Разыскивается создатель наш и бог - Роджер Толливер, он же Льюис Кэррол - последняя по запозданию, но не по значению, частица Страны Чудес, без которой чудесатым пусто.
(WONDERLAND): ROGER  - SAMIRA - TODD // (СТРАНА ЧУДЕС): РОДЖЕР - САМИРА - ТОДД, 45 - 29 - 31
осколки страны чудес, владелец и работники ломбарда «rabbit hole» (rhys ifans; mackenzie davis; hayden christensen)

http://sd.uploads.ru/pciq5.jpg
А однажды она до смерти напугала свою старую няньку, крикнув ей прямо в ухо:
«Няня, давай играть, будто я голодная гиена, а ты - кость!» [q]

чаепитие длиною в жизнь —

Чаепитие длиною в жизнь; действующие лица - Роджер Толливер [Roger Tolliver]льюис кэррол — дядя Терезы Ли Рихтер, наставник/поводырь/идейный вдохновитель/русло, умеющее направлять буйную энергию стаи в необходимое направление; Майло Кейв [Milo Cave]безумный шляпник — апостол, жрец огня, негласный лидер; Самира Кейв [Samira Cave]соня-мышь — верная подруга и названная сестра; Тодд Миллер [Todd Miller]чеширский кот — плут, игрок и щенок, до абсурда верный стае; Эрнест Янг [Ernest Young]мартовский заяц — ребенок полка, погибший по вине вожака; Тереза Рихтер [Theresa Richter]алиса - связующая нить.
А история такова;

http://s6.uploads.ru/MQXjb.pngДжойнт идет по кругу - Кэррол, развалившись в глубоком кресле, закинув ноги в бордовых ботинках на одну из нераспакованных коробок, будто бы дремлет, сдвинув широкополую шляпу на глаза, но требовательно вытягивает вперед руку на своем витке, жадно обхватывая «трубку мира» тонкими пальцами - замирая на несколько секунду, и заново. В углу обиженно сопит Мартовский - обиженно, потому что неофициально признан ребенком полка, за чьим здоровьем необходимо следить (что, в общем-то, не отменяет тлеющую сигарету в уголке губ); обида не мешает искоса следить за мелькающей в руках Чешира колодой карт. Мальчишка смотрит внимательно, и Алиса прячет улыбку за прожженной жилеткой Шляпника, которую уже битую тринадцатую минуту пытается зашить - рубашка козыря словно нехотя выныривает из убежища рукава Кота («тише, это наш с тобой секрет» - незаметно подмигивает), когда тот веером раскладывает очередную выигрышную для себя партию. К запаху горючего и дешевого алкоголя примешивается сладковатая дурман-трава - первой не выдерживает Соня, и под недовольное ворчание Чешира - вставая с дивана, она неаккуратно наступает на разложенные карты, путая шулеру все схемы - открывает окно, впуская шум просыпающего города. Для стаи же день заканчивается - Шляпник пересчитывает добычу, распарывая кошельки, сортируя кредитные карты и наличные; Алиса приводит в порядок истрепавшиеся костюмы; каждый из них занят своими мыслями и делами, но неуловимо друг с другом связан, через взгляды и прикосновения, образуя неразрывный замкнутый цикл с самокруткой-вечным-двигателем. Страна Чудес живет в том первозданном виде, в котором была задумана, и Кэррол задумчиво улыбается своим мыслям, окидывая свое творение тяжелым взглядом.
Все идет, так как должно идти -
http://s6.uploads.ru/MQXjb.pngони раскрашивают улицы очередного города красками мира, волшебного и позабытого многими обывателями, рассказывают сказки из детства, переиначивая их на свой лад (не всегда в них принцесса остается с принцем, но остается счастливой). По взмаху руки творца - Роджера Толливера - расцвечивается пространство звуками придуманных баллад, наполняется шелестом разномастных карт, прорисовываются в сумраке ночных площадей танцы с очаровывающими взмахами шелка, а под занавес - оглушается запахом горелого воздуха, позволяя стрясти заслуженную дань с пирующей публики. Все идет по плану -
только неразрывно присутствует горькое тягучее плохое предчувствие, развязкой которого становится внутренняя война между Алисой и Шляпником, и побег последней.

Много лет назад истории каждого из них - брошенного, ненужного, лишнего, убегающего или просто одинокого человека - соединяются в одну сказку. Когда не было Страны Чудес, был Роджер Толливер, трагически потерявший когда-то семью плут и мошенник, сказочник, пробующий вселенную на вкус, выводящий мир из равновесия, страдающий от одиночества, жадно ищущий свою стаю и нашедший ее начало в племяннице, о которой не знал целых четырнадцать лет; были Майло и Самира Кейв, оказавшиеся ненужными собственным родителям, злость свою похоронившие глубоко (но недостаточно), приют обретшие в друг-друге, а спасение в словах детской сказки; был Тодд Миллер, беспризорник с крышей над головой, но без гнезда, пустое место для работающих родителей, пустое место для целого мира, оттого яростно в него вцепившийся зубами и кулаками; была Тереза Рихтер, сирота без угла, с одноразовыми воспитателями, обретшая семью задолго после рождения. И был Эрни, малыш Эрни, улыбка которого могла освещать целые комнаты. Только малыш Эрни безнадежно мертв вот уже два года как -
и это становится второй необратимой трещиной в Стране Чудес, приведшей осколки чудесатых в захолустный канадский городок. Что здесь их ждет - старые вопросы или новая жизнь, прощение или сжигание мостов - время покажет.


- каждый из них - частица небывалой истории, полной злоключений, театральных безумств, острой привязанности, психоделических настроений и постоянной потребности в друг-друге. По-настоящему они начинают жить только объединившись - восьмилетняя Тереза Ли попадает попадает в патронажную семью фермеров, в которой уже воспитываются Майло и Самира Кейв; чуть позже к их нестройным рядам присоединяется Тодд Миллер (однажды Тереза, а за ней и Майло, вступается за драчливого Тодда, когда тот ввязывается в драку с явным перевесом в сторону «благополучных» мальчишек - и с этого начинается их дружба); через несколько лет под крышей оказывается еще один ребенок - Эрни Янг, и так стая становится целой;
- свое имя и значение дети получают от первой посылки ( книги "Алиса в Стране Чудес" Льюиса Кэррола) от тогда еще незнакомого Роджера Толливера, что на поверку оказывается дядей Терезы; когда ей исполняется 16, мистер Толливер забирает ее с фермы, а за ней следует Майло;
- в ожидании совершеннолетия младших Тереза, Майло и Тодд, прибившийся по дороге, отправляются в путешествие, в котором учатся новой жизни, самостоятельно и под неуловимым присмотром Роджера набивают синяки и разыгрывают первые представления; когда Самире исполняется 18, она присоединяется к старшим, а Эрни просто сбегает из опустевшей фермы - и с этого момента начинается их бесконечное чаепитие;
- спустя пять лет Алиса вырывается из зазеркалья, дав начало первой трещине в основании Страны Чудес - они вместе с Майло поджигают дом, в результате чего погибают родители Майло, и Терезу произошедшее выбивает из колеи;
- некоторое время они существуют по отдельности - Тереза живет своей жизнью, обстановка в стае накаляется безумием - Самира часто плачет, Майло сходит с ума, Тодд бросается на каждого встречного - лезущий на рожон вожак приводит чудесатых не в то время и не в то место; в перестрелке  погибает Эрни, и это ставит вопросительный знак на существовании Страны - Самира отправляется на поиски Терезы и находит ее в Канаде вместе с Роджером;
- спустя еще некоторое время к ним присоединяются Майло и Тодд - теперь они снова пытаются сосуществовать (а Страна Чудес никогда не перестает существовать в их головах и душах), работая под крышей ломбарда, принадлежащего Толливеру и Рихтер.   

дополнительно: не прыгайте выше своей головы, живите историей, будьте грамотными, инициативными, терпеливыми и живыми - из этой истории можно плести невероятное количество сюжетов и перипетий, было бы желание и отклик, всеми невысказанными словами (а они есть) поделимся (интуитивно в этих строках присутствует и наш Шляпник, он нуждается в стае не меньше) со смелыми. Внешности, возраст и имена вариативны, при разумном диалоге всегда можно найти альтернативу. Не требуем того, чего сами не способны дать - размеренная (средний темп) эмоциональная игра, скупая графика и необъятная любовь гарантированы. Прежде, чем придерживать персонажа - пример письма в студию (в гостевую, в лс мне или Шляпнику, как будет душе угодно). Верно ждем!

Ваш персонаж:
Theresa Lee Richter/Тереза Ли Рихтер, 30 лет. Костюмер в театральной студии, совладелец ломбарда «Кроличья нора», сбежавшая из Страны Чудес Алиса;

синопсис —

► родилась в Канзас-Сити, штат Миссури; сирота, до шестнадцати лет крутилась в системе патронажных семей , последний приют — ферма, принадлежащая Тельме и Джону Сандерс; там же встречает Майло и Самиру Кэйв, что и следуют рядом с ней целую жизнь;
► в шестнадцать лет была удочерена Рожером Толливером, братом отца, три года путешествовала вместе с Майло, ушедшим с фермы вслед за ней; выживали благодаря уличным представлениям и урокам мошенничества имени Льюиса Кэррола;
► после воссоединения, стая просуществовала еще несколько лет, вплоть до двадцать четвертого года жизни Рихтер — после гибели родителей Майло в пожаре, устроенного самим юношей и Алисой, последняя бежит;
► пережив чуть больше года самостоятельного плавания — с синяками, побоями и аферами — спасается под крылом Роджера, который оставляет остатки стаи в безопасной дальности от племянницы; до 2013 года они живут в Сан-Франциско, после бегут (снова) за канадскую границу в поисках спокойного места — читай, как можно дальше от подельников Роджера;
► Уотерлу терпит их почти четыре года, припрятывая туз — воссоединение стаи — в рукаве до последнего момента.

Пример вашего поста:

Пример поста

Jacob Banks – Say

Солено в глазах; будто на шарнирах тело мается по горизонталям, хвосты перебросившим из угла в угол комнаты. Каждый шаг, обремененный нарастающим грузом вины и жалости к себе, дается тягуче, со скрипом — в голове, на деле рваные пульсации Терезы Ли среди пыльных полок быстро утомляют Роджера вплоть до его капитуляции под защиту спокойной тишины верхнего этажа. «Кроличья нора», тем временем, на многие дни вперед обещает стать ареной немыслимых представлений, либо дающих начало новой Стране Чудес, либо подводящих финальный росчерк под приговором ее же. Наблюдая за бегством опекуна, Тереза лишь отчаянно всхлипывает, не прерывая импровизированный бег по пересеченным. Интерпретация посыла однозначна — разумная, но оттого не менее жестокая, перспектива расстановки точек да запятых острием гильотины повисает в дюйме от цели. Как вплясывала, деточка, так и выплясывай.
монотонно откашливается конферансье
Вот уже которое утро Тереза просыпается, водит носом, словно принюхиваясь, и от услышанного вся подбирается, словно перед ударом — воздух в ее комнате, в ломбарде этажом ниже, во всем Уотерлу, стекленеет, звенит от напряжения, и набухшие капли времени готовятся падать вниз, а вслед за ними и поток воспоминаний, до того только недовольно ворочающийся на периферии, грозя переполнить чашу, отделяющую прошлое от настоящего, и накрыть с головой. Долгое время Терезе удается избежать участи утопленницы - получается разминуться, укрыться под крышей, просто сбежать, но, видно, не каждое бегство - бегство. С оглушающим грохотом воспоминания полнятся и переливаются через край - как в случае с цунами хватает движения крыла бабочки, так в случае запутавшейся Терезы Ли Рихтер хватает одного телефонного звонка.
В полдень, принадлежащий семнадцатому июньскому дню, надсадно вскрикивает «музыка ветра», приколоченная над дверью, вдох опережает выдох, шесть лет безумного дикого одиночества, коим оборачивается побег из зазеркалья, сокращаются в три пружинистых шага, в конце которых - криво распахнутые объятия Чеширского, распоротая улыбка его, гнущаяся в тонкую линию, пока Тереза в нерешительности замирает на долю секунды перед тем, как пугливо повиснуть на шее, вдохнуть родной запах и почувствовать возвращение дружелюбного оскала, такого широкого, такого искреннего, как будто и не было между ними тех лет отсутствия и ее предательства. Надышавшись вдоволь пыльным воротником куртки Миллера, Тереза осторожно выглядывает из-за его плеча, взглядом напарываясь на спину Майло, прислонившегося к косяку двери снаружи, и столкновение это выбивает остатки крепости духа, а Чешир лишь плечами передергивает, когда видит повисший в воздухе невысказанный вопрос («глухая оборона, ты же знаешь его, думал, на въезде в город из машины выпрыгнет»). Долго еще рук Чешира не отпускает, краем уха ловит суматошно выплевываемые предложения - толику их она знает уже от Сони, остальная часть складывает картину пугающую. Тодд не произносит многого вслух, но обида и непонимание плотно в повествование вплетены. Посмотри, к чему привели твои и наши шалости. А Тереза Ли смотрит на кусочек спины - единственное присутствие Майло - и на самом деле не знает, как со всем этим справиться. Когда спускаются Роджер и Самира, ворох шумливого отчаянного веселья подхватывает ее, выводя из транса (рукав рубашки Майло, доступный взгляду сквозь запыленное стекло, порван, и это не выходит из головы) - Шляпник тушит сигарету об перила лестницы и не оборачиваясь идет к машине. Самира выскальзывает на улицу вслед за братом, но возвращается одна.
плавят декорации прожектора
Тереза заново приучается к стайности — привыкает к людности; изредка позволяет Соне и Чеширу засыпать в ее кровати, как то было давно, в те времена, когда они ютились по дешевым хостелам, где отдельное спальное место — роскошь; готовит узорчатые панкейки для разросшегося семейства под аккомпанемент насмешливого взгляда Кэрролла; забывшись, подпевает знакомым пластинкам; не отказывается от джойнта, подпаленного Тоддом; оплакивает Мартовского не в одиночестве, но вместе со всеми. И не может заглушить в себе мысли о Шляпнике, что так и не показывается в стенах ломбарда со дня приезда. Благодаря истончившейся границе между прошлым и настоящим справиться безболезненно с мыслями не получается, за каждым действием — он, за каждой историей и в каждом встречном — он. Хотелось бы верить, что уже не болит, но.

На четырнадцатый день Тереза не выдерживает — стройный ряд цифр, что она старательно заносит в бухгалтерскую книгу второй час кряду, кренится и заваливается набок, пестря ошибками. Сосредоточиться мешает тускло поблескивающий на солнце ключ — ключ от гостиничного номера, что утром на прилавок кладет Тодд, категорически советуя навестить старого друга. Тереза готовится сопротивляться до последнего, но растерянность в глазах Чешира и хандра, неумолимо растущая внутри Самиры, выбивают почву из-под ног. Мы в ответе за тех, кого приручили, ведь так? Пес с этими прописными истинами, горько думает Тереза, выпутываясь из прилавка.
разворачиваются на сцене крупномасштабные баталии
Первое, что слышит Тереза — щелчок поворачиваемого ключа в замочной скважине и запах. Блеклая смесь запертого в четырех стенах воздуха, паров спиртного и горечи жженой бумаги напополам с налетом равки обволакивает с ног до головы, пока она продирается сквозь сумрак гостиничного номера. Спотыкается об пустую бутылку, заставляя доминошками упасть еще три — Тереза чувствует, как страх и чувство вины отодвигаются на второй план злостью. Пока она еще может хоть что-то контролировать, нужно заканчивать этот блядский цирк. Вероятно, потом этот поступок покажется чрезмерным и неуместным, попросту опасным, а пока -
Тереза находит в ванной комнате кувшин с обколотым краем, наполняет доверху его водой и решительно заходит в спальню. Плотно задернутые шторы скрывают лицо Майло в тени, и это спасает Терезу — на деле, наравне с оглушающей злостью она чуть не плачет, осознавая, что все — и мысли, и душа, и тело — все также болит без Шляпника. Но сейчас она не видит его лица, потому достает смелости - кувшин опрокидывается на спящего мужчину, мигом затапливая кровать и прилегающие территории.
Все же, вода — логичное решение в борьбе с огнем.
Только логика весьма бесполезна в Стране Чудес.

+1

26

Форум: North Solway
Текст заявки:
В небольшую семью очень требуется важный человек. А именно Николас Нэш, городской судья, отец семнадцатилетней девушки Клэр и дядя 30+ -летнего оболтуса.

● Отец Николаса приехал на острова в пятидесятых годах, во времена открытия шахты. Здесь он встретил свою будущую супругу и остался. У них родилось трое детей: Оливер, Николас и Эвелин.
● Семья никогда не была богатой, так что все дети привыкли к трезвому распределению доходов, их никто не баловал.
● Николас выучился на юриста, уехав из Северного Солуэя, когда как старший его брат и младшая сестра остались в городе. Женился он только после тридцати лет, после чего вернулся обратно на Штормовой остров. Дочка родилась довольно поздно, уже когда Николасу исполнилось за сорок. Когда дочери было семь лет, жена разбилась в автокатастрофе.
● Около десяти лет назад Николасу предложили должность главного шерифа (судьи) в шерифском суде Северного Солуэя. Сейчас Николас является единственным городским судьей. В его полномочия входит ведение гражданских и мелких уголовных процессов в городке.
● Совсем недавно его семнадцатилетняя дочь Клэр, уехавшая в Лондон учиться, вернулась на седьмом месяце беременности. Об отце ребенка ничего не рассказывает, так что в семье скоро будет пополнение.

Мы начали играть с момента, когда Клэр вернулась в город на седьмом месяце беременности. Так что игра впереди будет насыщенная и эмоциональная. Ведь единственная дочь судьи забеременела так рано, при этом совершенно ничего не говорила ни отцу, ни брату, ни кому-то еще с родного острова. Относиться к этому можно и отрицательно, и положительно, мы же рассчитываем на то, что непонимание и даже какая-то обида должна быть. За то, что она так долго держала все в секрете, за то, что не подумала о своем будущем - да мало ли причин может быть, чтобы воспринимать рождение внука двойственно.
Можно так же винить племянника за то, что произошло, ведь именно он настоял и даже сам отвез Клэр в Лондон, а после выяснятся и другие подробности этой истории, где Кристофер тоже сыграет не последнюю роль.
Очень хочется раскрыть внутрисемейные отношения в этой непростой для маленького городка истории, где все друг друга знают, друг о друге говорят и сплетничают. А уж судья и вовсе на виду.

С удовольствием все подробности распишу и в личке.

Ваш персонаж: Мой персонаж - Кристофер Нэш, сын старшего брата. Оливер Нэш, то есть старший брат ведется в игре в качестве нпс. Дочь Клэр вернулась недавно в город, так что будет сразу три персонажа, с которыми можно поиграть, вернее, развить семейный сюжет.
Пример вашего поста:
Наши посты можно посмотреть тут - http://northsolway.rusff.ru/viewtopic.php?id=484#p68050

+1

27

Форум: http://howlongisnow.rusff.ru/
Текст заявки:
http://funkyimg.com/i/2wudy.png http://funkyimg.com/i/2wude.png http://funkyimg.com/i/2wudf.png
сама заявка
(даниэль брюль) ганс, 27-28 лет, заложник самого себя.
история о том, как же все-таки сильно семья (и то, что в ней) влияет на дальнейшую жизнь и как просто можно быть искалеченным по своей и не своей воле.
персонаж в однозначно романтическую линию как основную (но и с перспективой самостоятельного развития), персонаж не очень приятный, сам это прекрасно осознает и сам же от этого мучается.
я не вижу смысла копировать сюда всю заявку, потому что кого заинтересует - тот посмотрит сам, а это, так сказать, совсем небольшая аннотация.

Ваш персонаж: первая и в принципе любовь, нездоровые отношения (а здоровые играть неинтересно), 25 лет, скоделарио, грета.
Пример вашего поста:

Пример поста

«здравствуй, бо.
ты никогда не прочитаешь эти строки, и теперь я это прекрасно знаю. наверное, это глупо, но первое время во мне жила крохотная надежда, что это был не ты, что ты, мой любимый бо, чудесным образом спасся, все еще дышишь, и пусть даже я никогда тебя больше не увижу - я согласна на такую участь, лишь бы ты был жив.
я и вправду никогда больше тебя не увижу. потому что вот уже полгода ты мертв.
как это страшно, боже! боже боже боже боже
как же
это
страшно
мне говорят, что я должна двигаться дальше, а я закрываю глаза и вижу перед собой твое улыбающееся лицо. разве я могу перестать любить тебя, только потому что ты умер?
прости, я слишком сбивчива; наверное, нужно начать заново: здравствуй, бо. не так давно (а может, тысячу лет назад) меня спросили, что бы я сказала господу, окажись я перед ним. так вот я подумала о том, что сказала бы тебе. я сказала бы, что не виню тебя и что отпускаю. как жаль, что только часть из всего этого была бы правдой.
боже, нет, конечно же, я не виню тебя! как я могу? ведь это ты лежишь в могиле, ведь это твое тело было в гробу, ведь это твоя сестра потеряла сознание на похоронах, ведь все это ты, ты, ты... так никогда не должно было быть, и я не понимаю, почему все ровно наоборот, ведь мой пульс должен был остановиться в ту же секунду, что и твой. ведь я сколько раз я говорила тебе, что, если тебя не станет, я тут же умру. получается, бо, что единственный человек, которого нужно винить - это я.
как страшно умирать второй.
я не могу тебя отпустить. прости, мои родной, мой милый бартоломью. мне говорят, что это нормально, что просто прошло слишком мало времени, но я-то знаю, что эта рана никогда больше не заживет. она будет убивать меня, и я надеюсь, что она сделает это быстро, но, разумеется, в этом тоже нет твоей вины.
но нет, нет, нет, я опять вру тебе - видишь ли, мне уже давно никто ничего не говорит. вот уже несколько месяцев меня не было дома, вот уже несколько месяцев я не видела мать, и я знаю, что ты не хотел бы подобного для меня, но я гораздо слабее тебя, бо. прости, что я называю тебя бо, я помню, что тебе это не нравилось, но, прошу тебя, закрой глаза и на эту слабость. в конце концов, твое имя - это единственное, что у меня осталось.
я пишу это письмо на жалком обрывке бумаги и не знаю, где я нахожусь, я не знаю, кто эти люди вокруг. но на какие-то секунды я могу увидеть тебя, будто живого, и иногда мне кажется, что я могу до тебя даже коснуться. но знаешь, любовь моя, что самое ужасное? то, что я прекрасно знаю, что это не ты, что тебя давно уже нет, что эти видения - лишь результат моего уже больного рассудка и химии. но я продолжаю и едва ли когда-нибудь остановлюсь сама. ты шепни там ангелам, чтобы это «когда-нибудь» наступило поскорее.
страшная фраза, но мертвые должны оставаться мертвыми. прости, что никак не могу тебя отпустить.
до нашей следующей встречи.
всегда любящая тебя эми.»
и казалось, что вся многоцветность жизни сконцентрировалась именно в том летнем вечере; и ветви сирени ломились от крупных гроздей, и небо было золотым от вечернего солнца, и ночи как никогда коротки. её белое платье еще хранило ауру недавнего триумфа на сцене крохотного кафе: первый раз американе подарили цветы после выступления. и пусть этого никогда не оценит мать, пусть это будет крохотной песчинкой по сравнению с годами, которые длинной процессией следовали перед ней, она знала, что сегодняшний вечер, сегодняшняя она - это начало чего-то абсолютно нового в ее жизни.
гул знакомых голосов, чей-то дом, терраса, и каждый из них молод и полон жизни. ее дурманящий успех - лишь повод собраться вместе, лишь повод в полной мере насладиться миром вокруг себя. американа вдыхает пьянящий летний воздух и закрывает глаза, пропуская через себя все звуки: в ее ушах стучат об рельсы колеса далеких поездов, матери поют колыбельные своим детям, море накатывает волнами на песок. американа - это и есть весь мир, все его многообразие и палитра.
она говорит, смеется и ведет себя словно маленький ребенок. везде сигаретный дым, и вокруг говорят о какой-то ерунде, которая, может быть, и имеет какое-то значение, и американа слушает, но не слышит. и ее взгляд случайно падает на него, такого же юного, и ей кажется, словно все пространство преображается. его слова заставляют окружающих расплываться в улыбке, и, даже стоя поодаль, американа ощущает этот нечеловеческий магнетизм, исходящий от него. и, словно от алкоголя, она чувствует расплывающуюся теплоту в груди, влюбляясь мгновенно и навсегда.
они несколько раз перекидываются взглядами, и она смущенно улыбается, отводя глаза, и будто бы она всю жизнь его знает, просто внезапно такие сильные чувства случайно вытеснили все из памяти. американа видит, как он подходит к ней и какие светлые у него глаза, и все её существо наполняется бесконечным счастьем.

+2

28

Форум: stargasm
Текст заявки:
Я ищу бывшую жену - Ванессу Паради, певица, актриса, 44 года
В далеком 1993 году, в одном из клубов, нас представили друг другу наши друзья.  Но наше знакомство было таким быстрым и не продолжительном, но уже тогда я подумал "Ого, вот это девушка". Мы встретились снова, но через долгие пять лет. Тогда я приехал в самый романтичный город мира на съемки фильма. И во время ужина в ресторане заметил у барной стойки тебя, сидевшую ко мне спиной. Ты разговаривала хриплым голосом, изящно курила и была похожа на волшебную фею. Мой взгляд был прикован к хрупкому силуэту таинственной незнакомки, мое сердце бешено колотилось, казалось, будто мир перевернулся. Я не мог поверить своим глазам. <i>Что это? Человек или ангел?</i>И тут очаровательная дама повернулась ко мне и наши взгляды встретились. Это было словно какое-то волшебство. Под его воздействием я начисто забыл, что однажды мы уже встречались - несколько лет назад. Но тогда все было иначе, согласись? И я за одно мгновение ощутил, что отныне моя жизнь изменится раз и навсегда! Я предложил встречаться. И это было самым верным решением когда-либо принятым в моей жизни. И это было счастье, когда ты ответила взаимностью. Но большее счастье свалилось на меня, когда спустя три месяца ты сказала, что беременна от меня. Еще  за год до рождения первого ребенка мои положительные эмоции вызывали лишь шумные вечеринки и алкоголь. Но с появлением тебя все перевернулось с ног на голову. Словно меня взяли и вытащили из беспросветного тумана, в котором я блуждал всю свою жизнь! Это было похоже на озарение. С этого момента, все чем я жил до начала отношений с тобой, навсегда осталось в прошлом.
Нам нужно было свое семейное гнездышко, поэтому мы вскоре обзавелась домом на юге Франции, а затем еще и в ЛА. Мы настолько были увлечены друг другом, что не замечали ничего вокруг себя. Ты подарила мне двух замечательных детей - дочку и сына. Все ждали от нас грандиозной свадьбы, но нас устраивало все и так. Ведь так, или все же нет, Вэн? Наш мир для четверых был идеальным, и большего кажется не нужно было желать. Мы дополняли друг друга, поэтому нам не приходилось выяснять отношения, или прикладывать усилия, чтобы ладить друг с другом. Я любил тебя такой, какая ты есть на самом деле - прекрасная, невесомая, милая, умная, добрая. Мне нравилось, что рядом со мной ты ощущала себя хрупкой, а я был рядом и защищал тебя от всего и всех. Ты была мой ангел. Светлый, утонченный, завораживающий ангел. Тебе нравилось то, каким я был отцом. И я не делал вид, что мне доставляет удовольствие возиться с детьми - оно так и было. Я души не чаял в Лили-Роуз и Джеке. Я гулял и играл с детьми, менял им памперсы. Я наслаждался своей ролью отца, и вообще подходил к этому серьезно, и готов был свернуть шею любому кто причинит вред моим детям. Я часто уезжал на съемки новых фильмов и мог долгое время не видеться с тобой и детьми. Но разлука только укрепляла наши с тобой чувства и делала время, которое они проводят вместе, самым ценным и желанным.
Что и когда в нашем маленьком идеальном мире пошло не так, мне трудно ответить. Может тому виной мой график работы, а может быть твой. Возможно мне хотелось вырваться из оков семьи. Но были ли те? Но только одно, я знаю точно, у тебя ангельское терпение, ведь так и положено тебе, мой прекрасный ангел. Поползли слухи о том, что я снова вернулся к своей разгульной жизни, завел любовниц, и забыл о семье. Ты даже это терпела. Но у всего есть предел, как оказалось у тебя Вэнни тоже. И в 2012 года нашей идиллии пришел окончательный конец. У меня не было сил скрывать от тебя, что я полюбил другую. Я не мог держать тебя, не давая устроить своей жизни, но теперь уже без меня. Мы расстались. Я пообещал, что для детей ничего не изменится, что я так же их отец, и что я буду часто появляться в нашем доме. Нет, теперь он только ваш. А я воскресный папочка. Я не знаю, как ты справилась с моим обманом, с моим предательством. Но ты до сих пор остаешься самой важной женщиной в моей жизни. Ты смогла найти в себе силы со временем простить меня, и мы с могли остаться друзьями.
А это немаловажно, если учесть, что нас все еще связывают наши дети.


Вот такое у нас богатое с тобой прошлое, Вэнни. Очень бы хотелось, чтобы кто-то откликнулся и пришел играть этой прекрасной женщиной. На форуме есть наша дочь. Так что скучно не будет. Идея для игры полно, ведь 14 лет жизни это вам не три строчки написать. Тут и знакомство, и развитие отношений, и рождение, воспитание детей, расставание, а потом крепкая дружба несмотря на такую подставу с моей стороны. Мне не принципиально от какого лица вы пишите, я пишу сам от второго, но могу подстроиться и под Вас. 1-2 поста в неделю будет достаточно, будет больше - я только рад. Пишу от 3-5к в основном, но бывает и больше. Графикой могу и сам обеспечить, а так же у нас на форуме много людей кто творит шедевры в фотошопе.
Ваш персонаж: Джонни Депп, 54 года. Любитель алкоголя и шумных вечеринок, немного Воробей, немного Шляпник, такой же добрый как Эдвард руки-ножницы, милый и обаятельный как турист. Более подробную характеристику кину в лс, если надо будет.
Пример вашего поста:

Пример поста

Далекий 2012. В этот год пророчили конец света, но его не произошло. Но кажется в твоей жизни он все же случился, ну или скорее всего ты его привнес в чьи-то жизни, а если точнее то в свою семью. Именно в тот год ты и Ванесса решили, что так продолжаться не может. Хм, нет, не решили, а решил, ты принял это решение за двоих. Потому что ты больше ее не любил. Тяжело ли было тебе это признавать?! нет. Сознаваться в этом супруге?! Возможно. Но труднее было обо всем этом говорить детям, что ты больше не будешь жить с ними, что ваша жизнь немного изменится. Поэтому, что сделал ты? Ты просто оставил с этим разбираться Ванессу. Она мать, она лучше объяснит. Хотя что там было растолковывать, Лили было тринадцать, она уже все понимала, а Джон, которому едва стукнуло тогда десять, Джон понял тебя потом. По крайней мере ты так думал. Ты же только заверил детей, что несмотря на то, что вы больше не будете жить под одной крышей, ничего не изменится. Твой уход к другой женщине, что так легко вскружила тебе голову, и правда ничего не должен был изменить. Вот только ты стал далек от своей семьи: от бывшей жены, хоть вы и остались друзьями, от дочери, которая верила тебе и сына, что нуждался в отце, ни меньше, чем Лил в свой переходный возраст.
Нет, все слетело в тартарары ни сразу. Можно даже сказать постепенно. Но просто ты чаще забывал об обещаниях, что давал детям, забывал о том, что ты их отец, а не просто дядя, который должен позвонить или провести с ними время. Это обижало не только детей, но и Паради. Ведь ей не нравилось такое твое отношение к семье, но, что она могла поделать? Запретить вам общаться? Хм, пусть только посмела бы, такой бы скандал был. Ванесса умная женщина, поэтому не стала этого делать, думая о о том, что дети растут, становятся умнее, и могут сами сделать свои выводы. И Лили их сделала. Просто в какой-то момент, ты не стал получать от нее ни сообщений, ни звонков. По началу даже это было нормально, потому что ты вроде как и не обратил на это внимание, полностью погруженный в свою новую семью, новую любовь, твое новое наваждение - Джессика. Она была словно глоток свежего воздуха, с ней было все по другому, так как не было с Ванессой. Поэтому ты с головой ушел в это все. Выходные вместе (о каком тут времени для детей можно говорить?!), отпуск, да что там, каждую свободную минуту. Ведь такой шикарной женщиной как Стэм нельзя пренебрегать. Но когда это все немного поутихло, тогда кажется ты и понял, что что-то ни так. Лили в твоей жизни не стало, так же как и тебя в ее. Ванесса говорила, что это подростковое, что это пройдет. Но почему-то ты в этом до конца не был уверен. Твоя дочь была слишком умна для своих лет, и тебе казалось, что в свои тринадцать она разбиралась в жизни лучше, чем ты. Одно радовало, что Джон не был таким смышленым, и все еще был ребенком. Наверное, от этого тебе было с ним проще. Он единственный кажется толком не видел проблемы в том, что папы стало меньше. Так может быть из-за этого уже стоило задуматься?! так или иначе, но общение с дочерью сошло на нет. Твои нечастые звонки не удостаивались внимания, твои подарки на дни рождения или еще по каким-то поводам, выглядели словно ты откупался, хотя может быть так оно и было. А потом ты просто перестал. Снова ушел с головой в работу, в личную жизнь. Ты дал дочери время. Месяц, год-два или пять, да хоть всю жизнь, но ты готов был ждать. Правда возможно это было очередное оправдание себя, своей слабости и нетерпения, а может быть умный ход. Порой ты сам в этом путался.
Ты нажал кнопку "ответа" даже не посмотрев на дисплей телефона, выдав отрешенное "алло", слишком ты был погружен в чтение сценария, что тебе дал Эрик. «Мордекай». Ты продюсировал эту картину, а так же снимался в главной роли. Чарльз Мордекай - арт-директор и жулик в одном лице, что задолжал Британии восемь миллионов долларов. Увлекательное чтиво, ничего не скажешь. Сразу даже не понимаешь, что в трубке молчание. А когда наконец-то доходит что что-то не так, убираешь телефон от уха и смотришь на имя контакта. Лили... Внутри стало не по себе, скрутило так, что было тяжело дышать. Чуть отлегло, когда ты услышал ее "Привет, папа". Но тревога никуда не ушла.
- Привет... - солнышко, дорогая, родная... - имел ли ты право теперь так к ней обращаться, не вызовет ли это негодования с ее стороны. - Лил, все в порядке? С тобой ничего не случилось? Джон? Мама? - в голове вихрем прошлись с десяток предположений. Поверить в то, что это был просто звонок, не давало то, как ты с ней поступил.

+1

29

Текст заявки:
Доброго времени суток всем, кто зашёл в эту тему.
Начну с главного. Честно? Я устала. От ролевого одиночества. Устала приходить на форумы, пытаться развивать персонажа, писать заявки, и... снова понимать, что без постоянного партнёра, все мои усилия - пыль. Словно разговор с равнодушной стеной, который в сущности-то разговор с самой собой. Устала надеяться, что всё изменится. Забавно, но всё же я пишу сюда со слабой, но надеждой.

Чего я хочу? Хочу найти человека, с которым можно всё. Воплотить в жизнь давние мечты друг друга, творить форменное безобразие или стать совершенно нормальными. Брать редкие внешности или известных монстров в мире кино, но которых никто почему-то не берёт или берут очень редко. У них нет определенного возраста, потому что снимались с самой молодости. К примеру, Хилари Бартон и Саймон Бейкер, Одед Фер и Пайпер Перабо, Хелена Бонем Картер и Рэйф Файнс, Кетрин Зета-Джонс и Антонио Бандерас. Кэмерон Диаз и Том Круз. Деми Мур и Николас Кейдж. Моника Белуччи и Аль Пачино. Они могут быть парой, братом и сестрой, случайными знакомыми, врачом и пациентом, непримиримыми врагами, современными Робин Гудами без гроша за душой, сумасшедшими садоводами или криминальными гениями. Я хочу безумных идей и типичных отыгрышей. Я хочу выбирать, в кого вдохнуть сегодня жизнь во флэше или альтернативе. Драма, комедия, мистика, реал, какие-то фандомы, не важно! Хочу желания увидеть пост и написать ответ. Так, чтобы руки дрожали от эмоций и нетерпения. Печатать с опечатками, потому что клавиатура будет гореть под пальцами, чтобы потом выдохнуть, перечитать всё заново, исправить кривые буквы и фразы, навести лоск и, затаив дыхание, нажать кнопку "Отправить". К слову, так же хочу элементарной грамотности - я сама не справочник по орфографии и пунктуации, поэтому просто читаемого написания. Хочу знать, что ждут, что не покрутят сразу у виска, если я прибегу с воплями: "О, какой фильм, а давай их отправим на необитаемый остров, в колонию, или...", а хотя бы выслушают, а если не пойдёт, то честно сказали - "не моё, не буду тебя мучить". Хочу обсуждать, взаимно делиться фильмами и сериалами, которыми можно вдохновиться. Да. Хочу честности. Не идёт история. Не могу написать пост в ближайшую неделю. Я надоела. Не сыгрались. Просто банальной, человеческой честности, высказыванию претензий и недовольства лично, а не по личкам друзей, без молчаливых исчезновений в никуда насовсем и обещаний только потому, что вроде бы отказать неудобно - разве это сложно? Мы же взрослые люди, я не буду рвать себе волосы от горя, если просто нам окажется не по пути - так просто бывает.

А вообще, слишком много "хочу", правда? Тогда немного из того, что могу предложить в ответ. Компромиссное взаимное исполнение давних желаний по сюжетам и персонажам. В основном играю женских персонажей 30+, НО это не значит, что не играла за мужских персонажей и молодых девушек (от 20), поэтому при сильном совместном желании могу попробовать отыграть. К этому вопросу подойду серьёзно, чтобы не испортить изначально сюжет, если он полноценно завязан на непривычных для меня ролях. Что же касается альтов, то тут точно полная свобода действий, вплоть до слэша, если уж так хочется, но не трогаю противоположную женскую версию. В них на один-два эпизода могу взять хоть ребёнка. Пишу от 5тыс до 15, от 3-го и 1-го лица. Всё зависит от партнёра - могу и по 2 тыс. от 2-го лица. Единственное, что немного проходит мимо меня - современное оформление постов со скобочками, палочками, подчёркиваниями и что там ещё сейчас модно? Я всё же ближе к старой "школе", но если будет принципиально - смогу всё же научиться, если в остальном сойдёмся. Я человек малоконфликтный, легко иду навстречу, понимаю - устал, нет настроения, проблемы и прочее, терпеливо ожидающий ответа, поэтому самое главное для меня - диалог.

Что-то упустила и не сказала? Милости прошу в ЛС с любыми вопросами, уточнениями, предложениями и постами.

В любом случае огромное спасибо всем, кто даже просто дочитал это до конца. Всем отзывчивых партнёров, понимающего реала и неисчерпаемого вдохновения на персонажей и истории!
 
Пример вашего поста:

Пост 1

Негромкий, металлический звук падения сплющенных пуль на стол, тихий стон боли сквозь сжатые зубы. Почему нельзя просто спокойно поговорить, как это делают тысячи цивилизованных людей? Сесть за стол, налить чашечку кофе и нормально поделиться информацией, без стрельбы и убийств. Никита криво усмехнулась, аккуратно сняв бронежилет. Всем покоя не даёт слава шпионов. Вот только если верить полученной информации, у неё осталось очень мало времени, чтобы успеть отобрать у Перси его потенциальную любимую игрушку. Конечно, информатор явно сгустил краски, описывая какой-то невероятный предмет, который при должной доработке может стать очень мощным оружием, аналогов которого нет ни у одной спецслужбы мира. Только обычно и Перси не верил во всю эту мифическую чушь, а в этот раз что? Просто решил проверить или совсем отчаялся сохранить и приумножить свою власть? В любом случае, если он проявляет повышенный интерес к этой вещице и старается сохранить всё в тайне, то Никита просто обязана всё проверить. В отличие от своего бывшего шефа, у неё полно свободного времени, которое она с особым удовольствием тратит на то, чтобы сильно подпортить ему настроение.
- Если выданы деньги на аукцион, значит, всё реально, - пробормотала Никита, на ходу раздеваясь. – Стоит предположить, что спецслужбы других стран тоже будут там.
   И самое главное, что внутри будет человек Отдела. В отличие от каждого, кто работает на Перси и знает Никиту в лицо, она же в менее выигрышном положении – агентов у Отдела море и запомнить их вряд ли возможно. Обнаружить себя раньше времени и дать возможность подать сигнал группе Альфа у неё не было никакого желания. Сегодня она и так поставила галочку в графе «использование оружия в размере больше одного магазина», поэтому хотелось бы тихо войти и выйти. Только когда у Никиты всё было просто с делами Отдела? В чём она похожа с агентами, так в решимости идти до конца.  А сейчас время работает против неё, поэтому нужно было сразу сделать несколько звонков.
- Джеймс, мне необходимо приглашение на имя Мэдлин Купер для вечеринки Брайса Диккенса в его галерее в Майами, - без предисловий сказала она, стоило мужскому голосу ответить «Алло». – Меня это мало волнует.  У тебя один час. Встретимся в кафе «Нокс». Не заставляй меня напоминать о долге, который ещё не выплачен, а так же о последствиях твоего отказа. Да, я просто знаю все адреса, где ты можешь скрываться, не надо превращать свою жизнь в крысиные бега, - хмыкнула Никита, завершив вызов.
   Ей впору сесть за написание книги «Тысяча и один способ угрожать: примеры, практические советы и личный опыт».  И первый же экземпляр отправить в подарок своему учителю, которому в этом деле ещё долго не будет равных. Никита была уверена, что Джеймс без особо труда сделает то, что ей нужно. Осталось только выбрать наряд и успеть до начала аукциона прилететь в Майами и добраться до галереи. Достаточно позволить агенту Отдела зайти в приложение на телефоне для начала торгов, потому что, зная паранойю Перси, мобильный будет не только запоролен, но и потребуется отпечаток большого пальца. Последнюю меру предосторожности Никита никогда не понимала – отрезать необходимый палец очень легко при желании, так что способ защиты весьма сомнительный.
- Здравствуйте. Мне нужен билет на ближайший самолёт до Майами. Через четыре часа? – Никита нахмурилась, прекрасно понимая, что это для неё поздно. – Девушка, милая, мне очень срочно! Нужно быть в Майами раньше этого самолёта. Понимаете, нашла билет на этот рейс у мужа в документах, боюсь, что он решил вместо командировки отдохнуть от семьи и явно не один! Помогите, я доплачу сколько скажете, - она едва слышно всхлипнула, чуть отведя мобильный от лица. Не положено потенциально обманутой жене рыдать в трубку. – Да? Спасибо огромное, я буду через полтора часа! Вы просто спасли мою семью.
   Закончив разговор, Никита с сомнением покачала головой – типичная история с мужем-изменщиком слишком часто срабатывает. А ведь в какой-то раз можно нарваться и на любовницу! Впрочем, и на этот случай есть история. Ох, женщины… У неё осталось сорок минут на то, чтобы собрать всё необходимое и вовремя добраться до кафе, а затем и в аэропорт. Такие сжатые сроки и легальные перелёты имеют массу неудобств, но выбирать Никите не приходится. Остаётся уповать на удачную импровизацию, рассчитывать на внезапность и полагаться на полную уверенность, что оружие можно будет «одолжить» в любой момент не только у охраны, но и у спецслужб, которые, несомненно, там будут. Привычка иметь не только основной, но и запасной план, основательно сократила свободное время, поэтому она едва не опоздала на встречу в кафе, в котором Джеймс охотно решил воспользоваться присутствием посторонних людей. Набивать себе цену на пустом месте любят даже самые мелкие мошенники. Пришлось пожертвовать на него одну третью быстродействующего снотворного, но приглашение было у неё в руках. Оплатив двойную стоимость билета до Майами, Никите удалось немного поспать в самолёте после недавней разведки информации, из-за которой она и направилась к Диккенсу. Спина чуть ниже лопатки отдавала болью при каждом движении, но это ощущение было давно привычным. При её образе жизни можно считать чудом то время, когда ничего не болит.
   До галереи Брайса она доехала на такси, посвятив время дороги подробному анализу личности Диккенса, из чего сделала вывод – вполне может оказаться, что все слухи о продаваемой вещи, как полная чушь, так и правда. В кругу знающих людей, Брайс выскочка, который всеми силами пытается создать образ профессионала, с которым стоит иметь дело. Для этого он не брезгует никакими методами, даже обманом. Вот только это так же можно использовать и в пользу версии, что всё может оказаться реальным. Диккенс рыл землю носом, чтобы предложить что-то стоящее, а не устаревшие технологии и давно известную информацию. Амбиции и эгоизм – великий двигатель прогресса. Что ж, задача минимум – отобрать у Отдела опасную игрушку, задача максимум – потратить ещё и их деньги на аукционе. А для начала найти агента Перси раньше, чем он опознает Никиту.
- Спасибо, - она расплатилась с таксистом, выйдя прямо около лестницы, ведущей к входной двери галереи Брайса. На самом деле Диккенс едва ли умел рисовать. Никита слышала, что его едва не поймали за организацию весьма посредственной подделки дорогих картин, на которую он подбил молодую, талантливую и очень влюблённую в него художницу. Вот и сейчас Брайс прикрыл аукцион очередной выставкой «своих» работ, которая состояла из картин совершенно разных художников.
   Никита немного постояла у лестницы, быстрым взглядом осматривая здание. Несколько часов назад ей удалось найти его план, но всегда существовала вероятность, что данные устарели, и вместо двери была стена, а вместо другой стены появилась не одна дверь.
- Что ж, посмотрим, на что ты способен, мистер Диккенс, - тихо произнесла Никита, присмотрев на ближайшей парковке автомобиль, который легче всего вскрыть, если придётся срочно уходить. При всём желании в маленькую сумочку к вечернему платью не так уж много всего необходимого можно положить – нужно полагаться на подручные средства.
- Мэдлин Купер, - представилась она, предоставив охране приглашение, когда поднялась по лестнице. Два маленьких "шкафа" около двери стали сверяться со списком, а Никита приготовилась к тому, что маленький засранец Джеймс просто её подставил. Мало ли, не у всех есть достаточно развитый инстинкт самосохранения.
- Проходите, - без тени улыбки сказал один из охранников, показывая второму пальцем куда-то в конец списка.
- Благодарю, - кивнула Никита, войдя в гостеприимно распахнутую дверь. Что ж, четверть дела сделано – перед ней открылось светлое, большое помещение, полное народа и разных картин. Да, узнать в лицо агента Отдела быстрее, чем сделает это он, будет весьма сложно. Только Перси не может доверить свои деньги кому попало, так что есть хороший шанс встретить здесь знакомого и с удовольствием «поздороваться».

Пост 2

Звонок мобильного телефона отвратительным шумом ворвался в сладкий сон  Хелен. Звонивший видимо не страдал муками совести - а не разбудил ли он Батлер, которая и без этого легла очень поздно? - потому что, песня на вызове дошла уже до припева. Пробурчав что-то явно нецензурное, Хэл, не открывая глаз, пошарила рукой по тумбочке, в поисках источника раздражающего звука.
- Что? - недружелюбно прохрипела она, когда приоткрыв глаз, чтобы не перепутать кнопки, приняла вызов. - Эмили, ты издеваешься? Сколько времени? Да мне плевать, что время рабочее, у меня выходной, и я чёрт знает, когда пришла ночью домой. Шутишь? Скажи, что  ты просто решила надо мной пошутить, в качестве профилактики, - простонала Батлер, как только услышала о жалобной просьбе выйти через два часа на работу.
Хелен по природе своей не страдала синдромом матери Терезы и не спешила протягивать руку помощи каждому, кто о ней просил. В конце-то концов, не каждому лентяю и тунеядцу стоит помогать. В какой-нибудь другой ситуации, Батлер в таком состоянии послала бы почти любого звонившего, но с Эмили была совершенно другая ситуация - сама Хэл по причине своей двойной жизни часто просила Кроу о подмене начиная от пары часов, заканчивая несколькими днями. Как говорили мудрые люди, не руби сук, на котором сидишь. Откажи она сейчас Эми, в следующий раз придётся забыть о своих делах в рабочее время или отстёгивать номинальному начальству за свои "прогулы". Вот уж спасибо, они и так неплохо кормятся за её счёт.
- Я поняла-поняла. Это очень важно. Сюрприз для мужа в период непростых отношений - это святое, - поспешила согласиться Батлер, когда Кроу с готовностью начала рассказывать по какой такой причине ей нужен именно сегодняшний день. Слушать всю подноготную их семейной жизни таким тяжёлым утром Хелен была физически не в состоянии. Да и по правде говоря, ей было откровенно всё равно, что там у Эмили в жизни происходит. Нет, конечно, как и полагалось напарницам, они многое рассказывали друг другу, но что неимоверно радовало Хелен - работали они по сменам и так, что очень редко встречались, потому что придумывать душещипательные истории и обычные, житейские проблемы, которых у Батлер особо и не было, не самое приятное занятие. На фантазию она не жаловалась, но вот запоминать детали лжи, чтобы не запороть в следующей истории, было утомительно.
- Хорошо, я буду через два часа, можешь заводить будильник и принимать низкий старт,- усмехнулась Хелен, отключив разговор. Слушать благодарности за то, что она делала в собственных корыстных целях, не было никакого желания - лишняя информация на сегодняшний день. Посмотрев на отсутствие других звонков и смс, Батлер блаженно зажмурилась, собираясь поспать ещё хотя бы полчаса, когда вспомнила о запланированной на сегодня встрече, которая ввиду выхода на работу отменялась. - Всё, уснуть не удастся.
Хэл страдальчески вздохнула и снова потянулась к мобильному - надо обязательно предупредить, что не придёт. Она не любила опаздывать или заставлять человека зазря ждать.
- Привет, Патрик. Сегодняшняя встреча отменяется, встретимся завтра перед открытием в моём кабинете. Не дуйся, ты же знаешь, что я всегда рада тебя видеть. На наши дела это никак не повлияет, у нас ещё есть время. Да, знаю, какая я зараза, - рассмеялась она, садясь на кровати. - Целую, дорогой. С меня бутылка твоего любимого вина за моральный ущерб, который ты получишь сегодня, не лицезрев мою красоту.
Отключив разговор, Хелен взъерошила волосы, прекрасно представляя, как выглядит сейчас её  "красота".  Дойдя до ванной, она критически осмотрела лицо, с привычным неудовольствием отметив, что небольшой синяк на скуле всё ещё заметен без косметики.
- Старею, что ли? - хмыкнула она, подмигнув отражению. Несмотря на то, что поспать нормально ей не дали, Хелен была в прекрасном настроении. Семья жива и здорова, бизнес приносит хороший доход и массу удовольствия, в личной жизни всё намного интереснее, чем у той же Эмили, на улице потрясающая погода, так зачем же портить день нытьём? – На том свете все выспимся.
Время, проведённое на работе, не так уж и бесполезно, особенно когда ты работаешь в одном месте уже почти десять лет. Персонал медцентра меняется, но нужные люди, благодаря дополнительному доходу от Хелен и необходимой мотивации, спокойно остаются на местах. А это значит, что можно совместить приятное с полезным и поговорить о предстоящем дежурстве медиков у неё в клубе.
На работе Хелен оказалась через полтора часа после звонка. Приняла душ, позавтракала, замаскировала всё, что не должны видеть посторонние люди, и прошлась по ближайшим магазинам, прихватив к чаю свежих пирожных из любимой кондитерской.
- Всем привет, девчонки, - поздоровалась Батлер, махнув рукой в сторону регистрации. - Тебе, Эми, отдельное здравствуй, - ехидно улыбнулась она, подойдя к напарнице. - Я примчалась даже раньше назначенного времени, чтобы у тебя было больше возможностей для манёвра в твоем нелёгком деле.
- И тебе не болеть, Хелен. Какая неописуемая щедрость с твоей стороны, - пробормотала Кроу в ответ, даже не взглянув на Батлер. Похоже, Эмили сейчас больше интересовал график, а не перспективы отправиться домой и решать семейные проблемы.
- Раз не хочешь раньше, то будь любезна, освободи моё рабочее место в течение этих тридцати минут, - обманчиво ласково сказала Хэл, поставив коробку с выпечкой на стол в их импровизированной столовой. – И не смей трогать пирожные, иначе я сломаю тебе обе руки и отправлю к Люку, который давно строит тебе глазки. А я пока зайду к главному.
Батлер даже слушать не стала, что ей может ответить Кроу. Наверное, все в клинике знали, что трогать без разрешения то, что принадлежит Хелен, не стоит. Если она сочтёт нужным, то сама предложит или разрешит, но вот нарываться на её изощрённую месть явно не стоит любого самоуправства. Поэтому за свой сладкий обед Хэл могла быть спокойна, а сейчас можно посвятить свободное время разговору с одним из лучших друзей – с главврачом этого медицинского центра.

Отредактировано Леди Винтер (25-09-2017 02:11:06)

+6

30

Форум: STRⱯNGƎ THINGS
Текст заявки:
Эрика, от 25 до 60, горничная.
Возраст и внешность — полностью на ваше усмотрение. Хоть Идриса Эльбу /тупые шутки про чёрного стрелка/. Имя не меняется.

Эрика точно знает, что такое женская солидарность.
Эрика не раз получала по морде от мужа/отца. Эрика считала, что перебравшись в США/другой город, она сможет полностью изменить свою жизни. Упси, выяснилось, что мужики у общем и целом везде одинаковые. Новый/первый хахаль Эрики оказался тем самым классическим мудаком.
Эрике снова удалось сбежать. На ее горе — в Детройт.
В Детройте она поселилась у мистера Россдейла, который казался вполне ничего, покуда не женился.
И пока не начал бить жену, и угрожать, и загонять в рамки.
Все-таки Сибилл молодец, что дала отпор. И хорошо, что этот пиздюк теперь мертв. Так ему и надо.

Что на самом деле произошло:
Россдейл нашел у Сибилл кокаин. Начал орать и распускать руки. Сибилл огрела его по голове бюстом Наполеона. На смерть.

Что Эрика сказала полиции:
Россдейл орал на жену каждый день. Бил через день. Сам виноват. Наркотики? Какие наркотики?
Эрика ничего не видела.
Она все заранее пропылесосила.

Про что играть:
Вариант 1:
Вот это все — начало истории, Эрика живет в доме Россдейла, подаренном благодарной вдовой, и занимается своими делами.
Вариант 2:
Эрика шантажирует Сибилл и Дорана, который прикрывает сестру.
Вариант 3:
Содержать такой большой дом не так уж и дешево, поэтому Эрика устраивается экономкой в дом Дорана.
а) на стороне Дорана;
б) на стороне его жены, которой такой-то мудак в мужья достался;
в) на стороне его дочери, которой нормальной жизни не дают.

В общем и целом, вариантов масса.
Прототип по характеру — миссис Хадсон. Стержень — преданность тому, кого она сама выбрала. Женская солидарность.
Все остальное — обсуждаемо.

от Сибилл

надо спрятать труп?
эрика с пылесосом
мерфи ушла из дома?
эрика с пылесосом
у беверли засос на шее?
эрика с пылесосом

Ваш персонаж:
Доран Риордан, прекрасный врач, семьянин и душа компании.
Пример вашего поста:

Пример поста

Эрика, явно напуганная резким окриком, пытается было зайти в комнату, но Риордан выталкивает ее раньше, чем та успевает что-то рассмотреть: потом она сможет вспомнить (или придумать под давлением) что-то совсем ненужное. Эрика — лишняя переменная, которую нужно устранить до того, как она привнесет неконтролируемый хаос.
Риордан в кой-то веке снисходит до того, чтобы прощупать пульс у предполагаемого трупа. Риордан хороший хирург, но хуевый врач. Да и Гипократу ни разу не давал.
Мистеру я-бью-жену действительно лучше помереть прямо сейчас, если еще не успел. Потому что в ином случае Доран приложит все усилия, чтобы тот выздоровел как можно быстрее. А потом они с братьями одним прекрасным пятничным вечером заглянут к нему на чай. Потому что Сибилл единственная сестра у трех отбитых Риорданов.
Не то чтобы они были категорически против бытового насилия, но фишка в том, что им — можно, всем остальным — нет. По отношению к ИХ сестре — особенно.
Когда-нибудь потом Риордан подумает, почему они (он) ничего не замечали раньше (Сибилл все-таки перестала пить, а это даже не звоночек — сирена). Но сейчас у него есть дела поважнее. Например, подтасовать факты так, чтобы Сибилл выглядела жертвой, а произошедшее — досадной случайностью. Скорее всего (Доран уверен), оно на самом деле так и было. Но одно дело реальность, другое — видимость. Люди охотнее верят во второе (Риордан спец, он знает, о чем говорит).
Мудак окончательно мертв, поэтому будем считать, что ему несказанно повезло, ибо его смерть была относительно легкой. Значит, можно вернуться к нашим баранам. Точнее говоря, одному конкретному. (Хоть бы раньше что сказала, они бы придумали выход. Теперь всем троим Риорданам грозит целая сессия самобичевания под девизом «идиоты, за кровиночкой не уследили». Фредди напьется, Штефан разъебет кому-нибудь морду, Доран начнет в три раза внимательнее следить за Мёрфи. Страдать, по традиции, будут все свидетели и очевидцы).
Оплеухи как способ привлечения внимания — не самый действенный способ, особенно когда есть подозрение на сотрясение мозга. Но Доран бы решился, не начни Сибилл говорить. Однако старый способ выбить сестру из колеи срабатывает безотказно. Говорят, детские обиды не прощаются, об этом Доран тоже подумает как-нибудь не сейчас.
— Где то, что он нашел? — Дорану похер что именно, главное, чтобы это не нашли остальные. Вряд ли что-то крупное, скорее фляжка. Даже если его будут обыскивать, подозрений она не вызовет. — Дай сюда, — он протягивает руку. Только бы не было крови. С кровью будет сложнее.
Прибухивать по вечерам — не преступление, а вот всплывшая в ненужный момент зависимость может принести проблемы.
— Он считал, что ты ему изменяешь. И если еще нет, то явно собираешься. ИМЕННО ПОЭТОМУ он вспылил и начал распускать руки. Повтори, — не сказать, чтобы Доран что-то сильно выдумывал. Россдейл никогда не говорил такого прямо, но тонко намекал. Настолько тонко, что у Риордана не было ни малейшего повода придраться. В целом, все получалось так завуалировано, что Россдейл за все время их знакомства ни о чем подобном ни разу не заикнулся.
Но это было логично. И объяснимо. Престарелое уебище и молодая, красивая и популярная девушка. Было бы странно, если бы не.
Доран слышит сирены приближающейся скорой. Времени совсем в обрез.
— А теперь, милая, самое главное. Ты должна меня ударить. Так сильно, как сможешь. И при этом кричать. Так громко, как сможешь. Потому что я только что сказал тебе, что твой муж мертв, а ты, конечно же, не хочешь в это верить. Я врач. Я должен был приехать и спасти его, но не смог и поэтому виноват. Ты меня слышишь? — Доран несильно встряхивает сестру за плечи. — Они ДОЛЖНЫ поверить, что ты не в себе и не можешь себя контролировать. СЕЙЧАС, Сибилл, — звук сирен становится громче.
— Да блядь, — Доран размахивается и бьет Сибилл прямо в нос. Не сильно, но чувствительно. Нужно больше крови в интерьере.

0

31

закрыто

Текст заявки: люди ищут нормальных персонажей, а меня вечно в какой-то треш тянет.
Хочу отыграть женского персонажа. Конкретно меня интересует тема домашнего или не совсем домашнего насилия. Именно жертву этого насилия мне и хочется взять. Условия и отношения могут быть совершенно любыми - жена под надзором мужа, любовница на птичьих правах, запуганная дочь строгого отца, племянница на воспитании у дяди, младшая сестра рядом со старшим братом с мозгами набекрень. Ищу эдакого тирана. Я допускаю инцест (есть такой сериал славный "Плоть и кость", ехехе), рейтинг до НЦ-17 включительно, сам факт насилия - как физического, так и психологического. Где там надо расписываться, что я понимаю и принимаю возможные последствия? Во что выльется в итоге - фиг знает, но к великой любви сводить все это не хочется, разве что к какой-то вариации "стокгольмского синдрома", потому что запомните, дети: насилие - это плохо.
Сразу оговорюсь, что, скорей всего, поначалу буду вести только отыгрыш с откликнувшимся, потому что у меня всегда было странно с отыгрышами женских ролей, а значит нужно будет привыкнуть, но персонажа рядом с собой держать не буду - вы вольны вести любой сюжет, какой вам нравится, - жениться, разводиться и так далее. Никого не держу, мне только отписывайтесь с договоренной частотой и будет вам счастье).
Во внешностях не разбираюсь, но сто процентов буду брать кого-то виктимного (это чтоб не было претензий "ну воооот, я думал, что ты возьмешь Джоли или Йоханссон").
Посты пишу без лишней воды, раза 2-3 в неделю, могу и чаще, могу и реже. От третьего лица. Можно идти ко мне в лс, кидать в меня пример своего поста и даже заявки, если вдруг имеются на каких-то форумах.
Пример вашего поста:

Пример поста

Головная боль накатывает волнами, сжимает виски, расползается противной массой от затылка и до самой шеи, обещая преувлекательнейшие несколько дней борьбы с мигренью, прерываемые невнятными проблесками, во время которых Стивен будет в состоянии адекватно воспринимать реальность. Это будут очень сложные несколько дней, ведь мигрень будто специально выбирает наиболее загруженные бумажной и следственной работой периоды его крайне никчемной жизни. Стивен борется с практически непреодолимым желанием взять парочку выходных, благо отгулов скопилось столько, что он может себе позволить на три месяца улететь куда-нибудь на острова и выбросить мобильник в океан. Он понимал, что не уйдет с работы даже на пару часов раньше положенного времени, но сладкое чувство теоретической возможности дополнительного отпуска грела где-то в районе солнечного сплетения.
До конца рабочего дня оставалось полтора часа. До конца официального рабочего дня, но на сей раз Стивен не собирался задерживаться до полуночи, здраво рассудив, что мигрень сожрет его мозг раньше, чем он успеет поставить точку в отчете по делу пиромана, перешедшего от сжигания тушек раздавленных животных к прижиганию раскаленными щипцами частей тела горе-водителей, имевших несчастье сбить несчастную зверушку в цветущем пригороде. Он закончит все отчеты завтра, когда вернется на работу ни разу ни свежим и уж тем более не отдохнувшим. Головным болям, начавшим мучить его после сорока, давно уже было наплевать на график работы, сон и холодный душ, который в самом начале их плотного знакомства здорово спасал.
По коридору пронеслась чья-то долговязая фигура - Стивен различил звук широкий шагов, но так и не смог определить, кто из сотрудников спешит на встречу с шефом, закрывшимся у себя в кабинете. Совсем скоро в участке поднимется привычный гул и помещение наполнится звуками, которые обычно издают люди, с трудом скрывающие радость от скорого ухода с работы. В этот раз, пожалуй, он с удовольствием присоединится к коллегам.
- Шеф, у нас новое дельце, - Роберт ворвался в кабинет без стука, умудряясь при этом не производить вообще никакого шума - высокий, тонкий, с резкими чертами лица и темными внимательными глазами, способными рассмотреть то, чего не замечали другие. - Смерть во время сеанса экзорцизма.
- Ничего нового. Какой-то не в меру ретивый священник перестарался и получил труп того, кого пытался спасти. Церковь снова поднимет вой, - вообще-то циником Стивен не был, но двадцать шесть лет работы в полиции накладывали определенные отпечатки на характер. Ему совсем не улыбалось сейчас ехать на место преступления, но выбора, кажется, никто ему не оставил.
В их городе подобные убийства были редкостью, особенно в сравнении с бытовухой и гибелью членов банд в перестрелках, но все же изредка случались. Достаточно часто, чтобы журналисты не раздули огромный скандал, но в то же время недостаточно для того, чтобы новость вышла на блеклой четвертой странице. Где-то вторая-третья со ссылкой с главной.
Роб скривился и плюхнул на его стол пока еще не очень толстую папку, которой вскоре предстоит разрастись от добавляемой информации:
- Нет, Стив, ты не понял. Погиб священник, предположительно, ставший жертвой субъекта ритуала. Подозреваемый скрылся с места преступления, - иногда Роберт умудрялся говорить не как коп, а как чертов преподаватель философии.
- Час от часу не легче, - планы на вечер рухнули окончательно и бесповоротно, мигрень с новыми силами вгрызлась в мозг, напрочь лишая старшего детектива возможности мыслить логично. - Личность подозреваемого установили?
Роберт молча кивнул, предлагая начальнику самому открыть папку и убедиться. Стивен знал, что ему не понравится то, что он там увидит, но, тем не менее, желая побыстрее покончить со всем этим, резко откинул обложку. На те пару мгновений, которые он разглядывал содержимое папки, даже головная боль отступила, даруя кристальную чистоту мыслей. Это будет сложное дело.
Кроме скупых записей об открытии дела и списка действующих лиц, к первому короткому отчету была приколота фотография. Обычный полароидный снимок, с которого улыбаясь во все зубы смотрела белокурая девочка лет 10-12. "Жаклин, 2017 год" гласила надпись, сделанная чьей-то рукой прямо под снимком.
Мигрень снова запустила когти в мысли Стивена, готовясь к осаде. Ночь будет долгой.

Отредактировано july in january (04-11-2017 11:46:52)

+2

32

Форум: Лексингтон
Текст заявки:
Разыскивается друг (намного больше чем друг).

Внешность: предпочтителен Райан Гузман, как варианты Коди Кристиан, Винни Вулстон
Имя: Алек или Тео Фитцболдуин.
Возраст: От 25
О персе: Красноречивее о нем скажут выдержки из постов:

Выдержки

Что делал Фитцболдуин на нашем факультете никто не понимал. Шумный и яркий он влетал в аудиторию с криком «Доброе утро стервочки мои!». Расцеловывал всех девчонок и только после жесткого окрика преподавателей усаживался на свое место. Он не был похож на журналиста. Слишком яркий. Слишком индивидуальный. Слишком живой. Постоянно что-то напевающий, выстукивающий пританцовывающий, он куда уместнее смотрелся бы музыкантом, или художником… Как мы с ним сошлись я до сих пор не понимаю. Он просто попросил помочь ему с историей. Я просто согласилась.  Я честно пыталась помочь, но вскоре мои ежедневник и тетрадь с конспектами улетели в окно. Алек со смехом объявил, что я за*рот и без особых церемоний взялся за мое перевоспитание.
Он мог меня бесить и доводить до слез. Я могла его ненавидеть, но не могла отрицать того что он мне нужен. Как свежий воздух что заставлял меня чувствовать себя живой. Он был нужен мне. Он не болтал о том, что было между нами за закрытыми дверями. Все знали только то что я помогаю ему не скатиться совсем. Это было странно. И это нас устраивало. Все было кончено, когда мы получили дипломы. Прощальная ночь, и он уезжает в Лос-Анжелес чтобы начать работу под началом известного продюсера, а я иду работать к маме… Он стал достаточно известным в клубных кругах диджеем, а я… А я, ничего не добившись, просто уехала в Лексингтон.
***
Кивнув подоспевшей официантке чтобы повторила мой заказ, я криво улыбнулась своему новому знакомому, я снова посмотрела на сцену и опустила голову, не понимая какого черта тут делаю. Что ни говори, а Алек умел меня удивлять. Он сам расставил все по полкам. Секс без обязательств. Мы не пара, но и чуть больше чем просто хорошие друзья. На людях мы просто однокурсники, наедине… Все что угодно. После окончания учебы все кончилось. Так тоже он решил. И он сам нарушал установленное им же правило. Он мог пьяный заявится в мою комнату и всю ночь терзать своими возлияниями. Мог позвонить не пойми зачем и говорить ни о чем в то время как мне нужно было учить конспекты, а после обижаться на то что я телефон выключаю… А потом извинялся и говорил что ведет себя глупо. И я прощала. Почему? Все просто… Он, наверное, единственный из моего окружения кто был настоящим. У него не было предрассудков. Он жил так как хотел и делал только то что хотел… И именно он этому научил меня. И если бы можно было время отмотать назад, я бы предпочла остаться с ним просто друзьями. Не приходить к нему в тот день. Не поддаваться на сладкие слова… Но от судьбы не уйдешь. Так надо было.
Мотнув головой, я отпила коктейль и поджала губы. 3ря я пришла… Но времени уйти уже не было – за пультом появился Алек. Небритый веселый и слегка поддатый, в лихо заломленной на бок бейсболке и белой майке. Так и не выросший мальчишка…
***
Последняя фраза Алека добивает меня по полной. Уже не слезинка, а слезы катятся по щекам. А ведь я считала его самым близким человеком. И дело не в... Дружбе организмами, как он выразился, дело в вечерах, когда можно было лежать на крыше и делиться планами на будущее. Посиделками у телека в его квартире под начос и колу. Походами на баскетболл... Утренними пробежками... Черт я ведь даже шоппинг с ним делала. Он одобрял ту или иную вещь, давал советы, и я их ценила. Может я никогда не решилась бы озвучить это, но... он был важен для меня. Дорог. Это конечно глупо, но в этом шумном и ярком парнишке я видела по-настоящему родного человека.

Когда они учились вместе он был простым и легким парнем. Безумно творческим и неординарным. Талантлив. Ужасно любвеобилен. Душа компании и тот, кто даже черта сможет уговорить. Правила – не его. Он сам устанавливает правила и рамки, хотя многие считают, что этот человек и понятия не имеет что это такое.
Таким Кам его знала, когда они учились вместе. Каким она его узнает сейчас зависит от соигрока тоже, но мне бы хотелось увидеть его другую сторону. Узнать, что его поверхностность это напускное.
Он приезжает в город чтобы вразумить Камрин и уговорить уехать в Нью-йорк, но в итоге остается в Лексингтоне ибо этот город и в него пускает корни. Что между ними? В прошлом крышесносный роман и крепкая дружба, странная любовь которая у одной перегорела слишком быстро, а у другого появилась слишком поздно. В данный момент их связывает подобие дружбы, память о том, что было и редкие искры былой страсти. Персонаж не планируется целиком и полностью зависимым от моего перса, тот кто его возьмет в полной власти вершить его судьбу, как угодно. Отыграть хотелось бы прошлое. Каким оно было в студенческие годы, и настоящее, приезд парня в город и все вытекающие подробности. Несколько сумбурно но как уж получилось)
Моя анкета:

характер

Молчаливая девочка с хорошими манерами и великолепной осанкой. Она редко делится своими планами с окружающими, даже если это самые близкие люди. Она редко спорит а предпочитает отступить до тех пор пока человек сам не поймет что поступает не правильно. Редко меняет свои решения. Большое влияние на Камрин оказала ее бабушка – Анна Кендрик. Особа крайне строгая и дисциплинированная. Она считала, что обязана воспитать внучку, так как не смогла воспитать свою дочь, потому Камрин пришлось закрыться. Будто в скорлупу. Чтобы сохранить себя и не потерять окончательно, но при этом не обидеть единственного близкого человека, который действительно хотел сделать как лучше. Но чем старше становилась Камрин тем тяжелее становилось ей играть по чужим правилам. Упрямство брало верх. И ладить даже с бабушкой становилось все труднее ибо девушка сама начинала выбирать то что для нее хорошо и что плохо. И все же с бабушкой Кам сдерживалась. Чего нельзя сказать о матери. Эта женщина не была плохой. Она была бездушной. У Кам даже язык не поворачивался мамой ее назвать… Только Нив. Само слово «мама» как и «бабушка» веяло для Камрин теплом. Маму хотелось обнять, пошушукаться с ней о чем-то своем… С Нив такого желания не возникало. Даже с бабушкой при всей ее строгости Кам было проще. Выдрессированная бабушкой, как породистая овчарка Кам и в университете посвящала себя учебе. Долго и скрупулезно она присматривалась к людям прежде чем впустить их в свою жизнь от того наверное не смогла завести ни друзей, ни долгосрочных отношений… Ну если не брать в расчет секс по дружбе с однокурсником Алеком Фитцболдуином. К плюсам можно отнести то что Камрин не боится пробовать что-то новое, имеет хорошую память и с легкостью овладевает новыми навыками, а так же ее упорство в достижении намеченной цели. Ее минусы это все та же память, которая долго помнит причиненное зло и долго выискивает возможность нанести ответный удар. Камрин с ранних лет боится темноты, но упорно борется со своим страхом, хоть пожалуй метод борьбы выбрала достаточно странный. Лет с двенадцати страдает просоночными состояниями.

Био

Камрин родилась в Нью-Йорке. В семье строительного магната Арнолда Хьюза и тогда еще начинающей журналистки Нив Хьюз. Камрин плохо помнила то время кроме того что ее почти все время опекала няня. Отца девочка видела редко, он все время пропадал на работе, но она отлично помнила, что он любил ее и всячески баловал. Мама… С мамой все было сложнее. Самым ярким воспоминанием детства было то что мама безумно красивая, а еще то что на нее ни в коем случае нельзя вешаться с грязными руками. Нельзя трогать ее прическу и волосы. И ни в коем, ни в коем случае нельзя трогать ее бумаги иначе мама раскричиться. Мама редко обнимала и играла с ней. Никогда не причесывала. Но регулярно приносила новую яркую одежду и любила смотреть как Камрин наряжается. Будто с живой куклой играла… Все изменилось, когда девочке исполнилось пять. Родители развелись. Камрин была отправлена к бабушке в Джерси. Сначала девочка думала, что ее как всегда на несколько дней отправили к бабуле погостить, но вскоре поняла – забирать ее никто не собирается. От нее просто избавились. Тогда-то Камрин и перестала называть маму «мамой». Она стала для нее Нив. С отцом было проще, он просто нашел в себе силы приехать к дочери и не смотря на ее нежный возраст поговорить и объяснить что они с мамой не могут больше жить вместе. Что для Камрин будет лучше остаться у бабушки, чем находиться под постоянным присмотром чужих по сути людей. Камрин кивала в ответ, и силилась улыбаться, но из глаз бурным потоком текли предательские слезы. Тогда то, именно в тот момент она поняла, что детству пришел конец… Ему действительно пришел конец потому что бабушка после коротких раздумий отвела девочку на прослушивание в балетную школу. А после ребенку и вовсе некогда было голову поднять – бабуля стала готовить внучку к школе. Бабушка, Анна Кендрик, дама старой закалки. Она прожила всю жизнь с одним мужем до самой его смерти и потому развод дочери резко осудила. Она достаточно тепло и даже с уважением относилась к Арнолду и потому нередко между ней и Нив возникали скандалы. Исходя из этого, Анна нередко говорила о том, что дурно воспитала свою дочь. И глядя на то как бабуля дрессирует ее, Камри понимала что она пытается внучке дать, то чего не додала дочери но… девушка так же понимала что бабушка порой слишком перегибает палку, но ничего не говорила, не хотела расстраивать единственного близкого человека. Была в этом воспитании и положительная сторона – девушка не влипла в истории, и окончила школу с очень хорошими показателями. Это конечно же было хорошо, и Камрин была благодарна бабушке за то что та ею занималась но так же она понимала что за школьную жизнь ничего не видела. Ни школьных танцев и вечеринок. Ни тусовок. Ни прогулок с мальчиками… Ни-че-го… Только книги, кабинеты, репетиторы, занятия. Когда школа была окончена, явилась Нив. И не проездом как всегда, а на несколько дней. Вся серьезная и решительно настроена, заняться дальнейшим образованием дочери. Она не знала, что документы уже поданы и что в скором времени Камрин собиралась уехать. Решение принимали отец, бабушка и сама Камрин. Мама опоздала. И от осознания этого факта Нив пришла в ярость. Крайними были все, а сама Камрин оказалась главным ее разочарованием в жизни… - Ни ростом не удалась, ни внешностью! Ни на подиум, ни на обложку… Голосила она, нарезая круги перед Анной Кендрик которая невозмутимо пила чай и лишь изредка поглядывала на дочь после чего холодно и сдержанно заявила: - Ну и славно. Человеком станет, а не вертихвосткой. На этом разговор был окончен. Нив уехала ни с чем. Спустя месяц Камрин переселилась в кампус Колумбийского университета. Отец оплачивал учебу и давал деньги на карманные расходы, и всю половину первого курса Кам только и делала что училась. Училась старательно и самозабвенно пока не встретилась с Алеком. О нет, это была не любовь с первого взгляда. В этих отношениях не было и намека на романтику. Ну если не учитывать подарки Алека ко дню рождения и на новый год. Это была потребность. Камрин нуждалась в нем. Иногда как в друге, с которым можно было потрещать ни о чем. Иногда как в парне через секс, с которым можно было выпустить пар. Иногда просто в человеке, который мог просто обнять и дать понять, что она не одинока. На втором курсе Кам пошла работать официанткой в небольшой бар. Просто так. От нечего делать. Это и послужило небольшим сдвигом в отношениях девушки с Нив… Негоже, чтобы дочь главного редактора одного их популярнейших журналов работала простой официанткой. Так ей была предложена должность младшей ассистентки Нив Хьюз. Не сказать, что Кам была в восторге от своей должности. Она ее приняла с благодарностью, но без особого энтузиазма. Для начала к ней относились настороженно. Еще бы – дочь главного редактора. Потом сама девушка поняла что в себя включает ее работа и хотела уйти но осталась… Хотела хоть немного наладить отношения с матерью. А потом начались разговоры. Вроде как тихие, но такие чтобы она услышала. О том, как Нив сделала себе карьеру, порвав с мужем и став любовницей главы совета директоров. Как разрушила его семью и бросила едва его сместили. Как меняла любовников едва они переставали ей приносить выгоду и как плела интриги укрепляя свое положение в обществе и в редакции… Это было слишком для Камрин но она осталась. Осталась, чтобы быть среди тех кто был на стороне Нив. Она могла не любить ее и даже в какой-то мере презирать за то что та поставила свои интересы превыше семьи. Но не могла оставить. Как дочь она не могла предать свою мать… Потому и шла за ее спиной сцепив зубы и затыкая рты сплетникам. Да только и этого никто не оценил. Наметившееся было потепление в отношениях, было прервано, когда в жизни Нив появился молодой ухажер Далтон Чедвик. Он много чего говорил развесившей уши женщине которая на волне последней молодости верила всему, да только Камрин которая не спешила очаровываться молодым мужчиной видела что все совсем не так как он рассказывает. Может, у него и были какие-то капиталы, но жили они в основном за счет Нив. И если поначалу Кам забавляла слепота матери то спустя какое-то время девушка не на шутку забеспокоилась и даже попыталась вразумить мать но… Все обернулось против нее же самой. Нив обвинила дочь в том, что та завидует ее женскому счастью. Обозвала неудачницей, которая даже парня себе найти не может. А Далтон только подлил масла в огонь, заявив что Камрин неоднократно пыталась соблазнить его и получив отказ решила оклеветать чтобы отомстить. Разразился скандал. Нив бушевала. Она корила дочь, обвиняя в неблагодарности. Упрекала… Кам даже не пыталась оправдываться. Она молча выслушала все гневные слова, после чего собрала вещи и ушла. Часть она забрала сразу, а часть после должна была отправить ей Роми – старшая ассистентка Нив и единственная подруга Камрин. Оставаться более в Нью-Йорке Кам не представлялось возможным. Все знали ее как дочь той самой Хьюз, а значит, надо было искать удачи где-нибудь еще. Но только где? Закрыв глаза, девушка ткнула пальцем в точку на карте, и место было выбрано…

Пост мой

тык

Хватка на горле заставляет меня встать на носочки и с молчаливым спокойствием посмотреть в лицо Мэйсона.
- Но ведь его тут нет…
Отзываюсь шепотом и не могу сдержать тяжелого выдоха. Глупо отрицать что мне страшно. Да. Страшно. Но не от него. А от трех фигур, замаячивших на входе в переулок. Сердце тревожно колотится в груди и если бы Джеймс Мэйсон хоть на секунду оторвался от запугивания, то я бы попыталась ему намекнуть, но уже поздно. Когда он оставляет меня и решительно движется к выходу становится ясно что пути назад уже не будет…
- Эй, Мэйсон. Ты забыл расплатиться. Опять...
Мне становится не по себе. Нехорошо. Тревожное чувство поселяется в солнечном сплетении, и я засовываю руку в карман. Тихонько включаю кнопку электрошокера и отступаю чуть в сторону.
- Я всё понимаю. Слышал про Алексу... Хорошая была девка. Прими мои соболезнования, брат.
Как бы я ни старалась сделаться невидимой мне это не удалось. Мужчины замечают меня и это не к добру… Ой не к добру.
- Мы были добры к тебе, шериф, не так ли? Ты знаешь правило доброго дядюшки Конрада. Нам все равно, чем вы занимались здесь. На моей территории. Ты подцепил бабу, случается дерьмо. Но если не можешь заплатить за выпивку - придётся делиться. Тем, что имеешь... Слыхала, милая?

Деньги? Расплатиться за выпивку?
Я уже раскрываю рот чтобы сказать о том, что могу расплатиться за выпивку. Могу просто заплатить лишь бы меня не трогали, но… Что-то мне подсказывает что деньги уже не помогут.
- Делай, что хочешь. Мне всё равно.
- Сука, - шепотом комментирую слова шерифа и подавляю волну паники глядя как от четырех теней отделяется одна и быстрым шагом движется ко мне. Когда глаза рассматривают его я вижу, что джинсы его уже расстегнуты и все что ему надо это приспустить трусы… Черт! Смаргиваю непрошенные слезы на глазах и осторожно обернувшись по сторонам отступаю назад. За мусорные баки. Сердце тревожно колотиться, и я не уверена. Все еще не уверена, что смогу сделать это, но… Выбора нет, когда спиной я упираюсь в стену… К горлу подступает тошнота. Руки становятся липкими от пота. Леденящий кровь страх расползается по телу совсем как тогда… В лесу. Совсем как тогда я чувствую слабость и беспомощность. Только сейчас хуже. Намного. Намного хуже. Тогда не было хладнокровных наблюдателей. Тогда была небольшая надежда… Сползаю по стене и крепко зажмуриваюсь. Сглатываю вязкую слюну и пытаюсь взять себя в руки.
- Обойдемся без игр в прятки, сладкая. И все закончится быстро. Не успеешь и глазом моргнуть, обещаю.
Поднимаю на него глаза и вновь чувствую тошноту. Медленно киваю и протягиваю руку к его трусам. Приспускаю резинку и с пару секунд смотрю на его член. Делаю глубокий вдох и крепче сжав в руке шокер со всей силы прижимаю его к основанию… Мощность на полную помноженная на одну из самых чувствительных точек мужского тела, и здоровяк падает замертво на землю. Несколько секунд тишины в течении которых я усердно думаю, что со мной сделают за эту выходку, но мое внимание отвлекают два глухих хлопка. Выглянув из-за бака, я вижу только одну фигуру тонкую по сравнению с теми что были. Мэйсон. И я чувствую облегчение. Сбросив отупение, я опускаю глаза и вижу, что неподалеку от него лежат двое остальных. Матерятся и стонут. Придерживаясь за бак выхожу из своего укрытия и словно пьяная бреду к выходу из тупика. 
- Моя машина… Неподалеку…
Голос звучит безжизненно что немудрено. Плохо. Мне очень-очень плохо. Жалею ли я что приехала сюда? Сейчас да. Чего греха таить слишком много для тепличного растения вроде меня недобрых впечатлений за столько короткое время. Будто в город грехов попала. Даже хуже… Как то по детски тру ладошками лицо покачиваясь приближаясь к авто. Сняв его с сигнализации отключаю блокировку и как мешок с тряпьем падаю за водительское сидение и наконец выпускаю из одеревеневших пальцев шокер. Голова идет кругом. Мне плохо. Рядом щелкает пассажирская дверь и авто чуть покачивается, когда мужчина присаживается на сидение. Вот тут-то я и вспоминаю что в подворотне три ублюдка которые вот вот очухаются. Четвертый сидит рядом и его от них отличает только то что он мне нужен. Пока… Ничего не говоря трогаю авто с места. Слышится визг и чертов бар остается позади. Пропетляв пару узких улочек выворачиваю авто в общий поток и не особо считаясь с правилами миную пару кварталов после чего резко останавливаюсь и падаю на руль лицом. Я сдаюсь. Самоконтроль уступает место истерике, и я в волю кричу. Истошно. Как, наверное, кричит баньши предвещая смерть. Горло саднит, но я захожусь еще одним воплем и ударяю по рулю. Да так что рука болит. Но тут же понимаю, что машина не при чем и обращаю всю силу своего гнева на сидящего рядом Джеймса Мэйсона. Удар сжатым кулаком под дых и я не могу скрыть удовлетворенной улыбки.
- Больно? Больно??? Так вот это еще мало! Я все лишь спросить хотела, а ты…
И прежде чем успеваю подумать рука, в которой зажат шокер летит к его шее. Слышится треск и вздрогнув тело Мэйсона замирает.
- *лять! – заключаю тоненьким голоском.
А если я его убила? Но нет же… Шокер не может… Или может? Истерично попискивая отпускаю шокер и протягиваю руку к шее шерифа. Пульс есть. Жив. Уф… Ну и слава Богу! 3начит есть еще надежда поговорить. Выдыхаю. План в моей тронувшейся шифером голове созревает молниеносно, и я вновь срываю авто с места. Жить мне остается не более пяти минут.
***
3авизжав тормозами авто притормаживает возле дома. Моего дома. Полторы минуты. 3агоняю авто в гараж и закрыв дверь возвращаюсь в салон. Сопя обшариваю карманы Мэйсона на предмет колющего-режущего огнестрельного и отобрав все, а после надежно спрятав я наконец решаюсь покинуть гараж.
Влетаю в кухню, не выпуская из рук шокер. Включаю чайник. Достаю банку кофе и сахар. Руки дрожат, но я уверенно рассыпаю по чашкам темно коричневые кристаллы после чего заливаю их кипятком. Сажусь за стол. Часы противно тикают. Сердце колотится гулко. Чтобы хоть немного унять дрожь обхватываю чашку и смотрю на выход. Слышу тихие шаги и наконец на пороге появляется Джеймс. Очень-очень злой Джеймс. Понимаю, что рискую показаться полнейшей идиоткой, но отступать некуда и потому нацепив на лицо улыбку радушной хозяйки мило воркую:
- А я ведь по-хорошему предлагала кофе попить…

0

33

Текст заявки:
мж, где я беру роль девушки, а вы роль парня.
задумка у меня одна, но развить эту тему можно двумя способами.
1) навеяло сериалом "Милые обманщицы", линией Ханны и Лукаса, но все же немного по-другому. они оба студенты одного университета, но с разных факультетов. он - гик, умник, можно даже назвать ботаник. она же - одна из популярных девушек, активистка, возможно даже тусовщица. и, как это иногда бывает, она ему нравится, только об этом он никому не говорит. потом в какой-то момент они сталкиваются, или им поручат что-то организовывать вместе, или начнут куда-то вместе ходить. он привыкает к ней, просится в друзья в соц сетях, присылает различные смешные ролики, выслушивает её, когда ей это нужно. она к нему прикипает, как к другу. в таких отношениях они пробудут, возможно, полгода. дальше после какой-то ситуации (например, они пойдут на прогулку, к ней начнут приставать хулиганы, он попытается её защитить) она почувствует, что влюбляется в него. и далее понемногу, очень застенчиво и мило начнут развиваться их отношения.
2) она - также студентка, а он - молодой преподаватель ненамного старше своих студентов. хотелось бы, что он был такой же скромный и застенчивый, как молодой человек из моего 1 предложения. они оба понимают, что это неправильно, но ничего не могут поделать со своими чувствами. она - ярая поклонница умных мужчин (а он очень умный), а его тянет к таким уверенным и целеустремленным девушкам, как она. они могут случайно встретиться на какой-то студенческой вечеринке (его должно туда как-то занести) и разговорятся там. возможно, выпьют чуть больше, чем следовало, а на утро проснутся в одной постели. и начнётся самое сложное.

в общем, главная мысль этих двух заявок. то, что девушка должна раскрыть парня, помочь ему стать уверенее в себе, добиться чего-то крутого в жизни. а для него она станет сумасшедшим приключением, огоньком во взгляде и надежным, хоть и хрупким, плечом.
жду возможных предложений с вашей стороны. форум и внешности будем выбирать вместе. прошу в лс, если заинтересовало.

Пример вашего поста:

Пример поста

Распахиваю глаза и обнаруживаю, что проснулась в непривычном для себя месте. Все вроде бы, как обычно - спала в одиночестве, выспалась, все прекрасно. Но обстановка другая. Минута на адаптацию и размышления, а затем я понимаю, что проснулась в Атланте. Мой город, такой любимый в прошлом и такой чужой сейчас. Я переехала из Атланты в Шарлотт пять лет назад и уже полностью обосновалась там. Нелегко было оставить прошлое, но мне пришлось это сделать, потому что находиться там было просто невыносимо.
По сути, я попросту сбежала, как испуганная девочка. Мечтала начать новую жизнь с чистого листа. Стать совершенно другим человеком. Забыться, все изменить. А сейчас посмотрите на меня - все удалось. Я довольно успешный кардиохирург в клинике Шарлотт. У меня безумные планы и цели на жизнь, одна из которых - открыть собственную частную клинику. Я максимально постаралась стать совершенно другим человеком, чтобы самой себе не напоминать о той девочке с горящими глазами.
Зачем я, собственно, оказалась в Атланте? Честно говоря, я до последнего сомневалась. С большей вероятностью я бы осталась дома, да только вот, черт дернул меня в последний момент купить билеты на самолет, быстро собрать самые необходимые вещи и поехать в аэропорт. И вот, парочка часов, и я оказалась здесь. Приехала я на встречу выпускников. Когда только пришло приглашение, то поначалу не хотелось ехать. Я две уже успела дать отрицательный ответ. Так, что сейчас никто даже не догадывается о моем приезде. пускай это будет для всех сюрпризом.
Я просто надеялась увидеть Люка. Моего бывшего мужа, моего друга. С которым мы были самыми близкими людьми друг для друга, которые совершили такой безумный поступок, как свадьба, а потом из-за обычной рутины разошлись. Брак испортил наши отношения. Мы ведь были знакомы достаточно долго, были в одной школьной компании, а потом и вовсе сблизились в университете. Благодаря Сноу я сейчас работаю кардиохирургом, из-за него я вообще пошла в медицину. И из-за него уехала из Атланты. Вот так прошло пять лет, я ничего о нем не знала. А встреча выпускников была причиной встретиться и поговорить, узнать, как у него дела.
Наконец, я вырываюсь из собственных раздумий, поднимаюсь с кровати и подхожу к окну. Сегодня солнечно, тепло. Из окна отеля открывается чудесный вид. Меня захлестывают воспоминания, наступает ностальгия. Безумно хочется прогуляться по родным улицам, что я и решаю делать. Быстренько одеваюсь, накидываю плащ и выхожу. До встречи времени достаточно, я успею сделать еще много дел. Зайти в любимую кофейню, взять кофе с собой, пройтись по парку, в котором я так любила бегать по утрам, зайти в ресторанчик родителей, навестить их. И этими такими важными делами я занимаюсь весь день. Приближается время вечера, нужно возвращаться в отель, чтобы привести себя в порядок.
Я надеваю на себя заранее подготовленное коктейльное платье. Укладываю волосы и делаю макияж. Затем надеваю туфли на высоком каблуке и в последний раз смотрюсь в зеркало в полный рост. Интересно, узнают ли меня мои бывшие одноклассники? Действительно ли я изменилась так, как считаю сама? И какая реакция будет у Люка на мое внезапное появление? Последний вопрос был самым важным.
Но деваться некуда. Вот уже такси подъезжает к месту, где и будет проходить наша встреча. Так странно, но я все же волнуюсь. Сердце стучит, как бешеное, в горле пересохло. Такой реакцией я удивлена. Стараюсь скрыть эти переживания и захожу. Там уже собралось большое количество людей. Я натягиваю улыбку, но к ужасу признаю для себя, что никого узнать попросту не могу. И тут ко мне подлетает какая-то девушка.
- Деф, привет! - и заключает меня в объятия, от растерянности я обнимаю ее в ответ, и пытаюсь судорожно вспомнить имя незнакомки, - Не узнала? Это ведь я, Мелинда!
Ах, точно. Мелинда Эванс. Наша школьная сплетница. Знала все про каждого и успевала рассказать свежие новости всей школе. Как же такую забыть. Но изменилась она, конечно, в лучшую сторону. Чисто внешне, а про внутреннюю часть не могу сказать.
- Мелинда, здравствуй, да, не узнала тебя, - но меня ты узнала сразу же, - Как поживаешь? -  из вежливости узнаю я, хоть, прежде мы никогда не были подругами.
- У меня все прекрасно. Уже двое детишек, муж - адвокат, вообще я домохозяйка, но хочу открыть салон красоты. Уже приглашаю тебя! - восклицает девушка, а я вежливо улыбаюсь ей в ответ, - Давай я покажу тебе фотографии! - она достает свой телефон и начинает листать фото своих детей, мужа, их общие кадры, - А у тебя как дела? Чем занимаешься? За кого выскочила?
- О, я не замужем, детей нет, работаю кардиохирургом, - выражение лица Мелинды сразу же меняется, на удивление, - В Атланте больше не живу, пять лет назад переехала в Шарлотт, - и смотрю на девушку, как бы спрашивая, еще будут вопросы.
- Так и поняла, что в Атланте тебя больше не встретишь. Честно говоря, не ожидала тебя здесь увидеть, ты ведь сказала, что не приедешь, - и косится на мой безымянный палец в поисках обручального кольца.
- Так вышло, что я здесь, для меня это тоже сюрприз, - и за спиной Эванс я замечаю жутко знакомую и родную фигуру, сердце екает и я понимаю, что мне срочно нужно подойти, - Прости меня, Мел, хочу еще кое с кем поздороваться.
- Хорошего вечера, - говорит Мелинда такой интонацией, что я понимаю, характером она осталась прежней.
Но вот тот мужчина исчезает снова в толпе, и я теряю его взглядом. Пытаюсь пробраться сквозь людей, некоторые меня также узнают, удивляются моему приходу. Вот компания парней из футбольной команды обсуждают свои дела на работе, вот девушки-черлидеры обсуждают своих мужей, какие-то шмотки, магазины и все подряд. Я, конечно, из вежливости останавливаюсь с ними побеседовать, но особого удовольствия не получаю. И никого из своей прошлой компании, к сожалению, я не встречаю. Наконец, я достигаю своей цели, и тот самый мужчина оборачивается. Люк.

Отредактировано стюарт (26-09-2017 17:08:07)

+1

34

Текст заявки:
Короче, кря. Говорят, если начать нецензурного аналога данной фразы, то любой текст пишется на "ура". Я только что проверила - правду говорят. Случилось такое дело, что мне очень захотелось поныть в данной теме на предмет ролевого одиночества и отсутствия стабильной игры. Но, я делать этого не буду, поскольку хочу, чтоб ни единый счастливый ролевик на проекте не пострадал от прочитанного. Наоборот, предпочту создать наиболее благоприятные для оного вида условия, чтоб кто-либо из вас, счастливчиков, подошел ближе и вцепился мне в горло клыками. А уж будете меня обращать на манер вампира, оборотня или вегана - дело ваше, кто я, чтоб судить?

Я владыка женских персонажей, которой за двадцать и в оттенках глубокого фиолета кроссполите вы или нет - буду называть хоть Аяксом, коль попросите. Мне нужен персонаж мужского пола для рождения крышесносных сюжетов и соигрок говорливого вида, который располагает свободным временем. Эксклюзивное внимание 24/7 прямо на стопке постов не предлагать. Ссыкотно что-то. Только лишь хочу засыпать утрами спокойно, зная, что мой дорогой-любимый абонент rusff не обречет меня на ролотерапию с дозировкой в один пост на месяц и не исчезнет из скайпа навсегда после очередной картинки с подписью "это ты, хехехе".

Касательно вкусов, они у меня как раз не специфичны. У меня есть список любимых мужиков, которых я узнаю из тысячи по указательному пальцу. Меня можно соблазнить на мужика не из гарема, но учтите: возможно сильное привыкание к этой морде лица. А также меня замыкает со страшной силой, когда вопрос заходит о внешностях на мою проворную задницу: как выберем вместе, так и отпустит. Еще я наслаждаюсь зависимостью от хорошей игры, отчего пишу пост от 5к и до бесконечности, перехожу на личности в фотошопе... Кошмар, а не женщина. Возьмите меня в свои руки скорей!

PS: у меня томятся несколько готовых персонажей, к которым можно нужно прийти, вы представьте только, сколько там нерастраченной любви набежало.

Пример вашего поста:

Пример поста

Бобби всецело пропустила радушную встречу двух старых друзей и очнулась лишь на моменте, когда к ней тактично постучали. На миг девчонка напряглась, поскольку не знала, кто именно ей ней рвется. Ведь вдруг... Вдруг опасения были не напрасны и Кроули слинял, оставив её с Ридли на программу максимум? Тогда уж шикарный напарничек подождет в очередности проблем, придется срочно соображать, как уносить ноги из номера, который сама же превратила в коробку-ловушку. Не факт, что получится, при условии, что Джеймс будет в хорошем настрое и отвлечется, но что, если он разозлится? А даже если ей повезет сбежать, что она будет делать дальше, без вещей и налички? А если вообще не повезет?..

Никогда бы не подумала, что будет так рада слышать голос Сеймура. Морс выдохнула с огромным облегчением и чуть было не свалилась на пол, когда тело расслабилось после предельного экстренного напряжения. Не сбежал. Все в силе. Бо непроизвольно улыбнулась отражению в зеркале и стянула, наконец, с себя тот злосчастный парик. Спешно заправив за уши растрепавшиеся пряди собственных заплетенных волос, она направилась к двери и открыла ту, отчего-то ошибочно посчитав, что Мур будет стоять где-то поодаль, а не прямо на пути.

- Все замечательно, - сухо произнесла Морс, окинув взглядом слегка помятого после сна блондина. Теперь она испытывала смешанные чувства. С одной стороны была очень, ну прямо очень-очень рада его видеть. Что бы там между ними не происходило, благодаря Сеймуру Барб начала вновь испытывать ощущение, которое еще совсем недавно казалось ей недосягаемым. Безопасность. Как бы парадоксально это ни звучало, учитывая его репутацию. Но с другой, всего парой фраз и наглым выражением морды лица он побуждал уже ставшее привычным раздражение. Кажется, так малышка Бо и начала познавать дзен тайной связи между "люблю" и "ненавижу". Смысла в столь сложном чувстве она пока не видела, но уж накал страстей отрицать не могла. Кроули наверное пользуется огромной популярностью у женщин, покуда способен одним своим видом побуждать столько противоречивых эмоций. - Тебе что, в кайф отливать только тогда, когда я рядом? Раньше не мог?

Кроули в долгу не остался, отвесив лестный комплимент, в ответ на который Бобби лишь выразительно приподняла брови. Мол, знаю, спасибо, все для тебя, ты тоже прекрасен. А потом произошло то, к чему она все никак не могла привыкнуть. То, что они с Сеймуром были существами из разных слоев атмосферы - очевидно, но это блин не повод так ущемлять права маленьких! Поначалу он в упор её не замечал и сшибал, если оказывалась на пути, теперь немного освоился и начал проявлять зачатки галантности - просто впечатывал в ближайшую поверхность, сдвигая с пути, чтоб не мешала и пищала где-то сбоку. Первое время Морс старалась идти в сторону компромисса и уклонялась, но чем лучше она узнавала Мура, тем отчетливее в голове звучали слова несравнимой Пегги Картер. Потому, в ближайшем будущем явно намечалось повторное столкновения Титаника с Айсбергом, во время которого Барбара Морс с огромным удовольствием кораблю все процитирует.

Так, следя за действиями мужчины в фоновом режиме, Бо ушла из дверного проема и прижалась спиной к стене аккурат напротив того. Идеальная позиция. Прямо перед ней Кроули играет в сантехника, по левую руку сидит связанный Ридли - смотреть на него не хотелось решительно, потому мысленно девчонка представляла на стуле прокуренный фикус - по правую же была входная дверь, ключ от которой бережно хранился в её кармане. Избавив себя от необходимости следить еще за одной стороной, Морс вместо этого опустила взгляд на собственное тело и остановила взгляд на парике, безвольно болтающимся в руке. И поймала себя на развеселой мысли о том, что, черт возьми, а ведь Сеймуру он был бы куда более к лицу, чем ей. Надо же было такому негоднику родиться столь светловолосым, что побрей только - впору играть классического Купидона. Вот пусть только попробует еще раз отправить её сыграть на вечерок малолетнюю шлюху, Бобби ему радостно парик и предоставит. Что поделать, коль они оба знают, кто из них прекрасней всех на свете и пусть правда эта для неё будет горька. Так и быть, ради общего дела переживет такой удар судьбы. Мысли о подобном хоть немного веселили в сложившейся неприятной, мягко говоря, ситуации.

- Восхитительно, - поморщившись, Барб вновь прибегла к замене матерщины художественными эпитетами. - Не особо? Да я легче скажу, где он меня не трогал. Хотя нет, не скажу. Нет таких мест..! - остаток фразы канул в потоке беззвучной брани, которая с каждым разом все сильнее рвалась наружу и Бобби все ближе приближалась к серьезному разговору с самой собой на тему того, какого вообще хера она сдерживается? Продолжать гневную тираду девчонка не стала, поскольку достаточно сильно оскорбилась этим его "только истерики нам тут не хватало". Ах, не хватало? То есть после всего пережитого она и поистерить не имеет права? Или это Сеймур так провоцирует? Уж он может, тот еще коварный лис. В любом случае, для себя Морс решила просто сохранять лицо, зачастую это самый лучший способ достойно ответить. - А ты как? С пользой провел время? Я ведь теперь еще не скоро снова оставлю тебя одного. Вообще не скоро, - последнюю фразу девушка произнесла особенно выразительно, намекая как на то, что отнюдь не передумала ввязываться в криминальные разборки во имя возмездия, так и на то, что в принципе не планирует ничего спускать Кроули с рук и за ней не заржавеет. Стоит отметить, что пока она не имела четкого представления о том, чего лишает Сеймура, отнимая у него личное пространство, ведь, так сказать, за руку ловить не доводилось, но вполне себе догадывалась. Ей, между прочим, тоже не так уж свободно дышится в одной комнате с любопытным и бесцеремонным мужиком, который ко всему прочему еще и не спит от слова совсем! Последнее, кстати, начинало пугать...

Бобби послушно притащила Сеймуру еще три бутылки, интуиция подсказывала, что именно столько ему и нужно будет. После она вернулась на избранное место для созерцания у стены и фактически приросла к той.

Допрос начался... бурно. Мужчины бранились, Ридли купался, Кроули откровенно скучал. Бобби же витала в своих мыслях, не особо вникая в суть происходящего. Она была более чем уверена, Джеймс вряд ли знает что-либо важное про отца, значит, не было особого резона вслушиваться - Сеймур потом перескажет все существенные данные, без сомнений. С ней он был крайне разговорчивым малым. Так что смотрела девчонка сугубо ради получения навыков. Такая возможность, согласитесь, представляется не часто. Впрочем, было еще кое-что личное, что вмешалось против воли и стремилось подкосить ноги. Барбара вспоминала то, от чего вполне успешно отмахивалась уже довольно долгое время. То, как она сама была на месте Ридли. И пусть приехала она сюда с бравой целью отомстить за отца, сейчас девочка отчетливо понимала, что подлинная причина столь резкой смены курса крылась совершенно в иной нужде.

Она никогда больше не хотела оказаться на месте Ридли. Она хотела быть на месте Сеймура.

Пока не получалось. И вовсе не потому, что сегодня ей была отведена роль наблюдателя - дело не в действиях. Мысленно Бобби была очень далека от позиции Кроули и даже усилием воли не могла заставить себя  переключиться, как бы того не хотела. Она вновь и вновь находила себя под подошвой его ботинка, потому сдерживаться в порыве сбежать из номера становилось все сложнее. Бобби повторяла про себя снова и снова, что посмотреть на подобное со стороны ей необходимо, надо держаться, так она сможет оставить все позади и банально пережить свое прошлое. Но как же было тяжело. Бо вспоминала, как сама была связана и тонкая веревка больно натирала запястья, как её душили. Было не так торжественно, как сейчас, в ящике пепси, но классическое сдавливание шеи пальцами ничуть не уступает в эффективности. Как такой же тяжелый ботинок сломал ей два ребра и чертов перелом заживал вплоть до выпускного, поставив тем самым крест на последнем сезоне в команде чирлидеров. Чертовски обидно, ведь она столько лет усердно трудилась, чтоб попасть в эту особую девичью касту. А еще иронично, ведь именно на падение при поддержке её отчим свалил столь нетривиальные травмы дочери. Еще тогда Барбаре эта история показалась увлекательно правдоподобной. Ладно, переломы и синяки, девчонки в группе поддержки ведь именно этим и занимаются: усердно трогают друг друга в самых красноречивых местах, оставляя впоследствии синюшные следы от пальцев и болезненные гематомы, а потом радостно идут друг друга швырять по спортзалу. Как же он остальные диагностированные увечья описал? Как бы вспомнить... У нее были глубокие порезы и просто следы борьбы, все же, она побывала в перечне крайне неблагоприятных для нежной девичьей кожи мест: начиная от багажника, заканчивая каким-то техническим строением на окраине, в компании двух вдохновленных на веселое времяпрепровождения людей, откуда бежала через разбитое окно. Кажется, их Девид списал на то, что раз уж дочурка себе предплечья от запястья и до локтя вдоль разрезала, то может она предварительно решила попрактиковаться или просто во вкус вошла. Что ей стоило? Может вообще села на диету, а у девушек ныне модно так себя наказывать за срывы. И вообще это все из-за плохой компании. Плохой мальчик обидел, а девочка нежная очень и любит драму. Гинеколог в свою очередь радостно вынесла вердикт, что малышка Барбара Морс все еще невинна во всех инстанциях, а значит, нет повода подключать полицию. Заботливый отец семейства уже посыпал голову пеплом, что не доглядел, а теперь сам во всем разберется, зачем ломать кому-то жизнь.

Нда. На какой-то миг Бобби даже поддалась многолетней привычке принимать слова отчима всерьез и задумалась о том, а стоит ли ломать жизнь Ридли. Как раз в этот момент прогремел первый выстрел и девчонка дернулась, возвращаясь в реальность скорее даже не из-за резкого звука, а потому, что не было логичного следствия. Будь она жертвой, то после выстрела ей должно было бы стать очень больно. А ей не больно. Вопит от боли Ридли Джеймс и знаете, это греет душу. Следом за криками он начал тараторить, словно заведенный, сливая Сеймуру необходимую информацию и здесь-то Бо поняла, в чем было различие между ней и мужиком с простреленной ногой, извивающимся на полу. Бобби не знала ничего и это было чистой правдой. Она, пожалуй, была бы и рада рассказать что-либо про отца, бросившего - как она считала даже вопреки убеждениям в его внезапной смерти - её в раннем детстве, дабы и ему жизнь сахаром не казалась, если он таки жив. Тем более, если бы за содействие её избавили от мучений. Но она ничего не могла сказать или сделать, как бы изощренно её не побуждали к сотрудничеству. Ридли же, наоборот, знал достаточно и даже больше, просто не хотел говорить, подвергая себя вполне предсказуемым страданиям, и крыл при этом Сеймура матом так, будто это он не давал ему требуемое. Он не пытался дать отпор, не пробовал договориться, упрямо не старался пойти навстречу. Хотя мог. А если добавить к его резюме то, что пришлось пережить Бобби наедине с ним всего за час, даже остатки жалости улетучивались. Он вполне отдавал себе отчет в своих действиях и заслуживал того, что с ним происходило. Точка. Барбаре оставалось лишь морщиться от вида того, как Мур вдохновенно ковыряет пальцем кровоточащую рану. Это очень неприятно. Она знала.

Внезапно Сеймур обратился к ней и Морс нахмурилась, заставляя себя воспринимать информацию. Пока она экстренно запускала шестеренки в голове и заставляла себя дышать, Кроули вдруг начал улыбаться, в очередной раз, подтверждая её теорию о полярности их эмоций на бытовом уровне. Но улыбка эта была ей незнакома и... жуткая. Не иначе. В итоге девчонка не придумала ничего лучше, чем кивнуть и, кажется, это стало триггером.

Прогремел второй выстрел и уши заложило противным писком, а разум в целях собственной сохранности абстрагировался от действительности. Бобби не слышала себя, но, кажется, в этот момент послушно повторяла полученную информацию по требованию Сеймура. Он еще не прочувствовал в полной мере всю прелесть её почти, что идеальной памяти, но очень скоро ему это предстоит.

- Бакс, Бакстер Эллис, клуб "Птичка", шрам под левым глазом и Харлей...

По мере того как Барбара говорила, осознание произошедшего стремительно нагоняло, дабы в итоге преградить дорогу и как следует огреть. Морс резко отскочила от стены, понимая, что посмертный фонтан из головы Ридли добрался и до её ног. И если ранее ей удавалось сдерживать эмоции, осознанно это было или нет, то теперь не было ни сил, ни желания. Потому малышка Бо громко завопила, так, как того не делала с того времени, когда была свободна в выражении эмоций. Но вот что примечательно. Выкрикивала слова она не от ужаса. Она была в гневе. И как раз собиралась озвучить, почему.

- Сеймур, ты с ума сошел?! О чем ты только думал! Ты вообще думал!? - вскинув руки, Бобби схватилась за головы и начала нервно топтаться на месте,  при этом хаотично осматривая заляпанную в крови ванную и не менее перепачканного Кроули. - Если бы знала, я бы хоть пленкой все застелила! Мне же не сложно! Ты же нахрен весь номер уделал! Куда теперь прятать труп и главное КАК?! Ты точно уверен, что понимаешь слово ПЛАН? Как тебя отмывать, если грязней тебя только сама ванна?! Ты в таком виде ехать собрался? Ты же всю потом нахрен из сидений его ДНК не вымоешь! Можно же было его утопить или... ДА ТВОЮ Ж МАТЬ!

Зло пнув дверь злополучной ванны, Бобби выкрикнула еще несколько ругательств, после чего резко развернулась, чтоб забрать свои вещи и, удивительным образом открыв дверь ключом с первого раза, покинула номер.

Оказавшись на улице, Бо поймала себя на том, что дрожит. От холода или нет, не суть важно, девушка сразу начала натягивать на себя свою куртку и порядком удивилась тому, отчего вещица столь просторная. Неужели на нервах так быстро похудела? Еще секунд тридцать понадобилось на осмысление факта наличия ключей от машины и сигарет в карманах. Только потом дошло, что собственная куртка висит на сумке и на деле она нечаянно обворовала Сеймура. А знаете, что? Вот и замечательно. Будем считать это его первым сугубо приятным поступком за ночь, пусть и заочным. Барбара уверено достала ключи и поспешила забраться на заднее сидение машины. И торопилась не зря: уже на подходе девушка почувствовала, что ей становится все хуже. В глазах начало темнеть и, вопреки дрожи, бросило в жар. Она вовремя успела открыть дверь и буквально ввалиться в салон. Нет, сознание не ушло, но, кажется, было близко к этому. Только лежа удавалось относительно понимать, что происходит, а стоило попробовать встать - все вокруг темнело и закладывало уши.

Да, Барбаре Морс было присуще храбриться и в силу душевного груза её реакция на допрос Сеймура была не слишком адекватна. Она настолько погрязла в воспоминаниях, что даже возмутилась, по сути, не из-за факта только что совершенного убийства, а скорее из-за болезненного неприятия реакции отчима на то, что с ней произошло. Девид ведь также тогда разорался не потому, что его падчерицу чуть не приговорили самым изощренным образом, а потому что она посмела не подумать о последствиях. И как бы ей не было противно, она уподоблялась этому человеку не осознанно, а по воле подсознания, которому лучше известно, как именно была искалечена её психика. Теперь ей было вполне объяснимо плохо. Уже не морально. Физически. От вида растекшихся по кафелю мозгов.

Отредактировано Weapon XIII (28-09-2017 00:47:17)

+5

35

del

Отредактировано Chloe Ramsay (05-11-2017 20:12:57)

0

36

Форум: PIXEL
Текст заявки:
полная заявка
У Мэйми в руках — стопка белоснежных листов, мнимо напоминающих медицинскую карту пациента. Все они увенчаны витиеватыми линиями машинописных букв: диаграммы, заключения, выписки, обследования. Каждый раз, как она скользит взглядом по всем этим несносным буквам, изучая их "от" и "до" — её выражение лица предельно серьёзно. Джоэль кропотливо терпит любую процедуру, которую приносит с собой Мэйми Мортон в его палату ото дня ко дню.
В ней нет и грамма этой удушающей незаинтересованности в своих пациентах, которая отчасти мелькает у другого медицинского персонала. Даже иглу в его опухшую, синюю вену она вставляет как-то нарочито аккуратно, поднимая взгляд своих светлых глаз на лицо Дэвиса и вопросительно интересуясь: «Не больно?» Он терпеть не может иглы, всю эту нарочитую канитель, сгустившуюся вокруг его жизни, но выжидательно терпит, вытягивая сжатые губы в подобие улыбки, и отрицательно мотает головой.
Мэйми Мортон насквозь пропитана запахом медицинских препаратов и фенола. Она — едва ли не самое низшее рабочее звено в этой клинике: мерит давление и температуру, выносит утки и проветривает палаты, позволяя чистейшему воздуху врываться в спазматически удушающее пространство. Сутками ухаживает за пациентами, не труся даже перед особо сложными — в приёмном покое Мэйми множество раз ставила дефибриллятор на едва движимые, окровавленные тела, по подобию своему больше напоминающие тряпичные куклы. Некоторые из них больше никогда не смогут сделать и шага, их путь — предписан судьбой, родственники, некогда клявшиеся в любви, не признают в человеке что-то своё, прекрасно родное, и Мэйми остаётся единственной, кто считает любого из своих пациентов уникальной личностью с правом на жизнь.
Она изучает медицину, хирургию и психологию в университете Сан-Диего, и сразу становится видно, что на выбор факультета влияет лишь её искреннее желание стать профессионалом в медицинском деле. Мэйми Мортон любят едва ли не все пациенты — кроме своих исключительных обязанностей она, со свойственной ей лёгкостью, с удовольствием беседует с очередным из них о простых, расслабляющих темах: — «Мистер Варгас, ваши любимые красные волки снова победили!» — И мистер Варгас буквально сияет, улыбаясь оставшимися зубами во всю ширину своего рта, — «Я знал, что другие, по сравнению с ними, всегда будут в полной жопе. Извини меня, Мэйми, за сквернословие, но чёрт побери, если могут они — то смогу и я!» — И Мэйми улыбается в ответ, поправляя под головой мистера Варгаса белоснежную подушку. Покинув палату, она обязательно остановится на долю секунды, прикроет глаза и глубоко вздохнет — ему восемьдесят семь, за его плечами некогда высокая должность в строительной сфере и клянувшиеся в любви родственники: так бывает, ради собственной выгоды. Теперь у него нет ничего, кроме рака желудка, бесконечного одиночества, пропитавшего старика до кончиков пальцев, и грядущей операции, которая может закончиться настоящим концом для очередной людской жизни. И всё то, что бодрит его до последнего вздоха, как и сотни других пациентов — это приятное радушие Мэйми Мортон, чудесно бережно относящейся к людям вокруг. <...>
<...> Иногда Мэйми Мортон борется с лихорадочным потоком мыслей в собственной голове, где-то в подсознании она мирится с идеей, что Джоэль Дэвис становится для неё кем-то большим, чем простой, очередной пациент, и тогда ей хочется крепко обнять его, ощутив спектр ответных, обжигающих эмоций. И почувствовать крепкие руки, бережно прижимающие её хрупкое тело и сильную душу к этому иллюстрированному татуировками торсу. Но всё, чем она ограничивается, пряча чувства влюбленности на глубину своей души и ложа ладонь ему на плечо — открытой, уверенной улыбкой и плеядой ободряющих слов: «Знаешь, Джоэль Дэвис, я уверена, что всё у тебя наладится». И Джоэль, безрезультатно пытаясь вспомнить, кому он в последний раз открыто выражал какие бы то ни было положительные чувства, смотрит ей прямо глаза в глаза (хотя почти всегда избегает зрительного контакта, вусмерть его боясь) и уверенно высказывает в ответ: «Ты удивительна, Мэйми Мортон, и я никогда прежде не встречал человека, в котором смогла бы уместиться хоть половина того добродушия, которое есть в тебе».
Ваш персонаж: Joel Davis, 20 yo (Jesse Rutherford)
Где-то в пресловутом прошлом — Джоэль Дэвис совершенно иной.
Безграничная харизма, утопающая в росчерке приметной самоуверенности.
Колкие шутки, смачно сдерживающие рядом с ним только настоящих друзей.
Сфера интересов, нелепо разнящаяся своим причудливым разнообразием и поражающая тех, кто незнаком поныне с Джоэлем.
Вкусовая композиция личных черт характера, ненависть и восторг у других людей, безвозвратно утерянное прошлое.
Вряд ли нынешний Джоэль Дэвис похож на себя настоящего.
Пример вашего поста:

Пример поста

❖              ❖                ❖
[float=left]X[/float] олодный и сумеречный угол вонючего переулка, погрязший в густой, смоляной тьме, освещается лишь бледно-молочным светом фар от изредка проезжающих мимо автомобилей. Тех, что притормаживают у заправочной станции, вдоволь наглатываясь вонючим бензином и оставляя после себя отдушину поганого ацетона. Мусорные баки используют не по назначению многие из водителей и пассажиров, вываливаясь со скрипучих сидений очередного старого бьюика или из чистейшего салона нового рендж ровера. Далёкий путь и перегон между городами и поселениями утомляет, заставляя прибегать едва ли не каждого второго к справлению собственных нужд, но ‘роттен робби’ — место без всяческого гостеприимства, здесь нет права на замешательство, точно так же, как нет здесь и возможности воспользоваться туалетными кабинками за пару центов.
Бесчисленные, стремительные взгляды шерстят по окружающей местности в поисках самого холодного и сумеречного угла в каком-нибудь вонючем переулке.
Весь мир чудится утонувшим в непроницаемой туманной пелене, густо накрывающей собой всё живое и обездвиженное. Глухой свет изредка бьёт по глазам откуда-то сбоку, словно серная головка спички отчаянно чиркает по лежалому на сырой траве коробку. Кто-то с уверенной силой толкает в бок прямо каблуком, не задумываясь о том, может ли это причинить какую-либо травму или боль лежащему на холодной земле человеку.
Далёким гулом до его сознания долетают едва слышимые, взывающие: "Эээй", тянущиеся бесконечно долго. Затем они сменяются насмешкой и деликатным предубеждением: "Пошли от этого обдолбанного алкаша, если нужно — очухается". Погода и сизые облака, меняющие свои расцветку на всплеск яркого гудрона, предупреждающего о значительном ухудшении природных реалий, заботят людей куда больше мужской фигуры, одиноко лежащей среди груды мусора и чёрных вонялых пакетов. Кто-то даже предпочтительно подмечает: "Да ему недолго осталось", но вряд ли бесчувственного Джоэля волнует речь других. Холодный и сумеречный угол вонючего переулка, погрязший в густой, смоляной тьме, становится тем непроизвольным местом, куда Дэвиса в итоговом режиме приводит его неминуемая необходимость в наркотиках.
Бесконечная текучка событий начинается где-то на окраине города, беря своё начало у людного паба. Здание маленькое, с голыми каменными стенами, приглушённым синеватым светом, горьким запахом палёного виски, плотной завесой дыма и утончённо подчёркнутым безразличием персонала к клиентам. Единственное волнение барменш в коротких юбках или мускулистых охранников, разбредающихся по залу с внимательным взглядом — лишь бы клиент мог заплатить. Убогое место, идеально подходящее для того, чтобы почувствовать себя нужным в компании грошовой проститутки или напиться до самого настоящего безрассудного состояния.
Кто-то протягивает ему тугой бумажный свёрток, вдоволь начинённый травкой. Опьяняющее чувство приходит без всяческих колебаний, расслабляя разум за долю секунды, а на язык тут же падает достаточная доля психтропных препаратов. Насмешливо тянущееся откуда-то сбоку, приземистое: "Не смотри по сторонам, Джоэль" кажется ему голосом извне, тем самым пленяющим соцветием звуков, что чудится после прихода. Подачки из бханга, опиаты, на закуску — коричневый "сахар" — грязный героин с примесями, шкодливо обозначенный грудой чистых шприцов с ровными делениями. И все это — внутрь, по венам.
На протяжении долгого времени ему снятся кошмары, сопровождая бархатные, чёрные, зыбкие ночи своей бесчувственной компанией. Тягучие, болотистые, бесцветные и тёмные. Отравляющие душу, заставляющие с неровным биением чертыхаться сердце, поджидающие днём, когда его безмолвная фигура незаметной тенью пытается скользить сквозь тугую толпу, боясь приковать к себе лишнее внимание — Джоэлю чудится, что люди затолкают его в угол холодных, каменных строений и просто обсмеют прямо в лицо. Ото дня ко дню мать твердит, что таким, как он, как её безвольный сын, тщетно проживающий свою жизнь в этом мире, нет места под солнцем. Строгим велением она напутствует никогда не смотреть другим людям в глаза, и лживые истины липкими чернилами въедаются прямо под кожу.
Последнее, на что волен надеяться Джоэль Дэвис — на собственное спасение. В плену холодного камня, меж вонялых баков с мусором, опрокинутый в сторону его жизни якорь с яркой надписью: "хватайся, если хочешь выжить" вряд ли может стать доступен. Похерить жизнь, похерить друзей, похерить последнюю поддержку, за которую когда-то он мог бы крепко уцепиться собственными пальцами — насколько легко ты лишился всего этого, Джоэль Дэвис?
Прежде, чем в сгустке прогорклого мрака различить голос настороженный, тихий, знакомый и непривычно робкий, он успевает ощутить ещё несколько тычков чьими-то грязными ботинками в собственный бок. Ничего не отвечает на пронзительный, душевный, умоляющий и кажущийся чуждым всполох своего имени, что срывается с девичьих губ, её губ, обволакивая зыбкой надеждой на спасение, что так требуется его телу, распростёртому среди пыли разломанных надежд. Неподвижно замирает, словно следует лишь по вычурному пути собственной судьбы.
Джоэль хотел бы спросить: «зачем же всё это, зачем?» Но веры в нём, что действительно он хочет знать ответ на свой вопрос, чрезвычайно мало.

❖              ❖                ❖

Джоэль знает, как чертовски бесит и раздражает юную Джейд Уиллер компания её собственного братца. Она считает Джерри и его друзей-олухов безрассудными болванами, любой момент расценивает как удобный способ, чтобы в очередной раз выкрикнуть в горячем порыве собственных чувств привычные, длинные баллады о том, что их всех нужно казнить немедленной дислокацией.
Держать подальше от её дома, комнаты, общества.
Иной раз Дэвису кажется, что искрящиеся в заходящихся чувствах агонии девичьи глаза действительно способны испепелить. Спеша вдогонку за её беснующимися чувствами, Джоэль в очередной раз готов строить западню, творить нелепую шалость или вызывать любое другое действо, лишь бы столкнуться с разозлённой Джейд нос к носу.
Однажды я выманю твою сестру к окну в одном бюстгальтере, — мяч для сокса в руках Арьена не предвещает чего-то хорошего. Он монотонно подкидывает тот в руке, ухмыляясь зловредной улыбкой, и Джоэль, организатор самых нелепых и безрассудных манёвров, ловит в этом настораживающем жесте чрезмерно дробящий итог. Он словно расколот на две половины вот уже второй месяц к ряду. Одна его часть — со всесильной напористостью проявляет к Джейд интерес, карие глаза Дэвиса то и дело задерживаются на её фигуре, когда та скрывается за очередным углом в школьном коридоре, и сейчас он, следуя порыву собственной души, готов биться за личное пространство Джейд Уиллер, отговаривая Бёрнли рушить стекло в её комнате на тысячи маленьких осколков. Но другая его часть — совсем не прочь поддержать идею лучшего друга. Увидеть Джейд Уиллер в нижнем белье — многого стоит, и Джоэль знает, что если это событие случится — оно запомнится ему надолго.
Задерживая на пару секунд дыхание, три пары глаз внимательно следят за тем, как мяч и небольшой камешек дробят стекло, оставляя в том большую плешь, а блестящие осколки в ту же секунду сыпятся на пол комнаты и покатую крышу дома, вызывая бурю эмоций в душе юной девчонки.
Она не награждает их и граммом своего кружевного белья, в антуражном стиле которого можно было бы различить привлекательные формы девичьего тела. Вместо этого — градом раздражения, точно низвергающие потоки самой холодной воды небеса, она шлёт проклятия в сторону всей тройки придурков, совсем не задумываясь о том, что за громкие маты родители смогут наказать её, волею судьбы придерживаясь правила "в этом доме без сквернословия", — Давай, бежим, пока она не оторвала нам яйца! — Арьен, словно бы находящийся под беспрестанным потоком вдохновляющей его энергетики, спешно тянет задумавшегося Джоэля в сторону, громко и весело смеясь над всей ситуацией и нахлобученным видом девчонки.
А затем, как по незапятнанному стечению обстоятельств, сама судьба подводит Джоэля ближе к Джейд. До пары сантиметров между, когда парни решают разделиться, избегая кары остаться в гараже все втроем, как в ловушке, и воинственная Уиллер тут же настигает одну из своих жертв, едва ли не врезаясь в мальчишескую грудь, когда выныривает из-за угла дома.
Жертвеннику Дэвису хочется смеяться над её нескладным ростом, намного меньшим, чем его собственный — откуда-то снизу, точно воинственная и бесстрашная бестия, она готова проклинать своего брата и его придурочных дружков всеми возможными способами. Словно бы давая ей подоплёку для новых чувств и действий, подводящих под нескладную ритмику сердце, распаляя ещё большую агонию злости, Джоэль с глупой улыбкой тянет руки вверх в сдающемся жесте, заранее зная, что такие как Джейд Уиллер вряд ли прощают.
Твоему отцу нравится наша музыка, а значит, что тебе придётся терпеть, — Дэвис высказывает последнее слово с придыхом, едва ли не опаляя лицо Джейд теплотой своего дыхания, а после — отстраняется так же быстро, как и оказывается близко секундой ранее, тоном будничным и спокойным вещая, — А потом нам, быть может, выделят место для репетиций. Куда ты будешь постоянно проситься, — улыбка на лице скользкая и наглая, без всякой пристыженности.
Джоэль понимает, что лучшим решением будем убраться прочь, пока Джейд Уиллер, от копящейся в ней злости, не разорвало на тысячи осколков, прямо как то стекло в её спальне несколькими минутами ранее.
Пережить нелепый конфуз, если вдруг этой девчонки не станет, Джоэль вряд ли сможет. Утратится безветренный смысл наведываться в этот брусчатый дом, и безобразным, пустым гулом будет казаться окружение без звенящего голоса Джейд, настойчиво уверяющего Арьена и Джоэля о том, что она хочет их убить, сию же минуту. И даже ради некого будет зарабатывать очередное воспаление лёгких — последним, ради чего Дэвис пожертвовал своим здоровьем, бросившись прямо в холодную реку, был злосчастный флокированный планшет Джейд, сплошь устланный её блестящими медалями.

❖              ❖                ❖

Пронырливая, маленькая рука бегло обыскивает его карманы на наличие хоть какого-то подобия мобильного телефона. Если бы это были руки тупоголовых, юных воришек, пытающихся обобрать любого встречного — сегодня Джоэль даже бы не смог дать им отпора. Обессиленное тело и сгусток разреженных мыслей — наркотическая тяга вряд ли способна довести до чего-то хорошего. Но сейчас в нём царит неминуемое спокойствие, так и норовящее сорваться на хрип: какого чёрта? На хрип: что ты здесь делаешь? На хрип: ты в своём уме бродить по переулкам в столь позднее время? Но ответом становится лишь выбракованная тишина, слова несуразным потоком задыхаются где-то в утробе и Джоэль, шумно выдыхая кислый воздух, молчит, едва заметно дёргаясь навстречу, неосознанно стремясь и желая быть ближе. Один глоток воздуха — и Дэвис старательно берёт верх над этой мёртвой, обездвиженной тишиной, отчаянно следуя мысли, что убаюкивающее безмолвие нещадно его губит, разъедает весь мир, умерщвляет, складируя всё ещё живое тело в неровно разрытую могилу, шипит и лихо пузырится в случайном свете проезжающих мимо автомобилей. Передоз гложет его, заставляя менять состояние с конвульсий до предчувствий, что следующий миг станет настоящим концом, — Джейд, — хрипло шепчет Джоэль, с большим усердием раскрывая губы, едва ли не впервые за долгое время называя Уиллер по имени без всяких прикрас и подколов, — Не говори Арьену. Никому не говори, — не говори, что нашла его, вусмерть забитого наркотиками, прямо здесь, в этом загаженном месте, серый асфальт в котором сплошь пропитан въевшимся запахом мочи. Худшим из своих кошмаров он представляет единственный: местную новостную сводку о том, что Джоэль Дэвис — самый отчаянный наркоман округа. И теперь у него нет ничего: ни смысла к существованию, ни лучшего друга.

+1

37

Форум: Miami
Текст заявки: юная девушка в поисках надменного преподавателя с внешностью Сириуса Блэка. Периодически будет звать тебя Иисусом и специально попадаться на глаза. А за этим - всё вытекающее, от первых смешных и даже нелепых попыток пойти на контакт, дорогой человек.
а тут полная заявка с фактами.
Ваш персонаж: 23-летняя Ноа Хили, однорукая фанатичка со слуховым аппаратом, разбирающаяся в машинах и помешанная на Боге как таковом; "слегка" параноик, знает язык жестов и любит секреты, и совсем-совсем не открытая для разного рода общения, если оно имеет под собой какое-то давление.
Не идеалистка. Не моралистка. Не гуманистка. Ни к чему себя не относит, но интересуется тем, что происходит во внешнем мире. И продолжает искать в чужих лицах своего Иисуса.
Пример вашего поста:

Пример поста

Тяжело быть единственной девчонкой в мужском коллективе, особенно когда ты влезла на их территорию. Ноа ненавидела, когда к ней относились снисходительно, делая поблажки лишь потому что она девчонка. Привыкшая работать наравне с мужчинами, она выгрызала себе репутацию, буквально поселившись в маленьком гараже, сбивая пальцы в кровь, делая маски из мазута и пропитываясь машинным маслом.
Ноа заставила всех в этой маленькой мастерской поверить в нее, в ее способности. И была до черта благодарна всем этим парням. Сейчас у них была семья, такая семья, которую выбираешь себе сам и всех в ней знаешь, как облупленных. Где все друг другу готовы помочь и если что, сразу по щам прилетит за совершенную или планируемую глупость.

А как они любили пить дерьмовое дешевое пойло.

Но сейчас, выехав из-под автомобиля, Ноа вытерла руки о штанины и поплелась в импровизированную кухню, кажется, недавно кто-то варил кофе. Работы пока больше не было, а потому она могла расслабиться с чашкой горячего напитка сидя на крыше пикапа, который был для всей их команды кроватью в особенно тяжелые времена.

Любовные или рабочие не так важно.

Ноа сидела по-турецки и водила большим пальцем по краю чашки, задумавшись о том, что бы ей хотелось на ужин сегодня. Выбор ведь такой большой, хочешь - с говядиной лапшу заваривай, а не хочешь с говядиной, так всегда можно с курицей. И как она еще не померла при таком ни разу не полезном питании секретный секрет, потому что что-то здоровое попадало в ее рот последний раз несколько лет назад. Примерно тогда, когда она жила с родителями вот.
Ноа загонит себя в могилу, дайте ей только время.

В гараж буквально вкатывается Шеви Импала и Ноа проливает на себя кофе - в два раза меньше выпьет теперь, увы и ах - потому что ну, не часто в это местечко так красиво вкатываются кареты с черными людишками.

- Хей, - девушка ловко спрыгивает с крыши на пол, расплескивая кофе на футболку, но Ноа плевать - пятном больше, пятном меньше. Она подходит к афроамериканцу, она ведь вся из себя толерантная дама, куда деваться от нее такой, и машет своей такой по-детски розовой с ромашками кружкой, - не поверишь, но без рук не берут. Тут это как бы принципиально, - Ноа переложила кружку в руку с протезом, чтобы нежно коснуться кончиками пальцев зеленого бока. Девушка едва ли не пищала от удовольствия, ведь не каждый день она могла прикоснуться к такой красотке, чувственно провести ладонью по капоту, закусывая нижнюю губу. Ноа моргнула и перевела влюбленный взгляд с Шеви на ее владельца, -что ж ты ее так загонял, что пришлось толкать? - Ноа поймала взгляд парней и кивнула в сторону кулера, - об этой красавице надо заботиться получше, - девушка сделала глоток кофе, облизывая губы, ловя языком каплю, которая пыталась сбежать по подбородку.

Ноа поставила чашку на стол, подкинув ключам соседку, мало ли им одиноко, а так новый кто-то, на них непохожий, стянула с запястья резинку, перекручивая косы и убирая их в пучок, чтобы не мешались.

- Что ж, давай посмотрим, что ты сделал со своей крошкой, - Ноа открыла капот, - ну хоть двигатель не засран, - бубнила она себе под нос, скользя взглядом по чистым трубам, в которых она видела искаженное отражение себя, - ухаживаешь за ней? - девушка не поднимала глаз, что было не слишком вежливо, но и она не из элитной семьи, где этикет был неотъемлемой частью жизни. Да и любоваться внутренностями автомобиля ей хотелось куда больше, - шестицилиндровый, давно такой не видела, - Ноа достает масляный щуп, вытирает его рукавом комбинезона, и опускает обратно. Проверить уровень масла никогда не помешает, мало ли. Впрочем, его достаточно, - свечи надо менять и карбюратор чистить, - Ноа выпрямилась и вернулась к своему кофе. Уже остыл и был не очень то вкусным напитком, а потому Ноа скривилась и поставила чашку обратно на стол.

- Доверишь или мне ждать баба не сможет позаботиться о моей детке и так далее и тому подобное? - Ноа насмешливо выгнула бровь, скользнув по идеально сидящему костюму взглядом. Такому как он нечего было делать в этой мастерской. Она не была популярна, она не пиарилась. Сюда обычно захаживали лишь те, кто был лично знаком с Хлоей. Любой автомобиль, находящийся сейчас здесь, был дешевле его костюма.

0

38

Текст заявки:
Я ищу соигрока, который пойдет со мной и в огонь, и в воду. У меня есть задумка для персонажа, который в молодости любил одну девушку ( как раз это будет Ваш персонаж), но по жизненным причинам их дороги разошлись и они не виделись девять лет. За это время мой герой уже женился, но его первая любовь так и не покинула его. Я не могу обещать, что эта история закончиться " и жили они долго и счастливо", их отношения будут явно запутанными, в голове у меня множество эпизодов, ссор, разборок и так далее.
Форум я пока не предлагаю, но скорее всего это будет новый форум, который я сам и создам.
Пример вашего поста:

Пример поста

Эту сцену я запомню, пожалуй, до конца жизни. Благодаря странному адвокату в дорогом костюмчике меня освободили. Трей остался в тюрьме, а я вернулся в машине матери домой. И вот я стою посреди гостиной нашего крохотного домика и, мать твою, не верю своим ушам.
-Вон из моего дома. - говорит мать с бокалом очередного пойла и указывает тонким сморщенным пальцем на дверь. Я посмотрел на нее исподлобья. Она пьяна, и не ведает что говорит. Однако, она говорит так впервые. Я не верю ее словам, не сразу. И она это понимает. Поэтому повторяет снова.
-Вон! - уже громче и настойчивее. Теперь я понимаю: она не шутит. Эй-Джей, очередной ее хахаль, развалился в кресле перед телевизором, закинув ноги на стол. Пока он молчит, но, думаю, не надолго.
-Мам, куда же я пойду?.. - в моем голосе слышится волнение, и это так противно. Мне 17 лет, и я понятия не имею что делать в этой ситуации. Хоть семьи у нас давно уже нет, но однако я и брат всегда жили с матерью и с ее меняющимися время от времени хахалями. Все они злоупотребляли, но нас это мало волновало, ведь мы были с Треем друг за друга горой. И всегда справлялись отлично. Но не сегодня. Сегодня не было Трея, а Эй-Джей открыл рот.
-Ты слышал что она сказала, уматывай.. - почти равнодушно, но властно проговорил он, словно здесь именно он хозяин положения.
-Это не твой дом! - тут же возмутился я, гневно взглянув на этого зататуированного бугая. Он встал и спокойно уставился на меня.
-Райан, не надо, просто убирайся! - говорила мать, подозревая, что сейчас будет рукоприкладство. Я тоже это чувствовал, но меня это никогда не останавливало.
-Подумал бы лучше о своих детях! Вместо того, чтобы сидеть у моей матери на шее.. - едва я успел проговорить эту фразу, как мне тут же прилетело от Эй-Джея. Меня отшатнуло назад, но я еще владел собой. Я попытался схватить его за грудки и ударить, но Эй-Джей был быстрее и сильнее меня. Он ударил меня еще раз, из-за чего я потерял равновесие и рухнул на столик, разломав его на части. Мать кричит и рыдает, а Эй-Джей выталкивает меня за дверь. Все, что она сделала  - это закурила очередную сигарету.
под присмотром Эй-Джея, его недовольной морды, я собрал на скорую руку рюкзак, захватив все самое необходимое, сел на велосипед и помчался прочь от дома. И вот я еду на велосипеде вдоль очередной улицы, не понимая как так и что творить дальше? Черт возьми, да, я запомню этот ужас в моей голове надолго.
Проехав пару километров, я остановился и начал кашлять. От нервов и адреналина мои легкие работали плохо, я  почти не дышал когда ехал, и поэтому сейчас я задыхался. Сев на борюр и кинув рядом велик, я начал быстро дышать и пытаться сообразить что же делать. Неподалеку стояли телефонные аппараты, к которым я и отправился. Засунув последний доллар, я начал набирать номера друзей-приятелей, которые мой обреченный мозг еще помнил и выдавал мне. Звонок за звонком, одна и та же просьба переночевать, один и тот же уклончивый ответ "Нет". Когда я набрал восьмой или девятый номер и снова услышал "Нет", меня одолела злость. И не просто злость, я совсем потерял контроль над эмоциями: я принялся отчаянно избивать будку телефона. Через три-четыре удара я успокоился, глубоко вдохнул и снова принялся думать. Кому звонить? Куда идти? И тут я вспомнил про того, кто вытащил меня из тюрьмы. Сэди или Сэнди?..
Отыскав его визитку в кармане куртки, я набрал ему и все рассказал. Незнакомый мне человек подъехал ко мне через 20 минут. Он запихнул мой велик в багажник и повез к себе домой. Порой помощь приходит оттуда, откуда совсем не ждешь..
Ехали мы долго, я все время молчал и смотрел в окно. Я не имел ни малейшего представления куда мы едем, пока не показалась табличка Эдинбург. Я удивленно вскинул бровями, но промолчал. Еще через полчаса мы приехали. Я собрался выйти из машины, но Сэнди (теперь я помню его имя) попросил меня посидеть в машине и забрал ключи. Не доверяет, и правильно делает. Он пошел к двухэтажному особняку, шикарному особняку. Я откинулся на кресло и вздохнул. В такой жопе я не был давно. Что делать дальше?
Когда мне надоело размышлять о будущем, я вышел из машины и отошел от нее метров на пять. Я вытащил пачку сигарет и закурил, чувствуя как ветер обдувает мое лицо. Неподалеку от меня стояла черноволосая стройная девушка. Стоило мне подойти чуть ближе, как она услышала меня и тут же пронзила оценивающим взглядом. Похоже, я совсем не вписываюсь в здешнюю среду. Ну еще бы! Вокруг меня стояли такие особняки, которых я никогда в жизни не видел, судя по всему здесь явно жили олигархи. А я.. а что я? Джинсы за 20 долларов, толстовка за 9 долларов, и кожанка старшего брата, которая оказалась мне по размеру и разбитая бровь. Я явно не из этого мира.
Я смотрю на девушку, она явно чувствует свое превосходство. А что еще ожидать? Наверняка избалованная папина дочка. Я отворачиваюсь, не начиная разговор, однако, девушка много коммуникабельнее меня. Не удивительно, если честно.
-Я? - переспрашиваю я, выдыхая дым, и задумался на секунду над ее вопросом. А действительно, кто я?
-А на кого я похож? - спросил я, сделав шаг навстречу девушке. Затем остановился и затянулся. - Может, и ошибся..
Я оглянулся назад, Сэнди видно не было. Видимо, его семья не так радушна, как он.

0

39

Текст заявки:
Всем доброго дня, уважаемые ролевики. Пишу я сюда, как и все, скорее всего, чтобы найти со-игрока на один конкретный сюжет, и не только) Обо всем читайте ниже.
Эта история о двух молодых людях, в отношениях которых царит вечный хаус, граничащий с сумасшествием, с щепотками страсти и любви. Да, я хочу отыграть отношения, в которых не все однозначно, все очень запутанно и эмоционально. Они дети успешных родителей, никогда не в чем не нуждались и наверное их будущее было предопределено с самого раннего детства. Но не помешало стать умными, образованными и успешными, пускай с доброй поддержкой влиятельных родителей. Они познакомились на какой-то вечеринке, или в каком то баре, где они оба завсегдатае посетили. Они шикарная девушка, которая всегда купалась во внимании, всегда использовала парней, уничтожая своим непростым характером. Она всегда была умней всех остальных, так что обвести вокруг пальца ее никогда не удавалось. Но именно этой девушке было суждено встретиться и познакомиться с парнем, который превратит ее жизнь в ад. В прямом и переносном смысле.
Они любят друг друга. До безумия. Но специфика их любви в том, что для них это убийственное чувство. Они любят грязно. Они играют грязно. Она совершенно спокойно может подойти к другому парню в присутствии своего мужчины просто потому, что ей нравится эмоции, которые он дарит ей во время ссоры.
Он совершенно спокойно может пойти к другой девушке, когда его женщина на эмоциях скажет, что они расстались. Он пойдет запивать горе, а потом просто возьмет другую, представляя, что рядом с ним лежит именно его женщина. В этих отношениях ими руководят эмоции, страсти, интриги. Они не гнушаются говорить грязные и неприятные слова, ведь где-то внутри понимают, что они все равно будут вместе. Что бы не происходило, чтобы они не вытворяли - их тянуло друг другу. Они не могли жить друг без друга. Не могли жить без этих эмоций, без этой боли и мазохизма.


Я совершенно не умею писать красивые и сочные заявки, чтобы по ним приходили. Но, я попыталась хоть немного описать направление отношений, которые хочу отыграть. Да, это заявка м+ж. И я хочу взять мужского персонажа и ищу человека, который возьмет женского. В этих отношениях важно, чтобы вы смогли отыграть такую стервозную непростую особу. Которая будет выводить на нервы, делать несуразные и глупые поступки просто потому, что ей так хочется или ей просто хочется позлить. Хочется именно качественной игры с вашей стороны. Внешности: Крис Вуд и Эмерод Тубия. Наверно, это окончательный вариант. Но если вам не нравится Тубия, то готова рассмотреть другие варианты.
Как вы уже поняли я буду кроссполить. Не хочу, чтобы на счет этого возникали вопросы и чтобы всем было комфортно.
Я хочу еще сказать, что совместно с этой заявкой я ищу универсального партнера для игры для будущих игр и свершений. Хочу, чтобы вас не пугал кросспол и вы активно кроссполили так же. Просто я хочу длительного тандема, где мы бы играли за разных персонажей, разные истории. Хочу, чтобы вы были способны взять нужного мне мужского персонажа. Чтобы вы не удивлялись, когда я попрошу вас об этом. Хочу, чттобы вам, как и мне, было интересно отыгрывать разные истории как мужскими персонажами, так и женскими. Так же я люблю отыгрывать альты по другим тематикам, так что будет огромным плюсом, если вы любите играть по мотивам сериалов, или мистику. Можно было бы пойти парочкой на какой-нибудь мистический форум. В общем, я ЗА интересную игру. И готова делать все, чтобы ее создавать и чтобы было интересно всем.
Хочу активной игры. Так что если у вас на примете завалы из-за которых вы не сможете писать хотя бы 1 пост в неделю - думаю вам не по адресу. Я буду стараться отписываться как можно чаще. Пишу я от 6 000 символов, хочу от вас такого же результата. Я ищу идейного человека, который двигал бы игру в процессе, импровизировал и не боялся новых вводных. Тянуть игру на себе я не хочу и не буду. Как вы уже поняли, что история сырая. И я хочу с вами ее продумать. Так что запасайтесь идеями в ЛС.
А, чуть не забыла. Желательно, чтобы у вас была аська для вне форумного общения. У меня скайпа нет, только аська, поэтому будет круто, если она у вас тоже будет.
В общем, если вам понравилась заявка и вы во многом разделяете мою точку зрения - пишите в ЛС. Всем буду рада!
Пример вашего поста:

Пример поста

Я не была из тех женщин, которые остаются дома в свой выходной день, чтобы заняться какими-то бытовыми делами. Я круглосуточно, пять дней недели находилась в состоянии полного не стояния; я не могла усидеть на месте, вечно куда-то ходила, ездила на какие-то встречи, перегружала свои графики, чтобы побывать в разных местах, я даже в свой обеденный перерыв назначала встречу в ресторане с некоторыми партнерами, чтобы совместить приятное с полезным. Подобный ритм жизни выработался в моей крови, я не могла остановиться и просто ненавидела себя за то, когда решала передохнуть. Но, независимо от того, насколько была расписана моя жизнь, в своем расписании я всегда оставляла место для своей любимой семьи и детей. Несмотря на то, что я обожала работу, я так же обожала своих детей и мечтала проводить с ними как можно больше времени. В последнее время я начала чувствовать, как мой организм начинает изнашиваться под напором вечных деловых переговоров, перелетов. Бывало, что я могла в один день съездить в другую страну, а потом обратно. Резкие перепады давления никогда не оказывали благоприятное воздействие на человека, особенно на того, кто совершенно не думает о себе и тех последствиях, которые неминуемо могут возникнуть. Сегодня утром, еле-еле открыв глава, я почувствовала, на эти последствия пинают меня в мою пятую точку. Глаза невероятно жго, слезились и я просто не могла их открыть, горло неприятно першило, было такое ощущение, что голова налилась свинцом, а самое главное – я не могла сделать вдох воздуха, чувствуя, как нос напрочь забит. Я недовольно проскулила в пустоту и обеими руками взялась за голову, осознавая, как мне сейчас плохо, осознавая, что впервые за долгое время я подхватила какой-то вирус или простуду. Одно радовало, что сегодня был мой выходной день, и только вчера я подумала, что было бы хорошо и прекрасно, если бы мне некуда не нужно было бы идти. Да уж, сейчас я просто физически не могу подняться с постели. Я перевернулась на другой бок и затаилась, в ожидании. Я думала, если полежу чуток, то меня отпустит или хотя бы ясность в голову придет, но, сколько бы я не лежало – лучше не становилось, и я все отчетливее начала понимать, что все гораздо серьезней, чем могло оно быть.
На часах девять часов утра. И впервые в жизни в это время я до сих пор находилась в кровати и даже не планировала вставать с нее. Я закрыла глаза, ощущая, как тело начинает тяжелеть и еще немного, и я просто засну во второй раз за это время. Как раз в это время дверь в спальню резко с грохотом открывается, а через секунду чувствую, как десять килограммов счастья с разбегу нападают на меня со словами «мамочка!».  Я резко открыла глаза, испугавшись, совершенно не ожидав такого подъема с самого раннего утра. Моя младшая дочь продолжала сидеть на мне верхом, а потом упала и обняла меня за голову, крепко прижимая к своей пухленькой щечке. А потом, так же активно и со всей амплитудой в движениях она поцеловала меня в голову, в потом продолжала целовать во все места, куда только могла добраться.
- Петти, дорогая, не целуй меня! Мамочка заболела, и я не хочу, чтобы ты заразилась от меня.  – не хотя говорю я девочке и немного отодвигаю ее от себя. В это время девочка резко подскакивает, разжимая свою хватку и смотрит на меня так удивленно, поражённо, широко распахнув свои огромные выразительные глазки, изредка моргая. А потом, она положила свою маленькую ладошку на мой лоб и притаилась, будто пытается почувствовать мою температуру. Девочка проделывала точно такие же действия, как делаю я, когда Петти заболевает. – О нет, мамочка! Кажется, у тебя температура! – восторженно, даже обеспокоенно говорит девочка, хотя я чувствовала, что у меня нет температуры. Но, я видела обеспокоенность дочери, она действительно волновалась за меня. И ей было не все равно. – Бедная моя… - на выдохе произносит родная дочь, а затем снова крепко обнимает меня, и на этот раз прячет личико от меня, чтобы я не дышала на нее. Я улыбнулась. Мне было приятно, я почувствовала, что до безумия приятно чувствовать, что хоть кому-то в этом мире на тебя не все равно, хоть кто-то тебя пожалеет, даже если ты уже не маленькая. Я прижала это теплое и любимое тельце к себе так сильно, как только смогла в таком изможденном состоянии. Моя любимая Петти, спасибо тебе за твою заботу и за твое внимание. – Ну все, дорогая. Прости, что не смогу тебя отвести на день рождение к Тори. Спустись вниз и скажи папочке, что я плохо себя чувствую. Пусть Эби поможет тебя собраться, а папа отвезет на праздник. А потом отвезет. Ладно, крошка? – я заставила дочь, чтобы она взглянула на меня, а та, немного нахмурившись, явно огорченная тем, что я не смогу присутствовать на дне рождении, выпучив нижнюю губу. Я с теплой материнской любовью потрепала девочку за щечку, а та, встала с меня и с поникшими плечиками медленно поплелась вниз. С непреодолимо тяжелым грузом на лице я откинулась на подушку, чувствуя, как много физических и моральных сил мне потребовалось, чтобы поговорить с дочерью. И не успела я опомниться, как мгновенно провалилась в сон.
Я не знаю сколько я проспала, но распахнув глаза, я сразу же почувствовала, что мне стало немного легче. Я кинула взгляд на часы и увидела, что уже около часу дня. Еще никогда в жизни я не просыпалась во столько; еще никогда в жизни я не тратила время так впустую. Я чувствовала, как уже выспалась, поэтому о дальнейшем сне и не могло идти и речи. Медленно и аккуратно я встала с кровати и побрела в душ, чтобы обмыться – видимо во сне температура поднялась, а потом упала, ведь я проснулась вся в поту. Через пару десятков минут выхожу из ванной в достаточно плотном халате и медленно спускаюсь вниз по лестнице. Было тихо. Очень тихо. Я знала, что в доме нет никого, поэтому чувствовала слегка заметную тоску. Подойдя к столу я увидела записку адресованную мне, ее написала Эби – моя старшая дочь, сказав, что ушла в кино с друзьями. Написала, что хотела предупредить меня, но, когда зашла в спальню – я спала. В это время вспоминаю, что мы хотели сходить по магазинам с дочерью, чтобы подобрать ей наряд для предстоящего выпускного вечера в школе. Джошуа отвез Петти и пообещал, что вернутся после того, как не закончится день рождение, просит прощение за то, что не смог остаться и поухаживать за мной. Я улыбаюсь, чувствуя себя одинокой в этот момент. Я плохо себя чувствовала и нуждалась в тепле и заботе, которую подарила мне Петти с утра. Но такой дозировки мне было явно недостаточно. Я пыталась прогнать все неправильные мысли и решилась немного поесть, чтобы собраться с силами. Почувствовав воодушевление и прилив сил решаюсь подняться в спальню и привести себя в порядок; я никогда не любила ходить по дому в халате – в любое время Джо мог привести гостей и я должна была выглядеть, как нельзя лучше. Поэтому на этот раз я тоже надела весьма приемлемый наряд и уложила волосы – продержатся хотя бы до того момента, пока не лягу спать в очередной раз. Я направилась на кухню ха чаем, как в этот момент прозвенел звонок в дверь.  Я остановилась на пол пути, медленно повернулась и побрела к двери, гадая кто же это мог быть. Когда я открыла роскошную и массивную входную дверь, то увидела перед собой достаточно миниатюрную и красивую азиатку. У нее были красивые белые волосы, была одета в достаточно стильный наряд и выглядела достаточно молодо. Я ее не знала, поэтому недоумевала, что она тут забыла. Не успела я поинтересоваться кто она и зачем, как девушка сразу же начала брать быка за рога и ошарашила меня новостью.  Я стояла, как вкопанная, чувствуя, как страх парализует тело. Я пыталась не реагировать, пыталась никак не выдавать себя, но, походу у меня не очень хорошо получалось. Потом она протягивает визитку, и я понимаю, что она с детективного агентства и откуда то знала про отца моей старшей дочери. Я не могла ничего понять, но следующие слова отрезвили меня. Ее резкий, достаточно откровенный тон удивил, поэтому, страх куда-то улетучился.
- При всем уважении я не знаю на что вы способны, я вообще о вас никогда не слышала, особенно про ваше детективное агентство. Оставьте свои угрозы при себе, можете эти байки рассказывать какой-нибудь юной девице, а я прекрасно знаю законодательство Америки и свои права, чтобы с точностью уверить вас, что вы блефуете и просто пугаете. – я говорила спокойно, но, жесткие нотки проявлялись в разговоре. Я защищалась, я защищала свой дом, чувствуя угрозу. Я готова была стоять на пролом и не за что в жизни не пускать ее в дом, а наоборот отослать куда подальше. Но, она знала то, что в принципе никто не должен знать. И я знала, что она обладает достаточной информацией, которая в ненужных руках может разоблачить меня и мою семью. Не хочу, чтобы мое грязное белье светилось в лишний раз, поэтому нервно сглотнув, произнесла – Проходите, мисс Ким Ё Чжин. Чаю или кофе? – я отступила, освобождая проход, чтобы та могла пройти. Одному Господу известно, что мне стоило, чтобы впустить ее так просто. Что мне стоило не сказать ей еще чего лишнего, вместо этого, я напялила максимально искреннюю улыбку и закрывая двери, обратилась. - Зачем вам это - я не знаю, ведь можно было начать разговор с совершенно другого. Вы же детектив, верно? А не киллер. Думала детективы работают иначе. – я мило улыбаюсь, надеясь, что девушка так же улыбнётся мне, и может и сменит гнев на милость. Хотя я сама была на грани того, чтобы не вспыхнуть в яркой и неиссякаемой вспышке ярости.

+2

40

Текст заявки: м+м \ м (где я беру на себя роль мужского персонажа); предпочитаю азиатские внешности, но рассмотрю любой европейский вариант, если мне попадется хороший соигрок у и нас будет интересный сюжет.

     В первую очередь, ищу человека, а уже после — сюжет для игры.
Здесь я не впервой, но как вы сами уже могли догадаться, особыми успехами мои поиски не увенчались. Но раз в год и палка стреляет, а потому можно попытать удачу.
Я ищу общительного и открытого человека, не обязательно даже идейного — моей фантазии хватит на нас двоих, но я буду очень рад, если вы также будете активно участвовать в развитии нашего общего сюжета, и совсем замечательно, если у нас внезапно не обнаружится непереносимость друг друга на почве того, что моё белое для вас чёрное и наоборот. Не люблю упрямых людей, хотя бы потому что я сам по себе упертый баран и редко способен идти на компромисс. На некоторые уступки — да, перекраивать идею 50 на 50 — нет.
     Вы должны быть в меру дружелюбны и не замкнуты. Я не прошу вас держать душу нараспашку, но от ваших «угу» и «ага» на любое моё предложение никому лучше не станет. Желание и возможность упарываться по поводу и без очень приветствуются, обязательна грамотность на твердую 4ку и наличие больших букв в тексте, со всем остальным как-нибудь смирюсь.

     Преимущественно играю гей-отношения, но открыт и для традиционных сюжетов. Могу быть сверху, снизу, сбоку — как душе угодно, всё зависит от персонажа, которого я буду отыгрывать. Не являюсь ярым фанатом рейтинговых эпизодов и придерживаюсь мнения, что рейтинг должен быть логичен, с хорошей предысторией, потому, если вам лишь бы прыгнуть в постель кому-то новому — шуруйте мимо моей заявки.
     На данный момент меня больше всего интересует персонаж-bad-boy. Что-то такое в стиле гопоты с района, который сначала делает, а потом думает, если думает вовсе. Бессовестный, наглый, агрессивный и жадный в отношении окружающих его людей, ибо моё означает моё. Было бы интересно вписать такой образ в интеллигентную, богатую семью со всеми стандартными проблемами и особенностями, добавить сюда сводных брата или сестру, или брак по расчету, или инцест, и от этого уже шагать дальше. Но это лишь мелкая базовая затравка, а так-то можно легко придумать вполне себе оригинальный сюжет.
     Предпочитаю молодых персонажей до 30и лет.

     Размер моих постов зависит от соигрока: от одной вордовской страницы до трёх (в символах где-то от 4 000 до 20 000). Предпочитаю максимально активную игру (пост каждый день или через день-два), или, как минимум, стабильную (один пост в неделю). Терпеть не могу пропаданцев и англичашек, потому если не уверены в своих силах и\или желании, то я бы не советовал со мной связываться. Также, не пойду соигроком к вашему второму-пятому-десятому персонажу на одном и том же форуме.
     Я молод, периодически адекватен, крайне эмоционален и порой идиот. Не женат.
Для начала — ЛС, туда дальше можно будет перейти в средства личной связи.
Пример вашего поста:

Пример поста

«Гребанный молокосос!» – в сердцах проклинал горе-художника Рикхард, выкуривая очередную сигарету. – «Надо было таки ему врезать…» – тихо хмыкнул, стряхивая пепел в урну. Врезать-то может и стоило, чтоб неповадно было подглядывать и уж тем более рисовать в столь откровенных позах незнакомого человека, но Мейхер прекрасно понимал, что один его удар мог отправить парня в ближайшую больницу с ветерком и сиреной скорой помощи. Будучи совершенной химерой, Рикхард превосходил Карела, пожалуй, во всём: физическая сила, гибкость, скорость. Единственное, в чем музыкант никогда не перещеголяет своего коллегу, так это в глупости, ибо какой идиот станет прятать рисунки в том же месте, где регулярно обитает главный герой рисованной порнушки, на создание которой разрешения горе-художнику никто не давал?
Брюнет устало выдохнул сизый дым, запрокидывая голову назад. Никотин расслаблял, успокаивал, позволял взглянуть на всю эту вакханалию с другого ракурса: Рикхард уже привык к постоянному преследованию папарацци и толпам неадекватных фанаток, которые готовы душу Дьяволу продать за локон вечно зализанных назад темных волос музыканта, так почему же он так сильно разозлился из-за каких-то рисунков? Ну, подумаешь, откровенные. Мало ли какие фантазии у паренька. Да и за ориентацию того судить не пристало.
И все-равно как-то раздражало. Может, если бы Карел спросил разрешения… хотя нет. Просто нет. Ягуар бы так и ответил: «нет». И сколько бы Персик не упрашивал после, ответ оставался бы неизменным, так что с официальным разрешением всё прогорело с самого начала, да и не похоже, что Хайнберг был из тех людей, кто сможет спросить о подобном напрямую. Парнишка был довольно тихим, замкнутым, скромным и нелюдимым, но определенно очень талантливым. Не зря же этот хикки присвоил себе целый кабинет, и начальство никого к нему так и не подселило, хотя места в издательстве и без того не хватало даже для бывалых сотрудников.
Такси подъехало по адресу. Потушив бычок о дно уличной пепельницы, мужчина сел на сидение рядом с водителем и пристегнулся, в тихую радуясь, что подвозит его какой-то старикан, что явно не в курсе современной моды, а потому не станет просить у музыканта 100500 автографов для своих дочерей, внучек, племянниц и прочих верных фанаток «Back Home».
Весь оставшийся день Рикхард провел в главной студии, попеременно то наигрывая бесцельные мелодии на гитаре (на которой брюнет был не особо-то хорош) или создавая новые ритмы уже на более привычной для ловких рук барабанах. Один из товарищей по группе – Аделаид, был крайне удивлен, обнаружив Мейхера в студии, тем более работающего за установкой. Ну или пытавшегося работать, не суть важно. Шатен был душой их компании: мелковатый, худосочный, с юношеским, усыпанным веснушками лицом и добрыми, зелеными глазами. Он всегда первый у всех интересовался, что случилось, если кто-то из членов группы находился в плохом расположении духа. Вот и сейчас парнишка невзначай поинтересовался, что беспокоит химеру. Рик лишь пожал плечами, отшутился и отправил юнца восвояси: нечего ему тратить свободное время на прозябание в студии вместе с ягуаром.
В своей квартире мужчина оказался ближе к вечеру. Горничная уже давно успела навести относительный порядок в холостяцкой берлоге, оставила какую-то записку о выполненной работе и о том, где сложена выстиранная одежда парня, а также просьбу купить еще моющих средств, ибо старые уже закончились.
Тихо фыркнув, мужчина подцепил пальцами края футболки и потянул ткань вверх, снимая через голову и откидывая в сторону дивана. Расстегнув ремень и было потянувшись к змейке джинсов, Мейхер повернул голову в сторону широкого окна (так уж вышло, что в жилом небоскребе окна заменяли наружные стены, затемнять стекла Рикхард поленился, а потому его квартиру было видно, как на ладони). Карие глаза внимательно вглядывались в пустоту по ту сторону, едва заметно осматривали соседний небоскреб.
Не прошло и минуты, как музыкант вновь как ни в чем ни бывало вернулся к своим джинсам, снимая их и откидывая туда же, куда и футболку, потягиваясь всем телом и, ероша волосы, направился в сторону ванной комнаты, к счастью, полностью сокрытой от посторонних глаз.
Стоя босыми ногами на холодном черном кафеле душевой кабинки и облокотившись рукой о запотевшее стекло, ягуар думал лишь об одном: как? Как, черт побери, этот светловолосый засранец смог запечатлеть на бумаге весь быт барабанщика? Ежу понятно, что парнишка явно смотрел откуда-то со стороны соседнего здания. Может, с крыши (ибо Рикхард жил почти на самом последнем этаже), а может даже из какой-то квартиры. Третьего не дано. Осталось только поймать засранца взглядом, запомнить, где тот живет и однажды постучаться в гости к этому поганцу. Может даже заявить в полицию о тайном преследовании и вторжении в личную жизнь, предъявив в качестве доказательств ту культурную часть рисунков, что химера сегодня отобрал у тайного воздыхателя-извращенца, благополучно упрятав интимные, кое-как подправленные лично Рикхардом этим вечером.
Но это всё позднее. Сегодня мужчина лишь устало завалился в постель, забыв зашторить окна тяжелыми синими занавесками. А может специально выставив себя на показ, дабы в темноте, разряженной огнями ночного Руяна найти привычную Персиковую макушку, прилипшую к одному из окон в здании напротив. В конце концов, ягуар – ночной хищник, и, как и все кошачьи, имел прекрасное ночное зрение.
Следующее утро уже больше походило на привычный ритм жизни музыканта: толпы фанаток, каждой из которых мужчина добродушно, белозубо улыбался, благодарил за внимание и за любовь к группе, ведь без фанатов музыканты – ничто, которые могут разве что играть где-то в пешеходном переходе за три копейки.
Размашисто подписав последний плакат со своим изображением, мужчина спешно покинул толпу, ускользая в здание под разочарованные крики фанаток и их же обещания ждать мужчину тут до самого конца рабочего дня. Стоило химере скрыться в тени здания, как добродушная улыбка сменилась хищной, а карие глаза опасно сверкнули, предвкушая скорую небольшую «месть» своему соседу по кабинету, которого из этого самого кабинета брюнет решил выжить в кратчайшие сроки.
Шлепнув на стол пару листов, на которых вчера мужчина старательно дорисовывал чужую физиономию, Рикхард приступил к работе, старательно делая вид, что не замечает своего соседа. Лишь когда тот подсунул под локоть мужчины очередной листок, барабанщик недовольно покосился сначала на рисунок, после – на уматывающего на балкон Персика.
Подцепив бумажку длинными пальцами, Мейхер хмыкнул, вскинув бровь и кое-как разбирая корявую надпись. Трудно представить, что столь талантливый художник может обладать настолько отвратительным и нечитабельным почерком. К тому же, «намека» на то, что барабанщик выебет и высушит этого паренька морально за время их работы в одном помещении Персик явно не понял. Что ж, придется намекать более прямым текстом, а если точней – рисунком, не упуская возможности поддеть сексуальные наклонности своего уже совсем не тайного воздыхателя.
Наброски, не совсем серьезный рисунок, но уже имевший отчетливые очертания и даже опознавательные детали – этого будет достаточно. Брюнет поднялся с насиженного места и последовал за торчавшем на балконе Карелом, заодно прихватывая со стола почти закончившуюся пачку с сигаретами.
Встав почти впритык к Хайнбергу, ягуар бесцеремонно сунул ему в руки лист. На белой поверхности был изображен сам Рикхард, обнаженный, стоящий к «зрителю» спиной и демонстрирующий средний палец правой руки с татуированной буквой «А» из слова «Back».
Пока Персик вглядывался в рисунок, брюнет успел закурить и, улучив момент, втянул дым поглубже в легкие, после чего приблизился вплотную к художнику, выдыхая ему в лицо сизый дым, расплываясь в широкой улыбке и томным голосом, почти шепотом произнося строгое:
– Нет.
Где-то под балконом завизжали фанатки, разглядев в отдаленном силуэте своего кумира, а Рикхард, словно забыв о присутствии Карела рядом, переключился на толпу внизу, подняв руку, легко махнув ладонью под громкие девчачьи визги.

Отредактировано Тень Солнца (01-10-2017 20:16:02)

+5


Вы здесь » Live Your Life » -Реальная жизнь » Поиск партнера для игры


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC