Live Your Life

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » -Реальная жизнь » Поиск партнера для игры


Поиск партнера для игры

Сообщений 61 страница 70 из 70

1

В данной теме действуют Общие правила каталога и Правила раздела «Ищу игрока» (подробнее). Дополнительные правила специально для «Поиска партнёра» указаны ниже.

Заявка в теме оставляется в следующих случаях:
• У вас нет на примете ролевой, но есть желаемые образы и сюжеты для отыгрыша;
• Вы игрок на определённом форуме и ищете партнёра с конкретными предложениями по сюжету.

Конкретика:
• Один пользователь - одна заявка в тематике;
• Один пользователь - не более трёх заявок всего (в трёх разных тематиках);
• "С аккаунта сидят два/три/десять человек" - всё равно одна заявка в тематике;
• Хочется новую заявку - попросите сначала удалить старую (в этой теме с указанием раздела);
• Поиск - только для игроков, ищущих партнёров. Для администраторов и пиарщиков есть "Ищу игрока";
• Пример поста обязателен;
• Анкета или пост по ссылке закрыты для гостей - сообщение удаляется;
• В одном сообщении несколько отдельных заявок на искомых персонажей - каждую под спойлер;
• Заявка очень объёмная и/или в виде крупной таблицы с заливкой цветом - хотя бы часть под спойлер;
• Обновлять/поднимать имеющуюся заявку можно не чаще, чем раз в две недели. Открывать новую после удаления старой - без ограничений;
• Сама по себе заявка находится в теме два месяца, после чего удаляется.

Запреты:
• Повторять заявку раньше, чем по истечении двух недель;
• Пытаться обмануть администрацию путём создания дополнительных аккаунтов;
• Игнорировать шаблон заявки;
• Администраторам - искать акционных персонажей не для себя лично.

Шаблон заявки для поиска партнёра на форум
Код:
[b]Форум:[/b] (ссылка в виде названия)
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Ваш персонаж:[/b] (ссылка на анкету (не на профиль!) или краткое описание, даже если персонаж канонический)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста  (либо ссылка на сообщение с указанного форума) [/spoiler]
Шаблон заявки для поиска партнёра (без приглашения на форум)
Код:
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler]

+1

61

Поднимаю и корректирую актуальное
Форум:
Sacramento
Текст заявки:
Всем доброго, мои прекрасные!
Ищу этих крутых чуваков. Квартет обещает быть интересным!
Вариант 1: м ищу в пару себе пожеланий по внешности нет. Через лс обсудим и подберём.
Парень. Муж лучшей подруги.
Зову его Дарен. Возраст от 30-ти.
"-И долго это будет продолжаться? -Столько, сколько нужно" Дарен - муж Луизы.*есть заявка на нее* Работает оператором вместе с ней на одной телекомпании. У них сложные отношения. Он знает, что Луиза его ненавидит. А о его мечте иметь детей - слышать ничего не хочет. Они вместе с университета. В браке около 4-5 лет. Их союз никак нельзя назвать было счастливым. Скорее расчетливым с ее стороны. Но вот Дарен жену любил. Их брак начал трещать по швам полтора года назад. Когда Луиза стала пропадать ночами в барах. Он очень долго терпел ее холодность. То,как она смешивала его с дерьмом в компании друзей.То,что она его не считала за мужика. Он пытался спасти этот брак. В память о былых временах. Но времена меняются. Чувства тоже. Он слишком долго потакал ее капризам. В то время как она ни во что не ставила. ✓ Для Харпер Луиза -кумир. Женщина, на которую она хочет равнятся. И с которой она хочет подружиться. С Дареном, как и с его женой они познакомятся на съёмках репортажа возле судебного Департамента. Где Харпер ,в одном из дел, будет выступать в качестве потерпевшей стороны и свидетеля. Однажды, в кафе,Луиза специально окатит настойчивую Харпер кофе. Дарен будет извинятся за сучьий характер жены. Это просто спонтанный выплеск. Чувства,которые пронеслись вихрем. Дарен нашел в Харпер то,что долго не мог найти в Луизе. Заботливость. Внимание. Сопереживание. Умение слушать. И поддерживать идеи. Умение рассмешить. Это его зацепило после пары встречь за чашкой кофе. Она интересовалась его жизнью. Ей было интересно его мнение. Она не истерила. Ничего не требовала. Не унижала его. Дарен знал,что на тот момент, когда у него с Харпер завязался Роман, у жены был любовник. И не считал,что тем самым изменяет ей или является источником разрушения семьи. ✓Он снял однокомнатную квартиру. Выкупил бар, который любит посещать жена. Без ее ведома. Все бумаги он доверил Харпер. И та квартира в центре города - стала их общим убежищем. Они встречаются несколько месяцев. Делают все так,чтобы никто об этой связи не знал. Правда ,иногда,Харпер эта тайность надоедает. Она считает Луизу своей подругой. Ей стыдно,что она спит с женатым мужчиной. Ей надоело везде появляться одной без него. Надоело,что она никому не может его представить. Ей надоела эта скрытность. Она хочет всем рассказать. Но Дарен умеет убеждать,что это делать не стоит. Умеет отвлечь. И его это положение вещей устраивает. Он не собирается разводиться с женой. И лишаться всего имущества. И не собирается бросать Харпер.
Вариант 2: лучшая подруга ,с чьим мужем я сплю. Подруга, которая спит с моим другом.
Внешность : Элизабет Хенстридж (и только она) возраст:30 лет
Зову пока ее Луизой.
Луиза работает ведущей криминальных новостей на одном из местных телеканалов. Не любит говорить о работе, которую до чертиков ненавидит. Но кpeдит за жилье надо как-то оплачивать. И эта работа- единственный стабильный источник заработка. Работает вместе с мужем-оператором. Которого тоже ненавидит. Живёт скорее из чувства долга,жалости,привычки и страха, что если его бросит- останется совсем одна. Она боится решительных перемен. Но ее воротит от себя же самой. Пишет в тайне от всех книгу. Надеется когда-нибудь ее опубликовать. Многие работники Департамента ее не любят из-за настырности, упертости и назойливости. Очень много курит. По выходным любит сбегать от семейного быта в бар. Муж мечтает о детях. Луиза о них и слышать ничего не хочет. Возможно раньше была брошена родителями и у нее осталась травма. Что она мало кому доверяет. И считает, что семья-это не ее конёк. Харпер ее боготворит. Луиза для неё пример подражания. Когда они столкнуться весной,возле зала суда,где Харпер будет проходить в качестве свидетеля по одному делу... Она просто потеряет дар речи,что так близко встретилась с кумиром. Она догонит Луизу уже возле машины. Та ее пошлет. Харпер выследит ее около работы- Луиза прикажет охране девчонку выставить. Она даже вызовет полицию и Харпер посадят в обезьянник на сутки. Но та ни за что не упустит шанса поближе узнать и подружиться с Луизой. В конце концов они подружатся. Харпер притащит Луизу в "Подвал". Та станет ей кем-то вроде профессионального наставника. Да и Лу в Подвале понравится и у нее появятся свои интересы.
✓Интересное такое трио должно получиться. У меня в нужниках висит заявка на Луизу. Так что если есть кого на её место притащить- круто. Внешность:я абсолютно не знаю кого бы хотела вот тут видеть. Хотела поставить Капитана Америку,но это слишком. Так что вместе подберем,чтобы всех устраивало. Хочется видеть мобильного игрока. В плане там,нпс поиграть,альтики придумать. Посты раза два-три в неделю. От 3 тыс и выше. Грамотность. На единичные опечатки ещё можно закрыть глаза. Но не в каждой строчке. Проверяйте свой т9. Обещаю вас любить и никому не отдавать! И заигрывать до смерти. Это я умею. В общем жду аки Хатико!
Вариант 3: ищу друга. На данный момент спит с моей лучшей подругой, которая замужем за чуваком, с которым сплю я.
возраст 30-40 лет. Внешность Рикки Уитл
Основные факты : Майкл Крис .Предпочитает,чтобы его звали по второму имени. Первое имя ненавидит. Крис знал Джаса много лет. Когда он был подростком, тот помог ему с работой.И не оставил без крова. Разрешив жить в баре. За что парень ему очень признателен и привязан. Крис знал чем Джас занимается с парнями в баре. И в тему наркоты предпочитал не вмешиваться. В своей подростковой жизни он много чего повидал. В том числе и отсидел срок за вандализм или разбой? Вам решать. Но после того, как он вышел из тюрьмы, с работой было напряжно. Руки у него растут из того места, из которого нужно.Но вот кому нужен бывший заключенный? Даже если и отсидел ты не справедливо. Ты знаешь, что жизнь в целом - не справедливая штука. И готов об этом разговаривать часами. Крис занимает должность бармена и вышибалы в одном лице. Он свой в доску. Прямолинейный. Всегда говорит, что думает. Добрый.Что так и не скажешь по его суровому виду. В плане отношений - однолюб. Ревнив. С Харпер у вас с самого начала были сложные отношения. Ты видел ее насквозь и не доверял. Но так как она была подругой Джервиса - тебя затыкали. С одной стороны,она уговорила Джервиса пройти лечение от наркозависимости. Помогала Марку. С другой- ты знал,чем все закончится. Когда в баре будут копы-это вопрос времени. Джаса арестовали спустя полгода после ее появления. Марк уехал в тот же вечер,даже не забрав вещи. Не многие решились дальше продолжить работу в баре ,но уже под руководством Гранта. Тёплых чувств и привязанности к новому начальнику ты не испытывал. Но не выражал это открыто. Тебя не выгнали. Тебе платят. И на том спасибо. К его воспитаннице,Линде,ты относишься с интересом. По дружески. С ней бывает иногда легко. Иногда трудно. Девчонка настроения. Харпер и Линда постоянно впутывают тебя в свои бабские склоки. Что бесит. Ты с удовольствием готов окотить обеих водой и развести по углам, когда они орут друг на друга при клиентах. Добрый Крис в такие минуты куда-то пропадает. С этими девчонками не соскучишься. И ты волей-не волей привыкаешь к новым переменам.
Ваш персонаж:
Харпер Тирелл. 19 лет. Студентка. Будущий журналист - криминалист. Упрямая. Своевольная. Наглая. Взрывная. Пробивная. Целеустремленная. Шумная. Человек слова и дела. 
Пример вашего поста:

Пример поста

Ее все считают эгоистичной сукой. Навесили клеймо от которого уже не избавиться. Харпер ведёт себя соответственно. Ее ненавидит большинство в этом городе. При чём оправданно. Не ненавидит только всепрощающая Лора. И глядя на Рьюк, она не может не думать о сестре. Лора жалеет всех кроме себя. Не исключено, что когда она о ней узнает, то решит подружиться. И тогда кто у нее, Харпер, останется? Подвал было последним и единственным местом, где она могла чувствовать себя как дома. Но теперь здесь и психануть не где. Потому что из комнаты отдыха персонала, Грант сделал свою комнату и кабинет одновременно. Там везде его вещи. Его фотографии. Книги.
Раньше это была обшарпанная и прокуренная комната. С выцветшими, желтыми обоями. Где-то прожжеными сигаретами были дыры. В комнате уютно помещался один старый диван. Ободранный. Если пройтись по складкам, то можно иногда на "сюрпризы" наткнуться. Например на окурки или презервативы прошлогодней давности. Ещё в комнате был холодильник 90-ых годов. Его дверка почти никогда не закрывалась. Он уже давно не морозил. От него воняло протухшими продуктами. Там хранили всякую хрень. Ещё помещался более-менее новый стол. Стул. Вентиляции не было. И в жару здесь пиздец как воняло. Но тем не менее это было единственным любимым местом персонала, где можно отдохнуть. Курнуть косячок. Выпить пару бутылок пива. Или с кем-нибудь потрахаться.
-Тебе блять слово никто не давал. Иди и убирай свое дерьмо.
Огрызается в ответ на слова Рьюк.
А теперь осталась только подсобка. После того, как Джас ее отметелил, Харпер боится туда спускаться. Крис говорил, что ее кровь до сих пор не отмыли. Психовать и хлопнуть дверью не где. Приходится устраивать скандалы на людях.
Харпер не хочет признаться, что в чем-то они с Линдой похожи. Они могли бы найти общий язык. У них было что-то общее. Общая тьма на двоих. Которая разьедала душу изнутри, разделяя пополам. Харпер как и Линда любит манипулировать чужими жизнями. И есть что-то мазохисткое в получении удовольствия от боли, которую тебе причиняют.
Это та тьма, в которой Харпер боится признаться и которая ее пугает до чертиков. Поэтому она заставляет себя ненавидеть Грин.
Раньше она никогда не доводила его до ярости. И никогда не видела в гневе. Сейчас он стоит перед ней. Его лицо,если можно было так сказать, становится пунцовым от возмущения. Пытается повысить голос. Харпер только эффектно зевает. Затем кулаком подпирает подбородок.
-Тебе не стыдно орать в присутствии клиентов и персонала? Что они о тебе подумают? Я вот думаю, что чай у вас дерьмовый.
Она говорит это спокойным тоном в то время, как ее объект ненависти Холла передразнивает.
Грин права:они никогда не найдут общий язык. Харпер даже пытаться это сделать не будет.
-Просить ЭТУ принести новый не буду. Она даже чай не может нормальный сделать. Или налить готовый кофе. Ты бы хоть драйв-тест устраивал,когда на работу нанимал.Слушай,я бы ещё на месте клиентов требовала предъявить справку от нарколога. Мало ли какую заразу можно от нее подцепить.
[indent] С каждой фразой она повышает голос.  Специально,чтобы другие ее услышали. Харпер сидит спокойно. Сложив ногу на ногу. И кажется, что сильно увлеклась завуалированными оскорблениями. Если в первый раз была просто ответная реакция, то сейчас она конкретно нарывалась. Провоцируя Грин. Ей нужно было выпустить пар.
-А у нее есть прививки? Я бы на твоём месте после нее каждый раз проверялась на наличие триппера. А как вы трахаетесь? Она сверху, а ты снизу?
-Харпер.-Крис ее несколько раз зовёт, предчувствуя, что сейчас начнется пекло,если она не заткнется. Потому что ее слова слышат все. Он просит ее остановиться. Он хочет ее вывести на улицу. Подышать воздухом.Подходит к ней и берет за локоть, заставляя встать. Тирелл отмахивается от него и смотрит на Гранта с Грин.
-Я в порядке! Не лезь! Я просто хочу послушать интересную историю. Слушай,а тебе вообще можно в твоём возрасте? По ЭТОЙ скажешь,что она больше по бабам. Или у вас групповушка? Так вот почему Летиция ушла!
Ей уже сложно было остановиться. Она себя не контролировала. Она не слышала со стороны, что говорит. Раньше Харпер никогда не позволяла себе говорить ничего плохого в адрес Холла.Она даже его бывшую жену не осуждала вслух,хоть та ее сильно бесила.Но сегодня  как с цепи сорвалась.
Крис силой ее выводит из бара под крики.Отводит в гараж. В мастерскую , которая раньше была домом для Марка. Уехавшего сразу после ареста Джаса. Он не забрал свои вещи, боясь,что и его менты могут арестовать. Харпер любила Марка. Она тосковала по нему. И ей было больно. Как физически, так и душевно.
Сев на старую раскладушку, взяв в руки футболку Марка, Харпер положила голову Крису на плечо. И впервые за все время позволила себе дать волю эмоциям. И расплакаться.

Отредактировано Emmie Hewit Wiltson (15-02-2019 09:29:00)

0

62

Форум: http://hide.rusff.ru/
Текст заявки: http://hide.rusff.ru/viewtopic.php?id=13#p358801 - ссылка на заявку
после нашего сына - ты лучшее, что есть в моей жизни. я люблю тебя безмерно, безгранично и трепетно. да, мы разведены, но кто мне запрещал продолжать любить тебя? наша любовь трансформировалась. а та самая любовь, о которой пишут столько романов, от которой бабочки в животе, от которой бьется быстрее сердце, ушла. но разве это плохо? кто вообще сказал, что нельзя ладить после развода? о, да, нам было чертовски плохо, когда мы осознали, что нашему браку конец. мы не шибко сильно понимали, как идти дальше друг без друга, и самое главное - как объяснить сыну, что мама и папа больше не могут быть вместе? и ты знаешь, все наши друзья разводились из-за измен, из-за предательств, из-за проблем, которые были непреодолимы; а мы расстались, потому что действительно между нами больше не было тех былых чувств. я помню тот день, когда мы приняли решение подать документы на развод. сильная привязанность ныла в сердце, а душа разрывалась. мы сидели в обнимку всю ночь, молчали и думали. и потом я поняла, что моя любовь к тебе стала больше, чище, и просто приобрела иной смысл. это было за гранью понимания многих, и все выпытывали у нас, в чем истинная причина? мы не видели смысла объяснять людям то, что им не понять. в жизни бывает, что два человека перестают любить друг друга именно в рамках понимания отношений и брака. все как будто забыли о иных формах любви, которые никто не отменял, но которые были вытеснены из общества. расставание прошло болезненно, конечно. особенно для сына, Томаса. мы вместе переживали его истерики, его побеги из дома, искали его, пытались объяснить. и я надеюсь, что у нас получилось донести главную мысль, что не он виноват в разводе, и что меньше мы его любить не будем. да, было непривычно от мысли, что каждый пойдет своей дорогой, но потом же примирились. у меня нет по отношению к тебе никакого чувства собственничества, да и никогда его не было. я тебе доверяла, доверяю и буду доверять. мы не чужие друг другу люди. мы оба точно знаем, что мы друг за друга горой, что мы не обманем друг друга и не предадим. я твой лучший и близкий друг, который тебе всегда рад, который всегда тебя ждет. ты не вычеркнут из моей жизни, ты не забыт и не брошен. мы все равно будем вместе всегда. и пройдем вместе все испытания, которые нам предоставит жизнь, как и клялись давным-давно друг другу в церкви. я рядом, я люблю тебя, и я тебе предана. ты подарил мне целый мир, счастье, радость, семью, любовь. мы многому научили друг друга, многое дали, многое сказали. мы знаем друг друга, как облупленных. ты знаешь всю мою душу, ты знаешь, какой я бываю в гневе, какой я бываю в грусти. ты видел меня разную и никогда не говорил: «я разочарован». я знаю, что ты можешь быть жестоким, даже в какой-то степени бесчеловечным, но я знаю истинные причины такого поведения. я знаю, какие демоны в тебе живут, и какие из них в отключке, а каких лучше никогда не будить. и я никогда не сказала тебе: «я жалею». мы выбрали друг друга в осознанном возрасте, и, зная детальную и подробную историю жизни каждого, мы знали на что шли. после нашего сына - ты лучшее, что есть в моей жизни. я тебя оберегаю, забочусь о тебе и всегда тебя жду в нашем доме. никто не верит, что бывшие могут ладить. а мы можем. но кто сказал, что это плохо и ненормально? люди привыкли к тому, что им навязали. и наши отношения выходят за рамки того, что многие называют «нормой».


пару фактов из биографии, которые обязательно должны быть в анкете:
1. Родился и вырос в Портленде. По его инициативе Руби переехала в этот город.
2. 2 года встречался с Руби, 13 лет с ней в браке. Есть сын Томас, которому сейчас 15 лет.


- для вашего понимания: не_в_пару, не_в_любовники, т.е. всю эту свистопляску с «люблю-не_люблю-хочу-не_хочу»  проходить не будем. для моего персонажа, как и для вашего, эта история любви закончилась. я просто ищу новые формы отношений, любви и в целом, чувств.
- биография [кроме указанных выше фактов], характер, вкусы, навыки, дальнейшие отношения/браки/влюбленности/увлечения - на ваше усмотрение. придете с парой - ради бога. просьба по характеру: не делайте из него, пожалуйста, морального урода/альфа-самца и т.д. я хочу интересного, живого, многогранного персонажа со своими переживаниями, проблемами, дилеммами, нравами и т.д.
- буду рада вашей активности в развитии сюжета и персонажа. хочу вместе с вами генерировать идеи и развивать прошлые, настоящие и будущие события.
- любите флуды, конкурсы и прочее - ради бога. не любите - я и слова не скажу. мне это не принципиально.
- я открыта к диалогу и готова к обсуждению истории.
- приветствую общение вне форума.
- я не ревнивая в отношении игры и общения, поэтому жду от вас того же.
- адекватность, грамотность, заинтересованность.
- я за честность: не зашел эпизод? закроем. не будем мучить друг друга. не зашла роль? никаких проблем, мирно и тихо расходимся. я не садомазо. никого заставлять мучиться, а уж тем более себя, я не собираюсь.
- желательно, чтобы писали хотя бы один пост в одну-две недели. если приходится ждать больше, то мне уже тяжко, и темп теряется.
- если предыдущие пункты вас сильно не напрягают, не смущают и не пугают, то приходите. все обсудим.
- пишу от 1ого и 3его лица, в среднем 5к-6к символом [могу меньше, могу больше - в зависимости от игры, темпа и насколько сильно нужно раскрытие большого количества деталей]
Ваш персонаж: Руби «Ру» Маргарет Уоттс, 40 лет. Внешность - Эми Адамс. Директор спецпроектов в рекламном агентстве, в ближайшее время будет менять работу. коллекционирует елочные игрушки, есть подборка журналов National Geographic и Vogue. очень сильно любит дом, который она построила вместе с мужем. не общается со своей семьей, но каждый год на дни рождения, Пасху и Рождество шлет родителям открытки. не любит Нью-Йорк. в 19 лет сменила имя - настоящее имя Эмис Делфия Уайтхейд. всю жизнь провела в школах-интернатах. кратко по характеру: благородная, понимающая, быстро перегораемая, горделивая, гостеприимная, долго отходчивая, злопамятная, конструктивная, придирчивая, усидчивая, при большом скоплении народа несговорчивая, чуткая.
Пример вашего поста:

Пример поста

Мне понравилось, как Энди подстегнул эту парочку. Я почувствовала моральное облегчение от того, что мы им утерли нос. Я ехидно улыбнулась и вернулась на свое место. Мой друг не разделял моего раздражения насчет К и Б [уж простите, не могу называть их имена], поскольку не понимал его. Я даже и объяснить не пыталась. Они меня просто раздражали. Как уже ранее говорила: на инстинктивном уровне эти голубки были мне противны. Для успокоения души я никогда не просила Дональда разделять мои чувства насчет эти двух задротов, потому что ему было по большому счету все равно. Они оба существовали сами по себе и не лезли в наши жизни – на том спасибо.
Я села обратно на диван и взяла свой бокал с вином. Я не успела сделать несколько глотков, потому что на середину комнаты вышел наш друг и сообщил весьма интересную, но странную информацию об одной игре. Я восприняла эту затею скептически, потому что фальшь всегда можно распознать, особенно, когда тебя заранее о ней предупреждают. Наш друг не был замечен в каких-то незаконных делах или проблемах с представителями власти. Он был тем самым представителем среднего класса, который разорвал свою пятую точку для того, чтобы обеспечить детям лучшее будущее и себе безбедную старость. На основании всех этих фактов я сложила довольно простую картину, что вряд ли это будет что-то серьезное, хотя он и старался обыграть всю ситуацию так, что жертва будет на волоске от смерти.
Преподнесённое чувство опасности создавало интригу внутри сидящих, а эта парочка задротов уже грезила о победе. У них были горящие глаза, а у женщины задница елозила по дивану, ожидая свистка, чтобы ломануться черти куда и черти зачем.
Я похлопала Энди по плечу, давая ему понять, что все нормально. Я сделала несколько глотков вина.
- Знаешь, вот эти все квесты реальности, которые сейчас очень популярны? – задала я вопрос мужчине. – Наверное, что-то подобное сейчас будет, – я пожала плечами и поджала губы, перекосив их в правую сторону.
Пока мы сидели в ожидании, я перехватила несколько мини-сэндвичей с курицей, погрузившись в свои мысли. Но, как только мне захотелось перебить сушь в горле вином, которое я уже набрала в рот, неожиданно врываются агенты ФБР. От этого эффекта я чуть было не подавилась, едва восстановив после этого дыхание. Мои глаза заслезились, а от сильного кашля лицо стало красным.
Всем нравился представленный театр. Никто не шелохнулся, даже когда типа бандиты схватили хозяина дома и потащили его к выходу, приставив к виску пистолет. Кто-то оживленно на все это смотрел, кто-то допивал пиво/вино, кто-то доедал пиццу и закуску, но никого ничего не смутило.
Когда все стихло, то парочки, сидящие с нами на одном диване пошли кто куда, а мой друг, не теряя времени, принялся обыскивать агентов. Умно, мистер Дональд.
Я подошла к нему, внимательно изучая записку, в которой было написано всего три слова: «Дом, кухня, свет»
Я задумчиво посмотрела другу в глаза. Я поняла по его глазам, что он, как и я, находится в замешательстве. Мы были одни в помещении, поэтому нашего ступора никто не видел.
- Как ты и сказал, что на кухне может на что-то падать свет, но… – протянула я, а затем покачала головой, пытаясь разглядеть в этой бумаге хоть что-то, пытаясь найти в ней подсказку. – Но на кухне много чего освещено, – я хмыкнула и вернула бумагу обратно другу.
- Конечно, это полнейшая дичь, Энди, – я прошла вдоль стеллажа с книгами. – Ну захотелось другу выпендриться, пришел в организацию, где делают такие квесты, заплатил и сказал, чтобы придумали что-то интересное, – спокойно произнесла я, вернувшись обратно к Дональду.
- Ну давай как бы сделаем вид, что мы так заинтересованы в этой игре, что сил нет! – с намеками на воодушевленность и азарт сказала я, хлопнув друга по спине. Я взяла еще раз в руку записку и покрутила ее в руках. В мои глаза что-то бросилось.
- Водяные знаки же еще ставят на бумагах? – как бы невзначай поинтересовалась я, а затем подняла руки вверх таким образом, чтобы вся бумага была засвечена. – Посмотри, – сказала я и указала ногтем на небольшую схему. Схема вела к какому-то тайнику, но только к какому и где? На кухне? Если так порассуждать, то действительно эта небольшая по масштабам схема была похожа на расположение помещений в этом доме, а кухня как раз была в этом направлении: прямо, направо, направо и ты в кухне. К тому же на этой схеме была обозначена «звездочка», где судя по всему находилось то, что поможет нам дальше по продвижению.
- Может это ведет к следующей подсказке? – я передала лист в руки мужчины, а затем скрестила руки на груди, нервно облизав губы. – Вряд ли такие вещи наносятся просто так.
Я дернулась, схватив Энди за плечо, когда откуда не возьмись выскочили эти два дебила. Жена дебила поинтересовалась, нашли мы что-нибудь полезного. Я скривила рот, прикусывая язык. Лучше было промолчать, но я не сдержалась.
- А вы нашли что-нибудь? – язвительно поинтересовалась я.
Муж дебилки вмешался, почувствовав мое пристрастное и негативное отношение к ним. Он утихомирил напряжение, возникшее между мной и ими, переведя все в шутку. К обратила внимание, что у нас в руках есть бумага. Я выхватила ее быстрее, чем успела схватить она, а затем показала ей «фиг».
- Дуля вам! – сказала я напоследок и стремительно пошла на кухню, застучав каблуками. Я чувствовала в этой парочке что-то ненормальное и странное, поэтому мне захотелось избавить себя от их общества.
Я зашла в кухню и включила свет, чтобы поискать следующую подсказку. Следом за мной пришел друг, и я махнула рукой, таким образом, сказав ему: «На меня внимания не обращай».
- Здесь много ламп падают на предметы, – а затем Энди сказал то, что я хотела продолжить. – Вот именно! Ищем предметы или предмет, обозначенный звездочкой.
Я ходила по кухню, приглядываясь к столешницам, к шкафчикам, к стульям. Не было бы здесь ничего такого, за что можно было зацепиться и расценить, как подсказку. Волосы мне мешались: лезли в рот, в глаза, закрывали обзор, когда я рассматривала нижние шкафчики на предмет подсказки. Я вытащила из кармана своего пудро-розового пиджака резинку для волосы и сделала небрежный пучок на голове.
- У меня глухарь, Энди, – расстроенно сказала я, а затем увидела ежедневник в углу столешницы. Я взяла его в руки. Он был тяжелее, чем положено органайзеру. Я оглядела его, пощупала обложку. Мои пальцы почувствовали что-то твердое. Я открыла его, и обложка перевешивалась. Это натолкнуло меня на мысли, что внутри действительно что-то спрятано. Взяв страницы ежедневника, я быстро пролистала их, чтобы найти хоть одну запись. Но по всем фронтам был облом. Этот предмет был новым. 
Я обернулась и показала другу найденный мною предмет.
- Там что-то спрятано, а еще он пустой, то есть он куплен специально, – подвела я итоги, увидев по лицу Дональда, что он тоже нашел что-то интересное. Теперь нам оставалось связать найденные нами находки. Теперь мне это не казалось чем-то глупым и незатейливым.

Отредактировано Abigail (15-02-2019 17:13:32)

+2

63

Форум: MEMORY LANE
Текст заявки:

Ты принёс в нашу семью только разочарование, больной ублюдок. Живёшь от срока к сроку, тюрьма для тебя - дом родной, ты там как рыба в воде, а когда возвращаешься в семью, становишься лишним. Тебя не любят и, скорее ненавидят, потому что ты тот ещё отброс. Сколько денег ты протратил на выпивку, когда они нужны были твоему сыну, попавшему в больницу? Тебе срать на это, как и на детей. Даже имена запомнить не можешь, даже не пытаешься, но тебя терпят из страха, который ты внушал всю жизнь, избивая жену, детей и бабушку.
От тебя несёт травкой и дешёвым алкоголем, под рукой пушка, ты уверен только в ней и том, что замочишь любого, кто встанет на твоём пути. Опасный еблан, возомнивший себя королём. Но твоё королевство - загаженная маленькая квартирка бабушки, которая воспитала нас, ты же забивал хуй, плодя малолетних преступников.
У тебя неверная жена. Стоит тебе в очередной раз сесть, попавшись на преступлении, она уходит из дома к любовнику и возвращается лишь из страха, что ты от неё даже мокрого места не оставишь. Твои дети выросли, не зная, что такое отцовская забота, и им похер, потому что кому ты сдался вообще?
Моя сестра Риа начала другую жизнь, вдали от дома, брат сел, а я, когда ты вернулся, почему-то начал верить тебе. Лапшу на уши ты вешаешь профессионально, тебе бы с таким талантом в политику сунуться, но ты бежишь, сломя голову, услышав вдалеке сирену полицейской машины. Ты научил меня воровать, и я скатился. И если я не могу и не хочу возражать, то у сестры и брата на твой счёт другое мнение.
У тебя есть брат. Он успешнее и богаче тебя, но всего этого он, как и все Торресы, добился чёрной работёнкой. Он судья, у него есть жена и две дочери, которых он любит, а ты просто местное уёбище, которое ничего хорошего не сделало за всю жизнь.


Не против общения вне форума. В любом случае, попрошу оставить способ связи, чтобы связаться при необходимости.
На счёт "мало графики" не переживай - закажу тебе у наших графистов, наряжу за свой счёт, только найдись и не пропадай.
Внешность принципиальна.

Ваш персонаж: уличный вор, подсевший на иглу и ввязавшийся в какую-то муть из-за отца
Пример вашего поста:

Пример поста

Решительность дана не каждому, но меня она не обошла стороной. Даже когда следовало остановиться, сделать шаг назад, я продолжал идти напролом, не сомневаясь в своих действиях. Только в тот день, когда отец предложил мне начать зарабатывать настоящие деньги, а не эти центы в Макдаке за уборку зала, я задумался, всего на пару секунд, может, меньше, но затем сказал, что хочу попробовать. Я всегда старался обходить тёмные подворотни жизни, не заглядывать за дверь, на которой чётко и ясно написано: "Преступления". Меня так учили и брат, и бабушка, и даже те комиксы, которые я пару недель назад убрал в коробки, чтобы отец не подумал, что я ни на что не годный сосунок с не обсохшим молоком на губах.
Отец никогда так не общался со мной, как теперь, когда Малик мотает срок, а бабушка постоянно болеет и не хочет даже говорить в его присутствии. Словно кто-то дал ключ от двери, в которую я долбился со всех сил, и теперь я хочу взять и вынести всё, что находится за ней, чего бы мне это ни стоило. На прошлой неделе он протянул мне пачку сигарет и позвал смотреть бейсбол, и я присоединился, хотя этот вид спорта не понимаю и не курю. И, чёрт побери, мне понравилось и то, и другое, я понял, как круто, когда в доме есть отец, которому не всё равно.
Отказывался от других дел, но почему-то клюнул на воровство. Батя тогда очень складно говорил, а я верил, развесив уши. Запоминал его слова лучше, чем то, о чём нам в школе рассказывали, и ведь я хорошист, не отличник, но у меня есть все шансы на поступление в колледж и хорошую жизнь подальше от саут сайда. "Не мы воруем, это у нас воруют всю жизнь, с самых пелёнок. Платим, даже карманы закрывать не успеваем, как снова приходится за что-то платить: налоги, штрафы, счета за квартиру, воду, свет. Мы не можем сопротивляться, а если пытаемся, приходится платить ещё больше. Так где взять денег? Сидим в нищите, делим последний кусок хлеба на всю семью, пока эти ублюдки в костюмах протирают жопы в офисах, говоря, что служат стране. А мы что? Не часть этой ёбаной страны? Нам тоже нужны деньги, чтобы наши дети могли позволить себе одежду не от их старших братьев или сестёр, а из магазинов, даже недорогих. Сын..." После этого слова я задумчиво выдохнул, сбавляя обороты воодушевления, потому что начал чувствовать, как проникся глубоким уважением к отцу и его словам. Старик сыном меня не называл, даже имя толком запомнить не мог, я всю жизнь был для него то Джоном, то Джорданом, а тут прям охренел конкретно и пропустил часть того, что он мне втирал. "...Как сраный Робин Гуд. Он же для бедных воровал? Мы тоже бедные, нам тоже нужны эти деньги".
Постепенно его проповедь свелась к тому, что он предложил научить залезать в карманы других людей, и я не смог отказаться. Отец показывал что и как, тренировал лучше моего школьного тренера по баскетболу. У нас даже появилась традиция: вытащу у него из кармана десятку - она моя, а если поймает, то весь день бегаю по его поручениям, типа пива принести или сигарет купить. Мне нравилось, очень, я чувствовал себя шпионом, даже фильмы подобающие смотрел, чтобы подзадорить себя, ещё сильнее убедить, что это круто. А взамен меня хвалил отец, и этого было достаточно, чтобы я продолжал.
Начинал с мелких дел, типа в автобусе или метро сумку подрезать, кошелёк свинтить, потом стало сложнее. Понял, что палюсь, когда с ножом в кармане шастаю и, вытащив наличку, кошельки "случайно" роняю. Начал думать, как обойтись без этого, практиковался. Как же радовался, когда за неделю собрал около трёх сотен баксов! И отец сидел на ушах, говоря, что пора искать точки, на которые буду приходить время от времени, потому что в метро эту тему быстро секут, могут поймать с поличным, а делать всё нужно внезапно, когда люди суетятся и беспокоятся только о себе, а не об ограбленной девушке или зазевавшемся толстяке с галстуком, который стоит больше всего моего гардероба.
Отмечал на онлайн-карте места, где и в какое время больше навара получить можно, даже, незаметно для себя, школу прогуливать начал, лишь бы больше бабок в дом принести и похвастаться перед отцом, пока бабушка неодобрительно качает головой и уходит в свою комнату. Люблю её, она меня и брата всю жизнь воспитывала, но я и так все шестнадцать лет старался быть правильным, поступать по совести, только теперь у меня есть отец, который показывает, что на самом деле правильно, а что нет.
Как-то вернулся на одно место. Порой приходится долго ошиваться поблизости, присматриваясь к людям, к тому, кто как одет. Даже бренды различать научился, чтобы не путать оригинал с подделками, но иногда было сложно, потому что те, кто одевается богато, чаще оказываются без цента за душой, а люди в шмотках аля "я украл эти джинсы у мёртвого бомжа" - богатыми. Только вот в тот день у меня ещё были дела - тренировка, поход в кино с этой шмарой, которую на прошлой неделе пришлось чуть ли не за волосы вытаскивать с тусы у капитана нашей команды. Так что я решил не заморачиваться, чтобы время не терять, и уже через минут двадцать скрылся за ближайшим поворотом с сумкой какой-то курицы в руках.
Кошельки, сумки и всё такое оставлять при себе нельзя, так отец учил, а ученик я хороший, поэтому остановился в соседнем квартале между домами и стал разгребать барахло.
Я испугался. Правда, пересрался похлеще дошкольника, свалившегося кубарем с кровати. Хотел было отцу позвонить, признаться, что где-то накосячил, и кто-то вышел на меня, но кому захочется подрывать свой, даже малый, авторитет? Решил ничего не говорить, на время залечь на дно, хотя бы на пару дней, а потом сменить точки и вернуться в прежний режим. Пару раз порывался выбросить телефон и записку, а лучше сжечь где-нибудь, но останавливался. Если бы это был кто-то из полиции или типа того, меня бы уже давно за руку поймали, чего время тянуть? А тут предлагают заработать...
Думал тогда не о себе, а том, что если притащу домой с одной "прогулки" кучу бабла, отец будет мной гордиться, так что рискнул, позвонил, набрав номер и без приветствий и разъяснений спросил, что мне нужно сделать.

0

64

поднимаю
Форум: (ссылка в виде названия)
http://purpleline.rusff.ru/viewtopic.php?id=9#p132431
http://sacramentolife.ru/viewtopic.php? … 2#p2829506
Текст заявки: (в свободной форме)

корея

ji chang wook
Только смотреть, прикасаться лишь за отдельную плату и с согласия девушки - вот какое правило существует в заведении, где я работаю. Так было всегда, никто не осмеливался его нарушать, потому что знал, что с хозяином шутки плохи. К тому же, везде стоит видео наблюдение, даже в туалете, пусть и с тепловизором. Стоит только кому-то распустить руки, как он тут же доложит кому надо.

В тот вечер мы с девчонками, как обычно попрощались и разошлись каждая в свою сторону. До метро оставалось совсем ничего, вот только по дороге меня перехватили, затащили в темный переулок и начали делать то, чего мой брат так сильно боялся. Лица не было видно, да и в тот момент, когда чужие холодные руки скользили по телу, было не до этого. Я только и делала, что пыталась вырваться и позвать на помощь. Но все было бесполезно. Возможность говорить у меня отобрали. Кажется, он даже был не один. Теперь уже точно не вспомнить. Я помню только как они практически добились того, чего хотели, но кто-то вмешался. За несколько минут, незнакомцы уже лежали. А передо мной стоял другой человек, который долго не решался присесть рядом. Протянутая рука вызывала недоверие, но что-то подсказало, что я могу ее принять.

Теплый пиджак оказался на плечах, а парень уже вызывал полицию. Только через какое-то время, когда я смогла прийти в себя, я узнала в этом парне охранника из клуба. Тебя, Чжи Чан Ук. Полицейские приехали быстро, пытались взять показания, но каждый раз, как только я пыталась вспомнить, руки начинали дрожать как и все тело. Мне предложили поехать домой, но я наотрез отказывалась, не понимая, что больше идти мне некуда. И тогда ты предложил переночевать у тебя. С одной стороны, было страшно ехать в дом к незнакомому человеку, с другой, это было лучше, чем объяснять брату непонятно откуда взявшиеся синяки на руках и дрожь во всем теле. Но то, что произошло со мной цветочки по сравнению с тем, что случилось с тобой.

Убитый на твоих глазах отец. Сошедшая с ума мать. Тетя, что вечно упрекала во всем, что бы ты ни сделал и напоминала каждый день, где твое место. Все это сделало тебя замкнутым и холодным человеком, что никак не хотел впускать никого в свой мир. Вместо университета армия, а после горячие точки где-то в Ираке. Полученная травма и отстранение от службы. Бросившая девушка в тот момент, когда мать покинула этот мир и не осталось никого, кого бы волновала твоя жизнь. Устройство на работу в частный клуб, где неплохо платили, по знакомству. Твой дом был холодным, грязным и заброшенным. Как оказалось, как вся твоя жизнь...

Мне кажется, что мы похожи. Мне кажется, что тогда, когда ты решил помочь мне, ты помог и себе самому. Одиночество убивает, и мне кажется, что я могу тебя спасти.

Европа

имя: Филип Мур | Philip Moore
внешность: Дэн Стивенс | Dan Stevens
возраст: 32 y.o.
отношения: босс, будущий парень
связь: лс | гостевая и прочее
Мерное тиканье часов наполняет комнату, что погружена в полумрак. Мужчина сидит в кресле напротив окна и сжимает свою опущенную голову в руках. Его мучают головные боли, постоянные головные боли от давления, которое на него оказывает отец, сестра, мать. Все требуют слишком многого, все хотят видеть его идеальным, и он старается изо всех сил, потому что такой уж он человек. Филип хочет признания от старшего Мура, хочет, чтобы он, наконец, увидел в нем человека, а не только наследника. Но на всех семейных ужинах и обедах главу семьи интересовали лишь статистика компании и стратегия ее дальнейшего развития. Филип устал, ему хочется, чтобы кто-то искренне интересовался именно им, его чувствами, мыслями, а не только его работой. Возможно, что Элли именно тот человек, который ему нужен... Уже целый год я смотрю на табличку вашего кабинета и контролирую посетителей, которые заходят туда. Если вы говорите не пускать, я не пускаю, если говорите послать, я вежливо улыбаюсь и говорю, чтобы сотрудник зашел позже. Вы берете меня на каждую встречу и поручаете готовиться к ним, запоминая имена и краткую биографию. Если бы я училась в медицинском университет, уверена, что тогда бы в моей голове было куда меньше информации. Но мне нравится моя работа, спасибо, что доверили мне ее. Я помню, как проходила конкурс и понятия не имею, почему вы выбрали именно мою кандидатуру, ведь внешне я была похожу на студентку филфака, которая проводит все выходные дома за книгой. Не скажу, что это не правда, но все же, думаю, вам нужна была другая девушка. Которая была бы лицом вашей фирмы, ведь прежде чем попасть в ваш кабинет они видят меня. Но эта проблема показалась вам пустяковой, хотя я до сих пор не могу до конца понять, что твориться в вашей голове. В офисе все шепчутся и пускают слухи, что мы любовники, иначе бы я не получила такую работу в столь юном возрасте. Но стоит вам взглянуть в их сторону, как сплетники тут же замолкают и на какое-то время утихают. Вы заботитесь обо мне, хотя чаще всего отчитывайте за малейшие проступки, пытаетесь сделать из меня идеальную помощницу, и я готова трудиться, потому что мне нравится решать задачи, что вы ставите передо мной. Я привыкла. Привыкла задерживаться допоздна, отвечать на звонки в свои выходные. Кажется, я стала жить своей работой, но чаще всего, когда вы звоните мне во вне рабочее время, говорите совершенно о посторонних вещах. В чем причина, мистер Мур? В чем причина того, что с каждым днем я замечаю, что ваши глаза кажутся мне красивее, чем вчера? Почему мне с каждым днем хочется видеть вас как можно дольше? Почему, когда вижу вас с другой, чувствую что-то странное внутри? Я одергиваю себя каждый раз, когда в сердце что-то екает, но это продолжается из раза в раз. А вы впускайте меня в свою дом, даете узнать о вас, как о человеке все больше и больше.

Ваш персонаж: Корея: Со Юна, танцовщица в частном клубе, ее семья в долгах, как в шелках, 23 года.
Европа: Элли Хастлер, помощница директора телевизионной компании, приемный ребенок в семье, девушка романтичная и трудолюбивая, 24 года
Пример вашего поста:

Пример поста

В какой-то момент она просто не выдержала и все же посмотрела на Тони с навернувшимися на глаза слезами. Она, кажется, даже забыла как дышать. Было ощущение, будто кто-то сдавил ей легкие и не давал делать вдоха. Она лишь сглотнула неприятный тугой ком в горле, но продолжала молчать. Наверное, на нее все еще действовали его слова, но она и так бы ничего сказать не смогла - язык ее совершенно не слушался. Она только и делала, что всхлипывала, прокручивая в голове страшную картину увиденного. В ее голове начинали зарождаться сомнения. А вдруг она просто не помнит? Что если она действительно кого-то убила? Что если она была в состоянии аффекта или под воздействием каких-то веществ? Но она ничего никогда в своей жизни не принимала. Она была уверена на все сто, что она этого не делала. Но вот вопрос - поверит ли в это он? Сон Хи теперь украдкой подглядывала на сосредоточенное лицо адвоката, глаз он не поднимал, только и делал, что изучал материалы дела. В этот раз никаких шуток, в этот раз встреча была черствой и холодной, без всяких шуточек и издевательств друг над другом. Но она задалась тем же вопросом, что и в прошлый раз. Зачем ты это делаешь? Зачем помогаешь? Почему просто не сделаешь вид, что тебя это не касается? Почему ты сидишь здесь? Я же тебе не нравлюсь. Я же чистое зло. И ты абсолютно прав на мой счет. Я действительно монстр, а никакая не принцесса. Девушка снова опустила взгляд. Если подумать, она осталась одна. Без защиты. Без друзей. Без поддержки. Ее снова бросили. Все. Кроме одного человека, которого она совершенно не знает. Как и он не знает ее. Она бы с радостью отмотала время назад, чтобы исправить свои собственные ошибки.
Ли Сон Хи даже представила себе этот момент. Сейчас она могла бы быть дома. Мама сидела бы на кухне и чистила овощи, а сама девушка сидела бы рядом с ней. Они бы болтали об отце, рассказывали друг другу смешные истории или слушали бы телевизор, который работал в гостиной. Младшая сестра бы вечно подбегала к старшей и задавала вопросы о мальчишках. Она всегда так делала. А Сон Хи пыталась помочь, давала советы. Вот ирония, она ведь сама совсем ничего не понимала в отношениях, она не умела их строить и сохранять.
Ли Сон Хи была на гране истерического смеха. Все это напоминала сюжет какой-то дорамы. Слова на нее действовали. Слова ее не успокаивали. Только мимолетное прикосновение, которое, казалось, длилось вечность смогло смягчить острый страх, который покалывал кончики пальцев и виски. Тепло сразу разлилось по всему телу. Кореянка только сейчас поняла, что действительно замерзла. Когда она выходила из душного офиса, она никак не рассчитывала, что будет сидеть почти сутки в холодной камере, поэтому на ней была легкая блузка, которая совсем не грела. Пальцы коснулись ткани, и она почувствовала что-то новое. Что-то еще помимо холода и ужаса, который отбирал способность здраво мыслить.
- Спа... - она не успела поблагодарить, на этот раз Конли перешел сразу к делу, не поднимая посторонние темы и вопрос об оплате. Боже, да она же не сможет оплатить его услуги. На этот раз дело куда серьезнее, и она боялась, что он сдастся прямо сейчас и бросит ее здесь одну. От подобной мысли девушка вскочила со своего места. Удивила и даже слегка напугала адвоката, который смотрел на нее ошарашенными глазами и теперь молчал, закончив давать Сон Хи нужные инструкции, которым она должна следовать при допросе. Ей было больно, что он совершенно не спрашивает ее о совершенном поступке. Не пытается выяснить сделала она то, что на нее хотели повесить или же не делала. Ей казалось, что он не верит, что она могла кого-то лишить жизни. Но с другой стороны он мог просто выполнять свою работу исходя из собственной выгоды. Прагматичное мышление, выработанное годами давало о себе знать. И Сон Хи сама не могла поверить в то, что он просто хочет помочь.
- В этот раз я не смогу оплатить. У меня просто не хватит денег. Но я заработаю и отдам все по частям. Просто дайте мне время. Не бросайте меня, прошу, - она практически сорвалась на плач в голос, но держалась. Подбородок еле заметно дрожал, а глаза с надеждой смотрели на мужчину. Он был ее единственным шансом. Если сейчас он наплюнет на все и уйдет, она пропала. Государственные адвокаты слишком мало получают, чтобы выполнять свою работу на совесть. Так что защищать он ее, по сути, даже не будет. Скажет пару дежурных фраз, а после оглашения приговора пойдет пить кофе с коллегами и смеяться над своей же подзащитной, которая будет отбывать наказание в соответствующем месте. Сон Хи понимала, что не выживет там. Она знала, что будет бороться, но люди, которые сидели за настоящее убийство вряд ли будут с ней сюсюкаться. А с учетом того, что она не Американка...
- Я этого не делала. Я пришла домой, а он уже лежал там. Я никогда не видела трупов вживую, только на фотографиях или в фильмах. Я просто...Я испугалась. Но я его не убивала. Я даже не знаю, кто он такой. Я говорю правду... - этот нескончаемый поток слов прекратился только тогда, когда она вспомнила о том, что заходила в магазин. - Прежде, чем вернуться, я была в магазине. Кассир может подтвердить это. И у меня должен остаться чек в сумке. Он должен быть там, я уверена!
- Ваше время истекло, - Ли Сон Хи кинула испуганный взгляд на полицейского, который зашел в комнату, а потом на Тони.
Девушка сделала пару шагов, но в какой-то момент у нее резко закружилась голова, и она оперлась на стол. Сделала глубокий вдох и прикрыла на несколько секунд глаза, прокручивая еще раз все, что сказал ей Тони. Она сделает все так, как он сказал. У нее нет выбора. Теперь ей придется довериться человеку, которого она видела всего лишь раз в своей жизни и знала лишь его имя и профессию.

Почему-то она думала, что они пойдут в другую комнату, потому что здесь практически не было воздуха. Наверное, это сделали не просто так, а для того, чтобы обвиняемый просто захотел побыстрее отсюда выйти и признался не осознавая того, что делает. Хотя представить такое было довольно сложно. Наручники ей все же сняли под ответственность Энтони Конли. Так что теперь Сон Хи хотя бы не чувствовала себя настоящей заключенной.
- Мужчина был найдет в вашей квартире. Нам позвонила ваша соседка и сообщила о трупе ровно в 22:30. Она сказала, что вы сидели на полу и в ваших руках был нож, который был в крови. Мы нашли его в вашей квартире, - они положили улику в пакете перед Сон Хи, а та только и могла что смотреть на него и ничего не могла ответить. Молчала. Делала так, как сказал ей Тони.
Офицер решил выложить все и сразу, чтобы довести уровень стресса девушки до предела. Тогда она могла во всем сознаться, но она не сделала этого тогда, не сделает этого и сейчас.
- Нет смысла отрицать, что ты убила его. На этом ноже нашли твои пальчики, так что в этот раз ты просто так не отделаешься. Тебе лучше признаться во всем. Тогда твое наказание будет менее жестким, - девушка все еще продолжала молчать, а мужчина начал нервно стучать по столу пальцами. - Послушай. У нас есть свидетели. У нас есть орудие убийства. Это все осталось только отдать судье и тогда приговор будет окончательным. Ты понимаешь, что после того, как ты отсидишь за убийство, твоя жизнь закончиться? - а разве она уже не закончилась? Какая разница, какое ее ждет наказание? Судимость она и есть судимость. Ли Сон Хи все еще продолжала молчать, лишь нижняя губа дрожала, а пальцы снова стали холодными.
Полицейский закипал как чайник. Гляди того засвистит. Но вместо свиста кореянка услышала громкий стук кулака по столу.
- Признайся! Нет смысла тратить наше время! Ты знала жертву, у тебя были с ним конфликты. Вы часто громко спорили на работе. За это ты его и убила, верно?!
- Я... - Ли Сон Хи нашла в себе силы оторвать взгляд от столешницы и посмотреть на офицера, а тот заметно притих и, кажется, даже улыбнулся, - никого не убивала.
Еще один громкий стук. На этот раз девушка уже не сдержалась и вздрогнула, приоткрыв губы и была готова вскрикнуть.

0

65

Текст заявки:
доброй ночи. я, последнее время, как то самое в проруби. скитаюсь, но как-то бесцельно и одиноко. и, к сожалению, с соигроками не совсем ладится. так что, собственно, снова тут и снова в поиске.
чего мне сейчас хочется? кушать стекло, сгорать, ненавидеть и любить. я с удовольствием буду развивать персонажа в разных направлениях, но сконцентрироваться хочу на личной сюжетной линии. у меня есть зарисовки, есть даже форум на примете, но я не вижу смысла растекаться водой по дереву (потому что в девяти случаях из десяти мои заявки вовсе не находят никакого отклика).
сейчас сужаю круг поиска - играю я слэш (хотя не только его, конечно же; в дальнейшем, вполне возможно, мы дойдем до фемслэша или гета, но пока только слэш) и, на данный момент, корейцами (аналогичная ситуация - в дальнейшем все вполне возможно), но это совсем необязательно форумы по корее (даже наоборот, предпочтение я отдаю все же европейским реалам). если вы пролетаете по какому-то пункту (а, быть может, по обоим?), но все равно хотите меня усыновить, то я с удовольствием введу вас в курс дела. главное - желание.
вот так коротко, скомкано и в пять утра. жду и надеюсь на чудо~
Пример вашего поста:

Пример поста

как и заведено, доколе есть надежда, криком Исава никто не возмущается, вместе с достойно есть и символом веры, он выучивает строки о душеполезности наказаний паррутенами еще до того, когда на него впервые обрушивается тяжелая отцовская ладонь, вымазанная в жире и специях огненных доритос. до того, когда он достаточно взрослый, чтобы начать внимать - так заведено; кричи не кричи, легче тебе не станет. в случае с Ревеккой лучше заткнуться и успокоиться до шоу Опры и вечернего ранде-ву с товаркой у мусоропровода. дневного аперитива, как правило из плодов сумаховых и чего-то, что Бог ниспошлет в эту дыру смочить горло; главное, чтобы по желтому ценнику и чтобы обжигающе-приятно согревало глотку после вчерашнего «я сорвала голос, пока пыталась достучаться до вас, тупые лбы». вот почему Едом больше не пытается смотреть на мир сквозь растопыренную пятерню, робко щурясь при каждом своем неудобном вздохе и выдохе. смирившись с неизбежностью положения, Исав страдает по-христиански, подставляет вторую щеку, но действует наперекор. думает наперекор и живет, в общем-то, тоже наперекор, а на каждое хлесткое высказывание, выплюнутое в лицо силится пожать онемевшими плечами.

- нормально, - вторит себе Исав в попытке сфокусировать взгляд на обуви, которая вдруг оказывается невыносимо близко к лицу; он одну за другой делает попытки понять, что хочет услышать парень напротив. так же, как и все время до этого - слепо угадать, какое слово будет правильным. когда кровь разжижает алкоголь, а крошки порошка активно всасываются в стенки желудка, сделать это сложнее - невозможно.

- хорошие туфли, мне нравятся, - неуверенно начинает Едом, потирая шею; мнется с ноги на ногу, пока в голову не бьет ключевая мысль. теперь все кажется очевидным, и глупый красный, в общем-то, едва ли такой глупый, на некоторое время его даже вновь одолевает неловкость. физическая этой ночью потребность двигаться прошибает каждую клетку его тела, и Исав склоняется к ноге парня, упорно делает вид, будто оценивает масштаб трагедии, а после цокает языком и говорит:

- не переживай, всего пара капель. вытрешь, и будут как новенькие.

падение Исава - триптих, каждая его часть разъезжается, словно пойманная в объектив модульной картины. удар по ноге приходится внезапно, и его шаткое тело не выдерживает, падает легко и шумно, поднимая лепестки едва-едва выпавшего снега. Едом застывает на земле с выдержкой истинного святого мученика, готовый принять на себя удар всех ниспосланных испытаний Господних - побелевших костяшек запутавшегося Каина, сжигаемого слепым гневом Кабиля, которого Исав простил уже за несколько минут до.

носком ботинка навадник разворачивает прикрывающего голову Едома. отнимая руки от лица, он вновь находит себя улыбающимся, сдавленно смеющимся и подсознательно требующим еще, Исав знает; с молоком матери он впитал то, что истинна лишь боль - вот что отождествляет любовь на самом деле. он прикрывает глаза, когда кулак разворачивает лицо в профиль, ему больно, но гримасы красный не корчит. вместо этого кидает в лицо Кабиля усмешку, потому что глупый наследник райского престола еще не понимает, как просто было влюбить его в себя - требовалось лишь быть собой.

Едом, в свою очередь, еще не понимает, как будет раскалываться голова завтра; как рассеченная губа будет саднить, а вывернутое предплечье придет в негодность на несколько дней. не понимает, что яблоко Нико всего лишь отсрочка и троянский конь - ударит сильнее, чем плеть хозяина рабочего дома.

Исав кидает в лицо Кабиля усмешку и напоминает себе: блаженны забывающие, ибо не помнят они своих собственных ошибок и литраж, который закачали внутрь себя в ночь с пятницы на субботу.

спасает Едома не Моисей. Исав не может сказать наверняка, что происходит вокруг, пока он пытается сосчитать количество несуществующих звезд на ярком ночном небе, пока игнорирует протянутую руку и пока, наконец, его не поднимают насильно. он шевелит губами, но вместо членораздельных звуков изо-рта вырывается лишь сдавленное мычание. выбитая из-под джинс рубашка теперь разодрана, но Голуба это мало волнует; он тихо крадется следом, едва морща лоб от накатывающей тошноты и прибывающей ноющей боли.

- моя подруга, - слово - осечка. Мейзи-Дейзи Исаву не подруга, он даже не знает, где она живет и куда пропала после того, как оставила его одного в гуще шумной толпы; оставила, как Трейси и Ревекка - дай Бог, если навсегда. он не знает, где оступился, какой шаг или какая фраза могла ее ранить, но когда Исав падает на переднее сиденье, Мейзи - последнее, что его теперь волнует.

- я Исав, - он подает голос, когда машина трогается с места и выруливает на восьмое авеню, - перекресток западной сто двадцать семь и адама клейтона, там недалеко классный ресторан доминиканской кухни. боже, как есть хочется, - не упоминай имя Господа всуе, - мы можем включить музыку?

не дожидаясь ответа, Едом тянет трясущиеся пальцы к панели управления, пытаясь попасть по кнопке запуска приемника; первая проблема, с которой он сталкивается - взгляд все еще расфокусирован. вот почему Исав остервенело жмет все мягкое, что попадается под руку, пока из колонок наконец не вырываются первые хриплые звуки ротирующейся на радиостанции песни. содержания красный не знает, да и слышит ее впервые, но сразу же входит во вкус, начиная качать головой в такт вновь наполняющим опустевший сосуд битам.

заворачивая у хилтона, он чувствует, как неприятный комок вновь его душит. руками шарит по внутренней стороне дверцы в поиске небольшого рычага и давит на стеклоподъемник, удрученно слушая, как медленно и протяжно визжит стекло, съезжая вниз. Исав подается вперед и по пояс высовывается в открытое окно, жадно вдыхая морозный воздух, пока тошнота не начинает отступать, после чего вновь падает в салон и вполоборота разворачивается к водителю.

- я познакомился с парнем, который дал мне таблетку от головы, - говорит, - смешивать лекарство с алкоголем было, наверное, не самой хорошей идеей, да? говорят, моя мать так и умерла. тронулась головой и выпила таблетки с водкой. она вообще любила выпить, а отец от горя с ума сходит, так что тебе лучше не заходить, ладно? он рвет и мечет, когда ему кто-нибудь на глаза попадается, готов зубами кадык выгрызть.

за несколько миль до Гарлема Исав чувствует запах, к которому привык с детства. кислые отходы китайский забегаловок и смрад прорванных труб канализации, нейтрализовать который возможно лишь перелопатив весь Нью-Йорк к чертям собачьим. минуя тропикал гриль, Едом жадно сглатывает и начинает осознавать, насколько сильно он действительно хочет есть.

- тот дом, у баптистской церкви, - пальцем Голуб тычет на серый праджект, который мало чем отличается от любого другого в округе, а затем шумно шлепает парня по колену ладонью, - знаешь… думаю, отец уже спит. мы можем зайти и почистить твою обувь. и поесть чего-нибудь, умираю с голоду.

0

66

-

Текст заявки: м+м.
Хотелось бы красиво обыграть какой-то незамысловатый сюжет молодыми персонажами. Вот пара-тройка набросков:
1) Они знакомы со школы, и их отношения никак нельзя назвать хорошими. Подростковая влюбленность и последующий отказ глубоко ранили и ожесточили их друг против друга: один не мог простить за то, что его чувства отвергли, а другой не мог принять такую ненормальную форму любви и не нашел ничего лучше открытых насмешек. Неожиданный поворот судьбы спустя семь лет снова сводит их лицом к лицу. Смогут ли они забыть о перипетиях прошлого и работать сообща? (Туду-ду-дун, интрига)
Ну, тут можно рассмотреть взаимодействия прокурора и адвоката, совместную работу в полиции и расследование дела, или вообще вплести спорт, к примеру, сборная команда по плаванию отправляется на чемпионат.

2) Второй курс университета, весна. Ты такой неприступный, что я не могу найти в себе смелости даже заговорить с тобой. По вечерам я наблюдаю за твоим окном; ты думаешь, что живёшь высоко, и тебе не нужно задергивать шторы, когда ты выходишь из ванной. Но мне этого мало, я хочу, чтобы ты меня заметил. Забавная штука - встроенная видеокамера, ты думаешь, что раз ты ее не включил, то все в порядке, но это не так. Раз решившись, я не могу отказаться от постоянного наблюдения за тобой, и вот уже в один прекрасный вечер на компе у меня сохранены сотни скриншотов и провокационное видео.
Не хотелось бы, чтобы эта история вышла мрачной и грязной. Не знаю, можно ли будет здесь как-то извернуться и закончить все счастливо? Может быть, жертве в конце концов понравится эта роль? Может быть, все зайдет не так далеко, и выльется всего лишь в безобидную шутку? А, может, этого хакера вообще раскроют на следующий день?

3) Франция? Просто французы? Один француз? Короче говоря, я хочу, чтобы они были такие же сумасшедшие, раскрепощенные, загадочные и совершенно непонятные, как эти наши грассирующие товарищи. Две творческие натуры, пусть они рисуют, поют, танцуют, или все одновременно. Пусть они спят со всеми напропалую, флиртуют, целуют первых встречных, но никогда - не один другого. Просто потому, что творчество питает голод, и этот голод они видят друг в друге. Здесь это не то, чтобы сюжет, скорее только фон для него, но, быть может, у вас есть какие-то идеи)
_____________________________
Насчёт всего остального.
Есть пара форумов на примете, куда бы я мог пойти, но это не принципиально, могу и к вам, если вы уже с крышей над головой.
В соигроке хочу видеть, прежде всего, персонажа, поэтому давайте соблюдать игровую анонимность) Я не кусачий, и от вас жду того же. Люблю, когда меня любят, но и разбаловать меня легко, поэтому иногда можно давать по носу.
/Не корейцы
/Не строчные буквы
/Посты среднего размера (около 4к)

Пожалуйста, кидайте сразу с пробным постом пару-тройку внешностей, которыми хотели бы играть)
Пример вашего поста:

Пример поста

Все своё детство я провёл в небольшой комнате с видом на церковь. Когда родители начинали ругаться, а это происходило нередко, если повезёт - через день, я запирался у себя и смотрел на священников. Величественные и спокойные, они были так смиренны, так... далеки от суеты. Семья моя, однако, была совершенно не религиозна, и мне ни разу не удалось зайти и посмотреть, что скрывается за тяжелой двустворчатой дверью собора. Нередко я останавливался в нерешительности, собираясь зайти, но мне было страшно, я не знал, как себя вести, как правильно молиться, что говорить и делать, церковь казалась мне отдельной реальностью, в которую мне доступ закрыт. А потом от нас ушёл отец, мать спилась, и меня отправили в приют. Казалось бы - страшное дело, но я так не думал. В конце концов, чужие люди стали мне ближе, чем родная кровь, они прислушались к моим желаниям, и я начал своё обучение в воскресной школе. Такие далекие воспоминания, но каждый вечер я непременно вызывал в памяти эти картины.
«Возлюби ближнего своего, как самого себя»
Эта заповедь всегда была моей любимой. Сам себя я даже за это стыдил, ведь раз уж если возвестили, что первая и наибольшая заповедь – возлюби Господа Бога твоего, то так и нужно ее больше почитать? Но сам себе всегда говорил, что раз служу я церкви, и посвятил вере всю свою осознанную жизнь, то заповедь эта уже в крови моей, и исполняю ее, как дышу. Но вот о том, чтобы возлюбить ближнего… Нет, об этом приходилось помнить и напоминать себе неустанно. Я всегда был замкнутым, наверное, неосознанно подражал аскетичным монахам в черных рясах, хотел возвыситься над всем миром, хотел одним своим видом показывать, что я выше и лучше. Я был гордым и надменным, Господи, прости, но природу не перебороть, такое испытание веры выпало на мою душу. Но я был строг к себе, я по праву ведь считал себя лучше, и чем больше, чем усерднее я над собой работал,  тем придирчивее относился к другим людям. Любить ближнего, как самого себя! Но что сделали они, чтобы их любить? Слабые, порочные, глупые… Сколько терпения мне приходилось каждый раз иметь, чтобы удержаться от замечания! Оттого я и любил эту заповедь больше всех, - чувствовал, что становлюсь лучше, проговаривая про себя заветные слова и следуя им.
Я слышал, как смыкаются мои губы, неслышно произнося слова вечерней молитвы. Прохладный ветер из окна неслышно трепал муслиновую легкую скатерть и разбавлял накопившуюся за день духоту нашей маленькой комнаты. За дверью тихо шуршали одеждами туда-сюда беспокойные семинаристы. Я поймал себя на мысли, что молюсь абы как, лишь бы побыстрее закончить, и замолчал. Антона я снова не видел весь день. Я ждал терпеливо, занимая себя делами, но во всех своих обращениях к Богу не был честен, оттого, что не знал, чего хочу, но знал только, что нужно мне его увидеть и поговорить. «Лучше сидя думать о Боге, чем стоя – о ногах», но что же мне нужно было сделать, лечь, или упасть? Ибо не ведаю, что творю… Я тут же себя оборвал на этой мысли, поднялся и сложил небольшую, с ладонь, библию на стол: не правда это, я все прекрасно знаю.
Не видел его уже два дня, просыпаюсь – его нет, ложусь спать – и снова. Но при этом непременно обнаруживаю следы его пребывания. Пожалуй, мне стоило расспросить отца Даниила, очень уж они любили беседовать; я сам не знал, но наблюдал иногда со стороны, да все шел мимо. Я вообще никак не мог пересилить себя и заговорить хоть с кем-то, поэтому болезненно нуждался в присутствии Комова, мне казалось, что только он и может меня понять, мне помочь… Если повезет открыть рот, конечно. Он мне чудился человеком неглупым и религиозным, строгим, и с ясным и живым умом. Но солнце неумолимо заходило за горизонт, он не приходил, и я, в конце концов, сдавался и засыпал.
Спалось мне неспокойно, несколько раз я просыпался, холодный от пота, но сразу же засыпал снова. Я старался не вспоминать своих сомнений, уповать на Господа, бежал от них в молитвы, на службы, в учебу, в сон, но все без толку, и мне раз за разом снились оранжевые всполохи пламени, иглы-перья под моей кожей и удаляющийся силуэт Спасителя. Но под утро кошмары отходили, и утро встречало меня пробивающимся сквозь крыши домов рассветом, холодными лучами восходящего солнца. Семь часов утра, первые занятия начинаются в девять, но я уже слышу шорох за спиной и немедленно встаю.
- Антон!.. – тяну к нему руку, начинаю горячо и порывисто, но ко второму слогу опадаю и нерешительно комкаю пальцы, убираю за спину, чтобы не схватить его за плечо. Он уже почти облачился в свое повседневное одеяние, собирался снова улизнуть. – Я хотел с тобой поговорить, - выкладываю и сажусь на край жесткой кровати, поскорее, чтобы он не смог уйти – а так увидит, что я проснулся окончательно, и ему придется осесть. Что говорить-то? Растерянно обвожу взглядом комнату, от стены до стены, мажу по его лицу, смотрю незаметно на реакцию, и опускаю глаза: там уже пальцы нервно друг-дружку ломают. Спросонья пытаюсь проморгаться, давлю зевоту и встаю, чтобы начать собираться, – где пропадал все это время?
Несмотря на то, что он уже невесть сколько живет в Англии, с самого рождения, может, его речь все еще немного грубоватая, с русским акцентом, как и у других эмигрантов – они общаются на своем, и я, проходя мимо, ловлю каждый отрывистый слог – так писано на иконах в нашем соборе, звучит совсем по-иному, и я держу в голове не латинские, привычные католикам «или», «кус», а «оуспенiе» да «ИС ХС», и могу только угадывать, как правильно они произносятся. 
Мой подрясник с вечера постиран и поглажен, лежит на стуле и ждет, когда я оденусь и ринусь изучать Слово Божье, но нет, протоиерей Филипп начнет свою лекцию только через два часа, а сейчас мне нужно придумать, о чем же таком важном я хотел поговорить с Антоном, что аж подскочил. Мучительно соображаю, но могу думать, как назло, только о том, как в комнате снова душно и нагрето.

Отредактировано Tiamat (Вчера 13:22:55)

+1

67

Форум: http://nolf.rusff.ru/
Текст заявки: ищу персонажа для постоянной акктивной игры.  Сведение о персонаже в следующем пункте.
Ваш персонаж: http://nolf.rusff.ru/viewtopic.php?id=51&p=2#p31406
Пример вашего поста:

Пример поста

Текст поста

Пост

Самолёт Москва-Лондон медленно набирал высоту.  За круглым стеклом иллюминатора ещё можно было увидеть дома, реки, зелёные деревья с густыми кронами, но с каждой секундой всё это становилось всё более игрушечным -  маленьким, словно на макете.  Дёрнув за пластиковую "шторку", я закрыла иллюминатор и откинулась на спинку кресла.  Я была не очень-то сентиментальной, но сейчас у меня щемило сердце -  улетать из родного СССР в какую-то чужую, незнакомую, холодную о всех отношениях страну.  Я не была ярым патриотом своей родины (не то что ярым -  вообще никаким), но менталитет у меняя был самым что ни на есть советским, которому будет безусловно тесно в чопорной, до корней волос правильной Англии.  Повернувшись, я посмотрела на грузного мужчину рядом с собой, который захрапел уже на старте.  Кажется он был иностранцем, потому что по-английски говорил не хуже, чем я по фени.  А, зачем я, собственно, согласилась? -  вдруг спросила себя я, задумчиво глядя перед собой, -  С другой стороны, а, куда податься после срока?  Пока я себе "крышу" найду полжизни пройдёт.  А жить на что?  Тити-мити на дороге не валяются.  Я невольно хохотнула, представив реакцию баронессы, когда она увидит меня:  вместо профессиональной вертухайки... тьфу ты! Охранницы с королевскими манерами, перед ней предстанет недавно откинувшаяся с российских северОв Ритка-Кобра, перемежающая благородный английским с неблагородным русско-матерным.  А это будет даже забавно -  посмотреть, насколько её хватит.  Правда, сразу ссориться с ней нельзя -  сначала подзаработать.  Задумавшись, я не заметила как заснула.

                                                                                                                         ***

    Меня разбудила стюардесса тем, то трясла за плечо и, наверное, уже довольно долго, потому что на её миловидном лице было заметно раздражение, но проговорила она всё же с "приклеенной" улыбкой:
- Прошу прощения, но, скоро посадка... пристегните ремень.
- А я его и не расстёгивала.
- Прекрасно, -  девушка снова вымученно улыбнулась и пошла дальше по проходу, а я, поправив растрепавшиеся тёмные волосы и надев очки от солнца, посмотрела в иллюминатор.
Даже яркое солнце и чистое голубое небо не могли придать Лондону яркости и живости.  Разве что зелени было много -  это радовало.  Я любила природу.  Но мрачные серые здания навивали тоску.  Там, где я провела последние семь лет тоже было мрачно и серо, но та мрачность и серость после первых двух лет отсидки перестала тяготить и стала восприниматься мной как определённый период моей жизни.  Как школа выживания, в которой после четвёртого года моего срока я стала себя чувствовать даже комфортно.  Ладно... как говорится, бог не выдаст, свинья не съест.
    Пройдя через пропускной контроль аэропорта Хитроу, я вышла из здания и сразу же закурила, щёлкнув тяжёлой серебряной зажигалкой с откидной крышкой (у кого же я её спёрла?  Вспомнить бы!) и осмотрелась.  Сильвия дала мне фото девушки, которая должна была встречать меня:  хорошенькая блондинка с пронзительными серыми глазами.  Увидев эту фотографию впервые, я с трудом сдержалась, чтобы не прыснуть со смеху, вообразив, как буду объясняться с ней.  Не знаю, как здесь, но на зоне таким вот красоткам почти всегда была уготована незавидная участь.  И дело было не в том, что они были глупыми блондинками (может и не глупыми вовсе), а в том, что обладая этой красотой они вели себя, скажем прямо, борзо.  После третьей затяжки пришла ещё одна мысль:  а, как я с ней объясняться буду?  Я их английский через слово понимаю.  Внутри стало тревожно и даже началась лёгкая паника.  Я терпеть не могла, когда оказывалась в ситуациях, которые не имела возможности контролировать.  В аэропорту, слава богу, был переводчик, здесь же придётся общаться либо междометиями, либо языком жестов, либо рисунками.  Я расстегнула "молнию" перекинутой через плечо дорожной сумки, той самой, с которой я вышла за ворота магаданской зоны две недели назад, и проверила, на месте ли блокнот и ручка.  Я с детства довольно неплохо рисовала (а в тюрьме, от нечего делать, постоянно совершенствовала сие умение), потому проблем быть не должно.  Ну, где она, чёрт бы её...?  Сделав несколько шагов вперёд, я увидела, что ко мне навстречу идёт какая-то девушка, очень похожая на Эмму, фото которой мне дала Сильвия.  Щелчком отбросив сигарету в урну, я достала фотографию Эммы, так её звали, и сравнила.  Убедившись, что идущая ко мне блондинка и есть Эмма, я помахала ей рукой, чтобы привлечь её внимание.

0

68

Форум: Sacramento
Текст заявки: ж+ж
Банальная история любви, как бы я ни старалась сделать ее не такой, как у всех, грозилась и закончиться, как это обычно бывает - совместная старость, общий дом, если повезет, то дети и внуки, приезжающие навестить на выходных. Мне было странно задумываться о будущем сейчас, когда нам всего по 25 лет, когда сил полно и энергия бьет через край. Мне было странно представлять рядом с собой кого-то еще, кроме тебя, посему, задумываться о будущем и смысла не было. Казалось, все идет так, как должно, и к тому, о чем многие мечтают. Многие, живущие по стандартам, пишущимся годами.
Мы познакомились в 23, официально узаконили отношения через два года, хотя родные и просили не торопиться. Плевать. Мы горели друг другом так сильно, что отметали любые вопросы о "а вдруг..?" и посылали нахер всех, кто смел усомниться в скоротечности чувств. Шесть лет пролетели, как один день. А потом случилось чудо.
Чудо, не пробывшее с нами и двух месяцев.
Вопросов, кто будет рожать, не возникало, - бесплодие мне поставили еще в 18, посему, тебе предстояло стать биологической матерью нашему малышу. Помнишь, как долго и внимательно мы выбирали клинику, врача, как перечитывали сотни форумов, только бы все вышло идеально. И она была идеальной...наша дочь, покинувшая нас так рано из-за врачебной ошибки.
Подробнее здесь
Ваш персонаж: Саманта Холт, анестезиолог. Владелица благотворительного фонда для детей. Помогает брату решать семейные проблемы, хотя в собственных никак разобраться не может. Отличный друг, прекрасный товарищ, сестра, вероятно, тоже сносная. Жена вот так себе, но об этом отдельный разговор.
Пример вашего поста:

Пример поста

- Хороший специалист, - киваю, слабо веря в то, что слова претворятся в жизнь. У нас нет собственных средств, и пусть отец не следит столь тщательно за тем, сколько и когда мы снимаем со счета, вероятность быть пойманными в самом начале все еще велика. Брук понимает это, как и я, но рисковать другими я не хочу. Сестры - самое ценное, что есть у меня, и если темнота когда-нибудь поглотит меня полностью, я буду уверена в том, что сделала все возможное.
Имя мачехи режет слух, и я в очередной раз прищуриваюсь, испытывая колкую неприязнь. Да, эта женщина ни в чем не виновата, отец сам выбрал ее и привел к нам в дом, сам поставил нас перед фактом, который мы не могли изменить. Пришлось учиться жить с новыми людьми, и если мачеха оказалась столь радушной, нашла общий язык с Брук и Трис, то сын ее, тот еще подонок, никак не вписывался в рамки нашей и без того больной семьи. Хватало меня и главы всего этого кошмара.
- Обязательно просить у нее? - поднимаю взгляд на Брук и провожу большим пальцем по тыльной стороне ее ладони, - и ты уверена, что она ничего не расскажет? Я ей не доверяю, - единственная из троих, кажется.
Здесь становилось слишком жарко. И вовсе не из-за трепещущей темы, задевающей нутро и заставляющей думать о себе почти ежеминутно. Все мои внутренние переживания скопились в одно, выходя за рамки и заполняя окружающее пространство. Я чувствовала это, Брук чувствовала тоже, и оттого кидалась успокаивающими фразами в разы чаще. Почти не помогало.
Давило виски. Я вцепилась в старую скамейку так, что побелели костяшки пальцев, и едва ли спокойно отвечала на все, что могло зацепить слух.
- Нет, - убеждаю во всем больше ее, чем себя, - важно. Все уходят. В конце концов все. Ты не понимаешь, - закрываю виски ладонями и почти кричу, - я закончу жизнь в какой-нибудь психушке, а ты будешь приходить ко мне на выходных и платить бешеные бабки за то, чтобы меня окончательно не закололи успокоительными, - все мы знаем, как заканчивают свои жизни в столь печально-известных заведениях. Но мне, если честно, нисколько не страшно.
Я помню прикосновения ее рук. Словно шелком по израненной моей коже, покрытой шрамами от детских проделок и неловких воспоминаний. Я помню запах ее парфюма - цветочный бриз, - который не встречала больше ни у кого. Я помню, как в утренние часы она сидела в кресле, и солнечные лучи путались в ее волосах, играли со светлыми прядями и заставляли жмуриться каждого, кто посмел нарушить столь хрупкую идиллию. Я все помню, мама.
Удивительно, как работает наша память. Мы помним все, что отчаянно хотим позабыть, и не можем угадать, как зовут недавнего знакомого, с улыбкой протягивающего руку для приветствия серым вечером в пятницу. Будь моя воля, я стерла бы все воспоминания, связанные с главной женщиной нашей жизни. Вырвала бы из сердца, выплакала бы, бережно похоронив где-нибудь на задворках чужого города, куда точно не стала бы возвращаться. Моя оболочка прожила бы без счастливого прошлого. Без тех моментов, о которых вспоминается теперь случайным взглядом, кинутым на заброшенные в угол комнаты фотографии.
Я специально не храню их ближе расстояния вытянутой руки. Все мои счастливые моменты заперты в комоде, достаются редко, вызывая отчаянное желание выпить залпом половину бутылки виски.
Знаю, что Брук хочет того же.
Мы - отбросы собственного отца, но ни под какими пытками я не признаюсь в этом окружающим. Образцовость нашей семьи должна распространяться на всех без исключения, ограждая троих сестер от ненужных вопросов и сердобольных взглядов. Хватило похорон - тогда я еле сдержалась, чтобы не начать благодарить всех присутствующих за плещущее через край сочувствие не самым привычным для них способом. Мои голосовые связки и кулаки были готовы. Но Брук вовремя прознала, что к чему.
Она всегда появлялась вовремя. Где бы я ни находилась, в какую бы задницу не попадала, вызывая саму себя на бой с эмоциями, подпитку адреналином и случайные знакомства, нихрена не помогающие, к слову, забыться, как бы ни хотела отрыва от реальности, сестра успевала ровно за три минуты до. Темнота окутывала с головы до ног и, смиренно кивнув, отступала. Не знаю, какие диалоги они вели между собой, но, мне кажется, Брук темноте даже нравилась. Темнота была частью меня.
А я любила сестру.
Любила так сильно, что сейчас, сидя в подсобке, в пыльном помещении, где собирались для всем понятных целей (варианты про игру в мафию можете сразу отметать), где не было ни одного чистого угла, потому что заглядывали сюда исключительно учащиеся, а им, поверьте, было не до клининга, где я трясущимися руками так и не смогла нащупать в сумке зажигалки, именно здесь я еле сдерживалась, чтобы не прижать Брук к израненному своему телу. Прижать вовсе не по-сестрински, не нежно и заботливо, как принято, наверное, в нормальных семьях. Собственнически. Почти грубо, не давая шанса вырваться.
Стискиваю зубы, когда картина предстает перед глазами слишком явно. Я не должна. Это неправильно.
Хотя мне всегда было плевать на правила. Особо рьяные нарушители утверждают, что их создали специально для нарушения, я же и вовсе предпочитаю не оправдываться, снова и снова вступая на скользкую дорожку отторжения обществом. Кто знает, что творится в головах и семьях самых отъявленных борцов за соблюдения норм? Попытайтесь как-нибудь заглянуть в шкаф соседа, уверена, найдете что-то более интересное, чем старая одежда.
Секреты есть у всех. Не все умеют их хранить, и это, пожалуй, главная ошибка.
А я умела. Умею. Но силы мои на исходе - каждое прикосновение сестры жаром отдает по коже, и в одни мгновения я ловлю свои губы почти у ее губ. Перевожу в шутку, почти забываю, и все повторяется вновь. Когда-нибудь мое наваждение меня погубит.
Брук зажигает свечу, и отблеск ее плавно скользит по чертам лица сестры. Она красива. Настолько, что я совсем не хочу отрываться от созерцания, но вовремя себя одергиваю, ставлю свечу на стол и возвращаюсь на место. Пора завязывать со всем этим, пока есть силы держаться. В приступе агрессии я могу выдать самые страшные тайны, и Брук обязательно примет меня. Примет, но кто сказал, что разрешит остаться рядом?
Наши пальцы переплетаются. Как и всегда, когда нужно сделать сложный выбор, успокоиться или набраться сил перед финальным прыжком. Мы словно заряжаем друг друга, почти как бесконечный источник энергии, и я не хочу верить, что когда-нибудь могу остаться без возможности восполнения. Потому держусь. Последние секунды.
Ее спокойствие постепенно передается и мне. Моя темнота ласково мурлычет, когда Брук рядом, и я легче дышу, имея возможность касаться сестры, вдыхать ее запах и проводить пальцами по гладкой коже.
- Не будет, - я вообще не хочу никакого постороннего вмешательства, и только страх за сестер заставляет меня судорожно перебирать телефонную книгу в поисках специалистов, - но когда-нибудь ты просто можешь не справиться, Брук, - говорю шепотом, как и стоящая напротив девушка, и нарочно делаю шаг вперед, снова сделав так, чтобы мы касались друг друга лбами. Пламя свечи вытягивается и мерцает, будто в подсобке есть кто-то еще.
- Да, ты права, врач нужен, - смотрю на нее в упор, а думаю о другом совершенно. Интересно, какие ее губы на вкус?..
- Верю... - разрываю контакт пальцев, аккуратно касаюсь ее лица. Слишком нежно для меня, привыкшей кулаками разносить стены, - верю, Брук, - только тебе и верю, больше никому в этом чертовом мире.
А потом я оступаюсь и падаю в пропасть. Прости, милая, это все из-за меня.
Я буду всю жизнь помнить твои губы на вкус. Клянусь.

0

69

поднимаю.

Форум: Manhattan
Текст заявки:
Ищу ж в пару себе.
Связь через лс | гостевую
Имя: Обсуждаемо
Возраст: ~ 35 y.o.
Внешность: Eva Green
Текст заявки:
Врать не буду и скажу сразу, что эта моя вторая попытка заполучить в свои загребущие руки Еву Грин. И я ее получу, потому что я всегда получаю то, чего хочу. Проходи, устраивайся поудобнее и послушай, что у меня в планах и какой может стать наша история.
Все произошло так давно, что к началу 2019 года  многие моменты успели позабыться. И это злит тебя. На самом деле тебя злит во мне слишком много всего и порой кажется, что это единственное, что заставляет тебя просыпаться по утрам, после долгой ночи сопровождаемой кошмарными снами. Наш совместный путь начался в далеком 2001 году. Мне было 25, и я уже строил наполеоновские планы о том, как буду заправлять целой корпорацией, а тебе посчастливилось выйти замуж за англичанина с титулом и небольшим мрачным поместьем, позволяющим тебе чувствовать себя героиней готического романа. Собственно, познакомились мы благодаря твоему мужу. Его счастье было безмерным, ослепляющим, он гордился тем, что смог заполучить тебя и не придумал ничего лучше, как хвастаться тобой, словно ты вещь. И единственным его слушателем на тот момент оказался я. В ваших беседах он так часто вспоминал обо мне и наших совместных приключениях оставленных в прошлом, что, если бы не твое воспитание, ты бы поинтересовалась у него почему же он все-таки женился на тебе, а не на своем единственном и дорогом друге. Заочно ты его уже невзлюбила, потому что никто и ничто не могли заставить тебя выразить свое согласие на тему того, что ты должна быть в чем-то второй, вещью из внушительной коллекции безделушек, которую собирал твой муж. И ты решила, что затмишь собой и своим умом, не такого уж и желанного гостя в своем доме. А потом случилась наша встреча. Я явился по приглашению твоего мужа разумеется, и совершенно не знал о том, что он сыграл свадьбу и теперь женат. Для меня это было неожиданностью, но я вышел из сложившейся ситуации с достоинством, чем видимо и породил в тебе нежелательный и в чем-то даже губительный в последствии интерес. В ваш дом я был вхож на правах друга и пользуясь этим правом, еще несколько раз захаживал в гости, прежде чем перебраться из нашего городка Дувр в Лондон и полностью увлечься работой. И этих коротких визитов вполне хватило, чтобы голова пошла кругом, и ты вдруг поняла, что хотела бы тоже уехать в Лондон, да хоть куда, лишь бы не расставаться со мной. Маленькая храбрая, преисполненная вдохновения леди, которая взахлеб зачитывалась романами о любви, когда удавалось ненадолго побыть в одиночестве. С чего же ты решила, что мои чувства к тебе будут взаимны?  Если и было что между нами, та искра, которая распалила тебя, то я этого не понял или старательно делал вид, что не понимаю, о чем ты. И даже после поцелуя, который случился между нами, я все еще отказывался верить в то, что это возможно, что я могу просто взять и сделать чужую жену своей женщиной. Тогда для меня это было дикостью. Я пристыдил тебя за твои мысли, за одно только желание сбежать с мужчиной которого ты совсем не знала, за нелепую попытку уговорить незнакомого тебе человека похитить тебя и увезти черти куда. Не дожидаясь утра я уехал.  А ты осталась. И судя по тем электронным письмам, которые присылал мне твой муж и в которых он упоминал тебя, ты начала «чахнуть». Я игнорировал любые попытки вновь увидеться и в скором времени увлекся другой женщиной, а потом и вовсе перебрался в Нью – Йорк и думать забыл о том, что на моей родине мог бы остаться хоть кто-то, кто желал бы мне зла.
А ты желала, о, как ты этого желала. Не знаю, что у тебя там произошло с мужем. И какой была твоя история до того, как ты вновь объявилась в моей жизни, но ты стала другой. В твоих глазах и словах больше не было наивности. Если хочешь, я могу признать, что ты стала точной копией меня: жестокой, беспощадной, бескомпромиссной, с одним единственным отличием – ты носишь юбки и платья и прикуриваешь сигарету так сексуально, что весь мир хочется сгрести и уложить к твоим ногам. Но тебе не нужен весь мир. Тебе достаточно заполучить то, о чем ты думала все эти прошедшие восемнадцать лет, заполучить меня, причем целиком не размениваясь на детали, вплоть до души, ты отомстишь, потому что знаешь, когда, где и как это должно произойти.
Информации так много, что в заявке она вся не поместится, как бы я не старался сократить ее по минимуму. Все остальное я расскажу непосредственно в личной беседе. Приходи.

И немного о том, каким вижу ее характер:
Без преувеличений, ты – царица. Твоя твердая уверенная походка, изысканные манеры, утонченный стиль в одежде заставляют представителей обоих полов сворачивать шеи, когда ты проходишь мимо. Я даже придумать не могу, сколько же  сил было вложено в создание имиджа и какие при этом тобой были принесены жертвы. О, любая твоя жертва не должна быть напрасной, с таким интеллектом как у тебя, играя в шахматы ты бы стала легендой. Толпы поклонников, которые бегут за тобой в надежде заполучить дозволение целовать твои прохладные аристократичные пальчики, выглядят жалко и комично, как и подобает твоей свите. Завоевать тебя – это лишь половина дела, нужно уметь удержать, а это самое сложное в союзе с тобой, особенно для такого мужчины как я, считающего беготню перед женщиной ниже своего достоинства. Упрямство, жестокость, сила, любовь к свободе и нежелание мириться с какими – либо ограничениями делают тебя идеальной. В прошлом ты бы была талантливым полководцем. И все-таки в тебе есть гибкость, ты проявляешь редкое великодушие по отношению к своим обидчикам и иногда после этого они выживают и продолжают жить, каждое утро просыпаясь с мыслью, что живы только благодаря тому, что ты им позволила.
В процессе нашей запланированной игры, я бы хотел этот внешний кокон надколоть и увидеть женщину несдержанную, редко признающуюся в том, что она кого-то обидела своими словами или поступками. Страстной в совершенстве овладевшей искусством флирта, потерявшей способность мыслить трезво. Женщиной, что в какой-то момент устав от бесконечной вражды, «сдаст свои позиции», но на определенных условиях.
По биографии мне хотелось бы указать некоторые желательные детали. Приму к рассмотрению только женского персонажа у которого британские корни, и которая будет всем сердцем и насколько ей это доступно любить свою родину. Несмотря на то, что в Великобритании куда не наступи везде попадешь в персону с титулом и замком, я не соглашусь на нескромное наследство от покойного дедушки и чиновничью семью, где каждый мужчина имеет доступ в парламент, а каждая женщина хотя бы раз в своей жизни пожимала руку самой Елизавете.  Я буду более заинтересован персонажем, у которого будет прописано в анкете, что он во многом тому, что имеет, обязан сам себе и быть может воспитанию родителей. Да, как указано выше, вы выйдете замуж за мужчину с титулом, но полагаю, что мы придумаем, как усложнить этот процесс по максимуму, возможно окажется, что все, что у него есть это обветшалое поместье и мелкий титул.
Полагаю, что основное я уже указал, а в остальном не вижу смысла ограничивать вашу фантазию, разве что читая анкету, не хочу увидеть раздвоение-троение личности вроде тех, когда в одном человеке по описанию характера уживается и ангел, и бес, причем они могут говорить одновременно. Найдем баланс – найдем друг друга.
Ваш персонаж:
Алистер Голд, 42 y.o. На данный момент президент «Umbrella Corp.». Типичный англичанин с нескончаемыми амбициями. С некоторых пор остепенившийся семьянин с довеском из жены, которую, кажется, не любит и девятилетнего сына, которого любит безмерно. О семье договоримся, там абсолютно каждый указанный член семьи - нпс. В прошлом любитель чужих жен, разрушитель брачных оков, коллекционирует трости, немного прихрамывает на правую ногу.
Пример вашего поста:

Пример поста

Слишком долго. Слишком долго. Его мысли двигались по кругу. Слишком долго она пролежала в воде, без оказания помощи. Слишком долго добирался до нее Алистер. Слишком долго на вызов ехали медики. Слишком долго. И вновь это ощущение, что его заманили в ловушку. Только вот для Голда наживкой никогда не был пресловутый сыр. Он проводил взглядом медика в халате, который вынес бездыханное тело Алессы из тесной ванной. Над ней кружились люди в белых халатах, а все что в эту минуту делал Алистер – сидел, уставившись на наполненную розовой от крови водой ванную. Голоса доносили до него обрывками фраз, волнуя и заставляя злиться все сильнее. Потеряла. Алистер сдавил руками голову. Cлишком. Его трясло. Много крови. Он вскочил на ноги, поскользнувшись на мокром полу, ухватился за края ванной, угодив рукой в уже холодную, окрашенную кровью Алессы воду, выдернул свою руку и заорал. Заорал так громко, надрывно, что его связки не выдержали, и он закашлялся, привлекая внимание одного из санитаров. Как же он ее за это ненавидел. Ненавидел себя: за то, что всегда оказывался в такие моменты рядом, принимая, по сути, второй удар на себя, эгоистично, точно желая отомстить, принимал решение, что ей необходимо жить. А все почему? Не потому ли, что сам он без нее жить не мог? Он отмахнулся от протянутой руки помощи и вышел из царства душащей его влаги, но прежде чем выйти, он с силой рванул на себя цепочку, которая откупорила полную красной воды ванную, и теперь вода уходила в черную дыру канализации, унося с собой все доказательства неудачного суицида.

Декабрь 2015 года.
Офис «Umbrella Corp.».

Было время, когда он действительно считал необходимостью ее присутствие и объяснение словами без помощи бумаг упрятанных в конверт, и в тот момент ее не оказалось рядом. Наверное, стоило ей сейчас об этом сказать, прежде чем она бы нашла в его сердце отклик своим запоздалым раскаянием. Но Алистер промолчал. Теперь, когда его глаза были широко открыты, и он знал, что за каждым ее словом может таиться ложь, которую эта женщина оправдывает не иначе, как ложью во благо, он не верил ей. Не верил ни единому слову, что давались ей с таким трудом, будто он уже сдавил своими руками ее шею, лишая возможности говорить с ним, дышать, трепыхаться. Голд не торопясь прошел вглубь своего кабинета, и, скрестив руки на груди, наблюдал за Алессой. Ничего другого ему не оставалось, говорить с ней он не хотел, но и говорить ей запретить не мог. Это было чем-то новым, возможностью понять, каково это наблюдать за женщиной, не испытывая при этом никакой эйфории. Эйфории, охватывающей его всякий раз, когда он находил в этой женщине что-то притягательное, манящее, сигнализирующее о том, что для него она - необходимость, что он должен заполучить ее любой ценой. Он гадал, чем это все может обернуться - ее приход, ее желание расставить все точки на «i». Теперь все, что говорила Алесса, делала, чем дышала и жила, все могло оказаться ложью, и в какой-то упущенный им момент, она настолько срослась с ней в единое целое, что возможно даже сама не понимала, где ложь, а где уцелевшая правда. Алистер медленно погружался в свои мысли, давая понять, что радости от встречи он не испытал и что для него по нынешним меркам слишком затратно по усилиям, создавать иллюзорность интереса к Монтгомери, иллюзорность того, что он испытывает ранее чувство нужды в ее присутствии рядом. При взгляде на нее, хотя Голд старательно избегал этой изощренной пытки смотреть глаза в глаза, он вновь окунулся в прошлое, в их воспоминания, которые все-таки были у них общими. Его плечи медленно расслабились, и он опустил свои руки, словно готовился принять ее с горькой правдой обратно, стоило ей только преодолеть это расстояние в несколько шагов.
Ольга появилась неожиданно. Настолько неожиданно и вовремя, что Голд даже не подумал о том, чем же это может закончиться. В последнее время лишь она одна беспокоилась о том, чтобы сделать все для Алистера простым и понятным. Она одна готова была броситься со скалы вниз головой, если бы Голд счел это необходимостью. Нет, сама Баум об этом не говорила напрямую и не клялась в преданности, как Монтгомери. Но это было как недосказанная мысль, остающаяся после каждого ее появления в нужный момент, сказанной вовремя фразы, правильно высказанной мысли. Он отметил ее появление легким одобряющим кивком.  Ему хватило обвести взглядом свой кабинет всего раз, зацепив силуэты обеих женщин, чтобы понять одно - невзирая на внешнюю непроницаемость их лиц и попытку держаться в рамках сдержанной вежливости, они обе явно были на пределе. И он, Алистер, по собственной неосмотрительности, угодил в самый эпицентр этого столкновения стихий. Действуя скорее по отработанной привычке, он принял документы из рук Баум, как делал это всегда, но в этот раз не принялся их изучать, вместо этого задержав свой взгляд на женском лице. Ольга готовилась атаковать, это было так же очевидно, как атака кобры, когда она раскрывает своей кожистый капюшон и трясет погремушкой на хвосте. Губы Голда сжались в линию, он поспешил освободить свои руки и отложи переданную ему папку с бумагами на рабочий стол. В некотором смысле он понятия не имел, каким образом может помешать двум женщинам вцепиться друг в друга, в его жизни не было моментов похожих на этот, так что чувство некоторой потерянности было вполне себе обоснованным. Может именно поэтому он предпочитал не вмешиваться до определенного момента, но когда Ольга чуть было не разболтала абсолютно все, пьянея от окончательной победы над Монтгомери, Голд пресек ее попытки. Его пальцы так сильно сжали ее руку, призывая замолчать, что уже сегодня вечером она будет демонстрировать ему очередную отметину, которую он имел неосторожность оставить на ее теле. Баум не нравилось это не потому, что ей было трудно скрывать подобные «дары» от своего супруга, а потому, что она в принципе была противоположностью Монтгомери, не из тех, кто стерпит такое и примет как заслуженное.
- Ольга… - сквозь стиснутые зубы произнес ее имя Алистер, встречаясь с поистине злым взглядом Баум. Возможно, она могла бы накинуться и на него, хотя бы за то, что он встал на защиту той, кто этого не заслуживала. В одной мысли она была бы права, если бы сейчас ее озвучила – Алистер никогда бы не принял подобный удар на себя, если бы на месте Алессы была Баум. Все его тело было напряжено, рука, которой он перехватил руку, напряженнее всего прочего, словно он пытался удержать на месте не женщину, а буксирующую нефтяную баржу, идущую полным ходом по Ист-Риверу. Это не было попыткой усмирить и заставить подчиниться его желанию, скорее, как попытка сдержать равного себе по силе человека способного уничтожать других взглядом и словом. Он-то понимал, что опять вынудил Ольгу упустить из рук желанную победу над кем-то крайне раздражающим ее. Алистер перевел взгляд на Алессу.
- Я взгляну, как только найду на это время. – Он не переменился в лице, не сжалился над Алессой, сделал вид, что абсолютно ничего не произошло и тон его при этом остался совершенно беспристрастным, сухим и даже немного высокомерным. Его губы при этом, будто бы и не шевелились вовсе. Они оба знали о его чрезмерной занятости и это не было наигранностью или ложью, но вот не солгал ли он, обещая взглянуть на бумаги после их встречи? Никто не мог дать должно гарантии. Взгляд, каким он смотрел на женщину, не выражал ничего, разве что подсказывал и без того очевидные вещи – ей пора уйти, она мешает.
При словах о красном цвете, Голд, не сдержавшись, передернул плечами. Это было крайне неожиданно, как и цепляющее. Он переменился в лице, помрачнел в одночасье, в то время как Ольга точно была застигнута врасплох и не знала, чем парировать. Алистер поспешил закрыть дверь за сбежавшей из его кабинета Алессой, попутно объясняя Баум, что именно имела в виду Монтгомери.

От общей толпы Алистер отгородился стенами незнакомой ему комнаты с наименьшим количеством захламленности. Возможно, в ней еще был не доделан ремонт. Наверняка он знать этого не мог. Все-таки вычеркнуть из жизни кого-то очень важного означало и полное безразличие к тому, чем этот человек занимался в сводное время, и закончил ли он начатый ремонт в своей квартире или все-таки не довел дело до конца, как, впрочем, и с десяток других дел, за которые в свое время брался. Люди, насколько бы незнакомы они ему были, точно поняли его желание и постарались держаться особняком где-то поблизости, негромко переговариваясь между собой. Их голоса доносились из-за прикрытой неплотно двери. Но Голд их почти не слушал.
Нью – Йорк медленно тонул в сумерках и в надежде спастись постепенно зажигал свои самые яркие огни. Алистер распахнул окно, совершенно забыв о том, что вымок до нитки. Морозный воздух обжег кожу и легкие стоило ему только сделать вдох. Февраль сковал холодной, закостеневшей вмиг одеждой. Он простоял так несколько минут, выдыхая белый пар; возбуждение, что охватывало его, стало постепенно сходить на "нет" и Голд остро ощутил, что все-таки замерз, дрожь в теле от холода он уже контролировать не мог. Он закрыл окно. Отступил на шаг назад, развернулся спиной к свету желтых фонарей, освещающих улицу, и оглядел комнату в очередной раз. Каждый предмет в ней был охвачен подступающими февральскими сумерками. И почему-то именно в этот момент его не посетила никакая другая мысль, кроме той, что его возможности всегда были безграничны. Иногда смотря на него, на его успех, можно было подумать, что он не просто добился всего, а способен по собственному желанию раскрутить Землю в обратном направлении. Думать об этом, осознавать это, было так эгоистично и поистине приносило удовольствие. Он испытывал удовлетворение, когда понимал, что прав во всем, что силен, и сила его вовсе не заключена в руках или ногах, она сокрыта от чужих глаз и не выставлена напоказ – это сила ума, какой хвастаться он не привык из опасения потерять столь ценный дар.
Он наполнил себе бокал крепким алкоголем, на ощупь найденным на одном из антикварных столиков и осушил тот залпом. Люди в соседней комнате затихли. Голд обернулся на полоску света, прислушался. В квартире постепенно не оставалось никого, кроме спящей в своей кровати Алессы и Голда. Он отставил пустой бокал на столик и постоял так, чуть склонившись вперед, еще мгновение, задумавшись над возможностью последующего выбора.
У него был выбор – уйти, как он сделал в прошлый раз, оставив ее в окружении врачей, потому что был уверен, что так ей станет лучше намного быстрее; и у него был выбор –  остаться, чтобы поговорить с ней, убедиться в том, что это был последний раз, когда ему было необходимо вернуть ее назад в реальность, как бы она не пыталась от нее бежать.
Его шаги затихают, он останавливается у двери ее спальни и прислушивается к звукам. Алистер прислушивается к ее дыханию, желая услышать еле слышный вдох, чуть погромче — выдох, но слышит всхлип и тихий стон. Его пальцы сдавливают дверную ручку и, немного выждав, он открывает дверь перед собой, входит в комнату Алессы. Мысленно он произносит про себя, что ему не на что сердиться, что она есть живое воплощение его вины, его наказание за проступки и злые дела, на которые был способен и которые еще может совершить. Это почти не помогает ему, когда он переводит взгляд с ближайших предметов на женское тело, погруженное в барханы одеял.
- Не бойся, - он остановился в шаге от ее постели, понимая, что своим желанием держаться от него как можно дальше, Алесса может только навредить себе. – Не бойся меня, - повторил Алистер нежнее, добавив, - Алесса.  Ты можешь повредить швы. - склонился над ней, помогая принять исходное положение, в котором Алессе ничего не угрожало, и не удержался от желания прикоснуться к ее волосам рукой. Он аккуратно провел ладонью по ее вспотевшему лбу, убирая налипшие пряди.  В глубине души он продолжал чувствовать себя все так же преданным ею. Но всякий раз, когда ему одному было не плевать на ее жизнь, когда он спасал ее, всякая мысль о том, что сделала эта женщина, растворялась в той боли и отчаяние, какое переполняло его, ведь Алистер один никогда не хотел, чтобы она страдала в одиночестве. Он боялся прикасаться к ее порезанным рукам, поэтому его ладонь коснулась ее мокрой от слез щеки, второй он упирался в постель.
- Я знаю, почему ты это сделала, Алесса. – Он отчетливо ощутил, когда она вздрогнула от его слов. – Посмотри на меня, прошу. Алесса, - в его голосе было столько печали, сколько не было никогда прежде. – Я не хочу, чтобы это повторилось, прошу тебя, не заставляй меня переживать это снова.  – И он не выдержал, он сломался, задрожал и не смог сдержать слез. И Алесса была первой и единственной женщиной, которая увидела, что этот мужчина плачет. – Ты должна была рассказать мне, Алесса.– Он утер ладонью свое лицо и перевел взгляд куда-то в бок. – Я не должен был узнавать это от Хельги. – Их взгляды снова встретились. В горле все пересохло, слова кололи язык и нёбо. – Я знаю, чей это был ребенок.   – Его лицо исказила гримаса боли и сожаления, все это было настоящим. Он с трудом сглотнул. – Он был моим. Он был нашим. Мне так жаль, Алесса. – От произнесенного так быстро и так резко, на одном выдохе, закружилась голова.

0

70

не актуально

Текст заявки: М+М
Надоело приходить по нужным и понимать, что они не нужны на самом деле. Надоело откликаться на заявки, в которых не уверены. Да и просто надоело скитаться и искать, поэтому родилась эта заявка.
О себе: пишу от третьего лица (но есть практика и с первым), с заглавными буквами, птицей тройкой от 5к и выше, в зависимости от вдохновения и соигрока. Подстраиваться я умею. Люблю, умею, практикую высокий рейтинг, но не бездушный, а вписанный в сложные истории эмоциональных отношений между персонажами. Дружу с графикой и дополнительным оформлением постов (если так привыкли), но легко обхожусь и без этого. Предпочитаю общаться на форуме, но если это принципиально, можно выйти за рамки и обменяться дополнительными контактами для удобства и большей продуктивности. Опыт на ролевых у меня большой, к рефлексии не склонен, восприимчив к критике и ожидаю того же от вас.
О вас: ищу не просто соигрока, который не знает чего хочет и экспериментирует, разрываясь между десятком игр, а хочет постоянного партнера для игры, с которым можно воплотить в виртуальной реальности все то, о чем вы мечтали, но боялись спросить. Так что не бойтесь, спрашивайте и предлагайте. Если вы окажетесь грамотным, адекватным и веселым, то это будет основным плюсом.
Конкретного сюжета у меня нет, но есть масса идей, которые легко воплотятся в сценарий при обоюдном желании. Обоюдном! То есть, от вас потребуется непосредственное участие в создании истории - идеи, пожелания, ваше видение собственного персонажа и моего тоже. Если у вас уже есть готовая история, в которой присутствует все от неудачного знакомства_непонимания_ненависти до люблю_жить не могу, проведенная через страдания, борьбу с собой и прочие прелести ангста, вполне можно это обсудить и взять за основу.
Обычно играю мужчин постарше, но это обсуждаемо, решаемо и меняемо. Есть несколько любимых внешностей, к которым прикипел, но что касаемо вашего выбора - он не принципиален, за исключением мальчиком андрогинов (совсем не мое, уж простите). В общем, все основные моменты нам предстоит решить вместе, как и выбрать место для персонажей. Если у вас есть форум, где вы обосновались или хотите прижиться - хорошо. Если нет, уверен, на просторах интернета есть много реалов, где можно будет попытать счастье. Только не зовите на камерные форумы, где всего несколько игроков и куча твинков, мне там не комфортно.
Пишите в ЛС, не стесняйтесь.

Пример вашего поста:

Пример поста. Внимание! Ненормативная лексика.

- Какого хуя ты притащил меня сюда?!
Энди никогда не было скучно, но случались дни, когда все вокруг его доставало, ну просто, до изжоги. И, по всей видимости, сегодня был тот самый не редкий случай. Гастроли в Питтсбурге обещали стать не плохим началом большого турне, которое должно было охватить большинство штатов. Месяц в одном городе, потом в другом, в следующем... Оседлая жизнь никогда не нравилась брюнету. Кажется, его менеджер рисковал разделить эту участь, а ведь парни хотели просто повеселиться.
Главный концерт был назначен на 27 июня и в запасе была целая неделя, что бы осмотреться, проникнуться и полюбить людей, которые жили здесь. Это важно. Своих фанатов нужно любить, пусть и не всерьез, но они всегда это чувствуют и любят тебя взамен. Против такого Энди ничего не имел, но подход Багса Банни его, честно говоря, сильно смущал. Когда он взял на работу длинного и тощего мужика, напоминающего скорее кролика-переростка нежели опытного агента, Энди был уверен, что это пойдет и ему и группе на пользу. Как результат - он перестал спать по ночам, гадая, какой гениальный ход Скотти придумает в следующий раз. Ебанутое имя. Ебанутый менеджер. Ебанутая ситуация. И самое говенное в ней было то, что Энди мог высказывать свое недовольство лишь агенту лично, ведь это он нашел его и предложил работу, так что стоило  держать лицо перед парнями. Четверо друзей, а по совместительству и остальные члены группы, уже ждали их за столиком ночного клуба с не слишком довольными выражениями лиц.
- Здорово, уебки, - они уже виделись сегодня на прогоне концертной программы, но подобное приветствие было нормой для таких вечеров, так что никто не удивился. Энди плюхнулся на диван и, вальяжно закинув ноги на стол, закурил. В планах было нажраться до усрачки, трахнуть какую-нибудь смазливую морду и выспаться...
- Вы должны выступить сегодня. Здесь, - отрезал Скотти, переминаясь с ноги на ноги возле столика, на котором в томлении ожидало несколько бутылок джина и не хитрая закуска. - Ни хуя, - так же безапелляционно, хоть и спокойно, заявил Бирсак, перебивая начинающийся гомон своих парней, - В этой рыгаловке я стану петь только через твой труп, Скоттини, - Энди улыбнулся одной из своих гаденьких улыбочек, которая не предвещала ничего хорошего, но агент был непреклонен. Парень вдруг вспомнил причину по которой он взял его на работу. Не каждому удавалось сохранять спокойствие и здравость рассудка, когда у него начинались заебы. Это дорогого стоило. Во всех смыслах. Скотти получал большой кусок жирного и сочного пирога и, видимо, считал, что должен отрабатывать его по всем статьям. Правильно считал, на самом деле, но явно не с того начал. Энди был уверен, что ни один аргумент в жизни не заставит его выйти на так называемую сцену, которая больше походила на подиум для стриптиза, но менеджер бил наотмашь и прямо в цель. Десять минут к ряду парням пришлось выслушивать монолог о завоевании аудитории, которая понятия не имеет о существовании их группы, о том что одних фанатов может быть не достаточно и нужно развиваться, мыслить шире и бла-бла-бла.... В конце концов Скотти заявил, что многого от них и не требуется и достаточно спеть пару песен, а после отправляться на съемную квартиру, которая была целиком и полностью в распоряжении солиста, и заниматься чем душенька пожелает, но "долг родине" отдать необходимо. Было еще множество аргументов "за". Еще больше было "против", правда со стороны Энди, но в конце концов он сдался.
Затушив сигарету и налив в чистый стакан джина, он выпил его одним махом и поднялся, - Одна песня! - парень выставил вперед указательный палец и ткнул им в грудь агента, - Я спою один и ты найдешь мне самую горячую задницу в этом задрипаном клубе. Задницу, Скотти. Сегодня я гей, - Энди поправил воротник своей кожаной куртки и направился к сцене, слыша, как парни посмеиваются и строят всякие предположения. В основном о том, как агенту удастся выполнить требование Бирсака, учитывая, что место он выбрал не самое шикарное. Смех смехом, но Энди подобный вопрос тоже волновал, хотя, это были уже ни его проблемы. Его заключались в том, что бы сделать то, о чем просит менеджер, а потом оторваться на полную вместе с ребятами, выходить на сцену всем вместе смысла не было, учитывая ситуацию, но и самомнение Бирсака дало о себе знать незамедлительно. Он был уверен, что один способен привлечь внимание сомнительной публики, да и не придется потом выслушивать всякую херню о потерянном вечере. Порой парни были слишком многословны. Этого Энди тоже не любил.
Единственное, что он любил всегда и безоговорочно, это микрофон в руках и звук собственного голоса. Стоило только подняться на сцену, пусть и не такую, к которым он привык, все та хуйня, которую нес Скотти, перестала иметь значение. Когда агент пронесся куда-то в сторону, а потом обратно, по всей видимости отдавал минусовку местному ди-джею, когда рядом с Энди появился какой-то левый мужик и объявил его выступление - все это занимало его внимание, но лишь до того момента, как из колонок донеслись первые аккорды "Дьявола в зеркале". Энди помнил, как писал эту песню и что она значила для него. Правда в каждой строчке и ничего лишнего. Пожалуй, лучший выбор, который можно было бы сделать.
Это ощущение не забывалось никогда. Он помнил его еще со школьных времен, когда пятеро раздолбаев играли после уроков в захламленном гараже, надеясь, что однажды их музыка станет известной. Его музыка. И слова. В них никогда не было скрытого глубокого смысла, но зато это было тем самым, что хотелось выплеснуть наружу. Они шли из самой души, а стиль говорил сам за себя - тяжелый блэк металл. Истинное описание его души - тяжелая, не желающая иметь ничего общего с лирическими воздушными образами, и черная, как сама ночь. Бирсак даже взял себе псевдоним для сольных выступлений - Энди Блэк - и не раздумывал над ним ни секунды. Он вообще предпочитал не думать. Все решал случай и настроение. Так было проще и интереснее, не говоря уже о веселье, которое этому сопутствовало.
Как только последние аккорды песни сошли на нет, Энди победоносно возвел руки к потолку и получил свое - громкие аплодисменты и восхищенный гомон, которые пьянили почище его любимого джина, хотя, сейчас он бы не отказался промочить горло. Речь шла всего об одной песне, но разве можно было отказать себе в удовольствии и лишить зрителей такого зрелища? Не хотелось этого признавать, но похоже Скотти был прав, убеждая его спеть в заурядном клубе, так сказать, что бы прочувствовать публику. Да и просто почувствовать себя лучше. Агент об этом не говорил, но сейчас Энди был в своей тарелке и не хотел из нее вылезать. Он обвел тяжелым возбужденным взглядом небольшой зал, толпу, которая незаметно скопилась возле сцены, не слишком задерживаясь на отдельных лицах. Все они были похожи одно на другое в принципе. Однако Скотти он заметил. Менеджер, поняв, что его подопечный не собирается уходить со сцены, пытался пробраться ближе, а Энди тихо злорадствовал над тем, что тому это не удается.
- Вы хотели пати? Не вопрос, нате!!! - агент должен был догадываться, что подобное может выйти боком. Как говорится, запусти козла в огород, или выпусти Бирсака на сцену. В принципе, суть одна и та же, он уже вошел в раж, - Хотите еще? - вопрос был лишним, но Энди чертовски сильно хотелось услышать ответ, выкрикиваемый не кем-то одним, а всеми сразу. Как же повезло этим долбоящерам сегодня. Взгляд Бирсака стал еще более заинтересованным, как будто он не спрашивал о продолжении выступления, а предлагал провести с ним ночь, причем всем сразу. Теперь он цеплялся за посетителей клуба сильнее, хотя, больше всего задержал взгляд на своем агенте. Скотти уже не рвался в бой, понимая, что это будет бесполезной тратой сил и времени, к тому же, по прежнему был один, а это значило, что просьбу Бирсака он так и не выполнил, - Ну что за ебаная бездарность, - нужно было смотреть правде в глаза. Скотти был агентом от бога, но в поисках хороших задниц он был полным профаном. Иногда Энди глодали сомнения, а не является ли его менеджер асексуалом, но он тут же отметал их, потому что представить себе подобное парень просто не мог.
Внезапно на губах Бирсака появилась плотоядная улыбка. Может ему и не стоило полагаться на Скотти. Не даром же говорят, что когда хочешь сделать что-то хорошо, сделай это сам. Взгляд Энди задержался на светлой макушке какого-то паренька. Конечно, его задницы со сцены видно не было, но фасад был вполне привлекательным, а когда в голове певца следом появилась картинка пухлых губ на возбужденном члене, он сразу понял, что это то, что нужно. Шестое чувство никогда не подводило его, так что не стоило игнорировать его и на этот раз.
- Как насчет песни о любви? - Энди все продолжал так называемое общение с публикой, хотя ответ его мало волновал. Он скинул с себя куртку и метнул ее прямиком в своего менеджера, а потом на пару минут исчез за сценой, что бы поставить нужную минусовку. Он мог бы делать это вечно, исполняя одну композицию за другой, но к счастью его планы только что изменились.
- Take your hand in mine
It’s ours tonight
This is a Rebel Love Song
Hearts will sacrifice
It’s do or die
This is a Rebel Love Song

На последнем припеве Энди протянул блондину руку, а потом дернул его к себе на сцену, сгребая в охапку свободной рукой, как только песня закончилась. И как только это произошло, он присосался к незнакомцу похлеще пылесоса. Целоваться Бирсак любил и умел, если верить очевидцам. Хотя не исключено, что они могли и приврать, дабы не обидеть кумира. Не важно. Настроение и случай подсказывали, что не стоит об этом думать.
- Ты с верху или с низу? - выпалил Энди, едва оторвался от блондина, и пока ждал ответа, не особо прислушиваясь, все думал о том, на сколько его выходка поможет предстоящему туру. Наверняка кто-нибудь снял его выступление и уже кинул в сеть, а это могло быть не плохой рекламой. Кто знает, возможно придется выпустить дополнительные билеты или устроить еще один концерт, - По хуй, - наконец констатировал он так и не поняв, ответили ему или нет, - Выпей со мной, белоснежка.

Пример поста

Темное полотно дороги исчезало под капотом машины с невероятной скоростью. Вид в боковом зеркале то и дело разбавляли искры от не затушенных сигарет, а в голове одна за другой мелькали картинки из недавнего прошлого, смешиваясь с тем, что я увидел сегодня. Как? Как такое могло случиться? Я все сильнее погружался в размышления, пытаясь понять, как мог оказаться на столько слепым. Я, который много раз видел в зеркале лицо человека, принимающего допинг. Все сильнее поддаваясь подобным размышлениям, я упустил из вида момент, когда Энди начал приходить в себя. Из задумчивости меня вывел лишь звук его голоса который больно резанул по внутренностям, заставляя вцепиться в руль сильнее. Я не знал, что ему ответить. Я не хотел ему отвечать и даже смотреть на него сейчас было больно. Наверное было бы больно, потому что я точно знал, что там увижу и буду точно знать, что этому предшествовало. Однако чем больше проходило времени, тем больше становилось вопросов, а ощущение сжимающихся на рукаве пальцев и вовсе делало попытки не обращать внимание тщетными. Повернувшись к Энди и все таки взглянув на него, я так и не смог произнести ни слова, смерив его взглядом и вновь уставившись на дорогу перед нами. Во мне так отчетливо боролись злость и желание помочь, негодование и необходимость выяснить причину, истинную причину происходящего последнее время. Очень не хотелось верить, что именно я подтолкнул мальчишку к этому, но мне нужно подтверждение.
Проехав еще несколько миль по лесной дороге я, наконец-то, остановился. Бывал я здесь довольно часто, пытаясь приспособить дом для проживания, так что запомнить маршрут не составило труда, не смотря на то, что единственным освещением здесь был свет от фар моей машины. Выбравшись на улицу, я забрал сумки из багажника и, перехватив их в одну руку, вывел из машины Энди. Лишь оказавшись внутри и освободив руки, я смог включить на улице свет и, вернувшись к машине, погасить фары. Нужно было возвращаться в дом, но я все еще не представлял, что будет дальше и что с этим делать. Выкурив на веранде сигарету, я все таки переступил порог, снял куртку, что бы повесить ее в прихожей, и прошел вглубь дома, - Давно ты подсел? - пожалуй, единственный вопрос, который был важнее остальных и ответ на который сейчас имел самое большое значение. Хотя, только озвучив его, я понял, что ответ мне может не понравиться.
Так и вышло. Мои самые худшие опасения начинали оправдываться, стоило только Энди раскрыть рот. И дело даже не в том, что я убедился в длительности его зависимости, а в том что прямо сейчас начинал осознавать, на сколько сильно заблуждался, считая свою жизнь удачной, а отношения идеальными. Или наоборот. Не важно. Все оказалось не тем, чем выглядело в моих глазах и это удручало. Не больше, чем состояние парня, наблюдать за которым было сродни пытке, но все таки. И теперь я начинал злиться не только на себя, но и на него. В большей степени. Стокгольм. Зачем он вспомнил про него? Разве там, в моем родном городе, я мало сделал? Я защищал его перед своей семьей, но даже этого не было достаточно, что бы поверить мне? Выругавшись про себя и скрестив руки на груди, я облокотился о дверной проем плечом, продолжая слушать, но в большей степени наблюдал за Энди. Мне не нравилось то, что я видел.
- Сможешь, - коротко ответил я на одну из реплик мальчишки, не считая нужным комментировать еще что-то. Ненависть? Наверное, я бы мог поддаться этому чувству, но сложно ненавидеть дело рук своих. Ведь именно так все выглядело со стороны парня. Я мог представлять все по другому, иначе, со своей точки зрения, но он был уверен, что прав. Это была его правда. Я менялся. Я отводил ему роль второго плана. Я не уделял ему достаточно внимания. Я проглядел. Самое ужасное было в том, что он был прав. Даже если я не хотел этого признавать. Мои желания не имели значения сейчас. Все было так, как было. Но разве от этого становилось легче? Связывая свою жизнь с другим человеком, ты вряд ли рассчитываешь на то, что тебе придется разгребать дерьмо ваших отношений. Хочется верить в лучшее. В розовых единорогов, скачущих по пурпурным лугам и блюющих разноцветной радугой. Нет, о подобной сопливо-розовой херне я не мечтал, но то, что происходило сейчас тоже не вписывалось в мое понимание мечты. Это было слишком.
- Как? Ты забыл с кем разговариваешь!? - усмирить злость никак не удавалось, хотя, я честно пытался предать голосу больше спокойствия и безразличия, - Я принимал такое, о чем ты даже не слышал, малыш. Вот только мне хватило мозгов не делать это смыслом своей жизни. Зачем?.. Думаешь, я мечтаю о том, что бы связать свою жизнь с конечным наркоманом? - вопрос был риторическим, но я смотрел на Энди в упор, дожидаясь, когда смысл его дойдет до замутненного разума мальчишки, - Поэтому, ты будешь жить здесь, пока вся та дрянь, что ты в себя закачивал долгие месяцы, не выйдет из твоего организма, - объясняться дальше я не стал, хотя и понимал, что это необходимо. Однако подсознательное желание мести было слишком сильно во мне, что бы не поддаться ему, пусть и на какое-то время.
Оставив Энди в одиночестве, я вновь вышел на улицу, что бы набрать дров из поленницы и вернуться в дом. Внутри было немногим теплее, так что предстояло это исправить. Разложив дрова в камине, что был совсем рядом с кроватью, я присел на корточки, что бы разжечь в нем огонь, краем глаза наблюдая за фигурой парня. Думал ли я когда-нибудь, что окажусь в подобной роли? Что захочу пройти через все это лишь ради того, что бы вернуть все на свои места? Я бы мог бросить все это и его тоже, продолжая жить как ни в чем ни бывало, но... Я не мог. Почти за год, что мы прожили вместе, мальчишка так этого и не понял и я не знаю, кого винить в этом и на что ссылаться. На мое неумение показывать свои чувства. На его неуверенность в себе или во мне. На все это вместе взятое. Как бы там ни было, итог оказался весьма печальным.
- Ее зовут Виктория, - наконец заговорил я, чиркая спичкой и поджигая клочок бумаги, зажатый между поленьями, - Ей 16. Все эти годы она жила в другом городе со своей матерью, но теперь решила, что хочет перебраться в Лос Анджелес и стать актрисой. Естественно, ей нужна помощь в этом. А еще, - видя, что огонь понемногу разгорается, я поднялся и внимательно посмотрел на Энди, - Она не моя любовница. Она моя дочь, - странное дело. Я думал, что будет очень непросто рассказать Энди о Викки, но теперь я просто ставлю его перед фактом и даже не жду реакции. Нужно разобраться с вещами и подумать, как лучше справиться с его состоянием. Притащив одну из сумок и бросив ее возле кровати, я ухожу на кухню, что бы подключить небольшой холодильник, загрузить в него продукты, взятые из дома. Остальное оставляю на столе вместе с кучей медикаментов, названия которых приводят меня к неутешительному выводу. Можно ли ждать от своего любовника благоразумия, когда твоя аптечка набита препаратами, нацеленными на "отрезвление". Да, что и говорить, с этим Энди повезло. Я много раз сталкивался с необходимостью быстро приходить в чувства после ночи наркотического "заплыва", так что точно знал, что нужно делать.
Поставив на плиту чайник, я налил в стакан воды, смешивая в ней все необходимые ингредиенты. Сначала тебя выворачивает наизнанку, потом дико болит голова, трясет так, будто внезапно подхватил лихорадку, но вскоре становится легче, как будто ничего и не было. Вот только в случае с Энди я сильно сомневался в последней стадии. Конечно, это не героиновая зависимость, но хорошего тоже мало. Впрочем, решать проблемы стоило по мере их поступления. Когда чайник закипел, я плеснул немного горячей воды в стакан, что бы питье стало теплым и, прихватив в коридоре ведро, вернулся в комнату.
- Пей, - протянув парню стакан и поставив перед ним пустую тару, усаживаюсь рядом, сцепив в замок руки и облокотив их о колени, - Неужели так трудно поверить в то, что тебя мне достаточно? - кажется, именно в этом заключается корень всех проблем. Скатившаяся под откос карьера не может быть злом во плоти. Каждый актер, который вступает на это поприще, подсознательно готов к провалу. Конечно, всегда хочется верить в лучшее, но даже если наступает полоса неудач, любому стажеру известно, что нельзя опускать руки. Стоит только сделать это, можно смело начинать искать другую работу, отправляться учиться на дизайнера или открывать свое дело. Не важно. Но путь на сцену закрыт, если ты не хочешь бороться. А бороться Энди умел. Это я точно знаю. Достаточно вспомнить, как он заявился ко мне в дом тогда, почти год назад. Или как полетел в Стокгольм. Он мог бороться, вот только происходящее с ним теперь ясно давало понять, что борьба эта слишком тяжело ему давалась.

Отредактировано duchless (Вчера 17:21:35)

0


Вы здесь » Live Your Life » -Реальная жизнь » Поиск партнера для игры