Live Your Life

Объявление

  • Новости
  • Конкурсы
  • Навигация

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » -Реальная жизнь » Поиск партнера для игры


Поиск партнера для игры

Сообщений 61 страница 80 из 106

1

В данной теме действуют Общие правила каталога и Правила раздела «Ищу игрока» (подробнее). Дополнительные правила специально для «Поиска партнёра» указаны ниже.

Заявка в теме оставляется в следующих случаях:
• У вас нет на примете ролевой, но есть желаемые образы и сюжеты для отыгрыша;
• Вы игрок на определённом форуме и ищете партнёра с конкретными предложениями по сюжету.

Конкретика:
• Один пользователь - одна заявка в тематике;
• Один пользователь - не более трёх заявок всего (в трёх разных тематиках);
• "С аккаунта сидят два/три/десять человек" - всё равно одна заявка в тематике;
• Хочется новую заявку - попросите сначала удалить старую (в этой теме с указанием раздела);
• Поиск - только для игроков, ищущих партнёров. Для администраторов и пиарщиков есть "Ищу игрока";
• Пример поста обязателен;
• Анкета или пост по ссылке закрыты для гостей - сообщение удаляется;
• В одном сообщении несколько отдельных заявок на искомых персонажей - каждую под спойлер;
• Заявка очень объёмная и/или в виде крупной таблицы с заливкой цветом - хотя бы часть под спойлер;
• Обновлять/поднимать имеющуюся заявку можно не чаще, чем раз в две недели. Открывать новую после удаления старой - без ограничений;
• Сама по себе заявка находится в теме два месяца, после чего удаляется.

Запреты:
• Повторять заявку раньше, чем по истечении двух недель;
• Пытаться обмануть администрацию путём создания дополнительных аккаунтов;
• Игнорировать шаблон заявки;
• Администраторам - искать акционных персонажей не для себя лично.

Шаблон заявки для поиска партнёра на форум
Код:
[b]Форум:[/b] (ссылка в виде названия)
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Ваш персонаж:[/b] (ссылка на анкету (не на профиль!) или краткое описание, даже если персонаж канонический)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста  (либо ссылка на сообщение с указанного форума) [/spoiler]
Шаблон заявки для поиска партнёра (без приглашения на форум)
Код:
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler]

0

61

поднимаю ↑
Форум: SACRAMENTO
Текст заявки:
Я, наверное, отношусь к тем немногим игрокам, которые любят играть семейные отношения, поэтому данная заявка посвящена исключительно родственникам моего персонажа, что является 39-летней женщиной, дизайнером детской одежды и женой лоббиста. На данный момент на ролевой у меня уже есть единокровная сестра, однако на самом деле у моего персонажа куда больше родственных связей, на которых хотелось бы видеть игроков. Сразу же предупрежу, что персонажи – темнокожие или мулаты. Итак, по очереди:
Лидия Уиверли (предположительная внешность Холли Берри) – экспрессивная, придирчивая и требовательная 44-летняя женщина, мать двоих взрослых детей, замужем за белым мужчиной, которого она безумно любит. Эта женщина не привыкла идти на компромиссы, она добивается собственных целей, которые ставит перед собой. Она хорошая хозяйка, но чересчур строгая мать. Не единожды в семье вспыхивали конфликты между ней и детьми, которым хотелось бросить учебу в колледже ради их любимого занятия – танцев. Конечно же, любовь к танцам в какой-то степени у нас в крови. Ведь в детстве сестры обожали воображать себя танцовщицами, наследуя движения Майкла Джексона и прочих знаменитостей, которые зажигательно пели и танцевали в конце восьмидесятых. Именно Лидия всегда оберегала (по-своему) от ошибок свою младшую сестру, старалась защитить ее от всего, но не смогла. Не так давно обнаружился наш отец. Мы считали, что он бросил нас, но это было не так. Во всяком случае, хотя бы сейчас отец старается найти общий язык со своими детьми, пусть в случае с Лидс это у него не сильно то и получается.
Томас Уиверли (предположительно Оливье Мартинес) – терпеливый, молчаливый и деятельный мужчина. Другой, наверное, на его месте не ужился бы с Лидией, а он умудрился прожить с ней больше двадцати лет вместе, и всего одна ошибка едва не перечеркнула все их отношений. Он изменил жене, последовав за мгновенной слабостью и едва не потерял все. Однако Лидс все-таки сумела отыскать в себе способность к прощению. Так что, супруги продолжают жить вместе.
Хоуп Уиверли (Кэт Грехем) – старшая среди близнецов Уиверли, которая живет одними танцами и только ждет того дня, когда сможет заняться ими более серьезно. Она энергичная, коммуникабельная, добрая и заботливая. У нее очень много общего с тетей, с которой они быстро нашли общий язык. Это весьма теплые и дружественные отношения, в которых девушка находила отдушину, считая, что мать ее не понимает.
Джейден Уиверли (Бруно Марс или кто угодно) – младший среди детей Тома и Лидии; младше своей сестры на целых 3 или 5 минут, и это частенько становилось причиной для их ссор и споров в детстве. Он, как и его старшая на пару минут сестра обожает танцы, но в отличие от Хоуп всегда был более послушным и усидчивым. Для него не настолько уж и каторга – экономика, азы которой они постигают в колледже.
Конечно, все это только затравки для персонажей, их характеров и их биографий, в которых есть свои белые пятна, которые хотелось бы дополнить чем-то более живым от игрока, которого заинтересует хоть кто-то из этой семейки. Если заинтересовало хоть что-то из заявки или возникнут любые вопросы – смело пишите мне тут или на ролевой.
Ваш персонаж:
http://sacramentolife.ru/viewtopic.php?id=19192

BIO

• Место рождения: Сан-Хосе, США
• Образование: законченное среднее образование;
• Профессия, род деятельности: дизайнер детской одежды
• Родственники:
Лидия Уиверли - старшая сестра (44 года)
Том Уиверли - муж сестры
Хоуп и Джейден Уиверли - племянники, близнецы
Карен Брик - единокровная сестра
Энджил Данцигер - годовалая дочь
Ноа Данцигер - единственный сын (6 лет)
Дитрих Данцигер - любимый муж (44 года)

ДЕТСТВО__
Родилась в Сан-Хосе, что всегда был самоназванной столицей Кремниевой Долиной. Как знать, может быть именно это и характеризует большинство народу здесь? Нет, не самозванцы. Это скорее самонадеянные и самоуверенные люди, которым не претит мысль о том, что они могут ошибаться. Такого разряда и был отец Пейтон, которого девочка почти не помнит. Он ушел из жизни своих дочерей, после того, как начались его проблемы с законом – он попал за решетку, пойманный на горячем. Как оказалось, Уильям Брик был одним из лучших «медвежатников». Ему хватило тогда одного срока за решеткой, чтобы он понял – больше ему не нужно. Слишком дорого обошелся ему этот инцидент.  Собственно, Тони родилась четвертого апреля в семье афроамериканца и  креолки, в роду которой были и французы, и коренные жители Америки, и также афроамериканцы. У Пейтон была старшая сестра Лидия. Внешне она пошла в отца, хотя темперамент заняла, наверное, у кого-то из материнских предков – с детства говорили о том, что она пойдет далеко и работа в местном кафе не для этой девушки.
К слову, Пейтон никогда не любила свое имя. Даже сейчас оно порой раздражает ее. Возможно, дело в том, что именно отец подобрал это имя для своей младшей дочери. А ведь, не просто подобрал. Он выбрал, настоял и сделал, как всегда, по-своему. Из-за этого дома разразился настоящий скандал, правда, его Пейтон Хизер не помнит, лишь знает о нем из рассказов сестры и матери. Обычно в школе и сейчас Пейтон пользуется  двойным именем или укороченным именем – Тони, которое для нее придумал Дитрих. В него она влюбилась, с первого взгляда еще совсем маленькой девочкой, впервые увидев его у них на квартале. Правда, тогда это скорее было лишь симпатией. Подумать только, сколько ей было тогда? Всего каких-то семь-восемь лет.
В школе нужно сказать у девочки случались разногласия со сверстниками: недостаточно белая для одних, а для других она была недостаточно черной. Ей приходилось всегда кому-то что-то доказывать, но в один прекрасный момент Брик поняла, что никому и ничего не обязана. Нравиться всем нельзя, как и дружить с теми, кто завтра предает своих друзей тоже. Именно во время своего обучения в школе  Тони познакомилась со своими друзьями – Росс Картер (с ним они не только учились в одной школе, но и жили по соседству), Лори Эллисон (она была, пожалуй, самой лучшей подругой для Пейтон, ведь именно ей приходилось прикрывать ее прогулы и не только), а также Джорджина Родригес.
Детства как такого у нее не было. Воспитанием занималась пожилая бабушка, когда мать была на работе. А работала она в парикмахерской, зачастую выходя в свои выходные, чтобы больше заработать. Иногда она брала дочь с собой на работу, в частности, после смерти бабушки семейства. Поэтому, можно сказать, что искусству (а иначе сказать никак нельзя) ухаживать за волосами и укладывать их в дивную прическу, Пейтон научилась именно в то время, когда торчала на работе у матери.
ЮНОСТЬ__
Сладкие шестнадцать? Наверное, не такие уже и сладкие, ведь никто не праздновал эту дату, как детки состоятельных горожан. В прочем, этого не требовала натура Пейтон. Она ждала окончания школы так, словно бы оно подарило бы ей неизвестную свободу, более свободное будущее и надежды на лучшую жизнь. В конечном счете, это ей ничего особенного не дало, разве только освободило немного времени, которое все больше уходило на работу.
Говорят, что нельзя забыть первую любовь. Возможно. Как бы то ни было, а юная Брик часто видела, как ее одноклассницы влюблялись, как им разбивали сердца, но всегда была уверена в одном – с ней такого не случится. Она слишком четко видит человеческие недостатки. Она порой слишком прямолинейна, и играть в загадочность может лишь на первом свидании. Правда, она ошиблась. Ей не было и восемнадцати, когда на нее обратил внимание Дитрих Данцигер, что вернулся в Сан-Хосе из Сакраменто, где он учился в колледже. Наверное, именно об этом так мечтала Тони с самых малых лет? Дитрих уехал учиться в Сакраменто – ему повезло вырваться из замкнутого круга большинство провинциальных городков, и когда он однажды приехал, чтобы навестить мать и сестру, которым помогал все время, Пейтон не смогла устоять перед его шармом и пришла на свидание. Ведь он больше не смотрел на нее, как на маленькую девчонку с афро-косичками вместо прически.
Их отношения развивались очень стремительно. Настолько головокружительно, что Пейтон внезапно обнаружила себя беременной. Именно об этом ее предупреждала Лидия, видя, насколько сильно была влюблена ее младшая сестра. Бросив школу в выпускном классе, девушка перебралась жить к Дитриху в Сакраменто, где они снимали скромное жилье. Именно так для Тони и началась взрослая жизнь – глоток свободы оказался пьянящим и головокружительным, что она не видела, насколько риск бывает большой, насколько он бывает близко, тогда как ее счастье – хрупко, как никогда.
Пока Дитрих учился и подрабатывал где-то, Тони тоже не сидела без дела. Она устроилась работать официанткой в кафе, желая поднакопить больше денег для их будущего малыша. Однако на восьмом месяце они потеряли ребенка, из-за чего находиться в Сакраменто стало для нее невозможно. Она возвращается в Сан-Хосе, где пытается оставить в прошлом не радостное событие. И все-таки вскоре они с Дитрихом расстаются – каждый по-своему справляется с горем, пытается жить, не обращая внимания на раны.
ВЗРОСЛАЯ ЖИЗНЬ__
Ей было двадцать три года, когда некий Джон Картер сделал Пейтон предложение руки и сердца. Нельзя сказать, что она была так уж влюблена, скорее ей было удобно с этим человеком, так что Тони, взвесив все за и против, приняла предложение, сменив после брака свою девичью фамилию на фамилию мужа. Жизнь плыла своим чередом и Пейтон уже не работала официанткой в том кафе, что помнило многие периоды ее жизни. Поучившись немного еще у матери, молодая женщина стала работать парикмахером и стилистом. Эта работа нравилась ей, ведь делать людей красивыми ей нравилось больше, протирания столиков и разноса заказов. Их маленькая семья жила в небольшой квартирке в Сан-Хосе, а сама Пейтон стала водить свой Форд. Едва ли не на первой же неделе она успела поцарапать бока машины, отчего Джон был просто в шоке. Но, кто не знает, что Пейтон Хизер Брик никогда не умела водить машину? Ну, ладно. Не Брик. Картер.
Размеренная жизнь идет не всем на пользу. И это было вовсе не в случае супругом Картер. Где-то спустя несколько лет после свадьбы Джон начал намекать жене на ребенка, тогда как Пейтон не могла рискнуть еще раз. К тому же, она поняла, что не любит мужа. Ну, а разве может родить не любимому ребенка?
Спустя какое-то время состоялась роковая встреча с прошлым. Да-да, с тем самым немцем, что когда-то так много значил для нее. Впрочем, и до сих пор значил, раз она постоянно поворачивается назад в своих воспоминаниях, оценивая, как было и как больше не будет никогда.
Дорогое вино, разговор о том, как изменилась их жизнь и как могла сложиться. Без сожалений. Просто мысли вслух… и Пейтон сама поцеловала мужчину, ведь побоялась, что иначе он сам этого не сделает. Они провели ночь, что едва не затянулась на полноценный роман на стороне для нее, когда однажды все снова не рухнуло. И не важно, кто был на этот раз виноват. Джон был готов, наверное, простить ей все. Даже измену.
НОА__
Родившийся ребенок был во многом похож на свою мать – карие глаза, светло-смуглая кожа, а еще ровный ряд белоснежных зубков в улыбке. Ради него теперь жила Пейтон, вкладывая свою душу и сердце в своего единственного ребенка. Говорят, что дети, родившиеся похожими на своих матерей не обретают подлинного счастья… Что же, Хизер надеется на то, что это не так. Тем более, что со временем стали проявляться некие черты характера Ноа. Он был молчаливым ребенком, часто серьезным и отнюдь не наивным дитем, как его сверстники. Таить правду об его отце, что не может жить постоянно с ними, становится все сложнее с каждым днем, ведь мальчик растет очень умным. К тому же, как еще объяснить то, что сама с трудом понимаешь?
Дитрих предлагал ей снова попытаться жить под небом столицы штата, однако женщина отказалась от этой затеи, наивно полагая, что мужчина сам не выдержит и переберется к ним с Ноа. Это, конечно, не заставило Землю перестать вертеться вокруг своей оси, но и не стало легче. Каждый раз пришлось научиться отпускать своего мужчину, дожидаясь, когда же он вернется снова – на этих выходных или через месяц вырвется к ним?
ВСЕ КУВЫРКОМ___
Под откос жизнь пошла внезапно. Кто бы мог подумать, что перспективная работа на обеспеченную женщину, которую подыскала своей подруге Тони, окажется началом конца? Никто. И Пейтон в первую очередь. Она просто давала уроки танцев богатенькой женщине, что щедро вознаграждала свою молодую учительницу, когда однажды ее убили… Череда смертей, из-за которых Лори пришлось бежать. Не выдержала напряжения и Тони. Она уже и так потеряла одного ребенка, так что второго была обязана защитить. Так что, собрав вещи, женщина перебралась в Сакраменто, поначалу поселившись у своей старшей сестры. Лидия уже продолжительное время жила там вместе со своим мужем и детьми.
В САКРАМЕНТО__
Приехав в начале марта 2015 года в столицу штата, Пейтон не преследовала каких-то особенных перемен в своей жизни. Но, они последовали незамедлительно. Во-первых, вовсе не дом ее старшей сестры стал для Тони родным. Нет, Дитрих твердо решил, что они будут жить вместе, как и полагается настоящей семье, пусть бы что. Ну, а во-вторых, Тони так и не нашла себе работу в салоне красоты, как планировала. Она начала работать в кофейне – ее она нашла не без помощи старшей сестры.
И тут, казалось бы, жизнь наладилась. Три месяца пролетели, как один и Тони грех было жаловаться хоть на что-то, когда однажды … им с Ноа пришлось покинуть город, при этом срочно, а все из-за разыгравшейся войны местных криминальных авторитетов, что могли выйти на Дитриха тоже. Вследствие этой «войны», женщина покинула не только город, но и страну, отправившись в Берлин, где проживала на тот момент младшая сестра Дитриха. Пока женщина гостила у нее, узнала о своей второй беременности. Так что к приезду мужчины в Берлин ей было чем его порадовать. Именно тогда мужчина решает скрепить их отношения официально. Долгожданная свадьба произошла в консульстве США в Берлине в начале июля 2015 года, в августе же, по возвращению обратно в Сакраменто, было устроено празднество для друзей, что не могли присутствовать на свадьбе в Берлине.
Оставив работу в кафе (с которой ее уволили заочно из-за длительного отсутствия), Тони не без совета и поддержки мужа решила заняться дизайном детской одежды, которым занимается и по сей день.
Во время поездки в Левенворт на отдых во время Рождественских праздников, Пейтон узнала о том, что у нее есть сводная сестра. Ее зовут Карен Брик, а их отец все еще жив и содержит закусочную в Сакраменто. Худо-бедно найдя контакт с сестрой, женщина все-таки не смогла простить старые обиды отцу, который оказался все-таки способным быть заботливым родителем.  Ну, а четвертого марта в городской больнице Сакраменто мир увидела маленькая Энджел Данцигер – дочь Дитриха и Пейтон. Супруги в ней души не чают и ждут в скором времени ее новых свершений, пока собственное дело начинающего дизайнера понемногу развивается.
ЧТО ДАЛЬШЕ?__
Посмотрим...

Пример вашего поста:

Пример поста

Порой мы думаем, что мир – вокруг нас; широкий, необъятный и такой разнообразный, прекрасный в своих деталях, даже самых неважных подробностях, что далеко не сразу попадаются нам на глазах или находятся где-то на периферии нашего зрения. И в то же самое время, мир всегда будет слишком большим, слишком пустым и недостаточно знакомым, чтобы найти в нужное время и в нужный час именно то место, в котором можно будет чувствовать себя, как дома. Пожалуй, можно было бы предположить, что наш мир – в доме, где мы родились или выросли, где падали, сбивали коленки в кровь и радовались тем падениям, чтобы показать свою силу, несгибаемость и похвастаться теми качествами, что так редки среди нас. Радовались, чтобы не плакать? О, да. Всегда бы так. Вот только из дома своего детства каждый из нас рано или поздно вылетает, словно птенец, которому стоило ощутить силу в собственных крыльях и получить уверенность в том, что все будет нам под силу. Ведь мы уже все проходили? Нам уже не единожды говорили, как это бывает в жизни? Стоит только набраться храбрости, просто начать и взяться за дело. Правда, в итоге далеко не все получается именно так, как нам об этом рассказывали, или на худой конец учили. Приходится искать свой план «Б» и надеяться, что на этот раз все получится лучше, чем в первый раз.
Но, что делать, если план «Б» тоже не сработает?
Как быть со следующим? Что делать дальше нам никто не говорил…
И где тогда находится наш мир? Наше спокойствие. Наша вселенная. Наше будущее и надежды.
Где? Куда оно все теряется?
Жаль. Очень жаль, что далеко не все являются способными предположить, что все-таки мир вовсе не так широк, не так огромен и отнюдь не так абстрактен. В первую очередь, мир – внутри нас. И только мы можем заказывать погоду в своем сердце, в своих мыслях и душе, что может отзываться на все то, что окружает ее. Конечно, остается только сожалеть о том, что далеко не всегда мы способны взять себя в руки и задать тон своей жизни, как летчик берется за штурвал самолета. И неважно какого – военного, чартерного или трансатлантического. Какова твоя жизнь, такой у тебя самолет.
Однако мы забываем, что мир – также находится в первую очередь внутри каждого человека, с которым мы держим контакт на протяжении многих лет, видимся едва ли не каждый день или только на выходных. Врата в этот мир – глаза, в которые так часто мы боимся заглянуть, возможно, предполагая, что нам может не понравится то, что мы в них увидим. Или увидят в нас? Сколько историй хранят эти глаза, что мы в них внимательно или только мельком заглядываем? Предположения – это, пожалуй, все, что мы можем строить в своей жизни, тогда как правда может оказаться совершенно другой, более неожиданной и непредсказуемой, чем изначально мы могли рассчитывать.
Могла ли предполагать Пейтон, что ее сестра пережила схожую боль, что и она много лет тому назад? Определенно, нет. Подобного не пожелаешь никому, ни другу, ни даже врагу. А Карен была ей все-таки сестрой. Наверное, кровь или эти загадочные гены, что отвечали за их родственность, все-таки что-то должны решать? Вот только теперь, у них было нечто большее, чем обычный факт родства; у них была общая боль, что делала их миры более похожими и близкими, чем гены и их общий отец. По крайней мере, на это могла опираться в данный момент Тони, пытаясь внимательней присмотреться к своей сестре, к ее выражению глаз, ее мимике…
На какое-то мгновение в памяти темнокожей женщины возник образ ее младшей сестры из того самого дня, когда они встретились в больнице. Когда же это было? Память упорно вцепилась за облик младшей Брик, в первые мгновения их разговора, когда Тони поинтересовалась у нее самочувствием. Если память не изменяла миссис Данцигер, а на это женщина пока еще не жаловалась, то Карен сослалась на плохое самочувствие в клинике. И, пожалуй, теперь она знала, ту истинную причину, что стояла за всем этим? И ведь, как давно это было?! Кажется, что это было совсем недавно. Однако этот день давно уже не датируется знатным «вчера» или «позавчера». Позади состоянием на сегодня оставался какой-то месяц или даже два? Вот только каждый новый день отодвигал воспоминания о прожитой встрече, как и затмевал облик из прошлого, которое сейчас припомнилось Пейтон, благодаря недостающему пазлу из головоломки по имени Сестра.
Тони горько улыбается, в ответ на согласие Карен со словами Дитриха.
- Кто знает? В этой жизни сложно быть уверенным в чем-то, - отзывается в свою очередь Тони, надеясь смягчить угол их разговора, когда он еще не успел коснуться ее самой. Могло пройти много лет, но для Пейтон до сих пор тема ее первой и не удачной беременности, как и некоторые события, последовавшие за этим, были не желательными для нее и отнюдь не приятными. – Я всегда считала, что у меня есть только одна сестра. А оказалось, все не так, - с долей тихой и даже мирной иронии, добавила темнокожая женщина, прежде чем опустила вновь взгляд своих темных глаз на спящего ребенка. Она прикоснулась к кончику носа Эндж, прежде чем скрыла грудь под бельем и одеждой. – Жизнь всегда уходит от тех, кто по нашим меркам уходит слишком рано. Она забирает лучших, - без капли горечи произнесла следом. По сугубо личному мнению, Пейтон считала, что ее мать не заслужила смерти в больнице, да и еще так рано, не увидев своих внуков. Какая-то часть женщины была убеждена в том, что именно желание добиться лучшей жизни для своих детей и пошатнуло здоровье Саманты, ее мудрой матери и настоящей мастерицы на все руки, тогда как она не умеет и половины того, что она.
- Знаешь, Карен, - выслушав последовавшие слова Брик, произнесла Тони, - ты добрая, слишком добрая к тому человеку, что отвернулся от тебя. Но, наверное, дело в том, что ты его любила? А он просто не заслуживал этого, - продолжая держать на руках дочь, что мирно спала, вела дальше Пейтон, огласив тот вывод, что она его сделала, исходя из той информации, что была ей доступной, и тех слов, что их она услышала. – Только не стоит идеализировать наши с Дитрихом отношения. Они не идеальные; стабильные сейчас – более менее, да. Но после того, как мы потеряли нашего малыша, нам было слишком сложно пережить эту боль вместе. Казалось, все напоминало друг в друге пережитую боль потери и долю вины, которая останется всегда на обоих, а может попросту останется лишь следствием обстоятельств. Нам было проще спрятаться по своим углам, сбежать от того, что случилось с нами, и сделать вид, словно ничего не случилось. Возможно, найди мы возможность подумать о том, как много времени мы потеряем, все случилось бы иначе. Дитрих начал заниматься тем, что так не нравилось мне, и мы расстались на добрый десяток лет, - было странно сейчас вспоминать о том, что уже осталось далеко позади. Сейчас уже с трудом верилось в то, что могло быть иначе, не быть – их. - Я была замужем за другим мужчиной, но так и не могла решиться на ребенка, которого так хотел мой муж, Карен. Я боялась, что снова потеряю. Но потом в Сан-Хосе явился Дитрих, и он попросту разрушил мой брак, - так просто и незатейливо, констатировала она. – Ну, а спустя какое-то время я узнала, что умудрилась забеременеть, того особенно не желая, - вспоминая о том, как легко и просто это удалось немцу, Пейтон сейчас могла только порадоваться тому факту, что все-таки ее мужчина вернулся к ней, пусть изначально в его планах была только продажа дома. Жизненные пути неисповедимы?
Все-таки мир Тони и мир Карен обладал схожей частью скорби, которая у каждой из женщин была своей, болезненной и неприятной точкой отсчета прошлого. Вот только в отличии от младшей из женщин, старшей все-таки повезло уже сейчас получить долю света в своем мире. Но, надо полагать, что свет придет еще в жизнь Карен? А в том, что он обязательно будет, Пейтон не могла не надеяться. Иначе зачем жить, строить новый, лучший мир для своих детей?
вся игра

0

62

Форум: Кливленд
Текст заявки:
возраст: 30-32
внешность: Kit Harington, Ryan Guzman, или выслушаю Ваши варианты
профессия: продаешь наркотики «золотой» молодежи
ориентация: гетеро
Ты – племянник бывшего главы  Coast Owners. Несколько лет назад он умер и бразды правления перешли к его сыну (тут уж как договоритесь о родстве, по отцовской линии связь или по материнской, на форуме уже есть Ашер и Сибилла Ланкастеры). Наверное, это самое основное. Ты рос в достатке, тебе ни в чем не отказывали и ты сам не привык к отказам, но тебя приучили, что семейный бизнес превыше личных интересов, и каждый должен вносить свою лепту. Ты стал дилером для «золотой» молодежи: старшеклассники, родители которых обеспечили своим чадам безбедное существование, клубная тусовка. Ну, не мне тебе рассказывать.
Мы познакомились, когда мне было 16. Все девчонки завидовали, что ты обратил внимания именно на меня – мелкую рыжую пигалицу с огромными зелеными глазами. И никто не знает, что я просто вывалилась на тебя из окна школьного туалета, когда сбегала с уроков. Ты поймал меня и пригрозил отвести к директору, а я просто ответила «валяй», но когда ты схватил за руку, начала упираться. Ты забросил меня к себе на плечо, несильно шлёпнув по попке, чтоб не рыпалась и отнёс в свою машину. Я говорила, что это похищение, и что тебя накажут, а мы просто поехали в кафе. Наверное, я выглядела такой бледной и болезненной, что ты решил меня накормить. С тех пор ты меня так часто «похищал». Иногда мне казалось, что я единственная, от кого ты слышала «нет», и ты делал всё, чтобы я томно на ушко прошептала тебе «да», сдаваясь под твоим натиском. Так и случилось. Ты просто пришёл в мою съемную комнату, собрал те немногие вещи, что были и перевез меня к себе.
Наши отношения развивались очень бурно и стремительно. Мы вместе появлялись на разных тусовках, ты меня брал на встречи. Конечно, я знала, чем ты занимаешься, но это только еще больше подогревало интерес. Девочки любят плохих мальчиков, с хорошими им просто скучно. С тобой скучно никогда не было. И я позволила себе влюбиться. Любил ли ты меня – не знаю.
Упрямый и настойчивый, ты знаешь, чего хочешь, и не забываешь о благе семьи, но у тебя есть один недостаток – азарт. И однажды ты попроигрался в покер. Ставить больше было нечего, а ты так хотел отыграться. Поставил меня на кон. Я даже рада, что ты проиграл эту партию. Ушёл, не прощаясь, не говоря ни слова, а я растерянно смотрела тебе вслед. Мне было 20, когда мои розовые очки разбились стёклами внутрь.
Несмотря на то, что мы расстались, наши пути всё время пересекаются. Кажется, ты просто не желаешь меня отпускать, а я всё время ускользаю от тебя.
Пожелания: идеальны посты от 1 или 3 лица от 3К и выше. Не срывайтесь, как только где-то замаячит новый тестовик. Хочу найти свой дом, поэтому если вы сидите на 20 проектах - лучше пройдите мимо. Если у вас патологическое лоу - тоже не ко мне. Все мы живые люди, но я не люблю когда кормят обещаниями, завтраками и обедами. Я бы хотела хотя бы пару постов в неделю. Сама стараюсь писать активно, но иногда подводит вдохновение, убиваемое реалом, но я не хочу всё время напоминать о постах.
Человек я открытый, дружелюбный, и мы запросто можем обсудить какие-то новости, сюжетку и вроленно пофлудить хоть на форуме, хоть в аське/ВК.
Ваш персонаж: художница Алекс Стаут, 25 лет. Сейчас она пытается строить отношения вне криминального мира.
То есть я не буду ограничивать Вас игрой только со мной, наоборот, буду  всячески помогать находить нужные связи с другими игроками.
Пробный пост:

Пример поста

Прикосновения будоражат фантазию, распаляют желание всё больше, и уже трудно устоять, чтоб не сорвать с губ ещё один поцелуй, поэтому я закрываю глаза. Когда не видишь этой соблазнительной немного наглой улыбки, легче держать себя в руках. Да и осознание того, что только что произошло, оставляет горьковатое послевкусие чувства вины. Но вот что не изменилось, так это моё желание, как и два года назад: стереть эту наглую ухмылку с его лица, но на этот раз способ я выбирала приятный обоим.
Запретный плод, – шепчу я ему в губы, когда он легонько касается моей кожи в девственно чистом поцелуе.
Я помню наш первый поцелуй. Первый поцелуй в моей жизни. Он был прекрасным, нежным и чувственным. Ларсен был настойчивым, но терпеливым, а я напуганной и нерешительной. Помню, как он поглаживал пальцами мои скулы, придерживая лицо, не давая отвернуться, как его губы мягко целовали щеки, пробираясь к губам, и сейчас я получаю девственно чистый поцелуй. Совсем не такой, каким он меня сегодня встретил.
– Но я… – вообще-то могу прекрасно обойтись и пиццей, и Варг это знает, но ему хочется устроить праздник. Для меня. Для нас. Это очень трогательно, вот только… Я хотела уже возразить, что никуда не хочу идти, но категорическое «возражения не принимаются» ставит окончательную точку. – Хорошо, я быстро, не волнуйся.
Выбор на самом деле невелик, мой гардероб можно пересчитать на пальцах, но все вещи хорошо сочетаются и походят друг другу. Но у меня есть платье, которое как раз подходит для таких вот выходов. Я его покупала на свадьбу своего брата. Оно простенькое, но подчеркивает мои скромные достоинства. А вот с выбором белья у меня проблема. Ничего нет подходящего именно под это платье. Приходится выбирать между простенькими целомудренными трусиками, почти детскими, и совсем уж минималистическими «веревочками». И приходится выбрать последнее. Надеюсь, Ларсен не даст мне упасть. А вот туфли… Краснею, поднимая коробку с босоножками, а потом всё же решаюсь и достаю пару и ставлю возле дивана, а сама убегаю в ванную.
– Тебе тоже не мешало бы переодеться, милый, – кричу ему из ванной и смеюсь. – Как минимум, надо найти, куда я забросила твою футболку.
Надеюсь, пока я привожу себя в порядок и наношу блеск для губ, Ингварр успеет одеться. Он выглядит превосходно. Я покусываю губы, борясь с искушением снова его поцеловать. Поцелую – хрен куда мы пойдём, но ведь это был его выбор, а мне нужно заглаживать свою вину.
Я останавливаюсь возле дивана и присаживаюсь на краешек, стараясь не смять платье.
– Поможешь надеть? – он всегда настолько бережно и осторожно прикасался к моим ножкам, вызывая приятные покалывания во всем теле. Снова краснею, закрыв глаза. Они такие разные и мне становится стыдно, что я так часто думаю об этом. Улыбаюсь. – Спасибо.
На высоких каблуках я чувствую себя немного неуверенно, но Варг меня крепко держит за руку, поглаживая ладонь, его пальцы нажимают на чувствительные точки, снова пробуждая желание, и я иногда вопросительно посматриваю на мужчину. Не знаю даже, что со мной будет, когда мы окажемся, отрезанными от всего мира в замкнутом пространстве автомобиля.
– Куда мы поедем? – не знаю, зачем я спрашиваю? Что мне может дать название? Ничего. Я никогда не бывала в ресторанах, максимум – небольшие или большие кафе, пару раз в клубах, в том числе и в том, где мы познакомились с самим музыкантом, но мне почему-то важно знать название. Возможно, для того, чтобы я могла прикинуть, сколько мне придется бороться со страхами. Признаюсь, название мне ни о чем не говорит, но Варг открывает передо мной дверцу и усаживает в авто. Покусываю губу, моментально съедая весь блеск для губ, открываю бардачок, проверяя наличие некоторых так необходимых предметов, и довольно улыбаюсь. Пока Ларсен обходит автомобиль, я успеваю стащить в свою сумочку несколько презервативов. Неизвестно, чем обернётся наш романтический вечер.
– Поставишь мне ваш последний альбом? – прошу я, хотя понимаю, что Игги уже могло и надоесть немного одно и то же звучание. – У тебя до сих пор Бритни на звонок выставлена? Ой, а ты мой телефон не захватил? Кажется, я его забыла, совсем рассеянная стала.
Мы смеемся и отправляемся в ресторан.

Отредактировано Mariska (26-08-2017 00:25:15)

0

63

Форум:
http://pleasantville.rusff.ru/
Текст заявки:
Jackson (Jack) Morris, 33 года
Внешность: Nick Blood, но если есть другие варианты, с удовольствием их рассмотрю
Ты - один из наших лучших с мужем друзей еще со времен университета. Мы много времени проводили вместе, как готовясь к экзаменам, так и во вне учебное время. Ты всегда поддерживал нас, помогал, мирил при очередной ссоре, рассказывая о том, насколько мы глупы, ругаясь из-за различных мелочей. Мы вместе прошли интернатуру, затем ординатуру в городской больнице Нэшвилла, определялись с тем, в каком направлении медицины двигаться далее по жизни. Ты участвовал во всех важных для нашей семьи событиях. Устроил яркий и запоминающийся мальчишник Дэвиду перед свадьбой, когда появился Тоби, мы предложили тебе стать крестным нашего ребенка, на что ты с радостью дал положительный ответ. Мы знали, что всегда можем положиться на тебя, так же, как и ты мог доверять нам. А затем случилось то, что разрушило нашу с Дэйвом семью. Зная потенциал и амбиции мужа, я должна была предположить, что однажды он захочет большего. И этот день настал. Ему  предложили уехать в Сирию в качестве военного врача и он согласился, оставив нас с Тоби. Мне было тяжело принять тот факт, что муж променял нас на карьеру и я ушла в себя, совершенно не могла самостоятельно разобраться с бытовыми проблемами, которые накапливались в огромном количестве. И ты, естественно, пришел на помощь. Еще со времен университета я замечала, что нравлюсь тебе, но Дэвид был твоим другом и ты ни разу не переступал черту. Я около двух лет ждала мужа, надеясь на то, что он вернется и все еще может наладиться. А потом смирилась. Приняла ситуацию и решение двигаться дальше. Мне надоело ждать человека, который к тому же не является больше тем, кого я любила, война слишком изменила Дэвида. Нужно было думать о том, как поднимать на ноги сына и обеспечить его будущее. Сама не знаю как, я приняла твои ухаживания. Ничего серьезного, пока мы просто общаемся и сходили на несколько свиданий, которые заканчивались вполне безобидно. Ты помогал мне с Тоби и я знала, что если у меня перегорит лампочка или сломается кран, ты тут же примчишься и поможешь. Мне необходима мужская рука, как в воспитании ребенка, так и в бытовых вопросах. И я нашла поддержку у тебя. Ты ни на чем не настаивал и не давил на меня, поэтому я пошла  на встречу. И только наши отношения начали переходить во что-то более серьезное, вернулся Дэвид. Мы жутко поругались, но я пришла к тебе с предложением мира, не к нему, к тебе. Мне нужно было сделать выбор и он пал на твою сторону. Дэвид стал чужим и отдаленным, я понимала, что еще люблю его или воспоминания о нем. Но, вряд ли, у нас получится вновь воссоединить свою семью, мы лишь мучаем друг друга, словно два мазохиста, но каждый раз понимаем, что между нами огромная пропасть. С тобой мне легко, уютно и комфортно. Ты столько лет был моим другом, что я доверяю тебе и могу быть с тобой откровенной, не во всех вопросах, но все же. Никто не знает, что принесет нам завтрашний день, но в настоящем мы вместе и пытаемся мелкими шагами идти вперед.
_________________________________________________________________________________________________
Очень хотелось бы видеть данного мужчину на проекте, так как Джек играет весомую роль в судьбе моего персонажа. Даешь больше страстей и драмы. Я не стала описывать его биографию и ключевые моменты жизни, оставляю полный простор для вашей фантазии.) Игрой обеспечим, вместе придумаем, как сложатся дальше отношения Джека и Оливии. Во что в итоге превратится дружба Джека и Дэвида. У нас много задумок, играть, не переиграть. Так что, скучно точно не будет, приходите, не пожалеете.)
Ваш персонаж:
Оливия Фергюсон, 33 года, детский хирург в городской больнице Нэшвилла. Со школьных времен встречалась со своим нынешним мужем, он всегда был первым и одним единственным мужчиной в ее жизни. Имеет сына четырех лет. В жизни женщины все было прекрасно, Оливия была счастлива и ценила то, что имела. Пока ее муж не уехал в Сирию в качестве военного врача на два с половиной года, оставив с маленьким ребенком на руках. С того момента все резко изменилось. В посте подробно описано, что происходило с Лив в течение этих двух с половиной лет.)
Пример вашего поста:

Пример поста

Прошло два с половиной года с того момента, как Дэвид покинул нас с сыном и уехал в горячую точку в качестве военного врача. И сколько бы я не уговаривала его остаться, мой муж твердо стоял на своем, ведь если он что-то решил, никто и ничто не изменит его решения. Я изначально была против и приводила миллион доводов, но он меня не слушал, веря в лучшее. Однако, я прекрасно знала, что после того, как он согласился на предложенную ему работу, все изменится. Я до сих не могу до конца простить его за то, что он выбрал не семью, а пошел на поводу у своих желаний сделать мир лучше. А ведь мы с Тоби так сильно нуждались в Дэвиде. Последние несколько лет можно считать настоящим адом. Еще со школьной скамьи я была уверенна, что мужчина именно тот, с кем я проведу всю жизнь, идя рука об руку, преодолевая все невзгоды и трудности, что он никогда не предаст меня и не бросит, что я могу доверять ему. И какого мне было каждый раз, когда в назначенное время муж не выходил на связь? Мысленно я заказывала похоронную процессию и молилась о том, чтобы мои негативные мысли не воплотились в реальность. А после очередного звонка в скайпе становилось лишь больнее и тяжелее на душе. Вы знаете, что значит находиться на огромном расстоянии от того, кого любишь больше всего на свете? Не иметь возможности прикоснуться, обнять? Существовать лишь надеждой на то, что в скором времени мой кошмар закончится и Дэйв вернется. Но я не предполагала, что его отсутствие затянется на два с половиной года. Я начала забывать, какого это засыпать в его объятиях, готовить вместе завтрак, гулять втроем по городу и вместе радоваться каждой мелочи. Мы были единым целым, а потом в один момент все рухнуло. Я осталась один на один с множеством проблем, которые упали на мои плечи и которыми раньше занимался муж. Тяжело тянуть все на себе, особенно, когда у тебя маленький ребенок, который требует внимания и огромного количества времени. Мне начало казаться, что я ужасная мать, не способная дать своему сыну того, чего он на самом деле заслуживает. Пришлось отказаться от дополнительных смен в больнице, так как я не желала, чтобы Тоби растила няня. Мало того, что он толком не знает своего отца, еще и мать постоянно пропадает на работе.
Шло время, с каждым днем мы с Дэвидом все больше отдалялись друг от друга. Мне стало казаться, что я разговариваю с чужим незнакомым человеком. Иногда мы могли обмолвиться лишь несколькими фразами, узнать как дела и все ли хорошо, после чего просто не находили, о чем еще можно поговорить. Мы перестали быть частями жизней друг друга. И это было невыносимо больно. Всю свою любовь я проецировала на Тоби, окружая его заботой и давая понять, что он для меня все. А потом я смирилась. Приняла ситуацию и решение двигаться дальше. Мне надоело ждать человека, который к тому же не является больше тем, кого я любила. Нужно было думать о том, как поднимать на ноги сына и обеспечить его будущее. Сама не знаю как, я приняла ухаживания Джека, нашего общего друга еще с университета. Я всегда знала, что он испытывает ко мне какие-то чувства, но не делал никаких шагов, зная, что я не предам Дэйва. Ничего серьезного, пока мы просто общаемся и сходили на несколько свиданий, которые заканчивались вполне безобидно. Мужчина помогал мне с Тоби и я знала, что если у меня перегорит лампочка или сломается кран, он тут же примчится и поможет. Мне необходима мужская рука, как в воспитании ребенка, так и в бытовых вопросах. И я нашла поддержку у Джека. Он ни на чем не настаивал и не давил на меня, поэтому я пошла ему на встречу.
Пару дней назад Дэвид сообщил, что возвращается домой и я не знала, как на это реагировать. Ведь я только начала привыкать к жизни без него и смирилась с тем, что мужа нет рядом. Естественно, я была рада, что наконец он вернется и покинет зону опасности. Но, не представляла как в дальнейшем сложатся отношения между нами. К тому же, теперь рядом находился Джек, о котором я так и не решилась рассказать Дэвиду. Все слишком сложно и запутанно.
Стоя на кухне, я готовила омлет и смеялась над Джеком, который, как всегда, в своей манере рассказывал очередную смешную историю о том, как ему недавно попался чокнутый пациент. Впервые за долгое время наши выходные совпали и мы могли провести время вместе. Замотавшись, я совершенно потерялась во времени и забыла о том, что именно сегодня возвращается Дэйв. Поставив на стол три тарелки, делю на равные части завтрак и кричу сыну о том, что он может спускаться. А в следующий момент слышу дверной звонок. До меня не сразу дошло, кто это может быть. - Ты кого-то ждешь? - Вопросительно подняв бровь, Джек прожигает меня взглядом. - Нет. Наверное... Какое сегодня число? - Чувствую, как меня резко бросает в холод, осознавая, что сегодня шестнадцатое сентября. - Это Дэвид. Как я могла забыть. - Не дожидаясь реакции мужчины, быстрым шагом направляюсь ко входной двери, слыша, как Тоби бежит из своей комнаты вниз. Я ни на секунду не сомневалась в своем предположении, но что-то мешало мне сразу открыть дверь. Я выглядела неуверенной и потерянной, потому что так и не была готова к этой встрече. - Мам, кто это? - Оборачиваюсь на голос сына, покусывая губы. - Милый, иди на кухню к Джеку, пожалуйста. - Но, сын стоит на месте. - Я хочу посмотреть, кто пришел. - Упорством Тоби пошел в отца, поэтому если он чего-то хочет, невозможно изменить его желания. Нет смысла оттягивать момент, рано или поздно это должно было случиться. Делаю несколько глубоких вдохов, после чего резко отворяю дверь. Перед моим взором предстает до боли знакомая фигуры. Поднимаю неуверенный взгляд на мужа и понимаю по его выражению лица, что он также, как и я потерян. - Привет. - Тоби подбегает ко мне и обняв, с любопытством рассматривает гостя. - Прости, я замоталась на работе и забыла, что сегодня ты возвращаешься. Больница, пациенты, думаю, ты понимаешь насколько это выматывает. - Отхожу в сторону вместе с сыном, пропуская его в дом. - Как долетел, все нормально? - Я не знала, как себя вести и что говорить, поэтому решила начать разговор с простого. Но Дэйв не успевает ответить, как  дверном проеме появляется Джек. - Ты не говорила мне, что Дэвид возвращается. - Крепче прижимая к себе Тоби, перевожу взгляд с одного мужчины на другого, понимая, что сложившаяся ситуация слишком неловка.

0

64

Форум: http://praisethedevil.mybb.ru
Текст заявки:
maximilian?
luke kleintank

он с беспокойством смотрит на калипсо, она на него — сдержанно улыбаясь, аккуратно доливая темный кофе в крупную белую чашку. их разделяет барная стойка, но не только; после того, как калипсо устроили сюда работать, максимилиан здесь почти что поселился, каждый день просиживая в этой забегаловке свой перерыв, уже становясь предметом безобидных шуток у других официанток, отвечая обаятельной улыбкой и иногда отшучиваясь обратно. но калиспо себе ничего  подобного не позволяет: она относится к нему серьезно, но по-другому серьезно, безразлично серьезно, и это задевает куда больше колкостей ее коллег.

он работает напротив — в автомастерской, целый день копается в железках, а после работы ждет ее, чтобы проводить до дома. калипсо не против, но держится все так же дружелюбно холодно, уклоняясь от расспросов о себе и делясь чем-то расплывчатым. но в целом они общий язык находят, и у максимилиана такое ощущение, что встреться они в другое время в другом месте — все было бы совсем иначе. все было бы так, как надо.

между ними все-таки завязывается что-то вроде дружбы — насколько это возможно, и калипсо даже привыкает к тому, что домой идет не одна, и если бы не столько "но", она бы этого даже ждала и давно бы уже пригласила его к себе, и то, что максимилиан ей, в общем-то, нравится, не было бы проблемой. но у калипсо в голове страшные вещи, у калипсо позади страшная жизнь, у калипсо совсем нет будущего, и она ни на секунду об этом не забывает.

максимилиан все узнает во время чистки, фактически спасая калипсо из костлявых рук неминуемой смерти. для калипсо это всего лишь отсрочка, а для него — добровольное соглашение на самоубийство, ведь оставить одну он ее теперь точно не сможет. никогда не сможет.


— максимилиан не тряпка. да, он влюблен в калипсо, но это не делает его размазней. прототип их отношений — джо и джулиана из the man in the high castle, так что лучше быть знакомым с сериалом, конечно.
— у максимилиана вполне могут быть скелеты в шкафу. нет, даже так: они совершенно точно у него есть.
— ему 27, и я не знаю, как он оказался в тэне; возможно, тут сыграет роль предыдущий пункт.
— когда я писала эту заявку, я не думала о наличии каких-либо паранормальных способностей, но если вам хочется — то пожалуйста, при условии, что они не будут рушить образ персонажа.
— максимилиан — единственный близкий человек у калипсо.
— все подробности того, на что он подписался, я поведаю в лс, скажу только, что дело связано с убийством одного влиятельного человека, который неприкасаем во время чисток.
— у этой истории не будет счастливого конца. и я сейчас не про взаимность чувств м. а в целом.

Ваш персонаж: калипсо коппола, 26, переехала в тэн совсем недавно, преследуя определенную цель.
Пример вашего поста:

Пример поста

«здравствуй, бо.
ты никогда не прочитаешь эти строки, и теперь я это прекрасно знаю. наверное, это глупо, но первое время во мне жила крохотная надежда, что это был не ты, что ты, мой любимый бо, чудесным образом спасся, все еще дышишь, и пусть даже я никогда тебя больше не увижу - я согласна на такую участь, лишь бы ты был жив.
я и вправду никогда больше тебя не увижу. потому что вот уже полгода ты мертв.
как это страшно, боже! боже боже боже боже
как же
это
страшно
мне говорят, что я должна двигаться дальше, а я закрываю глаза и вижу перед собой твое улыбающееся лицо. разве я могу перестать любить тебя, только потому что ты умер?
прости, я слишком сбивчива; наверное, нужно начать заново: здравствуй, бо. не так давно (а может, тысячу лет назад) меня спросили, что бы я сказала господу, окажись я перед ним. так вот я подумала о том, что сказала бы тебе. я сказала бы, что не виню тебя и что отпускаю. как жаль, что только часть из всего этого была бы правдой.
боже, нет, конечно же, я не виню тебя! как я могу? ведь это ты лежишь в могиле, ведь это твое тело было в гробу, ведь это твоя сестра потеряла сознание на похоронах, ведь все это ты, ты, ты... так никогда не должно было быть, и я не понимаю, почему все ровно наоборот, ведь мой пульс должен был остановиться в ту же секунду, что и твой. ведь я сколько раз я говорила тебе, что, если тебя не станет, я тут же умру. получается, бо, что единственный человек, которого нужно винить - это я.
как страшно умирать второй.
я не могу тебя отпустить. прости, мои родной, мой милый бартоломью. мне говорят, что это нормально, что просто прошло слишком мало времени, но я-то знаю, что эта рана никогда больше не заживет. она будет убивать меня, и я надеюсь, что она сделает это быстро, но, разумеется, в этом тоже нет твоей вины.
но нет, нет, нет, я опять вру тебе - видишь ли, мне уже давно никто ничего не говорит. вот уже несколько месяцев меня не было дома, вот уже несколько месяцев я не видела мать, и я знаю, что ты не хотел бы подобного для меня, но я гораздо слабее тебя, бо. прости, что я называю тебя бо, я помню, что тебе это не нравилось, но, прошу тебя, закрой глаза и на эту слабость. в конце концов, твое имя - это единственное, что у меня осталось.
я пишу это письмо на жалком обрывке бумаги и не знаю, где я нахожусь, я не знаю, кто эти люди вокруг. но на какие-то секунды я могу увидеть тебя, будто живого, и иногда мне кажется, что я могу до тебя даже коснуться. но знаешь, любовь моя, что самое ужасное? то, что я прекрасно знаю, что это не ты, что тебя давно уже нет, что эти видения - лишь результат моего уже больного рассудка и химии. но я продолжаю и едва ли когда-нибудь остановлюсь сама. ты шепни там ангелам, чтобы это «когда-нибудь» наступило поскорее.
страшная фраза, но мертвые должны оставаться мертвыми. прости, что никак не могу тебя отпустить.
до нашей следующей встречи.
всегда любящая тебя эми.»

и казалось, что вся многоцветность жизни сконцентрировалась именно в том летнем вечере; и ветви сирени ломились от крупных гроздей, и небо было золотым от вечернего солнца, и ночи как никогда коротки. её белое платье еще хранило ауру недавнего триумфа на сцене крохотного кафе: первый раз американе подарили цветы после выступления. и пусть этого никогда не оценит мать, пусть это будет крохотной песчинкой по сравнению с годами, которые длинной процессией следовали перед ней, она знала, что сегодняшний вечер, сегодняшняя она - это начало чего-то абсолютно нового в ее жизни.
гул знакомых голосов, чей-то дом, терраса, и каждый из них молод и полон жизни. ее дурманящий успех - лишь повод собраться вместе, лишь повод в полной мере насладиться миром вокруг себя. американа вдыхает пьянящий летний воздух и закрывает глаза, пропуская через себя все звуки: в ее ушах стучат об рельсы колеса далеких поездов, матери поют колыбельные своим детям, море накатывает волнами на песок. американа - это и есть весь мир, все его многообразие и палитра.

она говорит, смеется и ведет себя словно маленький ребенок. везде сигаретный дым, и вокруг говорят о какой-то ерунде, которая, может быть, и имеет какое-то значение, и американа слушает, но не слышит. и ее взгляд случайно падает на него, такого же юного, и ей кажется, словно все пространство преображается. его слова заставляют окружающих расплываться в улыбке, и, даже стоя поодаль, американа ощущает этот нечеловеческий магнетизм, исходящий от него. и, словно от алкоголя, она чувствует расплывающуюся теплоту в груди, влюбляясь мгновенно и навсегда.
они несколько раз перекидываются взглядами, и она смущенно улыбается, отводя глаза, и будто бы она всю жизнь его знает, просто внезапно такие сильные чувства случайно вытеснили все из памяти. американа видит, как он подходит к ней и какие светлые у него глаза, и все её существо наполняется бесконечным счастьем.

0

65

Текст заявки: фем, ж+ж
Могу в преподавательницу-студентку (как за одну сторону, так и за другую), могу в инцест (горизонтальный), могу взрослыми женщинами (от 35 и выше). В молодых не могу. Из любимых внешностей (боже, их много. Вот те, что вспомнились сразу же): Жульетт Бинош, Робин Райт, Кейт Уинслет, Наоми Уоттс, Хелена Бонем Картер, Катрин Денев, Фанни Ардан, даже Сигурни Уивер. Из молодых несколько: Шейлин Вудли, Софи Тернер, Кристен Стюарт, Галь Гадот. Женщин всегда играю стронг и индепендент, возрастом от 45-50 лет. Пишу от первого лица. От соигрока хотелось бы того же (и заглавные буквы, пожалуйста). Посты хочу небольшие. 2к сойдет. Сама буду писать так, а вы хоть 15к выдавайте.
Пример вашего поста:

Пример поста. Не фемный

В окнах первого этажа зажжен свет. Ужин на двоих, поданный в столовую, наполированным серебром сервиза, свечами и яркими бликами фарфоровых блюд дополняет общее количество света. И если бы он - свет - имел звучание, то к негромкой классической музыке добавился бы звон мягких переливов магической трели, как если бы кто-то стучал по тонкому хрусталю небольшой серебряной ложкой. Вальс ля-минор сменяется на первые аккорды седьмой симфонии Шопена, которые долетают до меня через открытые двери спальни второго этажа, где я восседаю за дамским столиком, застегивая жемчужную серьгу и поправляя ожерелье из того же минерала. Светлые тона моего одеяния рефлексируют легким розоватым оттенком в украшениях и прекрасно сочетаются с почти незаметной губной помадой. Смотрю своему отражению в глаза, закрывая шкатулку с драгоценностями и мысленно подготавливая себя ко встрече.
Легкая вибрация магии возвещает меня о прибытии долгожданного гостя. Без каких-либо церемоний я поднимаюсь из кресла и выхожу в коридор, чтобы дойти до лестницы и спуститься на первый этаж, где за белой дверью с небольшим застекленным окошком, выполненным полукругом, вижу движение. Звук от каблуков приглушается ковром, застилающим ступени лестницы. Небольшой драгоценный камень кольца на безымянном пальце правой руки, гладко спускающейся по перилам, дает отблеск в свете ламп, но не обращает на себя никакого внимания. Я сдержанно улыбаюсь, пока входная дверь не отходит в сторону, сталкивая меня взглядом с тем, кого я видеть никак не ожидала. Музыка Шопена моментально заглушается гулким стуком сердца где-то в области горла. В эти несколько секунд я вижу всё: темную мантию, плотными изгибами спускающуюся к самому полу, цепкий взгляд светлых глаз, в которых плещется мощная сила, мелкое пятно крови на светлой щеке, а еще - появляющуюся из-за спины огромную рептилию, вальяжно проползающую у ног хозяина и вперившую в меня немигающий взор. Ее язык впрыскивается в пространство, пробуя мой страх, словно острое копье пробивающее мою невидимую защиту.
Я не могу себе позволить истратить впустую еще одну секунду нашего напряженного молчания. Делаю выпад левой рукой - неудобно, зато быстро - посылая в него эволутио голпэ выигрывая время, чтобы, наконец, миновать последнюю ступеньку, резко развернуться за лестницу и добежать до двойных дубовых дверей столовой, где меня и моего приглашенного гостя должен был дождаться ужин. Но не для бесполезной защиты я совершаю сей шаг, а с целью вызывать помощь и успеть ретироваться посредством каминной сети. Перехватываю палочку правой рукой, уже строя узор для Патронуса, но в этот момент под звуки симфонии Шопена дверь позади меня взрывается в щепки. На мгновение моя душа словно отрывается от тела и наблюдает за всем со стороны в условиях замедленной съемки: накрытый стол несется в стену, рассыпая всё на своем пути, сильнейшая взрывная волна толкает меня в спину, и мне чудом удается избежать столкновения со столом. По воздуху разлетается пыль, камни и щепки, летят бокалы, свечи, столовые приборы и посуда, разбивается бутылка вина, капли которого замирают в воздухе и опускаются кровавыми разводами на мои шелковые одежды. Со стен падают картины и продолговатое зеркало, разбиваясь вдребезги, отсвечивая лампы, отражает в себе сотни лиц одного и того же человека. Идеальная комната в мгновение ока превращается в хаос, неизменной остается лишь музыка, которая становится неуместной в данной обстановке.
Некоторое время я ничего не слышу и не чувствую. Потом слуха касается звук придавливаемого обувью раскрошившегося бетона. Он здесь. Я резко переворачиваюсь на спину, тут же жалея о таком решении: перед глазами всё меркнет. Локтями упираясь в пол, стараюсь нашарить свою палочку, но мои попытки бесплодны. Зрение, наконец, проясняется и первое, что я вижу, это залитый вином подол собственного платья, его разорванное декольте и проглядывающее кружево комбинации. Сдавленно выдыхаю, когда слышу его спокойный голос.
В пыли и обломках нашариваю древко палочки. Сердечный ритм ускоряется, вместо того, чтобы прийти в норму, а в голове пролетают воспоминания из нашего общего прошлого: его слова, мои попытки, наши действия. Меня разрывает изнутри всё, что я в себе так долго сдерживала. Гордо приподняв подбородок, с укором и болью смотрю ему в глаза, пока отвратительная змея, неопределенного биологического вида, не касается своим телом моих ног. Рефлективно дергаюсь в сторону, но стараюсь сохранить всё ту же невозмутимость, если вообще во всей этой обстановке можно проявлять именно эту эмоцию.
- Ты совершенно забыл о манерах, Том, - говорю твердо, с упреком, - Я всегда поражалась твоей привычке заявить о себе. Экспульсо! - чудом уцелевший журнальный столик, занявшись огнем, летит в сторону незваного гостя, но разбивается в щепки так же быстро, как и срывается с места, а потом меня поднимает в воздух какая-то невидимая сила, сжимая мое горло и притягивая к самому Волдеморту. Касаюсь его тела грудью, вздымающейся в такт учащенному дыханию, и только сейчас понимаю, что меня подняла управляемая им магия, которая обволакивает меня в данный момент, словно кокон, позволяя ярко прочувствовать, с чем конкретно я пытаюсь бороться. Смотрю на его губы, не позволяя себе умолять отпустить меня. Гордость сведет меня в могилу, но оно того стоит.
- Ты здесь не ради меня, - сиплю я, едва касаясь носами туфлей пола. Выдавливаю ухмылку: - Что тебе нужно? - магия отбрасывает меня к опустевшей стене, вынуждая вскрикнуть от жесткого соприкосновения спины с бетоном.

Отредактировано Yaaame (27-08-2017 11:57:01)

+3

66

Текст заявки:

Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему.


Я знаю, что продумывать персонажа для темы "ищу тебя" от а до я чревато неудачей и в целом дело неблагодарное. Проходили. Поэтому, в заявке на персонажа нет никаких констант. Сейчас тот самый случай, когда я хочу отыграть отношения внутри семьи, а точнее отношения супружеской пары. Нужна драма, нужны интересные и осознанные отыгрыши. Хочу спешить на форум и писать пост, несмотря на второй час ночи. Так редко бывает, но ведь бывает! 
И сразу оговорюсь, что играю персонажами возрастной группы 35+ и только женщин. Надеюсь, что в нынешнее время еще остались игроки, которые любят браться за зрелых, взрослых персонажей и дарить им жизнь. 
Стучитесь в лс, переступайте порог и мы придумаем яркую семейную историю.
ps. прекрасные путники, заглянувшие в эту тему, пожалуйста, не ставьте бездушные плюсы, лучше напишите пару строк в лс)
Пример вашего поста:

Пример поста

Невероятно ответственный и суматошный день для Джордан, которая привыкла работать в спокойной и умиротворенной обстановке, где она сама себе хозяйка и судья. При этом, именно она держит всю ситуацию под контролем и делает основную работу. Сегодня был совсем иной день. Пожалуй, она впервые за последнее время почувствовала себя зависящей от других людей. В один миг все могло пойти не так, не по ее плану, и тогда вся ее упорная месячная подготовка коту под хвост. Она была вся на взводе, но при этом старалась не показывать свое истинное состояние, скрывая его за доброжелательной и несколько наигранной улыбкой. Она валилась от усталости и мысленно подсчитывала часы, когда же наступит конец приема. Тогда у нее появиться возможность выдохнуть и расслабиться.
Ее день начался ранним утром, на часах было только шесть утра. Она имела возможность поспать еще минут сорок, но муж слишком настойчиво приглашал на утреннюю пробежку по парку, с дальнейшим продолжением в горячем душе. Она не могла устоять. Тем более, пробежка, пусть и незапланированная, подарит ей отличный заряд бодрости и сил на весь день. После утренних приятностей начался один из тяжелых дней. Множество звонков от кураторов, начальства и организаторов, вскружили ей голову и заставили изрядно подергаться. Опыта в организации у нее не было, отсюда все нагрянувшие сложности, которые предстояло решить. Зачем она за это взялась и решила променять операционную на вечер благотворительности с людьми в дизайнерских нарядах, толстыми кошельками и скрытыми мотивами? Желание попробовать себя в чем-то новом и преуспеть, были велики. Автором идеи о благотворительном вечере от имени городского госпиталя Норфолка была именно Джордан, почти. Точнее сказать, ее супруг, который активно вел предвыборную компанию на пост мэра города. Именно он получал дивиденды от этого мероприятия, а не Джордан. Однако, она не раздумывая согласилась ему помочь и подсказать эту идею главному врачу. Локхарты были уверены в выигрышности этого хода. Решили убить двух зайцев, а может быть и всех трех - собрать средства для лечения и восстановления детей, засветить мистера Локхарта на главном мероприятии города, показать организаторские способности Джордан, ведь скоро планировалось новое назначение на должность главы хирургии. Главный врач лечебного учреждения после некоторого раздумья согласился на столь серьезное и неоднозначное мероприятие. Подготовка длилась каких-то десять дней, работали все по 24 часа. Уже в десять она была на кухне повара, который был ответствен за ужин для людей, которые за свою жизнь успели отведать лучшие блюда. Именно из его обители она продолжала заниматься организационными делами. Время летело стрелой, что она и не заметила, как уже шел шестой час вечера. В это время женщина была уже в зале, под крышей которого и должны были собраться "нужные" люди города. Тщательно следя за действиями обслуживающего персонала, она вовремя опомнилась и вспомнила о себе. Пришло время подумать о своем вечернем платье и прическе. Платье должна была привести ее интерн, а в последнее время ее помощница и левая рука, с минуты на минуту. Если она опоздает или пойдет что-то не по плану Джо, забыть сей инцидент и вызвать прежнее доверие к себе будет невозможно. Девочке придется постараться. К счастью обоих женщин, платье было доставлено в целостности и сохранности. Джордан прошлась своим критическим взглядом по наряду, избавляясь от мысли, что оно слишком вычурное и шикарное, но быть серой мышкой и скромницей она не привыкла и уж примерить эту роль на себя в сегодняшний вечер не хотела. Ей нравилось свое отражение в зеркале, этот факт добавлял уверенности в себе. До прибытия гостей оставались считанные минуты и градус напряженности начинал расти. Она ожидала,что одним из первых приедет ее муж и будет не только почетным гостем вечера, но в первую очередь поддержкой для нее. Несмотря на их договоренность, мобильный супруга предательски не отвечал, оставляя лишь порцию длинных гудков. Не самое лучшее начало вечера.
Зал начал наполняться гостями. Почти ни с кем Джордан не была знакома лично. Тем не менее, лица гостей были узнаваемы. Она лично встречала первую партию самых важных и состоятельных гостей, а после того, как зал наполнился наполовину, оставила эту затею. Для этой цели был подобран человек, правда из числа ее коллег. Вечер постепенно начинал приобретать краски и суматоха вокруг этого мероприятия начала спадать. Ситуацию разряжал ведущий вечера, а в обычные дни известный хирург и заместитель руководителя больницы. У него неплохо получалось. Джордан стояла в сторонке от основной тусовки и наслаждалась временным одиночеством и спокойствием. Правда, глаза все равно не упускали из виду персонал и гостей. Услужливые улыбки первых и довольные улыбки последних были хорошим знаком.
Блондинка взяла у проходящего официанта бокал охлажденного шампанского. Как ей хотелось сделать хоть глоток этого напитка еще с момента открытия вечера, но еще более хотелось дождаться мужа и разделить этот бокал с ним, выпив за вечер, за их вечер.
Знакомая речь раздалась за спиной. В первую же секунду она безоговорочно поняла, кто обладательница столь мягкого и манящего голоса. Камилла Уорнер, еще один "нужный" и даже необходимый человек в сегодняшнем деле.
- Добрый вечер, Камилла. Я все ищу тебя глазами, хотелось увидеть. Ты как всегда потрясающе выглядишь. - милая и доброжелательная улыбка, которая были ее сегодняшним "лицом". - Таких слов я пока боюсь - рассмеялась блондинка. -Пока вечер не окончен, в любую секунду может что-то выйти из под контроля, но ты права, мы смогли собрать и привлечь публику, а это уже половина дела. За это необходимо выпить!- радостно воскликнула она и приподняла бокал синхронно с миссис Уорнер.

0

67

Текст заявки:

У вас бывало когда-нибудь так, что вы играли какой-то конкретные сюжет на каком-то конкретном проекте и сюжет этот, персонажи были так прекрасны, великолепны и совершенно изумительны, что нить воспоминаний об этой игре тянется за вами спустя пару лет, не давая покоя? Вы, вроде бы, играете на других форумах и там у вас тоже прекрасные персонажи, интересный сюжет, но эта линия все никак не отпускает, потому что не доиграна, не поставлена логическая точка повествования, да и сам персонаж не раскрыт полностью, а время, которое вас разделяет, только наполняет разум новыми идеями, которые некуда девать?

Всегда считала подобные ситуации патетическим бредом, пока не столкнулась сама. Уж каких только персонажей у меня не было после этого, не могу никак отпустить эту историю и этот образ. Много раз пыталась его снова отыграть на проектах, но нигде так и не зашло. Поэтому, если история вам покажется знакомой – не удивляйтесь, я вполне допускаю, что мы где-то встречались.

Как вы понимаете, у меня сейчас нет никакого форума, куда я могла бы вас позвать. Более того – у меня нет даже потенциального форума на примете, его нам нужно будет искать совместно. У меня нет анкеты, ее я буду писать с нуля (но это вообще не составляет для меня проблемы). Есть только образ и зачаток истории, больше ничего. И я открыта диалогу и вариантам, безусловно.

история

История повествует о криминальном семействе, которое в разных вариациях истории, носило разные фамилии. Пусть в рамках этой истории фамилия будет первоначальной – Ланкастер. Семья включала в себя отца, мать и пятерых детей – четырех сыновей и единственную дочь. Ланкастеры официально владели сетью отелей и казино в черте одного из мегаполисов, но их официальный бизнес тесно соседствовал с бизнесом криминальным – отец семейства был главой крупной преступной группировки, которая вела войну с другой группировкой, или, быть может, мафией за раздел территории и сферы влияния. Конечной точкой этой войны становится покушение на виллу Ланкастеров, где в пожаре погибает большая часть семьи. В живых остается средний сын – Эдмунд и единственная дочь – Сибилл, которым к тому времени 26 и 15 лет соответственно.

Сибилл получает значительные ожоги в пожаре и следующие несколько месяцев проводит в больнице, где выясняется и тот факт, что после трагедии она потеряла дар речи, не справившись с потрясением. Следует сказать, что за жизнь девочке не приходилось справляться вообще ни с какими сложностями, так как семья ее очень берегла и подобный удар оттого воспринимался гораздо острее, чем мог бы. В этот период она становится особенно близка со старшим братом, потому что только ему доверяет, только в нем не видит врага, только ему не закатывает диких истерик.

Эдмунд же, в свою очередь, к 26 годам многое успел наблюдать в семье, в бизнесе, в том как ведут себя его отец и братья. Он никогда не был даже потенциальным наследником криминальной империи и потому ему было позволено наблюдать за всем со стороны, что единовременно было ему на руку, потому что многие механизмы он понял, не обжегшись, и вредило, потому что многое пришлось узнавать на собственном опыте без кураторства отца или старшего брата. Так или иначе, но в первые дни после трагедии ему удалось сделать главное – сохранить жизнь себе и сестре.

В руках у выживших Ланкастеров, конечно, остался вполне себе законный бизнес родителей. Но, как известно, из криминала уходят только вперед ногами и Эдмунд был в этом убежден. Ранее он никогда не желал продолжать бизнеса родителей, лезть в криминал, ему вполне хватало законных дел семьи, но в сложившейся ситуации им двигала не только нужда, но и желание мести. Тем не менее, он прекрасно понимал, что не может и не должен рисковать сестрой и потому следующие два года терпеливо ждал ее восстановления, налаживая связи, занимаясь отелями и просчитывая риски.

Сибилл отправилась в Великобританию, якобы учиться, хотя, безусловно, целью ее высылки было обеспечение ей безопасности, учитывая, что Эдмунд собирался лить кровь врагов без зазрения совести. Однако, все расчеты пошли прахом, а представления оказались совершенно не соответствующими действительности, когда он начал воплощать свои планы в жизнь. Управлять преступной группировкой после смерти отца оказалось не самой простой задачей и вместо обещанных четырех лет, в которые Эдмунд собирался управиться, он сумел встать на ноги и утвердиться только через восемь. Все это время он поддерживал тесную связь с сестрой, потому что она была единственным родным ему человеком и не мог думать ни о чем, кроме мести и ее безопасности. Все восемь лет отношения между ними существовали на грани допустимой брату и сестре связи. Эдмунд так и не женился, а Сибилл не вышла замуж. Отношения, которые существовали у них друг без друга сопровождались громкой ревностью, сломанными телефонами, вылетами в Великобританию, угрозами и слезами, хотя формальных причин для этого не было ни у одного из них.

Сибилл вернется в город восемь лет спустя, не имея в нем ни друзей, ни родственников, ни работы. У нее нет ничего, кроме брата и того, что он готов будет ей дать. Она еще не знает о том, что брат пошел по стезе их отца, но когда узнает, несмотря на открытое противление этому выбору, она готова будет отдать за брата жизнь, лишь бы он не повторил судьбы всей их семьи.

На внешности исходных персонажей были Джемма Артертон и Данила Козловский. Джемму я хотела бы оставить, внешность мужского персонажа может быть изменена на ваш вкус, я не привередлива.

Я пишу неплохие посты, пишу быстро, довольно много, но я не из тех, кто будет вас дергать по поводу написания поста каждый день. Считаю, что игра существует для удовольствия и заставлять кого-то писать из-под палки я не стану. Тем не менее, если игра будет идти слишком медленно (меньше поста-двух в неделю), я, с большой долей вероятности, очень скоро потеряю интерес.

По большому счету, я не ищу внеигрового общения, но я – очень открытый, дружелюбный человек и я запросто могу перетереть с вами новости нашествия саранчи в Томбукту, обсудить сюжетку и вроленно пофлудить хоть на форуме, хоть в скайпе\аське, если вам это нужно.

Вроде бы, все. Буду рада, если кого-то заинтересует заявка) Писать можно в лс, дальше с радостью дам любое средство связи.

Пример вашего поста:

Пример поста

Вечерние сумерки плотной пеленой укутывали город, а теплый майский ветер порывами развеивал копну темных волос, которые Сибилл даже не силилась поправить все то время, что она провела у склепа своей семьи.
Некогда белоснежное строение ныне потемнело от дождя, ветра и простой грязи и спустя десять лет заметно просело, напоминая, что даже память так сильно и так горячо любимых людей не вечна и их бессмертие было и остается делом самых близки - Виндзоры были живы, пока о них помнили. И если за брата девушка поручиться отныне не могла, до за себя ручалась, потому что посвящала своей давно почившей семье несколько дней в месяц до отъезда в Великобританию и два дня в неделю с момента своего возвращения. Девушка все никак не могла отделаться от мысли, что она предала родных и поступила неверно, когда уехала. Ей надлежало быть с ними. Ей надлежало быть с Эдмундом, присматривать за ним и не дать пойти по стопам отца. Но она не справилась. И теперь в этом ей было поздно каяться, потому что вернувшись в Даллас, здесь Виндзор чувствовала себя абсолютно чужой и не способной управлять хоть какими-то событиями и явлениями. Она все упустила. В империи ее брата, ей было отведено место бесценной красивой куклы в застекленном шкафу и покуда эта роль Сибилл не устраивала, свое место здесь она найти не могла, сколько ни билась. Да и не проявляла девушка должного усердия, потому что руки ее опустились тотчас же, как только Виндзор поняла насколько глубоко увяз Эдмунд в топком болоте дел их давно почившего отца. Эта мысль не давала ей покоя. И эта же мысль заставляла ее раз от раза возвращаться ко мнению, что ей здесь делать нечего. Она не хотела повторять ошибок своей матери. Она не хотела стать свидетелем и жертвой бессмысленной и глупой гибели брата и всего, что он построил. Она не хотела в этом участвовать и она захлебывалась горькими слезами, шепотом, утопающим в шелесте только-только просыпающейся на деревьях листы, повествуя об этом тем, кто ее никогда уже не услышит, не одобрит и не направит.
Это повторялось еженедельно. Иногда до пары раз в неделю. Маршрут был одним и тем же. В обед Сибилл выезжала с виллы, предупреждая охрану, что едет по работе. На деле уже спустя тридцать минут водитель останавливался у места, где некогда располагалась вилла Виндзоров, а теперь росла трава по пояс и пять деревьев - ясень, береза, тополь, дуб и кипарис. Их Сибилл высадила сама, поранив тот день до крови руки, а затем весь вечер объясняя брату, что ее никто не обижал. По настоянию девушки на этом же месте была выстроена высокая беседка из белого мрамора с мемориальной табличкой. Земля эта и по сей день принадлежала Виндзорам и отчего-то Сибилл хотелось, чтобы даже те, кто позабыли о трагедии давно минувших дней, вспоминали о ней, каждый раз когда у них возникал вопрос: почему такое великолепное место у реки пустовало долгие-долгие годы.
Здесь девушка сидела достаточно долго, что в безупречной точности восстановить сначала убранство виллы, а затем и саму ночь трагедии во всех ее подробностях. Порой это занимало часы и Сибилл могла опомниться только если за ней приходил телохранитель, напоминая, что нужно хотя бы выпить горячего чая, чтобы окончательно не замерзнуть до наступления сумерек.
Удивительно, но ее понимали. Ее водитель и охрана не считали сестру Виндзора безумной, не дергали ее и не пытались наставить на путь истинный. Они делали то, что должны были делать: охраняли ее все то время, что Сибилл проводила в одиночестве и уединении. Порой охраняли даже от самой себя, когда у Виндзор от холода начинали трястись руки, а губы синели. Девушка была благодарна. И за это она никогда не доставляла своей нынешней команде надсмотрщиков лишних проблем.
После виллы они всегда ехали на кладбище, по пути заезжая в один и тот же цветочный магазин. Здесь Сибилл скупала все розы и все герберы, которые были и не жалела денег. Она помнила, как пожилой продавец лавки дал ей безумно красивый букет, когда она впервые сбежала из дома и вопреки запрету брата побежала на кладбище к родным, даже не зная еще, где именно они похоронены. Денег у нее не хватало даже на пару роз, потому что все средства она потратила на такси. Но продавец узнал лицо девчонки, примелькавшейся в новостях в те страшные дни и отдал ей букет бесплатно. Теперь он был почти слеп и ту напуганную девчонку не помнил. Но Сибилл продолжала покупать цветы только у него, оставляя средств гораздо больше нужного.
Склеп Виндзоров всегда был ухожен. Девушка собственными руками подметала ступени, убирала грязь и листья, забившиеся в буквы имен ее семьи, а что не могла сделать самостоятельно, то оплачивала работникам кладбища. Через пару дней здесь должны были заменить ограду и выбелить стены, а так же укрепить фундамент и ступени, ведущие к двери склепа. Последнее Сибилл уговаривали не делать: работа была трудоемкой и дорогой, а в склепе все равно не планировали хоронить никого более по мнению местного персонала. Девушка молчала о том, что однажды здесь похоронят ее и ее брата. Такие мрачные мысли были ни к чему. Или по меньшей мере им не должно было быть озвученными. Она просто попросила выполнить просьбу и оплатила работу, ничего не объясняя. А затем несколько часов до самой глубокой темноты в слезах проводила у склепа, разговаривая с мертвыми как с живыми. Только здесь она находила утешение и только здесь чувствовала себя нужной, любимой и родной.
Впрочем же, в этом городе когда-то было и другое место, в котором Сибилл находила утешение. Место, которое было домом всей их семье. И место, которое было погребено пожаром как и все прошлое Виндзоров вместе с человеком, который был частью этой семьи.
Отца Брэндона девушка хорошо помнила, потому что знала его с детства и любила всем сердцем, как любила всех членов своей семьи. И его внезапное исчезновение было сравнимо для нее с уходом еще одного близкого человека. Но отец Брэндон не умирал. Он просто в какой-то момент исчез с глаз Виндзоров. Но не из их памяти. По меньшей мере не из памяти Сибилл.
Она долго не решалась поехать на то место, где некогда стояла церковь падре. В этом месте Виндзор всегда было тепло, уютно и легко. Здесь она постигала азы божьего промысла и знакомилась с религией во всей ее чистоте и непорочности: отец Брэндон отвечал на вопросы любимой дочери семейства терпеливо и мудро, не из корыстного интереса, а из любви к девочке и к ее семье. Он всегда откликался на все ее вопросы, которые тревожили пытливый ум долгожданной дочери. И он же учил ее читать слово божье по детской библии, как только Сибилл того хотелось. Их семья не была религиозными фанатиками и истово верующими католиками. Религия в семействе Виндзоров занимала важную роль, но роль разумную. И если бы кто-то из детей изъявил нежелание следовать канонам католицизма - никто не стал бы их принуждать. Но во многом именно отцу Брэндону удалось преподнести веру в Бога настолько мягко и ненавязчиво, чтобы это не вызвало отторжение. Хотя у Сибилл и вызвало всего однажды, когда в бытность двенадцатилетней девочкой она подралась с хулиганами и здорово от них получила, а потом прибежала к падре и сокрушалась, что не хочет подставлять левую щеку, когда ее бьют в правую. И если Бог собирается научить ее этому - она не хочет быть с Богом. Никто не ругался на Сибилл в тот момент. Отец Брэндон предложил девочке лейкопластыри, перекись и зеленку, а потом позвал ее погулять в сад и предложил любимый девочкой какао. От гнева ее буквально трясло. И тогда он сказал ей, что Виндзор совсем не обязательно во всем подражать Господу. И если она считает правильным навалять хулиганам и не будет после этого предаваться греху гнева и уныния - она может это сделать. Время для смирения для нее еще обязательно придет. И совсем не обязательно давать распинать себя, подобно сыну божьему Иисусу Христу, чтобы быть правоверной католичкой и хорошим человеком. Особенно хорошим человеком, ведь порой принципы и правильные решения приходится отстаивать. Разумность и последовательность объяснений отца Брэндона всегда вселяли в Сибилл уверенность. И ее никогда не нужно было заставлять навещать приход, хотя и делали они с семьей это привычно во внеурочные часы, когда прочих прихожан в церкви не встретишь. И порой девушка ловила себя на мысли о том, что она скучает по отцу Брэндону ничуть не меньше, чем по всей своей семье. Вот только у семьи было оправдание - они никогда бы не покинули Сибилл, если бы у них был выбор. У отца Брэндона такого оправдания не было. Он просто исчез и порой Виндзор злилась на него так сильно, что это вполне тянуло на один из кругов Ада.
Что именно заставило Сибилл поехать на место давно сгоревшей церкви, она не знала. Давно собиралась это сделать и в сущности - должна была. Потому что отец Брэндон был частью их семьи и больше навестить его девушке было негде. Никто не спросил Виндзор о причинах, по которым они не едут домой. Слово ее было законом по меньшей мере до слова брата. А его звонки Сибилл перестала сбрасывать еще в обед, попросту отправив ему смс с просьбой не волноваться и обещанием быть дома чуть позже полуночи. После этого телефон Виндзор выключила и не намерена была его включать еще по меньшей мере пару часов.
На улице было уже совсем темно, когда машина подъехала к указанному месту. Девушка некоторое время еще сидела на заднем сидении в нерешительности, а затем кивнула головой и дверь перед нею открылась. Майский ветер вновь взвил в воздух темные кудри и когда Виндзор повернулась к месту, где когда-то стояла белокаменная церковь, а теперь должно было быть пепелище, она замерла в недоумении и нерешительности. Никакого пепелища здесь не было. И обгорелых стен разрушенной церкви - тоже.
На том же самом месте стояло скромное убранство маленькой церквушки: во многом недостроенной, не совсем готовой, но совершенно отличимой и абсолютно явной. У Сибилл больно закололо в груди. То ли это была жестокая насмешка, то ли воля судьбы. Ведь с момента ухода отца Брэндона, Виндзор более не искала утешения у святых отцов. Она обращалась к Богу в одиночестве темных комнат и на рассвете новых дней. Но она больше никогда и никому не доверяла своих тайн и грехов.
Предположить внезапного возвращения отца Брэндона Виндзор не могла. Но с замиранием сердца она преодолела триста метров от дороги и оказалась возле строения, заметив свет в окнах церквушки.
Наверное, ей не стоило стучаться.
Наверное, ей стоило уйти.
И все же Сибилл постучала, а затем толкнула дверь, с удивлением отмечая, что она не заперта.
В лицо ударил такой знакомый и явный аромат ладана и почти домашнего тепла. На глаза против воли накатили слезы. Девушка стояла у входа и не решалась войти, впуская за собой тоску, печаль и холод майской ночи, предчувствующей приближающийся шторм.

+5

68

Форум: WIRES
Текст заявки:
I
» Chester Bennington
» Кто не хочет увидеть эту шикарную мордашку на форуме. Честер... Прекрасен. И практически в любой роли) Но, конечно, две роли из трех будут связанны с музыкой/наркотиками/андерграундом. И это отлично! Это то, опираясь на что можно играть и долго. Так что... Ищу кумира, дабы он увлек меня в пучину темного мира и испортил окончательно.
II
» James Purefoy
Джо Палмер (отец самой Лоры Палмер!)), 40 лет или около того.
Родился во Флориде, ныне владелец ресторана "Seasons" в Айдахо-Фолс, что в Айдахо внезапно.
» Лора не видела отца с трехлетнего возраста. Джо не интересовался дочерью с самого ее рождения. Пожалуй, можно даже сказать, что и беременность его тогдашней жены была чистой случайностью. В своей молодости Палмер был хиппи, но он быстро "перегорел" и, как говорили его родители, взялся за ум. Так что с самого тысяча девятьсот семьдесят девятого года жизнь Джо Палмера стремительно неслась, вознося и его самого.
» Пару лет назад Джо пришло письмо, о том что его давно забытая дочь находится на лечении в психиатрической клинике и по выписке ей будет требоваться опекун. А кто, как не родной отец, может быть ближе. Тут, конечно, вопрос стоит только в том, почему Джо согласился... Так или иначе, в его тихую и размеренную жизнь в Айдахо ворвалось рыжее недоразумение Лора "Психичка" Палмер.
» Черт, это история шикарна! Хотя, конечно, не каждый согласится идти в игру, где он обременен ребенком... Но нельзя отрицать офигительность задумки. дочь, хоть и не планировавшаяся, но от любимой женщины. пропасть в десяток лет... Как от такого отказаться? Деньги не тратил, не воспитывал — а вот все равно получил ребенка))
» И это напряжение между ними, что будет существовать еще очень долго.
P.S. за взятие в прототипы Джо Кэрролла из "Последователей" — залюблю ♥
Ваш персонаж: Лора Палмер странная. Очень странная и, мягко говоря, не совсем нормальная. Повседневная реальность чужда ей, из-за чего у девушки появляются навязчивые мысли о том, что она одинока и совсем одна, бывают и случаи депрессии. Нет, не такой бы мир она хотела видеть вокруг себя: этот она совсем не понимала. Лора всегда была доброй девочкой, не повышала ни на кого голос, слушалась родителей. хотя те ее мнение особо не учитывали при решении каких-то общих вопросов, за что Палмер было очень обидно. Ее нельзя назвать глупой, часто она бывает инициатором каких-то событий. Еще одна немаловажная черта характера Лоры — способность на самопожертвование. Тех людей, которые добились ее расположения, она очень любит и способна ради них на все. Палмер этакая серая мышка, которая не хочет видеть ничего, кроме своей норки — самого укромного местечка в мире. Но, как обычно бывает, именно с такими «мышками» случается что-то невероятное.
Пример вашего поста:

Пример поста

она опять кричала на меня.
День был слишком серым и безликим. Впрочем, как и всегда в это время года. Я лежала в своей импровизированной комнате на старом, видавшем виды диване и пыталась разглядеть небо сквозь огромные свинцовые тела грозящихся разрыдаться туч. Меня окружала серость. От каждого моего движения пружины, что ещё как-то имели место быть в древнем предмете ночных кошмаров старьёвщиков, заходились в приступе дичайшего крика агонии. Этот звук ужасно резал слух, поэтому я даже лишний раз вздохнуть боялась. Застывшее в доме время ощущалось на физическом уровне, вызывая приступ мерзкой чёрной меланхолии. В такие моменты я ненавидела весь мир. Я ненавидела себя и свою ненависть, и свою ненависть к своей ненависти. я погружалась в этот рекурсивный цикл всё глубже и глубже, без надежды выплыть обратно. Порой мне казалось, что это чёрное чувство уже навечно поселилось в моем сердце. Я закрыла глаза и глубоко вздохнула, игнорируя вопли пружин погибающих смертью глупых. Тяжёлый, затхлый воздух, давно царствующий в её доме, тут же ворвался в меня. Тоска приняла вполне реальное воплощение, сжимаясь на моем горле и не давая дышать. Я зашлась в приступе кашля и бедные пружины хором вторили мне. Наконец, пытка подошла к концу. Я вытерла капельку пота, скатившуюся по моему виску. Крохотная ледяная пуля. Вот бы она просочилась сквозь кожу...
Замкнутое помещение, мёртвый воздух, обнажённое окно с серостью неба и болезненно-жёлтый потолок.
Картина моей меланхолии.
её проникновение в мой мир ознаменовалось волной мерзкой вони, созданной дешёвыми духами, купленными ещё до моего рождения, свежим сигаретным амбре самой поганой марки, что можно было найти в Лондоне и терпким, крепким и въевшимся в стены дома запахом немытого тела. Ужасная, мерзкая стрела, убивающая моё одиночество и мою меланхолию мой мир. И теперь я знала, что она стоит в моей комнате. Рядом со мной. И смотрит своими поросячьими глазёнками прямо на меня. Я чувствовала этот противный взгляд, я задыхалась от тлетворного дыхания этой незваной гостьи. Мне так хотелось, что бы древние пружины, все разом, прямо сейчас выпрямились, стремясь коснуться потолка и протыкая насквозь мое хрупкое тонкое тело. Что бы плоть разрывалась ржавым металлом, а кровь нарисовала на мерзопакостном потолке алые цветы. И я буду спасена от её общества. Но реальность слишком жестока.
reality sucks
она что-то говорила мне. И говорила. И говорила И говорила И говорила И говорила...
От монотонности её голоса клонило в сон. Ситуацию не спасали ни серые тучи, с каждой секундой становящиеся всё более и более чёрными, ни блевотно-жёлтый потолок, штукатурка на котором держалась только лишь на честном слове почившего десять лет назад мастера. Обречённость. Неизбежное общение наваливалось на меня в виде её необъятной груди, затянутой в слегка грязный выцветший фартук, за которым виднелась фальшиво-радостная жёлто-цыплячья кофточка. Не видя_имея другого выхода, я лениво повернула голову и взглянула прямо в её глаза. "Ты что-то хотела от меня, ма-ам? - на выдохе произнесла я, стараясь делать как можно меньше вдохов, максимально блокируя проникновение одурманивающей вони". Увы, мой тон в очередной раз не понравился ей. Женщина перешла на ещё более повышенные ноты.
И снова стала что-то говорить. И говорить И говорить И говорить И говорить...
И тут я поняла, насколько она отличается от меня. Я поняла, почему Лотти, моя любимая_милая_нежная Лотти, оставила меня и сбежала в другой город. И почему от нас ушёл отец (хотя куда более логично, что это его уход спровоцировал её появление). Ответ на все эти вопросы стоял передо мной и изрыгал оскорбления настолько громко, что птицы убегали от её дома, закрывая свои теоретические уши грязными недо-крыльями.
И тогда я сделала то, что должна была. О чём мечтала столько лет. О чем меня просила так давно сестра.
Игнорируя её и её крики, я встала с дивана, заглушая брань "любимой матушки" визгом освободившихся от ноши моего бренного тела пружин. Я встала, и одним движением подхватила с пола старенький потрепанный рюкзак, в котором хранила всё, что было ценным для меня. Подхватила свою ношу, попутно надевая на себя не менее старую, но безумно тёплую куртку. Пара секунд, отсчитываемые её монотонными криками. И вот я уже бегу прочь по улицам серого дождливого Лондона. По улицам, всегда остававшимися для меня чужими.
Прочь от её общества. Прочь от её дома.
К любимой Лотти.

0

69

Форум: http://click.rusff.ru/
Текст заявки:
сама заявка - http://click.rusff.ru/viewtopic.php?id=9#p58122
Внешность: Fawad Khan (с графикой всё ок, с гифами на тумбе тоже, плюс я могу приодеть хддд)
33 y.o
бизнесмен (сферу можете выбрать сами на свой вкус, либо я помогу)
гетеро
родом из Нью-Дели, Индия
Арун Варма. По таким мужчинам женщины сходят с ума: из богатой уважаемой семьи, хорош собой, привлекателен, галантен, умён. Ты умеешь вести себя в обществе, и, что немало важно, с женщинами. Однако в твоей голове и в сердце только бизнес, цифры и деньги. Отец воспитывал тебя таким с раннего детства – своим приемником, которому рано или поздно отдаст весь свой бизнес, и с чистой душой уйдёт на покой, потому что дело всей его жизни в надёжных руках. Ты не из тех свободолюбивых дурачков, что будут показывать свои чувства на людях, просто этого не умеешь, да и не считаешь необходимым. Хорош в бизнесе, хладнокровен с конкурентами, обладатель прекрасного аналитического склада ума, но, чёрт возьми, сентиментальности – не про тебя. Я поняла это ещё при первой нашей встрече, когда твоя семья приехала из Нью-Дели в Лакхнау на смотрины. Ты уже сбился, какая по счёту это девушка, которую родители выбирали тебе в невесты. По правде говоря, тебе было уже всё равно, придиралась только мама – то менее хозяйственная, то глупая, то слишком тощая или упитанная, то страшная, то семья менее уважаемая, то ещё что-то. Твоя мать всегда находила причину отказа, но именно Лакхнау стал последним городом, а семья главного инспектора Сагхани, стала последним пунктом в твоём мучительном путешествии на поиске достойной жены. Не знаю, что насчёт тебя, но меня не радовала перспектива брака. Не только потому, что этот брак был вынужденным, но и по моим личным соображениям. Всю жизнь, смотря на мать, я понимала, какой жизни я не хочу: воспитание детей, хозяйство, потакание мужу, а самое главное – никаких перспектив на будущую жизнь, а я ведь всегда мечтала о большой сцене. Впрочем, я была бессильна. До сих пор не понимаю, почему поддалась, а не начала действовать ещё тогда. Возможно, сейчас всё было бы куда проще, я бы не создала тебе проблем. Наши отцы знали друг друга слишком давно, кажется, росли они в одной деревне, и вот спустя столько лет разлуки, решили породнить свои семьи.
Для меня та свадьба была приговором, и за всё время церемонии я так ни разу и не улыбнулась искренне. Не сказать, что тебе это нравилось, но ты пытался меня понять и ни разу в этом меня не упрекнул. Три года для меня были невыносимыми. Возможно, для тебя тоже этот брак был пыткой. Но почему ты тогда допустил его, Арун? Каково это, понимать, что твоя собственная жена сравнима с холодной неприступной стеной? К тебе особо придраться было не в чем. Ты был замечательным мужем: уважительно относился ко мне, даже не притронулся до тех пор, пока я сама этого не позволила, дарил подарки, ни в чём мне не отказывал, делал всё, чтобы я не чувствовала нужды в чём-либо или горести. Ты пытался загладить свою вину дорогими украшениями и модной одеждой от известных дизайнеров. Но разве в этом счастье? Разве какие-то тряпки могли заменить мне того, чем я действительно хотела жить? Нет. Бывали дни, когда ты срывался и кричал на меня, однажды даже практически поднял руку, будучи в нетрезвом состоянии, просто потому что морально устал, однако вовремя остановился. В обществе я вела себя как идеальная жена, любой бы позавидовал, но в пределах нашей спальни – я отдалялась. Я никогда тебя не любила, Арун. Ты понимал это, жил с этим три года, сам не понимая, зачем и почему, видимо потому что того хотела твоя семья, а ты никогда не шёл наперекор отцу. А потом, вернувшись в один вечер домой после тяжелого трудового дня, ты не обнаружил меня дома. Раскрытый пустой комод, мрак и тишина. Я ушла, оставила сообщение тебе и семье, попросила прощение за то, что я не оправдала ложных надежд. Ведь каждый мой день на протяжении трёх долгих лет проходил как один, я начинала сходить с ума от жизни в золотой клетке с нелюбимым человеком. Мой поступок взбудоражил наши семьи, мой отец даже пытался меня искать, но все его попытки были тщетны. В итоге, меня просто решили не возвращать, ведь я опозорила свою и твою фамилию, обе семьи решили в один момент, что отныне не желают видеть осквернительницу. Было ли тебе грустно, Арун? Волновался ли ты за меня? Думал ли обо мне?
Какое-то время ты ещё ждал, но потом просто аннулировал брак, приняв действительность – я устала и хочу жить своей жизнью.
Последний раз мы с тобой общались четыре года назад, я позвонила тебе. Твой голос был холоден, как никогда, и вместо банального «привет, как дела?», я услышала – «я аннулировал наш брак, ты свободна». Наш разговор был коротким, но после него я ощутила долгожданную свободу, груз свалился с моих плеч, как бы стыдно мне не было это признать. Больше я тебя не слышала и не видела, но признаюсь, что думала о тебе. Ты ведь не сделал мне ничего плохого, всегда относился ко мне достойно, не смотря на то, что в ответ я порой не отвечала тебе взаимностью. Впрочем, у меня были к тебе тёплые чувства, правда, не знаю даже, как это вообще можно назвать. Четыре года прошли с того момента, я живу своей жизнью, как того и хотела. Иногда захожу к тебе на строчку в фейсбуке, чтобы посмотреть, как ты живёшь. Боже, даже не спрашивай, я не знаю, зачем всё это делаю, это же смешно. Как зовут ту девушку? Она милая. Правда, вы прекрасно смотритесь, но, если честно, я не могу смотреть на ваши общие фото. Тем не менее, мне очень хочется думать, что она станет куда более лучшей женой, чем я. Четыре года мы жили спокойно, но даже и представить себе не могли, что жизнь однажды снова сведёт нас в Лос-Анджелесе. Ты приехал сюда по работе, я же здесь живу. Так может, это всё-таки судьба? Ты не знал о том, что я живу в ЛА, ты ничего не знаешь о четырёх годах моей жизни.
---------------------------------------------------------------
Мне бы очень хотелось развивать отношения Аруна и Миры, дать им шанс увидеть друг в друге то, чего они не замечали ранее. Хотя у них в принципе не было на это возможности, но теперь-то они могут увидеть друг друга с иной стороны. Почему бы им не попробовать снова? Да, Мира не настроена на семейную жизнь, что может стать проблемой, да и Арун не святоша. В общем-то, я люблю, когда не всё так просто, тем интереснее. Очень хочется насыщенную игру полную эмоции.
Имя возможно сменить, указывалось пока только в анкете.
Внешность менять не желательно. Уж простите-извините, но только Фавада я вижу в этой роли, меня будет очень сложно переубедить, но вы можете попробовать, тем не менее, я не гарантирую, что ваш вариант внешности меня устроит.
Очень вас прошу не пропадать по-английски, а проявить интерес к персонажу, дать ему раскрыться в полной мере, где-то даже измениться, играйте не только со мной, в свою же очередь стабильную игру от себя я вам гарантирую.
Посты пишу от 5к и более, все зависит от вдохновения, что касается вас, я абсолютно не придираюсь к количеству символов, но единственное, что я очень тяжело воспринимаю посты от второго лица. Сама пишу от первого или третьего. Помимо этого не могу читать сплошной текст со строчных букв – заглавные буквы для меня важны.
От себя обещаю всё, что пожелаете: игру, внимание, графику. Я активная, общительная, лёгкая на подъём, абсолютно не конфликтная, со мной можно потрындеть обо всем и вне форума – чему я буду только рада. Только не сливайтесь, иначе мне придётся прибегнуть к магии вуду хддд. Шучу, но всё равно не делайте моему сердечку бобо, и тогда я вас буду обожать и всем сердцем и душой отдамся в ваше распоряжение хд. Только приди, пожааалуйста. <3
Ваш персонаж:
Мира Сагхани, 28 полных лет, (на внешности Катрина Каиф) родом из Лакхнау, Индия. Родилась в религиозной и уважаемой семье главного инспектора полиции, третий ребёнок в семье. Всю жизнь жила по правилам семьи: по вечным запретам, указам, как должна вести себя девушка и будущая жена. Но, всё же, нашла способ избавиться от нагнетающей жизни. После трёх лет нежеланного брака с нелюбимым человеком, она сбегает.
Мира, можно сказать, типичная представительница тех женщин, которых не посадишь в четырёх стенах с поварёшкой в руках, у неё есть амбиции, мечты, планы, и семейный быт в них не входит. Карьеристка, эгоиста, называйте, как хотите, она даже согласится с этим.
Пример вашего поста: могу писать по разному, как длинные посты, так и небольшие, как от первого, так и от третьего лица

Пример поста раз

Рано или поздно это должно было случиться, раз уж дало своё начало. Безмиалем это понимала,  все это понимали, но до этой самой ночи, она старалась убеждать себя в обратном. Брат не может поднять оружие против брата, лишить жизни того, кто одной крови с ним. С каждым днём Менгли вёл себя всё холоднее, подозрительнее, а в последние дни вовсе не желал видеть даже свою младшую сестру, в которой, казалось, ещё недавно души не чаял. Когда Мансур вместо того, чтобы ответить на её вопрос, опустил глаза полные боли, её ноги предательски подкосились, хотелось рухнуть на пол, провалиться сквозь землю. Неужели все её самые худшие опасения сбылись? Пустые, холодные и мрачные покои братьев – тому доказательство.
Безмиалем хотела задать свой вопрос ещё раз, чтобы, наконец,  услышать свой желаемый ответ, быть уверенной в том, что с их братьями всё в порядке,  но Серхат Ага вовремя прервал её. Необходимо было спрятаться, с каждый секундой шаги и голоса стражи становились всё отчётливее и громче, кто знает, с какой целью они приближаются к ним. Мансур доверял своему аге, а значит и Безмиалем ему доверяла; покорно,  молча она последовала за братом.
Дверь кладовой закрылась, вокруг воцарилась тьма, и только крохотное оконце под потолком кое-как впускало лунный свет. Казалось, что стены двигаются, сдавливают. Безмиалем старательно пыталась вслушиваться в ужасающую тишину, и только крепкие объятья брата всё ещё удерживали её в состоянии покоя, не давая панике окончательно захватить власть над её разумом.
Безмиалем получила ответ на свой вопрос. Уже после его слов о том, что Мехмеда и Саадета больше нет, она едва ли слышала всё, что говорил брат после. Некоторое время, Безми молчала, пытаясь хотя бы продохнуть через тот огромный ком, что встал у неё поперёк горла.
- Откуда тебе это известно?  Нет. Нет. Этого не может быть. Нет! – В панике шептала она одни и те же слова раз за разом. Отрицание было естественным, она не хотела верить словам Мансура, но подсознательно понимала, что это правда. Правда, которую она не желает принимать.  Внутри всё перевернулось. Казалось, что весь мир поблек в красках и замер. Сердце еле-еле отдавало ритм.
Тук....Тук….Тук….
- Ты сам слышишь, что говоришь?! – Еле слышно начала она, чуть отстранившись от брата и посмотрев на него взглядом полным возмущения от его слов. Впрочем, не было в желании Мансура ничего удивительного.  – Он же убьёт тебя! Не пощадит, если действительно предательски убил наших братьев. Мансур, ты последнее, что осталось у меня. Как я буду жить, если и тебя потеряю? В таком случае, ему придётся покончить и со мной. - Глухие шаги становились всё громче, отстукивая по полу в такт с её сердцебиением. Безмиалем резко замолчала, боясь даже продохнуть. Через тонкую щель под дверью, сквозь пляшущий свет огня, показались тени. Безмиалем закрыла рот рукой, дабы не издавать лишнего шума. Бесшумно она проронила слезу от той мысли, что больше никогда не увидит Саадета и Мехмеда,  а вместе с ними потеряет и Мансура,  прижимаясь к брату так крепко, как только могла, не желая его отпускать. Тень что-то искала, но ничего не найдя, устремилась прочь. Наступила полная тишина. Пожирающий изнутри страх щемил сердце.

Пример поста два

Несколько дней пролетали, как один. Бары, алкоголь и шумные компании людей, которых она даже не знает. Впрочем, когда ты уже изрядно подвыпивший, это совсем не имеет никакого значения, главное, что тебе хорошо с ними, а остальное уже не важно. В какой-то момент развлечения, выпивка, шумные компании – поглотили её жизнь. В один миг, когда Лила лишилась всего, что у неё было, окружить свою жизнь сплошными развлечениями оказалось куда проще, чем взять себя в руки, особенно, когда ты абсолютно потерян и загнан реальностью, как трусливый кролик. В такие моменты раскрывается вся слабая сущность человека, а люди по природе своей слабее, чем могут показаться - не это, так другое способно их сломить. Лила сломалась в тот самый момент, когда осознала, что человек, которого она любила до безумия, смог так легко предать её, раздавить всё, что она чувствовала, уничтожить всё, чем она жила. Это довольно сильно пошатнуло внутренний мир Лилы. И если раньше она делила жизнь на реальность и развлечения, и знала меру второму, то сейчас всё слилось воедино. Для неё более не существовало границ. Реальность – это больно, а она устала от этого. Устала постоянно лить слёзы, устала от мыслей, устала от того, что теперь её давило, и никак не хотела думать о том, что ждёт её дальше. Родители беспокоились, потому что Лила должна была вернуться в Мумбаи на следующий же день, после разрыва помолвки, но Лила просто вернула билет на самолёт, и сказала семье, что ей нужно побыть одной, разобраться в себе. По правде говоря, в большей части это было отговоркой. Лила не хотела возвращаться домой, потому что не знала, как смотреть в глаза отцу. Она знала, что значил для него этот брак, и как важно было ему, чтобы семья Мехра породнилась с Капур. Увы, его планам не дано было осуществиться. Он хотел счастья для собственной дочери, а на деле, просто поспособствовал тому, чтобы его разрушить, сам того не осознавая. Винить кого-то в том, во что всё это вылилось, бессмысленно, оно уже случилось и обратно ничего не вернёшь.
Домой не хотелось, потому что отец никогда не признает своей ошибки, а будет винить во всём только Лилу. Возможно, если бы не её ребячество,  на её безымянном пальце правой руку всё ещё блестел бы бриллиант обручального кольца. Не хотелось домой потому что тогда отец снова будет пытаться устроить её личную жизнь с тем, с кем выгодно и удобно ему, а вовсе не с тем, к кому прикипело её сердце. Увы, с тем самым, кто до сих пор всё ещё занимает место в её сердце, ей не суждено устроить свою жизнь. Он предал её, и этого Лила никогда не простит Раму.
Громкая музыка разрывала уши. Много людей, мало кислорода, много выпивки. Эта ночь пройдёт также, как и прошлая и позапрошлая. Лила вновь напьётся, оторвётся, как следует, а на утро проснётся где-нибудь, сама не помня, как там оказалась, и весь последующий день пройдёт в попытках избавиться от похмелья и вспомнить события прошедшей ночи. В принципе, типично для современной молодёжи, предпочитающей прожигать жизнь. Так даже проще жить, когда перед тобой нет особой цели или важного смысла. Когда ничего не хочешь, и живёшь только сегодняшним днём. Ощутив однажды этот вкус свободной жизни, не сможешь его забыть. Лила оказалась слаба.
Лила уже успела найти место в компании. Рюмка, одна за другой. Она потеряла им счёт и совсем уже не задумывалась о том, что и сколько пьёт. Да и это не имело никакого значения, она и пришла сюда за тем, чтобы отдохнуть. Мысли постепенно теряются в голове, и ты уже не думаешь ни о чём, только смеёшься, веселишься и опустошаешь очередную рюмку. Пять пропущенных вызовов от матери, и ни на один из них Лила не ответила. Не хотелось портить настроение очередной промывкой мозгов, потому что за последние дни мама и звонила только за тем, чтобы вернуть дочь в Мумбаи. Не было никакого желания вновь слушать всё это.  Сегодня она отдыхает и нет повода портить своё настроение.
Лила танцевала, развлекалась, как могла, выпивала.
Рюмка за рюмкой.
Перед глазами всё начинало плыть, речь  была уже не такой внятной, а голова пустой. Ей было хорошо, и она наслаждалась этим мгновением – забытия. Веселье не покидало голову,  она смеялась так громко, как только могла и так искренне, от всей души, как давно не смеялась, потому что именно сейчас ей куда лучше, чем было до и станет после. Когда алкоголь захватывает голову, человек  окончательно теряет над собой контроль, и тогда над разумом властвует градус. Мы не подчиняемся сами себе, и не отвечаем за свои действия, поддаваясь лишь порывам и эмоциям. На какой-то момент Лила отвлеклась от компании, потому что её взор привлёк мужчина, сидевший поодаль от них. Он не был похож на тех, кто находился здесь, в нём было  что-то особенное, возможно, именно это и привлекло её, а вместе с тем и странное ощущение, что она его знает. Но откуда? Не трезвая голова сейчас явно не вспомнит откуда Лила знает этого человека, есть лишь один единственный верный способ узнать об этом - подойти самой и спросить. Пускай это будет выглядеть, как глупый поткат, ей всё равно нужно знать. Пьяному всегда что-то нужно, и нет никакого смысла переубеждать человека под градусом, это без толку.  Опустошив рюмку, Лила оторвалась от своей компании, и уверенно пошла вперёд, не взирая на недоумения и вопросы со стороны новоиспечённых друзей.
Вижу цель - не вижу преград.
- Эй – Она свалилась на мягкий диван, напротив незнакомца – Я тебя знаю! – Язык немного жил своей жизнью, но раза со второго ей всё ужалось связно произнести эту фразу – Нет, правда! Откуда я тебя знаю?! Это… Какое-то странное чувство, но я не могу вспомнить, где я тебя видела. Погоди ка… Неужели мой папаша и за тебя пытался меня выдать замуж?! – Удивлённая, она бесцеремонно тыкала в него пальцем, а в голове всё ещё прокручивала все варианты, когда их могла свести жизнь, пытаясь отчётливо всмотреться в каждую деталь лица человека напротив. Одурманенная алкоголем голова, не давала ей никакого шанса.
Лила, не давая возможности ответить молодому человеку, продолжила, сопровождая свою болтовню активной жестикуляцией
- Ты извини его. Он всегда пытается устроить мою личную жизнь. Нет, ты представляешь? Он ведь всю жизнь мне испоганил, чёртов старикан. Думает только о своём благополучии, а о то, что хочу я, его совсем не касается. Представляешь?! – Не стесняясь и не спрашивая, Мехра схватилась за рюмку, стоявшую на столе недалеко от неё, и одним глотком опустошила её.
Фу, какая гадость. Как ты это пьёшь? – Девушка простонала от недовольства и сморщила нос. – Неужели у тебя в жизни всё настолько плохо, что ты сидишь здесь и упиваешься этой дрянью? - Лила совсем не думала о приличиях, о своём поведении и о том, что возможно, мешает ему. Откровенно говоря, ей было всё равно. Она уже давно потеряла ту тонкую нить, что связывала её с контролем.

Отредактировано t y r e l l (31-08-2017 18:13:14)

0

70

Форум: (Sacramento
Текст заявки:
имя: Фигурировал как Макс, но можно поменять
внешность: Jesse Lee Soffer
возраст: 30-35 y.o.
отношения: возлюбленный, от которого я когда-то сбежала
связь: лс | гостевая

О ПЕРСОНАЖЕ И ОТНОШЕНИЯХ

Мы друзья. Наша дружба началась, когда благодаря моему брату, я попала в вашу компанию. Вы - кучка неразлучных друзей, которые постоянно бесились, мечтали о будущем и часто тянулись к экспериментам. Вы старше меня на несколько лет, но иногда я не уступала в разговорах ни одному мальчишке.
Что нас привлекло друг в друге? Не знаю. Это непонятная тяга, которая началась с детства и продолжается по сей день. С тобой мне было интересней, чем с остальными. С тобой, меня всегда тянуло на интриги, которые порой складывались слегка плачевно. Я по сей день вспоминаю то беззаботное время, когда мы проводили вместе время, вся наша компания: Ками, моя младшая сестра, постоянно терлась с Седриком и пару раз пыталась мне доказать, что влюбилась и это недолго, хотя я никогда не ожидала от этого паренька чего-то хорошего. А Майк... Майку всегда нравилась Камилла, детская первая любовь. Может поэтому они сейчас женаты? Мой брат - оболтус умело устраивался во всей нашей компашке, но, как мне кажется, чаще всего влезал в передряги, с которых мы его вытаскивали.
Время шло. Все мы росли. Росли с нашими детскими чувствами, которые переросли в чистые, прекрасные чувства. Я любила тебя. Возможно, до сих пор люблю, но тогда я вынуждена была уехать. Мне не хотелось сидеть на чьей-то шее, а тогда заработать здесь у меня не было возможности. Звать тебя с собой? Не вариант. Вы уже тогда начинали думать о совместном бизнесе. Я не хотела рушить ваши мечты и вашу жизнь. Я не знала, что будет с нами дальше и не хотела так рисковать. Это была последняя совместная ночь, когда мы выделись. От тебя я практически сразу уехала в аэропорт, оставив лишь записку на подушке. Искал ли ты меня? Знаю, пытался. Ками говорила, что ты пытался узнать где я. Прости, что разбила тебе сердце.
Моя жизнь в Сиэтле не была такой прекрасной, какой хотелось. Но там я прожила больше четырех лет. Слышала ты женился, большего я знать не хотела. Сама виновата. Брат хвастался, что вы втроем (Майк, Нэйт и ты) все-таки открыли свой бизнес. Открыли ресторан с прекрасным названием "Moondust", что в переводе означает "Лунная пыль". Мне нравится. Кажется, там и была свадьба Камиллы и Майка. К сожалению, я не смогла на ней присутствовать.
Я вернулась. Кажется навсегда. А твой брак дал небольшую трещину. Старые чувства вспыхнули с новой силой, что, кажется, никто не в силах им противостоять. Но это всего лишь начало. Все еще впереди.

ПОЖЕЛАНИЯ

Очень нужен этот персонаж, в пару. Буду любить и не обижать, если повезет, то мы соберем этих закадычных друзей, по крайней мере попытаемся, т.к. сестра есть. Есть идея для игры, как в их отношениях, так и в общем. Будем спасать Джилл от неприятностей, в которые она вляпалась в Сиэтле. На все вопросы отвечу по подробней. Приходи, очень жду.
Ваш персонаж:

био

Жизнь этой милой девчушки никогда не отличалась, чем-то особенным, но периодически преподносила различные сюрпризы. Джил родилась в США, Сакраменто, где и прожила значительный период своего жизненного пути. С самого детства девочка никогда не была обделена внимание родителей. Мама была пианисткой, а отец – писатель. Такие творческие профессии, казалось бы, почему Джиллиан не пойти по стопам родителей и связать свою жизнь с чем-то таким же творческим. Так думала и сама Харди, не оставляя мечты о прекрасном музыкальном будущем, пока довольно значимая часть её жизни рухнула... Родители Джил погибли в автомобильной катастрофе, в то время как Джиллиан осталась жива. Не раз она слышала от врачей фразы о том, что она просто родилась в рубашке. Эта авария сыграла большую роль в формировании дальнейшего жизненного пути темноволосой красавицей Харди, которой в тот момент времени было чуть больше десяти лет. Тогда её единственной опорой и самым близким родственником – оказалась тетя, мамина старшая сестра. Человек, который на этот маленький промежуток времени заменила девушке родителей. Имеются двоюродные брат и сестра. Брату Джил тридцать два года, но к своему возрасту ума так и не набрался. С самого детства влезал в разнообразные авантюры, периодически вмешивая в них Джиллиан. Младшей сестренке Камилле около двадцати четырех лет. Хоть Харди и влезала в различные интриги и авантюры вместе с бестолковым братом, но была более послушным и уравновешенным ребенком, хотя иногда тоже приносила родственникам беспокойства. В один из таких раз, в возрасте десяти лет, Джиллиан оказалась в полиции, с обвинением в мелкой краже в одном из местных магазинов. Тетя оплатила штраф и компенсации, которые требовались. С тех пор, юная Харди пыталась сидеть на попе ровно и заниматься чем-то более полезным. Уже тогда Харди решила, что будет поступать на юридический факультет, но и не догадывалась, что может ждать её дальше. Эта авария была трагичной только для семьи Харди, а вот второй участник аварии отделался легкими ссадинами и синяками. Никто не соглашался поведать шестнадцатилетнему ребенку, кто является виновником аварии, но для себя Джил решила, что со временем этот человек пожалеет о том, что остался жив. Уже тогда характер девушки заметно менялся. Если раньше она была в чем-то милым, добрым и жизнерадостным ребенком, то со временем стала жестче, грубее, хотя некоторые прежние черты периодически преобладали. Как и упоминалось ранее, Джиллиан окончила колледж, а потом юридический факультет, Калифорнийского университета. Сидеть на шее у тети не хотелось, поэтому устроилась в одну юридическую контору города, но долго там не продержалась и через год уехала работать в Сиэтл, штат Вашингтон. Долгое время проработала в адвокатской конторе Уильяма Беккера, но вскоре перешла в более солидное и востребованное место. Молодой специалист, с небольшим опытом работы, который ничего толком не видел в жизни случайно попадает в лапы преступника, который желает, чтобы Харди отстаивала его права в суде, а Джиллиан, в свою очередь, получает продвижение по карьерной лестнице, солидный заработок и, как на тот момент казалось, свободную, спокойную жизнь. Работы было слишком много, но и выиграть такие дела без взяток и каких-либо подкатов было нереальным и невозможным, что в большинстве случаев и предназначалось хрупкой Джиллиан Харди. Все продолжалось на протяжении трех лет, пока поняла, что это не то, чем она хотела заниматься всю жизнь. Долго решалась, но в какой-то момент собралась уйти, после того, как за последнее выигрышное дело пришлось переспать с судьей. Не к этому с детства стремилась Харди, чтобы в итоге оказаться в подобном дерьме. Собрав вещи и никому ничего не объяснив, Джил уезжает из Сиэтла и возвращается в Сакраменто, где начинает новую жизнь и работает юристом в сети ресторанов Сакраменто. Но никто и не представлял, к каким последствиям это может привести.

Пример вашего поста:

Пример поста

В последнее время мое эмоциональное состояние начинало меня беспокоить. Зарыдать как дура, накричать на близкого, сорваться, психануть теперь казалось в порядке вещей. Я делала, а потом могла об этом очень сильно жалеть, стыдиться и загоняться еще больше, хотя ничего не могла с собой поделать. Наверное, моя психика была подпорчена и мне пора сдаться в псих.больницу, я опасна для общества.
Слишком много навалилось на всех здесь присутствующих. Конечно же, где-то глубоко в мыслях я представляла эту значимую, для всех нас, встречу, но совершенно не представляла ее такой. Это был некий хаос, мне лишь хотелось, чтобы он быстрее закончился. В такие моменты начинаешь задумываться, а правильно ли ты вообще сделала, когда вернулась домой, к родным людям, но после таких гнусных разбирательств, понимаешь, что поступила не правильно и стоило отсиживаться в Сиэтле, погрязая в проблемах и не беспокоя родственников, которые теперь, возможно, меня осуждали. Но ведь каждый здесь присутствующий не без греха, почему я должна быть исключением.
- Разве сейчас не твоя очередь рассказывать нам во что ты вляпалась? Я уже взрослый мальчик и разберусь со всем сам, и лучше бы тебе помалкивать. Это не угроза, а совет от старого друга.
Совет старого друга. Этот старый друг слишком много говорил про мои проблемы, осуждал меня больше брата и сестры, но в то же время сам, как знала я, не был чист на руку. Я лишь могла это связать с тем, что кроме меня здесь об этом никто не знает и он боится, что на эмоциях это сделаю я. Так зачем меня тогда цеплять? Ведь из-за злости и обид я точно могу это сделать и даже не пожалею об этом. Но пока, как мне казалось, хватило новшеств от меня. Все итак были слишком шокированы моим душераздирающим рассказом и я не хотела еще больше портить их психику. Информацию нужно получать медленно. Порциями. Чтобы успевать ее переваривать. Только я так делать не умела, а на эмоциях выливала все дерьмо без остатка.
Мне было очень жалко Ками, которая хотела как лучше, а получилось как всегда. Она в этом не виновата, а я, кажется, снова на нее сорвалась. Мне еще придется перед ней извиниться, но сейчас совсем не время. У нас еще остались нераскрытые вопросы. И, кажется, теперь дело совсем не во мне.
- А причем здесь, собственно Майк сейчас? Он всего не те вопросы задал. Я бы так же мог на тебя наехать, и ты и на меня бы так накинулась? Лучше все по порядку, не верещи.
- Он знает причем здесь он, Нэйт. И дело совершенно не в вопросах. Да, Майк? - мой взгляд снова пал на него. Я открыто собиралась выцыганить с него то, что скрывал ото всех он. Почему-то сейчас мне не нравилось, что ругать и осуждать должны только меня. Да, я больше виновата, но не одна ведь я.
- Пожалели? Мне нахрен не сдалась ваша жалость. Не надо меня жалеть. Я не собиралась никого втягивать, не собиралась никого трогать и никому ничего говорить. Я хотела лишь спокойно отсидеться в своей собственной квартире без твоих долбанных упреков. Какого черта ты вообще делаешь? Я не собиралась ввязывать сюда твою жену, она сама пришла. Она сама захотела, чтобы я рассказала все вам. Не нужна мне ни ваша помощь, ни ваша жалость, - мой голос постепенно перешел на крик, но мне было совершенно плевать, что могут обо мне подумать соседи. Сейчас это волновало меньше всего. Больше раздражало то напряжение, которое здесь царило и то, что еще больше нагнетал Майк все больше и больше раскаляя мою нервную систему, которой за время жизни в Сиэтле осталось очень мало. Доведя меня до пика он мог сделать так, что я разругаюсь окончательно со всеми здесь присутствующими и просто выгоню вон. Останусь одна, как собиралась первоначально. Если честно, то сейчас эта мысль просто не давала мне покоя.
- Я то могу тебя простить, мелкая, но ты явно позабыла особенность своей семьи.
- Позабыла особенности семьи? - я лишь усмехнулась, нервно проведя руками по волосам, уставившись своими безумными глазками на брата. - Вот так ты заговорил? А я лишь думала о своей семье. Думала о том, чтобы не ввязывать их в эту гнусную херь, чтобы у них не было проблем. Потому что, зная  то, что вы сейчас узнали, вы становитесь лишними свидетелями, а так же теми, кого ради того, чтобы насолить мне, не дай бог, могут убить или причинить какой-то вред. Твою мать, ты этого хочешь? И вы смеете меня осуждать в том, что я позабыла о своей семье, не поделилась? Мне обидно, что в данном случае вы думаете только о себе и о том, какая Джилл плоха нихрена не рассказала, пытаясь вас уберечь. Ведь вы то единственное, что у меня осталось. Спасибо, семья.
Мне правда было обидно. Да, я была виновата в своих проблемах, которые нажила, никогда этого не отрицала. Но никогда не думала о том, что меня будут обвинять в том, что я наплевала на семью, которую любила больше жизни и пыталась уберечь. Что ж это их дело, а мне остается это лишь принять и осознать.
Я опешила от неожиданности, когда Майк схватил меня за локоть и утащил на кухню. О, это был единственный случай в сегодняшнем дне, когда я была ему благодарна, потому что могла еще больше натворить глупостей. За то вся моя злость, которая собралась внутри сейчас может быть вымещена на нем. Ох, не повезло. Оказавшись в кухне лицом к лицу, я резко, с размаха влепляю ему пощечину. Знаете, а мне стало легче и, как мне тогда казалось, он ее тоже заслужил.
- Какого хрена ты делаешь? Какого хрена ты, придурок, меня цепляешь? - воскликнула я, а потом резко замолчала, понимая, что нас могут услышать и стоит действовать потише. Эмоции. Все это эмоции.
– Джилл, ты же знаешь Майера Лански? Это он тебя нанял помогать своим шестеркам отмазываться от говна что на них вешали? Зачем ты взялась за это дело?
- За тем, что все мы ведемся на деньги и красивую жизнь. Работая в обычной адвокатской конторе, я бы никогда не заработала тех денег, которые они мне платили. Но я уже об этом пожалела, - я оперлась руками о столешницу, изредка поглядывая на Майка. - А ты не хочешь им тоже кое-что рассказать? О том, что я помогала им отмазывать от этого дерьма еще и тебя, мм? - мой голос становился более спокойным. Кажется, мой внутренний ураган начинал потихоньку успокаиваться.

0

71

------------

Отредактировано Леди Винтер (16-09-2017 00:29:44)

0

72

Текст заявки:
я так люблю писать заявки на постоянного партнера и его не находить, но я всегда верю в лучшее
в общем, у меня нет какого-то определенного форума и сюжета, но я безумно хочу поиграть в паре с таким прекрасным актером, как Николай Костер-Вальдау
в своей внешности я готова подстроиться под партнера
но я не хочу банальную пару и какую-то банальную историю. и мне бы очень хотелось придумать это с вами.
спасибо, большое за внимание, надеюсь, что хоть кто-то ответит мне в лс
Пример вашего поста:

Пример поста

Переезд в Чикаго был с претензией на новую жизнь. Но о какой жизни вообще может идти речь, если ты а) женщина, б) президент солидной компании, в) тебе приходится руководить еще и криминальным бизнесом? Ах да, еще ко всему прочему, тебя гложет отомстить бывшему мужу за его уход, и тебе надо заботиться о маленьком ребенке. Что вообще могло меня подтолкнуть приехать в малознакомый город, чтобы просто еще раз посмотреть в глаза человеку, чей младший брат склонялся над изуродованным телом отца? В голове зрел план мести, но для начала надо было подобраться к нему как можно ближе. Какая информация о нем была собрана, какие карты были на руках, и какой ход разыграть? Все было очень сложно, запутанно. Мы никогда не были особенно близки с Ричардом, хоть и жили под одной крышей, у нас был общий ребенок, который родился на закате нашего брака. Для меня маленький Сэм перевернул мир с ног на голову и привел в замешательство все мои мысли, устои и уклады. Я взглянула на мир по-другому, на семью с другой стороны. Было слишком поздно. Теперь я понимала, как была важна семья в детстве. У меня не было примера поведения матери и жены перед глазами тогда, и может быть, именно поэтому у меня не получилось стать хорошей спутницей? Поэтому от меня ушел муж, после долгих криков, скандала, рыданий. Да, сейчас смотришь на все немного иначе, спокойнее, рассудительнее, но все равно мысленно возвращаешься в то беззаботное время, когда отношения только начинались. Но уже тогда я требовала большего, не осознавая, что мужчина не может мне этого дать в силу некоторых причин. В моей жизни все пошло кувырком, но я не могла опустить руки, потому что у меня был ребенок и он был еще слишком мал, чтобы перестать заниматься его воспитанием. Внезапно умирает отец, а рядом с ним оказывается младший брат Ричарда. Мы оба знали, что в смерти его родителей замешан мой отец. Мы оба знали, что наш брак был не случайностью, все было подстроено, от этого было еще более обидно и чесались кулаки, скрипели зубы от злобы. Похороны, рядом оказалось такое количество женщин, которые когда-то были рядом с моим отцом, что у меня голова шла кругом. Они смотрели на меня с презрением, даже не осознавая, что я дочь того, чей член они сосали, думали, что я такая же, но презрения ко мне было чуть больше, за мою руку в черной шелковой перчатке хватался мальчуган, которого пугало происходящее, а охрана отца не подпускала ко мне ни на шаг ни одного человека, кроме самых близких. Поминки в большом доме, снова эта вереница блондинок, брюнеток, рыжих, шатенок. Когда одна из них подошла ко мне, у меня не хватило терпения сдержаться, не помню, что было дальше, но, кажется, в большом доме я осталась одна. Сына увезли к самой верной семье из друзей отца, а я просто сидела на полу, растирая по щекам тушь. На следующий день приехал юрист, который должен был огласить завещание. Я была разбита и подавлена. Было собрано много людей, что было очень странно для такого маленького конверта, который юрист отца держал в руках. Дальше началась странная речь, что все здесь созваны не случайно, отец велел ему посмотреть и запомнить выражения лиц этих людей, когда будет оглашено завещания. Ну что говорить, мой папуля был слегка странным человеком, но ему все было позволено, ведь он криминальный авторитет, президент строительной компании и деньги уже не считались ценностью, вообще уже ничего ценностью не считалось, честно говоря. И в завещании была одна единственная строка: «Все завещано моей дочери, Даяне Оливии Лоутон, по крови моей Олсен». Последние лет шесть мы не общались с отцом, только после рождения сына, его внука, я смогла пересилить себя и приехать к нему в дом, чтобы познакомить младшее поколение со старшим. В тот момент я думала, что мне завещано только его имущество, но когда все закончилось и юрист позвал меня подписать бумаги о получении в собственность имущества, он тихо сказал: «Миссис Лоутон, Вы же понимаете, что это значит? Вы должны занять место отца, иначе его бизнес порвут, как стейк, брошенный сотне шавок». Мне было страшно, кроме того, что я ничего не понимала в строительстве и управлении компанией, хотя, безусловно у меня было должное образование, еще больше не понимала я в криминале. И именно этой уловкой мне и предстояло воспользоваться. За полгода отсутствия Ричарда, мне удалось научиться управлять этой огромной машиной, которой руководил отец. Было невероятно сложно, ведь это была огромная паутина, разбросанная по всей стране и везде возникали проблемы, которые решать приходилось мне. Итак, Чикаго и мой криминальный авторитет. Я оставила Сэма с женой одного из моих верных офицеров, которых перевезла с собой и попросила занять наблюдательный пост, а сама отправилась туда, где сегодня должно было совершиться преступление. Если вы думаете, что я оказалась случайным свидетелем, то вы ошибаетесь, но мне предстояло сыграть свою роль во всем этом. В Чикаго как раз были люди, которые нарушали правила, проводя через еще более черную бухгалтерию деньги, тем самым лишая меня денежного потока, стоило с этим разобраться. И очень открыто, чтобы это дело прогремело по всем новостям. Итак, переулок, выстрелы, мой громкий крик, через пару секунд вой сирен. Следующие пара часов было очень много суеты, меня то принимали за свидетеля, то за соучастницу, то пытались отпустит, а то сажали в патрульную машину, чтобы отвезти в участок. Было много суматохи, ведь на асфальте в луже крови лежал не последний человек в Чикаго, и его семья наверняка попытается найти убийцу всеми средствами и силами. Но, к сожалению, ни одна ниточка не приведет их ко мне или к моей семье. Наконец решение в отношении меня было принято, меня усадили в очередной раз в машину, надели наручники на всякий случай, а то вдруг я причастна к этому преступлению, и повезли в участок. Посадили в комнату для допросов, поменяли наручники, но из вежливости предложили кофе, пришлось согласиться, ведь мне предстояло играть свою роль. Я понимала, что сейчас через это «зеркало» смотрят несколько пар глаз и я жду только детектива, который будет задавать кучу вопросов, а потом долго будет принимать решение. Честно говоря, когда мы разыгрывали эту партию с моими приближенными, мы не делали ставку на то, что детективом могут назначить моего бывшего мужа, но на всякий случай, полицейским я назвала свою девичью фамилию, тем более, что из уважения к отцу, все действительно звали меня «миссис Олсен». Да, это грязная игра, око за око, зуб за зуб, но мои ребята считали, что если его семья убила отца из мести за смерть их родителей, то и нам стоит отомстить. Честно говоря, мстить за отца я не хотела, ведь он был еще тем старым козлом, который выдав дочь замуж не предупредил, что жить придется на собственные средства, что он умывает руки и только ждет, когда я приведу в его дом внуков. Он продал меня, как породистого щенка, а мне было двадцать лет! Двадцать, я только окончила университет и отгуляла выпускной. Это я сейчас знаю правду, а что делать, когда не знаешь правды и думаешь, что это тот самый мужчина, с которым можно построить крепкую семью? Я как-то отвлеклась от того, где нахожусь, смотрела в одну точку, вспоминая произошедшие события и думая о чем-то своем, когда открылась дверь и вошел детектив.

+1

73

Форум: CLICK
Текст заявки: Я очень хочу собрать всю компанию, чтобы разнообразить игру! У нас уже сложилась компания из 4 человек, и ещё около 5 человек активно нас поддерживают. Мы играем в обрасти Голливуда, потому что считаем, что ЛА без этой индустрии - не ЛА вовсе. Люблю ребят, нравится играть, и очень жду тех, кто хочет быть нужным и действительно занятым в игре действительно яркими историями. Заявки писал Муди (ГГ), но я очень хочу видеть их, потому что нам столько всего для игры, не могу :(

Упоротый режиссёр, 40+

Till Lindemann
oрежиссёр, коллекционер (чего-то странного)
Нуар, фильмы без хэппи-эндов, треш, кровь,Город Грехов, мрачные философские работы - это всё он. Талант, сокровище, человек, чей потенциал Голливуд принял и не выплюнул. Индустрии нужны такие. Для премий, восторгов, критики и исключения. Богатое воображение, бесконечная увлечённость, понимание того, как работают деньги, умение их получать, собирать кассы, но при этом почти открыто класть х*й на то, как делается в Голливуде - это весь он. Вест он, который, стоит сказать, может себе это позволить.
Высокомерный, резкий, несдержанный на слова - потому что, снова, может себе позволить. На вид суровый и всё такое, но как что-то выдаст, так и... В общем, человек своеобразный, по-своему харизматичный и, в общем, юмор ниже пояса да чернота - это его. Он в этом купается так, как никто более. Нюхает кокаин, имеет странные хобби, не чурается тратить деньги так, как хочется. Есть ли при этом у него семья - никто даже не думает задаваться вопросом, потому что всем кажется, что ответ очевиден.
При всём своём наигранном и не очень эпатаже, высокой самооценке и так далее, это не самый жесткий человек в вопросах быта. Да, ему плевать на значительную часть людей и значительную часть мнений (потому и такой особенный), однако может понять, когда очень нужно, и некоторого благородия не лишён. Которое, правда, проявляет анонимно и так, чтобы никто не знал: к хорошему люди быстро привыкают, а эта их черта ему очень не нравится. Он эстетичен, имеет вкус и взгляд на вещи более глубокий, чем у большинства. Потому на первый взгляд и сводит к(поверхностному) примитиву, вроде секса, членов и вот этого всего. Нужно лишь уметь разглядеть в этом человеке хорошее. И пускай любителя плюшевых зайцев вы там не увидите, кое-что всё-таки есть, куда более ценное.
Если говорить о наших отношениях, то мы хорошие друзья. Как-то он снял меня в одном из своих фильмов, и с тех пор я готов сыграть хоть табуретку, хоть трахать гуся, хоть быть монашкой-смертницей - без разницы, если он позовёт и предложит мне это. Только, конечно, на деле мне роли достаются другие, дополняем мы друг друга всё равно очень круто. И, в общем-то, за пределами съёмочной площадки также на одной волне. Можем вместе пить кофе, можем вместе быть в студии, отдыхать на Ибице, нюхать кокаин, сидя в кожаных креслах, смеяться и всё такое. Никаких рамок и стеснения, по крайней мере нет того, что он бы мне запретил делать в моём поведении. Но тут всё не так поверхностно. Я же говорил, что в нём есть свет? И этот свет также тянется ко мне. Некоторый трепет\оберегание, что ли, такой же восторг, как и мой по отношению к нему. Мы поддерживаем друг дуга вне зависимости от того, что происходило в жизни, что писали СМИ и какие небылицы мы не говорили бы - мы никогда не были друг против друга. Это не братское, но что-то близкое и очень, очень ценное. Мы не одинаковы, а этого и не нужно. Я понимаю все его девиации, принимаю их, а он поддерживает моё тепло, греется о него и на самом деле тащится не только с моих коленок, но и, в первую очередь, с улыбки. Только вот наше общиение, так или иначе, весьма пагубное. Не желая причинять мне вред, тем не менее он не осуждает меня за то, что иногда я делаю то, что не следует, а я не пытаюсь остановить в его образе жизни. У нас более высокий уровень отношений и, наверное, это не всегда хорошо. Впрочем, какая разница?
Я по-прежнему жду приглашения на роль монашки.

Мать ГГ, соблазн для отца-священника, 55+

Jessica Lange, обсуждаемо
Говорят, что наша семья вышла неблагополучной, и, в общем-то, это так. У тебя 4-ро детей, и, признайся, сколько на самом деле у нас отцов: два, три, четыре? Старшая сестра тебя ненавидит и в 17 сбежала (а ты в это время была ею беременная, или мне изменяет память?), младшая сделала тоже самое недавно, перебравшись ко мне, и брат, наверное, тоже последует их примеру. Даже я ушёл, правда, не с ненавистью в сердце, ведь несмотря ни на что продолжаю тебя любить, ведь ты мне мать и подарила жизнь. Да и не то чтобы у тебя не было причин быть... странной, "сомнительной" мамой.
Я очень радовался, когда отец ушёл. Сколько мне тогда было, семь или восемь? Да и неважно, козёл он. Я помню, как напивался, как тебя обижал, как постоянно унижал нас. Помню, как было тяжело. И как мы несколько раз переезжали по всему штату из-за финансовых проблем. Хорошо, что он позволил нам вздохнуть спокойно, исчезнув.
Только сказалось это на тебе странным образом, ведь всё-таки ты жила с ним по любви. Твоя страсть к переездам после этого обострилась, и мы переезжали бесчисленное количество раз, разве что на несколько лет осели в Сакраменто, откуда я после и перебрался в Город Ангелов за своей мечтой. А ты... после ухода отца у тебя было много мужчин, сожителей (которым дети немного мешали), и сначала я, будучи ребёнком, это видел. Затем мои братишка и сестрёнка. Я не могу винить тебя в том, что так сложилось, но... знаешь, со мной им наверное будет лучше. А ты приезжай к нам на праздники (или чаще), ладно? Только без своих сожителей, все они чёртовы козлы. Хотя их тоже винить не стоит: ты всегда была очень красивой женщиной. Красивой, терпеливой и живой. Хочешь, я куплю тебе ферму? Или квартиру в тихом районе? Весь мой мир к твоим ногам.

Братишка ГГ, надежда нашей компании на кого-то нормального (нет), 11-15

Jack Depp
Школьник
Самый младший в нашей не слишком благополучной, но весьма дружной семейке. Воспитывался по большей части старшей сестрой (Ванесса Паради) и мной, много времени проводил со средней сестрой (Урсула, Лили-Роуз). С нами у тебя прекрасные отношения, в то время как мать - болевая точка (ты её не воспринимаешь, она тебе чужая), отца и вовсе не знаешь (или у вас с ним всё плохо). Спокойный, улыбчивый, не шумный и ранимый мальчик, который пока ещё слишком молод, чтобы определиться с тем, кто он есть в этой жизни и чего хочет. Потому и любознателен, не без любопытства и остатков детской непосредственности.

Главная любовь жизни ГГ, источник моей боли и ревности, 25-30

Kate Moss
3 варианта:
1. Моя первая и самая сильная большая любовь в жизни. Мы 3-5(?) лет были вместе, и сказать, что наши отношения - это страсть, значило бы ничего не сказать. Ты странная, я чудик, и вместе нам было наплевать на весь мир. Мы, наши души и тела, страсть, понимание и наркотики. Наверное, такие истории сжигают изнутри, кипят и бурлят, не давая более возможности пережить хоть что-то похожее никогда. Потому что, увы, вечно оно конечно же не продлилось. Нас развели расстояние, занятость и наркотики. И, конечно же, ревность, ведь обе стороны имели повод подозревать друг друга в изменах. В этой истории персонажа в идеале должно звать Лайл.
В данном варианте в настоящем нас ничего не связывает. После таких отношений невозможно дружить. Слишком сильные были чувства, слишком сильна была обида.
2. История аналогична, но с той поправковий, что в настоящем нам не посчастливилось встретиться снова и... снова загореться. Со всем нажитым багажем за плечами. Теперь, вероятно, с концами. Оно ничем хорошим не сулит: ты до сих пор оторва, а я до сих пор ведусь на то, что способно зажечь.
3. В данном варианте истории мы знакомимся в настоящем и, соответственно, начинаем всё с нуля. Я как раз только оправился от развода, уладил подвязки с наркотиками и всё такое, как
"добрый вечер, мы ваше пламенное дно". Безумное, дикое, страстное, и точно так же любящее жить, как и я. Все вредные привычки и разделение жизни на нас двоих - снова в студию. Не похоже, что оно светило бы карьере чем-то хорошим, но это явно не то, о чём нам захочется думать, правда? В данном варианте истории у меня уже была подобная любовь в молодости, но её я пережил и даже самую малость повзрослел. Имя обсудим.

Она может быть официанткой с улицы, которую случайно заметили и которая добилась высоты птичьего полета. Может быть богатенький дочкой папы-бизнесмена. Может быт той, кто только начинала, но кого я поднял и помог достигнуть успеха.

Сын Сатаны (мы не верим, что его реально найти, всё понимаем, но), 35-40

Marilyn Manson
Исполнитель (основное), поэт, художник, фотограф и философ
Да это же, блт, Мэнсон! Что вообще надо говорить? Об императоре гротеска и без того всё известно. Давай поговорим о нас, самую малость.
Настоящее имя + громкий псевдоним (Морфин Крюгер, Уолт ЛаВей etc). Броманс, соулмэйт, понимание без слов, связь на уровне космоса. Искры-безумие-что-там-ещё. Сколько знакомы - решим; работали ли вместе - решим. Погугли цитаты ММ о Джонни и полыхай. Я - пират; ты - готичный тюлень. А ещё исполнитель, поэт, художник, фотограф и философ.
Знай, что такое Джоннилин, люби наркотики и деградацию, как самого себя, да тащись от рваных на коленях штанов моих. По 1, в идеале 2 поста в неделю - не меньше, то слишком медленно и печально гаснуть. Размер постов значения не имеет. Сам пишу от 3 лица, 1-7к (разучился лить воду). Пиши по всем вопросам в гостевую или ЛС. Покажу цитаты, фото, иные видео. Тут упорин, космос и много-много сюжета. Я из тебя душу выиграю.

Ждём грамотных игроков умеренной активности (2-4 поста в неделю, 2-5к), в идеале от 3 лица. Любовь к психологии, драме, трешу. Отбитость, юмор и эстетика декаданса приветствуются. Пишите в ЛС или гостевую по всем вопросам. Я очень жду, мы все очень ждём!
Ваш персонаж:

Вирджиль Фишер, 32 года.

Менеджер UTA, где является представителем знаменитого Муди Диккенса (он же ГГ, внешность: Джонни Депп). Нервный, верный, преданный астматик с милыми кудряшками. Живёт с отцом-священником, Виктором Фишером, и псом. Имеет некоторые проблемы с женщинами, латентный гей, влюблён в Муди. Периодами запойный. Трудолюбивый, эмоциональный, старательный. Внешность: Хью Дэнси.

Пример вашего поста:

Пример поста

Среди миллиардов людей со всех континентов, среди чёрных оборванцев из гетто и белых банкиров, что простреливают свою голову в сорок пять лет, среди чиновников и попрошаек, среди малолетних, блюющих под себя наркоманов и молодых послушников из церкви Святого Мартина – среди миллиардов характеров, судеб и религий, Муди Диккенс был не похож ни на одного из них. Вирджиль знал это с самого начала: ещё тогда, когда впервые увидел его; когда умирал от непонятного, ниоткуда взявшегося ужаса, слышал – хоть тогда он ещё и не умел так глубоко анализировать свои чувства, и понял это многим позже, - как предостерегают его об опасности внутренние инстинкты, так, как противятся и страшатся они перед всем незнакомым. Инстинкты не дают диким животным ступать в раскрытые капканы, не понимая принцип работы механизма, но смутно чувствуя исходящую от него угрозу, и инстинкты же не дают людям бросаться с головой в тёмные омуты – в те самые, в которых он так безутешно барахтался все эти годы, смущённый и запутавшийся в веренице собственных мыслей. Как часто он страдал из-за этого раньше! Иногда, в первые месяцы их зарождающейся дружбы, он испытывал такое смятение и растерянность, что нередко, робкий и добродушный по своей натуре, чувствовал вдруг закипевшую в нём злость и обиду к своему отцу и его богоугодным наставлениям, которые всё равно не помогали ему понять ни проклятого Диккенса, ни природу его собственных мыслей.
Вирджиль знал это и сейчас: стоя перед ним спустя десять лет, так сильно скучая и любя его, и не понимая его так же, как не понимают люди, почему некоторые бесконечно далёкие звёзды отклоняются от привычной орбиты или теряют кольца дыма вокруг себя. Наверное, не было ничего удивительного в том, что Муди не был счастлив увидеть его так же, как был счастлив этому Вирджиль. Наверное, не было ничего странного и в том, что тот не ответил на его объятие, не отреагировал на его озадаченность, не понял причины его приезда. Может быть, не было ничего и странного в поведении Муди, потому что «странное» всегда идёт в противопоставление «нормальному», а Вирджиль, хоть в глубине души и бахвалился тем, что знает Диккенса многим лучше всех прочих его знакомых, не имел понятия, какое поведение считается нормальным в их оторванном от повседневности творческом мирке. Фишер утешал себя этим: давая Муди отстраниться и отойти за морковным соком, рассматривая причудливые каракули на стене, он силился успокоить себя мыслью о том, что Диккенс лишь по-своему, в не похожей на все прочие манере переживает расставание со своей возлюбленной. Возлюбленной, чёрт с ней.
Не в состоянии устоять на месте, Вирджиль забродил по комнате: сначала осторожно перешагивая через разбросанные баксы и пару бутылок, шарахаясь то вправо, то влево, словно несчастный ослепший, которому на каждом шагу мерещатся ловушки и препятствия; а после останавливаясь у стены, чтобы потрогать кончиком ботинка оставленные банки с краской. Гостиная была просторной и свободной от нагромождений мебели, как зачастую бывает в безвкусно обставленных домах богачей, но Вирджиль всё равно чувствовал себя сдавленно и некомфортно, словно в самом паршивом и грязном чердачке под лестницей. Он рассматривал жёлтого цвета полосу, видимо, предполагавшую стать хоботом или чем-то ещё, и краем уха улавливал шорохи со стороны бара – Муди ворочался там с чем-то, и Фишер, замерев спиной к нему, слышал лишь позвякивание стекла и шуршание, точно от складываемых вместе банкнот. Решил хлебнуть коньяку, стало быть. Вирджиль был достаточно тактичен, чтобы не привязываться к нему с наставлениями о вреде алкоголя – не слушать же о плаваниях от человека с морской болезнью?
— Слушай, Диккенс, когда я в четыре года отцу открытку нарисовал, то его портрет тогда тоже что-то подобное из себя представлял, — невесело пошутил он, пальцем указывая на настенные кляксы и оборачиваясь, чтобы посмотреть на горе-художника. Тот, перебравшись к барной стойке, казался слишком увлечённым чем-то, и Вирджилю пришлось сделать несколько шагов в сторону, чтобы суметь рассмотреть его с нужного ракурса, — Муди?
Больше всего в этот момент Вирджилю захотелось бросить всё к чертям, убежать из этого за секунду ставшего ненавистным дома и лечь головой на рельсы. Что-то разорвалось в нём, когда он увидел скрученные трубочкой купюры в пальцах Диккенса, и, оцепеневший, словно кролик перед лицом куницы, он без единого слова смотрел за тем, как исчезают с барной стойки неряшливые дорожки белого порошка. Ему хотелось остановить его, сказать хоть что-нибудь, и с каким-то тупым, опустошающим удивлением Вирджиль понял, что попросту не может. Это шок, пронеслась мысль в его голове, это пройдёт, всё под контролем, ты со всем разберёшься, ничего страшного, всё можно исправить, надо просто поговорить с Муди, надо сказать ему что-то, надо подойти, надо…
С отчуждением, нехарактерным для человеческого организма, он чувствовал, как негнущиеся ноги сами усадили его на диван, и Вирджиль, смотрящий лишь в одну точку впереди себя – в выключенный телевизор, идеально чёрный прямоугольник у противоположной от Муди стены, - теперь походил на человека, совершенно не понимающего, кто он и где он находится. Диккенс даже не заметил его. Вирджиль не был уверен, что тот вообще помнил о его присутствии. Что это вообще имело какое-то значение – так, как если бы Вирджиль был бессловесным животным, предметом мебели или попросту плодом воображения, незначительной помехой, которую можно легко игнорировать, если постараться и если нужно. Что ему делать? Что он должен делать? Как ему поступить, что ему сказать? Что имело хоть какое-то значение? Вирджилю казалось, что он просидел неподвижно часы, дни, века, почти не моргая и задаваясь бесчисленным множеством вопросов, ответов на которые он не мог найти. Чёрт. Нужно обратиться в клинику. Нужно сделать что-то. Плевать, если Диккенс будет ненавидеть его за это. Нужно только…
Фишер скорее почувствовал, чем увидел, как Муди опустился рядом с ним – диван слегка просел под его весом. Стакан с морковным соком, ярко-оранжевый, всё ещё стоял на столике перед ним – Вирджиль даже не заметил, когда и почему тот появился. Смысл произнесённой Муди фразы долетел до него с такими же опозданием и непониманием, с какими она была сказана. Фишер повернулся к нему, поднял на него серые глаза, вроде бы посмотрел, но даже не увидел. О, как много чувств в нём было, какими муками, какой искренней, почти детской обидой они отпечатывались на его лице. Когда он заговорил, Вирджиль поразился тому, как ожесточился его мягкий и обычно немного сбивчивый голос:
— «Помоги мне», — сказал он, и крылья его носа слегка раздулись – так сильно и глубоко он втянул в себя колющий воздух, — Всё, что тебе нужно было сказать – это «помоги мне». И я бы помог. Боже. Я бы умер за тебя, — Фишер посмотрел на стакан, зажатый в руке музыканта, и на мгновение ему показалось, что вот сейчас, ещё чуть-чуть, последняя капля и Вирджиль не выдержит и рассмеётся, громко, истерически, как психованный, как начисто лишившийся рассудка, потому что он единственный, кажется, кто понимает, что что-то, чёрт, не в порядке, — Неужели ты думаешь, что я не смог бы помочь тебе. Неужели для тебя вообще не существует другого выхода, кроме как…
Он не договорил, сморщился, как от удара, и уронил лоб себе на руки. Чёрт, чёрт, чёрт. Вирджиль обожал его все эти годы. Вирджиль был готов трепетать перед ним, сделать всё, лишь бы тот стал хоть немножко счастливее, он бы бросился с моста, если бы это смогло вызывать улыбку на его лице, он бы… Разбитому и несчастному, Фишеру казалось, что он никогда не любил своего друга настолько сильно, как сейчас. Это было удушающее, настолько сильное, что ноша его становилась невыносимой, чувство, над которым он даже не был властен – власть, подобная этой, заставляет оленей убивать друг друга в нужное время ради самок. Протерев глаза, он схватился за полный стакан, испытав жажду хоть чем-нибудь промочить свою больную глотку, и только тогда понял, насколько сильно поддался эмоциям – стакан затрясся у него в пальцах, словно Вирджиль переживал эпилептический припадок, и ненадолго Фишер испугался, что сейчас выронит и разобьёт его. Твою мать. Как давно он не видел Муди под кайфом?
И когда это стало настолько сильно пугать его?

0

74

Форум: SEATTLE
Текст заявки: Ты мой брат, младший. Я не сказать, что так сильно тебя люблю. Совсем наоборот. Мы не ладим. Не ладим ровно на столько, чтобы забывать про дни рождения друг друга и стоически выдерживать семейные праздники. Наверное, так во многих семьях. Не уверен.
Вот краткая выдержка из анкеты: Через несколько лет после моего дня рождения, на свет появится мой младший брат. Знаете, каково это, когда тебе всегда тычут им. Я смотрел на него в колыбели и уже тогда ненавидел. Всегда куда бы мы не шли, мне говорили взять его за руку. Присмотреть за ним.
Вести его собирать шоколадные конфеты на Хэллоуин. Это раздражает.
В школе я старательно избегал его, я не заступался, не пытался помочь. Наверное, так среди всех братьев и сестер. Дорожки нас развели, когда я пошел в институт. Отец очень хотел, чтобы я поступил на юридический. Я не собирался идти по его стопам, а он грезил о моём великом будущем и возможном изменении названия фирмы, на Каллахан и сыновья. Я лишь закатывал глаза и сваливал от разговора, каждый раз, когда он это начинал. Я уехал из дома, оставляя родителей и брата там.

Мы со временем все же старались как-то искать точки соприкосновения, ты взрослел и начинал понимать, почему я себя так вел, ты видел мои поступки под другим углом, отличным от прежнего. Отец старался и тебя загнать в кабалу, как и меня до этого. это дико напрягало. Совсем недавно у отца случился удар, он едва не ушел с нашего света на другой. Тогда нас что-то подтолкнуло друг к другу. Наверное, братья это те люди, что будут рядом не смотря ни на что. Не сказать, что у нас была самая счастливая семья. Все жили своей жизнью, да и семейные ужины заканчивались либо скандалом, либо их не было вовсе.
Ваш персонаж: Внешность: Jack Falahee
Дата рождения и возраст: 04.07.1992, 25y.o.
http://seattle228.rusff.ru/viewtopic.php?id=18#p21 (правда анкеты скрыты, но мы можем все обсудить в лс)
Пример вашего поста:

Пример поста

- Я зависаю тут редко. Ну, как редко, пару раз в месяц, так как все остальное время и так тут. А так да, ради Девиса я и на ночную смену останусь. Он чертовски щедр. - общение с Ником было настолько непринужденным, что я расслабился. Обычно я стараюсь держаться. думать что говорю и делаю. А тут, словно встретил старого друга, которого знаешь от корки до корки. Странное ощущение, которое никогда до этого не чувствовал. Я поглядел на парня и усмехнулся. - Если ты меня накуришь, то отстегнешь поводок и я не стану сдерживаться. Хотя... - я посмотрел его с видом глубокомысленного философа. - Я никогда не употреблял, но с тобой раскурю косяк в честь такого вечера. - мы прошли в номер. Он состоял из трех больших комнат и ванны с джакузи, и большим балконом, куда вели большие стеклянные двери. Я упал на диван, руки раскинув на спинку. Я посматривал на Ника, усмехаясь, невольно осмотрев потолок. - Курить лучше на балконе, там прекрасная веранда. А вот в номерах нас быстро спалят. Хотя в ванной есть вытяжка. - я скинул пиджак, ослабил галстук и стянул его, расстегивая верхнюю пуговицу. Мягко улыбаясь и подходя к парню. - И так, с чего начнём? - я взял бокал виски, что Ник уже налил и чокнулся краем своего бокала о его. Хитрая улыбка на губах и я направился на веранду. Сам достал свои сигареты и обернулся к парню.
- Я разрешаю тебе тут курить.. - сам от себя посмеялся, так как большей самоуверенности и наглости ни у одного сотрудника больше нет. Порой мне кажется. что вот-вот меня уволят, но потом приходит кто-то типо мистера Девиса и я вновь на коне, как самый лучший и исполнительный работник и меня тут хотя  видеть.
- Давай поделись со мной какой-нибудь самой нелепой ситуацией из жизни. - я прикурил сразу две сигареты, одну протягивая подошедшему Нику, после чего, в легко движении расположился на краю балкона. За спиной целый город, а подо мной несколько этажей свободного падения. Веранда выходила лишь условно на улицу, снизу было практически не видно, сидит кто-то на балконе или рассматривает город из номера, или нет. Я склонил голову рассматривая своего, так сказать, гостя. - Я один раз стал почти заложником одной пожилой дамы. Она сильно запала на меня. Приезжала всегда на определенное время в один и тот же номер. Всегда требовала меня к себе прося о таких глупостях, что и вспомнить страшно. Однажды она уже к концу смены попросила меня к себе. Но моя коллега сказала, что я уже закончил. Тогда она сказала, что будет скандал.
Я в джинсах и футболке поднялся к ней, и она расценила это, как мое согласие на что-то большее. Закрыла на ключ за мной дверь...
- я усмехнулся, делая глоток хмельного напитка. - А дальше,было, почти как с тобой. Хотя она не сразу поверила, что я гей, пока не показал ей фотки из телефона. А там было на что посмотреть.
- Про количество извращенцев, что хотели бы затащить в меня в постель, я промолчу. - я мысленно поблагодарил Ника, что он на балкон притащил  вместе со своим телом еще и бутылку виски. Наполнив свой стакан, я так же щедро плеснул собеседнику, поглядывая на него. -
Если честно, скажи, вот насколько ты гетеро? И почему тебя не привлекают парни? Ну просто интересно.
- я вновь занял свое место на краю балкона, только в этот раз это было немного неуклюже и я чуть не упал вниз. - Ой.. Кажись вискарь дает в голову. - я улыбнулся и поднял свой бокал. - За таких классных, нас!

Дополнительно: хотелось бы найти брата и развить очень не простые отношения. В любом случае, без гры не останешься) И я очень жду тебя)

Отредактировано Garrrry (03-09-2017 17:19:34)

0

75

Up
changed

Форум: pleasantville
Текст заявки: сама заявка
имя на выбор, 21 год // tom holland

A few years ago...
› › › › › › › › › › › › › › › › › › › › › › ›

Как бы банально это ни звучало, но я устала. Устала от постоянных скитаний по Штатам, устала от лживости собственной реальности, начиная от имени и заканчивая цветом волос, устала от встреч с очередным юристом по бракоразводным процессам, от постоянных уговоров  «второй половинки» попробовать всё сначала, от звонков матери и вранья ей о том, как прекрасно живёт её дочь и работает с детьми, не выходит замуж несколько раз в год и тем более не крадет состояния у бывших мужей. Я относилась ко всему происходящему как к работе, к которой по обыкновению подходила творчески и импровизированно, но от которой также можно устать. Оставив позади развод, отправив вещи курьерской службой в свою квартиру в другом штате, я, наконец, перестала быть Шайей Доусон и поехала в родной Нэшвилл, чтобы отдохнуть от всех этих брачных афер. В конце концов, сколько еще можно было притворяться другим человеком, называться другим именем, контролировать каждую ситуацию и в прямом смысле работать двадцать четыре часа в сутки? Мне хотелось вспомнить, что такое жизнь.
Наше с тобой знакомство было абсолютно банальным, но уж точно никак не скучным. Сидя за барной стойкой в одном из баров Нэшвилла и задумчиво вертя в руке пустой шот из-под текилы, я разговаривала по телефону со своей подругой и пыталась объяснить, почему же я всё бросила и уехала в город, который считала родным. Неожиданно меня отвлекло какое-то мельтешение сбоку. И поворачиваясь, я конечно же не подозревала, что обычным "а, ну, иди к черту отсюда" при наличии свободных мест вокруг не получится отделаться.
[float=left]— Мне кажется, ты ошибся местом, мальчик.
— О, нет, я еще никогда так удачно не заходил в бар, девочка.
[/float]Твоя самоуверенность и даже наглость, легкость на подъем, не обременяющая разговорчивость показались мне забавными. Телефонный разговор с подругой был давно завершен, а друг, которого ты ждал, был отправлен восвояси коротким сообщением по мессенджеру. И если первые мгновения я задумчиво смотрела на твое молодое лицо, гадая твой возраст, то остаток вечера текила напоминала мне, какой же беспринципной сделала меня "работа". Определенно не хотелось прерывать знакомство и завершать вечер одинокой поездкой в квартиру, где ждут не разобранные коробки с вещами, ведь именно в том баре, сидя прямо перед тобой, я совершенно забыла о контроле, о фальши, о том, что нужно из себя что-то строить, включать этот наигранный флирт и обаяние, придумывать несусветную женскую чушь, в которую поверил бы любой мужчина. Я была собой. Это был мой смех, слышала своё имя, это были мои рассказы и шутки, мои жесты, реакции и поведение, мои протесты. И это было потрясающе. Настолько воздушно-легкой и живой я себя чувствовала в тот вечер, что мне тут же захотелось продолжения, мне хотелось целой бесконечности твоего влияния и энергетики и еще чуть больше. Мне оставалось только бесцеремонно и нагло вытащить из твоего кармана удостоверение личности, пьяно пошутить над тем, что я - дорогое вино с выдержкой, а ты - только собранный виноградник, и увести тебя к себе домой. Я не думала ни о разнице в возрасте, ни о том, что ты - зеленый студент, ни о чьих-то взглядах, ни о том, что даже ты обо мне подумал - мне было абсолютно плевать. И с утра, невидящим взглядом смотря куда-то сквозь твой затылок, я думала, что вот, это ведь то, что мне нужно сейчас: красивый молодой парень с хорошей задницей и подтянутым телом, легкость общения без обязательств, потрясающий секс. Почему, собственно, и нет? Ведь тогда это были самые искренние, наверное, отношения в моей жизни, без всяких брачных афер и клофелина. Ни денег, ни недвижимости, ни счетов в банке - ничего у тебя нет, что могло бы заинтересовать меня с плохой стороны. Тогда мне хотелось просто быть собой, со своим настоящим именем и мнением.
Мне было настолько комфортно с тобой, что я потерялась для всего остального мира. Ты был тем, кто делал всё вокруг ярким, контрастным и сумасшедшим. Мы впадали в безумие от этой химии, что начинала бурлить сразу, находись мы рядом. И я никак не могла понять, сколько бы ни пыталась, что в тебе было такого, чего не было в других, более взрослых, мужчинах? Может, во всем была виновата твоя чертова молодость, твои чертовы девятнадцать лет, раскрепощенность, жажда познать всё? Тут было место зависти, ведь в свои девятнадцать лет я пыталась достать деньги на бегство из дыры, где родилась, обворовывая мужиков из соседнего города. Тут было и место жажде: я так сильно хотела, чтобы ты подарил мне эту любовь к жизни, чтобы каждый мой день вновь заиграл яркими красками, а не блеклыми чумазыми мазками депрессии и однообразия.
Ты прямолинеен и уверен в себе донельзя, не позволяешь другим манипулировать собой [сколько бы я ни пыталась по привычке, черт возьми] и оскорблять, ты импульсивен, весьма страстен ко многому. Между тем, несмотря на эти качества, ты показал мне, что можешь быть внимательным, умеющим слушать, а порой обычным романтиком, что удивляло меня после каких-нибудь сумасбродных идей и выходок. С утра ты приносил мне маффин и американо с молоком, а вечером звал лихо покататься на мотоцикле в сумерках; ты читал вслух Шекспира, сидя со мной в обнимку под деревом в парке, а затем тащил на крышу высотного дома, чтобы там заняться сексом; ты хотел провести весь день вместе, оставшись дома, а к вечеру уже предлагал поехать на вечеринку у бассейна до утра - я никогда не знала и не могла предугадать, что ты мог предложить, чего хотел, и как ты будешь себя вести дальше. Я плутала в таком лабиринте твоей непредсказуемости, что, казалось, в нем не было и намека на выход. Но между тем я впервые за долгое время была абсолютно счастлива. Ты дарил мне любовь к жизни, к каждому дню, а я поддерживала все твои казавшиеся аморальными идеи, потому что настоящей Мне тоже пора было стать более раскрепощенной.
[float=right]Мы впадали в безумие...
И в этом водовороте страсть становилась крепче.
Я влюблялась в каждый проведенный с тобой день.
[/float] Мне было так хорошо с тобой, слишком хорошо, что я и забыла, что тебе всего девятнадцать лет. Проведя столько времени вдвоем, я вдруг превратилась в самую обыкновенную девушку, ловящую себя на мысли: а смогла бы я отказаться от всего того дерьма, чтобы быть как все? Размышляла о том, какая у меня была бы семья, муж, стала бы я второй раз матерью. И в конце концов, оставила бы я свой "бизнес" ради тебя? Про нашу разницу в возрасте я вспомнила позднее, но слишком остро и болезненно.
Это случилось утром, выходной день. Я проснулась чуть раньше, села в постели и сонно смотрела на свое отражение в зеркале, на то, как сначала прижимала к себе твою футболку, а потом неспешно натягивала ее на себя. Ты проснулся следом, долго смотрел на мое задумчивое лицо, пока я с привычной уже от связанных с тобой эмоций улыбкой пыталась разложить мысли по полочкам на грядущий день, как вдруг до моего сознания, наконец, дошли сказанные тобой слова: «Мне так нравятся эти морщинки в уголках глаз. Ты много улыбаешься и смеешься». Меня словно окатили ледяной водой, я боялась даже пошевелиться. В тот момент я неожиданно вспомнила о нашей разнице в возрасте, о том, что ты еще зеленый студент, а у меня где-то в Штатах живет девятилетний сын, и вообще я обворовываю состоятельных мужчин.
[float=left]Лучше бы ты молчал,
не разрушая тем самым
всю нашу невероятную ирреальность.
[/float] Нереальность происходящего и одновременно унизительное принятие несостоятельности этих отношений так резко обрушились на мою голову, что становилось дурно. Я делала вид, что всё прекрасно, но на самом деле мне было тошно от самой себя: это я допустила всё это, это я начала весь этот цирк, это я была инициатором, это я привела нас в эту яму. Спустя пару дней я твердо решила, что нам нужно расстаться, ведь будущего, как такового, у нас нет и не будет никогда, а я потеряла уже столько времени вместо того, чтобы отправиться в очередной штат и город в поисках новой жертвы. Но как расстаться-то? Как самостоятельно сделать себе еще больнее и больше с тобой никогда не видеться? Меня посещала мысль, что, расставшись с тобой, я вновь вернусь в ту промозглую темную пещеру, откуда больше не смогу выбраться, снова потеряю свое настоящее имя и собственное мнение. Но так больше не могло продолжаться. Стандартные фразы при расставании вперемешку с болезненными размышлениями о разнице в возрасте, об общих жизненных различиях, об отсутствии совместного будущего, о молодости, во время которой просто-напросто необходимо гулять, развлекаться и влюбляться, а я... не могла сдержаться, чтобы не наговорить грубых слов, пропитанных горечью действительности. [float=right]- В конце концов, через десять лет
моя репродуктивная система будет кричать "Шлюха!",
а что ты?
У тебя только борода,  дай Бог, появится.
[/float] Я больше не брала трубку при виде твоего номера, не открывала дверь, вглядываясь в дверной глазок, и не ходила по тем местам, где мы любили проводить время, избегая вероятности встречи. Через несколько недель за мной приехала подруга, чтобы увезти в другой штат и, наконец, заняться делом - выйти замуж в очередной раз за какого-нибудь идиота. Но я ощущала внутреннюю пустоту, словно от меня отрезали огромный кусок. Я заставляла себя думать, что так будет лучше для всех, что время лечит [как бы банально это ни звучало], что мне действительно пора отвлечься на новую аферу и продолжать жить так, как жила до этого - беспринципно, без обязательств, свободно. Но как же мне было тошно от самой себя, черт возьми.
And now...
› › › › › › › › › › › › › › › › › › › › › › ›

Прошла два года, и не было ни звонков, ни случайных встреч, ни целенаправленных имейлов. Да и как, если я купила новые поддельные документы, не пользовалась старыми соц. сетями и приложениями, получила новое имя и вообще не появлялась в Нэшвилле все эти два года? Боль и обида на саму себя утихли, чувства потухли, но память отказывалась запирать воспоминания в большой ящик на цепях. Чем ты живешь сейчас? Должно быть, уже окончил университет или бросил учебу? Живешь ли ты до сих пор тут? Но я уверяла себя, что встретиться в таком большом городе - нереально. Я вернулась в Нэшвилл в очередной "отпуск" с желанием отдохнуть и пожить в родной квартире, развлекаться вечерами с подругой и, возможно, найти себя в каком-нибудь хобби на время. Хотелось прожечь деньги последнего бывшего мужа. Но мне была дана неделя, а затем я встретила Его. Через нужные мобильные номера я узнала, что Он не только чертовски привлекателен, но и является весьма состоятельным человеком. И не смогла удержаться. Мой отпуск полетел ко всем чертям, и я уже собирала всю необходимую информацию, которая помогла бы мне намного быстрее завоевать внимание Эдварда, а затем выйти за него замуж. И мне даже хотелось повременить с разводом: часто ли мне попадаются вот такие сексуальные мужья, пускай даже старше меня намного? Я добилась своего, и после череды навязанных обществом свиданий, наши отношения стали постоянными. Однажды Эдвард пригласил меня на корпоративный ужин у себя в доме, который он устраивал для своих коллег и бизнес-партнеров. Я ходила между гостями, держа Эдварда крепко за руку и строя из себя самую идеальную женщину на свете. Я отошла взять бокал шампанского, когда мое сердце истошно вскрикнуло, ударив с силой изнутри по ребрам, и упало куда-то в пятки, как только я встретилась взглядом с тобой. Мне хватило пяти секунд, чтобы взволнованно пробормотать что-то про уборную и унестись прочь, взмывая по лестнице и истерично стуча каблуками туфель по ступенькам. Я знала, знала, что ты придешь вслед за мной, но надеялась, что этого не случится...
Это была неконтролируемая химия, еще не истлевшая страсть, которые вынуждали нас остервенело снимать друг с друга мешающую одежду и слепо искать рукой на ощупь задвижку на двери. Я не чувствовала вины за "измену" перед Эдвардом, ведь он был просто целью, работой, когда при виде тебя все нутро словно обдало огнем. Я задыхалась от эмоций.
И готова была умереть на месте, когда, одевшись и сбежав от тебя к гостям, к Эдварду, услышала от него: «О, ты уже познакомилась с моим сыном?». Оборачиваюсь и вновь сталкиваюсь с тобой взглядом...
Что мне, черт возьми, теперь делать?

» » » » » » » » » » » » » » » » » » » » » » » » » » » » » » »

доп

Второй дополнительный вариант сюжета: она использует парнишку, чтобы ближе подобраться к его отцу, и, соответственно, там вся эта заварушка и происходит.
Но с этим вариантом, я так подумала, сложнее - мне самой нужно будет придумать кучу причин и объяснений, на кой черт ей понадобился парнишка, если до этого все и так было нормально с другими мужьями. Но как вариант предложила.)

Итак, что у нас на повестке дня. Я могу предложить два направления нашего партнерства: 1. мы начинаем с флэшбеков, которые в итоге приведут к тому расставанию, а затем решаем, что будет с нашими героями после встречи в настоящем; 2. можем сразу начать линию настоящего, затрагивая прошлое для раскрытия героев. В любом случае будем присматриваться друг к другу, взрослые люди, как никак. Без всяких обидок и прочих подростковых финтифлюшек, договорились? И сразу дополнение к парнишке: он не тупой малыш, даже если ему 21 год, а на тот момент вообще было 19 лет, поверьте, есть и вполне адекватные люди в реальной жизни в таком возрасте, о которых не скажешь, что поведение по возрасту. Ну, то есть вы понимаете, что это — отношения между двумя людьми, у которых разница в возрасте все-таки играет немаловажную роль? И, кстати, бонусом к этому персонажу прилагаются замечательные родители — будет очень весело и жарко, обещаю.http://vk.com/images/emoji/D83DDE0F.png Твоя мать уже готовится сжечь меня на костре за педофилию и совращение отца. Одним словом, вся соль в том, что парень на деле оказывается лучше всех тех, с кем Скар встречалась, но разница в возрасте, взглядах на жизнь и "работа" Скарлетт добавляют проблем.
Что касается меня: открытый, общительный человек, хороший игрок, черный и порой сальный юморок идет в комплекте; без предупреждения не пропадаю, уходы по-английски не поощряю; пишу от 8-9к символов от 1 или 3-го лиц, в связи с занятостью в реале поганая работа могу предложить 1-2 поста в неделю; с грамотностью хорошо, пунктуация – я художник, я так вижу. Мне нужен ваш пост, чтобы понять, сыграемся или нет хотя бы на начальном этапе: вы же понимаете, что такое бывает, когда общение хорошее, но игра не задаётся, потому что одного не вдохновляет то, что он читает. В этом случае – простить и понять. Без всяких обид, разборок и прочего, я слишком стара для этого дерьма. На этом всё, жду в ЛС или гостевой. http://vk.com/images/emoji/D83DDE07.png

Ваш персонаж: Скарлетт Холмс, 29 лет (внешность Emilia Clarke). Брачная аферистка, клофелинщица. Когда-то мечтала о большом будущем, строила планы, успела сдать только выпускные экзамены, но в университет так и не поступила, потому что на выпуске из школы забеременела. Поэтому у нее есть одиннадцатилетний сын, которого она отдала на усыновление сразу после его рождения. Теперь мечтает когда-нибудь его увидеть. В желании уехать из гиблого городка, на что требуются деньги, ступила на дорожку аферистов, сначала клофелин, затем рыба покрупнее - брак. Уже много лет колесит по штатам, живя от поиска жертвы до расторжения брака, который и является целью, чтобы заполучить часть состояния очередного мужа.
Пример вашего поста:

первые посты всегда комом, проститеизвините.

It's too late to change events
It's time to face the consequence

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

В некоторых религиях считается, что каждое испытание в жизни посылается человеку кем-то свыше. Остается только узнать для чего: новая ступенька на жизненном пути или наказание за какой-либо из поступков, совершенных человеком? Скарлетт стояла в дверях кабинета своего работодателя, облокотившись плечом о дверной косяк и держа фирменный бумажный стаканчик с кофе, купленного в соседней кофейне. Она с легкой задумчивой улыбкой смотрела на всё то, чем занималась целое утро: прибранный кабинет. И почти слышала голос мужчины, работавшего в этой комнате, недовольный и язвительный: «Лучше бы так делами занялась, как уборкой, о которой тебя не просили». Она была готова к таким словам, не имея больше желания лицезреть весь хлам, оставшийся в этих стенах в минуты прошлого пребывания руководителя здесь: оставленная кружка с засохшими разводами остатков кофе, пустой бумажный стаканчик из той же кофейни, валяющиеся папки, перепутанные листки документации. На подоконнике иссыхали даже те принесенные ею же цветы, что были крайне неприхотливы. Хотя нужны ли они кому-нибудь для атмосферы, кроме Хамфри? Она не хозяйничала в столе, не трогала ящики, лишь собрала всё, что было на поверхности и уложили в аккуратные стопочки, полила цветы и убрала грязные кружки и стаканчики. И собрала непрочитанные еще неутвержденные рукописи молодых авторов, чтобы было чем «развлечь» своего начальника, пока тот был в не самом прекрасном положении. Подумать только: еще утром понедельника он давал ей тысячу и одно поручение, приговаривая в своей излюбленной манере что-то вроде «быстро-быстро, пошевеливаемся», а утром следующего дня Скарлетт узнала, что он попал в аварию, требовалась срочная операция, хорошему исходу которой способствовал Роберт – брат руководителя и одновременно её друг. Наверное, у Роберта просто не было выбора, даже минуты на размышления, чувствуя эту ответственность семейных уз несмотря на многолетнее молчание и затянувшуюся ссору. И даже зная причины и всю ситуацию этого произошедшего между братьями события, Хамфри хотела когда-нибудь услышать и вторую версию, но вряд ли Роман Фитцджеральд будет ей доверять настолько, как это сделал однажды его брат.
Она купила цветы. Так банально и, возможно, глупо. Но отчего-то хотелось вызвать приятную улыбку у друга, когда тот увидит этот букет в вазе на столике рядом со своей больничной койкой. Для улучшения интерьера, хорошего настроения и легкого сладковатого цветочного аромата, быстро распространяющегося по небольшому помещению. Она упрямо думала и над тем, чтобы купить второй букет, для босса. Что-то воздушное и приятное, не вызывающее мигрени от запаха. И уже сдавшись перед собой и покупая у флориста еще один букет, была готова к тому, что, скорее всего, услышит в ответ на этот жест что-то едкое и насмехающееся. С другой стороны можно было бы ответить: «Вам никто цветы не принесет и не навестит кроме меня».
Ее черное платье с пестрящим принтом виде мелких разнообразных предметов остро контрастировало на фоне белых врачебных халатов и светлой формы медицинского персонала, а тонкие каблуки часто отбивали ритм по напольной плитке больницы. Она уже привыкла быстро ходить, устроившись в марте на работу к Фитцджеральду и поняв, что быть медлительной у него недопустимо. Привыкла и больше не чувствовала усталости в теле и ногах, покидая рабочий кабинет босса вечером и стремительно мчась домой, чтобы успеть переодеться для другой своей работы в баре. Нет, для хобби, а не работы. И уже находясь у поста медсестер в ожидании, пока миловидная женщина средних лет закончит говорить с врачом, отстукивала ритм мыском по полу, в то время как в голове звучала исполняемая ее голосом песня «Every Breath You Take» группы The Police, перепетая ею последней вчерашним вечером. Перехватив букеты цветов поудобнее, Хамфри улыбнулась в ответ медсестре, когда та поздоровалась.
- Я бы хотела навестить друга, ему делали операцию на той неделе, - женщина села за стол, на котором находился компьютер, и спросила имя. – Роберт Фитцджеральд.
- Общая хирургия, палата 3102. Это вам нужно подняться на третий этаж по лестнице или на лифте. – И медсестра сначала указала рукой в одну сторону, а затем в другую.
- Спасибо. – Скарлетт благодарно улыбнулась и, развернувшись, поспешила в том направлении, где находился лифт. Пожалуй, лестницы стоило избежать, пока была такая возможность. Но только лишь дошла и нажала на кнопку вызова, как вдруг внезапно застыла на месте, такая и касаясь кончиками пальцев одной из кнопок. Хамфри вернулась обратно к той женщине. – А не подскажите, пожалуйста, в какой палате мне найти Романа Фитцджеральда? – С виноватой улыбкой, словно на нее смотрела не медсестра с дружелюбным, но усталым лицом, а сам работодатель, который вот-вот прожжет в ней раздраженным взглядом дыру. Узнав, что палата второго Фитцджеральда находится на том же этаже, она, наконец, спешит к лифту. Но то замешательство и понимание, что из головы просто-напросто вылетело спросить о Романе, вызвали легкую усмешку. Поднявшись на третий этаж, Хамфри быстро прошлась по коридору в поисках нужной палаты, рядом с дверью которой на стене висела табличка с искомыми цифрами, но прежде чем войти, она вновь обратилась с просьбой к уже другой медсестре. Ей необходимы были вазы для цветов. Что в этой палате, что в другой.
И была благодарна своей сдержанности, которая не позволила с шумом ворваться к другу, который в этот момент мирно спал. Пакет с необходимыми бумагами, сумку и другой букет она положила на диван, стоящий в комнате у стены. Осторожно ступала по полу, лишь бы не стучали каблуки и не тревожили спящего мужчину. Ей так хотелось увидеть бодрствующего друга, поговорить с ним, но, видимо, нужно было подождать. Может, чуть позже? Она тихо напевала «Wicked Game» Криса Айзека – песню, что уже семь лет ассоциировалась с Робертом Фитцджеральдом. Может, это потому, что они познакомились после ее звучания, а может, потому что строчки впадали в душу каждого из них, задевая израненные на тот момент струны. Скарлетт поставила цветы в вазу на столике недалеко от постели, закрыла жалюзи и, обернувшись, обвела взглядом палату, останавливаясь в конце на умиротворенном лице Роберта. Все эти годы она знала о его брате-близнеце, но никогда не думала, что встретится с ним. И даже узнав фамилию будущего работодателя, предпочитала думать о случайности и совпадении, пока в день интервью ее сердце едва не остановилось от шока. Случайности не случайны? В какой-то момент образовалась мысль: что за замысел жизни – свести ее с двумя братьями? Один был другом, с которым они вместе спасались от депрессии, а второй был невыносимым боссом, вызывая внутри такое разнообразие и водоворот эмоций, которые были немыслимы на встречах с первым братом. Как можно быть такими разными? При встречах с Робертом Скарлетт поднималась на мыски и с радостной улыбкой приобнимала его, а в Романа чаще всего хотелось кинуть огромный толстый справочник. Особенно первый месяц работы. Сейчас же, казалось, они начали взаимодействовать лучше, успев немного узнать друг друга. Чушь. Скорее всего, только Хамфри знает что-то о Романе, тот же наверняка только-только успел выучить ее имя и фамилию. Взяв свои вещи и оставшийся букет цветов, Скарлетт вышла из палаты и отправилась искать своего босса, который в этой больнице, как оказалось, пробудет не неделю, как его брат, а намного дольше. Это означает, что стены его палаты станут родными и ей. Она бы не удивилась, если бы Роман сказал ей: «Спишь на диване, чтобы не кататься и не тратить мое время». Когда-нибудь Хамфри напишет книгу о несносном боссе, и та найдет отклики в сердцах таких же забегавшихся в ожидании чуда преобразования работодателей помощниц. Конечно же, Роман не спал. Глупо было бы ожидать, что сегодняшним утром возможно обойтись малой кровью.
- Доброе утро, - Скарлетт попыталась улыбнуться, стараясь не обращать внимание на то, как Фитцджеральд окинул ее взглядом и остановился на несчастном букете в ее руках. Раньше его манера вести разговор раздражала, а поручения сводили с ума, заставляя буквально трястись от негодования – ведь она наивно верила, что этот человек подаст руку и поможет ей в исполнении желаний и мечты, особенно, когда прочла его книги. Реальность оказалась суровой, однако, Хамфри заставляла себя быть терпеливой. Сейчас же, спустя три месяца, уже привыкла ко всему, но Роман умудрялся все равно выводить из равновесия и поражать, как с негативной, так и с позитивной сторон. Она сложила вещи на таком же диванчике, идентичном с тем, что стоял в палате Роберта, только у другой стены, а затем упрямо молча занялась букетом, располагая его в еще одной принесенной медсестрой вазе и поправляя каждый отдельный цветок. – Цветы больше никто не принесет, можно просто сказать «спасибо». - Весело усмехнувшись, она покрутила вазу на столике, после отходя к диванчику, где лежал пакет с документами. Взяв папку в руки, Скарлетт подошла к больничной постели и присела на край в ногах Фитцджеральда. – Как самочувствие? – Скар на мгновение коснулась руки Фитцджеральда своей, как сделала бы это в палате Роба, но тут же одернула себя. Даже если ее вопрос был искренним, в отношениях с боссом он казался ей комичным. После каждой словесной стычки с Романом, Хамфри думала над тем, почему их разговоры не могут быть такими же приятными и душевными, как с Робертом? С другой стороны, она отчетливо понимала, что это уже был бы не её босс, а совершенно чужой незнакомый человек. Наверное, даже заскучала бы по этим издевкам и шуткам, на которые поначалу хотелось ответить крепким словцом, а то и звонкой пощечиной. А ведь подруга по университету, предложившая ей попробовать пройти интервью на работу, предупреждала, что с этим мужчиной будет не так-то просто. Кто же мог догадываться, что он окажется тем самым братцем, историю о котором Скар слышала давным-давно. – Я захватила документы, которые нужно подписать перед отправкой в издательство. Тот исторический роман от мистера Коула уже ждет печати, осталось только согласовать обложку, - она прижимала папку с несчастными листками к груди, словно закрываясь ею и не желая отдавать в руки Фитцджеральда, даже класть ее на нависающий над коленями романа столик. – Как только врач разрешит, я могу привезти ноутбук, чтобы с ума не сойти от скуки тут, - ехидно улыбнувшись, но эта улыбка быстро сошла, когда Скарлетт почувствовала себя неловко от сказанного - всё же у человека случилось несчастье. Каким бы тяжелым человеком ни был ее босс, она уже привыкла к нему. И даже всяких ненужных манер переняла, к сожалению, как этих, например. – Надеюсь, выздоровление будет скорым. И… если что-нибудь понадобится, я всегда на связи.Впрочем, как и всегда. Хамфри, наконец, положила папку с документами на подпись на этот самый столик, а рядом ручку. Возможно, если ей повезет, то утро останется спокойным и «безоблачным». И было бы неплохо застать другого Фитцджеральда не спящим, чтобы узнать информацию обо всем происходящем, помимо лечащего врача. С Романом же не поговорить за чашкой чая. После него помогут только несколько бокалов вина.

Отредактировано Policy Of Truth (12-09-2017 19:43:32)

0

76

Текст заявки: Раз в полгода-год я ищу соигроков на ЛиЛе и порой даже нахожу. На этот раз мне хочется сыграть историю более-менее реального характера. Можно, конечно, пойти на форум по сериалу/книге/игре etc., но мне кажется, что для этих персонажей лучше всего подойдёт наш мир и наше время со всеми его прекрасными (и сомнительно прекрасными) деталями, вроде сэлфи в Инстаграме и онлайн-трансляций солнечных затмений, утренних пробок и гироскутеров, "лабутенов" и "чёрных пятниц", финансовых бирж и волонтёрских организаций, отвратительного кофе в Маке и вкуснейших кексов из пекарни в соседнем доме...

Мой персонаж. Я еще не знаю, как её зовут. Лили, Джул, Эйприл, Иви... Одна из миллионов "миллениалов", которые уже выпустились из университета и пытаются успеть за своей эпохой, которая рождалась, делала первые шаги и училась на своих ошибках, чтобы всё равно наделать новых, вместе с ними. Ей от 24 до 27 лет. Она работает интернет-маркетологом, хотя мечтала писать книги и училась на журналиста. Девочка из небогатой, но дружной семьи, которую всячески поддерживает (оплачивает лечение родителей и колледж младшим сестре и брату). Девочка, которая привыкла полагаться только на себя и не доверять случайным мужчинам (опыт нескольких неудачных абьюзивных отношений и с трудом пережитой депрессии). Девочка, у которой много внезапных хобби и определенное количество комплексов касательно своей внешности. Девочка с любовью к рок-музыке и нелюбовью к кошкам. Вполне цельная личность, главная проблема которой - убежденность, что должна и способна выкарабкаться из всего сама, и вытащить дорогих людей, не обращаясь за помощью.

Ваш персонаж. 2 основных варианта:
1) Парень или девушка старше 21 года. Человек, которому повезло научиться любить себя, но не стать самовлюбленным. Человек, который видит жизнь, как веер вариантов, и может пренебречь серьезностью ради порции чего-то по-настоящему искреннего. Человек, который почувствует в себе силы помочь моей героине выбраться из её внутреннего лабиринта, выйти на свет и понять, что можно быть счастливым и не чувствовать, будто ты этого не заслужил. Потенциально романтическая история, но приветствуется и сюжет о крепкой дружбе со спонтанными прогулками по крышам босиком, философскими разговорами в третьем часу ночи и "пожалуйста, переживи эти полчаса, я уже вызываю такси" в критические моменты.
2) Мужчина старше 35 лет. Психолог/психиатр или просто врач, с которым героиня познакомилась на приёме. Скорее всего, участвовал в военных действиях. В разводе, есть ребенок-подросток, которого очень любит, но редко видит. Человек-феникс, возродивший себя из руин. Человек, знающий цену жизни. Человек, которому тоже нужно тепло, но он боится подпустить кого-то достаточно близко, чтобы не раниться самому и не ранить в ответ. Потенциально романтическая история.

Также открыта к обсуждению любых других задумок, направленных на то, чтобы с каждым шагом и моему, и вашему персонажу становилось светлее и легче.

Форум, внешности и прочее подберём вместе. Я давно не играла полноценно, поэтому на старте могу писать как вводные посты на 10к символов, так и коротышки на 2-3к. Нормальная для меня длина постов при взаимопонимании с соигроком - 3-5к. Частота - 1 пост в 1-3 дня, если нет форсмажорных обстоятельств и мы не скатились в увлеченный спидпостинг (чему я иногда очень рада). Также согласна пойти в личку/мессенджер или какой-нибудь гугл-док.
Общение на неигровые темы - приветствую, но не буду настаивать. Предпочитаю Телеграм и Скайп. ВК не сижу.
Аудиоманьяк. Люблю обоснуй. Не боюсь высоких рейтингов. Отчаянно нуждаюсь в порции уверенного, честно добытого персонажами взаимного тепла.

Пример вашего поста:

Из нашедшегося на компьютере мало что понравилось, так что пусть будет наиболее свежее, игранное минувшей весной

Будем откровенными, какой здравомыслящий человек может получать удовольствие от того, что песка в верхней клепсидре его жизни стало еще на пригоршню меньше, а всего остального при этом не добавилось? Опыт? Мудрость? Уважение? Чушь! Взрослеть стоит лет до 25. Потом ты начинаешь разваливаться. Получать удовольствие от обращения в труху – настоящий мазохизм.

Будучи калекой, мизантропом и почитательницей хорошего спиртного и табака, мазохисткой Иви себя всё же не считала. Поэтому празднование Дня рождения предпочитала называть «поминками молодости» и уже четвертый год подряд проводила по одному и тому же сценарию. В комфортном одиночестве, за столиком у окна в, пожалуй, одном из трёх самых дорогих баров Нового Осло. И если два других набивали цену за счет интерьера и оригинальности напитков, то в «Smoke on the Water» дела обстояли несколько оригинальнее. Здесь можно было курить. Всем. Всегда. Везде.

Уже к восьми вечера в бар набивалась весьма разношерстная публика. Бизнесмены, знаменитости, политики. Здесь можно было заводить полезные знакомства, но правилом хорошего тона считалось не лезть в тет-а-тет окружающих с их порциями яда, пока те сами не изволят пообщаться. Иви бывала в этом заведении нечасто – всё-таки, экологический взнос за вход жрал около четверти прожиточного минимума, но некоторые знакомства, заведенные в этих стенах, уже не раз спасали её из передряг.

Добротная лакированная мебель из темных пород дерева с затейливыми резными узорами, звон тяжелых стеклянных стаканов с отличным спиртным, запах крепкого табака всех мастей и живые музыканты (тоже редкость – обычно в барах ставили голограммы), играющие джаз. Ради посещения «Smoke on the Water» стоило раз в год становиться чуть более дряхлой и немощной, однозначно.

Затягиваясь, наверное, уже третьей сигаретой за сорок минут, Сандберг параллельно лениво наблюдала за беседующими у барной стойки. Экс-министр экологии и поп-звезда Белль, две недели назад ставшая лицом социальной рекламы «Каждой семье – по ребенку». Иногда Иви жалела, что её профессия обязует знать всех этих лицемеров поименно. Пускай её уже давно и определили в далекую от политики и селебрити рубрику, она продолжала исправно следить за ситуацией в других областях жизни страны и мира.

- Желаете еще что-нибудь? – официант забрал тарелку с легким ужином девушки.
- Бокал портвейна. Только не синтетического.
- Обижаете! Есть марочный чилийский и коллекционный французский.
- Марочный.

Иви здраво оценивала свои финансовые возможности. Как напоминание о скорой необходимости потратить деньги на поход по специалистам, разнылось колено. Закатывать штанину делового темно-синего костюма, чтобы помассировать конечность, казалось так себе идеей, но терпеть боль тоже не хотелось. Девушка выбрала компромиссный вариант: села в пол-оборота к столу и, облокотившись о него правой рукой с зажатой между пальцами сигаретой, вытянула покалеченную ногу вперед. Простая стальная трость с черным набалдашником стояла тут же, рядом со стулом. Сандберг прикрыла глаза, блаженно вслушиваясь в музыку.

+2

77

не верю, не надеюсь, жду.
Текст заявки: очень хочу, прям сплю и вижу, как однажды наконец-то найду своего человека и отыграю с ним интересненький и легкий сюжет, который будет приятен нам обоим. надоели драмы, непреодолимые трудности и притянутые за уши проблемы. хочу комедии и драйва, смеха, позитива и череду невероятных приключений. хочу жизни
ж в поиске м. возраст персонажей - от 20 до 40. внешности выберем вместе. как и форум. а идеи у меня есть, можете не переживать. все при личном общении.
Пример вашего поста:

Пример поста

Текст поста

0

78

Текст заявки: Привет всем любителям ИП и Мстителей. Почему именно так? Я хочу найти единомышленников. Не просто чужих людей, а тех с кем у нас была бы хоть одна общая тема. В общем-то ищу того, кто с удовольствием отыграет романтическую линию с нотками драмы. В качестве внешностей предлагаю взять ребят из актерского состава ИП или Мстителей. Просто потому что они вдохновляют меня больше всего. Мне не важно кого играть: м или ж. Я прекрасно справляюсь с любой ролью. Из пар предпочтительно Кит + Эмилия (ИП), либо Олсен + Стэн (Кэп). Но рассмотрю и другие варианты.
К своему партнеру я не требовательна. Пиши в любом лице, любое количество символов, с ошибками или без - главное, чтобы тебе нравился процесс и наш сюжет, который мы придумаем вместе.
Пример вашего поста:

Пример поста

http://68.media.tumblr.com/cacf34542607a8c5dff1f5dcdde55148/tumblr_inline_o43ivg3wNS1qlt39u_250.gif http://68.media.tumblr.com/7974cc04edae5f31f1de7fe2e3a387f9/tumblr_inline_o43ivrShqb1qlt39u_250.gif
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
«Т О,   Ч Т О   М Ы   Д Е Л А Е М,   Ч Т О Б Ы   В Ы Ж И Т Ь,   Н Е   Д Е Л А Е Т   Н А С   П Л О Х И М И.»
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

С самого детства меня учили тому, что в этой жизни нужно быть хитрее и проворнее для того, чтобы выжить. Моих родителей учили той же истине с тех же малых лет. И родителей моих родителей. Но еще никто так не облажался за весь свой век, как я за каких-то 20 с хвостиком лет. Впрочем, я всегда была черным пятном на нашем роду. Мне всегда хотелось чего-то большего. Алчность - вот грех, который мне не искупить никакими молитвами и жертвами.
Когда мне исполнилось 5 лет, родители решили, что я готова. Как сейчас помню этот яркий полосатый шатер; тусклый свет факелов игриво бросался на лица моих родителей и всех, кто стоял вблизи него. Помню как за пару недель до этого моя мать вышивала узоры на костюме и показывала мне как работать иглой и ниткой, в то время как отец что-то усердно писал на клочке бумажки, которую он сорвал с доски объявления в городе. Кажется, это был приказ о награде за чью-то голову. Он всегда так делал: срывал все бумаги, которые видел, и приносил домой, чтобы учить меня писать. В основном на них были приказы королевы, но иногда попадались объявления о свободных вакансиях в той или иной мастерской. В тот день, день моего рождения, мне было поручено очень важное задание. Пока отец и мать показывали различные сценки и высмеивали человеческие пороки, я должна была обчищать карманы зевак, да так, чтобы меня не поймали. Скажу только одно: с заданием я не справилась. Нет, меня не поймали. Мне удалось утащить пару золотых монет, какие-то безделушки и множество ключей, на которые запирали сундуки и шкатулки. Но, как оказалось, я была не единственным вором, который промышлял в тот вечер. Меня каким-то чудеснейшим образом обокрали. Забрали то, что я забирала у других. В тот вечер я стала самым настоящим разочарованием для своих родных.
Когда в детстве меня учили искусству воровства, я всегда надеялась, что мне это не пригодится. Я наблюдала за богатыми дамами в роскошных корсетах, за их манерами, походкой и речью, которая скользила с уст и лилась сладким медом. И если выпадал шанс побыть наедине, я представляла себя одной из таких дам. Играла с вымышленными принцами и принцессами, отдавала приказы слугами и просто грациозной походкой прогуливалась по лесу. Почему-то я была уверена, что мне суждено стать принцессой. Но если бы я знала, как я ошибалась.

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
«Ты пишешь свою жизнь не словами. Ты пишешь ее поступками. Не важно то, о чем ты думаешь. Важно только то, что ты делаешь.»
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Прошло время. Спустя 15 лет я все же пожалела, что так пренебрегала уроками воровства и скрытности. И это сыграло со мной злую шутку. Теперь я в бегах, потому что за мою голову назначена награда. И я знаю точно, что пощады не будет, ведь Злая Королева не щадит и не прощает. Мне остается только залечь на дно и надеется на то, что обо мне когда-нибудь забудут. Или ожидать, что Злой Королевы Реджины однажды не станет.
Это случилось совсем недавно. Каким безрассудством было думать, что я смогу так безнаказанно обчистить замок Реджины. Но я была настолько ослеплена идеей, что не могла видеть последствий. Была слишком уверена в себе; верила в удачу; и, наконец, в то, что я создана для чего-то большего. И вновь я так глубоко заблуждалась. Наверно я так сильно жажду вернуть доверие и любовь своих родителей, что готова рискнуть и поставить на кон собственную жизнь. Тогда в мою голову пришла сумасшедшая мысль, которая, в случае удачи, могла бы вернуть мне былую репутацию среди воров, а главное - любовь моих любимых: мамы и папы.
Я пришла в замок к Реджине. Прекрасно зная как та любит быть в центре внимания и получать немалую порцию любви, я ублажала ее слух речами о том, как восхищаюсь ее грацией и совершенством. Чего-чего, а уж красноречиво молвить я умею, спасибо моей наблюдательности и леди из моего детства, у которых я училась этому искусству. Я знала, что играю с огнем, но была твердо уверенна в том, что могу повелевать стихией. Так я стала прислугой королевы, и почти все двери в замке стали для меня открыты. Просто рай для воришек. Сперва мне понадобилось время на изучение комнат замка и его содержимого. Едва ли украденные столовые приборы с королевской кухни кого-то впечатлили бы, а вот безделушка, принадлежащая самой королеве - весьма ценный артефакт, тем более, что у Реджины почти все вещи обладали той или иной магической силой. И откуда мне было знать, что в похищенной мной шкатулке лежит ничто иное как сердце самой королевы...

http://68.media.tumblr.com/985986c2d9658f21c1614a5966bc7db9/tumblr_inline_o43jem6BrJ1qlt39u_250.gif
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
«Может, он новый герой моей странной жизни, который спасет меня от ужаса моей собственной головы.»
. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Атмосфера накалялась. Последнее время в Зачарованном лесу и шагу без опасения нельзя было сделать. Каждый квадратный метр земли обшаривали верные "псы" королевы. Я уже несколько раз попадала в, казалось бы, безвыходные ситуации, пытаясь спрятаться. Все опаснее и опаснее становилась игра в прятки. Нужна была новая тактика, новые меры. Еще давно поговаривали о том, что есть один выход из всей сложившейся ситуации - пиратский корабль. Пираты - такие же нечистые на душу, с запачканной совестью, алчные существа, как и все те, кто на суше именуются преступниками. Они единственные, с кем можно было договориться, коль у тебя есть что им дать. Только вот, у меня далеко не звенело в карманах. Хотя наверное, есть во мне что-то особенное, за что меня так любила удача. Она снова пошла мне навстречу. В который раз. В порт встал корабль одного из таких пиратов. Его знали многие, о нем говорили, его любили и ненавидели. До этого дня мне еще не приходилось иметь дела с пиратами и, по правде говоря, я мало что знаю о них, кроме того, что рассказывали мне другие. Я была достаточно наслышана о том, как многие спасали свои шкуры благодаря этим любителям рома. Кому-то даже доводилось остаться в команде вольных покорителей морей. Но едва ли такой образ жизни был в моих планах. Немедля я отправилась в порт, поскольку боялась упустить такую возможность. Найти и вычислить корабль не составило труда: днем там отиралось много нетрезвых и небритых мужиков, которые во все горло орали непристойности каждой проходящей мимо девке; от них воняло ромом и сыростью, они вели себя вольно, словно бы ничто никогда не угрожало их жизни, словно они сами себе короли.  Такие шумные компании не трудно было заметить и в трактирах. Я потратила полдня изучая корабль и его "постояльцев". На палубе, увы, то и дело кто-то терся - просто так туда было не пробраться. Предложить им что-то взамен, к сожалению, было нечего.
Дух авантюризма питал мои силы, и решение пришло мгновенно: рискнуть. В этот момент мимо проходила девица, которую как и всех предыдущих освистали пираты. Когда та, ничего не подозревая, свернула за угол, я схватила ее за руку. Девушка вздрогнула и готова была рвануть, что есть силы. Но я тут же отпустила ее, дав знак молчать. В моем кармане отыскалась пара золотых и изящный кулон, который тут же приглянулся портовой девке. Я протянула его ей со словами:
- Это станет твоим взамен на маленькую услугу. Используй все свое очарование, чтобы отвлечь вон тех пиратов. Думаю, тебе не составит труда.  -  кинула убеждающий взгляд и вложила в руку девушки кулон. Незнакомка не стала задавать лишних вопросов и уверенно зашагала в сторону корабля. Она что-то крикнула им, от чего те повставали со своих мест и окружили беднягу тесным кругом, притягиваемые как магнитом. План сработал - путь свободен. С осторожностью, то и дело оглядываясь, я взошла на борт корабля и принялась искать безопасное место. В одном углу корабля лежали ящики и бочки, слегка усыпанные соломой. Осторожно отодвинув соломенную кучу проверила содержимое ящиков - ничего особенного: какие-то детали, тряпки, железо, возможно что-то из деталей корабля, скомканный рваный парус и ничего более, что давало мне прекрасную возможность спрятаться в одном из ящиков. Вряд ли бы кто хватится рваный парус, да и не похоже было, что сюда вообще заглядывали: все здесь было ржаво, грязно и покрыто мхом. Не самое комфортное жилье, но если я хочу спасти свою шкуру, то придется пойти на жертвы и пройти все испытания, выпавшие на мою долю. А что будет, если меня все же найдут?

+1

79

Форум: http://pleasantville.rusff.ru/
Текст заявки: единокровный брат, 29-33 //  Jonathan Tucker or your choice
«- Что будет, если скрестить ирландку с итальянцем?»
«- Пиздец!»

Твое имя я узнала только год назад, когда мы встретились в омерзительном для меня и нетерпимом для тебя Нэшвилле.
Добро пожаловать, братец.
Здесь ты скажешь мне, что наша история началась задолго до? Не стоит. Увы и ах, у меня есть семья и чужакам в ней не место. Однако, сразу не злись, дай мне время переварить, дай время осознать, что появилась законная возможность прервать жизнь Мэд Гранде на этапе блядского разложения в проженной квартире, видавшей столько дурного в жизни хозяйки, что и удивлять народ больше нечем. Дай мне привыкнуть к идее, что Медэйлейн Моретти во мне еще жива и просится, нет, требуется, рвется наружу, через трупный мешок, названный некогда приемной семейкой: «Мэддисон». Ведь, взаправду, я помню; помню, что где-то бывала другая семья, что кто-то желал мне спокойной ночи на ровне с счастливым будущем: никогда не забуду благодаря кошмарным снам, повторяющимся на моей памяти уже двадцать седьмой год и все это было лет до четырех, пока жадные лапы Чезаре Гранде не схватили красивую игрушку, брошенную, как казалось кукле, на съедение уродам. Но нет, ты окончательно развеешь все мои опасения, а вместе с тем и надежды: наших родителей давно уже нет в живых, они подножный корм, пущенный под землю каким-то доморощенным Красным Драконом. И ты, в отличие от меня, помнишь все куда лучше – старший родной братец. Только вот почему я тебя не помню? Как я могла забыть? Да так, что я была той ночью в доме, сидела и скулила в кухонном шкафу под раковиной, слушая истошные крики и звуки борьбы, а утром; утром этой жизни больше не стало. У меня появились два старших брата и сестра, их я помню и никогда не забуду – всю жизнь в семейке гамильтонов ни за что не забыть, каждый такой же истошный крик, при котором так и просится забиться обратно под раковину. И ты, будешь моим новым глотком свежего воздуха. Ты – родной, ты – кровь; ты чувствуешься на интуитивном уровне, вместе с тем понимаешь, принимаешь, лечишь. И я хочу дать шанс этой семье: шанс тебе и мне. Только вот примешь ли ты меня и следующую по пятам итальянскую фамилию, которая давно уже не Моретти – боюсь, что нет. Слишком придется погрязнуть со мной в болоте, утонуть в таком кошмаре, что еще и не снилось. Я не знаю, снятся ли тебе такие же страшные сны того дня, как и мне, ведь я не помню был ли ты в ту злополучную ночь в доме – расскажи мне. Я так же не знаю, что было с тобой все эти годы, где ты пропадал, братец, что с тобой случилось  - поведай, ну-же, я хочу услышать всё. Я хочу быть рядом, быть сестрой. Но на деле, знаю только, что ты был слишком большим и не нужным для той семьи, в которую забрали меня, сетуя на помощь старому другу, однако преследуя иные цели. И я верю, что семья, в которую попал ты – была куда лучше, куда более отзывчивее, и в отличие от моей, возможно говорила с тобой о родных родителях, о родной младшей сестре. Надеюсь!, ведь ты меня помнил всё это время и так неустанно искал: спасибо за это. Вот и нашел. В маленьком отвратительном Нэшвилле. Под другим именем. Под иной судьбой. Пришел ко мне, чтобы раскрыть правду и я услышала. Так что, заходи, мне тоже есть что тебе поведать!


Да, с Джонотаном Такером мы мало похожи, но стоит узнать, что братец в мать-ирландку куда больше моего, совсем всем лицом и боевым характером пошедшей в отца. Но мне не так важно, как ты выглядишь, может ты похож на Тайлера Хэклина или кого-то вроде, тогда явно больше шансов убедить меня в едином генофонде - внешность обсуждаемое дело, хоть и Такера видеть в Нэшвилле хочется от слова "нуочень".
Приходи и узнай еще многое о своей родной семье; а потом обсудим и твою приемную, возможно их было так много, что ребенок в системе сбился со счету. Помни, что в тебе больше от матери: терпения, добра - хотелось бы, чтобы твоя судьба сложилась куда лучше моей. Но если (Джонатан Такер зайдет и будет требоваться наружу) ты псих, то нас таких здесь четверо, мы все поймем и не осудим; однако хотелось бы чтобы твоя судьба, пусть и возможно не менее печальна, но куда более спокойна, а планка у Гранде так высока в пиздеце [что гранде и пиздец слова синонимы], что можно выстроить такой себе аутентичный сюжетец, в чем я - как родня - несомненно помогу. !!! В остальном, хочу видеть ваш вклад в персонажа и его видение, затем, чтобы и чувствовался отлично и хотелось играть. Ведь играть есть что. Прошу, развивать персонажа в своих сюжетных линиях; сойтись с иными игроками, помимо, меня, хоть я и буду рядом, с вечным обещанием уехать в закат под треки из 90-х с высоко поднятым вверх средним пальцем.
У меня есть много идей для жизни брата, есть куча идей и сюжетных веток для нашего общего сюжета; но это уже при связи, в таком себе активном обсуждении и жажде играть, вписаться, страдать вместе со мной. Да, мне мало братьев, нужно еще [одного] особенно адекватных и любимых.  Приходи. Для меня неважно сколько ты пишешь и как часто активен, хоть и хотелось бы видеть не раз в сто лет, все же мы только нашлись. Но для меня важно, как ты пишешь. В свою очередь предоставлю любой ответ на вопрос о моих ЗУН. Могу в любой стиль, могу в любое число, могу упороться так, что до смерти. Могу все. Мастерица на все руки. Такой "гранде" твоей жизни нельзя упустить, стоит хоть раз попробовать.
Ваш персонаж: Мэд Гранде, 27, 24/7 проводит в собственном спортзале
Пример вашего поста:

Пример поста

Удушающе властная тянется своими костлявыми к горлу, в холодном прищуре, проникает внутрь и колко сжимает легкие, выдавливая с воздухом возможность существовать. Боль. Безграничная ужасающая боль ломает, кромсает, истязает; и уродует всякое нежное внутри, как и изящно-красивое снаружи; заполняет каждую клеточку, облачает каждый сантиметр кожи, выдавливает рвотным рефлексом остатки альтернативных чувств, захватывая навсегда, на всю оставшуюся, помутившийся рассудок хлестким ударом в самое. Мэддисон неровным трепетным раскрывает бритву, всматриваясь в ледяной оскал лезвия, замечая испуганные до одури мокрые глаза и шатко валится на пол, прижимаясь спиной к ванной, которая теперь кажется могильной плитой, вот-вот сулящей ей воссоединиться со своей родной, истинной семьей. Вздрагивает на крик, вздрагивает на стук. Пульсирующий ликвор в такт сердцебиению разрывает виски, давлением усугубляя панику: слышатся девичьи истошные крики, что задыхаясь, вырываются в попытке сбежать с уготованной ярмарки тщеславия Маркуса Гранде. Всхлипы наперебой с жадными попытками глотать раскаленный кислород топят в зыбучем отчаянии детскую психику, аккурат балансируя на одном шатком: это всё сон. Крутя головой из стороны в сторону, от каждого сильного напора на древесину, глазки бегают по окружению, пытаясь сообщить место нахождение, не позволяя совершенно отпустить разум в точку невозврата, цепляя за реальное, пусть и невыносимое, пока побелка крошится и сыплется, как всякое доверие ребенка.
Маделейн сидит на кафеле совершенно одна: брошенная и покинутая, оставленная на съедение плотскому, разрывается от трудности решений, пытается найти выход для них двоих и, как сильно бы не жмурилась, не находит. Прижимает к себе ноги, обнимая трясущимися руками, сжимая в ладони рукоять из слоновой кости до белизны костяшек, зажимает внутри душераздирающий крик, всем видом пуская его в пустоту, выдавая лишь еле слышное шипение: все еще чувствует его внутри, ощущает эти касания и трепещущие отклики, отчего колотится в нервном мандраже судорожной ненависти.
- ИДИ К ЧЕРТУ! - Надрывисто орет в ответ, пугаясь от неожиданности услышать собственный изломленный, но грубый голос; казалось, что не найдется слов, что не способна молвить, а потому зажимается только больше. Она не хочет. Не хочет, чтобы все это происходило взаправду, не желает запоминать еще одну тяжкую ночь, теперь уже запечатленную в памяти куда сильнее в силу возраста и осознания. На мгновение кидается в частые детские кошмары, на деле же старые, забытые воспоминания, непотревоженные до сего момента: момента грубого, момента жестокого, трагического во всех своих проявлениях, и, как позже окажется, самого критического в семнадцатилетней судьбе девушки. Пространство вокруг сменяется, наступает безграничная тишина и ночной мрак. В доме слышатся гулкие шаги, звуки бьющегося стекла, пока сердце колотится, выбиваясь из груди, а частое шумное дыхание выдает с потрохами. Она впервые боится: впервые знакомится с неподдельным чувством страха за себя, за своих близких. Хочет открыть створки кухонного шкафа и вырваться, без устали перебирая своими ножками, пока не убежит как можно дальше, туда где безопасно, туда где нестрашно. Но вместо этого, неспособная пошевелиться, ноюще оплакивает образы брата, матери и отца, всплывающие перед глазами в размытой темноте. Она не знает, что с ними: удалось ли им спрятаться, как ей; не знает не бросили ли они ее в том же желании сбежать. Она все еще надеется, что створки распахнутся и перед ней возникнет мать, расплываясь в теплой улыбке, обнимая свою дочь, щекоча кудрявыми волосами, что нередко падают на маленькое лицо. Но этого не происходит. Теперь же ей хочется, чтобы он нашел ее, тот человек; зверь; нашел ее там и погубил, как прочих в этом некогда уютном доме. Тогда бы ведь не пришлось становиться другой, той, которая сидит сейчас на полу ванной комнаты бессознательно кусая губы до солоноватого привкуса.
Ничто неспособно выстоять, ничто неспособно защитить - и вот уже зверь врывается в ее реальность, такой же безжалостный как и раньше, только более свирепый. Оголенный нерв обжигает и заставляет вскочить на ноги, упираясь в объект, не дающий сделать и шагу назад. Маркус стремится вперед, преграждая единственный путь отступления, властно озирая загнанную им жертву, поглощая взором то, что уже не чувствуется для Мэдди своим. В ней только больше нарастает пагубное чувство тошноты, ворохом бурлящее внутри, там, где-то внизу живота. Скверна. Отравлена касаниями сладострастными, резкими, но противными, потому что чужими, оттого отвращающими и  грязными. На каждый шаг приближающейся опасности не удается сделать и одного назад; в нервном приступе такого замешательства не слышит слов, не вникает в смысл, только мечется в мнимом выборе, выставляя вперед единственное возможное оружие. Чувствует, как руку чуть напором отталкивает назад, а затем край лезвия упирается в мягкую плоть за синтетической тканью. Мэдди глядит вперед, перед собой, перекидывая бегающие глазки на лицо мужчины, возвышающегося ни на одну голову над ней, затем снова вперед, во все тоже лезвие. Она ломается так сильно, что казалось был слышен хруст, и тут же готовится к падению. Ей не хватает смелости, не хватает возможности спастись. Хочется бросить бритву, кинуться в объятия брата, плакать, пока он ее будет оберегать и успокаивать. Но этого не произойдет, ведь брата рядом больше нет. Только она и зверь из детских кошмаров, наконец, облаченный в телесную оболочку мягких тканей. Любые раздумья прерывает резкий взмах руки, хватающий за горло и сжимающий пальцы до пунцовых следов. Рукоять выскальзывает из ладошки и валится на кафель, отстукивая легким глухим звуком. Слабые пальчики тянутся к крепкой хватке, пытаясь ослабить ее цепкость, но все безуспешно. Задыхается, пока тело напрягается от давления. Прикладывается головой о твердой и прохладное, ощущает болезненный удар, но не думает, - только брыкается. Еще не боится повторившегося экспромта, не молит бога, не молит о помощи, потому что не понимает. Потому что сейчас иная проблема: ее бьют, душат, убивают! Тело пытается спастись, под гнетом мозговых посылов, сулящее  на лице обидчика проступь мелких надрезов от острых ноготков и исцарапанные ладони, кожа на которых страдает от попыток Мэдди расцепить их, снять хват со своего горла - сделать глубокий вздох. Пока изнутри не прошибает молнией, заставляя встрепенуться, ошарашивая до остолбенения. Слышимое: - Я люблю тебя. И хочу, чтобы ты любила меня в ответ. - распадается на части, повторяется в мыслях, как заевшая пластинка, крутится, бесцеремонно прибавляя громкость. От этой фразы тяжело отбиться, бесполезно пытаться сбежать, как и от чувства все еще так же явно ощутимого между ног, как и в ту минуту на кровати, в детской спальне. Он ранит ее еще сильнее, под дых, ударом о голову, режет без ножа, раздавливает мощными руками. Больше не остается сил бороться, потому что теперь не ощущается, чтобы не происходило с ее телом. Она лежит неподвижно, впервые с легкостью расслабляясь, обмякая под ним, на кафеле. Теперь находится время помыслить: наконец, признать то, отчего щекотало, то что не признавалось эти годы, но зналось как отче наш одной ей и никогда им. Разве ты не мог заметить, как сильно она тебя любит? Любит, как человека, как личность, как мужчину. Любила. Больше всякого; больше всех; жизни. - я люблю. - болезненно тихо проскальзывает в шорохе.  Люблю так сильно, как не хочу любить! Люблю, тебя, суку!, до сдавленного, до мучительного. Ненавижу!
Горесть. Пытка. Страдание. Сожаление.
Внутри больше нет пустоты, нет глубокой ямы, внутри все залито цементом, утяжеляя тело буквальным образом, по ощущениям, вдавливая в пол без посторонней помощи, не позволяя пошевелиться, не давая обладать собой. И всякое теперешнее касание не чувствуется разумом, душой, хоть и ощущается телом. Позорно принимает возбуждение, включая во внимание жжение, ноющую грудь, отвечает телесному, что оно услышано, но все еще гонит это прочь, потому как иначе не желает. Липкая теплая кровь и слюни с языка остаются на эпителии, мажут, пачкают остатки гордости, уверенности в себе - тлетворно разлагают. Нельзя причинить большего вреда, попросту невозможно, ведь всякое чувственное раз и навсегда убито.
Шепот около уха пробуждает, вздрагивая Мэддисон от рефлекторного позыва, и смысл доходит до слушателя, переваривается в голове: решается. В сущности, она готова. Она не противится. Она может расслабиться, теперь и только теперь. Отвернуться и отпускать себя по крупице, всматриваясь в темень комнаты за пределами ванной. В сущности, ей уже это привиделось: она знает что будет, как будет и чем закончится. Лишь не знает, что будет дальше, потом. Но все же, продолжает противиться, настоятельно, требовательно находя в себе силы. Принуждает - слушается. Ладошкой рыскает в поисках оброненного, медленно, спокойно; находит, осторожно касается краев, захватывая нужный и поднимает, на автомате совершая любое действие, по определению должное.
Я больше тебе не доверяю!
Режет резким, полосует по спине, отталкивая Гранде без всяких воплей, без эмоций, кидается назад, ползком, так и не вставая на ноги, лишь затем, чтобы дать себе возможность отдалиться; понимает, что не сможет встать, не успеет, как и в прошлый раз, вырваться. И находит один единственный верный выход, приставляя клинковую к самому горлу, вдавливая трясущейся рукой лезвие так, что одергивается из-за расходящейся ткани, еще не режет, но чувствует раны; нужно просто сильнее надавить, изо всех сил, сильно-сильно и повести рукой.
Маркус дергается. Мысли выбиваются из намеченного плана, легким испугом, отскакивая еще дальше, под самую раковину, и Мэд понимает, что теперь, когда бритва не у горла - она не может. Не так просто. Но Маркус ведь не остановится и всякое его действие приводит к решительной попытке спастись: несколько резких движений правой руки разрывают мягкую кожу, вскрывая длинные порезы на левой руке, недостаточно глубокие, но болезненные, и она продолжает, опасаясь, что он снова успеет ее достать.
Ну, давай! Ну-же!

Отредактировано flora & fauna (08-09-2017 21:25:47)

0

80

Форум: http://redbus.rusff.ru/
Текст заявки: любовь всей моей жизни, учитель рисования в школе. Имя - Чарльз, не старше 28-30 лет.
Внешность - Garrett Hedlund

Начало истории (первая часть из моей анкеты)

• Сочувствие бьет сильнее злого слова, так что, лучше бы не надо…(с)
• Каждая клетка плачет свою историю, в каждом движении своя неловкость и крик. Мне хочется простить себя за то, что столько настоящего живет в сейчас.(с)
• Боль — отзвук невозможности поверить в то, что произошло.(с)
• Он напоминал пса, которого били так часто, что он и не ожидал ничего другого.(с)

Для правильной атмосферы: Celldweller – The Sentinel

До происшествия мой персонаж был студентом института(художественное отделение), после инцидента сидит дома и почти не выходит.

***
[...]Ноябрь. Холодно. Босиком по промерзшей земле, бредешь куда-то и думаешь только о том, чтобы на этот раз повезло. Чтобы не догнал. Иначе... Ты сломлен, но все равно продолжаешь идти, куда-нибудь, лишь бы не оставаться в том аду. Слишком холодно. Когда видишь какой-то небольшой дом и выходящего на крыльцо мужчину, перед глазами все плывет и ты падаешь на землю, теряя сознание от показавшейся слишком долгой дороги. Тебя берут на руки, заносят в дом, осторожно стирая с ног грязь, укладывают на диван и укрывают теплым одеялом. Приходишь в себя только к утру следующего дня и тут же испуганно вздрагиваешь, стараясь выпутаться из одеяла. "Отпустите, пожалуйста..." - произносишь одними губами, выставляя руки перед собой как защиту. Однако голос незнакомца оказывается мягким и успокаивающим, совсем не таким, как тот, который ты слышал все эти долгие дни. Ему хочется доверять, рассказать все и попросить о помощи. Но ты не можешь. Вдруг он окажется таким же, как тот. Потому что уже не можешь говорить, наверное, больше никогда снова не сможешь произнести ни звука. Потому что от душевной боли и безысходности слезами застилает глаза и ты просто не в силах больше держать себя в руках. Прячешься под одеяло и позволяешь разреветься, в первый раз за последние несколько дней. Или недель, время давно потеряло для тебя все известные ранее значения.

Через несколько дней постепенно начинаешь идти на контакт, даже пишешь в тетради свое имя, возраст и что-то там о своем настоящем доме, который уже даже вспомнить с трудом можешь. Никаких ассоциаций, ни запахов, ни образов. Про похищение тоже пишешь, но ничего конкретного, потому как сам не знаешь причину. Некогда красивый почерк стал слишком плохим и ты стараешься изо всех сил, превозмогая дрожь в руке, чтобы все было понятно. Потому что уже к концу недели понимаешь, что спасший тебя от холода человек на самом деле может помочь. Постепенно привыкаешь и почему-то даже не возникает мысли, чтобы куда-то убежать. Не хочется возвращаться домой, чтобы родители накинулись с объятиями и начали расспрашивать и утешать. Тебе не нужна жалость, теперь ты ненавидишь даже само это слово. Но понимаешь, что не можешь жить у малознакомого человека просто так. Потому что он не обязан тебя содержать. И поэтому вынужден попросить позвонить родителям.

Даже через год, после возвращение домой, продолжаешь вздрагивать от каждого подозрительного шума и громких звуков. Никому не позволяешь трогать себя и даже обнимать. Это до сих пор вызывает волну паники и ужаса. Почти не выходишь из своей комнаты, но однажды матери все же удается вытащить тебя на прогулку, чтобы подышать воздухом. И в тот день в парке встречаешь его. Взгляды пересекаются и кажется, что время вокруг останавливается, когда ваши губы почти одновременно растягиваются в улыбку. С этих пор твоя жизнь уже ни за что не станет прежней, потому что он единственный человек, которому за все прошедшее время ты позволяешь себя обнять.


Расскажи мне о нас, главное, скажи, кем мы станем,
Я боюсь разлуки, я боюсь молчания, слов, которые мы не произносим.
Вдохни в меня свою жизнь, вдохни в меня крик, символ сопротивления,
Покажи мне голос, что будет говорить о тебе...и мне.(с)

Как уже было указано выше - Чарльз работает учителем рисования в школе. Но на самом деле является участником программы по защите свидетелей. Потому что несколько лет назад в его жизни произошло что-то, из-за чего пришлось просить помощи у правительства. В итоге - новые документы, новая личность, другой город и работа. Но его все устраивает, потому что в кои-то веки вокруг не происходит ничего нестандартного и опасного. Ну, пожалуй, кроме случая с Мишелем. Тому неизвестно прошлое своего спасителя, но чуть больше, чем через год после первой встречи и через несколько месяцев после второй(после которой старший решил забрать парня к себе) все резко меняется. Возникает кто-то из прошлого Чарли, и этот кто-то имеет совсем не добрые намерения. Из-за чего две жизни внезапно оказываются в опасности. Но чтобы уберечь Мишеля хотя бы частично от непредсказуемых последствий, приходится рассказать всю правду. Однако Чарли удается предупредить своего куратора о возникших проблемах и угрозе жизни. Поэтому тот человек хоть и не сразу, но все же оказывается вдалеке от его дома и больше не будет способен причинить вред кому-либо.

Немного хронологии:
16 апреля 2015 года - первая встреча через год после того, как Чарли спас Мишеля и того забрали родители. Именно в этот день парень снова начал говорить.
начало сентября 2015 года - Мишель простужается, а вечером при совместном просмотре фильма дома, повинуясь воздействию высокой температуры и давнего ощущения притяжения, целует Чарли. Так, собственно, и начинаются их отношения. До этого дня они жили в одном доме, но особо не предпринимали попыток как-то сблизиться.
18 ноября 2016 - Чарльз делает предложение Мишелю и получает положительный ответ. Родители первого должны были приехать для знакомства и все вроде бы прошло хорошо, но за пару недель до назначенной даты свадьбы произошло нечто, из-за чего Мишель собрал вещи и уехал обратно к родителям.
Если честно, я пока не решил, что именно (с этим разберемся вместе), но явно что-то серьезное. Не желая видеть Чарли, он улетает к дяде в пригород Парижа и никому об этом не говорит, даже матери и отцу. Ну а что будет с их отношениями дальше - покажет время.
-----
p.s. Данный персонаж лично для меня очень важен, потому что я слишком устал привыкать каждый раз к разным людям. Хочется основательно взяться за игру и продвинуться в событиях, а не застревать все время(((
Ну и из стандартного - приходите надолго, а не на день-неделю-месяц. Будьте грамотными. Все иногда могут допускать ошибки, но не нужно этим злоупотреблять. От общения вне ролевой не откажусь, если у вас будет такое желание))
Жду серьезного человека, который будет писать посты хотя бы раз в неделю, не станет сыпать кучей оправданий насчет своего долгого отсутствия в сети и игнорирования моих сообщений. Желание генерировать сюжеты для игры и обсуждать их вместе очень приветствуется.
Пишу от любого из трех лиц, посты от 3000-3500.
Ваш персонаж: Мишель Леруа, 24 года. Почти год работает на дому в сфере веб-дизайна, в основном фрилансер.
Пример вашего поста:

Пример поста

Entre nous,
C'est l'aveu qui nous brûle en dessous
De nos peaux que l'on frôle, jaloux,
De nos moindres secondes sans nous

Настоящая любовь не может быть легкой и безоблачной, всегда должно быть что-то, что способствовало бы зарождению новых искр и помогало костру разгораться сильнее. Иначе это будут ничего не значащие отношения, которые не продлятся долго и закончатся слишком быстро.

Я не понимаю, как можно быть таким сильным и одновременно настолько нежным. Хочется просто закрыться в комнате вместе с Чарли и не выходить отсюда какое-то время. Он действует на меня настолько успокаивающе, что не возникает мыслей и дальше продолжать ту бессмысленную сцену ревности. Я уже не в силах распознать, чем на самом деле это было, да и не имеет оно сейчас значения. Чарли оказывается настолько предсказуемым и я почти готов издать разочарованный стон, но лишь шумно выдыхаю, когда он отстраняется. Перехватываю его руку и возвращаю обратно, потому что не могу и дальше продолжать чувствовать пустоту в моменты, когда он останавливается за секунду до того, чтобы перейти ту самую черту, которую я готов нарушить сам.

- Это была просто отговорка, - пожимаю плечами и слегка улыбаюсь, потому что тогда мне действительно хотелось уйти подальше, чтобы не видеть и не слышать их разговоры. Сейчас же это желание полностью испарилось, пропуская на свое место другое, так давно пугающее меня, но более важное в данный момент. Я слишком долго отступал перед неизбежным, перед тем, чего хочу так же, как и Чарли. Но мне было необходимо убедиться, что не все сводится к физической близости, хотя я боюсь этого и теперь, но нельзя вечно прятаться и отказывать.

Ничего не говорю, но первый шаг к новому уровню отношений все же делаю. Чарли даже представить не может, чего мне стоило решиться на такое, да я и сам пока полностью не понимаю, бросаясь в омут с головой. Ради него, ради себя и нас. Мысленно внушаю себе, что нет ничего страшного и нужно лишь преодолеть главный барьер, а дальше будет легче.

Цепляюсь пальцами за пояс его штанов и целую, притягивая ближе к себе. Минуту назад Чарли мог продолжить, но по привычке остановился, а я не успел вовремя сказать о своем желании. Однако теперь я безумно хочу почувствовать это снова - прикосновения его рук и те ощущения, которые они во мне вызывают. Словно слабый электрический разряд, после исчезновения которого нужно еще, больше и сильнее. С непривычки я боялся такой реакции своего организма, но сейчас понимаю, что это совершенно нормально. Я знаю, что Чарли не причинит мне вреда, уверен в этом и готов довериться ему во всем, потому что сам просто не смогу. Не справлюсь один с подобной задачей, потому что не знаю как. Сейчас все с чистого листа, так должно быть и так правильно. Нехотя прерываю поцелуй, чтобы нормально вдохнуть и смотрю в глаза. Они так близко, что, кажется, можно разглядеть все изменения цвета в радужке, а расширенные зрачки тоже о многом говорят. Приподнимаю край его футболки вверх, помогая снять, потому что сейчас она только мешает и следом избавляюсь от своей. Сразу становится холоднее, но сейчас не до того.

- Чувствуешь? - спрашиваю я, когда укладываю его руку себе на грудь. Из ощущений - лишь теплая кожа и стук учащенно бьющегося сердца, но за этим скрывается намного больше. Столько чувств и эмоций, сколько я не испытывал ни к кому за всю свою жизнь, слишком много для тихого и молчаливого парня. Я люблю Чарли так, что иногда от этого становится больно и хочется прекратить, но ничего не могу с этим поделать. Мне уже не сбежать и не спрятаться от своих чувств, которые с каждым днем становятся все сильнее, дают возможность жить и дышать полной грудью. - Я хочу этого, правда, и не собираюсь останавливаться.

В моем взгляде нет и тени сомнения и я верю, что Чарли все понимает, поэтому надеюсь на то, что он не станет снова медлить или отступать. Мы слишком долго это откладывали. Я уверен, что не пожалею, иначе в самом деле увел бы его на прогулку. Нельзя портить такой хрупкий момент.

+2


Вы здесь » Live Your Life » -Реальная жизнь » Поиск партнера для игры


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC