Live Your Life

Объявление

  • Новости
  • Конкурсы
  • Навигация

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » Неформат » Король-Солнце


Король-Солнце

Сообщений 81 страница 100 из 168

1

https://img-fotki.yandex.ru/get/225029/56879152.4de/0_12ba1a_9571a997_orig

Адрес форума:
http://leroisoleil.roleforum.ru

Официальное название:
Король-Солнце

Дата открытия:
31.03.2008

Администрация:
Себастьян д'Олерон, Людовик XIV, Олимпия де Суассон, Филипп I Орлеанский.

Жанр:
Литературно-историческая ролевая игра

Организация игровой зоны:
Смешанная

Краткое описание:

Апрель 1661 года. В королевском замке Фонтенбло французский двор пышно празднует бракосочетание принца Филиппа Орлеанского с английской принцессой Генриеттой-Анной Стюарт. Празднества, организованные и финансируемые могущественным сюринтендантом Николя Фуке, служат блистательным фасадом, за которым сплетается тугой клубок интриг - политических, преступных и любовных. В центре зловещей паутины, в которую с каждой минутой попадает все больше людей, от слуг и бедных артистов до герцогов и принцесс крови - таинственная шкатулка с письмами королевы Анны Австрийской, обладание которыми способно обеспечить умелому шантажисту власть не только над королевой-матерью, но и над Людовиком XIV, молодым и, что скрывать, неопытным королем, глубоко преданным своей семье.

История Франции накануне Великого Века, день за днем, час за часом - всё то, о чем не озаботились поведать нам дотошные мемуаристы, историки и писатели. Какой она была? Такой, какою сделаем ее мы - вместе с вами.

Ссылка на рекламу LYL:
http://leroisoleil.roleforum.ru/viewtop … 198#p78574

Отредактировано LRS (05-08-2017 11:09:49)

0

81

Полдень в Бастилии.

http://img-fotki.yandex.ru/get/9826/56879152.30c/0_e77d4_ba6c6562_orig

Олимпия де Суассон пишет:

- Ваша проницательность делает Вам честь, маркиз, - мадам де Суассон опустилась на предложенный ей стул и серьезно посмотрела на гостеприимного хозяина Бастилии. - Меня привело к Вам отнюдь не любопытство, а дело. Но нет, оно никоим образом не касается покойного кардинала, мир его душе. Я вернулась в Париж по поручению Его Величества.

По приглашению коменданта Олимпия перешла к противоположному окну, и губы ее тронула легкая улыбка. Вряд ли комендант Бастилии мог соперничать с королевскими садовниками по части грандиозности планов, но в пределах небольшого тюремного дворика он продемонстрировал недюжинный талант. Ровные линии клумб, живых изгородей и грядок, уже покрытых сочной весенней зеленью и первыми цветами, сплетались в правильный геометрический узор, особенно красивый, если смотреть на него с высоты.

- О, зовись я мадам де Безмо, я бы переехала сюда, не задумываясь, чтобы каждый день гулять по этому дивному садику! - воскликнула графиня совершенно искренне, ибо в глубине души подозревала, что супруга добрейшего Монлезена вряд ли обитает в особняке, окруженном столь же обширным и ухоженным парком, как отель Суассон, и скромные прелести комендантского садика вполне способны поразить воображение супруги коменданта, которую графиня видела лишь однажды, да и то мельком.

Она все еще любовалась плодом любви господина де Безмо к своей жене... а может, всего лишь к садоводству, когда Безмо начал расспрашивать секретаря - к счастью, потому что, стоя спиной к коменданту, ей не было нужды следить за выражением лица. Пресловутый Жоликер (мадонна, ну и имена у этих французов!) не сообщил ровным счетом ничего нового - Олимпия и сама догадалась, что единственным кандидатом на обед в их обществе мог быть только дю Плесси - но стоило секретарю помянуть о перевязке, и она начала задыхаться, словно заразившись одышкой от коменданта. Слава богу, Безмо говорил, не умолкая - она успела отдышаться, прежде чем вернулась к столу.

- Ваша проницательность делает Вам честь, маркиз, - мадам де Суассон опустилась на предложенный ей стул и серьезно посмотрела на гостеприимного хозяина Бастилии. - Меня привело к Вам отнюдь не любопытство, а дело. Но нет, оно никоим образом не касается покойного кардинала, мир его душе. Я вернулась в Париж по поручению Его Величества.

Она помолчала, дожидаясь, пока слуги разложат салфетки и приборы и удалятся за первой переменой блюд. До сих пор все, что она говорила, было сущей правдой, но дальше... да хранит ее Господь!

- Собственно, мой визит касается господина дю Плесси-Бельера, вверенного вчера Вашим заботам, месье де Безмо. Видите ли, дело это весьма деликатное, ибо касается Ее Величества королевы, поэтому я вынуждена просить Вас сохранить причину моего приезда в тайне ото всех. Ну... и не только причину, но и сам приезд - я понимаю, как приятно было бы Вам, дорогой маркиз, рассказывать друзьям и близким о том, что Вы принимали в Бастилии, графиню де Суассон, но я - равно как и король - буду весьма признательна Вам, если Вы никогда, нигде и ни при каких обстоятельствах не станете упоминать о нашем сегодняшнем обеде. Даже при встречах с королем, - Олимпия пристально смотрела на коменданта, будто хотела зачаровать его взглядом своих выразительных глаз, - поскольку Его Величество знает, что и у стен Бастилии есть уши, а уж у королевских дворцов и подавно.



История Франции накануне Великого Века, эпохи Людовика XIV-го,
вошедшего в историю как Король-Солнце. День за днем, час за часом - всё то,
о чем не озаботились поведать нам дотошные мемуаристы, историки и писатели.
Какой она была? Такой, какой сделаем ее мы - вместе с вами.

Целые страницы захватывающего романа о блистательном дворе Людовика XIV-го
еще не дописаны. Нам стоит только взять в руки перо и записать их.

Ждем заинтересованных и творческих авторов, ищущих приключений!

ПРЕДЛАГАЕМ РОЛИОБЗОР СОБЫТИЙСЮЖЕТВОПРОСЫЖДЕМ В ИГРЕ!!!
КТО ЕСТЬ КТО - КОРОЛЕВСКИЙ АЛЬМАНАХ ЗА 1661 ГОД
ИСТОРИЯ ВЕЛИКОГО ВЕКА В ЛИЦАХ

Отредактировано LRS (04-05-2017 18:04:20)

0

82

Большой Королевский Турнир.

http://img-fotki.yandex.ru/get/6822/56879152.37a/0_fb3ce_bffeb88_orig

Антуан де Грамон пишет:

Скорее всего Его Высочество и ведать не ведал, какой переполох он устроил своим объявлением начала турнира прямо с королевского балкона. Толпа зрителей, еще не успевших занять оставшиеся свободными места, хлынула к дверям, заполонив все проходы и галереи Восточного крыла, где располагался Зал для Игры в Мяч. Оккупированными оказались даже лестницы, ведшие на галерею второго этажа и верхние ярусы, располагавшиеся под самым потолком.

С трудом протискиваясь сквозь плотные ряды питавших надежды увидеть зрелищные сражения хоть одним глазком, маршал едва не потерял драгоценный свиток с черновыми записями результатов жеребьевки. Шедший впереди мушкетер то и дело выкрикивал титулы и имя де Грамона, требуя уступить дорогу Главному Арбитру турнира. Несколько раз самому герцогу успело показаться, что остальной путь до теннисного корта ему придется прокладывать со шпагой в руках, ибо взгляды, бросаемые в его сторону становились тем более угрожающими, чем ближе он приближался к цели.

- Все участники уже в сборе, месье маршал, - доложил его личный секретарь, с силой удерживавший натиск толпы желающих приблизиться к самому барьеру, - Господа, господа! Имейте же честь, господа! Далее вторых рядов не положено! Здесь места для участников турнира и арбитров!

- Где лейтенант де Ресто? - тихим голосом спросил секретаря де Грамон и повернул голову в сторону, куда тот указал многозначительно подняв брови и скосив глаза - молодой лейтенант уже расположился с несколькими мушкетерами в самых задних рядах напротив Королевского Балкона, - Порядок, - констатировал маршал, оценив спокойствие де Ресто.

- По двое мушкетеров у каждых дверей и швейцарские гвардейцы выстроены по периметру теннисных кортов. Мышь не проскочит.

- Мы здесь не мышей ловить собрались, - съязвил де Грамон, стягивая перчатки, - Где мадьяры?

- Явились уже, вон они, возле самых барьеров. Наглецы, заняли все места в первых и вторых рядах. Их оттуда только силой выставить можно.

- Не нужно. Лучше уж пусть будут на виду, - герцог отметил появление в первых рядах дружно выкрикивавших приветственные лозунги мадьяр двух человек в черных масках, - Так... и они уже на месте. Ну что же, - он бросил взгляд на корт, где три арбитра во главе с де Босолеем выкрикивали слова торжественной клятвы, - Пора. Господа, дайте знак трубачам, пусть толпа немного успокоится. У меня далеко не столь же мощные легкие, чтобы перекричать их.

По отданному секретарем сигналу трубачи полкового оркестра швейцарской сотни заиграли королевский марш, под звуки которого, смешанный с рукоплесканиями взволнованных ожиданием зрителей, маршал де Грамон вышел на середину корта. Он церемонно поклонился в сторону Королевского Балкона, адресуя пламенный взор обеим королевам. Только самый зоркий взгляд отметил бы легкую усмешку в черных глазах гасконца.

- Ваши Величества, Ваши Высочества, почтенная публика, дамы и господа! Я рад доложить Вашему вниманию, что в нынешнем турнире примут участие шестнадцать игроков, представляющих королевство Франции и Беарна, Соединенное королевство Англии и Шотландии, княжество Монакское, а также княжество Трансильванское!

Из-за восторженных рукоплесканий и улюлюканья последние слова де Грамона можно было разобрать лишь находясь в двух шагах от него, чего собственно он и добивался. Помахав рукой, чтобы утихомирить восторги, маршал продолжал:

- Итак, в первом турнире игроки будут сражаться в парах. А посему, будет разыграно четыре игры и победители каждой выйдут во второй тур, где встретятся со своими соперниками лицом к лицу. В третий тур попадают только победители и наконец в результате поединка в четвертом туре мы узнаем имя победителя этого турнира. Да победит сильнейший!

Далее под неумолкаемые крики одобрения и подбадривающие свистки де Грамон вызвал на корт всех участников турнира, представив каждого по его титулу и имени.

- А что это граф Шерегий в маске, - раздалось из зрительских рядов и по залу тут же прокатился хохот и свистки.

- Месье Ласлов получил неприглядный шрам под глазом во время сегодняшней разминки и решил одеть маску, дабы не пугать прекрасных зрительниц нашего турнира, - невозмутимо парировал де Грамон и кивнул в сторону мнимого графа Шерегия, - Его Сиятельство граф Шерегий решил поддержать друга и тоже надел маску в знак полного единства их команды.

Ответом на шутливое пояснение были звонкие аплодисменты женских ладошек и восторженное повизгивание с балконов.

- Дамы и господа, мы начинаем! На корт вызываются первые четыре пары! Его Высочество герцог Орлеанский в паре с маркизом де Шале против милорда Саквилла и милорда Гамильтона! На втором корте будут сражаться маркиз де Роклор и граф д'Арманьяк против князя де Монако и графа Шерегия! Прошу занять свои места, господа!

Де Грамон пригласил именитых участников остаться на корте и после церемонных поклонов величественным жестом указал четверкам на их половины корта.

- Господа, будьте бдительны и беспристрастны, - шепнул маршал трем арбитрам, успевшим занять свои позиции и с особенным выражением лица посмотрел в глаза д'Антрагу, которому предстояло судействовать матч Филиппа Орлеанского,- Его Высочество очень расстроится, если проиграет в первом же туре, - многозначительно понизив голос проговорил он и, обведя суровым взглядом лица всех троих, тут же добавил, - Но он еще больше расстроится, если узнает, что арбитры были невнимательны и насчитали ему лишние очки. Так что... судите и да не судимы будете по окончании этого турнира.

После столь важного напутствия герцог свернул свои записи в трубочку и направился к оставленному для него креслу в первом ряду центральной трибуны.

- Начинайте, - отдал он приказ секретарю и тот издал пронзительный свист из охотничьего рожка.



История Франции накануне Великого Века, эпохи Людовика XIV-го,
вошедшего в историю как Король-Солнце. День за днем, час за часом - всё то,
о чем не озаботились поведать нам дотошные мемуаристы, историки и писатели.
Какой она была? Такой, какой сделаем ее мы - вместе с вами.

Целые главы захватывающего романа о блистательном дворе Людовика XIV-го
еще не дописаны. Нам стоит только взять в руки перо и записать их.

Ждем заинтересованных и творческих авторов, ищущих приключений!

ПРЕДЛАГАЕМ РОЛИОБЗОР СОБЫТИЙСЮЖЕТВОПРОСЫЖДЕМ В ИГРЕ!!!
КТО ЕСТЬ КТО - КОРОЛЕВСКИЙ АЛЬМАНАХ ЗА 1661 ГОД
ИСТОРИЯ ВЕЛИКОГО ВЕКА В ЛИЦАХ

Отредактировано LRS (04-05-2017 18:03:56)

0

83

Из новостной колонки "Ла Газетт"

Краткий экскурс в действующие эпизоды:

Версаль

Утро 3-го апреля, после восьми часов.

http://img-fotki.yandex.ru/get/52/56879152.3c1/0_102f0b_cf093fd2_M

Спасенный из рук воришки томик сонетов оказался куда ценнее, чем представлял себе маркиз де Виллеруа, так как хранил спрятанные записки, которые младший из сыновей кастеляна версальского замка успел похитить у Бонтана. Графиня де Суассон решила выяснить, как вор сумел заполучить записки, лежавшие в кармане королевского камзола, под носом у самого Бонтана, и забрала их себе. Маленький лист бумаги привлек внимание Ее Светлости - слишком большой, чтобы быть доставленным с голубиной почтой, но не похожий на одну из страниц драгоценной книги. Под пристальным взглядом графини Франсуа сознался, что это была часть письма, написанного им ночью для самой очаровательной девушки, встреченной им в жизни. Светлые воспоминания о первой любви и желание ободрить юного героя вернули Олимпии де Суассон улыбку после переживаний из-за новых козней неизвестных врагов.

Горя желанием немедленно совершить подвиг

во имя дружбы мадам Олимпии и помочь графине вернуться в свою комнату на втором этаже незамеченной, Франсуа де Виллеруа отправился в замок первым, чтобы отвлечь на себя внимание прибывшего из Фонтенбло доктора Гислена Давида. Вдобавок, маркизу действительно требовалась помощь доктора в перевязке полученных им накануне ссадин и ран на щиколотках и запястьях. Стараясь ни единым словом не выдать графиню де Суассон, лечившую его ссадины, де Виллеруа солгал доктору, что сам смазывал раны целебным бальзамом, подаренным его кузиной.

Камердинер Его Величества Александр Бонтан пришел на помощь к графине де Суассон как раз в тот самый момент, когда Ее Светлость обращалась к прятавшемуся в кустах сыну кастеляна замка. Малец сбежал из-под стражи и был замечен уже в нескольких местах в замке за попыткой кражи. Чтобы узнать, что именно он искал и кто надоумил его на эти преступления, графиня попыталась уговорить мальчика довериться ей, но тот сбежал, испугавшись подошедшего Бонтана. Сознавая, что и король, и она сама были отчасти ответственны за несчастье, постигшее мать бедного мальчика, Олимпия де Суассон распорядилась отправить его отца под конвоем в павильон Гонди, где умирала мадам Годар, супруга кастеляна версальского замка.

Не каждое утро в жизни маэстро Жана-Батиста Люлливыдавалось столь же солнечным и прекрасным, а ночь, проведенная с Симонеттой ди Стефано, послужила источником к новому вдохновению. Мечты и грезы, во сне и наяву, все это увлекало маэстро и рождало в его сердце новые мелодии и творческие планы, идущие настолько далеко вперед, насколько не заходил еще ни один музыкант во Франции.

В то самое время в хижине смотрителя, по счастью уцелевшей после пожара в павильоне Гонди, Его Величество не оставляет попытки расспросить умирающую мадам Годар о ее сообщниках и тайном шифре, используемом для составления записок из найденной ими переписки. Король решил прибегнуть к голубиной почте, чтобы выявить тех, кто воспользовался пустовавшим подземельем павильона Гонди, и обезвредить еще одну угрозу. Недоверие короля к деревенскому священнику отцу Лафону, пришедшему к умирающей для исполнения последнего христианского долга, перерастает в подозрения, а между тем из версальского леса вернулись дозорные мушкетеры с известием о новой несчастной смерти.

http://img-fotki.yandex.ru/get/9105/56879152.3b1/0_ff13e_3aeeb419_M

И да, мы ждем заинтересованных и творческих авторов, ищущих приключений!

| Предлагаем роли | Обзор событий | Сюжет | Вопросы | Ждем в игре!!! |

Отредактировано LRS (30-09-2017 15:59:33)

0

84

Из новостной колонки "Ла Газетт"

Краткий экскурс в действующие эпизоды:

Фонтенбло:

Вечер после девяти часов, 2-е апреля.

Над головой шевалье де Роббера, пажа герцога Орлеанского, сгустились темные тучи. По навету аббата Бюнеля он был арестован префектом полиции для допроса, однако обыск, проведенный в часовне дворца, навлек на молодого человека обвинение не только в соучастии во взрыве, прогремевшем во время свадебного пикника на Большой Лужайке, но и в краже драгоценностей королевы-матери. Вместе с Андрашем, личным телохранителем герцога Орлеанского, де Роббера посадили под замок в одном из подвалов дворца Фонтенбло.

Герцог Орлеанский раздосадован из-за ареста пажа и телохранителя, но решает отложить разбирательство до окончания турнира, последовав совету Мадам, и отправляется в зал для игры в мяч. Неудовольствие герцога падает на голову де Гиша, которому поручено вернуть де Роббера и Андраша.
Маркиз де Лозен шантажирует графа де Гиша, угрожая предать огласке, что он видел, как де Гиш послал к префекту Ла Рейни лакея с анонимным доносом на Андраша. О чем еще мог знать или догадываться пронырливый маркиз, графу оставалось лишь предполагать, а пока что его ожидали сражения на турнире по игре в мяч.

Далее:

В королевской оранжерее князь Ракоши предупреждает мадемуазель Ору де Монтале о кознях суперинтенданта Фуке, задумавшего использовать сведения о двух фрейлинах герцогини Орлеанской в собственных корыстных целях. Разговор о важном плавно перетекает в иное русло, куда более увлекательное и романтичное, и князь признается Оре в том, что желает принести победу на турнире только в ее честь и надеется на свидание с ней после турнира. Поцелуи и горячие уверения Ференца убеждают Ору согласиться на свидание с князем, даже если он не сумеет вырвать победу на турнире, а ей не удастся уговорить подруг спуститься в оранжерею вместе с ней.

В коридорах дворца настоящее столпотворение из-за огромного наплыва народа, прибывшего на турнир по игре в мяч, объявленный герцогом Филиппом Орлеанским. Случайность сталкивает мадемуазель Нинон де Ланкло, переодетую в костюм пажа из свиты герцога Орлеанского, с маркизом Филиппом де Курсийоном. Недавно на Королевской Охоте Нинон была представлена маркизу под маской пажа и маркиз до сих пор не догадывается о том, что под личиной молодого человека скрывается великолепная Нинон, владелица одного из самых знаменитых салонов Парижа, где собиралось блестящее литературное общество.
Маркиз приглашает мнимого графа де Жуайеза занять место в первых рядах зрительских трибун, которые отведены для арбитров турнира, и знакомит его со своим другом маркизом д'Антрагом.

http://img-fotki.yandex.ru/get/9265/56879152.209/0_d1b21_f4dbcfa3_M

Герцог Никола де Невиль спешит в покои своего младшего брата Камиля де Невиля, архиепископа Лионского, который вернулся из неудачной поездки в обитель Сен-Мартен-ан-Бьер, только чудом спасшись от нападения на его карету. Герцогу предстоит сообщить архиепископу о том, что похищенные разбойниками документы возвращены и находятся в надежных руках. Он застает в покоях архиепископа Лионского целый консилиум врачей, а самого Камиля де Невиля в крайне подавленном состоянии. Смогут ли добрые вести вернуть покой в душу архиепископа? Но у самого герцога припасены куда более тяжелые известия для брата.

http://img-fotki.yandex.ru/get/6822/56879152.37a/0_fb3ce_bffeb88_M

Турнир по игре в мяч собрал многочисленную толпу зрителей в восточном крыле дворца, где был выстроен специальный зал для игры в мяч, настолько огромный, что теннисный корт удалось разделить на две половины, на которых могли одновременно сражаться несколько пар участников. Не только азартные болельщики и зрители поспешили в зал для игры в мяч, но и ростовщики, принимавшие ставки на победителей турнира и отдельных матчей. Ажиотаж и азарт вокруг ставок возрастал по мере приближения момента, когда герцог де Грамон объявил имена участников турнира и правила проведения матчей.

http://img-fotki.yandex.ru/get/15581/56879152.3b6/0_101519_8bbbcd65_M

Филипп Орлеанский торжественно открыл турнир с высоты Королевского Балкона, где уже расположились королева Мария-Терезия, королева-мать, герцогиня Орлеанская и герцогиня де Монпансье в окружении избранных кавалеров и дам и со своими свитами фрейлин и статс-дам.
Азарт среди зрителей нарастает, а между тем на корте уже начаты первые матчи, в которых участвуют сам Филипп Орлеанский, князь Ракоши, вышедший на корт под маской, и князь де Монако. Внимание зрителей приковано к сражению на корте, но далеко не все их мысли связаны с игрой. Ее Величество королева Анна Австрийская задумала сосватать трансильванского князя за свою племянницу герцогиню де Монпансье и пока еще не подозревает о знакомстве кузенов, состоявшемся в один из февральских вечеров в Париже. Ее Величество королева Мария-Терезия наблюдает за поведением Филиппа Орлеанского, с ужасом замечая подтверждения злым пророчествам и наветам Ла Валетта, который успел очернить имя брата короля, обвинив его в участии в заговоре против Людовика с целью захватить власть и корону.

И да, мы ждем заинтересованных и творческих авторов, ищущих приключений!

| Предлагаем роли | Обзор событий | Сюжет | Вопросы | Ждем в игре!!! |

Отредактировано LRS (30-09-2017 16:01:11)

0

85

Из новостной колонки "Ла Газетт"

Краткий экскурс в действующие эпизоды:

Парижские кварталы

После восьми утра, 4-го апреля:

Маршал дю Плесси-Бельер и герцог де Руже оставили таверну папаши Мекано, но вместо того, чтобы во главе отряда мушкетеров ехать напрямик к Сент-Антуанским воротам, они свернули в небольшой заулок. Оттуда, спрятавшись за высокой оградой, они наблюдали за погоней, пустившейся следом за мушкетерами.
Кто отправился следом за ними и за которым из братьев велась слежка? Эти и другие вопросы маршал дю Плесси-Бельер решил задать самому сведущему в Париже человеку - королю воров и нищих попрошаек Слепому Тэо. Старик приоткрыл перед братьями де Руже завесу над таинственным обществом, называемым среди парижских воров "колодой Таро". Это сообщество наемных убийц и грабителей, одним из членов его был шевалье де Ла Валетт, которого нашли убитым на пустыре недалеко от цыганского табора. Слепец Тэо предупредил маршала дю Плесси-Бельера о возможной мести со стороны "Таро" ему, как предполагаемому убийце Ла Валетта, скрыв при этом имя настоящего убийцы. Он пообещал маршалу помощь и сведения о действиях "Таро" и предложил воспользоваться почтовыми голубями папаши Мекано.

http://img-fotki.yandex.ru/get/6747/56879152.344/0_f77bb_2374b8c5_M

И да, мы ждем заинтересованных и творческих авторов, ищущих приключений!

| Предлагаем роли | Обзор событий | Сюжет | Вопросы | Ждем в игре!!! |

Отредактировано LRS (30-09-2017 16:02:22)

0

86

Неожиданный для всех танцевальный дуэт на бале-маскараде плавно перешел в доверительный разговор на террасе, куда король и княгиня де Монако удалились от шума и тем паче от внимания толпы.

http://img-fotki.yandex.ru/get/15515/56879152.38c/0_fd9e5_3bedda7c_orig

Катрин де Монако пишет:

- К печали вашей мимо пронеслась гроза – в просторы неба устремив глаза, Катрин смущённо ищет повод, оставить короля. Признаться раньше кто б сказал, что гордая Катрин пренебрежет удачею такой, услышал бы ответ с лихвой стирающий сомненья. Но вот, по воле проведенья, сейчас вниманье Солнца не греет, даже жжёт печальные глаза.

Кто б ни был тот, кто бредит счастьем,
Нас оскорбляют безучастьем.

Улыбки те же и слова, что в восхищеньи с губ слетают, завесы масок не скрывают, не пылкий взор, не хмурое раздумье, но искренность признаний – лишь безумье, которое сокрыть от челяди пытливой угодно королю.

- Я комплемент изящный ваш ловлю, но грех я свой едва ли искуплю, перед придворной свитой. Вы правы в том, что за красивой маской можно скрыть и грусть, и зависть, даже стыд, что пурпуром цветёт на бледности лица. - в угоду венценосного слепца, Катрин всё также беззаботна, её душа легка, бесплотна, покорно танец продолжает и благосклонно ручку тянет, когда вольно Людовику приветствовать придворных.

Они лишь повод сплетням новым, каким бы ни был взгляд суровым, шипят в портьерах голоса, несмело обсуждая новость бала. Принцесса де Монако стала избранницей на этот вечер, и как сияют жарко свечи, ярчайшей искрой в нежной синеве. Лишь звонкий смех для них ответ, в Катрин притворства нынче нет, но не король тому причиной, ах, легковерные мужчины, Нарцисс и тот скромнее был, но вот, король, умерив пыл, вдруг тихо вопрошает Катю, как будто обращается не к платью, и доверительно склоняется к плечу.

Я Вашему Величию, отчаяньем плачу, блеснула искра тёплым огоньком и вновь укрыта лоском этикета, к чему ж тогда вся правда эта? О нет, и пусть ответить я хочу, что знаю то смятенье чувств, умею слышать сердце, хоть признать боюсь его немую чуткость, но нет молчу, не признаюсь и добродушной, озорною Кэт я с вами остаюсь, коль вам угодно это!

- Ах слово ваше, мой король, должно быть толчия и воздух жаркий виной тому, что мысли и докучная тоска сгущаются над нами словно тучи, но одного боюсь, мой Лучезарный, вам верно всёж наскучил, мой звонкий смех и жадность до утех. – и хочется впервые кошке Кэт, сбежать от благости внимания особы важной. Её ладонь вдруг стала влажной, и лоб зажёгся горькой лихорадкой, она спешит найти украдкой один лишь взгляд средь расступающихся масок. Но буря комплиментов, яркость красок её вниманье крадут, принцессу под руку ведут к беседкам тихим.

- Молись пречистой деве, непоседа, ведь ждёт тебя не скромная беседа и даже не веселье пылких губ, безвинным агнцем на заклание ведут тебя чужой любви. А ты с глубоким вздохом весну душой лови, ведь мысли далеко, гадалка так права, чертовка оказалась, и лишь в одном ошиблась…малость, что сердце юной Кэт нет нет, а разума погромче говорит.

- К печали вашей мимо пронеслась гроза – в просторы неба устремив глаза, Катрин смущённо ищет повод, оставить короля. Признаться раньше кто б сказал, что гордая Катрин пренебрежет удачею такой, услышал бы ответ с лихвой стирающий сомненья. Но вот, по воле проведенья, сейчас вниманье Солнца не греет, даже жжёт печальные глаза.

- Его Величество мне помнится сказал, что меланхолии виной печаль от скрипки нашего Маэстро… - ах если б, но раздумьям таким безмерно тесно, под тонкою струной смычка любого – когда бы мысль вместо слова могла сорваться с ярких губ, но королевский двор так скуп на искренность и честность.
Преображается принцесса, ей тяжек воздух, тягостно то место, что с королём ей выпало делить.
- Извольте сир, меня простить, но вы теперь меня поймёте, когда вопрос что задали вы в зале…ведь вы не просто так сказали о том, что вас порой сомнение посещает – кто шире видит тот прощает, надежда есть ещё и смело продолжает Катя.

- Быть может я скажу не кстати, но вот теперь признаюсь, тоскою той же я томлюсь, что вашей светлостью порой владеет. Но, если б вы меня простили и сумели отпустить, быть может я смогла б постичь, ошиблась в чём, что сделала не так…как вдруг попала я впросак пред вами – касается холёности руки, смелеет Катя, и подбирая полы платья, склоняется чуть ближе к королю – когда вам слово нежное «люблю» знакомо…вы поймёте – улыбка нежная, почти серьёзный тон и искренняя смелость слов, ах, не сносить бы смельчакам таким голов, когда король признать захочет оскорбленьем.

- Лишь тем сердечным повеленьем спешу оставить вас, мой Лучезарный и этот разговор наш странный простите мне, и другом вас позвольте мне считать, когда б не вы мне б не понять ошибки той, что я спешу исправить – на пальцах нежных поцелуй оставить в угоду только благодарности не ласки, и Катя смотрит смело без опаски, ведь если ошибалась душка Кэт, её словам прощенья нет, а если угадала – Божья воля



История Франции накануне Великого Века, эпохи Людовика XIV-го,
вошедшего в историю как Король-Солнце. День за днем, час за часом - всё то,
о чем не озаботились поведать нам дотошные мемуаристы, историки и писатели.
Какой она была? Такой, какой сделаем ее мы - вместе с вами.

Целые страницы захватывающего романа о блистательном дворе Людовика XIV-го
еще не дописаны. Нам стоит только взять в руки перо и записать их.

Ждем заинтересованных и творческих авторов, ищущих приключений!

ПРЕДЛАГАЕМ РОЛИОБЗОР СОБЫТИЙСЮЖЕТВОПРОСЫЖДЕМ В ИГРЕ!!!
КТО ЕСТЬ КТО - КОРОЛЕВСКИЙ АЛЬМАНАХ ЗА 1661 ГОД
ИСТОРИЯ ВЕЛИКОГО ВЕКА В ЛИЦАХ

Отредактировано LRS (04-05-2017 18:02:42)

0

87

Вечерняя прогулка в заброшенный павильон, некогда принадлежавший Полю де Гонди и бывший гнездом заговорщиков зачинщиков Фронды, обернулась из романтической поездки в приключение, полное опасностей и неожиданных и зловещих открытий.

http://img-fotki.yandex.ru/get/5903/56879152.3c1/0_102f0a_bc4dbf82_orig

Олимпия де Суассон пишет:

Мушкетеры с факелами остались позади, однако зарево от пожара, должно быть, видное и в Версале, хорошо освещало темный зев убегающей к замку аллеи.

В Версаль!
Последняя тень заботы покинула чело мадам де Суассон, когда из темноты раздался возглас Виллеруа, скорее радостно-удивленный, чем напуганный. Что бы ни случилось с девушкой, присланной оказать кастелянше последнюю заботу в этом мире, она была жива. Тронув Симонетту за рукав, графиня кивнула вслед бегущим на зов юноши мушкетерам.

- Взгляни, что там, и не нужна ли твоя помощь. А главное, не дай нашему маркизу увязнуть в новом приключении. С него уже довольно на сегодня.

Она легонько подтолкнула камеристку в сторону суетящихся мужчин и повернулась навстречу спешащему к ней королю, протягивая возлюбленному руки.

- Безумный, да, и долгий тоже – помнится, кто-то уверял меня, что наш вечерний выезд будет всего лишь короткой развлекательной прогулкой, а он обернулся нешуточным сражением, - хорошо, что не кровопролитием, мелькнуло в голове, но Олимпия тут же прогнала непрошеную мысль, не желая думать о дурном сейчас, когда все, вроде бы, складывалось к лучшему. – Признаться, я уже с тоской мечтаю о тихом маленьком охотничьем замке, ужине при свечах и легкомысленной беседе, в которой нет места ни пожарам, ни награбленным богатствам, ни тайнам, прошлым и нынешним. Последние часы трудно назвать уединенными, amore. Однако не все еще потеряно - я буду уповать… на ночь.

Уже устроившись в седле и тронув поводья, чтобы поравняться с нетерпеливо гарцующим Людовиком, графиня оглянулась, чтобы послать – нет, не воздушный поцелуй, подобная вольность показалась бы сейчас кощунственной, пожалуй – прощальную улыбку и взмах руки лейтенанту мушкетеров, остающемуся караулить догорающие развалины.

- Мы не будем дожидаться Сент-Эньяна и маркиза, сир? – взгляд ее скользнул по лошадям, которых держал под уздцы перемазанный сажей мушкетер. – Что ж, нам и вправду следует спешить, бедный Бонтан, должно быть, уже искусал себе все пальцы в тревоге, особенно при виде раненного Лефевра.

Голос фаворитки звучал легко, но глаза ее, задержавшиеся на останках павильона, не улыбались. Не потому, что догоравший особняк являл собой печальное зрелище – он не особо радовал взгляд и до пожара. Но вид печных труб, чернеющих над провалившейся крышей, напомнил Олимпии о тайнике в камине. Тайнике, полном бумаг. Уцелели ли они в этом пекле? Она надеялась, что нет – пусть прошлое и вправду обратится в пепел, развеется по ветру, чтобы не омрачать начало новой эпохи. К несчастью, несколько листков, небрежно сунутых Людовиком в карман камзола, дожидались их теперь в Версале – и кто знает, не ляжет ли тень Гонди и на остаток этого вечера. Если Луи намерен уединиться с Сент-Эньяном для оформления дарственной, вечно серьезный граф наверняка так или иначе напомнит королю о прошлом сгоревшего прибежища заговорщиков, а там…

Она пришпорила лошадь, чтобы догнать возлюбленного, и стремительно пронеслась мимо него, расплескивая воду в ручье. Мушкетеры с факелами остались позади, однако зарево от пожара, должно быть, видное и в Версале, хорошо освещало темный зев убегающей к замку аллеи. После всего, что случилось за последние пару часов, играть с Людовиком в погоню не хотелось, но графиня хорошо знала, что он непременно примет вызов и забудет про мушкетерский караул, лишь бы не отстать. Так и есть – топот копыт и сердитое фырканье королевского скакуна за спиной делались все громче. Повернуть голову Олимпия не рискнула – галоп в ночи требовал предельного внимания – но чуть придержала поводья, замедляя шаг, едва заметила краем глаза темную массу скачущего рядом всадника.

- Ты ведь не будешь тратить этот вечер на скучные дела с де Сент-Эньяном, amore? – теплый апрельский ветер играл пером на шляпе, донося до графини горький запах дыма, которым пропиталось платье Людовика. Да и сама она благоухала сейчас отнюдь не фиалковым корнем. – Ты обещал, что этот вечер будет нашим и только нашим – так не будем же расходовать его на бумаги. Мне довольно и королевского слова, а дарственную всегда можно составить потом – когда-нибудь.



История Франции накануне Великого Века, эпохи Людовика XIV-го,
вошедшего в историю как Король-Солнце. День за днем, час за часом - всё то,
о чем не озаботились поведать нам дотошные мемуаристы, историки и писатели.
Какой она была? Такой, какой сделаем ее мы - вместе с вами.

Целые страницы захватывающего романа о блистательном дворе Людовика XIV-го
еще не дописаны. Нам стоит только взять в руки перо и записать их.

Ждем заинтересованных и творческих авторов, ищущих приключений!

ПРЕДЛАГАЕМ РОЛИОБЗОР СОБЫТИЙСЮЖЕТВОПРОСЫЖДЕМ В ИГРЕ!!!
КТО ЕСТЬ КТО - КОРОЛЕВСКИЙ АЛЬМАНАХ ЗА 1661 ГОД
ИСТОРИЯ ВЕЛИКОГО ВЕКА В ЛИЦАХ

Отредактировано LRS (04-05-2017 17:59:51)

0

88

История Франции в канун Великого Века,
эпохи Людовика XIV-го, вошедшего в историю как Король-Солнце.
День за днем, час за часом - всё то, о чем не озаботились поведать
нам дотошные мемуаристы, историки и писатели. Какой она была?
Такой, какой сделаем ее мы - вместе с вами. Приглашаем всех, кто
желает принять участие в галантных приключениях, детективных
историях, придворных интригах и самых настоящих романах.

http://img-fotki.yandex.ru/get/16183/56879152.3b6/0_101469_d5ee1a74_orig


Целые страницы захватывающего романа, посвященного
блистательному двору короля Людовика XIV, еще не дописаны.
Нам стоит лишь взять в руки перо и дописать их вместе.

ПРЕДЛАГАЕМ РОЛИСЮЖЕТВОПРОСЫЖДЕМ В ИГРЕ!!!
КТО ЕСТЬ КТО - КОРОЛЕВСКИЙ АЛЬМАНАХ ЗА 1661 ГОД
ИСТОРИЯ ВЕЛИКОГО ВЕКА В ЛИЦАХ

Отредактировано LRS (31-07-2017 15:20:18)

0

89

Нелегкий разговор Филиппа Орлеанского и Габриэль де Тианж о неожиданном
приглашении, полученном маркизой от советника посла Османской Порты.

http://img-fotki.yandex.ru/get/16173/56879152.38a/0_fd382_3b5b710d_orig

Филипп I Орлеанский пишет:

Все еще постукивая табакеркой по крышке туалетного столика, Филипп отвернулся к зеркалу, словно уже разговаривая с самим собой. Ему вспомнился злополучный инцидент на лестнице, когда он спускался вниз в обществе Габриэль и Оры де Монтале. Турки, мадьяры... он решительно не помнил причины, из-за которой мадьяры едва не сцепились с турками и почему он сам оказался в центре едва на затеявшейся драки. Вспомнил перепуганные и побледневшие лица Габриэль и Оры, и перекошенное от злобы лицо турка... и острие его шпаги, готовое вонзиться в шею ненавистного басурмана, и кривые клинки мадьярских сабель. Кажется, кузен Ференц кричал что-то, требуя оставить турка ему...

- В ком? В турке? - не ожидавший подобного начала объяснений Филипп едва не оступился, отступая назад.

Каблуки его туфлей застряли в глубоком ворсе овального коврика, выстланного в центре комнаты, и Его Высочеству невольно пришлось ухватиться за край туалетного столика, чтобы не упасть. Он медленно осел на табурет с пышной подушечкой вышитой гобеленовым натюрмортом из пионов и вздернул вверх подбородок, воззрившись на маркизу.

- Так эта сволочь присылает мне извинения через моих дам? - не скрывая неприязни, проговорил Филипп, краснея от закипавшего в груди гнева, - И даже более того, под этим благовидным предлогом он просит Вас о свидании? Вас, Габриэль! Как он посмел? Мерзавец! Каналья!

Округлив глаза, принц бросил гневный взгляд на красовавшуюся на столике табакерку с инкрустированной на ней сценкой похищения Дафны, и схватил ее тонкими пальцами, намереваясь швырнуть об стену. Холод мраморной кости, которой были отделаны бока и нижняя часть коробочки, остудили пальцы Филиппа. Но не его гнев. Он с силой поставил табакерку и постучал ей по столу.

- Это же форменное свидание, Габриэль! - повторил он, немного смягчаясь, - Ну Вы то понимаете, что этому басурману наплевать на оскорбление, которое он нанес мне, принцу крови. Нет же, он просто ищет предлог... и он его нашел. Но, Вы сказали, что он прислал Вам извинения через де Монтале и де Лавальер? А они то как оказались в это замешаны?

Все еще постукивая табакеркой по крышке туалетного столика, Филипп отвернулся к зеркалу, словно уже разговаривая с самим собой. Ему вспомнился злополучный инцидент на лестнице, когда он спускался вниз в обществе Габриэль и Оры де Монтале. Турки, мадьяры... он решительно не помнил причины, из-за которой мадьяры едва не сцепились с турками и почему он сам оказался в центре едва на затеявшейся драки. Вспомнил перепуганные и побледневшие лица Габриэль и Оры, и перекошенное от злобы лицо турка... и острие его шпаги, готовое вонзиться в шею ненавистного басурмана, и кривые клинки мадьярских сабель. Кажется, кузен Ференц кричал что-то, требуя оставить турка ему...

- Ох, Габриэль, мне с трудом верится, что человек, оказавшийся в таком положении, способен просить извинений, а тем более от чистого сердца искать встречи с Вами, со свидетельницей его позора, - неожиданно спокойным и лишенным эмоций тоном проговорил Филипп и развернулся к маркизе, - Нет, здесь что-то не так.

Он бросил табакерку, которая откатилась на край стола и вывалилась на пол, рассыпав содержавшуюся в ней ароматизированную табачную крошку прямо на ковер. Не обращая внимания на учиненный беспорядок, Месье поднялся и подошел вплотную к де Тианж, глядя прямо в ее глаза.

- Габриэль, Вы можете думать обо мне что угодно, но я прошу Вас не принимайте мои слова только как ревность злобствующего принца.

Не выдержав долгий взгляд Габриэль, Месье опустил голову и сделал вид, что занялся перевязыванием бантов на курточке. Он затягивал концы лент с таким тщанием, что распустил несколько из них и понапрасну пытался взбить их, чтобы они хоть как-то напоминали банты.

- Впрочем, может быть это я из-за собственных переживаний так пекусь обо всех? - вернув прежнее легкомыслие в голосе, добавил он и скосил взгляд на одиноко висевший на предплечье бант из серебристой ленты, подаренной Ее Величеством, - Я боюсь проиграть в матче за цвета королевы. Так скажут все. Так скажете и Вы, дорогая Габриэль, не так ли? И подумаете, что мои предостережения не стоят и выеденного яйца. И впрямь не вовремя... мое мнение сгодилось бы Вам задолго до той встречи... или гораздо позднее Турнира. 

История Франции накануне Великого Века, эпохи Людовика XIV-го,
вошедшего в историю как Король-Солнце. День за днем, час за часом - всё то,
о чем не озаботились поведать нам дотошные мемуаристы, историки и писатели.
Какой она была? Такой, какой сделаем ее мы - вместе с вами.

Целые страницы захватывающего романа о блистательном дворе Людовика XIV-го
еще не дописаны. Нам стоит только взять в руки перо и записать их.

Ждем заинтересованных и творческих авторов, ищущих приключений!

ПРЕДЛАГАЕМ РОЛИОБЗОР СОБЫТИЙСЮЖЕТВОПРОСЫЖДЕМ В ИГРЕ!!!
КТО ЕСТЬ КТО - КОРОЛЕВСКИЙ АЛЬМАНАХ ЗА 1661 ГОД
ИСТОРИЯ ВЕЛИКОГО ВЕКА В ЛИЦАХ

Отредактировано LRS (04-05-2017 17:59:04)

0

90

Из новостной колонки "Ла Газетт"

Краткий экскурс в действующие эпизоды:

Версаль

Утро 3-го апреля, около девяти часов.

Все произошло, как и задумал юный маркиз де Виллеруа - доктор Гислен Давид оказался всецело поглощенным осмотром молодого человека, позабыв о главной причине, по которой он оказался в Версале. По счастливой случайности или по воле рока, доктору так и не довелось продемонстрировать свои медицинские познания на практике, так как его срочно вызвали назад в павильон Гонди. А юный герой не замедлил воспользоваться вновь обретенной свободой и с помощью королевского садовника раздобыл два прелестных букета самых ранних весенних цветов - веточек зимнего жасмина.

Оставаясь незамеченной не в меру любопытным и болтливым доктором,

графиня де Суассон поднялась к себе в опочивальню. Ее Светлость вызвала к себе сержанта королевских мушкетеров, чтобы отдать приказ немедленно сопроводить в павильон Гонди кастеляна и его сына. Месье Бонтан, терзаемый осознанием собственной вины в утере важных документов, повинился перед графиней в совершенном им проступке, а именно - в укрывании сына месье Годара. О, если бы все преступления против королевских приказов были столь же невиннны и совершались бы столь же совестливыми людьми!
Оставшись наконец одна, мадам де Суассон перелистывает томик сонетов, героически возвращенный ей маркизом де Виллеруа. Неожиданно на глаза ей попадается маленькая приписка в виде стихотворного перевода одной из канцон, напомнившая о недавнем маскарадном вечере в салоне одной из парижских красавиц. Кто же был автор этой записи, оставивший волнующие воспоминания о счастливо проведенном вечере и... голубых глазах?

Прежде чем спрятать добытые с помощью Виллеруа записки из голубиной почты неизвестных заговорщиков и договор участников Фронды, графиня де Суассон решила более внимательно изучить их. Каково же было ее удивление и ужас, когда она обнаружила знакомое имя в числе подписей под страницами договора, предельно ясно открывавшего планы фрондеров на убийство малолетних Людовика и Филиппа в целях передачи престола Гастону Орлеанскому, следующему в очереди на наследование. 

Вырванная страница из договора жжет руки и взгляд, но как от нее избавиться, не вызвав ничьих подозрений? Не найдя верного решения, Олимпия де Суассон вернула найденные записки и оставшиеся страницы договора назад в томик стихов, а вырванную страницу спрятала за корсажем, чтобы избавиться от нее позднее. Не теряя времени, графиня прошла в комнату, занимаемую королем и перепрятала все записки и бумаги из томика сонетов на дне дорожного кофра, прикрыв их сверху шкатулкой и королевским бельем.

Самое время встретиться с подругой и скоротать часы ожидания за веселой беседой. За обсуждением чисто женских секретов графиня де Суассон и княгиня де Монако не заметили бы пролетевшее утро вплоть до возвращения из павильона Гонди своих кавалеров, если бы не досадное упущение - пятна грязи на чулках Ее Светлости. Вернувшись в свою комнату, графиня поторопилась избавиться от пары чулок, отослав свою камеристку Симонетту за новой парой. В это же самое время в комнату графини вошел маркиз де Виллеруа, пожелавший выразить свою благодарность мадам де Суассон и невысказанные дружеские чувства с помощью добытого у королевского садовника букетика жасминовых веточек. Неловкая ситуация возможно вызвала бы лишь улыбку и легкое порицание со стороны графини, если бы молодой человек, чей стук в дверь она по ошибке приняла за стук Симонетты, не застал мадам де Суассон в весьма двусмысленном и пикантном положении. Смущенный и раскаивающийся молодой человек поспешил ретироваться, оставив после себя букет и скомканные извинения, а подоспевшая только к финалу пережитой сцены Симонетта вызвалась отнести ему бальзам и утешения.

Маэстро Жан-Батист Люлли также как и маркиз раздобыл букетик жасминовых веточек и поспешил на второй этаж, чтобы собственноручно вручить его своей музе и вдохновительнице новой канцоны синьорине Симонетте ди Стефано. Каково же было удивление девушки, когда, выйдя из комнаты госпожи, она оказалась в его объятиях и получила второй букет с золотистыми звездочками цветущего жасмина.

Тем временем в павильоне Гонди до сведения лейтенанта дАртаньяна дошли вести о убитом человеке, найденном в лесу дозорными мушкетерами. Подозрения короля относительно священника, прибывшего к умирающей мадам Годар, возрастают, он отдает приказ взять отца Лафона под стражу. Однако, мнимому священнику удается сбежать, а мадам Годар, узнав, что ее мужу и сыновьям ничто не угрожает, призналась в том, что покрывала ложь мнимого священника и была вовлечена в преступный заговор бывшего владельца павильона, коадьютора де Рэца.

После бушевавшего всю ночь пожара от павильона Гонди остались только руины - остов кирпичной кладки стен и огромный камин, некогда украшавший парадный зал.Обследовав остатки камина, король без труда отыскал уже известный ему тайник, который, как оказалось, нисколько не пострадал от огня и воды, сохранив в целости все спрятанные в нем документы. Людовик приказывает принести подходящий для транспортировки спасенных документов сундук, уцелевший после пожара. Помимо прочих интересных находок в сундуке оказались и старые чертежи и планы строений и прилегающих земель павильона Гонди.

И да, мы ждем заинтересованных и творческих авторов, ищущих приключений!

| Предлагаем роли | Обзор событий | Сюжет | Вопросы | Ждем в игре!!! |

Отредактировано LRS (30-09-2017 16:04:20)

0

91

Из новостной колонки "Ла Газетт"

Краткий экскурс в действующие эпизоды:

Фонтенбло:

Вечер после десяти часов, 2-е апреля.

Одни назвали бы это роковой случайностью, другие усмотрели бы в том счастливое совпадение: таинственный лабиринт невидимых коридоров вывел цыганского барона к лестнице, ведущей в подвалы под восточным крылом дворца Фонтенбло. Никем не замеченный Гошер собирался покинуть дворец, но прежде он хотел еще раз увидеться со своими сородичами, которым удалось устроиться на работы в кухнях под началом самого мэтра Вателя, личного мажордома и кулинара всемогущего суперинтенданта финансов Никола Фуке. К несчастью на пути Гошера оказался стражник из швейцарской гвардии, карауливший дверь комнаты, где содержались арестованные по приказу королевского префекта паж и телохранитель герцога Орлеанского. Сам не желая того, цыган помог арестантам совершить побег и выйти из подвалов через дворцовую кухню. Мэтр Ватель из чувства личной признательности к герцогу Орлеанскому согласился помочь его пажу Жан-Люку де Робберу и телохранителю Андрэ бежать от преследовавших их стражников, переодев их в платья турецких слуг. Он отправил их вместе с цыганским бароном в покои османского посла с приготовленными для паши Фераджи подарками в виде десертов.

По пути к покоям троих переодетых беглецов едва не постигло разоблачение из-за неожиданной встречи с гардеробмейстером герцога Орлеанского месье Дюпоном. К счастью, выдержка и хладнокровие Андрэ и месье де Роббера спасли незадачливого слугу Месье от острого ножа цыганского барона и трем беглецам удалось благополучно достичь покоев османского посла.

Движимый братской любовью, а еще больше чувством отцовского долга

и страхом перед новыми опасностями, грозящими страшными скандалами славному семейству де Невилей, маршал Никола де Невиль навестил покои своего младшего брата Камиля де Невиля, архиепископа Лионского. Новости о чудесном возвращении похищенной из архиепископской кареты подушечки для моления, набитой бумагами компрометирующими некое высокопоставленное лицо и правда порадовали Его Преосвященство. Но это оказалось слабым утешением в сравнении с той бедой, которая грозила их семье и в частности самому младшему из де Невилей, маркизу де Виллеруа по причине безудержной бесшабашности и легкомыслия последнего. Ведь по мнению архиепископа, с неколебимой уверенностью считавшего себя прозорливцем и чтецом душ, молодой человек не на шутку увлекся новой фавориткой короля блистательной красавицей Катрин де Монако!

Турнирные страсти накаляются - с первого же тура было ясно, что это развлечение еще не скоро будет позабыто среди даже самых далеких от спортивного азарта людей. Победителями первого тура стали герцог Орлеанский, игравший в паре с маркизом де Шале и таинственный граф Шерегий, игравший под бархатной маской, и князь де Монако, лихо отделавшие своих противников к удивлению и восторгу зрителей.

Интрига второго тура была не менее захватывающей - ведь на корте встретились самые отчаянные и азартные игроки, среди которых наибольшее внимание к себе привлекли герцог Бэкингем и шевалье Ласлов, игравшие в одной паре, и показавшие невиданные доселе трюки и тактику перевода атаки противника в контратаку. Только самый внимательный глаз мог бы заметить то, каких нечеловеческих усилий стоила герцогу Бэкингему их победа. Едва удерживавшегося на ногах герцога укрыли от посторонних глаз в закрытой ширмами со всех сторон ложе.

Маркиз Леон д'Антраг, знавший об истинной причине спортивной неудачи герцога Бэкингема, счел необходимым настоять на том, чтобы английская сторона выставила другого игрока вместо Его Светлости. Оба, и маркиз, и герцог, прекрасно понимали, что следующий матч оказался бы проигрышным для милорда. Маркиза волновала репутация мадьярского шевалье, которому по жребию выпало играть в третьем туре против герцога. Сам же Бэкингем скорее согласился бы упасть замертво прямо на корте и с ракеткой в руке, нежели передать честь сражаться за цвета королевы-матери другому игроку. И все-таки, как говорят англичане, безвыходных ситуаций не бывает. Герцог предложил простой и вместе с тем блестящий план, который пришелся по вкусу щепетильному маркизу. В благодарность Леон д'Антраг вызвался пригласить к герцогу королевского медика, доктора Ламара, в надежде, что умения и познаний доктора хватит для того, чтобы герцог сумел продержаться в течение еще одного матча.

Обрадованная победой Ержи Ласлова, сражавшегося на турнире с ее ленточкой на рукаве,мадемуазель де Монтале оставила свое место на Королевском Балконе для того, чтобы лично поздравить своего рыцаря с победой. Однако же, посланный Орой парнишка из дворцовой прислуги не сумел отыскать самого Ласлова, а вместо него вручил ленточку-пароль в руки князю Ракоши, который и вызвался принять поздравления от мадемуазель вместо шевалье.

Надо ли говорить, что полученные поздравления князь Ракоши сберег в глубине своего сердца, отправившись прямиком после свидания под лестницей на корт, где маршал де Грамон уже вызывал следующие пары игроков. Даже сломавшаяся в его руках ракетка не обескуражила мадьярского "игрока под маской" окрыленного безоговорочной верой в его победу маленькой фрейлины герцогини Орлеанской.

Приняв предложение маркиза д'Антрага о необходимости замены некоторых пар игроков, маршал де Грамон объявил о перемене в расстановке противников прямо перед началом третьего тура, что вызвало немалое удивление как среди игроков, так и среди зрителей.

Доктор Ламар честно признался, что был не в состоянии помочь герцогу Бэкингему залечить полученную им на дуэли рану. Однако он согласился дать милорду обезболивающее лекарство, которое могло помочь герцогу продержаться некоторое время на корте, не чувствуя боль в ране. Составляя лекарство, доктор случайно обмолвился о том, что накануне утром другой дворянин спрашивал его о том же лекарстве, и это заинтересовало герцога. Бэкингем тут же вспомнил о неизвестном, который пытался отравить шевалье де Лоррена и находившихся в его комнате гостей. Негодяю удалось скрыться, но герцог успел ранить его в плечо из своего пистолета.Задавая вопросы доктору Ламару, Бэкингем признался, что свидетельство Ламара могло помочь обелить имя несправедливо осужденного де Лоррена и указать на истинного виновника преступлений, совершенных в Фонтенбло. Каково же было его удивление, когда в ответ он услышал, что подозреваемый им человек умер.

Тем временем на Королевском Балконе не утихают страсти - делаются новые ставки, заключаются шутливые и даже серьезные пари, сердца болельщиков и особенно болельщиц бьются все чаще с каждым новым ударом ракеток участников турнира. Советник турецкого посла Фархад Бенсари пошел на хитрость, чтобы еще раз напомнить о себе и своей просьбе о встрече маркизе Габриэль де Тианж.Он послал слуг с подносами, ломившимися от восточных сладостей в качестве подарков для Их Величеств и всех присутствовавших в ложе дам. Пока дамы беззастенчиво лакомились принесенными дарами, переводчик советника Али обратился с просьбой к самой мадам де Тианж, прося ее назначить место и время встречи с Бенсари беем. Не зная, отказать ли настойчивому в своей просьбе бею или согласиться, маркиза приняла решение ответить согласием, но на своих условиях, одним из которых было непременное присутствие двух фрейлин герцогини Орлеанской - Оры де Монтале и Луизы де Лавальер.

Для Филиппа Орлеанского четвертый тур стал настоящим испытанием не только на выносливость и ловкость в игре, но и на выдержку - в то время как с трибун раздаются подбадривающие выкрики, в его душе закипает ревность, основанная на случайно подслушанном им разговоре своих миньонов о таинственном свидании Мадам с неким Арманом. Кто же из двух Арманов - де Гиш или де Руже - удостоился столь высокого счастья, гадал вслух маркиз де Шале, намеренно подбросив эту сплетню герцогу Орлеанскому, чтобы отомстить за унизительную шутку со стороны Генриетты Анны. Теряя очки в счете, Филипп изо всех сил старается не обращать внимание на боль в ушибленном колене и не думать о возможной интрижке, затеянной Генриеттой Анной с одним из своих поклонников. Однако же, шансы на победу стремительно сходят на нет, вызывая недоумение даже у его противника, князя Ракоши, выдающего себя за графа Шерегия.

Завершившийся победой герцога Бэкингема второй тур оказался более волнующим для переодетой в камзол пажа мадемуазель Нинон де Ланкло, нежели она была готова к тому. Чтобы вернуть душевное спокойствие и еще больше, чтобы нечаянно не выдать себя, мнимый граф де Жуайез покинул зал для игры в мяч и вышел на свежий вечерний воздух, прогулявшись по аллее вдоль дворца. Вернувшись в зал, мадемуазель де Ланкло без труда нашла для себя место, придержанное для нее маркизом де Курсийоном, который с увлечением настоящего любителя спортивных зрелищ ввел ее в курс последних событий турнира.

Для князя де Монако второй матч турнира оказался нелегким. Удача явно благоволила его противнику маркизу де Шале, посылавшему одну выигрышную подачу за другой. Однако, наследник монакской короны еще не готов смириться с поражением и отчаянно сражается за каждый мяч.

Воспользовавшись перерывом между собственными матчами, шевалье Ласлов поспешил наверстать упущенную возможность встретиться с мадемуазель де Монтале, послав ей просьбу о встрече вместе с купленным у садовника букетиком первоцветов. Желание предприимчивого парнишки, помощника садовника, нажиться на цветочных букетиках, привело к маленькой путанице. Вместо Оры букетик попал в руки мадемуазель дАртуа, и та отправилась на встречу к шевалье, которого она приняла за князя де Монако, выступавшего на турнире с ее ленточкой. К счастью, вернувшись на Королевский Балкон, Габриэль дАртуа передала подруге просьбу дожидавшегося ее мадьяра в маске и Ора поспешила вниз. Но, шутки шутками, а всему хорошему приходит конец - Оре пора вернуться наверх, в ложу, где она оставила маркизу де Тианж перед лицом нелегкого выбора: согласиться или нет на приглашение турка. Перед самым входом на Королевский Балкон Ора и Ласлов едва ли не нос к носу столкнулись с тем самым переводчиком Бенсари бея. Разгневанный неожиданной и столь же нежеланной встречей Ласлов едва не набросился на турка, угрожая расправой при их последующей встрече.

Из-за предстоящей помолвки и вынужденной лжи, в следствие которой призрачная надежда на счастье отодвинуты и отметены навсегда, маркиза дОтрив далека от того, чтобы наслаждаться как и все окружающие ее дамы наблюдением за турниром. Она с трудом пересилила слабость, чтобы оставаться среди зрителей на Королевском Балконе и поддержать сражавшегося под ее цветами герцога де Руже. Однако, несвоевременно пересказанная в ее присутствии сплетня о тайной встрече герцога и Ее Высочества герцогини Орлеанской довела Франсуазу до отчаяния. Даже поддержка внимательной ко всему происходящему мадам де Ланнуа и появившегося на балконе отца маркизы, маршала де Невиля, не помогли ей обрести прежнее спокойствие.

Оставив позади запруженные толпами народа улицы Сент-Антуанского предместья, герцог де Руже и маркиз дю Плесси-Бельер вместе с мушкетерами выехали на парижскую дорогу. По пути в Фонтенбло они остановились на постоялом дворе для смены лошадей и к своему удивлению обнаружили следы своих парижских преследователей. Там же их нагнал нарочный, посланный маркизом де Вардом из Бастилии. По его словам, за маршалом дю Плесси-Бельером следили с самого его отъезда из королевской тюрьмы. Сопоставив это донесение с жалобами не в меру разговорчивого и еще более любопытного хозяина таверны мэтра Ларуша, братья сделали вывод, что преследователи искали что-то, что было спрятано в седельной сумке одной из лошадей, которых они взяли в конюшне "Боевого петуха", в спешке позаимствовав не предназначенных для них лошадей. Найденный в седельной сумке пакет и в самом деле был набит документами различного толка, среди которых были и рекомендательные письма на имя шевалье де Ла Валетта, о похищении которых братья узнали от капитана де Варда тем же утром. Не желая вызвать подозрения у неизвестных пока еще заговорщиков, маршал решил вернуть все документы назад в седельную сумку, согласившись на требование герцога оставить при себе лишь одно письмо. Опасаясь засады при следующей смене лошадей, герцог де Руже вынужден уступить маршалу и вместе с эскортом мушкетеров они прибыли к "Королевским Лилиям", по счастливой случайности выбранным лейтенантом первой роты королевских мушкетеров д'Артаньяном в качестве форпоста для передового отряда перед дислокацией всей роты в Версаль.На переполненном мушкетерами постоялом дворе братьев встречает по-мушкетерски теплый и радушный прием, однако приключения и таинственные происшествия нашли их даже там.

И да, мы ждем заинтересованных и творческих авторов, ищущих приключений!

| Предлагаем роли | Обзор событий | Сюжет | Вопросы | Ждем в игре!!! |

Отредактировано LRS (30-09-2017 16:06:11)

0

92

Друзья мои, мы счастливы объявить, что наш замечательный форум успешно перешагнул новый рубеж и нам уже

7 лет!

Семь лет мы вместе, по-прежнему творим, приключаемся, переживаем, коварствуем и просто наслаждаемся одним общим увлечением - нашим солнечным форумом. И нет, это вовсе не много, хотя бы потому, что сюжетных задумок, идей, творческого запала и вдохновения в нас еще полно на много много больше лет.

http://img-fotki.yandex.ru/get/5823/56879152.3c1/0_1032c4_9bfe0d88_orig.png

Мы ждем любителей приключений и истории,
инициативных и творческих авторов!

ПРЕДЛАГАЕМ РОЛИОБЗОР СОБЫТИЙСЮЖЕТВОПРОСЫЖДЕМ В ИГРЕ!!!
КТО ЕСТЬ КТО - КОРОЛЕВСКИЙ АЛЬМАНАХ ЗА 1661 ГОД
ИСТОРИЯ ВЕЛИКОГО ВЕКА В ЛИЦАХ

Отредактировано LRS (04-05-2017 17:57:48)

+1

93

Ночные бдения над первыми стихами.

http://img-fotki.yandex.ru/get/15555/56879152.3c1/0_10369f_a552902b_orig.png

Франсуа де Виллеруа пишет:

Он взял со стола томик стихов и принялся перелистывать страницы, вчитываясь в строфы. Время от времени на губах его оживала улыбка, когда он вспоминал испытанный им прилив волнения, при соприкосновении его губ с губами девушки. Присев на краешек стола, он помусолил перо о кончик языка и стал записывать на лист бумаги особенно созвучные его волнениям стихи.

Что бы там не рассказывали ему друзья, более чем он сведущие в делах любви, о том, что девушки млеют от первого же поцелуя, а решительный подход это лучший способ заставить язвительный язычок сдаться, мадемуазель Симонетта явно не входила в число столь легко впечатляемых особ. А может быть все дело было в том, что ей, как и ему, не хватало опыта в этом искусстве?

Франсуа улыбнулся в ответ на откровенную насмешку, приняв ее за защитный маневр. Ну да, куда же деваться бедной девушке, если он ошеломил ее настоящим поцелуем, не дав времени опомниться. О собственном отсутствии опыта и умения маркиз естественно и помыслить не мог. Разве не почувствовал он с первых же секунд поцелуя, как зашлось дыхание Симонетты, и разве же могло быть все дело лишь в том, он по-медвежьи крепко сдавил ее в объятиях?

- Вы так думаете? - все еще улыбаясь спросил он, переводя насмешливый комплимент на счет крайнего испуга, - Я и сам немного... ошеломлен, - признался он.

Широкая улыбка ободрила его и лишила последнего шанса на смущение, может быть, он и не опытен настолько же, как маркиз дю Плесси или тот же де Лозен, но ведь и не безысходно плох.

- Вы уже уходите? Куда же Вы спешите? - вдруг опомнился он, услыхав пожелание доброй ночи.

Ему до смерти захотелось вдруг, чтобы эта веселая насмешливая и все-таки по-доброму относившаяся к нему девушка осталась и поговорила с ним еще. Или поцеловала? Но Симонетта упорхнула в темноту так скоро, что ему осталось только вздохнуть ей в след:

- Доброй ночи, мадемуазель, - проговорил, сопроводив пожелание еще более глубоким вздохом.

Первый в жизни поцелуй оказался вовсе не столь безобидным, хоть и не таким страшным, как он рисовал себе. Просто... просто ему страшно хотелось зажмурить глаза и пережить это странное ощущение вновь. А еще ему было любопытно, что же на самом деле ощутила Симонетта от его поцелуя, что на самом деле скрывалось в ее словах, насмешка, прикрытое смущение, волнение? Отчего же она так скоро убежала? Ему и в голову прийти не могло, что и у рыжеволосой насмешницы могли быть свои планы на эту чудесную полночь. Решив, что невольно смутил девушку своими словами, Франсуа решил непременно же отыскать ее наутро и признаться как на духу, что дело было вовсе не в ней, а в том, что он никогда до той поры не целовал девушку. Но он тут же отбросил эту мысль, подумав, что недостойно дворянина. Лучше... прислонившись к стене возле окна, маркиз задремал, так и не придумав, что же было лучше, и не проснулся до тех пор, пока не начал сползать по стене на пол.

Разомкнув глаза, Виллеруа потянулся и улыбнулся своим переживаниям. Чудесная ночная тишина изредка прерывалась шелестом дождя и уханьем совы, летавшей где-то далеко над версальским лесом. Он взял со стола томик стихов и принялся перелистывать страницы, вчитываясь в строфы. Время от времени на губах его оживала улыбка, когда он вспоминал испытанный им прилив волнения, при соприкосновении его губ с губами девушки. Присев на краешек стола, он помусолил перо о кончик языка и стал записывать на лист бумаги особенно созвучные его волнениям стихи.
Юный трубадур и не заметил, как за окнами постепенно начал светлеть восток, увлеченный мечтами и грезами, так живо переплетавшимися с прекрасными строфами итальянских стихов.



История Франции накануне Великого Века, эпохи Людовика XIV-го,
вошедшего в историю как Король-Солнце. День за днем, час за часом - всё то,
о чем не озаботились поведать нам дотошные мемуаристы, историки и писатели.
Какой она была? Такой, какой сделаем ее мы - вместе с вами.

Целые страницы захватывающего романа о блистательном дворе Людовика XIV-го
еще не дописаны. Нам стоит только взять в руки перо и записать их.

Мы ждем любителей приключений и истории,
инициативных и творческих авторов!

| Предлагаем роли | Обзор событий | Сюжет | Вопросы | Ждем в игре!!! |

0

94

https://img-fotki.yandex.ru/get/5811/56879152.3d9/0_105f55_214cfbf7_orig

Мы ждем любителей приключений и истории,
инициативных и творческих авторов!

ПРЕДЛАГАЕМ РОЛИОБЗОР СОБЫТИЙСЮЖЕТВОПРОСЫЖДЕМ В ИГРЕ!!!
КТО ЕСТЬ КТО - КОРОЛЕВСКИЙ АЛЬМАНАХ ЗА 1661 ГОД
ИСТОРИЯ ВЕЛИКОГО ВЕКА В ЛИЦАХ


Требующиеся персонажи:

Жирным шрифтом выделены имена требующихся в игре персонажей. Все подчернутые имена принадлежат уже занятым, а выделенные курсивом придержанным персонажам. Помеченные звездочкой "*" роли были освобождены. Если Вас заинтересовал кто-то из отмеченных звездочкой персонажей, то прежде чем писать анкету, пожалуйста обратитесь к Хранителям игры.
Также перед вступлением в игру полезно познакомиться с персонажами, связанными с выбранным Вами лицом и указанными в этом списке.

Филипп Манчини герцог де Невер, капитан-лейтенант мушкетеров (номинально) и приятель принца Филиппа Орлеанского. Младший брат Великой графини Олимпии де Суассон. Друг мадам Франсуазы Скаррон и завсегдатай салона блистательной Нинон де Ланкло.

Графиня Катрин д'Арманьяк де Шарни де Брионн, придворная дама Ее Величества, супруга Луи де Лоррена графа д'Арманьяка, дочь герцога Никола де Невиля де Виллеруа и старшая сестра маркиза Франсуа де Невиля де Виллеруа и маркизы Франсуазы де Винье д'Отрив.

Мадемуазель Диана-Шарлотта Номпар де Комон, сестра Антуана де Комон де Пегилен маркиза де Лозена, придворного из свиты Его Величества. Сама мадемуазель состоит фрейлиной в свите королевы Марии-Терезии.

Донья Молина, камеристка Ее Величества королевы Марии-Терезии, приехавшая вместе со своей госпожой из Испании.

Принц Эжен-Морис Кариньян-Савойский граф де Суассон де Дрё. Муж Великой графини Олимпии де Суассон, состоит на службе Его Величества, имеет  генеральское звание. 26 лет.

Маркиз Антуан де Комон де Пегилен де Лозен* - придворный кавалер в свите Его Величества, входит в число друзей короля, а также герцога Орлеанского. Раннее уже появлялся на страницах нашей игры.

Жан-Батист Поклен известный истории под именем Мольер* - придворный драматург и актер. Этот персонаж также уже появлялся в нашей игре, в ранних эпизодах.

Виконт Рауль де Бражелон. Друг детства мадемуазель Луизы де Лавальер и ее близкой подруги мадемуазель Оры де Монтале, сын старого друга лейтенанта д'Артаньяна Атоса, известного как граф де Ла Фер.

Герцог Луи Шарль д'Альбер де Люинь, главный сокольничий Франции.

Граф Луи де Лоррен д'Арманьяк, придворный кавалер, будущий Главный Шталмейстер Франции, муж графини Катрин д'Арманьяк де Шарни де Брионн.

Ричард Саквилл, граф Дорсет - фаворит короля Карла II-го, состоит в свите вдовствующей королевы Генриетты Марии.

Чарльз Саквилл, сын и наследник графа Дорсета - также как и его отец состоит в свите вдовствующей королевы Генриетты Марии и входит в круг друзей Джорджа Вильерса герцога Бэкингема. Этот персонаж также уже упоминался в ранних эпизодах игры в качестве НПС.

Шевалье де Гарнье, сержант I-ой роты королевских мушкетер, ординарец  лейтенанта д'Артаньяна, вымышленный персонаж, неоднократно упоминается в игровых эпизодах.

Элоиза Шаннье*, камеристка герцогини Мари-Луизы де Ланнуа, первой статс-дамы Ее Величества Анны Австрийской. Девятнадцати лет, бойкая и смышленая девушка, хоть и трусиха, дочь управляющего парижским особняком герцогини.

Аббат Уолтер Монтегю (Walter Montagu) - духовник Ее Величества королевы-матери Анны Австрийской, бывший дипломат, бывший шпион, бывший секретарь герцога Бэкингема.

Жак-Ашиль Морис де Сен-Пьер (Jaсques-Achilles Morris de Saint-Pierre) - сержант второй роты королевских мушкетеров под командованием лейтенанта Гастона-Антуана де Ресто.

Себастьен Мишель де Шалон (Sébastien Michel de Chalon) виконт, - капрал первой роты королевский мушкетеров под командованием лейтенанта Шарля д'Артаньяна.

Мадемуазель Жанна де Руже (Jeanne de Rouge) и Мари де Руже (Marie de Rouge), дочери вдовствующей герцогини Сюзанны де Руже маркизы дю Плесси-Бельер, сестры герцога Армана де Руже и маркиза Франсуа-Анри дю Плесси-Бельера. Представлены ко двору и зачислены в свиту Ее Величества королевы Марии-Терезии.

Янош Каринти (Yanosh Karinti) и Миклош Шерегий (Micklosh Sheregiy) - два из трех неразлучных друзей мадьярские дворяне состоящие на службе в свите венгерского князя Ференца Ракоши.

Этот список будет дополняться по мере появления новых необходимых в игре персонажей.

*помеченные звездочкой роли были освобождены, если Вас заинтересовала одна из них, то прежде чем писать анкету, пожалуйста обратитесь к Хранителям игры. Также перед вступлением в игру полезно познакомиться с персонажами, связанными с выбранным Вами героем и указанными в этом списке.

Со всеми вопросами, прошу обращаться в тему "Вопросы к Хранителям" или ко мне в почту admiral_25@mail.ru

Отредактировано LRS (14-06-2017 14:11:07)

0

95

Увлеченный маэстро и его муза.

http://img-fotki.yandex.ru/get/4710/56879152.3d9/0_105deb_3d52e231_orig.png

Симонетта ди Стефано пишет:

Задохнувшись от досады, Симонетта умолкла, пепеля своего маэстро сердитым взглядом, но тот вроде как и не заметил ее гнева. Собственно, он и ее саму толком не заметил, только хмыкнул что-то невнятное, уткнувшись носом в знакомую книжицу и размахивая свободной рукой в такт неслышной музыке, исполняемой в честь музы.

- А вот и я! – негромко мурлыкнула Симонетта, приоткрывая дверь в королевский кабинет и, прямо скажем, рассчитывая на бурный прием.

Однако, к ее разочарованию, никто не кинулся ей навстречу. Неужели не успел соскучиться? Озадаченная кокетка просунула в щель голову, а затем просочилась в кабинет целиком, будто кошка, бесшумно закрыла за собой дверь и остановилась, уперев кулачки в бока.

- Ну надо же, я-то думала, что ты тут умираешь от тоски, пока я мечусь белкой по всем этажам в поисках бинтов для героического маркиза, а ты, ты!

Задохнувшись от досады, Симонетта умолкла, пепеля своего маэстро сердитым взглядом, но тот вроде как и не заметил ее гнева. Собственно, он и ее саму толком не заметил, только хмыкнул что-то невнятное, уткнувшись носом в знакомую книжицу и размахивая свободной рукой в такт неслышной музыке, исполняемой в честь музы.

Муза меж тем грозно насупилась и с обиженным видом обошла комнату, стуча каблучками с особенной злостью, но и этот дробный стук не смог развеять волшебные чары творчества.

- Может, мне уйти? – с угрозой в голосе вопросила она, но в ответ услышала все то же мычание, в котором только особо острый слух сумел бы разобрать отдельные слова. Можно подумать, что ее и вовсе не было в комнате!

Разобидевшись вконец, Симонетта и впрямь направилась к двери, но задетая гордость была сильнее обиды. Уйти незамеченной? Нет уж, ни за что! Не питая ни малейшего почтения к мукам, коими обыкновенно сопровождается появление на свет не только младенцев, но и шедевров, она вернулась и собралась было отобрать у Люлли соперницу-книгу, но в последний момент передумала: этак маэстро еще решит, что она, Симонетта, ревнует его к высокой поэзии, и не дай бог, зазнается. Ну и вообще, мужчины любят деликатный подход и не любят сцен – эту нехитрую истину она накрепко усвоила от хозяйки.

Так что вместо грубой атаки в лицо трепещущая – скорее от негодования, чем от страсти – муза зашла в тыл и, убедившись, что ее по-прежнему игнорируют, закрыла глаза Люлли ладонями и дохнула в густые смоляные кудри:

- Джанни, Джанни, у нас мало времени! Король…



История Франции накануне Великого Века, эпохи Людовика XIV-го,
вошедшего в историю как Король-Солнце. День за днем, час за часом - всё то,
о чем не озаботились поведать нам дотошные мемуаристы, историки и писатели.
Какой она была? Такой, какой сделаем ее мы - вместе с вами.

Целые страницы захватывающего романа о блистательном дворе Людовика XIV-го
еще не дописаны. Нам стоит только взять в руки перо и записать их.

Мы ждем любителей приключений и истории,
инициативных и творческих авторов!

ПРЕДЛАГАЕМ РОЛИОБЗОР СОБЫТИЙСЮЖЕТВОПРОСЫЖДЕМ В ИГРЕ!!!
КТО ЕСТЬ КТО - КОРОЛЕВСКИЙ АЛЬМАНАХ ЗА 1661 ГОД
ИСТОРИЯ ВЕЛИКОГО ВЕКА В ЛИЦАХ

Отредактировано LRS (04-05-2017 17:56:45)

0

96

Танцы на барабанах и актерский шабаш в стиле Его Высочества герцога Орлеанского.

http://img-fotki.yandex.ru/get/9822/56879152.3dd/0_109af3_7e21978d_orig

Арманда Бежар пишет:

Нет, не для того танцевала Арманда на барабане, полностью отдаваясь шабашному ритму,чтобы обратить на себя внимание сильных мира сего (нет никого слабее их), не для того, чтобы ее желали мужчины или завидовали женщины.

Танцуя она была далеко от распрей, похоти и глупости.

Зачем танцует огонь в раскаленной печи для обжига? Знает ли огонь о том, что он - обжигает или греет, знает ли огонь о том что он огонь?

Просто Арманда была молода, и тело ее, полное луны и огня, жаждало танца, естественного, как течение крови в жилах.

Увы, мадемуазель де Ланкло немного ошиблась в списке "недостатков"

Нет, не для того танцевала Арманда на барабане, полностью отдаваясь шабашному ритму,чтобы обратить на себя внимание сильных мира сего (нет никого слабее их), не для того, чтобы ее желали мужчины или завидовали женщины.

Танцуя она была далеко от распрей, похоти и глупости.

Зачем танцует огонь в раскаленной печи для обжига? Знает ли огонь о том, что он - обжигает или греет, знает ли огонь о том что он огонь?

Просто Арманда была молода, и тело ее, полное луны и огня, жаждало танца, естественного, как течение крови в жилах.

Ни о чем не думала Арманда, разметав рыжие волосы по ветру, в былые дни ее бы сожгли, быть может, на костре или в медном котле Лангедока. Так критские девочки-акробатки взлетали меж лирообразных рогов священного быка, так в ночь оплодотворения земли обнаженные танцовщицы Эллады бежали, простоволосые, хохочущие, обливая друг друга вином, для того чтобы травы пошли в рост, для того налились сытой злаки, для того чтобы отступили от человеческих жилищ голод, болезни и сама смерть.

Отвечать музыке тосканского скрипача босоногой дробью, так что барабанная шкура гудела и выла, что может быть лучше!

Когда в ее дробь дуэтом вступила вторая плясунья, Арманда засмеялась и помахала ей рукой - словно из луны вылепленное тело второй женщины - было прекрасно, и дерзко и глубоко отбивала она па на соседнем барабане, в бесовском свете факелов. И Арманда Бежар, рыженькая Мену с радостью откликнулась на ее позывные.

Тайные позывные, известные только женщинам со времен Евы и Лилит.

Плескали, как крылья, пышные подолы, словно вскрикивали яркие подвязки чулок, на миг открывая самое тайное, что делает женщину - женщиной и мужчины снизу ревели, как тигры, приветствуя те материнские ворота, откуда они когда-то вышли.

Приветствуя в равной мере обеих танцовщиц - черных лунных барабанщиц.

Арманда простодушно и восхищенно смотрела на жемчужную женщину, вознесенную над толпой горячим барабанным танцем.

Она не хотела ни соревноваться с ней, ни завидовать, ни затмить, ни осуждать.
Пересохшими губами актриса с радостью и благодарностью крикнула, улыбаясь Анне де Ланкло:

- Спасибо! Сестра моя! Наставница!

Обе - юная девушка и зрелая совершенная красавица - не соперницами были, а будто соучастницы или сопричастницы, две части одного вечного живого целого, пред которыми равно склоняется и раб и царь - потому что именно в таком весеннем земном буйстве - истинная сила женщины, не меньшая, чем в кротости девственницы.

Ева и Лилит.

Две стороны одной медали.
Выплясывали босиком весну тысяча шестьсот шестьдесят первого года.

И встряхивал вороными окаянными кудрями скрипач, и пела и кричала о жизни и любви его скрипка - и золотистые карпы всплескивали на черной волне Пруда.

В пылу танца ни Арманда Бежар, ни Анна де Ланкло, не заметили, как одно за другим осветились мертвые до того окна дворца - а крыло здания, выходившего на Двор Источника как раз было предназначено для коронованных особ.

К медовым окнам изнутри приникли черные фигурки полуодетых свитских людей, послов, растрепанных спросонок женщин.

Помедлило только одно окно. Но вот и к нему поднесли пятирогий канделябр. И выплыло лицо последней зрительницы - размыты черты заоконным светом, женщина в черной накидке была уже стара, две четкие морщины прорезали края ее рта. Неподвижно, сомкнув на груди шаль, она смотрела на то, что творилось во дворе.

И взор ее был словно отлит из свинца.

Как знать - была ли то Королева Анна, или кто-то из ее пожилых фрейлин.

Зрители не заметили, танцовщицы не знали...

А голос скрипки взлетел до небесного предела и с последними аккордами виртуозной игры замерли неутомимые ступни плясуний, замирал рокот барабанов... в утробе самой земли.

- Где... Мы. Там. Бог... - показалось зрителям, что выговорили оба барабана.

Над Двором Источника и Карповым прудом с резким криком носились заполошные вороны.

Арманда, высоко и жарко дыша, посмотрела на свою виз-а ви - лунную Нинон и поклонилась, прижав руку к открытой левой груди.
С немой благодарностью и восхищением.



История Франции накануне Великого Века, эпохи Людовика XIV-го,
вошедшего в историю как Король-Солнце. День за днем, час за часом - всё то,
о чем не озаботились поведать нам дотошные мемуаристы, историки и писатели.
Какой она была? Такой, какой сделаем ее мы - вместе с вами.

Целые страницы захватывающего романа о блистательном дворе Людовика XIV-го
еще не дописаны. Нам стоит только взять в руки перо и записать их.

Мы ждем любителей приключений и истории,
инициативных и творческих авторов!

ПРЕДЛАГАЕМ РОЛИОБЗОР СОБЫТИЙСЮЖЕТВОПРОСЫЖДЕМ В ИГРЕ!!!
КТО ЕСТЬ КТО - КОРОЛЕВСКИЙ АЛЬМАНАХ ЗА 1661 ГОД
ИСТОРИЯ ВЕЛИКОГО ВЕКА В ЛИЦАХ

Отредактировано LRS (04-05-2017 17:56:26)

0

97

История Франции в канун Великого Века,
эпохи Людовика XIV-го, вошедшего в историю как Король-Солнце.
День за днем, час за часом - всё то, о чем не озаботились поведать
нам дотошные мемуаристы, историки и писатели. Какой она была?
Такой, какой сделаем ее мы - вместе с вами. Приглашаем всех, кто
желает принять участие в галантных приключениях, детективных
историях, придворных интригах и самых настоящих романах.

http://img-fotki.yandex.ru/get/5905/56879152.3e2/0_10a931_b990fbd5_orig


Целые страницы захватывающего романа, посвященного
блистательному двору короля Людовика XIV, еще не дописаны.
Нам стоит лишь взять в руки перо и дописать их вместе.

ПРЕДЛАГАЕМ РОЛИСЮЖЕТВОПРОСЫЖДЕМ В ИГРЕ!!!
КТО ЕСТЬ КТО - КОРОЛЕВСКИЙ АЛЬМАНАХ ЗА 1661 ГОД
ИСТОРИЯ ВЕЛИКОГО ВЕКА В ЛИЦАХ

Отредактировано LRS (31-07-2017 14:42:45)

0

98

История Франции в канун Великого Века,
эпохи Людовика XIV-го, вошедшего в историю как Король-Солнце.
День за днем, час за часом - всё то, о чем не озаботились поведать
нам дотошные мемуаристы, историки и писатели. Какой она была?
Такой, какой сделаем ее мы - вместе с вами. Приглашаем всех, кто
желает принять участие в галантных приключениях, детективных
историях, придворных интригах и самых настоящих романах.


http://img-fotki.yandex.ru/get/16103/56879152.3e2/0_10ad7c_d0dc3ed5_orig


♥ А также: ♥


Целые страницы захватывающего романа, посвященного
блистательному двору короля Людовика XIV, еще не дописаны.
Нам стоит лишь взять в руки перо и дописать их вместе.

ПРЕДЛАГАЕМ РОЛИСЮЖЕТВОПРОСЫЖДЕМ В ИГРЕ!!!
КТО ЕСТЬ КТО - КОРОЛЕВСКИЙ АЛЬМАНАХ ЗА 1661 ГОД
ИСТОРИЯ ВЕЛИКОГО ВЕКА В ЛИЦАХ

Отредактировано LRS (31-07-2017 15:17:27)

0

99

А не пора ли сбросить маски, господа?

http://img-fotki.yandex.ru/get/4312/56879152.3e4/0_10b24b_4fd7bcc0_orig

Нинон де Ланкло пишет:

Двор Лошади, куда вышли недавние зрители турнира примыкал к залу для игры в мяч. Одна из стен зала как раз образовывала каре этого двора. Вечерняя прохлада пьянила и освежала. Кое-где во дворе горели факелы, двор был пустынен в этот час, но Нинон старалась держаться в тени. Чем меньше случайных людей увидит ее и маркиза, тем лучше.

Мадемуазель де Ланкло уже который раз убедилась в преимуществе дамского обличья. Фижмы, юбки, шелка, оборочки, кружева имеют волшебное свойство быть даме очаровательной, а если к этому великолепию добавить капельку духов, наклеенную в нужном месте мушку, изящный веер, то даже глупенькая провинциалка будет очаровательна настолько, что никто не посмеет с ней разговаривать таким тоном, как говорил сейчас Курсийон. Его холодный тон вполне мог заменить лед для лимонада. Ах, если бы она была дамой! Вернее, вести себя, как дама, пустить в ход улыбки, звонкий, словно колокольчик смех, капризный тон, либо чарующий взгляд, тогда этот юноша был бы у ее ног, и приносил тысячу извинений, целуя ручки. Но, стоп! К чему ей сейчас какие-либо извинения? Недаром говорят, что гнев плохой советчик. Именно своему гневу Нинон и стала обязана этой ночной прогулке, которая не сулила ничего хорошего. А там на корте… Ах, она должна видеть игру герцога! Должна быть уверена в его победе. А вместо этого она должна соответствовать образу пажа. Фи. Но, винить кроме себя Нинон никого не могла. Хотя, женщина может обвинить в своих бедах и несчастьях любого, начиная от пролетевшего мимо комара, заканчивая небесным светилом.

- У Его светлости есть все шансы выиграть следующий матч, - небрежно ответил паж, неотложно занявшись своими манжетами, придавая им пышность, даже несмотря на то, что вокруг было темно, и их никто не видел. – Я услышал то, что услышал. И знаю то, что знаю, господин маркиз. Но тогда потрудитесь пояснить, что за причина плохого самочувствия герцога Бэкингема? Возможно, у меня неверные сведения. – Играть, так играть. Во всяком случае, мямлить тут извинения было неуместно. Сосчитав до десяти, Нинон который раз себе напомнила, что она является графом Жуайезом и состоит в свите Месье.

- И Вы правильно заметили, я имею право проявлять участие к состоянию кого бы то ни было, сударь, - Нинон старалась отвечать небрежно на холодность де Курсийона. - Хоть английского герцога, хоть французского принца. – С манжетами было покончено, и паж скрестил руки на груди, уже ничуть не заботясь о виде манжет. Зачем ей это выяснение сейчас? Если бы это помогло герцогу не проиграть турнир! Нинон помнила, как это важно для сына того, для кого кумиром и любовью была Анна Австрийская.

- За мои сбережения можете не беспокоиться, господин маркиз. В этом туре, я не делала ставок. – Нинон чуть не ойкнула, поняв, что оговорилась, и упомянула себя не как мужчину. Как же ей хотелось сказать в лицо этому человеку «Я знаю, что Вы ранили герцога! По Вашей вине он делает сейчас все невозможное на турнире! А Вы могли бы так владеть ракеткой с раной в плече?» Жуайез лишь передернул плечом.

- Вы знаете, что я мог бы сказать. Мне нет смыла говорить это вслух. И у стен бывают уши, а ветер может отнести случайную фразу далеко в сторону, - тон пажа был по-прежнему тих, но в нем можно было различить при желании нотки язвительности. - И Вы знаете, что в случае неудачи Его светлости, причиной будет не его недостаточное мастерство, или сила противника. Если Бэингем проиграет, то это не сделает чести его противнику. – Как же ей захотелось сделать больно этому человеку. Больно так же, как и ей при мысли о том какую боль доставляет Джорджу еще совсем свежая рана. А что может быть сильнее мук совести?



История Франции накануне Великого Века, эпохи Людовика XIV-го,
вошедшего в историю как Король-Солнце. День за днем, час за часом - всё то,
о чем не озаботились поведать нам дотошные мемуаристы, историки и писатели.
Какой она была? Такой, какой сделаем ее мы - вместе с вами.

Целые страницы захватывающего романа о блистательном дворе Людовика XIV-го
еще не дописаны. Нам стоит только взять в руки перо и записать их.

Мы ждем любителей настоящих авантюр,
инициативных и творческих авторов!

ПРЕДЛАГАЕМ РОЛИОБЗОР СОБЫТИЙСЮЖЕТВОПРОСЫЖДЕМ В ИГРЕ!!!
КТО ЕСТЬ КТО - КОРОЛЕВСКИЙ АЛЬМАНАХ ЗА 1661 ГОД
ИСТОРИЯ ВЕЛИКОГО ВЕКА В ЛИЦАХ

Отредактировано LRS (04-05-2017 17:55:36)

0

100

Письмо, написанное королем для графини Олимпии де Суассон.

http://img-fotki.yandex.ru/get/9829/56879152.3f2/0_10be4a_1070e4aa_orig

Людовик XIV пишет:

- Не радуйтесь. Я сам отвезу это письмо. Сам. В этом деле не может быть посредников.

Король вырвался из рук камердинера и лакея, разглаживавших складки на его камзоле и сел за стол. Повертел пером, попробовал на черновом листе, не царапало ли, и аккуратно, старательно выводя каждый завиток, написал в самой середине гербовой бумаги - "Вернись, Любовь моя". Глянул на высыхающие буквы и подписал Луи.

- А для глупцов вся жизнь... - повторил про себя Людовик. Он раскачивался, опираясь на оконную раму, свешиваясь по пояс из окна, как будто от этого можно было получить большую порцию свежей прохлады.

- Вы только что назвали меня глупцом, граф. Но это не оскорбление. Это разрешение. Если все так просто - то отчего же? - он горько усмехнулся и вдохнул аромат роз, цветущих в оранжерее, - Отчего бы и нет? Глупец. Продал свою жизнь. Нет... не продал. Эта жизнь и не была моей. Она взаймы - Франция платит по моим счетам, держит корону на моей голове, а я плачу взамен тем, что поступаю на благо ей. Как все просто. Не правда ли? - король обернулся через плечо к остолбеневшему посреди кабинета графу, - Не смотрите на меня так испуганно, Сент-Эньян. Я не схожу с ума. Я только лишь пытаюсь оправдать себя. Понимаете? Меня осуждают. Поступи я так или иначе, всегда найдутся порицающие меня. Да да, - он нетерпеливо махнул рукой, прерывая легко предсказуемые возражения, - Я не обращаю на них внимания. Не на всех. Но есть люди, чье мнение мне важно.

И любовь... час назад я знал, что она любит.

- Почему наделив меня полной властью над людьми, господь не дал мне такую же власть над их сердцами? Как было бы просто - один лишь приказ... Одно лишь слово. Что Вы говорите, граф? Письма? Письма пишут те, кто не смеет взглянуть в глаза. Я не из тех. Да и к чему? Не желая видеть меня, захотят ли читать мои письма?

Его Величество отошел от окна и встретил взгляд своего отражения в зеркале. Странное выражение глаз испугало его, неужели это испуг? Или так выглядит боль? Или это грусть? Покрасневшие глаза, хуже не придумаешь. Какое жалкое зрелище он представлял собой. Де Сент-Эньян был прав, предложив ему переодеться. Его костюм был мокрый насквозь, с разводами от ржавчины, покрывавшей прутья, которые он отодвигал в стороны, чтобы проскользнуть через ограду. И в таком то виде он собрался заново покорить сердце первой красавицы двора. Людовик усмехнулся сам себе.

- Да, в таком виде разве что с мушкетерами на плацу, нет, в лесу... и эдак, чтобы не разглядели, кто таков. Лионель! Заснули что ли? Сколько я могу ждать?

В третий или уже в четвертый раз за один и тот же вечер Лионель искал в королевских сундуках свежую перемену белья. На счастье кутюрье Его Величества как раз прислал новые костюмы и Лионель не успел снять их с ватных чурбанов, на которых обычно производил чистку всех камзолов и жюсткоров Его Величества. Да и свои, чего греха таить. При случае, любивший щегольнуть перед служанками, Лионель чистил и свои ливреи на королевских болванках, которые знай себе пылились бы в гардеробной.

- Лионель! Да что Вы душу богу отдали там? - голос короля из требовательного превратился в гневный.

- Сейчас, Ваше Величество! Немедленно несу. Ох, господи! - бедняга едва не выронил белье из рук, увидев, во что превратился драгоценнейший камзол, пошитый специально к маскараду, - Святая Мария, да во что же Вы его так уделали, Сир? Где же Вы его так то?

- Переодеваться. Живо! - Людовик почувствовал всю неловкость ситуации, когда его слуга прямолинейно как на духу указал на ветошь, в которую превратился камзол, стоивший казне немалой суммы денег. Не хватало еще, чтобы де Сент-Эньян спохватился и начал задавать вопросы.

Замелькало в глазах белым шелком и кружевами, блестящий темно-синий бархат жюсткора мягко отливал синевой в свете канделябров. Людовик устало поднимал т опускал руки, безучастно глядя на то, как Лионель примеривал на глаз то один, то другой камзол, чтобы угадать в тон жюсткору. Позволил угрюмому заспанному слуге снять с себя туфли. Пока ему примеряли одну за другой несколько новых пар, он смотрел в лицо де Сент-Эньяна, раздумывая, принять ли его совет. Написать письмо? Но что? Когда все, что он хотел сказать было короткое - torna da me!

- Сент-Эньян! Пошлите за... ах нет, оставьте. Нет. Я сам.

Какая нелепость! Он едва не послал за де Данжо, чтобы написать письмо любимой женщине! Неужели вместе с сердцем она умудрилась увезти и его ум? Он теряет рассудок, теряет голову. Что же дальше? Но кого послать? Нет. Сам. Он сам отдаст ей письмо.

- Бумагу, граф. Бумагу, чернила и перо.

Постучав ногой об пол, чтобы узкая туфля облегала ступню, Людовик нетерпеливо посмотрел на невозмутимого де Сент-Эньяна, расставлявшего письменные приборы на столе.

- Не радуйтесь. Я сам отвезу это письмо. Сам. В этом деле не может быть посредников.

Король вырвался из рук камердинера и лакея, разглаживавших складки на его камзоле и сел за стол. Повертел пером, попробовал на черновом листе, не царапало ли, и аккуратно, старательно выводя каждый завиток, написал в самой середине гербовой бумаги - "Вернись, Любовь моя". Глянул на высыхающие буквы и подписал Луи.

- Все. Готово.

Посыпав лист песком, он помахал им в воздухе, чтобы чернила скорее впитались в бумагу и высохли. Затем сложил вчетверо и заложил за отворот жюсткора. Ближе к сердцу. Пусть греет до самой минуты, когда он увидит ее глаза. Даже если она прикажет не впускать, скажется больной, будет умолять оставить ее в покое, он отдаст ей эту бумагу сам. В руки. А там... там, будь что будет. Его Величество, окрыленный решимостью совершить задуманное, направился к выходу в приемную.



История Франции накануне Великого Века, эпохи Людовика XIV-го,
вошедшего в историю как Король-Солнце. День за днем, час за часом - всё то,
о чем не озаботились поведать нам дотошные мемуаристы, историки и писатели.
Какой она была? Такой, какой сделаем ее мы - вместе с вами.

Целые страницы захватывающего романа о блистательном дворе Людовика XIV-го
еще не дописаны. Нам стоит только взять в руки перо и записать их.

Мы ждем любителей настоящих авантюр,
инициативных и творческих авторов!

ПРЕДЛАГАЕМ РОЛИОБЗОР СОБЫТИЙСЮЖЕТВОПРОСЫЖДЕМ В ИГРЕ!!!
КТО ЕСТЬ КТО - КОРОЛЕВСКИЙ АЛЬМАНАХ ЗА 1661 ГОД
ИСТОРИЯ ВЕЛИКОГО ВЕКА В ЛИЦАХ

Отредактировано LRS (04-05-2017 17:55:21)

0


Вы здесь » Live Your Life » Неформат » Король-Солнце


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC