Live Your Life

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » -Мистика и городское фэнтези » Поиск партнера для игры


Поиск партнера для игры

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

В данной теме действуют Общие правила каталога и Правила раздела «Ищу игрока» (подробнее). Дополнительные правила специально для «Поиска партнёра» указаны ниже.

Заявка в теме оставляется в следующих случаях:
• У вас нет на примете ролевой, но есть желаемые образы и сюжеты для отыгрыша;
• Вы игрок на определённом форуме и ищете партнёра с конкретными предложениями по сюжету.

Конкретика:
• Один пользователь - одна заявка в тематике;
• Один пользователь - не более трёх заявок всего (в трёх разных тематиках);
• "С аккаунта сидят два/три/десять человек" - всё равно одна заявка в тематике;
• Хочется новую заявку - попросите сначала удалить старую (в этой теме с указанием раздела);
• Поиск - только для игроков, ищущих партнёров. Для администраторов и пиарщиков есть "Ищу игрока";
• Пример поста обязателен;
• Анкета или пост по ссылке закрыты для гостей - сообщение удаляется;
• В одном сообщении несколько отдельных заявок на искомых персонажей - каждую под спойлер;
• Заявка очень объёмная и/или в виде крупной таблицы с заливкой цветом - хотя бы часть под спойлер;
• Обновлять/поднимать имеющуюся заявку можно не чаще, чем раз в две недели. Открывать новую после удаления старой - без ограничений;
• Сама по себе заявка находится в теме два месяца, после чего удаляется.

Запреты:
• Повторять заявку раньше, чем по истечении двух недель;
• Пытаться обмануть администрацию путём создания дополнительных аккаунтов;
• Игнорировать шаблон заявки;
• Администраторам - искать акционных персонажей не для себя лично.

Наказания:
• За любое нарушение - предупреждение.

Шаблон заявки для поиска партнёра на форум
Код:
[b]Форум:[/b] (ссылка в виде названия)
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Ваш персонаж:[/b] (ссылка на анкету или краткое описание, даже если персонаж канонический)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler] (либо ссылкой на сообщение с указанного форума)
Шаблон заявки для поиска партнёра (без приглашения на форум)
Код:
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler]

0

2

Форум: blind faith

Текст заявки: 

[indent] tl;dr: почитайте посты @ понравится - пишите

Пополняю славное войско "хочу того, не знаю чего".

Думаю, я просто привык к тому, что у меня есть "кто-то", - постоянный соигрок или, чаще, компания постоянных соигроков, с которыми мы общаемся ближе, чем с остальными, курим свою траву и плавно дрейфуем от форума к форуму, нося с собой свои миры и сюжеты, свои "для своих" шутки и систему символов и цветов, отличающуюся от подзатаскавшейся общепринятой, но в этот год всё выходит как-то с точностью до наоборот: я сижу ровно, изредка меняя места своего обитания, а лица вокруг всё меняются и меняются.

В последнее время поймал себя даже на том, что мне просто страшно (если это подходящее слово) выкладывать накопившиеся в столе по ходу развития персонажа заявки, потому что последние раз шесть или семь, когда я кого-то искал или откликался на чью-то заявку здесь (не считая непосредственно этого персонажа), всё заканчивалось на том, что тот человек пропадал куда-то, хотя, вроде бы, всё шло чудесно и мои посты хвалили в самых добрых словах (либо, ещё пару раз, на том, что мы не сходились характерами), а мне приходилось в очередной раз пересматривать своего персонажа, вырезая из личных сюжетов целые ветки, как будто их не было. Не безнадёга, - вообще-то, я оптимист по натуре, - но ступор, из которого хочется как-то вылезти.

"Соулмейта" я не прошу, - это вообще, кажется, уже какой-то мифический зверь, которого "каждый желает знать", но никто в живую не видел, - достаточно будет, если вы тоже не знаете, куда себя деть в этом мире, не против мистики и не находите мои посты тошнотворным чтивом.

Я наблюдательный и орный (с) по заверению некоторых львов, а ещё, к тому же, заботливый и очень коварный. Люблю играть эмоциональные отношения - родственные (чаще отец, старший брат, опекун или наставник), дружеско-вражеские, любовно-стекольные (м+м, м+ж и прочие геометрические фигуры, но чур я "сверху"), романтически-нежные, романтически-сопельные. Не прочь удариться в дарк и трэшак, за любой кипиш и извращения, - отчаян, бисексуален, было бы желание. Ходят слухи, что я круто играю НЦу.

Я могу и буду в графику и эстетику, рисую, пишу стихи и вообще упарываюсь как могу по тому, что меня вдохновляет. Буду носить на руках любого, кто будет подкидывать музыку в мои плейлисты и снисходительно относиться к нытью о том, как плохо пишется очередная глава романа.

Пишу от 4к и до бесконечности, варьируя стиль от "вы пишете как Лев Толстой, в плохом смысле" до "я как будто прочитал что-то у ребёнка Паланика и Уэлша", и частоту от "написать ли мне сегодня третий пост" до "Хатико ждал и ты подождёшь", - на самом деле, я очень сильно завишу от вдохновения и своего же психоэмоционального состояния, и это главная из проблем, когда имеешь дело со мной, но, говорят, жить можно.

Если, прочитав всю эту лирику, вы подумали "ну да, да, опять тот чувак, у которого нет идей, мол, придумайте всё за меня", то так и задумано. ( ͡° ͜ʖ ͡°) Я надеюсь найти партнёра, а не игрока на одну роль, но, в любом случае, у меня есть, что предложить для старта, - хотя бы мой персонаж, за которого написано два десятка постов, и его история, - вливайтесь, ну или просто пишите, и мы вместе придумаем что-то новое.

Ваш персонаж: алкоголик-вдовец с талантом к огненной магии и с довесом в виде кармического призвания спасать задницы всех, кто оказывается поблизости, не прося за это награды

по всей видимости, я могу скопировать текст анкеты

http://sh.uploads.ru/lCw7P.png http://s8.uploads.ru/0umQW.png
frank grillo

HAROLD "HAL" C.  JOHNSON
гарольд “хэл” с. джонсон
имя при рождении: николас персиваль лоуренс лайтберн


ВОЗРАСТ, ДАТА РОЖДЕНИЯ

РАСА

РОД ДЕЯТЕЛЬНОСТИ


164 года, 13 марта 1855


чародей

охотник Альянса

ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖА
[indent] РОДСТВЕННЫЕ СВЯЗИ:
Роуз Лайтберн (Квин) [человек] — супруга, убита вёлефом;
Дэниел Лайтберн [чародей] — сын, убит вёлефом;
Алесса Валье [феникс] — деймон, Связь разорвана добровольно;
Изабелла Халлоуэлл-Лайтберн и Готфрид Лайтберн [чародеи] — родители, умерли своей смертью;
Кристиан Лайтберн [чародей] — младший брат, глава ковена в Портленде;


[indent] Он называл её «моя королева». Одними губами шептал в её красивые длинные пальцы: «Тебе не холодно?», — а она, смеясь, отвечала: «Мне горячо», — всякий раз отвечала одно и то же, как в детской игре, как будто они вместе хранили какую-то тайну. Он пылал изнутри, а она была просто Роуз, — но для него она была его Роуз, его женой.
Он держал её за руку, когда она давала жизнь его сыну, — их сыну, их первенцу, их желанному принцу, — ревностно защищал, не давая ни солнечному лучу, ни каплям дождя коснуться её слишком грубо, без ласки, — будто краем души уже знал, что скоро её потеряет.

[indent] Она умирала у него на руках, — разливалась отравленной искалеченной магией кровью в его ладонях, судорожно искала ослепшим взглядом и парализованными агонией пальцами с содранными ногтями ладошку сына, а когда нашла — то больше уже не просила его ни о чём, кроме смерти.
В тот день появился на свет Гарольд Джонсон, — с криком и болью, в крови, у ног самой важной на свете женщины, — как и все живые создания. Только он родился неживым, — пустым и холодным, с сердцем, вырванным из груди и разрезанным на четыре части, только одну из которых вложили назад и заставили биться, — родился и сжёг своё мёртвое тело в огне кровной мести отнявшему его жизнь: его душу, его любовь и ребёнка; сжёг дотла того, кто с ним это сделал, — глядя остекленевшим взглядом, как лопаются от жара глаза и ползёт волдырями кожа, обугливаются под нечеловеческий крик кости и тянется нитями пластик, вплавляясь в бьющееся в раскалённой агонии тело, — до последней секунды ждал, когда станет легче. Легче не стало.

[indent] С того дня прошло уже двадцать лет, и сейчас уже мало кто сможет ответить вам на вопрос, каким был Николас Лайтберн, и что с ним стало. В задрипанном баре где-нибудь в Хилсборо за стакан бурбона вам скажут, что он не вынес своего горя, запил и через пару лет покончил с собой, а за два — что его безутешный призрак до сих пор вьётся болотными огоньками в ночи над могилой его семьи.

[indent] «Не знаю никого с таким именем, и вали-ка ты нахер отсюда со своими вопросами», — скажет Хэл Джонсон, и никакой бурбон его не задобрит. Его, кажется, вообще мало что может задобрить, кроме хорошей драки, разгоняющей застоявшееся в жилах голодное пламя, — и не удивительно, что у него совсем нет друзей, не считая пары других охотников, с которыми они встречаются на заданиях Альянса, молча жмут руки и молча пьют раз в пару месяцев.

[indent] Возможно, он и вправду умер давным-давно и обрёл покой, — а, возможно, из пистолета, который он сунул в свой рот, набравшись решимости и текилы, кто-то вынул патроны, — кто-то, кто в глубине души продолжал любить его беззаветно и преданно даже после слов «уходи», брошенных прямо в лицо, вместе с пустым стаканом и болью оборванной Связи, — и теперь только им двоим известно о том, как всё было на самом деле.

[indent] Он был из тех, от кого невозможно отвести взгляд, — кто всегда идёт впереди и освещает путь для других, не может спокойно смотреть на чужое горе и боль, — кто протянет руку раскрытой ладонью вверх, закроет собой от удара, не задумываясь о том, что в спину могут вонзить кинжал, — кто впервые влюбляется поздно, но на всю жизнь, — из тех, о ком часто пишут романы, но никогда не пишут историй с хорошим концом. Но тогда казалось, что весь мир ляжет у его ног.

[indent] Старший и любимый сын могущественных и уважаемых (не)людей, стоявших у основания Портленда и истоков его процветания, унаследовавший не только по праву рода, но и по праву достойнейшего главенство над городским ковеном, заполучивший деймона, чья сила идеально слилась с его, отбив у охотников за наживой полумёртвую птицу и выходив, — спонтанно, подчиняясь только собственным принципам и велению сердца; как всё, что он делал в той жизни, — заключивший брак по любви, ставший наставником и ближайшим другом младшему брату, опорой немолодым родителям, верным союзником и товарищем, гордым отцом и лидером, обещавшим принести процветание и мир родному, любимому городу, в непростом двадцатом столетии. Живший как в самой чудесной сказке, в которой он — рыцарь-король со своей королевой и со своим королевством. Легко загорающийся и гаснущий, словно живое пламя, олицетворение собственной силы, — он забыл о том, что даже в мифах и сказках между страниц, среди водных колдуний и огнедышащих змей, прячутся Мордред и Ганелон, — и о том, как изгнал из города бывшего друга, в погоне за силой сошедшего с правильного пути, думая, что дарует ему милосердие. Сюжет до омерзительного простой и известный: тот, у кого было всё, и тот, кто хотел обладать всем, — зависть, предательство, месть, — до тошноты заезженные слова: «Это я должен был умереть». Конец сказки. Щелчок спускового крючка. Щелчок.

[indent] Так или иначе, двадцать лет назад Николас Лайтберн умер, — и его лицо, отравленное тоской, заросшее жёсткой щетиной и сеткой первых морщин, словно пылившуюся в кладовке вещь, которую родственники покойного отнесли в "секонд-хенд", теперь носит совсем другой, не знакомый никому человек. Гарольд С. Джонсон, — с ничего не значащим “С.” в середине, ничего не выражающим взглядом, забившейся в уголок губ и застрявшей там, как клочок шпината между зубами, усмешкой, — в сто шестьдесят он выглядит на все двести десять, но никто не рискует спрашивать, почему, — или чем он занимается, когда не работает, не тренируется и не читает какие-то старые книги, — если вообще занимается чем-то. Он мало спит, редко, но крепко пьёт, грубо ругается и не говорит о себе, — а когда говорит, то безбожно врёт, рассказывая чьи-то чужие истории о войне и о смерти в далёкой стране, — потому что верить в истории о далёкой смерти гораздо легче, чем знать, что она бродит рядом с тобой.

[indent] Иногда в голове случайного наблюдателя проносится такая же случайная мысль: кажется, он живёт просто оттого, что не смог умереть однажды, — на какой-то невидимой внутренней силе, иногда вспыхивающей золотистым огнём в карих глазах, что не даёт остановиться и сдаться, — или на чистом упрямстве. А разве нужно что-то ещё?

Пример вашего поста:

Че могу [пожестче]

Восемь-ноль-пять: в небе над Ист-Сайд кто-то снова разбросал клочья розового фибергласса. Это вряд ли понравится местным экологам, — и местным шлюхам: кто захочет ебаться под проливным дождём и платить за это двадцатку? Шлюх, конечно, никто не спрашивал, хотя шлюх на Ист-Сайд больше, чем пидорковатых очкариков, изучающих чужое дерьмо в перерывах между культивированием овощей в сетевой игре с возрастными ограничениями три-плюс.

Забавно, но Григор здесь занимается, в общем-то, тем же самым: культивирует овощи, — с той разницей, что обычно они не кричат и не умоляют дать им «ещё немного», ползая на коленях по заблёванному паркету, — и следит за тем, чтобы овощи вовремя платили долги.
В отличие от шлюх и пидорковатых очкариков, он даже выполняет свою работу качественно, с душой, — если только у него есть душа. Есть ли? О таких вопросах он не задумывается даже хорошенько надравшись: ему попросту не хватает мозгов.
Но, если всё-таки есть, то она непременно попадёт в ад.

Он давно уже в нём, — ад в Григоре, — вошёл в него так глубоко, как никогда ни в кого не входил Григор, — глубже, чем невидимая рука рынка в задницу демократического правительства, глубже, чем краска под кожу плеч и загривка, разрисованных словно бетонные стены в жировых складках спальных районов.

(говорят, через десять лет из-за тяжёлых металлов он заработает себе рак кожи, — Григору, в общем-то, поебать: пока что он пережил всех, кто так говорил, и большинство из них, — надо же, — никогда не имели татуировок, но всё равно умерли из-за передозировки свинца; а ещё от того, что слишком много пиздели попусту)

Он сам словно небольшой, но очень экономически выгодный филиал ада, — пугалка для выросших непослушных детей, языческий деревянный болванчик с чёрными масляными глазами, — Мара-Марена, — чья основная функция — напоминать им о смерти, держать в страхе Господнем перед Злом абстрактным, далёким и многоликим, пока зло живое, дышащее, жрущее и трахающееся рядом с ними, в одной крови и грязи, жадно обгладывает железную арматуру, извергая наружу кости и жилы мёртвого города.

— Открывай ебучую дверь.

Григор не долбит кулаком больше и не кричит громче, чем нужно. Его правила как в блэкджеке — предельно просты, всем известны и почти не меняются с течением времени: сначала он просто стучит, игнорируя существование кнопки звонка, — либо она не подключена вовсе, либо херанёт током так, что отдаст в почках, — затем делает первое и последнее предупреждение, что на счёт «три» вышибет «ебучую» дверь, — и вышибает её на счёт «два», щедро неся в жизнь клиентов единственную доступную им стабильность, помимо стабильных кислот в палёном дезоморфине и стабильного роста цен.

Сегодня это последняя дверь в его «чёрном списке», — в аду нет других списков, — и она летит нахер через, — одну, — две секунды, потому что Григор — не ёбаный Bank of America, чтобы плеваться исками по полгода. Он может оценить платёжеспособность клиента так быстро, что глянцевые топ-менеджеры охереют от зависти: если дверь заперта, значит за ней есть что содрать.

(а если нет, то придётся содрать с Копперфильдов кожу, , — думает Григор, — от этих мыслей у него почти что стояк, — думает, но делать не будет: в этом квартале kryetar просил воздержаться от ебанины; «без ебанины» — значит «не так, как обычно делает Григор», «kryetar просил» — значит «делай как говорят или слетевшиеся на твоё дерьмо копы будут собирать тебя как LEGO Сиднейскую оперу из 2989 деталей»

Слюна вяжет так, что плевок повисает нитью на нижней губе, — в этой помойке всё равно не станет грязнее, даже если он сядет посрать посреди гостиной, — в левой ладони весело блестит лезвие-полуулыбка, в сумраке весело блестят белые зубы и влажный язык, но вряд ли сегодня здесь хоть кому-нибудь будет весело, — зато больно и зло обязательно будет, — на другие вечеринки Марену не зовут, — так-то его и на эту никто не звал, но он сам знает, когда приходить, и всё своё приносит с собой.

Его отражение в стеклянном бутылочном пузе скалится, разлетаясь на много-много маленьких злобных Григоров, с громким «бряц» ударяющихся о стены и пол, застревающих в грязном комке ковра, устилающих собой полку под телеком и вдавленное в промятый диван тело угашенного папаши, — албанец пристраивается бедром о спинку дивана, перебрасывает любимый ножик из левой руки в рабочую.

«Вставай, Гудини, смерть свою проспишь», — веселится Юлка-Юла, — веселится и мнёт в ладони его ширинку, вытаскивая костлявую ручку с обглоданными лоскутьями мяса из-под могильной плиты, — из головы Григора, — «Good Morning, Vietnam!»

(в голове Григора много могильных плит, — маленькое персональное кладбище для нерождённых младенцев: «чувство юмора», «чувство меры», «совесть», «сострадание», — Юлка ходит между оградками, напевает «Immigrant Song» и поливает на них цветы: всё зарастает ярко-алыми маками, и на них слетаются огромные чёрные птицы)

Пальцы делают, — один, два, три, — четыре шага по спинке дивана к осколку бутылочного стекла, сжимают его крепко и от души (если только у него есть душа) загоняют в бок под задравшейся майкой-тряпьём, — быстрым движением ведут выше, под рёбра, размазывая тёплую липкую кровь, пока тело под ними не начинает сдавленно выть, проталкивая бурлящие звуки сквозь забившую горло рвоту.

На периферии зрения что-то подаёт признаки жизни, — побольше кота, но поменьше мамаши, — выбор, в общем-то, небольшой.
— Поди погуляй, — вполоборота бросает Марена, уводя инстинктивно дёрнувшуюся ладонь с пояса, из-за которого торчит ствол.
Рука, размазывающая по стёртой обивке содержимое капилляров твоего бати вполне тянет на универсальный международный жест, означающий «будь хорошим мальчиком и съебись», — Григор вообще чудо как хорош в невербальной коммуникации, — но Копперфильдам лучше всё повторять вслух, по буквам и дважды: — Зашибу, если под руку попадёшься.

Так могу [старое, но любимое]

Там-там-там… Помнишь эту? Приставучая, верно?

Как странный потрёпанный витч-хаус, который каждый день крутит водитель автобуса, везущего тебя на работу, или будильник соседа по комнате, встающего на полчаса раньше, чтобы принять душ, или как скрип раздолбанного дивана, который мучает молодая парочка, поселившаяся в квартире сверху на прошлой неделе, — когда их труды увенчаются успехом, так станут греметь колёса детской коляски, которую женщина будет тащить по лестнице за собой, забрав ребёнка на руки: бам-бам-бам. Где-то глубоко внутри сероглазый мальчик в рваной рубахе с разбитой губой бормочет её уже семь веков подряд.

Что если я скажу, что в ней нет никакого смысла? В это легко поверить. Большая часть вещей, которые мы запоминаем, не имеет никакого смысла.

Сумрак опустевшей улицы зрачком сужается до размеров запертой комнаты, — он закрывает глаза, чтобы лучше видеть в сгустившейся темноте, чувствует остывающий отпечаток с привкусом смерти на губах, слышит кожей чужое дыхание, пахнущее сырой кровью, пропускает внутрь сладкий голос, мешающийся с терпкостью дыма. Ему не нужно видеть, чтобы знать: это не человек, — но Прометей поднимает веки и заглядывает в чужое безумие, — за секунду до того, как мир перевернётся.

Он нашёл то, что искал.

(или оно нашло его)

Удар спиной о холодный асфальт перебивает дыхание, роняя обратно в безмолвную темноту, в которой сквозь позвоночник толстой иглой протискивается парализующая боль, — голова откидывается назад, губы полумеханически размыкаются и смыкаются, как у оглушённой рыбы, но воздух никак не может продраться в сдавленную грудь, а остатков сигаретного дыма в лёгких хватает только на сдавленное шипение и короткий рывок в сторону от жадных касаний, пропитывающих горячую кожу холодной липкой слюной,  который ничего не меняет, кроме содранного локтя.

Мир летит на асфальт, мир разбивается на острые осколки, впивающиеся в горло, врезающиеся в плоть, разрывая тонкие эластичные стенки трубок, по которым тянется красное, горячее, заливающееся в глотку, расползающееся чёрным акварельным пятном по небрежно расстёгнутому вороту рубашки, стекающее по подбородку, опаляя пульсирующим жаром и леденящим холодом, от которого ладони примерзают к земле.

Раз-два-три. Раз-два-три-пять-десять-пятнадцать.

Это всё уже было.

(через пятнадцать секунд исчезают звуки, оставляя наедине с колотящимся в груди, в висках, в разодранной шее, в каждой капле крови сердцем)

Раз-два-три. Раз-два-три-пять-десять-двадцать пять.

(на двадцать пятой сужающиеся тёмные рамки поглощают картинку перед глазами, размывающийся и уплывающий вдаль вместе с очертаниями домов и деревьев комок сигареты, тонущий в нём, на тридцать четвертой исчезает боль, — исчезает всё, кроме тёмной комнаты, заполненной чувством тошноты и отдаляющимися, слившимися в один ударами)

Раз-два-три. Раз-два-три-пять-сорок.

(на сорок пятой наступает смерть)

Раз-два-три.

Пузырьки воздуха проталкиваются сквозь ком спекшейся крови, — он продолжает дышать.

Сердце продолжает биться с частотой три удара в секунду: там-там-там.

В самом деле, довольно приставучая мелодия. Если слушать её тысячу лет подряд, каждый день умирая заново.

Пальцы бессознательно скребут по асфальту, сдирая кожу и ломая ногти, но руки не движутся с места, словно слишком тяжёлые, чтобы поднять, словно скованные металлом, словно вся жизнь была одним из тех странных, спутанных снов, а теперь он проснулся, — там, где и должен быть.

Боль возвращается, накатывает второй, куда более сильной, волной, боль заполняет сознание до краёв, боль расставляет всё по своим местам, вытесняя ненависть и сомнения, вытесняя всё остальное.

В какой-то момент кажется, что боль приносит облегчение, — то, чего он так желал, роняя кухонный нож в раковину, заблёванную ошметками спекшейся крови и полурастворившихся таблеток.
Та боль помогала забыть о кошмарах, о парализующем страхе остаться в них навсегда, — о том кошмаре, в котором он проснулся сегодня, — откупиться от проклятия пролитой кровью.
Эта боль рвёт на части, надрезая швы на ранах и забираясь в них пальцами.

(в горле забилось слишком много крови, чтобы закричать)

Оторвавшаяся пуговица катится по асфальту, как ещё одна выроненная дрожащей рукой таблетка, и заваливается на бок, увязая в кровавой луже, по которой расходятся тяжёлые, едва заметные круги. Рядом с ней лежит выпавший из заднего кармана мобильник.

Три непрочитанных сообщения.

Там-там-там.

Он не хочет смотреть вниз, — взгляд мечется из угла в угол, пытаясь уцепиться за что-то: за тонущий в разливающейся крови мобильник, за отсвет рекламной вывески, за пачку сигарет, по-прежнему зажатую в левой руке одеревеневшими пальцами. Он больше не чувствует ног, — только потяжелевшую голову, которую всё сильнее хочется попытаться разибть об асфальт, прекратив всё это, чувствует кровавое месиво в животе и то, как внутри него движется, копается острыми зубами, не разбирая, голодное существо. Если зверь доберётся до сердца, наступит настоящая смерть, — и всё начнётся с самого начала.

Страх.

— Пусти, — пальцы сжимают чужое запястье, соскальзывают по размазавшейся крови, царапают сомкнувшиеся тисками руки, — Бл, — ругательство захлёбывается хрипом.

В темноте улицы вспыхивает свет, — по окровавленной ладони сыплют искры, разгорающиеся пламенем, насколько хватает остатков стремительно вытекающих из уголков рта и рваных ран сил.

Каждый зверь знает язык огня:

Не трогай меня.

Убирайся.

Беги.

И вот так могу [за этого персонажа]

" Или же он просто ‘Jesus Christ!’ с перепуга до конца не договорил", — думает Джонсон; версия несколько разочаровывающая своей прозаичностью и бесполезностью для дальнейших поисков, но вполне тянущая на правду.
Одновременно с тем чародей отмечает лёгкость и точность, с которой его напарник по несчастью подхватывает и развивает линию рассуждений, — интуитивная хватка учёного или профессиональный навык законника, но Скотт мало похож на того, кто долго протирал брюки за университетской скамьёй, а за шутками, как ни игнорируй тот факт, ощущается характерная выдержка, что не набьёшь за “курс молодого бойца”. Сложить два и два нетрудно, но этот вывод пока что не вызывает каких-либо ярких эмоций: на деле, — если дело у них сегодня и вправду будет, — всё может оказаться не так, как выглядит или ощущается “на берегу”.

[indent] Глухое дребезжащее эхо от удаляющегося за их спинами мотоцикла стихает до неуютного быстро, — как звуки ударов о стены глухого колодца брошенной вниз речной гальки, — становится слышным потрескивание камешков под подошвами двух пар ботинок и далёкий стрёкот маленькой чёрной птицы, названия которой он никогда не мог толком запомнить. Когда мерный звук шагов позади прерывается на секунду, Хэл не сразу обращает на это внимание, но невольно чувствует замешательство и тяжёлое напряжение в контуре тени, отбрасываемой остатками закатившегося за своё солнца под его ноги.

[indent] — В Сиэтле в последнее время только что свиньи пока не летают, — хмыкает Джонсон, не чувствуя в себе особенного желания развивать эту тему, но ощущая ту же потребность прервать ту густую вязкую тишину, что в больших городах, будто клочок звёздного неба, не затянутого отсветами неона и смогом, можно встретить лишь на окраине, вдали от людей, и что кажется вычурно-неестественной, когда попадаешь в неё случайно, съехав пару миль в сторону от какой-нибудь из оживлённых трасс, чтобы обогнуть пробку на въезде.
— Да снег не… — Фраза обрывается резко, как будто в фильме, который посередине кто-то случайно затёр новой записью на кассете, почти одновременно с тем, как вопрос повисает в воздухе без ответа.

[indent] Свет фонарика слепит, даже будучи отражённым, но Хэл закрывает глаза и несколько секунд остервенело трёт плотно сомкнутые веки пальцами не поэтому, — он готов бы поклясться, что видел что-то, но не может понять, что именно, потому что, — взгляд застилает жидкая тьма, проливаясь чернилами, — кровью из лопнувшего сосуда, — потому что призраков не бывает, — чародеи в этом вопросе не скажут людям ничего нового, а кто скажет — тот либо чокнулся, либо увлёкся одним из тех видов магии, которыми лучше не увлекаться.
Его пальцы мелко дрожат, и по внутренней стороне век от них плавно расходится разноцветная мутная рябь, забивающаяся под ногти липким болезненным параличом, сковывающим плечи и грудь, перегрызая дыхание.
— Видел что? — Выплюнутый через силу вопрос роняет за собой шумный вздох, но свою функцию, — прочистить глотку от застрявшего кома, — всё-таки выполняет.

[indent] Он не помнит, как нужно дышать, чтобы успокоиться, когда это с ним происходит, — этой хернёй занималась Алесса, вежливо донимая блондинку-психолога в ресторане насчёт одного друга, страдающего… Он не помнит, как это называется, — не мог запомнить даже тогда, когда всё было вчетверо хуже и приступ мог налететь посреди оживлённой улицы, — как название маленькой чёрной птицы, которая вечно кричит где-то вдалеке, но никогда не показывается на глаза.
— Ногу свело. Ёбаные ботинки, — сквозь зубы комментирует маг, считая удары сердца и вглядываясь в мельтешащие под лучом фонаря ветки, — это даже чем-то похоже на правду, — только свело внутри, — там, где сводило всякий раз, когда пламя жадно набрасывалось на чью-то живую кожу и плоть, — с того дня, когда он впервые позволил ему это сделать, — с тем, чьё лицо почудилось только что в зарослях, — и десятки раз чудилось по ночам, в кошмарах, в толпе незнакомых лиц, в бесполезных журналах, разбросанных в полках под барной стойкой, — но, — много лет назад.

[indent] — Здесь можно и до утра шляться. Лучше будет проверить, — ноги ноют и требуют побежать, — не важно куда; подальше, — но лучшее, что сейчас можно сделать — это продолжить путь, — хотя бы лишь потому, что это — его (их) задание, и от припрятанной в машине полупустой, но всё-таки полуполной фляги отделяет сейчас только оно.
Гарольд шагает вперёд, по направлению взгляда охотника-ученика, зажигая в ладони яркое рыжее пламя на манер факела, — его отсветы тут же падают на стволы деревьев, примятую траву под ногами, и отражаются в зелено-карих глазах, превращая их в золотые.
Не самый надёжный источник света, но верное оружие.

[indent] — Скажи, стажёр, — футов сорок спустя, останавливаясь, произносит Джонсон; его голос уже не звучит расслабленно-весело, наполняясь другими эмоциями, которые трудно держать в узде, когда мысленные усилия сконцентрированы всего лишь на том, чтобы не сжечь к херам этот лес вместе со всем, что в нём есть, — и с тем, чего нет и не может быть, тоже, — а взгляд направлен куда-то вниз, между корней деревьев, за которыми они оба видели что-то, — или, по крайней мере, один из них видел, — Ты бы стал называть собаку Джесси?

[indent] Опуская ладонь с обвившимися вокруг неё языками пламени ниже к бедру, он указывает носком ботинка перед собой, — туда, где виднеется грязно-белая тушка чего-то, при жизни, возможно, напоминавшего средних размеров пса, а теперь — вывернутую наизнанку и полуобглоданную индюшку, которую не успели запечь в день благодарения, потому что проходивший мимо медведь гризли добрался до неё раньше.

*Простите мне мой слетевший BBcode.

Отредактировано пленник питерских пробок (02-11-2019 01:09:47)

+12

3

Форум: Андøвер: Недобрая старая Англия
Текст заявки:
Нужен друг. Надежный, взбалмошный, жестокий, с безумным блеском и колким чувством юмора. Закоренелый бандит, привыкший обводить закон вокруг пальца. Хочется играть в духе "Бешеных псов", "Карты, деньги, два ствола", "Большой куш" и всего такого.

ЖДУ ДРУГА ИЗ СТАРОЙ ГВАРДИИ

http://69.media.tumblr.com/efa55ce9579d33ae5b25f7202ea60f6e/tumblr_pg28hoTMRI1qa71fyo3_400.gif
Vinnie Jones

• «Большой Джо», имя на ваш вкус
• за 40, давно не мальчик
• официально - работник The Whitehound Group, неофициально - старая гвардия банды МакЛира
• отмороженный футбольный фанат, кровожадный бандит, верный солдат, друг

Когда-то Джо был сплошным комком ненависти к миру, комплексов и проблем, которые нередко сам себе и создавал. Куда сливать эти килотонны агрессии не знал никто: ни окружающие, ни сам Джо. А потом все докатилось до армии, где наконец Джо понял: быть ублюдком на войне - весело. Можно убивать и тебе за это лепят медали, можно расстреливать, издеваться, пытать, насиловать, и это тебе сойдет с рук, если ты военный. А если военный в «горячей точке» - еще засекретят и дадут повышение.
Будучи отморозком в вопросах насилиях, в вопросах дружбы и верности Джо был принципиален. Заслужить его доверие было почти нереально, а с авторитетами предпочитал умеренно язвить и игнорировать. Но когда попал под руководство Хеллстрома, получил кулаком в лицо за шуточки в строю и не смог уложить сухощавого мигранта. Это его задело, но вместо желания отомстить вызвало уважение. Пара совместных операций и Джо понял, что на Нильса можно положиться, что он всегда прикроет спину, даже кровь свою пустит, лишь бы своих парней вытащить.
После армии дружба продолжилась, а предложение стать наемником было для Джо как подарком: он ведь ничего толком не умел, кроме как убивать. Потом-то научился и рэкету, и грабежам, и наркотики фасовать, и многому другому. Умеренность насилия на гражданке и переизбыток ее на операциях хорошо помогали держать себе в узде.

Немного сумбурная заявка, потому как вроде не хочется все расписывать, а вроде и хочется красными буквами написать ДЖО ПРИХОДИ БУДЕМ МОЧИТЬ ВРАГОВ : D Джо и Нильс мне видятся закадычными друзьями, которые прошли и огонь, и воду, и медные трубы. У них немало военных историй, как немало историй, в которых кто-то кого-то вытаскивал из-под пуль. Немного упоминал про Джо вот здесь.
Приходите, сразу утащу в геноцид разборки с другой бандой.

Ваш персонаж: Нильс Хеллстром
Пример вашего поста:

Пример поста

Как интересно.
Нильс даже брови не изгибает на внезапное эмоциональное представление, куда ему выписывается с легкой руки Бэкшоу лучшее место. Как воспринимать отповедь, поделенную пополам с не то яростью, не то досадой, не знает. Пока не знает – надо дать себе переварить, обдумать, собрать еще информацию.
Но первые уши бегающих кругами кроликов можно ухватить и вытащить из высокой травы. Почему зацепки представляются ему кроликами? Может, потому что Тарниш трахалась со всеми, как кролик?
Неважно.
Нильс делает глоток – так, будто ничего не было.
«Ты не на того психуешь, скотина».
— Ты же знаешь, Саймон, — спокойно говорит, переводя взгляд на стакан, — я не говорю о таких вещах просто так. Понимаю, ты на нервах. Надо было предупредить о своем визите.
«Подкинуть тебе под дверь свиную голову, например, рыжая ты свинья».
Никаких извинений – оставьте это англичанам с их блядским этикетом.
Не ему рассказывать Бэкшоу, что приди он с обвинениями, они бы говорили иначе. Не распивали бы тут, как старые друзья. А за поднятый вой можно было бы и пулю в колено схлопотать.
Наверняка Саймон так часто и толсто намекает на Стеллу, чтобы вывести его из равновесия.
Серьезно.
Серьезно, блять.
«То-то ты майором и остался».
— Тебя эта баба зацепила, — хмыкает, все еще созерцая стакан. – Кто, судья? Ясно, почему ее сюда запихнули. Но намека она не поняла.
«Блять, Эли, ты-то куда. Зря я тебе рассказал».
Как будто это что-то бы изменило. Если бы Стелла узнала про Тарниш из открытых источников, то разве бы не пришла к Саймону? Но… если даже так, зачем она к нему пришла?
«Потому что не у него кличка Мясник».
— Дай угадаю, — улыбка Нильса может почудиться самодовольной, — спрашивала, не моих ли рук дело?

+1

4

Форум: Mystery Hills: Shoot Me
Заявка:

РАЗЫСКИВАЮ ОДИНОКОГО ВОЛКА

https://i.imgur.com/XQQztz1.gif

ИМЯ ПЕРСОНАЖА:
На Ваше усмотрение
ВОЗРАСТ:
40-45 лет
РАСА - СТОРОНА:
Оборотень / Тьма
ОРИЕНТАЦИЯ:
Би
РОД ЗАНЯТИЙ:
На Ваше усмотрение
ЖЕЛАЕМЫЙ ПРОТОТИП:
Jason Statham

немного слов о твоей загадочной личности:

Десять фактов о тебе:
Факт 1. Твоим отцом был альфа стаи. На момент твоего рождения у него уже был сын. Твоего брата звали Виктор. Кем была твоя мать? Одной из тех, кто не сумел отказать твоему папаше. Насколько мне известно, она даже не была оборотнем.
Факт 2. Когда тебе исполнилось семь лет, твоя мать попала в аварию. В газетах писали, что ее дружок не справился с управлением и мотоцикл сорвался с обрыва.
Факт 3. После смерти матери ты оказался на попечении своего деда, а еще через год сбежал из дома, потому что старый козел плохо с тобой обращался.
Факт 4. Тебя поймали копы и отправили в приют, откуда три года спустя тебя забрал отец. Так ты оказался в стае, но, сколько бы не проходило времени, ты так и не перестал чувствовать себя изгоем.
Факт 5. Когда тебе исполнилось девятнадцать, твой отец был убит охотником. Его места занял твой старший брат, Виктор. А ты покинул стаю, предпочтя путь волка одиночки.
Факт 6. Еще со времен приюта за тобой закрепилось прозвище «Бешеный».
Факт 7. Ты много путешествовал, и много чего повидал. Но раз в год, в день гибели отца, всегда приезжал на Аляску, повидаться с братом.
Факт 8. Несмотря на твое прозвище, ты неплохо умеешь контролировать свой гнев. Вероятно, это пришло к тебе с годами, ведь в юности ты был очень вспыльчив и легко ввязывался в драки.
Факт 9. Ты любишь дорогие тачки. Очень дорогие тачки. А вот мотоциклы тебя пугают. Вероятно, следствие детской травмы.
Факт 10. Несколько месяцев назад ты, по традиции, приехал на Аляску, повидать брата. Но твой брат был мертв, как и вся ваша стая. Ты так до конца и не смог узнать, чтобы же произошло, но поклялся, что найдешь тех, кто это сделал и вырвешь им сердца.

наши судьбы пересеклись в один момент:

Наши пути еще не пересекались, хотя судьбы уже плотно сплелись, ведь я тот, кто убил твоего брата. Тот, кто спалил твой дом дотла. Почему я это сделал? У меня были на то причины. Сочтешь ли бы их вескими, чтобы признать меня правым, я не знаю, но очень надеюсь, что мы сумеем это выяснить.

дополнительная информация:

Очень жду данного персонажа, потому что у меня на него огромные планы. Какими именно будут отношения, будет зависеть от развития сюжета. Скажу только, что готов рассмотреть любое развитие событий.

Ваш персонаж: Henry Rivers
Пример Вашего поста:

Собственно непросто пример поста, но еще и отсылка к тому, с чего у нас все началось.

Александра с поистине детским восторгом приняла его предложение расправиться со стаей. Вампиры ненавидят оборотней. Оборотни ненавидят вампиров. Своеобразная вариация на тему кошем и собак в мистическом мире. Да, встречаются исключение и весьма яркие, но в большинстве своем все так, как заведено. Генри бросает на Дорнан быстрый взгляд, отчего-то задаваясь вопросом, радовалась бы она так, предложи он ей это тогда, в библиотеке университета? Вероятнее всего, пришла бы в ужас. Та Александра и эта отличались друг от друга точно два близнеца. Милая, добрая студентка, и вампир, едва не хлопающий в ладоши от возможности вырвать глотки нескольким псам.
- Риверс, это только наше дело!.. – попытался вмешаться Виктор, с ужасом в глазах наблюдая за тем, как Алекс бросилась на его стаю… его семью.
- Только наше, - эхом отозвался Генри, безразлично взирая на бойню. Он не собирался вмешиваться, давая девушке полную свободу действий, но при этом надежно ее страхуя, следя за тем, чтобы противники не наглели. Бить женщин нехорошо, даже если эта женщина вампир и в данный момент норовит оторвать тебе голову.
Альфа метался по земле, будучи не в силах помочь своей стаи и приговоренный смотреть на их смерти. Несколько раз та настигала очередного оборотня слишком близко от колдуна и Альфы, и кровь брызгала в их сторону, пачкая одежду и лицо. И тогда Виктор выл, точно не капли крови упали ему на лицо, а кто-то брызнул соляной кислотой.
- Это было так круто! – резюмировала Александра, отбрасывая в сторону вырванная сердце последней жертвы, при этом весьма театрально взмахивая окровавленными руками. «Все еще ребенок» с нежностью подумал Анри, невольно улыбнувшись на ее радость. Не будь в его жизни и сердце одного нахального мерзавца, он мог бы влюбиться здесь и сейчас в эту залитую кровью девчонку с глазами, сияющими таком удовольствием и счастьем, словно она не убивала оборотней, а выиграла конкурс «Мисс мира».
- Я убью тебя, тварь! Убью! – рычит Альфа, бросаясь в сторону Дорнан, но магический аркан в единый миг возвращает его обратно.
- Ты никого больше не тронешь, Виктор, - голос Генри глух, как если бы звучал издалека. – И разве это не наше дело? – губы колдуна изгибаются в усмешке, когда он видит в глазах оборотня желание поквитаться с ними обоими. Забавно, неужели Альфа думает, что между ними возможен поединок. «Ты все такой же… гора мускулов и полное отсутствие мозгов».
Ощутив ледяной холод у своего бедра, Генри кладет руку на прозрачную голову зверя. Тот довольно рыкает, задирает морду и ладони колдуна касается горячее дыхание и влажный язык. Воздух же, из которого, казалось, и был сотворен зверь, все больше плотнеет, становясь похожим вначале на утренний туман, а затем и вовсе принимая облик огромного белого пса с красными ушами. Пес садится у ног колдуна, продолжая лизать его руку.
Пес из стаи Аннуна. Риверс вздрагивает, оказываясь воспоминаниями в заснеженном парке Мистери Хиллс, на скамейке, с изуродованными ладонями. Он так и не вспомнил, что же произошло. Но ощущение, что верность этого зверя, словно сошедшего со страниц кельтских преданий, заслужена была им именно тогда, слишком явная, чтобы от нее отмахнуться. Что же тогда с ним произошло? Что заставило это мистическое создание сидеть теперь у ног Риверса и лизать ему руку, словно он был одним из его самоедов? Но погрузиться полностью в решение этих вопросов, Анри не дает гнев на Виктора и боль Катрин. Он не хочет думать о том, где теперь его бывшая. Не хочет искать ее, потому что она сделала свой выбор, предпочтя справляться со всем в одиночку. Он хочет отомстить.
- Прощай, Виктор, - Генри убирает руку и в тоже мгновение Пес Аннуна, тихо рыкнув, бросается на оборотня. Риверс отпускает магический аркан, что позволило бы Альфе перекинуться, но белоснежные зверь быстрее ветра. Клыки вонзаются в горло оборотня, тот хрипит, стараясь отшвырнуть от себя пса…
На дальнейшее Риверс смотреть не намерен. Кивнув Александре, колдун поворачивается и медленно идет в сторону леса. Крики и хрипы Виктора следуют за ним, но Анри уже наплевать. Дойдя до кромки деревьев, он делает экономный пасс рукой, и огонь, что глодал остатки дома, вспыхивает с новой силой, постепенно охватывая собой всю поляну. Природник чувствует страх, что прокатился по лесу, но и на это ему сейчас наплевать. И все-таки он касается ладонью ближайшего дерева, нежно гладя кору и обещая, что не позволит пожару распространиться.
Из пламени выскакивает белый пес с красными ушами. Морда чиста, словно он и не рвал на куски человека. Что ж, участи Виктора куда хуже. Псов Аннуна не интересует плоть… их добыча душа. Зверь тычется носом в руку колдуна, прося ласки и получив ее, растворяется в воздухе, распадаясь туманной дымкой.
Генри чувствует себя невероятно уставшим. И словно бы пустым, но в тоже время переполненным до краев. Вздохнув, он опускается на землю, прислоняясь спиной к стволу дерева и какое-то время молча смотрит на танцующее на поляне пламя. Он никогда не был особенно силен с этой стихией, предпочитая воду и воздух, но сегодня все по-другому.
- Как же приятно вновь быть Риверсом, - произносит он и, поймав на себе удивленный взгляд Дорнан, смеется. – Это долгая история, Алекс. Как-нибудь расскажу. – он закрывает глаза, облизнув сухие губы. – Например, по дороге в Мистери Хиллс?

Отредактировано Roslin (12-11-2019 21:38:01)

0

5

-

Отредактировано kiki_lite (08-01-2020 15:38:24)

0

6

Форум: CRESCENT CITY
Текст заявки:  EMMA MORGAN
https://i.imgur.com/PMfc3t1.gif
Natalia Dyer

эмма морган
22 | фейри
студентка Новоорлеанского университета, продавец книжного магазина на пол ставки

история
Ты первая, кто разделил мои чувства, касательно этого мира. Пусть мы и были только что родившимися комочками крика и соплей, уверен, уже тогда мне было не так страшно, как могло бы быть, потому что я знал - ты здесь. Персональные "я" существуют только для нас двоих, для окружающих есть "МЫ". Брат и сестра, близняшки Морган, неразлучная парочка, умница Эмма и ее вечно влипающий в неприятности братец Эрик.
Ты никогда не винила маму за то, что она нас оставила. Ты могла найти ей миллион оправданий, в детстве у нас даже была такая игра: "Как думаешь, почему?". И ты придумывала эти бесконечные "почему", а я искал ответ, чтобы их опровергнуть, но ты сочиняла что-то новое, я снова это опровергал и так до бесконечности. Я - сторона обвинения, ты - защита.
Став старше, конечно, мы оба поняли, что ей, наверняка, куда важнее были личное время и пространство, свобода, а не два ребенка, которые несомненно остановят течение ее веселой жизни. Такой был наш окончательный вариант - тусовщица, прожигающая свое невероятно долгое существование. Иногда я ненавидел ее вслух, ты кивала, а сама смотрела куда-то в пустоту и думала, что очень хотела бы с ней познакомиться. Я тоже хочу, но никогда в этом не признаюсь.
Все существующие пробелы заполняли отец и наша старшая сестра Кая. Вот наша настоящая семья, вот, на кого мы должны тратить силы и время. Мы были единогласны, и трудились, лишь бы нашей семье было хорошо. Ты училась, считая это своим долгом, постигала магические азы, доступные фейри, считая это неотъемлемой частью своей природы. Я делал все наоборот, чтобы на моем фоне ты выглядела еще более идеальной. Конечно, нет. Я делал так, просто потому что это я! Учеба не для меня, я и магия - два разных полюса. Я был фейри, как и ты, определенно чувствовал магические позывы своей природы, но не слишком хотел в них вникать. Наверное, это лишний раз напоминало мне о причине, по которой мы вообще родились фейри, эта причина нас бросила, и я не хотел идти навстречу даже ее отголоскам.

Руку больно кольнуло, такой тупой тянущей болью, отчего я даже дернулся, удивленно глядя на запястье. Почти так же быстро осознав, что это магия наших колец, подаренных Каей, хочет сказать мне о твоей боли, я бросил все свои дела и поехал домой. Перепрыгивая через ступеньку, влетел в твою комнату, принося с собой ароматы осеннего ветра и листвы. Ты плакала, уткнувшись в собственные колени, плечи вздрагивали от каждого беззвучного всхлипа, а я замер, боясь потревожить твою печаль. Но словно ощутив мое присутствие, ты подняла заплаканное лицо, едва различая мой силуэт сквозь пелену слез. Опустившись на кровать так тихо, как только могу, я сжал твои руки, а ты охотно подалась поближе, утопая в знакомых родных объятиях. Если бы я только мог сделать так, чтобы этот чертов мир никогда не приносил тебе новых страданий. Если бы существовала магия, способная огородить тебя от боли, я бы продал душу, чтобы постичь ее секреты. Но такой магии нет, зато существует простая и банальная месть, которая никогда не подводит.
Ту ночь я провел в полицейском участке, отец не хотел ехать за мной, но ты умоляла. Такого штрафа за мое освобождение еще никогда не выставляли, мне придется работать почти год, чтобы отдать ему эти деньги. Я знал, что мой поступок не сделает лучше и не уймет твоей обиды, но то, что эта сволочь больше никогда даже не посмотрит в твою сторону, я знал наверняка. А если весть об этой драке станет уроком для остальных, то все не зря.

Мы защищаем друг друга так, как умеем. Мы любим друг друга, как никто и никогда в этом мире не сможет нас полюбить. Связь близнецов куда более глубокая, чем кто-либо будет способен понять и почувствовать. Не уверен, что нам действительно нужны заряженные магические кольца, чтобы чувствовать переживания друг друга на расстоянии, но они у нас есть. Не смотря на то, что школа закончена, мы все равно не расстаемся и снимаем квартиру, съехав от отца. Ему нужно пространство от нас, а мы должны учиться самостоятельности, пусть и всего в двух кварталах от его дома. Но как нам научиться жить друг без друга? Я точно не смогу. А ты?

Случилось так, что я в очередной раз попал в переделку и одному из друзей отца пришлось укусить меня, чтобы спасти. Я стал ликаном совсем недавно и еще не знаю, как жить с этим правильно, чтобы не навредить себе и окружающим, чтобы не навредить тебе. Мы снова перебираемся к отцу, потому что мне нужна помощь. Я много времени провожу с ним, в стае или с Ионой, но тебе слишком опасно оставаться со мной наедине, по крайней мере пока. Обращаясь, я слышал, как ты плачешь, сидя на полу за дверью. Я старался вести себя тише, но не всегда удавалось, и твоя боль троекратно усиливала мою. Я знаю, что справлюсь, потому что обязан сделать это ради твоего спокойствия. Не смотря на то, что я больше не фейри, это ничего не изменит между нами. Давай честно признаемся, что дитя природы из меня не вышло в любом случае! А как на счет лап и хвоста? Может, с этим я справлюсь лучше, чем с магией?

дополнительная информация
Я бы хотел сказать, что всё обсуждаемо, но это, пожалуй, не тот случай. Мы готовы обсудить факультет, на котором учится Эмма (пока что это биология и медицина), но в остальном, пожалуйста, придерживайтесь представленной версии. Для меня Эмма абсолютно существует, она вот такая, она есть и она здесь. Это сложившийся образ, из которого ну никак и ничего не вычеркнешь. Если вы прочти заявку и ощутили прилив вдохновения, то возможно, это именно то, что вы искали. Приходите, у нас большая семья, с нами безумно весело и легко! Мы с удовольствием все расскажем и покажем, пообщаемся, дадим время подумать. Я готов обмениваться постами, готов часами говорить и всё обсуждать. Я очень жду свою сестру, мы все ждем.
Ваш персонаж: описание персонажа есть в заявке
Пример вашего поста:

Пример поста

- Нет, правда, спасибо! - Эрик в который раз поднимает руки в знак примирения и воротит морду, всем своим видом давая понять, что пить он не будет. Ребята давно привыкли к его подозрительно трезвенническому образу жизни, но между собой просто зовут повернутым на спорте придурком и хихикают, в очередной раз предлагая как следует надраться. Куда охотнее он отчаливает на диван к Аманде, девушка что-то мурлычет и придвигается поближе, а он откидывает руку, обнимая ее за плечи - обозначить территорию особенно важно, когда поблизости много алкогольных тел. Парни падают напротив, кто в кресло, кто подтаскивает стул, а кто и вовсе плюхается на пол, проливая пиво себе на рубашку и закатываясь громогласным гоготом. Эрик тоже смеется, хихикает и девушка, но ее улыбка сохраняется ровно до тех пор, пока ее спутник не достает телефон, печатая сообщение сестре. Вытягивая шею, Аманда сует свой длинный нос не в свое дело, она это любит.
"Эй, все в норме? Тебе точно не скучно? Хочешь, я за тобой приеду?"
Эмма не любит такие посиделки и куда охотнее предпочитает остаться дома за очередной книгой, взятой с работы, ведь утром ее нужно будет вернуть. Без сестры немного не по себе, будто одна его сторона пустует и покрывается холодом без своей половины. Тем более, она в квартире совсем одна. В последнее время их сосед Стив проявлял повышенное внимание в ее адрес, от этого у Эрика волосы на затылке вставали дыбом. Только не этот кретин! Кто угодно, но не он!
"Все хорошо, отдыхай! Передавай привет Аманде и скажи, чтобы не заглядывала в чужой телефон, это неприлично."
Дочитав, парень повернул голову и встретился с удивленным и даже немного виноватым взглядом своей пассии. Да уж, Эмма знала, что здесь происходит лучше, чем он сам, находясь, так сказать, в эпицентре событий. Она куда внимательнее и уже не раз говорила, что эта девушка ему не подходит. Эрик пожимал плечами, ну может и правда не подходит. Да вот только стоило ей повилять перед ним задом, как все сомнения растворялись в разжижающемся мозгу, а слова сестры немедленно забывались.

Вечер постепенно переходил в ночь, а народ в клубе становился все пьянее, музыка громче. Потягивая колу, он посмотрел на часы, вроде как и домой нужно ехать, вставать-то завтра рано, он обещал отвести Эмму на работу, да и самому нельзя опаздывать. От мыслей его оторвала только что вернувшаясь в танцпола Аманда, ее тело пылало жаром и эмоциями, она забралась к парню на колени и обхватила руками его лицо, увлекая в очень даже красноречивый поцелуй, как бы выражающий ее недвусмысленное желание. Мысли о доме отошли на второй план, да и как тут думать о делах и обязанностях? Эрик обхватил руками ее поясницу, чуть приподнимая, усаживая поудобнее. Эта поза могла бы быть стартовой, не будь на них одежды, но здесь слишком много посторонних глаз, чтобы вести себя так, как хочется. Однако, алкоголь в крови девушки, кажется, имеет над ней больший эффект, чем она может осознать, поэтому когда ее руки соскальзывают с рубашки к штанам парня, он перехватывает ее запястья и поднимает их повыше.
- Эй, эй, не торопись! Мы не одни, помнишь? - Она коварно улыбается и кивает, но вряд ли и правда думает о чем-то, кроме поддельной страсти, приправленной текилой. Тяжело вздохнув, Эрик поднимается и ставит ее на ноги, беря под руку, чтобы отвезти домой. Однако, к его удивлению, Аманда вырывает руку и слегка покачивается, успевая схватиться за стол. Спор постепенно перерастает в перепалку, смысла в которой, конечно, чуть. Пытаться спорить с нетрезвой женщиной - самое неблагодарное на свете занятие. Но он не может сидеть здесь всю ночь и сторожить ее честь и достоинство, если они еще остались. Как бы поставив точку в разговоре, девушка толкает его в грудь и снова идет танцевать под приветственные крики подруг. Морган машет рукой, а Элис, лучшая подруга Аманды, ему подмигивает и показывает большой палец, мол "не волнуйся, все будет хорошо". А ему как-то уже и не важно, что там с ней будет. Такая картина рисуется уже которую неделю подряд и начинает надоедать. Может, Эмма права.

Уже на пути к выходу, пробираясь через толпу потных и пьяных тел, Эрик замечает знакомую капну волос и останавливается, повнимательнее вглядываясь в силуэт в мерцающем свете. Сначала его глаза расширяются от удивления, потом закатываются от негодования. Ну серьезно? Вот именно сегодня нужно было случиться всему и разом? Растолкав локтями нескольких ребят, он ближе подходит к отплясывающей девчонке и немного грубее, чем следовало бы, разворачивает ее к себе лицом за локоть. Вначале лицо Ханны искажается, она вроде как собиралась послать того, кто ее потревожил, нахрен! Но секундное осознание и узнавание, и вот уже она улыбается, как ни в чем не бывало, как будто все нормально. Будто так и надо! Эта оторва доставляла Ионе много проблем, уж Эрик-то был наслышан о ее подвигах. Собственно, ему казалось, что их последний разговор вбил немного мозгов в ее светлую голову. Он сам был таким же в ее возрасте и хорошо понимал, как сильно Ханне не достает в жизни драйва и приключений, как необходимо найти способ выразить себя. Не смотря на разницу в возрасте, они общались довольно часто. Иногда она даже прогуливала уроки, сидя у него на работе, а он не выдавал ее при условии, что пропущенное она наверстает. Но это переходило уже все границы. Не обращая внимания на ее восклицания и сопротивление, Эрик отвел девочку в сторону, чтобы они могли по крайней мере слышать друг друга, и наклонившись, прорычал.
- Ночной клуб? Серьезно? Это ты охренела в конец, или Иона ослеп и оглох? Что ты здесь делаешь?!

+1

7

Форум: Triumvirate: Devil Within
Текст заявки:


Ariadna Bell
Ариадна Белл

--
[Tilda Swinton]

Раса: маг
Возраст: 75 лет
Род деятельности: Архимаг-пифия, декан факультета оракулов и пифий, член совета Ковена
Лояльность: Как и все оракулы, верна фатуму. Если войне быть суждено, значит она сделает все, чтобы она случилась.

Общее описание
Ариадна относится к тому типу женщин, которых все, абсолютно все ненавидят всей душой, но втайне восхищаются и хотят быть ближе. Острая на язык, прямолинейная и умная, способная поставить любого на место. И упаси вас господь встать на ее пути, не стоит обманываться тем, что она пифия. Это не имеет никакого значения, ведь все, что ей нужно, чтобы сделать из вас недееспособное желе парочкой фраз. Как преподаватель - жуткая стерва, валит всех направо и налево, но удивительным образом после ее занятий студенты выносят из кабинета не только плохо лежащие артефакты, но и знания.
Училась на год старше Тобиаса и Эдриана, что не мешало ей принимать активное участие во всех проделках этих двух несчастий школы. Ну, как, двух. Несчастье было одно, а Ари и Тоби шли бонусным комплектом. Будучи талантливой предсказательницей, не раз спасала всю компанию от гнева профессорского, заранее сообщая, в какой поворот лучше не поворачивать ни в коем случае.
Где-то в старших классах пару месяцев даже встречалась с Тобиасом, но в итоге оба пришли к выводу, что дружба им дороже (да и Ариадна никогда дурой не была, чтобы не понимать, к кому конкретно повернуто сердце целителя. Там, как бы, все очень очевидно было с самого начала).
За все свои годы настолько отточила свой дар, что заслужено получила место в совете Ковена. Прекрасно видит все перекрестки на солидное количество шагов вперед. Единственное, что может ее ограничивать – так это специально направленный белый шум.
В совете Ковена она лишь постольку-поскольку. Ее мирит с вынужденным нахождением там только Тобиас, но когда в совет пришел новый директор школы и бывший учитель, она окончательно уверилась, что находится в правильном месте.

Дополнительно:
1. Боевой магией, как и большинство оракулов, не владеет, зато научилась недурно драться, так что совсем беззащитной ее не назовешь.
2. Еще не определилась в стороне, но чутко следит за каждым чужим решением, проверяя перекрестки.
3. Выносит мозг Лайону на тему его отказа пойти в Совет на пару с Тоби, пророча всякие гадости, как последствия этого решения.

Ваш персонаж: Тобиас Грэм - Архимаг-целитель, владелец сети магических клиник «Авиценна», член совета Ковена.
Тобиас родом из очень богатой семьи, уважаемые целители, отец в свое время возглавлял военный магический госпиталь, мама - гениальный теоретик, создавший и доказавший теорию квантового взаимодействия магических частиц. Сын пошел по отцовским стопам, усердно учился в школе, с блеском защищал свои диссертации на получения магических степеней.

Зануда, но только для тех людей, которые с ним знакомы очень мало. Стоит в его организм попасть хоть капельке алкоголя, как его уносит в разнос. Девочки, мальчики, личный самолет до Рио-де-жанейро? Да не вопрос!

В начале 80-х уехал в отпуск. Всего на пару месяцев. Ничего серьёзного. Назначил Ари замом в своей клинике. Пока получал просветление, потерял счёт времени, и пропал на 5 лет. (как его Ари после этого не убила хд)
Пример вашего поста:

Пример поста

- Пока ты не пытаешься в своём личном пространстве навлечь на мой дом социальные службы, я в него не лезу. – Для полного счастья не хватало сюда репортёров, отряд скорой помощи и криминалистов. А потом ещё докажи, что ты не причастен к его провальной миссии по изучению подводного мира ванной.

Вдох. Выдох. Самое время для дыхательной гимнастики. Прислушивается к звукам. Совершает ли Риан хоть какие-нибудь телодвижения или опять пытается утопится? Смотрит в щель между дверью и защёлкой. Вроде шевелится. А нет показалось. И чего он завис перед зеркалом? Напыщенный нарцисс. Даже в коматозном состоянии восхищается собой. Тобиас ловит себя на мысли, что там и правда есть чем восхитится, но тут же её отбрасывает.

- Проверяю, чтобы ванна об тебя не покалечилась. - Да за какие такие грехи Риан свалился на его голову?! Не иначе в прошлой жизни Тобиас котят ел пачками.

Провожает взглядом, пока Риан возвращается к своей одежде и ощупывает карманы. Пустой? Ой, как же так получилось. Правый уголок губы тянется верх. Зачем тебе пакет сейчас? Уже ломка? Слабак. Ещё прежняя дурь не до конца выветрилась. Ухмылка быстро сползает, стоит Риану обернутся и помимо слов подкрепить своё негодование активными действиями.

Тобиас приминает спиной ближайшую стену. «Как ты сам себе не противен в таком состоянии?!» В глазах ни капли человечности. «Ох, Риан, ты сейчас явно не в том состоянии, чтобы зажимать меня у стенок».

– Аккуратнее с наездами, - Не долго же Тобиас стоял столбом. Перехватывает его руки и заламывает за спиной, меняясь местами. – Если ты про тот несчастный пакет, что торчал у тебя из кармана, то он выпал, когда мы садились в такси. Хочешь за ним вернутся? – шипит ему в самое ухо – И не мечтай. Твои дружки-наркомы наверняка его уже поделили между собой, а ты больше не получишь и грамма дури. – Не рассоединяя рук, отводит от стены и пихает в спальню. Закрывает за собой дверь. – Я пойду выключу на плите и вернусь. Ты жрать будешь? – Тобис – маг из образованной семьи, никогда не позволял себе и слова грубого пациенту, но в компании с Рианом, особенно таким Рианом, с языка то и дело срывались вульгарные выражения.

Отредактировано Rich (25-11-2019 16:40:07)

0

8

Форум: Кроме нас
Текст заявки: ищу демона. Того, который неспешно спустился. Мурмуром звать. Нет, не шутка.
С внешностью Теннанта.

А если серьезно, то:

Имя персонажа: Мурмур (также Мурмус, Мурмукс, Муркис), Маттиас — до падения.
Возраст (реальный и на вид): ~16 млрд.
Раса/вид: павший ангел, ныне — демон.
Домашний мир: Эдем раньше; теперь — Ад.
Род деятельности: на выбор игрока.

Про Мурмура мало что известно (но на самом деле с таким именем много и не требуется).

Единственное внятное представление о нём даёт Гоэтия (остальные гримуары лишь повторяют её описание), которая сообщает, что Мурмур — граф и герцог, руководящий тридцатью легионами духов. Он выглядит красивым воином в доспехах и при полном вооружении, но на самом деле это было давно и неправда, и никто уже не носит старомодных лат. Мурмур вообще перешёл на классические костюмы.
Ещё у Мурмура есть ручной грифон, служащий одновременно верховым животным.
Сам он из зооморфных обликов имеет, как минимум, стервятника.

Основная его сфера ответственности как адской знати — философия. Ещё немного некромантия, но в основном — философия; мы тут свято уверены, что это именно Мурмур придумывал нигилизм, ницшеанство и моральный релятивизм.
И смеялся, смеялся в процессе.

Пал, похоже, по недоразумению, потому что природу до сих пор сохраняет относительно добрую — с поправкой на «мы дали людям свободный выбор, зачем лишать их удовольствия от жизни!». До падения принадлежал частично к престолам, частично — к ангелам.

В переводе его имя обозначает «шум», «звук», «мелодия»; вероятно, это может быть отсылкой к его связи с музыкой и гипнотическим воздействиям. Что касается его связи с мёртвыми, то она загадочна, в некоторых трактатах демонологии можно найти, что в паре с графом Бифронсом герцог Мурмур занят тем, что забирает души павших, тогда как Бифронс — тела. Возможно, именно благодаря успешной моральной препарации мёртвых, которые не могут сбежать от бесконечных вопросов и рассуждений, Мурмур и отточил свой философский талант.


Ваш персонаж: Уриэль
Как несложно догадаться, прототипом Уриэля послужил ангел Азирафаэль из «Good Omens», так что на Мурмура планируется проецировать образ Кроули со всем его британским сарказмом и размытыми понятиями морали. Вариантов игры довольно много и как личной (магические заварушки и приключения всех форм и размеров на протяжении долгих, очень долгих лет), и как сюжетной — сейчас на небесах намечается большая драма и гражданская война, преисподняя потрескивает и собирается развалиться.
Армагеддон намечается почти такой же, как в первоисточнике, с блэкджеком, куртизанками и мировыми заговорами, только у нас ещё и истоки никому толком неизвестны.

P.S.
И хотя я самое-самое Солнышко, я тоже могу быть врединкой и сразу обозначу, что меня

не вдохновляет:

— лапслок;
— выделения в постах (да-да, та самая пресловутая птица-тройка) и цитирование чужой речи;
— первое/второе лицо, использование квадратных скобок и остальной новомодной мишуры;
— маленькие посты на постоянной основе (нет, правда, пишу в пределах 2,5-4к знаков и того же хочу от соигрока).

Пример вашего поста:

Пример поста

Уриэль не отдыхал, но и не бодрствовал в полную силу, совершая уже давно ставший привычным предрассветный обход вверенных в его попечение владений.
Баланс сил был соблюден с филигранной точностью, ничто не предвещало каких-либо — положительных ли, отрицательных ли — изменений. Маятник судьбы неспешно приближался к центру и не было в непосредственной близости ни единой силы, что заставила бы его ускорить свой бег, или направиться в противоположное направление. Уриэль парил над садами с закрытыми глазами, прислушиваясь к происходящему не физическими составляющими, но внутренним мировосприятием. Все было в общем-то всё как всегда. Молчал и внутренний инстинкт самосохранения, обычно начинавший вопить всякий раз, когда к Эдему приближалось нечто темное и злонамеренное.
Завершив обход до конца, ангел уже хотел было отправиться к реке, чтобы окунуться и согнать с себя негу, как вдруг остановился и широко распахнул глаза.
Витиевато выругался, экстремально быстро расправляя крылья и озираясь. Обзор был не самый удачный.
Первый удар пришелся под ребра с правого бока. Ангел с шумом вдохнул, в глазах на мгновение потемнело. Но это было правильно, так было задумало. Когда Самаил покинул Эдем, Уриэль внес свои коррективы в защиту родного дома. И попытки проникнуть извне в определенных точках отдавалось болью в определенных частях его тела. А по силе боли он мог определить, с какой концентрацией зла он имел дела.
Да, теперь он наверняка знал, откуда пришло зло. И какой силой оно обладало. И еще ни разу на подступы к Эдему не являлся столь сильный противник. Уриэль еще не представлял, с чем — или кем — имел дело, но уже чуял — дело дрянь.
Сгруппировавшись, выпустил сигнальные огни под самый небосвод, призывая своих братьев, верных друзей и остальных, кто был заинтересован в сохранности защитной оболочки Эдема и, как следствие, в целостности самого их райского мира.
Сам же стремительно отправился туда, куда тянул его зов всколыхнувшихся охранных чар.
— С-с...
Резко остановился.
Нет, этого не могло быть. Невозможно.
В происходящее верилось с трудом. И хотя перед ним еще были мутные оболочки, очертаний его крыльев не узнать не мог.
«Самаил».
Верить в происходящее заставляя боль, что росла и ширилась в районе солнечного сплетения.
«Брат мой. Мое начало. И я твое продолжение».
Происходящее отдавало безумием.
А еще предательством.
Подлетая к самой границе, Уриэль катал на языке это слово — предательство.
«Мой старший брат — предатель».
Привычный мир шатался и грозился рухнуть, оставив после себя одни руины. И разодрав душу ангела в клочья.
— Самаил, — громко поприветствовал брата. — Я готов поверить в то, что ты пришел навестить меня, но твоя свита заставляет мою веру колебаться и быть весьма неустойчивой.
И куда сердитей:
— Врата открыты не будут.
Не позволит. Не предаст ни родной дом, ни собственные убеждения, которыми жил столь долго. И не поддастся червяку сомнения, что шевелился на краю рассудка.[AVA]https://i.ibb.co/FJbC99R/av5.jpg[/AVA]

+3

9

...

Отредактировано echo hieme (09-01-2020 21:05:09)

+1

10

Форум: (un)holy mayhem
Текст заявки:

[ I'LL BE HOLDING ON TO YOU, DANIEL “DANNY” STEINER ]
медиум — 17/18 — школьник / работа на выбор (предлагаю кинотеатр)
https://media.tumblr.com/38465ab88ea0b52e470efc4c6f39293c/tumblr_pu6iw5yylJ1tvua8uo5_400.gif https://media.tumblr.com/8430100b3280f8700ab3f43608087396/tumblr_pu6iw5yylJ1tvua8uo1_400.gif
looks like finn wolfhard
[indent][indent]• ОПИСАНИЕ ПЕРСОНАЖА • [indent]
[indent] Приготовьтесь, сейчас я сумбурно опишу, как я вижу Фриду и Дэнни. Надеюсь, вы поймете и захотите дополнить историю, стать ее частью.
[indent] Они знакомятся примерно три года назад, в 2015 году, когда Фрида переезжает в Ньюкасл. Они встречаются в любом общественном месте, которое мы выберем: парк; лавочки на стадионе;  библиотека; пустой зал кинотеатра на ужасе или фантастике (супергеройской или космической); тихая кофейня с аутентичным стилем и так далее. Фрида что-то “жадно” писала в своем блокноте (книга в твердом переплете), совершенно игнорируя окружающий мир. Выглядела она достаточно измучено, устало и грустно (опечалено). Фриду можно увидеть в темном углу магазина комиксов; на последнем ряду зрительских лавочек на стадионе; в библиотеке - на полу у тех стеллажей, где находится старая научная литература, никому не нужная и покрытая сантиметром пыли. Она грустит и полностью погружается в эту грусть. Дэнни знакомится с ней из любопытства. Она что-то пишет - интересно что? Она новенькая или приехала к родственникам на лето? Абсолютное детское любопытство, которое совершенно не сопоставимо со стеснением. Они знакомятся.
[indent] Дружба заладилась не с самого начала. На нее ушло все лето. Сначала они пересекались случайно в любимых местах: кинотеатр, библиотека, магазин комиксов, кафе с автоматами, парк, игровой магазин или старый заброшенный дом где-то на окраине города. Спустя месяцы они и не заметили, как начали договариваться о встречах, переписываться, болтать по телефону, делиться играми и книгами, впечатлениями. Дэнни показывал Фриде "крутые" места Ньюкасла, знакомил со своими друзьями. Они и не поняли толком, как стали друзьями. Им вместе интересно и весело. У них схожие интересы. Оказывается, Дэнни тоже любит звездные войны и ждет Хэллоуина, чтобы нарядиться Ханом Соло. Стайнер любит комиксы, литературу, фильмы, компьютерные и настольные игры и многое другое. На фильмах он вообще “повернут”, как и на музыке. Дэнни постоянно умудряется достать из своей памяти отрывок песни, которую Фрида никогда не слышала. Дэнни первый человек в Ньюкасле, который “случайно” заставляет Фриду засмеяться после смерти родителей.
[indent] Ближе к учебному году Фрида рассказывает Дэнни о причине переезда в город. Она рассказывает об автомобильной аварии матери и о том, как отец погиб в баре. Парень на это безысходно реагирует “вот это капец”, потому что совпадение кажется ему просто “жесть” каким не “жизненным”. Он обещает никому не рассказывать об этом, потому что Фрида не хочет делится, не хочет разговоров за спиной и жалости. Спустя годы он узнает, что мать не говорила о биологическом отце Фиды - а девочка узнала о нем постфактум, когда переезжала к нему (Люциусу). Они буду разгадывать эту загадку вместе.
[indent] Дэнни и Фрида начали встречаться где-то в 2019 году. До этого все время были друзьями. Очень близкими. Дэнни первый, кому она показала свои рассказы. Он первый, кто не из семьи решил, будто они (рассказы) крутые. Их первое свидание прошло совершенно не ловко, но они были слишком счастливы и смущены, чтобы это заметить. На момент старта игры - у них все отлично. Они любят друг друга, но еще не признавались. Такие наивные безрассудные котики. Залезают друг другу в окна и сердце, делятся M&M'sинами. Стесняются родителей и любят проводить время вместе. Учатся встречаться.

!!!

[indent] И если вы дочитали до этого момента, пришло время для соли (или меда, как угодно)
[indent] 15 апреле 2015 года семья Стайнер находилась в США. У отцаматери был рабочий симпозиум / конференция / семинар или они смотрели Университет в который планировала поступить сестрабрат Дэнни - да любая причина. Они ехали примерно в обед и о чем-то спорили, а может задушевно пели, когда что-то пошло не так. Возможно, была плохая погода; кто-то открыл бутылку газированной воды и она выстрелила - да что угодно. Дэнни помнит, как ремень врезался в грудную клетку и машину перевернулась. Далее темнота. Благодаря этой аварии Дэниел стал медиумом. Стайнеры попали в аварию с другим автомобилем, который вела женщина - Кирнан Хаксли.
[indent] 15 апреле 2015 года, ближе к полуночи, умерла Кирнан Хаксли - родная мама Фриды. Из-за аварии она получила серьезные травмы и не верила в способность выжить. Она всю себя посвятила материнству и спасению дочери. Много лет назад она наложила сильное заклинание сокрытия дочери от биологического отца, чтобы уберечь. Люциус был и есть, вероятно не очень хорошим человек и у него были весьма специфические привычки обращения с членами семьи. Заклинание, которое наложила Кирнан, было сильным, но его возможности исчезали с момента смерти Кирнан. Умирая, женщина осознавала последствия и потому пожертвовала своей жизнью снова (просто опередив смерть) и наколдовала дочери защиту от магических превращений. Ей казалось - это поможет. - кратко, сумбурно и тезисно. Простая суть в том, что Кирнан всю жизнь прятала дочь от ее родного отца, о котором даже не рассказала девочке. А когда умирала, отдала свою жизнь (это было важно для заклинания), чтобы создать дочери защиту. почти как в Гарри Поттере   
[indent] После смерти Кирнан Люциус быстро обнаружил Фриду, прибыл в США,  убил ее отца (не родного, как оказалось; ФРида об убийстве пока не знает). Люциус увез девочку в Ньюкасл не объясняя причин собственного отсутствия в  её жизни. Фриде тогда было так плохо, что она и не спрашивала. Грубо говоря, когда Фрида узнает всю правду о своей семье и поступках отца - причиной, отправной точкой, станет автокатастрофа, в которой виновата семья Дэнни.
[indent] Когда Дэнни и Фрида познакомились - парень не знал, кто она (дочь погибшей Кирнан Хаксли). Фрида тоже не знала о Дэниеле. Она не знала даже о суде, который признал инцидент несчастным случаем (к слову, не обязательно). Они начали дружить. Для Дэнни Фрида была Эбердин, а не Хаксли. Она была Фридой, а не Фридесвидой. Когда он узнает (сложит 2+2) - то не сможет признаться: время не подходящее; страшно и опасно; все так хорошо - может Фрида и не хочет знать; Дэнни не виноват; уже поздно что-то говорить; все хорошо, зачем портить и сотни других причин, которые вы посчитаете весомыми в 15-17 лет.
[indent] Все тайное становится явным.
[indent] Дэнни будет видеть призраков. Можно обсудить вариант, в котором парень даже поговорит с матерью Фриды. Возможно, они будут в доме Эбердин и Дэнни возьмет в руки что-то из вещей Кирнан, а та возьми и явись. Постарается вывалить на него всю правду о Люциусе. А Дэнни не поймет. Расскажет не сразу, а чуть позже, когда будет поздно… В общем, если хотите драмы - у нас раздолье тут.
[indent] Это идеи и их можно изменять, модернизировать.
[indent] Очень вас жду.  https://i.imgur.com/Nf05PDB.png

• ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ •

да, персонаж в пару. простите, что не удивила. но они слишком прекрасны, чтобы игнорировать этот факт;
пишу от третьего лица и мне все равно от какого лица, пишете вы. но если вам важно - я от третьего (могу дать пост по востребованию);
внешность и имя неменябельны (заскок заказчика) - все остальное можем обсудить /изменить /модернизировать;
может быть вам так не кажется, но соигрок я гибкий и открытый, поэтому все ваши идеи с радостью прочитаю и, вероятно, даже соглашусь на них;
драма приветствуется. много драмы;
игроки у нас крутые; наша возрастная категория имеется, поэтому играть будет с кем, помимо меня;
можно и даже приветствуется, если у персонажа будет линия помимо “романтичной”. можно даже придумать ее по приходу на форум. я вообще за автономию; 
персонаж мне очень нужен в игру. просто вот дедлайны горят.

ссылка на заявку: ЗАЯВКА
Ваш персонаж: Фрида, 17 лет, школьница. Поверхностные факты о персонаже есть в заявке. Милли Браун на внешности. Frideswide Aberdeen.
Отец - беспринципный и жестокий колдун - эгоист, который манипулирует своими многочисленными детьми. Девочка сама по себе добрая, активная, отзывчивая. Фрида увлекается играми, комиксами, книгами. Пишет рассказы-страшилки. Потеряла родителей и очень переживает по этому поводу, у нее много не закрытых тем, много комплексов.
Люблю отыгрывать психологическую сторону персонажей, поэтому уклон будет в эту сторону: развитие образа, проработка проблем, страхов. Если есть вопросы - отвечу.
Пример вашего поста:

Пример поста

Корделия Керрингтон. Для друзей Кора. Любимица всей школы, особенно учителей и директора. Стройная блондинка спортивного телосложения с серыми глазами. Последние летние каникулы она провела на Бродвее, в школе искусств, и у нее целый постер с автографами звезд Бродвея, вроде Кристофера Уилдона и Серджио Тружильо. Она всегда одета подобно модели на подиуме или главной героине сериала «Ривердейл»: вот только-только отошла от стилистов и визажистов. «Корделия – ангел, спустившийся с Олимпа», как любит повторять школьный сценарист-постановщик и предводитель театрального кружка школы (куда Фрида больше не ходит) в одном лице. Все любят Корделию. У Корделии отличное воспитание. Корделия отличница. Корделия социально активная и творческая личность. Корделия помогает благотворительным организациям и борется за права женщина. Именно это в унисон твердит вся школа или многозначительно кивает. Лохудра эта ваша Корделия – говорит Фрида.
     Корделия Керрингтон – это имя ненависти Фриды. Ненависти, которая пропитывает девочку, словно сладкий крем коржи для торта Наполеон. И чем дольше крем пропитывает коржи, всем известно, тем слаще и сочнее получится торт. Уже пошел четвертый год, как Керрингтон и Эбердин ненавидят друг друга. Кто-то подумает, будто Фрида завидует Коре. Кора ведь такая прекрасная-распрекрасная. Но все началось как раз-таки с Корделии. Брюнетка не очень понимает, когда ИМЕННО все началось. Она просто знает – где-то в самом начале. Возможно, когда Фриду впервые представили классу по английской литературе и, неожиданно, оказалось, что Эбердин написала произведение лучше, чем Корделия. Возможно, потому что в театральном кружке главную роль в мюзикле «Кошки» отдали Фриде. Может быть, потому что Фрида просто была новенькой. В любом случае – Корделия ненавидела Фридесвиду.
     Корделия издевалась над именем Эбердин; подкладывала скрепки под парту; склеивала страницы тетради; ставила под ножку в столовой. Никто не хотел дружить с Фридой. Брюнетке пришлось уйти из театрального кружка, потому что на ряду с социализацией в семье, ей совершенно не хотелось иметь дело с мерзкой блондинистой стервой. Однажды, Кора заполнила школьный ящик Фриды сухой пеной от огнетушителя. Спустя год подобной войны в одни ворота, Эбердин предпочла игнорировать существование Коры и совместные участия в школьных кружках. В конце концов, школьная мисс Вселенная не ходила в библиотеку, не состояла в книжном клубе и совершенно не интересовалась школьной газетой. Фриде этого было достаточно. Естественно, Кора не ходила в магазины с комиксами – это же было глупо и странно.
     Фрида ненавидела эту ящерицу. Ненависть тонко пропитала мысли девочки и желания. Иногда ведьма представляла, как с блондинкой происходит что-то ужасное, вроде сломанной ноги, руки, порванных связок, прыщей по всему лицу или выпавших волос. Несколько раз была в шаге от использования магии. Специально Корделии было посвящено несколько рассказов с монстрами. Обычно Фрида описывает как добро побеждает зло. Как группа учеников справляется с нечистью или загоняет ее, как минимум, на пару лет под землю. Корделия никогда не выживала. Подобный подход к решению конфликтов казался хорошей идеей – главное никто не пострадал. Пока не случилось худшее, что могла сделать Кордения Керрингтон.
     Блондинка зашла в библиотеку, вероятнее всего заблудилась, и увидела вещи Фриды. Одному дьяволу известно, почему она захотела порыться в сумке Эбердин. Возможно, заметила, как брюнетка что-то пишет на скучных уроках или переменах и захотела узнать, что именно. Она украла блокнот с историями, размножила страницы и развесила их по всей школе, указав автора. На этом Кора не остановилась и спровоцировала всю школу обзывать Фриду психованной социопаткой, фриком, опасной для общества. Зачем-то придумала, будто Эбердин убивает животных у себя на заднем дворе. Это стало последней каплей в море. Фрида очень разозлилась, расстроилась и ушла из школы, не досидев последние два урока. А на следующий день и вовсе отказалась идти на учебу, придумав историю с болезнью.
     Эбердин не знала, что будет делать. Она лежала у себя на кровати и вспоминала, как мама учила, будто месть – это плохо. Мстят только слабые люди. Месть удел плохих людей. Она говорила, что Фрида хорошая девочка и ей не стоит оборачивать свою магию против людей. Даже. и особенно, если эти люди причинили тебе вред. Мама учила держать магию при себе. Мама говорила, что не стоит трогать людей магией – они не могут постоять за себя. Но мама не знала эту дрянь Корделию Керрингтон. Казалось, эта дура никогда не остановится и будет продолжать добивать брюнетку вплоть до выпускного. Фрида подозревала, что специально для нее Корделия устроит особое представление. Уж слишком ей нравилось иметь в школе Фриду, издеваться и не нести ответственности.
     Все фильмы о мотивации и внутренней силе учат следовать собственным желаниям, не опускать руки и не сдаваться, не давать себя в обиду, давать отпор, запрещать людям недооценивать себя. Все фильмы об этом говорят! Все комиксы о супергероях рассказывают, как невероятный и неповторимый аутсайдер наказывает злодея. Питер Паркер, например. Так почему Фрида не может хотя бы разочек проучить эту дрянь магией? Этому учит даже Дисней. Магия во благо – это не плохо. Магия ради защиты – это правильно. И все равно в этих умозаключениях крылось отсутствие уверенности. Кора – человек. Говняный, но человек. Если Фрида использует магию – это не равный бой.
     Эбердин услышала какую-то возню на первом этаже (как показалось) и решила спуститься, чтобы посмотреть кто там. Надеялась, это может быть Билли и Вил, а может брат. Первые могли стать прекрасными советчиками, а второй вполне способен скрасить досуг. Фрида спустила на первый этаж, но никого не обнаружила. Шум доносился из подвала. В голову закралась легкая паранойя.
     - Пап? - громко уточнила Фрида, ожидая услышать ответ. Люциус был в подвале. Люциус был не один.  Девочка увидела белый затылок, принадлежавший телу, привязанному к стулу. Тело нервно дрыгалось, но не могло встать. И тело принадлежало Коре. Недалеко от стула стол отец. Довольный отец. Эбердин бросило в жар.
    - Пап? Что происходит? - А что вы знаете о подарках?

Отредактировано купи слона (02-12-2019 18:37:34)

+1

11

Подняла.

Форум:
Кроме Нас.

Текст заявки:
Алиса - перспективный фотограф модных изданий и фотохудожник, у которого, несмотря на юный возраст, уже есть своя аудитория и даже выставки. Дочь литовского эмигранта, родившаяся и выросшая где-то в Западной Европе, в хорошей и спокойной семье.

Безоблачную в некотором смысле жизнь Алисы нарушает только одно обстоятельство: Алиса - ведьма, которой дар достался от бабки, и он как-то не спрашивал её согласия. Этот дар тесно связан с предсказаниями и видением будущего, и Алиса не до конца пока понимает, как с ним жить, но уже знает, что иногда по одному взгляду на фотографию, картину или дурацкое видео в сети можно узнать очень многое.
Её талант больше всего раскрывается в поисках: она может увидеть, жив человек или мёртв, где погиб и когда это было, но разумно держит свои знания при себе.

Свою тётку Алиса так и находит - неожиданно, по фотографиям в семейном альбоме, и вдруг узнаёт, что на самом деле Сауле не пропала без вести и не умерла, как считалось, при развале Союза.

В семейном прошлом Алисы сложные и драматические скелеты, плотно упакованные в красивый шкаф, но они так и норовят из него вывалиться. У Алисы, на самом деле, не так уж много времени: семейная легенда говорит о том, что каждая ведьма её рода не пересекает порог тридцати трёх лет, хотя никто уже толком не помнит, откуда и почему это пошло.
А Сауле, которую она нашла случайно, совсем не стареет. Алису теперь толкает любопытство и надежда, но какой осиный улей она может разворошить, пытаясь найти часть отцовского прошлого, остаётся лишь догадываться.

Игровые планы и маленький алярм:

У меня два направления, которые я хотела бы потрогать.

Во-первых, мне страшно интересно посмотреть на семейные отношения: Сауле сама по себе больше тридцати лет, её семья не рвалась поддерживать связь с военным учёным, и их за это винить сложно.

Во-вторых, у нас есть несколько арок, где персонаж с подобным даром будет очень востребован. Я хотела бы копнуть историю с людьми, которые пропадали без вести, но вернулись спустя много лет, и, вполне возможно, на фоне нынешней тяженькой политической ситуации устроить хороший шпионский детектив на базе наследия безвременно почившего Союза.
Ну и мистику, конечно - со всеми атрибутами вроде церквей, демонов и ковенов, которые вроде как пропали из этого радостного XXI века, но на самом деле нет.

Упомянутый алярм: у меня нет желания играть стекло и обоюдные страдания, и в целом мне интересны семейные отношения больше как фон для каких-то независящих от персонажей событий. Через несколько эпизодов я хотела бы привести их к более-менее доброжелательным и развивать дальше именно туда, акцентируя на внешних проблемах и приключениях.
Играю детективы, немного экшна, немного шпионки, мистицизм. Иногда примешиваю драму, иногда - флафф.

Ваш персонаж:
Нина Скорцени. Мы не добрые, мы светлые. (с)
Нефилим, дочь архангела Рафаила, учёный и одновременно - хороший оккультист, внешне вроде бы мягкий и нежный котик, но в глубине души - не очень. Старается быть в стороне от политических игрищ и шпионских драмочек любого качества, но при необходимости выжить вцепится в горло оппоненту, не меняя умиротворённого выражения лица. Беглый военный учёный, работала на “Биопрепарат” до конца восьмидесятых, после пожила во Франции, Бельгии, Китае; сейчас обосновалась в Германии.

Пример вашего поста:

Из недавнего.

Отдав фонарь Штольцу, Нина вытащила из кармана телефон, ткнула в экран и задумчиво посмотрела на иконку сигнала. Связи, конечно же, и близко не было, впрочем, стоило ли рассчитывать на обратное; но сейчас это было неважно. Заныривать во всеведающий Google - хотя для таких запросов Yahoo! наверняка подходил намного лучше, - можно будет и потом.

Замигала вспышка.
С холодным рационализмом учёного, который созерцал последствия вспышек модифицированных в рамках “биозащиты” штаммов туляремии, доктор Скорцени фотографировала зал. Жаровни, гобелен, колокол, алтарь, стены; всё подряд.
Может быть, это было бессмысленной работой, но удалить фотографии всегда намного проще, чем забраться на подобное дно, у которого как-то неприятно ощущалась смутная близость с Адом, ещё раз.

Она молчала, но теперь это было иным молчанием, сосредоточенным. Холодным.
Суть Сауле не выносила подобного мрака, не принимала тёмного колдовства и демонических даров, и ей было жутко здесь. Она не боялась, впрочем; это было не страхом, но неприятием, таким глубоким, что отдавало в злость.
- Кладка была довольно старой, - произнесла Нина задумчиво, - и мох на ней был не первой свежести. Я не думаю, что кто-то её открывал последние несколько столетий. Либо алтарь жжёт кто-то из тех, кого не останавливают физические преграды, либо здесь есть ещё какой-то способ попасть вниз, менее сложный.

Она пошарила по карманам платья, жалея о том, что оставила на верхнем этаже монастыря сумку: там можно было найти если не всё, необходимое для выживания, то хотя бы большую часть. Перочинного ножа не было, женщина вздохнула, пробежалась пальцами по волосам, вытащила тонкую маленькую шпильку, поддерживающие непокорные светлые пряди с левой стороны.
Оккультный опыт Сауле был достаточно обширен и труден, чтобы она выучила, как “Отче наш” - не трогай ничего голыми руками, даже если сделал это сам. И уж тем более - если то чужое.

От гобелена отвратительно пахло металлом и сырым мясом, и Скорцени ощутила очередной прилив тошноты. Тёмной силы было слишком много, здесь всё пропиталось ей - с привкусом серы и дурмана, и всё её существо противилось этому месту.
От постоянного звона растревоженного колокола начинало звенеть в ушах, и женщине приходилось делать усилия, чтобы сосредоточиться.

Угли неприятно грели, но для дочери архангела, по венам которой тёк свет, жар не казался невыносимым. Внутри нашлись мелкие кости, парочку она подцепила, выкинула на пол, чтобы рассмотреть лучше.
Какие-то мелкие птицы вроде воробьёв или соловьёв, может, цыплят.
На жертвеннике лежали неприятно пахнувшие сушёные травы, листья, вновь кости и много пепла. На краю каменной чаши, присмотревшись как следует - на самом деле она видела в темноте и сквозь темноту тоже, - Нина вдруг приметила волос. Пошевелила пепел, хмурясь, и нашла недогоревший обломок ногтя.
- Если это то, чем выглядит, то монахини будут умирать дальше: у них, видимо, тянут архей. И не хочется говорить плохо о сёстрах, но похоже, что чернокнижник - кто-то из своих. Втихую собрать волосы с расчёски или обрезки ногтей много проще, когда живёшь рядом.

Ей не давало покоя ощущение чьего-то присутствия. Где-то невыносимо далеко - и очень близко что-то жуткое и злое всматривалось в своих гостей, и оно было недовольно тем, что они пришли с пустыми руками.
С гобелена медленно начала капать кровь, но в пепел она отчего-то не впитывалась.

Отредактировано Neradence (20-01-2020 19:43:46)

0

12

Форум: acadia
Текст заявки:
НЕТ ПОКОЯ БЕЗ [ИСКУСНОГО ЛЖЕЦА]

[Michiel Huisman]Когда мы встретились, ты представился, как Алин Маклейн и сказал, что тебе 62 года. За всё то время, что мы знакомы, я узнала, что на самом деле ты не так прост, как кажешься, ведь ты ведьмак. Не знаю, это ли послужило тем, что мы стали чужими людьми, но что я могу сказать наверняка, так это то, что ты навсегда врезался в мою память.

https://funkyimg.com/i/2YGst.gif

«Все будет продолжаться пока мы будем любить»

ПЕРЕПЛЕТЕНИЕ НИТЕЙ СУДЬБЫ

[indent] Живучий таракан.
Алин, я практически восхищаюсь, тем более спустя 16 лет, когда я уже думала, что ты давно отправился к праотцам. Думала, но все-таки надеялась на обратное.
[indent] Изворотливый гад.
Но было приятно жить с крохотной надеждой на то, что однажды появиться возможность отыграться за все твои былые заслуги. А их немало. Ты вообще, любитель играть по-крупному, так чтобы сразу в дамки, по дороге наименьшего сопротивления и с наибольшим риском. Из-за этого и закончился наш брак.
[indent] Притворщик. Авантюрист, возомнивший себя богом.
Ты рассказываешь разные истории про свое прошлое и сочиняешь все новые и новые о своем настоящем. Для тебя это такая же необходимость, как глоток свежего воздуха. К твоему счастью, у тебя действительно отлично получается примерять различные личности, менять профессии, продумывать все до мелочей, каждый раз преображаться практически до неузнаваемости. В какой-то степени ты гений среди себе подобных.

[indent] Мы познакомились во время моей учебы на юридическом. В тот период своей жизни ты как раз возомнил себя восходящей звездой (отзеркаливая меня) юриспруденции, делился удивительно правдоподобными историями, но я видела тебя насквозь. Хотя твое очарование было практически безграничным и ничто не вызывало сомнений. Наверное, вся эта игра помогала справиться с реальностью, в которую тебя затянуло еще с ранних лет. Ты состоял в ковене, который после смерти родителей практически взял на свои плечи твое воспитание и образование. Но все эти ведьмы и ведьмаки, собиравшиеся вместе больше смахивали на табор, пристанище для всякого сброда, кочующего из города в город и промышляющего не совсем законным ремеслом. Ты с детства варился в такой обстановке, где нужно было включать смекалку, иначе не заработав на кусок хлеба, можно остаться голодным.
[indent] Я никогда не вникала в твои семейные дела и жила только тем, чем ты позволял. Иногда, мы вместе проворачивали кое-какие дела, когда схема была посложнее и одному не справиться. Мне было интересно погрузиться в совершенно новый мир, полный риск и авантюризма, абсолютно не похожий на прошлую жизнь. А ты пусть и не родился богачом, но хотя бы женился удачно. Тебя подкупила возможность в будущем осесть в достатке, спокойно залечь на дно, в небольшом городке, но с серебряной ложкой во рту. Только нужно было разыграть последнюю историю, самую правдоподобную, чтобы хватило на нас двоих, чтобы твое прошлое больше никогда не волочилось за нами. И тут случился прокол. Когда твой верховный втянул ковен в очередную мутную историю, то тебе пришлось за всеми подчищать. Ценой этому было несколько жизней. Мне точно не известно, пришлось тебе убить своих или кого-то чужого, но факт остается фактом. В итоге, на ваш ковен вышли охотники, ты исчез, спасаясь бегством, а мне пришлось как можно скорее вернуться домой, чтобы случайно не попасть под раздачу.
[indent] Ты объявился спустя 18 лет, именно в тот момент, когда мой ковен (а значит моя семья) переживал самые тяжелые времена, словно чувствовал, что я буду уязвимой и не смогу полноценно противостоять. Я не собиралась рассказывать, что у нас две дочери, добросовестно воспитанные мной и Рексом (моим отцом), но ты, наверное, решил поиграть в сыщика и был вооружен информацией до зубов.
[indent] Я слишком хорошо помню, какой ты на самом деле, и что речь здесь совершенно не про отеческие чувства, тебя просто в очередной раз прижали, а бежать больше не куда, поэтому лучший вариант спрятаться от преследователей под юбкой бывшей жены.


дополнительно:
- Он с трудом рассказывает правду, это прям сродни иголкам под ногтями, ведь всегда проще хоть немного, но приврать. Алин такой с самого детства, поэтому изменить отношение к жизни, и к людям уже не так просто.
- Обладает навыками цыганского гипноза, что гораздо облегчает промысел мошенника.
- Сай долго переживала разрыв, не ощущая завершенности. К тому же, ей пришлось расторгнуть брак ссылаясь на без вести пропавшего супруга, а значит даже не на кого было бросать гневные взгляды в зале суда и не с кем устраивать публичные разборки. Так что злость кипит в ее жилах до сих пор. Но если спросить жалеет ли она, что вышла замуж за Алин, то ответ будет - «нет». Этот брак был словно американские горки – вверх подниматься было сложно, но присутствовало ощущение прекрасной неизвестности, а вниз лететь быстро, просто, но охренеть, как весело.
- Дочерям ведьма никогда не врала, скорее просто недоговаривала часть правды. Они в курсе, что их отец в один прекрасный день просто исчез, но объяснений тому нет. Поэтому так просто она не даст шанс на общение с ними.
- Хочу яркой, эмоциональной и насыщенной игры, мексиканской страстихотя, это скорее будут страсти с ноткой цыганщины, учитывая образ жизни Маклейна хд Но не суть. Я придерживаюсь варианта, что они все-таки смогут перечеркнуть прошлое и вспомнить хорошие деньки) А еще мне бы хотелось сначала пример поста, дабы понимать на одном ли мы языке ругаемся )
- Игрок я не шибко быстрый и активный, но ответственный, поэтому в первую очередь хочу того же, а не посты-простыни. Идеи для игры готова подкидывать до бесконечности, но всегда приятно, когда происходит обмен и идет диалог. А больше мне ничего и не надо хд.

Ваш персонаж: Syberia Hamilton, 40 лет, ведьма. Утонченная, спокойная, со взглядом раненного зверя и чарующей улыбкой. Умеет виртуозно играть жертву, нападающего или защитника. На фоне своего семейства магически не особо сильна, поэтому у нее ярко выражен характер бойца, привыкшего всего добиваться упорством или же хитростью. Потому что в любви и на войне все средства хороши.
Пример вашего поста:

Пример поста 1

Последние несколько месяцев были похожи на затянувшийся сон, к слову, очень препаскудный. Ковен трещал по швам, но само семейство Гамильтон еще подавало признаки жизни. За это время Сайберия немного отстранилась от отца, пытаясь переварить случившееся, но уже понемногу приходила в себя, находя время на редкие беседы с Рексом, ну или же он позволял так думать, ловко сводя гнев дочери на нет. А злиться действительно было на что и даже на кого.
Никто и не мог предположить, что младший Гамильтон способен украсть гримуар. Конечно, Сайберия никогда не была о нем чересчур высокого мнения, но учудить подобное даже для сводного братца казалось слишком, но тут она была в замешательстве, то ли «слишком высокой планкой», то ли «слишком низко пасть». "Все из-за того, что ты потакал всем его капризам", - не уставала укорять отца ведьма. "А теперь он осмелел духом и отупел от такой жизни. Мелкий паршивец!" Сай недолюбливала брата еще до истории с гримуаром, поэтому где-то в глубине души блондинка ликовала, что наконец-то ее чувства синхронны с окружающими. Но все же этого того не стоило.

Когда приехал Фокс, то ситуация никак не изменилась. Он по-прежнему обездвижено лежал и только слабо вздымающаяся грудная клетка давала иллюзию, что отец просто спит. И это продолжалось уже пятый день. Нашедшая его в таком состоянии Берри сначала попробовала разбудить отца элементарными заклинаниями, но все оказалось бессмысленно. То, что с ним случилось, отразилось и на внешнем виде ведьмака – его волосы стали абсолютно белыми. Вначале Сай решила, что это Кай каким-то образом повлиял на отца, но эти глупости быстро выветрились из ее головы, ведь сила верховного не сравниться с каким-то сопляком, пусть даже способным умыкнуть гримуар.
Она думала, что просто недостаточно сильна, а без гримуара так и вовсе бесполезна. После пары десятков неудачных попыток, истерики и рек слез, Сайберия позвала остатки ковена или даже не так - остатки семьи Гамильтон, которые вместе были еще хоть на что-то способны. Но все было тщетно. Упертый Рекс Гамильтон и не собирался открывать глаза. И они ждали, ждали пока терпение не стало граничить с удушающим страхом, что дальше будет только хуже.

- Он что-то сделал, Фокс. Так глупо…, глупо, - она повторяла одно и тоже будто находилась в трансе. – Ты нам нужен. Он дышит, - короткие прерывистые фразы были результатом нескольких бессонных и нервных ночей, если бы не резкий приказной тон ведьмака, то  Сайберия продолжала бы плавать в своем рассказе, бормоча мало информативный бред.
Кто именно предложил позвонить Фоксу она не помнила, но вполне осознанно решила взять этот удар на себя, словно гонец приносящий плохие известия. Тот приехал спустя еще один день, очень долгий день, мучительно долгий день.

Она напоминала загнанное животное, уже практически забившееся в угол, но еще имеющее силы показывать зубы. – Мы уже думали, что он замерзнет и проснется сам. Старик слишком хорошо устроился, - ведьма измученно улыбнулась, тем временем выполняя указания дяди. – Все, что угодно, лишь бы сработало. Она подмигнула Маркусу (мол ничего страшного, мы это делаем практически каждый день), которому скорее всего было сложнее всех оценить происходящее и заняла свое место. Сайберия чувствовала, как где-то рядом с сердцем зарождается тепло и одновременно усталость, она поднимается вязким сгустком, захватывая все больше и больше места, заставляя прислушиваться, что же происходит под ее кожей, под ее ребрами, где-то рядом с сердцем.
Он настойчиво просил сосредоточиться, но мысли в голове Сай роились словно пчелиный улей, жужжа то одну мелодию, то переходя на другую. Ведьма слышала, как Фокс порекомендовал сыну закрыть глаза и попробовать погрузиться словно в медитативный транс. Найдя точку в пространстве на которую можно опереться Сай немного успокоилась. Она слышала свое сердцебиение и ей даже показалось, что сердцебиение отца, которое словно перекликалась с ее. Удивительное подобранный ритм. Уникальное созвучие. И она пыталась ухватиться за эту мелодию и притянуть к себе, как игривый котенок клубок ниток.
- Словно выжигает изнутри, - ее голос сквозь стиснутые зубы не передавал ту боль, что поселилась внутри.
Горели не только ладони, горели даже уши.

Пример поста 2

Ее плечи вздрогнули, а первое желание – вырваться, встряхнуть с себя нежданную заботу, отмахнувшись, как от чего-то лишнего, навязанного. Голос Келлаха казался совершенно далеким, она устремила на него пустой, непонимающий взгляд и лишь, когда он стал говорить дальше, Сайберия немного пришла в себя, уже более осознано улыбнувшись. – У тебя все так просто, дорогой. Она посильней укуталась в плед. Все-таки замерзла. – Надеюсь, я не сильно нарушила твои планы? Поинтересовалась просто так, в качестве вежливого жеста, ведь даже положительный ответ вряд ли сильно смутил бы ведьму в конкретную минуту. Иногда, она даже задавалась вопросом, а есть ли у Келлаха личная жизнь? Но тут же морщив нос отгоняла от себя эти мысли. Оборотень был для нее настолько дорог, что делить, а тем более терять его она не собиралась. Да и вообще, думать об этом сегодня, было бы уже слишком.
Старый друг усадил ее в гостиной, а сам отлучился. Тепло благоприятно влияло на Сай, так что ту моментально начало клонить в сон. И что, неужели это все, что нужно было дабы успокоиться? Теплый плед и крепкое плечо? Сайберия Гамильтон теряла хватку. С возрастом больше ценила, то что недостать с помощью денег и не прибегая к магии.
Когда вернулся мужчина, то блондинка уже взяла себя в руки и героически сражалась с усталостью. Он протянул ей чашку кофе и сел напротив. Горячий напиток, обдавал жаром руки, будто маленький уголек, а аромат заставлял вдыхать его полными легкими, слегка прикрыв глаза. – Я…, - начало было Сай, но запнулась, уставившись в черную жижу у себя в руках. «Забыла за чем пришла, голубушка?» - мерзко подтрунивал внутренний голос. Только все было гораздо сложнее – а имеет ли она право обсуждать семейные дела по сути с посторонним человеком? Рекс был бы не в восторге, она буквально видела его недовольное осуждающее лицо и слышала речь полную упреков. Отец со всей любовью к внучкам, мог поступить слишком резко, наломать дров и только усугубить ситуацию. Этого Сай боялась больше всего.
Она сделала крупный глоток кофе, чтобы немного собрать мысли в кучу. – Ох, Келлах, о первой любви редко, когда получается говорить легко, - грустная улыбка, слегка опущенный взгляд, скрывающий личное разочарование. Прошло так много времени, а воспоминания об Алине, все равно противно скребли душу, но речь сейчас шла не о нем. – Я думала, что моя девочка разумная и ответственная, а ей так просто вскружил голову какой-то мальчишка! – ее голос встрепенулся и приобрел жесткость. Она сбежала, Келл. Сбежала с оборотнем! – ударение на последней фразе удалось сделать неосознанно, хотя в этом и крылся весь корень проблемы – не нарушить шаткие отношения и вернуть девочку в семью. Но свою ошибку Сайберия заметила и поторопилась исправиться, - Извини, ты же знаешь, у меня нет предрассудков, просто… все и так не слишком легко из-за того, что это подростки. Этот их неуправляемый нрав! – ведьма возмущенно фыркнула и со стуком поставила чашку на стол. – Господи…, такая неразбериха, - она нервно запустила пальцы в волосы, пытаясь успокоиться. Поэтому ты понимаешь, что тебе не помешало бы мне налить? Просто блинчиками с клюквенным соусом здесь не поможешь… Но ты бы мог попробовать, правда, - она хитро прищурилась, ожидая реакции, Келлаха, а точнее с какой скоростью, он направиться обратно на кухню. – Только вопрос остается прежним, как мне спасти ребенка, мой мудрый друг?
Подобрав ноги на диване, Сай умостилась поудобней, как полагает гостье, почувствовавшей себя как дома.

0

13

держимся

Текст заявки: Ищу партнера для слеша. Вампирская история, эдакий Дракула слеш версия в реалиях городского фентези с зачином в Гоголевской атмосфере царской России. На исторические достоверности не претендую, тут можете быть спокойны.
Собственно ищу того самого "Дракулу" в личный сюжет. Начало истории заключается в том, что молодого офицера (моего персонажа), воспитанного по всем традициям аристократии тех времен за дуэль ссылают в глушь, блюсти порядок в у черта на куличках. Там, волей судьбы, офицерик знакомится с едва ли не единственным образованным человеком на сотни миль окрест, с таинственным графом (персонаж которого ищу) живущим в имении неподалеку и имеющим весьма приличный штат служек. Совратить молодого, неопытного и пылающего наивной верой в честь и доблесть для графа труда не составило, однако за время общения с пареньком он понимает, что этот юнец напоминает ему когда-то утраченную любовь всей жизни и отпускать парня от себя не желает. Не сразу, но офицерик принимает сущность графа и дает согласие на добровольное обращение. Однако, граф имел некоторые скелеты в шкафу и большую часть людской массы считал лишь расходным материалом для удовлетворения своих нужд и голода, потому в его подвалах находили последний покой многие случайные путники и местные сиротки, одиночки, имевшие неосторожность выйти за двор позже полуночи. Граф не видел в этом ничего зазорного, так как скот не жаль, но от офицера свою тайную комнату скрывал, понимаю, что пропитанные наивным бредом о чести, его мозги не способны принять такое как данность, по крайней мере пока, и стоит повременить. Но парень сам, по случайности, открывает для себя кровавую сторону своего благодетеля и заручившись поддержкой кого-то из слуг с тяжелым сердцем решается на диверсию. Любовь любовью, но честь и долг важнее. Потому парень сжигает богатое поместье, полагая, что с графом вместе и сбегает. После перебирается в столицу где примыкает к группе вампиров разделяющих его взгляды на пищу. А затем революция, поражение белых, массовое бегство за границу и освоение новых территорий европы, выживание, нищета  и новые кланы. В итоге офицер оседает в неком европейском городе, теряется в толпе, на дворе современность, его имя давно изменилось, но он все так же молод и хорош собой, все так же несет в себе веру в людей и относится к ним не как к мясу, а уважает их право на жизнь и существование и так же не может забыть того графа, чувствуя вину за то, что сделал, но все же понимая, что иного выбора не было.
Что до графа, то он выжил и имея немалые денежные средства он с легкостью мог бы восстановить свой особняк и продолжить скрытное существование как и прежде, но кровь кипела от предательства мальчишки и это подстегнуло застарелого затворника к началу путешествия по миру. Он хотел найти парня и первые пол века жаждал свернуть ему голову своими руками, но чем больше граф открывал для себя новое человечество, тем больше чувствовал пробуждение в себе подобия эмпатии. Он с удивлением открывал для себя то, как же расцвело человечество и понемногу оттаял к парнишке, желание убить офицера перелилось в жажду помучить его в наказание, но все же, если тот созреет для извинений и раскаяния, дать ему второй шанс, наивное человеколюбие постепенно становилось для графа чем-то более понятным. И вот, спустя годы, граф находит своего беглеца, но не желая пугать сразу, какое-то время следит за ним, а гнев сменяется на милость из-за долгой разлуки и осознания того, что этот вдохновенный человечный идиот мало в чем изменился, кроме стиля в одежде.

В целом могу добавить, что я фанат перинга RK 1700, особенно варианта в котором 800й побаивается 900го и откровенно считает, что этот хладнокровный хочет его убить, а на деле 900й питает к более мелкой модели куда более положительные и плотские порывы, почти одержимость. Так что, это в какой-то мере вампирское АУ и главные персонажи в идеале могли бы плясать общей основой от этих малых мальчиков.
Пример вашего поста:

Пример поста

Ночной воздух приятно холодил, играя в черных кудрях и Адам тянул эту смесь из городских запахов, забивающих чуткий нос смрадом и благоуханием, сотни оттенков которых сплетались в тугой клубок, порой удушливый до невозможности, порой сладкий, манящий. Животное чутье в городских джунглях с непривычки могло оглушить того, кто привык к тиши лесов, к тьме ночных полей, но если эта какофония валится на тебя с самого рождения и становится привычном фоном жизни, то ничего уже не страшно и взбудоражить способна лишь тишина.
Снюхаться с другим видом не слишком-то сложно, но эти гос. гнезда для птенцов, куда так любезно сваливают своих отпрысков все сознательные родители, настоящие клоаки для неокрепших детский разумов. Невольная стая разномастных зверят сваленных в свору, выровненных, вышколенных под одну копирку. Волей-неволей да станешь показывать зубы, огрызаться, искать своих среди потока тел и сбиваться в маленькие стаи, чтобы скоротать день до вечера, чтобы было с кем разделить страхи, еду да драки за свое спокойное существование. Адам часто держался особняком, он с самого детства знал, что отличается от прочих и это знание тяготило, но находились и те кому было откровенно плевать на чужое мнение, кто не чурался фриков и лез напролом, доказывая, что им по пути и дышится одним воздухом легче бок о бок. Снюхаться с человеком оказалось на удивление просто и Адам сам не понял как этот шумный, наглый пацан, державший в страхе ботаников всей школы, оказался к нему настолько близко, что даже матушка заворачивала на ланч лишний сэндвич, для Даниэля. Он мог произвести на взрослых хорошее впечатление когда хотел. Да, точно, Даниэль. Это имя указано в метрике, да, так его окликали взбешенные учителя, только Адам частенько забывал это пресное имя, зная лишь кличку диковатого щенка, подходящую куда лучше — Щур. Прыткий, нагловатый, смелый, уж чего было не отнять, смелый до отчаяния, как будто нечего терять, только жизнь впереди и в твоих руках прямо сейчас, она утекает сквозь пальцы, лови же, хватай ее, а то буде поздно. Так оправдывался сорванец влезая в очередные проблемы. Те двери, которые не открывались перед ним сами, все равно были взломаны и распахнуты настежь или хотя бы приоткрыты ровно на столько, чтобы в щель могла просочится мальчишеская фигура. Он часто пропадал, но как преданный бродяга всегда возвращался, через пару дней или недель, сияющий новыми цацками или побитый, с новыми будущими шрамами. Он всегда приходил под вечер, скалился с гордой ухмылкой и оставлял на память трофей, то кулон, то кольцо, то сверток, оставлял на какое-то время чтобы снова исчезнуть, после что-то забирал, что-то оставлял навсегда. Матушке было и невдомек, сколько вещичек с серым прошлым прошло через их уютный домишко. Адам не задавал вопросов, он просто не хотел слышать на них ответы, поскольку знал, что они ему не понравятся, он лишь хотел вновь увидеть эту чертову ухмылку, хотел знать, что его бродяга приплетется к знакомому крыльцу, как было прежде, год за годом.
Но однажды все пошло под откос, что-то надломилось, сорвалось с лопнувшей струны. Даниэля не было всего неделю, но уже тогда звериное чутье подсказывало Адаму, что что-то не чисто, быть беде, однако прагматичная человеческая часть лишь отмахивалась от животного зова. Что может случится с тем, кому горе не беда, ведь всегда выбирался, отбивался и вылезал на свет божий, куда бы не завели кривые тропки. Еще через неделю его уже объявили в розыск и на фонарных столбах и на пачках молока мелькало до боли знакомое лицо. На черно-белом фото Даниэль держался достойно и под горло душил черный галстук, школьные фото порой бывают до ужаса уродливы, но на этой парень получился неплохо, только мало похожим на разнузданного заводилу, которым был на деле, лишь чертята в глубине глаз плясали, сложно удержать такую-то ватагу в узде.
Дни текли друг за другом нескончаемой чередой и пустующая парта на задворках класса давила лишним напоминанием, но кроме нарастающего в душе Адама чувства тревоги не менялось ровным счетом ничего, будто все замерло в дне исчезновения Даниэля и начало отсчет заново, только уже без него. Нет человека и нет проблемы, все живут как прежде, будто ничего не случилось, смеются, сбиваются в стайки, ходят на занятия и кутят на вечеринках. Мир словно проглотил Щура, облизнулся и покатился дальше по накатанной обыденной тропе. Но Адам так не мог, не мог просто забыть, вычеркнуть единственного друга из жизни и найти другого, будто это какая-то сменная деталь огромного механизма. Волонтеры безрезультатно вычесывали пригород своими сапогами, а полиция, казалось, что и вовсе не собирается тратить свое время на поиски пацана. Сбежал, да и бог бы с ним, просто уехал куда-то, ведь не впервой, еще перебесится и явится сам. Только и всего. Он ведь и раньше...
Пытаясь разнюхать о Щуре побольше, Адам вдруг осознал, что, несмотря на годы знакомства и какой-никакой, а все-таки дружбы, он практически не знал своего приятеля. Однако одно он знал точно, что у Щура было поддельное ID, которое распахивало перед ним двери ночных клубов и об одном местечке он как-то бросал пару восторженных фраз. Страна чудес, где травка зеленее и девочки сочны, как спелый персик, а их губы алы, словно маков цвет, эта страна влекла юнца, восхищала развязностью дев и тем, что там можно чуть больше чем в других клубах, там можно сторговаться за красотку, расслабиться и забыться от души. Не знав толком с чего начать, Данишевский-младший решил, что и этой ниточки будет достаточно, главное действовать, а не сидеть сложа лапы в ожидании, что копы однажды случайно наткнутся на останки, хоть что-то, что можно положить в гроб и закрыть дело с чистой совестью.
Очередь к дверям заведения тянулась на добрый десяток метров и у широких амбарных ворот два мордоворота похожих друг на друга словно братья близнецы, сеяли пришедший молодняк, на один только взгляд вычисляя достоин ли ты чести накидаться этой ночью в свете волшебных неонов зазеркалья или придется искать местечко попроще, погаже, да подешевле. Сказать, что Адам нервничал, это ничего не сказать и ему стоило некоторых усилий воли, чтобы не полыхнуть золотом глаз и не показать коготки, когда людской поток поджимал его к самому входу и он уже почти переступил заветную черту, как могучая лапа охранника легла на худое плечо, разворачивая мальчишку.
— Стоять, - чужой голос громовым набатом прозвучал в ушах парня и даже доносившиеся из недр клуба биты не могли заглушить звон, с которым рухнуло все нутро парнишки, ледяными осколками осыпаясь куда-то в низ живота. — Документы.
Но отступать было некуда, за спиной только угрызения совести и упреки в бездействии остальных, идти на попятную и сдаваться так легко было бы кощунством. Адам мельком оглядел себя, не понимая, чем мог выдать возраст. Черные джинсы да черная рубашка с расслабленно расстегнутым воротом. Мама всегда говорила, что эта рубашка делает его куда более взрослым, да он и сам, перерыв весь свой гардероб, посчитал, что это самый приемлемый вариант. Видимо где-то просчитался.
— Что? В чем проблема? Почему я не могу пройти? У них вы не спрашивали документы, — паника обернувшая напускной наглостью придала сил и Адам глядя в глаза охраннику ввязался в заведомо проигрышный спор, махнув рукой в направлении двери, за которой только что скрылась пара длинноногих девиц.

Отредактировано Птичка королек (25-12-2019 21:09:12)

+1

14

Форум: Revolt
Текст заявки:

https://i.imgur.com/qLK9dWS.gif https://i.imgur.com/T8p4oA2.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
margaret qualley, priscilla quintana

» имя, возраст:
Джек Доусон | Jack Dawson
Полное имя: Жаклин Амалия Доусон.
24-27 лет.
» принадлежность:
Носитель.
» профессия:
Ранее: офицер NYPD.
В настоящее время: боевая группа одного из штабов.

» способность:
Непробиваемая кожа, стальная оболочка, минерализм. 
» сторона:
Ренегаты.
» статичное изображение:
1 + 2.

текст

Я знаю, что ты родилась в одном из солнечных штатов. Там, где температура не падает ниже отметки в 15 градусов. На солидном ранчо в 30 гектаров, среди густых полей и разномастных животных. Тебе нравилась жизнь в сельской глубинке, хотя иногда в мыслях ты все же перемещалась в какой-нибудь крупный город, где все кипит, ежесекундно меняется, где яркие огни не гаснут даже глубокой ночью.
Всегда с некоторой завистью смотрела на отца, ведь среди полей тот нашел призвание и личное счастье. Смотрела и вдохновлялась, и любила его за душевную простоту. Он — мужчина спокойный и выдержанный — был создан для семьи. Успевал не только следить за обширным хозяйством, но и справляться со всем своим шумным выводком. На мать же ты смотрела с тоской. Чаще всего на фотографии в общем чате, нежели один на один, ведь она была карьеристкой, вечно пропадала в командировках, и хоть и любила всех своих детей, никогда бы не променяла профессию на роль матушки гусыни.
Ты скучала, но никогда не жаловалась. Усилием топила грусть в себе, а остальное прятала между строк на страницах личного дневника. Потому что помимо выразительных глаз унаследовала от этой женщины стремление к независимости, а еще всегда думала, что должна быть сильной ради других. От отца же достались выдержка, чувство юмора, обаяние и копна густых каштановых волос. Что же до братьев, то с ними тебя роднили озорство и смелость. Эта шебутная четверка никогда не давала тебе заскучать. Вы были одной большой компанией, гремевшей на всю округу. Настоящим кланом, стояли друг за друга горой.
Ты росла здоровым ребенком, в меру ответственным, в меру шаловливым, и легко заводила знакомства и друзей. Правда, большая часть из них была противоположного пола. Детство и юность, проведенные в тесной мужской компании, не могли не оставить свой отпечаток: с парнями у тебя было больше пересечений по интересам, чем с девчонками - комиксы, видеоигры, спорт, - да и зависть последних, проявлявшаяся в пассивно-агрессивном поведение по отношению к тебе, сыграла во всем этом немалую роль.
Еще одной проблемой, вскрывшейся со временем, оказалась тотальная застенчивость в делах любовных. На личном фронте тебе не везло еще со школы. Сказалось и позднее созревание, и гиперопека братьев, которые одним своим существованием отпугивали потенциальных ухажеров. То кто-то пасовал перед твоей напускной неприступностью, то где-то ты не понимала, как себя вести. А в подобных вопросах тебе не с кем было посоветоваться и не с кого брать пример. Поэтому и романов в твоей жизни было меньше, чем пальцев на одной руке.
Зато уже лет в шестнадцать приняла твердое решение поступить сначала в двухгодичный колледж на юридический факультет, а после — в полицейскую академию. В борьбе с преступностью ты видела свое призвание, слегка идеализировала профессию, думала, что сможешь спасти мир. Со временем, конечно, начала смотреть на все более трезво, когда сама заступила на службу и стала патрулировать улицы, но даже видя огрехи в системе, в выборе своем не разочаровалась. Пришлось попотеть, чтобы изменить предвзятое к себе отношение сокурсников и коллег, продиктованное твоей внешней хрупкостью, но ты не сдалась и поступками завоевывала уважение, разбивала стереотипное мышление, а иногда — и чьи-то носы.
К решению примкнуть к ренегатам ты пришла не сразу. Как и многие сомневалась, критически оценивала видео Риндта, разлетевшееся по сети. Поначалу допускала мысли о том, что он сумасшедший или же смутьян, но сопоставив катастрофы и его пророчества, крепко задумалась. Немалую роль сыграло мнение близких друзей, более сведущих в происходящем, и в конечном итоге ты встала на сторону орлов.

- Эй, Доусон!
- Что?
- Ты только не влюбись в меня, ладно? Не хотелось бы разбить тебе сердце.
- О, обещаю...

Мы не должны были встретиться. Совершенно разные судьбы, линии баррикад. Но один из твоих братьев задолжал крупную сумму ребятам из триады. Азартные игры? Особые нужды во время военного положения? Так или иначе, он оказался на крючке и едва ли мог выбраться из долговой ямы живым. Узнав об этом, ты, конечно, не могла оставить родственника в беде — заявилась на порог к кредитору с предложением.
Тогда я тебя впервые и увидел. Издалека. Держалась уверенно, пытаясь сохранить достоинство, и будто не понимала, что добровольно лезешь в петлю. На самом деле, мне следовало закрыть на все глаза и пройти мимо, ведь я видел это тысячи раз и был уверен, что увижу еще, но отчего-то стало любопытно. Разузнал о тебе, о твоей семье, а после — выкупил долг и стал заемщиком для вас с братом. Это и послужило началом наших встреч.
Сперва ты относилась ко мне предвзято — а как иначе?, - но со временем наступила оттепель. Правда, от привычки отпускать колкости и противоречить мне во всем ты так и не избавилась. Я же не прочь поспорить, поупражняться в остроумии, но больше всего люблю осыпать тебя комплиментами — в моменты напускной злости ты просто очаровательна.

Заявка — это основа, которую вы вольны дополнять различными биографическими фактами и интересными мелочами на свое усмотрение. Главное, чтобы это все гармонировало с описанным образом. Единственная просьба - сделайте Джек сбалансированной, без очевидных перегибов, со своими слабыми и сильными сторонами. Учитывайте и то, что некоторые детали биографии напрямую зависят от выбранного возраста.
С внешностью мне не удалось определиться — оба варианта прекрасны. Должен разве что заметить, что Присцилла в поле моего зрения попала случайно. Я не смотрел ни одной ее картины, меня зацепил образ из гифок.
Из ультимативных требований к игроку только базовая грамотность, в остальном я достаточно гибок. С вопросами можете сразу писать в личные сообщения, с радостью на них отвечу.

Ваш персонаж: Рюи Сакурада, 25 лет. Вор, аферист, на службе у триады. Родился в Японии, в 12 лет оказался в США.

Выдержка из анкеты:

Рюи — это пьянящий дух американской свободы и независимости, щедро разбавленный японским смирением. Несмотря на зародившееся в самом детстве нежелание становится блеклым винтиком в коллективистской системе родной страны, Девятихвостому не убежать от корней, и фундамент его личности выстроен на общехарактерных для жителей юго-восточных стран постулатах. В нем органично уживаются показная дерзость вместе с кротким почтением, громкое «я» с тихим «мы». Он полон спонтанных идей и продуманных решений, желания выделиться и остаться в тени.
Списанный со страниц  истории самурай, сменив эпоху, сохранил твердый скелет принципов бусидо, однако с лисом внутри приобрел озорство трикстера, творческое начало,  пластичность мысли и расширил границы самосознания. Точно байроновский персонаж, Сакурада несется вдаль по волнам к новым горизонтам и сражениям. Он один из тех людей, в жизни которых не бывает затяжных застоев, постоянно что-то кипит, бурлит и переливается всеми цветами радуги. В свои двадцать пять он все еще мальчишка, с ветром в голове и огнем в сердце, обаятельной улыбкой и неискоренимой жаждой приключений. Ему нравится казаться несерьезным, немного нахальным, непокорным, даже самовлюбленным, пряча истину за зрачками разноцветных глаз.

Пример вашего поста:

Пример поста

Из темного угла, в котором удобно устроился Лис, подпирая предплечьем колонну, открывался замечательный вид на разворачивающуюся трагедию. Именно трагедию, потому что и Шарки, и Рюи, и любой другой проходимец из всей разношерстной толпы зрителей заранее знал, что ничем хорошим этот глупый спор для самоуверенной коротышки не закончится. Она будто не понимала, где находится, кто ее окружает, и что податливо лезет в уготованную для нее петлю.
По щелчку пальцев к столу, за которым вальяжно развалился Шарки, словно пытаясь таким образом сделаться внушительнее, некто из его болванчиков немедленно подставил еще один стул. Главарь протянул вперед раскрытую вверх ладонь, немым жестом предлагая бунтарке присесть. С одной стороны, точно из воздуха, материализовалась полуобнаженная девушка с напитками, с другой подоспел кривенький крупье с колодой карт, продемонстрировавший, что в ней нет ничего особенного. Кого-то, например, нарушительницу спокойствия, этот спектакль мог обмануть, но только не Сакураду. Кривоватая усмешка тот час же появилась на его лице.
Верить в честность аферистов, как верить в девственность шоссейной проститутки - крайне наивно.

Как только раздали первые карты, толпа поутихла. Десятки хищно блестящих глаз вцепились в худые фигуры игроков. Напряженный шепот волнами ходил по залу от столика к столику, изредка нарушаемый чьим-то несдержанным смешком или кряканьем.
- Пиздец ей, - глубокомысленно выдал рыжий ковбой по левую сторону от Сакурады, громко рыгнув.
- Пиздец, - подтвердил его сосед, ощерив гнилую пасть.
Трудно было с ними не согласиться.
Незавидное положение «Хокинг» становилось необратимее с каждой новой картой, попадавшей в ее руки. Не нужно было быть ни психологом, ни чрезвычайно внимательным человеком, чтобы разглядеть в трудно дающемся ей покерфейсе выражение крайней степени отчаяния, сродни тому, какое демонстрирует утопающий в зыбучем болоте бедняга. И чем сильнее напрягалась она, тем радостнее становилась гримаса на лице Шарки. Он уже считал себя победителем, и спорить с этим было бессмысленно.

- Вскрываемся.
Момент истины. Лис отпрянул от колонны и сделал несколько шагов по направлению к VIP-зоне. Он прищурился, надеясь одним из первых увидеть расклад, даже если исход этой карточной битвы был предрешен с первых же секунд.
Две пары против Фулл-хауза. Рев толпы как похоронный марш для надежд Хокинг. Лис огорченно улыбнулся. Несмотря на прогнозы, он все-таки надеялся, что незнакомка продемонстрирует двойной блеф, обманет всеобщие ожидания и выдаст нечто куда менее предсказуемое, чем падение в личную долговую яму Шарки.
- Вертеть ей теперь задницей у шеста, - крикнул кто-то из толпы.
- И не только у шеста, - подхватил другой.
В ответ публика зашлась гоготом.
- Я выиграл, - местный король был крайне доволен собой. Победоносная партия сильно подняла стремившееся ранее к нулю настроение, и даже зуб будто бы перестал так сильно болеть. - Понимаешь, что это значит, девочка? Твоя тощая задница теперь в моих руках.
Ранее напоминавшие уродливые статуи амбалы вдруг ожили и встали по обе стороны от проигравшей, лишив ту даже призрачной надежды на спасение. Их мозолистые тяжелые ладони легли ей на плечи, заставив слегка ссутулиться в спине.
Такую чудесную возможность Лис просто не мог упустить. Над этим решением он думал не больше пары секунд, поддавшись спонтанному желанию вмешаться и внутреннему трикстеру, загоревшемуся азартной идеей. Минуя толпу, Рюи смело перемахнул через небольшое ограждение, оказавшись в центре всеобщего внимания. Загодя подняв руки в верх, демонстрируя прозрачность своих намерений, он, расплывшись в улыбке, заявил:
- Я хочу ее выиграть.

Шарки, на всякий случай, вынул из-под стола пистолет, направив дуло прямо в лицо Сакураде. Оценивающе оглядев наглеца, он мотнул головой в сторону, приказывая подоспевшей вовремя охране повременить с заламыванием рук и ног. Толпа вновь притихла, выжидая.
- А вечер становится интереснее, - техасец подался вперед, упираясь локтями в столешницу. - Кто ты? На кой черт тебе сдалась эта девка, и с чего ты решил, что твое желание меня интересует?
Как ни старался Шарки выглядеть бесстрастным, но блик любопытства в поросячьих глазках выдавал его с потрохами.
- Зови меня Муген. Бываю здесь время от времени — нравится мне атмосфера, азартные игры люблю. Она, - Рюи указал в сторону Хокинг, бегло подмигнув ей, - мне понравилась. Красивая и нахальная, - он пожал плечами с видом «а больших причин мне не нужно».
Шарки подавил смешок:
- Есть такое.
- Тебя должно интересовать не мое желание, а то, что я могу предложить в качестве ставки. Куда более ценную вещь, чем она.
- И что это?
- Лучше скажу лично, - многозначительно мотнув головой в сторону толпы, - сам понимаешь. Не против?
Владелец заведения кивнул.

Получив разрешение, Лис подошел поближе, пригнулся, упираясь ладонью в край стола, и сказал нечто приглушенным голосом, отчего лицо у техасского головореза в миг переменилось. Он смерил японца недоверчивым взглядом, слегка прищурился и помолчал с половину минуты.
- Откуда мне знать, что ты не лжешь? Где гарантии?
- Гарантии перед тобой, - Рюи указал на свою голову все с тем же самоуверенным и дерзким выражением лица.
- Смело, - ответил Шарки, пересчитав языком верхний ряд зубов. - Ну, допустим. Твоя ставка против моей. Все тот же старый добрый покер?
- Именно, но у меня есть условие. Не пойми неправильно, но ставка высока, поэтому мне будет спокойнее, если играть будем моей колодой, а раздавать карты будет кто-то не из твоих ребят.
- Намекаешь, что я крысить стану? Не доверяешь мне?
- Что ты, - Сакурада и не пытался скрыть насмешливой ухмылки, - просто моя колода приносит мне удачу. Карты как карты, ничего необычного, сам можешь убедиться.
- Не слишком ли ты наглеешь, парень?
- Возможно. Но ведь ты ничего не теряешь, правильно? Дело ведь в скилле, так? Да и возможный приз того стоит.
- Хрен с тобой, - отмахнулся мужчина после недолгой паузы. - Доставай свои карты.

Колода, предложенная Сакурадой, и впрямь не вызвала нареканий. Затем, когда определились  с крупье — им стал прилично выглядящий мужчина в костюме, с которым Рюи довелось играть ранее — все сели за стол. Вынув из-за спины меч и прислонив его к деревянной ножке, парень удобно устроился напротив Шарки. Хокинг, положение которой никак нельзя было назвать завидным, усадили неподалеку. Воспользовавшись такой возможностью, Сакурада наклонился в ее сторону и сказал, понизив голос до шепота:
- Будь начеку. Следи за обстановкой и дай знать, если заметишь что-то подозрительное. Это в твоих же интересах.

0

15

Форум: Любовники Смерти
Текст заявки:
Ничего особенного, просто вампир ищет свою бессмертную любовь.
К характеру, внешности, биографии персонажа у меня особых требований нет.
Есть пара заметок.
Это должен быть вампир или другое "волшебное" существо способное жить более 100 лет.
Это должно быть очень упорное и злопамятное существо (но этот пункт актуален, если мы придем к одному из сюжетов).
Пожалуйста, без слишком смазливых лиц.

Предыстория.
В далеком 1901 году на моего персонажа напали и усыпили (запутанная история). Очнулся он в 2001 году, абсолютно лишившись памяти. Вот именно эту память мне и надо вернуть и сделать я это хочу с помощью дамы сердца.
Итак, кратко, варианты:
1.
Брак по расчету в том самом 1901 году, краткое знакомство, взаимная симпатия. А жених пропадает за несколько дней до свадьбы. Семейство жениха не дает никаких ответов и тоже исчезает. Невеста в растерянности, сгорает от любопытства и досады. В 21 веке она встречает своего жениха, мгновенно вспоминает все те события, но он упорно ее не узнает. Вот с такого старта можно начать и объединить их для расследования его прошлого. По отношениям это может вылиться и в неразделенную привязанность с любой стороны и в крепкую дружбу и в отношения.
2.
Здесь я мало что продумал, но так как тянет на сопливые трагедии, то начать отношения персонажей в прошлом, довести их до предела, понасажать неприятностей, добавить парочку горе-злодеев способных вызывать дикую ревность, подключить злодейку судьбу, которая само собой против и все в таком духе.
А дальше у одного персонажа амнезия и летаргический сон.
И встреча в 21 веке, которая будет горестной, но новым началом.

В последнее время хочется именно тяжелых, драматических отыгрышей, разбавляя их романтикой.
Вообще, эмоции влюбленности отыгрываются у меня тяжело и всякие милости просто раздражают, персонаж в принципе вышел таким же.
Но с этим можно очень интересно поработать.
Ваш персонаж: Анкета
Пример вашего поста:

Пример поста

Помимо натужного шума кондиционера, жужжания пары тройки надоедливых мух, комнату для встреч с клиентами заполняло едва слышное бормотание. На слишком коротком для его роста диване лежал мужчина, известный некоторым, как Рей Грир: гробовщик, менеджер по услугам, бухгалтер, вампир и очень “веселый” парень. Его глаза были закрыты, губы шевелились, выпуская в мир какие-то слова, а пальцы, соприкасаясь в воздухе, издавали щелчки, будто бы Рей поддерживал ритм какой-то мелодии.
Вот так вот проходили будни похоронного бюро Евы Джованни...
Сама хозяйка, проснувшись, помахала ручкой своим сотрудникам и умчалась по каким-то таинственным делам. Либо в компьютерный клуб, либо по распродажам - интересы ее были весьма известны.
Рей, неизвестно почему выбрав своим пристанищем главную приемную бюро, наслаждался, видимо, беседой сам с собой.
Мари, третий сотрудник их “домика с ужасами” щебетала по мобильному телефону на своем рабочем месте.
Это был очередной день без клиентов, суматохи и хоть какой-либо работы. А потому ничего не предвещало событий, которые вскоре заставят всех сотрудников похоронного бюро хвататься за голову.

Из приемной раздался громкий звук чего-то разбивающегося и следом зазвучали причитания на весьма высоких нотах.
Рей мгновенно распахнул глаза и уже оказался у двери, но, как и всегда, припоминая, что в здании не пуганый человек, который в вампиров верил только, как в сексуальных идолов на экране телевизора, уже неторопливо (для вампира) открыл дверь и вышел в коридор, интересуясь, что же такого на этот раз разбила Мари. В этом она была специалистом.
На полу, возле ее стола была рассыпана земля и валялись осколки бледно-голубого горшка.
Девушка в последние дни вознамерилась превратить публичные комнаты похоронного бюро в оранжерею. Убеждая Еву и Рея, что это и полезно и красиво и вообще кислород лишним не бывает.
Мари была натурой весьма увлекающейся, но крайне нерасторопной. И хоть за озеленение офиса она взялась со рвением олимпийского чемпиона, дела шли из рук вон плохо.
К примеру, из каждого угла или еще более неподобающего места на Рея смотрели сухие веточки того или иного растения, благополучно позабытого Мари.
От подбора осколков вампир девушку отстранил, уверенный, что эта работа превратит приемную в кровавое побоище. Оставив Мари хлюпать носом и вытирать измазанными в земле руками злые слезы, он ловко подобрал с пола все, чего там не должно было быть, возвращая приемной цивилизованный вид. Теперь в такой же стоило бы привести и саму девушку, но они не успели.
Входная дверь, расположенная как раз напротив стола секретаря, распахнулась, впуская внутрь тяжелый запах нагревающихся улиц и Кристину Джованни.
И Рей и Мари одновременно удивленно воззрились на гостью. И если на лице Мари после секундного замешательства стали проявляться эмоции более сложные и негативные, оставленные первым знакомством этих двух дам, то Рей сохранил легкое удивление. Первая встреча с этой дочерью Джованни была, бесспорно, впечатляющей: приправленная погоней, опасностью и каким-то безумным кайфом. Но это уже все постепенно блекло в воспоминаниях. Так он себя убеждал.
А еще, после сегодняшнего дня он будет убеждать себя в редкостном идиотизме, потому что не заметить настрой и изменения в девушке, мог только слепой, и Рей, который преспокойненько стал высыпать остатки горшка в мусорное ведро.
- Последи за своим тоном! - мгновенно взбеленилась Мари и тут же повернулась к Рею. - Рей, я не собираюсь терпеть такого отношения, от какой-то там крашеной девицы! Пусть она будет хоть трижды родственница Евы!
Последовала еще более агрессивная реплика Кристины, Рей недоумевал, почему эти девушки, толком не знакомые, так невзлюбили друг друга. Он наконец-то внимательно посмотрел на Кристину, перехватив взгляд ее холодных и яростных глаз и его разум пронзила очевидная истина. Но тут же в его руку вцепилась Мари, отвлекая его от дальнейших размышлений, и требуя выгнать грубую гостью, Кристина опустившись на кресло, ввела маячок опасности в режим спокойствия, и зря.
В следующую секунду приемную заполнил резкий злой голос, и Рей лишь успел уклониться от метко пущенного горшка. “Еще один пал смертью храбрых...”. Но развивающиеся события не хотели давать времени Рею на не очень остроумные реплики, и вот уже рука Кристины сжимает горло Мари. Удивиться, возмутиться, испугаться Рей просто не успел. Но жуткие хрипы и меняющийся цвет лица Мари надолго еще сохранятся в его памяти.
Недолго думая он обхватил Кристину за талию, а второй рукой стал разжимать ее пальцы, совершенно неуверенный, в том, что их совместные действия не приведут к хрусту таких непрочных человеческих косточек. Но все обошлось, по крайней мере Мари кульком свалилась на пол откашливаясь и жутко тараща на них глаза. Рей будет верить, что Кристина в тот момент сама одумалась, и не желала по-настоящему смерти Мари, а потому разжала руку. Ведь в другом случае Рей был не уверен, что ему хватило бы сил против новоявленного вампира. Ведь на самом деле он ничего не знал о новообращенных, и даже не мог судить по собственному опыту. Мог лишь предполагать. Именно потому, во избежание возможных мрачных последствий, он и совершил следующий шаг.
В двух шагах от стола секретаря располагалась дверь, а за ней и лестница в подвал, где находился сам морг и основное рабочее место Евы, а также место так сказать “второго рождения” Рея. Обычно дверь была закрыта, но сегодня счастливая случайность оставила ее распахнутой. Кстати, про дверь... Она появилась через полгода после его пробуждения в морге, она сияла модным металлическим блеском, была автоматизирована, хвасталась кодовым замком, не открывалась изнутри (работники морга бывают суеверны) и хоть он никогда не спрашивал об этом у Евы, он чувствовал, что эта дверь если потребуется сохранит ее человеческую плоть от его вампирских клыков.
Воспользовавшись небольшой заминкой новоявленной вампирессы он приподнял ее над полом и впихнул, вместе с собой, в открытый проём подвала, откуда веяло медицинским духом.
Хлопнула дверь, пискнула система и над лестницей, ведущей вниз в морг, загорелась бледная лампочка.
- Зачем ты здесь? - чеканя слова, зло выплюнул Рей.

+2

16

Форум: arkham
Текст заявки:


МАТЬ МОЯ ЖЕНЩИНА НАЙДИСЬ
https://i.imgur.com/jWASFJD.gif https://i.imgur.com/jjO56HL.gif
Lara Pulver

Имя: Maria Riordan // Мария Риордан
Вид и возраст: чистокровный маг, около 80 (нужно учитывать тот факт, что её дочери на данный момент 35)
Род деятельности: живет дорого-богато. Ей бы очень пошло владеть каким-нибудь бизнесом: собственный бренд одежды или сеть салонов красоты, а может быть своя линия косметики и чудо-сыворотка, замедляющая старение.

У Марии всё замечательно и жизнь складывается просто прекрасно. В её гардеробе платья из настоящего шелка и у неё берут интервью для женских журналов. Она восседает перед журналистами с горделиво выпрямленной спиной и вещает со знанием дела о том, чего добилась. А добилась она многого. Была ли в этом замешана магия? Кому уже какое дело - главное, что её заслуги признаны. Мария улыбается обворожительно и острые углы рта окрашенные насыщенной красной помадой ползут вверх. Она умеет быть обворожительной, умеет быть харизматичной и настойчивой там, где это требуется.
После интервью она наберет короткое сообщение одному из своих любовников и предложит вместе провести вечер.
Шлейф аромата персидской розы тянется за Марией пока она пересекает путь от двери ресторана до забронированного столика и ни одному мужчине она не позволит засесть в её сердце излишне глубокой занозой. Она чтит свою независимость и научилась вполне неплохо уживаться сама с собой в том мире, который сама для себя создала.
Это Мария диктует условия и предпочитает знать, что с ней считаются.
Всё превосходно. Всё даже слишком замечательно и болезненный опыт прошлого почти не дает о себе знать...
До поры до времени.

полная заявка

- Когда ты родилась была сильная метель. Ветер бился в окна и задувал в щели. Это была ужасная ночь, но на свет появилась ты, Мэлоди. Когда ты родилась вдруг все прекратилось и эта страшная метель утихла в одночасье, радуясь вместе со мной...
- Не верю. Ни единому твоему слову не верю. И кстати. Меня зовут Дебора.

Мария поджимает губы, но не выказывает своих эмоций. Слишком много ей лет, слишком много пришлось пережить, чтобы однажды решить, что так нечаянно появившийся на свет ребенок, которого она скинула ненужным грузом возле дверей ближайшей больницы, даже не своими, а чужими руками для нее абсолютно ничего не значит. Она выталкивала этого ребёнка из себя с величайшим омерзением, не взглянув ни разу, потому что отец этого ребёнка сделал ей слишком больно. Боль, тянущаяся сквозь года, боль, отзвуком все еще звучащая в сердце.
Ненависть была испепеляющей и сводящей руки, поэтому так легко было представить, что стоит взглянуть в глаза этому ребёнку хотя бы раз и она задушит его одним своим намерением.

- Так как же ты меня нашла?
- Материнская связь.
- Ага, как же.
- Материнская связь и толика магии.

Кровь от моей кровь, протяни нить от меня к ней. Сокрытое от глаз, стань явью.
Заклинание срабатывает сразу, но дает немного не тот эффект, на который она рассчитывает. Тонкая нить, олицетворение пуповины, связывающей мать и дитя даёт, помимо возможности определить место, еще и стойкое, не проходящее ощущение кого-то постороннего где-то рядом. Не такое как бывает во время заклинания связи. Немного иного толка. Марию пугает эта связь, но еще сильнее пугает её своё проклятие. Один перевернутый ритуал, одно неправильное заклинание, один артефакт, что поразил её в самое сердце такой мощной и жуткой магией. Чужая воля? Может быть и чужая воля. Воля того, кто настолько искусен в магии, что нанес по ней такой удар, который она не смогла отразить. Потому что некоторые проклятия очень похожи на цветок - едва ощутимое зерно, вызывающее лишь смутное беспокойство, только затем, когда оно пустит свои ростки станет окончательно ясно, что это.
Мария ищет взаимосвязь, пытается стряхнуть этот черный сгусток гнили с себя в панике, но день за днем лишь отчаивается в собственных силах.
Кровь от твоей крови, нить между вами... - слышит она от магов, сведущих в проклятиях, читает в книгах, что находит в фамильной библиотеке своего семейства.
Ребенок. Её ребенок. Тридцать пять лет прошло с тех пор, но ведь она все еще жива? Магические гены чистокровного рода Риордан не позволили ей стать случайной жертвой?
Мария в ужасе от собственных желаний, но с каждым пережитым под проклятием днем уверенность крепнет в ней все сильнее. Она находит свою дочь в маленьком городке Аркхем, что кишит магией на каждом шагу. Она тщательно продумывает слова для встречи и собирается очаровать её сентиментальными и так ненавистными ей глупостями, но становится понятно с первого взгляда - Дебора меньше всего в жизни хочет знакомиться с той, кто бросил её когда-то.

Только вот проклятие все еще нужно снять, так?

Мария Риордан та еще сучка, как вы можете догадаться. Так уж получилось, что она обрекла свою дочь на жизнь среди обычных людей, ничего не знающих о магии и о необходимости своими силами учиться тем малым крохам, которых можно добиться не имея примера перед глазами. А еще зародила в ней боязнь быть отвергнутой и не нужной, с которой Деборе приходится постоянно бороться.
Мария  волевая, сильная и привыкшая стоять за себя дама, которая всю свою жизнь не хотела пресмыкаться перед чужими интересами и, как думаю, своего семейства тоже. Мария никогда не видела себя в роли матери семейства, воспитывающей ораву чистокровных магов и испытывающая удовольствие от топота маленьких ножек по древним дубовым полам фамильного особняка. Ей хотелось свободы, хотелось независимости и хотелось жить так, как хочется исключительно ей. Она построила неплохой бизнес (связанное ли это будет с магией и какими-нибудь зельями или же сугубо человеческая профессия вам решать), позволяющий снимать сливки и жить на полную катушку. Она скрупулезно следит за своей внешностью и образом и отстаивает свою точку зрения до победного конца. Собственно, Лара Пулвер в образе Ирэн Адлер идеально вписывается в эту роль.
Когда Мария встречает свою дочь, она уверена, что легко сможет обернуть знакомство в свою пользу и переложить свое проклятие на неё, наладив связь (для остроты ситуации давайте представим, что нужна добровольная воля того, на кого переложат проклятие), но Дебора вовсе так не считает. Предполагаю, что они будут пытаться выместить зло и старые обиды друг на друга, пытаться найти взаимопонимание и это путь, который придется пройти им обоим. А еще у них на самом деле гораздо больше общего, чем может показаться на первый взгляд.
Это взаимоотношения где никто не представляет как стоит вести себя и где нет однозначного решения. Сюжет с проклятием здесь исключительно формален и служит завязкой и рычагом для движения их общения.

От Марии не требуется быть заботливой мамочкой и всячески опекать свою дочь. Скорее наоборот - ей все это чуждо и не знакомо. Но чем больше времени они проводят вместе, тем больше находят то, что делает их похожими друг на друга. Одиночество в кубе, отчаянное желание выстроить вокруг стены, подавленное чувство вины за сделанное и не сделанное и многое другое, что можно выдумать по ходу игры.
Пожалуйста только приходите и мы с вами сыграем лучшие отношения матери и дочери эвер!

Ваш персонаж: Отчаянная ведьма, промышляющая проклятиями за деньги и мучающаяся от невозможности отыскать для себя смысл жизни. Выросшая в семье приемных родителей, которые слыхать не слыхали о магии, а потому переживающая каждый божий день, что её вернут обратно в детский дом, сочтя ненормальной.
С текстом анкеты можно ознакомиться тут
Пример вашего поста:

Пример поста

*пост специально для горячо обожаемой и не найденной ма

«Не так давно мне приснился сон», - рассказывает Дебора, поджигая кончик сигареты пальцами в привычной ей манере.

«Это был странный сон, на сон мало походящий. Видение? Тоже нет. Нечто, явившееся под покровом ночи и очень походящее на сон. Я очутилась в незнакомом мне старом доме. Настолько старом, что обои на стенах давно выцвели и превратились в лохмотья, а сквозь них проросла черная плесень. Я поднималась по сгнившим ступеням лестницы к самой крыше, минуя темное большое окно с выбитым стеклом. Там, на верхнем этаже через двойные двери я очутилась в библиотеке, такой же старой и заброшенной как и сам этот дом. Ни один светильник не горел, но я все прекрасно видела каким-то невероятным образом. Передвигаясь между стеллажами, я вчитывалась в названия на корешках старинных книг как будто точно зная что ищу здесь и сейчас. И я действительно знала, потому что очень скоро, минуя пять или шесть стеллажей, я остановилась как вкопанная и провела рукой по одной из книг, стряхивая с неё пыль», - она разглядывает свою ладонь, а потом смыкает пальцы, будто припоминая каково это - касаться неведомой призрачной пыли из своего якобы сна. Перетирает её между пальцев, но никак не может нащупать вновь. Здесь, в этом мире, такой пыли просто не может существовать.

«Ну а дальше я открываю книгу на нужной странице и вчитываюсь в непонятные мне слова на непонятном мне языке. Но в моей голове появляется такое кристально ясное понимание происходящего, что это даже слишком просто - вот так увидеть что-то сложное в первый раз и тут же уяснить подлинный смысл. Для этого ритуала мне понадобится тринадцать черных свечей, выставленных в круг и длинная пурпурная нить, которую я оборачиваю вокруг своего запястья. Дальше я рисую символы в обозначенном кругу и приношу жертву. Символическую, как в старые недобрые времена. Всё, что требуется это перерезать горло курице. Ужасно странное ощущение держать её в своих руках. С ней нужно обойти весь круг, создавая неразрывную кровавую линию.
Ритуальным кинжалом я режу свое запястье так, чтобы кровь пролилась прямо на пурпурную нить и пропитала её полностью. Несколько витиеватых слов на незнакомом мне языке. Ритуал требует, чтобы колдующий держал в голове образ того, кого он собирается проклясть, повторяя раз за разом одни и те же слова.
Ну а дальше самое интересное. Я снимаю с запястья пропитавшуюся моей кровью нить и начинаю наматывать её прямо на перерезанное горло дохлой курицы. Петелька за петелькой, слово за словом, пока нить полностью не оказывается обвита вокруг горла. Кончик нити я запечатываю воском от свечи и произношу завершающую часть заклинания. Свечи гаснут. Ритуал считается исполненным».

Истлевшая до краев сигарета обжигает пальцы и Дебора бросает её в пепельницу так ни разу и не затянувшись. Собственный рассказ занимает её в данный момент гораздо больше, чем что-либо другое.

«Но самое забавное в том, что в этом сне я хорошо знала кого мне нужно представлять в своей голове. Чей образ держать во время ритуала. Свой. Но видела я тебя. Хотя я и лица твоего никогда не видела и не знала, как и имени твоего. Конечно я не проклинала тебя здесь. Не носилась по городу в поиске живой курицы и не резала ей горло. Я и книгу такую в руках никогда не держала. Но вот ведь интересно получается - кто же тебя тогда проклял если не я?» - изрекает она шепотом, устало потирая веки. В её голосе нет прежней ненависти, лишь одно непонимание и желание разобраться во всем.

А может это был всего лишь сон.
Но в это с каждой минутой становится все сложнее поверить.

0

17

Поднимаю, две недели прошло.

Форум:
Кроме Нас.

Текст заявки:
Алиса - перспективный фотограф модных изданий и фотохудожник, у которого, несмотря на юный возраст, уже есть своя аудитория и даже выставки. Дочь литовского эмигранта, родившаяся и выросшая где-то в Западной Европе, в хорошей и спокойной семье.

Безоблачную в некотором смысле жизнь Алисы нарушает только одно обстоятельство: Алиса - ведьма, которой дар достался от бабки, и он как-то не спрашивал её согласия. Этот дар тесно связан с предсказаниями и видением будущего, и Алиса не до конца пока понимает, как с ним жить, но уже знает, что иногда по одному взгляду на фотографию, картину или дурацкое видео в сети можно узнать очень многое.
Её талант больше всего раскрывается в поисках: она может увидеть, жив человек или мёртв, где погиб и когда это было, но разумно держит свои знания при себе.

Свою тётку Алиса так и находит - неожиданно, по фотографиям в семейном альбоме, и вдруг узнаёт, что на самом деле Сауле не пропала без вести и не умерла, как считалось, при развале Союза.

В семейном прошлом Алисы сложные и драматические скелеты, плотно упакованные в красивый шкаф, но они так и норовят из него вывалиться. У Алисы, на самом деле, не так уж много времени: семейная легенда говорит о том, что каждая ведьма её рода не пересекает порог тридцати трёх лет, хотя никто уже толком не помнит, откуда и почему это пошло.
А Сауле, которую она нашла случайно, совсем не стареет. Алису теперь толкает любопытство и надежда, но какой осиный улей она может разворошить, пытаясь найти часть отцовского прошлого, остаётся лишь догадываться.

Игровые планы и маленький алярм:

У меня два направления, которые я хотела бы потрогать.

Во-первых, мне страшно интересно посмотреть на семейные отношения: Сауле сама по себе больше тридцати лет, её семья не рвалась поддерживать связь с военным учёным, и их за это винить сложно.

Во-вторых, у нас есть несколько арок, где персонаж с подобным даром будет очень востребован. Я хотела бы копнуть историю с людьми, которые пропадали без вести, но вернулись спустя много лет, и, вполне возможно, на фоне нынешней тяженькой политической ситуации устроить хороший шпионский детектив на базе наследия безвременно почившего Союза.
Ну и мистику, конечно - со всеми атрибутами вроде церквей, демонов и ковенов, которые вроде как пропали из этого радостного XXI века, но на самом деле нет.

Упомянутый алярм: у меня нет желания играть стекло и обоюдные страдания, и в целом мне интересны семейные отношения больше как фон для каких-то независящих от персонажей событий. Через несколько эпизодов я хотела бы привести их к более-менее доброжелательным и развивать дальше именно туда, акцентируя внимание на внешних проблемах и приключениях.
Играю детективы, немного экшна, немного шпионки, мистицизм. Иногда примешиваю драму, иногда - флафф.

Ваш персонаж:
Нина Скорцени. Мы не добрые, мы светлые. (с)
Нефилим, дочь архангела Рафаила, учёный и одновременно - хороший оккультист, внешне вроде бы мягкий и нежный котик, но в глубине души - не очень. Старается быть в стороне от политических игрищ и шпионских драмочек любого качества, но при необходимости выжить вцепится в горло оппоненту, не меняя умиротворённого выражения лица. Беглый военный учёный, работала на “Биопрепарат” до конца восьмидесятых, после пожила во Франции, Бельгии, Китае; сейчас обосновалась в Германии.

Пример вашего поста:

Из недавнего.

Отдав фонарь Штольцу, Нина вытащила из кармана телефон, ткнула в экран и задумчиво посмотрела на иконку сигнала. Связи, конечно же, и близко не было, впрочем, стоило ли рассчитывать на обратное; но сейчас это было неважно. Заныривать во всеведающий Google - хотя для таких запросов Yahoo! наверняка подходил намного лучше, - можно будет и потом.

Замигала вспышка.
С холодным рационализмом учёного, который созерцал последствия вспышек модифицированных в рамках “биозащиты” штаммов туляремии, доктор Скорцени фотографировала зал. Жаровни, гобелен, колокол, алтарь, стены; всё подряд.
Может быть, это было бессмысленной работой, но удалить фотографии всегда намного проще, чем забраться на подобное дно, у которого как-то неприятно ощущалась смутная близость с Адом, ещё раз.

Она молчала, но теперь это было иным молчанием, сосредоточенным. Холодным.
Суть Сауле не выносила подобного мрака, не принимала тёмного колдовства и демонических даров, и ей было жутко здесь. Она не боялась, впрочем; это было не страхом, но неприятием, таким глубоким, что отдавало в злость.
- Кладка была довольно старой, - произнесла Нина задумчиво, - и мох на ней был не первой свежести. Я не думаю, что кто-то её открывал последние несколько столетий. Либо алтарь жжёт кто-то из тех, кого не останавливают физические преграды, либо здесь есть ещё какой-то способ попасть вниз, менее сложный.

Она пошарила по карманам платья, жалея о том, что оставила на верхнем этаже монастыря сумку: там можно было найти если не всё, необходимое для выживания, то хотя бы большую часть. Перочинного ножа не было, женщина вздохнула, пробежалась пальцами по волосам, вытащила тонкую маленькую шпильку, поддерживающие непокорные светлые пряди с левой стороны.
Оккультный опыт Сауле был достаточно обширен и труден, чтобы она выучила, как “Отче наш” - не трогай ничего голыми руками, даже если сделал это сам. И уж тем более - если то чужое.

От гобелена отвратительно пахло металлом и сырым мясом, и Скорцени ощутила очередной прилив тошноты. Тёмной силы было слишком много, здесь всё пропиталось ей - с привкусом серы и дурмана, и всё её существо противилось этому месту.
От постоянного звона растревоженного колокола начинало звенеть в ушах, и женщине приходилось делать усилия, чтобы сосредоточиться.

Угли неприятно грели, но для дочери архангела, по венам которой тёк свет, жар не казался невыносимым. Внутри нашлись мелкие кости, парочку она подцепила, выкинула на пол, чтобы рассмотреть лучше.
Какие-то мелкие птицы вроде воробьёв или соловьёв, может, цыплят.
На жертвеннике лежали неприятно пахнувшие сушёные травы, листья, вновь кости и много пепла. На краю каменной чаши, присмотревшись как следует - на самом деле она видела в темноте и сквозь темноту тоже, - Нина вдруг приметила волос. Пошевелила пепел, хмурясь, и нашла недогоревший обломок ногтя.
- Если это то, чем выглядит, то монахини будут умирать дальше: у них, видимо, тянут архей. И не хочется говорить плохо о сёстрах, но похоже, что чернокнижник - кто-то из своих. Втихую собрать волосы с расчёски или обрезки ногтей много проще, когда живёшь рядом.

Ей не давало покоя ощущение чьего-то присутствия. Где-то невыносимо далеко - и очень близко что-то жуткое и злое всматривалось в своих гостей, и оно было недовольно тем, что они пришли с пустыми руками.
С гобелена медленно начала капать кровь, но в пепел она отчего-то не впитывалась.

+1

18

Форум: OFFWORLD

Текст заявки:
м+м, возможен селфцест или инцест. в принципе, можно обойтись и без того, и без другого.
тематика форума сразу вдохновила меня на одну идею. краткая суть форумного сюжета в том, что есть две версии нашей Земли — на одной люди со способностями появились раньше и успели установить свой тоталитарный режим, а на другой все было спокойно, пока не прибыли беглецы оттуда. это ну очень кратко, а на форуме все же описано красивее.
как вы понимаете, не опробовать селфцест с таким сюжетом просто противозаконно. идея состоит в том, что один из персонажей — верный агент правительства с U-1 (вселенная, где способные появились раньше), а его дубль жив и здоров, является агентом фбр/врачом/etc. агент вместе с другими членами отряда отправляется на нашу Землю, где уже судьба как-то сводит его с дублем (в этом плане сцепка агент/агент фбр все же и удобнее, и интереснее выйти может). что и как будет дальше — обсудим лично. я предлагаю, чтобы у героев был разный возраст (все-таки разные вселенные) и на внешность Bryan Dechart (в роли "пришельца") с Hugh Dancy (в роли фбровца). возможна и смена их ролей, ровно как и костяк — персонаж с U-1 может быть в группе беглецов, за которыми отправило отряд правительство, или вовсе человеком. в общем, обсуждаемо все, дико хочу селфцест (и желательно с такими солнышками на внешностях)

только гляньте на них

http://forumuploads.ru/uploads/000b/09/4f/27376/54469.gif http://forumuploads.ru/uploads/000b/09/4f/27376/35166.gif

второй вариант для желающих инцест или просто слэш тоже прост. герои были очень близки на U-1, но одного из них убили, а второй сбежал/отправился по приказу правительства на U-2, где снова встретил умершего. однако открывается, что в этой вселенной он уже давно мертв и они вовсе никогда не встречались. внешности тоже приглядел, Martin Wallström и Ryan Gosling. p.s. однополые отношения на U-1 осуждаются, поэтому стекла может быть предостаточно, если между ними зарождалось что-то еще там. мне очень нравится идея, где они оба являются агентами правительства (если у ребенка полезная способность, то его забирают из семьи; а дальше воспитывается идеальный солдат и патриот), но один все же оступается/связывается с мятежниками/совершает государственную измену, а второй остается верной собачкой. p.s. при великом желании можно как-то выкрутиться и сбежать с U-1 все же вместе.

и на них гляньте

http://forumuploads.ru/uploads/000b/09/4f/27376/93821.gif http://forumuploads.ru/uploads/000b/09/4f/27376/25332.gif

если что-то заинтересовало, то пишите в лс, обменяемся средствами связи:) очень жду
p.s[2] если есть какая-то интересная идея, то тоже пишите, буду рад обсудить.

Ваш персонаж:
возьму любого из предложенных мной.

Пример вашего поста:

Пример поста

[indent] Он видел перед собой легендарный город, построенный из белого камня и воздвигнутый на жертвенной крови их праотцев – забытый в веках оплот чести и славы ангелов, оставленный и покинутый поколением, что ничего не знало о настоящей войне. Казалось, что само время застыло в нем, заставляя окунаться в воспоминания событий прошлых лет – видеть пред глазами иллюзии марширующих по улицам солдат в золотых доспехах; чувствовать кожей жар небесных кузен; слышать лязг стали о сталь и радостные крики мальчишек, желавших стать такими же великими воинами, что и их отцы. Рул сливался с призраками давно погибших, и они дарили ему свое тайное знание, открывали свои взгляды и позволяли стать ими хоть на долю секунды. И так он узнал, что генералы были уверены в победе. Так он узнал, что солдаты верили в свою благую цель, ставшую им сладкой колыбельной перед сном. Так он узнал, что женщины готовы были ринуться следом за своими мужьями.

[indent]  Но все это обернулось прахом, и целые тысячелетия лишь дождь плакал в разрушенных храмах земли обетованной.

[indent]  Пока не настал этот день, озаренный криком ребенка, явившегося из утробы самой Калирии в прожженный магией мир. Райские птицы вторили ему своим прекрасным пением, разнося на крыльях благую весть, а солнце, мягко пробивающееся сквозь едва прикрытые шторами окна, ласкало его вьющиеся золотые волосы на макушке. Мальчик, рожденный от союза двух миров. Мальчик, рожденный стать Богом.

[indent]  — Илай, — срывающимся голосом шепчет мать, принимая своего сына из рук повитухи. — Твое имя будет Илай.

[indent]  И вслед за ее хрустально-чистыми слезами, павшими вниз, Рул чувствует, как рухнуло что-то внутри него самого, чувствует, как кровь вновь прилила к давно прогнившему сердцу, позволяя услышать первое и оглушающее своей слабостью «тук». Оружие, выкованное им самим, вернулось в этот мир. Ошибка, совершенная тысячелетия назад, напомнила о себе, возродившись в пепле святилища минувших дней. А с ней возвратилась и ответственность за свершенное когда-то давно – за тот самый вечер, в который пролилась кровьего Царя.

[indent]  Закрывая глаза, он с содроганием вспоминал боль, застывшую на лице Ромула. Вспоминал отчаянный вой, потонувший в грозовой буре, и безнадежную попытку броситься на помощь ближнему своему, тому, кого предпочел он своему брату, тому, кого ненавидел Рэм всей своей израненной душой. Кровь на руках, что должна была принести столько наслаждения, запретного и будоражащего тьму внутри него, пугала и заставляла тихо содрогаться от мысли того, что же он все-таки  [indent]  наделал,  [indent]   чему  [indent]   позволил   [indent]  свершиться.

[indent]  Ослабшие и мокрые пальцы мелко дрожали, когда он вглядывался в безмолвную пустоту и тихо звал inima mea назад, напряженно вслушиваясь в повисшую гробовую тишину, нарушаемую лишь его собственным сбившимся дыханием. Глаза слипались от усталости, когда он днями и ночами пытался найти способ призвать того, кто пожелал спрятаться в глубинах самой Бездны. Голова болела от роя уничтожающих мыслей, когда он лицезрел падение этого мира и знал, что нет рядом того, с кем он мог бы переплести свои холодные пальцы, нет рядом того, кто подарил бы ему былую уверенность в своих силах.

  [indent] Ответа никогда не было, и в один день он прекратил свои попытки. В один день он попытался вычеркнуть Ромула из своей жизни, пока не настал этот, мучительно напомнивший ему о том, кто давно потерян для него.

[indent]  «Он недостоин тебя», — надрывно шипел над ухом голос Твари, таящейся в глубокой тьме, и Рул мучительно прикрывает глаза, рвано выдыхая и стремясь не поддаться ему навстречу. – «Ты тянулся к нему, точно он был солнцем, а ты – бесконечно влюбленным в чувство полета Икаром; ты жаждал его великодушного внимания больше, чем чьего-либо еще, однако именно он не одарял тебя им; ты искреннее верил и доверял ему, ослепнув в своей щенячьей преданности, и что в итоге он сделал? Оставил тебя. Променял тебя. Показал свою подлинную натуру. Все змеи подлы, и гортани их полны яда, а глаза пусты и безжизненны. Им нет места среди нас. А тебе нет места рядом с ними. И я прекрасно знаю это чувство», — сквозь морок сна и видений пугающий дух тянет к нему свою когтистую руку и в порыве грубой ласки кладет на щеку, измазывая в чьей-то вязкой черной крови светлую кожу. – «Мы с тобой одно целое, Remi», — истинное имя вырывается из чужой пасти, и оракул позволяет себе вздрогнуть, испуганно открывая глаза и встречаясь лицом к лицу со своим главным страхом – на продолговатой морде Твари сияет кровожадная усмешка, и он довольно скалится, видя смятение на лице своего давнего знакомого. Он слишком реален, чтобы быть просто сном, и одновременно с тем он словно смотрит сквозь мужчину…

[indent]  Дух мягко отстраняется, замечая и то, что больше это не похоже на замок в городе ангелов – вокруг стоял мертвенный холод, а пол зала был залит водой. Краски сгущались вокруг них, позволяя блуждающим теням восставать из своих могил и танцевать в такт биению смертного сердца. И… другой он стоит покорно прямо напротив Мордреда, скованный его хваткой, но не лишенный самообладания – голубые глаза опасно блестят в темноте, и мужчина неуверенно подступает ближе, приглядываясь внимательнее.

[indent]  «Я тот, кого ты искал все это время», — самозабвенно быстро шепчет темный дух. – «И я лучше него, ведь  я  не   оставлю    тебя, брат мой», — голос оскверненного пророка ломается, когда он это произносит, и Мордред позволяет себе в отчаянном смирении склонить голову на долю секунды – он прикрывает свои глаза, но Регул знает, что больше не похожи они на звериные, больше не полны они безрассудного безумия, что поглотило мужчину в тот самый день. И видит, как он, другой он, создает острый кинжал из самой тьмы и лунного света и заносит его над обреченным духом непреклонного Севера – ужас пронзает провидца, и безмолвный крик его тонет в вое взъевшихся теней, стремящихся защитить хозяина, но тусклый свет небесного светила, пробивающийся сквозь пробоину в крыше, не позволяет им приблизиться и на шаг к братьям, незримым барьером ограждая убийцу от гнева. Кинжал проникает в плоть духа легко; хриплый стон вырывается из пасти Твари, но он не отступает – напротив, лишь сильнее напирает на острие оружия, пронзая его все глубже. И Рул чувствует его кровь на своих руках и неосознанно опускает взгляд к ладоням.

[indent]  И была она подобна черному золоту.

[indent]  «Что... Что   ты   наделал,   брат  мой?» — шепчет ему Алексис, и Регул испуганно поднимает взор обратно, встречаясь с ним лицом к лицу. Измученный, измазанный чужой кровью и осуждающий, но покорно принимающий свою судьбу – он падает наземь, утягивая за собой ослабшего духа, и тот чувствует, как сбивается его собственное дыхание от одного лишь вида т о г о с а м о г о кинжала в его руке.

[indent]  «Что ты наделал,  брат мой?» — вторит Змею голос Мордреда, и все внутри мужчины сжимается.

[indent]   — Нет, нет… — беспомощно бормочет пророк, выпуская оружие и нервно облизывая губы. – Ты не можешь, не можешь… — он пытается зажать смертельную рану, но мокрые пальцы его дрожат, скользя по окровавленной одежде. – Прошу, Ромул, умоляю… нет, нет, нет, — Рэм сбивчиво проговаривает заклинания из древних школ, обращается к силам своей матери, но все – все – попытки его оборачиваются неизбежным провалом, и жизнь продолжает мучительно быстро покидать тело истинного Царя. – Любовь моя, прошу… — он кладет голову Ромула себе на колени и в смятенном порыве поглаживает его по волосам, но его окровавленные пальцы путаются в шелковистых прядях, и мужчина больше не может сдерживать своих слез – его губы дрожат, а затуманенный взгляд растерянно скользит по бледному лицу любимого человека. – Не умирай, только не умирай, — надтреснутым голосом шепчет провидец, — Меня не существует без тебя, слышишь? Ты – все, что есть в моей жизни, все, чем я действительно дорожу. Я готов жить без ответа, жить в тени тех, кого любишь ты, но только пожалуйста, не покидай меня, — Регул нерешительно кладет ладонь на щеку брата, и слабо улыбается, словно бы веря, что это хрупкое признание может в самом деле помочь. — Ты ведь мое сердце, Ромул, ты мое сердце, — но ответа, как и всегда, не следует.

[indent]  И истошный вой вырывается из груди безутешного брата, тревожа ночных птиц и диких зверей, чьи сердца стали едины с ним в этой скорби.

[indent]  Но ему не было никакого дела до них. Сочувствие не вернет ему его Царя.

+1

19

.

Отредактировано mon ami (20-01-2020 23:29:45)

0

20

Поднимаю.

Форум: Revolt
Текст заявки:

https://i.imgur.com/qLK9dWS.gif https://i.imgur.com/T8p4oA2.gif
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
margaret qualley, priscilla quintana

» имя, возраст:
Джек Доусон | Jack Dawson
Полное имя: Жаклин Амалия Доусон.
24-27 лет.
» принадлежность:
Носитель.
» профессия:
Ранее: офицер NYPD.
В настоящее время: боевая группа одного из штабов.

» способность:
Непробиваемая кожа, стальная оболочка, минерализм. 
» сторона:
Ренегаты.
» статичное изображение:
1 + 2.

текст

Я знаю, что ты родилась в одном из солнечных штатов. Там, где температура не падает ниже отметки в 15 градусов. На солидном ранчо в 30 гектаров, среди густых полей и разномастных животных. Тебе нравилась жизнь в сельской глубинке, хотя иногда в мыслях ты все же перемещалась в какой-нибудь крупный город, где все кипит, ежесекундно меняется, где яркие огни не гаснут даже глубокой ночью.
Всегда с некоторой завистью смотрела на отца, ведь среди полей тот нашел призвание и личное счастье. Смотрела и вдохновлялась, и любила его за душевную простоту. Он — мужчина спокойный и выдержанный — был создан для семьи. Успевал не только следить за обширным хозяйством, но и справляться со всем своим шумным выводком. На мать же ты смотрела с тоской. Чаще всего на фотографии в общем чате, нежели один на один, ведь она была карьеристкой, вечно пропадала в командировках, и хоть и любила всех своих детей, никогда бы не променяла профессию на роль матушки гусыни.
Ты скучала, но никогда не жаловалась. Усилием топила грусть в себе, а остальное прятала между строк на страницах личного дневника. Потому что помимо выразительных глаз унаследовала от этой женщины стремление к независимости, а еще всегда думала, что должна быть сильной ради других. От отца же достались выдержка, чувство юмора, обаяние и копна густых каштановых волос. Что же до братьев, то с ними тебя роднили озорство и смелость. Эта шебутная четверка никогда не давала тебе заскучать. Вы были одной большой компанией, гремевшей на всю округу. Настоящим кланом, стояли друг за друга горой.
Ты росла здоровым ребенком, в меру ответственным, в меру шаловливым, и легко заводила знакомства и друзей. Правда, большая часть из них была противоположного пола. Детство и юность, проведенные в тесной мужской компании, не могли не оставить свой отпечаток: с парнями у тебя было больше пересечений по интересам, чем с девчонками - комиксы, видеоигры, спорт, - да и зависть последних, проявлявшаяся в пассивно-агрессивном поведение по отношению к тебе, сыграла во всем этом немалую роль.
Еще одной проблемой, вскрывшейся со временем, оказалась тотальная застенчивость в делах любовных. На личном фронте тебе не везло еще со школы. Сказалось и позднее созревание, и гиперопека братьев, которые одним своим существованием отпугивали потенциальных ухажеров. То кто-то пасовал перед твоей напускной неприступностью, то где-то ты не понимала, как себя вести. А в подобных вопросах тебе не с кем было посоветоваться и не с кого брать пример. Поэтому и романов в твоей жизни было меньше, чем пальцев на одной руке.
Зато уже лет в шестнадцать приняла твердое решение поступить сначала в двухгодичный колледж на юридический факультет, а после — в полицейскую академию. В борьбе с преступностью ты видела свое призвание, слегка идеализировала профессию, думала, что сможешь спасти мир. Со временем, конечно, начала смотреть на все более трезво, когда сама заступила на службу и стала патрулировать улицы, но даже видя огрехи в системе, в выборе своем не разочаровалась. Пришлось попотеть, чтобы изменить предвзятое к себе отношение сокурсников и коллег, продиктованное твоей внешней хрупкостью, но ты не сдалась и поступками завоевывала уважение, разбивала стереотипное мышление, а иногда — и чьи-то носы.
К решению примкнуть к ренегатам ты пришла не сразу. Как и многие сомневалась, критически оценивала видео Риндта, разлетевшееся по сети. Поначалу допускала мысли о том, что он сумасшедший или же смутьян, но сопоставив катастрофы и его пророчества, крепко задумалась. Немалую роль сыграло мнение близких друзей, более сведущих в происходящем, и в конечном итоге ты встала на сторону орлов.

- Эй, Доусон!
- Что?
- Ты только не влюбись в меня, ладно? Не хотелось бы разбить тебе сердце.
- О, обещаю...

Мы не должны были встретиться. Совершенно разные судьбы, линии баррикад. Но один из твоих братьев задолжал крупную сумму ребятам из триады. Азартные игры? Особые нужды во время военного положения? Так или иначе, он оказался на крючке и едва ли мог выбраться из долговой ямы живым. Узнав об этом, ты, конечно, не могла оставить родственника в беде — заявилась на порог к кредитору с предложением.
Тогда я тебя впервые и увидел. Издалека. Держалась уверенно, пытаясь сохранить достоинство, и будто не понимала, что добровольно лезешь в петлю. На самом деле, мне следовало закрыть на все глаза и пройти мимо, ведь я видел это тысячи раз и был уверен, что увижу еще, но отчего-то стало любопытно. Разузнал о тебе, о твоей семье, а после — выкупил долг и стал заемщиком для вас с братом. Это и послужило началом наших встреч.
Сперва ты относилась ко мне предвзято — а как иначе?, - но со временем наступила оттепель. Правда, от привычки отпускать колкости и противоречить мне во всем ты так и не избавилась. Я же не прочь поспорить, поупражняться в остроумии, но больше всего люблю осыпать тебя комплиментами — в моменты напускной злости ты просто очаровательна.

Заявка — это основа, которую вы вольны дополнять различными биографическими фактами и интересными мелочами на свое усмотрение. Главное, чтобы это все гармонировало с описанным образом. Единственная просьба - сделайте Джек сбалансированной, без очевидных перегибов, со своими слабыми и сильными сторонами. Учитывайте и то, что некоторые детали биографии напрямую зависят от выбранного возраста.
С внешностью мне не удалось определиться — оба варианта прекрасны. Должен разве что заметить, что Присцилла в поле моего зрения попала случайно. Я не смотрел ни одной ее картины, меня зацепил образ из гифок.
Из ультимативных требований к игроку только базовая грамотность, в остальном я достаточно гибок. С вопросами можете сразу писать в личные сообщения, с радостью на них отвечу.

Ваш персонаж: Рюи Сакурада, 25 лет. Вор, аферист, на службе у триады. Родился в Японии, в 12 лет оказался в США.

Выдержка из анкеты:

Рюи — это пьянящий дух американской свободы и независимости, щедро разбавленный японским смирением. Несмотря на зародившееся в самом детстве нежелание становится блеклым винтиком в коллективистской системе родной страны, Девятихвостому не убежать от корней, и фундамент его личности выстроен на общехарактерных для жителей юго-восточных стран постулатах. В нем органично уживаются показная дерзость вместе с кротким почтением, громкое «я» с тихим «мы». Он полон спонтанных идей и продуманных решений, желания выделиться и остаться в тени.
Списанный со страниц  истории самурай, сменив эпоху, сохранил твердый скелет принципов бусидо, однако с лисом внутри приобрел озорство трикстера, творческое начало,  пластичность мысли и расширил границы самосознания. Точно байроновский персонаж, Сакурада несется вдаль по волнам к новым горизонтам и сражениям. Он один из тех людей, в жизни которых не бывает затяжных застоев, постоянно что-то кипит, бурлит и переливается всеми цветами радуги. В свои двадцать пять он все еще мальчишка, с ветром в голове и огнем в сердце, обаятельной улыбкой и неискоренимой жаждой приключений. Ему нравится казаться несерьезным, немного нахальным, непокорным, даже самовлюбленным, пряча истину за зрачками разноцветных глаз.

Пример вашего поста:

Пример поста

Из темного угла, в котором удобно устроился Лис, подпирая предплечьем колонну, открывался замечательный вид на разворачивающуюся трагедию. Именно трагедию, потому что и Шарки, и Рюи, и любой другой проходимец из всей разношерстной толпы зрителей заранее знал, что ничем хорошим этот глупый спор для самоуверенной коротышки не закончится. Она будто не понимала, где находится, кто ее окружает, и что податливо лезет в уготованную для нее петлю.
По щелчку пальцев к столу, за которым вальяжно развалился Шарки, словно пытаясь таким образом сделаться внушительнее, некто из его болванчиков немедленно подставил еще один стул. Главарь протянул вперед раскрытую вверх ладонь, немым жестом предлагая бунтарке присесть. С одной стороны, точно из воздуха, материализовалась полуобнаженная девушка с напитками, с другой подоспел кривенький крупье с колодой карт, продемонстрировавший, что в ней нет ничего особенного. Кого-то, например, нарушительницу спокойствия, этот спектакль мог обмануть, но только не Сакураду. Кривоватая усмешка тот час же появилась на его лице.
Верить в честность аферистов, как верить в девственность шоссейной проститутки - крайне наивно.

Как только раздали первые карты, толпа поутихла. Десятки хищно блестящих глаз вцепились в худые фигуры игроков. Напряженный шепот волнами ходил по залу от столика к столику, изредка нарушаемый чьим-то несдержанным смешком или кряканьем.
- Пиздец ей, - глубокомысленно выдал рыжий ковбой по левую сторону от Сакурады, громко рыгнув.
- Пиздец, - подтвердил его сосед, ощерив гнилую пасть.
Трудно было с ними не согласиться.
Незавидное положение «Хокинг» становилось необратимее с каждой новой картой, попадавшей в ее руки. Не нужно было быть ни психологом, ни чрезвычайно внимательным человеком, чтобы разглядеть в трудно дающемся ей покерфейсе выражение крайней степени отчаяния, сродни тому, какое демонстрирует утопающий в зыбучем болоте бедняга. И чем сильнее напрягалась она, тем радостнее становилась гримаса на лице Шарки. Он уже считал себя победителем, и спорить с этим было бессмысленно.

- Вскрываемся.
Момент истины. Лис отпрянул от колонны и сделал несколько шагов по направлению к VIP-зоне. Он прищурился, надеясь одним из первых увидеть расклад, даже если исход этой карточной битвы был предрешен с первых же секунд.
Две пары против Фулл-хауза. Рев толпы как похоронный марш для надежд Хокинг. Лис огорченно улыбнулся. Несмотря на прогнозы, он все-таки надеялся, что незнакомка продемонстрирует двойной блеф, обманет всеобщие ожидания и выдаст нечто куда менее предсказуемое, чем падение в личную долговую яму Шарки.
- Вертеть ей теперь задницей у шеста, - крикнул кто-то из толпы.
- И не только у шеста, - подхватил другой.
В ответ публика зашлась гоготом.
- Я выиграл, - местный король был крайне доволен собой. Победоносная партия сильно подняла стремившееся ранее к нулю настроение, и даже зуб будто бы перестал так сильно болеть. - Понимаешь, что это значит, девочка? Твоя тощая задница теперь в моих руках.
Ранее напоминавшие уродливые статуи амбалы вдруг ожили и встали по обе стороны от проигравшей, лишив ту даже призрачной надежды на спасение. Их мозолистые тяжелые ладони легли ей на плечи, заставив слегка ссутулиться в спине.
Такую чудесную возможность Лис просто не мог упустить. Над этим решением он думал не больше пары секунд, поддавшись спонтанному желанию вмешаться и внутреннему трикстеру, загоревшемуся азартной идеей. Минуя толпу, Рюи смело перемахнул через небольшое ограждение, оказавшись в центре всеобщего внимания. Загодя подняв руки в верх, демонстрируя прозрачность своих намерений, он, расплывшись в улыбке, заявил:
- Я хочу ее выиграть.

Шарки, на всякий случай, вынул из-под стола пистолет, направив дуло прямо в лицо Сакураде. Оценивающе оглядев наглеца, он мотнул головой в сторону, приказывая подоспевшей вовремя охране повременить с заламыванием рук и ног. Толпа вновь притихла, выжидая.
- А вечер становится интереснее, - техасец подался вперед, упираясь локтями в столешницу. - Кто ты? На кой черт тебе сдалась эта девка, и с чего ты решил, что твое желание меня интересует?
Как ни старался Шарки выглядеть бесстрастным, но блик любопытства в поросячьих глазках выдавал его с потрохами.
- Зови меня Муген. Бываю здесь время от времени — нравится мне атмосфера, азартные игры люблю. Она, - Рюи указал в сторону Хокинг, бегло подмигнув ей, - мне понравилась. Красивая и нахальная, - он пожал плечами с видом «а больших причин мне не нужно».
Шарки подавил смешок:
- Есть такое.
- Тебя должно интересовать не мое желание, а то, что я могу предложить в качестве ставки. Куда более ценную вещь, чем она.
- И что это?
- Лучше скажу лично, - многозначительно мотнув головой в сторону толпы, - сам понимаешь. Не против?
Владелец заведения кивнул.

Получив разрешение, Лис подошел поближе, пригнулся, упираясь ладонью в край стола, и сказал нечто приглушенным голосом, отчего лицо у техасского головореза в миг переменилось. Он смерил японца недоверчивым взглядом, слегка прищурился и помолчал с половину минуты.
- Откуда мне знать, что ты не лжешь? Где гарантии?
- Гарантии перед тобой, - Рюи указал на свою голову все с тем же самоуверенным и дерзким выражением лица.
- Смело, - ответил Шарки, пересчитав языком верхний ряд зубов. - Ну, допустим. Твоя ставка против моей. Все тот же старый добрый покер?
- Именно, но у меня есть условие. Не пойми неправильно, но ставка высока, поэтому мне будет спокойнее, если играть будем моей колодой, а раздавать карты будет кто-то не из твоих ребят.
- Намекаешь, что я крысить стану? Не доверяешь мне?
- Что ты, - Сакурада и не пытался скрыть насмешливой ухмылки, - просто моя колода приносит мне удачу. Карты как карты, ничего необычного, сам можешь убедиться.
- Не слишком ли ты наглеешь, парень?
- Возможно. Но ведь ты ничего не теряешь, правильно? Дело ведь в скилле, так? Да и возможный приз того стоит.
- Хрен с тобой, - отмахнулся мужчина после недолгой паузы. - Доставай свои карты.

Колода, предложенная Сакурадой, и впрямь не вызвала нареканий. Затем, когда определились  с крупье — им стал прилично выглядящий мужчина в костюме, с которым Рюи довелось играть ранее — все сели за стол. Вынув из-за спины меч и прислонив его к деревянной ножке, парень удобно устроился напротив Шарки. Хокинг, положение которой никак нельзя было назвать завидным, усадили неподалеку. Воспользовавшись такой возможностью, Сакурада наклонился в ее сторону и сказал, понизив голос до шепота:
- Будь начеку. Следи за обстановкой и дай знать, если заметишь что-то подозрительное. Это в твоих же интересах.

0


Вы здесь » Live Your Life » -Мистика и городское фэнтези » Поиск партнера для игры


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC