Live Your Life

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » -Мистика и городское фэнтези » Поиск партнера для игры


Поиск партнера для игры

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

В данной теме действуют Общие правила каталога и Правила раздела «Ищу игрока» (подробнее). Дополнительные правила специально для «Поиска партнёра» указаны ниже.

Заявка в теме оставляется в следующих случаях:
• У вас нет на примете ролевой, но есть желаемые образы и сюжеты для отыгрыша;
• Вы игрок на определённом форуме и ищете партнёра с конкретными предложениями по сюжету.

Конкретика:
• Один пользователь - одна заявка в тематике;
• Один пользователь - не более трёх заявок всего (в трёх разных тематиках);
• "С аккаунта сидят два/три/десять человек" - всё равно одна заявка в тематике;
• Хочется новую заявку - попросите сначала удалить старую (в этой теме с указанием раздела);
• Поиск - только для игроков, ищущих партнёров. Для администраторов и пиарщиков есть "Ищу игрока";
• Пример поста обязателен;
• Анкета или пост по ссылке закрыты для гостей - сообщение удаляется;
• В одном сообщении несколько отдельных заявок на искомых персонажей - каждую под спойлер;
• Заявка очень объёмная и/или в виде крупной таблицы с заливкой цветом - хотя бы часть под спойлер;
• Обновлять/поднимать имеющуюся заявку можно не чаще, чем раз в две недели. Открывать новую после удаления старой - без ограничений;
• Сама по себе заявка находится в теме два месяца, после чего удаляется.

Запреты:
• Повторять заявку раньше, чем по истечении двух недель;
• Пытаться обмануть администрацию путём создания дополнительных аккаунтов;
• Игнорировать шаблон заявки;
• Администраторам - искать акционных персонажей не для себя лично.

Наказания:
• За любое нарушение - предупреждение.

Шаблон заявки для поиска партнёра на форум
Код:
[b]Форум:[/b] (ссылка в виде названия)
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Ваш персонаж:[/b] (ссылка на анкету или краткое описание, даже если персонаж канонический)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler] (либо ссылкой на сообщение с указанного форума)
Шаблон заявки для поиска партнёра (без приглашения на форум)
Код:
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler]

0

2

Форум: Acadia
Текст заявки:
Вампир, бросивший свой улей и исчезнувший на долгие десять лет.

››› соль земли американской; родился в семье типичных реднеков, не получил никакого образования, кроме школьного, да к большему, в общем-то, и не стремился;
››› ветеран войны во Вьетнаме: ему повезло остаться при всех частях тела и не попасть в плен, и даже не съехать с катушек, как это нередко бывает;
››› к моменту обращения раскатывал с такими же малообразованными, вечно пьяными, не слишком вежливыми и чрезмерно агрессивными людьми, как он сам — то есть, с байкерами, точь в точь такими, какими их описывал Хантер Томпсон;
››› ему потребовалось немало времени, чтобы облагородиться, и из шовиниста и гомофоба (ксенофоба, что уж там) превратиться в того, кем он является сейчас, то есть, в человека современного и далекого от предрассудков, ну, почти;
››› превратиться — и исчезнуть на десять с лишним лет.

Разумеется, он не всегда был Иудой — не называть же его в честь покровителя безнадежных дел? Хотя, возможно, именно так и стоило назвать: мальчик оказался безнадежным и бесследно исчез тогда, когда в нем нуждались, несмотря на все, что Святая Саломея вложила в него.
Где и почему пропадал Иуда, оставляю решать игроку, но могу подкинуть собственные варианты, если интересно. Зачем и почему вернулся — тоже решать игроку. Факты об Иуде и его возраст — приблизительные, при желании что-то можно поменять (может, можно и большую часть, это уже смотря какое будет встречное предложение).
На внешности желателен Ридус, потому что Judas.

Ваш персонаж:
Сэломи Милле, она же Святая Саломея, она же королева одного из американских ульев, она же одиннадцать раз вдова. Живет в отеле, потому что Гага, но довольно далека от персонажа Гаги в AHS, не убивает пачками, не заводит себе толпы врагов и всегда заботится о своих обращенных. Слегка несовременна, потому что не успевает за современным миром, но восполняет это удачными обращениями тех, кто впоследствии заботится о ней и оберегает ее в этом быстро меняющемся мире.
Пример вашего поста:

Пример поста

Каждый из них знал, что, вернувшись в старый дом, они не найдут в нем прежнего уюта обжитого и до дюйма знакомого жилища, равно как не встретят того, кто будет рад их возвращению. Что они найдут – так это стервятников, ищущих поживу на землях, принадлежащих улью, и не желающих признавать истинных хозяев. Так бывает всякий раз, и только самые юные сохраняют способность удивляться такому прохладному приему.
Дурные времена. Но дурные времена – не повод дурно выглядеть. Они просто требуют соответствующего наряда. Устроившись в отеле, в котором никогда не будет слишком много гостей, чтобы не хватило места ее семье, Святая Саломея спустя неделю после приезда выкладывает на постели черный брючный костюм с кожаной отделкой на двубортном пиджаке с позолоченными пуговицами, из последней мужской коллекции Сен-Лоран. У нее была страсть к мужскому гардеробу задолго до того, как Ив ввел в женский смокинги, буквально вырвав их из рук жадных мужланов, но надо отдать ему должное: без него костюм так и остался бы игрушкой, которую откладываешь до следующей возможности поиграть. А она не играла, совсем нет – она была совершенно серьезна, иначе не отказалась бы в эту ночь от шлейфов и утонченных силуэтов.
Их трое, тех, кто не хочет признавать законы вернувшегося улья. Тех, кто не хочет ни подчиниться, ни убраться с дороги – бешеные псы, которым больше нельзя оставаться в этом городе, если только улей хочет жить спокойно. Это разочаровывает – видеть, как существа, вышедшие из одного корня, потомки одной и той же крови, породившей их всех, вырождаются и становятся всего лишь кровожадными животными, лишенными гибкости и знания, когда надо уступить. И улей, основанный на уважении к искусству охоты в зарослях из стекла и железа, открывает новую охоту – охоту сложную и опасную, что и неудивительно в такой тесноте. Она могла бы вовсе не покидать сегодня отель (в другом городе Сэломи подумала бы о ночной жизни, но у Редфилда не было ночной жизни, и посещать было попросту нечего, не считая ночных клубов, к которым она относилась с большим подозрением; может, зря, но пока она не решилась проверить), тем более что она сама совершенно точно не собиралась переодеваться из стильного в функциональное, браться за винтовку и вылавливать по городу троих бунтарей, но где еще место королевы, если не рядом с ее ульем?
– По-моему, нам все-таки пора задуматься о том, чтобы пользоваться в таких случаях услугами человеческих наемников, – воркует Святая Саломея, устроив голову на плече Рыжего, сосредоточенно слушающего отчеты своих подопечных.
Она снова думает о том, как им не хватает еще одного ее сына, который знал настоящую войну, и чьего имени она больше не называет, потому что он оставил их.
– Или воспитать своих, – снова произносит она, прикрывая глаза. – Обращать лучших… привить им чувство стиля…
Ей не нравится подвергать опасности собственных детей, и сейчас она тоже волнуется, вслушиваясь в голоса в наушниках Рыжего. Все идет как было запланировано, бунтарей перемещают в подвал пустующего дома рядом со стройкой для дальнейшего устранения. Сэломи резко выпрямляется и распахивает глаза, когда вместо приглушенных выстрелов слышит крики и ругательства. Выстрелы тоже, но это совсем не те выстрелы.
– Бегом! Шевелите ногами, ублюдки! Дерри! Дерри, мы упустили одну.
– Справишься?
– Да, далеко не уйдет. С теми двумя оставила Зайделя, Смит и Молли.
– Тогда шевелитесь.
Ни Рыжий, ни Сэломи не спрашивают, как удалось вырваться пойманной девчонке: для этого, как и для наказаний, еще будет время. Какое-то время обращенная Рыжего молчит – только выплевывает короткое ругательство на ирландском гэльском, почерпнутое у наставника. Он хорошо ее вышколил, так хорошо, что в приливе гордости даже окрестил ее Армалайт, и Сэломи даже в собственных мыслях не пыталась оспорить такое имя. Хотела бы она, чтобы на этом все тихо и закончилось, но вместо выстрелов и отчета Армалайт о том, что они взяли девчонку, раздаются новые крики.
Три негромких хлопка выстрелов. Слава тому, кто придумал глушитель.
– Лежать, руки за голову! Лежать! – Сэломи не сомневается, что четверка Армалайт подкрепляет слова действиями, и кто-то, кто бы там ни находился, получил прикладом. Вот только кто? – Дерри, взяли девчонку. Пока живой. Но здесь еще трое, не наших. Что делать?
Она чувствует, как подрагивает крепкая рука ее сына под ее пальцами, и сжимает крепче. Берет у него наушник гарнитуры и мурлычет в микрофон:
– Мы сейчас будем.
Никто, даже Рыжий, не может знать, что на самом деле ее трясет – просто она умеет владеть собой. Она осторожно разжимает пальцы на руке своего мальчика и отворачивается к окну. Он отдает приказ:
– Ведите их к тем двоим. Если хоть кто-то пикнет…
– Если хоть кто-то пикнет – шкуру спущу, – чеканит Армалайт, прежде чем ее ментор успевает договорить.
Что она говорит дальше и как убеждает случайных свидетелей подняться и шевелить ногами, Сэломи уже не слушает. Она проводит пальцами по туго собранным во французский пучок волосам, прикрывает глаза на секунду и снова открывает их, чтобы не подавать признаков смятения. Решительно надевает черную кожаную перчатку с позолоченными когтями.
Подвал застелен полиэтиленом. Святая Саломея спускается по ступенькам, держась за галантно поданную руку Рыжего и постукивая шпильками золотистых «касадеев» по ступенькам. Все трое пойманных сородичей, как она и хотела, еще были живы, хотя и изрядно… повреждены. Другие трое – люди? – ей незнакомы, хотя ей кажется, что она видела хотя бы одного из них, когда проясняла ситуацию в Редфилде перед переездом. Но она в своей жизни встречала уже так много людей, что единожды увиденные лица едва держатся в памяти. И всех держат под прицелом.
– Головой ответишь, Армалайт, – небрежно произносит Святая Саломея.
Ей даже не приходится поднимать руку: Рыжий сам отвешивает своей любимице подзатыльник. Та даже не вздрагивает, потому что знает, что заслужила. Сэломи расстегивает пиджак и поправляет воротник черной полупрозрачной рубашки из креп-шифона, застегнутой на все пуговицы и надетой на голое тело, как и завещал Ив. Поддернув узкие укороченные брюки, наклоняется над девчонкой, доставившей им столько хлопот. В той несколько пуль, но она все еще жива. Хотя, кажется, ей пробили легкое.
– Поживи еще немного, дитя.
Сэломи отвлекается от позора своей расы и поворачивается к свидетелям.
– Господа, – Сэломи никогда не забывала о вежливости. – Прошу прощения за эту ситуацию. Могу я узнать, с кем разговариваю?
И уже исходя из этого, она будет решать, что с ними делать. К сожалению, пока ситуация представляется безвыходной. Сэломи обводит мужчин задумчивым взглядом и всматривается пристальнее в того, у которого выражение лица выглядит не таким потерянным, как у двух других: пожалуй, он и соображать будет быстрее.

+1

3

Текст заявки: У меня есть на примете ролевая по постапу (авторский мир по способностям с грамотной и подробной мат.частью), куда я хочу прийти. Но из соображения конфиденциальности и из-за процветающего сталкерства, кину ссылку на игру вам в лс. Я планирую взять сюжетного персонажа из акции, в этой же акции есть ещё один персонаж, с которым я хотел бы связать своего парня, возможно, тёплыми рабочими отношениями и уважением, а возможно и более близкими, романтическими отношениями (к чему я склоняюсь больше).
Теперь к делу. Для игры мне нужна девушка/женщина, которая бы не побоялась взять взрослого персонажа. Женщине около 40 лет. Сфера деятельности: СМИ (руководящая должность), пропаганда. Женщина в каком-то смысле политически ангажирована. По акции наши персонажи - коллеги.
Я могу играть как быстро (2,3 поста в день), так и задерживать ответы на пару недель. Всё зависит от моей занятости в реале, это тот фактор, который, увы, я не могу контролировать. Ищу соигрока, который не бросает эпизоды. Я отправлю вам ссылку на ролевую и акцию в лс, и в случае заинтересованности обсудим персонажей и придём на ролевую вместе.       
Пример вашего поста:

Пример поста

- Незаменимых людей не бывает.
У меня даже не находится слов, настолько сильно я разочарован, я даже слегка прикусываю губу. Я уже видел много коллег, которые в расстроенных чувствах покидали работу, в которую вложили много сил и времени, и тащили с собой коробку собранных вещей. По сути, большую часть своей жизни мы проводим на работе, и многие относятся к ней куда серьёзнее, чем к источнику личного дохода, они начинают чувствовать на себя ответственность за фирму, чувствовать себя важным звеном одной большой цепи, вкладывая больше, чем предусматривает трудовой договор. Но часто бывает, что их розовые очки однажды разбиваются, и директор напоминает, что работники всего лишь заменимые люди, подчинённые, которые должны слушаться и выполнять приказы, а если хоть один раз облажаются, то и пошли вон. Когда директор даже хотя бы немного угрожает, хвастуясь своим положением и полномочиями, то доверие к фирме подрывается, энтузиазм пропадает, перестаёшь направлять энергию на личные инициативы, предпочитая лишнюю свободную минутку потратить на себя.
Пожалуй, сейчас меня шарахнуло с небес на землю жестокой реальности. Теперь я начинаю понимать, почему Джеймс Строуп пытался, чтобы я как можно меньше контактировал с руководством. Он оберегал меня от проблем и разочарования.
Я непроизвольно вспоминаю бумагу о продиводействии коррупции и информации, которую я подписал. Что теперь мне делать? Уходить на новую работу? Проводить платные сюжеты не через кассу? Зарабатывать, привлекая к работе субподрядчиков? Зарабатывать на продаже информации? Я вполне всё из этого мог сделать, и сейчас понимал, что Джессика разворошила осиное гнездо. Признаться по правде, я и раньше кое-чем из этого иногда подрабатывал, брав небольшие взятки за заказняк, теперь видимо просто придётся быть ещё жёстче и беспринципнее. В моей голове начали назревать злодейские планы.
Я слушаю Джессику, и пытаюсь правильно истолковать её слова. Она прямым текстом говорит, что делает поблажки братьям, мужьям, друзьям и любовникам. Ну, братом и мужем нам с ней точно не стать. Зная от Джеймса, что у неё вроде было не мало мужей, хочется подколоть женщину, а-ля "даже поблажками мужей удержать не удалось?" Про друга и любовника я принимаю информацию к сведению. Возможно, когда-нибудь и пригодится использовать эту информацию.
- Вы понимаете, что сейчас открыто говорите о кумовстве, - уточнил я. - Чем я заслужил такую минутку искренности? Полагаю, что ваши слова подкреплены какими-нибудь примерами? Кто-то из ваших любовников уже хорошо пристроен на телеканале и получает повышенную зарплату? - прямолинейно спросил я, глядя Джессике прямо в глаза.
Далее Джессика решила рассказать мне историю своего свидания с Марсом, я буквально охуевал от всего, что происходило сейчас между нами в этом офисе, она вновь приблизилась ко мне и протянула мне фотку Боба Марса. Я уже видел пару пикселящих фоток с его лицом, когда пытался выяснить, чем таким занимается в компании застройщика этот Марс. Я наигранно хохотнул, сделав вид, что мне было так интересно глянуть на фотографию мужика, с которым Джессика отдохнула в ресторане, на самом же деле нет - мне не было интересно, я не считал Джессику хоть сколько-нибудь переборчивой в мужчинах, скорее в размере их... кошельков. Казалось бы, преимущество быть директором в том, что можешь отстранить себя от грубых домогательств всяких нищебродов. Но у Джессики мутить с любыми мужчинами хоть за цент или скучный сюжет было образом жизни.
- Может, променяешь мою секретаршу на него? Номер у тебя есть.
Я поднимаю руки.
- Эээ извините, я - пасс, я совершенно не по этим делишкам, - меня немного задевает, что Шарлотта рассказала Джессике о нашей интрижке, "девочка оказалась болтливой", и я обещаю себе, что больше никогда не пойду с ней ни на одно свидание, и не буду общаться в стенах телеканала о чём-то кроме работы. А жаль, было очень удобно иногда с ней потрахаться без обязательств.
Я немного морщусь, когда Джессика продолжает приоткрывать передо мной всё большие подробности из жизни неизвестного мне Боба Марса. Хотя стоит заметить в этой непосредственности даже было что-то милое, не будь я таким снобом, я был бы покорён.
- Из-за родов коровы он взял выходной, как ему однажды залезла пчела в... Я не хочу это продолжать.
- Почему бы не продолжить, Джессика? - с серьёзным лицом подначиваю я. И тут она внезапно заставляет меня напрячься, обвинив в заговоре с Джеем против неё. Откуда блядь она вообще узнала об этом? И почему рядом с амбициями Джея всплыло моё имя? Может быть, я что-то сболтнул Шарлотте после секса?
Тем временем Джессика оказывается сзади меня и шепчет мне довольно стрёмные вещи! И я испытываю совершенно противоречивые чувства, с одной стороны, я понимаю, что это к проблемам, скорее всего Джессика тоже бухая, и потом будет сильно жалеть о сказанном своему подчинённому. А что? Директором всегда быть сложно, это большая ответственность. Иногда так и хочется спустить пар и хорошенько обдолбаться! С другой стороны, смелостью Джессики можно только восхититься, не каждая женщина решится на настолько прямолинейный флирт и откровенные предложения. И это мне даже нравилось, как и её запах, шёпот, обжигающий кожу, и я даже немного завёлся. Как любой нормальный мужчина, которого соблазняла сексуальная и успешная женщина.
- Давай сделаем так. Вместо Шарлотты, с тобой сегодня поеду я. Ты сделаешь мне свидание, которым меня дразнил Марс, а я сохраню тебе премию. Согласен?
- Ну, допустим, с Шарлоттой я совершенно точно никуда сегодня не поеду. И я знаю одно неплохое место для ужина. В принципе, вы можете ко мне присоединиться, - осторожно начинаю я, скрывая участившееся дыхание и немного вжимаясь в кресло. Может быть, узнать друг друга с Джессикой получше в неформальной обстановке не такая уж и плохая идея? И я смогу её склонить к тому, чтобы она отвалила от моих премий. Хотя внутренний голос просто категорически требует с ней не связываться, что-то в ней меня беспокоит, её импульсивность, переменчивость, властность. Но внезапно Джессика даёт задний ход, и мне остаётся только пожать плечами. - Ну, материал с этим Марсом не так уж и сложно перебить. Ладно, - а сам я думаю, это что сейчас вообще было?

Отредактировано Nice boy (17-03-2019 16:22:48)

0

4

Форум: ACADIA
Текст заявки: в поиске сыновей
Что мы можем о вас рассказать? Что вы не родные братья, но это никак не сказывается на ваших отношениях, на вашу близость и полное доверие, что вы испытываете друг к другу. Вы ведь горой друг за друга. И так было всегда, сколько вы себя помните. Коннор может помнит чуть больше, но даже он не может сказать о том, что родился в семье охотника и женщины, что в последствии стала вампиром, спасаясь от смерти, а его же отец не принимая этого, просто сбегает с ним из страны. А Эдгар и вовсе не знал, что рожден был в семье чистокровных ведьмаков, а дар, что начал в нем просыпаться в его 12 лет - достался ему от матери. И конечно вы не знали, что родились в Германии, Мюнхене, а Рэдфилд лишь город, куда перебрались ваши приемные родители после того, как Томас отдал вас им, желая спрятать от всего мира и уберечь от той жизни, которой живет сам. Парни не отделимы друг от друга, что очень важно для нас с вашей мамой, ведь их история состоит даже из того, что Коннор когда-то намеренно завалил экзамены в начальных классах, чтобы в итоге оказаться в одном классе с Эдгаром, которого просто не мог оставить одного. Так сильно они привыкли к обществу друг друга. а что уж говорить о том, что Коннор не мог дать брата в обиду после того, как у Эда начал просыпаться его дар. И лишь благодаря брату, Эдгар поверил, что не сходит с ума. Коннор в отличии от брата читает не так много, от чего очень многие письменные работы сдает в школе лишь за счет Эдгара, но и назвать глупым Коннора никак нельзя. Он находчивый и иногда может найти выход даже из сложнейшей ситуации, что когда-то и дало ему шанс возглавить школьную команду по футболу, что в свою очередь привлекло к нему внимания рекрутов из хороших колледжей. Только вот Коннор отказался уезжать, ставя условия родителям, что если едет он, то едет и Эдгар, а иначе никакой речи о поступлении не будет. Эдгар же невероятно умен и начитан, и в отличии от брата, он тихий и чаще в своих мыслях, но каким бы тихим ни был, именно он промышляет продажей домашних работ в школе. Пойман еще ни разу не был, но это помогает избегать лишних драк, так как с ним предпочитают дружить. О том, что Томас отец Коннора, а Сайберия мать Эдгара, вы узнаете в 2017 году, с чего и начинается ваша новая жизнь. Все же остальное вы можете прочитать в заявке на самом форуме, а детали узнать от нас уже лично.

общий текст на парней

КОННОР
тебе было полтора года, когда я пришел домой с младенцем на руках и сказал твоей матери, что хочу оставить ребенка нам, ничего толком не рассказывая, но твоя мать знала правду. она знала, что малыша я нашел в доме семьи, на которую была объявлена охота и всю его семью уничтожили, оставляя мальчика сиротой. она не возражала [а может и возражала, но спорить со мной тогда не стала]. она вообще редко когда со мной спорила и чаще принимала свои, самостоятельные решения в обход меня. таким решением стало и ее желание жить вечно, становясь вампиром. может, я судил категорично, ведь она между смертью и жизнью, выбрала жизнь ради нас с твоим братом, но диагноз, что ей был поставлен и сроки, что дали врачи - для меня не оправдание. да, возможно, я действительно категоричен и ты можешь мне сказать, что я просто не любил твою мать, раз пожелал, чтобы она умерла от рака, что у нее и был обнаружен. возможно и правда не любил. в этом я могу признаться тебе сейчас, когда прошло столько лет и когда в жизни появилась Сайберия, но в прошлом, я не мог простить Октавии ее выбора и сбежал от нее. собрал ваши вещи и мы с вами вместе уехали из Германии, возвращаясь обратно в штаты, из которых я когда-то вот так же бежал после гибели моей семьи. я тогда не знал, что делать и как мне поступить, но уже понимал, что не хочу, чтобы ты и твой брат, стали частью жизни отца, который даже ради вас не может отказаться от охоты. я ей жил, а вам же я хотел жизни, в которой все рассказы о чудовищах, были бы не больше, чем байками у костра, которыми бы вас пугали. и я не мог допустим, чтобы нас нашла Октавия, от чего и принял решение отдать вас на воспитания в семью, где бы вас любили не меньше, чем любил вас я. Диана, ваша с Эдгаром приемная мать - моя лучшая подруга, с которой когда-то мы росли вместе и если бы судьба сложилась иначе, то мы были бы даже женаты друг на друге - и когда я пришел к ней, она мне не отказала. так вы и оказались в Рэдфилде. что я могу о тебе еще сказать: в отличии от брата, ты очень спортивный и в какой-то мере, ты помешан на спорте, являясь участником школьной команды по американскому футболу. ты в этом преуспел и если зайти в твою комнату, то на полке можно увидеть не мало личных наград. это действительно вызывает во мне гордость. и это то, чего я хотел: чтобы ты свои награды завоевывал в спорте, а не в охоте, которой живу я.

ЭДГАР
мой милый мальчик, я знаю что у тебя много вопросов - ко мне, к твоему названному отцу, к родителям, что, как оказалось, были тебе не родными (да-да, то самое клише из комиксов, которые так любит твой брат). и я могла бы ответить на все из них... так почему бы нам не начать? ты стал результатом любви двух ведьмаков, и, быть может, любовь эта не продлилась долго, рассыпавшись почти сразу после твоей "смерти", но все же. отец твой, возможно, ещё даже жив - он покинул меня почти сразу после того, как мы по счастливой случайности спаслись из пожара, устроенном немецкими охотниками, когда тебе было всего лишь полгода. но, возможно, бог есть, раз все мои молитвы были услышаны, потому что лишь чудом ты выжил и попал в семью томаса сойера, который прижал тебя к сердцу, как своего собственного сына, и полюбил ровно также. однако жить в семье охотника, означает постоянную опасность - томас хотел только как лучше, отдавая вас с коннором в семью, где вам ничего не угрожало, где вы могли расти нормальными детьми - играть в приставку, влюбляться в соседних девчонок, устраивать драки в школе, сбегать по ночам на вечеринки... но ты ведь всегда был не таким мальчиком, верно, эдгар? словно не от мира сего - тихий, замкнутый, чуткий и невероятно умный, явно не по годам. именно потому тебе всегда было сложно найти общий язык со сверстниками - именно потому твоим лучшим другом навсегда стал твой так непохожий на тебя старший брат. я не знаю о тебе много - знаю что ты любишь комиксы и даже коллекционируешь их; знаю что твой читательский билет уже давно пора обновить - от него остались лишь лохмотья, настолько часто ты им пользовался; знаю что ты часто попадал в передряги и лишь брат спасал тебя. а ещё я знаю что ты всегда подозревал что с этим миром что-то не так, что ты должен был жить совсем по-другому. и ты был прав. когда твой дар к предвидению стал прорываться, тебе тайно начали давать зелье, что этот дар гасило. кажется, это спасло тебя от риска попасть в псих.лечебницу в возрасте 13-ти лет. однако я все равно даже помыслить не могла, что все это время т, мой родной, будешь расти у меня под боком и я ничего не буду знать об этом. у тебя есть семья, милый. другая семья. и она тебя ждет. очень сильно... и я жду тебя. уже слишком давно жду...



Ваш персонаж: Thomas Sawyer
потомственный охотник, который лишился семьи в свои двадцать три года после того, как на дом напали новообращенные оборотни. Оставив кузена органам опеки, сам уехал из страны и более десяти лет жил в Германии, работая там. По возвращению работал один, пока его не нашел брат, после чего собрал команду, которую и возглавляет. Деспотичен, не любит, когда ему не подчиняются. Внешность Джеффри Дина Моргана, но это совершенно не Ниган или же папа Джон, пусть и охотник, да лидер по своей натуре, что командует своей собственной армией. С годами поменял взгляды на сверх сообщество, начав сотрудничать с вампирами, женившись на ведьме, но все так же продолжает ненавидеть оборотней.
Пример вашего поста:

Пример поста

Сойеру бы сделать пару вдохов. Выдохов. Успокоится. Разобраться в том, что произошло, а после уже орать, брызжа слюней, как дикий, бешенный пес. Томасу бы сейчас взять себя в руки и признаться себе же в том, что он испугался за брата и злость, волной которой, он сбивает с ног Рэймонда – реакция в виде не контролируемого страха, который Сойеру совершенно не нравится. Он давно ничего подобного уже не испытывал. Лет так двадцать. Стоя на могиле родителей, в последний раз, перед тем, как исчезнуть, он обещал отцу быть сильным, а для этого ему пришлось дать всем своим чувствам атрофироваться. Сойеру пришлось забыть о страхе, с которым сердце в груди сделало кульбит, когда на экране телевизора он увидел физиономию своего брата. Хрена с горы, что скатился кубарем к его ногам и сбил, заставляя откатиться с ним к тому началу пути, возле которого они когда-то разошлись в разные стороны. Нет, Томас не признается в собственном страхе. Не себе. Не тем более Рэймонду. Он не гаркнет на него с правдой ''заткнись придурок, я обосрался со страха за тебя'' (от этого ору, от этого сам хочу тебя убить). Он дальше будет диким псом смотреть на брата и крыть того матом (огрызаясь и брызжа слюней), игнорируя подступающую панику, что тисками изнутри стягивает сердце в груди. Нахуй Сойер согласился, чтобы Рэй был рядом. Надо было прогнать. И забыть. Забить большой и толстый на то, как и чем дальше брат собирается жить. Будет ли тот охотится и сдохнет ли где-нибудь от случайной заточки в одной из баров, где в очередной раз нарвется на драку или его загрызет оборотень, выдирая гортань, переламывая с громким хрустом позвоночник. Было бы похуй (ври себе лучше). Никогда бы уже не было похуй.
От осознания именно этого (что уже никогда не сможет бросить и забыть), а не из-за раздражающего огрызающего рядом брата, Сойер лишь еще сильней под пальцами стискивает руль. Он почти уже чувствует, как металл начинает прогибаться под давлением его пальцем. Не хватало еще сломать руль и въехать самому в какое ближайшее кафе, пробивая капотом витрину. От двух подобных инцидентов случившихся с разницей в несколько часов, Торонто еще долго не оправится. Это не оживленные улочки Хьюстона, где через одного встречается пьяный долбоеб, что на спор может протаранить байком и своим лбом, стену дома. Заливаясь после смехом, растирая кровь по роже и со счастливой лыбой встречая копов, что устало наденут наручники на с трудом стоящего на ногах придурка, чтобы через трое суток выпустить в обнимку с общественными работами. Об этом никто не будет писать статей в газете. И новость об этом никто не пустит в выпуск экстренных новостей, с фотографией на весь экран виновника торжества. Томас вздыхает. Он удачно пропустил мимо ушей колкость кузена про его личную жизнь (кажется, не пропусти, точно бы въебал брату согнутыми локтем по виску, чтобы вырубить того хотя бы на некоторое время). Томас задерживает в легких воздух и что удивительно, даже не смотря на количество сигарет, дыхалка его никогда не подводила и воздух он в легких держит чуть дольше, чем планировал, поглядывая то на светофор, на котором они встали, то на Рэя, что откинувшись на сиденье, начал копошиться в аптечке. Замечает и рану на животе. Морщась с недовольной гримасой. Нормальный бы брат спросил бы сейчас, как Дагон чувствует себя. Заботливый бы брат, остановил машину и предложил бы помощь, а Сойер же лишь более резко жмет на газ, заставляя машину дернуться с места.
- Вот бы и вез ко мне! Разобрались бы с ней вместе! – благодарный бы брат сказал ''спасибо'', а Сойер же все еще не смог отыскать в багаже заброшенных чувств – чувство благодарности и вновь орет, повышая хриплый голос, но уже на пол октав тише, лишь руль все крутит со злостью и такой же злостью поглядывает на брата, - думать нужно башкой, а не задницей, когда ты в черте города и на виду сотни мирных жителей. Думать нужно о последствиях, а после ебашить витрину кафе! Хули тебя этому не научили в твоей ебаной армии или мог только приказы выполнять своих таких же тупорылых командиров? – чеканит слова, выплевывая их сквозь зубы. Понимает, что выкини он сам нечто подобное еще в юности, когда был жив отец, одним лишь чтением нотаций он бы никогда не отделался. Отец не признавал полумер и в лучшем случае Сойер провел бы несколько часов на полигоне, под четкие приказы отца, падая от усталости, но поднимаясь раз за разом, пока там же не выблевал внутренности от усталости и не свалился бы без сознания, а в худшем сидел бы запертым без еды и возможности выйти раньше, чем решит Сойер-старший. Отец учил сыновей отвечать за каждый своей поступок, а не огрызаться за дерьмо, что они натворили. Еще один вдох, но после него уже резкий выдох. Руки стали держать руль более расслабленно, а мысли крутиться вокруг ведьмы и того, что как бы они не прятались, она рано или поздно все равно вышла бы на них. Он сейчас почти ликует, где-то глубоко в душе, вопит от счастья, что они наконец-то могут убраться из Канады и вернуться домой. И может, на дне его глаз даже пляшут эти радостные чертята, которых он скрывает под хмуростью своего взгляда, который вновь бросил на Рэймонда. Кривя губы на замечания про теорию. Кузен может сколько угодно слать его по кругам ада и в компанию чертей, чтобы те драли Сойера во все дыры, Томас все равно не позволит тому забить на информацию, которую он должен знать до того, как они вместе выберутся на охоту (старый мудила – и даже ведь не спорит). Но о практики… ведь задумался. На мгновение, но задумался, когда взглядом выцепил витрину аптеки, - а теперь слушай меня очень внимательно, - Томас абсолютно спокоен. До того спокойствия, что как будто несколькими минутами ранее не брызгал слюней в бешенстве и не срывал голос до хрипоты (впору задуматься о психическом здоровье, Сойер). Заглушая двигатель, свернув к бордюрине, Томас корпусом поворачивается к брату, - я даже поссать не встану у дерева с тобой за моей спиной, а об охоте и речи быть не можеь, пока я не буду уверен, что если выскочит из кустов какая хрень, что способна за секунды вскрыть мне кишки, ты сможешь ее тут же убить – ЗНАЯ, как это сделать. Не бросаясь на нее, как тупой боров, Рэймонд, - смотрит с тяжелым взглядом, слегка его прищуривая. Да, он сейчас напрямую говорит брату, что не доверяет ему. Заебло ходить вокруг на около. Рассматривает лицо напротив, следя взглядом за кровью, что еще сочится сквозь порез на щеке, а после вновь в глаза, - поэтому, будь добр, закрой свой хавальник. Ты у меня будешь ебаным первоклашкой, обложенный дневниками, которые, к слову, ты сам хотел, чтобы я тебе отдал и будешь учить, пока с пинка среди ночи, не скажешь мне, как убить ту или иную шваль. А если что-то не нравится, проваливай на все четыре стороны. Это не я к тебе пиявкой присосался, - Томас сейчас себе все больше и больше напоминает собственного отца, того человека, которого он не хотел бы, чтобы хоть когда-нибудь узнали его сыновья. Но и жизнь для них он выбрал другую, Рэй, сам пришел, сам возомнил себя охотником. Рука поднялась быстрей, чем за ней уследил бы посторонний взгляд, - потому что башка тебе дана не только для твоей рожи, по которой ты так любишь получать, - пальцы с силой ударяют по виску брата, - я все же верю, что там есть мозг, - отстраняется быстрей, чем Рэй бы смог оттолкнуть, ударяя по руке. Может Сойер и стар по мнению брата, но реакции, натренированные на убийстве тех же вампиров, получше, чем у любого молодого пацана. Сойер больше ничего не говорит, выдергивая ключ из зажигания (неужели думаешь, что уедет?) – да. Даже не смотрят на то, что сказал валить, все же хочет запереть брата в машине и быть точно уверенным, что тот не исчезнет, пока Томас будет покупать для него лекарства.
Противоречишь себе.
Плевал бы он на это.

Отредактировано шляпник (22-03-2019 11:25:34)

+1

5

Форум:
Кроме Нас.

Текст заявки:
Более длинную версию можно посмотреть на форуме.

Жил на свете хороший немецкий мальчик, который грезил о военной карьере. Откровенно обдурив родителей и поступив вроде бы в университет, хороший немецкий мальчик ушёл в армию, сделал ручкой и уехал делать военную карьеру, где и добился заметных успехов.

Правда, несколько испортился в процессе, но кто не без изъяна.

Потом случилась неприятность, и мальчик умер. Тело не нашли, признали мальчика действительно погибшим, родители поставили на кладбище маленький памятник, куда можно приходить оплакать, и на этом всё и закончилось.

Казалось бы.

Но на самом деле, нет.

Потому что в один отнюдь не прекрасный момент немецкий мальчик воскрес в ходе удивительных интриг Смерти, подержал в руках часы, отмеряющие время всего живого, сильно переосмыслил свою судьбу и, наверное, всё-таки немного сошёл с ума, если не успел сделать этого раньше.

По итогу бывший отличный немецкий офицер спецназа, мёртвый вот уже четырнадцать лет, вернулся в мир, в котором всё какое-то странное, но самое странное - он сам, не принадлежащий ни мёртвому, ни живому, и это ещё не драугр, но уже не человек, а в покровителях у него - такая же странная богиня, которая рулит мудростью и делает дурь в промышленных масштабах.

Уж чего-чего, а скучать в таких условиях точно не грозит.

Warning: предпочитаю посты раз в два-три дня, третье лицо, прошедшее время и наличие заглавных букв. Не заинтересована в общении вне игры, но буду рада возможности обсуждать сюжеты. Инициативе буду рада ещё больше.

Ваш персонаж:
Труд Торсдоттир, младшая из детей Тора, психопомп, валькирия, сейдкона, правая рука Одина, второе самое странное существо Асгарда - сразу после деда. Умирала дважды, каждый раз с приключениями, притягивается на мёртвый флёр, умеет выписывать пинков нежити, содержит вместе с названной старшей сестрой конеферму, где из адекватного - только название. Служила в армии Норвегии, но ей опротивело, так что теперь ловко свернула в Интерпол и строит коварные планы утянуть немёртвого с собой, потому что четырнадцать лет поспал - и хватит, надевай свои башмаки и иди работай! (с)

Пример вашего поста:

Пример поста (из недавнего).

Холодное лицо валькирии ничего не выражало, и полные губы, изогнувшиеся в тонкой, едва заметной полу-улыбке, вряд ли отражали правду, просто такой Вилкмерге представляла себе вежливость. У неё были большие сложности с эмоциональными реакциями вообще и с общением - в частности, она прекрасно руководила и не менее прекрасно - исполняла свои обязанности, принесённые долгом выбиравшей убитых, но говорить с ней мало у кого получалось.
Разве что у Одина, которому любой психиатр поставил бы социопатию, не глядя, да у Смерти, который сам по себе был ходячим психическим расстройством для всех, кто попадался на его пути. Ну, пожалуй, ещё у Моди, у которого эмоциональности хватало на пятерых (и с головой тоже по традиции не всё было в порядке, если говорить честно, но кто из асов не без особенностей).
Как ни крути, а сегодня Иоланте дивно повезло встретить именно эту женщину из всех возможных вариантов.
Оставалось надеяться, что у пани крепкая психика, или что номер прямого начальства оставлен у неё на быстром наборе, чтобы его в любой момент можно было вызвать экстренным SOS с мотивом "забери меня от твоей жены". В последний вариант, конечно, верилось больше, но иногда чудеса происходили даже с Труд. Понадеявшись на лучшее, она мельком обратилась к Уллю и попросила себе толику удачи.
С брата не убудет.
-  Да. Так меня называют тоже, - согласилась она, - но сейчас и здесь я всё же Труд. Майор "Телемарка" Вигдис находится при исполнении в тридцати километрах от Иранской границы, и пусть там и остаётся. Можете… Не сомневаться. Эти люди - они были мертвы, но сейчас их судьбы сплелись с настоящим, и вот они здесь, спустя семь десятков лет после своей смерти. Где-то здесь временная петля, но я покуда не знаю, где и почему она появилась, хотя догадываюсь. Это не первые из воскресших, просто первые, кто погиб так давно.

Льдистые глаза медленно прошлись по Иоланте, замерли на её лице, потом опустились вновь, остановились на уровне впадинки между ключиц, где пробивающий насквозь взгляд вёльвы видел душу. Она всегда отдавала предпочтение не тому, что снаружи, но тому, что скрыто от глаз; души врать не умели. Иоланта была недовольна и подозрительна, как бы хорошо не владела собой.
В этом дева щита её понимала. Она тоже была не в восторге от свалившейся на голову работы, которая уже отсюда тянула крупными неприятностями и флёром магической Хиросимы.
На мгновение асинья задумалась над предложением, но потом решила, что стоит согласиться. Немцев лучше увести прочь из-под взглядов людей и особенно - журналистов, слухи только принесут неприятности. Ещё большие, чем уже есть.
- Чего не знаю, того не знаю, - равнодушно пожала плечами Труд. - Но скорее всего, он не против, иначе Вы бы здесь не появились. Хорошо. Я объяснюсь… С этими гостями, а Вы состряпаете хоть насколько-то правдоподобную версию для местной полиции, куда и почему Интерпол забирает задержанных? Я не сильна в Мидгардской политике, которая не касается Ближнего Востока, да и меня здесь на самом деле нет для официальных властей.

Повернувшись к притихшим военным, она перешла на немецкий. Без малейшего акцента и очень бегло, она объяснила людям, что здесь они не останутся, что им придётся принять и поверить в реальность происходящего. Закалённая психика отборных солдат вермахта с этим наверняка справится, но пока следовало убедить их, что они не сошли с ума, и что всё - по-настоящему, не сон и не бред.
Оставив Иоланте выставить ультиматум полиции, валькирия, пощёлкав пальцами, задала два самых главных вопроса, что интересовали её сейчас более всего: какой день они помнят последним и кто ими командовал. Немного посовещавшись, немцы ответили: командовал группой армий генерал-фельдмаршал Отто Модель, а помнят они восьмое января 1945 года.
Не дожили до конца Арденнской операции три недели, но об этом валькирия сообщать не стала. Вместо этого, перейдя вновь на английский, она объяснила Иоланте:
- Они были в группе армий "В", думаю, что в пятой танковой армии, "Великая Германия" была введена в её состав во время Арденнской операции. Это хорошо, дивизия элитная, в неё вербовали с жёстким отбором, и военные немецкие архивы могут хранить их личные дела. Временная прореха восьмого января сорок пятого. Это уже хуже, мне пока сложно представить, как её искать, но она, как червоточина, сама не закроется.

+1

6

Форум: Witcheart of Ohio

Текст заявки: Рик Хенстридж — 40-42
Мистер и миссис Хенстридж проживали в доме номер четыре по Луговой улице и всегда с гордостью заявляли, что они, слава богу, абсолютно нормальные люди. Уж от кого-кого, а от них никак нельзя было ожидать, чтобы они попали в какую-нибудь странную или загадочную ситуацию. Весь дом был под каблучком миссис Хенстридж, и соседи никак не могли определиться, сочувствовать её мужу или осуждающе шипеть во след. "Подкаблучник", — вторили соседи потвёрже. "Как же он связался с такой мегерой?" — шептали участливые домохозяйки.
На встречах соседей спорить с миссис Хенстридж было бесполезно: она безапелляционно отметала чужие робки "но", когда речь казалась правил. Гроза неухоженных клумб и соседских питомцев, писающих на заборчики. В противовес ей Рик никогда не спорит с соседями, пожимает плечами и не ввязывается в споры. Подкаблучник? Снова пожимает плечами — ему не жалко, чтобы его так назвали. Зато только он знает, что Мими бывает мягкой, бывает нежной. Они уже десять лет живут душа в душу вдвоём, но всё меняет появление племянницы. Рик считает правильным помогать родственникам, но он не святоша и не очень-то рад появлению капризной девчонки в его доме. Всё внимание и силы, которые прежде доставались ему, Миранда теперь тратит на племянницу. А ему... ему приходится довольствоваться холодной едой и греть в микроволновке самому. Самому! Впервые за десять лет. Но и с этим можно было бы как-то смириться, если бы не новость, буквально пополам сломавшая некогда идеальный брак. Во время ремонта Миранда нашла дневник своей старшей сестры, судя по которому, Рика к супруге когда-то приворожили. Её сестрёнка видела влюблённость Миранды и решила так помочь, и теперь оказывается, что 10 лет брака — сплошная ложь.

Ваш персонаж: Миранда Хенстридж, 36 лет, сотрудница аудиторской фирмы, непрактикующая ведьма. Хорошая жена, дотошная соседка и заноза в заднице у соседей, которые запускают лужайку перед домом.

Внешность James Stewart - тот, который современный австралийский актёр (хотя и классический голливудский Джимми тоже хорош). Ищу в первую очередь именно игрока на роль супруга, поскольку хочется развить эту историю. Не хочу скатывать её в кровищу и трэш, но готова обсуждать все моменты. Внешность, имя и детали менябельны, предыстория и последствия обсуждаемы, пока форум тестовый, готова даже сменить фамилию, если вам захочется чего-то другого.

В идеале хотелось бы найти соигрока для длительного взаимодействия.

И тогда коротко о себе:
- Пишу небольшие и, как мне кажется, суховатые, топорные посты.
- Из фэндомов предпочитаю Гарри Поттера (иногда Таню Гроттер), предпочитаю всё же авторские миры или (реже) вписывать авторских персонажей в какой-либо фэндом.
- Идейная: люблю придумывать идеи, люблю развивать персонажей, люблю продумываться историю не только в разрезе "вот будет здорово, если на него упадёт рояль", но и с других сторон: для чего нужны эти события, какие у них будут последствия, о чём этот отыгрыш, о чём эта история.
- Люблю флудить, особенно в те моменты, когда нет возможности написать пост (посты пишу, как правило, только дома, с компьютера). Предпочитаю полувроленный флуд.
- Мне проще за неделю закрыть один отыгрыш, чем отписать несколько постов в разные.
- Сейчас пишу преимущественно от третьего лица, прошлое или настоящее время.
- Чаще играю за женских персонажей, но могу взять и мужского под настроение.
- Я дружу с ролевиками и легко иду на контакт, могу попридержать коней и не навязываться, но в целом мне спокойнее, когда не нужно параноить на тему "а не сказала ли я лишнего?"

Хотелось бы найти соигрока, который:
- Играет чаще за мужских персонажей.
- Пишет обычно от третьего или первого лица, прошедшего/настоящего времени.
- Стабильно пишет посты хотя бы раз в неделю, а в случае загруза всё же предупреждает о пропаже.
- Ценит и юморные отыгрыши, и драматические, и экшен.
- Не мучается от дерола.
- Понимает сарказм, не триггерится от не очень умных шуточек)

Пример вашего поста:

Могу в постах материться

Энди пидорасит. Она чувствует, что ей не собраться. Оставленная одна наедине со своими чувствами, окончательно расклеилась. Незнакомый дом с погашенными огнями — её тут точно не ждут. Табличка на почтовом ящике "Таннеры", что за семья живёт в этом доме? Может, у них тоже есть какая-нибудь молодая дочь? Кто-то дёрнул занавеску и Энди ощутила на себе встревоженно-недовольный взгляд: ещё бы, кто будет рад, если возле его дома будут ночью шуметь.

В голове металось: "Что делать?" Андреа вообще с трудом понимала реальность происходящего, под ногами всё расплывалось, а слабость захватывала тело. Не хотелось ни думать, ни чувствовать. И только зажатая в кулаке бумажка давала сил. От неё веяло ненавистью, яростью. Без денег она бы ещё закрыла глаза на унижение, предпочла бы вымарать воспоминания этой ночи, но Фрэнк предпочёл унизить её не только физически. Осязание грубой бумаги постепенно вырывало из забытьи.

Энди сама не поняла, как достала мобильный телефон, тупо смотрела на него, пока не осознала, что можно позвонить. Сейчас только единственный человек, чей номер был в её телефонной книжке, мог бы помочь. Единственный, кому можно было бы доверять.

— М-Макс? — Энди понимает, что её голос дрожит, срывается. И она чувствует, как дрожит нижняя губа. Только не реветь — не сейчас, сейчас надо быть максимально собранной, иначе Макс так и не узнает, что от него нужно.

— Ты знаешь, где дом каких-то Таннеров? Можешь забрать меня отсюда? Пожалуйста? — в конце голос всё же сорывался в жалобный всхлип. Энди плотно сжимает зубы, когда это понимает. Трясти начинает ещё сильнее, а на глаза наворачиваются слёзы. Сейчас ей очень важно знать, что в этом мире есть какой-нибудь человек, которому не плевать. Не плевать, что Андреа в беде, не плевать на то, что ей нужна поддержка. Ей хочется опереться на чьё-то плечо, а не получить плетью за свои грехи. И она выбирает Макса. В кои-то веки не бежит к Отцу, не прячется у братьев. Сейчас ей кажется, что секта не сможет её защитить, и даже наоборот — обвинят, будут тыкать пальцами. Ей нужен тот, кто грешен не меньше, чем она, кто-то простой и понятный. С кем они вместе будут гореть в аду.

— Мне очень нужна твоя помощь, — добавляет Андреа в конце и отключается, не дослушав, скажет ли Макс что-то в ответ. Если захочет, то приедет. А если не приедет, то...
Даже не хотелось думать, что тогда будет. Слишком она доверяла этому мальчишке и верила в его благородство, последним, возможно, что неосознанно пользовалась. Ей был нужен кто-то такой бескорыстный, чтобы не терять слабой надежды на то, что этот мир ещё не совсем ебанулся.

Могу не материться

Она уже не понимала. Нет, серьёзно не понимала, куда идёт и зачем. Солнце шпарило, и Корнелия жарилась на каменистой почве Национального парка, как яичница. Завтра её будет ждать подпеченная кожа на лбу, обгоревший нос и часть шеи. Ноги тоже кое-где сгорят. Жаль, что крем от загара остался где-то в глубине её трейлера, да, впрочем, сейчас и в голову бы не пришло им воспользоваться.
Голова плыла, вероятнее всего, вечером Корнелия ощутит все прелести солнечного удара. Но сейчас ни кожа, ни голова не беспокоили её так же сильно, как ноги. Оглядываясь назад, всё ожидая увидеть там болезненное, жуткое лицо коллеги, Корнелия продолжала хныкать, но идти. Просторы парка, пустые и тихие, лишь иногда баловали её укрытиями от солнца, всё чаще идти приходилось по самому пеклу. Иногда Кора совершала остановки, но тут же жалела об этом. Ноги кровоточили: разбитые о жёсткую почву и камни. Один ноготь точно треснул, это не считая порезов, ссадин и натоптышей. Глупые попытки заклеить раны пластырем, помогали ненадолго, а попытки снять колготки женщина быстро прекратила: кровь запеклась на ране, прихватив и ткань. И всё же перерывы делали только хуже. Стопы только чуть-чуть приходили в себя, как вновь начинались страдания. И Корнелия хромала пуще прежнего, едва могла идти несколько минут, пока сознание не привыкало к боли. Дальше ходьба происходила на автомате, пока Кор совсем не выдыхалась.
"Господи, куда я тащусь. Может, мне это только показалось?" — Корнелия задавалась этим вопросом в очередной раз, а потом в очередной раз забывала на него ответ. Всё шло по кругу, а иногда казалось, что и Корнелия ходит кругами. Она вновь выходила на указатели и пыталась понять, мимо этих уже проходила или нет? Они все одинаковые. Пять часов по жаре без воды: язык прилип к нёбу, а глаза, которые поначалу слезились от боли, запеклись солью по уголкам. Корнелия не всегда включалась — чаще она пребывала в прострации, но продолжала идти. Каждый раз, когда женщина приходила в себя, она глядела на единственную туфлю, зажатую в руке. Первое время были попытки надеть её и идти так, но выходило ещё хуже и неудобнее, чем вообще босиком. Но почему-то, удивляясь присутствию предмета, Корнелия всё также не выкидывала её. В таком виде она и добралась к воротам отеля, не внушая никакого доверия местной охране.
— Пожалуйста, у меня есть деньги, мне только нужно подзарядить телефон и позвонить. На меня напали, — что-то такое, а, может, и не только это повторяла Корнелия, пока над ней не смилостивились. Среди людей она сразу мобилизовалась и сменила скорбное, замученное выражение лица на приветливо-сосредоточенное. И так всю дорогу до входа в отель, куда её сопроводил один из охранников (да-да, на неё по-прежнему очень косо смотрели, особенно на туфлю в руке, впрочем, та отлично сочеталась с и без того окровавленными ногами).
Ресепшионист как раз зашёл куда-то в подсобное помещение, и Корнелия смогла оглядеться в холле. Супружеская пара смотрела на неё с опаской, хотя очевидно, что дама с израненными ногами большой опасности вызывать не может. Ну, только если подползёт и укусит. Шаги давались с трудом, но Кора не замечала, что размазывает по чистому полу свою ещё свежую кровь. Она же видела цель и не видела препятствий — звякнула на стойке в звонок, чтобы привлечь внимание работника отеля, и тут же всё своё внимание направила на кулер.
"Вода!" — эта мысль оглушила все прочие и затмила сознание Корнелии. Хорошо, что под кулер очень сложно подлезть, иначе бы она непременно это сделала, но пила жадно, опрокидывая один стакан за другим, и никак не могла напиться — просто не чувствовала вкуса. И не замечала, что вода по шее стекает на блузку. Как животное, честное слово.
— Здравствуйте, — Корнелия сначала почувствовала взгляд, и только потом отвела стакан в сторону и смогла увидеть молоденькую особу, которая смотрела с ужасом в глазах на это чудо.
— Мне очень нужно позвонить от вас или хотя бы подзарядить мобильный телефон.

Отредактировано Beatres (12-04-2019 21:29:51)

+3

7

Форум: Cursed Creatures
Текст заявки: Ищу вампира, от которого кровь стынет в жилах. —> Полный текст заявки.
Зовут этого товарища Винсент Хань (менять нельзя). На внешности Anthony Tornburg онли.
Раса: вампир. Должность: управляющий в бойцовском клубе Dark Side и правая рука Моргана Ли.
Дарк Сайд — совсем не просто бойцовский клуб, где маргиналы устраивают бои для маргиналов. Это намного, намного больше. Это своего рода анклав, созданный нечистью для нечисти.

• Основные черты характера: спокоен, выдержан, разумен, рационален. Умен. Несмотря на европейское имя "Винсент", Хань до мозга костей азиат, воспитан в традициях Китая и, соответственно, имеет азиатскую ментальность: личность — лишь часть целого, без целого личность — ничто. Не склонен к спонтанным поступкам — если только точно уверен, что может себе подобное позволить, как с материальной точки зрения, так и с точки зрения грозящих проблем. К слабым относится снисходительно, но без жалости.

• Расово терпеть не может оборотней, но прихотью Моргана Ли вынужден начальствовать над главой СБ Dark Side Раулем Монтеро и распорядителем боев Тао Шэном.

Цитаты из постов, в которых упоминается Винсент Хань.

Спустя мгновение Вэйлин посмотрел на того, кто стоял по праву руку [Моргана Ли]. Этот азиат был заметно выше, суше, строже, жестче. Безапелляционней. Под его взглядом не на что было надеяться, не на что было уповать; взгляд был не как лезвие меча, но как тяжелый металлический прут, опускающийся на живую плоть — будет больно, очень долго будет больно.

Вытянув из нагрудного кармана платок, он [Морган Ли] принялся мерить шагами подвал, придирчиво оттирая ладони. Повернулся на секунду к вампиру, мысленно ухмыльнувшись тому, как забавно дрогнули у него крылья носа. Этому не нужны были амулеты — он просто чуял. Кровь на полу была кровью магической — это точно. Винсент, впрочем, сохранял монументальное спокойствие. Избитая до полусмерти ведьма могла бы обрушить свою трагедию на стену — стена бы проявила большее участие. Морган задавался вопросом, насколько быстро он решит их сожрать.

Картина смерти оного ярко стояла перед глазами Вэйлина даже два месяца спустя. Череп бывшего начальника охраны — покойного начальник охраны — раскололся под хищным лезвием топора, как арбуз. Только металл жизнерадостно блеснул в свете лампы да кровь веером брызнула на строгие брюки вампира. Хань даже не поморщился, лишь брезгливо топнул мыском ботинка. Отчего-то эту его реакцию Ю запомнил так отчетливо и ясно, словно, вспоминая, каждый раз наблюдает заново. Темечко с внезапно короткими волосами упало прямо к остреньким лакированным мысочкам его туфель, и пришлось зажать рот обеими ладонями, чтобы не завопить.

Ваш персонаж: Ю Вэйлин. Маг-полукровка, совершенно бездарный, магия как таковая ему практически недоступна. 21 год. Трансвестит. Певичка в Dark Side. Вэйлин боится Ханя до дрожи в коленках. Сама аура вампира вкупе с невероятно сильной интуицией трансвестита делают из Вэя замирающего перед удавом кролика. Даже не знаю, насколько такому эффекту Хань придает значение — вам на откуп. Пользуясь правами и широкими возможностями рабочего положения, пользуется девочками и мальчиками из борделя, в частности Дивой местного разлива — сиречь Вэйлином.

Пример вашего поста:

Пример поста

Вот это "рассчитаемся" и было тем самым сокрытым за улыбками, театром и сочувственными кивками. Стоило заверению чужака прозвучать в душном смрадном воздухе подвала, как интуиция икнула и взорвалась в подреберье. Вэйлину не секундочку аж стало дурно. Но Ли-сяньшэн был занят собою, все окружающие — его театром, и никто и не заметил, как сбилось дыхание у и без того дышавшей через раз проститутки.

Внезапно он перестал быть центром крошечной вселенной, сжавшейся до размеров подвала, гудящей старыми трубами и мерцающей лампочкой. К нему потеряли интерес, словно его вообще здесь не было — и Вэю показалось, его перестало придавливать к полу могильной плитой. Он даже сделал бы глубокий вдох облегчения, если бы ребра не были настолько безжалостно отбиты. Что делать дальше, он не представлял — и потому продолжал сидеть на полу, боясь пошевелиться. Но внимание всемогущего чужака, описав изящную окружность, вдруг снова вернулось к дрожащей у их ног девице.

Ой Святая Гуань-инь, лучше бы не возвращалось, лучше бы он продолжал молча и беззвучно мерзнуть на жестком грязном полу, чем вот этот вот... Винсент.

Стальной прут, вопреки ужасу паникующей интуиции, спокойно подошел, наклонился, подал руку, помог встать. Поддержал, выводя из подвала, не обращая внимания, что кровь девицы марает ему костюм. Это были сущие мелочи, которые вполне можно было игнорировать, игнорировать и окутывать все в радиусе метра вокруг себя леденящим душу страхом. Вэй ощущал опасность едва ли не кожей, волоски вздыбились на руках, и дышать было чертовски сложно вовсе не от боли, волной штурмующей все его тело при каждом шаге. Согнутая в локте рука надежно замерла у затянутого в темный пиджак бока, и проститутка могла опираться и виснуть на ней столько, сколько ей пожелается, вплоть до самой кровати, на которую ее уложили, стоило лишь этому Винсенту кинуть пару-тройку приказов.

Дальше помощник Ли-сяньшэна ушел, а все завертелось, как в сказке, будто по мановению феиной волшебной палочки. Вокруг него хлопотали, принесли таз с водой и полотенца, протирали побои и раны, позвали "своего" терапевта, гинеколога и хирурга-травматолога в одном лице. Доктор Гомес внимательно его всего осмотрел, опытными чуткими пальцами ощупал синяки и гематомы и по стонам и ахам Ю заключил, что у того сломано несколько ребер. Но без смещений. Главное, резко не шевелиться. И от новости этой вокруг него захлопотали еще больше, замазывая побои гелем-анестетиком, рассечения — антисептиком, а к лицу прикладывали лед, чтобы то совсем не запухло гематомами. Его наконец оставили в покое, дав возможность просто лечь в кровать, выпить принесенного ромашкового чая вместе с успокоительным и заснуть.

Сказка закончилась назавтра, когда черный хищно поблескивающий боком — словно косатка над водой — автомобиль Ли-сяньшэна прикатил их в аэропорт. Вэйлин в самолетах в жизни не летал, слышал десятки страстей и боялся, как Яньло-вана. До икоты. До дрожи в коленках. Чуть ли не до самого настоящего обморока. Девица, прячущая лицо под шляпкой с вуалью, несколько раз оступилась на высоченных своих каблуках — благо была заботливо подхвачена под локоток высоким и прямым, как цзянь, азиатом — и в итоге выпустила из пальцев ручку чемодана на колесиках. "Цзянь", не меняясь в лице, подхватил чемодан в другую руку и, продолжив о чем-то беседовать со своим хозяином, проводил девицу в отдельный зал ожидания бизнес-класса.

От страха у Вэйлина млели губы и пальцы. Ему казалось, что по пути к терминалу, он будет хвататься за все поручни, двери и выступающие предметы. Но замороженно-говорящий взгляд Винсента Ханя — этим утром Ю наконец узнал имя этого страшного человека — отбил всякое желание паниковать и истерить. И все, что оставалось Вэйлину, это вцепиться в подлокотники кресла и запищать придавленной мышью, когда самолет пошел на взлет.

Котики в планшете Ли-сяньшэна, которых тот, изнывая от скуки вынужденной бездеятельности, ему показывал на ютубе добрые полполета, его шуточки и миниатюрная бутылочка коньяка немного облегчили страдания жертвы перелетов внутри страны — Ю даже вуаль поднял, — но когда боинг наконец коснулся колесами посадочной полосы, его облегчение можно было ощутить физически.

Мадам Зузу была новым ярчайшим — во всех смыслах — впечатлением в жизни бедной проститутки. Она ворвалась в ее жизнь вихрем немалых размеров, придавила харизмой и слегка придушила необъятным ароматным бюстом. Жертва "поганого садиста", которому "надо руки-ноги повырывать и скормить воронью у него на глазах!" крякнула-ойкнула и чуть не рухнула в обморок от боли в поломанных ребрах. Большая теплая женщина всплеснула руками, подхватила "птичку-невеличку" под белы рученьки и уложила на диван, принялась что-то пришептывать, совать под нос "умирающей лебеди" травки неизвестного происхождения, напоила ее жутким отваром. И было дальше продолжение вчерашней сказки: боль ушла, холодные компрессы легли на разбитое лицо — и Вэй закрыл глаза, погружаясь во вдруг рухнувший на него сон. Когда он очнулся, от побоев не осталось и следа. Нет, он знал, что магия существует — но чтобы настолько!

Назавтра у него уже был клиент. Были страстные поцелуи, требовательные объятия, огромная кровать в дорогом номере. Она стойко выдержала, когда два тела рухнули на нее с высоты человеческого роста — и замерла вместе с телами, когда с одного из них сорвали все те рюши и кружева, в которые оно было облачено. Замерла кровать, замер клиент. Замерла Вселенная.

Все это, шмыгая носом и сморкаясь в одноразовые салфетки, сидя на диванчике в уже знакомой дивной комнате с камином, рассказывал Вэйлин хохочущей Мадам Зузу, в деталях поясняя, почему к ней ворвался клиент в одних трусах, сдержанно матерясь на трех языках мира. Но самым ужасным было то, что теперь ему еще предстояла встреча с Ханем, а следом и с Ли-сяньшэном. Звучало все это как смертный приговор.

0

8

Форум: Кроме нас
Текст заявки: изнываю от желания играть архангельские семейные разборки на относительно адекватных сюжетных щах и работе с каноном.
Площадка — есть, идей сквозь века — множество. Особенно нужны Михаил и Гавриил, хотя со всеми найдётся, на чём сшибку устроить.
С Михаилом у нас патовая ситуация и мы вроде не враги, а вроде как Армагеддон ещё лишь предстоит, и его признаки сейчас проявляются против нашего желания удержать хрупкий мир.
Отношения с Гавриилом усугубляются тем фактом, что по результатам убийства мессии и некоторых апостолов с секретом (читаем форумный канон, начиная с пантеона, например), изгой ещё и выиграл противостояние, а потом расколы в конгрегации продолжил чинить, в ответ на что Гавриил подумал-подумал, не растерялся, да и вдохновил ислам со всеми его миазмами в наше время. И ещё много интересных проджектов сделал, чтобы Самаил не затосковал, почивая там на лаврах как мастер шпионов королевы английской. Например, в настоящее время у нас есть возможность развернуть настоящие подпольные войны вместо Армагеддца (поэтому я так упарываюсь, предлагая Киану Ривза на внешность Гавриила, или Кристиана Бейла, если хотите)
Игру я вижу только дженовой ввиду специфики сложившихся характеров и форумного видения древних архангелов. Давайте броманс и хейтерство с мордобоем, но без постельки, хотя пошутить и попытаться, конечно, можно. Но даже у меня персонаж как-то не настолько дегенерат, чтобы с любимой (нет) роднёй трахаться. Лучше бухать.
И да.
Не смотрите, не смотрите, что у нас с Рафаилом на аватарах сыгравший рептилоида Боуи и Lizard King Джим Моррисон, два культовых рокера и наркомана. Мы нормальные, поголовно. Просто любим Тарантино, Гая Ричи, британскую очень любопытную музыку и всякое. Будем рады пополнению в нашей команде воинов в матросках, а то пока что у нас мочилово вышло такое, что мы пошли топиться в бухле и играть в Saints Row IV, потому что Рафаил врач и пациента с СДВГ неинвазивно в мозг лечит, а хотелось бы и экшена.
Пример вашего поста:

пост брата: мы вышли из гей-бара в Европе

Те, кто не любили Люцифера, просто не умели его готовить. Он расходился долго. Долго собирался с мыслями, тревожился, ходил вокруг да около в святой простоте своей полагая, что метания эти для окружающих останутся незаметны. Ему нужно было просто позволить. Не давить, спокойно мариновать до состояния полуготовности. А после… бросить.
- Ну, ты перебил меня тогда. Я искал свое, а нашел тебя, - он отсалютовал старшему кружкой.
Я в этот мир пришел, чтоб видеть Солнце. Или найти его под ногами, в битом стекле, хрустящем на ботинках, сваляной в клубочек лежанке, в резиновой трубке и ложке. То, что для людей было последней стадией пред вратами в Вечность, для них, наделенных волею и могуществом, было лишь ковриком «пошел вон». Кому, как не ему, врачевателю, знать к чему стремятся души смертные, что ищут они и что находят в химии своей? Кому, как не ему, проводнику, было проверить это?.. И он сидел рядом. Наблюдал. Смотрел, как тощие грязные тела замирают, как расширяются зрачки. Орех? Кокос? То, что растет или то, что выращено в лаборатории? Всего лишь минутный интерес для серых глаз. А для кого-то целый мир, целая смерть.
- А мне скучно, - поморщился Рафаил, развозя горчицу поверх кетчупа в тарелке. – Мне мало. Тоскливо и тяжко. Как же надоело, что не захмелеешь. А ведь иногда хочется, да?
Порой, для того чтобы состав поехал, нужно убрать сапог. Или подтолкнуть.
- Я знаю, Люцифеаль-сама, что ты играешь сейчас, когда не говоришь напрямую. Я знаю, что ты хотел картинку. Но так, как проштрафившийся наркоман хочет елочку-брелок в заправке, которую грабит ради пятидесяти баксов выручки и пачки мятных конфет. – Рафаил развел руками. – Внимательнее, пожалуйста. Наша дуэль еще не закончена. Ты проиграл душу, но ты и не играл за нее. Тогда что за игра? Впрочем, на это уже мне насрать. Теперь ты меня извини.
Он криво ухмыльнулся и порывисто поднялся, соскочил с высокого стула.
- Достаточно. Как думаешь, у них тут евро? Впрочем, плевать. После платишь ты. Чем хочешь. Хоть дровами. Все равно. – Рафаил брякнул об стол честно заработанными и кивнул в сторону выхода. – Стрип-клуб? Где-нибудь в Калабрии, пожалуй. Ты не против Калабрии? И водки?..
То, что начиналось Самаилом добром не заканчивалось, но в какой-то момент его приходилось поддерживать.

пост меня:..и попали в стрип-клуб в Москве

Люцифер курил и мариновался, мариновался и курил ещё. Пара кусочков жирной картохи из фритюра так и осталась единственной едой, которую он вкинул в это море никотина и этанола, которым топился, иногда очищая магией фильтры, последние пятьдесят лет.
— Вечно я чужие вечеринки порчу, м, — пробурчал он, занимаясь коктейлями. Ничего так, ничего так, о, просто джин с тоником в двух версиях как коктейли тоже плеснули. С лимонным и с индиан. Люцифер предпочитал лимонный, но два разных Эвервесса и один попсовый Beefeater большого разнообразия не делали и были выпиты залпом.
— Попробуй как я. Если не перебирать так, чтоб шкурка сгорела, привыкнуть и прижиться — отлично можно повеселиться. Даже трахаться сложнее!
На языке Люцифера «сложнее» и «хитровыебанно» часто звучали как очередной негласный садомазохистский синоним «интересно».
Он завис от внезапного всплеска какой-то настоящей, не отфильтрованной сквозь безбрежную мудрость (или хипповской угар?) братской реакции, и даже заткнул рот последним коктейлем, от которого ныли зубы и мёрз мозг, чтобы не ляпнуть чего-то на автомате. Люцифер многое делал не думая, спонтанно, на волне, в потоке. Дар предвидения был завещан не ему. В итоге, конечно, выходило либо «ы-ы-ы, ВСЁ ТАК И ЗАДУМЫВАЛОСЬ!», либо фигня какая-то, ещё более грустная и неловкая. С пытками верующего художника тоже было спонтанно. Он думал, что в награду получит полотно, а получил брата, который ему, в отличие от вещи, ответов давать не хотел, и вообще был не рад очередному выгулу, но, по крайней мере, не давал киснуть в одиночестве душных и расцвеченных четырёх стен.
— Дуэль так дуэль. Следующим выбором оружия после твоего я объявляю Injustice!
В файтинги, как и в экшеновые игры в реальном времени, Самаэль играл примерно так: на момент столкновения зависал, видел вечность сквозь экран, прожимал все кнопки, надеясь хоть на пару крутых комбинаций, потом отвисал и иногда это было «о, пентакилл». В стратежках он хотя бы успевал подумать, а не быть унесённым потоком неосознанных реакций на вызов.
Пошарив по карманам, как известно, своего бездонного пиджака и найдя там фунты, фунты, шекели, шекели и йену и юань, но ни одного евро или доллара, он пожал плечами и дал брату рассчитаться. Ничего, где-то там точно глобальные валюты лежат. Или фунты зайдут. Брекзит не то чтобы сделал милые мордашки азартной заводчицы вельш-корги Елизаветы сильно дешевле и непривлекательнее. Италия, которая хотела отвалиться от Еврозоны из-за кризиса с мигрантами через её территории не меньше, точно проблем с фунтами не имела.
— Виски, — сказал только Сатана.
И они переместились.
Но, как и в любом деле, в которое он лез, случались казусы, и они оказались где-то где угодно, но не где хотел Рафаил. В этом городе было прохладно и многополосные улицы гудели и оказались залиты светом, хотя на часах на ближайшем столбе было видно 3-20 ночи. Время явно не западно- и даже не восточноевропейское.
— Что-то-как-то… — протянул дьявол, скребя ногтем щёку и глядя на вывески на кириллице, гласящие «Красная Пресня» и всякие направления, среди которых красочно выделялась Dolls непосредственно напротив. — Меня терзают смутные сомнения, что мир жопутями пытается мне что-то сказать. Зайдём в переулок, пнём бомжа, и я портал открою, или русские стриптизёрши и водка в России тоже пойдут?

Отредактировано Edgelord (12-04-2019 21:22:41)

0

9

Форум: Arkham
Текст заявки: Полный текст заявки
Себастиан Ганнибал ищет Грэма Лиама.
А если серьезно - разыскивается постоянный соигрок и партнер, с которым можно развить типичную романтичную ветку со всеми стадиями отношений (знакомство в прошлом, признание, бытовые мотивы перемешку с ссорами и руганью, участие в квестах и разработка наполненного сюжета). Все это в пределах мистического канона провинциального фентези, т.е. магические способности, нехи и прочие радости жизни прилагаются. Проект стабильный и живой, что дает простор для реализации персонажа и побочных ситуативных игр.
О персонаже: Маг (внешность Хью Дэнси), достаточно способный в своей области (какой - оставляю на выбор), занятый в городском совете и занимающий не самый низкий пост в администрации. По характеру - коммуникабельный и общительный; этакий хранитель города, к которому можно обратиться за помощью. Без семьи и детей (опционально), с потенциальной психологической травмой в прошлом (чтобы был крючок на знакомство).
О себе: 4 месяца назад я вышел из затяжной ролевой крио-комы, в которой находился примерно 7 лет, поэтому не избалован перебежками на другие проекты (Аркхем - единственный), околоролевым общением или множеством партнеров, которых меняю как перчатки. Адекватный, понимающий и готовый на обсуждение всех нюансов, возникающих по мере разыгрывания ветки; отдаю формирование персонажа Лиама полностью на откуп игрока, чтобы не загонять человека в рамки и ограничения. Если мы сконнектимся, то превращусь из соигрока в очень чуткого товарища, способного на эмпатию и выслушивание нытья по ночам. %))
Убедительная просьба: Очень хочется найти соигрока похожего на себя - без армии поклонников, без других основных проектов; хочу, чтобы он был настроен на серьезную наполненную игру и не сбежал после того, как насытится чужим эмоционалом. Мемами в телеграмме доставать не буду, но рассчитываю, что какое-никакое дерольное общение между нами будет присутствовать.
Ваш персонаж: Ссылка на анкету
Себастиан Валентайн (Мадс Миккельсен), ведущий психотерапевт главной больницы города, который пользуется ментальной магией в своей работе. Из-за сбоя в генетике стремительно стареет и страдает от побочных эффектов проводимого лечения. Без семьи, детей и родственников; ведет около-отшельнический образ жизни и не участвует в делах города, хотя имеет в нем весьма ощутимый статус и множество связей. Спокойный, рассудительный, считает науку и альтруистическую идею своей главной философией. Подробнее - в анкете.
Пример вашего поста: Мой стиль игры не проработан до конца, поэтому я вполне спокойно адаптируюсь под соигрока; могу в юмор, серьезность, хоррор, треш, стекло и прочие жанры. Единственная особенность - пишу в настоящем времени и использую несовершенную форму глаголов.

Пример поста

Со стороны этот диалог, кажется, совсем не выглядит как классический психотерапевтический прием. Два человека, расположившихся в противоположных друг другу креслах, мало похожи на пациента и врача в привычном смысле этого слова; она напоминали скорее отца и дочь, решивших встретиться во время рабочего дня и обсудить приближающийся семейный ужин. Внимательное и сосредоточенное выражение лица одного перекликалось с заинтересованным взглядом другого, и, вероятно, эта связь считалась первым установленным контактом между двумя адептами ментальной магии.

— Принимают, однако, требования к полукровкам намного выше, — Себастиан убирает руки со своего бедра и меняет позу — теперь обе его ступни крепко стоят на кафельном полу, а колени слегка расставлены в стороны, от чего нижние края брюк слегка поднимаются в щиколотке и оголяют высокие черные носки. — Поэтому в вашем случае будет лучше найти опытного наставника, который сможет составить и отправить Мискатонику положительную рекомендацию, связанную с вашей психологической практикой.

Валентайн никогда не имел собственных учеников; напротив, он предпочитал продолжать обучаться всю свою жизнь, от того не видел своей целью связываться наставническими отношениями с более молодыми представителями телепатии. Все дело его жизни было отражено в многочисленных статьях и исследованиях, которые изредка печатали в газетах, но чаще — вставляли в учебники по когнитивной психологии для студентов университетов. Да, изредка Себастиану поступали предложения выступить спикером перед факультетом психологии наряду с ведущими врачами больниц Салема и Бостона; порой доктор даже не брезговал провести полуторачасовую пару и поделиться своим практическим опытом использования ментальной магии в работе. Но подобная деятельность была скорее исключением из правила, чем закономерностью, и потому до последнего момента Валентайн совершенно не задумывался о том, что все накопленные знания уйдут вместе с ним в могилу, если не поделиться ими с более молодым поколением.

Он умеет слишком многое, чтобы продолжать считать себя неспособным на обучение других. В течение почти ста лет доктор изучал и формировал свой принцип визуализации сознания пациентов, описывал и представлял чужой мозг как определенное пространство, видоизменяющееся под действием отдельных качеств характера объекта. Несколько тысяч исписанных наблюдениями страниц, десятки лет практики на представителях всех магических рас, упорные тренировки самого себя в контексте выдержки, внутреннего баланса и трезвого оценивая любой стрессовой ситуации. Но все-таки его век подходит к концу — и потемневшие сгустки красной вязкой крови, которые остаются на крае раковины каждый вечер после приступа тяжелого влажного кашля, являются тому подтверждением. Стремительно развивающаяся бессонница и постоянные кошмары в редкие часы отдыха каждый раз убеждают доктора в мысли, что его время уходит быстрее, чем сыплющийся сквозь пальцы песок. И если Себастиан не хочет поставить крест на собственном труде всей жизни так же просто, как встанет крест на простую могилу после его смерти, то ему придется воспринять сидящую напротив Грейс Мерфи не просто как пациента, требующего помощи, а как способного менталиста, который, в теории, способен стать преемником учения доктора Валентайна.

Чужая телепатическая мысль настойчиво приникает в его голову через зрительный контакт; обретает форму тонкой серебряной лески, натянутой до предела, словно тугая струна, дребезжащая от проходящей по ней вибрации. Грейс пытается звучать как можно более мягко, однако в легко отправленной фразе все еще звучит ледяной холод и непоколебимая уверенность, свойственная абсолютным безумцам и слугам делирия. Себастиан чувствует проходящие сквозь общий ментальный канал устойчивые помехи — тот самый шум, про который говорила его собеседница — и сразу же понимает его природу. Астрал — пространство на стыке двух (или множества?) реальностей, в котором не властен ни один физический закон или  магическая способность.

«— Мисс Мерфи, вы гуляете во сне?» — резонно замечает доктор, проникая в чужое сознание сразу же, как только между ними устанавливается первый контакт. «— Можете объяснить, почему занимаетесь этим? Я никогда не был поклонником астральных путешествий и специально старался их избегать, потому что в подобном пространстве контролировать собственную мысль становится практически невозможно».

Его слова разливаются золотом внутри чужой головы; бьют по изнанке черепа тяжелым чугунным молотом, однако ощутимой боли не приносят — лишь заставляют взбодриться и прочувствовать собственное нутро, которое инстинктивно сжимается от противоестественного внедрения чужой магии.

«— Как вы себя чувствуете?» — учтиво спрашивает доктор, прощупывая внутренности сознания Грейс с предельной осторожностью и аккуратностью; перед его глазами то и дело мелькают образы из пластов чужой памяти, однако идентифицировать их он пока не планирует. Сейчас ему важно понять, что именно ощущает организм Мерфи ответом на постоянную ментальную связь.

+4

10

Форум: Любовники смерти
Текст заявки:

Начну с краткой предыстории: на форуме отыгрывается ветка Шабаша (колдуны и ведьмы мечтают вызвать своего тёмного Господина и устроить Апокалипсис), в которую требуются антагонисты, которых в данный момент (кроме меня) - нет.

И я таки имею шо сказать - легко быть против Апокалипсиса, вы попробуйте найти в нём плюсы! Потому ищу нескольких игроков-энтузиастов, с которыми мы (буквально) перевернём мир. Интриги, скандалы, расследования, вызов демонов, сбрендивших марионеток, а также антихристов обеспечу. Ролевая - городское фэнтези и авторский мир, нам будет, где развернуться.

Кто нужен:

1

Тобиас Кранц. Колдун-фанатик, способный общаться с мёртвыми. Разницы между двумя мирами практически не видит и с удовольствием может переправить всех желающих из одного в другой. Учитель и наставник, самый старший из группы. Элегантный и очень вежливый мужчина, но попробуйте ему нахамить и рискуете лишиться языка (минимум).

Отношения: Обязуюсь ценить и уважать, внимая каждому слову. Минимум.

2

Флора Лэмб. Молодая ведьма, которая однажды сгорела в автокатастрофе. Продала душу, чтобы вернуть себе красоту и отомстить обидчику. Понимает, что служение Господину залог её выживания, потому в служении фанатична. Специализация - обольщение и всё, что с ним связано. Флора умеет находить подход к людям, умеет нравиться, по ней вообще не скажешь, что она способна кому-то навредить.

Отношения: Хороший рабочий тандем, используем навыки друг друга и оба никак не можем выползти из раковины, чтобы честно признаться, что могли бы и подружиться.

3

Бриана Лор-Гранвиль. Поверенная Ада, без шуток. По менталитету ближе к демонам, нежели к людям. Возможно, самая бесчеловечная из предложенных персонажей - у неё нет сожалений о прошлом, не склонна к сантиментам и душу продала осознанно, прожив скучную и непримечательную человеческую жизнь. Дьявольски хитра и проницательна.

Отношения
: Нам предстоит искать точки соприкосновения, т.к. служим общему делу. Скорее всего, мой герой покажется ей слишком юным и сентиментальным для колдуна.

Сюжет и ветка развиваются активно. Всех желающих лично введу в курс дела. Главное - желание идти на контакт и обсуждать роли.

Ваш персонаж: Бартоломео Джеймс
Молодой амбициозный колдун, который уже добился в Шабаше многого. Фанатик и псих, ратующий за Апокалипсис как за способ перетряхнуть и обновить мир. Мечтает избавиться от лицемерных святош, которые не хотят пускать демонов в мир.
Мистер Джеймс кажется спокойным и вежливым человеком с небогатой мимикой, однако в душу к нему лучше без надобности не лезть. Имеет полный комлпект: грустную историю, вынудившую его вступить в Шабаш, специфические магические способности и личную жизнь в руинах. С первого взгляда мало кому нравится, но аппетит, как говорится, приходит во время еды.

Пример вашего поста:

Пример поста

- Здесь, здесь, здесь... - эти слова какое-то время стояли мучительным стоном в ушах, удачно дополняя шелестящую листву и гнетущую атмосферу в стиле хорроров середины прошлого века. Его коллеги продолжали галдеть, выступающая не унималась, всё подливая и подливая масла в огонь...В принципе кое-в-чем дамочка оказалась права - выбор можешь сделать только ты сам. Нет такой безвыходной ситуации, чтобы ею оправдать обращение к тёмным силам. Другое дело, если из мотивов ничего, кроме страха в итоге не остаётся. Страх полезен, сохраняет от бед, заставляет проявлять благоразумие, из него рождается благоговение перед Господином и почтение к Его дарам. Только где это всё? На горе так много народу, и ни одного понимающего лица.
"Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся." - и вряд ли кто-то представлял насколько. Складывалось впечатление, будто где-то прозвонил невидимый и неслышный колокол, масла вылили достаточно и всё рвануло. Первой сердца лишилась словоохотливая ведьма, произведя тем самым начальный драматический эффект, затем Тьма поползла дальше, не щадя тех, кто попадался ей на пути - стоны превратились в несмолкающий крик, поляну затянул туман, где происходило всё самое интересное. Отовсюду текла кровь, она падала на землю, хлюпала под ногами.
Некоторые пытались бежать. Кто-то предусмотрительно бухнулся на колени и ждал, сотрясаясь, как последний лист на ветке (недаром благоразумие считается одной из основных добродетелей, о да), ну а кто-то...чокнутый фанатик, убийца и манипулятор.
Бартоломео никогда не боялся Дженис и не ставил под сомнение замыслы Ключника относительно её кандидатуры. Она - мать близнецов, если бы только она приняла Его, с каким удовольствием он бы склонился перед королевой. Увы, это светопреставление могло лишить его жизни, но не гордыни и тем более веры. На секунду перед мысленным взором почему-то промелькнуло лицо Джарреда, с интересом изучающего Эмили.
"Пастырь мой, прости меня, ибо горд. Я в ней этого не вижу. Не вижу." - колдун огляделся по сторонам. Тьма продолжала разрывать тела, мисс Картер по-прежнему оставалась на месте, и лишь позади неё витал странный силуэт с двумя пылающими углями вместо глаз.
"Тень...демон?" - мужчина замер, прищурился, дабы убедиться в увиденном, краем глаза замечая, как к нему тянутся карающие щупальца. Даже если всё закончится сейчас, он хотя бы будет знать, что значительная часть балласта в их ковене, наконец, пущена в расход, а великая цель, хотелось бы надеяться, стала чуть ближе. Она здесь, Глаз здесь, Тьма здесь - и люди продолжают умирать. Дженис задумалась, это начало падения в пропасть.
"Тонкая работа." - улыбнулся напоследок слуга Зийира. Он не пытался сбежать или увернуться. "Вера в сердце" в его случае не была пустым звуком. На всё воля Господина...
- Какого... - не успел окончательно настроиться на скорую кончину Бартоломео, как его сначала сшибло чьим-то трупом, после чего облило кровью неизвестной колдуньи со вспоротым горлом. Щупальца как-то подозрительно проносились мимо. К тому моменту, когда он, подскальзываясь на чужой крови, выбрался из-под тела, кучка выживших дружно пялилась на свои предплечья и расправа как-то, что ли, поутихла. Мужчина встал, по привычке отряхиваясь и отплёвываясь от крови.
Это и есть оно, Провидение? Или демон просто не успел? А может феерическое везение? Из всех оставшихся он, похоже, станет натуральной костью в горле. Выживший, без клейма.
Теперь уже виновница трагедии рассыпалась в пламенных речах, и, чего греха таить, проснулось в ней что-то знакомое и родное. По крайней мере, согбенные фигуры точно трепетали. Браво! Он не мог ошибиться, раз позволил перебить стольких адептов. Верховные фактически отдали их на растерзание. Интересно, кому-то удалось в итоге сбежать?
"Что он с ними сделал?" - не унимался внутренний голос, пока его обладатель деловито осматривал побоище и старался не акцентировать внимание на своём присутствии.

Отредактировано B.James (15-04-2019 01:31:51)

0

11

Форум: Любовники Смерти
Текст заявки:
Ищу главного ксенофоба форума. Коварного и очень интересного человека, который мечтает уничтожить всех иных! Сорвать покров Энигмы и установить собственные законы. Внешность - Мадс Миккельсен. А описание у персонажа следующее:
То, что Амадей был рожден первенцем Джебедая и  Мериды Боцарис, конечно же, во многом определило его судьбу.
Мальчик, рожденный первым – это большая гордость для всякого мужчины. Джебидай не стал исключением. Он возлагал на сына большие надежды, поэтому буквально отнял его у супруги, оставив ребенка практически без внимания матери, дабы ничто и никто не мешал готовить ему из мальчика наследника.
Джебидай не сомневался в том, что первенец станет его преемником и займет место в Союзе и старался дать ему воспитание в своем духе. Амадей получил воспитание в лучших традициях своего семейства. Нет, ему не нанимали учителей, способных обучить искусству лжи и предательства. Не было таких преподавателей, что могли научить подставлять и во всем прежде всего искать выгоду для себя. Зато был врожденный талант, доведенный до совершенства не без помощи братьев и сестер, которые, впрочем, и сами были не против попрактиковаться на старшем братце. В этом змеином гнезде нужно было уметь выживать. Это была своеобразная школа. И Амадей закончил её с золотой медалью.
Как физическим, так и умственным обучением юного наследника Боцарисов занимались специально нанятые учителя. Обучение шло в полном соответствии с наставлениями, написанными самим Джебидаем, а также было строго согласовано с политическими идеями семьи. Все это воспринималось юным политиком поначалу как сказки, наполняющие детское воображение далеко не детскими образами, а после надежно осело в разуме как единственная возможная истина. Он, как сухая губка, впитывал те мысли, что пропагандировала семья Боцарисов, и полностью придерживался их. Неудивительно, что Амадей был гордостью своего отца.
Шли годы, Джебидай все больше убеждался в том, что не ошибся в старшем сыне, и уже сам делился своим опытом и знаниями, рассказывая, например, о возможных врагах и союзниках, с которыми ему, Амадею, придется столкнуться, вступив на политическую арену, о тонкостях ведениях политических игр. А также о многих тайнах, которые волновали ум самого Джебидая.
Духовная близость между отцом и сыном породила в последнем ничуть не меньший интерес. Однако о тайнах, рассказанных отцом, на долгое время пришлось забыть. Словно почувствовав, что он выполнил самое главное – оставил достойного наследника – Джебидай слег и скоропостижно умер. Амадей занял его место в свои 19 лет.
Взвалившиеся на его плечи обязанности главы семьи вовсе не освобождали его от необходимости получить высшее образование. Амадей не отрицает трудности того периода своего жизни, но все же стоит сказать, что он умело лавировал между учебой, семейными делами и делами Союза, где он, признаться, впервые ощутил себя не хищником, но жертвой, хотя это довольно скоро исправилось. Боцарис, несмотря на свою молодость, не допускал ошибок, не оступался, оставляя врагов рода и своих личных – как оказалось, таких нашлось и в семье, и за её пределами достаточно – кусать локти.
А пару лет спустя главные страницы газет пестрили заголовками, так и кричащими о свадьбе молодого Боцариса. Этот брак трудно было назвать сделкой. Офелия, супруга Амадея, не имела за собой влиятельных родственников, поэтому мужчина не имел от этого брака никакой выгоды, зато получал тихую, кроткую супругу, которая была влюблена в него и отличалась собачьей преданностью. Прежде всего она должна была обеспечить мужу наследника, дабы избежать династического кризиса. С выбором жены Боцарис не прогадал: вскоре на свет появился Кристиан.
Стоит сказать, что отношение Амадея к сыну было странным. Точнее – никаким. Ввиду своих обязанностей главы семьи мужчина практически не имел возможности участвовать в жизни мальчика, оттого последний был полностью отдан на воспитание матери и няням. Впоследствии это обернулось тем, что Амадей лишился чувства близкого родства между собой и сыном. Мальчик мог получить все, что полагается ребенку столь высокого происхождения. Все, кроме отцовского внимания. Как бы ни старался Боцарис заставить себя полюбить сына или хотя бы проявлять интерес к нему, все оставалось по-прежнему. В итоге мужчина попросту решил для себя, что роль отца создана не для него, и оставил всякие попытки что-либо исправить.
Все изменилось спустя четыре года после рождения Кристиана. Тогда, когда родился второй ребенок Офелии и Амадея – дочь, названная Гердой. Мужчину, казалось, подменили. Амадей, вежливый, но холодный с женой и сыном, не ведал границ своей любви к дочери. Для него Герда была самым красивым (впрочем, девочка действительно отличалась красотой), самым талантливым, самым добрым и очаровательным ребенком. А между тем над отношениями супругов нависли тяжелые грозовые тучи на фоне ревности матери к родной дочери. Однако полностью очарованный девочкой Боцарис этого будто бы не замечал или же не предавал значения. Какое ему дело до нелюбимой супруги, когда у него есть наследник и любимица-дочь?
Время шло. Отношения между супругами за годы испортились вплоть до того, что они спали в разных спальнях, а при встречах вежливо кивали друг другу. Желания Герды росли в геометрической прогрессии, но Амадей по-прежнему был готов воплотить в жизнь её любую прихоть. Кристиан же все больше напоминал Боцарису мать своей податливостью и мягкотелостью. Однако внимания теперь Амадей уделял сыну больше, потому что все так же намеревался объявить наследником именно его. Конечно, пошедшая нравом в отца, изворотливая и способная крепко держать в своих руках власть Герда лучше подходила на эту роль. Вот только сам Боцарис придерживался мнения, что у руля лучше стоять мужчине, место женщины – за его спиной.
Если бы он знал, во что выльется ему это решение.
2002 год стал весьма удачным для всей семьи Боцарисов. Семейный бизнес в развитии достиг своего апогея. Издательский дом «Voise», пришедший в упадок при Джебидае ввиду его незаинтересованности делами бизнеса, наконец вновь расцвел, снова заняв свое законное первое место в рейтинге издательских домов республики. Однако Боцарис не остановился не достигнутом. Поднятый с колен традиционный семейный бизнес не стал последним достижением на поприще, как любил выражаться сам мужчина, акул в формальдегиде. К 2002 году в сфере недвижимости плотно заняло свои позиции агентство «Real Estate lion», основанное Амадеем.
Кроме того, постепенно начали реализовываться планы, которые терзали разум мужчины уже не первые десяток лет. В частности этому поспособствовал обоюдно выгодный договор с  Альфредом Мартином. Амадей получал в союзники человека, сотрудничество с которым могло бы быть очень выгодным. Хотя невыгодные сделки мужчина никогда не заключал.
В целом к концу 2002 года Боцарис оставлял после себя достойное наследство и хорошую почву для продолжения начатого дела. Не было времени лучше для того, чтобы назвать при всей семье преемника.
Во время ужина, устроенного в часть наступающего 2003 года, когда в тезейской резиденции Боцарисов собралось все многочисленное семейство, Амадей объявил наследника. Как и планировалось, это был Кристиан. К сей новости все отнеслись с должным ожиданием. Все, кроме Герды. Горячо любимая отцом дочь, видно, считала, что тот передаст бразды правления ей. Но не тут-то было. Итогом изначально праздничного вечера стала грандиозная ссора, стекающее с лица Амадея красное полусладкое и злорадство присутствующих родственников.
Отношения отца и дочери находились в состоянии крайней напряженности. Кристиан всеми правдами и неправдами пытался примирить родственников, прежде всего – усмирить гнев Герды. И только несколько месяцев спустя Боцарис-старший и его любимая дочь пожали друг другу руки в знак примирения. Теперь же Амадей со спокойной душой смог полностью передать бизнес в руки детей и заняться куда более важными делами.
К 2005 году Амадей серьезно взялся за установление власти Боцарисов в Союзе. И по сути для того у него в рукавах были все козыри. Но почему-то, когда на руках у тебя все козыри, судьба начинает играть в шахматы… Так, например, неплохой старт Альфреда Мартина, с коим Боцарис сотрудничал на протяжении нескольких лет, баллотировавшегося в президенты, закончился провалом. Впрочем, не став президентом, старый приятель Мартин сел в кресло премьер-министра, что было тоже совсем недурственно.
Во-вторых, возможность породниться с Картерами посредством брака Дженис и Кристиана, который, к слову, уже не первый год пытался обратить на себя внимание единственной наследницы дома Нербергских Вальтеров, обернулось прахом. Династическая сделка не состоялась, а Кристиан, который устал терпеть давление со всех сторон, покинул отчий дом.
Так же провалилась идея открыть для себя новые горизонты благодаря союзу с продажными Валленбергами, но дочурку пришлось положить в психиатрическую больницу. Ей требовалась реабилитация. Оказалось, она уже давно злоупотребляет психотропными препаратами.
И вот Амадей Боцарис остался наедине со своими проблемами: «побежден, но не сломлен». Может бой и был проигран, но война еще не закончилась. И вот он – свет в оконце! Как доложила разведка, его главный оппонент Эллиот Картер ушел с дороги (старик только-только женился и собирался в очередной раз стать отцом, как от счастья свихнулся!). Самое время, чтобы приободрить безутешную фрау фон Вольф-Картер, оставшуюся в таком-то положении, да совершенно одна. А заодно выяснить, что за «фрукт» займет место старого параноика в кресле Союза Единения. А жизнь-то налаживается!
Осталось только вернуть сыночка из ссылки, и вправить дочурке мозги, пока стервятники родственнички не решили начать наступление.
Ваш персонаж: http://lepidus.ru/profile.php?id=10
Пример вашего поста:

Пример поста

Джейн не сразу поняла, чего от неё добивается сын. Она не могла сфокусироваться на телефоне, поскольку смотрела ему в глаза и пыталась найти внутри них хотя бы каплю раскаяния, но не находила. В глазах Люциана читалась лишь слепая ярость. Между ними повисла напряженная пауза.
Джейн медленно опустила взгляд на экран телефона, который молодой человек фактически сунул ей в лицо. Сглотнув слюну, она вдруг осознала, что это её телефон. Буквы то размывались, то становились четче, пока она не сосредоточилась на том, чтобы прочитать написанное в открытом и судя по всему прочитанном им сообщении.
Осознав причину его ярости, Джейн вновь подняла глаза на сына. Ей стало не по себе от того, что причиной смерти девушки стала фактически невинная смс-ка от бывшего мужа, опрометчиво отправившего её несколькими минутами ранее. Мысль, что внутри Люциана бушует ревность пришла к ней не сразу. Точнее, она таилась где-то на задворках сознания уже очень давно, но Джейн была не готова к тому, чтобы принять чувства своего ребенка такими, поэтому намеренно бежала от этой мысли.
В нём текла её кровь, он был от её плоти, и по существу подобный союз был противен природе. Природе, но не тем силам, которые она не могла (а если быть точнее попросту не хотела) понять.
-Ничего, – обхватив его руку своими ладонями и крепко сжав её, сказала Джейн. – Это ничего, Люциан. И всегда было ничем, – она смотрела ему прямо в глаза. – Единственное, что имело и имеет для меня значение до сих пор, это ты и твое благополучие, – нарочно не упомянув младшего сына, добавила графиня. – И то, что ты сделал сейчас… – не найдя слов, чтобы описать масштабы трагедии, она замолчала, но это молчание говорило больше любых слов. Оно говорило: «ты сглупил, мой мальчик, ты ошибся и сделал то, что уже нельзя исправить».
Однако несмотря на это Джейн не кричала на него и не била кулаками в грудь. Она чувствовала, что его бьет мелкая дрожь (так находит свое высвобождение внутренняя злость, засевшая внутри), а может и страх услышать что-то другое.
Подавшись вперед, Джейн все также молча заключила сына в свои объятья. На что она надеялась? На то, что почувствовав её рядом он успокоится и услышит то, что она пытается донести до его разума. Потому что в таком состояние Люциан, как ей казалось, не воспринимает их так, как должен.
И в этих объятьях была заключена и её безмерная слепая любовь, и страх потерять его, и ужас, возникающий при мысли, что он сделает шаг в пропасть и навсегда исчезнет.
-Все в порядке. Ни то сообщение, ни человек, который его отправил, ничего не значат для меня, – она лгала, но лгала красиво и бессовестно. Это была ложь во спасение. Конечно, мужчина, отправивший послание без сомнения занимал не главное место в её жизни, однако назвать его совершенно посторонним и чужим человеком для неё было сложно. У них за плечами история. И эта история исполнена и слезами, и радостью, и общими потерями. Но для самого Люциана сейчас важно было скорее даже не это, а то, что Джейн ничего не испытывала к тому человеку.
-Что ты наделал, Люциан, –  крепко держа его, прошептала девушка, «что ты наделал», мысленно добавила она. Разомкнув объятья, Джейн посмотрела в сторону мертвой девушки, а затем посмотрела на сына. В уголках глаз у неё появились слезы, но то были не слезы жалости или сострадания. Единственное, о чем она могла сейчас горевать это о незапятнанной ранее душе своего мальчика (для неё он всегда оставался чистым и не запятнанным кровью), но слезы появились там не поэтому, а из-за нервного напряжения.
Джейн научилась смотреть на кровь, но нечто подобное (речь об убийстве конкретно Люцианом), она переживала впервые, а оттого ей приходилось бороться с внутренним волнением, которое нашло выход таким образом.
-Мы должны спрятать тело. Никто не должен знать о том, что здесь произошло, Люциан. Никто. Ни твой отец, ни твой брат, –  а про себя она добавила «в особенности твой брат», поскольку боялась, что пример старшего брата может спровоцировать Джарреда на не менее ужасные поступки. – Обещай мне, что это останется между нами. Если кто-нибудь узнает, то мы оба пострадаем.

(либо ссылкой на сообщение с указанного форума)

0


Вы здесь » Live Your Life » -Мистика и городское фэнтези » Поиск партнера для игры


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC