Live Your Life

Объявление

  • Новости
  • Конкурсы
  • Навигация

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » Реальная жизнь » Manhattan


Manhattan

Сообщений 141 страница 160 из 180

1

МАНХЭТТЕН
в ритме твоего сердцебиения

http://img.rpgtop.su/banners/f4a18eb9/sb/13759.jpg

Адрес форума:
http://manhattanlife.ru
Официальное название:
Manhattan
Дата открытия:
20.03.2011 года
Администрация:
Damian Luka Carrera, Marcel Coty, Amelia Moriarty, Margaret Day
Жанр:
реальная жизнь
Организация игровой зоны: 
эпизоды
Краткое описание:
Манхэттен - шесть лет стабильного онлайна в ритме твоего сердцебиения.
Открытая для просмотра игровая зона, готовность к диалогу администрации.
Динамичная и яркая игра, талантливые соигроки, огромное количество
всевозможных оригинальных конкурсов, флешмобов, викторин и опросов,
обширная система награждений, душевное общение во флуде.
"Нет" однотипным квестам без мастеринга, "да" мини-эпизодам и альтернативному миру,
новости и события на Манхэттене появляются ежемесячно, только жителям острова решать
участвовать в них, или вести исключительно свою ветку.
Живи качеством. Добейся признания. Стань манхэттеновцем.
Ссылка на рекламу LYL:
http://manhattanlife.ru/viewtopic.php?i … 19#p287656
прошлая тема: Манхэттен

Отредактировано spectrum (23-09-2017 21:19:15)

+4

141

Итоги 2016 года:

Игроки года:

Дамиан Лука
Каррера

https://68.media.tumblr.com/960e27c214cfc69cf7ee044b2b3e8dbc/tumblr_oiv8ry6UZG1us77qko1_250.png

Энджел
Харт

https://68.media.tumblr.com/0dd4399d44ae8bb1da047f46513cfac9/tumblr_oiv8ry6UZG1us77qko2_250.png

Рокки
Мун

https://68.media.tumblr.com/38ef18c7f18b4395e5dc2f756e924947/tumblr_oiv8ry6UZG1us77qko3_250.png

Сид
Осборн

https://68.media.tumblr.com/56a986f4b47287c7094cda76dc29b663/tumblr_oiv8ry6UZG1us77qko4_250.png

Рауль
Ранье

https://68.media.tumblr.com/66f434a6cabebcd6dd4f3676dff88201/tumblr_oiv8ry6UZG1us77qko5_250.png

Лучшие мужские образы:

Матиас
Росси

https://68.media.tumblr.com/c236539a193448f854c724abacad328d/tumblr_oiv8svSbYz1us77qko1_250.png

Дамиан Лука
Каррера

https://68.media.tumblr.com/05a18867aad8b145af918b1aeaaafd69/tumblr_oiv8svSbYz1us77qko2_250.png

Рауль
Ранье

https://68.media.tumblr.com/66f434a6cabebcd6dd4f3676dff88201/tumblr_oiv8svSbYz1us77qko3_250.png

Рэй
Макинтайр

https://68.media.tumblr.com/6eca853ba8379ef1f48a487f763f5144/tumblr_oiv8svSbYz1us77qko4_250.png

Грэм
Ренделл

https://68.media.tumblr.com/55384786e1edbda7d62e5ae5521bbd98/tumblr_oiv8svSbYz1us77qko5_250.png

Лучшие женские образы:

Алесса
Монтгомери

https://68.media.tumblr.com/ed23e5fac3de19618d24db40bb8b778c/tumblr_oiv8svSbYz1us77qko6_250.png

Элизабет
Уотсон

https://68.media.tumblr.com/4d562897a2d5a32c5101605c979ae7bc/tumblr_oiv8svSbYz1us77qko8_250.png

Маргарет
Каррера

https://68.media.tumblr.com/f964762e68d3b0d12d4a7720f4a07d85/tumblr_oiv8svSbYz1us77qko7_250.png

Джиневра
Джеймс

https://68.media.tumblr.com/1d9e07743f5a203e447b65d003a0cbcc/tumblr_oiv8svSbYz1us77qko10_250.png

Камилла
Хаммел

https://68.media.tumblr.com/cd4c7c5742e2ca4feaf58f38d8e48cb9/tumblr_oiv8svSbYz1us77qko9_250.png

Лучшие драматические образы:

Натаниэль
Джейкобс

https://68.media.tumblr.com/65988e542cd9f6bfb53c24602e0bd88b/tumblr_oiv8sxDFPj1us77qko1_250.png

Марсель
Коти

https://68.media.tumblr.com/088d811474fae8b92585838889b1abc3/tumblr_oiv8sxDFPj1us77qko2_250.png

Мелисса
МакАллистер

https://68.media.tumblr.com/a488d5a4f3fb1c85f5202be8e54b545d/tumblr_oiv8sxDFPj1us77qko3_250.png

Алистер
Голд

https://68.media.tumblr.com/8d09305705aae1ba91580d37e241757a/tumblr_oiv8sxDFPj1us77qko4_250.png

Медея
Сфорца

https://68.media.tumblr.com/6b67ed58c7aed34c8b96bca9e363ee00/tumblr_oiv8sxDFPj1us77qko5_250.png

Самые неординарные образы:

Рита Мэй
Сорель

https://68.media.tumblr.com/fc6c6ce6dc46781f0994573d4b546005/tumblr_oiv8sxDFPj1us77qko6_250.png

Мэдисон
Монтгомери

https://68.media.tumblr.com/0a3593ea670ccf9d767cc441743799f9/tumblr_oiv8sxDFPj1us77qko7_250.png

Аллан
Грей

https://68.media.tumblr.com/f8432d4d262174531f12f00d61ba6a69/tumblr_oiv8sxDFPj1us77qko8_250.png

Элин
Джонсон

https://68.media.tumblr.com/d07e2b88cf13496c15aff166a9d73c67/tumblr_oiv8sxDFPj1us77qko9_250.png

Рэйчел
Рассел

https://68.media.tumblr.com/885e702b1c32c74d74dc7b65c5330c5a/tumblr_oivwu822kP1us77qko2_r1_250.png

Лучшие юные образы:

Элеонор
Макинайтр

https://68.media.tumblr.com/5f0cc54b08445f4ee70f0738df9e3ba5/tumblr_oiv8toFzoM1us77qko1_250.png

Лианна
Рид

https://68.media.tumblr.com/3233595964f64fcee84359a23e198c6b/tumblr_oiv8toFzoM1us77qko2_250.png

Лаура Грейс
Кларк

https://68.media.tumblr.com/5b1f893fa168b2112ae9d9fdb2d0553f/tumblr_oiv8toFzoM1us77qko3_250.png

Джемма
Таггарт

https://68.media.tumblr.com/81f2f1051ce5421f6f6904235d8efdfb/tumblr_oiv8toFzoM1us77qko4_250.png

Сэм
Дармоди

https://68.media.tumblr.com/595853c63f538ddc518531149b887d53/tumblr_oiv8toFzoM1us77qko5_250.png

На стороне закона:

Флинн
Хэйвуд

https://68.media.tumblr.com/2cded2383e80e9cde747fac5ca5476e5/tumblr_oiv02rzHsF1us77qko5_250.png

Екатерина
Тармашева

https://68.media.tumblr.com/2df6cabb764eae880ccb36623bdfa7bf/tumblr_oiv02rzHsF1us77qko4_250.png

Томас
Эллрой

https://68.media.tumblr.com/ac809fcea35a940dfe44a039ef1e075d/tumblr_oiv02rzHsF1us77qko3_250.png

Адам
Миллер

https://68.media.tumblr.com/95a4639b35a26095f50768bb7911806e/tumblr_oiv02rzHsF1us77qko2_250.png

Уильям
Эллис

https://68.media.tumblr.com/065566065aca37d00894de744063b830/tumblr_oiv02rzHsF1us77qko1_250.png

По ту сторону закона:

Джонатан
Престон

https://68.media.tumblr.com/fb54ed150db40bfa8eaf8cb65d209543/tumblr_oiv02rzHsF1us77qko10_250.png

Рокки
Мун

https://68.media.tumblr.com/ec1f254a6355e901d0a5e47a11666e0a/tumblr_oiv02rzHsF1us77qko9_250.png

Энджел
Харт

https://68.media.tumblr.com/4c678b07ed343302b9b0adf55ff1ff80/tumblr_oiv02rzHsF1us77qko8_250.png

Алексей
Морозов

https://68.media.tumblr.com/be3c3c433cbeab43bcec3f42b2f62320/tumblr_oiv02rzHsF1us77qko6_250.png

Зеро Зет
Блэк

https://68.media.tumblr.com/a5e2cda855d1683ecf417aa1e2c39809/tumblr_oiv02rzHsF1us77qko7_250.png

Истории о любви:

Натаниэль
и
Кристофер

https://68.media.tumblr.com/2b11db15bb39adfeee3e45c5e5ad55e4/tumblr_oiv0lz1u0B1us77qko9_r1_250.png

Дамиан
и
Маргарет

https://68.media.tumblr.com/272328b698205a2732fc51151a1e0c53/tumblr_oiv0lz1u0B1us77qko8_r1_250.png

Рокки
и
Энджел

https://68.media.tumblr.com/5c45e221717fbbeb799e81ccd51e8bc4/tumblr_oiv0lz1u0B1us77qko7_r1_250.png

Дэвид 
и
Каролина

https://68.media.tumblr.com/c0bfb79f6221bb3c8b8dc284ca9983ca/tumblr_oiv0lz1u0B1us77qko6_r1_250.png

Бенджамин
и
Мария

https://68.media.tumblr.com/5381705445d2c963d125e6c0f2b1798a/tumblr_oiv0lz1u0B1us77qko5_r1_250.png

Истории о наваждении:

Томас
и
Алиссия

https://68.media.tumblr.com/3aecb8ff22692fc12809b1210dca821e/tumblr_oiv3hsf2Cf1us77qko5_250.png

Джонатан
и
Сид

https://68.media.tumblr.com/6773f28d6a31ec253190e3cb7e6b791c/tumblr_oiv3hsf2Cf1us77qko4_250.png

Трэвис
и
Андромеда

https://68.media.tumblr.com/e33f4c352717578582852cff68d56f53/tumblr_oiv3hsf2Cf1us77qko3_250.png

Рэй
и
Медея

https://68.media.tumblr.com/c8f470b8782faddfc27627ac4001bad2/tumblr_oiv3hsf2Cf1us77qko2_250.png

Юджин
и
Оушен

https://68.media.tumblr.com/8cf8e028ce986cf299f7bd5219fc0f7f/tumblr_oiv3hsf2Cf1us77qko1_250.png

На пороге большего:

Дитрих
и
Аллан

https://68.media.tumblr.com/e9d62abbfceeb9cc6c92bec3bc06c037/tumblr_oiv53mud7l1us77qko5_250.png

Флинн
и
Джиневра

https://68.media.tumblr.com/1c1a9d139a46a5a2e69e76ef0dc5ca26/tumblr_oiv53mud7l1us77qko4_250.png

Уильям
и
Эмили

https://68.media.tumblr.com/1bc976b616137abf9a293aa09545b9da/tumblr_oiv53mud7l1us77qko3_250.png

Йон
и
Густаво

https://68.media.tumblr.com/bc838e74ac762c8e5a4ef5346c631b2d/tumblr_oiv53mud7l1us77qko2_250.png

Рауль
и
Рита Мэй

https://68.media.tumblr.com/e66da7864d654a560d35ddf506ec08bd/tumblr_oiv53mud7l1us77qko1_250.png

Лучшие семейные истории:

Семья
Окессон

https://68.media.tumblr.com/731cf72ec3fa503f1f61bbc8ae235fc8/tumblr_oiv53mud7l1us77qko10_r1_250.png

Семья
Аддерли

https://68.media.tumblr.com/1588135a4d0a3b86539e5cecf2b8f14c/tumblr_oiv53mud7l1us77qko9_r1_250.png

Семья
Монтгомери

https://68.media.tumblr.com/2e0c1b5795c829f24f9fd8e35dadf197/tumblr_oiv53mud7l1us77qko6_r1_250.png

Семья
Тредгуд

https://68.media.tumblr.com/597e357261ac514be4d4331c43db0f89/tumblr_oiv689iC5c1us77qko1_250.png

Семья
Джонсон

https://68.media.tumblr.com/d0b51b3aef0c441de440e050872f62f1/tumblr_oj1j7uNtG31us77qko7_r1_250.png

Крепкие родственные узы:

Коннор
и
Джонни

https://68.media.tumblr.com/bc3f4ceb499f5ff32f14dde0bd483b87/tumblr_oiv689iC5c1us77qko7_r1_250.png

Джефф
и
Дианна

https://68.media.tumblr.com/54b7a0c3724e43096abf452400942c39/tumblr_oiv689iC5c1us77qko6_r1_250.png

Леонардо
и
Летиция

https://68.media.tumblr.com/d2af2cc6384df6bacd06873dee658e40/tumblr_oiv689iC5c1us77qko5_r1_250.png

Джозеф
и
Ирэн

https://68.media.tumblr.com/48da0b018d6b7b4bf3d3834ace8fe9f3/tumblr_oivwu822kP1us77qko4_r1_250.png

Тристан
и
Моргана

https://68.media.tumblr.com/d6e39972e9f049731b4a3e5a950c4c36/tumblr_oiv689iC5c1us77qko3_r1_250.png

Прорыв года:

Рита Мэй
Сорель

https://68.media.tumblr.com/fc6c6ce6dc46781f0994573d4b546005/tumblr_oiv8ry6UZG1us77qko6_250.png

Уильям
Эллис

https://68.media.tumblr.com/8d3f8c3bea25fcf66c2be1015b13a865/tumblr_oiv8ry6UZG1us77qko7_250.png

Натаниэль
Джейкобс

https://68.media.tumblr.com/ad37ffe53d098a34edd6269762c9f3bd/tumblr_oiv8ry6UZG1us77qko8_250.png

Кристофер
Вардлоу

https://68.media.tumblr.com/1604f58fc9bca7a6805d022521471ccb/tumblr_oiv8ry6UZG1us77qko9_250.png

Юджин
Хартман

https://68.media.tumblr.com/7886866c1d6a5dda9ea7e0af46475e40/tumblr_oiv8ry6UZG1us77qko10_250.png

Активные жители форума:

Дейна
Салливан

https://68.media.tumblr.com/cfd3d38e26f7e061dd5da9b7e3c57687/tumblr_oiv8toFzoM1us77qko6_250.png

Эмили
Хилл

https://68.media.tumblr.com/92bb221968cd0ea0dc45fc73fc22c664/tumblr_oiv8toFzoM1us77qko7_250.png

Рэй
Макинтайр

https://68.media.tumblr.com/6eca853ba8379ef1f48a487f763f5144/tumblr_oiv8toFzoM1us77qko8_250.png

Медея
Сфорца

https://68.media.tumblr.com/6b67ed58c7aed34c8b96bca9e363ee00/tumblr_oiv8toFzoM1us77qko9_250.png

Рипли
Купер

https://68.media.tumblr.com/828ea47c357aa3c21df9a6b99eca139d/tumblr_oiv8toFzoM1us77qko10_250.png

Герои года в области творчества:

Джонатан
Престон

https://68.media.tumblr.com/fb54ed150db40bfa8eaf8cb65d209543/tumblr_oiv02rzHsF1us77qko10_250.png

Амелия
Мориарти

https://68.media.tumblr.com/e57ab0fcb77977d25d8c20925d0645be/tumblr_oiv0lz1u0B1us77qko4_250.png

Анна
Уэйт

https://68.media.tumblr.com/c1f85482d357544e4a2c30854567689d/tumblr_oiv0lz1u0B1us77qko3_250.png

Дейна
Салливан

https://68.media.tumblr.com/6cba7738a55186343f8a49a7c0268823/tumblr_oiv0lz1u0B1us77qko2_250.png

Мэдисон
Монтгомери

https://68.media.tumblr.com/be18ea17cb6e0f6b05621c4d2ce1e657/tumblr_oiv0lz1u0B1us77qko1_250.png

+1

142

http://i75.fastpic.ru/big/2015/1215/62/1608a959b752bfb9f2bf8999edb35d62.png

0

143


https://68.media.tumblr.com/b2806c70066f6fda7b39b3fc2b44b054/tumblr_ojh3tcq1Lf1us77qko6_1280.png

https://68.media.tumblr.com/e2201f76983068f69c17237dcf87e14a/tumblr_ojh3tcq1Lf1us77qko7_1280.png
Каждый вечер, день, утро или любое время суток, когда у Флинна выпадала возможность хоть на несколько часов провалиться в сон, начинались одинаково с вызубренной фразы, повторяемой про себя по нескольку раз обязательным ритуалом. Никаких сновидений сегодня… никаких сновидений сегодня. Иногда он забывал сходить в душ или почистить зубы, иногда пренебрегал куда более серьёзными вещами, но фраза оставалась неизменной, сначала превратившись в привычку, а потом едва не встав на одну планку с дыханием, ибо о нём тоже никто и никогда не думал, просто дышал. Может быть, кошмарам и не оставалось места в жизни Хэйвуда, может, он лишал себя достаточно ярких и красочных картин, чтобы помнить о них на утро, но он не задумывался об этом, каждый раз засыпая с ощущением, что через некоторое время просто откроет глаза и продолжит с места, на котором прервался. В данный момент, глядя на мелкую, он шёл взглядом от её растрёпанной макушки, спускаясь ниже и абсолютно не представляя, что скрывается под её майкой. Зрением. Что касалось осязания, то её тело открывалось перед ним легко и просто, для чего не стоило напрягаться или усиленно подключать фантазию.
читать продолжение: «Sense and Sensibility»

Хэйвуд, я так рада, что могу это написать, ты себе не представляешь, что именно ты, именно так, на том самом пороге, на котором мы застыли, как кошак, которому вроде бы и надо в комнату, а вроде бы и нет. Каждый твой пост – это целый ворох подспудных вопросов, зарождающихся, готовящихся к взращиванию и открытию, открываемых и уже открытых. Каждый пост – это история в глубь, развитие персонажа, который давно отвык развиваться, застыв в самостоятельно созданной капсуле, где ему спокойно. И очень ценно наблюдать за тем, как он заново учится чувствовать, как, наверное, когда-то учился заново ходить. Я поздравляю тебя с постом недели. Конкретно этот пост действительно является одной из тех точек-меток, колышков, вбиваемых на память по всей длине пути, где ничего вроде бы важного не планировалось, но оно произошло. Тот элемент случайности, который открывается неожиданно, когда садишься писать пост. Здесь это слово «люблю», прозвучавшее так, как не должно было. И как ты сам сказал, совсем не про вафли. Хотя, может, и про вафли тоже, смотря, что называть вафлями и с какой стороны на них смотреть, ведь так?
Твои посты вдохновляют меня. Я всегда жду их с нетерпением и читаю, затаив дыхание. В каждом из них меня всегда ждёт новое открытие, маленький кусочек мозаики, который станет дополнением к уже написанной истории. Той, которую мы уже обсудили, продумали и перепродумали десятки раз, и всё равно продолжаем находить что-то новое. И я действительно надеюсь, что нам удастся устроить август в апреле, в двухлетнюю годовщину знакомства, как нашего, так и ФлиДжин. Ведь кажется иногда, что мы идём к этому целую бездну времени. Я очень рада, что ты есть у меня, не просто как соигрок, но как друг. Поздравляю тебя ещё раз. И ждуждужду с нетерпением новых прекрасных постов мнемнемне.
   
(с) ДЖИН

https://66.media.tumblr.com/4503d7e6cfca3cf942d150e14e1d4500/tumblr_octdw9l2iT1us77qko1_1280.png

https://65.media.tumblr.com/9f7900e6b28aaf3a5dd09ea6ac3d741a/tumblr_of3japTwUt1us77qko1_75sq.png
Медея

https://67.media.tumblr.com/9d1d6c2f4dd94d31fd1f5828149e40a2/tumblr_oedetqrwNE1us77qko5_75sq.png
Кэтрин

https://68.media.tumblr.com/bf060275b9696bdc0ef1b94e8d1317b5/tumblr_ojh3tcq1Lf1us77qko2_75sq.png
Итан

https://68.media.tumblr.com/2bf02737e46a1c0f74c2cd2db03b0117/tumblr_ojh3tcq1Lf1us77qko1_75sq.png
Анастасия

https://66.media.tumblr.com/5978b0e25a0181efc5fdd046e6ecc322/tumblr_oft8lq3OvG1us77qko4_75sq.png
Элеонор

https://67.media.tumblr.com/3a2f53e81487cc012bd37c6464b0dbb3/tumblr_of25gci8901us77qko1_75sq.png
Дамиан

https://67.media.tumblr.com/046351eb07ca8bed8265b409c56e06cb/tumblr_octdw9l2iT1us77qko3_1280.png

Ее руки окрашены смесью эмоций, на ладонях появляются целые жизни, причудливые сплетения и оттенки цветов, которые значат для нее нечто большее, чем просто способ выразить застрявший в голове образ. Рваные линии вплетаются в причудливый орнамент слияния света и тени. Ей поразительно близок импрессионизм, но она больше любит акварель. В мазках масляной краски слишком много шероховатости и неровности, тяжелые влажные крошки падают на подпол юбки, превращая грубый лен в произведение искусства. Вот капля отчаяния упала к беспечности, оставила яркий след рядом с безнадежностью.
- Потрясающая картина, - она вздрагивает от голоса за спиной, испуганно поднимает глаза. За спиной стоят трое, завороженно смотрят на холст.
Они всегда стоят за спиной, когда обломки карандашей выводят на белом листе, разрывая его щепками вокруг стержня, они смеются и говорят, что каракули не получились. 

«упадет человек, в небо аист взовьется» Фрея

Мне хочется его убить. Любовно придушить подушкой, которую его руки в данный момент тесно прижимают к груди. Надеюсь на её месте он представляет меня, а если нет - тогда пора точить ножи. Во сне Кристофер самое прекрасное из существ и по уровню "мимишности" способен конкурировать с детенышами панды и котятами, которые давным-давно заполонили просторы интернета. Мой ласковый и нежный зверь с трехдневной щетиной, трется носом о подушку, что-то мямлит и вовсе не желает просыпаться. Так уж сложилось, что его биоритмы не совсем соответствуют моим, ведь Кристофер по сути ночной житель: работает по ночам, ложится спать утром, а просыпается ближе к вечеру. С недавнего времени я начал подстраиваться под его режим, так как отныне нас связывают не только любовные отношения, но и рабочие. Жаловаться на недостаток времени проведенного вместе не приходится. Впрочем, я был бы во сто крат счастливее, если бы Крис сдал оборону и переехал жить ко мне. Будь так, у него появились бы не лишние пара часов в сутках, которые Вардлоу тратит на дорогу от дома до работы. Живя в огромном мегаполисе, ты просто обязан учитывать возможность проявления нежеланной непунктуальности.
«All I want for Christmas is...» Натаниэль

Вздохнув, Лорен перевернулась на бок, отвлекаясь от обычного городского зрелища: игры теней и света на потолке. Она прижалась щекой к прохладной наволочке из выданного Элиасом комплекта, совершенно свежего и едва не хрустящего от чистоты, лот ткани приятно пахло каким-то растительным кондиционером и этот аромат навевал мысли о долгожданном и давно заслуженном сне. Ло потребовалось ещё несколько минут, чтобы сдаться ему, позабыв, на время, о своих тревогах и восторгах этого дня, так неудачно начавшегося, но закончившегося вполне обнадёживающе, а всё благодаря её спасителю. Надо признать, Лис не слишком походил на рыцаря в сияющих доспехах или на принца, или просто на красивого и успешного молодого наследника, если на то пошло, но он был внимателен к ней, совершенной незнакомке. Он был милым, очень естественным, забавным и открытым. Лорен поймала себя на том, что улыбается, вспоминая его лицо, и так, с улыбкой на устах, она отплыла в страну сновидений, задержавшись на самой светлой мысли из всех, населявших её беспокойную голову настойчивым зверинцем.
«Скажи: "Панда, привет!"» Лорен

Суетный город заставлял дышать его. Короткими рывками, своими криками и гомоном он пробивался сквозь безразличную толщу собственных мыслей и притупленных чувств. Щелкая зажигалкой, Марсель курил, вдыхая пряный дым широкими ноздрями, пока другой Марсель - портовый, пахнущий рыбьей чешуей и трудовым потом моряков, беззастенчивый, как разукрашенная шлюха, брутальный, как стопка водки в замызганном баре, - шумел под ногами балкона, сложенного из витиеватых железных прутьев, игриво намекающего на барокко. Из номера отеля слышалась музыка, сжимающая тисками горло. Музыка искренняя и отчаянная, и Коти было так больно от осознания, что никогда больше он не прочувствует эту печаль полной грудью, не выпьет ее из бокала до дна. Даже печаль ушла, оставив его ни с чем.
- Nous avions dix ans а peine tous nos jeux йtaient les mкmes. - он слышал мужской голос краем уха, но даже не повернулся в его сторону. Пронзительный звук скрипки заставил его закрыть глаза и долго выдыхать из себя дым. Куда-то туда, в вечерний воздух, пока не наступит асфиксия.

«о еде и прочих бесах.» Марсель

Больше всего на свете я боюсь, что однажды Эш, поняв весь идиотизм нашей ситуации попросту уедет обратно. Любовь любовью, но когда деньги буквально находятся на подсосе и взять их в достаточном количестве, грубо говоря, не откуда, тогда чувства отходят на второй план. Можно сколько угодно утверждать, что с любимым рай и в шалаше, но стоит столкнуться с действительностью и оказывается, что комфорт куда как важнее. Эш, конечно, избалован, но не настолько, чтобы быть совершенно без понятия и закатывать истерики по поводу и без. Бывали моменты, но их я списывал на период адаптации к новым условиями. Но в редкие моменты я все равно чувствовал себя виноватым. Да и что это за любовь, когда в брюхе постоянно урчит?
Мы с ним всегда были из разных миров. И хотя мне не приходилось нуждаться в юности, да и для одиночки я тоже жил неплохо откровенно не бедствовал), то с возвращением в мою жизнь Оушена мне пришлось над многим призадуматься. В частности о том, чтобы найти работу, способную покрыть его запросы и общие потребности. Впрочем, не одно это заставляло меня задумываться над нашей дальнейшей совместной жизнью. В ней все еще было не так гладко, как мне бы того хотелось.

«работа не волк, работа - тюлень любви» Юджин

За  окном идет снег. Это какое-то безумие. Какой снег в конце октября?
За окном идет снег. Снег – это хорошо. Снег все сгладит.
Элис смотрит за окно. Элис думает оказаться мыслями где-то там, но это дохлый номер. Элис злится.
На Марлу Беннет, на себя, на Уильяма.
Еще слишком рано, и Элис не может. У Элис замирают руки – рано. Еще несколько часов, приговор окончательный, обжалованию не подлежит. (Не подлежит?)
Элис поворачивает голову и смотрит прямо перед собой. Темно-бордовая стена, тонкие вертикальные полосы. Вертикаль – совершенна. Невозможно игнорировать вертикальную ось при выражении моральных величин. Элис ничего не пытается выразить, и все же, принимает полосы на обоях за ось.
Еще слишком рано, и Элис поднимает шарф, вытягивая его параллельно орнаменту на стене. А что, если?..

«silent night» Шарлин/Элис

https://67.media.tumblr.com/4e950ebdcb6456392399aa2c5b22cac3/tumblr_octdkpNJrd1us77qko1_1280.png

still here

Лучшая игра недели

Жизнь, впрочем, показала ему, что он порядком ошибался, однако была одна сфера, в которой Ранье чувствовал себя более чем уверенно. Музыка. В музыке он понимал вне зависимости от существующих канонов, от тысяч написанных книг, от учителей и подражателей – у него было свое собственное чувство, позволяющее ему разбираться, достойно ли звучит то, что он пишет, и есть ли смысл в том, чтобы продолжить. Он мог делать ошибки в импровизации, мог шлифовать технику, но всегда точно знал – задумка написанного, даже еще только появившаяся в голове, всегда будет правильной и годной. Можно было звать это интуицией, чутьем или самоуверенностью, но это всегда было так.
Джульярдская школа музыки то и дело пыталась доказать обратное.
Лекции по композиции виделись Раулю чем-то вне человеческого понимания, но они были обязательными для посещения, если хотя бы здесь он хотел получить высшее образование. И он ходил, день за днем, неделю за неделей, обычно садился в последних рядах и пытался отключить мозг и просто следовать тем правилам, которые здесь навязывались.

Рауль

До конца пары оставалось двадцать минут, Уилл задумчиво глянул на часы и решил, что время привнести в жизнь студентов ещё немного радости подошло. Мягко прервав дискуссию, он отпустил их на все четыре стороны, а сам остался наедине с кипой аттестационных работ, уныло лежащих на столе. Их нужно было проверить до завтрашнего дня, а Грант совсем погряз в других школьных делах, чтобы у них вспомнить. Даже преподаватели иногда забывают о дедлайнах и делают все в последний момент.
С праведным смирением он погрузился в бумажную работу, как неожиданно его отвлек резко материализовавшийся силуэт у двери. Уилл удивленно посмотрел на Рауля, прикидывая, что он тут мог забыть. Его натянутые вопросы заставляли улыбнуться - Грант преподавал слишком давно, чтобы уметь читать между строк объяснения студентов. А позиция Ранье была, мягко говоря, слабенькой. Но Уильям был в слишком хорошем настроении, чтобы играть в строгого преподавателя.Он насмешливо усмехнулся и слегка приподнял брови, глядя на стоящего у стола француза.

Уильям

Why are we Strangers?

Бартон не любил серьезные разговоры. С самого детства, когда отец говорил, что им нужно серьезно поговорить это означало, что ничего хорошего из этого не выйдет. Кто вообще придумал это глупое выражение: «Нам нужно серьезно поговорить?». О чем? Зачем? Бартон не любил слушать. Он предпочитал, когда слушают его. Внемлют каждому его слову. Словно только он. Может сказать нечто стоящее на всем белом свете. И каждый раз, когда Ева начинала диалог с этих слов. Бартона приводило это в ярость. Хотелось махнуть рукой, закатить глаза и уйти. Словно эта женщина совершенно ничего не понимает. Ее задача родить для него наследника, а не вести глупые разговоры. Она лишь способ успокоить отца. Чтобы тот подумал, что сын наконец встал на правильный путь. Глупая, глупая Ева. Со своими глупыми разговорами. И еще более глупыми идеями. Ведь вначале их брака. Бартону даже казалось, что у них действительно может, что-то получиться. Умная. Красивая. Образованная. Такое впечатление она оставляла о себе. Но потом, как и со всеми. Ему стало с ней скучно. Ох уж эта бесконечная скука.
Алексей/Клинтон

Эта напыщенная самоуверенность с какой мне отвечал Бартон меня обескуражила. Мой рот так и остался приоткрытым, даже не помню, когда точно я сообразила, что выгляжу глупо и захлопнула его, захлопнула лишь затем, чтобы стиснуть свои жемчужные зубы. Именно в такие моменты, когда Клинт был абсолютно уверен в своей правоте, когда переворачивал все вверх дном, я начинала чувствовать внутри себя не сочувствие к этому человеку и не очарование, которое никогда не было в нашей паре взаимным, а злость. Самую настоящую, самую жгучую злость…и совсем немного стыда. Возможно я действительно где-то была слишком неосмотрительной, что меня можно было уличить во флирте или даже связи с другим мужчиной, но Господи, неужели он правда думал, что я бы спала со своим психотерапевтом? Для картинности я разве что не всплеснула руками, как подобает женщине, которую ложно обвиняли. Впрочем, это было неважно, договорим Клинт моментально развернулся ко мне спиной, всем своим видом показывая свое нежелание обсуждать что-то в дальнейшем. Был ли смысл доказывать ему обратное, цепляться за отдельные слова, оправдываться? Думаю, нет.
Ева

Все, что нас не убивает, делает большую ошибку

...Луч солнца пробивался сквозь широкие окна и слепил глаза своим ласковым теплом, усыпляя и без того разморенного мага, что с трудом различал сквозь блики перед взором молодую златокудрую женщину в глубине спальни, что умывалась из ушата с чуть подогретой магией водой. Катран любил свою жену, но с каждым прожитым рядом с ней днем, ему начинало казаться, что знает о ней он куда меньше, чем даже на самой заре их знакомства, когда они еще оба были отчаянно молоды и страстны в своих научных изысканиях. Она скрывала за прелестью черт какую-то глубокую тайну, которую мужчина привык ошибочно причислять к обычным женским чарам, не доступным его пониманию. Хотя, с тех пор как ей предложили должность в разработках шахты орихалковой руды, она стала от него все больше отдаляться, нисколько того и не показывая. А он, между тем, сто лет уже так не отдыхал - просто провалявшись все утро в постели и, при том, ни разу не собираясь ее покидать.
- Ведро воды бы выпил, - лениво произнес колдун, потянувшись в кровати, но позы так и не сменив.
Рэй/Дракон

- Меня учили полынь от ромашки отличать! А ты видно и вовсе проспал лекцию, где про тлетворное влияние зазовок на мужские головы рассказывали. – Возмущение смешалось в голове Рады с радостью от встречи и от того, что не успела болотная падаль околдовать и разума лишить этого горемыку, и будто бы вернулось все на свои места, а весь сор из избы с недомолвками и непониманием, взаимными обидами и недоверием, был выметен прочь за ненадобностью. И пусть это чувство было не долгим, подогреваемым ощущением опасности и магией, заклинаниями, которые невзначай разлетались вокруг, пока настырная тварь не перестала рыпаться и, наконец, затонула в своей трясине, а травница не опомнилась, и чуть было не бросилась следом. – Ну вот, опять! То вурдалака мне загубил, теперь зазовку… а ее зубы и волосы на рынке знаешь как сложно найти?!
Рада рассерженно мотнула косой, перебрасывая ее себе на грудь и начала потихоньку шлепать за магом, проваливаясь в трясину и безнадежно потеряв в ней один сапог, отданный в жертву местной кикиморе, чтоб помодничала перед подружками, если те еще остались.
Медея/Радея

Опасные дороги ведут к приключениям

Казалось, что картинки будто из диафильма стоят передо мной. Мне казалось, что до сих пор хожу по родным с детства улочкам, но таким чужим, успевшие измениться за четыре с лишним лет, что отсутствовала в родной стране. Не все, но многое, конечно, изменилось. Ни что и ни когда не стоит на месте, жизнь, это особый двигатель. Любой, особенно большой и динамичный город, как раз и будет задавать ритм жизни. А я считала Петербург истинной столицей России, как это было при династии Романовых. Казалось с таким трепетом я открывала дверь квартиры, где я была счастлива и где потеряла своего первого родителя. Боялась испортить иллюзию прошлого, своего детства. А потом был погром, истерика и швыряние вещей по квартире. Но не от воспоминаний, боли, а что эти придурки смотрители к приезду все прибрали и это квартира, уже не навевала тех воспоминаний, что должна была. Она стала обычной квартирой, что сдают арендаторы на время. И все же руки затряслись, когда входя в свою спальню, и увидела куклу, что подарил папа, и перед выходом, банально забыла и вспомнила о ней уже в самолете.
Анастасия

Осень не приносит обновления, она не дает обильного урожая, и совсем не покрывает землю пушистым белым снегом. Осенью, чаще всего хочется спать, и никуда не двигаться. Если эта осень не на Манхеттене.
Осень на Манхеттене такая же активная и живая как и остальные времена года, ну если конечно только не считать Рождество. В Рождество люди как сумасшедшие несутся в магазины, за подарками себе, и окружающим, и создают такие толпы, что просто невозможно уследить за всем происходящим. А вот в осенние периоды, можно заметить как не спеша прогуливаются пожилые парочки, люди возвращаются в свои квартиры и ребятня нашедшая в парке гору золотых листьев, с восторгом визжит и кидается ими.
Итану нравилась осень, нравились яркие цветные деревья, нравился запах сухих листьев и прохлада улиц. Единственное, что не нравилось парню, так это то, что по осени у бандитской стороны города, начиналась активизация действий. От этого на работе был полный завал, потому как патрули усиливали чуть ли не втрое.
Итан

Destined to love you

- Маргарет, ну где же ты? - Дамиан заглянул за входные двери дома и обнаружил жену на верхних ступенях лестницы. Конечно же, еще без верхней одежды, но зато крепко прижимающую Майкла к себе. Закатил глаза, пряча улыбку.
- Я мерзну на улице, пока ты обнимаешься с мужиками, у тебя есть совесть? - прислонившись к косяку, любовался идеалистической картинкой, всячески запирая собственное довольство, - отдай Мика Марте, ей уже надоело тянуть к нему руки. Слушая какие-то наставления жены, быстро проговариваемые няне, что была у них от рождения сына, уже не выдержал.
- Маргарет, она справится, мы едем в торговый центр, а не совершаем миссию на Марс, я с тобой с ума сойду. Хотя, о чем это я, уже давно.
Маргарет спускалась и подхватывала брошенную ранее шубу, надевала обувь на тонкой шпильке.
- Женщины, - Дамиан демонстративно закатил глаза, облаченный в то, "что удобно", и помог ей справиться с рукавами.
Дамиан

Часы на прикроватной тумбочке показывали четыре часа утра, когда силуэт Маргарет четко вырисовывался в полоске света, который впускала приоткрытая ею дверь в спальню сына. Он плохо спал этой ночью, капризничал и находил покой только в её руках. Беспокойный в этот день, как и месяц назад, он засыпал под мерное биение материнского сердца и тихий убаюкивающий шепот её голоса, рассказывавший о таинственной магии мигающих огней на елке в гостиной. Они затухали и разгорались вновь, сменяли друг друга то быстро, то медленно, приковав к себе внимание мальчика, вцепившегося пухлой ладонью в рукав халата Маргарет.
Как быстро летело время. Ей казалось, что еще несколько дней назад она впервые прижала к груди новорожденного Майкла. Он появился на свет в 21 час 17 минут в восточно-американском часовом поясе с весом 4 100 граммов и ростом 53 сантиметра. Врачи сказали, что мальчик родился с характером, а Маргарет не в силах сдержать слезы, прижав к себе ослабевшими руками ребенка, лишь добавила, что это у него от отца.
Маргарет

https://67.media.tumblr.com/a6ed634ffb7190bb042475ba69a37b4d/tumblr_octdw9l2iT1us77qko2_1280.png

http://s3.uploads.ru/t/goRcq.gif
Дианна
посмотреть

http://funkyimg.com/i/2mY8S.png
Уильям
посмотреть

http://s1.uploads.ru/ZjEa5.gif
Кэтрин
посмотреть

http://sh.uploads.ru/vpPST.png
Мэттью
посмотреть

http://savepic.net/8777534.png
Рипли
посмотреть

http://s2.uploads.ru/Dmp0E.png
Алиссия
посмотреть


0

144


https://68.media.tumblr.com/925e9c4f83289a51c314ed770ebbf4ab/tumblr_oe2bw3Lsyi1spd9kco7_r1_540.png

https://68.media.tumblr.com/749272dd35070d99d818d40c523e83c0/tumblr_ojtxeePeV11spd9kco2_1280.png
Если есть цена, которой можно покрыть все свои грехи, Филип заплатит её, не раздумывая. Возможно, такой ценой является его смерть, когда он сам, как источник бед черноглазой вороны, исчезнет, освободив её от гнёта и счастья самого его присутствия. Когда-нибудь, обязательно. Но пока он жив, он сам будет решать, как стереть черные краски с того холста, что он пытается назвать жизнью. А если и не стереть, то нарисовать на этой черноте что-то яркое. Должно получится. И непременно получится.
Например, чем не звезды в темноте – яркие игрушки, которых уже больше, чем достаточно, но «он же хочет, Мора». Взглядом, красноречивым, а может, немного молящим. «Дай мне, пожалуйста, дай мне возможность быть хорошим волшебником». Тележка, в которую половину занимает плюшевая-и-сотая-по-счету собака, краски и деревянная железная дорога. А ещё глобус, да и какая разница, что пользоваться Матиас им не будет. Можно стереть растворителем все эти чертовы континенты, и он нарисует свой мир сам отпечатками ладошек.
Ворох пакетов, что едва ли помещаются в багажник. Стоит уже давно купить другую машину, да. Фиолетовый зверь пристегивается по соседству с детским креслом. Привычный маршрут до дома сменяется поворотом в семейный ресторан. Потому что дома нам тошно, Мора. Да и к тому же, а, к черту это «тому же…»

читать продолжение: «нарисованное море - глубоко до дна»

Привет.
Мы снова здесь, представляешь?
Смотрю в твой профиль и понимаю, что уже в третий раз в этом образе я пишу тебе речь.
Ты помнишь, с чего все начиналось? И у них, и у нас. Помнишь ту случайность, что привела тебя ко мне по заявке? Я до сих пор не знаю, что в моей тогда еще совсем другой, слабой, странной, лишенной какой-либо идеи и внятности заявке привлекло тебя, но я безумно благодарна богам ролевого мира, что свели нас вместе и сейчас я, в третий раз, пишу речь для Ришара.
Я сейчас сижу и читаю два твоих предыдущих лучших поста и вдруг понимаю, что каждый из них — переломный, несущий огромное значение для истории наших персонажей. Помнишь утро после окровавленных простыней? Помнишь, как белоснежная рубашка впитывала алую, липкую кровь? Это было самое начало, мы тогда поклялись на крови в неверности друг другу.
А помнишь второй? Он тоже был полон крови, и снова твоей, на которой ты клялся уже в верности памяти Моры и Матиаса, чтобы ни случилось.
И вот сейчас, в этом посте, уже нет настоящей крови, но Ришар все равно клянется на ней, на сей раз сделать все, чтобы сделать счастливыми двоих, нет, уже троих самых важных для него людей.
Эти двое крепко спаяны, сплавлены не озвученными обетами на собственной крови, перед лицом смерти, и это — нерушимый союз, сколько бы ошибок они не совершили. Это потрясающая пара и без тебя ее бы не получилось, и я благодарна судьбе, что могу еще раз сказать тебе спасибо за все. За то, что ты меня вдохновляешь и помогаешь двигаться вперед, за то, сколько всего мы вместе прошли и сколько портвейна выпили за разговорами и бессчетными сигаретами.
А еще я, наконец, могу тебе отвесить прилюдного пинка за то, что тебе не нравятся твои посты. Мы же сейчас оба понимаем, как это нелепо звучит в данной ситуации, да? Ведь у тебя совершенно особенный стиль, цепляющий с первого слова поста и не отпускающий до самого его конца. Твои рваные предложения, тесно сплетенные действия и мысли персонажа, выбивают воздух из моей груди. Ты каждым постом раздираешь себя, залезаешь в самые далекие, самые страшные закоулки подсознания персонажа, выворачиваешь его насквозь и выворачиваешь тем самым и меня, и каждого, кто этот пост читает. Ты — просто уникален. И я безумно тебя люблю.
Я знаю, что сейчас реал все сильнее глотает не только нас, но и все наше вдохновение, забирает все наши силы, но я верю, что мы — справимся и напишем эту историю так, чтобы персонажи будут спаяны еще крепче. Ведь мы можем брать пример с них, наших персонажей, которые находят в себе силы жить несмотря ни на что и вопреки всему. И мы найдем в себе силы и станем, наконец, счастливыми безоговорочно, как скоро станут и они. Ведь правда?
Родной, ты себе не представляешь, как я тобой горжусь! И буду гордиться всегда.
Я не устану повторять, как благодарна судьбе, которая нас свела, подарив мне такого чудесного человека. Или все-таки здесь постарался ты?
Поздравляю, родной! Сегодня и всю неделю лавры лучшего игрока — твои. А я просто еще раз скажу, как сильно тебя люблю.
Твоя рано повзрослевшая девочка.
   
(с) МОРА

http://sh.uploads.ru/iDClG.png

https://66.media.tumblr.com/8528225c297a548241642041f7d2848f/tumblr_ofhvextNPw1us77qko6_75sq.png
Кевин

https://66.media.tumblr.com/f1f03de12c15f6d7712ece4b5ed574ec/tumblr_ofhvextNPw1us77qko3_75sq.png
Маргарет

https://68.media.tumblr.com/2a37dc895c0f6ae789e600c5f222a2e2/tumblr_ojtxeePeV11spd9kco5_r1_75sq.png
Рик

http://imgdepo.com/id/i10168023
Зеро

https://68.media.tumblr.com/ac42a6dfa8f630674604041c603ef16b/tumblr_oe2bw3Lsyi1spd9kco1_75sq.jpg
Адам

http://imgdepo.com/id/i10168021
Брайан

http://se.uploads.ru/bzNsL.png

Еще один сон. Кажется, я начинаю сходить с ума. Помнится, когда я из-за неудачных отношений отправила вам картинку с надписью «Через съехавшую крышу, лучше видны звезды», вы сказали, «если бы ты влюбилась в меня, то тогда можно было бы сказать, что крыша съехала». А теперь, что вы скажете? Значит ли это, что у меня действительно поехала крыша? Можно на «ты»? Вы не обидитесь? Один раз…
Кто же знал, что все так обернется? Ведь мы никогда не были близки. Ты относился ко мне, так же как относился к другим, учтиво, вежливо и все. Когда все поменялось? Я не знаю, я не помню. Просто однажды я поймала себя на мысли, что очень хочу прижаться к тебе… но это неправильно, так нельзя…
Так много вопросов накопилось у меня. Скажи, думаешь ли ты обо мне, когда меня нет рядом? Ждешь ли нашей встречи, так же сильно, как жду его я? Ревнуешь ли ты меня, начинается ли твое сердце биться быстрее от страха, когда видишь, что я пишу кому то? Боишься ли ты потерять меня...

«dream catcher» Мелисса

Когда Джереми только приехал в Нью-Йорк, в музей Армстронга он ходил как к себе домой. Ему нравилась атмосфера этого места, нравился скрипучий голос экскурсовода и нравились фотографии на стенах, который каждый раз раскрывались по-новому. К тому же, там проигрывали любимые молодым человеком бессмертные песни со старых виниловых пластинок, одна из которых ушла в руки Скарлетт. Джеру было не жалко отдать свой трофей девушке, даже если бы ничего не вышло. Все же она успела занять определенное место в его голове, а это дорогого стоит. Большую роль сыграл контраст между Скарлетт и Шайлин. И с каждым днем он находил все больше отличий, убеждаясь раз за разом, что его вкусы весьма специфичны, и чем труднее достигнуть цели, тем более желанно её достижение. Удивительно, но в этом случае целью была сама девушка, а не галочка напротив пункта «добиться её расположения», после которого в шаблонных списках идут «затащить в постель» и «цель достигнута, теперь избавься от нее».
Скрыть в экскурсионной группе двухметрового парня – задача не из легких, но с ней Джереми справился. Другая одежда, шапка, темные очки, немного сутулости, накладные усы и бакенбарды, и вот уже перед вами другой человек.

«Секрет свободы - это библиотека» Джереми

- Мам, - Элиас не удержался, не смог закрыть в массивном ящике сознания свои мысли. Проведя несколько часов под моросящим дождем, окончательно промокнув и начав вздрагивать от мерзкого холодка, бегущего по спине, он вернулся домой. Снимая с себя потемневшую от влаги толстовку, Хьюстон прошел в гостиную, где его мать сидела на светлом диване с какой-то толстой с многочисленными страницами книгой, а фоном служил работающий на минимальной громкости телевизор. Глупая привычка, которую никогда он не мог понять. Женщина оторвала взгляд от книги и подняла его на младшего сына. – Я всё никак не могу понять… Почему вы не отговорили Роба? Почему он поехал в горы кататься на лыжах, когда делать этого совершенно не умеет? – раздраженно от собственных слов сжимал сильнее серую ткань толстовки в руках, наверное, в каком-то импульсивном желании разорвать ее на части. – Даже я знаю об этом. Даже я бы отговорил. – боль подступала к горлу удушливым тошнотворным комом, а из него вот-вот должны были начать расти мерзкие, склизкие клешни-щупальца, обвивающие шею и сжимающие ее, преследуя одну лишь цель – задушить, умертвить. Женщина еще несколько мгновений невидящим взглядом смотрела на сына, а тот уже видел, как ее глаза наполняются слезами. И она заплакала. Плакала, плакала, плакала. Срываясь тяжелое дыхание от нехватки воздуха в легких. Элиас сглотнул, пытаясь согнать этот ком в горле вниз, но не получилось. 
«Houston, we have a problem» Элиас

Его широкая улыбка пугает людей. За маской барской лени и вальяжности проглядывает хищник.
Поэтому он улыбается только краем губ. Отработано.
Утопая в кресле напротив портрета он позволяет себе разглагольствовать. Может даже сболтнуть лишнего, если пара глотков все же развяжут язык. Эта горничная может сгинуть в недрах сточных вод, как и десяток ее предшественниц. Он не привязан к этому месту, вскоре покинет его в каюте "люкс" корабля, отплывающего с городской пристани, о чем свидетельствуют билеты в ящике комода, на которые наткнулся накануне любопытствующий взор женщины с метелкой. От того она позволяет себе задавать вопросы необычному постояльцу, который несмотря на харизму и богатство проводит все дни во тьме съемного номера в одиночестве. К нему никогда не приходят друзья или подруги, не бывает даже шлюх и ростовщиков.
Он читает ее мысли, проступающие на лице перед уходом так явно, как иные письма, написанные черными чернилами. И отмечает, что сегодня она умрет в своей постели. Это его дар ей, она всегда была расторопной.
Опускается на пол, доливает себе виски в стакан почти до края и смакует, рассматривая выражение глаз напротив.

«Galatea» Адриан

- Это Джейд - моя малышка, - не отрывая взгляда от кодлы, кивнул парень на девушку, после чего все-таки выпрямился, порешив, что уже достаточно перепугал этих отморозков, к тому же ничего против них он покуда и не имел, они уже пару лет мирно сосуществовали на общей территории. - Кто тронет, - он обвел лезвием ножа вкруг компании, убедившись, что слышат его хорошо и все. - Будет мочиться, сука, в пакет, - и плевком поставив точку в своем монологе, Мэд обнял Джей за плечи и повел ее к себе, под крышу трейлера, уже не оборачиваясь на свист и окрики своих корешей, решить вопросы с которыми он может и на утро, и уж тем более - не сейчас, когда ему нужно было припрятать свое бесценное сокровище, вновь приобретенное, которое теперь Берк уже ни за что не упустит, даже если придется отстреливаться от копов, пришедших по его душу. Даже если Джейд вернулась к нему, чтобы просто по-человечески попрощаться.
И только за закрытой дверью, что мужчина "надежно" подпер тремя ящиками пива, он вопросительно глянул на девицу, не понимая вот прямо сейчас как ему на что нужно реагировать, но после бросил это гиблое дело и просто зажал ее в своих объятиях так сильно, что Джей застонала и уперлась ладошками ему в грудь, где до сих пор впивался в ребра пистолет - единственное, что предпочел Мэдок отложить в сторону, прежде чем пригвоздил барышню к стене без малейшего права на обжалование своей любви, шанс для которой ему был выдан едва ли не авансом.

«Чужого мне не надо, но свое я возьму, чье бы оно не было» Мэд

Глубокое провинциальное происхождение Джека бросалось в глаза сразу же, стоило ему выехать на своём пикапе на любое авеню хоть вдоль, хоть поперёк Манхэттена. Иногда он любил этим самую малость бравировать, чисто для интереса, выводя чистеньких и опрятных манагеров среднего звена, оказавшихся на своих чистеньких и опрятных машинках рядом на перекрёстке. Не то, чтобы Эйвери вообще было до них хоть какое-то дело, да и последний стетсон валялся где-то дома, периодически кочуя на заднее сидение автомобиля и совсем уж редко на голову, когда на ипподроме требовалось выпендриться перед каким-нибудь залётным денежным мешком. Однако сам его вид, выражение лица или манера держать голову как будто бы предполагала наличие бычьих рогов на переднем бампере и кусок жевательного табака вместо ригли. Пёстрый Нью-Йорк вмещал в себя такое количество ширпотреба, что место находилось всем, однако провинция в Джеке отвоёвывала себе достаточно пространства, чтобы создавалось ошибочное впечатление, будто он приехал только вчера. На протяжный южный говор с неистребимым акцентом, узнаваемым практически всегда, Эйвери ловил себе подружек в барах, где на дальней от входа стены в обязательном порядке висел дартс, а чуть поближе к середине кучковались бильярдные столы, и не хватало только голого Шварценеггера, требующего одежду и мотоцикл, для полного набора клише, не трепетно любимых Джеком и не особо уважаемых, однако простых, как монетка в два цента. 
«recognized you at once» Рипли

http://se.uploads.ru/xKjQ9.png

Есть только вечное "вчера"

Лучшая игра недели

Прогнать Бена стало самоцелью. Ранее у нее не хватало духу указать любимому монстру на дверь. Он, всегда только он мог распоряжаться, когда оставаться или уходить. Он играл судьбой Марии, гнал прочь или удерживал силой. Он решил расстаться.. Под занавес жизнь решила сыграть с ирландкой злую шутку, поменяв их ролями. Мария вынуждена отдалить мужчину от себя любыми средствами, пока он не понял, что случилось не поправимое.  Она слишком хорошо помнила ужаснейшие пять дней зимы, когда Бенджамин лежал на смятых простынях, бледный осунувшийся, с огромными синяками под глазами. Он медленно угасал, а Ри ничегошеньки не могла изменить. Она убедила себя, что сможет удержать смерть на расстоянии. Тщетно. Отчаяние, ни с чем не сравнимый ужас видеть, как умирает любимый человек..
Бен сильный. Зверь внутри поможет ему преодолеть все. Погибни ирландка от руки МакЛина, он бы утопил банду в крови и, может быть, в этом нашел успокоение.

Мария

Он просто верил ей, в любой ситуации, когда во второй раз вышел из тюрьмы и понял, что не она была истинной предательницей. До сих пор верил, и будет верить всегда. В нее. В когда-то несуществующих «них». В злую игру судьбы, которая так любила смешивать карты и ставить подножки. Бен падал, но опять поднимался и шел вперед, потому что знал, что в конце пути его обязательно будет ждать она. Верил в то, что в жизни монстра тоже есть лучик света, делающий его лучше, терпеливей, добрее. Даже если эта несущественная перемена продлится не дольше чем один мимолетный взгляд в глаза. Его светом была и остается Мария. Он не научится делиться тем, что чувствует, не станет другим… тем прежним парнем, которого она полюбила, с которым не стыдно пройтись по улице среди сотни прохожих, без страха, что на запястьях опять защелкнутся наручники… это все не важно, если рядом есть она и принимает его таким, каким он стал теперь.
Он верит. Почему не верит она? Зачем гонит прочь?

Бенджамин

I'm in love with a killer (c)

На собственное тело действительно злился. Так его оно еще не предавало. И эта невозможность совершать даже самые простые действия без того, чтобы после полностью не лишиться сил злило неимоверно. Так же, как злила боль, что сейчас напомнила о себе, когда растревожили рану.
Впрочем, как и сказала Мириам, уже действительно было не больно. Или не так больно, чтобы можно было не обращать на это внимание. И если раньше в плечо и шею Адам утыкался в бессознательном поиске защиты от не особенно-то приятных ощущений, то после того, как он осознал, что буквально вжимается лицом в нежную шею, почувствовал губами чужое тепло и травяной запах, мысли переметнулись. Точнее – и вовсе вымелись из головы. И губы кожи коснулись полуосознанно. И еще раз. И снова. Хотел это сделать, с этим не поспоришь. И мог. Потому и сделал, наверное. Но над собственными действиями сейчас не задумывался. Пока Мириам его не осадила.
Рик

Прав был охотник… Сам не знал, насколько прав. Не обошлось без Мириам его путешествие в страну грёз. Опоила настоем сонным, чтобы не прыгал туда-сюда по всему дому, а рану свою заживлял, как велено. Заодно и расквиталась за слова резкие, а то взял моду – лекаря не слушаться да женщину голосом осаживать. Не привыкла ведьма к такому, равно как и к проявлениям полузабытых «нежностей». Позади осталось время, когда сама могла сидеть вот так, уткнувшись носом в отцовскую ямочку между ключицами, и вдыхать его запах, едва касаясь невесомыми дочерними поцелуями, невинными и не совсем одновременно. И этот, вишь, так же тянется, тревожа и волнуя до дрожи, которую Мириам сама от себя еще скрывала даже. Не прикасались к ней мужчины так. Не позволяла раньше. А охотнику – пришлому да чужому – позволила. Не иначе, чуяла что-то подспудно. Родственное. Созвучное.
- Тоже сирота, значит, - отозвалась на слова об отце Георге и понимающе кивнула.
Лианна

la vie en rose

Солнечные лучи иногда пробиваются сквозь пелену грязно-серых облаков, небо изредка проступает сквозь них голубизной, а под ногами пружинит  сочная, зеленая трава. Я иду по ней неизмеримо долго, блуждаю по лабиринтам четких линий рядов и порядковых номеров, чтобы, наконец, опуститься рядом с тобой, поставить нашу старую корзинку для пикников, в которой лежат твои любимые сандвичи и виски, который ты мне так редко позволяла пить. Наконец, я готов.
Здравствуй, родная моя!
Я принес тебе твои любимые цветы.  Ты никогда не любила розы или орхидеи - они казались тебе вычурными и помпезными. Ты запрещала мне обрывать клумбы, когда мы в юности гуляли ночами, ты ругала меня за цветы, которые я тебе приносил. Но ты всегда любила желтые тюльпаны. Не помню, как я смог это понять. Они осыпались уже через пару дней на пол нашей кухни, но ты все равно принимала только их. Сейчас я принес тебе целый букет.
Джо

Сегодня удивительно прохладно в нашем городе, в нашем районе. Мне даже приходится накидывать на плечи тяжелый палантин, чтобы не била дрожь от сырого ветра, от стремительно летящих облаков. От чувства потери и пустоты.
Я смотрю на ровные ряды могил, тяжело вздыхаю. Здесь расчерчено все так же, как в наших кварталах. В тех, в которых терялись подростками, переехав сюда из разных концов города. Возможно, мне подарила ее судьба, а я упустила свой шанс. Возможно, это было мое проклятие. Но сегодня я здесь.
Я принесла ей любимое вино. Белое и сухое, как ее пальцы, которые так и не тронула старость. Может, чуть сильнее стали выступать вены. Чуть суше стала кожа. Но когда я в последний раз держала их в своих иссохших уже ладонях, мне все казалось, что ей все так же двадцать лет. И не было в ее жизни всего того, от чего залегли на лбу тяжелые, хмурые морщины печали.
Джэнни

Давай не любить друг друга ГРОМКО!

Поговорим об умном. Об философском. О вечном. О том, что сопровождает нас на протяжение всей жизни. О такой вещи которая идет рука об руку с человеком. Одни называют ее удачей. Другие судьбой. Но эта спутница неразрывна связана с каждым из нас. Так вот. В этот момент я возненавидел свою удачу. Какого черта? Я всегда был любимчиком судьбы. Ее баловнем. Тем, кто выходит сухим из воды даже из самых. Повторюсь для особо одаренных. Самых неприятных ситуаций. Я всегда мог выйти сухим. Потому что в этом был весь я. Улыбка. Шутка. Жесты. Все это помогало мне. Или же мне помогала она. Госпожа удача. Нет. Богиня удача. Но сейчас она на меня обозлилась. Хотя правильнее сказать намного раньше. Черт ее пойми за что. Но мне вдруг перестало везти. Хрен пойми почему. Но именно в тот момент, когда я перебрался в штаты. Финиш. Клиника. Все пошло по наклонной вниз. А это знаете ли обидно. Когда ты всю жизнь карабкаешься вверх и только вверх. Даже падения в итоге превозносят тебя выше. А тут бац. Упал.
Джейсон

Ева всегда считала глупостью все эти встречи как в кино или на страницах книг, реальность всегда была иной, не такой приукрашенной. Книги и фильмы были своего рода отвлечением от быта, разукрашивали его серость яркими красками. Бедная Ли, зажатая ближе к окну подсевшим к ней парнем, все еще ничего не понимала, а потому не сводила своего недовольного взгляда с Евы, которая чуть больше обычного молчала. Когда Джейсон сел напротив нее, внутри все сжалось, а затем резко перевернулось, чтобы увеличить дистанцию между ними собой, Ева спешно откинулась на спинку кожаного дивана на котором сидела. Теперь на нее смотрели три пары глаз, правда глаза парня, у которого явно были проблемы с весом то и дело метались от телесных форм Ли, на Джйсона, а затем на Еву, но все это было так же хаотично, как и мысли Евы о том, чем она провинилась, что нити их судеб с Мориарти вновь переплелись. Друзья Джейсона, сколько помнила о своих отношениях с Мориарти Ева, никогда ей не нравились.
Ева

Дождь не может быть вечным

В первые мгновения Нина ощутила себя растерянной: не в её духе знакомиться с людьми на улицах, особенно по ночам. Она и не заметила, как мягко опустившиеся на город сумерки сгустились и превратились в полноправный вечер. Но сегодня все пошло по наклонной, так что было бесполезно уже пытаться заставить течение обыденности вернуться в свою колею. Скорее, лучше было позволить ему нести себя туда, куда ему вздумается. Вдруг выйдет что-то интересное?
  - Нет? - с едва заметной вопросительной интонацией сказала Нина. Скорее утверждение, хотя и не вполне уверенное. Слова незнакомца заставили женщину улыбнуться. Это было так странно: два человека, которые никого не ждали, вдруг пересеклись в одной точке пространства и замерли в ней. - Я думала, только я люблю бродить по парку без конкретной цели, - Нина как-то неловко пожала плечами.
Нина

– Как видите, вы не одна такая, – ответил Карл на вопрос девушки. – По-моему, этот парк просто создан для того, чтобы бродить по нему без цели.
Похоже, их разговор не слишком набирал обороты. Хотя Блумбергу даже те немногие произнесённые предложения показались оживлённой беседой, учитывая те, обстоятельства, при которых всё это происходило. Он бы совсем не удивился, и даже бы не расстроился, если бы девушка, бросив короткое «я спешу», ушла бы восвояси. Далеко каждый человек может быть рад поболтать с незнакомцем.
– Знаете, мне кажется, я понимаю вашу любовь к фонарям, – Карл искренне улыбнулся, демонстрируя, что он шутит. – Мне они представляются весьма привлекательными в такую холодную погоду. Точнее, не они, а свет, что они распространяют. Как будто он может согреть, хотя и не греет в прямом смысле.
Карл

http://sd.uploads.ru/ZTfE5.png

http://s2.uploads.ru/lJ1nj.png
Мэдисон
посмотреть

http://s1.uploads.ru/rdICP.gif
Амелия
посмотреть

http://funkyimg.com/i/2nqwA.png
Вероника
посмотреть

http://s8.uploads.ru/zMpRj.png
Алиссия
посмотреть

https://68.media.tumblr.com/9a71914ae533f96085906ff5559a0103/tumblr_ojoqqk84EN1qdqywso1_250.png
Дэвид
посмотреть

http://savepic.ru/12640793.gif
Джиневра
посмотреть


0

145

http://imgs.su/tmp/2014-03-25/1395759484-847.jpg

0

146

http://s9.uploads.ru/k4DTF.png

http://i83.fastpic.ru/big/2016/1218/5c/df4fad887b02f23ae432d3df83126d5c.png

http://savepic.ru/12597532.gif

http://i83.fastpic.ru/big/2016/1218/9f/9642e1fda5328344048df3c432d9a19f.png

http://i83.fastpic.ru/big/2016/1218/4a/12f028369e9d525481d55b7dd0a87d4a.png

http://funkyimg.com/i/2mqSy.png

http://s7.uploads.ru/MAfi3.png

http://i83.fastpic.ru/big/2016/1218/bc/4a94dba2c95c7612ccf737d4621be5bc.png

http://i83.fastpic.ru/big/2016/1218/c9/5a9a1c2e9591602bd93578bebfdf9ac9.png

http://s0.uploads.ru/t/lMmo4.png

0

147


http://sa.uploads.ru/76EIL.png

http://s6.uploads.ru/Dlg92.png
Когда-то ей выпал шанс осуществить свою мечту и остаться при этом самой собой, не теряя в безудержной гонке за славой и состоятельностью человечность и не перекраивая нехотя свой характер, подстраивая тот под обстоятельства, а не обстоятельства под характер и желания. Подобный шанс выпадает, возможно, единожды в жизни – как счастливый билет, принесший баснословный выигрыш в лотерею, где в течение нескольких лет подряд не было победителя, а от того главный приз оставался нетронутым и множился со временем. Эти призом для Ольги, амбициозной, трудолюбивой, наблюдательной и имеющей на руках внушительные рекомендации, в число которых входил и блестящий аттестат, и превосходная успеваемость и, конечно же, ее родословная, стал никто иной, как мужчина – не молодой принц, о коим грезят юные девичьи сердца, но бесспорно успешный, обеспеченный и, к тому же, иностранец. Одна лишь фамилия, звучащая на незнакомом заморском языке, вызывала у всех подруг и знакомцев Ольги приступ завистливого голодного слюноотделения, когда они слышали, как она произносит ее в коридорах университетского общежития, смущаясь рассказывая лучшей подруге и соседке по комнате о том, что ее пригласил на ужин «тот самый господин Баум». Наверное, тогда-то ее и прокляли злые языки – это был конец двадцатого века и время, когда миллионы молодых девушек, выросших среди серых пятиэтажек и помнящих, что представляет из себя жизнь в коммунальной квартире, в комнате в десять квадратов, вдруг становились свидетелями того, как такая же, как они, приехавшая невесть откуда в северную столицу студентка, находит самую настоящую «золотую жилу» с европейским гражданством; ни у кого и мысли не было поверить в то, что Ольгу мало интересовали деньги, ей вскружило голову не из-за белой дорогой рубашки с запонками на отороченных манжетах, которую носил мужчина, а из-за общности их интересов, несмотря на якобы огромную пропасть между людьми с большой разницей в возрасте и принадлежащих к разным культурам, о которой постоянно твердили ей родные, пытающиеся любыми способами отговорить Оленьку от решений, которые могут изменить, а то и вовсе поломать ее жизнь.
читать продолжение: «There are too many war wounds and not enough wars»

Сегодня я буду краток, как никогда прежде. И это вовсе не потому, что у меня нет слов в адрес твоего поста, а потому, что ты и так все прекрасно знаешь. Настал тот день и тот час, когда ты, желавшая до одури, заполучить одну из самых идеальных на острове фамилий, наконец, добилась своего. И фамилия твоя, и лучший пост твой, и весь мир к твоим ногам. Ты, всякий раз отвечая мне за Ольгу, наносишь сокрушающие эмоциональные удары по самым уязвимым местам. Я не испытываю в этот момент ничего, кроме иступленного восторга и безграничной любви к тебе и твоему творчеству. Кто бы мог подумать, что мы, пересмотрев связи и сюжетные линии, решимся на такие отчаянные меры, как свести наших героев вместе. Я помню тот момент, когда предложил только ввести русскую в состав нашей корпорации и помню ту ревность, которая захлестнула тебя. Но разве я, в конечном счете, оказался не прав, подталкивая тебя на это? Смотри результат, смотри и радуйся, мы снова сделали это, мы достигли очередной отметки "лучшие".   
(с) АЛИСТЕР

https://66.media.tumblr.com/4503d7e6cfca3cf942d150e14e1d4500/tumblr_octdw9l2iT1us77qko1_1280.png

http://s8.uploads.ru/E07Ry.png
Ингрэм

http://sd.uploads.ru/wg5tX.png
Лукреция

http://s2.uploads.ru/atlDc.png
Флинн

http://s8.uploads.ru/JIQOE.png
Сид

http://sh.uploads.ru/7k4cZ.png
Мэд

http://s9.uploads.ru/gjdIh.jpg
Дейна

http://se.uploads.ru/bzNsL.png

Тихо, так, что и сама с трудом понимает, что именно говорит, Мэдисон шепчет в собственные губы, отраженные в зеркале:
- Этого не должно быть. Я мертва.
На ее ресницах, столь же длинных, как и в восемнадцать, трепещут искристые капли влаги; брови нахмурены прямо над приподнятыми в неверии веками. Как странно, думает вдруг Мэдисон: она ведь и впрямь похожа на восковую фигуру, окружающую иллюзией румяной жизни скрывающийся внутри труп. Та самая восковая страшилка, которую пересказывают друг другу дети в скаутском лагере. Эта мысль заставляет ее губы нестройно вздрогнуть в какой-то странной сардонической усмешке; в следующую же секунду она сгибается над унитазом, выплевывая из пустого желудка желчь и сок. Дальше - только вспышка темноты, по окончанию которой она, блаженно забыв о том, что пыталась выблевать собственные внутренности с полчаса назад, сидит на краю дивана в привезенном из Нью-Йорка белом махровом халате; в руке ее - пузырек снотворного. Квартира действительно пуста - да Мэдисон с трудом вспоминает и то, что приехала сюда не одна. 

«Fruhling in Paris» Мэдисон

Она умерла два месяца назад, в четыре часа утра.
Она умерла, и врачи скорой помощи сказали, что она просто перестала дышать.
Подушку, которая прекратила её дыхание, Мемо выстирал и выбросил. Потому что прошлое нужно оставлять прошлому.
Пожалуйста, не нужно меня ненавидеть, так просто случилось.
Она даже не хрипела, когда он навалился на неё, прижимаясь так, пока мама не перестала дёргаться. К тому времени она не узнавала его, не могла ухаживать за собой. Она бы презирала себя, если бы сознавала, что происходит. И Мемо не хотел, чтобы она дошла до этого. Оба его родителя, ушедшие прочь, не сознавали того, что умирают, и, пожалуй, за это он был благодарен судьбе. Вряд ли бы Хуан Рамирез был счастлив, когда однажды увидел, как в окно, прямо на него, летит нос тяжелого самолёта. Его сыну в тот день исполнилось десять лет, и он ждал возвращения отца с нетерпением.
До сих пор Мемо не может понять, почему всё получилось так. И ещё больше его волновал вопрос: что со всем этим делать? Освобождает ли знание от ответственности? И что может освободить его?

«Танцевать плохо можно, учить плохо – нельзя!» Гильермо

Эта вечеринка – гниль. Все присутствующие в той или иной степени лживы и двойственны – здесь процветает оппозиция, здесь восхитительно востребовано двурушничество, здесь никто и никогда не скажет правды в лицо. Люди привыкли облекать мерзкие понятия в красивые одежды, но… Но есть и те, кто понимает притворство окружающих, те, кто отказывается поддерживать лукавство.
Они называют свое поведение промискуитетом – Кира предпочитает термин «высокоорганизованное блядство», они кокетливо говорят «тартюфизм», но Кира зовет это ложью. Праздность – не что иное, как лень, претенциозность – это обычная гордыня. Семь смертных грехов, в которых погрязло общество, называются простыми словами, но у интеллигенции простота не в почете.
Здесь, где все утопает в роскоши (ведь Ланг – любимец Мэра), где лепнина на потолке столь прекрасна, что непременно зависнешь, как старый Виндоус девяносто восемь в попытке разглядеть детали, здесь, где реки вина и шампанского струятся по полу, будто водопады, здесь и сейчас – отдыхает цвет общества. Кира думает о том, что если спрятать бомбу в подвале этого дома, в Вавилоне станет на порядок меньше чистоплюев. 

«Вавилон н.э.» Сэм/Кира

Мне было больно рвать со своим прошлым. Это всегда тяжело: понимать, проснувшись утром, что совершаешь ошибки, что совершил их так много, что не уверен в силах ли изменить хоть что-то. Сидишь на постели, нервно сжимаешь пальцами волосы и спрашиваешь себя - когда? в какой момент я упустил то важное, что больше не может сдержать меня в привычном для себя мирке? И кашлем рвется наружу ненависть к своей нерешительности, к невнимательности, ведь жизнь точно дала мне возможность все изменить, дала, а я и не заметил. Быть может, она сделала так специально, чтобы я понял что-то, переосмыслил важное, подчеркнул главное и изменил.. Изменил своему мужу, а затем и поменял все в своей судьбе, ведь лишь она одна в руках человека.
И теперь, глядя с твоей постели на тебя, сползшего спиной по крепкой древесине входной двери, я чувствую, как собственное счастье заложено в твоих ладонях, которыми ты неуверенно опираешься о пол, словно боясь, что он уйдет из-под ног. Мне было больно принимать тяжелые решения, но еще больнее оказалось понять, что связь между нами больше не повторится. Что, если я останусь там, где мне временами нелегко, но более привычно, я похороню себя заживо.

«движение в сторону весны» Марсель/Ричард

Пятый день на исходе.
В комнате, что на время стала своей, она не открывает шторы, сохраняет полумрак. Эта попытка сыграть в семью слишком нелепа. Но он, уходя, всегда закрывает дверь на ключ. А у нее слишком мало поводов лезть через балкон или вызывать службу спасения.
Она не открывает окон, лишь бы не впустить студеный воздух надвигающейся зимы. Она ощущает ее тяжелую поступь. Почти морозным скрипом снега. Почти вьюжным завыванием в трубе. Даже в этих романтизированных представлениях не находится места для слабого ростка ее жизни. Не рвущегося к свету. Забывшего про тепло.
Она сворачивается клубком на полу. И снова ей, как в пятнадцать, легко и удобно. Да что уж, ей всегда было комфортнее на ламинате, чем на пружинах матрасов. А здесь ковер. В его ворсе путаются все сквозняки. В его тепле теряются многие страхи.
Марк скулит под запертой дверью. То одной, то другой. А на столе, рядом с тарелкой оладьев, лежат ключи и записка. Он просит ее выгулять пса в середине дня. Но она вряд ли об этом узнает.

«за петлицу я тебя тяну» Джэнни

Страх не спешил отступать. Ухватив за горло, вгрызался в плоть. Бену с трудом удавалось проталкивать вдохи и дышать. Он уже сбился со счету, сколько раз девушка пыталась свести счеты с жизнью. Но каждый раз был страшнее предыдущего. Однажды он просто опоздает. Не увидит, не добежит, не успеет оттянуть от края. Нельзя везти вечно. От этого еще сильнее заныло в груди. Сердце так отчаянно рвалось наружу вместе с учащенным дыханием. Бен стоял застыв на месте. Прижимал Марию к своей груди, будто отпустить значило позволить ей упасть через край моста. Она продолжала искать возможности быть как можно дальше от него. Мили разных городов не помогли, не помогала и разделяющая их стена квартиры, поэтому она выбирала смерть. Все что угодно, кроме жизни с ним под одной крышей. Бен не мог ее в этом винить, но это значило... что они никуда не продвинулись с момента, когда он привез ее к себе. Они продолжали топтаться на одном месте, вновь причиняя девушке боль.
Бен опускал глаза и видел, как дрожат ее пальцы. Смотрел на нее, но не видел ничего вокруг себя. Голос ее подруги остался далеко за пределами разума. Ему нужны были эти секунды, чтобы почувствовать девичье тепло и осознать, что с ней все в порядке. 

«С закрытыми глазами» Бенджамин

http://se.uploads.ru/xKjQ9.png

blood on the dance floor

Лучшая игра недели

Вы только посмотрите на него, довольный аки кот в масленицу, и чему он так самозабвенно лыбится? Ох, как сейчас хотелось бы влезть в чужую голову и узнать какие там мысли, интересно жуть. Но копаться в мыслях нужно только в перчатках, а то мало ли что там, про гигиену забывать не надо. Вот только сейчас у меня нет с собой такого аксессуара, значит, придется отложить на потом.  Если оно будет конечно. Ну ничего, в этой игре в кошки мышки ушастое мурмяу скорее я, а моему партнеру достается роль мышки. Не стоит заблуждаться на тему того, что если кто-то ведет в танце, то все бразды правления за ним. Э нет, в этом танце кусаюсь  и гну свою линию я.
Довыпендривалась называется. Если на паркете была возможность править  балом, то сейчас все варианты утекают из рук, сознание, кстати, тоже. Предатель чертом. Такое ощущение, что я старшеклассница, которая целуется в первый раз, мир поплыл дымкой превращаясь в цветочный фейерверк. Чужие пальцы зарываются в волосы и рука ложится на талию. А мсье знает как вести себя с дамой. Всем пока я поплыла в неизвестном направлении отдаваясь плотским удовольствиям. Мур. О господи, надеюсь это было не вслух, черт меня побери, только бы это не было вслух.

Лукреция

Лукррреция. Мррр. Даже имя такое сладкое-сладкое, прямо как лакрица - тает на языке лакричными конфетами вперемешку с ликером. Всплывающие ассоциации идеально подходят моей новой знакомой, ведь казалось бы, безобидное развлечение, не так ли - ну кто, скажите мне, может опьянеть от сладостей с ликером, а? Риторический вопрос, не иначе. Однако... тогда почему в голове такой приятный дурман, и отчаянно хочется совершать безумства? Нет-нет, Лукреция - это явно не так просто. Не лакрица - цианид в съедобной обертке. Выпьешь до дна и сам не заметишь, во что ввязался. Да и было бы желание! Идите к черту со своими указами и нравоучениями, леди и джентльмены - привет, меня зовут Таддео Веспа, обычно я тошнотворно адекватен, но сегодня я принадлежу этой ведьме целиком и полностью. Можете оставить себе антидот, подавиться им сами или вылить в раковину - если уж падать в пропасть, так с головой и без оглядки. Все или ничего. Так ведь. Намного. Интереснее! А ранимые смешные зеваки с тончайшими душевными организациями поглядывают на нас косо, сверлят глазенками из-под хитроумных костюмов и масок, перешептываются. Тоже мне, создания тьмы. Сразу видно, кто притворяется, а кто чувствует себя как дома.
Таддео

Курс конфетной терапии

Скоро Картер уже выносят из кареты скорой помощи, а Хит на бегу вверяет племянницу в руки белобрысого шакала с органайзером головного мозга и спешит следом за пострадавшей. Пока ее, со свойственной приемному отделению неспешностью, вносят в списки и сверяют документы, виновник происшествия уже совершает звонок в травматологию и благодарит всех богов медицины во главе с Гиппократом за то, что Гэри на месте и даже свободен. Перерыв, конечно, приходится прервать, но за это коллеге уже обещан пузырь «чего-он-там-захочет», и тот на все согласен.
Через полчаса проведен осмотр, через полтора пациентке оказана необходимая помощь, а через три – она уже лежит в палате.
Мягко постучав по дверному косяку, Арчи вошел к пострадавшей. Пока она проходила обследование и лечение, он успел спуститься к ближайшему супермаркету и закупить там яблок и газировки, которые теперь, умостившись в бумажном пакете, обрели покой на прикроватной тумбочке пациентки. Почему выбор пал на эти продукты – один Будда знает, но вот беда – помер.
Арчи

Уже в клинике, заполняя бумаги и наблюдая за тем, как Арчи ходатайствует и всячески стремится очистить карму от такого въедливого пятна, Картер поняла две вещи. Первая: доктор Хит казался хорошим человеком. Вторая плавно вытекала следствием первой: даже с хорошими людьми случается Ник Картер.
В целом и основном, всё проходило по плану: бумаги заполнялись, Картер почти не чувствовала боль, благодаря всемогущему уколу, правда, мысль о том, что ей придется некоторое время не садиться за руль автомобиля, приводила женщину в смесь ужаса, печали и желания напевать песни Боба Дилана. И этому состоянию последние десять минут очень мешало присутствие пожилой пары за спиной, которая бубнила о страховке, старости и новой серии прекраснейшего драматического сериала. Ник дожидалась, когда ее заберут готовиться к той страшной процедуре, которая предстояла в вот-вот наступившем будущем, ей требовалось собраться с силами, но когда очередное «нокин он хэвенс дор» было прервано тирадой старухи, Картер не выдержала и прикрикнула:
- Нельзя ли потише, вы мне мешаете страдать!
Ник

mad hearts. burning city.

Ей часто снились цветы.
Роза к розе, один красный лепесток к другому. Восхищённая великолепием букета, она брала его в руки, прижимала к себе и понимала, что ладони её кровоточат. Что в груди так больно, что невозможно совершить даже крошечный вдох. Эти раны делали её никем, обезличивали, заставляли чувствовать себя незначительной. Кто она? Для чего эта боль ей одной? Отчего эти шипы предназначаются ей?
Ли не нужен был психоаналитик, чтобы понимать, о ком эти сны. О ком её слёзы, прозрачной жемчужной россыпью скользящие по щекам, которые она проливала над снимками УЗИ.
Их ребёнок так и не родился. Она не сберегла всё, что могло остаться от Джеймса.
И всё же Лесли ждала.
Лесли верила его словам, сказанным в пору, когда они были счастливы, верила его любви и желала, чтобы он пришёл. Чтобы Джим, мать его, Гордон, появился на пороге её дома, уставший, с воспалёнными от недосыпа глазами и небритостью, окутанный запахом кофе, хот-догов и дешёвым одеколоном Буллока.
Рита/Лесли

Вот уж на ком отразились все пережитые события и отпечатались последствия не самого здорового образа жизни. Гордон был бы меньше задет, если бы Ли состроила гримасу брезгливости и открыто заявила, что ему не помешало бы привести себя в порядок. Но так откровенно и прямо можно общаться лишь с близкими людьми, не так ли. А Джим для Томпкинс теперь совсем чужой человек. Тот самый посторонний, толкнувший её плечом в толпе и даже не извинившийся за грубость.
Блеск камня, заискрившегося даже в таком тусклом электрическом свете, который давали дешевые лампы в GCPD, на мгновение ослепил Гордона. В желудок будто бухнулся остроугольный камень. Джим заподозрил, что, наверное, это и есть физическое ощущение крылатого выражения «сердце оборвалось».
На безымянном пальце Лесли красовалось кольцо. Помолвочное, насколько мог по мимолетному взгляду распознать Джеймс – Ли быстро опустила руку, и пялиться было бы до крайности неадекватно со стороны Гордона, пытавшегося удержать каменное выражение лица.
Уильям/Джеймс

работа не волк, работа - тюлень любви

— Нет, ничего, все в порядке, — звучит, будто он только что проглотил стакан скисшего молока. Эш врет криво и картинно, как плохой актер, и сразу же замечает, как залегает морщинка на лбу у Юджина, стоит ему только услышать чужой сварливый тон.
Действительно, все как будто хорошо и у Эша нет причин для раздражения, ни одной, кроме постоянно зудящей мысли о том, что ему совсем не по душе слишком близкие отношения между Джином (его Джином!) и Натаниэлем. Последнего Эш знает плохо, да и узнавать лучше особо не стремиться, оно ему не нужно — у человека своя жизнь, его никоим образом не касающаяся,  но зато она очень активно касалась Юджина. Каким только боком - не понятно, и это сильно не нравилось Эшу. Но он молчал, считая, что не имеет права что-либо говорить и требовать от Юджина, потому что до сих пор не понимает статус их отношений. Да и ревность — это понятие в принципе чуждо Эшу. Он никогда и никого не ревновал, привыкший к всеобщему обожанию — не было ни повода, ни желания. Обычно ревновали его, когда он выбрасывал надоевшую игрушку и находил новую, более живую и интересную.
Оушен

"И правда, чего это я пялюсь?" - полная ехидства фраза так и рвется с языка, но это не лучший выход. Зная Эша,  я прекрасно понимаю, что он может развести бучу на пустом месте вне зависимости от того, буду я что-то говорить, каким тоном или же буду молчать. Молчать, впрочем, я долго не смогу.
Но какая шлея ему под хвост попала?! Не мать, это точно. На нее он злится по привычке, а я предпочитаю в эти отношения не влезать. Достаточно того, что Фелиция не лезет к нам и не дает этого делать старшему Ирвингу. В остальном же у меня даже права нет влезать в чужую семью. Свою бы наладить... Да-да, Эша я считаю своей семьей, пусть даже несколько странной и с неподтвержденным статусом. Той самой, которую создают люди, оторвавшись от родителей. И пусть жизнь с ним не сахар и даже не сахарозаменитель, на душе все равно куда как спокойнее, когда он рядом со мной. Но, видимо, рано я обрадовался.
Глядя на Эша, я точно могу сказать, что в нем на данный момент  кипит злость, поднимается шапкой пены, и еще немного - повалит через край, зашипит.
Юджин

The more I hear and see just cause of hate

- Можете слегка помять его, если он не будет так охотно разговорчив, - бросил напоследок мужчина, поправляя очки на носу, и удалился прочь.
Поначалу трактовка показалась Адаму двоякой, словно намекая на угрозы, и лишь потом, когда террорист вконец достал до него, упомянув об идеальности агенты Иверсен как подопытного кролика, подробно описывая все, что он с ней делал и мог бы сделать, как бы она мучилась и умирала, как не выживет и сейчас, несмотря на то, что он не закончил. Он бы мог болтать и дальше, если бы не получил кулаком по лицу несколько раз, а потом не потерял возможность дышать из-за рук, сцепленных на его шее. Ни один из них не знал, сколько часов продолжались повторяющиеся вопросы, глухие удары, пока Янг не лежал на полу в собственной крови и не заплакал как ребенок, прижимая колени к груди, выдавая все, лишь бы его больше не трогали. Промытые мозги помогали ему отгородиться от боли и держаться до последнего, пока Миллер не сломал этот барьер силой. В допросной не было ни камер, ни звукозаписывающих устройств, ни скрытых окон, лишь он и пленник, что выложил все повторно уже в привычной комнате с парой стульев и столом, а потом испустил свой последний вздох, не дождавшись приговора.
Адам

Она знала, что ее жизнь — ничто рядом с высшей целью, а потому она готова была пожертвовать своей жизнью, веря, что ее смерть лишь приблизит тот день, когда мир избавится от заразы, которая медленно губит человечество, и если не вмешаться, то род людской погибнет, он уже задыхается в агонии и ему не хватает разряда тока в сердце. Иса должна была стать этим разрядом.
У новенькой съемной квартиры тонкие стены с ободранными уже, вероятно, выброшенном на помойку после очередного переезда котором, обоями впитывали запах сигаретного дыма и двухдневной курицы карри, так и оставшейся в холодильнике, когда на экране телефона высветилось сообщение с согласием увидеться после восьми. Женщина мелодично мурлыкала старую песню на французском, тех времен, когда язык не был еще испорчен верланом, теми отвратительными, мерзкими и низкими словами, что рождаются в подворотнях и портят действительно красивый язык, прикрывая глаза от воспоминаний о прошедшей ночи. Она затянулась и в очередной раз перемешала куски мяса, когда услышала шорох за дверью. Она знала, что это не мог быть Адам, а потому бросила недокуренную сигарету в раковину и бесшумно открыла верхний ящик стола, чтобы вытащить из-под острых ножей пистолет.
Аделаида/Иса

http://sd.uploads.ru/ZTfE5.png

http://images.vfl.ru/ii/1485601460/ed0a3125/15857219.png
Рауль
посмотреть

https://68.media.tumblr.com/2a10523e07bb505b8c137b56dc5805fd/tumblr_okcx6npHuG1spd9kco2_250.png
Джонатан
посмотреть

http://sh.uploads.ru/JEsq7.png
Анна
посмотреть

http://sa.uploads.ru/t4nrZ.gif
Ричард
посмотреть

https://68.media.tumblr.com/e6c9e889e65c5c2e1877af83583b16af/tumblr_ok9yqghdsW1us77qko3_250.png
Амелия
посмотреть

http://sh.uploads.ru/tlaB6.png
Хайди
посмотреть


0

148


http://s3.uploads.ru/UEz9e.png

http://s5.uploads.ru/sryVK.png
Была ли разница?
Слепыми к истине глазами, Эдит медленно переводила взгляд от одного лица к другому. Алан, ее друг, человек, которого она знает с самого рождения, милый и верный, светлый, горячий, он сгорал в своих идеях столь же быстро, будто был самой Эдит но в мужском платье. Верное плечо, на которое можно было опереться, он был ей братом, верным другом, а теперь еще и отцом, добровольно и без всякого злого умысла. Он разделял ее идеи, он тоже знал, что призраки существуют, тоже верил в них и с азартом настоящего сыщика искал тому доказательства,  на старых пленках, снимках, в книгах и словах редких свидетелей. Он тоже хотел писать о них научную работу, прекрасно зная, что у него не было шансов пробиться с ней в научное сообщество закостенелой в своем консерватизме Америки, как и у Эдит не было шанса растопить своим романом сердца редакторов, признающих до того лишь мужское перо. Он был ее отражением, даже теперь, концентрируя в себе ту силу, которой ей не доставало, чтобы самостоятельно держаться на ногах, под траурный марш дождевых капель по каменным кладбищенским тропинкам. Он понимал ее без слов, всегда, и даже теперь смиренно прикрыл глаза на слабую едва заметную улыбку девушки, принимая ее безмолвный выбор, но не собираясь с ним мириться. Он был ей другом, не больше, вовеки и впредь

читать продолжение: «Crimson Peak. I was looking for your soul, but...»

Жадность, конечно, это порок, за который должно быть стыдно... но не мне. Хд Я безумно рада и горжусь тем, что на этой неделе твой постик, написанный в НАШУ игру, стал лучшим, и именно я по этой причине могу первой поздравить тебя, моя котеечка, с твоей сегодняшней победой! И я поздравляюююю тебя от всей души! И очень-очень радуюсь за тебя, моя хорошая.)))   
Эх, Скрудж МакДак души моей ликует от счастья, как при виде целого банка денег! Только вместо долларов в глазах отражаются милые котеечки и искры счастья! Надеюсь, что ты радуешься не меньше моего, глядя на своё личико в табличке, и читаешь эти слова, с удовольствием попивая чай с конфетками. Если нет, то бегом исправлять оплошность! Я проверю. :/
Что ж, я долго ждала и этого поста, и этого альта, и фильма, по которому этот альт, простигосподи, и наконец-то всего этого дождалась! Прям история ожидания длинною в годы какая-то, но оно того реально стоило. Этот чувственный, трогательный пост вызвал у меня целое море вдохновения и восхищения. Твоя Эдит настолько бесподобна, что кажется и сказочной, и реальной одновременно. Ты так по-настоящему, так естественно и точно описываешь её чувства, её тревоги, будто рассказываешь нам о реальном, хорошо знакомом тебе до мелочей человеке. И в то же время ты передаешь в её характере столько доброты, нежности и трепетности, что даже не верится, что могут быть столь светлыми даже нафантазированные персонажи (за людей вообще молчу). Это настоящая магия! Это волшебство, которого хочется всё больше и больше, которое побуждает снова и снова перечитывать посты и в красках представлять происходящее. Именно твою историю, твоё видение, которое в сотни раз лучше фильма, не смотря на всю его эффектность и роскошную мрачность. Как бы ни был он красив, он всё равно видится лишь мистической сказкой, а ты, Нора, милая, ты создаёшь маленькое чудо своими постами. Ты пишешь волнительную историю, от которой захватывает дух. Не только от её красоты, но и от душевности!
Я в самом деле очень благодарна тебе за то, что ты решила творить это чудо вместе со мной, за то, что вдохновляешь меня и вызываешь желание совершенствоваться, быть лучше, придумывать не только новые повороты в сюжете, но даже и стиль письма. Спасибо огромное тебе за это, моя Гаффи. Ты невероятная, и я очень рада, что ты у меня есть. Ж - жадность продолжается. Хд
Ещё раз поздравляю тебя с твоим постом недели, с твоим творческим успехом, с твоей прекрасной победой. Ты лучшая! И сегодня вместе со мной тебе кричат об этом все в своём выборе и поздравлениях! Празднуй свою победу от души и твори и дальше такую роскошь! Я с нетерпением жду твоих новых, великолепных побед!
   
(с) Камилла

https://66.media.tumblr.com/4503d7e6cfca3cf942d150e14e1d4500/tumblr_octdw9l2iT1us77qko1_1280.png

http://s9.uploads.ru/umILP.png
Зеро

http://s3.uploads.ru/LX3CB.png
Элеонор

http://s3.uploads.ru/u2R1V.png
Рик

http://s6.uploads.ru/t51Lc.png
Лианна

http://sh.uploads.ru/2YjG4.png
Элиас

http://s1.uploads.ru/uMwUj.png
Эмили

http://se.uploads.ru/bzNsL.png

После долгих месяцев, когда пейзаж за окном был широк, изменчив, пуглив и залит солнцем, а целая вселенная сжималась до размеров одного компактного салона старой машины, путешествие на метро кажется чем-то экзотическим и невероятно волнующим. Вспышки жидкого света, похожего на чернила больной каракатицы, перемежают поле черноты в кольце бесконечного туннеля. Людей вокруг лишком много: они сдвигаются, сжимаются кольцом бурлящей биомассы, их тела издают резкие запахи - плоти и кожи, дорогого парфюма и обыкновенных испражнений, болезни и секса. Энджел прикрывает глаза, цепляется за поручень откинутой вверх тонкой длинной рукой, похожей на лапку хищного насекомого и положительно мурлычет впитывая в себя этот незнакомый, не приевшийся ещё букет как опытный сомелье.
Он не думает о том, во что это могло бы вылиться, что с этим можно сотворить, он просто покачивается, вместе со мчащимся вперёд, в неизвестность и мрак, вагончиком, позволяя потоку жизни проходить сквозь себя. Это не заставляет его чувствовать себя нормальным, да он и не гонится за подобными ощущениями. Он не чувствует себя частью толпы - он не смог бы стать ею, даже если бы захотел. Только не внутри, а это единственное, что важно. 

«Delusions» Энджел

Сам-то он после школы избрал путь художника. Окончил университет по соответствующему направлению, попутно несколько курсов, так и не бросив создавать из всего подряд украшения. И как-то так получилось, что его заметили. Точнее не его, а те украшения, что он делал. Предложили поработать с некоторыми известными дизайнерами, создать собственную коллекцию...  Поначалу было немного странно и даже боязно, но потом стало легче. Это был настоящий прорыв, его личный. Вот тут-то и успокоиться бы, но Уэйд лишь усерднее налег на работу, в двадцать с небольшим он уже был знаменит, состоятелен и мог себе позволить многое, но... Самым большим его богатством была семья - Марк, мама, Эмми. Разве нужно что-то еще? Пожалуй, нет.  Разве что возможности реализовывать себя дальше. И работа над масштабной картиной, фантастическим эпосом - самое оно. Он и не ждал что режиссер пригласит его, но первые же топорные эскизы и взволнованные пояснения к ним молодого художника заинтересовали маститого профессионала, и Уэйда приняли в команду. Большую часть работы провели еще в штатах, завершающий прошел уже в Европе. 
Хотелось верить, что он и это испытание выдержал с честью.

«всего на миг, я перестал дышать тобой...» Юджин


Ревность — странное чувство, и ее кривые, когтистые пальцы крепко хватают Эша за горло, что он невольно касается ладонью шеи, словно хочет сбросить невидимые оковы. Она переиначивает реальность, превращая ее в гротескную, рваную фантазию, где все выглядит какой-то ужасающей пародией, облепленной комьями грязи и дерьма. Тонкие крылья носа широко раздуваются, пропуская горячий воздух, густой и тягучий, как патока. Слишком мало, слишком приторно, что сводит скулы, а Эш пытается совладать с собой, но тщетно. Его новая знакомая уютно расквартировалась в душе, сбросила блестящие одежды и хищно наблюдает за тем, как он губит себя незнакомыми эмоциями. А Эшу хочется громко кричать от собственной беспомощности, потому что он настоящий, не скрытый за потрескавшимися от носки масками богатого эгоиста и самодовольного ублюдка, играючи плюющего на окружающих с высоты своего самомнения, он — терзается смесью из боли и глупой ярости. Он давно уже догадался, что это за чувство, ставшее пропуском для ревности в его сознание, и обида гложет его с энтузиазмом изголодавшейся псины, что заметила кость.

«работа не волк, работа - тюлень любви» Оушен


У вас ретроградная амнезия
Поверх чистой простыни лежат фотографии, которые принес незнакомый ей муж. На них — девушка с прическами всех мыслимых и немыслимых форм и цветов. И одежда яркая на ней яркая, под стать волосам, она все чаще смеется на случайных снимках рядом с такими же счастливыми друзьями. И он сам, не такой усталый, то обнимает, то целует, то стоит в стороне. Цвет волос сменяет другой, и вот они снова рядом, смеются, чтобы к другому снимку стоять в разных концах шумной компании. А дальше поле и шатры, белое платье, костюм, часы и шестеренки в букетах и украшениях, море, облезающие носы, несколько неудачных фотографий последнего времени, сохраненных в телефоне. Она складывает стопку на коленях и тихо благодарит, не представляя, что еще можно сделать, если ей трудно узнать в девушке с цветными волосами себя, а события до или после так и остаются за пределами случайного или не очень кадра, растворившись в кромешной темноте.

«в бинтах лучи солнца льются в лазарет» Иджи

Меня парализует страх, который бродит оцепенением по моим венам вместе с кровью, когда я смотрю немного в будущее и вижу там пустой дом, в котором уже никогда не будет звонкого смеха, который зародить могла лишь ты одна. И от этого… из-за этого, я не могу заставить отойти от тебя. Уйти с больницы. Согласится на операцию, из-за которой вообще все произошло. Плечо болит все сильней, но что моя боль по сравнению с той, что чувствуешь ты? Что в этом боли такого, когда внутри… именно в сердце, хотя нет, именно в моей душе, гораздо больней? Я так долго искал ее часть, которую обрел, найдя тебя, что я слышал, как швы, которые я раз за разом затягиваю, ухватываясь за края веревки, что ускользает, начали трещать. Веревка рвется. Нитки исхудали и все время, пока ты была без сознания, я буквально физически ощущал, как твоя часть, которую ты вложила в меня, ускользает. Мой выдох. С ним. В воздух. Мой вдох. И пустота. Пока ты не открыла глаза. Пока я в них вновь не посмотрел и не увидел в них жизнь. Пока не убедил себя, что твой взгляд не обратился в стеклянное отражения неба, по которым мы с тобой гуляли долгие часы, наслаждаясь обществом друг друга. В нем пусть лишь слабый, чуть тлеющий, но все же огонь.
«.я прошу тебя, просто будь» Леннарт

Никто меня не искал. И тем более, не спускался в подвал заброшенного дома, где родители держали меня три долгие недели. В мороз. Впроголодь. Опасаясь часто наведываться, понимая, что в один из дней могут найти мой окоченевший труп. Они пошли на это безумство ради очередного. Продав все, что имели ради одного расставания у стены, которой окружен Вавилон. Но перед этим они смирились с моей смертью. Они провели ритуальные похороны. Они похоронили собственного сына, и искренне оплакали его, зная, что больше никогда не увидят, пусть в их слезах проглядывали и счастливые редкие улыбки. Окружение сочло их признаком сумасшествия, еще бы, единственный сын. Они и были сумасшедшими. В своей любви ко мне. И отпустили меня, чтобы я жил и смог исполнить свою мечту. Меня часто спрашивают, как я добился таких успехов. Ответ: мог ли я их подвести?
И предвосхищая вопрос о том, каково это, скажу: да, я был на собственной могиле. За день перед уходом. Что я чувствовал? Стоя среди одинаковых свежевырытых могил, в которых никогда не успокоятся тела пропавших без вести, облегчение. Что я мертв для Зиккурата. И боль. Что рядом с моей могилой нельзя похоронить имена родителей.

«Вавилон н.э.» Дамиан

http://se.uploads.ru/xKjQ9.png

Дождь не может идти вечно (с)

Лучшая игра недели

Первым побуждением Рика было вызвать «своего» врача. Но, кинув быстрый взгляд на Кевина, Адамс понял, что мальчишке слишком плохо, чтобы тратить лишнее время на поиски этого самого «своего». Он это сделает завтра, когда пацану будет легче, и появится свободная минутка. Или сегодня. После того, как Кевина осмотрит местный врач. А для этого просто нужно позвонить на ресепшн. И хотя Рик ни разу не пользовался услугами отельного доктора, он очень хорошо помнил, что в отельной брошюрке упоминалась возможность предоставления подобных медицинских услуг.
Врач действительно пришел очень быстро. Молоденькая. Кажется, даже младше него самого. Но очень серьезная. И, похоже, вполне знающая свою работу. А вот в отличие от нее «свою» Рик знал гораздо хуже. Пожалуй, единственный вопрос, на который мужчина смог ответить четко – это возраст. А после – температура, которую измерял еще Дрейк. И, да – как долго пацан пребывает в таком состоянии. И то, примерно. Дальше пришлось труднее. Они последние два дня даже не разговаривали. 

Рик

Стрессы могли вызвать многое, особенно у людей со складом характера Кевина, которые все свои волнения и переживания, неважно, какую окраску они несли, заталкивали внутрь. Сначала смерть матери, потом «побег» от дела, переезд в Нью-Йорк, волнения и привыкание к новой жизни с постоянной оглядкой на прежнюю и ожиданием того, что Рэйнз-старший вот-вот нанесет предательский удар. Да, все эти переживания были ничем иным как затянувшимся стрессом, резко усугубившимся в последние две-три недели. Вполне естественно, что организм сказал: «Я сыт по горло, иди нафиг. Мне надо восстановиться, а тебе – наконец успокоиться и отдохнуть». По таковой причине и уложил своего «подопечного» отменной температурой, лучше других зная, что иные меры и методы в сознательном состоянии Кевин попросту проигнорирует. Кто и что делал с ним в таком состоянии, Кевин не помнил, время от времени вырывая то голос, то интонацию, то ощущение, не в силах связать их между собой и уложить в последовательные причинно-следственные связи. 
Кевин

тихо бродит моя паранойя

Я всегда знал, что закончу жизнь самоубийством. 
Я думаю об этом, глядя сверху вниз, подобравшись к самому краю крыши моего собственного здания. Это - мой этаж, это - моя высотка; детище, выласканный кровью и потом проект. Я потратил на его идею несколько лет, еще больше - на его строительство, которое то шло полным ходом, то замирало, как пораженная стрелой в сердце птица. Это доставляло мне боль, причиняло дискомфорт, и я прибегал к насилию и шантажу, я готов был продать за это здание свою жизнь. Не умея быть смиренным и отступать, я боролся до конца, потеряв много сил и запала, но что-то во мне все же не сломалось. Что-то стало только сильней, когда мы впервые, натянув на головы яркие каски, ступили на бетонный пол холла первого этажа: ветер перемен дернул с яростью полы моей кожаной куртки, со свистом пролетел в оконные разъёмы, нашептал секреты в уши экспертной группы, которая была так во мне не уверена. Съели? Мои шаги звучали дробью по бетонному покрытию, а усмешка была слаще меда - я был рад восторжествовавшему успеху, я был горд собой. 
Вот и теперь свистит в моих ушах ветер, подталкивает в спину.
Александр

Руан лег в половине первого ночи, но заснуть так и не смог. Одна навязчивая мысль, засевшая в голове сорняком, не давала ему сомкнуть глаз. Вконец измученный и выбитый из колеи рассуждениями, которым придавался уже целый месяц, в крайнем скверном настроении из-за скучных свиданий, раздраженный все новыми рабочими обязанностями и, наконец, обессиленный от тренировок к предстоящему матчу, вертелся до рассвета в постели. А затем, твердо решив придти в себя, он вскочил с кровати и вышел на ежедневную пробежку. Майское утро было прохладным, хмурым и очень туманным. Деревья блестели, их листву колыхал резкий ветер, наполненный запахом мокрого асфальта. Небо цвета листового железа отражалось в избитых рябью лужах. Вдалеке из серой расстилающейся хмари вырисовывались одинокие верхушки небоскребов. И по узкой еще не до конца пробудившейся улице мерно и уверенно бежал Беннетт – рослый, крепкий, с весьма привлекательным лицом, скрывающимся под козырьком потертой бейсболки. Ныряя в проем между рядами бетонных зданий, лишенных в столь ранний час малейших признаков жизни, он почувствовал, что тонет в болоте повторяющейся изо дня в день рутине.
Густаво

I wish you could be honest with me

Слова Дейны звучали так, будто из всего сказанного им работа в корпорации поражала и беспокоила ее гораздо больше чего-либо другого. «Я только что рассказал тебе, что у меня есть муж, а тебя волнует только то, что я работаю в Амбрелле?» - мысли о неисправимости сестры на сей раз не вызвали в нем ни малейшей злобы или раздражения, но, тем не менее, озвучивать их он не стал, опасаясь, что в свете недавних событий подобная реплика, пусть и не подразумевающая никакого обидного подтекста, может показаться девушке очередным упреком. Он молчал, повинуясь прозвучавшей просьбе; не мешая озадаченно рассуждающей вслух Дейне беспрепятственно обдумывать полученную информацию. Если в данный момент ей проще говорить о той ее части, что касалась работы, то пусть. Киран не возражал, и ни в коем случае не собирался вынуждать ее поддерживать тему, к которой она, быть может, еще не готова. Сестра услышала его, и в ее реакции, несмотря на более чем логичное в сложившейся ситуации потрясение, не было ни следа осуждения – этого Кирану было достаточно.
Киран

Близнецы должны быть отражением друг друга.
Самое спорное утверждение на существующий день, опровергающееся хотя бы ее же собственным примером. Если незнакомый человек взглянет на Кирана и Дейну, то максимум сходства, которое он заметит - это зеленый цвет глаз, доставшейся им от отца. Брат был мягким, покладистым и не конфликтным человеком, ставивший во главе семейные ценности и домашний уют, он умел приспосабливаться к жизни, точнее сказать, плыть по течению. Полной противоположностью была младшая Хьюз, она была пунктуальна до минуты, могла с точностью сказать, что будет делать через неделю, карьеристка, стремившаяся доказать всем и самой себе, что способна достичь большего. У них были абсолютно разные взгляды на ту или иную ситуацию, и совпадение мнений и мыслей казалось чем-то за областью фантастики. Даже то, как брюнет перехватил ее руку доказывало, что для него сейчас было полное взаимопонимание с сестрой, в то время как для нее на самом деле это было чертовски неудобное положение.
Дейна

Wicked Game

К ночи температура немного опустилась, но в тонкой ветровке Пейдж не мёрзла, прилагая достаточно усилий, передвигаясь по краю тротуара и стараясь не выглядеть при этом пьяной. Район не отличался спокойствием, но до своего переезда она прожила здесь лет пять, так что знала все выщербленные трещины на асфальте. С каждой минутой дышалось легче и проще, а туман в голове развеивался, оставляя после себя только чувство общей выжатости. Ощущения не были похожи на чуть сонную приятную расслабленность после нескольких стаканчиков любого спиртного или выкуренного косячка, скорее, Пейдж вспоминала ту часть своей жизни, когда ещё страдала от болезней. Голова раскалывалась, а каждый мускул становился желейным, дрожью отзываясь на любое движение, словно её мгновенно скосила простуда. Визиты к Агате начинались одинаково – насколько бы вкусным ни был заваренный к её приходу чай, Одри хорошо понимала, что пьёт отвар аконита. К чувству неизбежности происходящего прибавлялось затаённое, а иногда и выплывающее ликование, ибо такие меры предосторожности она принимала за проявления страха со стороны Агаты.
Элеонор

Новый Орлеан сложно назвать уголком спокойствия и уюта. Зашкаливающий уровень преступности, пёстрое, вобравшее в себя представителей всех ныне существующих рас, население, мафия, давно сосущая жизненные силы города, и, хрен знает, кто ещё кем и чем кормящийся на этих улицах, - просто рай для любителей острых ощущений и отчаянно скучающих полицейских, как в должности детектива, так и капитана.
Уже несколько месяцев трудящийся на благо города Пэрриш не давал подчинённым сидеть без дела, вытаскивая новые задания едва ли не из рукавов своего пиджака и самолично принимая участие, пусть хотя бы и номинальное, в каждом из них. Ему было интересно всё. Он умел посмотреть на дело с той стороны, которая ещё не была взята в расчет, легко находил связи одного задержанного с другим, фильтровал информацию и заставлял сотрудников подчинённого ему департамента учиться тому же. Всех, кто был не согласен, давно уже или судили, или отправили пастись на вольные хлеба, лишив значка и табельного. Все, кто хотел добиться от Пэрриша справедливости, её получили в полной мере.
Зеро

All I want for Christmas is...

Рождество для Криса чаще всего не обладало каким-то весом, не считая только активности на работе в эти дни: не все могли позволить себе проводить этот праздник со своей семьей по многим причинам, а потому предпочитали затеряться в толпе таких же одиночек в клубе, баре, надеясь, что случиться волшебство и судьба подкинет вторую такую же одинокую душу. Но в жизни многое меняется, Вардлоу не исключение. Прошедший год принес ему прекрасного человека, который и стал для шатена именно той душой, второй половинкой, если удариться в романтические дебри. Нат раскрасил его будни, сделал еще ярче праздники… Кристофер чувствовал себя занятым человеком и ему это до ужаса нравилось.
Кстати, про то, что ему нравится все, без исключения все в Натаниэле, он повторял мысленно, когда лишился теплого одеяла, а по коже бесцеремонно бродил немного прохладный комнатный воздух. Крис – сова, как ни крути, как ни старайся кто изменить этот факт, Натаниэль – жаворонок, который пропустит свою пробежку утреннюю только если конец света наступит, но Вардлоу никогда не видел в этом какой-то глобальной проблемы.
Кристофер

- Я люблю тебя.
Приходится резко утопить педаль тормоза, дабы не въехать в "зад" впереди ползущей шевроле авео. В ту же минуту сзади послышался недовольный повторяющийся звук клаксона. Я растерянно бросил взгляд на зеркало дальнего видения и извиняясь пару раз "моргнул" аварийкой водителю микроавтобуса, который высунувшись в окно приготовил для меня порцию острот. Какими словами благословлял меня старик, я не придал ровным счетом никакого значения. В ушах до сих пор звенел высокий голос Криса, который эхом повторял мне раз за разом: люблю тебя, люблю тебя, люблю тебя. Я не моргая смотрел на лобовое стекло и налипающие на его скользкую поверхность похожие на клочья овечьей шерсти слипшиеся снежинки. Пальцы подрагивали, будто бы ночь я провел не в постели, а напиваясь до обморочного состояния в каком-нибудь клубе, и теперь все тело испытывает прелести похмельного синдрома. Вот только крепче эспрессо за последние пару суток мне пить не приходилось, зная какая ответственность будет возложена на мои плечи в дороге. Сказать, что я был счастлив - не сказать ничего!
Натаниэль

http://sd.uploads.ru/ZTfE5.png

http://se.uploads.ru/39ekH.jpg
Кэтрин
посмотреть

http://funkyimg.com/i/2obG8.png
Уильям
посмотреть

https://68.media.tumblr.com/3f29e8b9a080b69b9fddbf2581a5f030/tumblr_okjuimFQ6n1qdqywso2_250.png
Дэвид
посмотреть

http://savepic.net/8863630.png
Элеонор
посмотреть

http://images.vfl.ru/ii/1485893955/dcd27317/15905702.gif
Рауль
посмотреть

http://s3.uploads.ru/DHgpl.png
Сэм
посмотреть


0

149


http://s2.uploads.ru/hgFyZ.png

http://sf.uploads.ru/HnW2R.png
Это наша с ним игра в "поломанный телефон".  Он кричит: я ревную! А в ответ - да-да, но за сквернословие я тебя накажу.  Говорю ему, нет повода, но он ярится и записывает меня едва ли не в любовники другому парню. Не слушаем друг друга, опуская важные мелочи из слов и интонаций. Кипим оба. Он от жгучей, новой для себя ревности, а я от холодного раздражения, и тут можно ожидать чего угодно. Да и я готовился к продолжению скандала, ждал что Эш попробует затеять драку, но все меняется одним росчерком улыбки на его губах,  прижимающихся к моим.
Он всегда так близко, что мне стоит дичайших усилий сохранять дистанцию вытянутой руки в наших запутанных отношениях. Однако в самые пиковые моменты и он, и я тоже, стремимся ее преодолеть. Маленькая победоносная война. Блицкриг. Но выигрываем от этого оба, по крайней мере не бывало иначе. Когда ссора обрывается поцелуем, трудно думать о чем-то еще, кроме этих мягких и настойчивых губ. Все внимание переключается на них, я овладеваю ими жадно, будто пытаясь таким образом доказать, что ревность Эша не имеет под собой никакого основания. Я люблю его одного, но кажется, он не совсем в этом уверен, а я не знаю, как еще донести до него эту простую истину. Потому и целую так, что сам начинаю задыхаться. Жадными руками прижимаю его к себе ближе, ощупываю спину, глажу забравшись ладонями под майку.

читать продолжение: «работа не волк, работа - тюлень любви»

Люблю писать похвальные оды своим соигрокам, ты как будто тоже становишься частью той истории, где все кричат, хлопают, и кто-то такой, утирая слезы счастья с носа: «сэнкью мазер, сэнкью фазер, сэнкью ол оф ю фор май Оскар». Даже гордость берет, ну а что касается нашего случая, то писать для тебя вдвойне приятно. Догадаешься почему, дам шоколадку.
Ладно, все это лирика и небольшое сентиментальное отступление, потому что я не знал с чего начать, но должен в первую очередь признаться, что чертовски рад за тебя. И как бы банально это ни звучало, но ты заслужил, правда ведь, да и вообще для меня каждый твой пост — лучший. А то, что ты охреннено пишешь, было понятно с самых первых строчек, ну или букв, кому как нравится. Читать тебя легко, интересно и всегда после остается легкое, сладковатое послевкусие, потому что очень хочется скорее увидеть продолжение. Но с этим сложнее, потому что я «перпетуум тормозе», и вечно опаздываю с ответами, прости.
Но мне безумно нравится наша история, потому что я давно мечтал сыграть нечто подобное (а мое «давно» — это года два-три так точно), и вдруг такой шанс, грех было не воспользоваться, но теперь я ужасно доволен тем, что забрал заявку себе. Моя прелессссть.
А еще я люблю Юджина, клевый парень же, и иногда становится даже жалко его — мучается, бедняга, со своим малолетним истеричкой. Но у меня довольно оптимистичный прогноз насчет их будущего, даже дети и внуки в планах, скажу сразу.
И знаешь, если бы не ты и не наша игра, то я бы бросил писать совсем, наверное. Сослался бы на работу, отсутствие вдохновения, да и в целом желания что-то делать (это я так завуалированно называю лень хд). Но правда в том, что мое вдохновение — это ты и твои посты, ну а еще и меткие пинки в сторону написания ответа, за что надо сказать отдельное спасибо. И даже если я долго молчу, потерявшись где-то в дебрях своего реала, это совсем не значит, что я не думаю о тебе и о нашей истории. Меня она всегда будет притягивать, так же как и ты, и настойчивое желание играть вместе.
И, наконец, спасибо за то, что терпишь мое постоянное нытье о том, как все лень. Терпишь и преданно ждешь, пока я надаю себе мысленных лещей и начну писать ответы. Пожалуй, как раз сейчас и пойду займусь этим.
   
(с) Оушен

https://66.media.tumblr.com/4503d7e6cfca3cf942d150e14e1d4500/tumblr_octdw9l2iT1us77qko1_1280.png

http://s9.uploads.ru/gjdIh.jpg
Дейна

http://s4.uploads.ru/fg1KZ.png
Энджел

http://s9.uploads.ru/umILP.png
Зеро

https://66.media.tumblr.com/8528225c297a548241642041f7d2848f/tumblr_ofhvextNPw1us77qko6_75sq.png
Кевин

http://sa.uploads.ru/n950l.png
Элвис

http://s7.uploads.ru/trxRM.png
Нина

http://se.uploads.ru/bzNsL.png

Итальянец смотрел на каждого пассажира, застывшего в своем кресле с особой, холодной пристальностью, не упускал из вида никого и всегда держал на виду свой самый весомый аргумент – незамысловатый, маленький пульт дистанционного управления, легко помещающийся в мужской ладони. Тонкий провод, идущий от него, нырял под рукав тёмного, монотонного пиджака. А под пиджаком аккуратная разгрузка содержала в себе достаточно грамм пластида, чтобы бахнуть эту птичку над океаном и превратить её в пыль. В пыль, которая подобно праху развеется над безмолвными водами Атлантики. Шаг седого не по годам мужчины замедлился подле трёх крайних кресел, ближайших к хвосту. Росси сбавил темп и без того ленивой ходьбы и остановился в трёх шагах от рослого мужчины в спортивной куртке. Он с самого начала показался итальянцу через чур напряженным, и в нём читалась знакомая хватка и опыт. С маршалами, в силу своей профессии, господин Росси успел пообщаться достаточно. К тому же, он обладал приличным количеством знаний о технике работы этих людей. Однако, сомнения всё же были. И для того, чтобы развеять их, Матиас пошёл на весьма очевидный приём. Крепко стиснув в ладони дистанционный пульт, он демонстративно занёс над ним палец. 
«Стокгольмский синдром» Матиас

В нерешительности я остановилась у одного свободного кресла.
Рома. Передо мной сидел Рома. И снова сердечный ритм отклонился от нормы, как и мое поведение. Два шага. Мне необходимо сделать два шага и занять свободное место рядом с ним. В этом же нет ничего такого? Или есть. В одно мгновение сотни мыслей пролетели в моей голове туда и обратно. Если бы жизнь была шахматной партией, то мне никогда не стать гроссмейстером. Женя ниже меня ростом и из-за моей спины ей не видно, что именно меня остановило. Она легко подтолкнула меня в спину. Два шага сделаны, и я опустилась в кресло, стараясь не обращать внимания на парня по левую руку от меня. Мой взгляд обращен на спешивших к нам Артуру и Валере. Да, боже мой, я даже радовалась их появлению, словно в моем понимании это должно сгладить неловкость и смущение, зародившиеся через одно кресло от них.
Я убеждала себя, что буду слушать лекцию. Но даже аргументы о значимости, полученных знаний, терялись в сознании пустым звуком. Это было тяжело даже боковым зрением не обращать внимания на Рому. Стоило ли мне с ним заговорить первой? Сквозь наушники слышался голос Земфиры, мне захотелось подпеть, но вместо этого я ответила что-то невнятное на вопрос Валеры, и мы все рассмеялись.

«а лето пахнет солнцем» Маргарет

Интересно, когда она начинала охотиться, как это выглядело? Как выхлоп розового тумана? Который рывком устремлялся по тоннелям и коридорам?
Мюллер помотал головой, ему необходимо было выбираться отсюда, даже если Финн уже перешел на сторону зла. Понимая, что милосерднее будет убить бывшего солдата, чем тратить свои нервы и пули на монстра, Мюллер перевел свой пистолет от цели к цели. Джейк сумел взять на мушку спину Финна ровно в тот момент, когда последнего и Ванду разделало всего несколько шагов.  Коварная тварь, широко раскрыв свои глаза, взирала на свою жертву с высоты собственного сооружённого пьедестала В следующий момент, цель Ванды взлетела в воздух, повисая теперь уже на одном уровне с ее настоящим телом. Финн при этом не издал не звука, хотя его тело окутывали щупальца твари, в которые превратились некогда мертвые тела. Ванда разорвала тело солдата на две неравные части в одночасье, Мюллер даже не успел спустить курок.  Внутренности, не сдерживаемые ничем с противным хлопком, упали вниз, скрываясь в клубах розового тумана. Вряд ли он что-то почувствовал, в отличие от Алисы. Брызжущие кровью останки Финна были выпущены из лап монстра, и мешком или отдельными его частями брякнулись оземь, вслед за внутренностями исчезая в тумане.

«No Face. No Name.» Итан

Но как и всякий влюбленный в работу человек, Селин редко позволяла себя заглянуть за пределы той сферы, в которой вращалась каждодневно, за исключением привычных для нее действий, вроде посещений выставок современного искусства, кинотеатров в премьерные дни и джазовых баров на праздниках или в законный, иногда по совместительству и единственный, выходной на неделе. Поэтому многое из того, что иные воспринимают как часть своих будней, для Блэквуд становилось настоящим открытием, в число которых смело можно было вписать сегодняшнюю прогулку и обед (ранний ужин?) в кафе с новым знакомым со звучным именем и фамилией. «Да-ни-эль», - мысленно смакует по слогам Селин, перекатывая последний протяжный слог по небу вместе с молочным коктейлем и улыбаясь, и улыбка эта значила, что она проиграла – не хватило у нее выдержки и умения обижаться, это не входило в число ее любимых приемов при налаживании новых связей, в особенности с противоположным полом. Несмотря на свой уже не юный возраст, Селин в вопросах сантиментов и химии, случающейся между двумя людьми, была не особо подкована – несколько романов в прошлом начинались и заканчивались слишком спокойно для того, чтобы переживать по какому-либо поводу.
«I'm in pieces, pick me up and put me together» Селин

В его глазах до сих пор кровавая стена, изнутри зрачков налипли ошмётки мяса, изо рта с дыханием выходит гнилостный запах смерти, а пальцы можно было бы отрезать и использовать в роли льда в маргарите. Ему безмерно трудно сосредоточиться на том, что говорит ему Ангел, поэтому Рокки не сразу реагирует, отвечая заторможено. Прокрутив его слова в голове, Рокки хмуро глянул на Энджела, словно не мог до конца понять, что именно рыжик хочет от него, потом натянуто улыбнулся и кивнул:
- Да, подожди меня у дома, я постараюсь закончить с этой хуйнёй побыстрее.
Его жизнь – то, что можно увидеть через окна Миртл. Всё смывается, превращаясь в цветную кашу, если ехать слишком быстро. Рассмотреть, что там, в этом месиве, невозможно, и иногда Мун думает, что ему это и не нужно, ведь в реальности нет ничего хорошего.
Его руки – к крови, его лицо – перепачкано в крови, а в груди бухает тяжёлый кусок мяса. Часто рисуют сердце, как аккуратную жопу, а ведь оно не такое – и Рокки может это доказать, вырезав этот мотор из любой груди, которая попадётся.

«Who's Afraid of the Big Bad Wolf?» Рокки

- Ты что делаешь?
- Обнимаю тебя, - кажется, он там даже улыбается, нет?
- Завязывай с этим, - Сид отстраняется и наполняет чашку сваренным напитком. Надо бы взбодриться, хотя в общем-то сегодня выходной и можно расслабиться, но в последнее время Сид забросила тренировки и телу не хватает той нагрузки, давно ставшей привычной спутницей жизни.
Стив меняется в лице, его романтический утренний настрой, на несколько секунд зависнув в воздухе неловкой паузой, улетучивается. Мужчина усаживается на стул и просит налить и ему. Ирландка выполняет его просьбу, одновременно замечая, что новоявленный любовник успел вытащить пачку сигарет из оставшейся в спальне куртки, и теперь намеревается закурить. Ирландка открывает окно, предупреждает, чтоб Стив оставался в кухне, пока не закончит, а сама возвращается в спальню, прихватив с собой чашку с дымящейся темной жидкостью.
Новая квартира Сид почему-то слишком сильно напоминает предыдущую, увы, сгоревшую после неожиданного пожара: такой же дичайший минимализм, та же обстановка, вплоть до мебели и местоположения двух собачьих мисок.

«Close enough to kill» Сид

http://se.uploads.ru/xKjQ9.png

Wicked Game

Лучшая игра недели

Ждать Пэрриш не любил, но с выжиданием всегда справлялся на «ура», притерпевшись с этой частью даже не профессии, жизни за долгие годы службы в разных местах. Для каждого действия существовал свой срок, и если поторопиться, можно было запросто лишиться большей части выгоды или удовольствия, или того и другого. А потому, как бы ни жаждал прижать к ногтю, а точнее придавить ботинком и повозить, развернувшуюся на его территории ведьму, продолжал действовать по чётко установленному плану, не выходя за его границы раньше времени. В очередной раз пробежав взглядом по страницам дела Одри Пейдж, убедился, что ничего нового в нём не появилось, оставив на своих местах и пропавшую без вести мамочку, и спившегося папочку, и бедную, несчастную девицу с детдомовским прошлым и нечастыми связями с противоположным полом. Всё это жизнеописание было весьма банальным для любой шпаны, с разницей только в том, кто именно из родителей спился или снаркоманился, а кто поспешил исчезнуть в поисках лучшей жизни. Единственное, что выглядело странным – за последние пару лет, с позволения будет сказать, Мисс Пейдж несколько растеряла в связях и вела, по большей части, затворнический образ жизни, регулярно встречаясь только с некоторыми личностями.
Зеро/Хантер

Цепочка наручников сильно врезалась в запястья, пока Одри тянула руки на себя, чтобы оказаться как можно дальше от стола, и оставаясь при этом в словно бы просящей позе, разве что ладони лодочкой не сложила. Диалог не клеился, да и не мог склеиться, раз речь зашла об Агате. Пейдж чуть высокомерно взирала на двух детективов, не зная ни одного из них, но уже считая, что они не испытали и сотую долю того «счастья» и «радостей жизни», которые выпали ей. Любые их нападки проходили мимо неё, не задерживаясь и не оседая тяжёлым грузом раздумий, ибо думать было абсолютно не о чем – свою позицию Одри изложила чётко и отступать от неё не намеревалась. Она находилась ровно в середине своего цикла, когда до полнолуния оставалось две недели. Достаточно, чтобы из памяти немного стёрлось прошлое обращение, но будущее ещё не висело над головой Дамокловым мечом, а это придавало и смелости, и нахальства, позволяя чувствовать себя сильнее этих двоих вместе взятых. Господи, повернись разговор по-другому, выбери они своей целью не ведьму, а того же Дигги, приторговывавшего лёгкими наркотиками, ещё когда она пешком под стол ходила, Одри не задумалась бы ни на минуту. В любом случае дилер сумел бы вывернуться получше, да и был и оставался человеком, что Пейдж уже четыре года считала преимуществом. 
Элеонор/Одри

Трезвости нет оправданий!

Да что за нахер?.. Очередные доски, глядящие ему в лицо из темного стекла окна, навевали уже легкую хандру и мысли о том, что в этой коробке вообще больше не было жилых помещений, а, может, она и вовсе предназначалась для таких легковерных идиотов как они. Лешему нос в череп вдавлю... Успокаивающе пообещал себе мужчина, когда наконец обнаружил долгожданную пожарную лестницу, ну и квартирку за следующим окном. Отлично. Конечно, было бы куда скорее просто-напросто спуститься вниз по ступеням и дать деру, покуда легавые не опомнились, но сделали они это гораздо раньше - патрульная тачка стояла аккурат под тенью ботинок Берка, который разве что - передохнул на металлической конструкции, секундно обдумав, что ему теперь нахер делать. Идея, если и была довольно экстравагантная, то другой он попросту не имел. Как вскрываются рамы подобной модели было ему известно еще со времен школьной скамьи, едва ли не с уроков трудов, если они, к тому же, и не были его ровесниками, а потому Мэд ловко и с душераздирающим дребезгом поднял фрамугу, поскорее спрыгивая с подоконника на пол и стараясь самому не вякнуть чего матерного характера от того пронзительного вскрика, который заставил его лишний раз вздрогнуть.
Мэд

«Иди домой» - говорили ей, выталкивая в спину за двери гостеприимного морга и она даже не расстроилась, взмахнув на прощание рукой, пожелав счастливо оставаться и не сильно увлекаться срочным разбором картотеки, среди полок которой еще с утра приметила притыренный пакет с утрамбованным по пластиковым контейнерам праздничным столом, рассчитанным исключительно на дежурившую в эту ночь смену, и никак не на припозднившихся коллег, у которых по воле случая и странной любви начальства в Сочельник и еще на два вечера после были проставлены выходные. Медея расстроилась? Нет. Обрадовалась? Тоже нет. Она едва ли вообще предавала этому празднику хоть какое-то значения, будучи не особо знакомой с ним еще и в пору беззаботной юности, а оттого и не приобретшего в ее сердце любви. Напротив, после событий трехлетней давности Сфорца приобрела привычку и вовсе избегать общественных мест, включающих в себя магазины, бары, рестораны, где существовала хоть малая толика вероятности оказаться в толпе людей, сведенных с ума предпраздничной суматохой. Подарками для близких друзей она запасалась заранее, благо все ее знакомые не были против получить в качестве презента перевязанную алой лентой бутылку.
Мэдея

Дождь не может быть вечным

- О, это был бы интересный бизнес, - Нина снова рассмеялась. – Зонтики из прагматичного реализма, с самыми разными рисунками. Есть для реалистов, есть для пессимистов, есть для оптимистов. Я бы развернулась, - удивительно, но возможность быть неузнанной и не носить ярлыка «доктор Мур, судебно-медицинский эксперт» творила чудеса. Нина несла какую-то ерунду и, что удивительно, ей это нравилось. Она так давно не выбиралась из скорлупы официальности, что уже успела позабыть, что внутри. – И не говорите! – с нарочитой серьезностью покачала головой женщина, усилием воли душа смех, так и рвущийся наружу. – Мало того, что экология портит русалок, так еще и молодежи взбрело в голову подражать людям. Вы не поверите, что они только не делают, чтобы вместо прекрасных хвостов заполучить две ходули и носить каблуки. Наивные! – Нина все-таки не выдержала и снова рассмеялась. Заливисто, весело, как девчонка. Дождь разогнал всех по домам и кафешкам, так что в парке было только двое насквозь мокрых безумцев. Женщина подняла руку, убрала со лба налипшие на него мокрые волосы и тыльной стороной ладони вытерла мокрые щеки.
Нина

Девушка поддерживала каждую его шутку и даже развивала легкомысленную тему ни о чём. Её заразительный смех приятно разливался внутри мужчины мягким теплом, и даже пронизывающий насквозь холодный небесный душ, был ни в состоянии заморозить ни самого мужчину, ни его прекрасное настроение. Нина ни придиралась, как большинство знакомых Блумберга, к его любви поребячиться. Её скорее, наоборот, расслабляла такая атмосфера непринуждённости и невинного детского веселья. Часто случается так, что среди всех твоих многочисленных друзей, приятелей и просто знакомых совсем немного общего с тобой, а тут совершенно незнакомая девушка, абсолютно случайное знакомство – и оказывается кое в чём близкой по духу. Хотя, возможно, люди зря недооценивают интуицию. Ведь не зря же Карла притянуло к ней.
– Не переживайте, мы с вами так часто смеёмся, что замёрзнуть я точно не смогу. И мне даже жарко, – Карлу показалось, что Нина чувствует некоторую неловкость, получив куртку от малознакомого человека. Может быть, они весело болтают и смеются, но это вовсе не значит, что они стали друзьями.
Карл

nothing but the truth

Ты едешь в суд и точка. Ну что за пиздец-то, а?
Киган больше не спрашивал, почему именно он, босс дал весьма исчерпывающий ответ, и поэтому ровно через день после состоявшегося короткого, но весьма продуктивного разговора, он с сомнением вытащил на свет божий свой единственный пиджак и теперь критически осматривал его. Дочь была в школе, чтобы дать ценный совет по поводу внешнего вида отца, и Кигану пришлось справляться с этой нелегкой задачей самостоятельно.
В чем там в суды ходят-то? Он в душе не имел, как принято одеваться на столь сомнительные предприятия, так как обычно они обходили его стороной. Но на этот раз судьба распорядилась иначе и навязчиво пыталась запихнуть его в строгие брюки, кое-как поглаженную рубашку и, конечно же, тот самый пиджак. При более внимательном изучении, Киган обнаружил, что этот древний предмет гардероба не только находится в весьма плачевном состоянии, но и рискует вот-вот потерять одну из пуговиц. Надо срочно спасать старого друга, а то как бы потом не пришлось спасать себя.
Киган

Взять под контроль внезапно решившие проявить себя эмоции, и сосредоточится на деле своей подруги, а не на том, который когда-то мог стать ближе, но не сложилось. Зачем возвращаться к тому, чего не произошло? Зачем заставлять себя думать о человеке, с которым у нас ничего не получилось, и почему не могу вернуться к судебному разбирательству, а не к человеку, который сейчас с таким честным, открытым лицом стоит на месте свидетеля, и клянется говорить только правду? Какого черта вообще он оказался на месте аварии... Впрочем, как он там оказался, стало понятно после того, как Киган заговорил, слегка раздражая слуховую систему своим мягким баритоном, от которого захотелось встать и покинуть место. Чувствую как Лаки коснулась моих пальцев, и чуть сжала. Я их знакомила, а память  у моего вица - на уровне фотоаппарата, и понимает она меня  куда лучше, чем я сама. Именно Лаки была единственной, кто поддержал мой отлет, и мое отсутствие, кто поддерживал в клубе дисциплину в мое отсутствие, при этом не стремясь занять мое место.
Сэм

too close

Так, соберись, тряпка. Он хочет что-то сказать. Я поднимаю на него глаза и вся обращаюсь в слух. По нему видно, что это что-то важное и что-то очень значимое для нас обоих. Я подаюсь вперед, чтобы лучше его слышать. Но тут на горизонте вырисовывается очередной кадр, которыми эта вечеринка пестрит. Складывалось ощущение, что Маршалл просто звал всех подряд, даже не разбирая, кто перед ним. Еще хуже было то, что все они, в общем-то, знакомы между собой прямо или косвенно. У них есть общие темы и воспоминания. Они могут задавать друг другу вопросы в духе «а как там Джесс?», и это не вызовет диссонанса и смущений. Потому что, если я спрошу у того вон чувака в углу, как поживает его жена, он очень удивится. Ведь мы даже косвенно не знакомы. Он не знает, кто такая Эмили Хилл. И мало кто здесь это знает. Если быть честными, то только один человек в этом помещении способен без труда вспомнить мое имя и не строить из себя всезнайку, который увлекается чтением моих статей, сидя на горшке. И этот человек сейчас держал меня за руку. То есть уже не держал. А вот теперь снова держит.
Эмили

Эллис считал шаги – раз, два, три, восемь, одиннадцать, - памятуя о том, что перебирание в уме порядковых чисел, по заверениям психологов, помогает успокоиться. Рука Уильяма, сжимающая ладонь Эмили, будто закостенела. Если бы конечность каким-то чудом оторвалась от тела девушки, Уилл по инерции пробежал бы ещё пару метров, прежде чем заметил, что что-то не в порядке.
Хилл пыхтела, цокала каблуками, бряцала украшениями – всё за спиной Эллиса. Он слышал, что Эми пытается за ним поспеть, но темп ходьбы не сбавлял. Как обычно, когда случалось что-то, действующее на нервы и выводящее из спокойного эмоционального состояния, Уильяму было необходимо действовать, в данном случае хотя бы быстро передвигаться. Даже когда Эми споткнулась, окликнула его и дернула за рукав, Эллис всего лишь мысленно отмахнулся. Не хочет он ничего ждать. Не хочет останавливаться. Но пришлось.
Вопросы Эмили, гневные и обиженные, полетели ему прямо в лицо, которым он имел неосторожность развернуться к девушке, отпустив её руку.
Уильям

http://sd.uploads.ru/ZTfE5.png

http://savepic.net/8864347.gif
Рипли
посмотреть

http://funkyimg.com/i/2op7j.png
Уильям
посмотреть

https://68.media.tumblr.com/60f8c0d9b0a0203be0afaffd931eff8b/tumblr_ol6dq7KF051us77qko1_250.png
Амелия
посмотреть

https://68.media.tumblr.com/0bd7629a029652971f19aebab1ec2709/tumblr_ol0rm5KufV1spd9kco1_250.png
Джонатан
посмотреть

https://68.media.tumblr.com/bd99fee853adbd4992d888c2ca7743d9/tumblr_ol2pakB6zu1qdqywso2_250.png
Дейна
посмотреть

http://s0.uploads.ru/aGFpN.png
Сэм
посмотреть


0

150

http://sa.uploads.ru/cs8W7.png

0

151


http://s3.uploads.ru/3qhb6.png

http://s3.uploads.ru/602Q7.png
Из-за приоткрытого окна доносился шум оживленной улицы и свет неоновых огней, фонарных ламп, автомобильных фар. В сердце Нью-Йорка никогда не бывает достаточно темно или тихо, даже в половине третьего ночи. Джон ставит небольшой чемодан у стены в коридоре, пока у его ног, мурлыкая, увивается Ванилла – живая и не истощенная голодом. Тяжелая дверь глухо защелкивается за спиной, кошка получает приветственную порцию корма, а ее хозяин прикладывается к приветственной бутылке из мини-бара. В привычке пить, не упиваясь, заключена особая форма мазохизма: огненная вода обжигает горло и жгучим ядом стекает вниз по пищеводу, чтобы не дать никакого эффекта, кроме удовлетворения перманентной прихоти – почти то же, что справить нужду, но вне ряда базовых человеческих потребностей.
Квартира Престона не может похвастать габаритами, и ночной иллюминации за панорамными окнами хватает, чтобы предоставить минимум освещения. Мужчина закрывается в душе. Горячая вода смывает напряжение, испытанное во время перелета. Полуторачасовой рейс, слишком короткий, чтобы успеть вздремнуть или расслабиться – регистрация и ожидание длились дольше пребывания в самолете, – рассчитывать на отдых на высоте не приходилось. Месяц, проведенный сначала в Сан-Диего, а затем в Детройте принес плоды: к команде присоединились четверо трансплантологов, технический специалист и три архивных крысы в клиниках, готовых работать с черной базой данных. Кроме того, благотворительная программа обрела еще одного спонсора. Не считая инцидента с начинающей журналисткой, в ходе которого Престон лишился телефона и трех часов времени, переговоры прошли успешно, и отчет о проделанной работе уже отправлен выше – совсем скоро на счета синдиката начнут капать хорошие проценты.

читать продолжение: «Close enough to kill»

Однажды, а было оно 24 апреля, Аня в аське спросила: кажется, моя сестра закадрила Престона? А я ей ответила: пока нет, но я утешу его истерзанное сердце игрой с выходными на даче. И гляди – таки не спиздела)
На самом деле я не буду объективной – для меня все твои посты ахуительны, в разной степени, ведь они в разных тематиках написаны, но каждый из них люблю и на каждый бесконечно фапаю, несмотря на твои посиделки в уголке самобичевания.
Этот пост попал в журнал, и ты, наверное, помнишь мою реакцию на все его части. Я люблю то, как ты пишешь, что именно ты пишешь, как ты подаешь персонажа и взаимодействуешь им, особенно со мной – мы с тобой на одной волне и я считаю, что мне дико повезло обрести такого партнера, как ты. Ты буквально захватил бедную Масю, мой идейный вдохновитель и  мой личный муз.
Но этот пост я и впрямь обожаю – ревность Престона увидишь не каждый день, и в формате высоких отношений читать от тебя подобное - сплошное удовольствие. У тебя есть стиль, и даже не один, ты этакий адепт структуры, ты прекрасно знаешь, на чем и когда делать акценты - честное слово, я тебя и люблю, и уважаю, как игрока, особенно как соигрока - да мазер оф год, продолжай, не останавливайся, нутыпонял)
А еще я влюбилась в то, как ты подаешь те или иные эмоции, насколько это выверено и логично, насколько в точку, в тему, в образ и вовремя – это одна из твоих изюминок, родной) И для меня этот пост ревности - очередное тому доказательство.
Ты в журнале – и я горжусь тобой, и еще немножко радуюсь тому, что этот пост был написан для меня. И личное пусть останется за кадром, а здесь я скажу тебе так: пусть вдохновение не покидает тебя и впредь, пусть на каждую шикарную музыкальную вещь ты напишешь еще не одну роскошную текстовую, пусть этот запал, азарт и жажда писать не пропадают – ведь куда ты без этого, а куда я без тебя?) И вообще, Престон, нам с  тобой еще столько трупов хоронить, что только играть и играть)
Вдохновения тебе на новые посты и новые игры, разумеется, со мной, к черту скромность – теперь ты мой, я долго этого ждала и теперь ты не отделаешься)
Лучи насилия, мой  талантливый генерал, с меня шлюха в торте и борщ на плите)
Твоя Мася
   
(с) Сид

https://66.media.tumblr.com/4503d7e6cfca3cf942d150e14e1d4500/tumblr_octdw9l2iT1us77qko1_1280.png

http://s6.uploads.ru/9XDIb.png
Энджел

http://s0.uploads.ru/wZFS5.png
Рокки

http://s1.uploads.ru/sdctn.png
Хельга

http://se.uploads.ru/aYiQd.png
Алистер

http://s4.uploads.ru/e4lip.png
Ник

http://s2.uploads.ru/aW05Q.png
Арчи

http://se.uploads.ru/bzNsL.png

Ей не хотелось говорить об этом, не хотелось ничего объяснять и оправдываться, ибо все, что она чувствовала – это необходимость очутиться там; можно называть это «шестым чувством», можно – обыкновенным любопытством, но для Ланы это все же было сродни паломничеству, которое если и не очистит ее душу, то принесет малую толику облегчения и уверенности в том, что она еще не упустила свой шанс воспарить над искушенной и изуродованной пороками толпой, стать на голову всего этого выше, начать жить с легкостью в сердце и руками, вскинутыми к небесам, а не опущенными к земле в ржавых кандалах, в которые сама же себя заковала; склонная в юности своей к самобичеванию, Лана могла видеть в небольшом спонтанном (как ей казалось за неимением возможности читать истинное отношение к происходящему Адриана) путешествии еще и кару – путь, который нужно пройти для искупления, только вот в оное она не верила, будучи человеком религиозным, но не относящим себя ни к одной из существующих конфессий. Быть может еще и поэтому было так сложно ей в последнее время – всегда легче, когда тебе есть к кому обратиться за поддержкой, даже если это нематериальный идол, живущий лишь в воображении и на устах тех, кто мнит себя пророком того или иного бога.
«freedom is by no means free» Ника

Шнур находится довольно быстро. И пятая попытка в моем понимании это действительно индикатор впечатляющей скорости, ибо в моих собственных апартаментах все намного сложнее, там организованы разве что принадлежности для рисования по коже, все остальное может оказаться в самых неожиданных уголках. Правда, я не был стопроцентно уверен, что шнур подходит ноутбуку за неимением последнего, и вообще его же надо и к зарядке подключить, не только к экрану. Ладно, ищем сначала самое главное. Ноут. На письменном столе его почему-то нету. И на кровати тоже. И под одеялом. И под пледом. И даже под столом. Застываю посередине комнаты с незримой потерянностью и делаю оборот вокруг своей оси, пытаясь найти неизведанные доселе потайные места. Насколько это будет легально, если я загляну в ее комод и кто вообще держит гаджеты в комоде? Не, это не дело, так не пойдет. Наверняка Тима должна знать привычки Мако, но она же хрен выдаст секретную информацию. Задобрить ее обратно что ли. Нахожу кошку, гордо восседающую на каком-то странном коврике, но поначалу не придаю этому значения. Подношу руку с очень виноватым видом, собираясь ласково вычесать из нее всю злобу, и меня тут же останавливает ее угрожающее шипение. Эй, ну все, хорош. Давай дружить обратно.
«enjoy the silence» Таддео

Вдыхать жизнь полной грудью и просто жить. Не оглядываясь назад, не пугаясь кошмаров, доверяя своим снам. Спокойная жизнь честной, свободной женщины, которая на собственную беду всё ещё любит, но втайне надеется, что это пройдёт. Пройдёт, как порез, как ожог, как синяк. Душа Ли больше не кровоточит. Уже не так больно.
Но всё равно Лесли чувствовала себя, словно так и осталась на привязи, словно железная цепь, приковавшая её к Джиму Гордону, натянутая, сжимает её горло. А в голове так и крутится: «Если бы…»
Если бы в Ли было меньше гордости.
Если бы Джеймс понимал, что даже будь он самым коварным готэмским преступником, она всё равно будет его любить.
Если бы Ли не поставила точку в их отношениях, то имела бы возможность вернуться.
Если бы Джеймс позволил Ли вернуться.
Нет, не так…
Если бы Ли позволила себе забыть всё и вернуться к нему. 

«mad hearts. burning city.» Рита/Лесли

Знаешь ли ты, как болезненно по нервам проходится звук захлопываемой двери, когда твоя почти обнаженная фигура остается в недрах квартиры, куда мне с этой минуты нет входа. Пусть знаю, что достаточно легкого стука, как услышу шаги за отделившей нас преградой. Но мне нет сейчас там места. Вернуться - признать, как тяжело оставлять тебя даже на несколько часов до новой встречи. Лицо пылает, когда осторожно прижимаюсь лбом к холодной поверхности, за ней тепло твоего дома, твое обволакивающее тепло, заставляющее сейчас до медного привкуса сжать зубы на и без того отливающей багрянцем губе. Безумно трудно оторваться от двери.
Отталкиваясь ладонью, задержать ее на безучастном дереве.
Скажи, что там, за дверью твое сбитое дыхание.
Признайся, что твои пальцы судорожно по ее поверхности ищут мою руку.
Маргарет, не молчи. Пожалуйста. Ты сводишь меня с ума.
А вдруг твоя фигура прильнула к окну и дожидается меня у подъезда? 

«there is a fire burning in your veins» Дамиан

Нет худшего наказания для него, нет большего разочарования, чем ощущать себя в чём-то слабым и зависимым. Алекс знает за собой этот грех, знает, как тяжело ему смириться с этой неизбежностью... Неизбежность, воистину, самое что ни есть чёткое определение судьбы, любой человеческой жизни, зябко растворяющейся в будничной суете. Он идёт по медленно мрачнеющей улице, разве что не бежит в привычном темпе до своего дома, на автомате отслеживая происходящее вокруг и думая только лишь о той навязчивой мысли, что сидит в его голове, будто вбитый с размаха гвоздь. Как никто иной, в этот день он понимает фанатиков, что сходят с ума от своих предрассудков, коим посвящают каждое мгновение жизни. Это неотвратимо, это истощает все силы и вызывает у него искреннее отвращение к самому себе. Слабость, скрытая от людей под непробиваемой маской грубой физиономии и обнажённая до костей перед самим собой. Слабость. И кто её вызвал? Девчонка шестнадцати лет от роду, которая, ни дать - ни взять, ещё ни черта не видела в этом мире. Он сам смотрит на него только издали, приглядывается, готовится к прыжку в неизвестность. А эта малолетка, не так давно выдвинувшая претензию на звание женщины, уже вкусила власть над людьми (ох, он уверен, что она это понимает) и втайне упивается своим незаслуженным даром.
«Но в глазах твоих теплятся звезды» Камилла/Алекс

Сколько они знакомы? И не вспомнить. Нескладная незаметная девчонка превратилась в занозу в заднице со своим язвительным языком, с неизвестно откуда взявшимся вкусом и умением давать отдачу на все его выпады. Перепалки стали обычном делом подобно соревнованиям в остроумии и ведению счета, и все равно как—то они умудрялись работать и ставить журнал приоритетом большим нежели собственные задетые чувства, в коих сам Дэвид и сомневался до недавнего времени. Чуждые ранее ревность, ненависть пожирали его изнутри, заставляя забыть о воспитании и манерах, которыми он так славился, и все это мог вызвать один человек. Одна женщина. Что пострадала в аварии из-за его задетого самолюбия и поведения ребенка с отобранной игрушкой и желанием наказать обидчика, вот только ребенком он не был и возможностей подать холодное блюдо было предостаточно. Для начала необходимо найти слабости противника – в данном случае это работа. Потом придумать, как превратить любимую работу в невыносимую, и додумался же до того, чтобы вставлять палки в колеса и практически сорвать мартовский выход нового номера. Стэнли не сомневался, что выстроиться очередь содрать с него кожу, как только станет известно об истинном поводе подачи заявления увольнения по собственному желанию.
«see I wanna move, but can't escape from you» Дэвид

http://se.uploads.ru/xKjQ9.png

(не)контролируемое безумие

Лучшая игра недели

День был тяжёлым, душным, долгим и знойным. Он рассыпался на кончиках пальцев чёрной как сажа пылью дороги, забивал лёгкие выхлопами газов, припекал сверху знойным июльским солнцем, злобно скалившимся из зенита. Всё тело было влажным от пота, липким, и Энджел никак не мог усидеть на месте, неуютно ёрзая на пассажирском сидении краснобокой старушки Миртл. Ему было жарко. Ему было плохо и больно, и он ощущал, к собственному же удивления, как совершенно непривычный, не свойственный для него капризный, хныкающий звук срывается с губ.
Энджи болел уже несколько дней. По началу он решил, что вся эта хворь яйца выеденного не стоит и не обратил никакого внимания на глухую тянущую резь в мышцах. Он видел пятна крови на своём белье, но и это не смущало его. До сегодняшнего утра. Пока они с Рокки не погрузили скромные пожитки в каддилак и не дали по газам, оставляя за спиной несколько месяцев счастливой жизни. Солнечную Калифорнию, подарившую им столько незабываемых моментов, соединившую их (Энджелу хотелось верить, что навеки)?

Энджел

Рокки откровенно злился. День был тяжелый, он за рулем с раннего утра, а остановок они особых не делали (только пару раз делали пис-стопы, но этого было мало). А еще кончились сигареты, что не могло не злить Муна, ведь магазинов вокруг не было. Кроме того, Энджел последние дни был какой-то мрачный, хмурый, а начиная со вчерашнего дня он еще и ныл, постоянно чем-то недовольный. И если поначалу это казалось Муну забавным, то сегодня к вечеру начало выводить из себя. И ладно бы повод поныть был стоящим, так нет – Ангел просто тупо нарывался на ссору, а Рокки было абсолютно не до этого. У них оставалось всего сотня-другая баксов, никаких перспектив, а нужно найти квартиру и, может быть, временную работу. Теперь, когда рядом с ним этот ребенок, он уже не может жить, не думая о последствиях.
Но когда Энджел в очередной раз завел пластинку, раздражая Муна еще больше, он резко крутанул руль, виляя по дороге под длинный гудок встречной машины. Он невнятно ругнулся, крепко вцепляясь в руль, бросая на любовника раздраженный и сердитый взгляд.

Рокки

всего на миг, я перестал дышать тобой...

Им не был необходим скандал, чтобы окончательно закрепить над рушащимися отношениями иллюзорный карающий меч, который рассек бы их судьбы пополам и заставил бежать друг от друга, как от опасной чумы. Их чувства, которые вовсе не исчезли и обагрились вязкой кровью, терпели тысячу порезов в секунду. И порезы эти были словно нанесены грязным листком бумаги с ядовитыми краями, боль от которых терзает тебя снова и снова куда сильнее, чем к примеру острие ножа. Яд с завидной точностью распространяясь по телу, доходил до сердца и вызывал удушающее чувство обреченности. Совершая ошибку, ты не задумываешься об её истинной стоимости. А когда приходит время платить по счетам и зловещий коллектор в лице собственном: с совестью за плечом, чувством вины в душе и горькой правдой в глазах - заставляет упасть на колени... Тебе бессмысленно идти на попятную. Приходится сдаться. Приходится принять терновый венок и закрепить на голове так, чтоб корни его проросли до самого подсознания. Виновнику - высшая мера наказания. Высшая боль и худшая из судеб.
Натаниэль/Марк

Две недели прошли, словно в горячечном бреду. Уэйд оглох, онемел, потерял счет времени. Сон больше не шел к нему, и те жалкие обрывки отдыха, что удавалось урвать измотанному организму  превращались в его личный кошмар, от которого он просыпался в холодном поту и слезах. Он начинал бредить наяву, чураясь теней, а голос Марка мерещился ему с пугающей частотой. Глубже погружаясь в мир собственной боли и рухнувшей жизни, Уэйд не желал всплывать на поверхность. Для чего ему жить, если вся жизнь, до того сконцентрированная в Марке, теперь стала жалким существованием. Наверное, было бы проще, если бы он возненавидел Эванса, если бы проклинал его за содеянное, но этот исход Колман выбрал сам. Сам разрубил затянувшийся узел.
Да и нельзя ненавидеть и любить одновременно. И вранье все, что от любви до ненависти - лишь шаг. Ты либо любишь, либо нет. И Уэйд еще тогда, в свои шестнадцать знал, что это навсегда. Один человек, единственная в жизни любовь, которую не сможет перечеркнуть даже смерть, но сейчас он думал, что лучше было бы умереть.
Юджин/Уэйд

this is war

С черепашьей скоростью я вернулась обратно, победоносно водрузив на барную стойку бутылку чего-то там, словно приперла значимый трофей. В моих глазах светился триумф, а сердце бешено колотилось. Нужно было срочно разрядить обстановку, и предложение выпить было скорее извиняющимся жестом, нежели реальным желанием. Но когда Уилл сказал, что это неплохая идея, я с ним мысленно согласилась. От небольшой порции никто не умрет ведь. И ничего такого не случиться. Многие люди разбавляют беседы алкоголем, чтобы легче шла. Почему мы должны быть исключением?
Ах, да. Потому что Эллис имеет тенденцию начинать и не останавливаться. Потому что у него с этим бывают проблемы. Но он же под моим бдительным контролем. Наверно, это можно считать аргументом.
Я разлила по четверти бокалов и вернула бутылку на стойку.
- Да, я всегда такая, - без преувеличений, я именно такая, какой видит меня Уильям. Девушка, которая старается думать о последствиях, но не обо всех вспоминает сразу. А когда вспоминает, уже поздно.
Эмили

Неугомонная, сердобольная Эмили Хилл так и не смогла донести до рта кусок котлеты. Уильяму безумно хотелось вздохнуть и шлепнуть себя ладонью по лбу, когда его ретивый стажер снова подорвалась как вспугнутая кошка и кинулась мастрячить порцию еды, да побольше. Эллис никак не прокомментировал ситуацию, позволив Эми делать то, что она считает нужным. Да, это не очень нормально, что девушка физически не может поесть одна, когда рядом кто-то сидит и не разделяет трапезу. Посмотрев на Уилла, обнявшего бокал, и которому, по правде говоря, кроме алкоголя сейчас ничего не надо было, Хилл выглядела так, будто не Эллис заставил её наконец пожрать, а она подло отобрала у голодного африканского дитя кусок хлеба, и взамен сунула пластиковое яблоко.  Решив не задевать девушку капризными отказами, Уильям немедля подвинул тарелку поближе. Он не слишком любил закусывать, когда пьёт, но на этот раз повозил вилкой в пюре.
- Спасибо. Тебе тоже. Ешь давай.
Эллис ещё не притронулся ко второй порции шотландского виски, как Эмили залпом осушила свой бокал и захихикала.
Уильям

Поспей за лошадью

Порой ему жаль, что невозможно вытянуть такие же серебряные нити, как в знаменитом фильме о мальчике, который выжил, чтобы потом пересматривать некое подобие фильма, а не создавать эти картинки лично. А может быть это и к лучшему, иначе сколько бы времени оставалось на реальность, которая вот, под боком? Знали ли приятели, ставшие частью его новой жизни, что конные прогулки – «привет» из прошлого? Того прошлого, когда такие уикэнды были обязательными, когда держаться в седле приходилось скорее от необходимости, а не по желанию, а потом слушать часовые разговоры ни о чем, которые проводились его родителями и их партнерами. О, Англия, ты напомнила и здесь о себе.
Вардлоу крутит в руках абонемент, который был подарен на день рожденье, и прикидывает все за и против однодневной поездки. С одной стороны, это не так далеко от Нью-Йорка, а значит день влюбленных пройдет как и было запланировано, и получать недовольное сопение в течении следующего месяца Кристофер не будет, с другой, нужно ли все это? Потратить выходной чуть по иному, вернее, кардинально по иному.
Кристофер

Я любила лошадей, почти боготворила. И все кто хоть немного узнавал меня, знали о моей любви, хобби и увлечение, если это можно как то назвать. У себя в Англии у меня был "пожизненный" абонемент на одну из конеферм и уже любимая лошадка, которая была на правах частого клиента моей. Помимо того, что я считалась одним из спонсоров этой конефермы, я еще и давала денег именно на свою лошадку. Я мечтала о своей конеферме, но не смотря на размеры сада Эммы, все же там для лошадей будет мало места. Не будет того простора.
Когда я улетала в Америку даже не задумывалась насколько много оставляю на родине. В том числе свое любимое дело - верховая езда. Мне хватило двух недель, чтобы я начала тосковать. Но и это не могло повлиять на мое решение остаться в этой чужой для меня стране. Я до сих пор не могла пристроиться к американскому говору, и частенько меня не понимали. Но так как мы с дочерью жили можно сказать обособленно, в квартире у брата все было на английский лад, да и везде, где касалась моя рука превращалось в английское, то меня не сильно беспокоило что-то "постороннее".
Надин

don't yawn, cause this is Africa

Кого-кого, а морщерогих кизляков Рипли за всю свою не очень то и долгую жизнь встречал достаточно часто, чтобы теперь не скрывать улыбки от упоминания этих не самых загадочных существ. Начиная с представителей мэрий тех городов, где им доводилось останавливаться с цирком, чтобы разбить свой шатёр. Конечно, на счёт фиолетовой шерстки вопрос оставался открытым, однако рог у каждого закручивался тем сильнее, чем большую сумму для руководителя шапито они озвучивали. Чтобы отлавливать подобных экземпляров, Элис не стоило бы уходить из криминальной хроники, а потому мысли о прекрасной Ларе Крофт зашли для Купера куда лучше предыдущего ассоциативного ряда, больше саркастичного, чем минорного. Просто острые социальные и денежные вопросы словно зачарованные обходили Рипли стороной, оставляя в осадке немного идеализма, щепотку романтизма и целый выводок мозгошмыгов.
Абсолютно киношные, сделанные из крашеного пенопласта развалины древних храмов его совершенно не манили, даже если шли в наборе с Джоли, призывно и опасно сжимающей свои богические губы.
Рипли

Углубляться в описание традиций и обычаев своего семейства Элис не собиралась, по крайней мере, сейчас, когда их знакомство с Купером знаменовалось не годами, а какими-то обрывками часов, сливающимися воедино из-за количества употреблённой бодяги, которую закусывали таким же непонятно чем, слепленным на скорую руку. Она и заговорила-то о своих предках исключительно из необходимости пояснить нехитрую цепочку образов, вылившуюся к приблизительному сравнению собственной судьбы с судьбой персонажа. Конечно, до психанутых на всю голову Блэков Фишерам было далековато, даже её матушка, для которой на первом месте всегда стояла репутация, а уже потом всё остальное, не могла посоперничать с родичами упомянутого Сириуса. Хотя бы потому, что не была злой, да и собственную жесткость, порой переходящую в жестокость, считала мерой временной, носящей воспитательный характер. Будучи недовольной дочерью, она могла не разговаривать с ней месяцами, но в конечном итоге всегда сдавалась под напором отца, и начинала это делать, пусть своеобразно и в своей манере.
Элис

http://sd.uploads.ru/ZTfE5.png

http://sh.uploads.ru/F3KBS.png
Мэдисон
посмотреть

https://68.media.tumblr.com/df4eb8002acd49b7a079b21a8b1a532c/tumblr_olh20lbkAl1us77qko1_250.png
Амелия
посмотреть

http://sg.uploads.ru/bX0jz.png
Алиссия
посмотреть

https://68.media.tumblr.com/680c036a347b22ffc23eaf00fbbcc4ab/tumblr_olhih6LzPO1qdqywso1_250.png
Дэвид
посмотреть

http://sg.uploads.ru/WbXev.gif
Хайди
посмотреть

http://s6.uploads.ru/SNtOK.png
Дамиан
посмотреть


0

152


http://sg.uploads.ru/Rsa6y.png

http://sh.uploads.ru/Su8Pn.png
Я - странник. В этом мире нет моего пристанища, нет места, где я могу остановиться хотя бы на время и отдохнуть от своих изысканий. Моя жизнь - это неторопливое путешествие, миллионы шагов один за одним в поисках неизвестности. Я пересекаю тысячи дорог, ступаю по пыли и грязи, утопаю в снегах и дождевых лужах. Ради тебя я сгораю на костре. Из-за тебя я замерзаю у подножия льдистых гор. Я не ведаю покоя.
Точно так же, как не ведаешь и ты.
Наши пути расходятся всё время: от века к веку и изо дня в день. Сколько раз мы пытались расстаться навсегда, ты помнишь? Мы идём в разных направлениях, мы преследуем разные цели, мы живём в разных мирах и эпохах, но судьба вновь сводит нас вместе и затем также вновь разлучает. Мы ходим по кругу, который ни одному из нас не удаётся разорвать. Скажи мне, ты действительно хочешь этого? Ты хочешь, чтобы я исчезла навсегда?
Нас не может разлучить даже смерть. Для нас не становится преградой любовь. Ты помнишь, сколько раз мы пытались убить друг друга? Помнишь, как много раз отдавали свои сердца другим? Иногда мне кажется, что всего этого не было на самом деле. Всегда были и будем только мы и бесчисленное множество дорог, на которых всегда встречаются наши следы. Этот мир слишком мал, чтобы по-настоящему разлучить нас. Чтобы мы смогли навсегда стать свободными друг от друга.

читать продолжение: «Clouded by memories of the past»

Мне вчера сообщили, что лучший пост у тебя, и я сразу забегала по комнате с воплями "надо написать речь! Срочно речь!", прекрасно осознавая, что делать это я не умею. Я не стану говорить, что моя интуиция чуяла тебя в таблице, потому что это не правда. Но она у меня вообще плохо работает, так что этот случай нельзя назвать рядовым. Мой дорогой Х, я хочу поздравить тебя с тем, что ты в очередной раз доказала, что ты лучшая. Хотя вот мне эти доказательства не нужны совсем. Потому что я и так это знаю. Ты обладаешь какой-то своеобразной магией слова, и все твои посты для меня особенные. Колкие фразочки, множество деталей, мимика, мелкие жесты, удачно вплетенная речь, уместные отступления - все это ты. Я не знаю, как ты это делаешь, но ты словно чувствуешь, что именно мне от тебя нужно в постах. Открывая свежее письмо, я знаю, что там будет как раз то, что нужно. Все персонажи, которых ты мне писала, все персонажи, которых тебе ещё только предстоит написать, и все персонажи, о которых ты ещё даже не подозреваешь, выходят у тебя живыми и дышащими полной грудью. В них нет плоскости и наигранности, нет шаблонов, и этим они хороши. Я ещё не знаю, кто такая Джетт, но уже чувствую ее, и в этом твоя заслуга. Я хочу сказать тебе огромное спасибо за твою удивительную способность попадать чётко в яблочко, поддержать любую мою безумную идею и добавить красок и эмоций туда, где уже все, казалось бы, затухло.
Поздравляю тебя, мой милый Х. Не останавливайся. Своим присутствием в моей жизни ты делаешь меня лучше.
   
(с) Эмили

Камушек, ты же успела накраситься? Ты ведь готова к тому, чтобы твоя мордаха болталась в шапке форума всю неделю и радовала глаз с и-деееально подведенной стрелочкой?
Но даже если нет, не спеши печалиться, мы любим тебя и такой, без стрелочки.
На этой неделе ты лучшая. Твой пост - начало загадочной истории, в одном из героев которой, мы узнаем очень знакомого человечка (интересно с чего бы? Где же Шерлок). Все, начиная от эпиграфа и заканчивая оформлением привлекает взгляд, но самый смак начинается внутри. Я люблю читать самострелы, потому как в обычных постах зачастую не передать живость простого диалога между двумя людьми. Обмен фразами, за которыми мы уже видим само действие начиная от закатанных глаз до мимолетной улыбки. Мы чувствуем переданную тобой грусть и ловим настроение. И, конечно же, хотим узнать, куда сбежала эта девчонка? Давай. Хватит собой гордиться, иди пиши продолжение. Я все сказала.

(с) Медея

Давно твоей наглой кофейной морды не было в таблице! Я с нетерпением ждала этого дня. 12 ЛЕТ ЖДАЛА, В АЗКАБАНЕ! /драматичный крик а-ля Сириус Блэк/ И вот он настал, с чем я тебя и поздравляю.
Мне нравится смотреть на то, как ты раскрываешь своих персонажей в постах. Неважно, для какой игры они написаны. Важно - то, КАК ты их пишешь. А пишешь ты их восхитительно. Да, я читаю практически все, хотя иногда забываю поставить плюсы и сказать тебе о том, что я читала. Понятьпростить забывчивую Хайди. Но я безумно рада, что эти посты нравятся не только мне, чему свидетельство - твоя красивая мордаха в таблице форума. Камушек, я искренне поздравляю тебя с постом недели! Уверена, что это не последний твой триумф, так что давай, жги, старушенция! Мы все верим в тебя, а также сильно любим. А я ещё и обнимаю. Смирись.

(с) Хайди

https://66.media.tumblr.com/4503d7e6cfca3cf942d150e14e1d4500/tumblr_octdw9l2iT1us77qko1_1280.png

http://se.uploads.ru/p5cAU.png
Рэй

http://s1.uploads.ru/gM7wu.png
Матиас

http://sf.uploads.ru/xJran.png
Мария

http://s2.uploads.ru/iI7Zo.png
Бенджамин

http://s8.uploads.ru/b4FHG.png
Иджи

http://sd.uploads.ru/2K4Ev.png
Дейна

http://se.uploads.ru/bzNsL.png

«Какой же ты счастливец, Трэвис Грегори Грант – ты не помнишь. Не помнишь свое прошлое и не оглядываешься за спину в моменты сомнений. Ты не помнишь даты, а потому не расстраиваешься, когда понимаешь, что нужный день уже позади. Ты не помнишь меня, и позволяешь себя поцеловать женщину, которая, как тебе кажется, нуждается в человеческом тепле и защите, не понимая, что лучше бы тебя защитили от нее. От того, что я могу привнести в твою жизнь, не спрашивая разрешения – видишь, я уже делаю это, уже вхожу в те двери, которые ранее были для всех закрыты, не дожидаясь приглашения, оставляю отпечаток своих пальцев и губ на твоей посуде и аромат моих духов в ванной комнате… Отсрочивая момент, когда ты, наконец, вспомнишь и сможешь сдержать свое обещание. Обещание свернуть мне шею, чтобы только я смогла взглянуть на этот мир твоими глазами, пусть всего на секунду.»
Андромеда бессильно опускает руки, когда Грант открывает глаза и с непониманием смотрит на влажные соленые дорожки слез, медленно подсыхающие на сухой коже щек – в такие моменты принято спрашивать, в чем дело и случилось ли что-то, но оба сохраняют молчание, будто бы способны общаться одними лишь взглядами и прикосновениями.

«Meet the seventh» Андромеда

Я мало что помню из своего детства – так писал он под угасающее звучание ре – только то, что всегда считал, что в этом мире мне места нет. Я мог проснуться посредине ночи и, пугая родителей, рассказывать им с недетской серьезностью о том, что все это – моя жизнь и жизнь людей вокруг меня – неправильно. Слишком много войны, смерти и грязи. Слишком много боли. Тем, кто живет, не думая ни о чем, плодится, трахается, и снова плодится, и снова трахается – это откровение неведомо. Но я-то знаю – мы все отбываем срок. Наш мир – чистилище, а наша жизнь – не больше чем тестдрайв нового мерседеса S-класса. Тот, кто пройдет испытание, может рассчитывать на перерождение. Тот, кто не пройдет, вернется к истокам. Я всегда это знал. Но вот помнить не помнил.
Но сейчас, в этот самый момент, я как никогда прежде, близок к тому, чтобы познать истинный смысл божьего замысла. Я – Кардинал. Такого мое имя и моя сущность.
2, 1, 0.
Время – вышло.

«close my eyes» Киллиан

Зря ли она так безоговорочно ему доверяла? Распростертая на жесткой кровати, пружины которой, изношенные со временем никак не давали нормально уснуть, пусть она потихоньку начинала привыкать, и чувство утренней разбитости начало сменяться бодростью, Джей во все глаза разглядывала нависавшего парня, чтобы еще больше утонуть в том, что ее так влекло к нему. Она доверяла ему буквально с самой первой встречи, с того момента, когда за внешней мрачностью и непривлекательностью, ей увиделся образ полюбившегося с самого детства темного рыцаря, что приходил на выручку с той поразительной частотой, будто бы сам и был повинен в ее злоключениях той ночью. Но откуда ему было знать, что малолетние девчонки не рискнут самостоятельно соваться в круглосуточный магазин, хотя за прошедший месяц, побывав в нем уже дважды, Джей даже прониклась атмосферой раздрая, но защищенности того места. Или это была заслуга неизменно возвышавшегося за плечом Мэда, в нетерпении ожидавшего, когда девчонка наконец сделает этот сложный выбор между мятным и экстрамятным орбитом, заодно молясь, чтобы на глаза той не попался еще и дирол. Так же он едва ли знал, что пресытившаяся утомительной вечеринкой школьница, останется без денег и решит уйти домой пешком.
«Увы, не все Псы попадают в Рай.» Джэйд

Найдя в подвале веревку, Эванс трясущимися руками вяжет из неё удавку, которую привязывает к балке проходящей поперек потолка. Приставив табуретку, он становится на неё и надевает петлю на шею. Достав из кармана мобильный, Марк пытается в который раз набрать номер Уэйда. Вот идут гудки, один за другим. Каждый из этих гудков будто бы отмеряет секунды до конца его жизни. А после срабатывает автоответчик и принцесса просит оставить ему голосовое сообщение.
- Я не забуду, Уэйд! - истерический крик вырывается из Марка напоследок и он в отчаянии бросает телефон в стену напротив. Его последние слова адресованные Колману: не признание в любви, не просьба простить. Он был категорически не согласен с решением Уэйда, которое тот принял за них обоих, поэтому... Поэтому Марк принимает собственное решение, которое было бы лучшим выходом для них обоих или...Нет? Он затягивает узел на шее покрепче и чувствует, как колени дрожат и табурет начинает шататься под весом его тела. Конечно же, он не хотел умирать. Но отчего-то в последний момент, уход показался парню лучшей идеей, своего рода искуплением за грехи и обречением себя на больший из возможных грехов.

«всего на миг, я перестал дышать тобой...» Натаниэль/Марк

Не могла же она раствориться. Значит пошла на улицу. В туалет, может, захотела."
Но несмотря на заверения самой себя, что всё хорошо, страх гнездился внутри, уютно устроившись, и не желал исчезать, заставляя вздрагивать от шороха собственных шагов. Ругая про себя неуемную Мирту, Эл вышла из подъезда и нахмурилась. В каком-то закоулке горел свет, и его отблески отражались от окон здания на другой стороне. Пару раз моргнув и убедившись, что это не галлюцинация-последствия болезни, она направилась к источнику. В городе был кто-то ещё живой, и хотелось бы надеяться, что этот кто-то окажется кем-то из их отряда. Надежда вспыхнула и погасла, задушенная страхом. Тишина давила на плечи, шорох собственных шагов казался гулким топотом. Чем ближе она оказывалась к цели, тем меньше желания было оказаться на освещённом участке. За очередным поворотом ей показалось, что она видит Мирту. Окрик застрял в горле – в фигуре историка была какая-то странность. Прижавшись к стене, Эл сосредоточилась целиком и полностью на знакомом силуэте, отвлекшись от дома, светившегося как маяк в ночи. Выждав еще какое-то время, решилась перебраться поближе и едва успела увернуться от брошенного камня.

«| Женщины умирают позже мужчин, потому что вечно опаздывают |» Эл

Много позже он будет цепляться за эти всплывающие в голове образы как за воспоминания о сестре, чтобы самостоятельно анализировать отношения с ней, но тогда только злился и сжимал свои огромные ладони с нелепо-длинными пальцами в кулаки, когда машинально начинал что-то подобное напевать. Он не помнил, как они менялись до тех пор, пока маленькая ладошка не вытащила его из проклятого омута. Ради этих ладошек и пронзительных глаз он стал готов сворачивать горы. И вот одним утром улыбчивая женщина все с теми же морщинистыми руками, как и у всех, но каким-то особенным, северным, именем предложила ему показать, как делать блины в форм кроликов. Простая, вроде бы, наука и маленькое чудо для девочки восьми с половиной лет. Он надеялся, что это сработает спустя еще восемнадцать, как всегда запоздало, как попытки пересчитать хрупкие птичьи кости под заливистый детский смех или помощь при падении, хотя она теперь уже точно умела вставать с земли сама. Мэттью всегда опаздывает и его опоздания меряются не минутами, но годами.
Джэнни, его малышка, была рядом, но все еще за стеной.

«за петлицу я тебя тяну» Мэттью

http://se.uploads.ru/xKjQ9.png

С закрытыми глазами

Лучшая игра недели

В гостиной повисла долгая пауза. Девушка перестала напрягать слух. Получив небольшую передышку организм сразу ответил увесистым шлепком по затылку. Месяц в тепле и сытости не смог восполнить жизненные ресурсы. Мария продолжала чувствовать себя постоянно уставшей и больной. Коротенький разговор с гостем и ползанье по полу вымотали ее. В голове шумело. Подсознание восставало против  необъяснимого желания услышать о чем говорят за стеной. Ей это не нужно! Девушка вредила своей разболтанной психике, пропуская через себя переживания Арчера.  В голосе Бена столько горячи и сожаления. Его отчаянье причиняло боль. Не правильная эмоция в отношении  палача-садиста сломавшего ее жизнь. Бетанкур должна ненавидеть. Она пыталась проклясть Бена. Напророчить монстру равноценных страданий и мучительной смерти. Мысли материальны. Подкрепленные обидой проклятья доходят до адресате.. Частично возвращаются бумерангом к отправителю, сохраняя природный баланс зла. Ответки ирландка не боялась. Дело обстояло куда хуже. Функция ненависти оказалась сломанной вместе со способностью любить и желанием жить.
Мария

Вывернутая наизнанку душа даже спустя время не принесла облегчение. В голове застряли отголоски разговоров, долбящие эхом в раскаленных висках. Хотелось зарыться с головой в подушку и просто забыть этот день. Еще один никчемный год, покуда он топчет грешную землю. Почему все не могло решиться на склоне замерзшей горы? Зачем кто-то его отыскал? Зачем помог? Бен не заслуживал помощи. Особенно от женщины, сына которой он убил. Знает ли она правду теперь? Проклинает ли его? Ей наверняка сообщили о гибели сына. Не сложно сопоставить дважды два и понять, что именно он был пассажиром. Выжил, а следовало поменяться местами с пилотом, тогда бы в мире сохранился хотя бы какой-то баланс добра и зла. Бен сеял слишком много черноты, то, что сделал с Марией и скольким людям отобрал право на жизнь. Все неправильно. Обезумевший мир посчитал, что еще рано его отпускать. Он сотворил еще слишком мало зла.
Но это не так. Зла было достаточно. Для него достаточно. Бен больше не хотел причинять боль, видеть, как любимые люди отворачиваются от него и больше не чувствуют ничего. Больше не осталось любимых людей.

Бенджамин

Back when I was a child

Фантазии Эйдана далеки от идеала. Они не выдуманы, не сотканы из грёз, они связаны с далёким прошлым, которое с некоторых пор стало для него вымышленным. Прошлым другого человека. В центре пёстрой сцены, худой нереальной сереной с огромными кукольными глазами и таким же фарфоровым лицом, обрамлённым блестящими волосами-искусственной паклей, стоит девочка. Стройная. Недвижимая. Волшебная. Она дёргает тонкими светлыми бровками в приступе вопрошания и разжимает худые пальцы, выпуская из рук поводок. Где-то лает собака, где-то хныкает капризно ребёнок. И на этом звуке больная голова Монтгомери вдруг вздрагивает и цепляется мёртвой хваткой. Каприз ребёнка становится громче, он наливается силой своего существования и берёт верх над прочей какофонией звуков, становясь единственной доминантой во всём этом представлении. Голос меняет тембр, становится выше и «моложе» прежнего, громче, настойчивее, назойливее. Это уже не капризный вскрик, это громкий отчаянный плач, соизмеримый с голодным рёвом новорождённого дитя. Монтгомери жмурит мокрые от пота веки, а виски его, аккуратно стриженные, но взъерошенные вдруг надуваются, демонстрируют синюшность напряженных вен. Их англичанин сжимает дрожащими пальцами.
Эйдан

Мэдисон стоит перед дверью, и разница между реальностью и тонкой марью воспоминания - всего-то в том, что дверь перед ее глазами материальна и выглядит куда менее обшарпанно, чем та, что возникнет перед ее глазами годы спустя. За окном, по правую сторону от ее плеча, медленно прячась в мерцающих золотых искрах и теплом дымном воздухе, тлеют последние солнечные часы этого дня, томительно мягкие, густые, точно патока, и чарующе тихие для города, постоянно окутанного, будто паутиной, - неумолчным гулом человеческих голосов. Мэдисон вздыхает, стараясь ничем не выдать своего присутствия, и мнется пятками в правильно-розовых девчоночьих носках по гладким доскам паркета; на каждом вдохе она чувствует, как где-то между легкими и горлом шаловливо трется ощущение иступленного, почти веселого сомнения. В руке девочка держит надкушенное с бочка миндальное печенье - скудный трофей, с ласковой, но слегка раздраженной улыбкой врученный ей матерью в обмен на несколько часов благообразного одиночества и тишины. В большой нью-йоркской квартире, пропитанной тихим щелканьем настенных часов, она ощущает это одиночество особенно остро: оно гнездится совсем рядом с ужасной скукой, которая, хотя Мэдисон еще этого не знает, совсем скоро будет ее идолом, единственным богом и законом ее жизни.
Мэдисон

Выживут только любовники.

Куски вырезанных внутренностей, с которыми не мог справиться измельчитель в трубе кухонной раковины, он аккуратно убрал в плотные пакеты и выпустил из них весь лишний воздух. Багровый, в синих мраморных прожилках, ливер, плотно набитый в куль, смотрелся аппетитно, точно с полки в отделе свежего мяса. Красота.
Разглядывая ровные ряды ещё тёплых заготовок, Энджел подумал, что можно закинуть их в холодильную камеру ближайшего супермаркета, но это означало дополнительную мороку, неоправданный риск. Пустое бахвальство, а ведь слишком много людей, считавших себя чересчур сообразительными погорело именно на таких мелочах. Ты начинаешь задаваться, считать себя неуловимым, всемогущим, и с этого момента можно начинать рыть себе могилу. Закончишь ты дни на электрическом стуле, в тюремной камере или в комфортабельной клетушке психбольницы, - не суть. Важно то, что утратив способность адекватно оценивать реальность, ты перестаёшь её контролировать. Зарвёшься, и вот уже не ты диктуешь правила, а тебе зачитывают права. Он ведь и сувениров на память никогда не оставлял, хотя часто хотелось, так сильно, что ладони зудели от нестерпимой тяги, как у заправского клептомана.
Энджел

Мун сжал зубы так, что они едва не начали крошиться, но не произнёс ни слова, понимая, что ничем хорошим это не закончится.  Но спорить не стал, понимая, что это будет ещё хуже – устраивать сцены в магазине при всех ему не хотелось. Иначе придётся поубивать половину жителей этого крошечного городка рядом, чтобы устранить свидетелей своего падения.
Хах. Рокки проследил хмурым взглядом, как жена и рыжий следуют к машине, и не мог отделаться от странного щемящего чувства, которое пузырилось внутри него. Ему казалось, будто что-то произошло, что-то, что изменить будет не так просто.
Ему стоило больших трудов, чтобы выкинуть эти опасения из головы, и подойти к машине. Закинув пакеты с покупками на заднее сидение, Рокс устроился на своём законном водительском месте. Рядом уселась Сара, а назад она устроила их попутчика, имя которого Рокки так и не узнал.
Своё имя она назвала без сомнения, всё-таки Сар в мире куда больше, чем Рокки. Более того – они радостно переговаривались, но Мун слушал их в полуха, потому что планировал, когда они избавятся от рыжего. И старательно отгонял от себя мысли, что не хочет этого делать. Не потому что в нём проснулось человеколюбие, вовсе нет.
Рокки

Close enough to kill

Раздается щелчок. Сид поднимает глаза на дверь, хотя прекрасно знает, кто находится по ту сторону – единственный человек из окружения ирландки, кому выпало несчастье обладать дубликатом ключа от новой обители могильщицы; скорее, в легкую пробу замешательства ее приводит внезапное появление любовника – и еще раз: внезапное – после таинственного,  молчаливого и мать-вашу-почти-месячного отсутствия.
Джонатан улыбается (еще бы): он принес с собой гостинцы и многозначительное «Привет», которое является лаконичной версией «Привет, ненасытное чудовище, твоим страданиям пришел конец, раздевайся, я весь твой». Неотзывчивость и неподатливость женщины, которая, скорее, по инерции касается ладонями спины любовника – на самом деле объясняется легко и просто: возник вопрос.
Сид человек простой: встречает человека – знает, куда девать его труп.
Памятуя собственный опыт, ирландка понимает, что в жизни бывают огорчения, но ведь с другой стороны: у них с Джоном свободные отношения, никто никому ничего не запрещал, а еще прошел месяц, Карл!
Сид

– Ты бы только себя слышала, – негромко проговаривает Джон, устало выдыхая. Натянув штаны обратно, вжикает ширинкой и, звякнув пряжкой, затягивает ремень. Услышанное – почти признание в любви, которого от Самин в обычной ситуации не дождешься, но, видно, в чем-то она все-таки совершенно типичная женщина: всегда выбирает для откровений самый неподходящий момент.
Престон поворачивается к любовнице, но почти не смотрит на нее. Сперва его взгляда удостаивается кухня, затем – ловко расфасованные по квартире следы присутствия чужака. Недолго думая, патолог собирает мусорный пакет из ведра под раковиной – «Ну, хоть предохранялась», – при виде содержимого морщится про себя Джон, – затем подбирает с пола чужие начищенные ботинки, чужую куртку, завязывает пакет узлом и, почти равнодушно минуя Сид, выставляет собранное добро за дверь. Парня на лестнице не видно – и хорошо, потому что иначе патологу снова придется его бить, уже не из ревности, но для соблюдения норм этикета, – но, если он еще где-то неподалеку, у него есть шанс забрать свое барахло и не разгуливать по Манхэттену босиком.
Джонатан

Wicked Game

Возможно, он говорил правильные и нужные вещи для тех, кто до неё оказывался в этой комнате, но Одри себя вровень с остальными не ставила никогда. На чьей стороне ей быть? Её сторона не менялась уже двадцать восемь лет – Пейдж всегда играла только за собственную команду. Она ведь так и не ответила на вопрос, кем ей приходится Агата, и какие отношения их связывают. Судьба любит оригинальные повороты сюжета, так что Одри на минуту представила, каким боком обернулась бы ситуация, окажись ведьма её заблудшей матерью, нашедшей своё чадо в самый сложный для него период. Как Пэрриш выкручивался бы в таком случае? Насколько сложно следовать его указаниям, но целенаправленно вести его в пропасть? Выступая против Агаты, Одри наживала себе врага в лице ведьмы. Бодаясь с Пэрришем, она переходила дорогу всему полицейскому управлению. А стены тем временем сдвигались всё плотнее, оставляя всё меньше лазеек, над каждой из которых следовало подумать. На данный момент, пока она всё ещё находилась на территории капитана, с ним следовало соглашаться, пусть и прихватывая зубами щеку изнутри, ибо под его взглядом тянуться к монете не хотелось.
Словно прочитав её мысли, капитан завёл совершенно новую песню: о контроле и о способах его достижения.
Элеонор/Одри

Медленно и методично разворачивая рукава рубашки обратно, чтобы у запястий скрепить манжеты пуговицами, Хантер почти по-змеиному усмехнулся, когда из полного яда рта Пейдж выпорхнуло целое слово: «Спасибо», - и даже обращённое именно к нему. Но комментировать это проявление вежливости, по крайней мере той, на какую задержанная вообще была способна снисходить, не стал, только сделал себе заметку, что Одри знакома не только со словом «пожалуйста», которое она выталкивала из себя несколько минут назад, словно пыталась его ртом родить. Что ж, по крайней мере, не придётся её учить благодарить, раз она уже это умеет. Продев пуговицу в отведённую для неё дыру, Хантер взмахнул рукой одёргивая рукав и снял со спинки стула пиджак, вдеваясь в рукава. Он умел читать людей, и хоть не мог залезть Пейдж в голову, вытянув на поверхность все необходимые ему ответы, но мог различить идущую внутри неё борьбу с самой собой. Обучение сдержанности началось независимо от её желания, стоило лишь Пэрришу переступить порог допросной, выпроваживая детективов. Он редко сам проводил допросы, не встревая до тех пор, пока не выходили на первый план очевидные проблемы, не дающие возможности рядовым полицейским продолжать общение с задержанным.
Зеро/Хантер

http://sd.uploads.ru/ZTfE5.png

http://sa.uploads.ru/eQCqN.png
Алиссия
посмотреть

https://68.media.tumblr.com/6aba1bc6cd939d1e1ff675f8b5e4dbd9/tumblr_oly8ucZSDJ1qdqywso1_250.png
Адам
посмотреть

http://funkyimg.com/i/2p7aj.png
Уильям
посмотреть

http://savepic.net/9018645.gif
Рипли
посмотреть

http://funkyimg.com/i/2oZUN.png
Вероника
посмотреть

http://s5.uploads.ru/OHNyL.png
Мэдисон
посмотреть


0

153


http://s8.uploads.ru/dH0fu.png

http://sg.uploads.ru/AGK17.png
Наступало время, когда нужно готовиться ко сну. Бледная тень сметала подолом своего чёрного платья крошки света, оставляя за собой синее, пустое небо. Вспыхнув единожды, дрожали, но всё ещё не могли сгореть - звёздам не до сна. Ветер влажный, бьётся о дрожащие окна, будто прячется от чего-то страшного. Мир заполнила тревога, до самых краёв.
Рита Мэй будет думать, что её предупреждали, что её слёзно просили остановиться. Тени никогда не сгущаются просто так - они прячут в себе Великое Зло. Но тогда Рита думала, что прогонит страшилищ ярким и нелепым нарядом. Если она измажется в крови, то её примут за мёртвую и никогда не нападут. Любую явную угрозу можно миновать. А о скрытых Сорель тогда ещё не знала. Оттого, быть может, она ещё не прятала своих демонов - она жила с ними бок о бок. Их существование было самым естественным, самым настоящим из всего, что происходило в жизни девушки - даже сказки.
Даже сказки, в которые она почти потеряла веру.
Это были незнакомые чувства, болезненные. Все идеи и образы внезапно пропали, оставили её одну, в пустоте, окружённой тенями. Мрак ночи - воплощение одиночества, и нет ничего больнее. Чувства, охватывающие с ног до головы, внезапно замирают комком поперёк горла и не дают дышать. Разорвать себе глотку ногтями, выпустить, отпустить, освободиться и вернуть их путём конца собственной жизни, но демоны Риты держали её за руки и шептали, задыхаясь и посмеиваясь: "Ещё будет, ради чего жить"... Эти мысли не давали покоя, становились ещё одним мучителем, ещё одним всепожирающим огнём, и пора бы сгореть, но толку, если пепел станет частью тьмы и пустоты, от которых теперь точно не сбежать.
Невозможно сбежать от того, что уже часть тебя.

читать продолжение: «close my eyes»

Шел одиннадцатый час ночи, я тихо и мирно выпивал вторую бутылку французского розового, предаваясь воспоминаниям о своем лихом детстве и не менее лихой юности, как вдруг… Прибежал Рауль, с которым мы не разговаривали (во благо или во зло) аж с двенадцатого числа прошлого месяца, когда я приглашал его на свой ДР, не просто какой-нибудь, а юбилейной… Но все это, собственно, не так важно. Важно, что он ко мне прибежал, наорал, что я, де, должен восстать из мертвых, потому как… Рита, господижбожешьмой, ПОЛУЧИЛА ПОСТ НЕДЕЛИ!
Признаться честно, сперва, в моем затуманенном хмелью мозгу промелькнула мысль, что таким образом он хочет получить с меня пост. Но, потом, после тридцатисекундного размышления, до меня-таки дошло наконец, что Рита ПОЛУЧИЛА ПОСТ НЕДЕЛИ!
Что я могу ей сказать на это? На самом деле много чего, но, боюсь, многое из этого «много чего» будет не слишком цензурным, поэтому придется заменять подходящими по смыслу синонимами. Во-первых, Рита – офигенна, потому как дождалась меня в этом отыгрыше, пока я путешествовал по Индии/Китаю/Вьетнаму/Франции/Ирландии/Австралии/Кот-д'Ивуару. Во-вторых, Рита – офигенна, потому как она поддерживала меня, когда я собирался уходить и когда я собирался возвращаться. В-третьих, Рита – офигенна, потому как она в принципе согласилась со мной играть ЭТО (что именно – смотрите в следующих выпусках Рита-Киллиан magazine). И, наконец, в-четвертых, Рита - офигенна, потому как первым же постом в нашем с ней затяжном отыгрыше она попала в десятку.
Детка, ты заслужила эту награду #ящитаю. И я рад, горд, счастлив, что судьба (в лице все того же Рауля) свела нас вместе. Я тебя люблю. Ты молодец. И беги уже, наконец, за своим персональным Оскаром – сегодня Уоррен Битти не ошибся, и он достается именно тебе.
Гип-гип-ура!
   
(с) Киллиан
Рита!
Я совершил ради тебя подвиг, как ты видишь, и растолкал Киллиана. Все ради тебя! И мои слова будут, должно быть, короче, но я хочу, чтобы ты знала несколько вещей: а) Смотри, ты окружена мужиками! Как у тебя такое получается? б) Я вообще знаю, как это получается - ты просто слишком крутая, и каждый твой пост - как маленький шедевр. Вообще сочувствую людям, которые не играли с тобой, потому что они не понимают, какой это кайф: читать твои посты. Не удивительно, что один из них снова лучший. Будь моя воля, так каждый был бы, но столько недель попросту не хватит в календаре) В очередной раз благодарю небеса за то, что мы с тобой познакомились. И желаю тебе, дорогая Рита, чтобы твои трудности реаловые оказались совсем не трудными и закончились очень быстро. Всегда помни, что твои мужики (из них я самый главный, это помни особенно хорошо) всегда будут тебя любить, уважать, обожать и радовать!)
   
(с) Рауль

https://66.media.tumblr.com/4503d7e6cfca3cf942d150e14e1d4500/tumblr_octdw9l2iT1us77qko1_1280.png

http://s1.uploads.ru/uMwUj.png
Эмили

http://s2.uploads.ru/aW05Q.png
Арчи

http://s4.uploads.ru/e4lip.png
Ник

http://sf.uploads.ru/xJran.png
Мария

http://s2.uploads.ru/iI7Zo.png
Бен

http://s0.uploads.ru/wZFS5.png
Рокки

http://se.uploads.ru/bzNsL.png

Иногда при определённом повороте головы, каком-то особенно внимательном взгляде или перед тем, как озвучить протест, Джиневра напоминала внешне своих братьев и отца. Флинн успел полюбоваться на них не только на фотографиях, но и просматривая съёмку с задержаний. Отчасти, поэтому ему настолько удивительно было следить, как она скользит через людской поток с выпрямленной спиной и не сбавляя шага. В такие моменты сомнения в принадлежности к семейству Джеймс одолевали с новой силой. Почему около двух десятков лет находясь среди людей, считающих, что жизнь им чем-то обязана, она никогда и ничего не просила, даже если реально нуждалась в помощи? Может быть, потому что ровно столько времени её и не получала? В одну минуту Флинну казалось, что он её достаточно знает; знает мелочи, которые она любит или не любит; знает предпочтения; знает, как она поведёт себя в той или иной ситуации. А буквально в следующее мгновение начинал считать, что не знает её совсем, пускаясь в это узнавание по новой.
Как только Джиневра отошла на половину квартала, Хэйвуд тронулся с места и поехал вперёд, обгоняя мелкую и проезжая до самого участка. Напротив него у кафе имелась небольшая стоянка, так что Флинн сразу занял парковочное место. Особый обзор входа им не требовался, а внимания они так не привлекали абсолютно.

«Sense and Sensibility» Флинн

И вот она бредет, спотыкаясь, по тротуарам. Желтый букет в одной руке, неиспользованный билет на метро в другой. Здесь когда-то пила. Здесь проходит уже третий раз. На этом указателе со стертой последней буквой заостряет внимание, кажется, каждые пять минут. Пальцы уже немеют от холода этой никак не наступающей весны. Манят неоновые вывески, что освещают путь уже куда лучше, чем догорающий дневной свет.
Ко всем чертям.
Она распахивает двери первого попавшегося бара, но смотрит почему-то в сторону дороги. Дверь поддается слишком легко. Цветы жмурятся и панически хрустят крафтовой бумагой о чужое плечо. Ее отбрасывает на шаг назад этим столкновением. Билет, выпущенный из пальцев, подхватывает ветер. Быть может, повезет кому-то, и он окажется счастливым.
Она выдает под нос свое "смотри куда идешь" и окидывает случайного встречного беглым взглядом. Не за что зацепиться, слишком аккуратный. Прочь.
В баре до странного пусто и прохладно. Не стучит лед о стекло, блестит пустая стойка. Справа компания молодых мажоров отмечает очередной прожитый кем-то год. Слева полноватая дама средних лет чинно посасывает третью маргариту.

«точки на щеках весны» Джэнни

На улице уже стемнело; то есть, это небо было темное, а город оставался хорошо освещенным уличными огнями, светом из окон и вездесущей неоновой рекламой, поэтому можно было не переживать за поздних прохожих, но Рауль все равно переживал. Будь на месте Риты кто угодно другой – и ничего страшного, но с этой девушкой надо было держать ухо востро. Обмануть ее, как думал Ранье, не составит большого труда, и кто-то мог воспользоваться ее наивностью. Рита Мэй, конечно, подобно дикому зверю чувствовала опасность, даже если та исходила от внешне ничем не примечательных людей, но что, если ее чутье дало сбой?
Несколько раз он позвонил – бесполезно.
Позвонил еще, и еще, потом понял, что звонить бессмысленно, но все равно повторял это раз за разом, пока доставал сендвич из холодильника, пока ел его, пока потом надевал ботинки обратно и шел на улицу – искать.
Только он вышел, только подумал, куда пойти в первую очередь, как Рита Мэй перезвонила сама. Рауль успел напомнить себе, что «мамочку» включать не стоит, убедился, что с ней все в порядке, что скоро придет, и снова вернулся днем. Беспокойство отпускало неторопливо, будто нехотя, но Рауль думал о карпах – они плавают, хватают ртом воздух – и успокаивался, раскрывал тетрадь, принимался за незаконченные оборванные ряды нот. Одна за одной, флажок, штиль, точка.

«side by side» Рауль

Я выйду из машины, приподниму воротник куртки, пороюсь в карманах. Всего неделю назад я бы отыскала в них пачку сигарет и дешевую зажигалку, сейчас они пусты. Я слишком усердно готовилась к встрече с прошлым - отказалась от привычек человека, которым была, подальше запрятала свои страхи, оставила только необходимое - мысли, образы людей с которыми хочу поговорить. Сегодня я наступлю на горло своей гордости, слово прости будет звучать чаще, чем я произносила его в прошлом. Знаешь, если посчитать сколько "прости" я по сути задолжала другим, не хватит и дня, чтобы исправить это, не произнося больше ничего, кроме искреннего прости. Я вспомнила, о чем хотела тебе рассказать, хотя могу предположить, что, находясь по ту сторону вселенной от меня, ты и так в курсе всех событий моей жизни. В моей жизни появился другой мужчина. Он вошел в мою жизнь, когда я еще не закрыла за тобой плотно дверь. Мне важно понять насколько бы ты одобрил его, согласился бы пожать ему руку, если бы я могла познакомить вас? Ты всегда воспитывал во мне самостоятельность и силу, а он ставит меня перед зеркалом, становится позади и говорит смотреть. Я в половину меньше, и плеч ширина его меня пугает. Рядом с ним я как ноготок мизинца. Он русский, он медведь по походке, по росту, по поведению.
«It's My Faith» Вероника

Брэдфорд на людях – сама любезность. Это противоречит тому, что Эллрой помнит об этом человеке по хищной встрече в «Сэра», но наблюдать за ними – пусть даже одним глазом – сводит скулы от умиления и скуки. Харрис кажется Тому влюбленным в свою содержанку по уши – в лучших традициях бабских романов, где после злой зависти общества следует шикарная розовая свадьба с голубями, затыкающая любые слухи. А то, что бьет – ну, ревнует к каждому столбу, наверное.
Эллрой не чувствует ничего. Только отстраненное непонимание мира и Элис. Как ей было лень рассказывать что-то о Харрисе, так и Тому становится лень таскаться за ними по светским раутам и вычислять причины поведения Росс и Брэдфорда уже где-то на третий день полевой работы. Если Элис просто соскучилась по сексу с Томом и таким странным образом пыталась возродить то провальное нечто, что у них называлось отношениями – так могла бы не придумывать такие изощренные планы, рано или поздно он сам клюнул бы на крючок. Разве ему много надо? Пару раз задницей вильнула и получила  свои пять раз за ночь, правда, насколько много и что вообще нужно Элис – это уже совсем другая история. А пути женских мыслей даже для такого бабника как Эллрой – неисповедимы и тем прекрасны, что их чувства можно не считать за что-то важное. Включит истеричку – а ты ей дебила и «милая, я не могу тебя постичь, прощай».

«Hide'n'seek» Томас

Просто ей хотелось побыть в одиночестве на сцене, чей задник задрапирован красным занавесом, ей хотелось ощутить мощь своего голоса в пустом зале, ей хотелось ласкать красный бархат занавеса своими пальцами, чтобы он цеплялся за ее кольца – ей хотелось закрыть глаза и представить, как она занимается любовью прям на этой сцене, и, уж конечно, не с Харрисом. В принципе, подошел бы любой мужчина, который не является Брэдфордом.
Черная краска весенних туч собирается на горизонте яркими мазками-всполохами – наверное, будет гроза. Элис закрывает окно, выбросив предварительно сигарету, заводит машину. Ей нужно купить самое лучшее платье на свете.
Впрочем – любое платье будет лучшим, если оно надето на Элис.
В дорогом салоне (язык не поворачивается назвать его магазином), примеряя сотое, никак не подходящее ей платье, Элис почему-то вспоминает свою семью. Мысли эти только ненадолго поселяются в ее голове, затем Элис выгоняет их с облегчением, решив принять за аксиому то, что семья ее мертва в полном составе. Получается даже любить их – униженную мать и алкоголика-отца, любовь к сестре сияет яркими красками – подумать только, смеется Элис, я люблю вас за то, что вы умерли.

«Hide'n'seek» Алиссия

http://se.uploads.ru/xKjQ9.png

всего на миг, я перестал дышать тобой...

Лучшая игра недели

Кто бы мог подумать, что слова Марка сказанные в пылу неудержимых эмоций, тогда, в день его выпускного, станут не просто проведением, а настоящим проклятием. Он даже с количеством лет почти угадал, предрекая крах их с Уэйдом отношений. Но тогда его слова были защитной реакцией юного и по уши влюбленного мальчишки, тогда как сейчас, их смысл обратился против хозяина, расставив все точки над i. Вечности не существует: разрыв - тому не лишнее доказательство. Любовь - какой бы сильной она не была, не всегда способна вынести муки предательства. Любовь не всесильна, когда приходится делать выбор в пользу чего-то более весомого. И сколько бы она не значила для человека, иногда лучший способ справится с потерей - просто отпустить.   
Марк не жил все это время, а влачил жалкое существование, как ему казалось. Время текло слишком медленно, будто бы издеваясь над ним. Минуты и часы ощутимо гасли в его сердце и умирали мучительной смертью, вопя в агонии и доводя Эванса до сумасшествия. Каждый день напоминал сплошной "день сурка", с одной лишь разницей: вчера на ужин был виски, сегодня - джин.

Натаниэль/Марк

Уэйд сидел на корточках  перед  горкой старых разлетевшихся  по полу фотографий. С них смотрели на него незнакомые люди, некоторые были черно-белыми из далеких годов, когда его еще даже в отдаленном проекте не предполагалось. Он ворошил их пальцами, как гору опавших листьев, пробегал глазами по местами тусклым и выцветшим изображениям, а потом подцепил за край одну и встал. Задумчиво поглядел на обратную сторону, оказавшуюся девственно-чистой - без каких либо подписей и пометок, осторожно ссыпал карточки обратно в коробку и задвинул ее ногой в угол чулана.
Фотография оказалась обычной, цветной, родом, наверное, еще из девяностых, если судить по одежде и возрасту Клайва, который и был на ней изображен. Куда больше его занимал другой персонаж - юноша, чем-то неуловимо похожий на самого Уэйда, с дерзким упрямством во взгляде и лучистой улыбкой. Камера запечатлела его в момент смеха  - видимо, склонившийся к его уху Клайв рассказывал парню что-то очень забавное и тот смеялся. Открыто и чисто.
- Что-то ты притих, мил друг, - заметил Клайв, когда Колман, едва не вписавшись в дверной косяк, остановился и протянул ему фото.

Юджин/Уэйд

С закрытыми глазами

Это был просто разговор двух знакомых, друзей. Они друзья. Только и всего. Этим он пытался успокоить себя, хоть и видел, какими глазами смотрел на нее другой. Так не смотрят друзья. Даже близкие друзья. Так смотрит влюбленный в женщину мужчина. Бен тоже смотрел на ее такими глазами, пока Мария не перестала видеть в нем ничего больше, чем монстра. Но он был ее монстром. И думать не мог о других женщинах. Не мог отыскать ей замену. Такой попросту не было. Она слишком сильно въелась в сердце и в почерневшую душу, забралась под кожу, поселилась в голове и мыслях. Какой же он дурак... Смеет грезить о той, которую уже не вернуть назад. Они не были вместе долгие месяцы. Бен сам прогнал девушку. Она могла начать новую жизнь, ведь именно этого он и хотел, когда указывал ей на дверь. Чтобы она жила, не оглядываясь назад. Забыла все дарованные им ужасы и боль. Вновь смогла полюбить, смеяться и жить. Чтобы была счастлива. Сейчас Мария выглядела счастливой в обществе друзей. Если в первые минуту он даже издали чувствовал, как напряжены были ее плечи, то теперь она расслабилась и наслаждалась глотком свободы. Ей не нужно было время, ей нужна была свобода от него.
Смог бы он сейчас развернуться и выйти в ту дверь?
Бенджамин

Прикасаться к ней сейчас не слишком хорошая идея. Пинок локтем всколыхнул таившуюся в груди боль. Мизерный отголосок пережитых ранее стараний с детонировал, посылая по телу волну испепеляющего жара.  За отсутствие приступа спасибо лекарствам. Мария подошла слишком близко к опасному краю за которым обрыв и падение в глубину ненавистного подвала кишащего кровавыми призраками. Вдох-выдох. Поперек горла стал желчный ком. Девушка нащупала резинку под браслетом. Спустила ее ниже по запястью. Несколько раз щелкнула себя по руке. Поморщилась. В голове наступил небольшой просвет. Компания рядом до сих пор бурно обсуждала состояние бывшего коллеги по центру помощи. Сплетничали, что его бросила жена. Забрала детей и переехала в Небраску  к своей интернетовской любви.  Он решил искать спасение на дне бутылки. Старая история. Бетанкур цеплялась за болтовню, используя ее в качестве спасательного круга. Она на благотворительном вечере. Вокруг люди. Опасности никакой нет.  Мраморный пол не разверзнется под ногами. Она не провалится в тартарары.
- На перьях краска распределилась не равномерно, - Род продолжал водить пальцем по шее. В осторожных касаниях Марии мерещился сексуальный подтекст.
Мария

Несносный босс

"Она. Меня. Достала".
С какой силой нужно пытаться влезть человеку в мозг, чтобы он то и дело поминал тебя не самым добрым словом. Рита Мэй Сорель раздражала, действовала на нервы... Да просто БЕСИЛА, в конце концов. Юхан держался, улыбался, сцепляя до скрежета зубы, очень стараясь, чтобы эта улыбка не выходила похожей на оскал, вежливо отвечал и злился, злился, злился...
Рита очень ловко впилась в оболочку его головного мозга буквально с первых дней знакомства. Сначала Юханнес не поверил. Не поверил тому, что у такого серьёзного и респектабельного человека, как уважаемый мсье Сорель может быть такая взбалмошная дочь. Называть бестолковой Лофгрен её бы не стал, но то и дело ему казалось, что скоро он выскажет ей в лицо абсолютно всё, что он думает о взрослых, получивших образование, девушках, ведущих себя, тем не менее, как дети.
"Достала".
В очередной раз с раздражением перелистнув страницу каталога имеющихся в наличии экспонатов его нового "музея" Юхан задержался взглядом на двух совершенно одинаковых греческих амфорах.
Юханнес

«Он. Меня. Достал».
С какой силой нужно было выедать мозг, если Хэл, жизни своей не представляющая без ежедневной работы с антикварными вещицами и предметами, готова была вцепиться клиенту в глотку. Мистер Смит, один из самых верных и обладающих высокой покупательской способностью клиентов, с, безусловно, хорошим вкусом и приличествующей в антикварном деле дотошностью, за последнюю неделю настолько эту самую дотошность проявлял, что даже обладающая практически безграничным терпением Хэлори, начинала подумывать о лежащем под стойкой мачете.
Учитывая передачу лавки новому владельцу, - пересчет и перепись имеющихся в наличие экспонатов, расшифровка записей в торговых книгах, подбитие балансов, сальдо, активов и прочей бумажной лабуды, - мистер Смит имел все шансы остаться без чего-нибудь очень дорого сердцу и кошельку.
«Достал».
Рибаш сияла приклеенной улыбкой, сосредоточенно пересчитывая пуговки-жемчужинки на прекрасной сохранности жилете начала XIX века, на стоявшем прямо за спиной мистера Смита манекене.
Хэлори

Если долго всматриваться в бездну

Уильям, насупившись, угрюмо смотрел на судмедэксперта, пока та изучала фотографию. Если Нина и прониклась, глядя на двух счастливых улыбающихся старшеклассников, то не слишком. Разве что её голос изменился: оставаясь по-прежнему отстраненной, мисс Мур уже не была настроена недоброжелательно. Уилл понимал, что эта женщина наверняка устала после тяжелого дня. У неё «висят» куча дел и трупов; её дергают все, кому не лень, задавая тупые вопросы; вредные детективы подгоняют: «Когда-когда-когда ты отдашь отчет, когда-когда-когда?», а теперь ещё и Эллис докопался, не даёт уехать домой.
Он забрал у Нины фотографию и бережно спрятал обратно в карман. Спасибо, мисс Мур, прямо утешила. Теперь Эллису однозначно светит перспектива весьма плодотворно провести ночь в компании с бутылкой и собственным воображением. Врагу не пожелала бы такой смерти… Отличный старт для размышлений. Можно представить, что у Анны вытаскивали органы через естественные отверстия тела. Или что её неоднократно насиловали инородными предметами.
Мысли ещё не оформились, а Уильяма уже затошнило. Он терпеть не мог такие туманные формулировки. Не мешало бы уточнить, по какой шкале ведется оценка ужасности данного преступления.
Уильям

Поднявшись с постели, она первым делом направилась к окну и открыла шторы, впуская в комнату сероватый утренний свет. Этим утром ей хотелось жить, улыбаться и радоваться новому дню.
Босыми ногами женщина прошла до небольшой кухни и запустила кофемашину. Пока она варила вкуснейший капучино, Мур успела принять душ и одеться в темно-бордовый брючный костюм и кремовую блузку с кокетливым кружевным воротничком. В спешке не было нужды, так что Нина, не торопясь, выпила кофе с круассаном, наложила макияж и убрала темные волосы в тугой пучок на затылке. В последний момент сунув ноги в темно-коричневые замшевые туфли и подхватив с банкетки у входа сумку, женщина выскользнула в подъезд.
Закрыв за собой дверь и повернув ключ в замке, Мур застучала каблучками по лестнице. Почти повернувшись к лестнице, она заметила, что ради разнообразия её почтовый ящик сегодня не пуст. Пришлось вернуться в квартиру и нетерпеливо перебрать ключи, ища нужный. Вскрыв почтовый ящик, Нина достала оттуда обычный бумажный конверт.
Сев в машину, доктор первым делом достала из сумки письмо. На конверте неожиданно не оказалось почтовых марок и штампа принявшего его отделения. Нахмурившись, Нина тут же вскрыла его.
Нина

Курс конфетной терапии

Ненадолго нейтрализовав Ник пирожным, хирург закатил глаза, а протянувший ему руку Митчелл, похоже, его понял – во взгляде читается: а я, мужик, ее уже двадцать пять (или сколько там?) лет терплю, приятно познакомиться, сочувствую. И это все за пару секунд продолжительности рукопожатия. Арчи его тоже хорошо понимает, ведь и у него есть сестра – правда, старшая, и, правда, длани к небесам в их тандеме чаще возводит она, – но это все уже роли не играет.
Вид у Хита сегодня помятый, оно и понятно: домой вчера шел спать, а в итоге полночи пробухал. Сначала в компании Веры, обдолбанной кокаином и вывалившейся из очередного творческого кризиса прямиком на хату к старому другу. Сидела, широко раздвинув ноги на мужской манер, тянула из холодильника банку за банкой, опохмеляясь после абсента, и снимала всякую хуйню, узревши отблески Вселенной в бликах годами побитой пепельницы, пока Арчи, закинув ноги на спинку дивана и принявшись за тот самый абсент, рассуждал (а вернее, ныл) о смысле жизни и своих хронических неудачах с женщинами.
– Так, может, ты педик?
Арчи

Ах ты подлый человечишка! – возмущенно думает таксистка, но вслух выражать мысль не собирается – в ее руках, помимо пироженки, связка брелоков для ключей – и все они в виде персонажей из «Звездных войн». Подарок на Рождество, лучше которого и не сыскать, и одно то, что брат не поленился сообразить радость для своей повернутой на культовой саге сестры, делает Картер дико счастливой.
Когда Митчелл уходит, Ник предлагает Арчибальду устроиться там, где ему будет удобно, заодно пристально разглядывает его лицо.
- Ты хвастаешься новыми очками или собираешься достать нейтрализатор памяти из «Людей в черном» и заставить меня забыть о том, где находится детское отделение и что там можно раздобыть? – чуть хмуря брови, она готова в один момент выбить из рук хирурга всё, что вызовет у нее подозрение.
Упоминание об индейке и наличие хорошего воображения проворачивают в голове Картер приличную картину, и теперь женщина почти чувствует этот вкусный, пьянящий аромат, отчего рот наполняется слюной, а желудок бы и рад заурчать, да только пирожное в состоянии поглощения – принимает весь удар на себя.
Ник

http://sd.uploads.ru/ZTfE5.png

http://s4.uploads.ru/7Ybk1.png
Дамиан
посмотреть

http://savepic.net/8980467.gif
Рипли
посмотреть

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/03/d2629225eb5e080d8228309e08a6c4bc.png
Джонатан
посмотреть

http://funkyimg.com/i/2pzCJ.png
Дианна
посмотреть

http://funkyimg.com/i/2pupH.png
Уильям
посмотреть

http://sh.uploads.ru/FjWKB.png
Алиссия
посмотреть


0

154


http://sd.uploads.ru/qHlN1.png

http://s9.uploads.ru/H3cnJ.png
Я не так уж и рано стал отцом.
Многие становятся родителями гораздо раньше и, совершая ошибки, легко оправдывают себя тем, что просто еще не были готовы к такой ответственности, что на них свалилась с рождением ребенка. Мне же было сложней себя оправдывать. Мне было уже тридцать и для многих это тот возраст, когда дети уже становятся необходимостью, а не случайностью, которая случилась из-за обычного секса на одной из вечеринок, где ты по глупости забыл о презервативе. И дело не в возрасте. Никогда дело не было в том, сколько мне лет и готов ли я к семье и детям. Все дело было лишь в том, какая именно рядом со мной была женщина. Можно стараться, но все равно всегда будет недостаточно. Можно не спать ночами и все равно в итоге будет недостаточно твоих стараний, а спустя несколько ночей, ты просто будешь даже не в состоянии оторвать голову от подушки и от этого... станешь повинен во всем, с чем не справился, становясь ужасным мужем и отцом. Все дело не в возрасте, а именно в человеке рядом. И в уважении, которое должно быть к тому, с кем ты все же решился на рождения ваших детей. Даже если и нет любви. Или же иных чувств. Иногда важно лишь уважение, которого достаточно для того, чтобы суметь дать ребенку ощущения стабильности. Чтобы позволить ему не бояться, что родители вот-вот начнут делить его между собой, перетягивая каждый на свою сторону. С Норой не было ничего, кроме взаимной ненависти друг к другу и желания уничтожить при первой же ошибке. Она сумела за годы внушить мне, что я ужасный отец и наши с ней дети несчастны именно из-за меня. Она сумела загнать меня за эти годы в угол, из которого я мог лишь слабо отбиваться, временами показывая зубы, когда уставал подчиняться и жить по одним ее прихотям с требованиями. Она очень умело давила через дочь и сына, что в конечном итоге, я дал ей разломать мне хребет, давая костям треснуть в нескольких местах. С проходящими днями, я прекращал узнавать самого себя.

читать продолжение: «.я прошу тебя, просто будь»

Вот настал тот день, когда я могу сказать, как же сильно рада тому, что твой пост выбрали в лучший, и уверенна на сто процентов, что он как раз более, чем достойный, и вообще, каждый твой пост достоин быть лучшим! Для меня то, как ты вкладываешь свою душу в свое письмо, выкладываясь не просто на все сто, а намного больше, потому что я заражаюсь твоими эмоциями и получаю нереальную порцию вдохновения! Я обожаю все, что ты делаешь, потому что ты это делаешь качественно и с душой, но куда еще важнее, что все это для меня! Я безумно люблю Леннарта и все ваши посты за него, и этот пост, пропитанный одновременно нежностью и любовью, а также и страхом за жизнь своего любимого человека и желанием отомстить за пережитую боль, просто магический! Потому что так писать нельзя, а это и есть настоящее волшебство, которым ты точно владеешь! Я так рада, что даже спустя три года жизни Арта и Рене, мы ими вдохновляемся и чувствуем так, словно они живые, так как каждая строчка в твоем посте задевает меня за живое и заставляет чувствовать все эмоции Рене, а это все благодаря тебе одному! Я безумно счастлива, что ты пишешь посты для меня, и я никогда не перестану радоваться моменту как маленький ребенок, хлопая в ладошки, когда ты отдаешь мне пост для того, чтобы я его прочитала, потому что я знаю, что меня непременно ждет настоящее чудо - кусочек твоей души. Спасибо, что ты у меня есть ** И Леннарту спасибо, что он есть у Рене ** люблю вас, солнце!   
(с) Рене

https://66.media.tumblr.com/4503d7e6cfca3cf942d150e14e1d4500/tumblr_octdw9l2iT1us77qko1_1280.png

http://s1.uploads.ru/5NSyH.png
Лианна

http://sh.uploads.ru/RfOG3.png
Уильям

http://sg.uploads.ru/Gads4.png
Джэнни

http://s4.uploads.ru/TsdJ4.png
Джастин

http://s1.uploads.ru/QgDXS.png
Мария

http://sh.uploads.ru/6NpiF.png
Бенджамин

http://se.uploads.ru/bzNsL.png

Работающий на два фронта, имперский пилот жил на волоске от смерти вот уже полтора года. Он честно выполнял поручения Эрсо и работал в сговоре с силами Альянса и только чудом оставался не рассекреченным собственным руководством. До того момента, как этого мальчишку обвинив в шпионаже пустят под суд, заковав в кандалы, остаётся совсем немного времени. И, кажется, он об этом уже догадывается.
Гален забрался рукой за отворот мундира, коротко передал микросхему в грязную ладонь лётчика и ухватил его за форму, прижимая к себе в тот момент, когда пилот хотел было раствориться в толпе себе подобных. — Найди её на сей раз. Найди, Кори. — Сухо и с нажимом, Гален не был настроен шутить. На немой вопрос «Где?» застывший на губах побледневшего пилота, Гален лишь покачал головой. О местонахождении собственной дочери он до сих пор ничего не знал. Можно было только догадываться, куда и зачем пойдёт Джин, чтобы избавиться от вечного преследования вездесущей империи. — Лети на Джеду. Не найдёшь её – найди Со. И передай ему это. Если связаться с Геррерой не удастся, отправляйся на Куросант.
А если не сможешь, то я найду её сам. Рано или поздно. Чего бы мне это ни стоило.

«Rogue One» Матиас/Гален

Кровь слишком быстро бежала по венам. Шипела от нехватки кислорода. Капилляры взрывались изнутри. Начинали неметь пальцы. Скомканная материя пропиталась слезами. Руки соскальзывали с плеч монстра, лишая Марию возможности удержаться в реальном мире. Она карабкалась обратно. Пыталась обнять мучителя за шею. Где-то на задворках сознания пульсировал маячок, сигнализирующий не разжимать пальцы. Не отпускать  Бена-человека. Получив немного пространства, зверь расправит плечи. Сбросит оковы и выдернет прутья из клетки. Он вырвется. Забудет успокаивающие слова. Отметет доверие в сторону. Палач и жертва вернуться в привычное русло насилия. Боль  высекла глубокий желоб в душе ирландки. Бездонный… Темный.. Черная вода на дне застоялась. В ней вязнуть конечности. Киселеподобная жижа заполнит нос и рот… Просачивается в легкие. Девушка захлебнется болью прошлого и настоящего…  Боль неизменная величина в судьбе Бетанкур.  В тоже время, она всегда различна по своей ранящей силе. Каждый раз открывается новая острая грань. От мучительного разнообразия волосы на затылке становятся дыбом и начинают терять цвет. Подруга говорила, что у Марии слишком много седых прядей. Их отчетливо видно на золотистых локонах.
«С закрытыми глазами» Мария

Если бы про жизнь Джеки Эстакадо однажды бы решили написать книгу. Она бы непременно стала бестселлером. История успеха. Человека, который сделал себя сам. Не обладая особыми талантами, связями, богатым наследством. Этот человек собственными руками и старанием пробил себе путь наверх. Карабкаясь по головам, предавая тех, кто обычно сам привык предавать других. Не забывая про друзей. Джеки был тем, кто олицетворял собой воплощение американской мечты. Из грязи в князи. Несомненно, автор бы написал, что не малую роль в жизни данного человека сыграла удача. Эта госпожа буквально благоволила Эстакадо. Осыпая его подарками судьбы раз за разом. Но в тоже время нельзя было бы умалять и его личное стремление. Стать тем, кем он является сейчас. Не смотря на бой, невзгоды и неудачи. Джеки после каждого падения поднимался вновь. И не просто шел вперед. Он бежал. Буквально мчался на встречу своему успеху. Обгоняя всех тех, кто пытался ему помешать. У автора несомненное получилась бы красивая история. Которая могла бы вдохновить ни одного подростка. А потом бы по ней сняли не менее замечательный фильм. С лучшим режиссером, отличным актером и сногсшибательной рыжеволосой подружкой главного героя. Эстакадо усмехнулся.
«Sierra Munoz» Леонардо/Джеки

Я посмотрела на сестру. Вся одежда, она все так же была ей велика. Но не было больше неумело пришитых заплат. Еще полчаса назад она жрала землю, но кто поверит?
- Мы что, умерли?
Мона смеется. Я никогда не слышала, чтобы кто-то ТАК смеялся. Ей было весело, но она ничего не объяснила.
Она сказала, что сделает нам чай.
Она сказала, что все в порядке.
Она сказала, что мы живы.
Я ей не поверила.
Мы прошли на кухню. Она была очень светлой, в ней пахло весной и свежими ягодами. В ней пахло маминым пирогом. Я никогда не ела маминого пирога, она не умела готовить, ни одна из них. Но я сразу поняла, что мамин пирог пах бы именно так. В животе заурчало и Мона снова рассмеялась.

«bastards must die» Нора/Дафни

Что сказать, Уильям был мечтателем. И хотя на самом деле слыл бедняком, себя он считал настоящим богачём, коему каждый может позавидовать. Войдя в комнату с чашкой очень крепко чая с молоком в руке, Брэнстоун оглядел свою квартирку и вздохнул. Вопреки всем росказням о жилищах холостяков, квартирка Уильяма была очень чистой, что, правда, было трудно разглядеть в её неприличной простоте. Эта квартирка была не просто практически пустой и старой, а именно обветшалой. Мужчина не был привыкшим к богатству - да и с чего бы? Ведь рос он в весьма бедной семье. О богатстве он никогда и не смел помыслить, однако о тёплом, светлом и уютном жилище, своём маленьком доме с камином он мечтал с самых ранних лет. Он чётко и ясно представлял его в своих мечтах, как представлял всех персонажей, о каких он читал в тех немногих, но таких дорогих душе книгах, которые перешли к нему по наследству от родителей. Да, Брэнстоуны были очень бедной и простой семьёй, не отличающейся от их подобным ни особыми талантами, ни деловой хваткой, ни даже прозорливостью. Но одно важное отличие всё же было - Брэнстоуны всегда верили в мечты. Потому так отчаянно любили сказки.
«Magic Britain. Miles Away.» Ричард/Уильям

Четыре-три-два-раз.
Один. Один. Один.
С того самого первого раза, Пенни попадала в центр Вейла Корнера ещё пять раз, - каждую осень и весну. Проводила по несколько недель в закрытой палате, где каждый раз билась в кожаных путах, охватывающих тонкие запястья и щиколотки, пытаясь вырваться и сбежать, бороться со страхом, с которым её раз за разом оставляли наедине. Пенни помнит глаза мамы, такие же большие, как её, в них плещется не страх, животный ужас, от которого внутри всё обрывается, сводит судорогой. Прости, мама. Прости меня. Я не хотела. Пенни не хотела. Но змеи. Их слишком много. Они трутся о мою плоть. Они жаждут моей плоти. Прости меня, мама. Но ты не знаешь, что такое страх. Что такое, когда их головы протискиваются в меня, чтобы жалить изнутри.
Один-два-три.
Три. В пятнадцать Пенни взяла в руки бритву, мечтая, что сама сейчас прекратит всё это. Резала вены не поперёк, а вдоль. Но её нашли. Три. Три. Три.

«Погружение в синдром Адели» Джиневра/Пенни

http://se.uploads.ru/xKjQ9.png

И никого не стало

Лучшая игра недели

Эбни Холл начал пробуждаться около пяти часов утра. Это было нарушением привычной рутины, заведённой несколько лет назад: старый лорд любил вставать пораньше, чтобы заняться делами на свежую голову, но обслуживание всего одного человека не требовало больших усилий от штата из двенадцати постоянных слуг. Даже зимой и в таком просторном доме как Эбни Холл, поддерживать порядок было тем легче, что хозяин был нетребователен и постоянен в своих причудах.
Сегодня лорд Генри не сошёл, как обычно, к завтраку, чтобы занять своё всегдашнее место во главе длинного пустого стола - последний джентльмен-аристократ из вымирающего племени истинных лордов крови, подающих пример остальным. Его остывшее тело, высохшее и неожиданно маленькое, покоилось в гробу в одой из малых гостиных, завешенной, в знак траура, мрачными чёрными гардинами. Впечатлительные молодые служанки боялись войти туда все два дня, пока хозяин Эбни Холла ещё оставался под родной крышей. Но нынче ему предстоит отправиться в своё последнее и самое короткое путешествие. Впрочем, в последние недели он болел так сильно, что отказался даже от своих регулярных коротких прогулок по парку, и дорога до небольшого закрытого кладбища, вероятно, показалась бы лорду Генри утомительной.

Энджел/Эбни

Убрав правую руку в карман брюк, Руперт Осгуд закурил, уставившись в окно. Он заблаговременно спустился в гостиную, чтобы лучше рассмотреть интерьер. В комнате никого не было. Не имея особых навыков, Руперт все же не отказывал себе в удовольствии зрительно оценить обстановку, прикидывая, сколько сможет выручить от продажи того иди иного предмета. Он понимал, что львиную долю наследства получат те, кто мелькал рядом с покойным лордом чаще, чем никогда, но так же понимал, что Генри Сеймур не оставит его без гроша. К тому же, один из гостей сделал Осгуду выгодное предложение, от которого, в силу обстоятельств, мужчина отказаться не смог.
Руперт усмехнулся, воспроизведя в памяти похороны старика. К тому человеку, что лежал в гробу, Осгуд не испытывал ничего, кроме некоторой благодарности. Он не знал ни самого Сеймура, ни его окружение. Все эти люди были для него чужими. Не отличающиеся особой тактичностью родственники очень толсто намекали мужчине, что он здесь лишний. Ему здесь не рады, и это еще больше веселило Руперта. Перекошенные лица окружающих, презрительные взгляды, холодные усмешки - все это сопровождало Осгуда с первой минуты пребывания и Эбни Холл. На счастье дражайшей родни до настоящего момента еще никто не высказал своего недовольства вслух, но Осгуд чувствовал, что скоро этот момент настанет.

Эмили/Руперт

Когда-то, в прошлой жизни, Эбни Холл казался Джоанне не просто привлекательным, дружелюбным и желанным местом. Ей нравилось приезжать сюда, урывая у жизни часы и минуты, мгновения безмятежности и радости. Оплот истинной английской аристократии, веками вынашивающий в своём нутре новых представителей прославленного семейства, он вызывал трепет и восторг, не давая и на мгновение усомниться в своей принадлежности. Как сильно может измениться отношение. Как быстро, практически в одночасье, - поменяться впечатление. Эбни Холл, в котором Джоанна находилась сейчас, не вызывал в ней множество противоречивых чувств, далёких от пережитых в юности, главным из них было желание побыстрее уехать. Болезнь, подкосившая Эндрю почти на самом пороге, становилась достойным поводом не задерживаться в этих стенах более, чем требовалось для похорон и оглашения завещания покойного, который, пребывая в здравом уме и твёрдой памяти, если такое вообще применимо к Генри Сеймуру, в равной степени мог, как наградить своих родственников сполна, так и вовсе оставить их не удел.
Джиневра/Джоанна

Чарующий, прекрасный, волшебный Эбни Холл. О, сколько воспоминаний связано с этим имением! Здесь можно было отыскать поддержку и утешение, даже в самые мрачные периоды жизни. Здесь сбывались мечты и разбивались вдребезги надежды. Сюда тянуло возвращаться и возвращаться, потворствуя желанию однажды получить приглашение остаться насовсем. В атмосфере особняка всегда витало что-то величественное: аристократией были забиты щели плинтусов, стены дышали манерностью, диванные подушки являлись образцом благородства и хорошего тона.  «Пары голубой крови» в Эбни Холле по степени влияния могли соперничать с заразой, передающейся воздушно-капельным путем. Любой человек, ступающий за порог дома, моментально преображался: приосанивался, вздергивал подбородок, даже фыркать начинал с особой претенциозностью.
В общем, воображал о себе невесть что.
Виктория Рассел, расправляя на шее сложное ожерелье из жемчужных цепочек, предавалась ностальгическим настроениям. Ей действительно было, что вспомнить, - уж она-то провела в этом доме времени поболее, чем кто-либо ещё.

Уильям/Виктория

Changes

Оставалось три последних дня. Впереди выходные. Тайрон уже потихонечку начал собирать барахлишко. В его комнате конечно же царил беспорядок : разбросанная одежда, куча гаечных ключей и инструментов разного размера, лысая резина, которую уже давно было пора выбросить, но он все хотел сделать из нее столик в гостиную. Видимо не судьба.
Одежду срочно нужно было в стирку, прачечная была буквально за углом. Недолго думая, Кларк быстро закинул шмотки в корзину, взял мелочь, и пошел делать свое не любимое дело. Уже на месте он решил, что майка, в которой он был, тоже нуждается в обновлении, поэтому закинул в машинку и ее, оставаясь в джинсах и кроссовках. Скоротав время за журналом, парень вернулся с кипой чистой и сухой одежды, хорошо то, что сушилка в прачечной тоже была. Правда одеваться полностью не стал. Все равно его никто не видит.
Пришла пора инструментов, их надо было сначала собрать, ибо только они валялись по всей квартире. Кларк вынес пока еще пустой кейс в общую комнату, там стоял диван, тв и пара кресел, где он любил зависать с кальном. Там же лежали и новые диски, которые были натерты до блеска, через окно на них падал свет, что делала помещение на много приятнее глазу.
Тайрон

Путь к его потенциальному жилищу был не долог, но где-то на его середине, Элмерз решил забежать в ближайший магазин, чтобы купить что - нибудь съестное. Сказывалось, и, чувство голода, который он испытывал еще со второй лекции, так и желание показаться доброжелательным соседом - если уж он задержится в этой квартире надолго. На витрине его взору предстала куча выпечки разная по своей форме, внутреннему содержанию и размерам, но имеющая одинаково аппетитный вид. Мысленно облизнувшись, парень ткнул пальцем в самый аппетитный тортик, который ему тут же завернули, как подобает. Но этого показалось ему мало, и, уже в другом отделе Сэм приобрел еще, и, парочку сочнейших тако. С тако в одной руке и тортиком в другой парень направился дальше, едва сдерживаясь, чтобы не съесть все это здесь и сейчас. Должно быть, со стороны он выглядел несколько глуповато, но его это мало волновало. Наконец, спустя где-то 15 минут, он оказался на месте. Перед глазами брюнета предстало небольшое кирпичное зданием в несколько этажей, которое сильно отличалось от высоток, которые располагались по соседству. Это здание органично бы вписалось в пейзажи Бруклина, но никак не Манхэттена, и, должно быть было частью исторического наследия города.
Сэмюел

призраки фей на трамвайных путях

Луна, ты алыми серпами в зыбком зеркале сырого асфальта ложишься под колеса, устилая путь машин шумных, лязгающих своим металлическим нутром хуже дракона, заставляющего вот точно так же греметь пустые доспехи вот только недавно испепеленного одним выдохом рыцаря. В такие ночи, в танце темноты и багрянца, я все еще слышу его. Слышу его голос у себя за спиной, оставаясь немым и не к такому. Он – как я, только с другим знаком перед цифрой. Мы никогда не будем квиты. Он всегда высоко, далеко, иногда – за плечом, порой – перед глазами. Следующий свидетель. Грядущий палач. Мой бич, мое проклятье, мой Ад, что не должен узнать ни капли, ни песчинки тех секретов и горя, что хранятся вот тут, за хрупкой стенкой виска.
Азазелло, ты видел все то, что видел здесь я. Видел все, что делал я. Возможно даже мог предугадать, что могу сделать я. Все мои бледно-серые, застывшие настороженно тени мыслей, планов, ощущений. Ты мог видеть меня в истинном таком значеньи и обличьи, мог содрать любую маску, поднять на поверхность любые краски, знал мое имя, знал то, что бежит у меня под кожей.
Джастин

Я переночую у себя - сказала она и закрыла за собой дверь пустой квартиры. Сегодня он задержался где-то допоздна. Да только чужая личная жизнь вовсе не ее дело.
В лифте она пристально смотрит себе в глаза, разглядывает в зеркале узоры радужки. Запоминает, чтобы потом утонуть в них на холсте. Удивительно спокойно и тихо. Разбежались все, испугались ломоты в костях.
В этой квартире, бок о бок с братом, приступы становились всё реже, но тем сильнее. Разрушительнее для посуды и костяшек рук, для новых синяков. Для её привычного уже уклада жизни. А с появлением здесь второй женщины и вовсе выбивали её из колеи. Новые обиды, ревность, злость. И просьбы остаться.
За подъездной дверью омут весеннего вечера. В воздухе вкус одиночества и горечь новой, очередной утраты. Она все реже заходит, несмотря на настоятельные просьбы. Она заходит только когда её нет.
Ноги сами несут по многолюдным улицам. Здесь, в центре, вечерами всегда толпы зевак. Она плывет в этой тягучей меланхолии, не смотря по сторонам. Смакует округлое и терпкое своё нежелание оставаться одной этой ночью, но сворачивает в парк.
Джэнни

All I want for Christmas is...

Разморенный то ли горячей водой, то ли долгой поездкой, а может быть полученным наслаждением – Кристофер не знает правильный ответ, но по его телу до сих пор прокатываются волнами отголоски той эйфории, что имела место быть в душе. Толика лени с его стороны – Вардлоу этого даже не скрывал – не казалась пренебрежением, скорее такой же интимной ноткой, которая доступна только им двоим, как тайна за семью печатями. Иногда Крис ловил себя на мысли, что хочет чуть ли не всему миру показать, что Нат только его, только шатен имеет на него право: может целовать когда захочет, может прижимать к себе без стеснения, оставлять метки на шее, рядом с тонкими линиями рисунка, может просто все. Это инстинкт собственника, который даже сегодня немного подкалывал бармена, царапая изнутри, хотя и не очень серьезно. Но ведь Кристофер взрослый человек, который все равно часто вспоминает фразу о том, что стоит хранить свою радость вдали от чужих глаз и ушей, дабы избежать зависти, козней и еще кучи пакостей со стороны. И все же, желание никуда не девается, периодически выскальзывая из темноты сознания.
Вардлоу выносит на руках Джейкобса из душа, улыбаясь и касаясь носом мокрых волос. Это своего рода очередная игра.
Кристофер

Лицом к лицу с ним - это ближе, чем может казаться. Его тело сопрягаемое с моим - это что-то неразрывное, даже на духовном уровне. Казалось бы, между нами даже границ не видно, и лишь жадно обволакивающие кожу капли воды, способны пробраться в еле доступные щели из плоти. Его дыхание намного жарче, чем температура вокруг. И он пользуется этим своим преимуществом, оставляя на моих плечах и шее горячие следы от поцелуев. Я млею, беспорядочно улыбаясь и тихо вздыхая. Глаза, смотрящие на меня с поволокой и обожанием - обезоруживают. Мне остается лишь хвататься за него руками, ногтями впиваться в туго натянутую на мышцы кожу и в дурманящем бессилие кусать собственные губы. На языке вертятся слова благодарности и безмерной любви, но я молчу, все так же придерживаясь мысли, что признаваясь в своих чувствах слишком часто, могу неумышленно надоесть Кристоферу. Поразительно, что любовь приносит в жизни людей, как счастье, так и вечные тревоги. Она заставляет подчиняться и трепетать: в благоговении ли, в страхе ли - не важно. Эта дерзкая эгоистка овладевает в тебе всем: сердцем, разумом, душой...
В глубине глаз Кристофера, я вижу яркий огонь завоевателя, который покорил меня, как дикую, необузданную пустыню.
Натаниэль

Into the void

- Так точно, - отзывается Зоуи вместе со всеми и встает на негнущихся ногах, чтобы покинуть командный пункт и уйти в свою комнату и переодеться. Она задерживается на мгновение, встает на кровать и дотягивается до потолка, чтобы отодрать от него старый снимок. С фотографии ей улыбались пять человек. Кристофер Лири, улыбчивый и картавый парнишка, который всех мог перепить и переиграть в кости погиб буквально через неделю после того, как было сделано это фото: в боях за систему Антарес, нелепо и скоро, в первый же день, как их десантировали на планету. Мо Гаррет, очаровательная медсестра с серебристым, переливчатым смехом и улыбкой, перед которой невозможно было устоять ни одному представителю противоположного пола: годами двумя позже на медицинский корабль напали повстанцы. Говорят, она до последнего пыталась отстоять теперь уже безымянного лейтенанта без сознания и закрывала его собой. Ее прижимал к себе Зак Горр, суровый офицер, любитель женщин и пушек побольше, из тех, кто дает любимым пистолетам человеческие имена. Говорили, что прежде, чем испустить последний вдох он уничтожил полтора отряда. Все трое были награждены посмертно медалью за отвагу.
Исадора/Зоуи

Командир Малкольм Шепард сквозь заплывшие от парочки ударов глаза, изучал взглядом свой отряд, тех счастливчиков, что выжили, тех, за чьи жизни он должен был отвечать, а в итоге подвел под верную гибель своим решением защищать базу до конца. Иногда он думал, что протокол составили полные идиоты, продолжая неукоснительно выполнять его, когда не соглашался практически с каждым пунктом, и при посвящении очередного добровольца в ряды, добровольца, у которого еще молоко на губах не обсохло, не умеющего держать пушку в руках, что никогда не видел не то, что смерть, а кровь. И ведь не мог отказать и послать восвояси, не по протоколу, мать его.
Ему тридцать один год, а он все еще упрямый мальчишка, что бросил свою достаточно обеспеченную семью, восстал против их воли и взглядов на жизнь, отвернулся, был изгнан и забыт, едва поступил на службу и посвятил ей всю свою жизнь, несмотря на частое нарушение правил, игнорирование субординации, откровенной импровизации, да кто в наше время следует правилам вообще? И не смотря на вечные замечания, придирки и угрозы, что он вылетит пробкой, его назначали к двадцати девяти годам командиром этого хренова захолустья, в котором он застрял, кажется, на всю жизнь.
Адам/Малкольм

http://sd.uploads.ru/ZTfE5.png

http://funkyimg.com/i/2qtC6.png
Эмили
посмотреть

http://s5.uploads.ru/JzI1p.png
Алиссия
посмотреть

https://68.media.tumblr.com/dfc819108d350098380ab9d18bfc4eec/tumblr_onbuhdM6uh1spd9kco3_250.png
Джонатан
посмотреть

http://savepic.net/9067100.gif
Рипли
посмотреть

http://sf.uploads.ru/cbN81.png
Томас
посмотреть

https://68.media.tumblr.com/067dfcb9cfc0f6a8ece7d1df28f41304/tumblr_ondsfvWa6X1qdqywso1_250.png
Адам
посмотреть


0

155


http://s1.uploads.ru/WCyrj.png

http://s6.uploads.ru/IaS6c.png
Вспомнить.
Ты сидишь на полу, оглашая безмолвное одиночество своей убогой квартиры медленными ударами сердца, и на коленях твоих, у подрагивающих костяшек пальцев, лежит тяжелая черная книга - книга жизни, книга смерти, книга боли; книга книг, куда более сакральная для тебя, чем сама библия.
Не забыть.
Тебя мучит жажда, сильнейшая, иссушающая, навевающая на голову горячее марево безжизненных пустынь, скрипящая на зубах иллюзией бесчисленных сотен песчинок - жажда твоей жизни, твоей смерти, которую ты не можешь изгнать из своей головы уже долгие несколько лет. Сжать голову: в висках пульсирует тупая боль, бьет набатом, оглашая пустоту твоего сознания первобытным ритмом всего человеческого, что в тебе еще осталось. Боже. Иисус, Мария, Будда, Аллах… как же хочется выпить. Почему, почему в этом доме, в этом всеми покинутом захолустье, где ты сидишь, тупо созерцая газетные вырезки и собственный ровный почерк, убористо исчертивший очередной листок сколько-то часов назад, нет ничего, кроме воды? Ничего. И никого. В целом мире никого, кроме тебя и этого проклятого дневника.
Пальцы - на строчки. Вспомнить. Нужно вспомнить.

читать продолжение: «Seeing the beauty through the pain»

Влада, сестра, женщина, которую я не знал всю свою жизнь…
Сестренка, позволь мне обращаться к тебе именно так, несмотря на то, что наша история завязалась только на первой встрече, несмотря на годы, расстояния, саму жизнь между нами, долгие часы обсуждения, как же найти ниточки и связать историю, чтобы в итоге воспользоваться нашей любимой импровизацией и решением по ходу истории…
Вернемся к началу. Об этом образе Влады мы говорили давно, может, тогда ее звали не так, может, тогда это были лишь наброски, но меня всегда интересовала ты и твои персонажи, видение их и то, как ты проводишь их через запутанные дорожки, через одну и самую главную – жизнь. Ты безжалостна, беспощадна и неумолима, ты помещаешь персонажей в среду, в которую не каждый решится их поместить, ты выворачиваешь не просто изнанку, а даже больше, что от прочтения каждой строчки все тяжелее, нельзя остаться равнодушным даже будучи самым чёрствым из сухарей. Ты заставляешь слова жить своей собственной жизнью, переходя ту невозможную грань, где воображение стоит во главе и нет необходимости закрывать глаза, чтобы увидеть перед собой эту худышку со светлыми волосами, дрожащую, испуганную и потерянную, в момент ее слабости и очередного провала, цепляющуюся за свой дневник, за свой якорь в этом будущем океане событий. Это одиночество, затрагивающее что-то в каждом, кто прочтет. Это боль, находящая отражение в своей собственной. Это крик, так и не сорванный с губ. Это человек, отчаянно нуждающейся в той обыденности, присущей большинству, тому недолгому, что у нее было – островок безопасности собственного сознания, что не сыграет больше злую шутку, память, что не будет стираться за несколько мгновений, превращая прожитую жизнь, испытанные эмоции, моменты в белую простыню, заставляющую испытывать весь ужас от невозможности понять, кто ты. Ты Владимира Соловоче, что выросла из девочки, не знающей ни ласки, ни любви, в женщину, добровольно отказавшуюся от этого, в мою потерянную сестру, и я намеренно буду игнорировать двоюродную, потому что ты куда больше, чем все эти родословные уточнения, ты нечто такое же потерянное в этом мире, как и я сам. В твоей судьбе, я вижу свою, до боли противоположную, до ужаса знакомую, до родного дорогую, и то, что нас объединяет, создает поистине удивительный тандем, не нуждающийся в деталях привязанностей и продумывании будущем до дотошной логичности, потому что то, что есть между нами – это куда важнее, глубже, сильнее, потому что и ты и я, мы оба ищем ту самую веревочку, что вытащит нас со дна, где нет ни звуков, ни красок, ничего, блаженная невесомость и пугающие ощущения, что мы одни в мире, где темно и холодно и нет даже лучика света. Не ты одна ищешь спасения, не ты одна считаешь, что для тебя его нет. Помни об этом, ты не одна в своей драме, и для меня важно, что ты доверилась мне со своими идеями, ведь мы оба знаем, что ты могла отказаться и не рассказывать, не придумывать связь и не начинать играть, но ты поверила мне. И теперь у нас есть история, твоя история, что не оставляет никого равнодушным, что поместит тебя на самое почетное место в шапке.
Ты скажешь, что здесь больше моя заслуга, что я дал тебе связь со мной, что соблазнил тебя графикой, что уломал, уговорил, пытал, мучил, да я все могу, сейчас здесь твоя заслуга в виде собственного желания, нестерпимого зуда воплотить в голове тот образ, давно вылитый на бумагу, в реальность, показать ее, Владу, и сыграть ее историю. А я твой проводник, партнер, гордо носящий это звание, что попытался сказать тебе, как сильно ты будешь мне важна, уже стала таковой и как я рад, что когда-то уговорил тебя перейти на общение вне лички. Сестра, эта неделя твоя, каждый день, час, минута и секунда – все твое, чтобы ты смотрела на шапку и никогда не сомневалась, что ты прекрасна в любом образе, что отдаешь все до последней капли, чтобы написать не просто персонажа, а историю живого человека. Я тебя очень люблю и бесконечно рад, что ты есть не только в жизни Адама, но и в моей.
   
(с) Адам

https://66.media.tumblr.com/4503d7e6cfca3cf942d150e14e1d4500/tumblr_octdw9l2iT1us77qko1_1280.png

http://s2.uploads.ru/PEbUr.png
Мария

http://s6.uploads.ru/hTaj1.png
Бенджамин

http://s5.uploads.ru/qirAn.png
Исадора

http://s4.uploads.ru/t/ya4Fv.png
Адам

http://se.uploads.ru/t/ZWXuo.png
Анастасия

http://s8.uploads.ru/t/kCUf0.png
Рокки

http://se.uploads.ru/bzNsL.png

Сознание подсказывало, что сейчас - самое время начинать планировать собственный гамбит, но, будто одурманенный, он смотрел на жестоко исказившееся лицо, теряя драгоценные секунды и контроль. Сердце его стучало набатом, и звук отдавался в черепной коробке, усиленный эхом повторения недавно слышанных слов: "Сара любит, когда я играю".
Он мог бы объявить брейк, просто проверить, прислушается ли Эрл к его решению или это всё - часть их совместной супружеской игры. Энджел мог понять и оценить это, ему нужно было знать, где он стоит, чего ожидать дальше, но он задыхался от необъяснимого желания увидеть, узнать, - станет ли Эрл играть для него, не для этой истерично хихикающей блондинки, а только для него, по его слову? Желание ощутить всеохватывающее безумие, искажающее каждую черту сосредоточенного резкого лица, двигающее его удивительно тонкими и ловкими руками было ослепляющим и болезненным. Оно могло стать самоубийственным, и Энджел понимал это. Он быстро облизнул горящие губы, набирая воздуха для ответа, но прежде чем сумел произнести хоть слово, голос Милли врезался в насыщенный убийством и истерией воздух как циркулярная пила.
- Джейми, беги!

«Выживут только любовники.» Энджел

Свернув пальчиками воображаемую рулетку, Одри с удовлетворением заключила, что сегодня днём в её уютную до невозможности камеру заглянул первостатейный принц, разве что принцессу так и не обнаружил, выпустив из замка дракона, пока вполне себе миролюбивого. Правило звучало одинаково и прошло самую серьёзную проверку временем: Хочешь сделать хорошо? Сначала сделай плохо, а затем верни, как было. Начиналось всё с того же самого Долиша на тёмных ночных улицах Нового Орлеана, когда долг службы или прямой приказ привели к задержанию Одри не на подходе к собственной квартире и даже не в ней самой, а в двух шагах от дома Агаты, что ситуацию сильно осложняло. Ну, а заодно являлось единственной причиной, по которой Пейдж не продолбила себе путь наружу сжатыми до хруста кулаками. К последнему никогда не поздно было перейти, хоть плавно, хоть резко, но само ощущение силы нравилось ей почти так же сильно, как её применение. Вкус собственных возможностей делал воду слаще, а настроение на несколько градусов выше. Ко всему прочему Одри шествовала по коридору с приятным парнем, раз за разом подтверждающим данное ему вчера прозвище. Хороший коп до мозга костей. Зыркнув на него лишний раз после упоминания опыта сидения в застенках, Пейдж не удержалась и панибратски похлопала его по предплечью, потому что до плеча просто-напросто не дотянулась.
«Wicked Game» Элеонор/Одри

Я научился узнавать его по отдаленным звукам шагов. Как пес, навостривший уши, двадцать четыре часа в сутки я был охотником, поймавшим нужный след. Казавшееся паранойей чувство будило меня среди ночи, как раз в то время, когда снаружи в подъезде звучал громкий и заливистый смех, от которого все внутри сжималось неловким узлом, а во рту мгновенно становилось сухо, тогда как ладони, напротив, слегка влажнели. Я выбирался из постели и на цыпочках подходил к входной двери, неся теплившуюся в сердце надежду на то, что смогу увидеть его, так по-преступному, тайно, практически анонимно, через дверной глазок. Я видел его с женщинами, я видел его с друзьями. Возможно, они были лишь коллегами или мимолетными знакомыми, но я, затаив дыхание и не включая свет, наблюдал, как фривольно он забрасывает все еще теплый шарф на шею, как натягивает кепку на глаза и мчит вниз по ступенькам, навстречу миру и воздуху, как окунается в ночь со всем бесстрашием, что меня так восхищало в людях. Конкретно - в нем. И, тенью скользнув к окну, я видел его уверенные шаги вниз по улице, слышал его громкий голос, выкрикивающий слова на английском.
Мое занятие делало меня счастливее.
Укладываясь в кровать, я снова прислушивался. Я ждал его возвращения.

«les amours imaginaires» Гидеон/Андерс

Казалось, совсем недавно мы не могли перестать прикасаться друг к другу, а сейчас я боюсь дотронуться до его плеча, чтобы повернуть к себе.
Каждое утро я стараюсь двигаться бесшумно.
Я не хочу его будить. Это не забота из-за того, что он поздно лег или еще что-то. Я просто не хочу разговаривать с ним утром. Меня учили тихо передвигаться, учили общаться без слов, но действительно научился этому я только в последние месяцы. Я словно тот парень, который остался на ночь и не хочет разбираться с хозяйкой квартиры с утра, потому что не помнит ее имя. Каждое утро, словно тот самый недоделанный мачо-мен, я пытаюсь сбежать на работу до того, как Андрей откроет глаза. У меня никогда не получается. Сев в кровати, я оглядываюсь назад и смотрю на него. Мой сумасшедший, мое сокровище, мой кот, без которого я не смогу ни дышать, ни жить. Рядом со мой человек, за которого я готов отправиться в самое пекло ада. Однажды мне пришлось выбрать между ним и отцом. Никогда не сожалел об этом. Андрей – мой мир. Возможно, если бы я смог найти слова, если бы я смог усмирить свою гордость, отец бы меня простил. У него была мама, он должен был бы понять. Закрыв глаза, я потягиваюсь и ухожу в ванну, плотно закрыв за собой дверь. Ни звука, ни шороха, ничего не должно нарушить его сон. Я боюсь того, что мы наговорим друг другу.

«Дым по ветру, погас огонь.» Даниэль

С недавних пор утренние прогулки стали своего рода традицией.  Вероника, облачившись в одежду для верховой езды под узду выводила Лулу за пределы конюшни, они немного разминались в крытом манеже, пристроенном к основным зданиям конюшен, а после выбирались в «дикую» природу. Дикой ее конечно назвать было сложно, благодаря финансовой поддержке семьи и корпорации, Вероника не торопясь выкупала землю вблизи ее нового детища и облагораживала ее. Территория была обширной, некоторые ее места еще были не тронуты рукой человека, небольшой лесок всего в паре километров от поместья был гордостью. Вырубать его конечно же никто не был намерен, даже наоборот, Ви, как только заполучила его в свое пользование принялась активно развивать проект, который помог бы в дальнейшем увеличить территорию леса. Да, она вмешивалась в процесс творения самой матери природы, но была так эти воодушевлена и одновременно вымотана, что не замечала ничего другого. Параллельно с тем, что территория вокруг некогда маленького поместья увеличивалась благодаря имеющимся деньгам, вокруг поместья так же возводились новые постройки, всего за полгода активной работы они сумели отреставрировать несколько небольших конюшен и начать постройку еще нескольких. Школа верховой езды для детей существовала тут и прежде, но теперь, когда у Ви это место и его благоустройство стало идеей фикс, она словно бы перерождалась как феникс из пепла.
«Feuer Frei!» Вероника

В глубине глаз Кристофера, я вижу яркий огонь завоевателя, который покорил меня, как дикую, необузданную пустыню. Он посеял в песках моего неверия семена давно утерянной надежды. И вот сейчас, я чувствую, как они прорываются наружу и превращают пустыню в прекрасный оазис полный жизни. Он мой мир, запечатленный в объективе одного человека. Моя Шамбала, к которой льнет душа, в ожидании просветления. Он мой рай, в который мне ранее и не суждено было попасть. А так же мой ад, который порой жестко меня испытывает. Но каким бы он ни был: со мной и для меня - он лучший. Я чертовски сильно люблю этого мужчину, с улыбкой бога. И будь он взаправду божеством - он был бы богом счастья.
- Счастье мое...- ладонью по щеке, кончиком носа у уха и сладким выдохом коснувшимся ключицы. Я прекрасно помню день, когда впервые назвал Криса своим счастьем. Это было наше первое свидание - вернее утро после него. Помню, как проснулся в объятиях Вардлоу и чуть не сошел с ума. Он был первым мужчиной, которого я без раздумий допустил на свою личную территорию. Он был первым, чей запах смешавшись с моим, остался на подушках и простынях. Его наличие в моей постели было таким органичным, что в дальнейшем засыпая без Криса, я долго метался, прежде чем провалиться в сон. И то утро - оно было для меня слишком особенным.

«All I want for Christmas is...» Натаниэль

http://se.uploads.ru/xKjQ9.png

The more I hear and see just cause of hate

Лучшая игра недели

О том баре, куда он негласно выбирался после подобных случаев, не знал никто даже из тех, кого с натяжкой можно было назвать друзьями. Это убежище попалось ему случайно по дороге домой после больницы, где только очнулся агент Иверсен, а до этого впал в вечное забытье ее потенциальный убийца. Неприметная вывеска, когда-то сияла чистотой и горела неоновыми буквами, небольшое помещение с местными пьянчугами и широкой барной стойкой, не самый общительный бармен, но на удивление неплохое пойло. Его никто не трогал. Для них он был таким же невидимкой и случайным прохожим, даже если уже несколько лет приходил сюда и мог просто поднять руку в знак приветствия хмурому мужчине за стойкой, чтобы получить свой привычный заказ. И появление такой женщины как Иса в таком совершенно не подходящем ей месте, даже если случайно бы она забрела туда, должно было подстегнуть его настороженность, но пойманный в момент слабости, когда он только отходил от того, кто готовился унести тысячи жизней за собой в ад в угоду человеку, чьи интересы были далеко от справедливости, задачей было не слишком сложной. Их встреча, проведенное время – все играло новыми красками с тем осознанием, что женщины, в которую он влюбился без памяти, не существовало и вовсе.
Адам

Запах табачного дыма дразнит всегда заядлого курильщика, заставляет пальцы тянуться к сигаретам, чтобы впустить в легкие блаженный яд, пустить его в кровь, чтобы, если повезет, почувствовать легкое головокружение или блаженное, совсем неприметное, онемение конечностей. Или просто избавиться из зуда на сгибе локтя или дрожащих пальцев, что непременно выдадут пагубную привычку. Она вдыхает дым чужой затяжки полной грудью, словно пытаясь воссоздать то самое сакральное чувство проникновения еще горячего дыма в легкие, но это не помогает. Миллер, продажная тварь, принадлежащая до мозга костей системе, что гниет как давно выброшенная на берег рыба, с головы, нависает над ней так, словно выжидает чего-то. Гниль добралась уже до самого хвоста, где и застрял Адам, гниль проклятой системы уже затронула и его, еще вчера казавшегося ей подобным, способным видеть дальше своего крючковатого носа, но сейчас вызывал лишь раздражение и отвращение. Она поднимает на него глаза, в которых плещется злость — как он мог? Как может он смотреть ей в глаза с таким ледяным спокойствием.
Ей предлагают недокуренную сигарету — как собаке, как бездомной, что умрет в канаве, но она кивает, с жадностью втягивая дым крепких, терпких, тех, что любят они оба.

Исадора

.когда вместо нас останется тьма

Утро бывает добрым, если заранее знаешь, почему просыпаешься. Я еле заставил себя оторваться от подушки и убрать руку, на которой ты мирно спал, прижавшись ко мне. Я давно не был таким спокойным и не чувствовал себя так умиротворенно, как сегодня, и я заметил твое ровное дыхание рядом со мной, поэтому и не стал будить с раннего утра. Я предпочел оставить себе те минуты тишины, которые позвонили мне понаблюдать за тобой, пока рассвет окончательно не проник сквозь темные шторы моей спальни. В теле приятно разливалась усталость после нашей совместной ночи и неотъемлемо побуждала волны возбуждения. Я хотел бы продолжения нашей ночи и оно будет, но только после того, как ты проснешься. Я ждал момента, когда ты сам загоришься желанием и не знал, что после могу стать одержимым, в равной степень вместе с тобой, и я почувствовал за ночь, в твоих вольных прикосновениях к себе, что теперь и ты переступил последнюю черту. Я выбрала из кровати, осторожно и тихо, чтобы не разбудить тебя и босыми ногами проследовал в душ. Хочу, чтобы прохладная вода взбодрила меня, а потом я, быть может, успею приготовить для нас завтрак. Повар из меня, кхм, ни к черту, но пережаренную яичницу я приготовить сумею.
Стефан

Я до сих пор иногда слышу свой смех. Слышу всю его беззаботность и искренность. Это было когда-то в детстве. Когда я был ребенком и еще не я сам, не мои родители, не знали о том, кем я буду. Я все еще во сне иногда вижу того мальчишку, который не знал еще бед и мог бегать по заднему двору родительского дома и ему было интересно все то, чем занимается его отец. Все поменялось в один день. Встало с ног на голову и вечера, которые мы проводили с отцом в гараже, где я часто помогал ему перебирать наш старенький форд, сменились на запертые двери моей спальни. Я перестал быть сыном, которым он гордился и рассказывал всем своим друзьям, что я даже в своем юном возрасте, не плохо разбираюсь в двигателе автомобиля и это несмотря на то, что я уже тогда почти понимал, что смотрю на девушек не так, как должен был бы смотреть и не испытываю никакого желания. Тогда, когда с большим удовольствием сидел и погружался в книги, чем гонял с мальчишками мяч по футбольному полю. Но вечера с отцом были для меня важней всего, что было без него. Пусть я и не любил машины. Я не был таким, каким должен был быть, но ведь я все еще был его сыном и не понимал, почему он сам, намеренно, начал меня от себя отталкивать.
Клемент

Все, что нас не убивает, делает большую ошибку

Не сказать, что это было проще простого - для начала более осмысленной беседы, нежели разговор с ощерившимся кинжалом стражем, Драгону пришлось не только продемонстрировать эффектную угрозу холодным синим пламенем, силовым толчком растекшимся по парализованному на краткое время противнику, но и также вынуть из загашника цеховой знак травника, безвременно позаимствованный на безвозмездной основе у его хозяйки, и уже после подобной оригинальности представления, мага наконец изволили выслушать. Его деловое предложение пришлось купеческому обществу как нельзя кстати, поскольку те выразили глубокую заинтересованность в контракте для работы уже на постоянной основе, но чародей спешно вернул обсуждения на более актуальные перспективы, опасаясь, что такими темпами его точно рекрутируют, не позволив очухаться, а о том как рука подпишет соглашение, он навряд ли даже и вспомнит, очнувшись уже с тяжкого похмелья, заложившим не только себя самого, но половину Ажая и цесаревну в придачу. Упиться намертво в приятной хмельной компании магистр себе все же не позволил, хотя искушение едва не заставило его вслед за любезно проставленной по случаю успешной крупной сделки кружкой темного пива опрокинуть еще жбан меду и стол.
Рэй/Драгон

Рада рвалась и металась, злобно шипя проклятия в адрес мага, таверны, посуды, приплетая в эту же стаю и Ксандра с его гениальными идеями, и троллье семейство, отчего-то родня их с пресловутой хозяйкой, которая еще долго будет являться во снах впечатленной девицы, угрожающе позвякивая ожерельем из грязных деревянных ложек, явно снятых с уморенных местной жратвой посетителей. Но с каждой минутой, ее попытки освободиться затихали, она уже не старалась вывернуться, припечатать юрким коленом то тщательно оберегаемое мужским племенем место, получив вознаграждением полный боли стон капитулирующего противника, она не старалась прожечь дыру в его голове или хотя бы искоркой, слегка подзаряженной теми крохами магии, которые в ней еще остались, подпалить встопорщенную ото сна бороду. Она не сдавалась, но сердце ее билось как у испуганного кролика, грудь тяжело вздымалась, губы отчего-то пересохли, что невольно пришлось облизнуть их перед очередным заходом негодования, который так и не нарушил воцарившей на сеновале тишины. Той самой, от которой щеки предательски алели, а взгляд, прикованный к живому огню полыхающему в глазах собеседника, мутнел. Вот до нее начало опускаться понимание, что она оказалась в его власти.
Медея/Радея

С закрытыми глазами

Бен перестал ценить время. Оно выскользало подобно песку сквозь пальцы и ложилось толстым слоем на землю. Из этих слоев рождались его воспоминания, допущенные ошибки, то, что он бы сделал по-другому. Рождался он. Так много того, что нельзя было собрать обратно на ладони и рассыпать по-новой. На ладонь попадутся песчинки и из далекого прошлого. Изменяя что-то одно, может измениться все. Возможно, в том прошлом он бы не повстречал Марию, не полюбил бы так безумно этой больной любовью. Не причинил бы ей боль и не заточил в клетку побитую душу и тело. Но если раны со временем затянулись и исчезли с кожи, то шрамы, оставленные в душе, он не может излечить. Нельзя на душу налепить пластырь и надеяться, что все пройдет и забудется. Ничто не пройдет и не забудется. Они будут помнить. Их прошлое будет жить в боли и воспоминаниях о «них», в том, что невозможно вернуть назад. Неужели навсегда?..
Еще недавно Бен мог ответить «нет». Когда видел, как Мария постепенно тянется к миру. Когда мог быть с ней рядом во время завтрака, когда читал ей утреннюю газету или во время прогулки. Неважно, какой был повод, но он мог быть рядом. Теперь был с ней лишь пока девушка спала.
Бенджамин

Из гостиной доносилось едва различимое тиканье настенных часов. Стрелки отсчитывали ровные вдохи мужчины, предвещая скорое пробуждения зверя в людском обличии. Мария не решалась потревожить его сон. Боялась уйти в другую комнату. Зверь мог почувствовать ее отсутствие, что заранее гарантировало  дурное настроение Арчера. Девушка оберегала его сон… почти, как раньше.. Ложь.. Зарождающееся утро не имело ничего общего с крупицами хороших воспоминаний. Она стояла поодаль от постели. Ноги примерзли к полу. Мария не видела лица мужчины и не хотела видеть.. Не чувствовала обволакивающего тепла его объятий. Вместо них на шее еще остались следы от мертвой хватки разъяренного садиста. Раньше она заботилась о Бенджамине. Поэтому старалась подарить немного отдыха.. Поглаживала его по волосам, мурлыкая старую ирландскую колыбельную.  Сейчас старалась дышать через раз, чтобы не привлечь внимание. Молила о небольшой передышке. Без требований поесть.. собраться.. ехать.. нет.. сидеть на месте.. подать голос.. идти в душ.. Арчер просил, но все равно звучало приказом. Она заслужила немного тишины без наблюдающе-оценивающего взгляда, будто она находится под прицелом снайперской винтовки.
Мария

Ну, что повеселилась?!

Пройти в клуб не сложно. Точнее не сложно, если знаешь в какой идти. Так как, да, больший процент тебя не пустят. Ох, уж эти законы. Да, если бы я жила в России, меня бы уже пустили. И не важно, что день рождение у меня будет только через несколько месяцев. Веселиться, танцевать, и выпивать я хочу именно сейчас. И в Америке. И за полгода ведя подобный образ жизни узнала таки парочку заведений, которые могли закрыть глаза на цифры в моем паспорте.
Как только смогла ходить и почти не хромая, пустилась во все тяжкие. Если раньше не пила больше одного бокала пунша раза-два в год на крутой вечеринке, то теперь я поняла, то алкоголь может реально "увезти" в другую страну. Там, где нет боли. Где царствует только смех, улыбки. И флирт. Ох, я прям оттачивала свое мастерство. Если раньше умела отбривала мальчиков-школьников, то теперь нравилось играть с более крупной рыбкой. А ведь многие даже не догадывались, что я с ними играю, пока не просыпались на утро, где-то в своей квартире и один, скорее всего одетый. Одно из главных умений, это во время слинять.
Анастасия

Он не наркоман, он - творческая личность.
Для понимания: чем дальше в лес, тем больше чудовищ. Джастин скатывался в свою депрессию все глубже и глубже, бросив тщетные попытки хоть как-то бороться за адекватное состояние своей души. Он отпустил вожжи управления сознанием и понесся во весь опор в бездну. Тут было, кажется, все. Ну, или почти все. Много алкоголя, драки, хулиганство, даже наркотики. Единственное, чего он не делал от слова «вообще» - не мог заставить себя переспать с кем-то новым на данном этапе. Хоть что-то хорошее в море кошмаров. Уже декабрь. Какое число? Джастин точно не помнил, в его алко-трипе дни накладывались один на другой и смешивались-смазывались как под фильтрами графических программ, но если делать хоть какой-то вывод из этого всего, то… При Азазелло неприятностей было навалом, а без него они только утроились, приобретая в циферном значении совершенно ужасающие объемы.
А сегодня он проснулся ближе к вечеру, невесть в каком месте, где потолок был едва ли не в тридцати сантиметрах от носа.
Джастин

http://sd.uploads.ru/ZTfE5.png

http://funkyimg.com/i/2r2Eh.gif
Дианна
посмотреть

http://savepic.ru/13391558.jpg
Джиневра
посмотреть

http://sg.uploads.ru/VdeQI.gif
Сэм
посмотреть

https://68.media.tumblr.com/0efb6ea251d8278fc71970c185dd6c3b/tumblr_onrybbNLnq1us77qko6_250.png
Амелия
посмотреть

http://images.vfl.ru/ii/1490727617/b02643ea/16640769.png
Рауль
посмотреть

https://68.media.tumblr.com/be8018a0ab2b87003b0a05848bdb25c7/tumblr_onmswqxcTo1qdqywso1_250.png
Адам
посмотреть


0

156

http://sh.uploads.ru/u5dx8.png

0

157


http://s6.uploads.ru/RuO8B.png

http://sa.uploads.ru/ZCxec.png
Раскат грома летит над крышами, тешится, глумится. Хохочет в голос над её маленькой жизнью. Её вечные спутники скулят и расползаются по углам. Они чувствуют силу, ощущают мощь, против которой им не выстоять никогда. Они перебирают напоследок все ниточки, все маленькие струны, за которые так уверенно дергали все эти годы. Но ничего не работало. Ни одно воспоминание, ни один тычок под ребра, туда, где всегда болят старые переломы, не давал результата. Решение принято. Джэйн уверена. Джэйн почти свободна.
Она больна, давно, беспросветно и беспробудно. Неизлечимой порчей, неоперабельной опухолью. Ей нет спасения, сколько бы раз ни притаскивали к себе несостоявшиеся клиницисты ее полудохлых демонов. Возможно когда-то в детстве, если бы свернула она на ту тропинку, все было бы иначе. Если бы прислушалась к более высокоразвитым насекомым. Ступала бы по следу призраков рода. ДА и всего города в целом. Только сейчас это совсем уже не важно. Легкое прикосновение несостоявшегося настоящего. Поцелуй в щеку. Последнее прощай.
Она раскидывает руки крестом, который никогда не будет стоять над её могилой. Подается вперед. Ветер подхватывает послушное тело, обнимает по-отечески. Ласково, как никто и никогда. В голубых глазах, непростительно ясных и чистых собираются слезы.

читать продолжение: «tranquilize»

Дорогая моя, Дженни, я что тебе говорил неделю назад? (или две?)
Короче, ты мне должна денег! Ой, блин, нет, мы же на деньги не спорили. Какая досада.
Так вот, об чем бишь я.
Я тебя поздравляю с лучшим постом недели! Я знал, что так будет (и распирает от того, что именно пост для меня стал лучшим, хаха!)
Ты шикарный, талантливый писатель писатель и выдумщик. Дженни-персонаж для меня - нечто новое и оригинальное. Я люблю немного тронутых персонажей, с ними весело. Но ТВОИ тронутые персонажи - просто вишенка на тортике. Любое написанное твое слово имеет форму, цвет и даже вкус. Любые посты можно живо представить на уровне воображение, они одаривают вдохновением с полоборота, обливают холодной водой из ведра и заставляют идти писать тебе ответы. Я получаю из раза в раз огромное удовольствие играть с тобой в любом твоем воплощении. Надеюсь, что наше огнище с кошмарами и водоворотами будет и дальше таким же огнищем, и я крайне рад, что мы смогли состыковать персонажей в непростых условиях, а также надеюсь, что история будет длинной, заковыристой, чудовищно странной и страшной, и ты будешь так же горазда и хитра на выдумки, как и сейчас.
Длиннее я не напишу дифирамбов, но ты-то знаешь как я рад!
Еще раз поздравляю, дорогая!
   
(с) Джастин
И снова здравствуй, родная!
Как циклична наша судьба, не правда ли? Кажется, совсем недавно ты вернулась сюда, где мы прожили столько жизней, поставив в некоторых уверенный кровавый росчерк финала, а другие так и оставив с открытым финалом, и вот снова я пишу речь твоему посту. И как мне хочется надеяться, что этот раз не станет последним, хотя как он может стать им, если каждый твой пост вызывает неподдельные эмоции, колет острыми гранями, бьет эмоциями, забивается испуганным зверем в угол, расправляет крылья и взмывает в небо вслед за бесконечным полетом фантазии?
Мне так хочется верить, что я хоть немного провидец, ведь с того раза уже столько воды утекло, но сбылись как будто самые заветные желания, что загадываешь над каждым лучшим постом словно задувая свечи на торте в честь дня рождения. Ведь случилось и небольшое безумство, сохранившееся фотографиями и весенним теплом солнечного Петербурга в нашем неожиданном и безумном, а оттого особенно-прекрасном путешествии, и ты снова пишешь эту игру, которая берет за живое своей честностью и болью, что невозможно остаться равнодушным. Как видишь, не только мне. Да и могу ли я быть равнодушен к тебе? Что к человеку за кадром, с которым связывают годы общения, миллионы окурков, литры кофе, чая или алкоголя, часы разговоров ни о чем или обо всем на свете, что к персонажу, который всегда будет самой страшной ошибкой и самой сильной привязанностью, граничащей с помешательством.
Я могу бесконечно повторять, что люблю твои эпитеты, которые дарят воздух и заставляют захлебываться и с радостью буду делать это снова и снова. Ты — невероятная моя, талантливая девочка, продолжай творить, продолжай создавать великолепные миры, в которых хочется остаться.
И помни, я люблю тебя, сколько бы времени не проходило между нашими сейчас такими редкими встречами, и верю, что мы сохраним это волшебство от ветра перемен.
Давай кормить наших демонов с рук?
Всегда твой, любящий брат.
   
(с) Мэттью

https://66.media.tumblr.com/4503d7e6cfca3cf942d150e14e1d4500/tumblr_octdw9l2iT1us77qko1_1280.png

http://sd.uploads.ru/t8nOK.png
Дитрих

http://s6.uploads.ru/ygZSI.png
Рэйчел

http://sh.uploads.ru/7k4cZ.png
Мэд

http://s5.uploads.ru/gZ8Hc.png
Джэйд

http://s5.uploads.ru/mlpTS.png
Александр

http://s5.uploads.ru/kfLZW.png
Виктория

http://se.uploads.ru/bzNsL.png

Лицо Джастина - воплощенная ярость. Раулю хочется отшатнуться, как только он это видит, и лишь какой-то магической силой воли он остается на месте, хотя остановить мысли о том, что пришел сюда абсолютно зря, как и зря вообще пытался что-то исправить, уже не может. Конечно, благодаря переписке и с Джастином, и с некоторыми другими участниками его группы Рауль догадывался, что радостной встречи не будет, и мог даже ожидать драки - но считал, что в аэропорту, в присутствии большого количества других людей и охраны, Джастин сумеет себя сдержать. Ему этого и надо, затем он и приехал именно сюда. Первая реакция схлынет, и когда они снова встретятся, ирландец не будет уже реагировать на Рауля так остро и эмоционально. Хотя, когда Рауль смотрел в его глаза, ему больше так не казалось.
Подумать только - прошло полтора года, а этот человек каким был, таким и остался. Ранье-то думал, что серьезные потрясения в жизни меняют людей, но, видимо, он был далеко не таким опытным психологом, чтобы что-либо констатировать, да еще и в случае человека, которому он сам…
...Джастин шагает навстречу, и Рауль на удивление ясно вспоминает, каким тот был на крыше в тот вечер. Они с Азазелло - как лед и пламя, но тогда у Рауля не хватало времени провести такую ассоциацию, а сейчас…

«Вы так не любите меня, вы не устали?» Рауль

Вокруг меня  - вода, бескрайнее бушующее море, выходящее из берегов, изобретающее новые границы, обтачивающее новые скалы. Я оказалась слишком наивной, идя на поводу у этого сумасшествия, позволив себе выдумать большее, чем просто неукротимое желание первозданных  инстинктов. Зачем-то открывалась в каждом движении, разговоре, поцелуе. Почему-то сейчас провожу тыльной стороной ладони по губам, словно пытаясь избавиться от его послевкусия, смешавшегося с соленой водой. Сердце никак не успокоиться, а сознание подбрасывает воспоминания: они мнимые или настоящие?
С каждой новой мыслью и обещанием, что сегодня в паре метров от берегов в этой связи поставлена точка, я прочнее затягиваю узлы, нарочно привязывая себя к точке невозврата в ту пучину, которая манила меня, пленила тем спектром, не испытываемых прежде чувств.
Это  - алкоголь и атмосфера дней, проведенных в Лас-Вегасе, навеяли мне ощущение, что я никогда и никого не хотела так сильно, как Карреру.
Это - остатки пелены дурмана от времени головокружительного слияния тел: она не выветрилась окончательно, поэтому достаточно едва ощутимого прикосновения Дамиана, чтобы мне хотелось крепче сжать ладонь.

«refill my heart with your pure emotions» Маргарет

Впрочем, все это напоминало ему не только о малышке, но и о собственном детстве, когда приходилось днями и ночами околачиваться на сумрачных улицах Виенны, дабы только не возвращаться в отчий дом, где либо оба предка безбожно бухают с закономерным битьем мебели и всех тех, кто неудачно попадется под горячую руку, либо батя опять припер в их тесную коморку очередную шлюху с трассы и ебет ее хорошо если не на матрасе самого Мэдока, который предпочитал все же спать где-нибудь на свалке, или свернуться с одеялом в углу на полу, нежели хоть взглядом касаться той мерзости, которую привносили в его жизнь любящие родители, в последний раз вспоминавшие, что у них есть ребенок, вероятно, только на заре своего нескончаемого запоя, и то, наверняка, были своим мыслям крайне удивлены. С тех пор утекло много воды, и самих предков давно не стало, хотя бы матери - исключительно в глазах Берка, да и сам он теперь ощущал себя куда свободнее и спокойнее, не считая того, что так и не смог избавиться и вытравить из себя решительную неприспособленность к адекватно-социальной жизни, а бардак в своем трейлере предпочитал не замечать от слова совсем. Как и то, что точно также беспробудно бухал, лупил своих зарвавшихся баб, а то и таскал под крышу всякую шушеру, но при этом - у него хотя бы не было детей, а с некоторого времени, появилось и нечто большее, нежели просто своя девчонка.
«Увы, не все Псы попадают в Рай.» Мэд

Стало быть, все мертвы.
Все, кроме Сид, что делает ее почти что ценным уловом и какое-то время гарантирует что-то вроде безопасности – той, где легкие всё еще работают самостоятельно, тело не завернуто в замасленную холщовую ткань, а в голове нет лишнего отверстия, поспособствовавшего скорейшему упокоению. И да, она действительно знает не понаслышке, где обитает Тедди МакКаллистер.
К счастью для Джонатана, единственный вред, причиненный ирландке – лишь его собственный удар прикладом, дабы оглушить женщину и переместить ее в это место с более подходящей атмосферой.
К его же несчастью, Джонатан знает, что взывать к ее страху – бесполезно; о мазохистских же наклонностях можно и не заговаривать – патолог, возможно, именно к этому и питает слабость. Но теперь это касается не только их двоих. Это же очевидно: наличие свидетеля (а в данном случае – соучастника) ценно как раз тем, что он, вероятно, располагает необходимыми сведеньями.
Возможно, длись эта связь гораздо дольше, возможно, будь патолог привязан к любовнице настолько, чтобы хоть немного приблизить ее к началу в списке своих приоритетов.

«Beat me» Самин

Он моет руки с мылом, тщательно, одиннадцать раз споласкивая их, пока кожа не начнёт неприятно ощущаться от влаги. Во-первых, с пациентами нужно быть осторожным, потому что они истощены, они измучены, внутри них – пропасть, залитая тьмой, ни капли света. Разрушающая мгла, из которой не выбраться. Все они были заложниками собственного сознания, жуткого безумия… наблюдая за ними, Мемо ощущал, как боль скручивается внутри в тугой клубок.
Сначала он не замечал, как смотрит на него Пенни, как нервически дёргаются её тонкие красивые пальцы. У неё на коже – следы, пусть и выцветшие, почти исчезнувшие. Он бы забил их цветами, чтобы спрятать, но Пенни, конечно, не до этого. Ей вообще не до чего, потому что она погружена в свой мир, и там нет места обычным вещам, и Мемо не уверен, что ему претит подобная версия существования.
Может, именно поэтому он не сразу замечает, как она говорит «таким, как мы с тобой». Или не привязывает к этой фразе ничего личного, потому что не может даже вообразить, что подобное возможно, что девочка сможет полюбить мальчика, видя только его внешнюю оболочку. Впрочем, это глупость, только так и может полюбить больная девочка, потому что она слишком погружена в себя, чтобы изучать кого-то ещё.

«Погружение в синдром Адели» Гильермо

Проводив настороженным взглядом взрослую женщину, от ладоней которой пахло опасной смесью железа и дерева, Лианна приблизилась, было, к Мари и почти высунулась в окно вместе с ней. Странные мысли бродили в ее голове. Очень странные, облекаясь в грустную ложь разноцветных далеких картинок, как если б где-то и когда-то она точно так же стояла у окна и смотрела в небо с кем-то другим. И был вечер. И было утро. И чей-то приятный для слуха и ласковый голос рассказывал ей, что такое семья, и как будет здорово, когда вернется отец, и будет снова заботиться о них, а они - о нем, и семья снова станет целой.
"Заботиться..." знать бы еще, что означает это слово в полной мере. Взгляд Лианны зацепился за заплетенные в косы волосы Мари, и она "поняла". Почти поняла. Даже зверям свойственна забота о своем потомстве: вычесывание шерсти, еда, теплый бок, когда холодно. Что там она говорила? Дрова?.. Она найдет. В смысле, постарается найти. Интуитивно и при помощи "сестры". В любом случае, что бы это ни было, оно находилось снаружи.
Поднатужившись, Лианна чуть оттолкнула плечом сородича, вылезая обратно, на крышу, и расправила крылья, оглядывая окрестности. План был предельно простым. Собирать все, что можно, в округе, показывая это Мари.

«Самый страшный монстр - это человек...» Лианна

http://se.uploads.ru/xKjQ9.png

.когда вместо нас останется тьма

Лучшая игра недели

- Посмотри на меня, ЖИВО!
Я чуть вздрогнул в плечах, когда он повысил голос и медлил всего пару лишних секунд до того, как поднял голову и заставил себя встретиться с его взглядом. Нет, я не боялся смотреть в его глаза. Не так как раньше. Теперь я лишь знал, что в моем взгляде не одна покорность этому человеку, но есть и вызов. Ты зародил его во мне. И первый раз, когда я решился пойти против него, и был тот вечер, а после и наша совместная ночь, когда я оставил свой телефон. Я ведь знал, что будет дальше. За все приходится платить. Разве нет? И если это плата за то, что я чувствовал с тобой, то это не такая уж и высокая цена. По комнате разносится его смех, а я чувствую, как с ним у меня все внутри холодеет. Он понимает. Отлично понимаем, то появился кто-то, кто толкает меня на нарушения правил, которые он строго прописал в наших с ним отношениях.
- И как же его зовут, а, Клемент?
Он подошел ближе, положив пальцы на мой подбородок и дернув голову выше, не позволяя отводить от него взгляда. Секунда. Две. Три. Я ведь не осмелюсь произнести твоего имени. Не для него.

Клемент

Перемены, пожалуй, зачастую происходят к лучшему. Жизнь не монотонна и тиха, как штиль, поэтому если в ней ничего не происходит, то это первый звоночек к тому, чтобы насторожиться: а точно ли я на своем месте? Испытывая пустоту внутри и пребывая на одном месте в полной уверенности того, что пусть лучше так, чем оказаться в нестандартной ситуации в не комфортных условиях, можно всю жизнь прожить, не зная самой жизни. Оно разве того стоит? Жизнь требует риска. Требует отчаянных мер. Требует, чтобы против нее шли и доказывали, что мы ее достойны. Другое дело, когда у человека нет никаких мотивов менять свою жизнь. Примерно последние два года я стал чувствовать, что мне ничего в этой жизни и не надо. Со мной ничего особенного не происходило и я думал, что мне просто комфортно плыть по течению. Не это ли самое простое, что только может быть? Не утруждая себя ни в чем, можно вечно винить обстоятельства в своих несчастьях, вместо того, чтобы их исправить. Я же был счастливым, как мне казалось, человеком, по меркам общества, но не по своим собственным меркам.
Стефан

Did You Search For Me?

Ярмарочная площадь сегодня, впрочем, как и всегда, утопает в детском смехе, перезвоне рождественских колокольчиков и веселой музыке. Продавцы зазывают посетить их палатки, где втюхивают наивным детям и их сердобольным родителям очередную китайскую рождественскую дребедень. В этом году организаторы ярмарки решили оправдать сие действо благотворительностью, и вот ты уже не просто идиот, истративший все наличные на безделушки, которые сломаются, не успеет ребенок освободить их от картонной упаковки, а настоящий филантроп, спасающий жизни бедных сироток. Интересно, хоть малая часть вырученных средств отправится в детские дома, или это очередная попытка толстосумов набить свои собственные карманы, якобы с благой целью? Можете называть меня циником, но не верю я в подобные мероприятия. Когда человек действительно хочет помочь, он перечисляет деньги в фонды помощи, или отвозит вещи и игрушки в приюты, но не развлекается на ярмарках в поддержку нуждающимся! И я бы ни за что не оставил работу в будний день ради экскурса на эту «ярмарку тщеславия», но когда ты – отец 5-летней девочки, приходится поступаться некоторыми своими принципами.
Александр

В эти дни, кажется, возможным все, и ощущение, что сказка находится где-то рядом, остается с тобой вплоть до первых дней января. Вот и сейчас, за неделю до праздника, Виктория поддалась витавшему в воздухе настроению.  Впервые за многие годы у нее было непреодолимое желание радоваться мелочам и радовать других. Украшенный город, яркие гирлянды, мерцающие в каждом окне, на каждом здании и деревьях, детский хор из частной школы, поющий рождественские гимны своими чистыми голосами, словно ангелы, - все это внезапно навеяло на Викторию чувства, которые она испытывала, наверное, только в детве. Чувства, что чудеса существуют, даже в этом ужасном взрослом мире. И Санта со своими эльфами и оленем Рудольфом, кажется не таким уж и не существующим.
Виктория пробивалась сквозь толпу, стараясь не потерять из вида удаляющуюся фигуру женщины в пуховой куртке. В руках у нее был зажат помпон розовой шапки, которою она увидела в снегу, после того, как распрощалась с группой шумных детишек и их воспитательницей. Она знает, кому принадлежит находка. Она помнит, как торчали рыжие косички из-под вязаной шапочки с рисунком пони.
Виктория

Feuer Frei!

Сама Элизабет, закончившая отчет, вносила последние штрихи, чтобы все смотрелось красивенько (что взять с этих перфекционистов!), то и дело отвлекаясь на экран айфона и улыбаясь эсэмэскам Грэма. Тот писал что-то о своем дурацком классе, вспоминал поездку в горы, с которых, собственно, началась эта романтичная, пусть и дурацкая, история, интересовался здоровьем енотика. Енотик, которого Лиз назвала Астаротом с легкой подачи Сид, был подарком дорогого-любимого и имечко такое имел неспроста: всю стильную и красивую квартиру Элизабет он разнес, аки демон из Ада.В общем, конечно, что мог Грэм еще подарить своей блондинке? Этим вопросом Элизабет и задавалась, а также задавала этот вопрос Грэму, на что тот парировал: «Ну так отдай назад!». Такое предложение, само собой, оскорбляло тонкую душу Лиз, которая успела привязаться к Астароту как мать к выношенному дитяти, поэтому все предложения были отвергнуты, и только Элизабет собралась задать вопрос – сегодня пицца в баре, или возьмем пива и останемся дома? – когда на пороге вырос начальник отдела.
Элизабет

Самое сложное – быть центром всеобщего внимания, особенно когда сам ты от этого не получаешь никаких приятных бонусов. Дорога заняла совсем немного времени, они мчались на машине с такой скоростью словно впереди их ждало лучшее свидание в их жизни. Свидание действительно должно было состояться, правда, когда и с кем Вероника понятия не имела, она с подачи Винчестер могла только предполагать, что за ней уже ведется тщательное наблюдение и хорошо если ищейки ограничатся только им, ведь они в любой момент могли пожаловать с визитом в дом, где необходимо было сохранить совершенно другую атмосферу от той, что гарантировали дурные вести. Именно от этих вестей фон Хорст хотела оградить свое тихое семейное счастье, считай жертвовала собой ради всего оставленного там, за городом в их новой жизни, начатой с чистого листа. О, как она хотела бы, чтобы все написанное, сделанное и сказанное год назад попросту было стерто, чтобы ее жизнь действительно писалась с чистого листа, но кажется одного желания было недостаточно, необходимо было сделать что-то более значительное и стоящее, но что именно Вероника никак не могла понять. 
Вероника

Пограничное состояние

День начался в принципе неплохо, за одним исключением: его старая подруга - почти что сестра - решила вдруг навестить его,  поболтать о том, о сем. С одной стороны Кэри совсем был не против, ибо им есть о чем поговорить, а с другой стороны она хотела увидеться именно сегодня, а мужчина не очень-то любит, когда его планы резко меняются. И вместо того, чтобы, к примеру, заняться работой, которую он (по собственной воле) взял домой, он должен нестись черт знает куда. Так и в этот раз, только за парой исключений: он собрался наконец-то отдохнуть за просмотром чего-нибудь и к счастью, Галлахеру не нужно ехать неизвестно куда. Сэм предложила приехать к нему домой, предварительно уточнив адрес.
Хоть какой-то плюс, помимо очевидного.
Поэтому сейчас они сидели в гостиной, вспоминая прошлое и рассказывая о настоящем, за бутылкой виски. Правда Кэри не собирался сильно напиваться, в виду нежелания идти завтра на работу с дичайшим похмельем и перегаром.
- Не против, если я приму душ? После самолета совершенно не было времени забежать в свой номер отеля, - с притворно-капризным тоном, произнесла девушка, для полноты картины надув свои накрашенные ярким блеском, губы.
Кэри

Пожалуй, можно с уверенностью сказать, что жизнь без отцовского контроля пошла Хью на пользу. Он научился быть более самостоятельным и решать возникающие проблемы как взрослый, а не прибегать к прежним методам и помощи старших. Конечно, иногда все же приходится просить о чем-то более опытных знакомых, потому что бывают случаи, когда самому не справиться. В остальном же незнакомый человек вряд ли мог бы сказать, что стоящий перед ним парень еще несколько месяцев назад был наследником состояния богатого отца. Хьюберту не известно, является ли он сейчас таковым, потому что с тех пор они практически не общались. Он решил строить собственную жизнь, раз уж глава семейства не желает смириться с выбором младшего сына. Старший близнец все равно уже давно лишился права унаследовать хоть что-то из-за своего не слишком выгодного положения.
После того, как некоторое время назад Рэя забрали обратно в лечебницу, жизнь Хью понемногу начала приходить в норму. Ну, настолько, насколько это возможно. След от глубокого пореза все еще болит, хотя уже не так, как первые дни, да и таблетки помогают заглушить это неприятное ощущение, когда становится совсем плохо.
Хьюберт

С закрытыми глазами

Они застыли во времени и пространстве, как мухи в янтаре. Один день сменялся другим. Бессмысленное существование в каменном склепе, где обитатели давно мертвы душой. Монстр и его излюбленная игрушка – противоестественное явление. Попадая в нормальное людское общество, они выглядят занозой в плоти. Окружают себя гнойными нарывами. Воспаленная ткань, как оборонительные валуны возвышается над головами. Ирландка отталкивала всех на безлопастное расстояние.  Нажала на кнопку таймера обратного отчета. Ждала того дня, когда в двери проклятой тюрьмы перестанут стучаться  друзья и желающие помочь. Так будет правильно. Девушка хотела исчезнуть с лица земли, не оставив о себе воспоминаний. Жаль, не знала в чью руку вложить волшебный ластик, стирающий лишнее и уродливое. Все, включая монстра, зациклились на необходимости сохранить ее никчемную жизнь. Бен приходил трижды на дню. Подталкивал к ногам поднос с едой. Часами ждал реакции. Уговаривал поесть. Злился на отсутствие какой-либо реакции со стороны пленницы. Едва сдерживал рычание. Уходил. Хлопал дверью или наоборот закрывал ее нарочито осторожно, словно опасался истерики.  Возвращался. Хватал девушку за плечи.
Мария

Существуя в заточении, Бен давно уже забыл, что значит говорить и общаться. Изредка вел односторонний диалог с Марией. Ему никто не звонил, а если и звонили, те разговоры заканчивались парой его вымученных фраз и короткими гудками в трубке. Он попросил доктора перестать копаться в его мозгах. От него Бен взял визитку его знакомой, обещая позвонить и записаться на консультацию. Нужно было как-то сдвинуться с этой мертвой точки. Избавиться от зверя - гнетущей болезни внутри него. Все чаще он общался с тишиной и тьмой. Пытался собрать свои мысли опять воедино. Но каждое утро они рассыпались, покуда Бен преступал порог комнаты девушки. Ее стены скопили в себе слишком много боли и грусти. Оказываясь около нее, невольно опускались руки. Хватало заглянуть в чернеющие глаза и ему силой требовалось толкать себя, чтобы двигаться дальше, опять возвращаться к ней, молить о невозможном. Молить о том, о чем она уже не услышит, ведь сочтет все его слова враньем.
Бен сам подтолкнул их к этому, где они находятся сейчас. Вроде бы и рядом. Вроде бы он стоит всего в паре метрах от Марии. Только дотянуться до нее так сложно. Это расстояние не преодолеет его сердце. Не прикоснется к ее сердцу.
Бенджамин

http://sd.uploads.ru/ZTfE5.png

http://s1.uploads.ru/bnwlP.png
Элизабет
посмотреть

http://funkyimg.com/i/2rgxQ.png
Уильям
посмотреть

http://savepic.ru/13498932.jpg
Джиневра
посмотреть

https://68.media.tumblr.com/c18a3d9871d05b33aa200b510e3074c7/tumblr_onuovt2ftc1qdqywso1_250.png
Адам
посмотреть

https://68.media.tumblr.com/74e98156e66be6369dff74ed7e676515/tumblr_onrybbNLnq1us77qko3_r1_250.png
Амелия
посмотреть

http://savepic.net/9170672.gif
Рипли
посмотреть


0

158


http://sf.uploads.ru/HSdYa.png

http://sa.uploads.ru/VHIfq.png
Как же он сейчас проклинал все на свете, как же ненавидел себя за то, что вообще решил прилететь сюда, какого гребаного Хрена Петровича он решил, что именно сюда нужно лететь на залечивание старых ран. Ох, Донован, вероятно был чересчур прав, предположив, что кэп с глузду съедет при новом визите на остров. Точно съедет, ты чертовски прав, засранец. Холодное стекло чуть-чуть остужало бушующее под тонкой кожей пламя, но не сказать, что сильно это помогало и хоть как-то спасало хрупкое душевное равновесие Джастина. Внутри него снова зашевелились и расправили кольца страшные голодные твари, разрывая когтями внутренности и мышцы, наполняя тело болью и яростью, вселяя в голову только одну навязчивую идею... Сорваться на ком-нибудь. Съездить от души по черепной коробке, выпустить нафиг кишки (хотя Джастин не настолько кровожадный товарищ). Это чувство невероятно жгло, сводило с ума, вынуждало сканировать взглядом местность в поисках жертвы. Но Джастин был сильнее.
Удар.
На этот раз точно по металлической раме.
Больно.
Скрежетнули зубы.
Ничего, он еще поговорит с Уиллом, когда будет, черт возьми, не так больно. Но вместе с ударом, причинившим секундную агонию костяшкам, злость куда-то растворилась, преобразуясь в сосущую душу печаль. Сердце потихоньку замедлило свой бег, теперь спокойно тикая бомбой замедленного действия где-то в висках. Вдох. Выдох. Может быть все было бы иначе, если бы не сложившиеся обстоятельства. В его лицо снова пахнуло теплым воздухом сентября, бросило в глаза пыль и листья, а тело обняли порывы ветра, мешавшего тогда петь. В ушах снова зазвенело властное:
- Ты можешь! Пой громче! Я тебя не слышу!

читать продолжение: «Вы так не любите меня, вы не устали?»

Дорогой Джастин! Обычно ты привык, что я выражаюсь по-другому, но сейчас мне хочется высказываться именно так. Прежде всего, прими мои поздравления насчет лучшего поста - ты действительно заслуживаешь быть лучшим, и это даже не неожиданно, хотя от этого не менее приятно. Играть с тобой, как ты знаешь, мне всегда нравилось, эмоции твоего персонажа просто бесценны - такие откровенные, такие чистые и живые, что всякий раз я восхищаюсь твоему таланту передавать их. И задумки, возникающие у тебя, достойны отдельной строки: они все интересные и нетривиальные, и из всего этого вытекает плавно следующее. Джастин! Я так рад, что ты вернулся, что ты снова здесь; и полностью уверен, что в этой радости я не одинок! Ты принял правильное решение, уверен также, что тебе не придется жалеть о нем, и что дела твои пойдут в гору, ты будешь полон вдохновения и окружен самыми лучшими людьми. Могу только надеяться, что среди этих людей смогу быть и я) Ещё раз поздравляю, мой дорогой лютобешеный Джа)    
(с) Рауль
Кто там говорил про споры на деньги? А про то, что не доволен своими постами?
И пусть этот пост, признанный лучшим, написан не мне. Но я то знаю, что выбирали из двух. Поэтому пишу без оглядки.
Я тут села посчитать сколько лет мы играем как будто бы вместе, но вечно где-то в стороне. В любой компании, в любой истории выуживаем самое душевное, и пока в параллельных реальностях повороты и перекрестки сменяют друг друга со скоростью, неизвестной ни одному спидометру, мы мирно и трогательно пишем о главном. Щемящее в сердце, родное.
Помню, как сообщили мне о твоем возвращении, на кухне за стаканчиком вина. Обида на то, что о таких вещах узнаю из третьих рук - ерунда. Важнее предвкушение невероятных игр, новых историй, впутанных в тайны чужой души, плеска волн, ирландского фольклора и виски. Можно сказать, я знала заранее, что так будет.
За все эти годы, которые прошли мы бок о бок, хоть и не всегда друг с другом, ты шагнул далеко вперед. Ты научился простым словом, незамысловатым слогом, создавать бурю эмоций, сбивающую с ног. Меняя ритмику и нюансы стиля, ты вживаешься в характер каждым словом. Как будто читаешь дневник персонажа. И это - самое дорогое. Я помню, как бегут мурашки от твоих Ледяных Королей. Помню, как заставляют улыбаться наивные и светлые Духи Леса. Но взбалмошный, непосредственный и болтливый Джастин, выросший на моих глазах, особая квинтэссенция горя и безответсвенности. Живой, развивающийся, растущий. Особенно дорогой.
Спасибо тебе за то, что всегда подхватываешь мои идеи, тонешь в безумии, которое все сильнее с каждым нашим новым игровым витком. Что как в омут бросаешься в эту мою вечную драму. (я ведь даже в Индии сумела драматизировать всё) Что не боишься неоконченности, каждый раз вновь и вновь. Спасибо за эмоции, за это попадание, всегда в самое сердце и душу. За то, что зудит в пальцах желанием настрочить ответ. Отпустить все те образы, что роятся в голове и не отпускают, не уходят.
Я рада, что ты вернулся. Правда. Расти еще. Твори еще ~
С самой заслуженной наградой тебя
поздравляю!
   
(с) Джэнни

https://66.media.tumblr.com/4503d7e6cfca3cf942d150e14e1d4500/tumblr_octdw9l2iT1us77qko1_1280.png

http://s6.uploads.ru/1BUc4.png
Лианна

http://se.uploads.ru/2bOcS.png
Рокки

http://s9.uploads.ru/H6IR3.png
Уильям

http://s8.uploads.ru/H9LKX.png
Эмили

http://se.uploads.ru/Ckb8m.png
Бенджамин

http://se.uploads.ru/7n9Oe.png
Мария

http://se.uploads.ru/bzNsL.png

– Ну, смотри – кухню еще несколько часов не закроют, – освободив руки, Дуглас уселся в кресло и впился тонкими губами в край бокала, постанывая от наслаждения, слизывая красный след со щетины.
Обоняние сразу рассекретило аромат оливкового масла, им сбрызнуты аппетитные пухлые яйца-пашот, что красиво устроились в рваном салате корн и бархатно-горьких листьях одуванчика. При мыслях о том, как собирают белым сухарем остатки соуса и дожевывают ломтики бекона, рты их наполнялись слюной. Они стали еще роднее, ближе, воровали друг у друга еду и наперебой говорили о добрых и хороших людях вокруг, о теплоте и чистоте чувств, обо всем том, что их объединяло. Хьюстон рассказывал о своем брате, о том, как сильно любит его, жаловался на понимающую бедность своей семьи, на то, как глубоко переживает расставание с ними, как бесцельно тратил жизнь на пустые споры; после второй бутылки ликера признался, что когда-то собирался посвятить себя детям, да-да, хотел жениться. Болтали по привычки негромко, но весьма ясно и пусть за ближними столами вокруг них разношерстные гости были заняты своими ужинами, между тем по возникающему молчанию, по удивленным взглядам соседей, по навостренным фигурам отмечали, что к их переговорам прислушивались, взглядывая время от времени с заискивающей опаской да слетаясь подобно рою мух.

«Houston, we have a problem» Дуглас

Ее слегка распухшее запястье хранило тепло поцелуя мужчины и все так же бережно покоилось в его руках. В мгновение повисшей тишины она смотрела прямо в глаза человеку, который только что сознался в той же самой отчужденности, что по пятам преследовала ее саму. Сердце пропустило два удара прежде чем забиться с новой силой, возвращая нездоровой бледности лица легкий румянец.
- Дэвид, - она пыталась подобрать слова, но не могла сделать ни этого, ни разобраться в собственных эмоциях. Заставляющий задыхаться страх перед одиночеством отступал от одной мысли о том, что сейчас с ней есть кто-то, кто понимает без слов, кто испытывает то же самое. С другой стороны она боялась его. Открывшись однажды, незаметно для себя пропустив Стэнли через все перепоны спрятанной за множеством замков души, она обожглась слишком сильно. Опаленные нервы приносили боль каждым прикосновением к коже, словно ее и не было вовсе.
- Я... - вместо продолжения в голове метались обрывки фраз, каждая из которых подходила как нельзя кстати, и каждая из которых была сейчас отвтатительно-лишней. 

«see I wanna move, but can't escape from you» Каролина


Вниз спускается не лифт. А я.
Все ниже и ниже. В ту пропасть, где и есть мой дом. Я ведь даже привык к тому, что моя жизнь никогда не окрашивается в яркие оттенки, которые я разглядел на твоих картинах и пожелал к ним прикоснуться, а ты мне позволил. Но лишь играя со мной. Давая мне увидеть цвета, а после опрокинул банку с черной краской, которая вновь окрасила все вокруг меня в один лишь мрак. Непроходимый. Он настолько плотный, что окутывая мои легкие, он не позволяет чувствовать того, как кислород проникает в легкие. И вокруг меня запах серы, что пропитывает воздух. Это сгорает моя жизнь. Это сгорают остатки веры в чувства, в которые я вдруг поверил. Наивно. Ты наигрался. А я ничего не могу с этим поделать.  Но ведь хочу. Хочу вернуться. Подняться. И проорать тебе во все горло, что не сдвинусь с места, пока ты мне не расскажешь того, за что именно ты так со мной поступаешь. Подняться и проорать во все горло, срывая голос, что сдохну лучше у твоих ног, но не сдвинусь с места. Сказать, что вот так просто, у тебя не выйдет от меня избавиться. Ты дал себя полюбить, и я ведь вдруг поверил, что и в тебе увидел ответные чувства, о которых мы с тобой всего лишь не успели поговорить. Мало времени. 

«.быть живым без тебя» Клемент

Сегодня Джордан поняла, что вечеринки здорово отличаются от тех, что случались в её воображении. Там, в самом сердце фантазии, весело было всем, каждый чувствовал себя уверенно и расслабленно. А здесь… девушка обвела присутствующих взглядом, задержалась на их улыбках, горящих глазах, тайком ищущих объективы камер, и готовых подать нужный сигнал мозгу, чтобы тело приняло выгодную позу. Сама же она тщательно пряталась за стаканом с водой, время от времени делая небольшие глотки, убивая сим действием сразу двух зайцев: развлекая себя и придавая занятой вид, когда вдруг приходилось пересекаться с кем-то из приглашённых гостей взглядами. В такие моменты Джордан казалось, она может читать их мысли. Нетрудно было догадаться, что означало недоумение, написанное на их лицах. Она была здесь явно лишней, не вписываясь в окружающую действительность. На модель она не тянула при всём желании, так как не вышла ни ростом, ни плотным телосложением. Честно говоря, такие вечеринки настоящий рай для тех, кто любит упиваться жалостью к себе и выискивать у себя недостатки, потому на что последние на фоне всех этих шикарных гостей в дорогих и брендовых одеждах вылезали как грибы после дождя.
«Отель Mandarin Oriental» Джордан

Это все от поэзии. Это от долгих лет работы за столом, когда в моем вооружении единственно бумага и ручка, когда мой меч - это моя мысль, и я проливаю чернильную кровь своих идей, наклоняясь над поверхностью и щурясь, как подслеповатая крыса. Я люблю прерывать занятия поэзией для чашки кофе с коньяком, для крепкой сигареты, которую докуриваю каждый раз до самого фильтра, обжигая кончики пальцев. Они слегка пожелтели от долгих лет курения, а сердце все чаще пускается в пляс тогда, когда я просто лежу на диване и смотрю телевизор. Кофеин убьет меня при помощи сердечного приступа. Мне нравится осознавать простые истины: что рано или поздно я умру, что летом трава такая же зеленая в Нью-Йорке, как и в Питере, что мой муж больше меня не любит.
Он делает вид. Повинуясь привычке, он все чаще просто играет нужную роль, чинно целуя меня в щеку, чинно ложась со мной в постель спать вечером. Ложась, но не прикасаясь. Он не ложит, и даже не кладет на меня или в меня хер - и во мне растет возмущение. Во мне растет нежелания поддаваться обстоятельствам, но так же - ему. Противоречивый бунт оканчивается новой сигаретой, новой бутылкой вина и прогулкой с новыми и новыми знакомыми, которые лечат мои настроения. 

«Дым по ветру, погас огонь.» Андрей

Интересно, уже можно поднимать панику? Звонить в полицию, в больницы и морги, его родителям? Что я, черт побери, должен со всем этим делать? И советы "сидеть и ждать" тут явно не уместны. Да я первому же такому советчику смажу кулаком по физиономии, было бы кому...
Только вернись. Я тебя собственноручно придушу, пакостник мелкий! Что ты сделал со мной, а? До чего довел?! На кого я стал похож? Будто одержимый мечусь из угла в угол, обшариваю все норы в поисках тебя, потому что без твоей язвительной, склочной, обидчивой персоны, моя жизнь пресна и пуста, а за грудиной так мерзко ноет, что хочется разворотить ребрами достать этот болящий комок, лишь бы только не чувствовать. Это все вина, я знаю, но и от этого не легче.
Сколько я проспал, после того, как вернулся с поисков? Боже, какая же каша в голове. даже цифры на экране мобильника кажутся незнакомым кодом, в который запрятано точное время и чтобы его разгадать, надо подключить извилины. Но как это сделать, если все мысли заняты только тобой? И если я еще не сбрендил окончательно, то очень близок к этому - обратный отсчет запустится сам собой.

«работа не волк, работа - тюлень любви» Юджин

http://se.uploads.ru/xKjQ9.png

The Phantoms Of Ourselves

Лучшая игра недели

И те сомнения, что были у нее, когда ей предложили присоединиться к ужину, сейчас казались глупыми. И пусть после этого эти ребята ее прибьют в подворотне, зато она будет сытой, и главное сейчас - попытаться съесть как можно больше, а еще можно попробовать стащить один бутерброд в кармане толстовки.
Когда основной голод был утолён, ребята стали переговариваться между собой, говорить, на интересные им темы, не обращая внимания, на Вик. Лишь один из них спросил в какой-то момент: «звать-то тебя как?», а другой постоянно бросал на нее непонятные взгляды. Она представилась  как «Мак», ведь перед ее глазами, как раз проплыл поднос с мороженым МакФлури. И только после того, как она ляпнула, что ее зовут Мак, она поняла, что сделала глупость. Почему она не могла назваться кем-то другим? Ведь это такая очевидная выдумка, навеянная окружающими вещами. Но только Надоедливый сразу провел параллель, и никто больше не заметил, как Вик потупила взгляд, когда он попытался, пусть и в шутливой форме, раскрыть ее. Она не хотела говорить свое имя. С одной стороны она не знала этих парней, с другой ее просто раздражало ее полное имя - Виктория. Викторией может быть королева, а для девчонки детдомовца – это слишком круто.

Виктория

Ксан не прошел и двадцати метров от Макдака, как уже и думать забыл о Виктории, коллегах по группе и прочих мелочах, совсем недавно занимавших его мысли. Еще бы. В такую промозглую погоду сложно представить, что кто-либо из бегущих под дождем думает о чем-то другом, как не о своей горячей постели и кружке согревающего чая. Вот и Ксан не был исключением из общего правила. Несмотря на надвинутый чуть ли не до самых ушей ворот куртки, он чувствовал, как самые пронырливые дождевые капли проникают под плотную ткань одежды и стекают по спине. Парень в нетерпении переминался с ноги на ногу, ожидая зеленого сигнала светофора,  и думал о том, как сильно устал за последние дни, как ждал свой чертов выходной и какой же мудак этот Пит, чью смену Ксану сегодня придется отрабатывать в клубе. Босс обещал не накладывать лапу на его чаевые, если парень выйдет сегодня на работу, но не слишком ли слабое оправдание для человека, что последний раз спал не более 4 часов, даже не помышляя о том, что в следующий раз его голова коснется подушки не раньше, чем через сутки? Конечно, он мог отказать боссу, сослаться на занятость, семейные обстоятельства или даже выдумать какую-нибудь внезапную поездку. Но слишком уж тот был злопамятным.
Александр

gonna hurt like a motherfucker

Джерри винит во всем, естественно, не свой стиль вождения, весьма нервный из-за никак не отпускающих его эмоций, а подзаброшенные лесопосадки, колею вместо трассы, и то и дело грозящие распахать днище коряги. Почему он повез её здесь, через ебеня, Фаррелл не может для себя объяснить иначе, чем «Ну бля, психанул». Сам факт, что парень начал хоть что-то адекватно осознавать из происходящего – уже большой плюс, учитывая, как играючи он чуть не выписал себе очередной приговор на заключение.
Джер старается дышать размеренно, отчаянно вспоминая, что ему советовали всякие психуёлоги для усмирения агрессии. Поначалу у него даже получается, и Лив косвенно помогает своему подопечному успокоиться, открывая окно и впуская в салон свежий воздух. Холод бодрит, отрезвляя сознание. Да ну а хуле, что действительно сейчас на неё кричать, пусть Джерри так и подмывает повысить голос и навыёбываться на Оливию. Она абсолютно пьяная и вряд ли что-то наутро вспомнит. Фаррелл сам-то рад бы себя не сдерживать, но что ей сказать? Злоба на Лив вертится и топчется где-то на уровне солнечного сплетения, неожиданно сильная и какая-то обиженная.
Уильям/Джерри

Крепче сжав плечо мужчины, Лив почувствовала, как напряглись руки Фаррелла, удерживающие руль. Фантазия начала играть с блондинкой в недобрые игры, подбрасывая разные комбинации между телом Маккарти и этими руками, раздувая внутри всепоглощающий огонь. Её не волновало, как она будет выглядеть на утро, что там о ней могут подумать и какие у данных действий будут последствия. Ради справедливости стоит отметить, что подобные мысли посещают светлую голову красавицы не первый раз. Однако, впервые она не отмахивается от них как от назойливых мух, уповая на регламент взаимоотношений между психологом и его подопечным, а ныряет в омут с головой, тяжело дыша и позволяя воображению доводить её до точки. Ясное дело, всему виной алкоголь, подкинувший баллов в характеристику «смелость», заняв их у «сдержанности». Джерри дергается, но Оливия даже и не думает принимать это во внимание, тем более как знак отказа. Его слова она не слушает намеренно, потому что, что бы он там не плел, она твердо уверена, он хочет того же, что и она. Пожалуй, даже если это не так, в алкоголе крови не обнаружено, так что Лив спокойно позволяет своей голове работать за двоих.
Эмили/Лив

Life's a journey not a destination

На самом деле, Ник сама просила не спойлерить ей маршрут.
На самом деле, Ник прекрасно смотрится и без купальника.
На самом деле, Арчи не сводил с нее глаз, не без должного удовольствия наблюдая, как вода пропитывала ее белье, смывала жар с ее тела, как липли к шее и плечам ее волосы.
Не то чтобы он ничего подобного раньше не видел, нет, но третий месяц без женщины – тоже срок для человека, всю жизнь пребывавшего в окружении представительниц прекрасного пола. Возвращаясь к теме запретов, тхеравада не запрещает удовольствия, включая плотские, но она запрещает удовольствия ради одной только плоти, запрещает различного рода девиации, насилие и нездоровые мотивы для получения удовлетворения. Тхеравада даже не запрещает полигамию: некоторые учителя, напротив, поддерживают и активно продвигают идеи любви ко всем женщинам, готовым принять подобного полигамного буддиста в своем будуаре и получать от него удовольствие без корыстных целей. Тхеравада гласит, что холостяк не просто может, но должен пользоваться своим свободным положением, потому что строгие запреты и ограничения делают человека рабом своих запретов.
Арчи

- Я понимаю, о чем ты, - доверительно сообщает Ник, намотав на ус еще одно воспоминание, которым с ней поделился полный сюрпризов и пьяных выходок хирург, - в младших классах я наклеила переводную татуировку в честь своего мужа – он был старше и учил нас литературе – две коалы на ветке, кажется, они облизывали огромное сердце. Любовь прошла, - пожимает плечами Картер, - коалы начали смываться и больше походили на серую жижу – и я говорила, что это символ моих мозгов. Выкрутилась, я знаю.
Как бы еще сказать помягче Арчи, что фотографии ей делать сейчас вот вообще не из чего, и что если он надеется, что это путешествие к старому монастырю – первое и последнее, то он заблуждается? Как-нибудь позже, а пока пусть плавает себе, смеется – глядите, и не скажешь, что ему тридцать восемь и скоро радикулит замучит, знай себе, несется в воде, показывает кита, сверкает влажной коже, которая так и блестит в солнечных лучах, кое-где пробивающихся сквозь пышную листву ближайшего дерева. Не то чтобы Ник была фанатом Эдварда Каллена, но ох уж эти флюиды.
- Только не слишком насыщай, ладно? – улыбается в ответ таксистка, - моя адаптация весьма коварна – я могу отключиться в сон в любой момент, и я в принципе не брезглива.
Ник

(не)контролируемое безумие

Это путешествие было целиком идеей Миранды, это ей не сиделось дома и хотелось приключений, а он, Роджерс, вполне счастлив был, коротая дни за книжкой или фильмом. Но сейчас он впервые был рад инициативности своей подруги, иначе бы вряд ли оказался в этом мотеле рядом с этим рыжиком, который так откровенно нравился и которого хотелось узнать получше. А еще этот мотель, в котором ему было спокойно и уютно, хотя Гейл ощущал смутное беспокойство, но какое-то безотносительное, понять, что именно волнует – невозможно. Просто Роджерс впервые за несколько лет чувствовал себя наивный юнцом, который впервые влюбился… Он неуютно вздохнул, спешно следуя за рыжим.
- Его нашла Миранда, в прошлом году они сюда ездили с парнем, когда им захотелось острых впечатлений. Потом привезла и нас сюда, хотя я изначально был против, потому что мне страшновато, честно говоря… А тебе здесь нравится?
На самом деле, экстремалом в их компании был Пит, который вечно попадал в истории, но Миранда не далеко от него ушла со своей страстью ко всем страшному и темному…
Рокки

- Сэр, но ведь никто не узнает, - выступил он вперёд, улыбаясь примирительно. – Пиво мы и с собой могли привезти, а вам выручка не лишняя будет…
Он многозначительно обвёл взглядом убогое помещение с отсыревшими стенами, с которых хлопьями осыпалась столетняя штукатурка, не было похоже, что мотель процветает, да и в такой глуши, какая полиция? Кажется, упирался менеджер только из принципа, да ещё из вредности за то, что ему не дали нормально поспать. Если сам обломался, то нет ничего лучше, как испортить праздник другим.
- Молодой человек, - лоб старичка сложился над тонкими бровями забавной гармошкой, он стянул с себя очки в грубой роговой оправе и принялся протирать их засаленным платком, не то, пытаясь придать себе боле важный вид, не то, заставляя своих собеседников понервничать. – Два года тому назад у меня тут останавливаясь одна компания, такие же, как вы, - мужчина иронично усмехнулся. – Случились неприятности, мне пришлось отвечать. Я не против, если вы купили что-то в другом месте, но меня увольте, сэр. Не хочу никакого отношения к этому иметь.
Энджел

Как нам это понравится?

Дональд мерил шагами свои апартаменты в отеле, в пепельнице дотлевала сигара, лёд невостребованно таял в стакане односолодового виски. А мужчина все никак не мог вычленить ту противную червоточину, что маячила на грани сознания каждый раз, когда он думал о предстоящем бракосочетании. Привычка жить в отеле появилась исподволь, еще когда он состоял в городском совете: политик часто засиживался на работе допоздна, а вставать рано не любил, поэтому тратить бесценное время на стояние в городских пробках или давку в метро не желал. Опять же, это позволило сократить штат обслуживающего персонала в городском доме и незаметно встречаться с теми людьми, знакомства с которыми не афишируют. Живя в пяти минутах от работы, он даже иногда успевал погулять по утрам с собакой, а если нет, то в отеле всегда находилась парочка горничных или коридорных, готовых прогуляться с псом за десятку. Обычная холостяцкая жизнь, с укладом которой он пока не собирался расставаться, даже не верится, что завтра в мэрии...
"Мэрия!.. Вот же оно! Я кретин!!!" Барренс кинулся было к телефонной трубке, но увидел на табло безжалостное полтретьего и отложил аппарат до утра. Нет, жениться в мэрии было решительно невозможно.
Дональд

- Вы полны сюрпризов, мистер Барренс, - иронично отозвалась Рэйчел в трубку своего мобильного, стараясь сдержать зевоту и старательно делая вид, что она встала, давно встала и нет, ее не «только что подняли» с постели, заставляя выбираться из-под уютного одеяла. Время каким-то образом умудрилось «настать» даже раньше, чем она думала, и утро 16-го принесло первый сюрприз. Что-то в глубине души Рэйчел смутно подозревало, что сама церемония произойдет не здесь, не на Манхэттене и даже не в Нью-Йорке, но предупреждение об этом хотелось бы получить хотя бы накануне вечером, а не за полчаса до выхода из дома. Или меньше? – Который час? – уточнила, всё-таки сладко зевнув, и заверила адресата в одном: - Да, хорошо. Буду внизу через 20 минут.
«И Стюарт будет тоже… Опоздаешь – прибью», - ворчливо аукнулось в голове, пока Рэйчел отбросила телефон и, накинув на плечи халат, дошла до одной из своих гостевых комнат. Стук в дверь прозвучал лучше всяких будильников. Все-таки… решение оставить свидетеля ночевать у себя оказалось самым правильным из принятых за последнее время.
- Стю! Просыпайся! На сборы нам 20 минут, - «даже меньше», - ее внутренний таймер уже работал, отсчитывая секунды в обратную сторону. – Стюарт! Ты слышишь?
Рэйчел

http://sd.uploads.ru/ZTfE5.png

http://sf.uploads.ru/tF4jb.png
Алиссия
посмотреть

http://savepic.net/9186687.gif
Рипли
посмотреть

http://s2.uploads.ru/Yq20g.png
Дамиан
посмотреть

https://68.media.tumblr.com/fbd2c34599a2fae2aec69a62795cca80/tumblr_oo7oa1fpUf1spd9kco1_250.png
Джонатан
посмотреть

https://68.media.tumblr.com/1680f150490876679b62ff9225ba0e6e/tumblr_oo402yBTEq1u8pmwwo9_r1_250.png
Даниэль
посмотреть

http://funkyimg.com/i/2rx67.png
Вероника
посмотреть


0

159


http://s2.uploads.ru/x8zL4.png

http://s1.uploads.ru/47xFZ.png
Подумать только, этот властный человек, с развитыми качествами маньяка, деспота, командира и просто жестокого душевного насильника, всегда славившийся своими жесткими методами, бездушными действиями и хлёсткими словами, сейчас врезается худыми острыми коленями в осеннюю грязь, сознательно падая с ног от абсолютного бессилия. Физического и эмоционального. Кажется, что это жирная точка в истории Эйдана Монтгомери и его великолепных махинаций. Кажется, что прямо сейчас, сию секунду времени, этот атрофированный тиран завалится на бок и встретится небритой щекой с лужей, схваченной вечерними заморозками. Он так и останется лежать слушая, как постепенно замедляет ритм его собственное сердце. Кажется, вот он – конец эпопеи, конец чужому страданию, безумию, метаниям. Проблемы десятка, а то и сотни людей, не связанных судьбами, вдруг будут решены. Они избавятся от тяжкого груза в лице этого проклятого Господом человека и наконец обретут свободу. Эйдан Монтгомери уничтожен. Разрушен на мелкие части. Расщеплён на атомы. Его эго, словно собачье дерьмо, размазано по ребристой подошве женской обуви совсем небольшого размера. Его чувства, - если зачатки таковых вообще когда-либо имели место быть, - испарены, как вода, брызгами павшая на раскалённую плиту. Его больше нет. Забавно? Этот человек мог бы развернуть глобальные войны. Да и что там говорить, он разворачивал их, вершил персональный холокост, проливал кровь, уничтожал неугодных, изводил женщин и себя с ними заодно, врезался лицом в острые осколки науки и с удовольствием ёрзал щеками по ним, разрезая кожу в кровь. И что теперь? Этот неконтролируемый комок мощи, зла и ненависти в один только взмах густых выразительных ресниц уничтожает девочка. Молодая. Стройная. Холодная как лёд и странная, как далёкая звезда, притаившаяся за Плутоном. Смотришь на неё в телескоп, едва видишь и думаешь, что хранит в себе этот загадочный голубоватый свет? Есть ли там жизнь? Была ли когда-то? А если нет, то зачем вообще она существует?
читать продолжение: «Back when I was a child»

Мне сложно подобрать слова. Кажется, уже тогда, когда я только начала читать этот пост, то с самых первых строк, с самого первого замирания сердца подумала, что бы я хотела тебе сказать о нем, случись так, что он стал лучшим на этой неделе. Мне приятно думать, что в каком-то смысле та моя бессознательная мысль стала пророческой. Быть может, это из-за того, как много значит для меня наша с тобой игра. Как тяжело мне каждый раз читать твой ответ. Как тяжело потом писать самой. Как все переворачивается внутри от предчувствия, волнения и страха, когда я вижу, что заветная тема обновлена. Эта игра для меня - нечто большее, чем просто поток текста; это глубже, чем пресловутая попытка в сотый, тысячный раз проанализировать своего героя, приблизиться к нему до степени смешения, понять его. Не помню, когда еще на моем ролевом веку были настолько эмоционально выматывающие эпизоды. Да и были ли они вообще?.. Каждое слово - неисчерпаемый источник очень личной, очень близкой мне самой боли. Тяжело писать, тяжело читать ответ. Но все же - я бесконечно люблю эту игру за те эмоции, которые она мне дарит, за близость к слезам, за дрожь в пальцах при попытке написать что-то путное, за волнение при чтении.
Поздравляю тебя, талантливый мой отец. Как странно, безлико и невыразительно это звучит. Но все же - поздравляю. Ты достоин этой награды каждым словом своего поста, каждой вложенной в него эмоцией. Я говорю сейчас не как Мэдисон и обращаюсь к тебе не как к Эйдану, но как к соигроку, с которым меня свел счастливый случай. Говори я сейчас вместо своего персонажа с самим мистером Монтгомери, то, пожалуй, извинилась бы перед ним за свою девочку: ее жестокость, хотя и является частью меня самой, все же не вполне мне свойственна. Этот пост заставил меня впервые испытать стыд за созданную мною же бесчеловечность своего персонажа, за то, как бессердечно она может растоптать даже собственную семью. Той частью, что наиболее близка к Мэдисон, я осознаю, что в ее понимании эта жестокость оправдана, но все равно не могу сдержать чувства вины и жалости к этому преданному, угодившему в собственную ловушку мужчине, который так до конца и не понял, что значит быть отцом «особенного» ребенка. Собственно, в моей голове столько мыслей по поводу этого эпизода и поста в целом, столько всего, что я хотела бы еще написать. Но тебе лично я скажу лишь одно. Спасибо, что вместе с нами - мной и Алессой - окунулся в эту мрачную, полную боли семейную историю, сделал ее законченной, совершенной. Я уже не могу воспринимать Эйдана как некую абстрактную фигуру в судьбе своего персонажа: он - часть всего, что я так полюбила на Манхэттене, часть того, ради чего я раз за разом открываю Ворд. И оживил его именно ты, за что я все никак не могу поблагодарить тебя по-настоящему красноречиво. Так что просто - спасибо. Ты удивительный. За все, что я из раза в раз жду с радостью и предвкушением: за каждый пост в эту игру, за каждое написанное тобой слово, за каждую эмоцию - спасибо тебе. И поздравляю.
   
(с) Мэдисон
Раздумывая над тем, что бы мне хотелось сказать в этот миг, мне пришла в голову небезызвестная цитата из Анны Каренины, которая могла бы стать эпиграфом в книге, рассказывающей историю и нашей семьи тоже. «Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему.» Я не знаю, можно ли назвать Монтгомери несчастливыми, и уж точно не уверена в том, что они когда-то смогут стать счастливыми в полном понимании этого слова, но, наверное, именно поэтому я уже который год живу этой историей, она никак не выходит из моей головы, и с приходом главы семейства все паззлы встали на свои места, хотя мне иногда до сих пор не верится, что не нужно больше продумывать действия и другие важные детали, касающиеся Эйдана, своими силами и держать это у себя в голове. Но потом я захожу на Манхэттен, вижу обновившуюся тему и знакомый ник, и понимаю, что все взаправду. За все минувшие годы игры бок о бок у меня остается все меньше и меньше громких слов и красноречивых поздравлений, кажется, что все самое сокровенное уже сказано и остается только восхищаться, как ты с каждым новым постом удивляешь меня чем-то новым, но, знаешь… Этот вот день – он особенный; для меня уж точно – я и правда чувствую себя хранительницей семейного очага, наблюдающей за своей дочерью и ее отцом в один из самых сокровенных и трогательных моментов. Я знаю, как важен для Мэдисон твой приход и я помню, как сильно она ждала тебя (да и ты, наверное, помнишь всю ту поднявшуюся шумиху;). Я вижу, как вы оба вкладываете душу в эту игру и из поста в пост бьете по эмоциям, будто бы по оголенным нервам, что душа начинает болеть, когда ты пропускаешь все то, что испытывают герои через себя. Я очень, очень рада быть частью этой главы в истории нашей семьи, пусть даже в роли стороннего наблюдателя. Надеюсь, что этот герой все-таки станет тебе родным и любимым, а мы с Мэдисон, которой я сейчас передаю микрофон, постараемся в этом помочь.    
(с) Алесса

https://66.media.tumblr.com/4503d7e6cfca3cf942d150e14e1d4500/tumblr_octdw9l2iT1us77qko1_1280.png

http://sh.uploads.ru/DoF3g.png
Элин

http://se.uploads.ru/ej0lA.png
Элизабет

http://s9.uploads.ru/kUsxv.png
Александр

http://se.uploads.ru/QeKhJ.png
Рэйчел

http://s0.uploads.ru/OlxUq.png
Бенджамин

http://s1.uploads.ru/lQs4D.png
Мария

http://se.uploads.ru/bzNsL.png

Сколько она ждала этих слов? Как сильно хотела их, наконец, услышать? На что была готова ради того, чтобы занять в сердце этого мужчины не какое-то, а особое место? И стоило ли оно того?.. Пройдет время, и Алесса поймет, что все случилось именно в тот момент, когда она больше всего нуждалась в чуде, в поддержке и крепких объятиях, в чьем-то дыхании на своей шее, которое пусть и обжигало кожу, но близость – как губка, впитывала в себя боль, делила ее поровну на два любящих сердца. Бессмысленно было сопротивляться, сражаться дальше на пепелище былых обид и бередить старые раны – и без того хватало кровоподтеков на бледном исхудавшем теле, и без того многое было возложено к ногам никому ненужной победы.
«Взгляни на наши отражения – мы потратили половину жизни на то, чтобы что-то друг-другу доказать, а в сущности нам просто не хватало смелости, чтобы быть искренними, и за эту трусость была уплачена слишком дорогая цена, мы можем увидеть ее в залегших глубоко на нашем лице морщинах, в поблекших взглядах и поджатых судорожно губах. Мы похожи на двух подбитых егерями зверей, чувствующих приближение конца, но отчаянно продолжающих хвататься за возможность прожить еще немного.»

«...А в конце: «Не звони мне. Не надо.»» Алесса

Может быть, стоило задать самому себе и ей вопрос: отчего она относится к нему так, а не иначе, отчего находит удовольствие для себя в изучении на ощупь его лица или подобном не самом комфортном сидении на его коленях в машине. Флинна это несколько удивляло, а сказанная вслух финальная фраза фильма, подводящая ему итог, выглядела особенно ироничной. Не удержавшись от смешка над словом «друг», над которым он и так слишком часто про себя иронизировал, Хэйвуд наклонил голову, не отрывая затылка от подголовника сидения, и посмотрел на Джиневру. Здесь и сейчас она виделась ему на своём месте, в то время как в собственной семье явно были лишней. Лишней в своём доме, скорее всего, даже в своей жизни. Однако, в отличие от Хэйвуда, своего она просто ещё не нашла, а он не хотел лишать её такой возможности, подсовывая свой личный выбор. За других выбирать казалось легко, легко давать советы и чувствовать, что знаешь лучше в то время, когда в собственной жизни превратился больше в стороннего наблюдателя, чем в участника. Если Джин своего пока не нашла, то Флинн, упустив из рук всё, что имел, даже не пытался ничего искать. Может быть, стоило задать самому себе ещё один вопрос: отчего он относится к ней так, а не иначе. Видимо, не думая о своих желаниях очень долгое время, теперь Флинн хотел слишком многого разом.
«Sense and Sensibility» Флинн

…И мы снова Ксан и Тори. Юные, отчаянные, необремененные обязательствами. Свободные. Тебе 17, мне 22. Мы в полумраке какого-то клуба или подворотни? А может, в нашей старенькой квартирке вновь отключили свет за неуплату? Неважно. Мы не скрываем своих чувств, где бы ни находились. Прохожие неодобрительно косятся на нас. «Вы только взгляните на этих двоих. Когда они последний раз ели? Эта девочка выглядит слишком вызывающе. Ей есть 18?» А мы лишь смеемся в ответ. Нам нет дела до их правил, до их серьезного взрослого мира, в котором всем заправляют деньги. Нам кажется, что мы обладаем тайным пониманием жизни. Нам кажется, что, следуя за своей мечтой, рано или поздно мы достигнем вершины мира. Нам кажется, что так будет продолжаться всегда.
Для нас не существует завтра, и мы не помним, что было вчера. Есть только ты и я, сейчас, в эту самую минуту. Держа в своей руке твою руку, я будто прикасаюсь к вечности.
Как мы могли расстаться? Как я мог потерять тебя? Ведь я ощущал себя живым только рядом с тобой. Дышал полной грудью, смеялся искренне, любил. Кто-то скажет, что на расставании жизнь не заканчивается. Кто-то скажет, что время лечит. Черта с два! Я тебя не забыл. 

«Did You Search For Me?» Александр

Только не закрывать глаза.
Не закрывать глаза.
Веки словно налились свинцом.
Она не знала, сколько времени прошло с тех пор, как она оказалась на полу. Сколько хныкала, в отчаянии отвратительно кривя красивое лицо. У нее не хватало сил крикнуть или позвать на помощь - вместо крика получался хрип, от усилия тело сильнее схватывала судорога. Она снова хныкала, захлебываясь, и впервые за много лет, беззвучно кряхтя, звала маму. Со всех сторон к Шайлин подступала пульсирующая тьма. Она пробирались под кожу, сдавливала сухую глотку, стискивали по рукам и ногам, вызывая судороги. Изо рта что-то текло. Никакого света в конце тоннеля и зазывающих в свои котлы чертей, никаких мгновенной киноленты о прожитой жизни. Просто тьма и промозглый озноб, пробирающий до костей. Только медленная, с каждым мгновением все более медленная, пульсация. Только безбрежная чернота где-то на острие отчаяния и полного умиротворения. Только попытки снова открыть глаза и увидеть сраную белую штукатурку потолка. Только очень отдаленный, словно жужжание комара на расстоянии двух метров, мужской крик о помощи.

«Отель Mandarin Oriental» Джонатан/Шайлин

Вряд ли меня бы остановили замки и задвижки..
Не слишком похоже на мысль здравого человека, но я не из их числа. Комната встретит шумом воды в ванной. Может это очередная провокация? И сейчас Маргарет ждет с улыбкой под разбивающимися о ее обнаженную кожу струями воды, зная, что мне никогда не побороть подобное искушение - направиться следом, где бы она не была? Присоединиться, чтобы до рассвета находить причины не спать..
Предположение одновременно и влекомое, и вызывающее ярость, неужели я настолько предсказуем и читаем в ее глазах? Кем она себя возомнила?..
Маргарет рассматривает собственные запястья, пока вода из крана омывает ее ладони. Слишком долго неподвижно, чтобы счесть это мытьем рук. Слишком погруженно в собственные мысли, чтобы заметить мое присутствие. Прислонившись к косяку двери, спрошу только одно:
- Почему ты не отвечала на звонки?
Ответ окажется слишком неожиданным, чтобы не растерять весь напор собственных притязаний.

«refill my heart with your pure emotions» Дамиан

Ветром с берега моря доносились голоса, а я, ускорив шаг, бегу вглубь, в сторону небольшого строения – домика для бассейна. К моему счастью дверь не заперта. Здесь среди старых лодок, мячей и шлангов у самого окна стоял небольшой диван, в соседней комнате находилась душевая кабина. Я поворачиваю кран, прикрываю глаза, опустившись на прохладный, кафельный пол. Ледяные струи воды каплями отскакивают от напряженного тела, смывая налёт размытого счастья, очищая поры от набившегося обмана, избавляя от пронизывающий взгляда, расслабляя, позволяя ни о чем не думать хоть несколько минут, пока новая волна эмоционального урагана, заполненного водоворотом мыслей о Каррере не закружит меня вновь.
Он стал моей свободой.
Он стал моей зависимостью.
Он стал моим опустошением.
Он был всего лишь выдумкой, опьяненного воображения.
Стремительная связь встретила свой скоропостижный конец. 

«refill my heart with your pure emotions» Маргарет

http://se.uploads.ru/xKjQ9.png

С закрытыми глазами

Лучшая игра недели

Когда-то в нем было много веры. Он верил, что сможет вытащить мать из лап отца. Работая на правительство, верил, что сможет запрятать уголовников за решетку и стать честным человеком, но в итоге преступником стал сам. Верил в спасение своего брака. Верил в то, во что не следовало верить. Верил, что встреча с его Марией не была просто так. Верил в любовь. Верил, что после черной полосы всегда наступает белая и что боль не может быть вечной. Пока не очнулся в кромешной тьме. Сам стал этой тьмой. Стал болью. И вера поблекла с каждым мимо проходящим днем. Бен стоял на перекрестке четырех дорог, смотря вослед своему прошлому. Вместе с ним ушла и большая часть веры. Он перестал ждать белой полосы. Ушла любовь. Жизнь ушла другой дорогой. На последней тропе постепенно исчезал облик Марии.
Осталось существование от одной ночи до другой. Как в заезженной пластинке все повторялось и ничего не менялось. Он пустил жизнь на самотек. Хватался за иллюзии. Обжигался. Опять возвращался во тьму. Больше не верил в то, что нельзя ощупать руками и почувствовать рядом. Сейчас рядом была только Мария. Поэтому Бен верил в нее. Он должен был во что-то верить, чтобы двигаться дальше изо дня в день.

Бенджамин

За стеной слышался звон посуды. Громко работал телевизор, напоминая, что они не одни в квартире. Однако Марию не оставляла нереальность звуков. Дверь спальни разделяла два мира.  Где-то, по ту сторону, друзья готовили ужин и следил за баскетбольным матчем. Постепенно шум отдалялся. Терялся в густом тумане подступающего вечера. К закату город начинал звучать как-то по-особенному. Но и это не важно. Бетанкур не суждено вернуться к людям. Они остались вдвоем с монстром на островке.  Маленький клочок суши оторвался от материка . Дрейфовал вместе с льдинами, скрывая пассажиров от посторонних глаз. Они никогда не пристанут к берегу.  Жизнь выбила твердую почву из-под ног, оставляя талый лед и грязь. Сегодня Ри рада и этому. Здесь спокойней и безопасней. Рядом с Арчером ее не достанут другие порождения тьмы. Выслушивание лживых речей – мизерная плата за безопасность.
Красивые слова. Столько пылких признаний она никогда не слышала из уст монстра. Он повышал ставки, признаваясь в  слабостях. С чего такая «откровенность»?  Нежности-приятности обычно ложатся бальзамом на душу. Не в варианте палача и жертвы. Слова больно кололись, соприкасаясь с незаживающими ранами на сердце.

Мария

Выживут только любовники.

Обманчивая интимность происходящего была подкупающе-естественной. Похоже, странная лёгкость, которую Энджел ощущал в присутствие этого, незнакомого пока, хищника, была взаимной. Он обернулся назад в тот момент, когда Эрл раздевался, - потому что именно этот момент он избрал, чтобы снова начать говорить, - но Энджел не отвёл взгляда, заинтересованного и пытливого, скользя им, как мягкой невидимой кистью, по открывшимся рисункам, выведенным цветными чернилами по коже, по изящной лепке мышц, плотно свитых гибкими пластами вокруг невидимых костей, составляющих плотный каркас крепких подвижных рук и груди, плеч, более развитых, чем у него самого, однако всё ещё по-юношески изящных. Этому человеку не могло быть больше двадцати пяти, решил он про себя с изрядной долей уверенности, хотя лицо Эрла и, в особенности, его взгляд убеждали в обратном, но тело не могло лгать.
Тело всегда было более честным, чем всё, находящееся выше шеи, в этом Энджел убеждался не раз. Привалившись обнажённой спиной к косяку кухонной двери, ощущая прохладную влагу тяжёлых волос, растекшихся по коже, он слушал собеседника со снисходительной улыбкой, означавшей рассеянное и вынужденное внимание.
Энджел

Рокфеллер.
Он – кусок мяса, визжащий, в непонятных пятнах, слизи и крови. Его шлёпают по жопе, заворачивают в простынку и суют непонятной бабе в руки, а та смотрит на него как баран на новые ворота, лыбится чему-то, радуется, сука. Она говорит, что назовёт его Рокфеллер, но очень быстро он превращается в просто Рокки. Или Рокс. Ему стыдно говорить своё имя другим, потому что оно его унижает, делает жалкой попыткой матери создать из ничего мечту, а так не бывает. Рокки из говнорайона никогда станет Рокфеллером из Нью-Йорка. Поэтому для дворовых он был просто Роком, для тесной компании Роксом, а для других – Максом, Эрлом, Сетом… и многими другими. Мун воровал личности, забирая чужие имена себе, и только Сара рядом всегда оставалась Сарой, ведь её как ни назови – она всегда будет собой. Поэтому он остро следит за реакцией рыжего на его имя, он скалится зло, когда видит улыбку на пухлых губах, которые было бы красиво растянуть на члене… или разбить, чтобы смыть усмешку.
- У твоих предков тоже были охуеть какие надежды на твоё будущее, рыжий? – с трудом выдавливает он, потому что хочется зарычать, вдавить противника мордой в стол, заставить исчезнуть это ухмылку.
Рокки

.я прошу тебя, просто будь

Я была такой же, как сотни, нет, тысячи приезжих девушек, которые мечтают начать новую жизнь. Правда, в отличии от них, я решилась поступить в медицинский вуз, не представляя всего того, что меня может там ждать. Я рискнула, и я не прогадала, ведь теперь я занимаюсь тем, что действительно мне по душе. Пусть я вижу порой страшные вещи, вижу смерть и много боли и страдания в глазах больных и их близких, я все равно понимаю, что мео место -быть рядом с ними и помогать тем, чем я могу. Я рискнула когда-то влезть в опасное дело из-за своего обостренного чувства справедливости и после даже попала в тюрьму, но, родной, разве эта дорога не лучшая из тех, какую я могла выбрать, ведь она привела меня к тебе. В конечном итоге, риск стал нашей жизнью, но, доверившись ему, теперь мы можем думать о будущем, представляя, как поведем наших сыновей в первый раз в школу. Определенно, я уверенна в одном, все случившееся - не просто совпадение, а целенаправленная дорога, ведущая к тому счастью, которое мы заслужили. Пусть это пережили мы, родной. Пусть. Зато наши дети не будут знать ни страха, ни горя, ни боли в той степени, с которой успели за всю жизнь столкнуться мы с тобой.
Рене

Я понимаю, что вся моя жизнь могла бы сложиться иначе, если бы в своем прошлом, я уступил бы отцу и ушел бы служить. Отдавая долг стране и защищая людей, которые продолжали бы жить своей спокойной и размеренной жизнью. Все сложилось бы иначе, если бы я не плюнул на волю отца, стараясь не думать постоянно о том, что в его глазах я настоящий трус. Пойти по простому пути. По протоптанной тропе и знать, что тобой гордятся. Это так просто. Может, от этого я временами так и ненавижу брата? За то, что он не способен на сопротивление. На собственный выбор, продолжая жить так, как будто наш с ним отец до сих пор жив и управляет им. Может, я ненавижу его от того, что завидую? Всей простоте его жизни. Принятых решений. Той правды, с которой он живет. А я же до сих пор продолжаю помнить один из последних разговоров с отцом, где он говорил о том, что лишь с рождением собственных сыновей, которые меня разочаруют, я помню все его мотивы. Пойму ли? Я помню, что ответил ему, что дети не могут разочаровать за собственный выбор. За желание чего-то добиться своими силами. За потребность быть самостоятельными. Помню, что ответил ему, что если бы он так меня не отталкивал, то я не раз бы пришел к нему за помощью.
Леннарт

Тебе половина и мне половина

- Прости, я не знала, - это всё, что могла выдохнуть Джордан там, в бассейне. Нахлынувшие эмоции помешали ей развить тему дальше, да и не была она уверена, что это хорошая идея. Рэйчел была права - бассейн не самое подходящее место для откровенных признаний и серьёзных разговоров. Последние обычно же ведутся далеко за полночь в полной темноте или при свете ночника, в интимной обстановке при условии полнейшего доверия и раскрытия уголков души. В бассейне же принято веселиться, смеяться, плескаться, брызгаться - и всё равно, что зал увешан табличками “не брызгаться” - или, на худой конец, усердно работать над укреплением мышц. Справедливости ради нужно отметить, что и это всё они успели претворить в жизнь, прежде чем разговор случайно коснулся, судя по всему, болезненной для обеих темы родителей.
Не в силах бороться с собой и не готовая пока выворачивать свою душу наизнанку, Джордан сбежала. Трусливо поджав хвост. Просто сбежала. Ей было ужасно стыдно за проявление слабости, однако там, стоя в одиночестве под струями горячей воды, девочка чувствовала себя гораздо спокойнее. Она испытывала болезненный дискомфорт, когда кто-то пытался “раздеть” её, словно лук, заглянуть под многослойную кожуру.
Джордан

- Что-нибудь на твой выбор, - улыбнулась, - можно даже блюдо дня или какую-нибудь кашу.
Повар в этом небольшом кафетерии родом из Южной Кореи, и, как открыла для себя Рэйчел, он знал толк в хорошей каше, вроде овсянки с морским ушком, например. Помимо стандартных для среднестатистических американцев вещей (картошка-фри, салаты, гамбургеры – несколько другие, чем в макдональдс), продавал также разнообразные блюда из гречневой лапши и риса, постоянно радуя своих покупателей какими-нибудь «предложениями дня». Сегодня таким «предложением» стала тыква в молочном соусе, и первая партия уже заманивала посетителей необычайно аппетитным запахом.
- Добро пожаловать, что вам предложить? – чуть нависая над витриной, кореец приветствовал своих первых гостей сегодня, однако по смыслу высказывания можно, скорее, догадаться по контексту: у мужчины был поистине чудовищный акцент. Так что какое-то время до появления Рэйчел можно было поразвлекаться трудностями понимания.
Рэйчел же для начала оделась и тщательно высушила волосы, потом собрала и упаковала влажные полотенца и купальники, не только свои, но и детей.
Рэйчел

| Миссия не выполнима - вспомнить всё |

Ноэл пытался дозваться до неё, испуганно оглядываясь по сторонам, будто прикидывая, что будет делать, если у учителей случится приступ любопытства и желания проверить делишки своих подопечных. Хорошо, что вероятность подобного чуда была равна нулю целых нулю десятых процентов. Пощелкал пальцами перед глазами – никакого эффекта, девушка будто в транс впала, не реагируя на внешние раздражители и пытаясь отгородиться от окружающего мира закрыванием глаз да клеткой из рук и колен, заключающих в кокон.
На тумбочке стоял стакан. Взгляд парня замер на нем, а все случившееся в дальнейшем было делом техники. Захват, отступление, повернутый кран, возвращение и холодный душ на голову Юки. Отрезвляющий метод приведения в чувство. Проверенный временем и всегда действенный.
- Твою мать! Ты что себе позволяешь?
Сальваторэ хмурилась, разлепив мокрые ресницы, и не могла понять, рада ли тому факту, что долгожданные воспоминания отступают, больше не прячась, оставляя на языке горечь отвращения и ужаса. Мало приятного знать, откуда на шее появляются синяки. Тело начала бить дрожь. Судорожно вздрагивая, Юка, выпрямившись, сверлила взглядом Ноэла, разом растерявшего свою храбрость. 
Эл

Криво усмехнувшись собственным мыслям и определениям, Юка быстро перемещалась к двери, чтобы не дать Ноэлу ускользнуть одному:
- Пойдем, поищем. Отчего нет-то? Но сначала я потрясу тебя, вдруг и ходить далеко не придется, а? Ты не против?
Милая улыбка осветила её лицо, показывая, какая она очаровательная и хорошая, просто лапочка. Убийственная лапочка – в глазах горел темный огонек, но его можно было списать на любопытство. Однако это был не он, это было желание вернуть свою любимую вещь, одну из немногих, которой она дорожила... Юка простила бы отнятие любого предмета, кроме собственного оружия или подарка от отца, матери и Эндрю. Это были единственные подарки, что ценились ею на вес чужой жизни. И Ноэл не мог этого не знать, что сам и подтвердил, начав плести словесные сети и увлекшись как всегда:
- Вот смотри.
"И понеслась душа в рай... Началось..." Как не любила эту фразу Юка, кто бы мог знать. Ей тут же захотелось достать пилочку и начать подтачивать ногти. Одно она знала точно, что время тянуть можно было бесконечно этой фразой и последующими "объяснениями".
- Ты прекрасно знаешь о том, что со мной сделаешь, так? И я это прекрасно знаю... 
Эл

http://sd.uploads.ru/ZTfE5.png

https://68.media.tumblr.com/3b064c35f66a7b1cfe0c7473aab0e35e/tumblr_op570cvtAZ1spd9kco1_250.png
Джонатан
посмотреть

https://68.media.tumblr.com/6a8c598a4b0e7ffa772f4369aaf445e2/tumblr_op6pv6lvos1qdqywso1_250.png
Адам
посмотреть

https://68.media.tumblr.com/e5389e20dd772571a309bd902b64b232/tumblr_op858oOqLy1us77qko1_250.gif
Амелия
посмотреть

https://68.media.tumblr.com/1fdf3e09609d4c38758d3804e0397b4a/tumblr_op7y6kn9rs1qdqywso2_250.png
Адам
посмотреть

https://68.media.tumblr.com/e640b5b6a261fedc317bc09874d11f7b/tumblr_op7opf3BZU1us77qko4_r1_250.png
Амелия
посмотреть

https://68.media.tumblr.com/69cf5ed4bd50813e69ffce24c7679bb5/tumblr_op4s61X8dE1spd9kco1_250.png
Джонатан
посмотреть


0

160


http://sd.uploads.ru/CLpGV.png

http://s9.uploads.ru/d7B8w.png
Сколько еще должно пройти лет, чтобы воспоминания окончательно померкли под ворохом новых впечатлений и перестали теребить душу глубокими заусенцами? Он сморщил нос: от шерсти собаки веяло медовыми листьями, мокрой землей и влажным уличным воздухом – густой торфяной аромат, почти как запах детства, и к нему примешивались душисто-кислые рыбные волны из улыбающейся пасти. Обветшалый дом на ферме снился теперь не раз и отчего-то снился с теплотой крошечных смежных комнат, натопленных камином, где в темноте сверкали огоньками поленья, отражаясь в изъеденном желтизной зеркале комода, рядом со старыми креслами, на которых целыми днями клубочками спали ленивые коты, снилась кухня, с деревянными стульями и обеденным столом, обширным громоздким буфетом возле низких окон, задернутых тюлевыми занавесками, а они всегда весело дрожали на ветру и стремились сорваться с гардин. Скалистое побережье, холмистые рельефы, покрытые мхами, лишайниками и низкорослыми травами, руины старинной церкви представлялись ему за тысячи километров от родного Леруика, там, где от усталости не приходили сны, а в полудреме скользили зыбкие образы прошлого. И только наедине с самим с собой так мучительно приторно, так четко видел родину в грезах: то утреннюю, тепло высвеченную субботним солнцем, когда игриво звучали голоса матери и бабушки, пахло горячим, только что приготовленным хлебом или принесенной на сковородки из кухни яичницей с поджаренным беконом, блином, ложкой мясного фарша, помидорами и картошкой; то зимнюю, вечернюю, с заиндевелыми крупной солью пастбищами; то плохо обогретую на ночь спальню, где по углам завывали ледяные сквозняки, а настольная лампа возле кровати походила на низкую луну, застилаемую дымкой; то весеннюю, насквозь светло-солнечную, со сбивающими с ног ветрами.
читать продолжение: «les amours imaginaires»

You're the light, you're the night
You're the color of my blood

Ин-ногда мне к-кажется, что я н-не встречу другого т-такого человек-ка, как ты. Т-таких особенных не б-бывает. Т-таких п-прекрасных н-не с-существует. Т-так неожиданно т-ты проб-брался м-мне п-под кожу, п-под кровь, т-ты раст-творился во мне, зан-няв к-каждую мысль. И об-браз п-приходящего и ух-ходящего т-тебя - он к-как след солнечн-ного света на с-сетчатке. Звук т-твоих шагов по лестнице - как барабанная дроб-бь, ид-дет рябью по моему сердцу. И п-порой мне к-кажется, что я з-задыхаюсь, п-почувствовав твое п-приближение. Мое сердце з-звучит к-канонадой, к-когда ты п-появляешься на горизонте. И нет м-момента слаще, чем наблюд-дать за тобой, за жизнью, к-которую ты вед-дешь так с улыбкой и уверенно.
Ты - луч-ший из мужчин. Ты - луч-ший из т-тех, кто к-когда-либо п-прикасался к-ко мне. Благодаря т-тебе я н-не брос-сил мечтать, благодаря т-тебе я стал в-верить в себя. В-взяв меня за рук-ки, ты вытащил м-меня из б-болота, к-которое гроз-зило поглотить ц-целиком.
Т-такие, как ты, н-не заб-бываются. И п-пусть судьба л-любит играть с чув-вствами, я в-все равно б-буду люб-бить тебя. Воп-преки.

Так ніхто не кохав. Через тисячі літ
лиш приходить подібне кохання.
В день такий розцвітає весна на землі
і земля убирається зрання...

Знаешь, немного проще говорить тебе слова, прикрываясь лицом персонажа, но все же я хотел бы сказать еще и кое-что от себя. Мне хотелось бы сказать, что эта награда заслужена, что твои посты прекрасны, как рассвет, и что я вкушаю каждое слово, и оно течет сладким соком мне по подбородку, как спелый плод персика.. Но ты итак это знаешь. Потому что невозможно не знать, слыша обо всем том безумии, что происходит в моей голове и сердце, когда ты пишешь подобные посты. Когда ты вообще пишешь, пусть даже когда ругаешься на меня, крепко, основательно и, чаще всего, заслуженно. Как я люблю говорить, сердце чует тебя и все - моя остановочка. Знал бы ты, как много мелочей, которые заставляют его делать временную остановочку, как в песне Сплин, а затем снова идти, бежать, колотиться - и все потому что это ты. И потому что ты со мной рядом.
Ты невероятный игрок и такой же невероятный человек, которого я каждый вечер с сожалением отпускаю смотреть сны, и от которого утром с улыбкой на улице читаю сообщения. Между нами много разниц, но они нам не помеха. Между нами разные часовые пояса и тысячи километров. Но помеха ли они? Не думаю. День ото дня мы рушим рисованные миром границы, а еще рушим собственное привычное, чтобы выстроить общее. Так и получается. Врываться ураганом и сметать все, что больше не имеет значения, ради того, что действительно важно. Возможно, я говорю немного запутанно, но кто, если не ты, знает о чем я говорю?
Спасибо тебе. За персонажей, и за тебя. За ту прекрасную, насыщенную игру, и снова за тебя. Потому что если бы не такой ты, то ничего бы другого и не было.
Люблю тебя. Очень сильно люблю.
P.S. сегодня полгода)

You're the fear, I don't care
Cause I've never been so high
Follow me through the dark
Let me take you past our satellites
You can see the world you brought to life
   
(с) Андерс и Д.

https://66.media.tumblr.com/4503d7e6cfca3cf942d150e14e1d4500/tumblr_octdw9l2iT1us77qko1_1280.png

http://s0.uploads.ru/axh0y.png
Элиас

http://sh.uploads.ru/ZKQy7.png
Кевин

http://sf.uploads.ru/9edIj.png
Исадора

http://s6.uploads.ru/oXHcz.png
Адам

http://s1.uploads.ru/lQs4D.png
Мария

http://s0.uploads.ru/OlxUq.png
Бенджамин

http://se.uploads.ru/bzNsL.png

Все закончилось скомкано – пока Эйдан сжимал крепко подбородок Алессы, она сжимала старую ткань обивки, буквально сдирая ту, представляя, как с такой же силой могла бы содрать с лица своего любовника усмехающееся выражение лица, которое непременно вернется к нему тогда, когда он восстановит дыхание и сердечный ритм. Все закончилось, и ей стало холодно и стыдно. Очень холодно и очень стыдно – два смешавшихся внутри чувства приносили дискомфорт и заставили все тело покрыться россыпью мурашек, от которых ее выбеленная кожа казалась теперь вовсе нечеловеческой. Нащупав рукой на полу сумку и вытащив оттуда свой портсигар, она отсела на самый край кушетки, плотно сомкнув колени и подтянув их как можно ближе к животу, который прикрывала свободной от сигареты рукой. Пальцы дрожали, пепел падал прямо на босые ступни, но Алесса не чувствовала ничего, кроме стремительно разрастающегося чувства вины внутри нее – какая ирония, всего несколько минут назад она чувствовала внутри себя тепло, тепло другого человека, она чувствовала все это так глубоко и близко, что не хотела размыкать тесные объятия, чтобы это длилось вечно, бесстыдно про себя умоляя, чтобы ее любовник не торопился, а сейчас не может даже поднять головы и взглянуть в его сторону; Эйдан Монтгомери снова стал тенью на периферии ее зрения, которая, кажется, еще чуть-чуть и поглотит ее целиком, так, что и от самой женщины не останется и следа.
«I celebrate the day that you changed my history» Алесса

Существует два типа людей. Одни полагаются на эмоции, на искреннюю и мгновенную реакцию, такие по своей натуре мягкие и ранимые, но отдача от таких идет настолько сумасшедшая, что хочется приватизировать их лично. Они видят мир куда лучше и хуже одновременно, склонны бросаться в крайности и сопереживать настолько сильно, что способны заменить собой групповую поддержку. Их хочется окружить заботой и любовью, стать лучше, защищать от любых неприятностей. А есть другие, что полагаются на холодный расчет, математическую точность, что в большинстве случаев поможет избежать ошибок и промахов и приведет к ожидаемому результату, не приносящего и десятой доли удовлетворения, лишь прибавляет уверенности в своих силах и возможностях в будущем. Пожалуй, единственное наблюдаемое сходство и у тех и других, это семья, построенная из-за разных мотивов, желание создать новую ячейку общество или банальная необходимость для продвижения карьеры. Факт, но почему-то наличие семьи значительно поднимает статус в глазах окружающих, несмотря на то, что каждый третий понимает причину вступления в союз.
Артур Гамильтон относил себя к тем, кто ставит достижение во главе всего. Оставив позади четыре десятка лет, он мог похвастаться успешной карьерой, ненавистью большей половины сотрудников, что, однако, были вынуждены исполнять его приказы, идеальным браком в глазах окружающих и еще большими амбициями.

«Fruhling in Paris» Артур

Летти вернулась к Дэмьену и никто не подумал ее остановить. Ее походка от бедра была походкой победительницы. Впервые на своей памяти она лишила своего брата возможности осадить ее, причем не приложила к этому особых усилий, заодно и отыгралась на этой блондинистой сучке, которая точно банный лист клеилась к графу.  Пиявка.
Литиция остановилась в шаге от смотрящего на нее Дэмьена, а потом и вовсе сократила дистанцию, прижимаясь к нему бедром. В его руке вновь была бутылка с темным пивом, которую он медленно потягивал и именно ее Летти затребовала себе, делая пару жадный глотков.
- Объяснишь? – Парень смотрел поверх ее плеча в сторону машины, которая в этот вечер принадлежала графу. Конте отрицательно покачала головой, возвращая пиво прежнему владельцу. Нечего было объяснять, от всей этой ситуации веяло абсурдом. Итальянка повела плечами и поежилась, стало заметно прохладнее, видимо все из-за того, что после заезда люди стали расходиться, больше здесь нечего было ловить.
- Отвези меня домой.  – Наклонившись непозволительно близко, негромко произнесла Летти и Дэмьен ее услышал. Он повернул свою голову на голос, так что его лицо оказалось на одном уровне с лицом итальянки. И прежде чем она закончила свою фразу, он поцеловал ее.  Конте дрогнула, ее тело напряглось, и она намеревалась отстраниться.

«Cruel Intentions» Летиция

Совсем недавно я пришел к мысли, что влюбиться можно в любого - имей он красивые глаза или потрясающий фасад. Полюбить глубоко и отчаянно - далеко не каждого. Влюбленность - чувство не имеющее постоянства, хотя и воспринимается ярче, будто бы вспышка на солнце. Вот только вспышка - это свет. Кратковременное явление, которое ослепляет и не позволяет узреть истинную суть спонтанно возникших чувств. С любовью иначе... Лишь Крис открыл мне глаза на все её причуды, в которых я как оказалось был полным профаном. Любовь к человеку учит нас разным вещам. К примеру до Кристофера, я не знал что значит "сомневаться в себе и своей значимости". И не так это плохо, как может казаться на первый взгляд. Иногда, также как слова читаемые между строк, так и чувства можно интерпретировать более глубже, воспринимать четче. Обращая время вспять и возвращаясь к тому его отрезку, который не связан с Вардлоу, могу отметить за собой привычку ставить свои приоритеты выше чьих либо, свою позицию на сто шагов дальше оппонента, кем бы он ни был - другом, товарищем или малозначимым знакомцем. Чувства к Крису заставляют гордыню и завышенное эго внутри меня сжиматься до размера атома, и сгорать, оставляя за собой лишь скромное "ничто". Мне важен мой мужчина. Мне важно его мнение и те чувства, которые он выражает лишь ему любимыми способами. Ему нет необходимости говорить о них слишком часто, так как в каждом его прикосновении ко мне и каждом взгляде, я читаю - "люблю тебя".
«All I want for Christmas is...» Натаниэль

Тепло было объёмным, солнечным. Оно не пригревало, а затапливало, наполняя каждую клетку тела, расслабляя и, вместе с тем, навязывая мысли далёко не безобидные. По маленькой, но яркой искорке, которой хватало, чтобы замирать на мгновение, ощущая бережные, но уверенные, крепкие прикосновения больших ладоней сквозь ткань футболки; чтобы делать торопливый, едва слышный вдох, наслаждаясь возможностью находиться в этом промежутке времени, касаться лица Хэйвуда, беспрепятственно, так, как того хотелось уже давно. И всё же не так. Джин подняла голову, заглянув в тёмные глаза Флинна. Ей так хотелось услышать от него ответ, который дал бы ей возможность уцепиться, удержаться, завладеть часто изменяющей уверенностью, но вместе с тем, именно его она и боялась больше всего. Потому что в любом случае в нём бы оказалась заключена разрушительная сила, впустить которую в это, наполненное теплом и светом пространство, Джин не могла и не хотела. Оставляла на потом все возможные разбирательства, диалоги, обсуждения, признавая, что здесь им нет места. Но червячок недоверия, тот, который никогда не хотел довольствоваться малым, всё же шевелился где-то внутри, подтачивая, прогрызая, целясь в самые уязвимые места, взывая к жизни множество причин и поводов, картин из прошлого, несущих в себе опровержение желаемого.
- У воды всегда лучший вид, – улыбнулась Джин, кончиком указательного пальца поглаживая подбородок Хэйвуда.

«Sense and Sensibility» Джиневра

Он мог бы приехать в «Квантум» пораньше, начать приготовления к открытию, проверку сервировки столиков, внешнего вида официантов, сомелье и бармена, но до ресторана так и не доехал. Придя домой и приняв душ, он быстро оделся, взял деньги и чехол, на вешалке под которым висела чистая белая рубашка. Конечно, вчера же ему было некогда возвращаться в ресторан за своим костюмом и рубашкой, а сегодня ему придется тащить весь этот гардероб домой по метро. Но стоя на перроне станции, что-то помешало войти в вагон поезда, следующего прямым путем до Манхэттена. Как вросший ногами в бетон стоял и смотрел на то, как закрываются двери вагона перед самым носом. И шаги было позволено сделать лишь тогда, когда следом приехал следующий поезд, идущий до того же Манхэттена, но через Бруклин. Повинуясь какому-то неизвестному внутреннему импульсу, Элиас выходит на одной из станций Бруклина, садится в автобус со знакомым номером и едет прямиком до почти конечной остановки. Надев солнцезащитные очки и перекинув чехол с рубашкой через плечо, заходит в небольшой цветочный магазин.
- Я задыхаюсь. – Произносит Хьюстон после нескольких минут молчания, теряясь в собственных мыслях и по-прежнему сжимая в руке тройку перевязанных бордовых роз. Розы – так принято, хотя кому это нужно. – Я в смятении, Роб. – Наконец, обращаясь к старшему брату, но только смотрел он на холодное серое надгробие. 

«Houston, we have a problem» Элиас

http://se.uploads.ru/xKjQ9.png

Выживут только любовники.

Лучшая игра недели

«Тебе и не нужно быть приятным», проговорил рыжий, и Рокки насупился, совершенно недовольный тем, что его так пошло раскусили. Он умел быть очаровательным, если хотел, но хотел он этого редко, потому что люди его раздражали одним своим присутствием. Хотя, с Энджелом ситуация явно была совсем другой, и Муну это не слишком нравилось, он не был поклонником дурацких романов, где все влюблялись друг в друга, ебались и жили счастливо до конца своих тупых дней. Раздражение то накатывало волнами, то отступало, и Рокс никак не мог поймать правильный настрой, который не приведёт его к катастрофе.
- Сара – её настоящее имя,  - коротко буркнул он в ответ, хотя понимал, что злиться ему стоит только на себя. То, что он вообще подобрал этого мальчишку, было дурным знаком. - И нет, выбираю всегда я. На баб полагаться нельзя, они туповаты и порывисты, я предпочитаю работать самостоятельно. Ты видел, что она сделала с этой тёлкой? Нет уж, Саре я выбор не доверю никогда, я пока ещё не ёбнулся до конца.
Мун попытался вспомнить, что он успел узнать об этом мальчишке, но понял, что все его знания скудны, он знает только то, что рыжий решил раскрыть, и это немного раздражало.

Рокки

В чистеньком и приличном мире светских салонов и гламурного шика такое было бы невозможно, немыслимо и возмутительно, но сцена до странности напомнила Энджелу незабвенное детство в розовых пинетках и золотых кудрях: внимательное просматривание моментальных фотоснимков, от которых у обоих участников захватывало дух - у одного от гордости, у другого от восторга. Уже давно глянцевые карточки сменили безликие экраны электронных устройств, и даже странно было, что ритуал всё ещё хранился в памяти, запечатлённый там недолгим, но ярким периодом родового ритуала. В эти дни всё менялось слишком быстро, однако главное оставалось неизменным, - за столь вопиющие нарушение общественной морали благопристойные люди требовали крови.
О, ты мог совершать сколько угодно гнусностей и преступлений, - если был достаточно богат для этого, конечно, - но общество, дойное стадо покорных коров, превращалось в агрессивного тирана, когда дело доходило до откровенного попрания приличий. Ты мог грешить, но это любовь к греху, тщеславная и откровенная, приводила их в ужас, заставляла содрогаться от непомерного возмущения. Не было ничего дурного в том, чтобы выставлять напоказ собственное дитя.

Энджел

Вопрос

Огни вечно неспящего города недобро отражались в кроваво-красном бокале Эйдена. Как жалко, думал он, что еще не довелось в полной насладиться подобным. Не приходилось слушать эту песню, глядя на любимую ранним утром и представлять, что поешь ты, и песня не закончится пока вы просыпаетесь вместе.
Порой бывали мгновения, когда он ощущал совсем другое - ощущал себя другим. Редкой ночью границы стирались, цепи становились воротами, и вместо чувства вины было сожаление. До рассвета Эйден предпочитал сожаление чувству вины. С лучами солнца стыд всегда возвращался - досадная ассоциация с сестрой. Эта ситуация, это нечто, давно стало частью жизни, позабытой до недавних пор. Вечный поиск правильного ответа, вечно откладываемый выбор между "как надо" и "как хочется".
Но в этот раз семейное воссоединение взбудоражило не только ночь, но и день президента.
Звонок - Винсент, секретарь. "Рановато для напоминаний о завтрашних встречах...." Голос у секретаря был не на шутку встревоженным:
- Не приезжай в офис.
- Что?
- Здесь уже журналисты....
Эйден

Свежий воздух и прогулка воистину прочищали мозги, позволяя мыслить размеренно и здраво. Софи не заметила, как очутилась у своего подъезда, размышляя о том, что Эйден похоже уже был осведомлен о сложившейся ситуации. Его голос, его речь.. сестра почти всегда могла определить, когда брат был расстроен. Впрочем, это не точно, он мог ещё от вчерашнего не отойти.
Софи просчитала, через сколько примерно появится Эйден, и решила до тех пор заняться созданием уютной обстановки. Новости, которые женщина собиралась сообщить своему родному человеку, далеко не возглавляют список приятных, а значит нужно было позаботиться о комфортной атмосфере. Уж в чем в чем, а в человеческой психологии Софи научилась разбираться за то время, что занималась журналистикой.
Рыжая небрежно избавилась от пальто и обуви, в темпе отправилась на кухню и достала необходимые ингредиенты на стол. Она была намерена сделать любимый напиток Эйдена. Сзади раздалось громкое возмущенное мяуканье. Фокс обернулась к своей кошке и всплеснула руками: - О боги, неужели я забыла тебя утром покормить! Ну точно ведь.. Прости, меня, Рози.
Софи

Tanz Mit Dem Feuer

Момент длился и длился. Казалось, что едва ли не две-три вечности протикали где-то по воздуху, стоялому,  душному, плотной стеной окружавшему далекий Вестминстерский дворец. Капли тихо стекали по лицу Рейчела. Ах да, точно, его звали Рейчел, а не Ричард. Джастин перепутал буквы. Хотя нет. Капитан команды “Crossfate” попросту не услышал, что там Брандон прошипел. Членораздельнее надо произносить имена оппонентов, зараза, черт возьми, чтоб при разборках в лужу не сесть. Джастин благополучно пропустил мимо ушей комментирующие реплики Моргана, на них не было ровным счетом никакого смысла отвечать. В частности на «недостатки». Почему? Да, потому что с ростом вокалиста попросту все капитально достали, и для сопротивления потоку реки, что бьет прямо в грудь, напросился вывод о необходимости ношения своих недостатков в качестве щита. Мол, да я не модель с подиума и не жираф, и что с того? А с именем он облажался, да. Никто не спорит. Поэтому момента только и хватило, чтоб, не теряя гадкой улыбки, портящей лицо, опустить голову в издевательском полупоклоне и ляпнуть что-то похожее на: «Да хоть Царица Савская, любой каприз за Ваши деньги».
Джастин

Всё шло хорошо до определённого момента. Если, конечно, начатую Ричардом потасовку можно было назвать словом «хорошо». Хотя ведь он сам напросился, старт дал сам. Противник только отвечал, пусть и чуточку сильнее, злее и агрессивнее, чем были предшествующие шаги басиста. Оскорбил словом – получил виски в морду. Разозлился и зашвырнул пару раз оппонента в полёт – получил …
Вот это было уже чересчур.
Рик стерпел бы всё, да и ожидал от Нигреану чего угодно, кроме женской подставы. Даже если бы тот вынул из ниоткуда ствол и начал махать им, или приобщил бы к свалке приятелей. Хотя это, пожалуй, тоже по-бабски, но всё же не так нечестно. Невероятно! Это ведь Ричи из глэм-рок группы, а вот, оказывается, ещё кто тут андрогин… Или попросту баба.
Ударил по самому дорогому. Точнее, почти самому дорогому. На первом месте у Рика, как и у любого другого музыканта, были руки, и, в частности, пальцы.
От изумления басист даже не вспомнил, что, между прочим, за волосы его тоже подёргать успели.
Ричард

Only Human

Когда я задумываюсь о своей жизни, мне хочется знать, что она была прожита не зря. Я не стремлюсь к величию, не стремлюсь оставить свой след в истории. Мне будет достаточно одного только понимания, что я не чинил препятствий счастью близких мне людей и своему собственному.
Но, увы. На сегодняшний день моя жизнь - это жизнь 37-летнего неудачника, который за последние несколько месяцев наломал дров больше, чем в, казалось бы, самый сложный период, когда все едва не закончилось смертью.
Я мог бы сказать, что последние годы были достаточно неплохи. По крайней мере, их можно было назвать стабильными. Но в какой-то момент что-то пошло не так. Правила изменились. Я перестал контролировать происходящее. В первую очередь – я перестал контролировать себя самого. Произошло ли это тогда, когда в моей жизни снова появилась Тори? Да, наверное, именно она послужила катализатором. Меня начали беспокоить вещи, которые прежде совершенно не заботили. Я стал слишком много думать. Наверное, потерял часть былой уверенности. Я чувствовал, как кто-то отбирает у меня контроль над моей жизнью. Обманывал себя, убеждал, что не все потеряно, что я еще могу что-то изменить, но понимал… это бесполезно.
Александр

Три месяца между раем и адом - так можно описать жизнь Виктории с Рождества 2016 года.
Пять невероятных дней с Ксаном в его квартирке над музыкальным магазином, где они обнаженные душой и телом снова учились быть счастливыми - рай. Пять дней, которые пролетели как одно мгновение. Словно Адам и Ева, одни во всем мире, они наслаждались плодами, которые подарил им их собственный райский сад. И как Адам и Ева, они были вынуждены были покинуть благословенную землю.
Все хорошее кончается – это всем известный факт. И на пятый день случилось жестокое приземление на землю, когда здравый смысл очнулся, от опьянения эйфорией, которую испытали Ксан и Тори в предыдущую неделю. Им нужно было возвращаться в реальность. Никто из них не хотел терять этот момент. Но оба знали, что иначе нельзя. Как бы они не сопротивлялись, им нужно расстаться пусть на пару часов, но нужно. И они расстаются, обещая друг другу встретиться сегодня же до заката солнца. Но этого не происходит. Выпорхнув окрыленная из их гнезда, Виктория ломает крылья возвращаясь, и проваливается камнем в ад. Перед ее глазами проплывает картина: любящий отец обнимает, маленькую копию себя в розовой шапочке и теплом пальтишке.
Виктория

С закрытыми глазами

Мария доверила ему те девять дней ее скитаний, и стало тяжелее вдвойне. Осознание того, что произошло с ней, когда его не было рядом, давило снаружи. А изнутри сжималось переполненное болью сердце. Бен никогда не хотел, чтобы ей было так больно. Отчаянье, которое подбиралось все ближе к краю, сегодня достигло своей черты и рухнуло вниз. Он готов был сделать все, лишь бы девушке не довелось пережить это опять, но у него не было таких сил, чтобы отмотать время назад и изменить прошлое. Когда-то Бенджамин без зазрения совести отворачивался от тех людей и тех событий, которые остались у него за спиной. Он перешагивал через многое и делая вид, что забыл, продолжал жить дальше и вершить новые злодеяния обагренными в кровь руками. Через Марию он так и не смог перешагнуть. Она была позади и впереди. Мысли о ней подстерегали на каждом шагу. И теперь, будучи так близко, Бен не понимал, как сможет прожить хотя бы день, чтобы вновь не прикоснуться к ней, не почувствовать такое необходимое тепло и не ощутить томное дыхание на щеке. Ее прерывистый дрожащий голос так напоминал о тех временах, когда они были вместе. Но теперь она дрожала не от любви, а от боли, которая преследует изо дня в день.
Бенджамин

Она мысленно считала до десяти, чтобы унять нарастающую дрожь. Боялась сама себя, собственной реакции и на откровенные касания сильных рук. Движения Бена были растянуты и нарочито медлительны. Монстр усвоил прежние уроки. Боялся вызвать панику, после которой не останется места прикосновениям. Слезы-удушье-успокоительное. Приступы выжигали девушку изнутри. Потребуется не один день, чтобы Бетанкур пришла в себя. Мало вероятно, что спугнув Марию, мужчина получит повторный доступ к телу. Сегодня тараканы в блондинистой голове проголосовали «за». Она нуждалась в руках насильника, не на секунду не забывая о прошлых «заслугах» зверя в человеческом обличии. Однако они поблекли перед издевательствами чужаков. Зло из подземки не имело лиц и четких очертаний. Только голоса и звуки. Неизвестность взращивала нападающих, будто на дрожжах. Они шатались рядом. Нависали исполинскими фигурами. Становились все огромней и ужаснее. У страха глаза велики... Не важно слепые они или продолжают видеть свет в конце туннеля. Обстоятельства толкнули ирландку в объятья монстра. Покуда в них виделось спасение, Арчер мог беспрепятственно водить пальцами и щекотать дыханием..
Мария

http://sd.uploads.ru/ZTfE5.png

http://funkyimg.com/i/2swDH.png
Уильям
посмотреть

http://s4.uploads.ru/0Klgj.png
Дамиан
посмотреть

http://s6.uploads.ru/Mjybz.png
Мэдисон
посмотреть

http://funkyimg.com/i/2sAsJ.png
Вероника
посмотреть

http://savepic.net/9274427.gif
Рипли
посмотреть

https://68.media.tumblr.com/ca530d68c21cf6d83cb591c2d6a67331/tumblr_opc8tezqRA1qdqywso1_250.png
Дэвид
посмотреть


0


Вы здесь » Live Your Life » Реальная жизнь » Manhattan


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC