Live Your Life

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » Реальная жизнь » Дом Забвения


Дом Забвения

Сообщений 81 страница 98 из 98

81

Дом Забвения. Поставляет горячие игры с октября 2009.

УПРОЩЕННЫЙ ПРИЕМ! НАЧНИ С ИГРЫ!

0

82

Занят.

Заявка #2

Имя персонажа: Уильям, фамилия на Ваш выбор.
Возраст: 32-39 лет.
Статус: высокооплачиваемый адвокат, клиент Дома Забвения.

Джеймс Макэвой
http://sd.uploads.ru/7fETD.jpg

Биография
Итак, перед нами психопат. Индивид, хорошо маскирующийся в обществе, ни разу не запятнавший свою репутацию, пребывающий на хорошем счету у сильных мира сего.

Как он стал таким? Что такого произошло в его прошлом?
Все это я хочу почитать у вас.

На данный момент он живет и работает в Нью-Йорке. Завидный жених, пока что не нашедший свою избранницу.

Когда-то в свое время представлял интересы Фроста в деле массовых убийств города. Подробнее об этом поговорим в ЛС, когда Вы найдетесь.

Дополнительная информация
+ Ориентация: бисексуал, актив. Отношения с мужчинами были пару раз, но распробовать их не получилось;
+ В молодости Вы прошли путь Джека Потрошителя и не были пойманы. Как следствие – истязать и убивать Вы предпочитаете слабый пол. Распробовать мужчин в этом плане Вы можете непосредственно в борделе;
+ Можем поиграть флешбек, можем поиграть что-то в настоящем. Я не ограничиваю Вас в игровом плане – захотите играть еще с кем-то другим, пожалуйста.

Связь
ЛС.

Отредактировано Моргана7 (08-02-2019 18:10:27)

0

83

https://image.ibb.co/im8Sxf/image.jpg

0

84

http://forumfiles.ru/files/0019/90/8b/90186.png

0

85

http://s7.uploads.ru/iNp7y.jpg

0

86

http://s9.uploads.ru/qnC29.jpg

Упрощенный прием для клиентов Дома Забвения!

0

87

http://forumfiles.ru/files/0019/90/8b/66309.png

0

88

Занят

Заявка #3

Имя персонажа: Ричи, имя при большом желании можно сменить. Фамилия на Ваш выбор.
Возраст: 21-23 года.
Статус: раб Медико.

Томас Хэйес
http://s8.uploads.ru/RVz92.jpg

Биография
Молодой мужчина из семьи среднего достатка, возможно даже ниже среднего, но без всяческий семейных драм. Просто обычная полная семья.
Учеба, подработка, какие-то свои планы на жизнь.
Вредных привычек типа наркоты, воровства, задирания слабых и прочего – нет. Перед нами обычный серьезный молодой человек.

Когда Вы познакомились с Ноа, то временно работали в конюшне, которую Фрост изредка посещал. Некоторое время Вы там еще проработали, а потом исчезли.
Что случилось? Тут расписывать не буду, мы обговорим это в ЛС и возможно отыграем флешбеком.

Важно! Меж персонажами нет никаких романтических отношений (и не будет), но и жертвой психологического/физического давления Вы не были.

Как попали в Дом рабом? Расписывать не буду здесь по причине нежелания раскрытия сюжетной линии для людей, с которыми играю сейчас.
Так что если Вы вдруг найдетесь, все будем обговаривать в личке.

Также необходимо знать, что после того, как Вы попали в Дом рабом – Вас никто вытащить из борделя не сможет. То есть персонаж-то может на многое надеяться, но игрок должен понимать, что чуда не случится. Говорю об этом сразу, чтобы потом не было ненужных разочарований.

Дополнительная информация
+ Ориентация: на Ваш выбор;
+ Внешка данного актера - не принципиальна, но это должен быть молодой мужчина без ярко выраженной мускулатуры (выделяющиеся кубики пресса? Нет), но и не худой (выпирающие позвонки и ребра мне тоже не нужны). Обязательно у персонажа должны быть темные волосы и карие глаза.
Никакого даже намека на эротику у нас не будет, но мне чисто визуально главное на это смотреть;
+ Персонаж ищется на продолжение моей игры, а именно на будущее. Если случится чудо и желающий на эту роль найдется вот-прям-щас, то я ограничу его в игровом плане. То есть, мы будем играть флешбек, Вы сможете спокойно посещать флуд, но открывать иные игры с другими людьми – Вы пока не сможете, пока я не дам отмашку;
+ Игрок ищется активный. Отыгрыш раз в неделю – меня не устроит.

Связь
ЛС.

Отредактировано Моргана7 (08-02-2019 18:10:05)

0

89

http://a.radikal.ru/a17/1902/42/19e166c872dc.gif

0

90

http://funkyimg.com/i/2RM66.png

0

91

http://funkyimg.com/i/2RM65.png

0

92

***

Лукаш с надеждой в сердце умолял бога освободить его от оков. Его голос давно сорвался от громких воплей, он сипел и едва мог внятно выговорить слова, но знал - они прорвутся через музыку, будут услышаны и понятны, ведь бог читает в самом сердце человека. А его сердце до краёв наполняла безумная надежда на освобождение.
- Прошу, освободи меня! - повторил он намного громче, когда песня кончилась и на миг воцарилась тишина. Голос разнёсся по пустому подвалу, отразившись эхом от стен.
- Мой бедный Лукаш... - донёсся до него негромкий ответ.

И удар обрушился на правую руку. Лукаша мотнуло вперед, и он не упал лишь потому, что запястье левой руки всё еще было крепко стиснуто наручником. Но его правая рука оказалась теперь свободной. Он взглянул на неё и задохнулся от увиденного - руки не было от локтя и до кисти, она осталась болтаться в стальном кольце оков. Короткий обрубок насмешливо торчал из плеча, из него непрерывно хлестала кровь, и Лукаш поводил им во все стороны, с трудом осознавая случившееся.
У него больше не было правой руки! Едва он это понял, как тело выгнуло дугой от новой боли, гораздо сильней, чем всё, что он испытывал сегодня. Боль раздробила кости и порвала в клочья плоть. Сознание сжалось до крохотной точки, картинка перед глазами распалась на множество осколков, и в этих осколках Лукаш увидел себя. Он видел всю свою жизнь, от детства и до последних минут, проведенных в подвале. Вся прошлая жизнь стремительно крутилась перед его глазами, осколок за осколком вспыхивали в мозгу яркими воспоминаниями, вплоть до мельчайших звуков и запахов - и тут же осколки чернели. Воспоминая вспыхивали и гасли навсегда. Лукаш успел увидеть своё детство, день за днём, затем свою юность, ссору с матерью, первое убийство, встречу с Фростом и замученных насмерть влюблённых. Пять лет прошли перед его глазами за сотую долю секунды. Потом появился Дом, Вамффре, Марк, Бонетти, Фрост, подвал и он, Ежи Лукаш, крепко прикованный к потолочным цепям. И на те несколько секунд, что ему оставалось жить, Лукаш понял - дьявол вновь его обманул! Освобожденный от оков, он не мог убить Фроста - у него не было руки!
- А! - коротко выдохнул Лукаш. Бок обожгло пламенем, лёгкие сгорели в огне, и он больше не мог сделать ни одного вдоха. Он и кричать больше не мог, адский огонь выжег его гортань. Рот наполнился кровью, и крови оказалось так много, что она выплеснулась наружу через плотно сжатые зубы и потекла по подбородку. Кровь стремилась покинуть тело Лукаша, будто знала, что ей не осталось там места.
Он без единого крика встретил третий удар топора. Агонизирующее тело не почувствовало новой боли, нервы вышли из строя, лишенный крови мозг быстро умирал, и тело всё меньше и меньше подчинялось ему. Последнее, что увидел Лукаш, когда с трудом поднял голову и посмотрел на подвальную дверь - как она распахнулась и что-то чёрное вползло в помещение, ринулось к нему, обняло и мгновенно погрузило подвал во тьму.


Ежи Лукаш.

0

93

Заявка #3

Имя персонажа: На Ваш выбор. Прозвище - Зверь.
Возраст: 42-45 лет.
Статус: клиент Дома Забвения, бывший начальник СБ семьи Фрост.

Чарльз Межер
http://sd.uploads.ru/9okr7.jpg

Биография
Зрелый мужчина, без каких-либо психологических отклонений, стрессоустойчивый, можно даже сказать - непробиваемый.

Служил, возможно был полицейским. Ушел с занимаемой должности по собственному желанию.

В далеком прошлом персонажа свела судьба с отцом Ноа. Что произошло и как так получилось, что Вас взяли сначала в личные телохранители, а затем повысили до начальника СБ - история умалчивает. Но, если очень нужно будет для био - обговорим, когда Вы появитесь.

Собственно после того, как погибли родители Ноа - Вы остались при той же должности. Вы видели во что превращается подросток, Вы были свидетелем почти всех кошмаров.
Почему не сдали полиции? Обговорим отдельно.

Важно! Ноа любит прогибать под себя взрослых мужчин, уничтожая и переделывая их личность. Вы не прогнетесь.
Меж персонажами не будет никакой романтики и прочих розовых соплей.
Есть босс, есть подчиненный, которого рядом с кошмарным мальчиком держит что-то большее, чем хорошо оплачиваемые услуги.
Однако, Ваш персонаж не садист, не маньяк и все такое прочее. Вам не доставляет удовольствия развлечения Фроста, Вы просто относитесь к этому безучастно, как к работе, где раз нужно что-то делать, то это делается без излишнего заламывания рук, закатывания глаз и осуждающих взглядов.

Год назад Ноа отправил Вашего персонажа на «пенсию», заявив, что в его услугах больше не нуждаются. Это не помешало мужчине приглядывать за Фростом.

В определенный момент персонажа призовут в Дом Забвения, замаскировав под клиента.

Дополнительная информация
+ Ориентация: на Ваш выбор;
+ Внешка данного актера - обязательна. Другую не рассматриваю вообще;
+ Фроста на данный момент нет в борделе, поэтому пока что могу предложить флешбек или игру от другого непися, с которым Ваш персонаж будет знаком.
В игровом плане я Вас не ограничиваю, если возникнет острое желание поиграть с кем-то еще в борделе - флаг в руки;
+ Игрок ищется активный. Долгие зависания меня не устроят.

Связь
ЛС.

0

94

https://funkyimg.com/i/2RM64.png

0

95

***

От обещания легче не стало. И умирать по-прежнему не хотелось. Смерть виделась Бонетти не как самоцель, хотя он догадывался, что скоро он начнет о ней мечтать и умолять, захлебываясь кровью, но как некий неизбежный пункт в планах на жизнь. Планы срочно пришлось корректировать и внести этот пункт намного раньше, чем было запланировано. Не хотелось. Но надо принять. Как он принимал многие решения в своей жизни и далеко не все они были радужными.
Слезы душили, не давая дышать. Закрыв глаза, Стефано беззвучно молился едва шевеля искусанными, покрытыми коркой губами и отправлял в мироздание отчаянный вопль для Дэнни: "Прости. За то, что так ничего и не сказал. За то, что не попрощался. За то, что ты наверняка даже не узнаешь, что и как произошло. Люблю тебя..."
Дотянуться до тонкого выгнутого куска стекла было несложно. Сложнее было сознательно удержать его в губах и сжать зубами, чтобы успеть удивиться, как на деле непросто раскрошить казалось бы тонкую хрупкую пластину, норовившую соскользнуть, прежде чем она, оглушительно хрустнув, не распалась на десяток острых игл, взорвавшихся на языке хором тонкой, пронзающей боли. Болезненный спазм вместе с охватившим ужасом и наполнившей рот кровью сдавили желудок и горло ледяной хваткой и Бонетти закашлялся, забрызгав кровавыми каплями усеянный осколками пол. Задыхаясь и в панике боясь вдохнуть осколок, моментально позабыв, что десять секунд назад твердо намеревался умереть, он не заметил, как клиент оказался у двери и велел охранникам срочно тащить отчаявшегося медико в лазарет. Из подхвативших его рук Стефано вырывался, извиваясь и уделав униформу выразительными кровавыми кляксами, захлебывался кровью, не смея проглотить и чувствуя, как кусает нёбо застрявший где-то стеклянный клык.
До боли знакомый маршрут лифт-каталка-переходная галерея и лазарет пролетел перед невидящими распахнутыми глазами, как сон. Стефано не понимал, когда и почему темнота подвальной камеры сменилась на режущий свет хирургического кабинета, почему вместо равнодушного палача над ним склонились врачи, в каком момент с поражающей четкостью и аккуратностью челюсть оказалась зафиксирована распоркой и злосчастные осколки с прощальными укусами принялись покидать изрезанные язык и десна. Обрывки комментариев о том, что порезы поверхностные и опасности нет, проскальзывали по краю воспаленного сознания, в то время как он с очередной раз едва не захлебнулся, на сей раз смесью крови и пеной от залитого в рот антисептика.
- Зачем... - обреченно выдохнул, отплевываясь от шиплющей горечи, едва обрел возможность говорить вновь, пусть и отвратительно невнятно, шепелявля и глотая буквы, как недоразвитый. - Он же обещал убить... Не заставляйте меня снова... я не смогу... Только не снова... - холодное состояние запланированной обреченности начало покидать и Бонетти забился в судороге от сжавшего сердце ужаса, понимая, что он обречен на новые часы и дни неизвестности со своим уродством и более чем вероятным повторением встречи с равнодушным дознавателем, который наверняка завершит начатое. Где-то на периферии сознания робко мелькнуло недоумение, зачем тогда было сейчас спасать его, а не оставить наедине с собой глотать собственную кровь и медленно умирать, но вырвавшийся из темноты и затягивавшего болота безысходности разум уже напрочь отказывался соображать, хватаясь за внезапный бонус в виде оставленной жизни. Какой бы ни было, жизни...
- Коли седативное. И ради бога, уберите уже с него этот треш, - сзади в шею ужалила игла, но беснующийся в смирительной рубашке Стефано едва заметил укол на фоне общей боли. К его лицо потянулись руки и он с ужасом взвыл, отказываясь подпускать их к себе. Они не исправят, там уже ничего не исправить, он свихнется от боли, если они прикоснутся к нему...
Истерику мягкой усталой волной вынесло из измученного тела и Бонетти, наконец, снова усадили, удерживая на месте. До него долетали обрывки разговора, что надо было сначала смыть кровь, а то хрен разберешь, где настоящие раны, а где нет, что лучше держать наготове еще успокоительное и на всякий случай обезболивающее, окрики "Да держи ты ему голову, а то и правда лишнего сниму!" и  "Театралы хреновы..." Мимо в ужасе распахнутых глаз Стефано багрово-коричневыми пятнами проплывали ошметки кожи и обрывки перепачканных и склеенных кровью волос. Онемевшая часть лица казалась по-прежнему нечувствительной подушкой, а пульсирующую болью отчетливо противно тянуло отрываемой пленкой. Он затаил дыхание, совершенно не понимая, что происходит, дернулся, ударившись затылком о подголовник медицинского кресла, когда размыто маячившие разбитые хрящи на переносице внезапно отлепились с мерзким чавканьем и дышать сразу стало легче.
- Все, остальное смоете в душе. У него на голове рана, Антонио, обработай и если надо будет зашивать, постарайся не сбривать сильно, - очумевшего Бонетти сдернули с кресла и рывком развязали рукава рубашки, мокрой на плече от крови. - Еще и плечо, - констатировал деловитый голос врача уже за спиной плохо соображающего Медико.

Лежа в освещенной мягким светом палате Стефано упрямо смотрел в одну точку перед собой и то и дело прикасался к своему лицу, снова и снова убеждаясь, что жуткой маски, которую он видел на себе в подвале, больше нет. Еще в душевой, едва получил свободу, он чуть не исцарапал себе щеки, сдирая ошметки уродливого грима, и истерически хохотал, забившись в угол кабины и лично исследуя каждый дюйм кожи. Новый укол и угроза снова упаковать его в смирительную рубашку немного утихомирила, но выключать в палате свет Стефано категорически запретил, продемонстрировав громогласным матерным воплем свой протест против возвращения в темноту. Глаза закрывать итальянец тоже не торопился, зная, что как только он потеряет ориентир в виде точки на стене, так перед ним снова появится зеркальный коридор, подсвеченный огромными свечами, а по измученному мозгу снова резанет равнодушный голос.
- А ты все равно ошибся, сука, - на растянувшихся в улыбке изрезанных губах выступила бисеринка крови. Бонетти в тысячный раз провел пальцами по лбу и щеке и обхватил себя руками, обнимая. - Ошибся...


Стефано Бонетти.

0

96

https://funkyimg.com/i/2RM7V.png

0

97

***

Да неплохой был вечер в казино. Не выиграл и не проиграл. Ханс был сегодня очарователен особо, словно манок для хищника, а один из котов отдыхал от работы. Любопытный мистер Шеппард не спросил, выходной или ждет клиента. Он был вообще рассеян. Мысли британца топтались на пороге его комнат. Легкая досада периодически кривила любящие целоваться губы. Ричард был не доволен. Не доволен собой. Что-то в этот вечер пошло не так. Ожидать от медико, выдернутого волей клиента из подвала, радостной отзывчивости на даже невинные шалости, было бы слишком наивно, но мальчишка был совсем диким. Как уличный котенок хочет есть, но скорее сдохнет с голода, чем притронется к еде на руке человека. Потому что эта самая рука сегодня кормит, а доверишься если, то запросто возьмет за шкварник и размозжит твою голову об стену. Все правильно. И неважно, что британец скорее бы сломал себе руку, чем сделал больно ребенку или животному, Рори имел все основания ему не доверять. И все же… Блядь! Хотел же просто познакомиться и поболтать. Посмеяться и подурить. Но мало ли что хотелось. Люди здесь. Рабы - не игрушки. Живые люди. Со своими страхами, мечтами, предпочтениями и мыслями. Одни исполняют свою работу с радостью, другие… Другие вынуждены подчиняться чужой воле, чтобы просто выжить. Было ли их жалко? Нет. Ни тех, ни других. Хотел ли Ричард об этом всем думать? Нет. И он не думал до этого вечера. И только настороженный взгляд прозрачных зеленых глаз вновь и вновь всплывал в памяти и поднимал весь этот ворох того, до чего каскадеру и клиенту борделя не должно было быть дела. На хуй. Баста. Вернется к себе и отправит пацана туда, где тот обитал. И выкинет из головы, словно и не видел никогда. Он не собирался насиловать мальчика, но и измываться над своим сознанием был не готов позволить никому.

Именно с этим решением Рик вернулся в свои апартаменты. Он был немного нетрезв. Хотя хотелось напиться вдрызг. Но не получилось. Да и плечо снова дергало пульсирующей болью. И вот охраннику у двери комнат, где был оставлен строптивый медико сделан жест, что пойдем, заберешь своего подопечного. На лице мужика промелькнула тень недовольства – ему явно не хотелось встречаться с хрупким мальчонкой снова. И Ричарду не хотелось. И неважно сделал тот порученную ему работу или нет. Поебать. Только чтобы больше не видеть этого испуга на симпатичном лице. Надо просто пройти к окну и дать охраннику сделать свою работу – увести раба от клиента.
- Тише! – палец сам прильнул ко рту в жесте, призывающем к тишине, когда взгляд наткнулся на свернувшуюся в кресле фигурку. – Иди давай отсюда, потом позову, - выпроводив в секунду мужичару за дверь и закрыв ее, Ричи замер, прислонившись спиной к косяку. Несколько минут, когда даже дыхания не слышно. Убедиться, что Рори не проснулся. Снять обувь, чтобы босиком подойти к нему.

Папка с бумагами аккуратно сложена. Надо же, сделал все. И не заказал ничего для себя. Даже оставил для бросившего его клиента пирожное. И пахло в комнате не дымом сигарет, не парами алкоголя, как бывало тут по утру, а чистотой. Воздухом, тянущимся предрассветной свежестью из приоткрытого окна и ричардовым гелем для душа. Неудобно стало, что из собственной пасти сейчас тянет недавно выпитым джином. Зажевал неловкий привкус цветной макаруной и присел на корточки перед креслом, где спал мальчик. Спит. Просто спит. Молчаливое доверие. Серые глаза скользили по расслабленным чертам лица, а в груди что-то сжималось непривычными тисками, разливая в кровь британца неведомое ему тепло. Вынуть книжку из безвольно придерживающих ее пальцев, вот так, осторожно, почти не дыша, чтобы не разбудить. Рори казался совсем призрачно-прозрачным в огромном для него кресле. Похер на боль в плече, руки Рика бережно выудили мальчика из объятий кресла. Губа закушена, чтобы не чертыхнуться на свой вывих. Переложил ношу в постель, и чтобы только нос и светлая макушка торчали из-под одеяла.

Хотелось курить.
И еще больше хотелось снова и снова смотреть на эти подрагивающие во сне длинные ресницы, чуть приоткрытые в ровном дыхании губы, и нежную невинность щеки без даже пробивающегося юношеского пушка. Рука потянулась, чтобы отвести с его лба прядь белых волос, и была одернута. Не нужно его трогать. И так не проснулся только чудом, заставив Ричарда затаить дыхание, когда с тихим стоном выпрямлялся под покровом одеяла.
Надо купить ему скрипку. С этой мыслью британец и заснул на другом краю кровати, одетый и поверх одеяла. И не помышляя уже о том, что ни за что больше не будет встречаться с Рори Хиллом, медико из подвала венецианского борделя.


Ричард Шеппард.

0

98

http://funkyimg.com/i/2RM96.png

Наш Мистер Июнь и его победная работа

— Работа как работа. Не хуже других. Вон в молодости ящики с помидорами таскал, и радовался, что сумел отложить аж двести евро!

Мужики грохнули здоровым конским ржачем. Охранники не часто выходили на перекур группами, это в пересменку хорошо, а так лишний раз задницу на стул прижмёшь, и прямо чуешь ею не мягкость подушки, а грядущие претензии от начальства. Лоренс сегодня уже успел получить пламенный нагоняй, и опять из-за задницы! Правда, на этот раз не от своей. Подумаешь, перепутал. Хотел лапнуть Медико за сочное полупопие, а оно оказалось от вельможной коломбиновской тушки. Спасибо, что не клиента пощупал, а то не поняли бы. Или поняли бы, но неправильно. Так, вообще-то, можно и в постельные пахари случайно угодить. Сам Лоренс такого не помнил, но слухи ходили. Некоторые Медико отличались такими физическими статями, что явно не польку-бздычку в три колена танцевали на воле, а быкам шеи сворачивали в конвейерном порядке.

Смену он сдал без особых проблем, за исключением нарядной выволочки от шефа. От него нервная почесуха начиналась. Как глянет, так всё, настроение в жопе… Лоренс даже психанул. Из-за специфики заведения что не скажи, неминуемо жопа там будет фигурировать, в любом смысле — хоть в плохом, хоть в хорошем, хоть в интимном. 

— Жопа, жопа, жопа…

Он остервенело почесал сначала руку, потом шею, потом немилосердно зазудело между лопатками и… да, где-то на заднице. Вернее, копчик.

Дальше

— Надо научиться говорить медицинским языком. Буду заходить такой галантный, и говорить: «Господа, идите-ка вы сквозь сфинктер левее простаты».

Лоренс долго пыхтел под душем, растирался жёсткой мочалкой, довольно жмурился, подставляя лицо под горячий водопад, снова намыливался. Плотно поужинал и спать завалился. Благовоспитанный и порядочный служащий, не хуй с горы! Даром что место работы — бордель. С другой стороны, не грязный притон, а широко известное в узких кругах уважаемое заведение. Туда ещё попробуй устройся. Лоренс засыпал, и успел подумать, что вообще-то задница у Коломбины оказалась вкусной даже наощупь. Это как собирался сфотографироваться рядом с рейсовым автобусом, и вдруг в кадр случайно зарулил сверкающий новенький лимузин. Вкусной… вкусной… он сглотнул неожиданно набежавшую слюну и сонно поскрёб ногтями шею и плечо.

Выходные просто насмарку. Уже на следующий день после обеда Лоренс хмуро сидел у врача, благо медицинское обслуживание Дом предоставлял.

— Пока предполагаю аллергию, — заключал доктор, осторожно трогая латексными пальцами широкие красные пятна на коже пациента. — На что у вас аллергия?

— На идиотов и сверхурочные. У меня даже в детстве диатеза не было, я могу аллергенами завтракать, обедать и ужинать, — буркнул Лоренс и снова принялся чесаться.

Второй вечер Лоренс встретил дома, обмазанный какой-то дрянью, которую прописал доктор, и по уши напичканный антигистаминными препаратами. Под утро чуть не сошёл с ума, облегчение приносил только нож. Не в смысле зарезаться от горя, а чесаться удобно. Он скоблил кожу ножом и даже постанывал от удовольствия, а спину пришлось чесать об дверной косяк, как приблудному медведю.

— И отгул же хрен возьмёшь…

На работу пришлось бинтовать всё, что поддаётся бинтованию. Хорошо, что рожа пока пятнами не пошла. Зато суровостью Лоренс превзошёл своё долбаное начальство. Ничем другим он не мог себе помочь, разве что время от времени закрыться в туалете, чтобы остервенело чесаться, содрать чёртовы бинты… наощупь немного непонятно, но бинты явно присохли, и чтобы их оторвать пришлось изогнуться, подцепить их ногтями и медленно тянуть.

— Господи… — Лоренс тяжело дышал, уткнувшись лбом в стену, тянул за скользкий бинт, постанывал и часто облизывался.

— Лоренс! — рявкнул начальник охраны и саданул по двери. Судя по звуку, с ноги. — Ты там дрочишь, что ли?! Ты задолбал, купи ты себе ту Коломбину, да выеби — сразу поймёшь, что там колокольчики за заднице не растут, такой же как все, и дырка в том же месте! Учти, если ты сейчас не выйдешь…

Многозначительная пауза подействовала, Лоренс не глядя швырнул бинт в унитаз и смыл, наскоро заправил рубашку в брюки и вышел. Следующие пять минут привычно щурился, выдерживая поток неадеквата прямо в рожу. У начальника на шее вздувались жилы, вены на висках были видны, как прорисованные маркером. Лоренс рефлекторно сглотнул и уставился ему куда-то между глаз. Рубашка на лопатке мокро прилипла к коже, но зато уже не чесалась.

На первом же перерыве он снова закрылся, чтобы избавиться от оставшихся бинтов, и только тогда заметил, что не бинты это. Кожа облезала, зато под ней изумрудным перламутром блестела чешуя.

— Охуеть, — голос сел, и дальше выдавал только сип. В голове не укладывалось. Кстати, голова тоже начала чесаться.

— Лоренс!!!

Вот привязался… Пришлось с горем пополам наскоро одеваться и снова вытягиваться перед начальством, которое явно решило доебаться.

— У меня перерыв!

— Закончился час назад! Додрочился! Рожа помятая, руки мокрые, — у начальника охраны подчёркнуто перекосилось лицо, глядишь, вот-вот сплюнет в сторону.

Лоренс угрюмо смотрел куда-то на начальственный кадык, который ходил ходуном от каждого выхаркнутого слова.

— Ты сегодня на суточной смене, ещё только четыре часа дня!

Он вообще плохо соображал, что там орут в морду. Впереди ночь — а ночь в борделе это не тишина и покой, это самое горячее время. Тишина и покой начинаются под утро, когда все выдохлись и заебались в прямом смысле слова. Как дожить до четырёх часов утра?

— Я за тобой слежу, Лоренс, — прошипел начальник. — Учти, ты мне все показатели портишь. Глаз с тебя не спущу!

И ведь сдержал слово, сучий обсосок, таскался следом и следил! А зуд не унимался. Лоренс даже видел плохо, пока не зашёл умыться. Набирал полную пригоршню воды, окунал туда лицо и принимался тереть глаза, отчаянно фыркая и отдуваясь. Потом прижался спиной к косяку и начал чесаться.

— Опять! — въедливый голос начальника вызвал болезненный спазм в желудке. Лоренс только вздохнул и снял рубашку. Чесаться стало приятнее, чешуя поскрипывала об крашеное дерево. И начальство, к счастью заткнулось. Лоренс расстегнул брюки, скидывая обувь. Приоткрыл глаз, чтобы уловить, почему вдруг вопли прекратились, едва начавшись.

Начальник стоял и остолбенело смотрел в раковину, время от времени беззвучно открывая рот. Лоренс даже перестал чесаться и сделал шаг к раковине, уставился туда. Кстати, глаза уже не болели, напротив, было хорошо, только мокрая тряпка на роже мешала. В воде одиноко плавала оболочка глазного яблока, какие-то красные сгустки. Мелькнула привычная серая радужка с большим круглым зрачком. Лоренс поднял голову и посмотрел в зеркало. Оттуда на него пристально смотрели жёлтые глаза с вертикальным зрачком. Мокрую тряпку человеческой кожи он снял, пару секунд провозившись с губами. Зубы облетели как дешёвые виниры, поставленные жопоруким дантистом, обнажая игольчатый оскал.

Начальник тихо икнул и начал отступать к двери. Лоренс с любопытством наблюдал за тем, как он плавным красивым движением, словно между прочим, тянет руку к бедерной кобуре. Сам наконец переступил через брюки и понял, как без них хорошо. Тонкий чешуйчатый хвост предупреждающе скрежетнул по полу, раздвоенный язык плотоядно попробовал воздух, тонкие ноздри дрогнули. Лоренс чувствовал себя великолепно! Только чувство габаритов подсказывало, что крылья не развернуть, поэтому он их только встряхнул, сбрасывая на пол остатки кожи.

Вот теперь начальник повёл себя правильно! Заорал, вызвав моментальный припадок адского голода, рванул пистолет из кобуры и принялся палить, тут же ретируясь в коридор. Лоренс азартно кинулся следом, уж там было просторнее. Праздничный взвизг рикошета приводил его в восторг. Чешуя оказалась бронированной, зубы идеальными, зрение совершенным. Всего в пару прыжков он сцапал добычу и поволок к окну, манившему обещанием простора, распаковал свой царский подарок, безошибочным чутьём выбирая самое вкусное и питательное: печень, сердце.

Неразборчивые вопли остались где-то за спиной, когда Лоренс высадил окно, проломив решётку, и ушёл в вечернее небо по крутой глиссаде, швырнув на прощанье голову добычи прямо в парадные двери Дома.

—   —   —

— А что было вечером?
— Да ничего, говорят, какой-то Медико взбунтовался. Говорят, решётку выдрал.
— Врут.
— Конечно врут. Террористы?
— Напился какой-нибудь торгаш тротилом.
— Взрыва-то не было.
— Начальник охраны оказался засланным.
— Ужас какой!
— От любви к Коломбине?
— Украл кассу и сбежал!

Сплетня остыла и забылась всего за два дня. Лоренса никто не искал. Только Служба Безопасности стала жёстче, тревожнее, да участились медосмотры...

Отредактировано Strix (01-06-2019 20:32:46)

0


Вы здесь » Live Your Life » Реальная жизнь » Дом Забвения


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC