Live Your Life

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » -Кроссплатформы и кроссоверы » Поиск партнера для игры


Поиск партнера для игры

Сообщений 1 страница 20 из 41

1

В данной теме действуют Общие правила каталога и Правила раздела «Ищу игрока» (подробнее). Дополнительные правила специально для «Поиска партнёра» указаны ниже.

Заявка в теме оставляется в следующих случаях:
• У вас нет на примете ролевой, но есть желаемые образы и сюжеты для отыгрыша;
• Вы игрок на определённом форуме и ищете партнёра с конкретными предложениями по сюжету.

Конкретика:
• Один пользователь - одна заявка в тематике;
• Один пользователь - не более трёх заявок всего (в трёх разных тематиках);
• "С аккаунта сидят два/три/десять человек" - всё равно одна заявка в тематике;
• Хочется новую заявку - попросите сначала удалить старую (в этой теме с указанием раздела);
• Поиск - только для игроков, ищущих партнёров. Для администраторов и пиарщиков есть "Ищу игрока";
• Пример поста обязателен;
• Анкета или пост по ссылке закрыты для гостей - сообщение удаляется;
• В одном сообщении несколько отдельных заявок на искомых персонажей - каждую под спойлер;
• Заявка очень объёмная и/или в виде крупной таблицы с заливкой цветом - хотя бы часть под спойлер;
• Обновлять/поднимать имеющуюся заявку можно не чаще, чем раз в две недели. Открывать новую после удаления старой - без ограничений;
• Сама по себе заявка находится в теме два месяца, после чего удаляется.

Запреты:
• Повторять заявку раньше, чем по истечении двух недель;
• Пытаться обмануть администрацию путём создания дополнительных аккаунтов;
• Игнорировать шаблон заявки;
• Администраторам - искать акционных персонажей не для себя лично.

Шаблон заявки для поиска партнёра на форум
Код:
[b]Форум:[/b] (ссылка в виде названия)
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Ваш персонаж:[/b] (ссылка на анкету или краткое описание, даже если персонаж канонический)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler] (либо ссылкой на сообщение с указанного форума)
Шаблон заявки для поиска партнёра (без приглашения на форум)
Код:
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler]

0

2

Поднимаю
Форум: rebel key
Текст заявки: Усиленно разыскиваются члены Лиги Справедливости для спасения мира от всяческих угроз.
Для каждого найдётся место и сюжет. Игра начинается после победы над Степным Волком и побега Лекса Лютора из Аркхэма и его попыток собрать Лигу Несправедливости. То есть за основу берется мувиверс, туда же замешивается мультиверс и приправляется комиксами и личными хэдканонами, чтобы всем было интересно и весело играть.

Барри Аллен — это полная социальная неадаптированность и большие проблемы с окружающим миром, потому что целесообразность общепринятых вещей для него очень спорна, а рос мальчик без родителей, так как отца посадили за убийство матери. В то, что отец убийца он не верит.
Барри Аллен — это непоколебимая уверенность в своем мнении, но при этом активное. Он не только упрямится на своем, но и пытается добиться своего.
Барри Аллен — это абсолютный ребёнок, который готов на любой кипеш, кроме голодовки.
Барри Аллен — это пищевая дыра. Не забывайте кормить ребёнка.
Барри Аллен — это запредельная скорость и суперспособность, которая появилась в результате несчастного случая и удара молнии.
Барри Аллен — это куча комплексов, страхов, неуверенности в себе, которые граничат с безрассудством, упрямством и всем остальным. Но он развивается, преодолевает себя, если помочь ему правильно расставить акценты.
Барри Аллен — это человек, которому не всё равно. Он может ошибаться, может топтаться на одном месте, хотя сверхбыстрый, но он не может оставить несправедливость безнаказанной.
Добро пожаловать, Барри, в Лигу Справедливости!

Виктор Стоун стал Киборгом в результате эксперимента собственного отца: он находился при смерти, и терять уже, собственно, было нечего, но была вероятность, что с помощью материнского куба можно провести сращивание механизма и органических тканей. Результат эксперимента и отчаянной попытки сохранить сына, когда мужчина уже потерял жену, оказался совершенно неожиданным, но удачным. Даже более, чем удачным.
Виктор же воспринял себя нового крайне болезненно и тяжело: к прежней жизни он вернуться не мог, но хотел, боялся самого себя, тех знаний, которые появлялись, умения, проявляющиеся постепенно. Это был тот период, когда он ненавидел себя, своего отца за то, что с ним сделал.
К команде Лиги Справедливости присоединился не по первому же предложению: подозревал, не доверял (себе и им), не понимал, что это ему даст, зачем это ему, ведь он не стабилен и не знает, каким проснется завтра.
Похищение парадемонами отца помогло ему сделать выбор, хотя он все ещё сомневался в собственных силах.
Работа в команде его стабилизировала, помогла освоиться с собой, наладить отношения с отцом и изменениями в себе. Его способности крайне востребованы, так как он сам является, если по сути-то, супер-компьютером.
Виктор Стоун — это наглядный пример того, что энергия, заключенная в материнских кубах, может быть использована не только для того, чтобы разрушать миры, но и для того, чтобы создавать новое и спасать жизни.

Немного человек, немного атлант. Или много человек и много атлант — это как посмотреть и в какой момент спросить. Первенец королевы Атланны, детство провел на суше и без матери, поэтому до сих пор чувствует себя брошенным на произвол судьбы.
Груб, признает только силу, живет согласно собственному кодексу чести и является кем-то вроде божества для жителей богами забытых северных деревушек, приносящим в голодные зимы рыбу и жизнь.
Пьёт только крепкий алкоголь. Много.
Легко входит в раж, нелегко из него выходит, всегда готов к хорошей драке, но умирать совершенно не готов и не собирается.
Чувство юмора своеобразное, не для слабонервных и обидчивых.
Смел, благороден, готов защищать как атлантов, так и людей. Не желал ввязываться в чужие войны и менять сольную карьеру на командные выступления, но ситуация сложилась так, что он был вынужден это сделать. Попробовал, распробовал — понравилось.
Так и остался в Лиге Справедливости вместе со своим трезубцем и шуточками и высокими речами, если ему незаметно подсунуть лассо Гестии.

http://rezeroed.rusff.ru/viewtopic.php?id=9&p=3#p61045

Кстати о злодеях: мы будем очень рады видеть и их.

Совершенно внезапно, Александр Джозеф Лютор, он же просто Лекс Лютор, — самый обычный человек. Обычный, если не считать выдающегося и изощренного ума, внушительного состояния и отсутствия каких-либо моральных принципов.
До недавнего времени он был председателем одного из самых могущественных высокотехнологических конгломератов, «ЛексКорп», развращенным представителем элиты, но потом пришлось сменить дорогой костюм на тюремную робу в Аркхэме.
Да это и к лучшему было — после смерти Супермена он ждал вторжения, так что тюрьма была прекрасным кинотеатром, из которого можно было наблюдать за тем, как остальные будут справляться с этой задачкой, а потом, благополучно досмотрев и дождавшись воскрешения Кларка Кента, с чистой совестью организовать свой побег, оставив вместо себя "утку", когда внезапно засуетившееся правительство решило вывезти Лекса Лютора на допрос.
Теперь, когда он снова на свободе, Супермен жив, Лекс начинает собирать в противовес Лиге Справедливости свою команду. Хорошо, если только в противовес, а не ради каких-то более хитроумных задач, потому что до сих пор никто не знает, откуда он знал о том, что смерть Человека из Стали приведёт к вторжению из космоса. Ещё более непонятным остается, как далеко Лютор продумал свой план, не включены ли в него было воскрешение Супермена и создание Лиги для более масштабного представления.

Умен, коварен, помешан на контроле и власти, противопоставляет интеллект грубой физической силе, заставляет науку работать себе на благо и обслуживать свои цели. Фанатичный учёный, расчетливый бинзнесмен, который с удовольствием влезает и в политику, считает своим главным врагом Супермена.
Глубокое погружение в криптонские технологии стало слишком большой нагрузкой на человеческий разум, в результате чего Лекс обезумел, но отдых в Аркхэме пошёл ему явно на пользу — он снова контролирует себя и совершенно адекватен. Пока что адекватен, но никто не знает, не повторится ли приступ безумия снова.

Арес — сын Зевса и Геры, один из Старых богов Олимпийцев. Он является физическим олицетворением войны, которая начинается там, где он появляется. Их хотя он законный сын верховного бога Олимпа, он никогда не был особо любим — другие боги его сторонились, люди поклонялись не так усердно. Зевс называл его самым ненавистным из всех богов и утверждал, что не будь Арес его родным сыном, он бы давно отправил его в Тартар. И Арес решил отправить отца и всех остальных богов туда первым.
В разгоревшейся кровопролитной войне Зевс смог свергнуть бога войны во тьму на Землю с Олимпа, но это потребовало от него изрядных сил, а потому он оставил последнее оружие амазонкам, которые должны были охранять врата в Тартар и следить, чтобы Арес никогда не вернулся.
И хотя в сказках, которые королева амазонок Ипполита рассказывала Диане говорилось об Убийце Богов как о мече, на самом деле Убийцей богов мог быть лишь тот, в ком текла кровь Старых богов. Об этом Арес рассказал Диане во время Первой мировой войны, когда она прибыла в святой уверенности, что ей по силам его остановить, а в итоге узнала, что многое из того, во что она верила — сказки, а в реальности всё сильно иначе.
Но и это не всё. Тогда Диана думала, что победила своего брата. Позже она поняла, что нельзя убить Войну оружием, потому что следом за Первой разразилась Вторая Мировая, ещё более страшная и жуткая.
А Арес ходит по миру до сих пор, потому что люди созданы по образу и подобию Зевса, а в нём не только благородство, любовь и честность, а ещё все остальные менее приглядные качества.
В общем, семейных разборок много не бывает, но планеты из-за этого иногда заканчиваются.

Посты от 3-го лица, грамотность и инициативность - мы можем придумать всякие сюжеты, но, во-первых, когда-нибудь мы можем устать катать вас и водить по ним, во-вторых, вам самим куда интереснее будет играть, если будете что-то придумывать. Да и нам так будет интереснее, конечно. У нас не очень большой, но хороший дисишный каст. Мы готовы играть разное: и приключения, и детективы, и драму, и юмор.

Ваш персонаж: Диана Принс, она же Чудо Женщина - принцесса амазонок Темискиры, дочь Зевса и одна из основательниц Лиги Справедливости. Кларк Кент, он же Супермен, он же Кал-Эл - последний сын Криптона недавно воскрешенный и запущенный обратно защищать мир от всякой гадости и дарить людям надежду на лучшее. Брюс Уэйн, он же Бэтмен или Тёмный Рыцарь - миллиардер, плейбой, человек с гаджетами и без суперсил на страже Готэма и всего остального человечества.
Пример вашего поста: вот тут есть посты

+1

3

Форум: KINGSCROSS
Текст заявки: ищу Ангрбоду (заявочка есть в нужных, и, в связи с этим, вас ожидает упрощенная анкета). Хочется видеть горячую штучку, которая будет готова побороться за внимание Локи и поразмышлять над тем, почему он такой, какой есть, а нас всех так к нему тянет х)
Я буду рада видеть и остальной каст, и, чуть что, помогу с анкетой и прочим. Ждуууу.
Ваш персонаж: Сигюн - вторая жена Локи, тихая, спокойная и до боли любящая супруга. Из тех, кто все прощает и терпению кого нет предела. Олицетворение семейного уюта и полного принятия своей женской судьбинушки.
Пример вашего поста:

Пример поста

Я очень люблю свою работу. Я знаю, что таких людей (и даже богов!) практически не осталось. Почему? Все очевидно. Каждый ставит во главу угла деньги, статусность, престиж. Что о тебе подумают? А вдруг посмотрят косо? Или еще хуже: не оправдаешь мамочкины ожидания и добьешься меньшего чем сын ее подруги. Да, многие, конечно, потом свыкаются, вынужденный образ жизни становится привычкой. Но стоит ли это того? Перевесит ли чаша весов с деньгами чашу весов с граммом счастья? Вот уж не знаю. И, наверное, главный парадокс в том, что у каждого будет разный результат измерения: кто-то стремительно поскачет по карьерной лестнице, оставляя позади свое "Я", а кто-то бросит все к черту и будет колесить по миру, вкушая сладость каждого дня в дешевеньком трейлере.    Отдельная категория - это те, кто сможет вовремя остановиться, уравновесив обе чаши. Но таких совсем мало... Эти люди не закономерность, а, скорее, исключение, которое лишь подтверждает правило.
Самое странное, что себя я не могу отнести ни к одной из этих групп. Хотя... Почему странное? Мои размышления ошибочны изначально, потому что я не человек. Конечно, я стараюсь не зацикливаться на этом, но это очень сложно. Тяжело упускать из внимания тот факт, что ты не стареешь (да, можно поменять облик, но другая оболочка не изменит нутро), но все равно, по сути, старше каждого живущего ныне человека. Мне надо торопиться, что-то сделать, переживать, успею или не успею, потому что впереди у меня бесконечность. Может, поэтому я и не бегу за деньгами? Могу позволить себе роскошь заниматься тем, что мне действительно нравится.
На моих губах появилась легкая улыбка. Мне нравится то, что я делаю. Я помогаю людям не попасть в Хельхейм или вытягиваю их оттуда. Самое ужасное - это то, что я не могу воспользоваться своими силами. Теоретически могу, но сама понимаю, что не смогу спасти каждого, - это совсем не по правилам. Человек рождается, взрослеет, умирает. Последняя стадия неминуема. Когда я была моложе (душой и разумом, конечно же, а не телом), было очень сложно, но теперь я привыкла, зачерствела что ли. Или просто привыкла. Но до сих пор не могу общаться с родными, оставляю это докторам. Вроде столько живу уже, а так и не научилась...
Сегодня по графику на дежурстве. Вроде все спокойно. Тяжелых в отделении нет. И, надеюсь, не будет. Надеюсь не из-за себя, а из-за доктора Мартелл. Она уже на пятом месяце. Не надо ей лишнего стресса. Пусть отдыхает. Я развернулась на стуле. Мелисса мирно посапывала на диване, обняв животик. Я улыбнулась. Я помню, как пеклась за своих детей. Матери... Времена меняются, строятся города, развиваются новые технологии, но материнский инстинкт он все такой же. Мелисса говорит, что будет девочка. Они с мужем уже обставляют комнату розовым. Здорово, но будет мальчик. Я это чувствовала и уже представляла, какой для них будет сюрприз (особенно, с переделкой комнаты!). Я намекала ей, что, может, стоит выбрать какой-то универсальный цвет, но она верит в стопроцентную правдивость УЗИ.
- Синди... - Мелисса устало открыла глаза и протяжно зевнула. И да, здесь меня зовут Синди, Синди Уильямс. Хотелось выбрать что-то попроще и понезаметнее. 
- Да, доктор Мартелл... Можете еще отдохнуть, все в порядке. Чуть что - я вас разбужу, - беременность у женщин проходит так же, как и у богинь. Если, конечно, к женщине не приложился бог, тогда остается только просить помощи у небес, но небесах все те же боги, так что тут очень сомнительно. Но у Мелиссы муж "не из этих" (чему нельзя не радоваться).
Я прислушалась и выглянула в окно. Летняя ночь была очень ясной. По улице то и дело шмыгали туда-сюда машины, в основном, такси, людей почти не было. Мне нравилась такая тишина. Она благотворно влияла на мое тело и душу. Я чувствовала себя цельной и наполненной, мои чувства, казалось, обострялись до предела, и эта глубокая ясность сознания делала меня превосходным работником и даже немного располагала к сближению с людьми, вот только людям это совсем не надо было. Меня никогда это не огорчало, потому что я знала: это в их природе, с которой могли совладать лишь избранные.
Я встала, размяла ноги и щелкнула чайник. На коридоре была кофемашина, но я совсем не люблю кофе. Некоторые говорят, что он бодрит, но это искусственная бодрость мне совсем ни к чему. Даже я не сплю я не очень устаю. Сон для меня стал, скорее, вынужденной необходимостью, потому что тут все так делают, а я привыкла играть по правилам.
Чайник, закипая, начал шипеть.
- Тише ты, - цыкнула я ему, - не разбуди Мелиссу, - я быстро сняла чайник с подставки, не давая ему выключиться самостоятельно, но он все равно продолжил бурлить, как будто попрекая меня. Я бросила в чашку пакетик с заваркой и залила его водой. Взяв кружку, я вернулась в кресло и приготовилась насладиться пряным мятным ароматом. Все-таки в земной жизни есть плюсы. Я представила себе картину чаепития в Асгарде и усмехнулась. Наверняка, за чаепитием бы было решено уничтожить мир или  развязалась бы война. Одно другого веселее. Я сделала глоток и прикрыла глаза. Блаженство... Как же приятно позволить себе насладиться маленькими радостями...
Тут за дверями ординаторской послышался непонятный шум. Я бросила взгляд на Мелиссу. Не буду ее поднимать. Может, ничего серьезного.
Я тихо поднялась, оправила халат и вышла на коридор.

Отредактировано AsyaTasya (13-06-2018 01:00:08)

0

4

Форум: crossfeeling
Текст заявки:заявка

Харкнесс разыскивает:


Toshiko Sato
Тошико «Тош» Сато

https://ladygeekgirl.files.wordpress.com/2013/04/tumblr_lct5ucxfs01qz9nowo1_500.jpg
[Naoko Mori]

р. 1975 - ....
бисексуальна, одинока

  Кардифф, Токио
в прошлом компьютерный гений, программист в Торчвуде - 3, после - неизвестно

Torchwood [Торчвуд].

▿ ▿ ▿ ▿
«есть насыщенный раствор чувств, и причина его кристаллизации может возникнуть как внутри, так и вовне»

Тошико «Тош» Сато  работала программистом на Торчвуд Три, после работы в Министерстве обороны.
Тошико родилась в Лондоне в июле 1975 года. Ее родители переехали в Осаку, Япония в 1977, а затем обратно в Великобританию в 1986. Ее дед-японец был декодером в Блетчли-Парк, а родители работали в RAF. Выход из ее профиля в Торчвуде, показал ее дату рождения - 19 сентября 1981 года.
Примерно в 2003 году,  хотя, возможно, в 2005, Тош работала в Лодморском научно-исследовательском центре, в ведении британском министерстве обороны. Тош шантажировали жизнью её матери с целью создания ей звукового модулятора. Девушка украла заархивированные чертежи и успешно создала модулятор, несмотря на недочёты в них, что были исправлены ей автоматически. Тошико была арестована и посажена ЮНИТ на непределённый срок без суда. Затем появился Джек Харкнесс. Он похвалил ее за создание функциональной модели, заметив исправленные ей ошибки и предложил работу в Торчвуд в качестве альтернативы проведения остатка своей жизни в тюрьме ЮНИТ.
Чтобы прикрыть товарища по команде Оуэна Харпера, который страдал от серьезного похмелья,  Тош, сделала вид, что она медик по имени «Доктор Сато». Она провела вскрытие предполагаемого пилота космического корабля. Он вырвался из морга и травмировал Тош. После солдат застрелил потрясенное существо, Девятый Доктор объяснил Тошико, что это приделанная голова  и, соответственно, мозг свиньи к кому-то ещё, наподобие подделывание русалок. Тош поняла из этого, что технология не могла быть Земного происхождения.
У Тошико был лесбийский роман с «Марией», пришельцем женского пола, который пытался использовать свои отношения, чтобы получить доступ к технологии Торчвуда. Для того, чтобы завоевать доверие Тош, пришелец позволил ей использовать свой кулон, предоставлявший его обладателю читать мысли окружающих. Джек обманул Марию и телепортировал её на Солнце. Впоследствии, Тош решила уничтожила кулон, опасаясь, что он может попасть не в те руки.
В 2008 году, во время расследования сообщений о громкой музыке из 1940, Рифт перенёс Джека и Тош в 1941 год, где она спрятала сообщения, хранившие свою половину рифтового уравнения, которое могло бы перенести их в своё время. Оуэн использовал эти уравнения, чтобы открыть Разлом, в результате чего Джек и Тош оказались в 21-м веке.
Действия Оуэна вызвало трещины в пространстве и времени, распространившиеся из Рифта. Во время исправления неполадки Тош увидела призрак своей матери, который сказал ей, «Оно грядёт из тьмы» и что если другого пути не будет, им придётся исправлять ущерб. Команда восстала против Джека. Оуэн выстрелил  в него. Открытие Рифта выпустило Аббадона, которого победил Джек.
После отъезда Джека, Тошико была назначена временным руководителем группы, как человек, дольше всех проработавший в Торчвуде, но впоследствии это было переложено на Гвен Купер, потому как та была временно психически непригодна после воздействия чужеродного артефакта
Тош была частью «Гусиной охоты» в Гималаях, созданной Мастером когда Джек пропал без вести.
Во время одного из ежегодных пробуждений Томми Броклесса, прошлое и настоящее пересекли друг друга и начали появляться силовые мысли как «призраки». Команда Торчвуда узнала, что Тош вместе с Томми должны появиться возле временного разрыва, после которого он должен был вернуться в 1918 год. До этого у них были короткие половые отношения.
Она влюбилась в Адама Смита, когда он подарил ей новые воспоминания, о том, что они были в любовных отношениях, и когда ей сказали, что это всё ложь, она все еще не могла заставить себя взять реткон таблетку, пока не поняла, что это правильное решение.
Тошико была лично ответственна за отключения Фарма. К этому времени она фактически взяла на себя инициативу, чтобы спросить Оуэна, к которому она питала чувства, на свидание. Она была очень опечалена, когда Оуэн был смертельно ранен в грудь Аарон Копли. После его возвращения к жизни через воскрешающую перчатку в начале 2009 года, она все еще сохраняла надежду на отношения.  Однако позже, он, казалось, относится к этой идее менее негативно.
Во время нападения брата Джека, Грея была тяжело ранена. Джек, отправил ее к семье, решив что это будет лучший выход с учетом что в тот день погиб Оуэн Харпер. Джек, не хотел больше никого терять [!!!]  Что можно сказать обо мне и Тош. О Тош и команде. Она была светом, который стали замечать когда ее не стало. Без нее, ушла вся нежность. Нам очень ее не хватает. Поэтому, конец ее истории изменен. Она не умерла от ранения. После того, как Тошико пришла в себя Джек, отправил ее к семье. Мы ждем ее для прошлого и настоящего и будущего в нашей команде

▿ ▿ ▿ ▿
«они прожили это время, как бы постоянно сдерживая дыхание, он — отвергая мир, она — чувствуя, как мир отвергает её»

через гостевую
любить Тош и Торчвуд. Если вы игрок который быстро загорается и так же быстро сваливает (остывает), то я не поленюсь это озвучить. Мне нужна Тош, готовая стать часть нашей команды. Активная и не очень, но готовая развиваться вместе с нами. Частота постов средняя с отступлениями на реальную жизнь, неписец и проблемы личного характера

Ваш персонаж: Джек Харкнесс - глава Торчвуда-3. Бывший агент  Агентства Времени
Пример вашего поста:

Пример поста

Девушка говорила и капитан был склонен к тому, чтобы поверить ей. Даже с учётом того, что Джек часто ошибался и Сюзанн Кастелло была живым примером, все равно продолжал верить. В случае со Сьюзан, Джек винил себя. Торчвуд, отравлял чужое сознание сам того, не желая. Хотя порой Джек, не был уверен не хотел ли этого Торчвуд. В его стенах происходило слишком многое, что вы это самое не меняло людей. Сталкиваясь с внеземным сознание людей менялось. В этом случае на самом деле можно было сойти с ума. Испугаться того, что вселенная настолько огромна, что собственный мозг не способен этого принять. Это было нормой, по этой причине Джек начал отвечать с конца. Решив ещё раз подчеркнуть происходящее в Лондоне, он захватил часть событий которые казались не реальными и все же были чистой правдой.
- Инопланетное? Вам бы следует ввести пару запросов в гугл, или найти очевидцев. ЮНИТ, мастерски прячет доказательства и все же, правда становится явной, так или иначе. Сам Кардифф это место, которое притягивает к себе все инопланетное. Это место, - мужчина обернулся так словно хотел показав это место и тем самым подвести черту. - располагается на разломе. Как и почему, не важно. Важно то, что этот город стал тем местом, куда сбрасывать все и вся. Слишком много для одного города, что объясняется авариями на атомных станциях и продажей людей. Люди сошли бы с ума. Это вообще странно, как много происходит и мало способен уразуметь среднестатический англичанин. В любом случае, - капитан поднялся всем своим видом показывая, что им пора.
- Нам пора идти, всего пару домов и моя машина в вашем распоряжении. Думаю  что, знали вы или нет о последствиях. Хотя я верю вам, что вы не желали ничего плохого. Вполне похоже, что ваш профессор несколько пренебрег этикой, да и вообще всеми установленными правилами. В любом случае нам пора убираться. Судя по всему сюда скоро придут те люди, что чуть не помешали нашей встрече,- - он протянул руку дабы втянуть девушку за собой.
- Выйдем через чёрный ход. Обычно ничего не имею против возбужденной молодёжи. Как и возбуждения вообще, но сейчас не тот день.
Дальше все выглядело как в обычном детективном романе. Погоня, а точнее люди выглядящие излишне возбужденными ворвались в кафе, но Джека с девушкой там уже не были. Он не зря торопился и вовремя увёл девушку " из под обстрела". До машины они добрались без приключений, хотя во время бега у них не было возможности поговорить по душам. Джек, правда не смог долгое время хранить молчание.
- Я же говорил, что Торчвуд все решит, - говорил капитан, не отводя взгляда от девушки. При этом, он вел машины и в сочетании с его стилем вождение, все это выглядело в высшей степени опасно.
Правда до места они добрались без приключений. Дальше не следуя своему личному протоколу, который Харкнесс придумал ради того чтобыпроизводить впечатление, капитан пошёл через обычный вход. Минуя Янто и его путеводители, не дав задать своему партнёру вполне логичный вопрос нажал кнопку, добавил.
- Добро пожаловать. Янто собери всех в комнате совещаний, - так Харкнесс озвучил появление гостя.
Дверь в каменной стене открылась открывая систему из сложных запоров и секретов.
Команда собралась довольно быстро. Это была комната с длинным столом в центре которого всегда сидел Джек. С мониторами, где уже были диаграммы и можно было понять, о чем идёт речь.
- Оуэн, - после того как Джек предложил Анне место рядом с собой и сел, дал слово доктору
- Итак. Как я понял Джек внял моему совету и нашёл источник. Прошу прощения,  не знаю вашей истории, - как всегда Харпер не тратил время на любезности и был резок, хотя это не мешало работе. Так что на его излишнюю фамильярность отреагирлва лишь Янто.   Как всегда почти неслышно возникая за спиной Джека, он поставил чашку с кофе перед капитаном и поморщившись с улыбкой, таким способом пытаясь компенсировать происходящее поставил чашку и перед девушкой. Тем временем Оуэн продолжал.
- Анна Блейк этот источник, хотя как понял сам продукт был доработан другим. Все же её открытие стадо началом всего. Я же прав? - обычно доктор Харпер, не спрашивал когда знал что-то наверняка, но видимо, сейчас все было иначе. Он переводил взгляд с Джека, на Анну. Казалось он подозревал заговор и молчание Джека, в этот момент ему не помогали.

+1

5

Форум: KINGSCROSS
Текст заявки:
Lena Luthor 24 года
человек, гений, филантроп, мультимиллиардер


Для Лены, Кара — друг которого у нее никогда не было, член семьи, которого у нее не было до Кары и любовь, в которую она раньше верила с трудом. #supercorp. Лену в Каре подкупило именно то, что она видит в ней не одну из Люторов, а просто Лену. С Карой Лена может быть искренней и может быть собой. И несмотря ни на что, Кара всегда верит в Лену и ее честность, не смотря на то, что говорят и думают другие или даже сама Лена. И как не странно, учитывая секрет Кары, чувство открытости у них взаимное. Скорее именно из-за того, что Кара получает из общения с Леной, Кара и не хочет открывать ей свой секрет. Ей нравится что с Леной она может быть просто Карой, что Лена не воспринимает ее как одного из Супер-компании. Ей нравится, что при общении с Леной она может ненадолго забыть свой долг супергероини. Рядом с Леной, Кара ощущает себя нормальной, более свободной, а такой, на Земле, она себя практически никогда не ощущала. Но эта заявка не от одной меня, еще Лену очень ждут Кларк Кент, он же Супермен и Кон-Эл, который Супербой и по совместительству твой племянник. Отношения с этими ребятами тебе бы выяснить самой, но я уверена, вы сможете подружиться.


Пожелания очень простые: любить персонажа, желание играть со всеми нами, в эту криптонскую Санта-Барбару, развивать персонажа (если хочешь костюм, мы его тебе устроим), хочешь телепатию как в комиксах Золотого века? Тоже пожалуйста. Думаю нкто не будет против даже арки Лены-Фонаря. Хоть основа персонажа взята из сериала “Супергерл”, но мы будем только за, если будут какие-то детали из комиксов или твои личные идеи. Да, в игре ты должна будешь учитывать Лекса и скорее всего вам нужно будет подружиться, если он решится прийти. Я поясню как :3

Ваш персонаж: Kara Zor-El Нелегальная беженка с планеты Криптон, начинающая супергероиня, в поиске своего маленького кузена получила одного взрослого супермена и племянника.
Пример вашего поста:

Пример поста

Расплываясь в улыбке от фразы про морожено, Кара чуть выдохнула, стало немного поспокойнее от такой доброжелательности. Парень вполне нормально принял ее вопрос на счет подсесть к нему, а значит разговор может пойти чуть проще. Хотя, может как полицейский он решил, что Кара подсела ради безопасности, ведь посетителей было немного. Но криптонка задумалась об этом как-то уже потом, ведь она одна из немногих девушек на Земле, что может позволить себе бесстрашно прогуливаться в одиночку по вечернему и тем более ночному городу.
Это добавило плюсов к портрету мистера Аллена, ведь кроме того он и не безразличен к ближним.
— А как вы поняли, что я приезжий? Ну да. На моем боевом чемодане знак полиции Централ-Сити. Неплохой у вас город. Большой, шумный, но вполне себе… гостеприимный. Ну, по сравнению с тем же Готэмом, где мне в первый же день приставили нож к горлу.

“У него на чемодане знак полиции?”

Кара немного растерянно нахмурилась, стараясь нагнуться так, что бы краем глаза посмотреть так ли это. Она не заметила такой вещи, ведь она изначально знала, что он из другого города.
Кажется Бартоломью, “как же его сокращенно? Барт?”. Совершенно ничего не подозревал и просто пытался поддержать светскую беседу, довольно развернуто отвечая на вопрос о городе сравнивая Метрополис с Готэмом. Кара сочувственно закивала на нож у горла, вспоминая, что все ее поездки в Готэм всегда были сопряжены с какими-то супер- или около того разборками. Хотя бывала она там скорее “пролетом” и поделиться с Бартоломью было нечем. Но, нет она вспомнила кое-что.
— Уф, понимаю, я раз была по работе в Готэме и как-то — она сделала паузу, ища подходящее слово, — случайно врезалась в бегущего пешехода, но это оказался вор, что сорвал сумку у какой-то женщины. — Кара сказала это скорее “к слову”, что бы как-то поддержать парня напротив в его переживаниях. — Но у нас тут тоже порой беда случается. Хорошо есть кому с ней справляться.
Она имела ввиду себя, определенно имела ввиду себя. Но через секунду после того как она гордо задрала нос, Кара надеялась, что Бартоломью воспринял это как комментарий в его сторону. В любом случае было бы выгодно и логично. И Каре показалось, что со стороны парень казался менее добродушным, за всё то время пока она за ним следила и он так усердно работал, он не проявлял подобных положительных качеств, разве был не таким холодным с родственниками, как это обычно принято. Хорошо, что она ошибалась…

— Вот оно как. Меня предупреждали, что журналисты в Метрополисе очень активные. Значит, это вы за мной весь день следили? Кстати, а я ведь вас так и не заметил.

“Его предупреждали? Кто? Зачем? Следила? Он заметил? Но как? Он увидел? Да неееет, глупости, это невозможно”.

— Следила? Я и за вами? — тыкнув в себя пальцем, Кара перевела его на парня, указав на того, она его почти перебила своим бормотанием. — Это должно быть незаконно. — неловко хихикнув, она нервно поджала губы, виновато поглядывая то на Аллена, то на свою картошку-мороженое. — Наверное.
Выслушивая порицания, недовольства и отрицания Кара даже как-то расстроилась. Всё так хорошо начиналось и казалось он будет содействовать ей во всей её предложениях, но нет. Он был добродушным, но уж больно дотошным? Педантичным? Его отказ означал  лишь, что ей придется некрасиво проникать к нему в гостиничный номер, а она ведь хотела по-честному. И от одной мысли как-то было уже не особо приятно.

— Понимаю. — да он был прав, в идеале, была бы она простым репортером переживающим лишь за свою статью, единственный вариант, что у нее был, так это обратиться в пресс-службу полиции. — Но всё было иначе, ее главной задачей было спасение пропавших людей, время шло, ей некогда было ждать пока Барт отправит свои отчеты, пока их оцифруют и уже потом их скачают себе ДВО. Ей нужна была информация сейчас и она хотела получить ее почти честно.
Но… видимо придется идти на криминал. Неловко было вот так сидеть и встать было не с руки. Кара перевела свой грустный и разочаровавшийся взгляд на морожено, она уныло покапывало на поднос.
Она привыкла, что спустя не очень продолжительное время геройств и позитивного воздействия на город и планету в целом, люди сразу проникались к ней доверием. Но для этого нужен был костюм Супергерл, но это было неуместно и не нужно в данный момент. Как за короткое время, очень короткое время показать человеку, что ей можно доверять? Что Кара Дэнверс, будучи передовым журналистом отличалась хорошими личностными качествами. Как достичь доверия от остальных, в костюме из кардигана и очков?
Она вертела в голове, все что она может ему предложить. Ведь, все что нужно для того, чтоб тебе доверяли, это самому довериться, показать, что ты безоружен, тебе нечего скрывать. А Каре было чего скрывать, но уф, эта скрытность — другим на благо! Нельзя же впутывать простого судмедексперта в такие опасные дела! Хотя… Д’жонн мог бы стереть ему память и… Нет, это не вариант.
Но внезапно, после казалось бы холодного отказа, мистер Аллен всё же пожимает ей руку и оглашает свои условия, но самое главное свое согласие.
“А ты неплох, Бартоломью Аллен!” — бодро отвечая на рукопожатие, Кара и удостоверение показала и была готова, показать хоть свой выпускной альбом, лишь бы полицейскому было поспокойнее.
Принимая салфетку из рук, она постаралась как можно аккуратнее начать есть десерт.

— Да, и можно просто Кара. — просияв, Кара закивала, — Так точно!  — но она послушалась все же отчасти, поспешно вытаскивая и блокнот и диктофон и ручки из своей куртки и благо карманы позволяли небольшую папку и телефон. Казалось, она просто наводнила стол своими вещами и все это во время поедания мороженого.
— Хорошо, договорились. Вы не пожалеете мистер Аллен, — быстро, слишком быстро расправившись с холодными и сладким и теперь потирая пальцы о салфетку она осмотрелась, подтягивая к себе все предметы чуть ближе и отставляя поднос.
— Для начала, хочу заверить вас, что я уже сотрудничала с полицией — это было правдой, хотя чаще ей доводилось это делать в облике суперегроя — а еще — она перешла на шепот, чуть наклоняясь вперед — Супергерл, иногда выступает моим источником.
Ну, тут-то он уж должен проникнуться уважением. Иначе и не могло быть. Даже если он был не местным, все равно девушку из стали знать был обязан.
— И у меня уже имеется кое-какая информация, но для чистоты интервью, я пока ее раскрывать не буду. Хорошо? — она и вправду ждала ответа чуть остановившись в перелистывании своего боевого блокнота.
— Значит вопросы на которые вы можете отвечать — клацая ручкой, она даже не взглянула на диктофон — Судя по всему, пропавшие люди еще живы? Похититель — один человек или же их несколько? И удалось ли в итоге, лично вам, мистер Аллен, найти какую-то связь между похищенными? — тон резко стал серьезным и она постаралась внимательно наблюдать за реакцией Бартоломью. Она не назвала самый интересный для нее вопрос — находятся ли они в одном месте или их спрятали в разных местах. Связь меж ними не нашло и ДВО, что уж говорить и простом служащем, что только приступил к делу. И на остальные вопросы, как казалось самой криптонке у нее уже были нужные ответы, поэтому она спросила, скорее для проверки знаний Аллена.

Отредактировано shimi (18-06-2018 20:25:15)

+1

6

//

Отредактировано gallardo (08-07-2018 20:57:53)

0

7

Форум: chaos theory
Текст заявки: Бигби Вульф, сказание и оборотень, плохой парень со страшным и пугающем прошлым, шериф Фейблтауна. Известен тем, что съел трёх свиней, Красную Шапочку и чуть ли не половину жителей волшебного леса.
Сын Северного Ветра и Белой Волчицы, суров и угрюм, циничен и прагматичен.
В мире нормалов решил попытать счастья на второй шанс и стать не просто Большим Злым Волком, жрущим человеков, а Большим Злым Волком, который ещё и преступления умеет раскрывать.
Всё остальное - в заявке.
Ваш персонаж: Белоснежка, заместитель мэра Фейблтауна, со снежным сердцем и очень плотным графиком работы. Бывшая жена Принца Прекрасного, обладательница ну очень эксцентричной сестры и та самая шлюха семи гномов. 
Пример вашего поста:

Пример поста

Их было двадцать восемь.
Все как на подбор — с правильными чертами лица, отточенными движениями, стройные и гибкие, словно ивы. Красная Комната собрала лучших из лучших, каждая из девочек прошла через необходимые процедуры и тренировки. Наташа не была близка ни с одной, потому что цель ее заключалась вовсе не в том, чтоб обзавестись кучкой подружек со смертоносными навыками. Каждая из них — не более, чем соперница, лишняя фигура на доске, от которой необходимо избавиться как можно скорее, прежде, чем избавятся от нее. Не привязываться оказалось довольно легко хотя бы потому, что исчезали они чертовски быстро. Наташа могла только гадать, какие обстоятельства вынудили вчерашних девчонок обучаться опасному ремеслу. Она не помнила их имен. Внезапная пропажа талантливых, казалось бы, воспитанниц считалась нормой, и судьбы их оставались неизвестными. Однако все они догадывались, что с пропавшими не случалось после ничего хорошего.
У них просто не оставалось выбора.

Тренеры менялись раз в несколько недель. Ни один не задерживался надолго — таковы были требования Департамента Икс, которому Комнаты подчинялись. Это всегда были мужчины, но не всегда в годах. Чаще всего они были достаточно молоды, чтобы иметь какой-то интерес к воспитанницам, что, разумеется, не поощрялось и вообще было запрещено. Об этом никогда не говорили, ведь все и так очевидно. Может, секса в СССР и не было, но в Красных Комнатах — определенно. За это наказывали, если, конечно, правда всплывала. Девочки учились молчать, никто ни на кого не доносил, хоть и доверие среди них не водилось. Все знали, что может стать еще хуже. Возможно, кто-то хотел бы подставить кого-то, вот только выгоды с этого было немного, а вреда гораздо больше. Из-за этого пропадал и всякий смысл.

В Красных Комнатах не было места скуке, несмотря на строгий график и жизнь по расписанию. Они поднимались в пять, умывались исключительно ледяной водой (удобств в жилом корпусе было чуть), шли на пробежку, затем в душ и к шести часам садились завтракать чем-нибудь питательным, но не имеющим особо приятного вкуса. В столовой — большом, вытянутом светлом помещении с унылыми рядами длинных столов, — всегда стояла гробовая тишина, прерываемая разве что негромким стуком ложек. Еды было достаточно, чтобы не умереть от голода. Ею даже можно было наесться — в теории. На практике же редко удавалось съесть больше половины порции. Необходимые витамины доставались в виде таблеток, баловать кандидаток в Черные Вдовы никто не хотел и не собирался, поэтому каждый день, который удавалось провести во внешнем мире, ценился на вес золота. Выйти в "поле" удавалось совсем не часто и далеко не всем. Признаться честно, Наташа скучала по обычному ржаному хлебу и, почему-то, по яблокам. Что уж говорить о шоколаде.

После плотного завтрака начинались тренировки. День ото дня занятия их отличались — это могли быть уроки стрельбы, практика на детекторе лжи или, например, танцы. Важное место, конечно, занимали тренировки рукопашного боя, навыки в котором можно было совершенствовать до бесконечности. Первое время у Наташи сильно саднили руки, костяшки пальцев были сбиты, а кожа — стесана до крови. Удовлетворение от проделываемой работы приходило постепенно; Наташа долго и с остервенением отрабатывала удары, пока не овладевала приемами в точности как учил тренер. Романова вообще старалась брать от занятий все, что те могли дать, даже если это значило заработать очередную трещину в ребрах и черные синяки повсюду. Со временем тело становилось только сильнее, Наташа училась игнорировать боль, двигаться быстрее, быть непредсказуемой и проворной. Она училась выживать — и выживала, оставляя смерти своих соперниц, которые не могли за ней угнаться.

На восьмой месяц тренировок их оставалось еще двадцать. Утро ничем не отличалось от прочих — Наталья проделала необходимые процедуры, привела себя в порядок и спокойно завтракала вместе с остальными. На скуле красовался фиолетовый кровоподтек, никак не желающий заживать — пропустила удар, переоценив свои силы. Тренер не был в восторге и теперь, кажется, рассказывал о своем разочаровании незнакомому мужчине в темной ветровке за столом напротив. Они ничего не ели, тренерам вообще полагалось есть в отдельном помещении. Сюда же они иногда захаживали, чтобы оценить состояние воспитанниц, дать некоторые полезные советы и немного последить за порядком. Последнее было, конечно, лишним, самоубийц в их рядах не водилось. Наташа без интереса смотрела на них, уплетая свой завтрак и размышляя о том, что это, должно быть, новый наставник. Всякие генералы и другие высокопоставленные лица обычно приходили, что называется, при параде, во внешнем же виде незнакомца не было ничего особенного. И все-таки они говорили о ней. Наташа пыталась читать по губам, но Савелов сидел к ней боком, а новый тренер почти все время молчал. Вскоре она бросила эту затею, решив уделить немного внимания остаткам овсянки в тарелке.

В размышлениях Наташа не ошиблась. На утренней тренировке товарищ Савелов действительно представил воспитанницам Зимнего Солдата — почему-то ни фамилии, ни имени-отчества он не назвал. Никто открыто не удивился, но Романова чувствовала некоторую степень напряжения, расплывшегося в воздухе, будто густой кисель. Но одним напряжением дело не кончилось: Савелов всегда был более чем болтлив, поэтому с него сталось упомянуть о допущенным лучшей воспитанницей косяке. Наташа незаметно, как ей казалось, переступила с ноги на ногу и вздохнула, когда ее глаза вдруг встретились с глазами Солдата — серо-голубыми, холодными, словно бы подернутыми корочкой льда. Его взгляд не выражал ровным счетом никакого интереса, только внимательность и немного равнодушия. Наташа ответила ему тем же, но не стала первой разрывать контакт, дождалась, пока его внимание вновь переключится на продолжающего говорить тренера. Тот повторно указывал на ее ошибки, которые она уже успела выучить, и, махнув рукой, велел вдруг Наташе выйти вперед.

Она послушалась.

— Наталья Романова. — Ей почему-то вдруг захотелось представиться самой, без помощи Савелова, который, несомненно, уже все о ней рассказал.

И, не дожидаясь ни ответа, ни хотя бы кивка, приготовилась защищаться.

+1

8

Форум: crossfeeling
Текст заявки: разыскиваем персонажей из Voltron: Legendary Defender: паладинов (всех, кроме Черного и Красного), Аллуру, Лотора, Мэтта Холта, Клинков Марморы, разнообразных галра и нелюдей. Играем пока по третьему-четвертому сезонам, но не особо сюжетно, потому что нас всего двое. Будем рады всем.
Широ, если увлечется, умеет в спидпостинг.

Ваш персонаж: Такаши "Широ" Широгане, Черный паладин, пилот Черного льва, лидер команды Вольтрона, клон, тот, чьими глазами смотрит Хаггар.
Пример вашего поста: тут наша с Китом игра

0

9

//

Отредактировано ramsey (27-07-2018 19:11:23)

0

10

Форум: chaos theory
Текст заявки:
Каст Yuri!!! on ICE находится в поисках главного героя этого восхитительного безумия. Мы ищем и с нетерпением ждём своего Юри Кацуки, потому что для полного счастья нам не хватает только тебя, красавчик. Представляешь, у нас даже Кристофф имеется!
Приходи, Юри. Приходи, если готов жевать стекло радостно, если готов к драме и болезненной созависимости. Я не могу обещать тебе счастливого финала, — в нашей версии вряд ли кто-то вообще может быть счастлив, — но могу гарантировать тебе эмоционально насыщенную игру, развитие и рост персонажа, и, разумеется, безграничное внимание.
Приходи, и мы с тобой, как нам поёт опенинг, обязательно напишем свою историю.


Наш вариант развития событий идёт крайне альтернативно, вразрез канону, но так, как нам кажется, даже интересней.
Мы сделали таймскип, мы наиграли очень много, планируем ещё больше, и нам действительно очень не хватает активного игрока на роль этого прекрасного юноши.
Было бы здорово, если бы ты был нацелен на игру, был самостоятельным в этом плане, понимал персонажа и не ждал, что я буду разжёвывать тебе в мелочах всё-всё-всё, что стоит знать о Юри и о том, чего я жду от тебя (я могу, правда, но играть тебе, потому разве не интересней строить персонажа лично?) .
Я, к слову сказать, не жду многого. Просто надеюсь, что ты будешь любить его так же, как я. Что ты будешь зрелым и адекватным в плане взаимодействия. Что ты будешь грамотным и хоть сколько-нибудь умеющим в логику. А, ну чувство юмора, конечно, желательно.
Мы не пишем по сотне постов в неделю, уважаем реал и время других людей, никогда не требуем от соигроков невозможного, и очень ценим взаимность в этом плане.
Птицы-тройки, вот это вот всё, размер постов — без разницы.
Если захочешь общаться вне форума — будем. Захочешь ограничиться исключительно постами — тоже ничего страшного, главное, что тебе будет комфортно.

Ты мне очень нужен, Юри.
Очень нужен.

Ваш персонаж: пятикратный чемпион мира по фигурному катанию, победитель Финала Гран-При, завоеватель множества наград чемпионата Европы, живая легенда. Гениальный фигурист, отличный хореограф, так себе тренер, Виктор Никифоров.

Пример вашего поста:

Пример поста

Виктор помнит о том, как всё оно начиналось — не в Хасетсу, не на горячих источниках. И даже не в том аэропорту, когда они улетали после его грандиозного проигрыша.
[— Фото на память?
— Юри, куда ты? Не хочешь сфотографироваться с Виктором?

И долгий взгляд в спину под аккомпанемент шквала эмоций Плисецкого.]
Не тогда, когда Виктор увидел видеозапись, изменившую многое — его самого, Юри, их жизни, сделав чем-то единым целым.
Виктор помнит банкет. Помнит, как тогда Кацуки выглядел — раскрасневшийся, растерянный, боязливый, а вместе с тем непоколебимо-упрямый и самоуверенный; неловко касался его, чего-то требуя, чего — и сам не понимал толком, вероятно.
Смотрел на него испытывающе.
Восхищённо, но без доли зависти, присущей его коллегам.
По-настоящему.
Виктор помнит, как он хватался за его ладони, сжимая своими; сбивчиво говорил о чём-то, о чём-то просил, сам напуганный собственной наглостью.
Всем тогда казалось это смешным.
Виктору же — болезненно-очаровательным, очень печальным.
Это сквозило желанием быть хоть кому-то нужным, кем-то замеченным.
С таким отчаянием Виктор прежде не сталкивался.

[Со временем Виктор понял, конечно, что Юри не нужен был кто-то — он нуждался во вполне конкретном Никифорове.]

Виктор наблюдал за ним, не понимая, как его раскрывать, не зная, как подступиться; долго-долго пытался понять, что с ним делать.
А потом, любуясь им на льду тайно, когда Юри сбежал, смутившись в очередной раз из-за их с Юрой реакции на то, как он был откровенен, Виктор вдруг понял, чем он может помочь этому смешному мальчишке.
Заставить в себя поверить.

[— Кем ты хочешь, чтобы я был для тебя? Отцом, братом, приятелем? Может быть, парнем? Я-я... Я сделаю всё возможное.]

Виктор сам и не понял сначала, что Юри давал ему куда больше, чем получал от него, от Никифорова, взамен — это живое, настоящее, светлое чувство, которого Виктор не видел прежде, не ощущал от других, не знал, как это. А потому сам не мог испытывать.
Виктор сам так, чёрт возьми, и не понял, что не только Юри тогда утопал в проклятой ненужности, отчаянно желая, чтобы его полюбили по-настоящему.

Всё, что они построили, рушится карточным домиком.

Виктор видит, как Юри напряжен; пьёт свой кофе, продолжает улыбаться натянуто. Виктор не знает, как себя вести сейчас, когда Юри в состоянии, отличном от своего обычного настолько, что это даже пугает, потому пытается быть таким же, как и всегда.
Внимательным, вежливым, любящим.
Приятным во всех отношениях; не партнёр, а мечта. Разве он не выглядит счастливо и честно? Разве у него перестало получаться быть искренним?

Юри медленно, методично раскладывает приборы, делит еду по тарелкам, молчит. И молчание это, кажется, длится целую вечность.
Точно и впрямь что-то случилось, а Виктор не понял. Не разглядел. Не успел отреагировать.
Точно произошло что-то страшное.

Тайное всегда становится явным. Об этом Виктор сейчас думает слишком не вовремя, прокручивая в голове с десяток вариантов того, как Юри могло стать известно то, что случилось тем вечером.
Виктор меняется в лице на мгновение, хмурится задумчиво, смотрит расфокусированно, а потом понимает, что Юри мог заметить такие внезапные метаморфозы.
И собирается, вновь превращаясь в только его идеального Виктора.
Он пытается поймать взгляд Юри, но тот прячет его так старательно, что от этого становится по-настоящему больно.
Виктор знает, что этого он и заслуживает.

Виктор ждёт.
Помнит, что Юри требуется время, потому ждёт молчаливо и понимающе, стараясь не прерывать поток мыслей своего жениха, ураганом, очевидно, бушующий — ведь всё на лице написано.
А потом, когда тот начинает говорить, улыбается слабо, побеждённо, будто поверженно — не так должен улыбаться человек, уверенный в собственном будущем тому, с кем планирует связывать жизнь.
От этого ему ещё хуже, ещё мучительней.

Пальцы Юри робко касаются его руки, спокойно лежащей на столе, и Виктору даже кажется, будто Юри не верит происходящему, настолько этот жест отдаёт нерешительностью и нервозностью.
Настолько это правильное для любой пары сейчас выглядит так нездорово, неправильно.
Виктор сжимает его ладонь крепче, слушая его голос, гладит большим пальцем кожу под ним; замерев, старается не испортить мгновение близости.
Юри звучит отрешённо, потерянно и напуганно, и Виктору становится тошно от самого себя — чёртов герой-любовник.
Его хочется защитить: обнять, успокоить, обещать, что всё непременно наладится. Уверять, что всё станет лучше.
Но такая ложь — даже для Виктора слишком.

И он улыбается.

Наклоняясь вперёд, притягивает к себе ладонь Юри — пальцы всё ещё покоятся в замке, сделать это не сложно. Он, кажется, и не сопротивляется.
Виктор касается его кожи губами, глядит на него исподлобья, вздыхает шумно, задумавшись; поцелуй на прощание?

А потом закрывает глаза.
Голос его звучит тихо, надломленно.
— Прости, — говорит он почти шёпотом, почти хрипло; продолжает, откашлявшись, — Прости меня, я не хотел, чтобы всё выходило так, как оно вышло. Должен был сразу рассказать, но... — Виктор почти смеётся от того, как жалко сейчас он звучит, хотя всё это ни капли не весело, — Не смог подобрать нужных слов, струсил, не знал, как ты отреагируешь.

Виктор ловит себя на мысли, что лжёт даже в этом, даже сейчас — о реакции Юри он, конечно, догадывался. Как тут иначе? Разве может вообще быть иначе?

— Прости, — повторяет он, не раскрывая глаз, — Ночь после финала, когда был банкет, ты напился тогда ещё, помнишь? Я... Я провёл её с Юрием.

Виктор сам удивляется тому, как легко слова складываются в предложения.
Всё звучит сейчас так легко и просто, будто что-то простое и повседневное; залил кофе клавиатуру ноутбука, разбил любимую кружку, забыл покормить кота, и вот, признаётся в содеянном.

Виктор жмурится, и не может себя заставить на него взглянуть.
Он никогда не умел нести ответственность за собственные поступки.
Ему так страшно видеть последствия.

0

11

Форум: TimeCross
Текст заявки: ищу персонажей игры Dead by Daylight. В наличии несколько аттракционов по приятным ценам. Гарантированный отлов выживших на различных локациях, таких, как "Психлечебница Кротус Пренн" и "Мясокомбинат Гидеон". Экскурсии в Хэддонфилд и Спрингвуд. Любование красотами Свалки Автохевен и Гнилого болота. Для вип-клиентов выезд в научный корпус Мемориального института Лэри, где знаменитый доктор Герман Картер проводил свои не менее знаменитые исследования. Для выживших мы так же готовы предложить свои услуги, в том числе шоковую терапию, сердечный приступ и тренировки по бегу. Вы получите незабываемые эмоции, а воспоминания о чудесных поездках и встречах с убийцами, останутся в памяти на всю вашу недолгую жизнь. Мы ждём вас!
Ваш персонаж: Филипп Оджомо, так же известный, как Призрак, так же известный, как Колокольчик. Маньяк-убийца на побегушках у Сущности, не особо жаждущий садить всех на крюк, но выбирать особо не приходится.
Пример вашего поста:

Пример поста

Альт от имени Джагхеда Джонса.
Все перевернулось с ног на голову. Мир перевернулся, не спросив ничьего на то разрешения. Он просто принял решение за них всех. А им теперь с этим жить. Примириться? Привыкнуть? Варианты есть, но ни один из них не подходит юному змеенышу Джагхеду Джонсу. Нет, он не собирается мириться с несправедливостью. Он пойдет против системы, задавит ее, заставит страдать и признать свою правоту. В конце концов это их город, не семьи Лодж и не Хайрама. Они не могут вот так просто приехать, вторгнуться в их маленький устойчивый мир и провозгласить себя хозяевами города. Преступник, жена мафиозного лидера и капризная принцесса. Именно так для юного Джонса и выглядела их итальянская семейка, что свалилась на Ривердейл, как снег на голову. Они втоптали в грязь привычные устои, подогнув под себя весь город. И первым оказался Арчи Эндрюс. Его лучший друг. Мальчишка, всего лишь школьник, что решил вступить в неравный бой с акулой, чьи челюсти могут перекусить любого в Ривердейле. Некогда преданный этой семье, преданный Веронике, он сам оказался предан. Нет, этого Джагхед простить не мог. Покушаться на его родных, на Змей или тех, кто ему дорог, означало подписать себе смертный приговор. И там, где другие, струсив, отойдут в сторону, он не свернёт и пойдет до конца.
Но, кажется, у судьбы были свои планы. А может Хайрам и с ней заключил договор? Иначе как объяснить тот факт, что жизнь для юного Джонса в городе стала в разы хуже.
Слухи, люди их любят. Из уст в уста, из ушей в уши, они перетекают, подобно липкой патоке, проникая в умы, засоряя головы юных жителей, заставляя верить, будто они индивидуальны, уникальны, и высказывают только свое мнение. Нет, нет и нет. Джагхед был уверен на все сто процентов, что причина того, что о нем судачат, как о подельнике Арчи в убийстве Кессиди, кроется в длинном языке Хайрама Лоджа и его умению плести интриги с такой же легкостью, как передвигать фигуры по шахматной доске. Может он предвзят, может это очередная подстава от незнакомца, как тогда с Черным Капюшоном, но парень верил в свою правоту, а большего ему и не надо было.
Даже здесь, сидя в кафе у Попа и отбивая на клавиатуре ноутбука неспешный ритм, вновь записывая свои мысли по тому или иному поводу, он видел, нет, чувствовал на себе пристальные взгляды учеников школы Вестсайд, что так любили это заведение. Иногда у него складывалось впечатление, что его нарочно пытаются очернить, убрать с доски, как пешку. Потому что он может слишком много знать, потому что он умеет копать. Он и Бетти.
Черт возьми, меньше всего Джагхеду хотелось, чтобы под удар попала Бетти. Милая, добрая девочка со своими демонами внутри, которых ей так хорошо удается спрятать. Он любит ее, пусть и не так часто, как ей хотелось бы, говорит и доказывает свои чувства.
Он бросил быстрый взгляд на часы. Черные стрелки на огромном белом циферблате показывали без нескольких минут семь. Солнце медленно садилось за горизонт, окрашивая небо в оттенки сиреневого и оранжевого. Самое то сидеть где-нибудь на вершине холма, обнимать Бетти и смотреть, как яркий диск солнца ложится спать, уступая место своей ночной сестре. Но сейчас было не до романтики. Хотелось уже решить, что делать дальше, ибо эти косые взгляды, а так же тычки в спину и обидные слова доставляли некоторое неудобство. По-другому и не скажешь. Хотелось, чтобы все это уже закончилось и Джаг был уверен, Бетти поможет ему во всем разобраться, если конечно сама не попадет под удар.
Погрузившись не в самые приятные мысли и рассуждения, касательно дальнейших действий, Джаг не сразу услышал звон колокольчика, извещающий о приходе новых посетителей. Лишь когда мимо его стола прошли двое из команды Бульдогов, бросив на ходу короткое «убийца, самое место в тюряге», обращённое к нему, в этом не было сомнений, Джонс оторвал взгляд от экрана ноутбука и, устало вздохнув, закрыл крышку. Парень понимал, все только начинается и неизвестно сколько все это продлится. Сущность Змея не искоренить, как и преследующую его репутацию хулигана и дебошира. Поскорей бы пришла Бетти, уж ей то удастся увести его подальше от пагубных мыслей, что, казалось, пожирали его изнутри, оставляя за собой вереницу негативных эмоций.

Отредактировано Viverna (27-06-2018 06:30:11)

0

12

Текст заявки: недавно решила немного пересмотреть "мерлина", пробудила старую любовь к Камелоту и артуриане и понеслось. Вспомнила, как с детства это все обожала, перечитала отрывочно пару книг, прочитала "Туманы Авалона" ииии теперь моя безграничная любовь к этому миру и к Моргане в частности требует какого-то выхода. Несмотря на то, что начала я с упоминания сериала, книжный канон мне ближе. Я не против смешать и получить какой-то интересный микс из всего-всего-всего, но лично мне ближе всего версия, где Моргана в конечном счете не выставляется абсолютным злом, полным ненависти ко всему миру. Я ее вижу более сложным персонажем. В партнеры ищу всех-всех-всех представителей артурианы. Особенно Артура, Мерлина, Гвен, Ланселота, Вивиану, Моргаузу, Мордреда. В общем, всех тех, кто непосредственно связан с Морганой и влиял на нее. Очень хотелось бы развить всю эту драматичную и интересную историю в рамках какого-нибудь форума и устроить свой маленький Камелот. Где - непринципиально.
На каких-то определенных внешностях не настаиваю, берите на ваш вкус, но втипажные. То есть, если тот же Артур в "Мерлине" норм, то Гвен - неа. Но это все обсудим. Посты могу писать разные (от спидпостинга до простыней длиною в жизнь), в этом плане подстраиваюсь под партнеров и под отыгрыши. Есть такие, где намного уместнее будут динамичные и короткие посты, в других - эмоциональные и раскрывающие внутренний мир персонажа. Насчет отношений между героями - там, конечно, та еще санта-барбара в каноне, но это все дает огромный простор для драм и интересностей. Больше всего мне симпатичен вариант Артур/Моргана, но в ангстовом виде. Розовые сопли и уход в закат там вряд ли получатся. А вот сложные отношения с кучей нюансов, драматичность и каноничная печальная судьба - да, вполне.
В общем, если кто-то тоже горит этим, то велком в лс с примером поста. Буду рада помозговать и обсудить детали)

Пример вашего поста:

Пример поста

ПРОБНЫЙ ПОСТ

Three Days Grace – I Hate(Everything About You)
Every time we lie awake
After every hit we take
Every feeling that I get
But I haven't missed you yet


Очередная попытка притвориться, что они настоящие супруги, которым интересна жизнь друга друга, которые рады видеть друг друга после долгой разлуки, которые, в конце концов, любят друг друга. Серсея не знала, что из этого выйдет, но особых надежд не питала. Честно говоря, она уже настолько привыкла к грубости и мерзкому поведению Роберта, что была бы немало удивлена, если бы он вдруг хотя бы ненадолго стал тем человеком, которым она его представляла, когда выходила замуж. Тем человеком, за которого она хотела выйти замуж. С которым хотела прожить всю жизнь. Как же она ошибалась тогда. Не подозревала, что на самом деле сейчас он лишь жалкая тень того героя, каким его все рисовали. И все-таки иногда девушка наивно полагала, что может попытаться его вернуть. Как сейчас, например. И снова она ошибалась. Прикосновения Роберта раздражали и пугали одновременно. Она смотрела в его глаза и не видела совершенно ничего. Пустота. Ни малейшего проблеска хотя бы каких-то эмоций. Равнодушие. Именно это не давало Серсее покоя. Именно поэтому муж был ей противен. Потому что он обращался с ней как со шлюхой, которых он так обожает. А может даже и того хуже, потому что о них он всегда отзывался куда более лестно, чем о жене. И это все еще ранило. Однако в данный момент куда больше боли девушке причиняла рука Роберта, сжимающаяся на ее шее. На этот раз боли физической. В чем-чем, а в том, чтобы причинять боль человеку, которого он должен бы любить и ценить, Баратеон был профессионалом. И терпеть это Серсея не собиралась. Она его жена, а не кукла, которую можно использовать для вымещения злости. Она попыталась оттолкнуть его, но сил не хватало. В такие моменты львица еще больше ненавидела отца за то, что он не позволял ей тренироваться вместе с Джейме. Сейчас ей пригодились бы боевые умения. Хоть какие-то. Хоть какая-то сила против этого тирана, который может даже убить ее, если пожелает того. Но нет, он не убьет. Он ведь не хочет лишиться денег Тайвина Ланнистера. А значит будет терпеть его дочь ровно столько, сколько нужно. Всю жизнь. Терпеть и мучить. Как же она ненавидела его. Как же она хотела заколоть его кинжалом прямо сейчас. Но не могла. Нельзя. Иначе и сама лишится жизни. Впрочем, разве это можно назвать жизнью?
- Роберт, - голос Серсеи прозвучал куда тише, чем она ожидала. Но это подействовало. Или же король просто решил перейти к следующему пункту издевательств? Как бы там ни было, он отпустил ее. И даже извинился. Вот только что значат такие извинения, когда их хватит ровно на несколько минут, а потом он вернется к тому же самому? Серсея знала это. И ни на секунду не верила ему. Ведь она понимала, что на самом деле Роберту плевать. Она не Лианна. И будет расплачиваться за это всю свою жизнь. Но в чем она виновата? Она не убивала Лианну. И она не заставляла его жениться на себе. Она не сделала ровным счетом ничего, чем могла бы заслужить подобное отношение. Она просто не была ей. Она была живой девушкой, но Роберт хотел ту, которая уже никогда не вернется. И так будет всегда. Откашлявшись, Серсея сделала глубокий вдох и взглянула на мужа. Как же она хотела узнать, о чем он думает сейчас. А еще лучше - что он собирается сделать с ней в следующую секунду. Не просто же так он никак не хочет усесться в кресло и отойти от нее на еще более безопасное расстояние. Она боялась. Но не собиралась этого показывать, так что взгляд девушки был полон отнюдь не ужаса, а презрения. Всем своим видом Серсея хотела продемонстрировать Роберту, что ей плевать точно так же, как плевать и ему. Он может причинять ей сколько угодно физической боли, но синяки заживут. Раны затянутся. А сердце ее он никогда не получит. Жаль, что на самом деле это было не совсем так. В ней все еще была надежда. Но к счастью дорогой муженек делал все возможное, чтобы в скором времени этот напускной холод Серсеи стал настоящим, а от надуманного хорошего отношения к тому человеку, которым Роберт более не являлся, не осталось бы совершенно ничего. Ждать нужно не так долго, Баратеон. Еще чуть-чуть. Еще немного. И назад пути уже не будет. Ведь если львица окончательно поставит на Роберте и их совместном будущем крест, то уже ничто не сможет изменить ее решения. Всему есть предел. Иногда боль уже невозможно терпеть. Приходится переставать обращать внимание и делать вид, что того, кто ее причиняет, просто не существует.
И он снова делал все, чтобы приблизить тот момент, когда Серсея сумеет не обращать внимания. Опять эти издевки. Опять ранящие слова. Он умел задеть. Он знал, на что надавить. И девушка ненавидела его за это. Лучше бы он умер на этой охоте. Лучше бы он никогда не возвращался.
Она всего лишь попыталась завести обычный разговор. Зачем нужно было превращать это в сцену? Зачем заставлять молодую жену в очередной раз почувствовать себя пустым местом? Зачем все это, Роберт, зачем? Можно было просто рассказать об охоте. Можно было использовать куда более мягкий тон. Можно было смотреть на Серсею чуть более заинтересованно. Не так, будто она раздражает его уже тем, что существует. А ведь король сам вызвал ее. Сам хотел видеть. Видимо, хотел он этого лишь для того, чтобы сделать ей больно. Снова и снова. Что ж, традициям он не изменяет.
- Никогда, - процедила девушка, молча выслушав всю его тираду и ответив лишь на последнее предложение. Он не имеет права говорить такое. Он не имеет права пытаться задеть ее еще сильнее, чем уже задел. Он не имеет права стоять к ней слишком близко. Он не имеет права бить по больному. Но бьет. Ведь она все еще любит его, несмотря на то, как сильно ненавидит. Любит, но не позволит ему узнать об этом. Он не заслуживает ее любви. И слез ее не заслуживает, которые так предательски наворачивались на глаза. - Кто вообще может полюбить тебя? - она продолжала говорить, но в душе ненавидела и саму себя. Она должна быть сильнее. Должна ограничиваться ненавистью. Ей не должно быть больно. Ей должно быть плевать на все эти слова. Пора бы уже научиться контролировать свои чувства. Полезное умение для королевы. - Ты прав. Ты чудовище. И у тебя нет сердца. Нет души. Ничего нет кроме вот этого, - Серсея подошла к столу, взяла в руки кубок и показала его мужу. - Ах да, еще у тебя есть шлюхи. Которым ты платишь за то, чтобы они говорили как любят тебя, да? Потому что ты не заслуживаешь настоящей любви, - теперь в ее голосе появились насмешливые нотки. - А может ты платишь им, чтобы иметь возможность называть их Лианной? - быть может, Роберт и умеет бить по больному, но и Серсея не так плоха в этом деле, если хорошенько разозлить ее. - Вот только и она тебя бросила, - проговорив это, девушка "уронила" кубок и с торжествующим видом посмотрела на Баратеона. Да, это не могло не ударить по нему. Ведь Лианна и ее священная любовь - единственное, что волнует это жалкое подобие человека. Так пускай наслаждается. Пускай думает о том, что все то, что ему так дорого, на самом деле совсем не такое, как он думает. Пусть знает это. Пусть помнит об этом. Быть может, хотя бы тогда, он сможет ненадолго понять, как чувствует себя Серсея каждый день, когда пытается дать ему шанс и думать о нем, как о достойном человеке, а он показывает ей совершенно иное. Пускай.

I hate everything about you
Why do I love you
I hate everything about you
Why do I love you

Отредактировано WTF?! (28-06-2018 18:59:53)

+2

13

Форум: crossfeeling
Текст заявки: каст гравити фолз // gravity falls нуждается для активной сюжетной линии своих весьма странных героев войны и бестактных злодеев, без коих будущее противостояние — отнюдь не противостояние, о котором должны писать в летописях и балладах.

две тысячи восемнадцатый год. старшие и младшие близнецы пайнс возвращаются в гравити фолз на постоянное место жительства, каждый из которых преследует свои собственные для это цели: ли становится новым мэром гравити фолз, форд продолжает изучать аномалии и обобщать информацию из своих морских заметок предыдущего путешествия, мэйбл с гордостью начинает носить титул новой хозяйки хижины чудес, а диппер же ныне находится под сизым крылом своего прадяди в новом статусе его верного ученика. и все гладко, хорошо, чудесно и обворожительно, если бы не билл сайфер, который возвращается в гравити фолз и не селится под одну крышу со своими врагами в результате наказания. и если бы не пироника — его бывая соратница — которая вознамерилась в будущем уничтожить треугольного тирана, чтобы стать императрицей этой планеты и ввергнуть его в хаос. она находит себе соратников в виде повзрослевших пасифики и гидеона, а поэтому война начинается вновь, с большим широким размахом, нежели убывший в прошлое странногеддон.
три стороны. две правды. одна война. выживет лишь только сильнейший.

нам нужны
сторона добра: кэнди чиу, первый_второй_третий дневники, робби валентино, стэнфорд пайнс [! - очень нужен], стэнли пайнс [! - очень нужен], вэнди кордрой;
сторона зла: летоуинский ловкач, гидеон глифул [! - очень нужен];
сторона нейтралитета: криптос, николас айслер, стэнфорд глифул, тэд стрендж, пи мо, стар-чан.
в касте уже присутствуют я - диппер пайнс - а также билл, мэйбл, пасифика, пироника, гиффани и уилл.
Ваш персонаж: диппер пайнс - вчерашний школьник, охотник за сверхъестественным, ученик и преемник дел стэнфорда пайнса. все пять лет до своего долгожданного возвращение в этот мистический городок, занимался восстановление утраченных в дьявольском пламени дневников автора. на данный момент уже находится в гравити фолз, куда переехал окончательно после окончания школы.
Пример вашего поста:

Пример поста

"однажды ночью он спустился на землю на красно-белых крыльях, полный надежды
его миссия - спасти мир, он не знает, что мы не хотим спасения"

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Бог мертв. Мир сгорел дотла, оставляя на некогда величественных просторах голубой планеты человеческой золу, да пепел. Измученные дети падают хрупкими коленями о сухую твердь земли над остывающими бледными телами своих родителей, их слезливый рев отчаяния и боли пугают стаи черных ворон, взмывающих с хриплым карканьем в кровавые небеса. Эта вселенная обречена на гибель, эта планета омывается смертным пугающим плачем незаметных остатков человечества, утопающих в гнили останков собственной родни и друзей. Мира больше нет, земля проклята кровью убитых, а на рассвете нового дня слышался ее разительный смех, призывающие огненные молнии, да гром раскатистый. В этот день, в этот час, в эту минуту балом правят более не люди — на их костях пляшут демоны, их ночные кошмары во плоти бессмертной и мясной. Пляшут под мелодию дудочки великолепной Пироники, выстроившая себе величественный дворец на могилах смертных мешков, и слушая льстившие пустую душу и страстное тело славленные скандирования речей своих поклонников: конец настал. Да здравствует новая прогнивающая вселенная! Да здравствует великая Пироника! Ее любили, ее желали, ее хотели, но единственный, кто был чертовски близок к ней и стоял неприметной вечности тени поодаль от ее левого хрупкого плеча в тронном зале, желал вырвать ее бесчувственное сердце. И умертвить. Серый кардинал, желающий медленной и мучительной смерти своей прекрасной императрице, да так, чтобы ядовитая кровь лилась из ее глотки в предсмертном удушающем хрипе. Диппер Пайнс — правая рука своей королевы, великий ученый при императорском дворе, Всезнающий — до судороги собственных желаний грезит подать приготовленное собственными руками холодное блюдо своей госпоже, имя которому месть и расправа.

Она обманула его. Обманула нагло и коварно, разрушив и пустив пеплом по ветру одну из незначительных частей своей сделки. Сломанный, искалеченный Диппер Пайнс оказался заложником собственных желаний о счастливом будущем. Гидеон Глифул довольно смеется, толкает его в сторону Пироники, заставляя опуститься на колени перед огненным зубоскалым демоном в алом развивающемся плаще, совсем не представляя себе, что добившись согласия от настырного младшего Пайнса, нагло соврав о том, что более не прикоснется ни к его семье, ни к его друзьям, ни к Биллу Сайферу, который не сможет дать ей фору без своего хваленного вечного могущества, Пироника пустит Глифула в расходный материал за ненадобностью. Обожание Гидеоном своей рогатой королевы свело его в могилу, а Диппера взгляд ее клятых глаз обрекли на вечные муки нескончаемых страданий. Диппер засыпает беспробудным сном на несколько веков в своем хрустальном ледяном гробу из кристаллов света, а измученно просыпается, когда мир продолжает гореть огнем проклятым, высушив реки и моря, очернив мраком оставшиеся океаны. В водах — тела и кости, под ногами — гниль человеческая, на небесах — мутировавшие птицы и оседающий в космосе дым. Пироника манит его за собой, в полных ужасающих красках рассказывает о мучительной гибели его семьи, а голова раскалывается от боли и отчаяния — ныне он коронованный самой галактикой и ее бесконечными познаниями, его каждый новый шаг — рассыпающиеся по земле острые осколки звезд. Диппер — Всезнающий, люди молятся ему в надежде услышать верный ответ. Но Пайнсу плевать на их глупые просьбы. Диппер смотрит в спину королевы, не в силах сделать новый шаг вперед. Он впадает в ступор, от которого идет неприятный холодок по коже. Его семья мертва. Его друзья мертвы. Его Билл мертв. И все — неестественной смертью. Она нарушила клятву, данную священным словом сверхъестественных сил. Пироника обманула его.

Диппер на долгие годы впадает в отчаяние, закрывшись в собственной лаборатории, где подолгу сидит в углу, обняв руками собственные колени, слишком отчаянно уткнувшись в них носом. На сердце царила пустота, боль от потери и ненависть на самого себя — в те ушедшие века он смог справится с давлением Гидеона и своей новой госпожи, не смог противостоять им. И никто ему не помог выбраться из этой пропасти раньше, чем его духовный стальной стержень и вовсе надломился напополам, обращая душу в две ненужные поломанные детальки, коим место лишь в чистилищной помойке. Диппер Пайнс проводит в подобной прострации века, молчаливо исполняя все приказы Пироники, которая въелась своими острыми когтями ему в разум, оставляя на нем глубокие незаживающие царапины. Но в один из таких моментов Диппер резко останавливается на своем привычном пустующем пути от тронного зала до эшафота и обратно, когда в его глазах горит огонь решительности и пылают искры возросшей к этому миру ненависти. Пироника оставила его с носом. Пироника заслуживает такой же мучительной смерти, какой подвергся однажды некогда могущественный Билл Сайфер. Пироника обязана страдать и давиться собственными кровавыми слезами. Ее власть однажды даст слабину, прежде чем народ, ведомый его непоколебимым лидерством, объединившись, не пойдет на революционное цареубийство, ворвавшись в ее королевские хоромы, не из злата сделанных, а костей звериных и человеческих. Диппер Пайнс обещает, обернувшись в сторону дворца, что так тому однажды и быть. Корона мирового всевластия покинет ее голову раньше, чем ее мертвое тело коснется обагренной чужой кровью земли. Нравится ли тебе такой исход событий, моя госпожа?

Во многих параллелях реальности у Пироники оказывается отнюдь не мало врагов и недругов. Найти себе союзников, продолжая ловко играть перед своей императрицей ее верного советника, оказывается не таким страшным и сложным делом, как казалось это Дипперу Пайнсу изначально. Проходят новые долгие века, растянутые в столетия, прежде чем Дипперу удается поднять среди демонов и оставшихся в живых людей волнения, навеянные "излишней диктаторской властью" их королевы. Диппер Пайнс делает вид, что подавляет их — на деле же изобретает себе браслет, которому по силу обратить все мысли и помыслы ученого в белоснежный лист, делая их огненному демону нечитаемыми в своем захваченном разуме. Ты дала ему бесконечные знания всех миров и галактик, Великая. В этом и была твоя самая главная ошибка. Диппер Пайнс убивает сподвижников императрицы холодно, беспощадно, смотря им глаза в глаза, повесив на них мнимые преступления против государственной власти. К его ногам падают мертвые тела Гекторгона, Тифа и Зантара, а его руки обагрены их мерзкой кровью. Диппер гордо выпрямляется, дует на свою челку, которая падает на глаза и с невозмутимым видом отправляется прямиком в свою лабораторию, держа руки ровно перед собой — он ни за что на свете не простит себя, если, пускай даже и случайно, но запачкает свой любимый плащ. Он знал, что его верные слуги — низшие демоны, оставшиеся рядом с трупами уничтоженных бывших друзей новой госпожи этого мира — умеют уничтожать не только мертвецов, но и улики. Диппер Пайнс на них полностью рассчитывал.

В этот раз жертвой оказался никто иной, как ненавистный сердцу Пайнса Криптос. В пыточной ученый зажимает горло демона, поднимая его вверх по стене, не смея сводить с его ухмылки испепеляющего взгляда. Диппер невозмутим. Диппер жесток. Диппер беспощаден. С тела Криптоса свисают длинные внутренности, заботливо выпущенные серым кардиналом этого королевства. Сегодня этот шут навеки прихлопнет свой дурнопахнущий рот, уголки которого более не поползут вверх в приторной улыбочке. Улыбки, от которой выворачивает кишки.
— Я знаю, Криптос. Знаю, что ты верен Пиронике и ее идеалам. Никакой государственной измены, — открывает правду Диппер Пайнс, пока его личная стража охраняет вход в пыточную комнату от всевозможных лишних глаз. — Ты просто оказался не в то время и не в том месте. Но даже эта случайность не отменяет твоего титула местного придурка на деревне. Ты лишний, Криптос, просто знай это, — Пайнс слышит, как шипит демон в его адрес хриплые проклятия, за что ученый сдавливает горло ему сильнее, перекрывая человеческую сонную артерию. — Мне терять ничего, если думаешь, что сможешь меня напугать... — Диппер скалится, берет другой рукой энергетический нож, занося его над глазом Криптоса, в остром желании выколоть его и раздавить подошвой сапог, как в то же время чувствует удар телепатического сигнала, от которого медленно кружится голова и подкашиваются ноги. Пайнс останавливается, зажмуривает глаза, в надежде прийти в себя. Пироника. Императрица мира звала его к себе. Диппер отпускает демона в наручниках и делает пару шатающих шагов в сторону, откладывая невидящим взглядом нож обратно на тумбочку. Парень резко оборачивается и быстрым шагом направляется к выходу, напоследок бросив слугам то, чтобы разобрались с пленным без него, да поживее. Заставьте его молчать раз и навсегда.

Диппер смиренно ступает по земле, где до сих пор гнили человеческие трупы, ведомый сладким голоском Пироники. Старые кости под ногами ломаются, обращаются в пыль, когда резкий порыв ветра тормозит Пайнса своей непривычностью. В воздухе витал запах смерти, от которого Пайнса по первости даже тошнило, но со временем к этим неприятным превратностям судьбы он сумел привыкнуть. Слуги и стража раскланиваются перед ним в немом благоговении перед высшим в чине, когда нога бессмертного человека ступает за порог дворца, а после — тронного зала.
— Госпожа, — теперь пришлось принести Дипперу Пайнсу дань уважения, поклонившись перед Пироникой и ее неутомимым внимательным взглядом. Ноги не хотят идти дальше, не хотят ступать ближе к ним — эта женщина обрушила слишком много страданий на его голову, чтобы восстать перед ней бесстрашным фениксом в своем величии. — Вы... хотели меня видеть? — он слушается голос, ступает ближе и ближе, пока их не разделяют несколько метров друг от друга. Гости? Почему это так должно удивить видавшего на своем веку страха ученого? Диппер вопросительно изгибает бровь, прежде чем аккуратно встать рядом с троном королевы, взирая на огромную дверь, тут же распахнувшейся перед ними.

0

14

поднимаю

Форум: crossfeeling
Текст заявки:
Каст Dragonlance разыскивает Такхизис, Короля-Жреца и Карамона!
От вас: знакомство с Сагой о Копье и/или с мюзиклом Последнее Испытание, а также желание играть.
От нас: отличный каст (есть Рейстлин, Фистандантилус, Даламар и собственно я, Крисания), увлекательный сюжет... а впрочем, лучше - целых два увлекательных сюжета. Один из них - на Кринне, спустя двадцать лет после попытки Маджере стать богом, а второй - в современном мире, где знакомые герои родились вновь, сохранив память о прошлой жизни и свои способности. В обоих мы будем счастливы видеть вас, и место в отыгрышах уже готово.
По всем вопросам можно тыкать меня в ЛС.
Ваш персонаж: Крисания Таринская, жрица светлого бога Паладайна, в который раз идущая за черным магом.
Пример вашего поста:

Пример поста

За двадцать лет можно многому научиться. И не только сохранять спокойствие даже в самых невероятных обстоятельствах, например. Куда более приземленным вещам тоже: Крисания действительно почти видит Маджере, касаясь кончиками пальцев его лица. Он стоит тихо, молча, и жрица понимает, что ему, быть может, не очень и нравится это, но оторвать руки, пока не... насмотрится, невозможно.
Мысль о том, что он может сейчас развернуться, попрощаться снова, и все-таки окончательно уйти, пугает. Должна бы ведь успокаивать, а пугает просто невыносимо, до того, что сжимается что-то внутри. И свою просьбу - так наивно, будто бы и не было тех мгновений в Бездне, - Крисания, оказывается, шепчет вслух. Но ведь почему понимает это...
- Не уйду.
"Никогда?" - но вот это уже совсем глупо, и конечно, жрица ничего такого не говорит. И так сказано много. И так сказано больше, чем нужно.
А потом он все-таки дает ей руку.

Крепко сжимает горячими пальцами ее, холодные. И по руке, от ладони к самому сердцу, заставляя его биться теплее, будто пробегает... магия. Паладайн, что же это она... Что же это они... Ведь нельзя, нельзя ей снова так воспринимать его прикосновения, это глупо, это не нужно ни ему, ни ей, ни... людям. Он черный маг. Черный! И такого человека не может изменить даже Бездна, он никогда не будет... безопасным. Никогда.
Уже не говоря о том, что ей пятый десяток лет. И что она верховная служительница Паладайна.
Что делать с собой?

Только брать себя в руки, и удается же; сев рядом с ним на скамейку, Крисания действительно успокаивается. Теперь все идет как надо. Теплое участие, вполне приличное для жрицы светлого бога, вот в него аккуратно укладывается ее искренний вопрос.
А ответ не укладывается ни во что.
- Я без магии.
Он говорит спокойно, очень сухо и сдержанно. Без какого-то надрыва. Но это и страшнее. Если бы жаловался... Если бы просил поддержки, помощи... Но он не просит ничего, он просто констатирует факт, и Крисания почти цепенеет, понимая всю горечь, весь ужас этой простой короткой фразы.
Рейстлин - без магии. Без руки, ноги или... глаз ему было бы легче.
А он еще добавляет.
- Но всё с теми же знаниями и умениями, - и немного сжимает ей руку. От такой несправедливости (а несправедливость самого Рейстлина сейчас забыта, не думается о ней просто, как и о том, что ему вообще-то было за что платить) хочется плакать. Но нельзя.
"Нечего плакать о живом Маджере!" - и Крисания вместо этого гладит его по руке. Всего лишь раз. Больше не надо, потому что незачем разводить сопли, только не с ним, ему же не понравится; и, потом просто накрыв его пальцы своей ладонью, говорит. Очень тихо.
- Ты и без магии - ты, - смелое заявление, но она действительно в это верит. Маджере всегда остается Маджере, что бы ни случилось с ним, с миром, да хоть со всеми богами и людьми сразу.

И отпускает его руку, просто тихонько сидя рядом с ним и касаясь плечом его плеча. Она давно не поворачивается к людям прямо лицом на таком близком расстоянии, зная, что это пугает и смущает многих, поэтому и сейчас как будто смотрит куда-то вдаль, поставив подбородок на сцепленные руки. Смятение постепенно уступает место настроению тихому и мирному. Им с Рейстлином действительно так о многом стоит поговорить. О будущем. О себе и о других. Разумеется, не о прошлом и не о Бездне, ворошить эти воспоминания жрице больше совсем не хочется.
Хочется вот спросить мага, как он выбрался, но Крисания не спешит - это ему тоже может быть тяжело. В том, что касается Бездны, темные и страшные события могут возникнуть в любой момент. О будущем, значит...
- Что же ты думаешь делать теперь?
В мире творятся странные вещи. Разговоры, слухи доходят о чем-то большом, пусть это и не коснулось Палантаса, но где-то вдалеке перекатываются раскаты грома, огромная, черная гроза собирается.
А еще Крисания думает, что не так давно благословила на поход в Башню Высшего Волшебства двух юнцов. Так похожих... на них с магом в молодости. Может быть, менее безрассудных и амбициозных. Может быть. Связано ли это с его возвращением? Или нет? Она не надеялась на успех, но разве их, молодых, уверенных в себе, верящих, остановишь? О нет. Это уж Крисания знает. Пришлось благословить.
"У тебя замечательный племянник, маг".
Но речь сейчас даже не о нем. Речь идет о будущем.
В Храме Паладайна тихо и спокойно (пока?), и это, конечно, самое подходящее место для нее, немолодой уже и - главное, главное!.. - неспособной видеть женщины. Благословлять других на свершения, ждать вестей и молиться Паладайну. Но это она когда-то удерживала открытыми Врата. И пока маг говорит, на языке вертится: больше я тебя не оставлю.
Глупо. Слишком глупо. В любом походе она будет только обузой, мир - не Храм, знакомый до последнего камня...
Уже не говоря о том, что он-то ее оставил!
Но это она когда-то шагнула в Бездну. И, плотнее прижавщись к магу, вечер превращался в ночь и становилось прохладно, слушая его, Крисании больше всего хочется сказать: ты без магии, а я без глаз, но и ты, и я способны все еще на что-то. Даже по одному. А вместе...

Она верховная жрица Паладайна. Она смиренна. Она признала прошлые ошибки. Поняла, глубоко и искренне, как была неправа в своей гордыне.
- Мы же можем еще что-то... - говорит негромко. И все-таки обрывает себя, не договаривая. Глупо ведь. Ей уже давно не двадцать шесть лет. И все же... Все же...
Это она когда-то сражалась в обиталище Такхизис, вдалеке от своего бога, наравне с магом.
И это она сейчас так честно, так банально до ужаса боится потерять его снова.
- ...Вместе, - заканчивает она свое предложение.

Отредактировано Koala (13-07-2018 00:12:47)

+1

15

Форум: UNIROLE
Текст заявки: Элиот Вог и Квентин Колдуотер разыскивают каст "Волшебников". Ребята, найдитесь! Мы играем третий сезон, решив оставить мозговой штурм о финале до того момента, пока нас соберется больше.
Ваш персонаж: Квентин Колдуотер. Маг, студент университета Брейкбиллс, бывший король Филлори.
Пример вашего поста:

Пример поста

Иногда кажется, что такую серую трясину, какой ты видишь свою жизнь, уже ничего не изменит. Стоит этой мысли поселиться паразитом в твоей голове, она начнет есть тебя изнутри, съедая потихоньку радость от всего, от чего ты мог бы ее получить. И, в конце концов, сведет с ума.
В первый раз нечто подобное меня настигло в пятнадцать лет. Я не мог встать с кровати и начать что-то делать. Отец даже скорую вызвал, забрали в больницу. Какое-то время пролежал там и все было безрезультатно, пока не нашел во что верить. Отец привез мне книги о Филлори, сказочной стране с магией и неведомыми существами. Позже я увлекся карточными фокусами, прослыл чудиком и гиком, и даже наличие парочки друзей не спасало меня от ощущения бессмысленности и бесцельности моего существования. К выпуску из школы я добровольно обратился за помощью в психиатрическую лечебницу, но лучше от их таблеток не становилось. В итоге я все же решил, что пора взрослеть.
Первым шагом было уйти из больницы. Это было просто, ибо я никогда не был опасен для себя и окружающих.
Вторым — продать все книги о Филлори. Этого я сделать не смог и не смогу уже.
Третьим шагом было пройти собеседование на философский факультет Йеля. Тут и начался этот пипец.
Человек, который меня должен был встретить, был обнаружен нами — мной и моей подругой Джулией, — мертвым, так что никакого собеседования так и не состоялось. Пришлось вызвать полицию и скорую. Медсестра, которая констатировала смерть незнакомца, передала мне пакет, якобы тот самый, что должен был мне вручить покойный. В пакете оказалась рукопись шестой книги "Филлори и не только". Один из листов подхватил ветер и я побежал за ним, завернув в какой-то сквер, где лист снова переместился, приведя меня в итоге на территорию Университета Брейкбиллс, где меня почему-то уже ждали. После экзамена я обнаружил там и Джулию, вот только я проверку прошел, а она нет. Ей стерли память и отправили обратно, а меня поселили в общежитие Университета.
Казалось, я нашел наконец свое место. Здесь не мучает депрессия, никто не смотрит как на идиота. Хотя свои замороченные личности тоже есть. Элис Куинн, например. Держится всегда особняком и слывет жуткой заучкой из семьи потомственных волшебников. И с этой блондинки начались все проблемы. Оказалось, что пять лет назад здесь учился ее брат, и погиб при невыясненных обстоятельствах. Девушка задалась целью выяснить, что случилось с ее родственником, а я ей помог. Не надо, наверное, объяснять, что бывает с глупыми первокурсниками, когда они пытаются колдовать по левым, не понятно где найденным заклинаниям? Вместо духа Чарли Куинна мы вызвали в наш мир чудовище, которое напало на декана и почему-то обратило внимание на меня. Нас чуть было не исключили, но больше не пытаться нам ума не хватило. Путем долгих размышлений и изысканий мы пришли к выводу, что Филлори существует и этот монстр появляется оттуда. Теория подтвердилась и большой компанией было решено найти способ уничтожить этого монстра, что невозможно без боевой (запрещенной, ага) магии, которая не поддавалась, пока мы не закупорили свои эмоции в бутылочки на время тренировок. Когда эмоции возвращаются, они настолько сильные, что устраивают организму встряску. Далеко не всегда это заканчивается хорошо. Со мной, например. После очередной тренировки, отходя от возвращения эмоций, я оказался втянут в групповой секс с Эллиотом и Марго. Точнее, я его и заварил... В прочем, не столь важно. Отношения с Элис накрылись медным тазом и это усугубило и без того не самую радужную ситуацию: Верховным Королем Филлори по крови оказался Эллиот, ему пришлось жениться на дочери кузнеца и остаться в Филлори навсегда. Я, Марго и Элис тоже были коронованы, и кроме проблемы с убийством Зверя это добавило хлопот в отношении управления королевством. Убить наше злобное существо мы собирались кинжалом из лунного камня, но дело провалилось. Джулия, ведомая желанием отомстить за издевательства над ней неким мелким божком Лисом Ренаром, заключила со Зверем сделку и увела его. Это дало нам время придумать новый план. На этот раз мы решили использовать то же заклинанием, что некогда помогло закончить Вторую Мировую Войну, но Элис промахнулась. Оно оказалось слишком мощным для нее и превратило девушку в ниффина — злобное существо, сгусток чистой магии. Ниффин закончил дело, но потом собрался убить и волшебников, но один из боевых демонов, которыми нас снабдили в школе, убил Элис. Точнее, на тот момент мы так думали и это сейчас не так важно. Помимо смерти подруги у нас теперь образовалась еще одна проблема. И чтобы объяснить это, нужно устроить экскурс в историю Филлори.
Давным давно Филлори создали два божества, братья Эмбер и Амбер. Один, как известно, это бог порядка, другой — бог хаоса. Когда появился Зверь, один из братьев заключил с ним сделку, чтобы его сочли погибшим в борьбе с чудовищем, чтобы покинуть Филлори и никогда больше не видеть брата. И когда второму стало в Филлори скучно, он осквернил и без того опустевший Источник Магии. Во всех мирах с магией стали происходить перебои, и чтобы исправить это, мы — слабоумие и отвага, ура — задумали убить оставшегося в Филлори бога. Однако, вышло все совершенно иначе. Вместо этого мы нашли того брата, который считался мертвым, между ними завязалась драка, один убил другого, ну а мы убили оставшегося, за что магию высшие боги выключили вообще. Как всегда везет.
Чтобы вернуть магию, необходимо было найти семь ключей от замка на краю Вселенной. Как обычно, эту информацию нашел я, втянул всех я и отвечать в итоге будем мы все. Не без труда собрав все семь ключей, мы добрались до нужного замка и запустили магию. И куда же без чудовищ. Там тоже было свое, которое теперь вырвалось в наш мир. Вот только декан Университета нас предал и всю магию забрала Библиотека Мечтовья — большого Центрального Вокзала между мирами. Всем нам стерли память и отправили обратно в мир без магии, а Элис и вовсе принадлежит теперь Библиотеке. Один Эллиот каким-то образом сохранил память и разыскивает теперь нас, чтобы все исправить. Но, по несчастливой случайности, он и есть сосуд для сбежавшего монстра.
Продолжение следует.

0

16

Форум: crossfeeling

Текст заявки:
Касту Overwatch требуются герои!

К апрелю 2077 года в Гибралтаре, на одном из оставшихся постов наблюдения, наконец собирается небольшая часть ключевых агентов некогда великой организации. Акт Петраса по-прежнему запрещает любую деятельность Overwatch, и каждый, кто набрался смелости примкнуть к возрождающемуся отряду, понимает, на какой риск идёт. Они все вне закона, и для широкой общественности, благодаря пропаганде СМИ, ничем не лучше террористов вроде Talon.
Теперь доказывать мирные намерения нужно не словами и призывами, но действиями. И когда в апреле в Пусане огромный омник снова выходит из морских пучин, непоколебимый в своей решимости отряд отправляется в Южную Корею, чтобы уничтожить угрозу раз и навсегда.

Для реализации данного сюжета — первого из множества, которые на данный момент ждут своей очереди, нам необходима в первую очередь Хана «D.va» Сонг, итогом миссии для которой станет присоединение к отряду. Я так же давно лелею надежду найти замечательное и очень тёплое семейное трио: Райнхардта Вильгельма, Бригитту и Торбьорна Линдхольмов. И, конечно, есть ещё одна интересная заявка: Афина. Представленный образ почти на 80% — авторский вымысел, но он одобрен всем кастом, и потому имеет право быть в рамках данного форума.
Объективно, у нас сейчас свободно много ролей: трио коммандиров (Ана, Джек, Габриэль), Talon почти целиком, австралийский преступный дуэт. Место найдётся каждому, с идеями мы поможем, в коллективе освоим. Приходите, если готовы строить свой, возможно отличный от планов Blizzard, сюжет!

Ваш персонаж: Фария Амари, она же Фарра. Бывший солдат египетской армии, бывший сотрудник частного охранного агентства «Helix Security International». Ныне стоит во главе вновь собранного отряда Overwatch.

Пример вашего поста: открытый для гостей эпизод

0

17

Есть братья

Форум: rebel key
Текст заявки:
Я ищу дву старших братьев. Оба, в общем-то, так себе, как и вся наша семья - искренне надеюсь, что у нынешнего поколения Холмсов не будет детей, потому что добром это не кончится совершенно точно. Не в меру умные, не в меру высокомерные, считающие, что весь мир должен лечь под них, потому что они превосходят его интеллектом, и развлекать.
Интеллектуальные наркоманы, эстеты и сложные люди, которые усложняют себе жизнь сами, потому что нет для них ничего хуже, чем обыденность и скука. Скука их убивает и разлагает.

ы всегда мне нравился больше, чем Майкрофт, всегда был таким эмоциональным и смешным, хотя немного глуповатым и заторможенным. Зато я могла видеть сразу же реакцию на свои действия, мне не требовалось выуживать и вытягивать клещами хоть какой-то фидбэк, как от старшего братца, хотя внимания на меня ты обращал не сильно больше, играясь со своим рыжим дружком и игнорируя интересные и полезные загадки от сестры. Фу таким быть, Шерлок!
Ты всегда был впечатлительным и даже слишком эмоциональным, обидчивым, выкидывающим из своего мира всё, что его расстраивает. Так ты выкинул из памяти меня и Редберда, а Майкрофт любезно помог тебе превратить моё имя в страшилку про Восточный Ветер.
В школе у тебя были проблемы с другими ребятами, в университете было не сильно лучше, потому что, чувствуя своё превосходство над убогими умами товарищей, ты естественно стал ещё более заносчивым и высокомерным, эксцентричным и противным.
Перед твоим умом преклоняют головы, ты считаешь его прекрасно отточенным инструментом, совершенным и… и в некотором роде ты прав, потому что тебя все и считают инструментом, который достается с полки тогда, когда в нём есть нужда. Нужда в детективе-консультанте есть только тогда, когда на руках нераскрытое преступление, для всего остального есть люди. Обидно, правда? Ты живёшь в центре Лондона, можешь ходить везде, где захочешь (ну, или почти везде), но при этом так же обособлен от мира как я в Шерринфорде, как Майкрофт, забаррикадировавшийся в здании правительства и засунувшего голову, как страус, в работу.
Только тебе повезло — по какому-то невероятному стечению обстоятельств, вероятность наступления которых при подобном поведении стремится к нулю, у тебя есть друзья. Настоящие друзья, к которым ты относишься как к обслуге чаще всего, — я знаю, я наблюдала и изучала их, общалась с ними, чтобы лучше понять тебя, — но они у тебя есть, и для них ты готов на многое, хотя сам об этом узнаешь последним, когда уже надо прыгать в пропасть.
Прыгнешь снова, Шерлок? Прыгнешь ли ты ради семьи?

В какой момент ты почувствовал, что лучше и выше других, Майкрофт? Ещё в детстве, когда на тебя, самого старшего из детей Холмсов, легла ответственность за младшеньких, а ты, совершенно внезапно, ощутил, что ответственность не тяготит тебя, а окрыляет? Ты понял, что ответственность — это не только головная боль, но и власть, возможность решать за других, контролировать все и всех.
Тяга к тотальному контролю у тебя осталась и по сей день, стала своего рода зависимостью, наркотиком, без которого жить не можешь. Работа заменила тебе всё и всех, а вместе с карьерным ростом по экспоненте росло и твое самомнение, ощущение собственной особенности. Ты кокетливо называешь себя «простым государственным служащим», являясь при этом едва ли не всем Британским Правительством. Тебя не волнуют методы, которыми будет получен нужный результат, тебя волнует только то, чтобы этот результат был достигнут, а неприглядная правда, если имеет место быть, была спрятана как можно дальше.
Настоящий политик, интриган, манипулятор, карьерист, но с гениальностью семьи Холмс, что, конечно, сильно осложняет жизнь другим, потому что обычного политика бы уже давно подвинули и пустили в расход, но не тебя. Но и ты допускаешь ошибки. Я твоя ошибка, к которой ты можешь относиться как угодно, но это было твое решение перевезти меня в Шерринфорд, твоим решением было запретить всем вступать в контакт со мной, сделав запретным плодом, который не давал покоя местным мозгоправам, твоим решением было использовать мои способности. В интересах Британии, разумеется, и немного в личных. И ты не заметил, что сам сунул голову в пасть к льву, заключил контракт с демоном и, тем самым, выпустил его. Сюрприз, дорогой братец, ты скучал по мне?
События в Шерринфорде сильно ударили по твоему самомнению, едва не сломали твою карьеру — шутка ли, такой прокол на такой высокой должности? Родственники даны нам ради смирения, Майкрофт, смирись с тем, что я больше не слова из песенки, которыми ты пугал Шерлока, что о моем существовании узнало куда больше людей, чем тебе хотелось бы, что узнали родители (хотя им я не особенно рада, но это не имеет значения), что Шерлок будет теперь со мной играть.
Ты сам хотя бы понял, какой грандиозный обман я подсунула вам в качестве «вскрывшейся правды», и что сам мне подыграл в этом?

И человек, который изменил жизнь всей семьи, чью жизнь изменила Эвр. Считается мертвым, но ведь это лишь новая догадка Шерлока, который совсем недавно узнал о том, что это был человек, а не собака. Так с чего же он решил, что он умер?

Когда декламируешь в парке на пустующей сцене, то можно ожидать чего угодно, только не зрителей. Очередная роль, которую ты проживал, очередной персонаж, которым становился, меняя мимику и привычки, выворачивая себя под несуществующего человека.
Тогда шел дождь. Хотя в Англии это совершенно неудивительное явление, но репетировать на открытом воздухе в такую погоду, кинув пальто на край сцены и забыв обо всём — уже необычно. У нас много сумасшедших, но обычно они заняты немного другим. А ещё под пальто лежал футляр для скрипки. Под пальто — ты не рассеянный, ты просто любишь инструмент и чувствуешь его, хотя играешь откровенно неважно. Но ты слышишь музыку, а это прощает некоторую убогость исполнения.

Ты проживаешь снова роль, меняешь себя, свою жизнь — у тебя нет друзей, нет жены, невесты или подружки, потому что женщины, покупающиеся на сценический образ, совершенно не готовы потом терпеть новое перевоплощение. Кем ты будешь завтра и есть ли у тебя свое собственное лицо?
У тебя нет лица, поэтому я здесь. Я смотрю, как ты раз за разом стираешь себя и рисуешь заново, учусь. Меня настолько захватывает эта новая игра, что я втягиваюсь и тоже ныряю из роли в роль, правда не для сцены и не для зрителей, хотя ты говоришь, что непременно на пробы к следующему спектаклю затащишь меня. У меня нет имени, потому что каждое имя — это персонаж, которого я пробую, тренируясь и привыкая к чужим шкурам. Не все можно изучить по книгам, для иного нужен живой пример, поэтому я нашла тебя. Я знаю, что впереди у меня большой сольный спектакль.
Мы играли разное — классику, авангард, даже пробовали примерить на тебя роль Шерлока Холмса. Каждый день новая роль — и так до тех пор, пока я не ощутила, что готова стереть свое лицо и выйти на настоящую сцену. На самом деле мне просто нравилось играть, но чем больше играешь, тем больше выдаешь себя. Не так ли, Алан? Или, может быть, лучше всё-таки Виктор?
Виктор Тревор — так тебя когда-то звали, когда ты был нелепым рыжим детдомовским мальчишкой, который играл в одноглазого пирата Рыжую бороду с Шерлоком.
Когда пропал Виктор Тревор, когда я пела смешную песенку и обещала помочь, если спросят правильно, то всё изменилось. Ты ведь не умер, ты даже не был в опасности — я сама тебя прятала, убедив в том, что это прекрасная игра. Я хотела отсечь тебя от брата, потому что ты занимал слишком много места в его жизни, слишком много внимания, которое он мог уделить мне, своей сестре. А потом просто запугала тебя, а кто будет искать пропавшего детдомовского мальчишку? Дети ведь сбегают, все об этом знают.
И ты сбежал, кинув игры в пиратов, как-то выживал, кое-как выжил, научившись сливаться с окружением, став хамелеоном.
Сменил имя, забыл прошлое, забыл себя и потерял в бесконечной веренице ролей. Больше нет Виктора Тревора, есть Алан, больше нет двух пиратов, есть детектив-консультант и хороший актер, не ставший знаменитостью.

Ваш персонаж: Эвр Холмс - третий и младший ребёнок в семье, узница Шерринфорда, гениальная и бесчувственная женщина со склонностью к манипуляциям и математическому подходу к изучении чувств и эмоций. Человек, который думает как андроид.
Пример вашего поста:

Пример поста

Тянет к земле розовый куст.
Жизнь, как и кровь, показалась мне сладкой на вкус.
Мозг перегрет. Лопнула корка. Арбуз.
Все хорошо, Шато Марго. Все хорошо.

У этого отображения была единственная неподвижная точка - она сама, наблюдавшая из-за стекла за всем миром с их суетой и глупостью. Можно было считать, что её здесь заперли, можно было считать, что она здесь закрылась от омерзительности реальности, но всё это было бы ложью - Эвр не хотела сидеть в этом аквариуме, Эвр не хотела бежать сломя голову вместе с толпой, в которую превращался всякий, выходящий во внешний мир. Объективно она была точкой, но она могла заставить мир вращаться вокруг себя, пользуясь тем, что милый братец так пекся о благополучии своей Британии. Ради Британии он был готов на всё - она не слишком верила в невероятный по силе патриотизм, но легко могла рассчитать желаемую им скорость карьерного роста.
Майкрофт вырос забавным: умный и недалёкий, кто бы мог подумать. Он запрещал всему персоналу Шерринфорда разговаривать с ней, но - ах, какая прелесть! - дарил ей на Рождество 5 минут с человеком, которого она захотела видеть. Или на День рождения? Он всегда был скупым, всегда пользовался этим днём, дарил только один подарок, приходилось компенсировать это ценностью. Какая забавная инверсия.
Свет в её камере будоражил мозг, заставлял его работать над особенными планами; им непременно понравится её новая игра. Психоаналитика же пришло время отправить на покой - он ни капли не понимает в том, что делает, но так удивительно любопытен, что она даже поговорит с ним, он ведь не устоит перед соблазном. Она такой лакомый кусочек, такой отравленный... Как досадно, что ваша планета была построена для опытов по заказу лабораторных мышей, которых вы сами считали подопытными. Ох уж эта невероятная тяга!
Эвр стояла на коленях опустив голову и положив ладони на колени - она расслаблена, она готова к встрече, она так отдыхает и бодрствует одновременно уходя в медитации. Чтобы сохранить разум трезвым и мозг работоспособным приходится прилагать немалые усилия, ведь только домашняя кошка счастлива четырём стенам, потому что не знает другой жизни. Она прекрасно знает, что Майкрофт никуда не денется, что он выполнит своё обещание, заплатит цену той помощи, которую от неё хотел, поэтому сегодня, уже сегодня она получит то, что хотела. Так замечательно получать подарки!
Джеймс. Джим. Джимми. Мориарти. Профессор Мориарти. Паук.
Он должен быть хорош, потому она и выбрала его, чтобы сыграть в одну безобидную игру с жертвами и разрушениями, но ни один кролик в процессе не пострадает, разумеется.
Она выбирала придирчиво, она хотела удостовериться, что её выбор правильный, что она получила подарок, а не пустышку - на это ей должно было хватить несколько секунд, пока же она отдыхала. Перед полётом нужно пристегнуть ремни безопасности или выйти вон.

Он не боится этого места - Эвр поднялась неторопливо, не допуская суеты в жесты, не сутуля спину, почти механическая кукла, но взгляд живой и цепкий. До тех пор, пока не погаснет око братца, её время не началось, а подарки приятно открывать без посторонних глаз, потому что это почти что интимный процесс, она не хочет этим делиться.
- А тебе - Рыжая борода, - короткий взгляд на потухший огонёк камеры и едва заметная усмешка - о, брат мой, как дорого ты готов заплатить за свое непомерное эго!
У Эвр восторг первооткрывателя - любая мелочь, любая деталь её сейчас занимают, но не отвлекают от главного; время пошло. Она не упустила, как гость наплевал на все страшные таблички, среди которых не хватало только "Не кормить с рук, кусается", а во взгляде всё та же насмешливость. Она подошла близко, совсем близко - ей нужны эти несколько секунд, она готова их не потратить, нет, вложить в их взаимопонимание, пока она на манер дикого зверя осматривает его, пока она ловит взглядом взгляд, сосредотачивая на себе и сосредотачиваясь, пока она тянет за ним дыхание, которое не пропустит стекло, но на молекулярном уровне это неважно - круговое движение головы обрывается дрогнувшими в улыбку уголками губ. Она зафиксировала и зафиксировалась, поймала точку отсчета, нашла контакт. Теперь время проверить, насколько он хорош. Но прежде - представиться. О, это тоже отличный подарок на Рождество!
- Я мнимая единица, - не координаты точки, координаты числа. Сама суть, глубже поверхности. То, что превращает положительное в отрицательное, заставляя удивленно смотреть на квадрат числа, который всегда должен быть положителен. - Продолжи по непрерывности. Рыжая борода лишь проекция реальности, у реальности другое имя, но его унёс Восточный ветер, третье измерение.
Третий ребёнок, действительно перевернувший с ног на голову жизнь семьи Холмс, дремлющий ураган.
Джим, детка, отгадай мою загадку, если ты действительно хорош.

Отредактировано Вьюга (15-07-2018 15:22:11)

0

18

Форум: rebel key
Текст заявки:
Разыскивается Супермен, он же Кларк Кент, для совместного спасения мира, супергеройства и прочих безобразий. У нас есть разнообразные идеи для игры и сюжеты большие и не очень. У нас есть очередные угрозы для мира, надо кому-то их предотвращать.

Главный гастарбайтер и нелегальный мигрант на планете Земля — криптонцам визу, кажется, никто не выдавал, как и вид на жительство, но сделали вид, что все так и было. На всякий случай, потому что за фанатичным обожанием, полным перекладыванием ответственности за свои жизни на Супермена, где-то ещё есть подозрительность и злоба всякого более слабого существа, которое вполне оправданно понимает, что в случае, если что-то пойдет не так, то он превратит всю планету в пепелище.
И всё же, Супермен — надежда для многих попавших в беду, иногда — последняя. Где-то между культом личности и ненавистью есть золотая середина.
Он супергерой, который в дневное время надевает на себя маску обычного человека — это роднит их с Дианой. Они оба адаптировались к обычной человеческой жизни, где есть работа, коллеги, выходные. Только между всем этим расписанием среднестатистического человека есть ещё всегда несколько часов на добрые дела и спасение мира — специфика работы.
При всех своих способностях, при всем грузе ответственности за целый мир и отдельно взятую Лоис Лейн, которая всегда где-то под обстрелом, падает с крыши или тонет, Кларк Кент был и остается рубахой-парнем и обычным деревенским простачком, выросшим не в мегаполисе. И это его, во-многом, спасает, потому что это заложило более ли менее здоровую психику и моральные ценности с верой в добро. Он готов к самопожертвованию, немного валенок в отношениях с людьми, правда Барри до сих пор под впечатлением от первой встречи после воскрешения Супермена и старается обходить его за пару десятков километров (вдруг снова кладбище домашних животных? Его уж очень впечатлил кулак около лица).
У Кларка есть Мать, которая пусть и не родная по крови, но родная по духу, есть Лоис, за которой он мотался уже во все части света, во все стихии, чтобы вытащить бедовую журналистку. Самый верный способ вывести его из себя — тронуть одну из этих двух женщин, которых он хоть и по-разному, но беззаветно любит.

Ваш персонаж: Диана Принс, она же Чудо Женщина, один из основателей Лиги Справедливости, супергерой, принцесса Темискиры, амазонка и полубогиня.
Кроме меня Кларка ждёт весь каст, в том числе Кара и Бэтмен.
Пример вашего поста:

Пример поста

Ветер здесь ходил по кругу, будто бы наматывался на невидимую человеческому глазу ось; рвал то в одну, то в другую сторону, вздыбливая волны и швыряя их на штурм утеса, высоко вздернутого над водой. До Дианы долетали только соленые брызги; и хотя солнце уже стояло достаточно высоко, чтобы стало жарко, ветер был пронизывающим и холодным, как будто дул из самого Аида. Храм Посейдону, его убежище, на мысе Тенарон давно превратился в живописные развалины, что в скором времени он должен был увидеть и сам, вернувшись к излюбленному месту и найдя вместо даров мраморную крошку. Амазонке не хотелось бы находиться в этом месте в момент, когда бог будет гневаться, но знала, что подобного разочарования не избежать никому из Олимпийцев - их век на Земле давно прошёл, виной тому был Арес или их собственная гордость, не так важно. Мир изменился и изменился, возможно, не в лучшую сторону, потерял невинность и чистоту, способность смотреть вверх и радоваться простоте, но при бесконечном числе проступков и пороков человечества сохранились и достоинства, которые выравнивали чашу весов, давая им ещё время исправиться или кануть бесповоротно в бездну.
Но Диана была здесь сейчас не ради храма Посейдона: здесь же была глубокая пещера, спуск в бездну и дорога в мрачное царство Аида. Она ещё до рассвета прилетела сюда, но не спешила уходить в темноту, дождалась восхода и наблюдала за величественным путешествием Гелиоса по небосклону, настраиваясь на долгий и тяжелый путь.
Они все обсудили и договорились между собой, что нельзя оставлять Материнские кубы лежать так просто, даже караул амазонок и атлантов не оправдали себя, не задержав надолго Степного Волка в его стремлении собрать все Кубы воедино и начать снова уничтожать миры. Поэтому нельзя было возвращаться к прежней схеме, приходилось рисковать и искать помощи там, где смертные вряд ли когда-либо смогут достать артефакт, а другие существа... кто знает, кому они могут понадобиться, но путь в Аид ни для кого не станет приятной прогулкой, хотя для неё он и не представлял той опасности, как для смертных. И все же она не стала объяснять всю сложность выбранного варианта, только запретила идти вместе с ней.
Диана последний раз вдохнула холодного воздуха, пропахшего горьковатой морской солью, и решительно шагнула в пещеру, обнажая меч и готовясь в любой момент сразиться с тем, что попробует встать у неё на пути. С собой, помимо самого Куба, она несла дары для Аида.
Чем дальше амазонка уходила от поверхности, тем глуше становились её шаги: каменная крошка сменялась на гладкий гранит, проход становился уже и извилистей. Мелкие твари, высунувшие носы поживиться свежей кровью с недовольным ворчанием уползали обратно во тьму, когда видели холодный блеск меча Немезиды.
Страшный рык возвестил о том, что она близко к цели, а Цербер все так же верной и правдой охраняет вход в подземное царство. Вид его был ужасен и несравним с изображениями на вазах, не отражавших и капли уродства и мощи одновременно, которыми был наделён страж: он был огромен, из оскаленных пастей скатывалась пена, клыки были размером с кинжалы, а за спиной у него извивались змеиные головы, как и у его матери. Но с ним Диана не собиралась сражаться, она кинула ему под ноги лепешки, в которые был подмешан маковый порошок, а когда Пёс их заглотил, то оставалось лишь некоторое время уклоняться от его нападений, становившихся все медленней, пока не заснул.
Для Харона у неё была золотая монета из сокровищницы Темискиры; в воды Стикса, сидя молча на носу утлой лодчонки, она не заглядывала, чтобы не увидеть то, что могло бы поколебать её уверенность и зародить сомнение в душе.
Её шаги глухо отдавались среди колоннады, похожей на ту, что была в Акрополе, но не ослепительно белой, а серой, выцветшей и мрачной, пока она шла до конца тронного зала, чтобы у подножия остановиться и впервые вживую увидеть Владык Подземного Царства.
— Я Диана, дочь Зевса и Ипполиты, царицы амазонок, Убийца богов и меч против Ареса, - она положила первый дар у подножия трона поменьше. — Я принесла вам в дар мирт, чтобы возвестить о том, что оковы пали и боги вернулись, — второй дар опустила у подножия трона Аида. — Я принесла ветвь лавра, чтобы возвестить о победе над Аресом, восставшим некогда против богов и закончившего этой битвой эпоху богов, — рядом Диана положила мирру. — Я принесла драгоценную мирру, чтобы возвестить о том, что каждый повергнутый мной враг отныне будет отправляться в твоё царство, Аид. И я принесла голову ламии, вырвавшейся из-под твоего замка в мир смертных и мной остановленная, как будут остановлены и остальные. И я пришла просить твоей помощи, владыка Аид!

0

19

//

Отредактировано ramsey (27-07-2018 19:11:47)

0

20

Форум: http://unirole.rusff.ru
Текст заявки: Мне хочется найти человека, с которым можно будет писать посты и который будет готов писать их в ответ.
Хочется идей, тепла, привязанности и уважения. Того, отчего половина ролевой братии открещивается, заявляя, что не надо игры путать с реалом. В то время как я смотрю на пары, которые пишут сюжеты друг для друга и не расстаются.
Фандомы и сюжеты:
по миру "Шрам" Мьевилля
— по миру "Никогде" Геймана, по его же "Американским богам"
— по миру "Похитителя детей" Брома
— царская Россия, но в этом безбожно мало читал по теме. Если будет сюжет, готов читать и придумывать.
Если парное, надо обсуждать. При этом я совсем не уверен, что парное вообще потяну, но играть мне все еще хочется.Вести я не хочу, быть постоянно ведомым тоже не умею.
Ваш персонаж:

Свернутый текст

Mabon, Похититель детей

Ничего. Это темнота, мрак, а во мраке — все кошмары, которые рождались в ночи с древнейших времен, когда мы, завернутые в шкуры, жались друг к другу в поисках тепла и защиты. А теперь… — проговорила она, — пора бояться темноты.
Нил Гейман

Зима в тот год забрала троих, лютая, после засушливого лета и неурожайной осени, прогнала она, загнала в жилье, в норы и человека, и зверя. Мальчишка родился темным. Темным, без слез, с криком, похожим на выдох взрослого уставшего человека.
Наблюдал за людьми, за старухой-бабкой, за двумя мальцами постарше, ютившимися у огня. Наблюдал и рос — не по дням.
От общего стола пахло хлебом. Молоком и хлебом — запах его матери. Той, которую так звали. Смутно, сквозь толщу воды он помнил и другой — запах чистый и холодный — живой, бегущей воды и зелени.
От стола пахло хлебом...и он пошел к ним. Неловко скувыркнулся со скамьи, поднялся на не слушавшихся подгибающихся ногах, приноровился, поднял лицо к застывшим людям.
— Момоа кам? — нет, не то, неправильно. Он плохо говорит, не похоже. — Мозна кам? Можно, можно?
И он улыбнулся им, обрадованный тем, что все получилось.
На лицах бабки и всех у стола застыло то, что после Мабон научится отличать безошибочно — по привкусу железной горечи крови на языке — страх.
В ту ночь младенца от роду шести недель связали, уволокли и выбросили в лесу как подменыша. Вернули его тем, кто подменил. Мать его и слова не сказала поперек.
Из пасти волка мальчишку вытянул моховик, сам желавший поживиться свежим человечьим мясом. Да только кровь Дивного — не кровь младенца — не поживишься. Сплюнул моховик, да позволил остаться мальцу.
От волка в дар Мабону достался первый шрам — от пятки по щиколотке вверх.
Второй годы спустя ему подарила Джинни, зеленая ведьма, мать-земля при первой встрече. Порез от ножа, пропитанного кумаром, ядом, чуть ниже левого соска.
Страх липкой, переменчивой дымкой тумана следовал за ним по пятам.
— Гоблин, — кричали вслед и бросались на него с вилами.
Мальчишка перестал приближаться к людям. Те еще помнили. Помнили тех, кого железом в холодной ковке загнали за круг камней. Тех, кто еще выходил оттуда. Тех, кто забирал с собой мужчин, детей и женщин — по собственному выбору. Помнили, как не могли смотреть им в глаза, плавленого золота. Помнили и травили — железом и забвением. Но они были живы, Дивные, пока жил страх.
Пока белые псы с налитыми темным огнем глазами еще выходили из круга за Великим охотником, Авалон процветал.
Боль отринутого матерью, боль проклятого на смерть. Боль брошенного тем, кто жил им, кто влез ему под кожу.
Последний шрам достался ему в ту пору, когда Мабон подошел к своей весне. Все тянулось к нему. Солнце — заставить щуриться, слепо встречать его лучи пронзительным зеленым взглядом, еще не выгоравшим в латунь, в золотые искры в темной зеленой глубине.
Он встретил человека в поле. Заснул, сморило, позволил себе оплошность. Когда открыл глаза, поднял голову, вскинулся по-звериному на четвереньки. Поздно было. Человек смотрел на него неотрывно. Старше, чужой, опасный — с ладонями, после гревшими его спину. С глазами темного янтаря.
Все закончилось меньше, чем за год человеческой жизни.
К июню той его жизни жертвы из крови и плоти во имя его прекратятся. Войско, которое он поведет через леса, выгрызая у закованных в латы их землю, захлебнется в зените — в кровавом, бьющем в виски заните.
В день, когда солнце будет стоять высоко так долго, дольше всего в году, его оденут в шкуру оленя и принесут на алтарь — так пожелают те, кто стоядл с ним в битве рука об руку.
В крови Мабона в высокой траве искупается солнце. От солнца Мабон возродится вновь. Старый Рогатый бог снова станет Сыном Весны.
Часть 2
Сын и супруг Триединой Матери, Сын Весны, Зеленый человек, Рогатый бог — Мабон родился заново. Со старой болью.
Мальчишке девятнадцать лет, лица не различить, на голову наброшен капюшон толстовки — вьются рога оленя на темной ткани. Шрам на скуле мальчишки так и не затянулся.
Две тысячи лет минули. Пруд его Леди исчез среди ветвей, Туман слабеет, его наводнили Слуа. Все тяжелее похищать "детей", вся тяжелее обманом, подкупом или игрой — всегда приводить их к тому, что они повторяют "я иду добровольно". Я иду добровольно служить царству Авалона, подпитывать его силу силой своей магии. Служить Леди. Любить ее, любить всегда.
Мабон поднимает лицо к небу, встречает взглядом звезды и улыбается. Звезды подмигивают в ответ, потому что у Мабона — Питера, как он всем говорит в подлунном мире — самая заразительная улыбка.
Время играть.

Пример вашего поста:
Могу относительно по-разному. Играть хотел бы в том числе альты и все, что захочется обоим.

Свернутый текст

Годы отделили капитана второго ранга Алексея Григорьева от мичмана, впервые видевшего огни тогда еще приветственно-мирной Иносы с борта клиппера.
Годы, нежный запах хризантем и масла магнолий от кожи и волос мусумушки, готовившей ему рассыпчатый дзони и согревавшей тогда уже молодого лейтенанта в своих руках. Обезьяны, обнимавшие пушистыми хвостами абажуры ламп офицерской каюты, крики чаек на Балтике и все, что случилось после.
Преодолев семнадцать километров по КВЖД, он следует на пароходе. Тридцать три дня привычной для морского офицера качки. Поезд из Одессы ведет его далее к Петербургу.
- Нешто диву даваться, что флотские эти с Японией воевать не могли, оне же не то, что сухота, только и знали, как по бабам их шататься, в каждом городе по три жены, так и..., - не смолкает приказчик в вагоне поезда.
Удар о столешницу между ними резонирует силой к ладони. Пальцы капитана второго ранга дрожат, он сжимает ладонь в кулак и смотрит на приказчика, понимая, что в былое время пустил бы его военным протоколом за оскорбление "флота Его Величества". Приказчик замолкает на время, гляда на офицера при кортике и погонах, не пожелавшего переодеться в штатское, чтобы "скрыть позор", но после трескотню возобновляет вновь.
Все горазды говорить об огрехах адмиралов Цусимы...будто кто-то из них там был.
Шимоза оплавленной сталью впивалась в тело, порождая льющийся под кожей огонь, так что хотелось взывыть, будто болит все тело.
Григорьев был на флагманском броненосце "Князь Суворов" видел, как не прекращая стрельбу с вышки, тонет "Ослябя", унося в одну на всех могилу матросов и офицеров, и младшего брата его, мичмана Григория.
Он просыпается с выдохом. Застрявшая в перекрестье шлюзов выше локтя рука еще пульсирует, разрывая огненной болью. Как тогда. И в огненной гари воздуха не глотнуть. Он не может выбраться, не может вдохнуть, ему так и быть погребенным вместе со всеми.
Григорьев растирает лицо ладонью и плещет в глаза водой. Поднявшись, долго смотрит на огни Кронштадтской цитадели.
В поражении при Цусиме винили каждого из них. Винили и седого старца Зиновия, представшего теперь перед судом.
- Алексей Иваныч, долго ли собираешься скрываться на квартирах, - заходит к Григорьеву старый друг. - Не выбраться ли нам в Морское собрание третьего числа?
- Тебе доподлинно известно, что танцор из меня нынче никакой, - да и славы их в глазах столичных маменек поубавилось.
- Анна с Владимиром, Леша, скроют любые огрехи в танце, - напоминает о былых заслугах Леонид.
В собрание его все же явиться уговорили. Темный сюртук, золоченные эполеты, ордена - все сидело на нем еще ладно, военная выправка давала о себе знать. Цусима оставила кровавое пятно на карте морской истории российской империи, но женщины все так же, исподволь оборачивались вслед, будто падение ни одной империи не могло их остановить.
- Правда ли, что японцы теперь...
- Англия...
Разговоры вились все вокруг одного, того, что занимало всех, независимо от того, насколько компетентны в вопросах могли быть собеседники. Григорьев растер висок, подавил в себе так явно внешне проявленную слабость и обернулся, чтобы встретиться взглядом с человеком, чье лицо показалось ему знакомым.

Свернутый текст

right]Мосты и колени разводят плавно...
Луна - осколок прошедшей ночи,
Знаешь, нам было вчера забавно:
Хочешь:скажи мне, чего ты хочешь? [/p]
2003
- Господи, черт, нет, - слова срываются сразу, лавиной. - Я не могу, - мальчишка оборачивается, давит во взгляде панику, обнимает голое плечо ладонью. - Черт, простите, - глядя на рыжего мужчину перед ним. - Я не могу, правда. Не когда так, когда не знаю, где вы сделаете. Не могу, - дрожь рождается изнутри и парализует мозг. Мысль, что он не знает, где встанет игла, почти сводит его с ума.
В тот день заведующий травмы городской больницы Святой Марии нарушит много правил.
Правило "не выдавать эмоции", правило "не лезть не в свои дела", правило "не нарушать правила игры".
Все возможные правила кроме "не навреди".
Притянет к себе мальчишку и заставит стоять рядом, пока тот не перестанет дрожать.
Знали же мойры, что доведется увидеть все того же мальчишку всего неделю спустя на перекличке банды новых интернов.
2009
- Доктор Ховард, на два слова, - зав травмы окликает его, когда он только успевает выйти из операционной после того, как снял халат и перчатки. - Сегодня ты больше не оперируешь.
- Черта с два я не оперирую, - тихо, сквозь зубы, глядя в глаза любовнику и обходя его по дуге, чтобы не оказаться тут же вмятым в стену. По тому как истина проста: Оуэн может вытерпеть многое, от него особенно много, но спорить с ним порой бесполезно.
Прихваченный за руку, Рой оказывается закинутым в первую же дежурку, дверь захлопывается, контрольным звучит щелчок задвижки.
- Ты простоял на операции на четыре часа больше, чем должна была длиться смена. Ты идешь домой, сейчас же и проспишься.
По степени ничего не выражающей зелени похуизм во взгляде Роя мог бы успешно соревноваться с болотной жижей.
- Мне это нужно, Оуэн, - мягко, без лишних эмоций, глядя в глаза тому, кто знает, что, правда, нужно. - И ты знаешь прекрасно, что от усталости я тут не свалюсь.
- У тебя дрожат руки, - безапелляционно.
- Чушь, - на этот раз Рой действительно пытается его обойти и только устало морщится, когда лопатки со всей дури бьются от удара о стену.
- Добить решил?
- У тебя могут задрожать руки и ты не будешь оперировать сегодня в моей отделении, ты слышал, Рой Ховард?
В ответ на молчание звучит короткое рефреном:
- Ты едешь домой.
- И что ты сделаешь? - затылок вжимается в стену, костистый кадык рвано дергается от того, что теперь невозмутимого Роя Ховарда правда сорвет - вот-вот. - Выебешь меня прямо здесь? - втираясь вплотную бедрами, пока его же развеликий наставник нажимает на его бок ладонью сильнее, пытаясь удержать. - Да? Серьезно? Ну же, - встав на носки кросовок, одну ногу сгибает рваным движением, раскрываясь. Втирается всем телом, зная, что у того, кто сдавливает его бок ладонью, в паху тяжелеет так же - болюче.
- Домой.
У Роя Ховарда от недосыпа красные, с разрывами сосудов, глаза. Трезв он настолько, что отвратительно ему самому.
- Какого хрена ты не оставил меня в больнице? - смотрит на куртку Оуэна, брошенную рядом на застеленную кровать.
- Энн Донахью, верно? - в срыв из-за сложной операции он не верит, в то, что у любовника двинуло мозги от девчонки на приеме с утра - вполне. Подумаешь, сломала ногу. Но трещины ребер старые. Сросшиеся, неоднократные. Он видел снимки.
Притягивает за затылок, прижавшись лбом к его. Заставляет закрыть глаза.
- I won't have you sedated. Can you hear me? Not anymore.
- He fucked her, - his voice being as always colour and feelingless. - He fucked her. And she died. I didn't do anything. She killed herself and I did not help, - речь давно уже не об Энн, и это они знают оба.
Касанье губ похоже на клеймо, касанье губ похоже на печать - горчит.
- Поставишь? - взгляд в глаза и короткий кивок в ответ.
В комнате, обставленной мебелью. С кроватью с зеленым пледом, книгами, брошенными на пол у лампы рядом. С фотографиями на полках. Все повторяется. Их снова двое.
Один из мужчин опирается о стену рукой, другой протирает его спину смоченным в антисептике ватным тампоном.
Прошив иглы похож на ожог по краткости. Вздрагивают мышцы живота, белеют на миг пальцы руки, которой держится за стену.
- Сядешь? - губы слишком близко от затылка, слишком близко к коже - Оуэн вечно слишком - так уж есть.
- Нет, - в выдохе мужчины чистота вдохнувшего озона после долгого дождя.

Отредактировано Mhor Rioghain (21-07-2018 01:25:18)

+1


Вы здесь » Live Your Life » -Кроссплатформы и кроссоверы » Поиск партнера для игры


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC