Live Your Life

Объявление

  • Новости
  • Конкурсы
  • Навигация

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » -Кроссплатформы и кроссоверы » Поиск партнера для игры


Поиск партнера для игры

Сообщений 1 страница 20 из 33

1

В данной теме действуют Общие правила каталога и Правила раздела «Ищу игрока» (подробнее). Дополнительные правила специально для «Поиска партнёра» указаны ниже.

Заявка в теме оставляется в следующих случаях:
• У вас нет на примете ролевой, но есть желаемые образы и сюжеты для отыгрыша;
• Вы игрок на определённом форуме и ищете партнёра с конкретными предложениями по сюжету.

Конкретика:
• Один пользователь - одна заявка в тематике;
• Один пользователь - не более трёх заявок всего (в трёх разных тематиках);
• "С аккаунта сидят два/три/десять человек" - всё равно одна заявка в тематике;
• Хочется новую заявку - попросите сначала удалить старую (в этой теме с указанием раздела);
• Поиск - только для игроков, ищущих партнёров. Для администраторов и пиарщиков есть "Ищу игрока";
• Пример поста обязателен;
• Анкета или пост по ссылке закрыты для гостей - сообщение удаляется;
• В одном сообщении несколько отдельных заявок на искомых персонажей - каждую под спойлер;
• Заявка очень объёмная и/или в виде крупной таблицы с заливкой цветом - хотя бы часть под спойлер;
• Обновлять/поднимать имеющуюся заявку можно не чаще, чем раз в две недели. Открывать новую после удаления старой - без ограничений;
• Сама по себе заявка находится в теме два месяца, после чего удаляется.

Запреты:
• Повторять заявку раньше, чем по истечении двух недель;
• Пытаться обмануть администрацию путём создания дополнительных аккаунтов;
• Игнорировать шаблон заявки;
• Администраторам - искать акционных персонажей не для себя лично.

Шаблон заявки для поиска партнёра на форум
Код:
[b]Форум:[/b] (ссылка в виде названия)
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Ваш персонаж:[/b] (ссылка на анкету или краткое описание, даже если персонаж канонический)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler] (либо ссылкой на сообщение с указанного форума)
Шаблон заявки для поиска партнёра (без приглашения на форум)
Код:
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler]

0

2

Форум: http://unirole.rusff.ru
Текст заявки: (в свободной форме)
Ваш персонаж: Тауриэль (ссылка на анкету, но боюсь, открывается только зарегистрированным http://unirole.rusff.ru/viewtopic.php?id=275), так что словами: все события трилогии - в силе, но у них совершенно иная подоплека, если коротко - "Все, что сделал податель сего, сделано по моему приказу и на благо государства"(с). Далее - печать Его Величества короля Мирквуда.
Жду: принца Лихолесья, короля (мой государь, если Вы найдетесь, сделаете меня счастливейшей из остроухих), племянника короля Торина и самого короля Торина. Последним обещаю, что прошлое может оказаться совсем не таким жестоким, как кажется. Лично я за альтернативное будущее, где король и его племянник пребудут живы и здоровы.
Люблю вас всех и каждого в отдельности.
Пример вашего поста:

Пример поста

…- Не сегодня, девочка…
Стальные пальцы сжали мои предплечья и рванули меня назад. Что-то тяжелое пронеслось  мимо, чей-то крик раскололся в тишине пустого двора.
- Сегодня – не твоя очередь…
Хватка державшего ослабела, но совсем рук он не убрал: точь-в-точь медсестра, страхующая тяжело больного, вставшего с постели.
Я повернула голову. Невысокий, хрупкий, с виду совсем мальчишка – но если вспомнить, что он удержал на краю крыши меня, отнюдь не страдающую излишней воздушностью… Темно-рыжие, цвета опавшей листвы, волосы, туго зачесанные назад и заплетенные до упора в косу, замотанную на конце шнурком, так что нет даже намека на легкомысленную кисточку. И глаза – зеленоватые, с рыжинкой. Узкое лицо, острый нос. С него можно было рисовать мультяшного лиса. Но кто бы он ни был, я его не знала. Или знала?..
Мы молча смотрели друг на друга. Он, наверное, ждал вопросов, какого-то проявления эмоций с моей стороны. Но я не спрашивала ни о чем. Я просто смотрела.
Откуда-то (откуда?..) я знала его. И знала, что он когда-то (когда?..) был другим (каким?..) Я никогда не верила в воспоминания о прежних существованиях (прости, брат) – во всяком случае, не верила в то, что они могут посетить меня. И вот сейчас передо мной стоял кто-то, кого – я чувствовала это, и ощущение это мне крайне не нравилось – я встречала не в этой своей жизни и не в этом мире. И не в этом образе. Тогда (но когда это было?...) его глаза лучились мягким светом молодой бирюзы, и волосы отливали горячей медью… черные с серебром одежды,  лицо усталого архангела… открытое окно, прохладная ладонь на моей (моей ли?...)щеке… я знаю тебя, я помню твое имя, Хэннер…
Давно забытый язык…  Слова которого смакуешь, как глоток драгоценного вина… нет, как глоток воды, когда умираешь от жажды…
- Сайэ, Ортханнер…Ты изменился, Ученик…

0

3

Текст заявки: Привет всем! Мы с соигроками решили играть альтернативную версию кинематографической вселенной Марвел, где Гидра таки захватит мир, и в этом ей поможет гидра!кэп с командой. Все это будем отыгрывать либо до истории с Альтроном, либо сразу после. А Гражданская война будет у нас вот такая - между Гидрой и теми, кто не разделяет ее взглядов.
Мы с радостью примем в игру персонажей, которые смогут сделать свой вклад в противостояние героев Гидре. Сейчас самое время присоединиться, выбрать сторону и поучаствовать в создании концепции нового мира.
Нам нужны
- Клинт Бартон
- Джеймс Барнс
- Брюс Беннер
- Барон Земо
- Сэм Уилсон
- Скотт Лэнг
- персонажи из Агентов ЩИТа (Джемма уже с нами)
- персонажи из Защитников
- и другие персонажи без магических способностей.
Максимовы, асгардские боги, мутанты и персонажи из Доктора Стржэнджа пока нам не нужны)
Пример вашего поста:

Пример поста

Обадайя ходил напряженным без малого месяц, и понятно, почему: его сын должен был презентовать новое изобретение, о котором Тони знал только то, что оно звалось "Укротителем" - в лучших традициях Старк Индастриз. Как корабль назовешь, так он и поплывет, считал совет акционеров, а вместе с ним и Стейн-старший.
Тони, изредка заглядывая в компанию, встречал Иезекиля с совершенно затравленным взглядом, который по-волчьи взирал на беззаботного Старка, прожигавшего жизнь и не тратившего много времени на пребывание в лабораториях и экспериментальных центрах Старк Индастриз. Ох, знал бы он, как Говард своего сына стращал - может, и понял бы, что Тони тоже приходилось несладко.
Обычно они "торговали" лицом Старка, точнее, его именем. Человек, чье имя значится в наименовании корпорации, имел несомненно больше влияния на всех этих политических шишек, какую бы ерунду он при этом ни нес. Тони не обладал выдающимся даром убеждения, а пользовался славой отца и разумными доводами: вы даете деньги - мы даем вам оружие опаснее и разрушительнее того, что у вас есть сейчас. Но прыгнуть через голову было уже гораздо сложнее, чем раньше, и мощнее мог быть только "Иерихон", разработка которого простаивала еще со времен правления Говарда Старка, а Тони за нее браться не спешил.
На представление же всяких игрушек с сомнительной перспективой Старка не отправляли, потому и сейчас он не был приглашен в качестве докладчика на это мероприятие по вытряхиванию денег из государства. Совет акционеров направил его в самый последний момент - просто поприсутствовать на фуршете и убедить лоббистов в том, что стоило бы расширить сотрудничество минобороны со Старк Индастриз не только по конкретным проектам, но и в общем. Ну и присмотреть за Стейном, если вдруг тот налажает.
Зик волновался, но Тони всерьез обратил внимание на то, что он говорил, уже когда выпустили беспилотник. Стейн говорил о том, что он не требует управления человеком, но по логике у автономного беспилотника должна быть четкая задача, чтобы он работал. Какая же задача была конкретно у этого? Команда Стейна "Дрон, продемонстрируй" еще больше уверила Тони в том, что здесь что-то было нечисто. Чтобы заставить Джарвиса правильно воспринимать и обрабатывать подобные команды, пришлось потратить почти год на доработку его логики. Но это же самосовершенствующийся искусственный интеллект. Тут же - небольшой летательный аппарат, зачем ему прививать голосовое управление в реальном времени, еще и с такими командами?
Стейн замешкался и, казалось, побледнел, поняв, что что-то в беспилотнике не сработало. Тони быстро пробрался вперед, и женщина-организатор поспешила представить его присутствовавшим.
- Не собирался красть у тебя момент славы, - тихо проговорил Тони Зику, пока женщина называла все его регалии, которые, впрочем, и так были всем известны. - Но, похоже, самое время спасти твой зад и сгудинить этот детский самолетик. Есть доступ к резервному управлению беспилотником?
Тони неспроста упомянул Гудини, но пояснять не было времени. Он прошел к кафедре и, прокашлявшись, начал.
- Давайте вспомним, как мой отец Говард Старк лет семьдесят назад впервые попробовал поднять в воздух автомобиль, тогда он не продержался и минуты. Что ж, за это время мы хотя бы научились производить беспилотники, которые способны держаться в воздухе значительно дольше.
Воспользовавшись моментом, пока остальные посмеивались над шуткой, Тони развернулся к Зику.
- Есть контакт?

Отредактировано Cloud 9 (13-07-2017 09:13:01)

0

4

Форум: http://tabu.rusff.ru/
Текст заявки: Насилие и убийство. Мой педантичный маньяк покрылся пылью. Хочу встряхнуть его. И убить вас.
Ищется студент лет 18-20. Какой-нибудь социопатичный мрачный мальчик, что называется, «весь в себе». Но это на ваше усмотрение. Можете быть юношей из неблагополучной семьи или золотым мальчиком. Можете быть постарше и заниматься вообще чем-то другим. В процессе моего любовного зверства над вашим телом и играми с ножами/иголками, можете вырваться в ночь, поэтому мне придется убить вас грязно, а не так, как я планировал. Обсуждаемо. Играть конкретно изнасилование не планирую, интересует психология, напряжение и насилие скорее над сознанием, а не телом.
Игра эпизодическая, ваш персонаж на убой. Но на форуме сможете остаться и даже тем же персонажем. Ваше убийство будет некой «альтернативной концовкой».
Пишу довольно быстро, но вас не тороплю, меня устроит средний темп. Посты 4-8к по настроению. Тройка – без разницы. Ваш реальный пол так же не интересует. Хочу красивую, мрачную игру. Пожалуйста, в ЛС сразу с примером поста.
p.s. С позитивными электровениками, чей восторг и человеколюбие бьют через край, общий язык вряд ли найду.
Ваш персонаж: Айзек Гордон, 46 лет, профессиональный фотограф, преподаватель в Академии искусств имени Питера Эмберса. Педантичный, улыбчивый и спокойный мужчина. Прекрасный педагог и мастер своего дела. Довольно известен в определенных кругах. Фотография – его страсть. Холост, женат не был. Ведет двойную жизнь. Его вторая личность – убийца и насильник. Типаж жертв – молодые юноши в возрасте от 15 до 25 лет, преимущественно темноволосые, высокие, стройные, с некоторой червоточиной в душе. Почерк – изнасилование (до и после смерти, но не всегда), увечья, асфиксия и утопление жертвы. Избавляется как правило любимым способом – брезент и река.
Да, отчасти Айзек навеян Life Is Strange.
Пример вашего поста:

Пример поста

Она поставила на металлический, гладкий стол два больших стакана кофе из старбакса: черный, простой и горький, как ее зачерствевшая душа, и со сливками но без сахара для человека, способного видеть прекрасное в самом ужасном.
- Итак, мистер Гордон… - офицер подняла взгляд от стаканов к мужчине, сидящему за столом в комнате допроса и опустилась на стул, прибитый к полу, напротив, - Вы готовы говорить?
Его взгляд был направлен на наручники, сковывавших запястья. Края врезались в смуглую кожу, натерли ее, а суставы ныли от постоянного напряжения, налившего все мышцы. Мужчина чуть выпрямился, ощущая усталость в затылке и плечах – ему не давали спать больше суток, но у закона оставалось еще 45 часов, чтобы удерживать его силой.
- Если вы угостите меня завтраком, офицер Питерсен, я готов вам даже спеть, - он чуть улыбнулся, изогнув сухие губы; дружелюбно, устало и спокойно, - Никогда не мог отказать красивой женщине. О чем мы поговорим сегодня?
- О Себастиане Клемане, 1994-го года рождения, студенте Академии искусств имени Питера Эмберса… Студенте, которого обучали вы, мистер Гордон.
Лежащая на столе папка с документами, пестрящая фотографиями найденного на дне реки тела, изувеченного и разложившегося за одиннадцать месяцев, стопкой бумаг с уликами, с данными судебно-медицинской экспертизы, показаниями свидетелей, не удостоилась внимания детектива. Ее смуглые пальцы, с обручальным кольцом на безымянном, едва касались уголка желтой папки.
- Я уже рассказал всё, что знаю следствию и вам, Аманда, - мужчина потянулся к стакану: наручники, прикованные к столу, боязливо звякнули, лишая его проворности. Он подхватил стакан, придвигая к себе, и наклонился, чтобы сделать глоток, что далось ему не без труда, - Я ведь могу звать вас Аманда? Вы знаете обо мне куда больше меня самого. Думаю, я имею право на такую малость.
- Почему вы убили Себастиана? – повторила вопрос детектив. Ее черные, обычно жесткие и вьющиеся волосы сейчас были заботливо выпрямлены на европейский манер и уложены в небольшой пучок на затылке. На карие глаза спадала прядь, которую она убирала, проводя пальцами по брови.
Айзек слышал этот вопрос за последние сутки не менее пары сотен раз. Имя Себастиана повторялось так часто, что оно намертво отпечаталось в мозгу раскаленной кочергой. Впрочем, имена всех остальных мирно соседствовали рядом, хотя о них никто и не спрашивал. Он поднял взгляд от стакана, медленно выпрямляясь и опираясь лопатками о спинку железного стула. Гордон заметил этот характерный жест темнокожего офицера, которым она убирала прядь волос с глаз. Аманда всегда делала так, когда была напряжена.
«Тяжелая ночь, детектив? Не сомкнули глаз на своих шелковых простынях рядом с женихом? Думали обо мне? Мм… Я тоже думал о вас, сидя за этим столом на протяжении семи часов. Мы стали очень близки, Аманда… Вы знаете всё обо мне. А я знаю что_вы_есть.»
- Я никого не убивал, детектив, - он не улыбался. Сухие тонкие губы хранили спокойствие на расслабленном лице, - Как я уже и говорил, последний раз я видел Себастиана тринадцатого ноября, когда он подошел ко мне после лекции и попросил помощи. Это не редкость. Я почти каждую неделю, по субботам утром занимаюсь со студентами дополнительно, помогаю с курсовыми и работами для конкурса фотографии.
- Вы убили его тем же вечером или утром в субботу, прямо перед занятиями? – железный тон голоса детектива, кажется, отразился от стен, - Изнасиловали, изуродовали и бросили в реку, завернув в брезент?
Боги, какое расточительство. Убивать жертву в тот же день, что напал? Так поступают только дилетанты и жалкие подражатели. Что они знают о человеческом теле, если закапывают его в парке, едва успев вытащить член?
- Я никого не убивал, - вновь повторил Айзек, блуждая взглядом по лицу детектива Питерсен.
- Почему вы так спокойны? – ее карие глаза едва заметно сузились, но Гордон это заметил, - Обычный человек стал бы нервничать, если бы его задержали по подозрению в убийстве. Вы уверены, что вас не поймают?
- Верю в систему правосудия и полицию, - кивнул мужчина, - Верю, что вы не посадите невиновного за решетку. А то, что моего страха вы не видите, это лишь многолетний опыт выступлений. Я ведь преподаватель, вы помните? Я каждый день выступаю перед сотнями студентов. А они, как  хищники, сразу чуют страх.
Аманда сжала губы. Он видел, каким трудом ей дается не закричать, не ударить. Нет, она слишком терпелива, она не станет кричать, как первогодка.
- Вам он нравился? Себастиан, - спокойным тоном начала детектив заново, - Может, вы были влюблены в него? Тихий мальчик, упорный, не обделенный талантами…
Она взглянула на толстую папку, лежащую на столе, открыла ее, перелистывая страницы.
- В вашем деле есть пометка, что в 1999 году у вас была связь со студенткой. Ее родители настаивали на изнасиловании, но обвинений выдвинуто не было. Вы уволились и переехали в другой город. Был крупный скандал? – Аманда подняла взгляд холодных карих глаз к подозреваемому, - Себастиан отверг ваше внимание и вы изнасиловали его, а затем в порыве ярости зверски убили, верно?
«Как же ты далека от истины, моя дорогая Аманда… Одновременно близка и совершенно далека.»
Ему стоило больших сил сдержать улыбку. Теплые воспоминания о Тиане наполнили сердце, душу… Он ощутил возбуждение, вспоминая ту ночь с пятницы на субботу.
- Я не убивал Себастиана Клемана, детектив, - мозолистые пальцы медленно скользили по картонному стаканчику с остывающим кофе.
- Расскажите мне о дне, когда он попросил вас о помощи, - прервала его Аманда, захлопнув папку, - В деталях.
Он поднял взгляд к детективу, рассматривал ворот белоснежной шифоновой блузки, золотое обручальное кольцо на пальце. Вчера она, должно быть, кричала «трахни меня», рычала и стонала под своим любовником, выкинув из головы и Себастиана, и Айзека, и нераскрытое дело. Была простой потаскушкой, которая изнывала весь день от нехватки крепкого члена между своих упругих ляжек. А теперь сидела и задавала все те же вопросы, раз за разом, потому что совершенно не создана для этой работы и неспособна понять, почему одни люди убивают других. Они все неспособны понять этого.
Айзек выдохнул, оставляя стакан с недопитым кофе, едва звякнув наручниками и отклонился на спинку стула.
- Это был ноябрь 2015-го года, пятница. Напряженный день, потому что студенты начинают активизироваться перед рождеством и стремятся сдать зачеты. У меня была третья лекция… Помню, тема была – перспектива в фотографии и ее виды. А после нее ко мне подошел мой студент, Себастиан Клеман, и попросил помощи в работе над своим проектом…

Отредактировано Актай (21-06-2017 07:50:28)

+1

5

Форум: спираль
Текст заявки: не особо хочу распинаться, потому как почти все мои заявки потом уходят в никуда, абсолютно никому не нужными. У меня несколько идей и хотелок, которые я чуть далее выражу просто перечислением пейрингов, которыми я бы хотел поиграть. Пока скажу, что я ищу соигрока на игру м+м, желательно старше восемнадцати, не обремененного каждодневными экзаменами, из-за которых невозможно писать посты и т.д. Основная идея и пейринг, что привели меня сюда — Эдди Глускин (Аутласт) / Уилл Грэм (Ганнибал), в идеале я бы хотел видеть именно этих персонажей вместе, но согласен поменять Уилла на Майлза или Вейлона, что каноничнее. Мне хочется тяжелой и мрачной игры, психологического триллера, если можно так сказать. Но поебушкам и прочей веселой поеботе тоже найдется место, честное слово.
Из еще менее вероятного на поиграть: любые персонажи из life is strange или the wicked+the divine, так же поиграл бы за билли каплана (но, пожалуйста, с какой-нибудь неканоничной парой), клэр редфилд/мойра берк (резидент эвил), ВОЗМОЖНО мне можно предложить какой-нибудь еще не шибко избитый м/м пейринг и я соглашусь. Как-то так.
Ваш персонаж: все персонажи указаны выше, так что вот. Если говорить о себе, то я давно не играл на ролевых, но охота вернуться, но без постоянного соигрока я так не умею. Пишу в среднем около 3-5к символов, отвечать могу почти каждый день, активен во всяких мыслефлудах и аськоскайпах. Короч, я класс, заберите меня.
Пример вашего поста:

Пример поста

Под сухими пальцами ерзали страницы серой, с коричневыми пятнами от кофе и виски, новостной газеты. В этот плане Джейкоб чувствовал себя немного старомодным: почти никто уже не читает газеты, особенно жители мегаполисов. Все заменили новые гаджеты, продвинутые технологии и далее по тексту. Мужчина был далек от всего этого, ему чисто из принципа не хотелось заводить себе кучу айфонов, айпадов, макбуков и так далее. У него был простенький кнопочный телефон, который тот купил уже давно и использовал для звонков по работе. Для всего остального у него было бесчисленное количество агентов и секретарей, которые могли делать все нужное за него. А еще Морри часто жалела о том, что люди отказались переносить почту при помощи дрессированных птиц. Все-таки воронье общество ей было куда приятнее и роднее, в любом случае.
Тупой безжизненный взгляд, какой обычно бывает у Морриган после очередной бессонной недели, цепляется за кричащий заголовок, где-то между перепутавшимися страницами. «ЧЕЛОВЕК-ЛЕГЕНДА! ПРАВДА ЛИ ОН СПАСЕТ НАС?» — гласили огромные печатные буквы, под которыми красовалась фотография, на первый взгляд, симпатичного мужчины, а рядом куча мелкого шрифта, который сливается в одно большое чернильное пятно. Морри трет глаза, стараясь убрать странные пятна, затуманивающие взгляд, но ничего не происходит, они лишь увеличиваются. Вся газета начинает заливаться чернилами, буквы сливаются, изображения пропадают, все, кроме того, на котором тот самый спаситель. Морриган закрывает глаза и теперь уже более отчетливо понимает происходящее. Вместо густых чернил она теперь видит священника из газеты. Он одет в черные одежды, в его руках нечто похожее на кинжал или на скипетр, что-то блестящее, но небольшое, невозможно разглядеть. Он подходит к мужчине. Морриган знает его, но не может вспомнить, откуда. Он статен и красив, не так, как люди. Как боги. Это бог. Точно. Но кто-то чужой, кто-то, с кем Морри виделась лишь однажды. Но она уверена в его происхождении. Она наблюдает за немой сценой между этими двумя. Они о чем-то говорят, но Морриган может разобрать лишь какие-то отдельные фразы. Что-то про месть, про отвращение, про конец. Она видит все это, как обычные люди смотрят телевизор. Это не похоже на наркотический трип, не похоже на театральную постановку, здесь нельзя быть призраком, присутствуя при всем происходящем. Здесь можно лишь смотреть отрывок из огромного кино, именуемого Жизнью. На мгновение вокруг Морри будто тухнет свет, а в следующую минуту она видит труп того самого бога, а рядом с ним священник. И возле ног того еще трупы. Она видит лицо умирающего блондина, узнает в нем громовержца-скандинава, с уст которого срывается: «Брат...», а затем все вновь заливается чернилами.
«Что это было? Что это значит? Какого хрена произошло? Почему опять я вижу все это? Это кошмар? Это сон? Мне просто нужно выспаться? Я точно сойду с ума с этими ужасными видениями. Они никогда меня не оставят. Я знал, что все будет именно так, но почему? Почему, черт возьми, меня никто не слушает? Почему я должен один во всем разбираться? Черт...»
Еще какое-то время Джейкоб приходит в себя. Он пытается переварить информацию, пришедшую к нему в видениях, пытается сложить паззл у себя в голове. Мысли пчелиным роем жужжат в его голове, перебивая друг друга. Он сосредотачивается на статье, которую так и не смог прочесть. Благо, теперь он хотя бы может различать слова и буквы, а не только огромные шрифт заголовка. Информация из газеты довольно трудно сопоставляется с тем, что было в видении, хотя со временем Джейк начинает догадываться, что может быть к чему, но, как показывает его личная практика, слепо верить предположениям чревато не самыми радужными последствиями. Морриган делает глоток из кружки, в которой, кажется, был какой-то энергетик, кофе, немного кокаина, что-то еще для бодрости. Глупы те боги, что тратя свои силы на поддержание сна нелюдскими способами. Морри нужна энергия для чего-то масштабнее и интереснее. Допив содержимое, Морриган хватает пиджак со стула и в буквальном смысле разрывается на стаю угольно-черных ворон, хаотично вылетающих в окно. Эффектно, ничего не скажешь. Жаль только, что зрителей рядом нет.
Морриган обожает свою божественность за такие вот перемещения. Не понадобилось и часа, чтобы найти того самого священника в какой-то небольшой старой церквушке. Пришлось, правда, почти целый час сидеть и слушать заунывные страдания смертных, которые порядком раздражали. Джейкоб зашел в здание в числе первых, вместе со всякими старушками и женщинами в платках и шалях. Он здесь, в своем потрепанном деловом костюме, был белой вороной. Хотя и неплохо вписывался в общество наркоманов, алкоголиков, домашних тиранов и далее по списку. Испачканный костюм, круги под глазами, уставший взгляд, разбитая губа — все, как по канону. Единственное, что выдавало в Джейке не_фаната — это полный отчуждения и неприязни взгляд, смешанный с саркастичной улыбкой и неуместными смешками, вырывавшимися во время речи Великого Проповедника.
— Ох, извините, я просто первый раз в вашем клубе по интересам, — не менее саркастично и агрессивно, чем обычно, отвечает Джейкоб, когда их маленькая игра в гляделки заканчивается, — не уверен, что точно знаю, кто вы. Местный пастор? Священник на выезде? Кажется, я видел что-то о вас в какой-то желтой газетенке... Там было что-то про божественную силу и благодать и бла-бла-бла. Не сильно верится.
Джейкоб подается чуть вперед, поднимается со скамьи и выходит в проход, становясь ровно напротив мужчины. Он осматривает его с ног до головы показательно оценивающим взглядом. Кажется, театр одного актера постепенно превратился в полноценную пьесу. Осталось определиться с жанром.

0

6

upd.: с форумом не сложилось, но заявка всё ещё актуальна
Текст заявки: разыскивается Рубен "Рувик" Викториано, из игры the Evil Within.
Учёный, повредившийся рассудком после детской травмы - крестьяне подожгли сарай, в котором находился Рубен вместе со старшей сестрой, сам он обгорел, а сестра не выжила. С тех самых пор Викториано стремился справиться с подступающим безумием и вернуть сестру к жизни, изучая память, возможности объединения или переселения сознаний. Увы, он был предан коллегой и убит, что не пошло на пользу ментальной стабильности. Сохранённый мозг его был использован для создания машины, позволяющей сознаниям разных людей проникать друг в друга и управляться одним. Рувик искал способы сбежать и нашёл в лице Лесли Визерса, который сумел пережить синхронизацию.
Ваш персонаж: Лесли Визерс. Сбежавший из психушки душевнобольной. Чрезвычайно живуч. Чуть более адекватен, чем в каноне. Фактически, на момент начала игры Рувик заперт с Лесли в одном теле с шансом на дальнейшее отселение.
Пример вашего поста:

Пример поста

Ладонь легла на стену — и та податливо прогнулась, как мягкая глина. Лесли смотрел и не верил своим глазам, ведь ещё минуту назад, прежде чем доктор усадил его в то странное кресло и сделал укол, стены были твёрдыми, непробиваемыми. Рука потянулась, чтобы вновь прикоснуться к обманчиво прочной поверхности, но та попыталась сбежать.
Шаг, ещё шаг — дверной проём, за которым должен был быть выход, ускользал, откатывался дальше, будто поставленный на колёсики. Подступающая паника впилась когтями в выступающий позвоночник, заставила замереть на месте, боясь оглянуться. Стена остановилась тоже. Лесли поднял взгляд на беглянку, но она не двинулась.
Это был обман, как те голоса из-за стены палаты, которые звали вылезти из-под одеяла и пойти на крышу, как улыбки медсестёр, протягивающих ему бумажный стаканчик с россыпью разноцветных таблеток, после которых становилось сонно и плохо, а мысли разбегались из головы. Но где тогда правда?.. Неужели за спиной?..
Нет, там костлявая старуха-ведьма, склонившаяся над будущей жертвой. Там доктор Хименес, недовольный тем, что Лесли покинул кресло до того, как ему дали на то позволение. Там чёрная тварь, что прячется еженощно под каждой кроватью, в каждом шкафу.
Гонимый страхом, Визерс сделал крохотный шаг вперёд и зажмурился, не желая больше видеть отдаляющуюся вместе со стеной дверь. По звуку он понял, что ни на дюйм не приблизился к освобождению.
— Обернись, — настойчиво произнёс кто-то у самого уха. Визерса передёрнуло, он втянул голову в плечи, впился неровным краем передних зубов в кровящую губу. Голос не был ему знаком. Это охранник? Это другой доктор? Это новый пациент? Он пришёл, чтобы увести из этого тёмного зловещего места, где нельзя верить собственным глазам?
— Обернись, — повторил Лесли, словно приказывая самому себе. Глаза открыть не отважился до тех пор, пока не развернулся вполоборота.
Беглянка-дверь оказалась всего в паре футов. Рванувшись вперёд, Визерс вцепился в ручку, дёргая во все стороны, лишь бы открыть. Щелкнул замок, и по периметру дверной коробки забрезжил дневной свет. Уже не думалось ни о голосе, ни о возможном наказании — только о том, чтобы скорее уйти прочь.
За дверью не было ни кабинета доктора Хименеса, ни помещения с огромной машиной. Нет, там лежал бесконечный проспект, с обеих сторон огороженный подпирающими небеса зданиями. Некоторые из серых безликих многоэтажек были перевёрнуты невидимым гигантом и шутки ради оставлены плоской крышей на асфальте, другие и вовсе висели в воздухе, то и дело покачиваясь над провалами в земле. За проспектом лежал горизонт, но перед ним Лесли узнал здание.
— Вокзал, — прошептал он, радостно распахнув глаза, в нетерпении подобрав длинные не закреплённые ремнями рукава смирительной рубашки. У постройки из красного кирпича стоял поезд, он ждал единственного пассажира, который бегом спешил вниз по лестнице. — Домой… Лесли поедет домой.
Туда, где они живы.
Туда, где всё по-прежнему.
Оставалось совсем немного. Даже запыхавшись, Визерс сумел бы добраться, но его остановил голос доктора Хименеса. Зов, больше похожий на приговор.
— Лесли, проснись.
Проспект дрогнул и смазался, как картина, уроненная в воду. Серость поплыла, под ногами вместо асфальта разлилась вязкая жижа. Ноги проваливались сквозь, шагать было труднее и труднее. У вокзала состав дал последний гудок перед отходом, заставив сердце пропустить удар. А потом мир перед глазами опять изменился.
— Мама! Папа! — кричал Лесли, пока руки психиатра держали его за плечи, а медсестра примерялась к плечу, готовая вколоть успокоительное. — Поезд уедет! Он уедет без меня… уедет без меня…
Веки тяжело опустились, заставив скопившиеся в уголках воспалённых глаз слёзы покатиться по щекам. Из больницы никуда не деться. Из кошмара никуда не деться.

Отредактировано Филфабет (06-07-2017 19:18:24)

0

7

Форум: gravity
Текст заявки:
Разыскивается истинный император Тамриэля, победитель Дагона и вообще прекрасный человек - Мартин Уриэлевич Септим. Разыскивается Чемпионом Сиродиила и прочим фандомом, которого у нас в достатке, чтобы творить ересь, попадать во все возможные и не возможные приключения, а так же свергать эльфов. Способ для оживления найдем, ЧС готова рыдать на плече и бегать, кидаясь сыром, за то что бросил на произвол судьбы.
В общем очень нужен. Очень ждем.
http://gravity.hutt.ru/viewtopic.php?id … p=2#p47580
Эльфы, кстати, тоже ищутся. А то пока у нас только герои, драконы и целый выводок принцев даэдра.
Ваш персонаж:

ЧС, собственной персоной

Началась эта история в Бруме. Точнее в небольшом домишке у городских стен. Именно так жила самая обычная сиродильская семья: отец семейства был стражником, мать подрабатывала в местной таверне, а дома их ждали трое детей. Ричард, Алессия и Элинор. Первый и последняя, в прочем, ничем особо не примечательны, кроме того, что всю жизнь так и провели в своем родном городишке, влача в общем то самое тривиальное существование.
Среднюю же дочь, в возрасте десяти лет, отдали на послушание в местный храм. Священнослужители всегда не плохо жили, так что родителей вполне можно было оправдать заботой о своем чаде. А не обличить в желании просто сбагрить лишний рот подальше со своей шеи. Ну да не так важны их мотивы, как то, к чем привело это решение в дальнейшем. В шестнадцать лет Алессия попадает в Имперский город, оплот цивилизации и пристанище ученых умов со всей Империи. А еще у священнослужителей был доступ к имперским библиотекам. И именно там просиживала штаны юная жрица, после того, как заканчивались службы и обязательные обряды.
И так бы она и осталась навсегда очередной служительницей Кинарет, о который никто ничего толком и не помнит, если бы в один прекрасный день не наткнулась в лавке торгового района на очень дорогое и редкое издание книги одного из эльфийских мудрецов. И, понадеявшись на свою удачу, решила что раз денег нет, то милостью Богов...
В общем она, наверное, была первой жрицей Девяти, которая оказалась в тюрьме имперского города за то, что пыталась украсть из книжной лавки пятый том "Шестнадцать аккордов Безумия." Правда оказалась она там не надолго. Всего спустя пару часов в камеру к Алессии нагрянула стража. И не просто стража, это было бы совершенно не удивительно, а императорский эскорт клинков, во главе с самим Уриэлем Септимом. Пока юная дева пытается переварить ситуацию и прикидывает, что именно ей делать надо, капитан Клинков отворяет секретный проход, который является главным путем к спасению. А потом были катакомбы, лабиринты, крысы и гоблины. Мифический Рассвет и битвы, большую часть которых Алессия просто пряталась за ближайшей колонной. Потому что она не боец, и подставляться под чужие удары совершенно не собиралась. Девочка из Брумы стала свидетелем того, как погиб от клинка ассасина император и вышла на свободу. Пусть книгу она так и не получила, но теперь сжимала в руках амулет, что ярким рубином сиял на солнце. Конечно ей была не совсем понятна мотивация - почему именно ее надо было отправить к Клинкам? Почему император так отчаянно в нее верил.
В общем, проникнувшись историей о том, как древний и ужасный культ решил изничтожить их мир, Алессия направилась к неведомому ей Джоффри. Чем быстрее она передаст амулет, тем быстрее все это проясниться. А значит надо поспешить. И не отвлекаться на всякие двери, что внезапно появляются посреди озера... Не вышло. Просто потому что слишком уж соблазнительным казался шанс изучить такую аномалию, аналогов которой она никогда не встречала.

Пример вашего поста:

Пример поста

Все было слишком быстро. Все было... Алессия еле успела перевести дух, откинувшись на холодную стену собора и прикрыв глаза. В общем тут и кроме нее было достаточно людей в таком состоянии. Но они отбили весь город, даже дворец, в который, по началу, даже соваться, казалось, не было никакого смысла. Так. Выдохнуть. Перевести дух. И найти, наконец то этого самого Мартина. За которым, ее, кстати, и посылали. А не просто перебить всех возможных даэдра в округе.
Девушка поднимается на ноги, осмотрев храм, и направляется вниз. В начале боя именно туда священники увели гражданских. Она то знала, что подвал любого из храмов может выдержать если не прямую атаку, то переждать тяжелое время там можно. Еда, теплая одежда - все, чем были богаты хранили именно там.
Сбежав по ступенькам, Алессия огляделась вокруг. Три двери, просто рулетка. Ладно, начнем с центральной, а там разберемся. Перехватив по удобнее кинжал, она делает пару шагов к двери, аккуратно толкая ее от себя. Тишина, единственное, что ее встречает здесь. Но надо осмотреться, кто знает, куда они могли запрятаться. Хотя такими темпами она и потратит еще несколько часов просто на то, чтобы найти. А потом еще приведи, и вряд ли этим все ограничится. Давайте это признаем.
Алессия спускается вниз, оглядываясь по сторонам. И ловя себя на том, что прислушивается к каждому шороху. Ну не может тут быть никого... ну кроме гражданских, которых она и ищет, и нежити. А нежить это уже не так и страшно. После прогулки по плану Обливиона, вообще не страшно.
И вот, из-за очередной двери слышится хоть какой то звук. Нашла! Никогда не думала, что вообще можно так радоваться. Потому что, при всей безобидности местных подземелий, они кажутся безумно странными и неуютными. Что странно, потому что в подземельях монастыря, где она выросла, ученики и послушники постоянно прятались в таких местах с книгами. А тут просто хочется поскорее сбежать.
- Ну наконец то я хоть кого-то... - она толкает дверь и замирает на пороге. Мужчина и женщина, которые стоят перед ней мало похожи на гражданских и меньше всего похожи на наследника Уриэля Септима. Она видела его, пусть и мельком, когда проходила через собор. А монахи уводили людей. И это точно не он, - А вы... кто?
Похожи на воинов. Или искателей приключений. Или зашли под шумок пограбить, или вообще не понимают, что именно здесь происходит. Наверху бойня, а они тут сидят. Алессия шумно выдыхает, прожигая обоих взглядом. Надо, наверное, успокоиться. И воспринимать все попроще.
- Тут мимо Вас не проходили служители храма? - ну хоть что-то они вообще могут знать из того, что ей надо. Может все не так и плохо, как ей показалось по началу.

0

8

Форум: BIFROST: теория струн
Текст заявки: Тебя зовут Мако Рутледж, и ты, чёрт побери, серьёзно один из самых опасных и разыскиваемых преступников на этой планете. В тебе два метра с лишним роста, 250 килограмм жира и мышц, огромная как твоя задница любовь к деньгам, насилию и, конечно, мягким плюшевым штукам. А ещё крюк с ржавыми гвоздями, дробовик и большой список мест, которые тебе ещё предстоит разорить и ограбить.

Обо мне:
— Играю в ФРПГ около десяти лет, пишу прилично, соигроки не жаловались;
— Хорошо знаю лор Овервотча, люблю его, игру, комиксы, даже фэндом люблю;
— Уже есть несколько идей для отыгрыша, как отдельных квестов, не связанных между собой, так и по таймлайну;
— Пишу посты от трёх тысяч до шести тысяч знаков. Я предпочитаю быстрый и насыщенный отыгрыш. Если вы из тех, кто пишет по десять-пятнадцать тысяч знаков и ждёт того же в ответ, вам, вероятно, со мной будет некомфортно;
— Могу общаться с вами в режиме «игра онли», могу общаться чуть ближе и обсуждать игровые новости и фэндом, могу общаться совсем близко со временем. Всё зависит от вашего желания и обоюдной симпатии;
— Вечерний онлайн, преимущественно 18:00-19:00 по Мск.

Что я хочу отыграть:
— Броманс. Лучшедружество, деловые отношения, тыры-пыры, всё такое. У Хога характер не сахар, Джеймисон тоже не подарок, но они ведь как-то выбрались из Аутбэка вместе и стали преступниками, которых разыскивают во всём мире, верно? Мне интересно отыграть, как два совершенно непохожих друг на друга человека смогли сработаться и стать в какой-то мере близки друг к другу.
— Ограбления. Киднепинг. Поджоги. Взрывы центральных точек организаций, которые так или иначе связаны с омниками. Всё то, за что срок в тюрьме стал больше, чем вся территория Аутбэка.
— Как вы уже поняли, планы на персонажей у меня не включают их вступление в Овервотч (разве что как наёмников, которые могут забрать деньги и что-то очень ценное, что им не принадлежит, но очень нужно слабым и немощным. Обычным людям, например) или какие-либо другие героические позывы. Анархия, хаос, разрушение — вот это будет хорошо, вот это будет славно.
— Я не имею ничего против AU. Мне очень нравится история Halloween Terror, например.
— Я не против пейринга, хотя всякие смачные детали лучше обыгрывать исключительно в ЛС. Выполнение этого пункта совершенно необязательно — для меня это скорее guilty pleasure, и я к вам лезть ни в коем случае не буду, если оно вам не надо.

На самом деле я очень, очень, очень-очень-очень жду соигрока на Хога и искренне надеюсь, что мы друг другу подарим несколько незабываемых месяцев полной адреналина и бандитского Аутбэка игры. Приходи, m8.
Ваш персонаж: Джанкрэт (Джеймисон Фокс) — подрывник, вор, убийца, больной ублюдок и прочие нелестные эпитеты.
Пример вашего поста:

Пример поста

Какой чудесный день! Флэт уайт был на вкус почти австралийским, мостовые в кои-то веки были залиты не дождём, а привычным солнечным светом, и это уже не говоря о том, что сегодня намечалось крупное дельце. Даже если Фокс больше не работает с Мако, это не значит, что он должен забыть о больших возможностях, которые не только увеличат награду за его голову, но и потенциальный тюремный срок.

Их, конечно, разыскивали после кражи Британской короны и скипетра; СМИ истерично писали статьи и брали интервью у охраны и полицейских, за любую информацию о местоположении преступников обещали солидный куш. До того, как они поссорились, Джеймисон всё гоготал, мол, им стоит себя сдать, а потом оставить всех с носом и улизнуть как тогда от Стервятников, но чем сильнее Джанкрет хотел прославиться, тем напряжённее становился Мако, которого, как потом оказалось, это порядком достало.

Фокс закрыл шкафчик в ванной и уставился на отражение, появившееся в замызганном зеркале: небритое лицо, мешки под глазами, какая-то грязь на носу и на лбу, пара покраснений. Чёрт побери, он хорошо работал и в одиночку, ещё тогда, когда не выбрался из Аутбэка. Что насчёт того, как он скрывался и выживал, когда его преследовали из-за «сокровища»? А похищение продовольствия с грузов, которые контролировали банды? Установка взрывчатки на разрушенном заводе, где Анаконды целыми днями просиживали жопы из-за того, что не смогли урвать себе место под солнцем и обзавестись даже водой? Он был способным, быстрым и умным; конечно, он сможет провернуть любое дело и без чужой помощи.

В зеркале отразилась широкая улыбка, которая обнажила ряд пожелтевших зубов.

***

СМИ, конечно, истерично визжали не только о похищении Британской короны. Сейчас их весь мир знал в лицо, поэтому Фокс предпочитал натягивать козырёк кепки поближе к носу, а круглые очки почти вдавливал в кожу, рассматривая сквозь тёмные стёкла улицы Кингс Роу. Что-что там о них сообщал «Криминальный час»? «Вооружены и очень опасны, специализируется на взрывах, поджогах и разрушении»? О да, Джеймисон обожал взрывы и всё, что с ними было связано: тяжёлый запах пепла, яркий свет огня, тряску под ногами и ощущение глухоты в ушах, из-за которого приходилось общаться жестами или визжать на всю пустыню, чтобы собеседник тебя услышал. Он не мог жить, не разрушая — в тюрьме Джанкрет два месяца даже зажигалку в руках не держал, из-за чего у него стали постоянно трястись пальцы, ладони потели, а губы были искусаны в кровь, и это уже не говоря о навязчивых мыслях, из-за которых он забывал, как дышать. «Взорви камеру, иначе случится что-то очень плохое», — Фокс не знал, что именно, но он был уверен, что это будет хуже любой пытки Стервятников, даже той чертовой ледяной ванны. Сколько Джеймисон себя помнил, этот страх всегда жил с ним, как и тяга к уничтожению чего-то важного для других людей.

Девять часов вечера.

Кингс Роу не был похож на Сидней — вместо стеклянных зданий и вечного солнца здесь был холодный бетон, кирпич и промышленные заводы, которые надежно хранили у своих стен многочисленные пабы, торговые центры, спа и отели. Туристам нравился центр и цены на выпивку, местные жили даже лучше, чем в Мельбурне. Фокс прекрасно это знал — гораздо комфортнее жить в стране, чья земля не поражена радиацией, даже если здесь постоянный ветер и дождь льёт как из ведра. В конце концов уж лучше ливни, чем снег и мороз, пробирающийся даже под два свитера.

А ещё здесь было много музеев. Старинные, современные, экспериментальные — у каких-то история была такой длинной, что Джеймисон поражался, как эти здания до сих пор стоят. Музеи оптики и галереи современного искусства слабо интересовали Фокса, а вот о Национальном он прочитал всё, что нашел в Сети. Сюда привозили самые значимые экспонаты для Англии, здесь выставлялись полотна давно умерших художников и старинные монеты, скульптуры фараонов и древние сосуды. Когда они только приехали, Джанкрет потратил целый вечер на просмотр виртуальной галереи: особенно ему понравилась «картинка с подсолнухами», как он её тогда назвал, потому что он обожал жёлтый цвет. Но её они решили пока не трогать: их выбор с Хогом упал на корону Британской империи, ведь за неё можно было выручить на чёрном рынке больше, чем за любой другой экспонат.

А сейчас там было это чёртово ожерелье. Египетское или римское, Фоксу было плевать — главное в нём было то, что оно было красивым, блестящим и чертовски дорогим. Ему хотелось прикоснуться к нему так нежно, как он не касался ни одной женщины: тепло огладить пальцами край драгоценных камней, почувствовать мягкий холод золота под ладонью и посмотреть, как украшение заиграет в свете его рабочей лампы. Золото и драгоценности манили его почти так же сильно, как и свет огня, но конечным пунктом ожерелья должен был стать чёрный рынок.

Джеймисон ржал весь вечер, когда понял, сколько же богатеев стремится приобрести что-нибудь редкое — доставать для них драгоценности было почти так же увлекательно, как уничтожать омников по заказу. Правда, ещё веселее было срывать им сделки и убивать их, если что-то шло не по плану. Особенно взрывчаткой. Особенно когда её можно было поместить в разорванную грудную клетку. Или, скажем, живот.

Единственной проблемой могла стать усиленная охрана и она. Фокс видел тот репортаж про убийство «какого-то там важного омника», и видел, у кого потом журналисты брали интервью — девчонка в апельсиновых лосинах и очках выглядела очень расстроенной, но уверяла зрителей, что они во всём разберутся. Кто эти «они» Джеймисон не знал, но почему-то эта пташка постоянно оказывалась в самых горячих местах и удивительным образом всех спасала, после омерзительно ободряюще улыбаясь на камеру. Проблема была не сколько в девчонке, столько в том устройстве, что она носила на груди.

Возможно, из него следовало сделать один из самых запоминающихся фейерверков во всей истории Англии.

***

План у Фокса был тот же, что и в прошлый раз, только проникнуть в музей ему придётся с другого хода и не надеяться на то, что кто-то прикроет спину. Ожерелье находилось в главном зале, чтобы добраться до него, нужно было пересечь уйму коридоров и вырубить несколько десятков охранников — они не были проблемой в отличие от камер и сигнализации, которую ни в коем случае нельзя было включать.

— Жалко, что тут просто нельзя снести половину стены, — сердито буркнул Джеймисон, возясь с замком двери чёрного хода. Почему-то в прошлый раз здесь был охранник, которого они с Рутлуджем вырубили и спрятали тело в ближайшие кусты.

Музей был подозрительно пуст. Фокс старался ступать как можно тише, находясь в «слепых зонах» камер и то и дело прислушиваясь — какого чёрта здесь никого нет и в него никто не собирается стрелять? Праздники сейчас в Англии, что ли, и вся охрана решила уйти надраться в паб? В зале, посвящённому Древнему Риму, он наконец напряжённо остановился и прикусил пересохшую губу, проверяя взрыватель у себя в сумке. Если что-то пойдёт не по плану, жителям ближайшего многоэтажного дома придётся попрощаться со своими жизнями прямо в кроватках.

Отредактировано greenspot (01-07-2017 11:50:37)

0

9

up! Форум: http://crossdom.rusff.ru/
Текст заявки: себастьян//джонатан кристофер моргенштерн. на самом деле, кто в нижнем мире не знает себастьяна? да, да того самого, что клялся поднять ад на землю, раз уж небеса его не ждут. ты прав брат, таких как мы, у райских ворот не встречают. описать тебя двумя словами, пожалуй, разве что – сумасшедший ублюдок, именно так с рычанием сквозь плотно сжатые зубы, сплевывая выступившую кровь. мы оба знаем кто ты, пожалуй, ты даже лучше чем, кто либо. я все еще порой заблуждаюсь, выискивая на дне твоих обсидиновых глаз, что-то светлое, что тебе тоже жаль тех, кто пал от твоей руки. ты снова усмехнешься, растягивая – кларисса; точно так же ненавистное мной, полное имя, как тебе то, что дала наша мать при рождении. ты мой старший брат, моя кровь, растворенная в демонической составляющей. единственный, доживший до сегодняшнего дня, родственник. и я, к своему ужасу, приложу все усилия, чтобы таковым ты пробыл не долго.
на джонатана//себастьяна у меня есть заявочка, это для тех, кто не любит анкеты, точно так же как я.

мои пожелания к игроку остаются неизменными, сколько их не озвучивай:
► знание канона, в идеале книжного полностью, дополнительно к экранизациям, хотя бы сериальной, чтобы знать, что мы и с чем нас едят. [или хотя бы википедийное – относительно книги]
► любовь к себастьяну, та темная и запретная. вы должны понимать его, осознавать, насколько этот персонаж аморален, извращен и буквально вывернут. ведь именно в этом его особенный цвет
► быть готовым играть и общаться, если вы надумали придти на пару дней, можете даже не отвлекать ни меня, ни других. мне нужен постоянный себастьян, ибо на этот персонаж у меня чертова туча идей.
готовность общаться и обсуждать. я быстро угасаю, если в ответ вижу сухое – меня все устраивает. я хочу взаимодействия, мне нужна отдача, азарт и общение.
►к интерпретации себастьяна не придирчива, но имею свой взгляд на характер и историю, если же ваш в корне не совпадает с моим, то вероятность того, что мы не уживемся – возрастает. Поэтому, прежде чем писать анкету, лучше пообщаться со мной.
► к размерам постов не требовательна, сама пишу от 3к – 7к, подстраиваюсь под игрока. скорость полностью зависит от вас и  вашей увлеченности. но! я не дергаю по постам, и, не требую каждые три пять дней по шедевру, если вы укладываетесь в установленное проектом раз в месяц, при этом активны на других фронтах, то меня это устроит, если больше – я буду в диком восторге.

о себе могу сказать,  что требую лишь то, что могу дать сама. не больше, ни меньше. если мне не даете то, что я даю вам, все это быстро угасает. то бишь, все это, – игра коллективная, и, никак не в одни ворота с моей стороны.
стилистика написания у меня – своеобразная, кому-то нравится, кому-то на любителя, поэтому, не стесняйтесь просить посты, больше постов, чтобы понять, что я за фрукт и с чем меня едят.
относительно игры на кроссе, если у вас не будет желания играть с другими фандомами – я не стану настаивать,  это личный выбор каждого. но внутри фандома, есть по крайней мере еще несколько человек, что с радостью с вами сыграют.
Ваш персонаж: как можно было уже догадаться, мой персонаж – клери фрей//фэирчайлд//моргенштерн – это кому как по душе хд  рыжое ЧП всего нью-йоркского института и по совместительству «любимая» дочка главной головной боли всего сумеречного мира. валентина моргенштерна. чей светлый облик будут помнить еще десятилетиями, хоть чего-то он добился. упрямое рыжее недоразумение, нарывающая заноза, в энном месте у конклава, что нарушает большинство из возможных законов, что были установлены в этом сумеречном мире. еще задолго до того момента, пока с ними ознакомится.
Пример вашего поста:

Пример поста

знаешь, реальнее мира вдруг стали сны,
те, что приходят под утро с холодным потом.
и в зеркалах отражения глаз дурных
словно без слов вопрошают с ехидцей "кто ты?".

Под ее ногами шуршала пожухлая листва, по крайней мере, в тот момент, Клэри хотелось думать, что это листва или старые выпуски "нью-йорк таймс", за прошедшую неделю/месяц/год, коих обычно много валялось в таких вот темных проулках. Богом забытых местечках. А если учесть, какие твари обитали в таких местах, то и дьяволом эти укромные уголки были давно позабыты и позаброшены. Непривычно холодный ветер, для этого времени года, пробирал до кости, заставляя кожу покрываться мелкими показателями крайнего не уюта – мурашками; или это просто был очередной приступ страха, который она списывала на климатические явления, крепче цепляясь одеревеневшими пальцами за рукоятку клинка, чей свет освещал ей дорогу впереди. Озноб катился по спине, касаясь холодными пальцами каждого позвонка. Кларисса буквально чувствовала, как от каждого шороха волосы встают дыбом, а она все сильнее закусывает внутреннюю сторону щеки, чтобы не проронить ни звука. Достаточно шороха ее шагов, и, совершенно точно, позабытого стеле, где-то на тумбочке рядом с кроватью, в которой уже нет и следа ее сонного спокойствия. И, если быть честной, хотя бы сейчас, и перед собой, то, девушка, давно пожалела о том, что сунулась в этот проулок в одиночку. Ночью. Уже мысленно предвкушая тревожный взгляд Джейса, раздраженную Иззи и грандиозную выволочку от Алека. Неизвестно, что ее пугало в тот момент больше, ну, кроме шороха где-то за спиной. Волосы разметаются по плечам, при очередной повороте, лезут в лицо, заставляют щуриться. У нее дыхание, сбитое, поверхностное; сердце бьется рваным ритмом, качая по венам и артериям страх, чистый, ничем не разбавленный. Фрей давно призналась самой себе, что ей страшно, чертовски. Но упорство, мать бы сказала упрямство, продолжает подгонять ее со спины, заставляя проходить все дальше в проулок, который, совершенно точно, окончится тупиком. Фэирчайлд не знает, откуда ей это известно, но она в этом уверена. Как в том, что солнце встает на Востоке; у Саймона специфическое чувство юмора и полное отсутствие фантазии; а у Джейса глаза непередаваемого цвета, который не берет даже палитра карандашей, которые «позаимствовала» у Магнуса.
Здесь ей все кажется до абсурда знакомым. Будто бы она была здесь раньше. Ощущение до крайности противное, липкое, растекающееся где-то по спине, впитывающееся в кожу. Он, проулок, будто старый друг, которого не видела лет десять, а узнаешь, разве что по отдельным чертам или тому, что тебя окликнули по имени, ведь ты не изменилась, нисколечко. Она угадывает с точностью, что поверни налево, там будет обшарпанная вывеска, давно висящая на одной проржавевшей петле. А разобрать, что написано, с трудом можно и в погожий день, что уж говорить о поздней ночи, когда единственный источник света это ангельский клинок, не позволяющий хрупкой тени, что дрожит на стенах домов, сгинуть вместе с хозяйкой в пучине неизвестности. Клэри уверена, что дверь там будет не заперта. Да и зачем запирать давно заброшенное? Горло сжимает неприятный ком, на ум приходит сравнение с отелем Дюмор, в котором была не так давно.
Ступени под ногами скрипят одна за другой, будто играются, она молит ангелов о благосклонности к ней этой ночью, но, видимо, ангелы таких, как она, не хранят. Ибо очередной, раздающийся в тишине, скрип порождает многоголосое  эхо, разносящееся по всему дому, и если кто и не услышал ее появления, то только глухой. Фрей, в очередной раз дает себе мысленную затрещину, за излишнюю беспечность и забывчивость, минуя пролет за пролетом. Ее словно магнитом тянет куда-то вперед. Порождая в груди это чувство полной неопределенности. Пугающей неизвестности.
Старая дверь неприятно скрипит, когда девушка, легким прикосновением, толкает ее вперед. Чаша освещает помещение тусклым светом, совершенно не ярким, инородным. Но не это заставляет ослабевшие пальцы выпустить клинок из рук, совершенно не обращая внимание на глухой стук о деревянный пол. Страх - первобытный, животный в глазах матери. Клэри делает шаг вперед, давя в себе это детское желание расплакаться, тянет к женщине руки. Влага собирается в уголках глаз, неприятно пощипывая, мешая разглядеть самое главное. Третьего в помещении. Чьи-то пальцы больно сжимают предплечье, разворачивая к себе. Клэри с трудом улавливает чей-то крик, где-то на периферии сознания, похожий на ультразвук. Вызывающий лишь одно желание - заткнуть уши и бежать отсюда как можно дальше, забыв обо всем. Матери/чаше/Валентине/ войне, или что там еще ждет их, за следующим поворотом? Боль обжигающая растекается по телу, единственное, и,  последнее, что успевает заметить Фрей, темные радужки глаз, практически черные. Прав был когда-то Лайтвуд; как была самонадеянная, упертая примитивная, слабая и беззащитная - такой и умрет. Ее собственный клинок, так неосмотрительно оставленный у самого входа, прошивает тело, входя по самую рукоять. И это чертовски больно. Осознание нелепое, практически на грани с потерей сознания. Ноги слабеют. Она становится глуха к внешним раздражителям, единственное, что еще волнует, ее измученная мать, которая пытается подбежать к ней. Деревянный пол непривычно мягок, Кларисса делает последний вздох, что разливается свинцовой тяжестью по всему телу.
Она открывает глаза, сидя в темной комнате, в институте, все еще не до конца осознавая, что пережитое было лишь сном. Мокрая футболка, что когда-то позаимствовала у Джейса, неприятно липнет к телу, холодя кожу. Она перебирает пальцами влажную ткань, пытаясь убедить себя, что с ней все нормально. Сердце готово вырваться наружу. В голове набатом мысли, что не давали покоя там, во сне. Она знает это место. Девушка сжимает плотно губы, где-то в груди поднимает голову холодная решимость. Сейчас или никогда. Ей стоит проверить и наплевать, что на часах… Клэри  шарит рукой по прикроватной тумбочке, выискивая телефон, дисплей загорается почти мгновенно, когда она проводит  пальцем по экрану. Только перевалило за полночь.
Холодный пол кусает за ноги, будто бы противится тому, что сейчас должно произойти, и ей бы прислушаться к голосу разума, который твердит оставаться в этой комнате, лечь в кровать и постараться заснуть. Перестать изводить себя мыслями о пропавшей матери, которую, по заверениям Лайтвудов, уже начали искать.  О каких плодотворных поисках идет речь, Фрей не знает. Они восемнадцать лет прожили под боком у Нью - Йорксого института, но так и не были обнаружены, до последнего момента; о безумном отце, который стал главной проблемой института, снова. Которая, между прочим, ее, Клариссу Фэирчайлд/Моргенштерн, не должна была волновать. По лицу пробегает рябь, отвращение не так легко скрыть, даже при мысли, что кто-то назовет ее отцовской фамилией, а таких, Клэри знает наверняка, не мало. Слухи распространяются как костер в страшную засуху, быстро и без возможности остановить. Известие, что дочь Валентина объявилась в сумеречном мире, будоражит сознание общественности. И Клэри готова дать руку на отсечение, если ее не сожгут первой, как главную ведьму, если оправдаются опасения Клэйва относительно подозрительной активности бывших приспешников круга. В чем-то сумеречный мир совершенно не отличается от примитивного.
На плечи ложится холодная кожа куртки, руки сами собой тянутся к прикроватной тумбочке, зажимая тонкое стеле между пальцами. В памяти еще свежи воспоминания о допущенной оплошности, пусть и  не реальной. Но, вот в нынешней реальности, она такую глупость не совершит. Когда-то могла – не сейчас. Последствия могут быть фатальными, в первую очередь, для нее. Зеленые глаза цепляются за собственное отражение, и, в голове, в рое мыслей, можно найти ту самую, когда она стала такой? Где ее яркие футболки,  с детскими принтами, синие джинсы и любимые кеды, которые носила не снимая. Сейчас не только ее жизнь, буквально, вся она окрашена в черный. Она уже не выбивается из ровного строя сумеречных, быстро переняла с десяток возможных правил и постулатов. И внешний вид, кажется, тоже.  Фрей думает - слишком быстро. Но как бы она не одевалась, что-то неуловимое, все же остается в ее взгляде, природная затравленность, наивная надежда на лучшее и какая-то слабая беспомощность, сворачивающаяся кольцами на дне ее глаз цвета хризолита. В ней еще не удалось вытравить эту примитивную неуклюжесть. Кажется, уже пол института взяло на заметку, если слышишь грохот в коридоре или звон разбитой посуды, именно там ты найдешь Фрей. Девушка тянет край темной футболки вверх, рисуя на уровне первого из ребер руну, что позволила бы передвигаться бесшумно, кажется, о ней говорила Изабель, нехотя помогая убрать учиненный ею, Клариссой, разгром на тренировке.  Говорят, что люди учатся на своих ошибках.
Коридор ее встречает ночной тишиной. Тревожащей. Тихими разговорами дежурящих  в институте, гудением техники, где-то на первом этаже и относительным спокойствием, если не считать торопящегося по своим дела Черча, что одаривает девушку недовольным взглядом. Кажется, в этом месте ее не любит каждый второй, если учесть чету Лайтвудов - каждый первый. Макс говорит, что этому коту мало кто нравится, если честно, Клэри это нисколько не успокаивает. Если бы с жителями института была так же просто как с котом. Покорми и ты его друг навеки, Джейса не берем в расчет. Блуждающая улыбка касается губ. Вряд ли кто-то из Лайтвудов клюнет на еду, даже, с учетом, отвратительной готовки Иззи.
В ее голове часы отмеряют неровный счет секунд, когда она замирает около двери, в комнату Изабель, самую ближнюю от нее, пытаясь определить возможность того, что кто-то из ее новых знакомых сейчас не спит. Ей совершенно точно, не хотелось бы столкнуться с кем-то из них, потому, что придется объяснять, такой не свойственный для нее, в последнее время, вспомните о постоянных изнурительных тренировках и постоянных поисках нити, за которую можно ухватиться, чтобы та вывела к пропавшей матери, лунатизм. Да и чтобы она ответила?
В голове появляется прообраз неловкого разговора. В котором она бы теребила тонкими пальцами край футболки, пытаясь придумать достойное оправдание ее передвижениям ночью, по институту, без ведома Алека или Ходжа. Джейса, в конце-то концов. Сжимала бы карминовые губы в тонкую линию, слегка закусывая нижнюю, хмурилась, и, совершенно точно, отказывалась бы смотреть в глаза собеседнику. Потому, что ее глаза - зеркало души. Той самой, потрепанной, в которой потемки. Ночные сумерки, как в том проулке, в который тянет словно магнитом; том проулке, который находится в полутора кварталах от дома Люка,  в котором, когда-то, проводила недели две от летних каникул.
Ей бы собраться с духом и попросить помощи. Просто набрать давно изученный номер, который, даже стерев из записной книжки помнишь лучше, чем девять один один. Но мешает, что-то незначительное, казалось бы, совершенно не свойственное ее натуре. Гордость. А еще обида на то, что скрывали с матерью, что смотрели этим набившим оскомину жалостливым взглядом, когда снова и снова приходилось прибегать к помощи мага. Где-то на задворках сознания гуляет, словно перекати поле, мысль. Мешает совсем не это, просто рисковать Люком из-за своих проблем - выше сил. Кто-то называет это благородством.
Она шикает на кота, прикладывая палец к губам, смотрит практически осуждающе, на нарушителя ночного спокойствия. Ее спасительной тишины. А он, недовольно мяукнув, продолжает свое шествие. Впервые она сталкивается с незнакомым ей охотником на лестнице, спускаясь к главному выходу. И, даже несмотря на то, что внутри все холодеет, а ногти впиваются в ладони, она вздернув подбородок идя в нужном ей направлении. Минуя зал для тренировок и оружейную, в которой слышится гул голосов, так быстро, будто бы за ней гонятся демоны или сам Валентин. Она понимает, что если ее, кто-нибудь, сейчас остановят, весь ее план пойдет прахом, развеется пеплом по ветру. Ей кажется, что если дождаться рассвета, что было бы более разумно, в данной ситуации, та тонкая, связующая, нить, которая может привести к матери/чаше/Валентину - оборвется, снова. Им снова и снова придется искать новый край, за который можно ухватиться.
Толкая тяжелый дубовые двери, Клэри не в первой чувствует себя так, будто совершает одну из самых больших ошибок в ее жизни. Первая, у нее в списке, пожалуй, идея пойти в «пандемониум», следуя за хамоватым красавчиком. Улица встречает ее прохладой ветра, который пробирается под одежду, холодя кожу, остужая пыл и леденя душу. Девушка не позволяет себе даже оглянуться. Выходя испод защиты института, впервые, за долгое время, в одиночку. Она может кожей прочувствовать всю враждебность окружающего ее мира. Даже если это, всего лишь, зловещий шелест крон деревьев, которые окружают старую церковь. Она не сразу понимает, что шепчет, еле слышно в нарастающем гуле непогоды.
- Что же я делаю, - мысленно добавляя «ангел сохрани». Первые капли падают на лицо, заставляя жмуриться от неожиданного нарушителя ее [не]спокойстия. В тот вечер ей начинает казаться, что все вокруг против нее, и ее плана, который на тот момент кажется, практически идеальным. До примитивного глупым.

0

10

Форум: http://crossroyale.rusff.ru/
Текст заявки: Нам с женой и будущей невесткой позарез хочется найти сына. Мы - это целый каст по "Пиратам Карибского Мора" в лице Уилла, Элизабет, Карины и Салазара, собравшиеся на отличном кроссовере, чтобы поиграть по событиям после пятой части. У нас собственный сюжет, завязанный на возвращение Салазара, его сделку с богиней Калипсо и планы самой Калипсо в отношении семейки Тернеров, которая, разумеется, против богини и ее приспешников сидеть сложа руки не станет. Да, и не забывайте о клешне Дэйви Джонса и ракушках на полу спальни.
Напомним, что Генри Тернер - сын Уилла и Элизабет 20-ти лет от роду, который вместе с капитаном Джеком Воробьем, Кариной и Гектором Барбоссой нашел и сломал Трезубец Посейдона, таким образом сняв все морские проклятия, ради свободы своего отца. Когда семья воссоединилась, Генри остался с родителями в Порт-Рояле, недалеко поселилась Карина, с которой он часто видится.
Одним прекрасным днем Генри нашел записку от отца, в которой сообщалось, что Уилл отправился за его матерью, которой вздумалось уплыть неведомо куда (и за ней Элизабет просила не плыть, но это же Тернеры). Пока родители отсутствуют, некто попытается пробраться в их дом, чтобы использовать Генри в своих целях.
От событий фильма у нас в угоду своему сюжету сделано одно изменение: Салазар выжил в пучине, взобравшись вместе с остальными на борт "Черной Жемчужины", оказав помощь Карине, которая чуть не сорвалась в морскую бездну. Судьба Гектора вариативна: он мог как погибнуть, так и выжить, но, возможно, он все же упал в море, где его еще раз могла подобрать и оживить богиня Калипсо.
Ваш персонаж: Мой персонаж - это Уилл. Бывший кузнец, сын пирата, волей судьбы и одного воробьистого капитана на смертном одре оказавшегося прикованным к "Летучему Голландцу", чтобы перевозить души погибших в море в иной мир, довольствуясь визитом на сушу один раз в десять лет. После снятия проклятия своим сыном вернулся домой в Порт-Роял, куда однажды заглянул в гости вовсе не мертвый окончательно Дэйви Джонс.
Пример вашего поста:

Пример поста

Elizabeth Swann: Will, I had no choice.
Will Turner: You chose not to tell me.
Elizabeth Swann: I couldn't. It wasn't your burden to bear.
Will Turner: But I did bear it, didn't I? I just didn't know what it was.

Когда Элизабет ушла, было утро, всего пара часов до полудня. Уилл выскользнул из дома еще на рассвете, сказав жене, что будет работать у себя в кабинете (одной из заставленных шкафами комнат с массивным столом, где он часами корпел над схемами "Голландца", обдумывая, как еще можно улучить без того один из самых лучших кораблей в Архипелаге), и попросив не беспокоить его до обеда, а то все умные мысли тогда разлетятся. Для чего, мол, встал пораньше, чтобы побыстрее управиться и провести остаток дня со своей вновь обретенной семьей.
Элизабет знала, что Уилл неспроста затеял возню с кораблем. Проклятие снято, "Голландец" превратился в обычный корабль из дерева, железа и парусины, настрадавшаяся команда наполовину разбежалась - кто ушел жить своей жизнью, кто, как отец, остался, потому что им не хотелось никуда уходить и на суше никто их не ждал. Уилл с легкостью отпустил всех, кто хотел уйти, и был признателен тем, кто остался. Некоторые из суеверного страха даже предлагали отправить "Голландец" на дно, но Тернер рассудил иначе: он объяснил, что наличие корабля - это хороший старт, без корабля начать новую жизнь может быть трудно. С кораблем - станет легче.
У моряков и впрямь больше возможностей, а без моря Уилл давно жизни не мыслил. Море и забрало его жизнь - что фигурально, что и буквально. Но чем заняться? Торговыми перевозками, развозить с острова на остров кофе, табак да пряности? Трюм у "Голландца", конечно, большой - но это же тоска презеленая. Наняться в береговую охрану или сопровождать грузовые суда? Уже лучше, однако Тернеру претила сама мысль подчиниться еще хоть раз английскому офицеру: ему по самое горло хватило выкрутасов Беккета, да и Генри рассказывал, как другой англичашка попытался наложить лапу на Трезубец Посейдона, грезя о славе Британии. Не говоря уж о том, что кровь пирата требовала свободы. Нет, Уилл согласен иметь дело с чинами на суше, но в море - в море он останется хозяином сам себе и своему кораблю.
Что же делать?
В последние дня три бывший пират себе голову сломал, пытаясь придумать выход из ситуации, о чем Элизабет, разумеется, не говорил. Хватит с нее волнений по поводу статуса своего мужа, потому что за прошедшие почти двадцать лет в официальных списках Тернер числился пропавшим без вести - шутка ли, объявляться на суше всего дважды за это время, на поросшем травой берегу, не имея даже возможности переступить порог родимого дома, чтобы увидеть семью. Какая уж тут бумажная волокита. Достаточно того, что пришлось сплавать на необитаемый островок, куда направила купленная у подозрительного типа в таверне карта - и хорошо, что клад в той пещере на самом деле нашелся. Он был невелик, но денег хватило на то, чтобы уладить проблемы с бюрократией, и еще осталась примерно половина, которую Уилл закопал недалеко от Порт-Рояла - на черный день.
Тем не менее, "восстав из мертвых" во второй раз, на этот раз в официально-бумажном смысле, Уилл поймал себя на мысли, что правильный документ дает большие возможности. И эта мысль привела к рождению идеи. Поэтому тем ранним утром, выбравшись из окна кабинета, запертого на ключ изнутри, пока жена и сын спали, Тернер направился в город, а точнее - на аудиенцию к губернатору, куда записался сразу же, три дня назад, когда его посетила идея.
Разговор с губернатором Смитом, занявшем должность погибшего отца Элизабет, вышел недолгим, но деловым. По существу, потому что губернатор - занятой человек, а проситель - стремился побыстрее вернуться домой, пока его не хватились.
- Признаться честно, ваша просьба ставит меня немного в неловкое положение, мистер Тернер, - выслушав Уилла и взяв паузу на раздумие, произнес губернатор Смит. По первому впечатлению этот человек говорил взвешенно, разумно и твердо, а характером напоминал покойного губернатора Суонна. - Да, я вошел в положение вашей жены и помог ей устроиться много лет назад, когда вы пропали, а теперь, как мне доложили, вы выправили бумаги о своем возвращении... Но, как добрый друг покойного отца миссис Тернер, я все же порекомендую вам, мистер Тернер, найти себе занятие поспокойнее. Может, найдете себя в морской логистике? Прибыльное дело, стабильный доход, никакого риска сверх ожидаемого. Вы ведь семьянин, мистер Тернер, подумайте о вашей супруге и сыне, которые уже потеряли вас однажды почти на два десятка лет.
Уилл тихо вздохнул и как можно спокойнее попытался донести до того свою мысль:
- Вы все правильно говорите, губернатор. Я пойду на все, чтобы защитить спокойствие и благополучие моих родных. Я только прошу вас подумать о том, что, кроме моей, есть и другие семьи, которые тоже ждут отцов и мужей. Море полно опасностей. Если в моих силах сделать воды немного безопаснее, как я могу оставаться в стороне, занимаясь... перевозками?
- Я вижу, что вы хотите сказать, мистер Тернер, - попытался перебить губернатор, - но гоняться за пиратами...
- Мне не нужно за ними гоняться, - его самого перебил Уилл. - Ни за ними, ни за другими врагами Англии - увидев мой корабль, они сами станут держаться подальше. Если не испанцы, так другие точно. У "Голландца" среди пиратов крайне дурная слава, и имя этого корабля внушает им суеверный ужас. А когда они узнают, кто его капитан, то сопоставят одно с другим и предпочтут убраться. Наши колонии будут в безопасности даже без единого выстрела.
- Или же вы станете для них отличной добычей, если вашим сказкам и "дурной славе" не поверят, - заметил чиновник, увидев и другую сторону монеты. - Вы ведь обычный человек, капитан. Ваш корабль - не судно с пробитыми бортами, лохмотьями парусов и матросами-мертвецами. Вы же понимаете, что вас тоже могут догнать и взять на абордаж, если вообще на дно не пустить...
- Как и любой другой корабль, губернатор. А в скорости "Голландцу" уступает только один мне известный корабль, - парировал Уилл, но тот призвал его сделать паузу:
- Кстати, о том корабле. И вашей репутации, капитан. Она и в самом деле оставляет желать лучшего: вы не раз были втянуты в истории с пиратами, особенно с тем, кто ходит на упомянутом корабле. Джек Воробей и его "Черная жемчужина" - вы ведь этот корабль имели в виду?
- Верно, - кивнул Тернер, про себя думая много "хорошего" в адрес Джека, из-за который бывший кузнец вообще попал в заваруху с пиратами, кораблями и проклятиями. - Именно из желания очистить свое имя я хочу послужить родине. Я хорошо знаю повадки пиратов, но, в отличие от них, я никогда не хотел грабить торговые караваны, захватывать суда и разорять поселения. Я был втянут в дела Джека Воробья лишь потому, что хотел спасти Элизабет. Мне лишь нужна небольшая помощь, чтобы люди знали, что я - не пират и что я действую в интересах государства.
- А если государство будет заинтересовано вздернуть Джека Воробья и, выдав каперский патент, отправит вас за его головой? - приподняв бровь, поинтересовался Смит.
Такой вопрос Уилл ожидал, а потому ответил сразу:
- Если Джек Воробей будет достаточно благоразумным, он сам не сунется в наши воды. А если сунется... он знает не хуже любого пирата, что значит "пиратская доля".
- И что же это значит?
- Она значит примерно то же, что и судьба, с добавлением в том, что море глупцов не любит, - объяснил тот, невесело усмехаясь.
- Ну а все же... где же вы сами странствовали без малого двадцать лет, мистер Тернер? - его собеседник с интересом наблюдал за ним.
Лицо Уилла мгновенно помрачнело, стоило вспомнить целую вечность, проведенную под гнетом отчаяния и безысходности.
- Очень далеко, губернатор. Гораздо дальше, чем границы Архипелага, и, будьте уверены, это был настоящий ад.
Наступило недолгое молчание, длившееся до тех пор, пока губернатор не сказал:
- Хорошо, мистер Тернер, дайте мне время обдумать ваше предложение. Мой секретарь запишет вас на середину следующей недели - тогда и закончим наш разговор.
- Благодарю за уделенное время, сэр, - проявил вежливость Уилл и поспешил вернуться из города обратно домой, пока никто не хватился.
...Дома оказалось подозрительно тихо, время медленно двигалось к обеду, однако повсюду стояла тишина, будто дом вымер. По всей видимости, Генри куда-то ушел, потому что оставил записку в столовой о том, что проторчит до вечера в городе.
Нашлась и другая, ожидавшая в спальне. Взяв ее в руки, Уилл пробежал по ней глазами.
- Проклятье, - не то выругался он, не то помянул все еще, похоже, довлевший над ним рок. Рука, державшая записку, сжалась, сминая лист бумаги, и отпустила, позволяя той упасть на пол.
Мужчина быстро схватил перо и на обороте листа набросал несколько строк для Генри, приказывая сыну дожидаться обоих родителей и ни во что не вмешиваться, потому что выйдет совсем невесело, если в результате в переплет угодит все семейство.
- Не послушается... - пробормотал себе под нос Тернер и добавил еще пару слов, где резонно заметил, что своего корабля у Генри все равно нет, а если найдет, то в скорости все равно ни один не сравнится с "Голландцем", а значит, пусть доверится отцу и спокойно сидит дома, потому что для сего раза достаточно выходки матери, а если сыну не терпится влипнуть во что-то еще - пусть ждет своей очереди.

+1

11

Форум: unirole

Текст заявки: Мне, да и всему нашему касту нужны герои и злодеи из легендарного мира Арды (произведения Джона Р.Р. Толкина, да). Будут отыгрываться события конца Третьей Эпохи, то бишь поход Братства и Война Кольца, поэтому особенно будем рады видеть персонажей именно из этого временного промежутка. Естественно, это вовсе не значит, что вы не можете взять кого-нибудь из дней давно минувших или тех же Валар, допустим. К слову, у нас тут есть персонажи из "Хоббита", поэтому вполне можно быть участником тех приключений и тех битв.
На данный момент написаны заявки на Галадриэль, Леголаса, Трандуила, Арагорна, Эомера, Боромира, Торина и на хоббитов.
Так как форум - кроссовер, мы построили общий сюжет таким образом, чтобы вовлечь в историю всех игроков, так что в таких условиях могут пересекаться те персонажи, которые в первоисточнике/экранизациях практически не взаимодействовали. Это даёт массу интересных возможностей и идей для отыгрышей. Более того, мы бережно относимся к канону и не планируем его намеренно искажать, так что слишком уж яркой "альтернативщины" не предвидится.
В стиле оформления постов и частоты написания ни в коем случае не ограничиваем. Единственное требование - знание канона и понимание персонажа. Классическое требование, но, согласитесь, иначе годной игры не выйдет. Если не читали книг трилогии ВК и "хоббита", "Сильмариллиона" и черновиков - не беда, знаний экранизаций и статей из тематических ресурсов будет вполне достаточно.
Наш каст отзывчив, готов помочь с любой проблемой и готов выслушать любую идею

Ваш персонаж: Фродо Бэггинс, Хранитель Кольца, которому выпало сомнительное счастье оказаться участником предстоящих глобальных событий.

Пример вашего поста:

Пример поста

Шорохи. Шорохи везде и всюду. Выползая после заката солнца, они снуют по полотну ночи, точно мерзкие твари из сказок, жутких сказок. Царапают древние камни, шелестят крылами, ворчат утробно прямо за спиной. Они обращают в прах бесстрашие и уносят со сварливым ветром покой. Наступит время, и все они обретут плоть.

Южный Рованион всё ещё простирается окрест. Эта земля – последний оплот относительного спокойствия. Здесь даже соглядатаи Врага не шастают. Мёртвая заводь болот да ворчащие ущелья оберегают тишину этих мест, хоть эта тишина и ядовита. Грань. Дальше - только объятый тьмою восток, и, словно пасть с рядами кривых смертоносных зубов, скалятся издалека горы Мордора. Долог путь туда. И единственная тропа в те места, названия коих и вслух-то произносить страшатся, пролегает как раз через лабиринты скал и скудные до жизни почвы. Зверьё и то здесь давно повывелось. Немудрено. Кто ж это по доброй воле согласится жить там, где помимо соседства нарастающего мрака нет никакой растительности и небо изъедено тучами? Возможно, здесь когда-то цвели луга и носился по воздуху аромат полевых трав, но сейчас эти земли занесены пеплом минувших бед. Так почему же здесь до сих пор нет места новой жизни? Долго ли ещё затягиваться шрамам прошлых лет?

Фродо бродил по этой выгоревшей равнине вот уже третьи сутки. Минувшим днём он почти дошёл до Эмин Муиля, что на пограничье рованионских земель. Об этом нагорье ходила недобрая молва, но путь среди скал и ущелий казался безопаснее, на голой равнине недолго на глаза кому-нибудь попасться. Только вот лабиринты непроходимых склонов, окаймлённые извечным туманом с подножий, не сулили ничего хорошего. К тому же, удушливый смрад тянулся с юга. Этот запах ни с чем не спутать. Топи. Зыбкие болотистые заводи крылись за ворохом дымки, обволакивающей этот безмолвный край. И, судя по всему, болота здесь значительных размеров. Комариные Топи близ Шира, которые так далеки отсюда, и в пример-то не поставишь.

Следующим же днём, покружив неподалёку от северной части нагорья и попытавшись найти средь уступов такие, на которые возможно взобраться, хоббит с горечью прикинул, что едва ли получится здесь пройти без опаски. Но были ли в его распоряжении иные варианты? Течение могучего Андуина не понесёт лёгкую эльфийскую лодку дальше, его воды с рокотом разбиваются об ущелье с большой высоты. Обходить Привражье, а вместе с ним и близлежащие болота? На это может уйти много времени, а время еще недолго будет на стороне Хранителя. С каждым новым днём Враг укрепляет свой контроль над Средиземьем. И скоро от его Ока не будет спасения. Фродо всё чаще устремляет взгляд на юго-восток. Теперь-то уж Мордор, ставший так некстати главной целью его путешествия, не кажется таким заокраинным. Только вот полурослик понятия не имел, как туда пробраться. Да что уж там! Эти бы земли миновать!

Вечер неумолимо приближался, а, значит, пора оставить поиск маршрута.

В сумерках Бурые Земли казались еще более зловещими, чем при свете тусклого светила. Голос болот и тоскливый ветер с гор приносили с собой то всхлипы, то острый скрежет, а то и глухой шёпот. С каждым таким звуком хоббит невольно вздрагивал и озирался по сторонам. Глаза уже успели привыкнуть к темноте, всё-таки минуло несколько часов с тех пор, как скрылось с небесного свода солнце. Но у темноты свои уловки. То и дело Бэггинсу чудились в ночи едва прозрачные силуэты. Лишь чудились, но легче от этого не становилось. Упорно не уходило вязкое ощущение, будто за ним неустанно следят. Кто-то из глубин, кто-то жутко ненавидящий всё на свете. Его поблёскивающие хищные глазки хоббит заприметил вчерашней ночью на скалах, кажущихся неприступными. Привиделось ли? Фродо старался не думать об этом и еще больше закутался в лориэнский плащ, прячась от пронизывающего ветра. Он точно знал, что не уснёт этой ночью. О этом не могло быть и речи. Несмотря даже на то, что переходы и блуждания отнимали много сил. Ставшая привычной тревога вгрызалась в душу, заставляла обращать внимание на каждый шорох, не давая продыху. Устроившись в закутке между камнями, «осколками» северного Эмин Муиля, которые от основного нагорья были в нескольких километрах, полурослик решил сделать привал. Уж ежели нельзя было сомкнуть глаз, нужно было чем-то себя занять. Авось, дело и мысли невеселые отгонит. Только вот дела, как такового, не находилось. Развязав свою котомку, Бэггинс пересчитал запасы пищи. Тогда, у Амон Хэна, нужно было уходить не мешкая и не было возможности пополнить припасы. Уж не до еды было. Но осталось несколько ломтей эльфийского хлеба, а их, как известно, хватает надолго. Вот только вряд ли хватит на весь оставшийся путь. Стало быть, нужно идти быстрее. Твёрдо решив выдвигаться с первыми же лучами солнца прямиком в сторону Привражья, а дальше по склонам и уступам, Фродо еще раз внимательно оглядел местность, после чего нахлынувшая резко усталость все-таки дала о себе знать. Хоббит прикорнул под сенью небольших скал, устроившись как можно более удобно. Среди камней комфорта не отыскать, но для того, чтобы дать отдых ногам, это укрытие подходит отлично.

И все же. Ни одно укрытие не сбережёт от пляшущих бешеным хороводом мыслей. В дни бегства Хранитель не сознавал еще в полной едкой мере, что остался совсем один. Это был его выбор, единственно верный при сложившихся обстоятельствах выбор. Кто знает, что подстережёт на дальнейшем пути? Обязаны ли его друзья, все те, кто ему непомерно дорог, приносить себя в жертву? Ведь такой далекий поход обязательно потребует лишений. Но что теперь сталось с остальным братством? Где теперь Мерри и Пиппин? А где его верный Сэм? Небось, Арагорн всё ещё рядом с ними, а коли так, об их безопасности позаботятся. Но что если...Неведение легло на сердце тяжким бременем. Но это наименьшее из тех зол, которые могли бы приключиться. Ведь так оно и есть. Как бы то ни было, хотелось так думать.

Недолго длилась тишина. Ворох тяжёлых мыслей смёл так небрежно и разрушительно вопль в ночи. Разорвал надвое темноту, распугал все шорохи. Диким эхом пронёсся он над Бурыми Землями, вихрем просвистел меж отростков скал. Осознание пришло мгновенно. Да. Это были они. Призраки Кольца. Их крик стоял в ушах еще с холмов Заверти. Пронизывающий душу и парализующий всякую волю. Фродо даже понять толком не успел, откуда исходит звук, только беспомощно закрыл руками уши и еще больше прижался к камням. Истошный вопль казался всеобъемлющ. Но еще не хватал за горло так, что не было сил дышать. Значит, они были еще далеко. Вскоре их глас утих, но ненадолго. Полурослик, превозмогая нахлынувший страх, вновь обрёл способность двигаться и затравленно поглядел по сторонам. Где они? Сколько их? Но не было слышно стука копыт, не чувствовался взгляд их пустых глазниц. Они ещё не заметили Хранителя, но определенно почуяли то, что он несёт с собой. Сердце оплело отчаяние. Они не заставят себя долго ждать.

Древние, твари, прискакавшие на своих грозных вороных конях из самых страшных снов. Выползшие из дурной мысли старых тёмных духов. Снующие по миру вот уже несколько столетий. И теперь их добыча - загнанный в угол полурослик, замёрзший и уставший узник обстоятельств и узник маленькой вещицы, чьё зловещее существование ставит под вопрос мир и спокойствие народов Срезидемья.
Древняя война. Ужасная война. Не его война.

Спустя несколько минут, кажущихся вечностью, ветер вновь принёс с собой ужас. Принёс откуда-то с севера, со стороны громоздящегося вдали леса. Массив был в приличном расстоянии отсюда, но существует ли такая сила, способная предотвратить их  скорый приход?

0

12

Форум: http://crossroyale.rusff.ru/
Текст заявки: фэндом Resident evil
Пару лет назад у моего персонажа была линия с авторским , и я хотел бы что-то такое повторить.
Ваш персонаж - биотеррористка, продающая на черном рынке био-оружие. Отношения у нас тяжелые, из-за несовместимых работ борца с био-угрозой, и ее распространительницей; плюс, из-за скандального характера последней. Но, тем не менее, до разрыва дело все равно не доходит, из-за чего живём несколько лет "душа в душу" )
Над конкретной вашей ролью надо будет подумать - в плане, кто и откуда сюда подойдет, т.к на кроссах неканонов не пускают. Надо максимально подогнать под задумку какого-нибудь канона) Это все детали, если вы действительно захотите это играть - мы придумаем все вместе. На внешность жду Меган Фокс, ибо она и была, и должна оставаться
Задумка горит, отвечать на посты буду максимально быстро, и графикой снабжу, если надо будет)
Ваш персонаж: Пирс Ниванс, снайпер в АПБТ. Оставив службу в спецназе, переходит в альянс по борьбе с биотерроризмом, решив, что бороться надо за что-то большее, чем деньги и стаж.
Пример вашего поста:

Пример поста

http://crossroyale.rusff.ru/viewtopic.php?id=5420#p672655

0

13

UP.

Форум: Crossfeeling

Текст заявки: Итак. Фандом STAR WARS в активном поиске своих героев!
Если игнорировать сомнительную агитацию и приступить к конкретике, то: мы действительно ищем софандомовцев. Наш сюжет строится вокруг 7-го эпизода, однако имеется хорошее такое, толстенькое АУ в виде персонажей из времён Старой Республики, а также Повстанцев, Войн Клонов - словом, вселенная чуть разбавлена знакомыми лицами. Тем не менее общая канва сюжета строится на экспансии Первого Ордена в центральных мирах Внешнего Кольца (точка отсчёта 34 ДБЯ, 5 месяца после гибели Старкллера), и борьбе с ПО осколков Республики.
Кого мы ищем - мы ищем всех. Начиная от старореспубликанцев (SWTOR & KOTOR-ы) - игрой, лично я, готова обеспечить каждого СР-овца по временам игрового и около игрового сюжета.
Заявка: Войдхаунд

Современники: Финн, По Дэмерон.
Фазма - вас отдельно рыжий генерал готов носить на руках и одалживать Милли. Допхельд Митака (надо же Кайло кого-то душить? Шутка, Хакс защитит).
Такие дела.

Кроме шуток - игрой обеспечим каждого. Заявка пишется не ради "приди и будь", но развития персонажей, их историй и роли в мире.

Ваш персонаж: ссылка на анкету невозможна, ввиду закрытого для гостей раздела. Мой персонаж - агент имперской разведки Сайфер-9/Cipher Nine (star wars: the old republic), чужеземец и командер Альянса на момент KOTFE.

В касте имеются: Рей, Лея, Армитаж Хакс, Кайло Рен, Энакин Скайуокер, Люк Скайуокер, Эзра, Каллус, Кэнан, Гера Синдулла, Траун, Оби-Ван Кеноби, Асока и многие-многие другие.
SWTOR: Герой Тайтона, Барсен'тор, Охотник за головами, Нокс, Гнев Императора, Агент-9, Дарт Марр, Сатель Шан, Терон Шан, Император, Вектор Хиллус и Министр Разведки.

Пример вашего поста:

Наша Империя - вершина цивилизации. Строя, покоя, мира и благополучия граждан!
По ушам бьёт гимн. Громкий до истерии. Гордый. Плавный. Хоровое пение вступит секундой позже - подсказывает память.
Служба - обязанность гражданина. Империя берёт талант, таланты восславят Империю! Служи верно будь честен! Будь смел и никакие лживые речи врагов не поколебят веру в истину. В Императора и Лордов!
Служи, офицер!
Музыка забивает голос диктора.
Хочется убавить, но для этого нужны руки...
Руки, постойте... Где же руки?

- У неё падает давление! Прекратите программирование!
- Продолжайте.
- Она умрёт! Она уже...
- Неважно. Бешеные вонскры либо умирают, либо будут послушны. Не вы ли говорили, что она стоит усилий, Хранитель Шара?
- Лрод...
- Продолжайте. И не ссылайтесь на Министра. Он прекрасно знает, что его укрывательству конец. Ну?
- Да, мой лорд.

О. Н. О. М. А. Т. О. Ф. О. Б. И. Я.

Проснись.
Попрыгай!

Хантер перехватывает в пятерню золото волос и с силой тянет затылок назад.
- Привет, детка. Ты не слишком стараешься, не так ли?
Дуло бластера давит на висок. Бластер сжимает собственная кисть.
- Нехорошо нас обманывать. Ономатофобия: Стреляй.

Щелчок. Боль. Страшная, пронзающая затылок!
Затылок?

Ономатофобия.

Проснись.
Голос!

- Неприятно звучит. Как гимн Империи, слышишь? Так громко. Я его всегда слышу. Тебе не больно?
Наблюдатель- Х двумя пальцами тянет позвоночный диск из-под рассечённых мышц спины.
- Мне нужно удалить имплант, ты своё отслужила.
- Босс, - Каллийо грызёт что-то белое. Если чуть приглядеться, то кажется будто это… - Не жадничай, у тебя их ещё двадцать три. Ой. Двадцать два.
*

Ономатофобия.

Проснись!
К ноге.

В пещере темно и холодно. Отчего-то пахнет химикалиями и мускусом. Незнакомо. Неприятно. До тошноты.
По рукам, по ногам, по телу, почему-то обнажённому, ползут существа. Шесть лап, сетка глаз. Шелест-шелест. Маленькими жвалами пробивают себе путь через плоть вовнутрь. К венам, под кожей.
- Спите, агент. Мы следим за инициацией.

Ономатофф...я
Номато…
Я. И. Б. О. Ф. О. Т. А. М. О. Н. О.

Зеро!
Агент.
Легат!

Остановите программирование!
Твой позывной отныне - Легат.
Отпусти меня и я дам тебе…
Хорошая работа, Зеро.
Зеро. Зеро. Зеро. Зеро. Зеро. Зеро.
Босс, давай повеселимся?

Больно. Как же больно. Да - мне больно. Я не хочу спать.
Замолчите.

Паника - очень опасный враг. Она заставляет терять контроль. Она пьёт все силы. Она сполна наделяет страхом. Нет. Страхом. Ужасом, животным, первобытным.

- Сетрёнка, ты такая никчёмная рабыня.
- Агент - на колени.
- Мой агент, будешь смотреть представление! Я сама написала эту оперу! Нексу сейчас задерёт этого твоего старика.

- Мама, - кашель вырывается болезненный, сухой. Раздирает горло. Во рту привкус газа, нечистого воздуха, крови и …
Его глаза чёрные. Как тогда, в...в…
Зеро хочет отскочить, но она лежит, а руки и ноги не слушаются. Нигде, однако, не слышно шороха биллиона лапок.
Страшно, как же страшно. Но почему? Оттого ли что слишком ярко помнит миг назад? Тьму, явь и голоса.

- Больно...

Отредактировано NightShrike (05-07-2017 21:47:32)

0

14

Форум: TIMECROSS

Текст заявки:

из заявки с форума

Not amused and unfased
Так вкратце можно описать Би, но, как водится, под вечно бланковым фасадом скрывается водоворот боли и целое кладбище различных талантов и неожиданностей.
Беатрис Сантелло — обладательница непростой судьбы для того, кому всего двадцать лет. Ее мечты и острый ум вели ее в большой город, в колледж, куда-то, где она могла бы сделать что-то стоящее, но реальность приковала ее к Поссум Спрингс смертью матери и расшатавшейся психикой отца, семейным бизнесом, который не смог покрыть расходы на лечение умирающей матери и могилой с ее собственным будущим. Би думала о самоубийстве, Би поставила крест на себе, периодически запуская на могилку призраков жизни, которая могла бы у нее быть в виде студенческих вечеринок подруги, в виде участия в обществе молодых социалистов, в виде бесплатных онлайн-курсов...
Би кажется мрачной и циничной, саркастичной и плохо реагирующей на шутки. но она была вынужденна стать такой, чтобы хоть как-то противодействовать своей несправедливой судьбе. Однако, она ответственно, понимает, что такое долг, и никогда не оставит близких ей людей в беде, даже если это навредит ей.
Событие осени 2017го года оставило на Би свой отпечаток, но, вероятно, именно это снова свело старых подруг вместе. Когда-то Мэй была достойна того, чтобы Би было интересно ее слушать, но своим предательством и поведением после возвращения Боровски испортила это. Смогли ли события перед Длиннейшей Ночью все исправить или хотя бы начать этот путь? Увидим.

Хотелось бы поиграть не только сюжет, но и продолжить тему становления дружбы Би и Мэй заново. По результатам всех концовок игры и по факту истории, в которое лучший друг Мэй - Грегг - все равно уезжает и будет далеко, вполне логично, что скорее всего эти двое снова станут подругами, тем более лед они уже разбили (о да, мне очень нравится именно ветка дружбы с Би), и осталось только не бросить это, а развить.
Есть также желание снова ввязаться в мистику, скорее всего, более плотно, чем в игре. Ну и просто мне нужен соратник из каста, чтобы начать куда-то двигать сюжет и, возможно, подключить кого-то еще х) Также на форуме у меня еще висит заявка на недоцененного персонажа - Герма. Если удастся найти и его. то мы вообще станет невероятно самостоятельной ячейкой, но это уже планы на будущее, так сказать)

Ваш персонаж:
Мэй Боровски, антропоморфная кошка из игры Night in the woods. 20 лет, потеряна в жизни и смыслах, имеет способность к астральной проекции и чуйку на сверхестественное, но, скорее всего, вы и так это знаете, если играли в игру х)

Пример вашего поста:

Пример поста

Холодная зима выстудила город за какой-то месяц после Длиннейшей Ночи. Ветры словно налетели со всех четырех сторон, насмешливо раскачивая снежинки из диодных огоньков. Они не справлялись со своей задачей показать агрессивное время года как нечто увеселительное, естественное и легкое — Время Льда все равно взывало к мотивам первобытного ужаса в душе. Время Льда взывало к инстинкту выживать и переживать потери, тех, кому это не удалось в этот раз.
Всю зиму Мэй казалось, что она упала вместе с самолетом где-то в диких северных лесах и теперь бредет сквозь заснеженный ландшафт с рюкзаком от парашюта, в который ей удалось собрать немногое, что все еще могло бы быть полезным после крушения. Только в счастливых романтических комедиях, от которых Мэй тошнило, и в прочих мелодрамах со счастливым концом герои героически преодолевали депрессию и невзгоды, одно событие меняло их жизнь в лучшую сторону, все страхи уходили, и хотелось жить, бегать по лугам и создавать радуги пятой точкой вместе с понями, скачущими рядом и выпрыгивающими из травы, словно дельфины.
В реальности все, что ты чувствуешь — лишь кратковременное облегчение. Ощущаешь, что сделал первый шаг к выздоровлению, но от этого иногда только сильнее хочется упасть и расплакаться, потому что с этого нового места тебе вдруг открывается бесконечность пути к тому, чтобы снова стать нормальным, чтобы вдруг жизнь обрела какой-то смысл.
Прошла неделя после истории с Культом, две... Голова не болела, перестало быть страшно ложиться спать. Несмотря на жуткое колесо событий Мэй удалось восстановить теплые отношения с теми, с кем она когда-то шла под руку в одну сторону. Но суть осталась та же — они больше в одну сторону не идут. Черт возьми, она, по сути, убила целую кучу почтенных старцев, омоложенных сверхъественными силами, но это все равно не сделало ее старше! Две недели, пусть и дома, никого не могут сделать старше, как и три семестра колледжа. Мэй до сих пор не знает, что делает людей взрослыми.
Бродя по заснеженному зимнему Поссум Спрингс, пока друзья вкалывали на своих плохо оплачиваемых работах, а ее родители пытались что-то сделать с их финансами, Мэй размышляла, выросла бы она, если бы вдруг не стало ее мамы, как у Би. Или папы. Или даже тетушки Магазинного Копа. Что бы изменилось? Все, что менялось в итоге — ее слезинки превращались в лед прямо на снегу, а на душе становилось погано и стыдно от таких мыслей. Такая цена взросления Мэй не нравилась. Казалось бы, Грегг и Ангус заплатили гораздо более приятным способом, посвятив жизнь друг друга, но на поверку, вспоминая разговоры с каждым из них, Мэй приходила к выводу, что в чем-то им еще хуже, чем Би. К тому же, не только она теряла двоих друзей сразу — им ведь тоже будет не хватать друзей в городе, где они никого не знают и никому не нужны. В большом мире, где никто никому не нужен, и все пребывают в постоянном страхе потерять себя.
Вот и получается, что после крушения Мэй выжила, выживала в снегах, но ее друзья все равно медленно становились призраками, снова отдалялись, стоило туману подернуть бездну психологического возраста между ними. Призрачные голоса грустно звучали в светлом от белого покрова лесу, не пугая, а лишь заставляя кутаться в кокон затворничества в собственной голове. И, конечно, у Мэй всенепременно была только одна спичка по всем законам жанра — могли ли все спички пострадать в авиакатастрофе, оставив ей только одну? Не важно.
После того, как они разрушили шахту, после того, как отгремел скандал на эту тему, а завал промерз до самого сердца — Ямы и, как надеялась Мэй, Черного Козла, — Поссум Спрингс неуловимо изменился. Что-то пропало с улиц, по которым бездумно шагали ноги, словно здесь лежала эпоха и лежала надежда, но обе уползли. Дорога в прошлое была закрыта — не только в прошлое самой Мэй, но и в прошлое всего города. Без шахты город словно стал абсолютно уязвимым и голым, и это было особенно заметно с началом весны — зимняя шуба, создававшая объем, облезла, и из под нее торчали некрасивые, скрюченные ветви деревьев.
Мэй все еще чувствовала себя гораздо лучше, чем в колледже, но тоска по уехавшим друзьям взяла свое к началу апреля, а в журнале появлялось все больше закрашенных непроницаемым черным мест и объектов. Боровски даже решилась и позвонила доктору Хэнку, чтобы спросить, что это значит, но не получила никакого вменяемого ответа. Би была права — пусть совет с журналом Мэй и помог, но скорее всего доктор Хэнк вычитал его на каком-нибудь сайте, опытным путем вычислил, что это скорее помогает, чем нет, и решил не искать новых способов, да и консультирование почти не приносило ему денег.
Лишь одно смущало Мэй — она снова начала видеть странноватые сны. Они не то чтобы были тревожными, просто... странными и здорово похожими на те, которые она видела осенью. Там больше не было парней с инструментами, но было много леса и зазывающих в черное ничто огней, кружащиъ между платанами и вязами, пританцовывающих от любого прикосновения, а музыка словно раздавалась ниоткуда — лишь иногда Мэй видела очертания то огромного саксофона, то ксилофона, то еще каких-то инструментов.
Би шутила, что Мэй теперь слишком чутко реагирует на все, что новое в этом городе, намекая, что это просто у Боровски зуд из-за того, что она пока еще познакомилась с новой семьей в городе. Странной семьей.
Беатрисс же умная и вообще математик — как она не понимает, что Мэй проводит самое настоящее исследование! А исследование начинается с наблюдения за объектом в естественных условиях. Она частенько наблюдала за одним из парней — самым старшим — из приехавших и у нее даже сохранилась одна листовка, которую она выудила из бака.
Про то, что она не могла подойти к парню, прямо как к той девчонке в колледже, в разговоре с Сантелло она, понятное дело, умолчала. А что если она прочтет листовку, и не придумает на ходу, что сказать, и застынет в ступоре? Как показала практика, не такая уж она отчаянная и смелая, когда доходит дело до общения...
Но сегодня настало время вернуть на трон королеву Поссум Спрингс! Подошвы ботинок гулко стучали по асфальту. Мэй приняла самый что ни на есть непринужденный и пофигистичный вид, засунув лапы в карманы и размернно шагая по тротуару в сторону раздающего листовки тощего парнишки. По виду едва окончил школу...
Мэй взяла листовку и остановилась в паре шагов от незнакомца, пробегаясь для виду глазами по листовке.
— И что такое это «Общество противодействия магии Второго Салема»? И где первый Салем и почему его магия нормальная? Кстати, не видела тебя раньше в городе, — протянула Мэй, прядая порванным ухом и глубже засовывая свободную лапу в карман бесформенной худи.

0

15

Форум:
crossfeeling
Текст заявки:
Я, Уилл Сайфер, а также остальные члены каста Гравити Фолз - Диппер Пайнс, Мэйбл Пайнс, Стэнфорд и Стэнли Пайнс, а также Тэд Стрэндж - очень ждем следующих персонажей:
Кэнди Чиу;
Анджелина Даллес (Мадам Рэд) (предупреждение: является в данной реинкарнации мамой Венди Кордрой);
Вирт;
Гробовщик (предупреждение: тот, кто прячется за символом "очки" в круге Билла, и основатель Общества Сов, на которое было огромное количество намеков в "Гравити Фолз");
Джим Маккен (Алоис Транси) и Лука Маккен;
Зверь;
Молния МакКуин (предупреждение: хуманизация);
Напстаблук (предупреждение: хуманизация);
Стар Батерфляй, Фриск (предупреждение: планируется Фриск сделать двоюродной сестрой Мистических Близнецов, то бишь Диппера и Мэйбл Пайнс);
Ханна Аннафелоуз;
Элизабет Мидфорд (предупреждение: пост-канон аниме, после смерти стала ангелом). 
Ваш персонаж:
Уилл Сайфер - альтернативная версия Билла Сайфера. Слишком неправильный, слишком светлый демон сновидений и эмоций, который в определенный момент просто не выдержал и уничтожил свою реальность. Он бы плавал в пустоте и мгле вечность, если бы кто-то не сжалился над ним и не отправил в реальность сериального Гравити Фолз, что кажется ему порой слишком идеальной. Привыкает к новому миру, стремится защитить тех, кто за достаточно короткие сроки стал очень дорог его сердцу (то бишь семейку Пайнс и своего братика Билла), а также обретает самого себя.
Пример вашего поста:

Пример поста

"Ой, ой, ой... Неожиданный поворот..." Демон был просто-напросто готов сгореть от стыда. В отличие от своего брата, но не знал всего и не мог, пребывая в состоянии смятения, быстро сопоставить вполне очевидные факты, чтобы прийти к выводу, что стоящий перед ним сородич, принявший человеческий облик, - его родственник. Точнее родственник его альтернативной версии_брата, так как брат родной погиб вместе с той реальностью.

- Прости, пожалуйста, не признал сразу, - неловко, по-доброму улыбается, старается оттолкнуть от себя плохие воспоминания, связанные со своим настоящим братом - Мэдом, которого он любил, несмотря на безумие, нелогичность, абсолютную иррациональность. Которого он любил, несмотря на нежелание того признавать его своим братом, несмотря на то, что все в семье просто-напросто терпели его, пытались утихомирить демонов внутри себя, дабы те не разорвали его на кусочки, потому что он был не таким, как они. Был другим.

Спрашивать, откуда Тэд, кажущийся ему более адекватным, спокойным, рассудительным, знает его полное имя, официальное имя, которое использовалось крайне редко и то в случаях заключения контрактов, не решился. Раз знает, то пусть уж знает. Выпытывать, откуда у него взялась эта информация, сейчас было бы глупо. Сейчас лучше заставить бурлящие внутри, подобно океанским водам, эмоции и начать руководствоваться разумом, чтобы узнать всё о том, что здесь произошло, о том, что в прошлом может угрожать их миру. О том, чье пришествие он чувствовал, но о котором никому ничего еще не говорил.

И все же. Все же не верилось, что это неприятное, воистину ужасное место - Гравити Фолз. От осознания этого факта становилось не по себе. Словно все самое плохое, что могло случиться с этим местом, да и с этим миром, свалилось на головы бедных его жителей и уничтожило все, что было им дорого и свято.

Расползается, тлея, ткань бытия,
Ярость светла, словно факел, клинок.
И не нижний мир получит тебя,
А с улыбкою встретит
Воинственный бог

Вначале хотелось расплакаться. Позволить слезам, которые сопровождали синий треугольник на протяжении всей его жизни, которые он жадно глотал, когда те оказывались на его губах, выйти наружу, литься бурным потоком, словно те могли остудить землю. Хотелось закричать от бессилия, от того, что настигло этот новый для него, прекрасный мир.

Но в следующую же секунду это желание пропало. Вместо него пришло осознание того, что он теперь не имеет права не вступить в эту борьбу. Он должен, он обязан узнать, чьих это рук дело, и заставить его поплатиться за всю ту боль, что он причинил (и причинит в прошлом) этим милым людям. Заставить его самого испытать эту боль, заставив его захлебываться в собственной крови с осознанием того, что никто и ничто не придет ему на помощь, что никто не сможет его спасти.

В определенный момент Сайфер даже испугался подобной мысли, но, так или иначе, если он сможет узнать, кто это все сотворил,  и, если предоставится такая возможность, победить, то он сможет, вернувшись в свое время, предотвратить это. Дать миру счастливый конец.

- Что ж, в таком случае мне тоже стоит нормально представиться, - немного наклонил голову набок, и его глаза стали подобны льду, сковывающему все живое, заставляющему каждую клеточку живого организма ощутить прикосновение холода и мороза, безжалостных, не способных остановиться, пока не достигнут своей цели. В них застыла ледяная ярость и готовность бороться за то, что он любит, до последнего. - Уилл Сайфер, Хранитель Снов и Эмоций, Даритель Надежды, - положил руку на грудь, после чего, прикрыв глаза, слегка наклонился вперед, как это делают в Японии, когда люди приветствуют друг друга. Затем снова выровнялся в полной рост и, пристально посмотрев на своего нового знакомого, тихо, но твердо и уверенно озвучил свой вопрос, - Ты знаешь, кто виновен в этом? - рукой показал на окружавшую их картину погибшей природы и полнейшей разрухи.

Первый шаг к взрослению, становлению сильнее, чем был раньше, сделан.

Точка невозврата пройдена.

Отредактировано Синий треугольник (12-07-2017 09:40:34)

+1

16

Форум: FLAME cross
Текст заявки: В нашу команду Marvel требуется Зимний солдат - James Barnes.
Сюжет начинается сразу после всех событий гражданки и последнего человека-паука.:
"Тессеракт оказался в руках Гидры, он позволил не только изменить воспоминания Капитана Америки и переманить его на сторону бывших врагов, но и заставить весь мир покориться новой власти. Осталось не так много людей и героев, которые тем или иным способом избежали влияния Тессеракта и теперь пытаются свергнуть Гидру и вернуть остальным свободу воли и право выбора. Они вынуждены действовать скрытно: тайные собрания, диверсии, а иногда и похищения сторонников Гидры для переманивания на свою сторону. Агенты, оставшиеся лояльными ЩИТ-у, собираются вместе, чтобы противостоять Гидре. Быть героем больше не модно. Быть героем теперь еще более опасно для жизни. Быть героем в этом мире - это быть преступником." (с) Старк
От себя: Хотела бы видеть между нашими героями романтическую линию, если ты не против.
Ваш персонаж: Ванда Максимофф; Алая ведьма; мутант с гипнотическими и телекинетическими способностями;  Мститель.
Пример вашего поста:

Пример поста

Не смотря на все те события, который легли на плечи мстителей за последние пару месяцев тяжким грузом, Наташа не собиралась бросать в беде своих коллег и друзей. И пусть в гражданской войне она встала против Стива, - потому что так говорил голос разума, - отказываться от Роджерса и быть ему врагом до конца своих дней Романофф так же не собиралась. Просто Роджерс всегда действовал по совести, пусть даже не всегда это было уместным и верным в данный момент решением. Иногда нужно было отступить от своих принципов, чтобы иметь возможность делать то, что любишь больше всего. Романофф как и любой профессиональный шпион понимала весь смысл "гибкости", вот почему ее решение было в пользу Старка. Но те времена давно прошли. Обида забыта, даже если и была. Сейчас важно лишь то, что над миром нависает новая угроза, новый конфликт, который вот-вот превратит эту планету в огромное поле битвы. Романофф просто обязана поддержать все тех, кого она называет коллегами, друзьями, семьей...
Романофф не могла поверить, что они снова подняли такую шумиху вокруг нелепого события. Ежедневно гибнут тысячи детей, -от случайного стечения обстоятельств, насилия, катастроф и смертельных болезней, - но никто не видит этих цифр. Как только в дело вступили мутанты или нелюди, или... Боже как их там называют? Не важно. Просто все повторяется вновь, точно в Соковии. Иногда Наташе кажется, что она должна была встать на сторону Роджерса, просто потому что... Потому что это было правильно. Но в этом мире не всегда есть возможность делать так, как правильно.
Нат и Тони не виделись уже довольно давно. И не сказать, что Романофф знала, где сейчас находится Тони и какая очередная ерунда ему пришла в голову. Теперь у нее есть новый козырь - Паркер, с которым она связалась сразу же, как только вышли сводки новостей, так грубо и беспардонно оклеветавшие мстителей. В который раз. Рыжая хотела было взять трубку и позвонить своему единственному лучшему другу, но... Пожалуй с Клинта хватит этих игр в героев, - пора, наконец, стать полноценным отцом и окунуться в заботы семейной жизни. Конечно, она навестит его, когда все кончится. Непременно навестит.
Вот уже в который раз Романофф уверенно шагала по длинному коридору штаба мстителей, разрезая тишину стуком каблуков. Вот знакомая комната за стеклянными стенами, натуральная черная кожа стульев, стол, экран. Ей это хорошо знакомо. И если уж их собрались здесь - на то была весомая причина. Наташа была одна из первых, кто примчался по первому зову, и одна из первых заняла свое место за этим столом, приветствуя уже пришедших Паркера, Беннера и Максимофф.
- Это безумие. - спокойным тоном выдала Романофф, но в ответ получила лишь серьезный взгляд Фьюри. В этот момент в комнате показались остальные члены команды. Взгляд Романофф тут же сфокусировался на Роджерсе. Оставалось лишь гадать, что он сейчас чувствует. Впрочем, знала Романофф одну особу, которой доводилось испытать подобное на своей собственной шкуре. Мэй до сих пор не может простить себе смерть девочки в Бахрейне. Все с тех пор в жизни агента Щ.И.Т.а покатилось в пропасть. Но, вроде бы, в последнее время она смирилась с произошедшим, не без помощи Колсона. Наверное, Роджерс чувствует то же самое. Думает, что можно было бы спасть жизнь ребенка, без последствий. Он не должен нести этот груз на плечах в одиночестве. Они все замешаны в этом.
-Хей, как ты? - Романофф с сочувствием смотрит в глаза Роджерсу.
- Насколько все плохо по шкале от 1 до 10? - звучит до боли знакомая речь. Наташа поворачивается к источнику и делает лишь глубокий выдох, перед тем как Фьюри начинает свою речь.

0

17

Форум: crossfeeling
Текст заявки: каст гравити фолз // gravity falls нуждается для активной сюжетной линии своих весьма странных героев войны и бестактных злодеев, без коих будущее противостояние — отнюдь не противостояние, о котором должны писать в летописях и балладах.
две тысячи восемнадцатый год. старшие и младшие близнецы пайнс возвращаются в гравити фолз на постоянное место жительства, каждый из которых преследует свои собственные для это цели: ли становится новым мэром гравити фолз, форд продолжает изучать аномалии и обобщать информацию из своих морских заметок предыдущего путешествия, мэйбл с гордостью начинает носить титул новой хозяйки хижины чудес, а диппер же ныне находится под сизым крылом своего прадяди в новом статусе его верного ученика. и все гладко, хорошо, чудесно и обворожительно, если бы не билл сайфер, который возвращается в гравити фолз и не селится под одну крышу со своими врагами в результате наказания. и если бы не пироника — его бывая соратница — которая вознамерилась в будущем уничтожить треугольного тирана, чтобы стать императрицей этой планеты и ввергнуть его в хаос. она находит себе соратников в виде повзрослевших пасифики и гидеона, а поэтому война начинается вновь, с большим широким размахом, нежели убывший в прошлое странногеддон.
три стороны. две правды. одна война. выживет лишь только сильнейший.
нам нужны
сторона добра: кэнди чиу, первый_второй_третий дневники, робби валентино, вэнди кордрой
сторона зла: гидеон глифул, пасифика нортвест, гиффани, пироника, летоуинский ловкач
сторона нейтралитета: криптос, николас айслер
в касте уже присутствуют я - диппер пайнс - а также билл, мэйбл, стэнли, форд, уилл и тэд.
Ваш персонаж: диппер пайнс - вчерашний школьник, охотник за сверхъестественным, ученик и преемник дел стэнфорда пайнса. все пять лет до своего долгожданного возвращение в этот мистический городок, занимался восстановление утраченных в дьявольском пламени дневников автора. на данный момент уже находится в гравити фолз, куда переехал окончательно после окончания школы.
Пример вашего поста:

Пример поста

"однажды ночью он спустился на землю на красно-белых крыльях, полный надежды
его миссия - спасти мир, он не знает, что мы не хотим спасения"

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Бог мертв. Мир сгорел дотла, оставляя на некогда величественных просторах голубой планеты человеческой золу, да пепел. Измученные дети падают хрупкими коленями о сухую твердь земли над остывающими бледными телами своих родителей, их слезливый рев отчаяния и боли пугают стаи черных ворон, взмывающих с хриплым карканьем в кровавые небеса. Эта вселенная обречена на гибель, эта планета омывается смертным пугающим плачем незаметных остатков человечества, утопающих в гнили останков собственной родни и друзей. Мира больше нет, земля проклята кровью убитых, а на рассвете нового дня слышался ее разительный смех, призывающие огненные молнии, да гром раскатистый. В этот день, в этот час, в эту минуту балом правят более не люди — на их костях пляшут демоны, их ночные кошмары во плоти бессмертной и мясной. Пляшут под мелодию дудочки великолепной Пироники, выстроившая себе величественный дворец на могилах смертных мешков, и слушая льстившие пустую душу и страстное тело славленные скандирования речей своих поклонников: конец настал. Да здравствует новая прогнивающая вселенная! Да здравствует великая Пироника! Ее любили, ее желали, ее хотели, но единственный, кто был чертовски близок к ней и стоял неприметной вечности тени поодаль от ее левого хрупкого плеча в тронном зале, желал вырвать ее бесчувственное сердце. И умертвить. Серый кардинал, желающий медленной и мучительной смерти своей прекрасной императрице, да так, чтобы ядовитая кровь лилась из ее глотки в предсмертном удушающем хрипе. Диппер Пайнс — правая рука своей королевы, великий ученый при императорском дворе, Всезнающий — до судороги собственных желаний грезит подать приготовленное собственными руками холодное блюдо своей госпоже, имя которому месть и расправа.

Она обманула его. Обманула нагло и коварно, разрушив и пустив пеплом по ветру одну из незначительных частей своей сделки. Сломанный, искалеченный Диппер Пайнс оказался заложником собственных желаний о счастливом будущем. Гидеон Глифул довольно смеется, толкает его в сторону Пироники, заставляя опуститься на колени перед огненным зубоскалым демоном в алом развивающемся плаще, совсем не представляя себе, что добившись согласия от настырного младшего Пайнса, нагло соврав о том, что более не прикоснется ни к его семье, ни к его друзьям, ни к Биллу Сайферу, который не сможет дать ей фору без своего хваленного вечного могущества, Пироника пустит Глифула в расходный материал за ненадобностью. Обожание Гидеоном своей рогатой королевы свело его в могилу, а Диппера взгляд ее клятых глаз обрекли на вечные муки нескончаемых страданий. Диппер засыпает беспробудным сном на несколько веков в своем хрустальном ледяном гробу из кристаллов света, а измученно просыпается, когда мир продолжает гореть огнем проклятым, высушив реки и моря, очернив мраком оставшиеся океаны. В водах — тела и кости, под ногами — гниль человеческая, на небесах — мутировавшие птицы и оседающий в космосе дым. Пироника манит его за собой, в полных ужасающих красках рассказывает о мучительной гибели его семьи, а голова раскалывается от боли и отчаяния — ныне он коронованный самой галактикой и ее бесконечными познаниями, его каждый новый шаг — рассыпающиеся по земле острые осколки звезд. Диппер — Всезнающий, люди молятся ему в надежде услышать верный ответ. Но Пайнсу плевать на их глупые просьбы. Диппер смотрит в спину королевы, не в силах сделать новый шаг вперед. Он впадает в ступор, от которого идет неприятный холодок по коже. Его семья мертва. Его друзья мертвы. Его Билл мертв. И все — неестественной смертью. Она нарушила клятву, данную священным словом сверхъестественных сил. Пироника обманула его.

Диппер на долгие годы впадает в отчаяние, закрывшись в собственной лаборатории, где подолгу сидит в углу, обняв руками собственные колени, слишком отчаянно уткнувшись в них носом. На сердце царила пустота, боль от потери и ненависть на самого себя — в те ушедшие века он смог справится с давлением Гидеона и своей новой госпожи, не смог противостоять им. И никто ему не помог выбраться из этой пропасти раньше, чем его духовный стальной стержень и вовсе надломился напополам, обращая душу в две ненужные поломанные детальки, коим место лишь в чистилищной помойке. Диппер Пайнс проводит в подобной прострации века, молчаливо исполняя все приказы Пироники, которая въелась своими острыми когтями ему в разум, оставляя на нем глубокие незаживающие царапины. Но в один из таких моментов Диппер резко останавливается на своем привычном пустующем пути от тронного зала до эшафота и обратно, когда в его глазах горит огонь решительности и пылают искры возросшей к этому миру ненависти. Пироника оставила его с носом. Пироника заслуживает такой же мучительной смерти, какой подвергся однажды некогда могущественный Билл Сайфер. Пироника обязана страдать и давиться собственными кровавыми слезами. Ее власть однажды даст слабину, прежде чем народ, ведомый его непоколебимым лидерством, объединившись, не пойдет на революционное цареубийство, ворвавшись в ее королевские хоромы, не из злата сделанных, а костей звериных и человеческих. Диппер Пайнс обещает, обернувшись в сторону дворца, что так тому однажды и быть. Корона мирового всевластия покинет ее голову раньше, чем ее мертвое тело коснется обагренной чужой кровью земли. Нравится ли тебе такой исход событий, моя госпожа?

Во многих параллелях реальности у Пироники оказывается отнюдь не мало врагов и недругов. Найти себе союзников, продолжая ловко играть перед своей императрицей ее верного советника, оказывается не таким страшным и сложным делом, как казалось это Дипперу Пайнсу изначально. Проходят новые долгие века, растянутые в столетия, прежде чем Дипперу удается поднять среди демонов и оставшихся в живых людей волнения, навеянные "излишней диктаторской властью" их королевы. Диппер Пайнс делает вид, что подавляет их — на деле же изобретает себе браслет, которому по силу обратить все мысли и помыслы ученого в белоснежный лист, делая их огненному демону нечитаемыми в своем захваченном разуме. Ты дала ему бесконечные знания всех миров и галактик, Великая. В этом и была твоя самая главная ошибка. Диппер Пайнс убивает сподвижников императрицы холодно, беспощадно, смотря им глаза в глаза, повесив на них мнимые преступления против государственной власти. К его ногам падают мертвые тела Гекторгона, Тифа и Зантара, а его руки обагрены их мерзкой кровью. Диппер гордо выпрямляется, дует на свою челку, которая падает на глаза и с невозмутимым видом отправляется прямиком в свою лабораторию, держа руки ровно перед собой — он ни за что на свете не простит себя, если, пускай даже и случайно, но запачкает свой любимый плащ. Он знал, что его верные слуги — низшие демоны, оставшиеся рядом с трупами уничтоженных бывших друзей новой госпожи этого мира — умеют уничтожать не только мертвецов, но и улики. Диппер Пайнс на них полностью рассчитывал.

В этот раз жертвой оказался никто иной, как ненавистный сердцу Пайнса Криптос. В пыточной ученый зажимает горло демона, поднимая его вверх по стене, не смея сводить с его ухмылки испепеляющего взгляда. Диппер невозмутим. Диппер жесток. Диппер беспощаден. С тела Криптоса свисают длинные внутренности, заботливо выпущенные серым кардиналом этого королевства. Сегодня этот шут навеки прихлопнет свой дурнопахнущий рот, уголки которого более не поползут вверх в приторной улыбочке. Улыбки, от которой выворачивает кишки.
— Я знаю, Криптос. Знаю, что ты верен Пиронике и ее идеалам. Никакой государственной измены, — открывает правду Диппер Пайнс, пока его личная стража охраняет вход в пыточную комнату от всевозможных лишних глаз. — Ты просто оказался не в то время и не в том месте. Но даже эта случайность не отменяет твоего титула местного придурка на деревне. Ты лишний, Криптос, просто знай это, — Пайнс слышит, как шипит демон в его адрес хриплые проклятия, за что ученый сдавливает горло ему сильнее, перекрывая человеческую сонную артерию. — Мне терять ничего, если думаешь, что сможешь меня напугать... — Диппер скалится, берет другой рукой энергетический нож, занося его над глазом Криптоса, в остром желании выколоть его и раздавить подошвой сапог, как в то же время чувствует удар телепатического сигнала, от которого медленно кружится голова и подкашиваются ноги. Пайнс останавливается, зажмуривает глаза, в надежде прийти в себя. Пироника. Императрица мира звала его к себе. Диппер отпускает демона в наручниках и делает пару шатающих шагов в сторону, откладывая невидящим взглядом нож обратно на тумбочку. Парень резко оборачивается и быстрым шагом направляется к выходу, напоследок бросив слугам то, чтобы разобрались с пленным без него, да поживее. Заставьте его молчать раз и навсегда.

Диппер смиренно ступает по земле, где до сих пор гнили человеческие трупы, ведомый сладким голоском Пироники. Старые кости под ногами ломаются, обращаются в пыль, когда резкий порыв ветра тормозит Пайнса своей непривычностью. В воздухе витал запах смерти, от которого Пайнса по первости даже тошнило, но со временем к этим неприятным превратностям судьбы он сумел привыкнуть. Слуги и стража раскланиваются перед ним в немом благоговении перед высшим в чине, когда нога бессмертного человека ступает за порог дворца, а после — тронного зала.
— Госпожа, — теперь пришлось принести Дипперу Пайнсу дань уважения, поклонившись перед Пироникой и ее неутомимым внимательным взглядом. Ноги не хотят идти дальше, не хотят ступать ближе к ним — эта женщина обрушила слишком много страданий на его голову, чтобы восстать перед ней бесстрашным фениксом в своем величии. — Вы... хотели меня видеть? — он слушается голос, ступает ближе и ближе, пока их не разделяют несколько метров друг от друга. Гости? Почему это так должно удивить видавшего на своем веку страха ученого? Диппер вопросительно изгибает бровь, прежде чем аккуратно встать рядом с троном королевы, взирая на огромную дверь, тут же распахнувшейся перед ними.

0

18

Текст заявки: Фандом - "Перси Джексон". С вас - Нико ди Анджело, с меня - Уилл Солас. Романтика, приключения, все, что угодно. У них удивительные отношения, они такие разные и так дополняют друг друга. Давай попробуем создать их историю.
А еще отчаянно ищу человека, с кем можно поиграть по сеттингу "Часодеев", никогда не видела этих персонажей на кроссоверах, хочется это исправить.
Пример вашего поста:

Пример поста

Положа руку на сердце, Эрик до последнего сомневался, стоит ли отправляться в это забытое богом место. Если уж ты решил свести счёты с жизнью, то не будет ли лучшим вариантом махнуть на последние деньги куда-нибудь в Таиланд, снять с десяток шлюх, которые ублажат тебя, как истинные гурии, а потом пустить пулю в висок, выхлебав бутылку самого дорогого виски, что найдётся у этих азиатов. Ранним утром, глядя на восходящее из моря солнце. Гребаный дзен, дзенистей не придумаешь.

Но, как водится, жизнь внесла свои коррективы. Управляющий мотеля (та ещё дыра, в лучших традициях "одноэтажной" Америки) в очередной раз намекнул, что близится срок выплаты, если, конечно, мистер Дрейк решит и дальше оставаться в "Розе пустыни" (название мотеля звучало издевательством для тех, кто спал там хоть одну ночь, клопов не было - и на том спасибо). Мистер Дрейк подумал и послал управляющего к чертям - не из-за того, что мистер Дрейк сам по себе злобный тип, просто у мистера Дрейка было похмелье.
Ему откровенно осточертел Нью-Мексико, ему откровенно осточертела эта удушающая жара, и главное - ему откровенно осточертело то, каким взглядом посматривал управляющий на его автомобиль. В этом взгляде всё, казалось, кричало: "Продал бы ты свою тачку и жил бы припеваючи, придурок!". Но дело было в том, что на это Эрик просто не мог пойти - по крайней мере, пока ему было, что жрать. Да что там - даже голодая, вряд ли бы он решился продать машину. Самое смешное, что причина таилась не в том, что автомобиль был последним осколком его прошлой, роскошной жизни - в конце-концов, даже будучи преуспевающим бизнесменом, Дрейк отличался аскетичностью в вопросах комфорта и статусности. Ему нравились классические американские автомобили - вот и всё, за этим бежевым "Бьюиком-Ривьера" он в своё время гонялся год, уламывая владельца, словно школьницу-девственницу, и когда всё же добился своего и впервые сел за руль этой машины, понял - она станет ему единственным верным другом. И не прогадал.

Больше тридцати часов за рулём, с редкими остановками, чтобы перекусить в придорожных забегаловках - и ненавистная жара Юга сменилась долгожданной прохладной восточного побережья. Посёлок, что был указан на карте, которую всем им выслал организатор этого... действа, встретил Дрейка поразительной безлюдностью - разве что на автобусной остановке промелькнула небольшая группка - человека эдак три. На их месте Эрик задумался, ходят ли тут автобусы в принципе, но мало ли - может народ ждал "Ночного рыцаря", чтобы поехать в Хогсмид. Он усмехнулся глупой шутке и вырулил на главную улицу - очевидно, главную, о чём свидетельствовал звёздно-полосатый, реющий на хилом флагштоке у какого-то здания. А вот за этим зданием Эрик, наконец, заметил то, что искал. Он припарковался и заглянул в бар. Как и поселок, бар был практически безлюден - за дальним столиком седовласый мужчина преклонного возраста читал газету, прихлебывая кофе, а за стойкой паренек-бармен флегматично протирал стаканы, которым, впрочем, это не помогало.
- Крутая тачка, - заметил парень так же флегматично, будто говорил о погоде.
- Спасибо. "Бад", пожалуйста.

Бармен кивнул, выудил из холодильника красную банку и попытался было налить пиво в стакан, но Эрик жестом остановил его. Конечно, он хотел самоубиться, но не.... как бы это выразиться... бактериологическим путем. Бармен пожал плечами и протянул банку Эрику. Продолжать разговор он явно не намеревался, и Эрика это вполне устраивало. Он хотел оттянуть момент появления в доме - если людьми, желающими покончить с собой, окажется толпа прыщавых подростков, которые страдают от неразделенной любви (или от того, что родители развелись; грудь маленькая; член кривой; в чирлидерши берут только стройных, а я не могу не жрать; собака нассала на коллекционное издание "Людей Икс"; зима близко - и так далее) - то лучше пережить это нервное потрясение, будучи хотя бы временно в гармонии с миром. А это означало - выпить.

Отредактировано Ив Мэллори (26-07-2017 00:19:32)

0

19

Форум: Теория Хаоса
Текст заявки: Звездный Флот, в лице своего уполномоченного представителя - капитана корабля "Энтерпрайз-1701" - Джеймса Тиберия Кирка, проводит набор сотрудников на долговременную службу, чтобы принять участие в пятилетней научно-исследовательской миссии.
Список вакантных мест:

1. Рулевой

Ключевые навыки: уметь снимать космический корабль с ручника (не обязательно с первого раза), весело и задорно стартовать на варпе, в любой непонятной ситуации - сохранять невозмутимое лицо, уверенно смотреться в капитанском кресле (если того потребует ситуация), легко и непринужденно сообщать капитану о сложностях с управлением (и прочих неполадках), виртуозно игнорировать любые споры на мостике.

2. Глава Инженерной службы

Ключевые навыки: иметь руки "из того места", быть готовым вотпрямсейчас бежать марафон, уметь дерзить\кричать\спорить (нужное подчеркнуть) на\с капитаном, иметь здоровую печень и крепкие нервы, верно трактовать приказ "сделай что-нибудь", быть отходчивым (даже если увольняют без причины), мастерски заговаривать зубы любой шишке ЗФ.

3. Энсин

Ключевые навыки: обладать внешностью ангела и философией алкоголика, иметь выдающие математические способности и гениальный мозг, обладать смелостью в любой момент принять на себя любую из вакантных должностей (не обязательно связанную с профессиональной деятельностью), иметь интерес к любовной науке и опыт в соблазнении женщин, быть готовым стать преемником капитана.

Соцпакет: пятилетняя страховка от несчастных случаев, медицинское сопровождение, горячие обеды, все удобства в каюте на все время путешествия,  3 комплекта формы, пачка чая и ящик коньяка.
Присоединяйтесь к нашей команде, примерьте на себя роль комика\врача\няньки\разведчика и т.д., чтобы ощутить настоящий вкус жизни на борту лучшего звездолета Федерации!

Дополнительно.

В общем, ребят, у нас есть замечательный каст и множество приключенческих, общих сюжетных веток, которые планируется воплотить. Мы не очень-то бежим за скоростью, мы больше ценим качество, идейность и живой энтузиазм. У нас активная беседка, домашняя атмосфера и семейный досуг. Если у вас есть жгучее желание, планы на развитие и  вы находитесь в поисках дома - приходите, мы утащим вас на мостик, нальем пару стаканчиков горячительного и с радостью втянем в общую тусовку. ♥

Ваш персонаж: Обаятельный бабник, противник первой директивы и головная боль Звездного Флота - капитан Джеймс Тиберий Кирк.
Пример вашего поста:

Пример поста

Как-то в юности, когда голова бойкого и жизнерадостного Джима Кирка еще не была забита разными тараканами, по обыкновению рождающихся с возрастом из неприятного опыта и колющих стычек с миром, он, жадный до нежного внимания, в шутку задал старшему брату по-детски невинный и довольно простой вопрос, с отсылкой на тему необъяснимых девичьих чувств. И вопрос этот, помнится, тесно касался миловидной дочурки соседа-фермера, что вот уже больше полугода ходила за мальчишкой по пятам. Тихая, как мышь, воспитанная в лучших традициях пай-девочек, именно она стала той первой, кто искренне взволновал его маленькое, но уже горячее сердце. Вот только миры этих двоих, как оказалось, так резко отличались на контрасте, что поиск точек соприкосновения для молодых умов превратился в невыносимо сложную задачу.
Все, чего он ожидал от разговора, сводилось к доброму совету и парочке ободряющих фраз, что крайне важны для расцветающего мальчишеского Эго. Однако, двум братьям вполне может не хватить одной только родственной связи, - явления, самого по себе, непредсказуемого и капризного, - чтобы в действительности захотеть понять переживания друг друга.
     — Знаешь, меня в тебе бесит, брат? – сквозь зубы прошипел Джордж Кирк-младший, остервенело скинув сумку с инструментами на пыльные доски гаража; к несчастью, младший брат застал его тогда в дурном настроении, после яростных споров с отчимом в отношении починки старой крыши. Не лучшее занятие для двенадцатилетнего подростка.
     — Ты, зачем-то, постоянно пытаешься всем вокруг угодить... Ведешь себя, как примерный сынок, делаешь, что тебе велят, расстилаешься, как дурак, ходишь перед ним на цыпочках. Думаешь, оттого, что ты такой послушный, что-то изменится? Считаешь, что тогда тебе что-то перепадет?.. Ошибаешься. Посмотри, где мы живем. Всем плевать, Джим... Всем. Наплевать. На нас. Что мы думаем, как мы чувствуем, чего мы хотим. Людям это не важно. Им не важно, есть ли у тебя проблемы или нет. Им важно только то, что ты для них делаешь… Так прекрати это все. Сопротивляйся.
Спустя годы, поступив в Звездный Флот и став капитаном, Джеймс Тиберий Кирк уже не мог точно вспомнить (да и не хотел вспоминать), почему в тот день этот мальчик украдкой плакал, забившись в угол.  Но слова его брата, высказанные вслух лишь под давлением эмоций, подсознание каким-то образом приписало к жизненным истинам, и, со временем, превратило в моральные устои. Ведь в конце концов, он справился. Справился с поставленной задачей, научился действовать и идти по своему пути. Ему больше не требовалась чья-либо поддержка, ведь течение жизни тогда без сожаления вынесло его наружу и заставило принимать исключительные решения.
***
     В один момент лишившись смутно-приятного ощущения табачной горчинки на языке, капитан «Энтерпрайз» с недовольством закатил глаза, крутанул головой к плечу и резко, с хриплым шумом выдохнул остатки рассеянного дыма из легких. Боунс никогда не отличался тактичностью, даже в отношении друзей, -  не без сожаления напомнил он себе и промолчал; лишь вальяжно откинулся спиной к дивану, намереваясь сделать еще глоток. Но и тут у него безапелляционно отобрали мизерную горстку отвлеченного удовольствия.
Кирк раздраженно цокнул языком и, со взмахом руки, звучно уронив ладонь плашмя на стол, пусто уставился куда-то в сторону. Ему нечего было сказать в ответ. Возможно потому, что какая-то его часть согласилась бы с чужими причитаниями.
Они просидели в тишине диалога около пяти минут, и все это время, занятый в собственных мыслях попытками подобрать нужные слова, - которые, к слову, ограничились перекати-полем и каким-то мерзким, уплотняющимся вакуумом, - Джим методично барабанил пальцами по столу, в такт воющей мелодии электроники.
Когда музыка неожиданно стихла, а он наконец-то возымел возможность повторить свой заказ, его друг, не в силах терпеть знакомую заезженную пластинку повисшего молчания, вдруг нарушил умиротворение слабого гомона и полоумных воскриков своим тихим ворчанием. Кажется, здесь положено было сдаться (медленно «резать» слух он все равно не умел), и капитан, в глубине души опасаясь выглядеть чересчур серьезным, поднял прямой взгляд на МакКоя.
     — Есть новости, - коротко бросил в ответ, и его брови в тот же миг взмыли вверх, стараясь стереть с лица пугающую мину. — Пару часов назад я разговаривал с комендантом, и она намерена одобрить мое заявление на пост контр-адмирала. Здесь, на Йорктауне. Ну и, как ты понимаешь, это значит , что я... - немо разведя руками, лишь коротко облизнув губы и вновь подавшись вперед, Кирк перекрестил руки и оперся локтями на стол, чуть заметно, секундно приподнявшись на месте.
     — Покину «Энтерпрайз».

0

20

Форум:
crossfeeling
Текст заявки:
Я, Уилл Сайфер, а также остальные члены каста Гравити Фолз - Диппер Пайнс, Мэйбл Пайнс, Стэнли Пайнс, а также Тэд Стрэндж - очень ждем следующих персонажей:
Анджелина Даллес (Мадам Рэд) (предупреждение: является в данной реинкарнации мамой Венди Кордрой);
Беатрис;
Вирт;
Грегори;
Гробовщик (предупреждение: тот, кто прячется за символом "очки" в круге Билла, и основатель Общества Сов, на которое было огромное количество намеков в "Гравити Фолз");
Джим Маккен (Алоис Транси) и Лука Маккен;
Зверь;
Клод Фаустус;
Молния МакКуин (предупреждение: хуманизация);
Напстаблук (предупреждение: хуманизация);
Рик Санчез;
Сиэль Фантомхайв (предупреждение: пост-канон аниме, где стал демоном);
Стар Батерфляй;
Стэнфорд Пайнс;
Фриск (предупреждение: планируется Фриск сделать двоюродной сестрой Мистических Близнецов, то бишь Диппера и Мэйбл Пайнс);
Ханна Аннафелоуз;
Элизабет Мидфорд (предупреждение: пост-канон аниме, после смерти стала ангелом);   
Ваш персонаж:
Уилл Сайфер - альтернативная версия Билла Сайфера. Слишком неправильный, слишком светлый демон сновидений и эмоций, который в определенный момент просто не выдержал и уничтожил свою реальность. Он бы плавал в пустоте и мгле вечность, если бы кто-то не сжалился над ним и не отправил в реальность сериального Гравити Фолз, что кажется ему порой слишком идеальной. Привыкает к новому миру, стремится защитить тех, кто за достаточно короткие сроки стал очень дорог его сердцу (то бишь семейку Пайнс и своего братика Билла), а также обретает самого себя.
Пример вашего поста:

Пример поста

"Ой, ой, ой... Неожиданный поворот..." Демон был просто-напросто готов сгореть от стыда. В отличие от своего брата, но не знал всего и не мог, пребывая в состоянии смятения, быстро сопоставить вполне очевидные факты, чтобы прийти к выводу, что стоящий перед ним сородич, принявший человеческий облик, - его родственник. Точнее родственник его альтернативной версии_брата, так как брат родной погиб вместе с той реальностью.

- Прости, пожалуйста, не признал сразу, - неловко, по-доброму улыбается, старается оттолкнуть от себя плохие воспоминания, связанные со своим настоящим братом - Мэдом, которого он любил, несмотря на безумие, нелогичность, абсолютную иррациональность. Которого он любил, несмотря на нежелание того признавать его своим братом, несмотря на то, что все в семье просто-напросто терпели его, пытались утихомирить демонов внутри себя, дабы те не разорвали его на кусочки, потому что он был не таким, как они. Был другим.

Спрашивать, откуда Тэд, кажущийся ему более адекватным, спокойным, рассудительным, знает его полное имя, официальное имя, которое использовалось крайне редко и то в случаях заключения контрактов, не решился. Раз знает, то пусть уж знает. Выпытывать, откуда у него взялась эта информация, сейчас было бы глупо. Сейчас лучше заставить бурлящие внутри, подобно океанским водам, эмоции и начать руководствоваться разумом, чтобы узнать всё о том, что здесь произошло, о том, что в прошлом может угрожать их миру. О том, чье пришествие он чувствовал, но о котором никому ничего еще не говорил.

И все же. Все же не верилось, что это неприятное, воистину ужасное место - Гравити Фолз. От осознания этого факта становилось не по себе. Словно все самое плохое, что могло случиться с этим местом, да и с этим миром, свалилось на головы бедных его жителей и уничтожило все, что было им дорого и свято.

Расползается, тлея, ткань бытия,
Ярость светла, словно факел, клинок.
И не нижний мир получит тебя,
А с улыбкою встретит
Воинственный бог

Вначале хотелось расплакаться. Позволить слезам, которые сопровождали синий треугольник на протяжении всей его жизни, которые он жадно глотал, когда те оказывались на его губах, выйти наружу, литься бурным потоком, словно те могли остудить землю. Хотелось закричать от бессилия, от того, что настигло этот новый для него, прекрасный мир.

Но в следующую же секунду это желание пропало. Вместо него пришло осознание того, что он теперь не имеет права не вступить в эту борьбу. Он должен, он обязан узнать, чьих это рук дело, и заставить его поплатиться за всю ту боль, что он причинил (и причинит в прошлом) этим милым людям. Заставить его самого испытать эту боль, заставив его захлебываться в собственной крови с осознанием того, что никто и ничто не придет ему на помощь, что никто не сможет его спасти.

В определенный момент Сайфер даже испугался подобной мысли, но, так или иначе, если он сможет узнать, кто это все сотворил,  и, если предоставится такая возможность, победить, то он сможет, вернувшись в свое время, предотвратить это. Дать миру счастливый конец.

- Что ж, в таком случае мне тоже стоит нормально представиться, - немного наклонил голову набок, и его глаза стали подобны льду, сковывающему все живое, заставляющему каждую клеточку живого организма ощутить прикосновение холода и мороза, безжалостных, не способных остановиться, пока не достигнут своей цели. В них застыла ледяная ярость и готовность бороться за то, что он любит, до последнего. - Уилл Сайфер, Хранитель Снов и Эмоций, Даритель Надежды, - положил руку на грудь, после чего, прикрыв глаза, слегка наклонился вперед, как это делают в Японии, когда люди приветствуют друг друга. Затем снова выровнялся в полной рост и, пристально посмотрев на своего нового знакомого, тихо, но твердо и уверенно озвучил свой вопрос, - Ты знаешь, кто виновен в этом? - рукой показал на окружавшую их картину погибшей природы и полнейшей разрухи.

Первый шаг к взрослению, становлению сильнее, чем был раньше, сделан.

Точка невозврата пройдена.

0


Вы здесь » Live Your Life » -Кроссплатформы и кроссоверы » Поиск партнера для игры


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC