Live Your Life

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » -Кроссплатформы и кроссоверы » Поиск партнера для игры


Поиск партнера для игры

Сообщений 1 страница 20 из 52

1

В данной теме действуют Общие правила каталога и Правила раздела «Ищу игрока» (подробнее). Дополнительные правила специально для «Поиска партнёра» указаны ниже.

Заявка в теме оставляется в следующих случаях:
• У вас нет на примете ролевой, но есть желаемые образы и сюжеты для отыгрыша;
• Вы игрок на определённом форуме и ищете партнёра с конкретными предложениями по сюжету.

Конкретика:
• Один пользователь - одна заявка в тематике;
• Один пользователь - не более трёх заявок всего (в трёх разных тематиках);
• "С аккаунта сидят два/три/десять человек" - всё равно одна заявка в тематике;
• Хочется новую заявку - попросите сначала удалить старую (в этой теме с указанием раздела);
• Поиск - только для игроков, ищущих партнёров. Для администраторов и пиарщиков есть "Ищу игрока";
• Пример поста обязателен;
• Анкета или пост по ссылке закрыты для гостей - сообщение удаляется;
• В одном сообщении несколько отдельных заявок на искомых персонажей - каждую под спойлер;
• Заявка очень объёмная и/или в виде крупной таблицы с заливкой цветом - хотя бы часть под спойлер;
• Обновлять/поднимать имеющуюся заявку можно не чаще, чем раз в две недели. Открывать новую после удаления старой - без ограничений;
• Сама по себе заявка находится в теме два месяца, после чего удаляется.

Запреты:
• Повторять заявку раньше, чем по истечении двух недель;
• Пытаться обмануть администрацию путём создания дополнительных аккаунтов;
• Игнорировать шаблон заявки;
• Администраторам - искать акционных персонажей не для себя лично.

Шаблон заявки для поиска партнёра на форум
Код:
[b]Форум:[/b] (ссылка в виде названия)
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Ваш персонаж:[/b] (ссылка на анкету или краткое описание, даже если персонаж канонический)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler] (либо ссылкой на сообщение с указанного форума)
Шаблон заявки для поиска партнёра (без приглашения на форум)
Код:
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler]

0

2

Текст заявки:
таки да, таки я дошёл до того, чтобы написать сюда. в последнее время у меня прямо сильно горит желание поиграть по двум совершенно разным вселенным - одна из них это мир наруто [где я возьму роль наруто, собственно], а вторая - масс эффект, где я готов взять на себя роль скотта [сары] райдер, а так же возможно и обсуждение. в первой вселенной мне бы хотелось видеть саске или гаару, а во второй - рейеса видаля [вы вообще видели, какая там химия?].  что касается форума - у меня есть задумка, куда мы можем пойти, а можем и вместе найти. что касается остального - я вот почти разобрался со своими долгами по учебе и обещаю быть активным, а так же я починил свой комп, соу - без игры не оставлю.
что касаемо «лакомого», то оставлю ниже:
— я готов играть все, что вам взбредёт в голову; покорять вселенные и играть в альтах – тоже.
— я не могу играть с человеком без общения, поэтому будет круто, если мы подружимся [а вдруг и что-то большее, ведь чем черт не шутит?]
— я люблю кидаться хэдканонами, набирать альтов по разным мирам и страдать [жрать стекло]. посты я пишу разные, обычно 5к+ с маленькой буквы и очень странные, вот.  а ещё я люблю кидать всякие песенки/фанфики/етс.
— даже если вы внезапно что-то слышали, но не играли/смотрели - я проведу вам экскурс во все это.
Пример вашего поста:

Свернутый текст

# пост
http://78.media.tumblr.com/7c9f2f5b712ba6db864add5fc206219d/tumblr_oxs46zZJbj1t0u8w9o5_250.gif http://78.media.tumblr.com/c44033e7bfb2eb1aeec9fb5f36a925a1/tumblr_oxs46zZJbj1t0u8w9o1_250.gif

я сплю, моя ч у д е с н а я, ты слышишь, как сердце отбивает громко бас?
не веря с ч а с т ь ю, я на белой крыше твои целую губы в первый раз.

скотт открывает глаза и видит перед собой черное небо с крапинками звезд; райдер, первопроходец, тот, на чьих руках кровь лбдей и существ. тот, на кого все так сильно рассчитывали и кто, конечно же, справился; скотт открывает свои глаза лежа в огромной кровати в своей каюте и понять не может, где он находится — странное ощущение раздрайва не покидает его с того самого момента, как он чуть не умер в последний раз. скажите, вы когда-нибудь умирали, ходили по грани? если бы скотту задали этот вопрос, он бы поржал в лицо человеку, а потом и вовсе бы заявил, что «я даже не помню, сколько раз мне останавливали сердце и сколько раз его запускали заново.» скотт действительно везунчик, если еще жив и относительно здоров — сестра смотрит с опаской, потому что знает — если скотт не выдержит, если скотт сгорит или сдастся — бремя упадет на нее; скотт никогда не был сильным, никогда не старался быть героем — просто делал то, что от него требовали и шел вперед с мнимой уверенностью в том, что сэм всегда поможет. скотт из тех, кого называют фаталистами и у виска крутят — скотту даже наплевать на то, если ему еще раз отключат чертов имплант, потому что он знает — ему есть на кого положиться; скотт закрывает глаза и ощущает, как корабль потряхивает — один ретранслятор пройден.

скотт открывает глаза и видит перед собой образ алека райдера — отца; скотт моргает пару раз, но образ мужчины не выходит из головы: скотт видит, как тот задыхается на чертовом жилище-7, видит, как умирает мужчина и как спасает своего сына. скотту тошно от того, что алек выторговал его жизнь в обмен на свою, скотту тошно от того, что кора на него смотрит до сих пор с выражением «я бы лучше подошла», «ты придурок, скотт райдер». на корабле о том, что алек умер в попытках спасти своего сына — знают все. скотта никто не винит, скотту говорят, что так сделал бы любой родитель, но он лишь закрывает уши руками и уходит в каюту — капитана никто не трогает, пока он сам не выходит. но взгляды, которые несут в себе лишь обвинение, с каждым разом все труднее игнорировать. скотт захлебывается чувством вины перед своим отцом и мысленно просит у него прощение, потому что иначе — никак.

простить себя — вот, что требовалось скотту. простить, отпустить и начать жить заново; скотт скитается по кораблю, смеется и даже выглядит живым и уже более-менее адекватным. в коридорах слышится голос сары, в коридоре слышатся голоса и других членов команды и скотт лишь считает минуты до того, как он оставит сару на нексусе и улетит обратно — его сестре не место с ним, его сестра достойна лучшего. скотт усмехается, когда видит гила — он помнит, что когда-то тот даже успел тронуть сердце райдера, вот только потом все пошло по наклонной, поменялось слишком резко и сейчас скотт смотрит в огромное стекло и думает совсем не о нем. мысли скотта заняты совсем другим человеком и совсем другой планетой.

скотт считают героем, потому что он нашел чертов новый дом; скотта считают героем, потому что он держит спину прямо, улыбается задорно и флиртует с кем-то для получения чего-то. скотта считают героем, потому что он смог собрать все ковчеги, смог объединить всех и стольких спас, что и по пальцам не перечесть, вот только скотт не считает себя героем. скотт думает о том, что он — давно изживший себя механизм, который слишком рано состарился и больше не функционирует так, как нужно. скотту кажется, что каждый его вздох — забранный воздух у других, потому скотт учится дышать поверхностно, не глубоко. у скотта вина лежит на плечах, у скотта столько всего внутри, что ему иногда становится страшно; в общей столовой всегда шумно,тут всего разговаривают и делятся новостями — вот пиби что-то узнала о реликтах, вот джаал реагирует на шутку совсем иначе и вспыхивает перепалка, пусть и шуточная. в общей столовой всегда шумно и всегда царит какая-то семейная идиллия, потому что за такое время они действительно могут называться семьей.

в каюте скотта играет приглушенная музыка, а сам он лежит на своей постели и думает лишь о том, что нужно уснуть. сэм погружает скотта в принудительный сон и он впервые отдыхает; сны скотту никогда не снятся, а если и происходит сбой и он что-то видит, то это лишь смерть отца и ничего более. скотт давно не отдыхал, скотт давно не спал нормально, носясь по всем планетам, как угорелый и пытаясь всех спасти. скотт — пример для подражания и тот, по кому нужно писать учебник для самоубийц, потому что он ничего, кажется, не боится. он не боится шутить с архонтом, не боится пули в тело и не боится прикрыть собой кого-то. скотт боится снов и от этого ему смешно.

[в помещении жарко, в помещении очень и очень жарко; смуглые руки касаются бедер, поднимаются по ногам, животу, груди, зарываются в волосы, оттягивая их; смуглые пальцы обводят каждый шейный позвонок, надавливают, а губы находят губы — делиться кислородом кажется таким необходимым сейчас, что юноша задыхается, пальцами белыми вцепляется в плечи смуглого и стонет надсадно, тихо, боясь быть уличенным; звякает пряжка ремня, слетает костюм, в помещении становится еще более жарко . . . ]

скотт просыпается при очередной тряске. сэм сообщает о том, что они приближаются к кадаре и ему нужно хотя бы умыться. стоит ли говорить о том, что уж лучше бы скотт вообще не видел такие сны? райдер фыркает, кусает губу до крови и идет в душ — вода не спасает, рука тоже и скотт фактически молит сэма сделать с этим хоть что-то, хоть как-то повлиять на чертов организм, но тот лишь [скотт уверен, что так бы и было] разводит руками и сваливает. сэм не отвечает и не реагирует. скотт чертыхается, материться, но все равно заканчивает водные процедуры и одевает костюм. ему не позволительно появляться на аванпосте в своей обычной футболке и узких джинсах.

когда-то, относительно давно, скотт улетал с кадары, но обещал вернуться; когда-то, относительно недавно, рейес стоял с ним плечом к плечу и сражался за новый дом. когда-то скотт обещал, что он сохранит все чувства внутри своего сердца, а сейчас он понимает — это самое сердце он оставил здесь и забирать совсем не хочет. скотт райдер отдал сердце в руки рейеса видаля и не хочет, чтобы он отдавал его обратно.

скотт вернулся на кадару не проверить аванпост, а чтобы увидеть шарлотана.

привет

голос скоту кажется совсем сухим, совсем неловким, когда он видит рейеса — в горле давно пересохло, внутри что-то сжалось в комок и больше не разжимается; скотт улыбается уголками губ, когда они в помещении вдвоем, когда он слушает доклад рейеса и отчеты. у скотта дрожат руки, когда он вспоминает свой сон и когда он первый шлет все к чертям, подходя вплотную.

я скучал.

Отредактировано горький на дне (15-01-2019 23:22:37)

0

3

Текст заявки:
Разыскивается Сал Фишер, он же Салли-Кромсали из игры Sally Face
Сал Фишер всегда и всем нравился, и гораздо больше "трудного" подростка Ларри Джонса. В те времена никто и подумать не мог, что этот вежливый мальчик с протезом на лице и синими хвостиками возьмет кухонный нож и перережет всех жильцов аппартаментов Эддисона (которых, впрочем, к этому моменту осталось не так много, по крайней мере, живых). Этот храбрый, но вконец отмороженный парнишка огромную часть своей жизни посвятил борьбе с Культом, пытавшимся втащить в этот мир здоровую красноглазую демоническую страхолюдину, и Сал пожертвовал всем, что имел, включая собственного отца (порадуемся, что кот Гизмо на тот момент уже жил в другом месте, потому что мне слишком жаль этого кота).

Мне на голову упала четвертая часть, и завертелось. В глаз она тоже немного попала. Хочу поиграть Ларри (потому что он классный) на каком-нибудь кроссе, и поиграть обязательно с Салом, придумать какие-нибудь новые сверхъестественные расследования, а может, и найти остальную часть нашей команды. Пишу от третьего лица, предпочитаю читать также третье, но в принципе не против первого, опыт показал, что оно бывает довольно вкусным. Заглавные буковки обязательны.
В этих ваших интернетах очень любят тему отношений между Салли и Ларри, хотя я скорее считаю их лучшими друзьями, с бромансом и всеми вытекающими, почти братьями. Если есть желание сыграть нечто большее - пожалуйста, я в целом не против, но в альте, как другой вариант развития отношений.
Пример вашего поста:

Пример поста

С Папой Нотом творится неладное – это Вэл осязает почти кожей, да и кому, как ни любимцу Нового Иезекииля замечать это первым? Он был здесь недолго, но уже успел снискать расположение преданностью, готовностью учиться и повторять за своим наставником, хорошей памятью и бесконечным рвением. Может быть, чужак, пришедший всего год назад с теми, кто уезжал во внешний, грешный мир, и раздражал местных, но Вэла это не волновало. Ее тело и прежде никак не проявляло свое женское естество, а теперь же, когда стало почти полностью привычно думать о себе, как о Вэле-мужчине, все были уверены в том, кем он был. Даже Папа. Папа называл его своим возлюбленным учеником, как Христос называл Иоанна, выделял, поощрял и более не глядел с сомнением на его лицо, вызывая в сердце своего самого преданного последователя дрожь страха и вместе с тем дрожь возбуждения. Вэл не раз присутствовал при том, как Папа увеличивал число своей паствы, щедро делясь своим семенем с женами, у которых не было мужей – или же с теми, чьи мужья не могли подарить им детей, но сам он хранил непорочность. Непорочность – прекрасное слово, если не хочешь, чтобы тебя раскрыли. Прозрение, открывшееся ему здесь, истина, свет веры показали ему, как он заблудился в собственном существовании и как низко пал, и теперь пришло время очиститься. Иисус не стыдился омывать ноги своим ученикам, и Вэл был готов на любую грязную работу, на любое дело, которое иным показалось бы недостойным, лишь бы искупить все им содеянное. Папа видел в его чистоте и сдержанности, как ему казалось, излишнее рвение, самоистязание, вред для общины, которой Вэл не хочет подарить новых детей, но не смел перечить, потому что видел в этом не святость, но некий проблеск, приближающий к ней.
Когда кто-то болел, Вэл приходил к его или ее постели, поил горячим и менял постель, отирал влажной тряпицей и ласково целовал в лоб. Когда кому-то требовалась помощь, чтобы подновить дом, или если в доме жила вдова или дева, Вэл приходил для любой посильной помощи, потому что их господь вложил в его тело немалую силу. А в ее сердце господь вложил истинную, неподдельную любовь к этим людям вокруг, и только сейчас она понимала, что существуют не только радости плоти, но и нечто более значимое. Вэл находился будто бы везде и сразу, и никому не отказывал в помощи и не жалел себя. Многие подозревали, что в прошлой жизни голубоглазому юноше с нежной белой кожей и мягкими светлыми волосами никогда не приходилось так трудить себя, но он не принимал предложений поберечь себя ни от кого – даже от Папы.
А потом, по ночам, когда уставший любимец Нового Иезекииля возвращался в свой закуток и в изнеможении падал на постель, она убирала руки под одеяло и ласкала себя через одежду, гладила и терла, или вонзала в себя сразу два или три пальца, закусывая край одеяла, чтобы не шуметь – эти попытки избавиться от возбуждения и тоски по настоящему сексу выматывали ее не меньше. И еженощно Вэл молился шепотом, твердил заученные слова:
– Кто увидит прегрешения свои? От тайных моих удержи меня и от умышленных удержи раба Твоего, чтобы не возобладали мной, и тогда я стану непорочен и чист от великого развращения.
Но с Папой творилось неладное, он был странно беспокоен, даже взвинчен, и Вэл, не получив у него достойного ответа, присмотрелся к окружению. Папа приблизил к себе непорочную, как сама Дева Мария, молодую женщину – или, пожалуй, еще не ставшую женщиной, не подпускавшую к себе даже Папу Нота, хотя он был праведен и знал, что делает, и сам Вэл, если бы хватило его мужества на то, чтобы признаться в своем естестве, с радостью принял бы его семя – если только Папа Нот стал бы растрачивать его на тело, в котором любое семя пропадет и никогда не принесет плодов. Но почему-то Папа был осторожен с ней, хотя кому, как ни Вэлу видеть: его наставника изнутри сжирало желание, становившееся постепенно невыносимым, и губы «возлюбленного ученика» против его воли однажды дрогнули в усмешке, потому что он знал, что для женщин плохо заканчиваются приступы такого желания, и лучше бы непорочной Марте согласиться, прежде чем терпение Нового Иезекииля иссякнет. Вэл не мог сдержать этой усмешки. Вся его порченая, грешная, не желавшая исправляться натура была в этой усмешке.
Однажды он хотел обратиться к их пастырю с вопросом о Писании и пришел к его дому, уже готовый постучаться, когда дверь открылась и открыла взгляду Вэла ту самую девицу – несговорчивую, но дорогую сердцу и душе Папы Нота. И тогда Вэл понял, что терпение его пастыря и наставника подошло к концу, и даже порадовался за него, потому что это было правильно. В тот день он позабыл свой вопрос – позабыл и на следующий, когда снова увидел Марту. На ее лице было душевное и – слово из прошлой жизни – нервное смущение, то состояние, когда все чувства и мысли перекручены и причиняют одну только боль, и это было уже не правильно. Мог ли Папа Нот допустить какую-то ошибку? По некоему наитию Вэл не стал спрашивать, что послужило причиной такого переворота чувств у Марты, бывшей старше Вэла, но куда менее готовой к тому, что было частью грешной, но необходимой человеку жизни. Ему показалось, что эту тайну следует разрешить самому и не беспокоить Папу Нота, едва-едва обретшего прежнюю уверенность. За счет Марты? Папа был праведником, но и праведникам случалось совершать ошибки – или, быть может, дело было в самой молодой женщине? Ему показалось, что она ходила неловко, когда покидала дом Папы – наметанный глаз сразу определил, что ее кто-то, говоря простым языком, хорошенько отодрал, но разве в этом было что-то дурное? Все женщины общины были так или иначе женами Папы, потому что общине были нужны дети. Но с Мартой творилось неладное, и отходчивый, готовый прощать Вэл простил ей ее глупое упрямство.
Он навестил ее вечером, не слишком привлекая к себе внимание, но и не боясь быть замеченным: если кто-то и продолжал ждать от чужака дурного, то об этом даже не заговаривали. Никогда не приходилось ей жаловаться на недостаток собственного роста, но Марта была гораздо выше – не очень, пожалуй, удобно спать с такой. Вэл протянул к ней руки и взял ее ладони в свои, мягко сжимая и заглядывая в глаза – просто и доверчиво, как, должно быть, Авель смотрел вокруг на все и всех, даже на брата своего Каина.
– Я вижу, что ты чем-то опечалена, милая Марта, и никому не говоришь об этом – даже Папе, хотя он любит тебя всем сердцем и всей душой, – циничный голосок в голове добавил «И еще кое-чем», но Вэл не стал слушать прежнюю развратницу. – Скажи мне, если я чем-то могу помочь тебе, или если тебе в чем-то нужен совет, о котором ты боишься попросить других. Я никому не раскрою твою тайну.

Добавлено спустя 1 день 21 час 3 минуты 34 секунды:
Приходи, чувак, у нас уже есть Тодд, и он тоже тебя ждет!

Отредактировано герр маннелиг (19-12-2018 00:09:06)

+2

4

неактуально

Отредактировано tamagochi (29-01-2019 22:41:37)

0

5

Форум: GLASS DROP
Текст заявки:

tim drake [тим дрейк]
человек, умница, (красный) робин, немного гений, немного вигиланте

https://images2.imgbox.com/5c/c2/S9pL4bqY_o.jpg
прототип: original + whatever you want;

AT THE END OF THE DAY I HAVE TO ACCEPT
THAT I CAN CONTROL EVERYTHING.
EXCEPT THE THINGS I CAN'T CONTROL.
— — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — — —
В голове Кассандры Тим располагается где-то в спектре от «инородный предмет из другой реальности» до «блятьтимкактыэтоделаешь»; любой диагноз распадается на оттенки и шкалы, и Тим Дрейк не исключение. Тим сначала её сторонится (ничего удивительного), наверное, потому, что действительно видит: видит там, куда другие из благородных и всяких других побуждений вкладывают надежду (Тодд бы сказал «ебутся в глаза») (Тим готов надеяться там, где есть на что надеяться). Reality check — с этим у Дрейка всё отлично, и абсолютно во всём он наводит порядок. Стройный, красивый, понятный. Система. Супер.

The third one must be a fixer — чинить, строить, выравнивать; Дрейк предлагает себя-Робина тогда, когда видит, что Бэтмен не справляется. Тим может это исправить, пока сам Бэтмен не стабилизируется и в Робине не отпадёт потребность. Тим Дрейк — в контакте с реальностью, Тим Дрейк — и есть реальность (исправленная, дополненная, усовершенствованная). Кассандра от этого настолько далеко, что расстояние между ней и тем, что близко и понятно Дрейку, настораживает. Тим сам сказал: пугает. Кассандра полагается на искусственный моральный компас, стрелка которого — летучая мышь; Дрейк знает, что это образ, возведённый больным человеком, образ ненадёжный и хрупкий. Тиму не нужен Бэтмен, чтобы принимать решения и ориентироваться в этике, — Кассандре нужен, и это делает её нестабильной, а любой ненадёжный механизм Дрейк обязан исправить.

Куда остальные вкладывают надежду, Тим Дрейк вложит логику, порядок и ясность (может быть, потом и надежду, но она не нужна там, где работают чёткие системы). Кассандра Кейн боится Тима Дрейка, потому что он видит, что её механизм откровенно хуёвый.

I CAN CROSS LINES THAT ROBIN CAN'T.

отдельно об игре, хедканонах етц етц

в общем и целом: буду очень рада, если вы пишете больше одного поста в полгода. пишу не особо много (от 2 до 5-6к символов), не особо часто (могу ответить в тот же день, могу через две недели два года, значение имеет только предварительная договорённость о темпе). люблю есть стекло и г-но: драматизировать, усложнять, разводить дРаМу и страдания там, где можно их развести. с метафорами в том или ином объёме, но всё же со взаимодействием и каким-нибудь лейтмотивом, а не 99% рефлексии (могу и такое и часто это практикую, но опять-таки всё оговариваемо). кассандру когда-то писала по обрывкам разных версий (основа биографии по batman and robin eternal, а дальше мазня от души: не понимаю, например, каким образом она быстро учится говорить или вообще хоть что-то отсекает сразу после предательства мамы, и каким образом её знатно поёбанная психика так быстро лечится в следующих арках). с тимом предложила бы поступить так же (в смысле: не придерживаться только последней версии биографии и относиться к тому, что есть в комиксах, кРиТиЧеСкИ; не в смысле: накалять драму до предела). пока писала это, вспомнила a lonely place of living — это же целое поле стекла, мммммМММмм.

люблю фанмиксы, делать кучу картинок и обсуждать всю эту вот шелуху. по традиции предлагаю всё, что нужно, оговорить совместно (дежурю в гостевой, жду, верю, надеюс). если вы вдруг решите идти по заявке — скиньте, пожалуйста, какой-нибудь свой текст (я при необходимости тоже скину ещё, а то есть два поста от кассандры и они оба могут показаться сомнительными).

3. хедканоны и прочее дерьмо

мне тим видится не просто перфекционистом любого толка, но и control freak, и зацикленным тревожным мальчиком с обсессивным рассадником мыслей. он знает, как всё должно работать, и умеет содержать своё мыслительное пространство в порядке и под контролем, но сказать, что он прямо самый здоровый, сложно. или это говорит мой внутренний любитель драмы (скорее всего, так и есть, лол). но он определённо отсекает реальность и паттерны взаимодействия с ней и другими людьми, и это он видит лучше многих; он не просто умный, образованный или логичный — можно сказать, что механизмов искажения реальности (то есть психологических защит) у него куда меньше, чем у прочих, и ему для принятия окружающего мира не нужна тонна надстроек. потому когда в эти надстройки ебутся окружающие, он замечает это чаще них.

мне безумно нравится их динамика до перезапуска: конфликт в голове тима, который он благополучно решает сам, их сближение, конечно же куча стекла, ангста и hurt/comfort всех мастей. половину сюжетных линий можно опустить в угоду выстроенному билду (вообще их такое количество, что по-другому и не получится).
мне хотелось бы, чтобы у кассандры был не просто человек, который её понимает (есть тодд, который по моим представлениям ей кажется ближе просто за счёт внутреннего частичного сходства), а тот, кто видит действительно кассандру — несформированного ребёнка, которого учили только убивать, убивать и убивать. хотелось бы, чтобы тим устраивал постоянный реалити чек, поначалу ей не доверял (потому что ну не может никак она быстро адаптироваться и стать членом бэтсемьи, это органически невозможно лол), испытывал непонимание и неприятие там, где кассандра проёбывается, чтобы тим видел, в чём насчёт неё ошибаются другие (и сама касс в том числе).

Robin: I’ve, uh…been avoiding you. It’s…your background. The assassin training and all that.
Batgirl: Oh. Yeah.
Robin: It’s just…my childhood’s so normal. I mean, Batman and Nightwing had some rough stuff to deal with growing up, but…but, you–you were raised to be that guy down there, and you turned yourself into one of us. That’s…pretty intimidating. But I shouldn’t let it affect the way I treat you…and I apologize. Friends?
Batgirl: Friends.


Cassandra: Tim…you can’t beat me. Cain taught me too well. Even if I couldn’t “read” your body’s “tells”, I’ve memorized your fighting style, your technique…
Robin: Then I’ll just have to throw out technique–and just hit you as hard and as often as I can! I’ll punch and kick and scratch and claw and I won’t care if it’s pretty or graceful…I’m not going to lose.


Tim: Look, I’m sorry. But it’s just that for you, Batman can do no wrong. And that’s why you want to be him. He’s the strongest, most noble and dedicated man I know. And the scariest. I can’t, no matter how dark things get, let myself become like him. It’s just not my way. It can’t be.
Cass: I scare you.
Tim: Well, not right now. But sometimes, yeah. But, see, that’s who you are.


Everything she’s put me through has been a test for me to prove I’m worthy of joining her. We’re just alike, she says. Used by the men who raised and/or taught us. And what she’s saying sounds like it could be true. And only the legal system–or Batman–would be upset if I killed David Cain. But I don’t need Batman to tell me once you cross the killing line you never come back.

Ваш персонаж:

Кассандра Кейн, сомнительный ребёнок, которого не учили говорить, зато учили убивать; вряд ли это сильно лечится — не через мой труп билд.

god-my-father gave me three words. god-my-mother’s wounds will never heal.

Может, они думают, что в Европе есть ещё дети?
Что есть ещё отцы, матери, дочери и сыновья?
Кучу смердящего мяса – вот что вы найдёте в Европе,
когда освободите её всю.

Дэвид учит смотреть на смерть как на стакан воды (ничего особенного). Тащит мёртвых хорьков, червей, полупридушенного кота, женщин, стариков, мужчин, детей — ещё живых или уже нет; смотри как на стакан воды, говорит. Тут солнце, там камень, здесь смерть. Под носом: крошит хлеб и вылизывает пальцы красным языком; за дверью: мама и будущие сироты; за окном (в комнате нет окна). Смерть маленькая, говорит Дэвид, и умещается где-то между лезвием ножа и глоткой. Они пересекаются, как две прямые в одной плоскости, и смерть может разболтать тебе какой-нибудь секрет; слушай не мёртвых, а умирающих.
Под кроватью тоже кто-то есть — ночью оттуда выползает еле различимый хрип. Дэвид не убрал одно из тел? Забыл, как же.

Мама говорит: чтобы выжить, нам нужна травма. Травма это что-то вроде травы, выросшей на месте аварии, или вправленный вывих. Полосни чем-нибудь по руке — образуется новая соединительная ткань; пережить травму значит отрастить нового себя. Станешь лучше, сильнее, больше. Если будешь хорошо себя вести, мама научит, как становиться сильнее, травмируя других. Не будь жадной, возьми в руки нож. Бери нож, Кассандра, и вырасти нового другого. Тепличные цветки нужно выдирать с корнем.

У Харпер вместо пальцев рыболовные снасти. У Стефани мягкие волосы. У Тима привычка беспокоиться лицом (впрочем, у них всех). Брюс задаёт вопросы, на которые стоит ответить (придётся долго думать). Дика не понять (он снимает маску, ни видно ничерта). У Кэтрин лицо человека, молочным манжетом вытирающего с губ гравий. Барбара улыбается так, как будто обманула всех уже позавчера.

Одно дело думать слова: в голове их много, а рот деревянный. Слова из него выходят такие же — скрипящие, обвешанные занозами; смотришь на срез и считаешь кольца (сколько лет хранились во рту). Одно дело представлять себе жизнь: в голове иногда выходит и даже во сне получается; потом Кассандра проснётся и выйдет нихуя. На ночь не читали сказок (скоро все будем жить в утопии), Санта не приносил подарки (зато Дэвид не пиздил по лицу, когда хорошо себя вела; ну и что лучше?), когда учили читать (поздно), не научили другим словам (Кассандра не всегда знает, что это и как называется). Люди говорят — понять бы иногда, о чём и зачем; люди что-то делают — понять бы, почему; Кассандра думает — понять бы иногда, что. Люди выбирают, что съесть на ужин, во сколько проснуться в субботу и что надеть вечером, — как?

— ну и что мы будем с этим делать?
(вопросительный знак — вопросительная интонация — необходимость ответа)

Кассандра больше думает о том, как бы не проебаться, или действительно во всё это верит? Мы не убиваем, думает Кассандра. В смерти страшного не больше, чем в стакане воды, отвечает Дэвид. Отец мёртв (героически! зачем?), но продолжает говорить в её голове (как?). Уже поздно выработать отвращение к тому, что должно его вызывать, или ещё можно успеть? Когда в удар вкладываешь меньше силы (не будь как второй Робин, посмотри, что с ним стало), становишься слабее? Кассандра сейчас разозлилась? (нет, конечно, нельзя же)
У Мамы было проще — там хотя бы не врали; у Мамы слова работали на язык и мир расступался в тех местах, куда падали предложения. В Готэме язык не формирует ничего. В Готэме слов слишком много: они тухнут и плесневеют, о них забывают, их тренируют как собак, чтобы в нужный момент спустить с цепи; хочешь ударить — бей наверняка, подсказывает Дэвид. Героическая смерть — Кассандра бы оценила, научи её кто-нибудь.

Пример вашего поста:

Пример поста

Оберегай абстрактные симптомы,
Что движутся до смерти над людьми —

Сифа три дня назад наказала в дороге есть и не делать глупостей — Тревор опускает тело сна в спирт, чтобы простерилизовать за все дни их совместной дороги (такая скучная, что с ним будет от одной кружки?), и наконец-то засыпает. Возвращение к замку Дракулы Алукарда — череда из долгожданного отдыха (отключения мыслей, головы и — наконец-то — тела) и попыток взвесить на ладони геройство (тяжеловато). Вокруг шумно, грязно, несчастно — до последнего времени несчастности Тревор не замечал, или делал вид, будто не замечает; нищета злобно шипит в уши, крутится с окороком, больше похожим на человеческое бедро, стекает потом и трижды воскрешённым воском на стол. Тревор не герой — до 12 ещё может быть, неделю в прошлом месяце уж точно — но не сейчас, не один, не после смерти Дракулы; когда Цепеш убивает отца, Белмонт на долю секунды ощущает нужность и священный трепет, и отголосок этого пытается нащупать неделю.

Со всеми существами той семьи
Заболевают пальцы невесомы.

Сифа три дня назад наказала в дороге есть и не делать глупостей — разумнее Тревор вёл себя только до их знакомства. Он не успевает за ними, не чувствует жалости, не оставляет в тавернах лишние монеты (иногда не оставляет вовсе), не терпит, не ждёт, ни по кому не тоскует, не взывает даже к самому милосердному богу, не натягивает вежливость на лицо, не подбирает слова, выплёвываемые изо рта, а чаще не плюётся ими вообще, не делится едой и ничем, не смотрит на солнце, не засыпает в чистой одежде, не приносит извинения, не следит за временем, не засыпает трезвым, потому что иначе вообще не засыпает, не выполняет обещания и ещё чаще их не даёт, не подкармливает дворовое зверьё, не обращает внимания на мольбы, не вспоминает о семье, ни по кому не скучает, не улыбается детям и старикам. Тревор ничего из этого не делает — Сифа и Адриан превращают его в того, кем он мог бы быть, но не является.



[...] тревору снится мощёный черепами склеп это все кого убили мы говорит сифа улыбаясь великодушно и пусто — это все кого мы убьём говорит адриан скорбная валахийская слеза стекает с его лица как с обрубка свечи — это все мы говорит тревор или ничего не говорит он хотел промолчать но адриан с сифой смотрят на него и сгущают руками мрак пока он не скажет хоть что-нибудь тревор хочет сказать отъебитесь вы ошиблись и опоздали на восемь лет но кажется они слышат не это и вообще ничего не слышат — посмотрите пожалуйста на белмонта и то что от него осталось и догорает и завалите ебала мы стараемся как можем а если не можем значит уже слишком много старались — тени густые уже как мазь которой мать обрабатывала раны отца а адриан с сифой смеются и засовывают тревору руки в межрёберье чтобы случайно опустить сердце куда-то не туда зато смотри тревор оно есть ты неправ тревор мы всё видим [...] придурки

Сон будет запечатан где-то в утреннем похмелье, скатится ассоциативно в «Адриан — ублюдок свечи» и «Сифа щупает сердце в груди»; Тревор будет возвращаться к образам, пока они не вычерпают сами себя дырявой ложкой к концу дня и не подкрепятся кружкой какой-то мочи — до замка не больше получаса, принцесса ждала неделю, подождёт и ещё полчаса. Всё вокруг так же шумно, грязно и несчастно, а ещё злобно и горячо; чужие разговоры пробираются ему в уши, как бы он ни старался не слушать: то ли в округе кто-то безумный опять кого-то режет, то ли резал, то ли начнёт резать — Тревор не слушает, пока из полудрёмы его не вырежет леской слово «вампир», и Белмонт достаёт из мочки его, как крючок, чтобы не дай бог не попасться на внимании и интересе. Они пытались сжечь замок — мысль буксирует на входе, потому что ни Адриан, ни камень гореть не могут, если Тревор хоть что-то понимает в блондинках и камнях.

Поместье он чует носом не потому, что оно пахнет жаром, бедняцкой злобой и отвращением, не из-за гари или жжёного мха — просто чует, как бы ни давил это дерьмо в груди, просто знает (не помнит, знает), куда идти. Тревор держит эту мысль в уме, хотя над бывшим домом в небо теперь целится огромный замок, который заметить и найти проще, чем отвергаемую тоску — хорошо, что Тревор на случай приступов нежности наполнил флягу (возможно, получится облить себя спиртом, поджечь и в таком виде отыскать принцессу); эта мысль греет, или пиво греет, или какая вообще разница.
Белмонт с вежливым интересом разглядывает копоть и ковыряет ножом внутренность рукава:
— Я завещал тебе остатки поместья не для того, чтобы ты всё проебал через неделю. Какого хуя, Цепеш?

Хочется верить, что даже у полукровок слух достаточно хороший, и второй раз щерить слова в пустоту не придётся.

+1

6

Форум: flycross
Текст заявки: Жизнь Джона не заладилась ещё в детстве, когда ещё при рождении выяснилось, что из-за него погиб его брат-близнец, задушенный ещё в утробе матери из-за неудачной попытки аборта, а потом и сама мать, не выдержавшая роды. Отец с тех пор называл его убийцей и винил в смерти Мари Энн и ненавидел. О нём больше заботилась старшая сестра Шэрилл, вместе с которой он жил некоторое время у дяди и тёти. Род Джона был известен как Смеющиеся Маги, такая родословная Константина, заставляет его начать заниматься магией. Потом Джон сбегает из дома, но перед этим, наслал проклятие на своего отца, которое превратило его в вялого и хилого человека.
Он увлекся панк-роком, создал свою собственную группу Слизистая, которая даже записала один альбом, но особого успеха они не имели, да и не занимались всерьёз, больше дурачились. Первый оккультный опыт закончился катастрофой, сильно изменив отношение Джона к миру и самому себе. Будучи на гастролях со своей группой в Ньюкасле, клуб Казанова, он обнаружил, что магическая оргия дала ужасные последствия: ребенок по имени Астра, используя магию вызвал ужасного монстра, который мстил взрослым, которые мучили её, и в конечном счёте монстра не удавалось изгнать. С присущем Джону безрассудством, он убеждает участников группы, вместе с несколькими оккультистами, попытаться уничтожить монстра путём вызова другого демона. К сожалению им не удалось контролировать демона и после того, как она уничтожил монстра ребёнка, он приступил разбираться с друзьями Константина, а после, забрал ребёнка в ад. В результате данного инцидента, Джон перенес нервный срыв и попал в психиатрическую больницу, и на протяжении многих лет был там частым "гостем".
Изворотливый манипулятор, сообразительный мошенник и ловкий делец, пытающийся ещё и извлекать выгоду из происходящего, не подставив свою шкуру под удар. Он ходит в Ад как к себе домой, регулярно тренируясь в оскорблениях в сторону демонов Ближнего круга, а уж помельче и вовсе третируя. Мухлюет, старается работать без команды, потому что оставляет за собой горы трупов, ради секса и красивой женщины, говорят, выберется даже с того света.

Тот неловкий случай, когда кто-то должен брать на себя ответственность за грязную работу, а в его случае белым и пушистым, изгоняя демонов, оставаться вряд ли возможно. Тёмная Лига Справедливости сильно отличается в методах и средствах, но воюет, как ни странно, тоже за добро. Только Джон вполне готов пожертвовать одним человеком ради спасания других, причем не собой — на этом можно много интересного отыграть.
Можете брать комиксы, можете сериал. В принципе, образ сходный, хотя в сериале его сделали благороднее, но разве что немного, суть не меняется. Мне интересно отыграть конфликт моральных ценностей Джона и Дианы, допустимые и недопустимые методы, когда ситуация очень плоха.
Ваш персонаж: Диана Принс, которая Чудо Женщина, дочь царицы амазонок Ипполиты и Зевса Громовержца, член Лиги Справедливости, супергероиня.
Кроме меня вас ждут Закари Затара, который ваш ученик, смиритесь. Отличный истеричный недолюбленный молодой и очень способный маг, который пока ещё не свалился совсем в чернуху, но к мошенничеству склонен не меньше, чем к обратной магии.
И Затанна Затара (да, много ззз), которая, по словам самого Джона "готическая принцесса", волшебница, героиня, умница-красавица, которая непостижимым образом оказалась не в Лиге Справедливости, а в Тёмной Лиге Справедливости. В общем, это явно трулав с попытками открутить голову вотпрямщассрочно этому ублюдку.
Пример вашего поста:

Пример поста

Глядя на Барри, Диана почти что испытывала угрызения совести – его явно обескуражил план на вечер, как не обескураживали матерые злодеи. Это было забавно и трогательно, но амазонка отступать с линии фронта, где бы она не проходила и в чем бы не выражалась, не собиралась. Идея, чем больше она её обдумывала, ей всё больше нравилась – это делало бы их взаимоотношения более крепкими и доверительными, наверное, потому что объединило бы не только на славных сражениях, но и добавило бы других тем для обсуждения; разумеется, уговорить себя, как и любая женщина, Диана могла на многое, особенно в ситуации, когда она старалась не злиться на Уэйна и была готова сама поменяться с Артуром дежурствами, отправив на оперу Кларка и Лоис. Это было бы, наверное, даже гуманно, но по отношению к Кларку, к Лоис – нет, потому что у той не оставалось времени, чтобы толком собраться. И предлагала она Барри не что-то деликатное или даже неприличное, поэтому не было никакого повода считать, что она в чем-то неправа.
Поэтому Диана внимательно смотрела, очень надеясь, что Аллен образумится, передумает или просто не сверкнет молнией, унося ноги подальше от неё и оперы вместо лишних слов. Взгляд, видимо, что-то подобное и сумел передать – что-то среднее между укоризной, надеждой, просьбой и удивлением, - потому что выражение лица Барри постепенно менялось, в какой-то момент он впал, кажется, в транс, согласился, за что получил совершенно искреннюю счастливую улыбку и смокинг.
Со смокингом, конечно, пришлось повозиться – даже знание точных параметров друга не давало гарантии, что выбранная модель придется ему в пору. Слишком много нюансов, слишком большой риск и никак не дело покупать подобные вещи без человека, которому его придётся носить, но что-то подсказывало амазонке, что если она подвергнет Барри ещё и этому испытанию, то всей еды мира может не хватить, чтобы справиться с нанесенной душевной травмой. Приходилось действовать на свой страх и риск, но вся эта деятельность её неожиданно вдохновляла и отвлекала от остальной части мыслей, где изначально всё пошло не по плану.
А Барри нужно было развиваться разносторонне и учиться чувствовать себя свободно в разной обстановке, Диана и без того беспокоилась, чтобы вся супергеройская деятельность и особенности восприятия не сделали из него замкнутого и нелюдимого человека. Он был слишком важен для них всех, чтобы так просто позволить ему потерять все свои лучшие черты, а всё, что не развивается, деградирует.
Диана нервничала не меньше, чем Аллен, у которого была схватка не на смерть, а на жизнь со смокингом, барабанила пальцами по приборной панели, смотрела за всеми экранами сразу, щурилась и ни о чем конкретном в итоге не думала, но с облегчением выдохнула, когда он вышел уже практически собранный.
– О, надо же, как влитой сел! – она всплеснула руками и снова улыбнулась, забирая полоску ткани и размышляя о том, стоит ли сдавать позиции и давать послабление в виде возможности избавиться от смокинга (шикарно же сидел!) и заменить его на парадную форму. С одной стороны, военная форма всегда была хороша, но, с другой стороны… – Конечно можно было бы и парадную, – Диана решительно перекинула ленту, принимаясь за завязывание бабочки. – Она вполне была бы уместна, но разве тебе неинтересно попробовать что-то новое? Новый опыт, новые ощущения – это иногда полезная встряска, благо, что в этот раз не встряска по спасению мира, всего лишь по спасению меня, – неважно, откуда родом женщина и кто её воспитывал, тяга к уместным и не очень экспериментам в крови у каждой. Пресловутое «что-нибудь новенькое» было страшной силой, двигающей и прогресс, и весь мир куда-то, не всегда в светлое будущее. – Но если ты очень хочешь, то конечно можно, но тебе так идёт смокинг!
В смокинге Барри был как будто бы взрослее; у Дианы едва не навернулись слёзы на глаза, как у матери, внезапно обнаружившей, что её сын стал взрослым, но она вовремя сдержалась, вспомнив, что это несколько неуместно.
– И так у нас будет меньше времени на ужин перед оперой? – она бросила взгляд на часы приборной доске, выискивая среди множества экранов с разными часовыми поясами нужный. – Выбор за тобой.
Ресторан, на счастье Барри, она выбрала относительно простой, куда люди выходили ради демонстрации себя, а не хорошего ужина.

+1

7

Форум: kingscross
Текст заявки: Ищем с Теслой персонажей сериала "Убежище". Особенно интересуют Уилл Циммерман и Кейт Фрилендер, т.к. для них уже есть сюжет. Имеются идеи по игре после уничтожения Убежища в Старом Городе, но по большей части пока играем флэшбеки. Плюс периодическое пересечение с кастом "Звездных врат". Так же очень хочу видеть Джона Друитта - это мой личный гештальт. Герой, с которым можно отыграть нереальное количество стекла. Так же будем рады все остальным - Генри, Деклан, Здоровяк, Джеймс и пр. - приходите к нам) Для упрощенного приема могу создать заявки на любого из персонажей.
Ваш персонаж: Хелен Магнус, нестареющая и почти бессмертная глава сети "Убежищ", доктор наук по ксенобилогии, криптозоологии и др., хирург, патологоанатом, одна из "Пяти".
Связь либо по ЛС здесь, либо гостевая на форуме.
Пример вашего поста:

Пример поста

Вчера Уилл и Кейт отправились в Денвер, где проходил научный симпозиум. Тесла утверждал, что научные достижения в области медицины, которые будут там демонстрироваться, явно имеют отношение к абнормалам. Хелен была полностью с ним согласна, поскольку уже давно пыталась выследить группу ученых, проводившую эксперименты на людях со способностями и паранормальных существах. Не такая уж и редкость, к сожалению, но эти действовали особенно грубо, нагло и почти под носом у Магнус, но она никак не могла выйти на них. А это немало раздражало владелицу «Убежища». Посещение конференции могло дать им дополнительные зацепки, хотя никаких гарантий, что там действительно будут представители загадочной организации, не было. Именно поэтому она сразу же одобрила желание своих друзей туда отправиться. К тому же форум был посвящен не только медицине, но и многим другим наукам, так что вполне мог быть интересен Циммерману, как психологу и детективу. Сама Хелен предпочла остаться в Ванкувере, поскольку у нее имелось несколько неотложных дел, связанных с Убежищем. Да и что могло случиться без нее? Она доверяла своим людям, один из которых был ее правой рукой и первым заместителем, и была уверена, что если есть, что найти — найдут. Они созванивались несколько раз — после перелета в Денвер, в начале симпозиума и потом еще пару раз, но после этого команда на связь больше не выходила. Поначалу доктор спокойно к этому отнеслась, может действительно настолько все интересно и необычно, или же наоборот, слишком много неожиданных деталей, что никто из них просто не мог позвонить. Но когда внутри ни с чего начала возникать тревога, Магунс решила подстраховаться и позвонила Уиллу. Телефон был выключен. Мало ли? Может просто батарея села или он где-то, где не берет связь. Но то же самое было и с Кейт. Вот теперь она действительно была обеспокоенна. Все они прекрасно знали, что доктор будет пытаться связаться с ними и должны были предупредить ее, если отправятся куда-то, где не будет связи. Она откинула нехорошие мысли. Что в конце концов могло случиться на обычном ученом форуме? Опыт подсказывал, что на самом деле что угодно. Хелен сидела в своем кресле и с тревогой крутила в руке телефон. Не стоит делать поспешных выводов и накручивать себя. Нужно подождать еще немного. Наверное, у ребят возникли неотложные дела и они свяжутся, как только смогут.
Время шло, но никаких извести не было. Магнус расхаживала по кабинету, периодически набирая знакомые номера, но безуспешно. Хотя это было уже просто ритуалом, поскольку она знала, что не сможет ни до кого дозвониться. Они с Генри уже несколько раз пытались отследить мобильные Уилла и Кейт, но их словно стерли с лица Земли. Последний раз сигнал отслеживался через пару часов после их последнего разговора. А дальше пустота. Ладно, телефоны могли отобрать и разбить. Но ведь у каждого члена ее группы были маячки! Они прекрасно об этом знали и не могли так просто от них избавиться, ведь это их возможность получить помощь Хелен. Да и сигнал маячков пропал одновременно с сигналами мобильных. Это уже не могло быть простым совпадением. Неужели и сигналы просто глушились? Но тогда как объяснить, что последний раз они были именно в том самом центре, где проходил форум. Здание было новым и не имело цокольного этажа. По крайней мере по официальным данным. Где же они тогда, черт возьми?
— Я отправлюсь в Денвер утром. Забронируй мне билет на самолет и номер в гостинице. Там мне будет нужна машина и оружие. Пистолет, обоймы с пулями и транквилизаторами. Остальное я возьму отсюда — попросила Магнус — Хотя лучше мотоцикл — подумав, добавила она. Удобнее было бы воспользоваться своим вертолетом, а не гражданскими авиалиниями, но это было в разы дольше, а медлить она не могла.
— Ты бы отдохнула пока, док — с сочувствием предложил Генри. Хелен знала, что беспокойство передалось и ему, и сейчас он копается в компьютере, пытаясь нарыть хоть что-нибудь.
— Да, конечно, — кивнула Хелен. Однако сон в ее планы не входил. Вместо спальни она отправилась в кабинет. Здесь явно было что-то не так, а точнее все. Поэтому почти всю ночь она просматривала камеры слежения, до которых только могла добраться. Разумеется, большая часть видеонаблюдения самого центра к сети подключена не была, а из тех, что относилось к общей полицейской базе, мало что удалось найти. К тому же ее новая резиденция в Ванкувере отличалась от Убежища Старого города по своему оснащению и значительно ему уступала. Уилл и Кейт прибыли на симпозиум и вошли в здание, но уже не вышли из него. Так же внимание доктора на какое-то время привлекла девушка — блондинка с короткой стрижкой, невероятно похожая на нее саму. Заметив ее среди гостей, Магнус долго не могла переключиться на кого-то еще. Дело было даже не в сходстве с ней — двойники не редкость. Эта девушка напомнила ей Эшли и сердце защемило. Усилием воли она все же вернулась к первоочередной задаче.
К назначенному времени она была готова. Хелен взяла с собой немного вещей и все, что некоторые приборы и устройства, которые могли бы пригодиться в расследовании и с которыми не должно было быть проблем в самолете. Оделась удобно, но в то же время с привычной элегантностью — брюки, классические туфли на средней высоты каблуке, плащ и рубашка. Через три часа она уже была в Денвере. В аэропорту ее ждал один из своих людей в этом городе. Переодевшись в куртку, спрятав пистолет, поблагодарив помощника и дав последние указания, она отправилась к тому самому центру, где вчера проходил симпозиум и откуда не вернулись двое ее людей. Осмотр территории и разговоры с администрацией здания, в котором проходил форум, ничего не дали. С их слов, все прошло без происшествий и поделиться им нечем. Просмотреть камеры ей не разрешили, но к этому она вернется позже. Никаких зацепок. Блуждая по улице неподалеку, Хелен заметила высокого седовласого мужчину, который смотрел на нее с явным интересом. Он еще кто такой и что ему нужно? В его фигуре и движениях читалась армейская выправка. Может, один из тех, кто замешан в похищении ее друзей? Это стоит выяснить. Если это действительно слежка, а не просто любопытство, то он обязательно последует за ней, если она куда-то денется. Поэтому, не подавая виду, что заметила внимание к своей персоне, доктор Магнус прошла еще несколько метров до конца здания и свернула в длинный переулок, заканчивающийся тупиком, где спряталась за выступом стены. На всякий случай она достала пистолет и проверила его, хотя итак была уверена, что с ним все в порядке. Но это скорее привычка. Спрятав оружие обратно, женщина стала ждать. Довольно быстро она услышала шаги и, улучив нужный момент, резко вышла из своего укрытия, чуть не столкнувшись с мужчиной нос к носу. На первый взгляд он не вызывал опасений и интуиция молчала, а своему шестому чувству Хелен всегда доверяла. Но уточнить все же стоило.
— Кто вы и почему следите за мной? — серьезно произнесла она со своим извечным британским акцентом. Внешне ей удавалось сохранять спокойствие и даже некоторую расслабленность, но внутри все было натянуто, словно струна. Доктор была готова в любой момент выхватить пистолет или оказать сопротивление.

+1

8

Форум: GLASS DROP
Текст заявки:
Фандом Dragon Age. Ищу персонажа в пару, на осмысленно-неторопливый отыгрыш романтических отношений — добрых, надёжных и светлых при всей их сопутствующей сложности и противоречивости. Без рейтинговых сцен или без акцента на них. Хочется чего-то тёплого и уютного этой зимой — с легкой стекольной остринкой, потому что отношения урывками между решением проблем мира, между магом и храмовником даже таким настоящим, как Делрин, между "единственной надеждой Тедаса" и простым человеком в принципе не могут быть простыми. Но тем ведь интереснее, не так ли?

Сэр Делрин Баррис, рыцарь-командор Ордена храмовников


https://i106.fastpic.ru/big/2018/1219/82/925ddd919f97c7af03e58e29d696c282.jpg
прототип: original;

Delrin Barris [Делрин Баррис]
храмовник, человек (с большой буквы), рыцарь-командор ордена и просто хороший парень

"Лорд Искатель, но что если он и правда был послан Создателем?.."

Если честно, тогда я сам бы себе не поверил. Дикий долийский эльф с магией в руках - Вестник Пророчицы? Ересь как она есть, действительно. Поэтому меня не трогали коверкающие домыслы напуганных жриц. Только ты усомнился в домыслах, а не во мне. Так до смешного наивно и искренне — тебе хотелось в это верить, да? — но к моей тихой малодушной радости. Я вру, что мне всё равно: мне правда хочется, чтобы в меня верили. Не как в Вестника чужого мне бога, но как в того, кто может справиться с напастью. Верили, а не пороли обвинениями. Это больно, в конце-то концов: я не просил святости, и я и не убивал.
Спасибо тебе. В тот момент эти простые слова, этот твой шаг вперёд был очень важен.

Ты сделаешь его снова. Просто потому, что это — твоё. Не бояться. Решать. Идти против, если это нужно. Когда это нужно.
Я тоже так умею. И меня радует, что я такой не один.

"Это я послал весточку Каллену. Говорят, ваша Инквизиция собирает силы, чтобы закрыть эту Брешь в Завесе?.."

Я прежде мало знал о храмовниках — только то, что они существуют. Дела шемленов не касались меня. Нас.
Когда коснулись, я стал их бояться. День за днём наблюдая за дрязгами, за ненавистью взглядов и искривлённых ртов, за злостью, срывающейся на крик, я боялся — их решимости и слепоты. Они не будут думать дважды. Я — маг.
Спасало только то, что я ещё и Вестник. Меня, но не других.
Именно этот страх заставил меня сделать шаг навстречу. Узнать, понять, разобраться. Разрубить узел, навести порядок во всём, что пошло не так. Остановить разлад и хаос.
Случившееся в Теринфале открыло мне глаза. На настоящую честь, на воплощение долга, на чистоту сущности. Самоотверженности. На всю незабываемую красоту исполнения изначального предназначения Ордена и служащих ему. Не против магов, но чтобы магия не стала злом. Из недолгого восхищения родилось уважение: мы по разные стороны реальности, в их силах заглушить меня, задушить, отрезать от Тени, оставив пустым и слабым — но всё равно на дело храмовников я смотрю с почтением.
Моя магия может сделать с ними не меньше.

"Ты говоришь прописные истины, которые мы не должны были игнорировать."

Роспуск Ордена, веками стоявшего на страже человеческой веры, даже отравленного, объеденного под корень злобной тварью, был бы неподъёмным решением для посланника вроде меня. В моей жизни с кланом не было храмовников, но я знаю, что людскому сообществу не обойтись без их мастерства. Настоящего мастерства и верной службы, а не контроля узурпаторов.
Раньше — не было. Теперь есть.
Я каждый раз вспоминаю тот взгляд, которым ты встретил меня у ворот Теринфаля. Затаенная опаска, благоговение, надежда. Ты правда думал, что я святой? Это честь, которую я не могу принять. Я еще не раз скажу тебе, что не верю в свою причастность к воле твоего бога. Но кажется, ты больше доверяешь своему взгляду, а не моим словам...

Сэр Баррис и статья о персонаже, если вы хотите вспомнить канон

http://funkyimg.com/i/2PmAe.jpg
http://funkyimg.com/i/2PmAg.jpg
http://funkyimg.com/i/2PmAh.jpg
http://funkyimg.com/i/2PmAi.jpg
http://funkyimg.com/i/2PmAf.jpg


дополнительно:
Заявка в пару — хочу сыграть неторопливую, романтичную историю их отношений от первой неловкой искры и дальше, сквозь все трудности военного и мирного времени, разницы в социальных статусах и принадлежности. Без рейтинговых сцен и пошлостей — всё это пусть остаётся за кадром и, если нужно, в обсуждениях. Опора, защита, убежище — вот кем я вижу сэра Барриса; надёжный, заботливый, любящий — и любимый человек. Я ещё не знаю, как и когда это случится, что нам придётся пройти до того, как мы поймём, что важны и интересны друг другу, что сделаешь ты и что сделаю я... всё это покажет игра. Одно я знаю точно: мне нужен кто-то, с кем я смогу позволить себе слабость и отдых — хотя бы ненадолго. Кто-то, кто будет стоять за моим плечом и наблюдать, согревая — и согреваясь взглядом, своим присутствием давая силы продолжать идти вперёд. Не из последних сил, не сцепив зубы, но легко и охотно — вдохновляясь и вдохновляя. Мне нужен ты — честный, решительный, рассудительный, достойный права зваться рыцарем-командором храмовников. Будет нелегко — но, хочется верить, это "нелегко" нам обоим понравится.)

Из технического:
Я пишу посты разного объема и не ставлю планок — каждый пишет столько, сколько позволяет и требует ситуация. В среднем у меня выходит около 3-4к.
Я играю классическим стилем, без экспериментов с текстом и средствами самовыражения. Правильное оформление прямой речи приветствуется, птица-тройка не принципиальна.
Я не встаю на дыбы от ошибок и опечаток, но предпочитаю, чтобы их был минимум — или чтобы соигрок стремился их количество сократить. И у себя, и у меня.
Оптимальная скорость игры — пост в 3-7 дней. Еще медленнее не хотелось бы — только в виде форс-мажорных исключений.
При необходимости помогу сориентироваться в каноне и получше познакомиться с ним)

События в Теринфале, знакомство персонажей.

Ваш персонаж:

Миталлен Лавеллан, эльф, Вестник Андрасте, Инквизитор и всё такое.

https://i108.fastpic.ru/big/2018/1217/70/7d613a9c1ba120971f224ad41441d770.jpg

Mythallen Lavellan [Миталлен Лавеллан]
— dragon age —


долийский эльф, названный вестником андрасте и возведённый людьми в ранг инквизитора, лидера ордена порядка во времена хаоса; маг, удивительно сильный стихийник, мастер манипуляций с Тенью и Завесой; носитель Якоря, надежда всего Тедаса, защитник угнетённых, воплощение власти и угрозы.


Тихое незнакомое озеро в зарослях шелестящего над водой камыша. Первое впечатление от Миталлена всегда такое: он очень спокоен. Гладок, словно обкатанный речным течением камень, легко ложащийся в руку, приятный, удобный. Какие бы вихри не бушевали вокруг, все они имеют свойство пусть не сразу, но гаснуть в его присутствии. Маг молчит, не делает замечаний, не просит и не приказывает — просто смотрит. Долго. Странно. Выбивая из колеи, обращая внимание. И без колебаний выходит вперёд, становясь между бьющим кулаком и целью. Его барьеры никогда не были особенно хороши, но на один удар их всегда хватает. И боль от осколков не заставит дрогнуть. Он не всесилен, и все это понимают — тем страшнее, тем более дико его бесстрашие. И никакая другая сила так легко не проникает за чужие щиты, не затрагивает самые сокровенные сомнения.

"Принц". Он не королевских кровей, и даже хуже — мать, родившая его от плоскоухого городского эльфа, не смогла растить сына сама и отдала его клану. Миталлен, "дитя, благословлённое Митал" — почти невидимый, сосредоточенный, чужой. Воспитанный, выращенный, наученный — но так и не ставший частью единого целого. Маг, особенный, Первый. Много времени прошло, прежде чем за его тишиной и отчуждённостью разглядели цельную сталь — взгляда, воли, внимания; прежде чем понемногу, но стали доверять. Стали ценить — прежде всего за это спокойствие. Баланс, безупречное равновесие, застывшее не во льду — в стекле, теплеющем в ладони, прозрачном с капелькой пойманного воздуха. С этим же равновесием и достоинством прямой спины он поднимается по пологим ступеням к украшенному шипами красному трону, занимает в нём своё место — невысокий, щуплый, темноволосый. Эльф. Однако тишина и подростковая эта субтильность обманчивы — счесть их и гладкость эту слабостью будет ошибкой, за которую многие уже расплатились по недешевой цене. Он не жесток, нет. Но правосудие и остроумие могут быть жестоки — вместе и по отдельности.

Ясный ум, ясная улыбка. Боится ли он? Многого. Почти всего и всегда. Есть ли у него право поддаться этому страху? Нет. Никакого. Демоны питают особую слабость к сильным магам, к эмоциям, к сомнениям, к изъянам. Всего одна оступка, капли вина из накренившегося бокала, бегущие прозрачно-бордовым по запястью и локтю; оглушающий шепот и рокочущее ворчание, подступающее со всех сторон, слышное сильно, слишком сильно из-за метки на руке. Не только люди неустанно следят за ним, провожают взглядами, куда не пойди. От людей хотя бы можно скрыться за дверью, за углом, прижаться спиной к холодному камню, дышать. Равновесие — его защита от вездесущей Тени. Действуй, двигайся, решай, беги — нет ни времени, ни права на смятение и колебание. Убеждая в этом других, убеждаешь и себя. Внимая их проблемам, забываешь о своих. Утешая, перестаешь тревожиться. Мягкость ладони, прикладывающей платок к уголку заплаканных глаз; простейшая целебная магия, прогоняющая боль ссадины на запястье. Ему не жалко. С оставшейся после пустотой он как-нибудь справится — не в первый раз. Делай добро и бросай его в воду. Тем радостнее, когда его возвращают.

Якорь достался тому, кто может его нести. Немногие задаются вопросом "какой ценой?", да и те об ответе только догадываются. Миталлен и сам как якорь, точка опоры, концентрации, от которой расходятся волны и вращения. Основа, стержень, конкретика. "Ты принимаешь решения, которые потрясают мир. Хотела бы я иметь твою уверенность." Таллен только пожимает плечами: кто-то же должен. Он давно смирился со своей судьбой, с этой силой, выволокшей его из самых низов, из пешек — в дамки, поднявшей так высоко, что под ногами только бездна. Она его не пугает, эта сила — вся власть, влияние, возможности; не мага ею манить и соблазнять, не того, кто и без того держит в своих руках мощь огненных валов и штормовых молний — и хорошо, слишком хорошо знаком с последствиями. Истлевающие искорками кости, разорванные в клочья тела, размозжённые каменными кулаками головы. С властью решать и судить — всё точно так же. Таллен принимает эту ношу. Он не верит в Создателя, он верит в себя. Не провидение высшей силы вывело его тогда сквозь буран — только его собственное решение идти. Идти, во что бы то ни стало, не сдаваться, переставлять уставшие ноги в густом снегу. Выбор продолжать жить ничем не отличался ото всех прочих, которые он делал — и делает.

Дорога увела его далеко от дома, и кажется, будто идти ему легко — легко вести, легко поднимать руку и обращать вспять опасное влияние Тени. Без колебаний — утирать с губ кровь, хвататься за посох и снова с молчаливой яростью бросаться в бой. Воли, решимости в этой тонкой, неприметной фигурке больше, чем в иных настоящих силачах — и есть в этом что-то вдохновляющее; если может он, то какое ваше оправдание? Миталлен знает много, понимает много, помнит много — не знаком только с жалостью к себе. Скулить, давиться слезами, зажимать ладонью наспех залеченную рану, дрожать всем телом — но снова и снова вставать, делать шаг, не сдаваться. Иначе тебя не будет, кто-то будет — но уже не ты, не тот и не так. Вперёд. Призвание, предназначение, долг — перед всем миром. Таллен потрясающе упрям и сочетает в себе гибкость в выборе методов с упорством в достижении цели. Обратная сторона тишины — внутренняя собранность, замкнутость всех цепей на себе самом, автономность. Сколько ни расшатывай, не упадёт. Такие падают только один раз. Ну и ещё иногда — в обморок, потому что поесть забывают.

Его регулярно куда-то причисляют — к расе, к делу, к вере, к подданству; людям надо как-то его классифицировать, определить, поставить в ряд сравнения. Миталлен безразличен к этому: он не нуждается в общности. Он привык быть извне, сам по себе, по своим правилам, и все границы для него так же условны, как и граница между Тенью и Недремлющим миром. Он легко может пройти насквозь, оказаться по любую из сторон, оставаясь на своей собственной. Должно быть, поэтому его не тянет назад: с первых часов, с первых долгих взглядов на метку в своей ладони Таллен понимает, что этого пути больше нет. Сгорел, истлел, рассыпался серым прахом. Ничто и никогда уже не будет как прежде. Только пожирающая чернота и смолисто-липкий хаос, расползающийся щупальцами во все стороны — и зелёный осколок света в ладони, которым только взмахни — и тьма отступает. Как челюсти пастушьей собаки, клацающие рядом с боком своевольной овцы. Ему досталось средство, оружие — его задача им воспользоваться, и задачу эту он выполнит. Усмирит темноту. Не ради чего-то, но потому, что это надо сделать. И Миталлен благодарен за это право — судьбе. Он раньше не знал, как тесно ему было в том кругу, в сообществе выживания и драгоценных традиций. Был счастлив в этом незнании, в этой ограниченности привычного "так надо" — но теперь в необходимости балансировать на грани десятков таких кругов находит бесконечно больше живого интереса быть. Танцы и политика, тактика военных действий и логистика, рунические шифры и артефакты — вот в чём настоящее богатство и роскошь, и никакой парчи с шелками ему не нужно в этом океане непознанного. Пока еще непознанного.

Но это только вопрос времени.

Пример вашего поста:

читать

Что для шутки-самосмейки Сэры эта невесть как оказавшаяся в постели Вестника эльфийка как-то слишком хорошо знает наречие Народа, до Лавеллана дошло не сразу — буквально на удар сердца опередив её собственные слова, которые одновременно и убили интригу на корню своей прямотой и лаконичностью, и...

Ahn'pala?!

Разжав пальцы на рукояти, Ха'мин отполз еще на пол-локтя, садясь на кровати и опираясь ладонями за своей спиной — во все глаза, лиственно-зелёные под выгнутыми от ничуть не убывшего недоумения бровями разглядывая ночную гостью, вот так по-свойски прилегшую к нему на постель, словно это была её постель, а не Инквизиторская. Страж-Командор Ферелдена? Та самая Страж-Командор Ферелдена? Пропажа, которой обыскалась Лелиана. Героиня, о которой с замиранием сердца вспоминали на последнем арлатвене эльфы Сабрэ — пока другие шептались по углам, не зная, как это геройство оценить и что оно значит для них, долийцев, чем грозит. Женщина из Народа, остановившая Мор — одновременно и пример для подражания, захвативший юные умы, и урок в назидание об опасностях. Одна из легендарных Серых Стражей, чуть было не вручивших Корифею ключи от Тедаса. Если бы не работа Инквизиции, если бы не штурм, унесший множество жизней по обе стороны... Всё это сильно поубавило Ха'мину пиетета перед теми, на кого он прежде смотрел с замиранием духа. Из недосягаемого Ордена, с высоты — пусть эта высота была только памятью о былом их полёте, — бдящего и оберегающего Тедас от самой гибельной из напастей, они превратились в разбитую кучу растерянных людей, эльфов и гномов, обманутых собственной сутью. И Лавеллану было их по-своему жаль — отчего он и настоял на том, что Стражи присоединятся к Инквизиции и будут работать в отплату ошибок, совершенных их командирами при поддержке и непротивлении всех прочих. И не изменил своего мнения, даже слыша брезгливые отзывы Вивьен и видя горькое неодобрение в глазах Коула. Долго объяснять, почему Стражи нужнее, чем мнимый мир их отсутствия в южных регионах. Решение Ха'мина было не лишено прагматизма в том числе...

...но заполучить при этом в постель саму леди-Командора лорд Инквизитор никак не рассчитывал! Пусть даже она и не задержалась в ней надолго и дала задний ход, из той постели оперативно выбираясь. Ну вот, а он уже почти решил ловить её на сказанном слове. Почти.

— Ты... в... — далеко не сходу определился он, как обращаться к Махариэль — той самой Махариэль, это случилось наконец, Творцы милосердные, ну и ночка! он же не спит, нет?.. — память подталкивала к одному, реальность, волей-неволей, к другому, и только вздохнул. — Интереснее, чем с ходу пырнуть тебя кинжалом? Наверное, — проворчал эльф, сочтя её замечание скорее упрёком себе, безмятежно проморгавшему вторжение в свои покои, и зябко передёрнул плечами, не став уточнять, как к нему обращаться и как его самого зовут. Раз уж Страж — а это ведь именно Страж, да? очень на то похоже, нет, ему хотелось, чтобы было похоже, — здесь, в Скайхолде, то явно не без ведома Лелианы и знает, в чью спальню забралась. Мин снова вздохнул, сам вставать не спеша и только садясь со скрещенными ногами, наблюдая с кровати за осматривающей комнату девушкой. Вот, значит, ты какая, вживую-то... проще, чем в рассказах. Проще, когда дышишь одним воздухом и ходишь по одним и тем же коврам. С Героиней Ферелдена. Митал милосердная...

...лишь очень отдалённо Ха'мин осознавал, что сам когда-то станет такой же легендой. Если уже не стал. Вспомнить только, что о нём говорят люди... Но разговоры эти были там, далеко. Для самого себя Лавеллан никогда не становился непостижимой фигурой, простирающей над миром сияющую длань, одновременно карающую и спасительную. Парень опустил взгляд на свою меченую ладонь, потирая пальцами неизменный след зелёного свечения. Якорь, больше похожий на лебёдку, за эту вот самую руку, подобно твари-магистру поднявший его в высшие эшелоны влияния. Но нет, его время ещё не пришло, он не сделал ещё всего, чего мог, чего должен был. Может быть, когда-нибудь, когда осядет пыль... А пока он просто сидит, опустив плечи и постукивая пальцами по сводам босых стоп, в озадаченности не зная, что ему делать с такой совсем не запланированной встречей. "Встреча", впрочем, успешно занимала себя сама, всё с той же незамысловатой беспечностью хозяйки положения копаясь в бумагах на его столе.

— Это их правила, — вздохнул Мин в ответ на критику процессов человеческого делопроизводства, даже не зная, зачем оправдывается и что-то пытается объяснить. Сам он достаточно долго следил за виртуозной работой Жозефины, чтобы слова легендарной Стражницы-Командора пришлись... несколько против шерсти. Ему на стол и так попадали только самые-самые отфильтрованные до сути бумаги с выжимкой информации — причём отчасти по его собственным запросам. Встав во главе Инквизиции, Ха'мин постепенно перестал считать, что всё это не его проблемы, и хотел знать, как и чем живут уже даже не сотни — тысячи тех, кто собрался здесь под его флагом, во имя того, что он собой олицетворяет. Даже если знает, что беззастенчиво обманывает их слепую веру. — И их право. Без этого...

Лавеллан осёкся, поведя головой в сторону. Не о том сейчас речь, вовсе не об этом. Не о тех бессчетных днях трудов, совсем не им потраченных на то, чтобы Инквизиция была, жила, дышала, существовала и продолжала борьбу. От массива ресурсов за всеми их свершениями моментально делалось жутко. И мощь эта будет только расти — должна расти, чтобы они смогли пройти через ворота Зимнего Дворца наравне с теми, кто еще недавно мнил их организацию "горкой свинячьего дерьма". Пффф.

Но это его вопросы, его проблемы. Командор Ферелдена здесь явно не за этим. А зачем тогда? Она нужна была раньше — три, два месяца назад, когда всё ещё только затевалось, назревало, когда они больше всего нуждались в знаниях и правде. Теперь же... зачем она пришла? И чего ищет?..

Вестник может-быть-и-Андрасте чуть прищурился, с тронувшей уголок рта усмешкой выслушивая волну порицания, обрушенную долийкой на охрану Скайхолда, и всё-таки соизволил сдвинуться, сползти с кровати ногами вперёд и встать.

— Тогда мне стоит поблагодарить Творцов, что равных по умению и ловкости героине Ферелдена в Тедасе не так уж много, — улыбнулся он, неторопливо подходя и останавливаясь напротив эльфийки, в паре шагов от другой стороны стола, в пятне падавшего сбоку лунного света. — Поверь мне, до тебя шпионам Лелианы удалось выловить далеко не одного, эм... желающего прилечь в моей постели.

Причем иногда — о чём истинно орлейский бард не преминула ему с театральным подчеркиванием и тягучей ехидцей сообщить, — вовсе не с убийственными целями. Ха'мин предпочёл бы об этом лишний раз не слышать, но тайного канцлера, как ему казалось, это красочное вращение событий и чужого интереса к его остроухой персоне, приводило в какой-то творческий экстаз. Весело ей, должно быть — наблюдающей уже второе такое восхождение к славе того, кого все люди привыкли считать даже не вторым, третьим сортом.

Rea'lanem, — легко отозвался долиец, и в самом деле, совсем не ощущая себя задетым. Уже не. Первое смятение недоумения сошло, и уверенность возвращалась к нему тем больше, чем Ха'мин убеждался, что это не сон и не шутка. И что Командору тоже, наверное, неспокойно отчего-то — хотя она и ведёт себя так, словно пришла сюда с инспекцией, и Ха'мин был даже готов позволить ей это. Пожалуй, как раз из-за этой нещадно сыплющейся критики так и казалось — словно эльфийка защищается, выставив шипы во все стороны. Где-то он уже такое видел. Не в зеркале ли?..

"Спасителем... звучит-то как."

Но, может, отчасти и заслуженно. Ха'мин, во всяком случае, был бы не против, если бы о нём вспоминали и говорили хорошее, с благодарностью и принятием. Без вот этого вот придыхания с "глашатаем воли Пророчицы" и "ты же говоришь от лица Андрасте, не так ли?". Чтобы смотрели на эльфов, чтобы вспоминали теперь не только Гараэла, чтобы осознали, что их Создатель не так уж и против остроухих, раз позволяет им творить в своём мире что-то подобное.

— Не стоит, — согласился Лавеллан, вздохнув и сцепив руки за спиной.— Хотя я был бы только "за" его туда поставить. Но, очевидно, не сегодня, — остроухий улыбнулся, — Командор. Балкон для вас достаточно далек от чужих ушей? — иронично, но беззлобно перейдя на "вы", Ха'мин приглашающим жестом ладони указал на нависающую над горами площадку, с которой — он проверял, — поленце для камина падает, наверное, секунд пятнадцать, прежде чем скрыться с глаз.

— Или можем продолжить начатое и пошептаться под одеялом,— с усмешкой ткнул он большим пальцем на кровать у себя за спиной. — Это будут самые нетривиальные и секретные переговоры из всех, что у меня были, — Ха'мин изобразил мечтательный вздох, не удержавшись от желания подыграть изначально заданному дерзостью Махариэль настроению. — С тем, что ты сказала, я... хм... просто обязан доказать, что язык мог и впрямь способен творить удивительное, — он с трудом удерживался от смеха, поджимая губы, но глаза выдавали истинное настроение двусмысленно выбранных слов.

0

9

Форум: night vale
Текст заявки:
Очень-очень-очень хочу собрать каст по вселенной Аватара. Пока сижу без сюжета или каких-либо конкретных идей, будем обсуждать их вместе, если кто-нибудь дойдёт. Я считаю, что это очень классная и очень интересная вселенная, в которой есть, где развернуться. Возможны альтернативные развития сюжета или истории, кому как больше нравится. В первую очередь ищу, конечно, персонажей из первого аватара, но буду очень рад видеть и Корру с командой (правда я не все сезоны смотрел). Приходите скорей!
Заявка!

Ваш персонаж:

Принц Зуко, 16 y.o.

Он принадлежал стране огня с младенчества. Должен был. Рождённый, чтобы править, будущий король Страны Огня — жестокий и беспощадный. Королевский сын, привыкший получать всё, что только захочет, за исключением отцовской любви, потому что тот всегда отдавал предпочтение более выносливой и предприимчивой Азуле, старшей сестре Зуко. Из него пытались сделать воина, будущего лидера, который окончательно подчинит себе все остальные народы, но одна ошибка следовала за другой, и в конечном итоге собственный отец преподнёс Зуко урок, оставив шрам не только на лице, но и на душе тогда ещё совсем юного принца. Вызвав его на бой, Озай знал, чем это закончится, и тогда он изгнал собственного сына на поиски легендарного Аватара — единственного человека, который мог бы остановить войну, которую развязала Страна Огня. Этой идеей Зуко зажёгся: он не оставлял поиски ни днём, ни ночью, всё, чтобы вернуть себе честь и уважение отца. Тогда он и не замечал, что ему это вовсе не нужно, ведь рядом всегда был любящий и заботливый дядя Айро, помогающий и советом, и тренировками. Только Айро мог остудить пыл Зуко, заставить его слушать кого-либо и не принимать поспешных решений. Впрочем, это далеко не всегда останавливало юного принца, особенно в моменты, когда он узнал, что Аватар — не просто легенда, но действительно жив, и теперь собирается спасти мир. Днями и ночами он охотился на мальчика со стрелой на голове, но каждый раз терпел неудачи, кочуя из страны в страну. В конечном итоге Зуко пришёл к осознанию самого себя, как человека, и к осознанию, что он вовсе не хочет творить зло, как делал его отец. Не хочет править и быть таким же — человеком, которого все боятся. Тогда он выбрал собственный путь — путь смирения и познания себя. Для этого он отправился в путешествие в одиночку, где только укрепил веру и желание не только уйти от заповедей отца, но и принять сторону Аватара. После ему ещё ни раз приходилось доказывать свою верность команде Аанга, но, тем не менее, он стал учителем огня для самого Аватара. Научил его использовать свой гнев во благо, но и сам научился у мальчику терпению и состраданию. После победы над Озаем, Зуко занял пост лидера Огня, но правил уже так, чтобы все в мире жили в гармонии и любви.

    ● Владеет магией огня на высоком уровне, также обучен боевым искусствам. Физически развит и смекалист, хорошо разбирается в политике и королевских интригах.
    ● В своём путешествии обучился магии молнии, что дало ему преимущество перед сестрой, несмотря на то, что та тоже владела ею.
    ● Не встречался с Мэй и не влюблялся в неё — личный хэдканон. Считаю эту линию абсолютно глупой и не обоснованной, так что заранее прошу прощения у возможных соигроков.

Пример вашего поста:

Пример поста

Конь прибежал, нет, Конь прискакал, разнёс вещички, будто хозяйничает в своей комнате, а убирать не захотел. Чёрный взбесился, впрочем, как и всегда. Чёрный вообще всегда был зол по поводу или без, а Курильщик только недоумённо хлопает глазками, мол, только проснулся. Конь воркует и щебечет, изредка перебивая, как будто он тут главный специалист по девчонкам. Ох, этот запрет, ох, эти возможности. Как вчера помню появление здесь Длинной Габи. Лэри хватается за сердце, Горбач невереще мотает головой из стороны в сторону, и непонятно, из-за чего они так все переживают. Габи, конечно, страшненькая, но терпеть можно, особенно Слепому.

Конь прячет груду мусора под кровать, я тычу ему — убери, но он не соглашается, отпускает свои "фазаньи" шуточки. Не люблю, когда к моему сокровищу относятся, как к мусору.

Убираю в сторону бусины, которые надевал на леску мгновение назад, бережно складываю на одно из гнёзд, ползу ближе к краю общей кровати и подхватываю фотографию.

— Смотри! — тычу ему в пояс, так как не дотягиваюсь до лица, — по-твоему это должно валяться под кроватью?!.. Новый источник вдохновения, ха! Да что ты знаешь о вдохновении, когда скидываешь чужие сокровища под кровать! А девушек ты тоже так складировать будешь, скажи мне на милость?

Хочется добавить ему что-то ещё, но возмущение захлёстывает с головой и я снова погружаюсь в себя, обиженно сопя, всем своим видом показывая, что обижен. Чёрный что-то ворчит, Конь и Лэри продолжают издеваться над Курильщиком; Тот не может ответить, как и всегда. Тьфу ты, фазан он и есть фазан, и правда словом. Что он там себе думает так и остаётся для всех тайной, даже для Чёрного. Во всеобщей шумихе из-за девчонок даже Македонский выглядит напряжённым. Мы с Горбачом переглянулись. Лэри снова жалуется на прыщи, говорит, не к добру это — позволять открывать для девчонок двери.

— Не к добру — это проносить сюда всё тикающее, — я принюхался, уж больно напряжена обстановка. Того и гляди часы на голову свалятся. — А всё остальное, товарищ Лэри, это весельем называется. Я уже предвкушаю, как буду меняться всем, чем только можно с девчонками. Они ведь наверняка хранят бисер... — Лэри кричит что-то про свою осквернённую постель.

Я уже разразился тирадой о полезности и возможностях, как Конь наклоняется и поднимает из груды сокровищ перо.

— А ну верни на родину, неразумный, — я выхватываю у него сокровище и тут же надеваю на шею. Я люблю талисманы, но только на что-то отдельное, а не на всё подряд. Этот, например, защищает он сглаза — выменял его на бусы. Снова говорю Коню прибраться, снова отказывается, переводит тему на девушек. А девушки — это девушки, придётся восстанавливать навыки общения, смотреть на их накрашенные длинные ногти, заплетённые косы, слушать их голос, вспоминать... Не выдерживаю, достаю волынку и начинаю петь. Стая стонет, Чёрный ныряет под подушку пытаясь скрыться, но от меня не скроешься. Я удивлён такому отношению стаи — только Нанетта смотрит с любопытством Курильщика, когда тот задаёт интересующие его вопросы.

(За Зуко буду играть от третьего лица)

Отредактировано morales (22-12-2018 21:46:13)

+1

10

up.

— after all this time?
— always.

Текст заявки: Освальду Кобблпоту нужен Эдвард Нигма из сериальной вселенной «Готэм».
— про сюжет: моей скудной фантазии тяжело разгуляться до великих масштабов ввиду того, что каст мы (давайте смотреть правде в глаза) целиком ни за что не соберём. к тому же, я невероятно херово взаимодействую с глобальными сюжетами в принципе. поэтому я бы всё-таки сконцентрировался на развитии линии наших персонажей. мне было физически больно смотреть на них обоих во второй половине четвёртого сезона, но увиденного, к сожалению, не развидеть. не предлагаю перекраивать уже случившееся, но можно взять конец четвёртого сезона за точку отсчёта и попробовать всё исправить. я не рискну самостоятельно продумывать всё до мельчайших деталей, но раз уж готэм ступил на тропу тьмы и безысходности, я бы с радостью помог ему погрузиться в самый ад.
— про отношения: partners in crime, i guess? помимо этого, мне нравится зыбкая грань между дружбой и враждой (но не такая, как в четвёртом сезоне, пожалуйста), нездоровые отношения и всё вот это, но пусть оно будет выглядеть чуть менее по-детски. к слову, если всё-таки выбирать между дружбой и враждой, я склоняюсь в сторону ПЛОДОТВОРНОГО СОТРУДНИЧЕСТВА, кое-какого взаимоуважения и огромного количества пассивной агрессии — будет весело, уверяю вас. а ещё мы будем жрать стекло. иногда. по вторникам.
[!!!] если вы ещё не заметили жирный намёк на нигм*бблп*т, то вот он.

сочинение на тему

Очки Кристин Крингл он хранит на прикроватной тумбочке. Труп приходится разрезать на части — Эд совсем не брезгует, да и нельзя сказать, что ему жаль. Он всё ещё любит её, но её тело — сосуд, в котором больше нет того, что было ему дорого. Кристин жива в его памяти; смеётся в его снах, окутывая ласковым забытьем; Эд просыпается в холодном поту. Тени сползаются к его голове, на стене танцуют блики — красные, синие, зелёные. Слышен вой сирен и проезжающих мимо машин. Предсмертный хрип Кристин — прямо над ухом. Эд пугается; Эд садится на кровати и складывает руки в замок; Эд опускает измученную голову и сутулит плечи. Он любил её. Он любил её. Её больше нет.
С Эдом что-то не так, он нездоров, он совершенно точно не в порядке — это замечают все. Ли Томпкинс расспрашивает о Крингл. Эд изображает удивление; беспокойство; страх; Эд боится разоблачения, но в то же время — наслаждается собственной игрой. Тупостью Джима Гордона. Беспечностью Харви Буллока. Недоумением Ли Томпкинс.

http://forumfiles.ru/files/0019/71/36/26761.pngони ведь ни о чём не узнают, не так ли?
http://forumfiles.ru/files/0019/71/36/26761.pngтебе ведь это нравится, не так ли?
http://forumfiles.ru/files/0019/71/36/26761.pngты хочешь повторить, не так ли?

Осколки зеркала осыпаются на пол с тихим звоном. На стекле остаётся замысловатый узор из тонких трещин, на костяшках Эда — кровь. Он злится на себя (или на него?): если бы не он, если бы не та ночь, если бы не то признание — она бы всё ещё была жива. Улыбалась бы ему, со снисходительной нежностью принимая нелепые ухаживания. Цветы. Подарки. (Смерть — лучший подарок.) Эд хмурится, потому что тот, из зеркала, никуда не уходит, даже когда оно разбивается вдребезги.

http://forumfiles.ru/files/0019/71/36/26761.pngпризнай, что тебе понравилось.
http://forumfiles.ru/files/0019/71/36/26761.pngпризнай, что тебе понравилось.
http://forumfiles.ru/files/0019/71/36/26761.png(это было прекрасно)

В голове Загадочника всё значительно проще, чем в беспокойном мозгу Эда Нигмы: Загадочик растягивает губы в улыбке и стреляет, Загадочник смывает остатки крови со своих рук, надевает идеально отглаженный костюм и выходит во внешний мир, чтобы словить дюжину восхищённых/заинтересованных/испуганных взглядов. Загадочник привлекает внимание, притягивает, интригует — Эд Нигма может только позавидовать его уверенности.
Загадочник улыбается своему отражению, кладёт пистолет в карман и отправляется на поиски правильных ответов.

Пример вашего поста:

Пример поста

http://forumfiles.ru/files/0019/71/36/26761.pngРоман воет.
http://forumfiles.ru/files/0019/71/36/26761.pngКричит, заламывает руки, завывает, как истеричная девица, позабыв обо всяких приличиях и условностях. Он слишком многое потерял. И вот теперь, теперь, когда Лита мертва и лежит, смиренно сложив руки на животе, где-то в холодной земле, Питер решил уехать из Хэмлок Гроув. Питер. Блядский Питер, который сперва бросал в её сторону весьма недвусмысленные взгляды, потом целомудренно держал за ручку («мы не можем, Роман смотрит, не можем»), а под конец трахал — прямо в этом доме, прямо на этом сраном диване (Лита, одержимая чистотой, хрустальная Лита, с радостью отдавалась грязному цыгану на этом кишащем клопами матраце!..). Уехал. Скрылся. Исчез, стер себя с лица этого города, прихватив с собой свои многочисленные цыганские пожитки и укатив в закат. Как будто ничего и не было. Будто не существовало этих нескольких месяцев, на протяжении которых вместе — рука об руку, плечо к плечу — искали монстра, убивающего глупеньких школьниц. Будто не было Шелли, улыбавшейся Питеру (только Питеру!) исключительно очаровательной улыбкой. Будто и сам Роман, и их странная дружба прошли мимо Питера, не оставив в его мелкой душонке и следа.

http://forumfiles.ru/files/0019/71/36/26761.pngОливия тактично молчит, дожидаясь Романа на улице.
http://forumfiles.ru/files/0019/71/36/26761.pngРоман орёт.
http://forumfiles.ru/files/0019/71/36/26761.pngРоман рычит, оседает на пол (блядские скрипучие половицы!) и закрывает ладонями лицо. Остервенело впивается пальцами в волосы, дёргает изо всех сил — не помогает. Питер Руманчек абсолютно точно уехал и больше никогда не вернётся. А Роману здесь гнить до конца своих дней, дышать затхлым воздухом материнского замка, возведённого, очевидно, чтобы его, любимого сына, оградить от внешнего мира. О, мать сделает всё для того, чтобы он был несчастен. Чтобы приполз и припал к её ногам, чтобы зверем ревел — вот как сейчас — и выл, давясь горячими солёными слезами, просил жалобно никогда не бросать его, скуля, как побитый пёс.
http://forumfiles.ru/files/0019/71/36/26761.pngБудь проклята мать с её извечными кознями, до которых Роману нет дела, будь проклят ребёнок, ставший причиной смерти Литы, будь проклят Руманчек и весь его вонючий цыганский род.

http://forumfiles.ru/files/0019/71/36/26761.pngКогда Роману больно, он режет себя.
http://forumfiles.ru/files/0019/71/36/26761.pngОн стоит перед зеркалом и ведёт тонким лезвием вдоль скулы. Лезвие рассекает кожу, на бледной скуле проступает яркая алая полоса. Роман размазывает кровь по щеке, по губам, пробует на вкус (интересно, какой ты на вкус, Питер?), прикрывает глаза, раскатывая на языке солоноватую терпкость (я бы попробовал тебя, Питер), и растворяется в мутном забытьи, проваливается в чёрное болото, где — кроме него и Питера — совсем никого нет.
http://forumfiles.ru/files/0019/71/36/26761.pngЯ бы сожрал тебя, Питер, если бы только мог.
http://forumfiles.ru/files/0019/71/36/26761.pngЯ хочу сожрать тебя, Питер.
http://forumfiles.ru/files/0019/71/36/26761.pngЯ хочу...

http://forumfiles.ru/files/0019/71/36/26761.pngУ Питера Руманчека кристально-чистые голубые глаза (как такой может врать, вы что), губы, сжатые в напряженную тонкую линию, и всё такие же лохматые волосы — руки так и чешутся взять ножницы и всё это безобразие остричь. Питер чем-то недоволен и озадачен, Питер хмурится, и он очень красив, когда несчастен, но какое Роману до этого дело. Питер стоит перед ним, смотрит прямо в глаза и говорит «привет, старый друг, не одолжишь мне денег?»
http://forumfiles.ru/files/0019/71/36/26761.pngПошёл ты нахуй, Питер.
http://forumfiles.ru/files/0019/71/36/26761.png— Зачем ты вернулся? — Роман бледный, будто годами не видел солнца (а прошло-то всего лишь несколько месяцев), и очень, очень злой. У него даже губы непроизвольно дрожать начинают — от почти детской обиды, потому что какого хера, Руманчек, какого хера ты так со мной поступил?
http://forumfiles.ru/files/0019/71/36/26761.png— Предпочёл бы больше никогда не видеть тебя на пороге моего дома. И нет, я не дам тебе денег, можешь даже не стараться.
http://forumfiles.ru/files/0019/71/36/26761.pngЗа всё то время, что Питера не было, Роман успел несколько раз умереть и вновь мучительно воскреснуть. Поверить в смерть Литы, по-настоящему поверить, так и не получилось. Зато Роман узнал о себе много нового. О себе и своей милой дочери.
http://forumfiles.ru/files/0019/71/36/26761.pngЭто всё нереально.
http://forumfiles.ru/files/0019/71/36/26761.pngПросто сон.
http://forumfiles.ru/files/0019/71/36/26761.pngПреврати своё сердце в камень, преврати своё сердце в камень, преврати...
http://forumfiles.ru/files/0019/71/36/26761.png— Пошёл вон из моего дома, Питер. И больше никогда не смей вот так возвращаться.

0

11

Форум: night vale
Текст заявки: Ищу персонажей из игры «Thronebreaker: The Witcher Tales». Буду рад видеть всех, но особенно жду Мэву и Рейнарда. Имеется масса идей и огромное желание играть, да только каста не хватает. Так что приходите, а уж без игры я вас не оставлю!
Ваш персонаж: Гаскон – Кобелиный Князь, разбойник, бандит, один из советников изгнанной королевы Мэвы.
Пример вашего поста:

Пример поста

В тот день, когда папа умер все пошло под откос. Вместо вечеринки – шестичасовой забег вдоль трассы, ведущей на юг, вместо ночи в родном доме – сон под холодным октябрьским небом. Шон едва держался и то только потому, что рядом с ним был младший брат. Теперь Шон в их семье за старшего и пока они не доберутся до Мексики ответственность за Даниэля полностью лежит на нем. Папа даже в самых тяжёлых жизненных ситуациях никогда не отчаивался. Но его больше нет и теперь Шон должен поддерживать брата, стать для него примером. Только как, если он сам ещё даже не достиг совершеннолетия.

Способности Даниэля лишь усугубляли и без того ужасную ситуацию. Реальность – это не хренов комикс про людей икс, здесь ты не можешь сбагрить брата в специальную школу, в которой его обучат управлять способностями. Это была только первая неделя с начала их путешествия, но Шон уже чувствовал изнуряющую усталость, не столько в физическом плане, сколько в эмоциональном. Если бы их неудачи закончились только на смерти отца, но словно весь мир ополчился против них.

Октябрь стоял достаточно теплый, только к концу месяца температура начала опускаться. От холодного ночного воздуха немели пальцы. Впрочем, ничего нового, в Сиэтле осенью ночи часто были такими. Шон стоял поодаль от Даниэля, но следил за ним в оба глаза. Ну хотя бы одной проблемой меньше: больше не нужно скрывать от брата причину по которой они не могут вернуться домой, не нужно придумывать отговорки почему папы нет рядом. Даниэлю было сложно смириться с горькой правдой, но это лучше, чем продолжать жить в неведении. Шон до сих пор чувствует себя виноватым потому что долго обманывал брата.

На мгновение ощущение реальности растворятся, превращаясь в нечто эфемерное и далёкое. Даниэль дружелюбно обсуждает с какой-то малознакомой девушкой свои суперспособности. В какой реальности это считается нормой? Ну точно не в этой. Шон лишь хмурит брови и скрещивает руки на груди. Раньше он считал, что основная масса супергероики может быть интересна лишь маленьким детям, а теперь история со страниц комиксов происходила в реальности и не с каким-то обезличенным парнем из газетных заголовков, а с ним.

Шон стоит, прислонившись к пикапу Хлои, но не двигается с места, когда она подходит к нему. Вряд ли она имеет что-то против того, что он подпирает спиной ее машину.

- Я бы и сам лучше не сказал, - Шон ухмыляется в ответ на слова Хлои, после чего берет из ее рук банку с пивом. Весьма кстати, потому что те несколько банок, что он стащил у отца, закончились ещё вчера. Ещё одно напоминание о жизни, оставшейся позади.

- Спасибо, - сухо произносит Шон. Приятно, что хоть кому-то в этом мире не насрать на его отца, но от этого не легче. Всеми этими «мне жаль» и «я соболезную» не вернуть его к жизни. Он делает пару глотков из банки. Алкоголь не принесет облегчения, но хотя бы поможет ненадолго заглушить боль.

- Если бы не этот хренов коп, - Шон замолкает на несколько секунд и сглатывает. Каждый раз, когда он пытается заговорить про отца в горле комом встаёт горькая обида на весь мир, а на глаза наворачиваются слезы. Самое страшное, что его история не была единственным случаем проявления нетерпимости по отношению к иммигрантам, отсюда и финал ее можно было предугадать наперед. Если с полицейским все в порядке, и он не погиб, то ни о каком серьезном наказании за его действия не идет и речи. Потому что кто поверит двум школьникам-мексикосам, - Никогда не думал, что потеряю отца вот так вот. Все произошло слишком быстро.

Перед глазами до сих пор стоит та ужасная картина. Выстриженный газон уже не выглядит так идеально, как раньше. Всюду кровь, части сломанного крыльца, несколько тел, не подающих признаки жизни. Все ещё хочется плакать от одной мысли, что они с братом больше не смогут вернуться домой, не смогут обнять отца. Шон до последнего не хотел огорчать брата и рассказывать ему правду. Жизнь зачастую та ещё сука и Шон не хотел взваливать на плечи младшего брата непосильную ношу в виде тяжелого эмоционального груза. Но теперь, когда Даниэль знает Шону стало… Легче? Потому что больше нет нужды выдумывать оправдания и вешать лапшу на уши брата. Рано или поздно он бы все равно узнал правду. С братом они ещё наплачут море слез по преждевременно скончавшемуся отцу, но это только их горе, о котором другим знать совершенно необязательно.

Отредактировано Cube (02-01-2019 11:47:51)

+2

12

Форум: Crossfeeling
Текст заявки:

Undertale au

Андайн из Свапфелла разыскивает:


Underfell!Undyne
Андайн из Андерфелла

*тут было слишком много нецензурных слов*
https://pp.userapi.com/c849528/v849528223/d8e29/SyycYSy9DU4.jpg
Jeffrey Watkins - Spear of Agony
[original]

дата рождения и возраст: неизвестны.
гомосексуальность или же бисексульность. Ваше семейное положение может быть любым. Однако если кто-то есть, будьте готовы изменять ей или ему со мной.

в данный момент мы все портанулись в Гравити Фоллз.
настоящий варвар, бьёт морды почти всем и почти каждому.

Underfell.

▿ ▿ ▿ ▿
«есть насыщенный раствор чувств, и причина его кристаллизации может возникнуть как внутри, так и вовне»

Не буду растекаться мыслью по древу. Всем известно, что фелл!Андайн куда более сурова, чем каноничная. Больше крови, больше насилия, больше грубости, больше дерзости... Хардкор, в общем. Самое удивительное, что эта неконтролируемая пиранья как-то по-особенному относится к Альфис. Так может она и ко мне отнесётся не хуже, коль её привлекают безумные учёные?
Помимо резни, охоты на людишек и прочего, что можно учудить совместно, я, как уже стало ясно, рассчитываю на Андайнцест. Надеюсь, вы не против капельки гуро в таких отношениях.

▿ ▿ ▿ ▿
«они прожили это время, как бы постоянно сдерживая дыхание, он — отвергая мир, она — чувствуя, как мир отвергает её»

гостевая или лс.
грамотность и адекватность (да, не смотря на то, что персонажи у нас двинутые, игрокам надо уметь договариваться и обсуждать). А так же способность не сливаться с бухты-барахты. Все мы люди, у всех семья-работа, но кормить обещаниями или исчезать без предупреждения совсем не вежливо.

Ваш персонаж: Swapfell!Undyne психопатка. Умная, гениальная, хитрая, подлая, проводящая садисткие эксперименты в своей лаборатории. От неё всегда пахнет кровью, что не удивительно, учитывая, что её мед.халат испачкан в алых пятнах. При одном её виде становится не по себе. Перепончатые уши, как у какой-нибудь русалки, сильно покоцаны. На шее куда более ужасающая рана, чудом не повредившая артерии и жабры. А какие у этой пираньи зубы... Большие и острые.
Особыми данными Андайн не обладает. Да, она достаточно сильная, чтобы орудовать бензопилой или громадными ножницами, но недостаточно опытна в бою.
Пример вашего поста:

Пример поста

- С высоты вашего жизненного опыта любые мои вопросы будут глупыми, - озвучила Андайн свои мысли более спокойно и менее громко, чем при обращении к Балалайке напрямую, но нарочно ли сделала так, чтобы её услышали? - "Как там её звали-то?", - имя наставника в голове не задержалось, а вот прозвище почему-то засело крепко.
- Однако вы наверняка знаете больше меня об этом месте. Что ждёт всех нас? - девушка продолжила попытки сортировки папок по алфавиту, всё так же периодически почёсываясь, но теперь делала свою работу медленнее, ещё и старалась не поворачиваться к Балалайке спиной - это была бы так себе идея. - По крайней мере тех, кто выживет. И что вы планируете делать со мной? - "После такого-то знакомства...", - однако же работа с сортировкой тормозилась, поскольку когда старший говорит, слушатель должен обращаться в слух и переводить всё своё внимание на говорящего, а не отвлекаться на алфавит и папки (или прочие занятия).
Адриана так и сделала. Обратившись во внимание, она впитывала информацию, подобно высушенной насквозь губке, стараясь не упускать никаких деталей. Ответ прозвучал предельно ясно. Глупости в виде вопроса "А если я не хочу?" от рыжей не последовало. Убедившись в том, что отыгрываться на ней за недавнее происшествие не планируют, она кивнула и продолжила работу.
- Разве армия мутантов не звучит слишком фантастично? - это было похоже скорее на рассуждение вслух, чем на полноценное общение. - И ... Ну я просто не верю, что у них всё так сильно продумано. Рано или поздно что-то может пойти не так, контроль будет утерян... - кажется, она смотрела или читала слишком много фантастики. Впрочем, это был уже совершенно пустой разговор с рассуждениями вслух. Не побили бы за это. Впрочем, за что тут бить? Тут посмеются разве что. Стоит тут такая соплячка и рассуждает о том, каким страшным может обернуться будущее. - А что за тесты, если можно об этом узнать? - Адриана снова превратилась во внимание, переводя взгляд на Балалайку. - "Да и нет у меня никакой мутации. Сомневаюсь, что хоть у кого-то она есть. Это, наверное, тут местная шутка. Дорогостоящая, должна сказать... Какую цель они преследуют? Зачем им всё это?".
В ответ на немногочисленные, местами сварливые реплики, Адриана уже хотела возмутиться, что вообще-то это напрямую её дело, и что Балалайка её недооценивает, раз предупреждает о полной отдаче, но стоило девушке сделать вдох, чтобы ответить, как она внезапно уставилась на наставницу широко раскрытым глазом. В этом взгляде можно было прочитать и удивление, и страх, и панику, и осознание своей внезапной беспомощности... Адри не смогла сделать вдох. Лёгкие просто не желали работать, будто бы её отлупили по солнечному сплетению. И уже плевать на всё, услышанное и произошедшее. Плевать на то, что работа по сортировке останется невыполненной, а упёртость - недоказанной. Сейчас в голове девушки в панике метались лишь две мысли. Что происходит и как это исправить? Ответов ни на один вопрос она найти не смогла, а спросить было некого и некогда. - "Простите, мэм, но я". - Не могу... дышать... - прохрипела она последним воздухом, оставшимся в лёгких, и то далось невероятно сложно. Хотя это не проблема наставника, но та же должна была принять какие-то меры. Нахрен ей труп студента в комнате?
"Так, наверное, чувствуют себя рыбы, когда их выносит на берег...", - подумала она перед самой отключкой. После падения, уже бессознательное тело подрагивало в конвульсиях, на шее проступили по три глубоких раны, пачкая пол комнаты небольшими лужицами крови - подумать на жабры сейчас, вероятно, было никак, - а ушные раковины по краю покрылись небольшими колючками.

0

13

Форум: crossreality
Текст заявки:
http://i.jeuxactus.com/datas/jeux/s/t/star-wars-knights-of-the-old-republic/vn/star-wars-knights-of-th-54d250840063a.jpg


Darth Malak
Star Wars: KotOR
game arts

«И будет скрыт людской закон
Войны туманом,
И древний вновь падет Лехон
Пред Коррибаном.
Огонь и сталь дробят миры,
А их немало.
Жестоки правила игры.
Я – Малак.
»


◈◈◈ О персонаже и игре ◈◈◈
Дарт Малак. Когда-то - джедай, потом - джедай-бунтарь, Алек Сквинкваргасимус, лучший друг Ревана, который отправился вместе с ним сначала на войну против мандалорцев, потом на Темную сторону, а после на поиски Звездной кузницы. Ты пытался отговорить друга от перехода во Тьму, помнишь? Ты был честным, смелым, и пусть посредственным дипломатом, но отличным, бесстрашным и умным бойцом. А еще ты был верен другу, и поэтому сделал следом за ним этот роковой для тебя шаг.
Ты вместе с ним создавал Империю ситхов, чтобы противостоять другой Империи настоящих ситхов, ты вместе с ним громил Республику, а потом... Потом ты распробовал Темную сторону. И предал Ревана.
Помнишь тот залп по его кораблю? И ощущение, что вся власть теперь - твоя. Оно тебе вроде бы понравилось. Вправду или, может, отчасти напоказ?
А после - снова война, бесконечная война. И ученики, бестолковые, в которых ты силился найти продолжателя своего дела. Бэндон, еще какие-то, чьих имен даже не упомнить. Зачем? Ты так торопился найти хоть кого-нибудь, ведь у лорда должен быть ученик, или ошибался в них, действительно считал, что они способны на многое? Бомбардировка Тариса. Ты ни на мгновение не задумался, сколько жизней разом унес тогда, лорд ситхов? Дарту, впрочем, кажется, не полагается.
Слухи, что Реван вернулся, что снова ищет Кузницу, чтобы отобрать ее у тебя, расползаются по Галактике. Твою Кузницу, которую ты взял с боем. И ты, конечно, пытаешься поймать нас. Остановить и уничтожить, чтобы уже больше точно никто не посягал на твое могущество. Все пойдет, как предопределено Великой Силой? Ты захватишь меня, чтобы склонить на свою сторону и сделать своей ученицей, а после вступишь в безнадежный бой на Звездной Кузнице, которую Реван все же найдет? Или в какой-то момент мы найдем другой путь, ведь страшная черная тень Императора Вишейта уже висит над Галактикой?
Только вместе с тобой мы найдем ответы на эти вопросы, Дарт Малак. Позади у тебя долгая история, но знаешь, впереди - больше. Приходи к нам ее писать.

Связываться с нами лучше всего через Гостевую. Или Реван, или я обязательно там Вас увидим, а дальше уже любыми средствами связи обменяемся.
Что касается пожеланий к игроку - надо знать по крайней мере первый КотОР и уметь читать Вукипедию, остальное опционально.
Мы активные и нам интересно играть, мы творим свою историю, и искренне любим и уважаем канон. Хочется верить, что КотОР не забыли. На Малака у нас большие планы, а если Вы придете со своими планами и идеями, будет вообще прекрасно.
Ждем Вас.)
Пример вашего поста: например

Отредактировано Koala (09-01-2019 15:31:45)

0

14

Форум: flycross
Текст заявки: Доктор Джонс всегда учил своих студентов тому, что археология — это не наука о приключениях, это кропотливая работа в архивах, изучение материалов, их сопоставление, которое потом, если повезёт, выльется в какую-то научную экспедицию и раскопки, хотя вероятность этого крайне мала. Архивы, архивы и ещё раз архивы — муторная и пыльная работа.
А после этого, отбившись от студенток-фанаток, прячется в своем кабинете, окно которого использует вместо двери, и удирает за очередной невероятной мечтой.
Шляпа, кнут, револьвер, неизменная кожаная куртка и паталогическая боязнь змей — в жизни доктор Джонс совсем не такой, каким выглядит на лекциях. Он мальчишка, который ищет то Ковчег Завета, то Святой Грааль, но сугубо с научной точки зрения.
А ещё он очень хорошо понимает, что будет, если легендарные артефакты попадут в руки к не тем людям. Более того, большинство артефактов лучше напротив понадежнее спрятать от человечества (сразу после бурной радости от того, что он сам их смог найти пробившись через все приключения, пули, ловушки и прочие «скучные аспекты работы историка»), пока оно само себя не убило.

Хотелось бы забыть о существовании 4го фильма, честно, а вот нужна ли вам жена — решайте сами, но поездки в очередные «архивы» куда задорнее, когда там можно найти новую красивую женщину.
Понятно, что к моменту Второй Мировой войны по канону Инди где-то уже около сорока лет, но (!), во-первых, мы можем уже в тот период пересечься (а я — это целый набор артефактов на одном человеке), во-вторых, учитывая водичку, которую он выпил из Чаши Грааля, контакт с кучей артефактов мирового масштаба (которые он прячет на каком-то складе), я предлагаю не превращаться в старика ещё очень долго и застыть где-то на том возрасте, который и был в третьем фильме.
И главное, доктор Джонс, не считая всего того, что может случиться с вашими бесценными находками, если кто-то до них всё же доберётся, вам никогда не доводилось искать остров амазонок? Так пора это исправлять.
Ваш персонаж: Диана Принс, она же Чудо Женщина, принцесса амазонок, дочь Зевса
Пример вашего поста: Посты

0

15

Форум: crossfeeling
Текст заявки: каст гравити фолз // gravity falls нуждается для активной сюжетной линии своих весьма странных героев войны и бестактных злодеев, без коих будущее противостояние — отнюдь не противостояние, о котором должны писать в летописях и балладах.

две тысячи восемнадцатый год. старшие и младшие близнецы пайнс возвращаются в гравити фолз на постоянное место жительства, каждый из которых преследует свои собственные для это цели: ли становится новым мэром гравити фолз, форд продолжает изучать аномалии и обобщать информацию из своих морских заметок предыдущего путешествия, мэйбл с гордостью начинает носить титул новой хозяйки хижины чудес, а диппер же ныне находится под сизым крылом своего прадяди в новом статусе его верного ученика. и все гладко, хорошо, чудесно и обворожительно, если бы не билл сайфер, который возвращается в гравити фолз и не селится под одну крышу со своими врагами в результате наказания. и если бы не пироника — его бывая соратница — которая вознамерилась в будущем уничтожить треугольного тирана, чтобы стать императрицей этой планеты и ввергнуть его в хаос. она находит себе соратников в виде повзрослевших пасифики и гидеона, а поэтому война начинается вновь, с большим широким размахом, нежели убывший в прошлое странногеддон.
три стороны. две правды. одна война. выживет лишь только сильнейший.

нам нужны:
Акваника, Кэнди Чиу, Фиддлфорд Макгакет, Первый Дневник, Гас Кордрой, Гидеон Глифул, Гиффани, Кевин Кордрой, Бог Любви, Маркус Кордрой, Николас Айслер, Пи Мо, Робби Валентино, Второй Дневник, Стэнфорд Глифул, Стэнфорд Пайнс, Стэнли Пайнс, Летоуинский Ловкач, Тэд Стрэндж, Третий Дневник
в касте уже присутствуют я - диппер пайнс - а также билл, арнольд, вэнди, мэйбл, пасифика, пироника, аксолотль и уилл.
Ваш персонаж: диппер пайнс - вчерашний школьник, охотник за сверхъестественным, ученик и преемник дел стэнфорда пайнса. все пять лет до своего долгожданного возвращение в этот мистический городок, занимался восстановление утраченных в дьявольском пламени дневников автора. на данный момент уже находится в гравити фолз, куда переехал окончательно после окончания школы.
Пример вашего поста:

Пример поста

"однажды ночью он спустился на землю на красно-белых крыльях, полный надежды
его миссия - спасти мир, он не знает, что мы не хотим спасения"

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Бог мертв. Мир сгорел дотла, оставляя на некогда величественных просторах голубой планеты человеческой золу, да пепел. Измученные дети падают хрупкими коленями о сухую твердь земли над остывающими бледными телами своих родителей, их слезливый рев отчаяния и боли пугают стаи черных ворон, взмывающих с хриплым карканьем в кровавые небеса. Эта вселенная обречена на гибель, эта планета омывается смертным пугающим плачем незаметных остатков человечества, утопающих в гнили останков собственной родни и друзей. Мира больше нет, земля проклята кровью убитых, а на рассвете нового дня слышался ее разительный смех, призывающие огненные молнии, да гром раскатистый. В этот день, в этот час, в эту минуту балом правят более не люди — на их костях пляшут демоны, их ночные кошмары во плоти бессмертной и мясной. Пляшут под мелодию дудочки великолепной Пироники, выстроившая себе величественный дворец на могилах смертных мешков, и слушая льстившие пустую душу и страстное тело славленные скандирования речей своих поклонников: конец настал. Да здравствует новая прогнивающая вселенная! Да здравствует великая Пироника! Ее любили, ее желали, ее хотели, но единственный, кто был чертовски близок к ней и стоял неприметной вечности тени поодаль от ее левого хрупкого плеча в тронном зале, желал вырвать ее бесчувственное сердце. И умертвить. Серый кардинал, желающий медленной и мучительной смерти своей прекрасной императрице, да так, чтобы ядовитая кровь лилась из ее глотки в предсмертном удушающем хрипе. Диппер Пайнс — правая рука своей королевы, великий ученый при императорском дворе, Всезнающий — до судороги собственных желаний грезит подать приготовленное собственными руками холодное блюдо своей госпоже, имя которому месть и расправа.

Она обманула его. Обманула нагло и коварно, разрушив и пустив пеплом по ветру одну из незначительных частей своей сделки. Сломанный, искалеченный Диппер Пайнс оказался заложником собственных желаний о счастливом будущем. Гидеон Глифул довольно смеется, толкает его в сторону Пироники, заставляя опуститься на колени перед огненным зубоскалым демоном в алом развивающемся плаще, совсем не представляя себе, что добившись согласия от настырного младшего Пайнса, нагло соврав о том, что более не прикоснется ни к его семье, ни к его друзьям, ни к Биллу Сайферу, который не сможет дать ей фору без своего хваленного вечного могущества, Пироника пустит Глифула в расходный материал за ненадобностью. Обожание Гидеоном своей рогатой королевы свело его в могилу, а Диппера взгляд ее клятых глаз обрекли на вечные муки нескончаемых страданий. Диппер засыпает беспробудным сном на несколько веков в своем хрустальном ледяном гробу из кристаллов света, а измученно просыпается, когда мир продолжает гореть огнем проклятым, высушив реки и моря, очернив мраком оставшиеся океаны. В водах — тела и кости, под ногами — гниль человеческая, на небесах — мутировавшие птицы и оседающий в космосе дым. Пироника манит его за собой, в полных ужасающих красках рассказывает о мучительной гибели его семьи, а голова раскалывается от боли и отчаяния — ныне он коронованный самой галактикой и ее бесконечными познаниями, его каждый новый шаг — рассыпающиеся по земле острые осколки звезд. Диппер — Всезнающий, люди молятся ему в надежде услышать верный ответ. Но Пайнсу плевать на их глупые просьбы. Диппер смотрит в спину королевы, не в силах сделать новый шаг вперед. Он впадает в ступор, от которого идет неприятный холодок по коже. Его семья мертва. Его друзья мертвы. Его Билл мертв. И все — неестественной смертью. Она нарушила клятву, данную священным словом сверхъестественных сил. Пироника обманула его.

Диппер на долгие годы впадает в отчаяние, закрывшись в собственной лаборатории, где подолгу сидит в углу, обняв руками собственные колени, слишком отчаянно уткнувшись в них носом. На сердце царила пустота, боль от потери и ненависть на самого себя — в те ушедшие века он смог справится с давлением Гидеона и своей новой госпожи, не смог противостоять им. И никто ему не помог выбраться из этой пропасти раньше, чем его духовный стальной стержень и вовсе надломился напополам, обращая душу в две ненужные поломанные детальки, коим место лишь в чистилищной помойке. Диппер Пайнс проводит в подобной прострации века, молчаливо исполняя все приказы Пироники, которая въелась своими острыми когтями ему в разум, оставляя на нем глубокие незаживающие царапины. Но в один из таких моментов Диппер резко останавливается на своем привычном пустующем пути от тронного зала до эшафота и обратно, когда в его глазах горит огонь решительности и пылают искры возросшей к этому миру ненависти. Пироника оставила его с носом. Пироника заслуживает такой же мучительной смерти, какой подвергся однажды некогда могущественный Билл Сайфер. Пироника обязана страдать и давиться собственными кровавыми слезами. Ее власть однажды даст слабину, прежде чем народ, ведомый его непоколебимым лидерством, объединившись, не пойдет на революционное цареубийство, ворвавшись в ее королевские хоромы, не из злата сделанных, а костей звериных и человеческих. Диппер Пайнс обещает, обернувшись в сторону дворца, что так тому однажды и быть. Корона мирового всевластия покинет ее голову раньше, чем ее мертвое тело коснется обагренной чужой кровью земли. Нравится ли тебе такой исход событий, моя госпожа?

Во многих параллелях реальности у Пироники оказывается отнюдь не мало врагов и недругов. Найти себе союзников, продолжая ловко играть перед своей императрицей ее верного советника, оказывается не таким страшным и сложным делом, как казалось это Дипперу Пайнсу изначально. Проходят новые долгие века, растянутые в столетия, прежде чем Дипперу удается поднять среди демонов и оставшихся в живых людей волнения, навеянные "излишней диктаторской властью" их королевы. Диппер Пайнс делает вид, что подавляет их — на деле же изобретает себе браслет, которому по силу обратить все мысли и помыслы ученого в белоснежный лист, делая их огненному демону нечитаемыми в своем захваченном разуме. Ты дала ему бесконечные знания всех миров и галактик, Великая. В этом и была твоя самая главная ошибка. Диппер Пайнс убивает сподвижников императрицы холодно, беспощадно, смотря им глаза в глаза, повесив на них мнимые преступления против государственной власти. К его ногам падают мертвые тела Гекторгона, Тифа и Зантара, а его руки обагрены их мерзкой кровью. Диппер гордо выпрямляется, дует на свою челку, которая падает на глаза и с невозмутимым видом отправляется прямиком в свою лабораторию, держа руки ровно перед собой — он ни за что на свете не простит себя, если, пускай даже и случайно, но запачкает свой любимый плащ. Он знал, что его верные слуги — низшие демоны, оставшиеся рядом с трупами уничтоженных бывших друзей новой госпожи этого мира — умеют уничтожать не только мертвецов, но и улики. Диппер Пайнс на них полностью рассчитывал.

В этот раз жертвой оказался никто иной, как ненавистный сердцу Пайнса Криптос. В пыточной ученый зажимает горло демона, поднимая его вверх по стене, не смея сводить с его ухмылки испепеляющего взгляда. Диппер невозмутим. Диппер жесток. Диппер беспощаден. С тела Криптоса свисают длинные внутренности, заботливо выпущенные серым кардиналом этого королевства. Сегодня этот шут навеки прихлопнет свой дурнопахнущий рот, уголки которого более не поползут вверх в приторной улыбочке. Улыбки, от которой выворачивает кишки.
— Я знаю, Криптос. Знаю, что ты верен Пиронике и ее идеалам. Никакой государственной измены, — открывает правду Диппер Пайнс, пока его личная стража охраняет вход в пыточную комнату от всевозможных лишних глаз. — Ты просто оказался не в то время и не в том месте. Но даже эта случайность не отменяет твоего титула местного придурка на деревне. Ты лишний, Криптос, просто знай это, — Пайнс слышит, как шипит демон в его адрес хриплые проклятия, за что ученый сдавливает горло ему сильнее, перекрывая человеческую сонную артерию. — Мне терять ничего, если думаешь, что сможешь меня напугать... — Диппер скалится, берет другой рукой энергетический нож, занося его над глазом Криптоса, в остром желании выколоть его и раздавить подошвой сапог, как в то же время чувствует удар телепатического сигнала, от которого медленно кружится голова и подкашиваются ноги. Пайнс останавливается, зажмуривает глаза, в надежде прийти в себя. Пироника. Императрица мира звала его к себе. Диппер отпускает демона в наручниках и делает пару шатающих шагов в сторону, откладывая невидящим взглядом нож обратно на тумбочку. Парень резко оборачивается и быстрым шагом направляется к выходу, напоследок бросив слугам то, чтобы разобрались с пленным без него, да поживее. Заставьте его молчать раз и навсегда.

Диппер смиренно ступает по земле, где до сих пор гнили человеческие трупы, ведомый сладким голоском Пироники. Старые кости под ногами ломаются, обращаются в пыль, когда резкий порыв ветра тормозит Пайнса своей непривычностью. В воздухе витал запах смерти, от которого Пайнса по первости даже тошнило, но со временем к этим неприятным превратностям судьбы он сумел привыкнуть. Слуги и стража раскланиваются перед ним в немом благоговении перед высшим в чине, когда нога бессмертного человека ступает за порог дворца, а после — тронного зала.
— Госпожа, — теперь пришлось принести Дипперу Пайнсу дань уважения, поклонившись перед Пироникой и ее неутомимым внимательным взглядом. Ноги не хотят идти дальше, не хотят ступать ближе к ним — эта женщина обрушила слишком много страданий на его голову, чтобы восстать перед ней бесстрашным фениксом в своем величии. — Вы... хотели меня видеть? — он слушается голос, ступает ближе и ближе, пока их не разделяют несколько метров друг от друга. Гости? Почему это так должно удивить видавшего на своем веку страха ученого? Диппер вопросительно изгибает бровь, прежде чем аккуратно встать рядом с троном королевы, взирая на огромную дверь, тут же распахнувшейся перед ними.

0

16

Форум: uniROLE
Текст заявки: https://d.radikal.ru/d32/1812/b7/81070e8afb40.jpg
RAVANA, SIYA KE RAM
Равана, Сита и Рам
Karthik Jayaram |царь ракшасов и король Ланки|

Ра́вана (санскр. रावण, Rāvaṇa «Ревун») — правнук Брахмы, внук великого мудреца Пуластьи, сын Вишравасы. Был повелителем ракшасов и владыкой острова Ланка. Равана мел десять голов и при рождении поэтому получил имя Дашагрива, «Десять шей».
Равана  предавался суровым аскезам, и в награду Брахма наделил его даром неуязвимости от богов и демонов. В результате Равана смог узурпировать власть над всеми тремя мирами (небеса, земля и подземный мир). На Ланке он основал царство ракшасов, изгнав оттуда своего сводного брата Куверу. Также он сверг с небес богов и заставил их прислуживать ему в его золотом дворце.
Чтобы избавить мир от тирании Раваны, на Землю в облике обычного человека пришёл Господь
Равана
Так начинается история главного злодея, но не все так просто. Раван несмотря на свою стезю злодея, обладал огромной харизмой. И если бы его дело попало в руки первоклассного адвоката, то он легко бы защитил этого захватчика и любителя прекрасного пола.
Рассмотрим этого персонажа, как человека который одним только своим рождением доказал свое превосходство. Обладая огромной силой и неуязвимостью, он стал одним из самых опасных царей. Свою жену и царицу королевства, в свое время силой и угрозой забрал из дома родителей. Но такого было желание благословленного самим Брахмой царя. Тем более, что мать Равана всегда говорила о его господстве и возможности завоевать всю вселенную.
Наделенный силой и стремлением к власти Равана просто шел к тому, ради чего был рожден.
И когда во время очередных похождений его уязвимости стала угрожать проклятия из уст женщины, преданная жена Равана достала для того эликсир бессмертия. Что сделало его еще могущественней и сильнее.
Рама, был рожден для битвы с великим Раваном, но тот умер от рук женщины как и говорилось в проклятии. Из-за женщин и началась война Рамы и Равана, словно не было иных причин ради этого сражение о котором стенали и молили пострадавшие от рук царя Ланки. Сначала брат Рамы, Лакшамана изуродовал сестру Равана. А потом уже Раван похищает жену Рамы.

Несмотря на то, что Равана погиб и это часть бессмертной истории. Без него никак, возможно что война началась не сразу или точнее хочется найти варианты при который наши персонажи не сразу устроят кровавую бойню. Не будем говорить о том, кто был виноват во всем этом. Но мифы это часть наш, как и истории которые произошли практически с богами, но по сути происходят с каждым из нас.
Если что, прошу прощение за не совсем внятную заявку. Просто очень хочется видеть такого антогониста, как Равана. Тем  более что если Рам это белое, то Равана черное.
Теперь у нас есть еще и Шива, думаю что с ним у вас обязательно будет игра.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Посты по мере возможности. Интерес к древней мифологии.
И главное желание оживить этого персонажа.

Ваш персонаж: седьмой аватар Вишну, рожденый ради сражения с Раваном
Пример вашего поста: пост

Отредактировано Джекстер (06-01-2019 23:35:25)

+1

17

Найден!

Форум: chaos theory
Текст заявки:
Я ищу тебя так долго, что почти что не верю в удачу; докажи мне, что всё не зря, появись, пожалуйста, как появился однажды. И спаси меня. Снова. Слышишь, Юри? Ты мне очень нужен.


Скромному касту Yuri!!! on ICE бесконечно необходим главный герой этого безумия, Юри Кацуки, и мы (я) сбились с ног в его поисках, но я не теряю надежды, и хочу верить, что просто мой Юри меня пока ещё не услышал.
Приходи, Юри, и мы будем вместе жевать стекло; у нас столько всего в запасе, что можно сыграть, столько историй, которые нужно рассказать, столько номеров, которые мы хотим показать. Приходи, и я обещаю тебе, я оживу, и Юрий немедленно активизируется.
Приходи, мы будем творить историю.
— даже не буду спорить с тем, что мы несколько потеряли активность; корабли, и те садятся на мель, теряя управление. нам просто нужен толчок, нам нужен ты, чтобы мы смогли двигаться дальше. поверь мне на слово, я жду тебя слишком сильно, чтобы позволить пройти мимо.
— мы наиграли много чего, остановились где-то в будущем; позади — разрыв (будь готов к этому, пожалуйста, чтобы это не стало сюрпризом), возвращение Виктора на лёд, соревнования Виктор-Юри-Юрий. впереди — чистый лист. я нарочно не прописываю сценариев, чтобы у человека, пришедшего на роль, была возможность решить это вместе с нами. вариантов развития событий слишком много, а я не люблю никого ни в чём ограничивать.
— я готов рассказать тебе обо всём, что мы сыграли, дать обоснуи и пояснения; готов вместе простраивать ветку Юри в тот период, который выпал, продумывать персонажей и взаимоотношения. категорически отказываюсь верить в бесхребетность и слабость Юри, знаю, что он сильный молодой мужчина, убеждён, что он не завязан целиком на Викторе, и потому перед нами открывается столько всего.
— и я ничем, серьёзно, совершенно ничем не буду тебя ограничивать. тройка, размер поста, скорость, всё это остаётся на твоё усмотрение, потому что я хочу играть так, чтобы всем нам было комфортно; очень надеюсь на взаимную адекватность и понимание. а, ещё кое-что. чувство юмора. это важно — мы с Плисецким только со стороны такие серьёзные.

Ваш персонаж: пятикратный чемпион мира по фигурному катанию, победитель Финала Гран-При, завоеватель множества наград чемпионата Европы, легендарный фигурист, отличный хореограф, так себе тренер. Виктор Никифоров.
Пример вашего поста:

Пример поста

Виктор помнит о том, как всё оно начиналось — не в Хасетсу, не на горячих источниках. И даже не в том аэропорту, когда они улетали после его грандиозного проигрыша.
[— Фото на память?
— Юри, куда ты? Не хочешь сфотографироваться с Виктором?
И долгий взгляд в спину под аккомпанемент шквала эмоций Плисецкого.
]
Не тогда, когда Виктор увидел видеозапись, изменившую многое — его самого, Юри, их жизни, сделав чем-то единым целым.
Виктор помнит банкет. Помнит, как тогда Кацуки выглядел — раскрасневшийся, растерянный, боязливый, а вместе с тем непоколебимо-упрямый и самоуверенный; неловко касался его, чего-то требуя, чего — и сам не понимал толком, вероятно.
Смотрел на него испытывающе.
Восхищённо, но без доли зависти, присущей его коллегам.
По-настоящему.
Виктор помнит, как он хватался за его ладони, сжимая своими; сбивчиво говорил о чём-то, о чём-то просил, сам напуганный собственной наглостью.
Всем тогда казалось это смешным.
Виктору же — болезненно-очаровательным, очень печальным.
Это сквозило желанием быть хоть кому-то нужным, кем-то замеченным.
С таким отчаянием Виктор прежде не сталкивался.

[Со временем Виктор понял, конечно, что Юри не нужен был кто-то — он нуждался во вполне конкретном Никифорове.]

Виктор наблюдал за ним, не понимая, как его раскрывать, не зная, как подступиться; долго-долго пытался понять, что с ним делать.
А потом, любуясь им на льду тайно, когда Юри сбежал, смутившись в очередной раз из-за их с Юрой реакции на то, как он был откровенен, Виктор вдруг понял, чем он может помочь этому смешному мальчишке.
Заставить в себя поверить.

[— Кем ты хочешь, чтобы я был для тебя? Отцом, братом, приятелем? Может быть, парнем? Я-я... Я сделаю всё возможное.]

Виктор сам и не понял сначала, что Юри давал ему куда больше, чем получал от него, от Никифорова, взамен — это живое, настоящее, светлое чувство, которого Виктор не видел прежде, не ощущал от других, не знал, как это. А потому сам не мог испытывать.
Виктор сам так, чёрт возьми, и не понял, что не только Юри тогда утопал в проклятой ненужности, отчаянно желая, чтобы его полюбили по-настоящему.

Всё, что они построили, рушится карточным домиком.

Виктор видит, как Юри напряжен; пьёт свой кофе, продолжает улыбаться натянуто. Виктор не знает, как себя вести сейчас, когда Юри в состоянии, отличном от своего обычного настолько, что это даже пугает, потому пытается быть таким же, как и всегда.
Внимательным, вежливым, любящим.
Приятным во всех отношениях; не партнёр, а мечта. Разве он не выглядит счастливо и честно? Разве у него перестало получаться быть искренним?

Юри медленно, методично раскладывает приборы, делит еду по тарелкам, молчит. И молчание это, кажется, длится целую вечность.
Точно и впрямь что-то случилось, а Виктор не понял. Не разглядел. Не успел отреагировать.
Точно произошло что-то страшное.

Тайное всегда становится явным. Об этом Виктор сейчас думает слишком не вовремя, прокручивая в голове с десяток вариантов того, как Юри могло стать известно то, что случилось тем вечером.
Виктор меняется в лице на мгновение, хмурится задумчиво, смотрит расфокусировано, а потом понимает, что Юри мог заметить такие внезапные метаморфозы.
И собирается, вновь превращаясь в только его идеального Виктора.
Он пытается поймать взгляд Юри, но тот прячет его так старательно, что от этого становится по-настоящему больно.
Виктор знает, что этого он и заслуживает.

Виктор ждёт.
Помнит, что Юри требуется время, потому ждёт молчаливо и понимающе, стараясь не прерывать поток мыслей своего жениха, ураганом, очевидно, бушующий — ведь всё на лице написано.
А потом, когда тот начинает говорить, улыбается слабо, побеждённо, будто поверженно — не так должен улыбаться человек, уверенный в собственном будущем тому, с кем планирует связывать жизнь.
От этого ему ещё хуже, ещё мучительней.

Пальцы Юри робко касаются его руки, спокойно лежащей на столе, и Виктору даже кажется, будто Юри не верит происходящему, настолько этот жест отдаёт нерешительностью и нервозностью.
Настолько это правильное для любой пары сейчас выглядит так нездорово, неправильно.
Виктор сжимает его ладонь крепче, слушая его голос, гладит большим пальцем кожу под ним; замерев, старается не испортить мгновение близости.
Юри звучит отрешённо, потерянно и напугано, и Виктору становится тошно от самого себя — чёртов герой-любовник.
Его хочется защитить: обнять, успокоить, обещать, что всё непременно наладится. Уверять, что всё станет лучше.
Но такая ложь — даже для Виктора слишком.

И он улыбается.

Наклоняясь вперёд, притягивает к себе ладонь Юри — пальцы всё ещё покоятся в замке, сделать это не сложно. Он, кажется, и не сопротивляется.
Виктор касается его кожи губами, глядит на него исподлобья, вздыхает шумно, задумавшись; поцелуй на прощание?

А потом закрывает глаза.
Голос его звучит тихо, надломленно.
— Прости, — говорит он почти шёпотом, почти хрипло; продолжает, откашлявшись, — Прости меня, я не хотел, чтобы всё выходило так, как оно вышло. Должен был сразу рассказать, но... — Виктор почти смеётся от того, как жалко сейчас он звучит, хотя всё это ни капли не весело, — Не смог подобрать нужных слов, струсил, не знал, как ты отреагируешь.

Виктор ловит себя на мысли, что лжёт даже в этом, даже сейчас — о реакции Юри он, конечно, догадывался. Как тут иначе? Разве может вообще быть иначе?

— Прости, — повторяет он, не раскрывая глаз, — Ночь после финала, когда был банкет, ты напился тогда ещё, помнишь? Я... Я провёл её с Юрием.

Виктор сам удивляется тому, как легко слова складываются в предложения.
Всё звучит сейчас так, будто что-то простое и повседневное; залил кофе клавиатуру ноутбука, разбил любимую кружку, забыл покормить кота, и вот, признаётся в содеянном.

Виктор жмурится, и не может себя заставить на него взглянуть.
Он никогда не умел нести ответственность за собственные поступки.
Ему так страшно видеть последствия.

Отредактировано captain alcohol (31-01-2019 12:18:14)

0

18

Текст заявки:
и почти каждый год одно и тоже... из года в год. осознаешь, что у многих друзей есть его идеальный соигрок, идеальный и понимающий человек, который готов окунуться в любой фандом, до ночи обсуждать отп и кидаться друг в друга музыкой, видосами и артами, который будет так же гореть персонажами и историей, который не будет заводить по миллиону твинков и ролевых, которому тоже достаточно одного человека, но так сильно своего...
в этот новый год я загадал тоже самое, знаете ли. и я не любитель писать заявки, но эта уже похожа на какой-то крик души, и поворачивать назад не особо хочется, что же.... если читая строки выше, вы понимаете и чувствуете то, о чем я говорю, если у вас на полке пылятся любимые пары из сериалов, фильмов, комиксов и прочего, если любите мистику, как люблю ее я, если чувствуете, что падаете стремительно в кроличью нору, напишите мне в лс - я обязательно словлю.
Конкретно сейчас мне - человеку нужен человек, и кто-то кто упадет вместе со мной или взлетит высоко - разве важно? Главное, что вместе. Предпочтительнее м+м, но если вы и в женский пол можете - цены вам нет. Конкретно сейчас я болею Стартреком, и хотел бы упасть в МакЧех или в Спок\Боунз, но может быть, что вместе мы и чем-то другим запылаем - все возможно.
Особо не жду и не надеюсь, просто верю в чудо ★
Пример вашего поста:

Пример поста

Леннарт старался не думать о своей жизни, размеренно разделяя ее на «до» и «после». Все, что было до Нарциссы, постепенно стиралось из его памяти и сходило на нет. Своих настоящих родителей он не помнил, а приемные были добры лишь потому, что Эрондейл угрожала оторвать им головы, если только волосок упадет с моей детской головки. Объяснить ее привязанность к Колдуэллу не представлялось возможным, со стороны это выглядело, как добротой душевной, но есть ли она вообще у вампиршы, да и зачем ей такие муки совести? С другой стороны Цисса объясняла свои поступки долгом, своими личными привязанностями и амбициями или не объясняла вообще, ибо Лен задавал не так уж много вопросов, оставляя огромную долю пищи для размышлений пылиться за семью замками.
После ее же он обрел новую цель и, попробовав особенный вкус жизни колдуна, он уже никогда не хотел возвращаться к прошлому и ворошить свои собственные истоки, не время было и не место. Эрондейл забрала его к себе, окружила комфортом и заботой, насколько вообще позволяло ее черное сердце. При взгляде на нее не скажешь, что у нее доброе и отзывчивое сердце. Однако за своих она готова порвать любого. – И как мне только удалось стать одним из ее любимчиков, я даже и не знаю…
Леннарт не кривил душой, ему было невдомек, зачем эта женщина содержала его всю сознательную жизнь, платила за его недешевое образования и всячески пыталась уберечь от опасностей, которые подстерегали юного колдуна на каждом шагу. Но детство закончилось там, в туманном Лондоне, в Портленде было все слишком серьезно. Цисса была суровой главой дома вампиров, где на Лена смотрели не иначе, чем на кусок мяса и целых пять литров крови. Приказ не трогать человека, ему льстил особо, но постоять за себя Колдуэлл мог, еще как. Простое заклинание на латыни – и его рука вспыхнула мягким синим пламенем, вполне себе безобидным для него – глаза немного потемнели от осознания того, какого эффекта он добился одним небольшим фокусом. – Ваша госпожа умна и благородна, не думаю, что она хранила меня двадцать лет только для того, чтобы мелкая сошка из вас прокусила мою нежную шейку и опустошила до дна, советую каждому знать свое место. – Леннарт прекрасно манипулировал своим голосом и не отводил от потенциальной своры врагов взгляд, несколько глупых вампиров попытались напасть на нее, оповещая намерение тихим рычанием, но тут же были отброшены телекинезом до ближайшей стены, которая от удара содрогнулась. Нарцисса наблюдала за происходящим молча, со свойственным ей величеством, позволяя мальчика самому постоять за себя и показать ее подданным, с кем они имеют дело. И пускай ему не хватало опыта, но ума и сил было предостаточно. – Надеюсь, теперь до вас дошло обстоятельнее, кто я и на что способен. – Показуха возымела должный эффект и даже, если вампиры не одобряли присутствие человека в Доме, если только он не часть десертного стола, то идти против слова хозяйки и самого Леннарта попросту не решались.
- Знаю, я знаю. – Он примирительно поднял руки и с улыбкой взглянул на вампиршу. – Я перегнул, но ты ведь не думала, что человек приведет их в восторг, даже такой ублюдок, как я. – Его губы тронула улыбка, он обвел комнату, которая должна была стать его собственной придирчивым взглядом. – Эта будет моя? – Лен осмотрел небольшую комнату в сдержанном викторианском стиле и улыбнулся еще шире. – Немного холостяцкого лоска и ритуальных побрякушек  - тогда можно будет с уверенностью сказать, что это жилище меня достойно. – Парень подошел к окну и взглянул наружу: у большинства приближенных вампиров в Доме были свои амулеты против солнечного света, сие заклинание Колдуэлл и сам знал неплохо, поэтому подкупить некоторых вампиров возможностью ходить под дневным светом не казалось ему такой уж большой платой за свою личную неуязвимость.
***
Прошло всего каких-то полгода, которые для вампира по существу были абсолютно неощутимы, с его присутствием в доме вампиры смирились, не обошлось без репрессий, и своего рода поощрительной системы кнута и пряника. Цисса жестоко наказывала и пресекала абсолютно любые слухи о том, что мальчишка ни что иное, как ее личная кормушка, однако многие уже сознали и прочувствовали на себе его способности и незаурядный ум, который приходился кстати в нескольких заварушках. Леннарт какое-то время был самой значимой местной знаменитостью, принимал участие в обсуждениях и советах, но в открытый бой его Нарцисса не пускала. В тот день очередная вылазка на осмотр территории закончилась двумя смертями вампиров нашего дома. – Моя королева, когда же вы примите меры. Наши люди гибнут как мухи, пока мы бездействуем и пытаемся договорить мирно. – Леннарт стоял позади ее импровизированного трона и вслушивался в каждое слово этого вампира, имя которое ему было совершенно неизвестным. Он чувствовал, что он прав и готов был даже вставить свое слово, но один из старших вампиров прервал его всяческую попытку. – Я предлагаю выслать разведывательный отряд, Королева, и проверить окрестности, эти смерти не должны остаться не отомщенными. – Молчание Циссы немного затягивалось поэтому Леннарт рискнул вставить все же свою ремарку. – Отличная идея, просто замечательная.  – Колдун сложил молитвенно руки и уставился на двух вампиров перед собой. – Я пойду вместе с группой и окажу магическое прикрытие, возможно, в этот раз нам удастся обойтись без жертв. – Мало кто в городе знал, что кто такой Колдуэлл и на чьей он стороне, использовать свои способности ради общего дела казалось ему отличной перспективой. На полпути из зала кто-то догнал его и сильно прижал к стене, стальной хваткой сжав горло. В его глаза смотрела пара глаз Нарциссы, потемневшие от злости, выпущенные клыки – если бы он никогда не видел ее такой, то, возможно, мог бы испугаться, но в тот момент даже инстинкт самосохранения не сыграл с ее тихим и шипящим «нет».
- Хорошо, спокойно, я тебя понял. – Попытка остудить пыл решительной дамочки затмила его разум, но жажда отправиться на новое дело была слишком велика. – Я сделаю, как ты хочешь. – Лен был убедительным и практически не врал в тот момент, но на утро он сделал все так, как хотел: отправился вместе с разведывательной группой, которая даже сама не подозревала о наличии невидимого ангела-хранителя. – Нарцисса придет в бешенство. – Что правда, то правда, но он решил, что потом подумает об этом. – Когда-нибудь, однажды…

Отредактировано bludfire (07-01-2019 20:37:43)

+4

19

Форум: flycross
Текст заявки:
Кара Дэнверс разыскивает гения, миллионера, филантропа и просто красавицу Лену Лютор.
Пополнение в семействе Люторов произошло неожиданно — Лена не была желанным ребенком, которого планировали и заветных девять месяцев ждали, готовясь стать родителями маленькой дочурки. Всё дело в том, что Лена и вовсе не была ребенком четы Лайонела и Лилиан Лютор, являясь «нагулянной» на стороне незадачливым отцом, но и эта правда раскрылась гораздо позднее, долгое время думая, что просто приёмная. Едва ли девочке было суждено бы носить фамилию Лютор, если бы мать Лены умерла, когда ей было всего четыре.
С этого всё и началось. Отец ограничивал общение Лены с приёмной матерью, что во многом способствовало сближению со сводным братом, Лексом Лютором. Но крепкие отношения с братом в детстве и юности с возрастом стали становится таковыми всё менее и менее. Не способствовали этому и навязчивые идеи и коварные планы касательно Супермена, которые Лена не разделяла, пытаясь образумить брата, пока тот не совершил чего-то ужасного. Но, как мы знаем, Лекс ужасное совершил, за что отправился в Аркхэм. Лене же перешел Luthor Corp, переименованный ею в L-Corp, и семейные дела, которые сильно подпорчены репутацией брата. Но Лютор решила, что постарается вернуть компании доброе имя, начиная активно действовать в Нэйшнл-сити, где по счастливому стечению обстоятельств обитает Супергёрл....     

Я хочу играть с Леной много, долго и красиво, хочу историю настоящей дружбы со всеми её взлетами и падениями, конфликтами и примирениями и, конечно, раскрытии самой главной тайны. Я искренне против идеи делать Лену злой, по крайней мере, сразу, но в ходе игры - можно попробовать. Я хочу навести шороху в Нэшнл-сити и за его пределами вместе с Леной. Планов на игру - тысяча и один, желания - ещё больше, но на душе без мисс Лютор пусто и одиноко. 
Ваш персонаж: Кара Зор-Эл, немного супердевушка, немного криптонка, немного подруга?
Пример вашего поста:

Пример поста

- Скажу, - кивает, уверенно, так, будто бы это даже и не обсуждалось, но тут же в утешение добавляет: - На обратном пути можем немного пролететься.

Есть вещи, которые самой Каре не нравились, но приходилось действовать. Есть вещи, которые ей нравились, и надо было действовать. Ей нравилось летать, но она должна была в первую очередь думать о безопасности как и Джона, так и Кентов. Поэтому предосторожность никогда не повредит, даже если она кажется излишней.

- Хм, что за незнакомый мальчик? - со мешком наигранно спросила Кара. Но на самом деле очки и любая одежда не в красно-синих тонах творили чудеса. Люди действительно сильно привыкали к их человеческим образам, а посему сопоставлять их с Героями с этой самой большой буквы "г" просто не хотели, слишком немыслимо. Иногда даже сама Кара, снимая очки, видела в себе совершенно другого человека. Так что принцип прячь дерево в лесу оправдывал себя как никогда.

Она набирает СМС Лене. Лучше - позвонить, но Кара не уверена, что сможет выдавить из себя правильные эмоции. К тому же после того, как суперы спасут завод, Кара Дэнверс обязательно заедет к мисс Лютор, обнимет ее и позволит высказать все, что на душе накопится.

Писала Кара неудачу. Повезет - увидит до того, как станет поздно. Вдвойне повезет - ответит. Однако в первую очередь Кара решила полагаться на ее с Джоном совместные силы.

- Кажется, это работа для суперсемьи, - а куда без этой фразы? Открывая дверь, дает пройти Джону, сама хватает пальто и выходит следом. Uber Кара не слишком жаловала, но хочешь жить, умей держать свое недовольство при себе и вести себя как самый обычный человек. С другой стороны если бы водителем был Даниэль из "Такси", то поговорить можно было. Телефон завибрировал, показывая лаконичное сообщение от мисс Лютор:«Все хорошо. Не беспокойся.»

- Либо все плохо, либо вскрылся какой-то скелет из семейного шкафа, - негромко оповещает Джона, еще больше хмурясь. Собственно говоря, выражения тождественны. Другое дело, что второе опаснее.  И тащить во все это ребенка... Даже если этот ребенок и супер. Совесть говорила, что нельзя. А разум говорил, что если бы она даже и оставила его дома одного, а сама полетела спасать день, то Суперплемянник просто появился бы уже там, на месте, и пришлось разбираться там, что хуже. У них, Элов, заложено в ДНК не оставаться безразличными. И вроде как смогла убедить совесть снова в том, что выбрала лучший вариант.

К тому же уж кто, а она-то сможет обеспечить безопасность Джона. Но в глубине души Кара произносила семнадцатую молитву Рао о том, чтобы не было никакого криптонита, никаких монстров, никаких клонов, просто спасение людей. Тогда на обратном пути можно и полетать, и в Dunkin’ Donuts заглянуть, и хоть звездочки с небес доставать, только бы свидание Лоис и Кларка было достаточно для этого длинным.

Масштаб катастрофы Кара на глаз оценивала на шестерочку. Если будут дополнительные трудности - семь и выше. Финансовую катастрофу оплаты Убера - троечка. И все же она бедный журналист, а тут такие траты. Ажиотаж СМИ, насколько Кара разглядела, был умеренный. Пара репортеров с регионалок, еще немного ее прямых конкурентов, о, даже из Дэйли Плэнет... И много смартфонов.

- За мной, - нужно было хотя бы попытаться войти незаметно. Выйти как получится, но войти обходными путями, как можно дальше от толпы, но как можно ближе к полыхающему заводу. Перепрыгивает ограду,  внимательно смотрит за Джоном. С запасной дверью особо не церемонится, просто вырывая ее и заходя на территорию спасательной операции, с будто бы застывшей в одном состоянии слегка отведенной назад рукой. Не пускать ни при каких условиях племянника вперед.

- Еще один пункт, который мы не обговорили... Если все же нам попадется криптонит - лети, беги, ползи в противоположную от него сторону и оставь это дело мне, я разберусь.

Наверное. Может быть. В зависимости от того, будет ли связь с ДЭО. И все же это уже ее проблемы. Причем меньшие, потому что Джон - приоритет.

- Видишь кого-нибудь? - конечно, речь шла не об обычном зрении. В первую очередь Кара изучала пол. Не то, чтобы она не доверяла Люторам, но... Она не доверяла. Одному конкретному. Лена занята гораздо больше в Нэйшнл-сити, и руки до Метрополиса могли не дойти, и остались порядки старого хозяина. И в какой-то момент, спустя два подземных этажа, ее зрение натыкается на преграду. Свинец, не иначе, а где свинец, там что-то спрятано. И все же в первую очередь - люди.

+1

20

Текст заявки:
Привет.
Спонтанно появилась безнадёжная идея сыграть м+м по краснокнижному полуканонному пейрингу Трэвис Фелпс/Салли Фишер в фандоме Sally Face на каком-то новом адекватном кроссе с читаемым дизайном. Могу в обе роли с небольшим перевесом в сторону Трэвиса. С упором не в рейтинг, а в психологизмъ, околомистический сюрр и драму.
Не канонодрочер, но что-то знаю. Пишу достаточно часто, 3к символов и более (и сильно более). Третье лицо, со временем - по ситуации. Во флудах приживаюсь редко, зависит от площадки. Графикой самообеспечиваюсь. Способен в альты и это вот всё.
Есть кое-какие сложности, расскажу в приват. Пишите.
P.S. Я честно поверю в ролевых богов, если соигрок по этой заявке найдётся.
Пример вашего поста:

Пример поста

Ладонь легла на стену — и та податливо прогнулась, как мягкая глина. Лесли смотрел и не верил своим глазам, ведь ещё минуту назад, прежде чем доктор усадил его в то странное кресло и сделал укол, поверхности были твёрдыми, непробиваемыми. Рука потянулась, чтобы вновь прикоснуться к обманчиво прочной стене, но та попыталась сбежать.
Шаг, ещё шаг — дверной проём, за которым должен был быть выход, ускользал, откатывался дальше, будто поставленный на колёсики. Подступающая паника впилась когтями в выступающий позвоночник, заставила замереть на месте, боясь оглянуться. Стена остановилась тоже. Лесли поднял взгляд на беглянку, но она не двинулась.
Это был обман, как те голоса из-за стены палаты, которые звали вылезти из-под одеяла и пойти на крышу, как улыбки медсестёр, протягивающих ему бумажный стаканчик с россыпью разноцветных таблеток, после которых становилось сонно и плохо, а мысли разбегались из головы. Но где тогда правда?.. Неужели за спиной?..
Нет, там костлявая старуха-ведьма, склонившаяся над будущей жертвой. Там доктор Хименес, недовольный тем, что Лесли покинул кресло до того, как ему дали на то позволение. Там чёрная тварь, что прячется еженощно под каждой кроватью, в каждом шкафу.
Гонимый страхом, Визерс сделал крохотный шаг вперёд и зажмурился, не желая больше видеть отдаляющуюся вместе со стеной дверь. По звуку он понял, что ни на дюйм не приблизился к освобождению.
— Обернись, — настойчиво произнёс кто-то у самого уха. Визерса передёрнуло, он втянул голову в плечи, впился неровным краем передних зубов в кровящую губу. Голос не был ему знаком. Это охранник? Это другой доктор? Это новый пациент? Он пришёл, чтобы увести из этого тёмного зловещего места, где нельзя верить собственным глазам?
— Обернись, — повторил Лесли, словно приказывая самому себе. Глаза открыть не отважился до тех пор, пока не развернулся вполоборота.
Беглянка-дверь оказалась всего в паре футов. Рванувшись вперёд, Визерс вцепился в ручку, дёргая во все стороны, лишь бы открыть. Щелкнул замок, и по периметру дверной коробки забрезжил дневной свет. Уже не думалось ни о голосе, ни о возможном наказании — только о том, чтобы скорее уйти прочь.
За дверью не было ни кабинета доктора Хименеса, ни помещения с огромной машиной. Нет, там лежал бесконечный проспект, с обеих сторон огороженный подпирающими небеса зданиями. Некоторые из серых безликих многоэтажек были перевёрнуты невидимым гигантом и шутки ради оставлены плоской крышей на асфальте, другие и вовсе висели в воздухе, то и дело покачиваясь над провалами в земле. За проспектом лежал горизонт, но перед ним Лесли узнал здание.
— Вокзал, — прошептал он, радостно распахнув глаза, в нетерпении подобрав длинные не закреплённые ремнями рукава смирительной рубашки. У постройки из красного кирпича стоял поезд, ждал единственного пассажира, который бегом спешил вниз по лестнице. — Домой… Лесли поедет домой.
Туда, где они живы.
Туда, где всё по-прежнему.
Оставалось совсем немного. Даже запыхавшись, Визерс сумел бы добраться, но его остановил голос доктора Хименеса. Зов, больше похожий на приговор.
— Лесли, проснись.
Проспект дрогнул и смазался, как картина, уроненная в воду. Серость поплыла, под ногами вместо асфальта разлилась вязкая жижа. Ноги проваливались сквозь, шагать было труднее и труднее. У вокзала состав дал последний гудок перед отходом, заставив сердце пропустить удар. А потом мир перед глазами опять изменился.
— Мама! Папа! — кричал Лесли, пока руки психиатра держали его за плечи, а медсестра примерялась к плечу, готовая вколоть успокоительное. — Поезд уедет! Он уедет без меня… уедет без меня…
Веки тяжело опустились, заставив скопившиеся в уголках воспалённых глаз слёзы покатиться по щекам. Из больницы никуда не деться. Не сбежать. Не сбежать. Не сбежать. Из кошмара никуда не деться.

0


Вы здесь » Live Your Life » -Кроссплатформы и кроссоверы » Поиск партнера для игры