Live Your Life

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » -Кроссплатформы и кроссоверы » Поиск партнера для игры


Поиск партнера для игры

Сообщений 1 страница 20 из 31

1

В данной теме действуют Общие правила каталога и Правила раздела «Ищу игрока» (подробнее). Дополнительные правила специально для «Поиска партнёра» указаны ниже.

Заявка в теме оставляется в следующих случаях:
• У вас нет на примете ролевой, но есть желаемые образы и сюжеты для отыгрыша;
• Вы игрок на определённом форуме и ищете партнёра с конкретными предложениями по сюжету.

Конкретика:
• Один пользователь - одна заявка в тематике;
• Один пользователь - не более трёх заявок всего (в трёх разных тематиках);
• "С аккаунта сидят два/три/десять человек" - всё равно одна заявка в тематике;
• Хочется новую заявку - попросите сначала удалить старую (в этой теме с указанием раздела);
• Поиск - только для игроков, ищущих партнёров. Для администраторов и пиарщиков есть "Ищу игрока";
• Пример поста обязателен;
• Анкета или пост по ссылке закрыты для гостей - сообщение удаляется;
• В одном сообщении несколько отдельных заявок на искомых персонажей - каждую под спойлер;
• Заявка очень объёмная и/или в виде крупной таблицы с заливкой цветом - хотя бы часть под спойлер;
• Обновлять/поднимать имеющуюся заявку можно не чаще, чем раз в две недели. Открывать новую после удаления старой - без ограничений;
• Сама по себе заявка находится в теме два месяца, после чего удаляется.

Запреты:
• Повторять заявку раньше, чем по истечении двух недель;
• Пытаться обмануть администрацию путём создания дополнительных аккаунтов;
• Игнорировать шаблон заявки;
• Администраторам - искать акционных персонажей не для себя лично.

Шаблон заявки для поиска партнёра на форум
Код:
[b]Форум:[/b] (ссылка в виде названия)
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Ваш персонаж:[/b] (ссылка на анкету или краткое описание, даже если персонаж канонический)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler] (либо ссылкой на сообщение с указанного форума)
Шаблон заявки для поиска партнёра (без приглашения на форум)
Код:
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler]

0

2

Форум: CROSSDOM
Текст заявки:
Привет всем любителям суровых 90-х и чуть менее суровых ранних двухтысячных). Я тут нахожусь в активном поиске персонажей из фэндомов Buffy the Vampire Slayer и его спинн-оффа Angel с целью поиграть борьбу со всяческими темными силами параллельно с преодолением разного рода житейских трудностей. Я не так давно вернулась на форум и теперь полна оптимизма и надежд на перезапуск каста. Планирую как поиграть, так сказать, "между строк", в различных сезонах сериала, так и добраться, наконец, до пост-канона. Отсутствием идей для эпизодов не страдаю, так что сообразим хоть экшн, хоть драму, хоть комедию. Обычно стабильно пишу раз в неделю, но могу и чуть чаще или реже в зависимости от обстоятельств.
Пока добралась написать заявки только на близких друзей и вечную проблему, но буду очень рада приходу любого персонажа из каста, и сюжет тоже буду готова придумать для любого.
Из моих требований - знание фандома, желание играть, любовь к персонажу и грамотность — читать посты со словарем и справочником по пунктуации я, конечно, не буду, но ценю, когда игроку не лень перечитать свой пост перед отправкой. Ну, и без чувства юмора тут однозначно не обойтись.
А все остальное вполне можно обсудить.

Ваш персонаж: Buffy Summers, та самая Истребительница и вечный спаситель человечества.
Пример вашего поста:

достала из старенького

Обычно вампиры выбирали для своей загробной жизни склепы, подвалы, подземелья и другие не слишком уютные места. А эти, видишь ли, решили устроиться с комфортом, разместившись в небольшом домике на окраине Саннидэйл. Разумеется, предварительно убив его прежних хозяев, имевших неосторожность пригласить вампиров внутрь. О гибели горожан Баффи узнала уже постфактум, так что об этом можно было лишь сожалеть. Однако Истребительница собиралась как можно скорее расправиться с темными, а это был самый надежный способ предотвратить дальнейшие убийства. Именно с этой целью девушка и стояла теперь на пороге ухоженного белого домика с плетенной корзинкой в руках. После звонка ей открыли далеко на сразу.
Привет! — Баффи продемонстрировала стоящему на пороге мужчине одну из своих самых невинных улыбок. — Я — Энн, мы ваши соседи из дома ниже по улице. Переезды здесь случаются не так уж часто, так хотела бы лично вас поприветствовать и заверить, что вам непременно понравится в нашем тихом районе.
Саммерс подняла плетенную корзинку чуть выше. За спиной у собеседника воительницы возникла высокая женщина, с любопытством изучавшая припозднившуюся  гостью.
— Здесь мое фирменное печенье, только из духовки.
Вампиры явно были не из местных. По крайней мере, они не знали Истребительницу в лицо и поспешно пригласили ее внутрь, приняв за слишком легкую жертву.
— Заглотили приманку.
Дверь за собой Баффи захлопнула уже сама.
— Извините, ребята, про печенье я соврала, но то, что в корзинке точно предназначается вам.
Под клетчатой салфеткой оказалось штук пять деревянных колов…
Изменив облик, мужчина ринулся в атаку первым, он оказался довольно сильным, и прежде чем Истребительница воткнула, наконец, кол в его сердце, они успели снести немало мебели, пронесшись вихрем по комнате. Пострадал журнальный столик, отброшенный в сторону, парочка стульев, которые вампир и Баффи пытались сломать друг от друга, а также стеклянные полочки, усыпавшие пол градом осколков. Наконец, с этим противником было покончено.
Женщина попыталась убежать, но Саммерс не собиралась позволять убийце разгуливать по улицам Саннидэйла. Девушка нагнала ее возле выхода на балкон. Впрочем, вампирша не собиралась сдаваться так легко. Прежде всего она попыталась отшвырнуть от себя Истребительнцу, но Баффи с силой вцепилась в соперницу, отчего они обе кубарем улетели куда-то в стену. Осознав тщетность этой попытки, вампирша собралась было задушить Саммерс. Тут удача даже сперва сопутствовала ей. На несколько мгновений Баффи осталась без воздуха, а затем все же рывком освободилась от захвата темной. В запасе у последней было еще несколько попыток, но все же и вампирша стала лишь горсткой пепла на полу в образцовой гостиной.
— Что и говорить, нескучный вечер…
Баффи сумела, наконец, перевести дыхание. Однако расслабляться было рано. Кто знает, не укрылся ли где-нибудь в доме еще один вампир? Истребительнца перехватила поудобнее кол и отправилась осматривать помещение. Комнаты оказались пусты, Саммерс не поленилась даже  проверить вместительные шкафы и заглянуть под кровати. Девушка уже собралась было уходить, когда до ее слуха донесся какой-то негромкий шорох.
— Ну, конечно. Подвал. Как можно было забыть?
Возится с засовом Истребительница не стала, просто выломала дверь. Конечно, героям положено тут же спускаться в темноту и неизвестность, но на этот раз Баффи предпочла сперва пошарить по стене в поисках выключателя. И поиски эти оказались успешными.
Щелчок. И загадочный подвал тут же превратился в самый обычный склад непонятного барахла. За исключением одного момента. В самом углу Саммерс разглядела девочку. Та то ли спала, то ли была бес сознания. Слетев по ступенькам, Баффи приложила ладонь к жилке на шее у пленницы. Та пульсировала, значит — девочка жива.
— Кажется, эти твари решили устроить себе запас еды…
От этой мысли стало невыносимо мерзко, и Истребительнце особенно сильно захотелось поскорее привести девочку в себя и убраться восвояси.
— Эй, очнись. Слышишь?
Баффи прикоснулась к лицу девочки, а затем принялась тормошить ее за плечо.
— Не бойся. Кровососы больше не вернутся.

Отредактировано Carolinka (22-04-2018 13:31:49)

0

3

Форум: World of Final Fantasy
Текст заявки:
Ищу удачливого авантюриста, вора с загадочным происхождением, Ангела смерти - Зидана. Персонаж очень важен для моего, поэтому буду любить, холить и лелеять. Впрочем, ко мне по игре вы не привязаны и можете спокойно строить свою линию. Знать канон FF вовсе не обязательно. Всё расскажу, покажу, помогу и обеспечу игрой на любой вкус. В приоритете - приключения и политические интриги, по вашему желанию можем отыграть и романтические эпизоды. Форумная - очень условный кроссовер, действия игры происходят на разных планетах и практически не пересекаются.
Зидан - геном. Он был искусственно создан Гарландом как оружие для уничтожения населения планеты Гайи. Но волею случая, ещё в детстве сам оказался на этой планете, не ведая о своём зловещем происхождении. Ангел смерти был воспитан главарём воровской коалиции "Танталус" Баку, тот относился к Зидану как к родному сыну и научил всему, чему мог.
Однажды Зидан вместе с приятелями из "Танталуса" получает задание - украсть принцессу соседнего государства - Гарнет Тил Александрос. Что ему и удаётся с блеском сделать при прямой помощи самой "жертвы".
Зидан, Гарнет и некоторые их друзья пережили вместе много невзгод. В том числе открыли тайну происхождения вора, это сплотило их.
У Зидана есть "брат", другой Ангел смерти по имени Куджа. И в отличие от вора, он свой план по уничтожению Гайи почти воплотил.
На момент игры Зидану 19 лет.
Персонаж обладает одной из редчайших способностей - Трансом.
По характеру Зидан легкомысленный прохвост, любимец девушек и весельчак. Азартен, не сторонится приключений или просто лихой драки где-нибудь в подворотне. Внешняя лёгкость характера на деле может обмануть многих, заставить недооценить, и это будет глубочайшей ошибкой. Искрящиеся весельем голубые глаза подмечают многое из того, что остальные не видят в упор, а находчивость и незаурядный ум помогают геному выпутаться из самых сложных ситуаций.

Ваш персонаж:
Гарнет (она же Даггер) - некогда принцесса, ныне, после смерти матери, королева Александрии.
Несмотря на некоторую наивность, Гарнет нельзя назвать королевой далёкой от народа. Она всегда прежде думала о простых людях, чем о себе. Даже тогда, когда не особенно их понимала. Путешествие с Зиданом помогло девушке набраться опыта и знаний, которые важны для управления государством. Даггер стремится быть мудрой и дальновидной правительницей, которая сможет защитить свой народ.
Королева находчива, наблюдательна и умна. Зачастую она подмечает то, что не видят другие.
Иногда Гарнет ослепляют эмоции. Однажды отдав своё доверие и привязанность человеку, она едва ли усомнится в нём, даже если следовало бы. Часто чересчур полагается на других людей, но до сих пор ей везло, и выбранные ею соратники ни разу не подводили.
Тяжело переживает неудачи и любит взваливать на себя лишнюю ответственность. Она винит себя в войне, в разрушениях, что принесли эйдлоны, в смертях людей, и всё время думает, что могла предотвратить весь этот кошмар, если бы… «Если бы» много. Порой вина столь сильна, что сковывает её почти физически. Но друзья и возлюбленный помогают девушке двигаться дальше.
Верный признак того, что Даггер в гневе – высокомерно-аристократический тон и подчёркнутая вежливость. Её придворное воспитание – лучший инструмент, помогающий держать дистанцию между собой и неприятными ей людьми.
Свои личные переживания королева обычно отодвигает на второй план, хотя знакомство с Зиданом научило её быть более эгоистичной и думать больше о своём личном счастье. Больше всего девушка боится, что ей придётся выбирать между дорогими ей людьми и долгом.
Пример вашего поста:

Пример поста

22.03.0002, день
Гарнет казалось, что она провела в закрытых покоях вечность. Иногда ей приносили еду, горячую воду или сменную одежду, чтобы она могла привести себя в порядок, но эти повторяющиеся действия не могли помочь сохранить твёрдость рассудка и воли.
Те чувства, что потихоньку взяли контроль над королевой, сложно было описать простыми словами. Ярче всего среди них пылало отвращение к самой себе. Разум, что ещё не заволокла пелена апатии, говорил ей, что стоило поверить Кудже, стоило рискнуть, чтобы вернуться сюда, домой. Стоило поступить гнусно с теми, кто всегда поддерживал её…
Призывательница… нет, более она не имела права так себя называть… волшебница ненавидела собственное тело, за то, что ему так легко далось отречение от силы, ставшей за многие годы её сутью. Если бы её терзала невыносимая боль, Гарнет было бы легче принять свой поступок. Она ощутила бы себя наказанной за вероломство. Сейчас же она была отвратительно здорова, разве что стресс и отсутствие аппетита сказались на ней. И, что хуже, она могла покинуть замок, если бы пожелала того.
Замок…
Иной раз девушка часами смотрела на серую твердь замковых стен, что окружали её сейчас. Ступни её в мягких туфлях всегда наступали лишь на ковёр, пальцы касались только драпировок, и всё-таки серый камень притягивал её взгляд.
До слёз ей хотелось коснуться шершавой поверхности в поисках утешения, пусть Александр и не слышал её более, но она боялась прочесть отвращение древних стен к предательнице своего народа. Страшилась ощутить его гнев, безразличие, запятнать прекрасные белоснежные крылья своей жалкой слабой душой.
Ей оставалось лишь содрогаться от отвращения и мучиться чувством вины. Лица друзей она предпочитала не вспоминать, давила в себе никчёмное желание быть спасённой или убитой хоть кем-нибудь, чтобы не оставаться наедине с самой собой.
Куджу она не винила. Что бы он ни говорил, решение оставалось за ней. И в мыслях о том, что сейчас происходит с исполнением его плана ей иногда удавалось находить спасение.
Однажды к ней привели Беатрикс, но Гарнет уже провалилась в омут бесчувственности и звона в ушах, поэтому радость вышла блеклой, а слова сухими. Чуть позднее девушка осознала, что не знает – рассказал ли Куджа генералу о своём плане, и поверила ли она ему. Но и это беспокойство скоро исчезло, будто бы в мерном её существовании не осталось места для чувств.

***

22.03.0002, вечер
В далёкой-далёкой стране жила-была птица, что могла исполнять людские мечты. Она летала из одного города в другой, пела свои песни, и те, кто слышал её голос, знали, что самые чистые и искренние их желания будут исполнены. Но мечты редко бывают безоблачными и незатронутыми низменными чувствами. Люди захотели поймать птицу, заточить в клетку и заставить петь, чтобы честолюбивые их желания стали былью.
Сговорившись, они поставили ловушку в одном из тенистых садов, где часто находила приют крылатая. И вот однажды, когда птица с небесным оперением опустилась на ветвь, на неё накинули сеть, и каждый принялся терзать, чтобы волшебное существо досталось именно ему. С трудом, но окровавленное создание покинуло сад, чтобы упасть на землю в ближайшем лесу.
Едва живую птицу нашла девочка-пастушка. Она заплакала, заметив искалеченное окровавленное тельце. Птица с трудом открыв глаза, заговорила со своей спасительницей человеческим голосом.
- Я слышу топот их ног и стук копыт, сотрясающих землю. Вынь моё волшебное самоцветное сердце из груди. Укройся в лесу. Они не пощадят тебя.
Девочка услышала крики разгневанной толпы. Испугавшись гнева жестоких людей, она поступила так, как велела ей лазурная пташка. Вынула из растерзанной груди камень, сияющий цветами сотни радуг, прижала его к своему сердцу и заспешила в глушь лесную.
Охотники быстро осознали, кто украл их добычу, заметив следы детских ножек на мягкой земле. Они поспешили вслед за пастушкой и вскоре нагнали. Но только старший из них замахнулся мечом на девочку, как из пальцев её, сжимающих самоцвет, забил свет. В лучах летнего солнца перед охотниками предстала прекрасная крылатая дева, чьи глаза сияли как сотни радуг, но взгляд её был суров. Она взмахнула рукой, и враги её исчезли в ослепительном свечении.
А на лбу потерявшей сознание девочки появился небольшой рог…

Тихий голос, рассказывающий сказку маленькой Саре, растаял вместе со сновидением. Гарнет открыла глаза и посмотрела на женщину, стоящую перед ней.
- Доброго дня… - хотела было волшебница поприветствовать незваную гостью, но осеклась, почувствовав ауру магии, окружающую её. Осторожно королева поднялась со стула, на котором только что видела странный сон, сжала ладони, сожалея, что при ней нет посоха, чтобы защититься. То, чем «пахла» придворная дама, заставляло шевелиться тонкие волоски на затылке Гарнет.
Женщина подняла взгляд на королеву, и девушка невольно вскинула руки, готовясь призвать на помощь магию. Без жезла она была бы не так сильна, но, возможно, этого было бы достаточно, чтобы отбить атаку. Когда же гостья заговорила, Даггер растерялась
- Не будем попусту тратить время, - голос был чуждым…и принадлежал тому же существу, что разговаривало с ней во время совета. – Ваш мир скоро постигнет катастрофа. Всё живое будет умирать долго и мучительно. То будет даже не война, а природные катаклизмы, голод и болезни… Мы решили уничтожить ваш мир, чтобы избежать подобного сценария…
Разум услужливо напомнил Гарнет предсказание зеркала, что получила она в темноте подземного туннеля. Сейчас, когда эмоции оставили её, разум работал чётко, как часы. Сердце было спрятано, и не могло больше терзать сомнениями ослабшую волю.
Королева кивнула, показывая, что понимает, о каком конце света идёт речь, но согласиться она могла не со всем…
- Кто вы и по какому праву решаете, какой смертью нам умереть? Долгой ли, быстрой ли?
- Я уже говорил. Мы – экзекуторы. Большего тебе знать не дано. Но на твоё счастье и счастье всех этих несчастных овец, что блеют на просторах вашего мира… по правилам мы должны дать вам шанс. Мы выбрали тебя для измерения. По тебе и узнаем, способны ли вы решить проблему сами…
Спутанных чувств не было, но и без эмоций Гарнет знала, что далека от идеала и едва ли достойна представлять всю Гайю… Опустошающее предательство штормом прошлось по её душе, оставив изломанные деревья и ворох листвы.
- Почему именно я? – голос волшебницы был напряжён, хотя страха в нём против ожидания не было. Был долг, что ещё горел в её душе, долг, ради которого она совершила страшный проступок. – Есть много более достойных кандидатов.
- Мы выбираем не достойных, а подходящих. Если ты пройдёшь наше испытание, мы более не будем вмешиваться в дела Гайи… провалишь, и участь твоего мира будет решена.
- Какое вам дело до нашего мира? – Даггер гневно сверкнула глазами, всматриваясь в безразличное лицо женщины.
- Никакого. Нам важен кристалл и его сохранность.
Смутно волшебница припомнила то, что узнала на Терре.
Когда мир умирает, кристалл отправляется в космос, чтобы когда-нибудь дать жизнь новому миру… Сердцевина Терры была слаба, именно поэтому Гарланд начал своё завоевание, пытаясь украсть силу кристалла Гайи. Гарнет прикрыла глаза. Тут, как и в случае с эйдлонами, ей не на кого было переложить решение.
- Что нужно делать? – в конце концов негромко спросила она.

Отредактировано Танталус (02-05-2018 06:05:22)

0

4

Форум: TimeCross
Текст заявки: Я ищу игрока на роль Дэниэла из Вампирских Хроник. Да, того самого Дэниэла, который записал историю Луи в "Интервью с вампиром". Для весьма специфичного совместного существования.

Daniel Molloy | Дэниэл Моллой
https://pp.userapi.com/c834301/v834301216/11eaef/tma9rkO15kY.jpg
~35 y.o. | вампир | репортер | внешность на усмотрение игрока

Вечно молодой репортер с лицом студента. Ты брал интервью у Луи, и был помешан на поисках Лестата. Однако, был сам найден Арманом и много лет жил с моим подопечным в весьма специфичных отношениях. Вы купили Остров Ночи, жили там вдвоем на правах хозяев, но твоим истинным желанием все это время было бессмертие. Арман не хотел обращать тебя, но был вынужден это сделать. Так же, как и я в свое время.
Получив свое, ты покинул Армана, разорвав эти ненормальные отношения и бросив того, с кем уже не мог физически уживаться на одной территории. Что было с тобой потом, я не знаю. Когда я нашел тебя, твой рассудок был уже поврежден. Ты стал одержим своими крошечными городами.

Я забрал тебя к себе, зная, что это явление временное и скоро пройдет.
Я бы хотел утащить тебя играть по событиям с того момента, когда ты поселился в моем доме. Ты можешь уже идти на поправку или исцелиться полностью, но я все равно буду чувствовать себя ответственным, защищать и оберегать так, как могу.
Приходи, я не дам тебе упасть.

Организационное: я пишу от первого лица, читать посты могу от любого, главное, чтобы нам обоим было комфортно. Средний размер поста — 4-5к символов. Скорость игры у меня средняя, если позволяет время — могу и по 2 поста в день отписать, если сложнее — несколько раз в неделю. Торчать посты месяцами не люблю, играть нужно, пока идея живет и горит. Для меня важно наличие заглавных букв в постах, без них моим глазам будет больно. В общении — без проблем, хоть капсом, хоть заборчиком.
Я не буду тыкать тебя в канон, главное, чтобы при необходимости ты мог открыть гугл или книгу, чтобы посмотреть какой-то важный сюжетный момент. По-секрету: и сам не помню всех нюансов)

Со мной всегда можно связаться в гостевой на форуме, чтобы перейти в скайп или вк. Я не против внефорумного общения, и будет классно, если ты спокойно воспримешь ор в три часа ночи «смотри какую песню нашел она же идеально подходит».

Ваш персонаж:

Мариус

Древнейший вампир, ученый, философ, искатель и художник. Хранитель Тех-Кого-Следует-Оберегать, испивший крови первых вампиров, а также мудрый наставник для юных талантов и покровитель искусства.

Пример вашего поста:

Пример поста

Мариус…
Идти вдоль зеркал, касаясь пальцами позолоченных рам. Целый коридор порталов без моего отражения.
Мариус…
Голос такой знакомый и близкий, кажется, я уже слышал его не раз. В памяти отчаянно дребезжит узнавание, но я не могу найти в воспоминаниях то, что мне нужно. Ухожу все дальше, но зеркальный лабиринт не кончается. Словно бы я буду вечно бродить в нем, влекомый голосом из ниоткуда.
Мариус…
На мгновение замираю, всеми силами заставляя себя не оглядываться. Здесь нет ничего, кроме бесконечных зеркал. Этот сон я вижу уже не впервые.
— Мариус!
А вот теперь настойчиво и по-настоящему. Алисия дергает меня за рукав, накрывая модные нынче запонки своими тонкими изящными пальчиками. Ладонями я опираюсь на столешницу, и в упор, словно бы пытаясь рассмотреть что-то, смотрю в зеркало.
— Мариус, ты что, уснул? Тебе пора переодеться.
С требовательным голосом Алисии де Сантис кошмар растаял окончательно. Едва заметным движением головы стряхнув остатки видения, я уверяю Алисию, что все под контролем, и я слежу за временем. Сказывается бессонная ночь, — день, если быть откровенным, хотя это давно не имеет значения — и я вот-вот спущусь вниз. И к моему счастью, столь развернутый ответ удовлетворяет мою маленькую спутницу, и она удаляется в бальный зал — очаровывать всех гостей своей невероятной красотой.
Мне нужно не так много времени, чтобы переодеться. Снизу уже доносятся звуки музыки и голоса, но у меня еще есть немного времени. Расправляю манжеты рубашки под несколько старомодным сюртуком неизменно красного цвета. Сегодня он будет как нельзя кстати. На мгновение прикрываю глаза, прислушиваясь. Погружаясь за звуки музыки, за шум приезжающих на автомобилях гостей. Туда, дальше, где в темноте подземелья спят своим беспробудным сном два древнейших вампира. Ничего. Они безмолвны как и прежде, и голос Матери не зовет меня по имени.
Эти видения повторяются все чаще с тех самых пор, как в моей коллекции появилось несколько весьма интересных артефактов. Может быть, за ними охотится Таламаска, может быть, кто-то еще, но пока я не изучил их свойства, я не готов расставаться. Единственное, что остается загадкой — как они тянут ко мне свои щупальца даже сквозь каменные стены хранилища, в которых я прячу их. Рождают кошмары наяву, видения, в которых голос Матери зовет меня, подчиняя и лишая воли.
Хотя бы на один вечер я должен перестать думать об этом. Я вернулся со своего острова в Эгейском море во Флоренцию не для того, чтобы снова погрузиться в затворничество и темные сны. Даю себе установку не думать об этом до самого утра и покидаю комнату. Снизу звучит мадригал Генриха VIII, и я невольно наслаждаюсь звуками флейты, как зачарованный идя на её зов. Словно ребенок под дудку играющего Крысолова. Словно бы в своем сне, ведомый голосом Акаши. Мысленно встряхиваюсь, проходя мимо очередного зеркала. На этот раз уже настоящего. Хватит.
Ноги в кожаных туфлях шагают мягко и неслышно по мраморному полу. Еще на подходе я отключаюсь от голосов внизу, заставляя себя не слышать их мысли. Умерить дар, который я использую в совершенстве.
Чтобы заметить Алисию, не нужно даже прислушиваться. Ее золотистые локоны, подпрыгивающие при каждом шаге, видны еще на подходе к лестнице. Улыбаюсь, надевая красно-золотистую маску. Таково правило этого вечера. Беру Алисию под руку и подаю знак ведущему. Бал-маскарад можно считать открытым. Мы спускаемся под взглядом сотен пар глаз смотрящих на нас гостей, и музыка постепенно затихает.
— Господин Мариус Римский и Алисия де Сантис! — словно бы мы нуждаемся в представлении.
Благодарно кивнув, я хлопаю в ладоши, давая сигнал музыкантам. Вот-вот музыка польется снова, и пары выстраиваются перед началом первого танца. Держу Алисию легко и осторожно, словно боюсь сломать. Она так хрупка на вид, что я невольно испытываю нежность. Мы начинаем в такт музыке.
Этот вальс предполагает смену партнера, что вдвойне интересно, и я позволяю себе ловить осколки чужих мыслей, ведя одну прекрасную незнакомку в маске за другой. Отгораживаясь от остальных, я слышу только ту, что в моих руках. Поэтесса, художница, жена банкира, вдова… Кого здесь только нет. И я улыбаюсь каждой из них, неукоснительно любезно ведя и кружа их, одаривая самым чарующим взглядом из прорезей маски, оставляя у каждой из них ощущение, что выпускаю ее из своей хватки с величайшим сожалением. Законы гостеприимства никто не отменял.
И лишь на втором круге моей улыбке приходится дрогнуть. Незнакомая мне партнерша оказывается недоступна для меня. Я прислушиваюсь к ее мыслям, пытаясь выловить хоть что-нибудь. Пусто. Я пытаюсь снова и снова, возвращая на лицо ту самую дежурную улыбку, но тщетно. Ее мысли закрыты от меня, и я не понимаю, в чем дело. Человеческое сердце бьется, я чувствую и слышу его, она не одна из нас. Никому прежде, кроме сильнейших из Детей Ночи, не удавалось блокировать мой Умственный Дар. Кажется, в этом вечере появилась одна весьма интересная загадка. Загадка со светло-зелеными глазами, что смотрят на меня все время, пока мы кружимся в вальсе.
Мы не знакомы, — голос звучит бархатисто и мягко, и я смотрю на нее — только на нее, словно бы остального мира не существует. — Кто вы?
Улыбаюсь, позволяя танцу на несколько мгновений разлучить нас, делая разворот с открытием, и с удовольствием снова возвращаясь к интригующей незнакомке.
Может закончиться музыка, могут смениться фигуры. Сейчас я не готов отпускать ее снова.

Отредактировано утренний (25-04-2018 21:23:57)

0

5

up.

Форум: http://crossray.rusff.ru/
Текст заявки:
Be careful of the Murdock boys. They got the devil in them.

Выверенная годами схема из-за тебя дала сбой с самого начала. С той самой чертовски пафосной закрытой вечеринки, куда ни тебе, ни, тем более, Франклину входа не было; острый ум и обаяние всегда играли тебе на руку, верно? Ведь слепой — о твоих способностях если кто и знает, то лишь те, кому ты сам рассказал, — выпускник Колумбийского должен был быть амбициозным: не зря метил в высшую лигу юридического мира.
Тогда я не была поражена: Стик всегда знал, на кого стоит тратить время. Удивилась позже — когда ты в очередной раз, стискивая зубы, упрямо поднимался, снова и снова. Твоя упертость разрушительна по силе; сдаваться просто не умеешь. Может, так и стоит? Иначе просто не выжить.

Десять лет я была уверена, что смогла исправить ошибку. Пока не вернулась в Адскую Кухню, пока не пришлось сражаться с тобой на одной стороне, прикрывая твою спину.

The battle has begun, Matthew. There's nothing we can do but fight.

Я была готова убить ради тебя кого угодно. Умереть? Об этом всерьез не задумывалась. Напрасно.

Если бы могла, сказала бы тебе, что из-за одного потерянного солдата не сдают войну. Если бы могла, сказала бы тебе, что ты совершаешь ошибку, когда отказываешься быть тем, кем являешься на самом деле — Дьяволом, защищающим свой город. Потому что ты любишь Нью-Йорк, пожалуй, едва ли не больше всего на свете, ты беззаветно предан Адской Кухне. И свежая могила на городском кладбище не должна была багровым крестом перечеркивать все то, что меня в тебе завораживало все эти годы.

De profundis clamavi. Из глубины к тебе взываю. Несмотря на разделяющую полосу — смерть — ты единственный, в ком уверена.

Пожелания?

Если читали еще и комиксы, это будет не просто отдельным плюсом в карму, а с огромным удовольствием заберу и в альт, и буду очень рада обсудить всевозможные перипетии.
Не буду лукавить — персонажа люблю. Очень. Он многогранный, непростой, и мне бы хотелось, чтобы вы не брали роль на пару дней, пропадая после без вести. Посты пишу от третьего лица, с отписью никогда не тороплю и прошу о том же — разные факторы бывают, которые могут сбить с толку.
Насыщенная игра прилагается без сомнений, к тому же, история «дивного спасения» из-под рухнувшего гиганта-небоскреба явно настаивает на продолжении.
Мэттью уж точно не останется в стороне и от разворачивающихся событий, сейчас как раз идет полным ходом подготовка к Войне Бесконечности, а куда Нью-Йорк без виджиланте в красном кевларе? Его, кстати, и в тим рэд ждут, великая троица, выбравшая себе костюмы в рамках одной цветовой палитры.

P.S. Уэйд приветственно машет флагом, тоже очень и очень ждет Мердока али Сорвиголову. Уже пришло время доставать свитер I`m not Daredevil.

О том, как ждут Дэнни Рэнд и Коллин Винг, вовсе молчу. Сгорают от нетерпения.

Ваш персонаж: Электра Начиос, ниндзя на полставки, устроила революцию и резню в клане, которому обязана жизнью, пытается восстановиться после того, как умерла и была не лучшим образом возвращена на землю грешную; все еще имеет некоторые пробелы в памяти, из-за чего без того гибкие моральные ориентиры смещены сильнее прежнего.
Не исключаю, что со временем станет во главе Руки, если Танос раньше не уничтожит планету.
Пример вашего поста:

Пример поста

Умирать, оказывается, не так и страшно. Даже в бою, под звон стали и хриплые вздохи, даже испытывая жгучую боль, за которой пронизывающей волной стремится обжигающий изнутри холод — начинаясь с кончиков пальцев, поднимается выше и выше, заставляя тело неметь. В этом было нечто правильное, следующее естественному ходу вещей, ведь иного исхода попросту быть не могло.
Вернуться — намного хуже: по смертельной петле туда и обратно, пренебрегая законами сущего, сквозь боль, увеличенную многократно; смотреть на мир через призму темного, венозного цвета и не испытывать ничего, кроме ненависти.
Никто и не обещал, что побочные эффекты обойдут стороной.
Да вот Электра ничего из этого не просила. И никогда — у них. Ей — и не лишь ей одной — было бы лучше остаться одной из числа тех, кто сражался против Руки и проиграл.

Живое оружие.

Встреча с Коллин Винг в Чикара додзе оплотом обретенного душевного спокойствия не становится; Начиос вновь ведет противоестественная, вымученная тяга на крышу, где все и случилось. Хищным зверем рыскает от одной пожарной лестницы к другой, сама не зная, что старается найти: следы своей погибели? выгоревшие на солнце бурые пятна крови могли принадлежать другому, ему. напоминание? оно на кладбище — иссохшими орхидеями у могильной плиты.
И нет этому ни конца, ни края — она задыхается под гнетом черного неба, в своей вечной ночи.

Когда закатное солнце отражается в стеклах, озаряя Адскую Кухню мягким и теплым оранжевым светом, Электра встает на самом краю крыши, без опаски глядя строго перед собой. Здесь она встретила смерть, годами по пятам следующую, поджидающую.
Здесь он пытался оспорить: одиночество ее — показное.
Тебе не придется делать это в одиночку.
Город наполняется жизнью, выбираясь из душной неги к вечеру, он живет и продолжает куда-то спешить, в череде голосов и причудливых переплетений людских судеб Начиос потеряна. Мечется, пытается вырваться из порочного круга, личной Сансары, в который не по своей воле попала, и не может ничего изменить, как бы ни старалась.
Мэттью говорил: существует то, ради чего стоит сражаться. Или это она про себя лжет, откровенно фальшивит, когда пытается найти смысл, придавая ему голос, звучащий эквивалентом первобытной свободы: от условностей, от жизни и смерти, почти равнозначный существованию вне времени и границ.
Сердце, познавшее ненависть сполна, переполнено необъятной, душу вытягивающей тоской по тому, что не помнит.
Базовые настройки, заданные Александрой, изменены Мэттом Мердоком. У него есть ответы на каждый ее вопрос — что я такое, Мэттью? — но ни единой возможности произнести их вслух.

Несколько недель назад — время свой ход замедлять не думает, не превращается в тягучую субстанцию подобную той, что вернула к жизни — Электра искала Дэнни Рэнда, чтобы он помог Руке. Легкие теперь горят от исступленного крика о помощи ей; беззвучного, молчаливого, отчаянного.
Винг сказала, что Железный Кулак вернется. Отчего-то Начиос верит, знает — не солгала.
Они едва не сравняли небольшой китайский ресторан с землей, и именно там начали возвращаться воспоминания. Когда услышала его голос; когда он произнес простую, но недоступную еще, правду: «тебя зовут Электра Начиос. Что они с тобой сделали?», и это все увело с пути клана, того, что пытались навязать другие. Вместе с настоящим его зовут Мэттью вернулась ядовитая отрава, поражающая мозг.
Кажется, одно из самых верных, подходящих им, определений любви.

Электра приходит в “Royal Dragon”, заботливо восстановленный руками хозяев, к Дэнни, не за ним. Не враг — до союзников им, конечно, слишком далеко, сквозь разногласия путь тернистый и сложный, но клан больше не может приказать ей, как думать и что чувствовать. И это — первый глоток свободы.
Она садится напротив медленно, не сводя с Рэнда настороженного взгляда, в любой момент готова защищаться, но не нападать первой. Измученная вопросами, отчаянно отказывающимися выстраиваться в стройной последовательности, не представляет, с чего будет правильно начать.
С объяснений? С извинений? Для этого, кажется, необходимо искреннее раскаяние, все еще находящееся за пределами пока простой, практически примитивной, системы Черного Неба.
В образе Дэнни заключено слишком многое. Они полярны, отталкиваются друг от друга, отчаянно оспаривая право на сходство. Он заставляет Электру думать обо всем том, чего и при жизни была лишена.
Челюсти стискивает, колеблется невольно, прежде чем произнести незыблемую истину, что и побудила разыскать Железного Кулака:
— Мэттью жив.  — это и честно, и против правил одновременно. Если бы это было не так, Начиос не нуждалась в своей памяти, битой, изуродованной чужими руками. Блажен тот, кто позабыл о терзаниях. Вместе с тем признание дает ей время, чтобы попытаться объясниться.
— Я знала его еще до того, как стала частью Руки, — оказывается, говорить об этом сложнее, чем опускать голову с повинной про себя, но после всего, что Электра испытывала в последние месяцы, ей практически наплевать, — он был… важной частью моей жизни.
Она не знала, куда ей податься, кому молиться об успокоении, покуда гниет изнутри; червоточина образов-воспоминаний — и неясно, что было правдой — следовала неотступно, спрятанная под кожей, покрытой шрамами. Одного из них, на предплечье, Начиос касается пальцами, трет подушечками медленно, напоминая себе о том, что послужило причиной ее появления здесь; почему готова просить о помощи врага (бывшего, может?).
— Помоги мне вспомнить его. Вспомнить, кем я была, пока клан не вмешался. — пожалуйста.

Отредактировано gwendy (28-04-2018 22:16:16)

0

6

не актуально

Форум: uniROLE
Текст заявки:
“Говорят, что чиссы не хвастливы и не дают пустых обещаний. Если они решают что-то сделать, то добиваются этого. Или умирают в процессе.”

Представитель легендарной расы чиссов, гордых и сплоченных воинов с ледяной планеты Ксиллы, прямиком из Неизведанных Регионов. Пробивший путь от мнимого изгнанника, на необитаемой планете где-то в Диком пространстве, до гранд-адмирала Галактической Имперрии и командующего Седьмого флота.
Опытный полководец, гениальный тактик и стратег, отличившийся весьма нестандартным подходом к ведению войны, в которую входило изучение не только боевой тактики противника, но и его искусства, истории и философии.
Обладал обширными знаниями о Неизведанных Регионах, которые передал императору Палпатину.
Не проходит ни дня, когда бы я не перечитывал дневник, что вы мне подарили в день моего отлета. Я не знаю, следствие ли это моего больного воображения или вы действительно сумели вложить столько смысла между строк, но с каждым прочтением одна и та же заметка раскрывается с новой стороны. Что уж говорить, сколько бы парсек между нами не лежало, вы все равно находите способ учить меня. Взяв в пример ваш дневник, я начал вести свой, не могу сказать, что делаю успехи, но возможно, мои записи когда-нибудь помогут помогут сделать хотя бы шаг к взаимопониманию между нашими народами. Не могу передать насколько я скучаю по службе под вашим руководством, и как много бы я не противился в прошлом, сейчас я не могу не признать, что то время было самым захватывающим в моей жизни. Чувствую, что в Доминации меня ждет не меньше приключений, но надеюсь хотя бы одно мне доведется разделить с вами.
ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Хотелось бы видеть Трауна из нового канона, включая книгу Т. Зана "Траун", но я не против (а очень даже за) включения в биографию моментов из расширенной вселенной. Очень надеюсь на создание Империи Руки. Пеллеон, Трасс, Эсва, исаламири — поддержу все.
Сразу оговорюсь, я не против пейринга, хотя, в приоритете больше джен.

Ваш персонаж: Илай Вэнто, переводчик, адъютант и ученик гранд-адмирала Трауна, несостоявшийся интендант, деревенщина из Дикого Космоса и просто человек, который не понимает как он тут оказался.
Пример вашего поста:

Пример поста

— Vizehn to nizat tsaco sir k'user,* — задумчиво произнес коммандер, чуть повернув голову к стоявшему по правую руку адъютанту, но не отводя взгляд от панорамного окна.
Чеун неприятно царапает горло, но язык звучит чисто. Для инородца. Уголок губ дергается, а сцепленные за спиной руки на мгновение сжались сильнее. Ксенофобия в Доминации была чуть ли не сильнее, чем в Империи. Благодаря годам, проведенным под началом Трауна, коммандер Вэнто без труда узнавал на безукоризненно вежливых лицах его синекожих собеседников презрение, проступающее всяких раз, когда голосовые связки Илая были не способны воспроизвести тот или иной звук правильно. Вспомнив изящный корусантский выговор, тогда еще кадета Трауна, уже после месяца обучения, Венто едва успел загасить искру зависти и детской обиды. Осознав это, его тот час накрыла волна стыда.
Коммандер прикрыл глаза, отвлекаясь от созерцания звездного дредноута, закрывшего своим массивным корпусом все пространство космоса, что был виден с мостика.
Крейсер, находящийся под командованием Илая, казался песчинкой, рядом с такой махиной, как “Затмение”. Коммандер не имел доступ к довольно большому пласту информации о чисском вооружении, и не мог точно сказать имеется ли у Доминации что либо подобное, поэтому, после выхода из гиперпространства, первые несколько минут пораженно рассматривал зависший в космосе военный корабль.
Сейчас же, когда эмоции немного утихли, Илай мог разглядеть в дредноуте гигантоманию Палпатина, которая в итоге его и сгубила. Сгубила всю Империю. Гранд-мофф Таркин, полковник Юларен, а также один миллион и двести тысяч лучших людей Империи, собранных в одном месте превратились в межзвездную пыль. И это только после разрушения первой Звезды Смерти. Как человек, до восемнадцати лет упорно шедший к карьере офицера снабжения, лучшими друзьями которого всегда были числа и графики, Илай видел лишь нецелесообразный подход к расходованию ресурсов.
Размышления прервал оклик адъютанта, рапортовавшего, что шаттл готов к отбытию. Коммандер развернулся на пятках и зашагал к выходу с мостика.
— Aten, ch'itt'teehah veo vepihn, — ступив в ангарное помещение, нарушил тишину Илай, экспрессивно, особенно для чиссов, взмахнув руками, — vah k'ir nah ch'acacah ch'itvun'oti, сh'ah vizehn hah, rab vah cart cat rihn k'ihn, vim nah viz rihn ch'erei.**
Красные глаза адъютанта Атэна чуть округлились, а щеки стали еще более лиловыми. Для чисса его возраста он довольно плохо контролировал эмоции, возможно, поэтому Илай чувствовал себя вполне комфортно в его присутствии.
Наперекор серьезному тону, коммандер ухмыльнулся и лукаво подмигнул личному помощнику.
— Van ror, tan'rah bah hah veah ch'a ch'azan'cor, vah cart to in'a vea rass'ah can rt'isi,*** — Вэнто коротко рассмеялся и легко вскочил по трапу внутрь, тут же направившись в кабину. Внутри уже ждал пилот.
Плюхнувшись на лавку, Илай отослал Атэна на место второго пилота, а сам достал датапад, намереваясь немного поработать. Когда дверь за ними закрылась, коммандер Вэнто обессиленно опустил голову, зажмурил глаза и потёр переносицу. Илай только выглядел беспечным, его бравада должна была скрыть от экипажа и возможных агентов службы безопасности, которые наверняка были в составе его крейсера, насколько лично для него это дело, любая слабость могла стоить репутации или послужить рычагом давления. Несколько холодных капель пота, скользнувших по шее за воротник, ясно демонстрировали истинное состояние коммандера. Новая Республика не могла удержать под своим крылом все системы, которые когда-то подчинялись павшей Империи, отдельные планеты, а иногда и целые сектора не успела власть перейти в руки Сенату, уже провозгласили свою независимость, еще не зная, что это может их погубить. Вместе с Империей развалился и план по дальнейшему сотрудничеству, а Илай, в отличии то аристокра, не был готов отдать ее на растерзание внегалактической мерзости. На встречу с Советом, теперь возглавляющим самый крупный осколок, Вэнто прибыл прямиком с Ксиллы, куда его неожиданно вызвали правящие семьи, чтобы лично выслушать точку зрения представителя народа, чья судьба находится в подвешенном состоянии и зависит от Доминации. Само заседание, и так всякий раз проходившее на изощренную экзекуцию, еще и осложнялось тем, что коммандер несколько часов, практически без перерывов горячо вещал перед застывшими, словно ледяные изваяния, главами семей о необходимости оказания посильной помощи.
“Побольше логических доводов, поменьше личных привязанностей,” — не забывал твердить себе Илай. Под конец заседания его горло саднило от перенапряжения. Но оканчательное решение все же лежало на его коленях в датападе. Два грузовых транспортника с гуманитарной помощью, на первых порах, и четыре сектора, которые Силы экспансии уже включили в границы Доминации но еще не успели колонизировать. Не самые крупные и богатые на ресурсы, но зато с достаточным количеством планет с атмосферой, пригодной для дыхания.
Илай быстро пробежался по списку секторов и мысленно наложил координаты на астрографическую карту.
“Недалеко от пространства вагаари,” — коммандер цокнул языком и нахмурился.
Расположение секторов ему действительно не нравилось, тут даже курсант-первокурсник на уроке стратегии мог бы заметить подвох.
“Хотят устранить проблему чужими руками? Или просто стравить и посмотреть что получится?” — сам Илай еще не сталкивался с представителями этой расы, но их корабли и на голографиях вызывали отвращение.
Альянс и Новая Республика обвиняли Империю в чрезмерной жестокости, и это порой была чистая правда, но использовать плененных существ в качестве живого щита для собственных кораблей не додумалась даже она.
Офицер флота Галактической Империи говорил в нем о необходимости предупредить, а офицер Сил экспансии и обороны чиссов твердил о необходимости выждать.
Три сектора — ничтожно мало, особенно в сравнении с их количеством в составе Доминации. И хоть у Империи оставались лояльные им сектора во Внешнем кольце и Диком пространстве, Илай знал что многие могут воспринять это как унизительную подачку. Илайю предстояло убедить имперское командование, что это было не так. Конечно, это было абсолютной чушью. Его положение, к тому же, осложнялось еще и тем, что Вэнто до сих пор не знал точного состава имперского Совета, часть была засекречена, а часть, после Джакку, имела неопределенный статус.
Карты на руках у Илая были весьма прескверные: ему слегка за тридцать, что в глазах высшего офицерского состава делает его непростительно юным, он не входит ряды старшего офицерского состава, а значит не так авторитетен, и наконец, слава человека на побегушках у инородца, а теперь и инородцев. К тому же, коммандер опасался, что на “Затмении” может не оказаться ни единой души, знавшей Вэнто лично до его мисси в Неизведанных регионах. Остальные могли не понять насколько серьезными были условия Доминации. Расклад явно не походил на Кортеж короля, а значит Илаю приходилось вистовать на свой страх и риск.
Коммандер надеялся, что хотя бы адмирал Парк будет среди уцелевших. Илай не видел его больше десяти лет, с того приема у Императора. И хоть тогда Парк показался не в меру жадным до чинов и славы, Вэнто не мог не поразиться его острому уму и проницательности.
Тем временем, чисский пилот аккуратно посадил шаттл на платформу просторного ангара звёздного дредноута. Видимо, небольшая команда сопровождения справилась с передачей кодов и без присутствия Илая в кабине пилота. Перед трапом уже начали выстраиваться белые фигуры штурмовиков, а в конце шеренги стояла небольшая группа из офицерского состава, один из которых обладал довольно солидным брюшком, по сравнению с сухощавый женщиной, стоявшей в центре. Илай обернулся, окинув взглядом пилота и адъютанта, те стояли за его плечом и были непроницаемо спокойны, но коммандер знал, что у каждого чаррик в кобуре настроен на боевой режим. Медленно ступив с трапа на ангарный пол, Вэнто позволил себе замереть, оглядывая пространство вокруг. Типовые технологии верфей Куата угадывались всюду и пробуждали приятное чувство ностальгии. Под потолком гулял ветер. По бокам ровными рядами стояли СИД-истребители разных моделей, видимо их согнали сюда откуда только можно было, к некоторым было приставлены лестницы, диагностическое оборудование и заправочные баки. Если присмотреться, можно было разглядеть, что многие СИДы были довольно потрепаны, какие-то были оставлены в процессе разборки, вероятно, чтобы потом собрать из нескольких сломанных истребителей один рабочий.
Илай не сразу заметил, что в стороне неприметно стояла еще одна шеренга. Детей. Те, в синхронном повороте головы, неотрывно смотрели на него пустыми холодными глазами. По спине коммандера Вэнто пробежал неприятный холодок, и коммандер попытался сморгнуть это чувство, словно наваждение. Некоторые из них выглядели совсем маленькими, Илай имел весьма скудный, скорее даже отсутствующий опыт, коммуникации с юными представителями собственной расы, поэтому не мог даже примерно определить их возраст. Детям определенно не место на боевом корабле, считал Илай, даже группа старших курсантов, в числе которых был когда-то он сам, умудрялась путаться под ногами и мешаться на борту звёздного разрушителя, хотя большинству уже исполнилось восемнадцать. Что же говорить о детях настолько маленьких. С другой стороны, наверняка на борту находились и эвакуированные семьи офицеров, так что их просто некуда было пристроить. Возможно, Илай только сейчас осознал насколько бедственным было положение.
Коротко оглядев офицеров, некоторые лица были ему знакомы, но только по общим сводкам, Вэнто так и не заметил среди них Ракса, с которым уже успел коротко переговорить по голосвязи. Скорее всего, советник был слишком занят, чтобы встречать лично кого-то рангом ниже адмирала.
— Команндер Сил экспансии и обороны чиссов Илай Вэнто к вашим услугам, — остановившись примерно в метре от офицеров и заложив руки за спину, Илай коротко поклонился в знак приветствия, — Добро пожаловать.
перевод
— Подготовьте шаттл к отлету,*
— Атэн, сделай лицо попроще, я понимаю, что ты не любишь чужаков, но ты из политической семьи, а у нас политическая миссия.**
— Ну же, воспринимай это как приключение, сам ведь в космос рвался,***

Отредактировано Gray Cranium (08-06-2018 22:56:15)

0

7

Форум: rebel key
Текст заявки: это будет немного странно, потому что в поиске абсолютно все персонажи вселенной Гарри Поттера (ну, по крайней мере, те, которые хоть когда-то проживали или просто были в Британии), потому что зацепки сюжета есть и на приключашки, и на семейные драмы, и даже на политику.

Сюжет и обоснуй.

2022 год

С последней страшной и великой войны Магического Мира прошло двадцать четыре года. Герои той битвы давно уже обзавелись семьями и собственными детьми, мир их стал спокойный и стабильный. А если и нет, то никому вне магического мира это не известно. [Возможный политический-или-любой-другой сюжет для каста Harry Potter, который двигается до общей истории.]
Но какой бы не была их жизнь, в Отделе Тайн хоронится множество пророчеств, обещающее смутные времена. Кому-то предсказано убийство важного политического деятеля. Кому-то сыграть особенную, важную роль в войне, которая будет еще не скоро. Там таится множество информации, способной помочь магам избежать будущих ошибок, но, увы, узнать пророчество может только тот, чье имя оно хранит и кому оно предназначалось.
Но среди множества обычных предсказаний там уже много столетий хранится пугающий черный шар. Он не содержит в себе ни одного имени, но, точно часовая бомба, обещает поведать свои тайны в определенную дату. 11 ноября 2022 года случится нечто и хотя никто не знает точного содержания пророчества, одного взгляда на пугающий шар достаточно, чтобы понять — хорошим оно не будет.
Многие умы все это время пытались разгадать его тайну, старались достать его содержимое, строили новые и новые догадки, но не преуспел никто.
Назначенная дата приближалась и, точно сама Магия желала дать волшебникам шанс, в мир пришло еще одно пророчество. Увы, пришло оно чуть больше, чем за жалкое десятилетие до страшной даты и на него никто не обратил внимания. Тем не менее, этот легкий и безобидный шар, несущий в себе сразу несколько имен, обещал, что незадолго до 11 ноября 2022 года, или же «Дня М», как привыкли его звать в Отделе Тайн, несколько школьников смогут услышать Предначертанное и, если поторопятся, успеют его предотвратить.
Так и оказалось, что череда случайностей привела горстку студентов в засекреченный Отдел и там у них в руках открылось предсказание о страшном дне, когда в мир сойдет вся существующая прежде магия и повергнет Альбион в Хаос. Вот только много ли можно сделать за несколько дне до назначенной даты?
И тем не менее, школьники сделали все, что смогли. Они даже смогли раздобыть последний Маховик Времени и хотя произошло это 11 ноября, они верили, что еще могут успеть, но… не успели. Они еще только заносили пальцы над изящными песочными часами, когда под сводами Кристальной Пещеры Моргана Пендрагон произнесла последние слова своего заклинания и Магия и Время разверзлись.
Маховик времени стал бессилен, так как самого времени больше не существовало. Дни все еще сменялись ночами, но стрелки часов больше не двигались, а магглы и маги оказались под накрывшем Альбион Магическом Куполом в разном для них времени. У них не появились двойники, просто кто-то проснулся таким, каким был десять лет назад, а иной тем, кем станет через двадцать. Вырвавшаяся на свободу Магия больше не поддавалась волшебным палочкам, которые стали бесполезными кусками дерева. Но если некоторые маги без них стали вовсе бессильны, то другие научились использовать волшебство без всяких переходников, таким, каким оно было тысячелетия назад.
Мир повергся в хаос и всем еще предстояло с этим справиться.

Ваш персонаж: Тот самый Великий Мерлин и тот самый Мерлин, которого вы все видели в одноименном сериале от BBC.
Пример вашего поста:

Пример поста

Здесь было темнее - я отходил от хорошо освещенных коридоров, предназначенных для простого обывателя, и вторгался на территорию, изведанную разве что бывалыми сталкерами. Учитывая количество подростков (или людей, несомненно выглядящих как подростки), я сомневался, что за все время существования катакомб (и в отдельности таблички со звучной надписью аж на нескольких языках, специально для всех любопытствующих) никто ни разу не позарился на темные и страшные пещеры. Один черт знает, почему людей постоянно тянет в такие жуткие места (хотя я подозреваю, что и он этого не знал, наверняка задавался этим вопросом с той же частотой, что и я), то ли от отсутствия адреналина в обычной жизни, то ли чтобы покрасоваться перед кем-то - да есть ли разница, в самом деле.
Зажигая свет в собственной ладони, я ничуть не удивился тому, что на стене слева от меня нарисовалось замечательное в своей простоте граффити. "Здесь был Марк". Ну что ж, Марк, я надеюсь, ты благополучно ушел отсюда. Надеюсь, что если все действительно так, я последую твоему примеру.
А потом кто-то схватил меня прямо за шкирку, как кота нашкодившего, и я резко развернулся, готовый зарядить незваному гостю огненным шаром прямо в лицо. Или морду - это уж как поведется. Впрочем, едва разглядев нападавшего, я обреченно качнул головой и опустил руку. Ну точно - в морду. Морда эта ехидная и злобная принадлежала одному королю, который, по всей видимости, прекрасно знал о моем гениальном плане.
Ну ладно, с какой-то стороны я сам виноват - надо было наслать на него сон, а я, придурок такой, понадеялся на авось, ну мало ли, сам проснется. А теперь поглядите: стоим в катакомбах под Парижем как два дебила (ну конечно, почему сразу "как"?) и в гляделки играем.
Мановением руки я послал шар света чуть вперед и вверх, чтобы освободить руку. Подергался в крепком захвате Артура и еще раз обреченно вздохнул. Рука у него крепкая, что ни скажи.
- Пусти ты меня уже, - недовольно проворчал я, поправляя куртку. - Ну ладно, ты победил, поймал меня, что дальше? Зачем вообще за мной пошел?
Этот разговор повторялся уже раз в третий и я был абсолютно уверен, что он повторится еще раз сто, потому что Артур хотел, чтобы  я принял его точку зрения, а я этого делать не желал совершенно. Если честно, меня это начинало уже изрядно бесить - будь ты хоть пятьдесят раз король, ты не можешь сделать определенных вещей, и не нужно, совсем не нужно в них лезть! Это работало и в обратную сторону, и я, честное слово, не лез туда, где было место только ему, но это Артур предпочитал пропускать мимо ушей как само собой разумеющееся. Это бесило сильнее всего. А теперь еще вот, поперся за мной в катакомбы, в которых потеряться - раз плюнуть, и сейчас наверняка начнет бузить.
Или... Или нет. Прямо сейчас бузил тут только я, Артур же смотрел на меня удивительно ясным и спокойным взглядом, видимо, ожидая, когда вспышка гнева закончится. Я дернулся было дать ему по уху, но сам опустил руку и тяжело вздохнул. В третий раз.
- Ладно, - сказал я больше самому себе, чем ему. - Ладно. Наша цель - выяснить, что здесь происходит и представляет ли оно опасность для города - и если да, эту опасность устранить. Я думаю, лучше всего будет направляться к кабинету Николаса - он находится точно в центре этих катакомб. Они представляют из себя что-то вроде... Закручивающейся спирали или около того. Лучше всего будет, если мы попробуем сворачивать в одну сторону.
"По крайней мере, так писал мне сам Николас," - этого я уже говорить вслух не стал, чтобы не подрывать свой авторитет (которого у меня, по всей видимости, не было вообще) и общий настрой (который, в свою очередь, находился на абсолютном нуле или около того). Признаваться в том, что у меня нет вообще никаких идей, что спровоцировало обрушение улиц, у меня не было, желания дискутировать на эту тему - тоже. Мой друг предупреждал меня только насчет боггартов в нескольких местах (которые за века нахождения здесь должны были разрастись до размеров небольшой колонии) и предупредил, что колдовать в этой области непозволительно легко.
"Непозволительно" - на это слово я должен был обратить внимание еще в первый раз. Что именно он подразумевал под этим? Теперь я, конечно, не спрошу. Теперь нам с Артуром придется выяснить это на собственном опыте - и, честное слово, я был бы намного больше рад, если бы он остался спать в номере!

Отредактировано Хэнди (02-05-2018 15:45:08)

0

8

Текст заявки: the odds are never in our favor
Были времена, когда каст "Голодных Игр" был активен и развивался на различных кроссоверах, были, кажется, даже времена, когда открывались ролевые, но потребность и огромное желание сыграть по этому фандому появились у меня только сейчас.
На данный момент я не ищу ни проект, ни одиночную историю. Я ищу человека, с которым можно было провалиться в мир и атмосферу "Голодных Игр" вне рамок фильма или книги с уже подобранными актерами и расписанными цитатами, чтобы с пропагандой Панема, с индустриальными пейзажами Двенадцатого, с восстаниями и антиправительственными граффити. Или, наоборот, устроить на одном форуме Арену и организовать бойню. Пойти на какой-нибудь кроссовер, который понравится нам обоим, и поднять там фандом.
Я универсальна, могу в любую роль и взять на себя ту часть истории, которую бы вам хотелось отыграть. О себе: посты от 4,5 до бесконечности от третьего лица, эмоциональная поддержка в виде картинок, цитат, песен, криков в четыре утра "я поняла, в КАКОМ она платье была в тот день, когда...", высокий рейтинг.
Наличие телеграма критично.

Пример вашего поста:

Пример поста

Ему часто снится этот сон.

И он просыпается в ледяном поту, сердце бьется между миндалин, и он кашляет так надрывно, пытаясь проглотить его, желатиновое и мягкое, обратно, что слюна окрашивается охряно-красным. Этот гулкий, надсадный звук заставляет Идабель пройти по коридору быстрым шагом — слишком холодный пол, у нее замерзают ступни, и она поджимает пальцы, встает на пятки, — поскрестись о трещинки зеленой краски на двери, спросить, все ли хорошо, подставляя свету пластмассовых флюоресцентных звезд только половину лица. Он всматривается в зеленоватый оттенок ее кожи, и линию подбородка, повторяющуюся и в нем тоже, и с облегчением, потирая глаза кулаком и вдавливая глазные яблоки в глазницы пальцами, говорит, что да. Теперь да.

Сквозь грудь сестры не прошли сваи и арматуры, ее волосы не обстригли, чтобы соткать шторы, кожа не пошла на обивку мебели, а кости — на ручки комода. Она какое-то время еще стоит там, забытая лампа на первом этаже очерчивает желтый абрис ее фигуры, — чуть в стороне, будто приглашает за собой, но Эрни кутается в тонкое одеяло, отворачивается к стене. Разложенная теплая постель Иды, простыни, пахнущие больничным запахом крема для рук из аптеки, ее успокаивающий шепот больше не лекарства. Он не спит до рассвета, и еще — несколько часов после, свернувшись калачиком и не шевелясь, рассматривая трещины, проступающие даже сквозь бумажные обои.

Эрнесту все время снится один сон, как Ида превращается в Крейнхилл, и этот образ оставляет внутри него саднящий, ноющий след. На ее коже крестиком вышито "Дом, милый дом", как на салфетках, что продают матери на школьных благотворительных ярмарках, а руки все в каменных трещинах. Обычно этот образ мешался в калейдоскопе иных чудовищ — недописанных персонажей, монстров из-под кроватей, пугал и оживших гнилых тыкв, — но чем сильнее становится чувство вины, тем ярче становится сваями, опорами и балками для Крейнхилла тело Идабель. Дни недели у Крейна перепутаны местами, как и части светового дня, обычно он просыпается вместе с пугалами на тыквенных полях, и работает до утра, видя тревожные сны, пока Маршалл живет своей жизнью, но сегодня он больше не заснет. Эрни одевается, соблюдая выверенный ритуал, за пределами своей комнаты наступает только на определенные половицы, костляво скрипящие под его тяжелой, неуверенной походкой. На кухне привычно бормочет телевизор, поставленные на минимум голоса сливаются в единый ровный шум, и жестяная коробка пополнилась сухими корочками хлеба. Темноволосый садится на краешек стола, неуверенно улыбается сестре, отчего лицо его болезненно, странно искажается. Есть не хочется, но Крейн берет один из аккуратных сандвичей и начинает разбирать его по кусочкам, перебирая волокнистые белые куски индейки. Ему не хочется чая, потому что даже чай в Крейнхилле отдает соломой и мускатной сладостью тыкв — как и зубная паста в запечатанном тубусе, духи Иды, прохладная кола, — не хочется ничего. Девушка сидит в пол-оборота к телевизору, неудобно вывернув шею, и Эрни смотрит на нее в окружении старой вымытой до царапинок на дереве кухне, среди тостеров, купленных отцом у коммивояжеров еще в прошлом веке, старых газет, холодильника с наклейками из жвачек и думает о том, что Крейнхилл без нее не выстоит.

А без него — да.

Чтобы не обижать сестру, Эрнест откусывает от сандвича кусочек и долго жует, уставившись ничего не видящими глазами прямо перед собой, на опустевшую сахарницу и плетеную корзинку для яблок. Это позволяет оттянуть разговор, а симпатичная пустая девушка в облегающем платье начинает прогноз погоды, беззвучно двигаясь на фоне карты и улыбаясь нарисованным на компьютере облакам. Он вспоминает прошлое утро, и другое, всю его жизнь, состоящую из отрезанных хлебных корочек, завтраков в школу, слабого голоса телевизора и записанного смеха в юмористических гэгах, ощущая себя застывшим во времени. Крейнхилл не менялся годами. Шаги отца наверху зазвучали четким ритмом, можно было пересчитать их на костяшках. Скрипнул стул. Хлопнула дверь порывом легкого теплого ветра.

— Они хотят, чтобы я поехал в Даллас. — его голос тише, чем реклама сети супермаркетов, легко теряется на джингле на минимальной громкости, но Ида его слышит, вся собирается на своем месте, поворачивается к нему, сохраняя неловкую напряженную позу. Эрни больно повторять уже произнесенное, и он говорит еще тише, сгорбившись, кончиком носа почти задевая расцарапанное дерево, — Они хотят, чтобы я уехал из Маршалла... на какое-то время. Ради "Карнавала".

Зашумели низкими звуками трубы, затрещала антенна на телевизоре, скрипнули доски, из которых был сбит Крейнхилл; протестующе, тоскливо. Не по нему, конечно. По Идабель.

+5

9

Форум: http://timetocross.rusff.ru/
Текст заявки:
Ищу на форум сопартийцев из Mass Effect Andromeda: Кору Харпер, Скотта Райдера, Лиама Косту и Рейеса Видаля. Собственно тут можно почитать, чего хотелось бы от каждого из них.
Я пока в касте одна, но хотелось бы намутить кроссовер Andromeda со вселенной Чужих. За этим делом мне очень, очень нужен Дэвид из приквелов к Чужому, его жду прям с сюжетом, чаем и пряниками.
Идея в том, чтобы заменить расу Реликтов из самой игры на Инженеров, а кеттов - на ксеноморфов, и сыграть все заново. Лелею надежду найти людей, которым также, как и мне, жалко загубленный потенциал этой игрушки.
Ваш персонаж: Сара Райдер, первопроходец "Гипериона", девочка с активной гражданской позицией и непроходящим ПТСР.
Пример вашего поста:

Пример поста

- Ты можешь не высовываться? Если нас заметят, нам конец!
Сара до скрипа сжала зубы, сложила винтовку и вернулась в укрытие, где сидели, скрючившись, пятеро её сослуживцев.
- Мы можем просидеть так с неделю и помереть от истощения. Ты этого хочешь? Можно просто...
- Нет, не можно. Закрой рот и сиди тихо! - конопатый лейтенант Брэдли, в миру известный как просто "рыжий Стиви", вылупился на неё так, что Сара без труда прочла в его взгляде достаточно однозначный посыл: "...а будешь болтать, я прибью тебя твоим же прикладом".
Нижняя челюсть Сары ходила ходуном. "Ты только этого и ждал все эти месяцы, а? Отделаться от Аленко и отыграться на нас всех? Старший по званию ты по чистой случайности, и звезд на погонах у тебя гораздо больше, чем мозгов". Как же подмывало высказать ему все это в лицо, но обстановка и без того слишком напряженная, чтобы лезть друг на друга с кулаками, сидя в окопе.
Рыжий Стиви с победоносной ухмылкой уселся обратно в то удобное положение, в котором провел весь вчерашний день, и беззастенчиво принялся шуршать упаковкой от энергетического батончика.
Сара стерла грязь с щеки и неприлично фыркнула.
- Ты жрешь громче, чем я говорю.
- Потому что ты мямлишь, как пятилетка, - плюнул Стиви и пульнул в неё скомканной этикеткой.
- Вы перестанете собачиться или нет? Мы так точно долго не протянем, - встряла Дарья, чернокожая капрал, которой давно уже перевалило за тридцать пять. Рядом с ней Сара и вправду чувствовала себя пятилеткой, но виду старалась не подавать.
- Если Райдер не прекратит меня бесить, то не перестанем. Знаешь что, Райдер? Если тебе так невтерпеж полезть обратно в колонию, милости прошу. Только если вздумаешь удирать от этих тварей, беги куда-нибудь подальше от нас, а?
- Ты трус, - прорычала Сара, обняв свою винтовку, как плюшевого медведя. - Трус, имбецил и придурок. Лучше и впрямь на абмразуры кинуться, чем у тебя в подчиненных ходить. И это не только мое мнение, чтоб ты знал.
- Тогда поднимай свою девчачью жопу и вали на все четыре стороны, иначе пожалеешь, - он угрожающе дернулся, словно намеревался заехать ей кулаком в челюсть, но Сара резко поднялась на подкашивающихся от изнеможения ногах.
- Народ, записал это кто-нибудь? Покажите майору Аленко, если выберетесь отсюда - ему-то есть чему поучиться у рыжего Стиви!, - последнего она одарила испепеляющим взглядом, даже немного довольная собой. Она почти ничего не сделала - свои мерзкие стороны Стиви показал сам. Он-то, конечно, станет всех уверять в том, что Сара его "довела", но он сам прекрасно знает, чего стоит его бравада и храбрость. Трусом и придурком он назвался сам, когда они выпивали в последней увольнительной. Никто кроме Сары этого, правда, не услышал.
- Беги к своему Аленко, - подначивал рыжий. - Он сам как пить дать помер уже, а тебя и подавно не спасет. Нужна ты ему!
- Кайден Аленко служил с Шепард и воевал с гетами, когда ты еще бриться не начинал, - на сей раз Сара буквально плюнула себе под ноги, прежде чем защелкнуть магнитами шлема на шее. - Это не ты меня выгоняешь, это я ухожу. Счастливо оставаться, не прожри свой отряд. Они не виноваты ни в чем.
- Да пошла ты!

Так она и сделала. Ни панацелина, ни термозарядов ей с собой унести не дали, и осталась она наедине со своей "Гадюкой" да пистолетом-пулеметом, в магазине которого оставалось всего ничего. Зато у Сары есть тактическая маскировка. Если двигаться осторожно, время от времени занимать укрытие и не тратить термозаряды почем зря, она вполне может добраться до той коммуникационной вышки, к которой порывалась организовать вылазку в последние полтора суток. Стиви ей этого сделать не давал, так как маскировкой среди них шестерых владела только Сара, а доверять такое рискованное предприятие ей одной Стиву мешала его заносчивость и привычка недооценивать тех, кто младше его по возрасту и званию. Но эта вышка - единственная оставшаяся возможность наладить связь между отрядом и их настоящим командиром. И единственный шанс выбраться с этой планеты, пока Коллекционеры не нашли оставшихся выживших.
Какое же это малодушие, думала Сара, взбираясь вверх по крутому холму по пути в колонию. Ты носишь форму, даешь присягу, берешь в руки оружие, учишься убивать, калибруешь свой моральный кодекс в сторону нравственной серости, пьешь за успехи Альянса и гордо зовешь себя военнослужащим, но когда настает время по-настоящему спасать тех, кому недостает твоей силы, ловкости и жестокости, ты зарываешься в этот чертов окоп и жрешь батончики в ожидании мифического спасителя, который придет на помощь тебе самому. Ты и есть тот спаситель, Стиви. Больше никого нет.
Услышав шаги, Сара резко дернулась и упала в черную, мягкую почву, подползая к ближайшему ящику. Сердце колотилось в горле, и она слышала, как кровь бьется в висках. Страшно. Одно неверное движение - и она застынет так навсегда, и бог знает, что будет с ней потом. То, что происходит с колонистами - это как наркоз? Останется ли она в сознании? Будет ли слышать, видеть, чувствовать и понимать, что с ней сделают эти твари? Папа, я боюсь.
Она слышала какие-то механизированные звуки, как будто к ней приближаются какие-то синтетики. Геты здесь?..
Но это не геты. Когда Сара увидела дуло наставленного на неё дробовика, то немного погодя взяла в фокус лицо женщины, которая держала его в руках. Это лицо знал каждый солдат Альянса.
- Ко-коммандер Шепард?

0

10

up
Форум: Marvel: Crossfire
Текст заявки: Разыскивается каст Марвел для продвижения сюжетной линии и множества личных приключений. "Черная пантера" открыла нам удивительную Ваканду и ее неповторимых персонажей во всей красе, потому в первую очередь мы нуждаемся в Т'Чалле, Шури, Накии и других вакандцах. А в рядах Мстителей не хватает Джеймса Роудса, Ванды Максимофф, Брюса Беннера, Вижна и Скотта Ленга. Звездный лорд так же невыразимо хочет видеть свой отряд в полном составе: Ракета, Грут, Дракс и Гамора. От себя хочу добавить, что буду счастлив утащить в интересные и эмоциональные личники Мэй Паркер (знала бы ты, тетя, что скрывается за стажировкой у Старка), Хэппи Хогана (повод стучать нам с Тони по голове найдется, не переживайте) и Нэда Лидса (без тебя, как без рук, брат!).
Нас уже достаточно много, чтобы начать игру, и мы все очень ждем вас~
Ваш персонаж: Питер Паркер, он же Человек-паук, пока еще 15 лет, юный Мститель, стажер в Старк Индастриз и дружелюбный сосед для каждого жителя Нью-Йорка.
Пример вашего поста:

Пример поста

Солнце медленно показало свой сияющий в ночной мгле бок, заревом освещая сухие песчано-каменные равнины Западного Техаса, давая начало новому дню. Иссиня-черный купол, усеянный мириадами звезд, с каждой минутой заволакивал желто-оранжевый огонь с фиолетовыми и розовыми языками пламени. Разбросанные пятнами редкие кустарники и небольшие деревца отбрасывали причудливые тени, укрывая норы обитателей прерий от посторонних глаз, а величественные горные массивы и вовсе накрывали черным полотном целые поля. Хоть так и может показаться, но течение жизни здесь никогда не останавливается, скорее наоборот – трудовая деятельность начинается с рассветом и не факт, что закончится после заката. Такова доля всех, кто решил связать свою жизнь с фермерством, по воле судьбы или же от безысходности. Техас примет всех и каждого.

Так он когда-то подарил приют Паркерам. Маленькое хозяйство шахтера и швеи, основанное в начале двадцатого века где-то посередине между Делл-Сити и Гуадалупе-Маунтинс, на сегодняшний день является одним из крупнейших по разведению и сохранению лошадей породы аппалуза – чубарых скакунов, некогда выведенных индейцами племени Нез-персэ путем скрещивания ввозимых конкистадорами заграничных пород. Обладая необычной пятнистой мастью, с тонкой костью, средним ростом и удивительной выносливостью и маневренностью, аппалуза со временем завоевали сердца американцев и стали незаменимыми помощниками в хозяйстве, как при работе на поле, так и на выпасе скота. В дальнейшем, в связи с развитием дисциплин конного спорта в стиле вестерн, лошади этой породы неоднократно становились победителями соревнований и в настоящее время продолжают занимать призовые места, отвоевывая нишу еще и в любительском конкуре и выездке.
Помимо аппалуза, Паркеры разводили небольшой табун квортерхорс – крепких и коренастых лошадок, с массивной широкой грудью, позволяющей в отличие от более длинноногих собратьев показывать чудеса переходов и резкой смены направления, что было чрезвычайно важно для пастухов при охране стада. Представители данной породы не могли похвастаться бросающимся в глаза окрасом, зато обладали, в результате селекции при отборе поголовья со скачек, поразительной скоростью, предоставляющей возможность обгонять даже самый безумно мчащийся без оглядки табун.
   
Со временем владельцы ранчо обзавелись мелким скотом и птицей да небольшим огородом, выращивая наиболее неприхотливые и необходимые овощи и фрукты, и были счастливы в своем мире лошадей и бескрайних равнин на границе с Нью-Мексико. Казалось бы, двадцать первый век на дворе, и ковбои да родео уже не представляют интерес, но Паркеры изменять своей философии не собирались и единственный правнук основателей, Питер, воспитывался в условиях старых традиций и любви к природе. Парнишка можно сказать вырос на лошадиной спине, с детства доставлял неприятности рабочим и практически доводил родителей до инфаркта своими побегами в национальный парк. Но не любить единственного ребенка на ранчо, юного Паркера, было невозможно – такого искреннего в попытке помочь поседлать, приволочив на своей детской спине седло размером с него самого, купающегося в грязи на заднем дворе в поисках картошки и весело рассекающего на любимой кобыле по территории с воздушным змеем за спиной. Каждый работник души ни чаял в мальчишке и всячески оберегал от неприятности, в которые мелкий проказник просто обожал вляпываться.

После падения спроса на необычных аборигенных лошадей за счет их пестрой масти, Паркеры пришли к выводу, что главный упор необходимо делать не столько на чистоту крови, которую и без того испортить было невозможно ввиду закрытости табуна, но и на саму подготовку молодняка. Достаточно повзрослев и освоив необходимые навыки, Питер начал помогать с заездкой, а после стал выезжать вместе с пастухами на выпас табуна. Большинство одноклассников в Делл-Сити, куда его возил один из конюхов, твердили о том, как им надоела эта жара, равнины и древность, как необходим прогресс и здесь они затухают, не могут найти свое место в жизни. Питу же на подобное было плевать с высокой колокольни местной церкви, он был полностью доволен своей жизнью на ранчо и счастлив, осознавая, что посвятил себя удивительному, пусть и недооцененному обывателем делу.

Подниматься с рассветом не сложно, когда ты делаешь это каждый день, столько, сколько себя помнишь. Юный Паркер распахнул глаза под очередной крик петухов и тупо уставился в потолок, наблюдая за тем, как он менял свой цвет и переходил от фиолетового к красно-розовому, потом к оранжевому и затем к желтому. Никто не заставлял парнишку вставать настолько рано, верховая работа лошадей начиналась при хорошем дневном свете, когда солнце достаточно высоко выходило на небесный купол. Но Питер считал своим моральным долгом помогать всем, чем только может, а на ранчо брюнет выполнял практически любую работу без особых проблем. К тому же, с началом сезона у него появилась еще одна причина пробуждений с рассветом, гораздо более личная и противоречивая.
Легко подняться с предвкушающей улыбкой и горящим взглядом карих глаз, переодеться, прибраться в комнате, весело сбежать по ступенькам вниз, где Мэри уже расставляет тарелки на стол, а Ричард лениво листает свежую газету при свете ламп, умыться наспех и плюхнуться рядом с отцом завтракать. Сколько лет начало дня всегда одно и то же, пять, семь, может десять? Питер не знал, ему всего шестнадцать, а такое ощущение, что он уже целую вечность движется по кругу; всегда так жил, испокон веков, и будет продолжать, пока прах не станет перекати-полем.

- Доброе утро, дорогой, - ласково улыбнулась мама, протягивая сыну горячий омлет с беконом и чашку кофе с бутылочкой сливок, - Как обычно ни свет, ни заря, а мог бы еще поспать.
- Пусть трудится, - довольно хмыкнул Ричард, потрепав легким движением шершавой руки фермера по мягким золотисто-каштановым кудряшкам юного Паркера, - Сегодня нужно объехать территорию, проверить забор. Джон вчера говорил, что видел мельком какие-то прорехи, так дело не пойдет. Поедешь?
- Конечно, а Тони поедет? – восторженно выпалил Питер, тут же осекаясь и мысленно ругая себя за излишнюю эмоциональность, занял рот большим куском омлета и, прожевав, осторожно добавил, - В смысле, а с кем я поеду? С Джоном и Эдди?
- Возьмете всех, кто свободен, в том числе и Старка, лишние руки не помешают. Нужно не только залатать, но и сделать полный обход, а для этого пары человек будет мало, - небрежно махнул рукой отец, принимаясь за свой завтрак. За дверью послышался привычный стук половиц под тяжелой поступью и жалобный скрип старого кресла-качалки на веранде, - Вспомнишь - вот и он.

Парнишка торопливо запихал в рот остатки омлета, залпом допил и вскочил из-за стола, беря заботливо протянутую объемную чашку крепкого кофе из рук матери с благодарной и чуть смущенной улыбкой. Такой обычный ритуал вежливости и уважения, но каждый раз волнительно. Почему? Питер не задумывался, он просто запрыгивал в свои ботинки, накидывал рубашку и выходил навстречу красочному восходу солнца, прохладному утреннему воздуху, запаху трав и дорогих сигар, что каждое утро выкуривал Энтони Старк на веранде дома Паркеров. Мужчина вальяжно развалился в кресле, втягивал в себя горький дым с умиротворением на загорелом лице и выдыхал вверх, заставляя бежевую ковбойскую шляпу чуть съезжать назад. Такой же, как и всегда...
Похоже, юный Паркер слишком долго стоял у двери, невольно привлекая к себе пристальный взгляд.
- Доброе утро, Тони, - неловко улыбнулся Питер, чувствуя себя откровенно по-идиотски, в несколько шагов преодолев расстояние до Тони уверенно вручил уже зарезервированную начконом и старшим берейтором в лице Старка кружку с ароматным бодрящим напитком довольно сильной крепости, - Кофе?

Отредактировано ramsey (12-05-2018 20:30:41)

0

11

Форум: chaos theory
Текст заявки:
Не буду растекаться мыслью по дереву: ищу Стива Роджерса, он же Капитан Америка, он же с недавних пор Кочевник. Гражданская война закончилась очень натянутым перемирием, Стиву и команде пришлось уйти в подполье, и никакому Россу их оттуда не вытащить, если только новой мировой угрозе.
Игра начинается там, где заканчивается гражданка; разве что посещение Барнсом и Роджерсом Ваканды хотелось бы опустить. Угроза в этот раз идет из космоса, Тони, наверное, думает, что мы к ней готовы — но к такому точно нельзя быть готовым. В любом случае, без Стива в очередной войне не обойтись. Все подробности обсудим лично.
Третье лицо, не очень большие посты, без птицы-тройки, без слэша; образ Стива ищется мувиверсный, фильмы Руссо в основе, о Уидоне попрошу забыть.
Ваш персонаж: Наталия Романова, она же Черная Вдова.
Пример вашего поста:

из последнего

В отцовской квартире почему-то все время было душно; как ни проветривай, а все равно нечем дышать. И открытое окно не помогало: Барбара все равно ночами ворочалась, спала скверно. Задремать удавалось кое-как под утро, когда становилось как будто чуть-чуть прохладнее.

Да и дело было не в температуре воздуха, в чем-то еще. Стоило выйти за порог, как терялось всякое желание возвращаться. На самом деле Барбара знала причину: спустя полгода на стенах до сих пор блестели хромированные поручни, за которые она держалась, пока заново училась ходить. Давно надо было их разобрать, вынести на помойку все вещи, которые хоть как-то напоминали о прежней жизни, но Барбара не решалась. Держаться за воспоминания вроде и нормально, Бабс частенько ловила понимающие взгляды (и временами раздражалась из-за этого довольно сильно), а скинуть коляску с большой высоты и посмотреть, что от нее останется, таки хотелось.

Еще сильнее хотелось только сбежать.

За пределами квартиры дышалось ощутимо легче, Бабс даже нашла в себе силы заняться минивэном: долго ковыряла привинченные, опять же, поручни, сняла к черту складной пандус, перетащила туда ноут, наушники, плед и кое-что из экипировки Бэтгерл. Сделала себе импровизированный передвижной штаб, только бы не возвращаться в Башню. Слушала разговоры полицейских вечерами, засыпала под какую-то радиостанцию с кантри, просыпалась, брела домой, не могла уснуть. Три раза повторить.

К четвертому ей надоело, Бабс остановилась аккурат напротив минивэна, растерянно звеня связкой ключей: не сразу, но признала лохматую макушку, как парень в знакомой куртке поднял голову — узнала и лицо.

Барбара не стала ничего говорить: а смысл? Банку молча из рук забрала, сделала пару глотков, взболтала слегка, определяя, сколько там еще осталось, так же молча вернула. Вряд ли Джейсон пришел к ней намеренно, иначе б позвонил ведь, наверное, или, по крайней мере, до квартиры с банкой дошел. Да и банок было бы тогда хотя бы две. Из этого следовало, что Джей решил выпить один, а ноги уже сами принесли в знакомые места.

Несколько лет назад Барбара конфисковала бы пиво и выговор сделала. Так и было, в общем-то, регулярно заначки с сигаретами находила, выполняла обязанности старшей сестры со всей тщательностью. А кто, если не она: Дик в Бладхейвене, от Брюса с Альфредом одним выговором не отделаешься, еще патрулей (читай: единственной радости в жизни) лишат, чего Бабс никак не могла допустить.

Что было потом, лучше не вспоминать.

Потом был Курак, замотанное в плащ Бэтмена тело, склеп Уэйнов. Барбара не хотела помнить, забыть не получалось. Она так и не спросила, что же было после. Сейчас, смотря на полностью отрешенного, явно погруженного в какие-то воспоминания Джейсона, поняла, что и не хочет знать.

Вместо этого она сказала другое:

— Ты неправильно делаешь, — тихо, с ноткой легкой усмешки, — пойдем покажу.

В баре, куда регулярно наведывался комиссар (а иногда и его дочь, начиная лет так с двадцати одного), несовершеннолетним не наливали, и можно с уверенностью утверждать, что Джейсон здесь еще не был. Попросту не успел.

Барбара почему-то сочла хорошей идеей это исправить. Подумав, все-таки добавила:

— Что за повод, кстати?

Отредактировано Volsung (07-05-2018 12:49:55)

0

12

Форум: rebel key
Текст заявки: Усиленно разыскиваются члены Лиги Справедливости для спасения мира от всяческих угроз.
Для каждого найдётся место и сюжет. Игра начинается после победы над Степным Волком и побега Лекса Лютора из Аркхэма и его попыток собрать Лигу Несправедливости. То есть за основу берется мувиверс, туда же замешивается мультиверс и приправляется комиксами и личными хэдканонами, чтобы всем было интересно и весело играть.

Барри Аллен — это полная социальная неадаптированность и большие проблемы с окружающим миром, потому что целесообразность общепринятых вещей для него очень спорна, а рос мальчик без родителей, так как отца посадили за убийство матери. В то, что отец убийца он не верит.
Барри Аллен — это непоколебимая уверенность в своем мнении, но при этом активное. Он не только упрямится на своем, но и пытается добиться своего.
Барри Аллен — это абсолютный ребёнок, который готов на любой кипеш, кроме голодовки.
Барри Аллен — это пищевая дыра. Не забывайте кормить ребёнка.
Барри Аллен — это запредельная скорость и суперспособность, которая появилась в результате несчастного случая и удара молнии.
Барри Аллен — это куча комплексов, страхов, неуверенности в себе, которые граничат с безрассудством, упрямством и всем остальным. Но он развивается, преодолевает себя, если помочь ему правильно расставить акценты.
Барри Аллен — это человек, которому не всё равно. Он может ошибаться, может топтаться на одном месте, хотя сверхбыстрый, но он не может оставить несправедливость безнаказанной.
Добро пожаловать, Барри, в Лигу Справедливости!

Виктор Стоун стал Киборгом в результате эксперимента собственного отца: он находился при смерти, и терять уже, собственно, было нечего, но была вероятность, что с помощью материнского куба можно провести сращивание механизма и органических тканей. Результат эксперимента и отчаянной попытки сохранить сына, когда мужчина уже потерял жену, оказался совершенно неожиданным, но удачным. Даже более, чем удачным.
Виктор же воспринял себя нового крайне болезненно и тяжело: к прежней жизни он вернуться не мог, но хотел, боялся самого себя, тех знаний, которые появлялись, умения, проявляющиеся постепенно. Это был тот период, когда он ненавидел себя, своего отца за то, что с ним сделал.
К команде Лиги Справедливости присоединился не по первому же предложению: подозревал, не доверял (себе и им), не понимал, что это ему даст, зачем это ему, ведь он не стабилен и не знает, каким проснется завтра.
Похищение парадемонами отца помогло ему сделать выбор, хотя он все ещё сомневался в собственных силах.
Работа в команде его стабилизировала, помогла освоиться с собой, наладить отношения с отцом и изменениями в себе. Его способности крайне востребованы, так как он сам является, если по сути-то, супер-компьютером.
Виктор Стоун — это наглядный пример того, что энергия, заключенная в материнских кубах, может быть использована не только для того, чтобы разрушать миры, но и для того, чтобы создавать новое и спасать жизни.

Немного человек, немного атлант. Или много человек и много атлант — это как посмотреть и в какой момент спросить. Первенец королевы Атланны, детство провел на суше и без матери, поэтому до сих пор чувствует себя брошенным на произвол судьбы.
Груб, признает только силу, живет согласно собственному кодексу чести и является кем-то вроде божества для жителей богами забытых северных деревушек, приносящим в голодные зимы рыбу и жизнь.
Пьёт только крепкий алкоголь. Много.
Легко входит в раж, нелегко из него выходит, всегда готов к хорошей драке, но умирать совершенно не готов и не собирается.
Чувство юмора своеобразное, не для слабонервных и обидчивых.
Смел, благороден, готов защищать как атлантов, так и людей. Не желал ввязываться в чужие войны и менять сольную карьеру на командные выступления, но ситуация сложилась так, что он был вынужден это сделать. Попробовал, распробовал — понравилось.
Так и остался в Лиге Справедливости вместе со своим трезубцем и шуточками и высокими речами, если ему незаметно подсунуть лассо Гестии.

http://rezeroed.rusff.ru/viewtopic.php?id=9&p=3#p61045

Кстати о злодеях: мы будем очень рады видеть и их.

Совершенно внезапно, Александр Джозеф Лютор, он же просто Лекс Лютор, — самый обычный человек. Обычный, если не считать выдающегося и изощренного ума, внушительного состояния и отсутствия каких-либо моральных принципов.
До недавнего времени он был председателем одного из самых могущественных высокотехнологических конгломератов, «ЛексКорп», развращенным представителем элиты, но потом пришлось сменить дорогой костюм на тюремную робу в Аркхэме.
Да это и к лучшему было — после смерти Супермена он ждал вторжения, так что тюрьма была прекрасным кинотеатром, из которого можно было наблюдать за тем, как остальные будут справляться с этой задачкой, а потом, благополучно досмотрев и дождавшись воскрешения Кларка Кента, с чистой совестью организовать свой побег, оставив вместо себя "утку", когда внезапно засуетившееся правительство решило вывезти Лекса Лютора на допрос.
Теперь, когда он снова на свободе, Супермен жив, Лекс начинает собирать в противовес Лиге Справедливости свою команду. Хорошо, если только в противовес, а не ради каких-то более хитроумных задач, потому что до сих пор никто не знает, откуда он знал о том, что смерть Человека из Стали приведёт к вторжению из космоса. Ещё более непонятным остается, как далеко Лютор продумал свой план, не включены ли в него было воскрешение Супермена и создание Лиги для более масштабного представления.

Умен, коварен, помешан на контроле и власти, противопоставляет интеллект грубой физической силе, заставляет науку работать себе на благо и обслуживать свои цели. Фанатичный учёный, расчетливый бинзнесмен, который с удовольствием влезает и в политику, считает своим главным врагом Супермена.
Глубокое погружение в криптонские технологии стало слишком большой нагрузкой на человеческий разум, в результате чего Лекс обезумел, но отдых в Аркхэме пошёл ему явно на пользу — он снова контролирует себя и совершенно адекватен. Пока что адекватен, но никто не знает, не повторится ли приступ безумия снова.

Арес — сын Зевса и Геры, один из Старых богов Олимпийцев. Он является физическим олицетворением войны, которая начинается там, где он появляется. Их хотя он законный сын верховного бога Олимпа, он никогда не был особо любим — другие боги его сторонились, люди поклонялись не так усердно. Зевс называл его самым ненавистным из всех богов и утверждал, что не будь Арес его родным сыном, он бы давно отправил его в Тартар. И Арес решил отправить отца и всех остальных богов туда первым.
В разгоревшейся кровопролитной войне Зевс смог свергнуть бога войны во тьму на Землю с Олимпа, но это потребовало от него изрядных сил, а потому он оставил последнее оружие амазонкам, которые должны были охранять врата в Тартар и следить, чтобы Арес никогда не вернулся.
И хотя в сказках, которые королева амазонок Ипполита рассказывала Диане говорилось об Убийце Богов как о мече, на самом деле Убийцей богов мог быть лишь тот, в ком текла кровь Старых богов. Об этом Арес рассказал Диане во время Первой мировой войны, когда она прибыла в святой уверенности, что ей по силам его остановить, а в итоге узнала, что многое из того, во что она верила — сказки, а в реальности всё сильно иначе.
Но и это не всё. Тогда Диана думала, что победила своего брата. Позже она поняла, что нельзя убить Войну оружием, потому что следом за Первой разразилась Вторая Мировая, ещё более страшная и жуткая.
А Арес ходит по миру до сих пор, потому что люди созданы по образу и подобию Зевса, а в нём не только благородство, любовь и честность, а ещё все остальные менее приглядные качества.
В общем, семейных разборок много не бывает, но планеты из-за этого иногда заканчиваются.

Максвелл Лорд, хотя он может быть просто антигерой

Максвелл — сын богатого предпринимателя, Альберта Лорда, после смерти которого он унаследовал компанию Lord Technologies. По официальной версии его отец совершил самоубийство, но Максвелл всегда склонялся к версии, что это было убийство. Однако, судебная волокита против Лекса Лютора ничего не дала, и Макс решил действовать другим путём, склоняя публику на свою сторону улыбкой, харизмой и проницательными речами. Помимо этого Макс не испытывает особо теплых чувств ни к супергероям, ни к инопланетянам, ни уж тем более к супергероям-инопланетянам, которой по иронии судьбы оказалась Супергёрл, действующая в его городе, поэтому начал вести пассивно-агрессивную политику, нелестно, но при этом правдиво высказываясь о всех разрушениях и проблемах, которые принесла вместе с собой в Нэйшнл-сити героиня. Однако при этом, когда городу грозила настоящая опасность, он объединял силы с ней, ставя интересы Нэйшнл-сити превыше своих.

Посты от 3-го лица, грамотность и инициативность - мы можем придумать всякие сюжеты, но, во-первых, когда-нибудь мы можем устать катать вас и водить по ним, во-вторых, вам самим куда интереснее будет играть, если будете что-то придумывать. Да и нам так будет интереснее, конечно. У нас не очень большой, но хороший дисишный каст. Мы готовы играть разное: и приключения, и детективы, и драму, и юмор.

Ваш персонаж: Диана Принс, она же Чудо Женщина - принцесса амазонок Темискиры, дочь Зевса и одна из основательниц Лиги Справедливости. Кларк Кент, он же Супермен, он же Кал-Эл - последний сын Криптона недавно воскрешенный и запущенный обратно защищать мир от всякой гадости и дарить людям надежду на лучшее. Брюс Уэйн, он же Бэтмен или Тёмный Рыцарь - миллиардер, плейбой, человек с гаджетами и без суперсил на страже Готэма и всего остального человечества.
Пример вашего поста: вот тут есть наши с Кларком посты

0

13

up.

Форум: crossfeeling
Текст заявки: мы с ледибаг находимся в томительных поисках каста чудесной леди баг. в фандоме имеются уже непосредственно я - адриан агрест, а также маринетт, натали, габриэль, хлоя и лила :з уже висят готовые заявки на эмили агрест - очень нужна!, алья сезер, кагами цуруги, и нино лейфа, но мы будем рады видеть абсолютно весь каст без всяких исключений! в подтверждении моих слов я даже написал короткую заявку на новую квантик команду с дислокацией в канаде, в которой я скоро окажусь - очень надеюсь увидеть в скором времени супергероев меркури, мелоди и кид мима. приходите, будем рады всем и каждому :з
Ваш персонаж: адриан агрест - вполне себе обычный парень, выходенец из золотой клетки, бывший студент коллежа "франсуа дюпон" и некогда супергерой кот нуар. теперь же скрывает свой лик под маской нового бражника — суперзлодея по неволе, который творить это самое зло совсем не желает.
Пример вашего поста:

адриан агрест собственной персоной;

Еще пару дней назад Адриан Агрест вымученно улыбался солнцу над Парижем и пытался дотянуться стальными когтями до небесного светила, надеясь выцарапать его до первых проблесков тягучей крови цвета подсолнечника, но получалось по глупости разрезать только лишь воздух, которому было хоть бы что. Он считал солнечные лучи заката сквозь боль и слезы на глазах, провожая в путь последний день перед неминуемым. Раз, два, три, четыре, пять... Его дно пробито опять. Снова. Адриан Агрест остался один. И Кот Нуар тоже. Потому что от всей этой повсеместной лжи хочется забиться неприметной, драной мышью в меж кирпичей изрисованных стен в загаженных преступных районах города, схватиться дрожащими руками за голову и давить собственный крик отчаяния в пустоту, закусывая губы до дрянного металлического привкуса во рту. Не знать правду лучше, чем хоронить себя заживо прямо сейчас в свои юные пятнадцать лет. Зато в красивом гробу, покрытом сиреневым бархатом зла, и с чужими красными сережками в мертвых руках.

Плагг нервничает за своего подопечного, почти не кусает собственный хвост в этой сосущей под ложечкой нервотрепке, вслушиваясь в дыхание Адриана в покрытой полумраком комнате. Сейчас Адриан был почти спокоен, несмотря на то, что в ближайшие сутки_недели_месяцы_года он будет ходить с настроением "в воду опущенный, причем в холодную такую воду, где-нибудь в Северном Море, и не абы как, а скинули случайно, чтобы освежиться, пускай их об этом никто не просил". Кости наливаются тяжестью свинца, а глаза Агреста закрыты, когда он выводит пальцем узоры на письменном столе, пока мониторы современного компьютера [ опережающего время ], с которых все также не сходила улыбка его матери, потухают от бездействия своего удрученного жизнью пользователя. На секунду Адриан забывает о том, что сейчас он совсем не бравый защитник Франции в темной котячьей маске и неиссякаемой харизмой, от которого тошнит чуть ли не всех окружающих, но все-равно проводит ногтями по текстурированному плотному пластику от боли, которая буквально бьет по ребрам и никакие антидепрессанты с обезболивающими сегодня ему не друзья.

Маски сброшены. Маскарад завершен. Всем спасибо, все свободны.

В этом месяце Адриан Агрест мог запросто завоевать первое место в конкурсе победителей по жизни. Неудачников, если быть честнее. Потому что узнать о дохлых кошках в подвалах, казалось бы, самых родных и дорогих сердцу людей, да и еще и с разницей в неделю-полторы — это еще постараться надо, чтобы звезды на жирном небосводе ровно сошлись. В душе будто образовалась огромная дыра, зелень былого волшебства потухает чуть ли не на глазах, а самого Адриана будто морозит от температуры. Он проглатывает эту правду с шипами розы и агрессией крапивы, пытается переварить, но отторжение сильнее его внутренних желаний, а судьбе того и вовсе действительно плевать на какого-то там пятнадцатилетнего мальчишку с его вечными проблемами. Пора приобщаться к черному юмору этого разбитого калейдоскопа будущего и пытаться хотя бы натягивать улыбку на лицо, когда тени касаются твоей шеи и душат тебя до первых синяков на белой коже, потому что это же смешно [ нет ].

Кот Нуар почти принял Ледибаг-Маринетт, пускай на подкорке сознания остались спутанный клубок из собственных ощущений: как эта неуклюжая, хрупкая девочка могла оказаться храброй воительницей за добро и справедливость, которая его вдохновляла на свершение подвигов во имя правды, во имя света, во имя нее самой? Всего-то стоило собственноручно привести их вечный дуэт к окончательному краху и отчислиться из коллежа, возвращаясь к домашнему обучению под довольную улыбку Габриэля. Всего-то, действительно.

Но правда не думала на этом заканчиваться, потому что реальность-стерва оказалась гораздо хуже.

   <...>

— Прими меня и мою правду, Адриан, — Габриэль в вихре летающих бабочек протягивает руку в крови своему собственному сыну, когда бедняга Агрест-младший лежит на полу в свете полной луны, — израненный, уставший и вроде как кому-то нужный — затравленной собакой глядя на своего отца, который совершил таинство честного обмена семейными секретами.

Это происходит слишком быстро. Слишком не по плану. Слишком неправильно. Но лучше уж так, чем об этом узнала бы и Ледибаг тоже. Точнее Маринетт. Сор из особняка выносить не стоит, если хочешь защитить всех. И свою напарницу, которую видеть в лишний раз не хочется, и своего врага, который оказывается твоим родным отцом, заклейменного мотыльком божественными силами.

— Скажи, что это не правда. Скажи, что ты всего лишь издеваешься надо мной. Скажи, что ты не Габриэль Агрест, — голос бывшего Кота Нуара дрожит, он находит в себе силы отползти назад на разодранных ладонях, ближе к окну в их доме, от которой за километры все эти годы Адриан Агрест чуял только безопасность и гиперопеку, но все это оказалось лишь напускным. — Умоляю, — давление на психику самым больным — его отцом, в котором Адриан души не чаял и любил его таким, каков он есть на самом деле  — он готов был списать на новую способность Бражника, который был отличнейшим манипулятором. — Это все иллюзия, иллюзия, И Л Л Ю З И Я! Прекрати это делать! — Агрест пытается воззвать к своему квами, поднять кольцо и продолжить бой, но Плагг слишком слаб, чтобы бороться дальше. Как назло.

— Адриан, — ровным голосом выдыхает Агрест-старший, делая шаг ближе к растерянному Адриану, понимая его истерику. Не каждый день узнаешь, что вы друг другу, кроме кровного родства, еще и врагами приходитесь волею случая. — Я это делал только ради нас. Я это делал ради твоей матери. Я хотел стать лучше в твоих глазах, постарайся меня понять, — он прикрывает глаза на секунду, ловит первую попавшуюся бабочку в свои руки и внимательно присматривается сквозь ее крылья на сына, будто вынося свой вердикт. — Не думал, что это произойдет так скоро, но, кажется, ты готов.

Но к чему именно он был готов, Адриан понял только сейчас. Время было упущено.
А отцовская рука, за которую все же схватился Агрест ради его счастья и возможного счастливого будущего для их молчаливой семьи, скрепил договор на крови. Адриан Агрест принял религию своего великого родителя.

  <...>

Он выныривает из своих грузных мыслей стремительно, когда на его плечо опускается теплая женская рука, а рядом раздается аккуратный голосок. Почти родной, но в то же время почти незнакомый из-за своей... теплоты и ласки? Адриан едва оборачивается за плечо, где-то внутри глубоко себя даже удивляется, что перед ним была Натали — его гувернантка, которая обычно приходит к нему либо чтобы передать послание от Габриэля, либо чтобы напомнить о занятии и сопроводить до места встреч в присутствии телохранителя за тонированными стеклами автомобиля.

— Хуже некуда, — честно лепечет он себе под нос, но чуть громче все же добавляет. — То есть, я в порядке. Да, точно, в порядке. Спасибо, что ты отменила мне сегодня занятия, — вымученно, но искренне приподнимает Агрест уголки губ. — Я бы сегодня не смог даже смотреть на книги. Слишком тошно от всего это, невыносимо, — он поднимается из-за стола, разбавляя раздумчивую обстановку, хоть какими-то более решительными действиями, чтобы в лишний раз не задохнуться от этого царящего в его золотой клетке ужаса. К примеру, приоткрыть окно и пустым взглядом смотреть на вечерний Париж, кажется и не такой уж плохой идеей. Он видит обеспокоенный взгляд Натали в отражении окон и искусственного света ламп, нерешительно, но все же решает аккуратно спросить, как единственно человека, знающего все и даже больше. — Ты давно обо всем знаешь?

0

14

наконец-то найден

Форум: Crossover Apocalypse
Текст заявки:
Каст Far Cry 5 сбился с ног в поисках единственного и неповторимого Иакова Сида, Вестника, ветерана и вообще военного до мозга костей, философа и самого заботливого старшего брата, который никому не позволит навредить своей семье. Ждем его всей дружной и любящей семьей, неполной без любимого старшего Сида, и помощник тоже очень рад будет видеть его, даже если будет отпираться и говорить, что это совсем не так.
А вообще на форуме висит заявка от Иосифа, который написал все гораздо лучше и подробнее меня. Очень ждем, обещаем реально играть, а не просто светить профилями и трепаться на отвлеченные темы, с постами не дергаем, сами ждать месяцами не заставляем.
P.S.: пожалуйста, только никаких Дезерт Иглов в каждой руке и подобных геройств, прокатывающих только у героев компьютерных игр.
Ваш персонаж:
Вера Сид, младшая приемная сестричка, инфантильная и экзальтированная, цветочная принцесса, которая приносит блаженство даже тем, кто активно отбрыкивается.
Пример вашего поста: здесь можно посмотреть посты Иоанна и Иосифа, здесь - Веры и Иосифа, а здесь - помощника шерифа и Иосифа

Отредактировано герр маннелиг (Вчера 18:28:43)

0

15

Текст заявки:
Сейчас на очередном пике популярности Марвел, я бы хотела бы найти людей, которые не прочь будут сыграть со мной. Сама я с удовольствием предоставлю для игры Наташу Романофф или же иначе Черную Вдову: русская шпионка, что никогда не расскажет о себе больше, чем надо ей самой. Если ты еще не нашел свою Вдову, то буду рада тебя принять.
В какие-то жесткие временные рамки ставить не буду, потому что это довольно скучно. Постараюсь быть универсальной, а точнее подстраиваться под вас и ваши условия в плане игры/сюжета/etc. Посты пишу от третьего лица, в плане размера не ставлю ограничений, ибо могу без проблем подстроиться под вас. Но и огромные простыни без смысла писать не стану, простите уж. Все остальное можно будет обговорить при обсуждение игры, если кто-то пожелает откликнутся.

Пример вашего поста:

Пример поста.

Кенийская принцесса внимательно слушает короля, временами чуть хмурясь и улыбаясь, когда тот делает ей комплимент, будто пытаясь перевести тему в другое русло. Но разве Ороро перестанет настаивать на своем и быстро переключится на другое? Конечно же нет. Она всегда доберется до того, что ей нужно. Девушка помнит, как раньше они часто разговаривали, когда были намного младше. Тогда их не особо интересовали всякие королевские дела, им было намного интереснее играть и наслаждаться каждым днем. Но уже тогда Монро видела в мальчике будущего короля: сильного и справедливого. И сейчас так странно понимать и видеть, что Т'Чалла стал правителем Ваканды. Кенийка понимает, что время безумно быстро идет, а признаться в своих чувствах все еще страшно. Да - да, Ороро Монро давно поняла, что влюблена уже в нынешнего короля Ваканды. Да только вот сказать об этом не решается, ведь потерять довольно близкого человека и хорошего друга не хочется. Единственное, с чем везет девушке — она неплохо скрывает свою влюбленность. А может это все таки минус, а не плюс?

— Т'Чалла.. Я понимаю, что тебе, как и твоей сестре и матери, очень тяжело, но вы не можете упиваться горем всегда. Особенно ты, ведь от тебя зависит судьба Ваканды, — Ороро разворачивается к мужчине и улыбается, кладя ладонь на его плечо и чуть сжимая пальцы, будто давая понять, что она может быть ему опорой, — Уверена, что тебе все еще в какой-то мере страшно, но отбрось свой страх. Ты можешь стать отличным королем, возможно даже лучше отца. И я всегда буду рада тебе помочь, помни про это.

Закончив некую свою речь, принцесса отходит от Удаку и поднимает руки к голове, распуская свои волосы, позволяя белоснежным прядям «рассыпаться» по ее плечам. Девушка в очередной раз подставляет свое лицо под легкие порыва ветра, не обращая особо внимания на палящее солнце. Уже привыкла к такой погоде. Благодаря своим силам, Ороро будто ощущает себя частью природы. Ей нравится понимать, что она может управлять погодой в свое удовольствие, но только вот в Кении многие этого не ценят. Её все еще боятся, а кто-то с презрением зовет её Шторм, это ведь эдакое геройское имечко, которая она получила во время работы с Людьми Икс. Да, она старается не обращать на это внимание, но иногда так тяжело.

— Надолго ли я? Если честно, то не знаю. В Кении опять начались недовольства по поводу того, что единственная их принцесса - мутант, — Монро грустно улыбается и качает головой, позволяя опуститься плечам, рассматривая необъятные просторы Ваканды, — Но если я вдруг мешаю или отвлекаю, то могу уехать обратно в Кению. Ты ведь знаешь, что я не люблю причинять неудобства.

Ороро как-то грустно вздыхает и поворачивается спиной к мужчине, полностью уходя в свои мысли. Она бы рада была поменяться с кем-нибудь жизнью, потому что клеймо «не такой» неприятно жжет каждый раз, когда она видит презрительные взгляды кенийского народа. Почему они ее так не любят? За что? Подобные вопросы день ото дня мучают девушку, из-за чего головные боли стали слишком часто беспокоить. Ро каждый раз пытается хоть как-то смягчить их, делая идеальные погодные условия для хорошего урожая и вообще часто спасая от всяких напастей. Но благодарными становятся лишь единицы. Была бы ее воля, то осталась навсегда бы в Ваканде, где хотя бы её ценят.

Отредактировано romanoff (14-05-2018 10:17:11)

0

16

Форум: http://storycross.rusff.ru
Текст заявки: борьба — иллюзия. прилив начинается и заканчивается, но море — неизменно. не с чем бороться. победа в кун
:: asit tal-eb ::

— я убивал таких, как ты.
                                             — а я таких, как ты.

    наверное, это первое, что я вспоминаю, когда думаю о железном быке. он не первый бен-хазрат, которого я вижу в своей жизни. и точно не последний. знакомимся мы под шум морского шторма, солёные капли на лице и звук тевинтерских ругательств — о ч а р о в а т е л ь н о . бык предлагает нанять своих ребят и его, а так же так откровенно просто говорит о том, что он из тайной кунарийской организации, которая занимается чем-то вроде шпионажа и « исправлением » тех, кто оказался от кун. всё выглядело, как одна сплошная большая подстава: ловушка перед самым носом, но пока в неё не попадёшь, ничего не заметишь. бык говорит, что сведения будет передавать на две стороны — вы нам, мы вам, — и что несмотря на моё происхождение — маг и тал-васгот, — со стороны кунари мне ничего не угрожает. как же это до отвратительного смешно. я долго учусь позволять железному быку прикрывать мою спину и верить, что он меня не убьёт. всю жизнь я ожидаю кинжалы со всех сторон — спереди, сзади, сверху, снизу. я всегда готова ответить ударом. мне непривычно, что те, кто должен желать моей смерти, ничего не делают.
   но я всё равно знаю, что для железного быка — я странное создание. кунари с детства учат, что те, кто от кун отказался — сошли с ума. тал-васготы истинно серые безумцы, которые предали самих себя. железный бык воспитывался в пар воллене, где вместо родителей им занимались тамассран. самое первое прозвище железного быка — ашкаари, мыслящий. и в этом действительно что-то есть. железный бык — имя внешнее; ашкаари — внутреннее. ведь и правда — этот большой кунари умеет думать, умеет видеть, умеет понимать. он мог бы легко стать воином, но от воинов требовалось слепое послушание, изворотливый ум ашкаари не мог бы ему позволить просто следовать приказам. ему бы наскучило. и тогда жизнь в бен-хасрат стала единственным решением: у него появилось новое имя — хиссрад, творец иллюзий. но кунари слишком любят метафоры — на деле он просто лжёц. хиссрада отправили на сегерон, где обычные солдаты должны служить лишь два года — из-за стресса их отправляли обратно, — но агент бен-хасрат пробыл там десять лет, показав свою силу и выдержку. но и самого хиссрада коснулось безумие бесконечных битв — убив практически весь отряд тал-васготов, которые отравили детей в школе кунари, он понял, что разум его не в порядке — он объявил начальству о том, что больше не может быть командиром отряда, и что им нужно выбрать для него другое место. и тогда его отправили на юг, где он скрывался под личиной простого тал-васгота, являясь наблюдателем — искал опасность для кун, угрозы, посылал информацию в пар воллен.
    именно тогда он стал железным быком. это имя он выбрал сам. и сам выбрал себе людей для его группы наёмников боевые быки. он жил, как тал-васгот — наслаждался едой, напитками и прочими плотскими удовольствиями жизни с удивительной даже для самого себя страстью. он говорил себе, что делает это, чтобы лучше войти в свою новую роль. но в какой-то момент несложно потеряться в этой игре. но железный бык боялся стать настоящим тал-васготов — он вспоминал, как убивал диких, безумных существ, помнил отравленных детей — он не хотел сходить с ума. он боялся. очень боялся.
   я беру в ладони лицо железного быка и спрашиваю: « боишься ли ты сейчас? ». ведь рядом с ним я — тал-васгот, маг, вестница андрасте, инквизитор. но бык не боится. уже давно не боится, просто сам об этом не знает — кун затуманил его жизнь, его прекрасный чистый разум. я учу быка не бояться, я учу быка понимать, что такое жизнь без кун. а когда мы спасаем его отряд, вместо того, чтобы последовать приказам его командования, он становится тал-васготом, то наконец открывает глаза. он вспоминает абсолютно всё, что говорил мне: таких, как ты, не должно существовать. ты монстр, ты маг, ты безумна. он вспоминает и врывается в мои покои. он задаёт так много вопросов, что голова начинает раскалываться. « главное, что теперь ты ничего не боишься. асит тал-эб, кадан » — шёпотом говорю ему я.
   я начинаю звать железного быка « кадан », потому что вижу, как бык из ненависти вырастает в понимание. а я так мало видела таких существ — ненавидеть проще, чем понимать, а большинство предпочитает простую жизнь. бык научил меня не бояться, научил меня смотреть на мир и видеть, научил понимать и использовать это понимание. он научил ценить кого-то помимо себя самой и моего брата. я начинаю его любить.

— отношения адаар и быка я вижу на основе ненависти и недовольства обоюдного: он — шпион бен-хасрат, которого она соглашается принять в инквизицию только потому что так они смогут хоть немного иметь связь с кунари; она — маг, тал-васгот, та, кого бык всегда ненавидел, но он вынужден идти к ней на службу, потому что это приказ. у обоих свои демоны в голове — бык считает тал-васготов безумцами, атааши слышит от быка те же слова, что всегда говорили те, кто её ненавидел. тем не менее они похожи: оба не идут навстречу своим страхам. пир этом оба прекрасны — бык силён и наблюдателен, атааши красива и властна. они сочетаются друг с другом, но редко это признают. так как изначально в оригинале отношения инквизитора и быка нельзя назвать романтическими, а скорее друзья с выгодой, я бы предположила, что атааши и бык могли сблизиться, но со словами « это просто инстинкт », а потом уже по мере развития их личностей что-то сменить. но вообще я готова обсудить это аспект с игроком, который придёт на роль.
— мне бы хотелось хорошего игрока, который не забросит персонажа. я пишу посты в районе десяти тысяч символов [ могу опускаться до шести-семи тысяч ], если игрок, который захочет взять быка попросит, могу скинуть пробный пост. пишу посты в зависимости от вдохновения, поэтому никогда не требую, чтобы мне отвечали сразу, как только я отправила пост — темп игры мне совершенно не важен. мне важна игра. у меня уже есть череда задумок с ангстовыми эпизодами, в которых мы сможем упасть в стекло.
— я работаю в фотошопе, поэтому всегда буду готова помогать с графикой и одевать в красивости.
— я с нетерпением жду кадана и надеюсь, что он скоро придёт.

Ваш персонаж: инквизитор, маг, тал-васгот; её постоянно боялись, поэтому она быстро научилась ненавидеть. пост инквизитора ей совершенно не нужен, но она сражается с корифеем, потмоу что понимает, что жить в этом мире придётся и лучше он будет такой, как был, чем уничтоженный безумным магистром. негативно относится к куну.
Пример вашего поста:

Пример поста

он слышит сквозь тощую деревянную дверь, как две девушки проходят в туалет, цокая своими каблуками. слышит музыку. слышит как кто-то в соседней комнате вдыхает в одну ноздрю дозу кокаина. слышит звон бокалов. слышит ругань на входе, потому что какого-то мужика отказались пускать. он слышит собственное дыхание и морщится, поджимая ноги, делая вид, будто это он уступил войне место, а не тот ворвался в пространство его дивана собственноручно. очерчивать линию собственного достоинства даже в моменты, когда кажется, будто его нет уже совсем — люцифер этим с падения занимается, доказывая всем и вся, что держать голову можно и со шрамами на спине кровоточащими. кожа дивана скрипит под его движениями, а лицо — кривлянье боли, потому что ангельская регенерация работает лишь в условиях, что рана была нанесена не райским клинком. война заходит в комнату, которую за секунду до люцифер считал укромной, и занимает собой всё пространство, по-собственнически забирая весь воздух себе. кажется у люцифера в « своё » получается плохо.

война — это сумасшествие с первого взгляда. война это опасность, что по венам пускают похуже героина. война это ртуть вместо слюны. это лава вместо слёз. у люцифера при виде этой рожи мелькают в глазах флэшбеки по пятьдесят кадров в секунду, и ему они ни капельки не нравятся. говорить о подступающей тошноте бессмысленно. думать, что надо было взять бутылку йегеря — тоже. уже поздно. война пришла и к ней невозможно подготовиться. ворвалась внутрь голосами чужими, что слушать не очень хочется. ворвалась агрессией к горлу подступающей и животным желанием что-то делать: крушить, разрушать, уничтожать — синонимов много к одному единственному чувству, что люцифер даже в себе должен успокаивать, сжимая кулаки так, чтобы кривые ногти вонзались в кожу ладоней. боль отрезвляет, хотя падший ангел с удовольствием был бы сейчас пьян в драбадан. ему проще валяться в грязной вонючей блевотине луже, чем чувствовать возле себя это нечто, с его глубоким тембром голоса и холодом невыносимым. люциферу всегда казалось, что война должен быть огнём в любом его проявлении, а в итоге с каждым прикосновением ему больно до ожога от холода треклятого. сколько раз войну проклинали? сколько раз его ненавидели? люцифер один из тех, кто этим каждодневно занимается, превратив в будничную рутину — пьёшь кофе с утра, не забудь проклясть войну. но есть война, которую он ненавидит, есть война без которой он почти не может.

привязанности исчисляются сутками, странности — мгновениями. у люцифера и того, и того достаточно, пусть один из всадников и научил его понимать, что даже у бессмертия есть конец. если однажды война станет концом люцифера, он не удивится. война — та, которая занимает всю его жизнь, — норовит с каждой битвой забрать себе любимого некогда господнего сына. война — тот, кто сидит близко подобравшись к границам дьявольского « уйди », — норовит заставить люцифера подойти к краю и разбить себя окончательно. люцифер хорошо знает, что такое разбиваться, а затем собирать себя по кусочкам. но когда-нибудь он устанет собирать, и его, словно мусор, сгребут в помойку, а затем увезут на свалку. люцифер не может говорить о старости, потому что знает тех, кто уже даже не помнит своего рождения. своё же падший ангел помнит слишком хорошо. люцифер говорит об усталости невероятной, которую не вывести никаким сном и отдыхом. он учится терпению и вере, хотя ни то, ни другое не знал, будучи юным ангелом с яркой улыбкой и невероятно яркими амбициями. херово становится от мысли, что война видел его и таким, и таким, пробовал на вкус любое его состояние. иногда люциферу кажется, будто он был создан не отцом, не богом, не господом, а войной. выплавлен из горячего железа, которое потом охладили настолько, что оно жжётся.

люциферу холодно, но он руками обхватывает себя ради безопасности. война слишком хорошо умеет уничтожать. война пахнет алкоголем настолько, что пьянит. война пахнет агрессией мелких школьников, которые не поняли, что дрочка — отличный способ расслабления и выброса эмоций. война пахнет второй мировой и патриотическими выкриками всех её участников. тоталитарный режим вкупе с детскими амбициями и умением за воинственный клич принимать вой. сладкое ощущение чужих грехов, от которого у люцифера дрожат веки, пока он неосознанно втягивает воздух, но не теряет голову настолько, чтобы уткнуться войне в шею и губами провести по такой ненужной яремной вене. люцифер так много говорит о том, что всадники для него, словно странная часть семьи, но на деле он совсем их не понимает. и тянется к этому непонятному, словно ребёнок. он говорит, что чувствует себя отцом, приютившим четырёх детей, а на деле младше их всех в десятки раз. и это он рос у них на глазах. они же всегда были теми, кем являются сейчас. это он меняется с каждым тысячелетием настолько, что не узнаёт себя нынешнего. это он может их предать — в самых тёмных его мыслях, — тогда как они не выйдут дальше за рамки собственных прав. смерть никогда не подарит жизнь. война никогда не создаст мир. люцифер кричит во снах о том, что его лишили свободы когда-то, а утром в холодном поту понимает, что у него свободы на миллион лет. у всадников на их бессмертие — лишь война, смерть, голод, чума. бог никогда не умел давать свободу тем, кто находится под его командованием. и люцифер губы в кровь скусывает, пытаясь придумать способ освободить тех, кого шёпотом обещает защищать так же, как и всех, кто ему дорог.

но у люцифера проблемы с расчётом собственных сил и осознанием факта, что всех защитить он не сможет.
если себя защитить не получается.

на войну невозможно не злиться. от него пахнет токсичным бензином, а говорит он так, словно люцифер только что вернулся из турции по купленной путёвке в засаленном тур-агентстве, где его старательно пытались убедить в выгодности предложения: отель всё включено, круглосуточный бар, море, клуб. только люцифер никогда в турции не был, а уж тем более не отдыхал в таких местах. его отдых — кружка горячего чая, чёрный рояль и партитура баха, запомненная с первого взгляда. и всё это длится не более пяти минут, потому что потом он снова должен заняться необходимыми делами.

— я не жду дам. они приходят сразу, как я позову.

у люцифера плохо получается огрызаться на войну и обычно он осторожно игнорирует « умение » этого всадника начинать разговор. ему огрызаться на него обычно и не хочется. но не когда война выглядит так, словно сейчас выблюет на пол свой ужин — такие как он едят вообще? по личным подсчётам люцифера в сегодняшней битве они потеряли целый легион, не считая раненых или тех, кто не доживёт до следующего недо-рассвета в аду. их забрали смерть и война, даже не поведя взглядом. их забрали за то, что они верили, и люциферу хочется ударить себя с размаху по груди, чтобы выплюнуть комок ненависти к этому. но он со скрипом кожи поворачивается и харкает, выплёвывая на и без того грязный пол кровь и слюну. ему тяжело дышать и сломанное ребро неприятно давит.

иногда люциферу кажется, что если он соберётся и прогонит войну окончательно, то весь этот бессмысленный театр борьбы зла с добром прекратится. если он выгонит к чертям всех этих всадников, кого, будучи ангелом, ненавидел так же, как остальные, то всё прекратится. нет. « вы зло », — кричал он давно. а теперь? « ты зло » — кричат смертные. люцифер умеет не слушать, но не умеет забывать собственное лицемерие. наверное поэтому он и открывает врата ада для всадников, позволяя им постоянный неограниченный доступ в любые его закоулки. ему стыдно, что когда-то он их ненавидел, так что теперь он иногда ненавидит себя.
и ему в этой ненависти самозабвенно тошно, потому что сам никогда не любил противных нытиков, а в итоге стал таким же. может быть он и не озвучивает всё это вслух, держа откровенную браваду, но внутри себя он знает, кто он такой. он просто боится об этом говорить, всё зло закрывая внутри себя ширмой, попыткой в цивилизованность. он умеет красиво говорить и за словами тоже всё неплохо прячется.

— ты ведь знаешь, что я тебя ненавижу? — люцифер говорит это на выдохе и с шипением садится, чтобы лбом войне в плечо уткнуться. — ненавижу, слышишь? и не могу без тебя тоже. слышишь? и вот нахуя ты сюда пришёл.

люцифер куда не ступает, везде оставляет грязь. люцифер на кого не посмотрит, везде оставляет ненависть. люцифер разучился иначе. он помнит, что когда-то был ангелом, но не помнит, как это быть ангелом. он чувствует себя преданным чему-то, но и одновременно преданным чем-то. он в эту игру слов отлично умеет. но не более. он не игрок — откровенный во всём. говорят, что люцифер обманщик. он бизнесмен, а не обманщик. но себя всегда протягивает на раскрытой ладони, потому что ранить уже некуда — везде побывал чужой клинок, чужое слово, чужое оружие. он эту откровенность в лицо бросает, что принимают за вызов. мало кто додумывается изучить и попробовать принять. додумываются окрестить дьяволом и « хорошим » выбрать отца. ведь последний всегда всё делал на благо людей. какие глупые создания. какие откровенные идиоты. какие недотёпы. люцифер до сих пор ненавидит людей за то, что они такие слепые, за то, что они не смогли правильно разглядеть произошедшее. люцифер готов им глотки вырывать, но всё равно пытаться убедить их — вот он я, такой, какой есть на самом деле. да, я лгун, да, я трус, да, я никчёмен. но я пытаюсь показать, что мир не заслуживает того, что с ним происходит сейчас. и если бы демократию изобрели чуть раньше, он бы может быть даже научился в неё играть, но пока для него доступен лишь тот способ, что сидит прямо рядом с ним. люцифер ведь и правда ничего не знает, кроме войны. может быть он чуть-чуть знает любовь, чуть-чуть знает сожаление, чуть-чуть знает стыд, но всё сводится к одной войне. и она уже не принадлежит ему полностью. она принадлежит всем, кто в ней участвует.

люцифер не может войне сказать « ты мой ». но война может ему сказать « ты навсегда мой ».
и будет ведь, сука, прав до последней буквы.

люцифер войну ненавидит и любит всем, что у него есть. лишь войне он позволит себя уничтожить. лишь в войне он готов встретить конец. лишь войне он может позволить себя разрушить. всё равно война не умеет создавать. лишь уничтожать. люцифер чувствует от войны исходящий запах расколотых империй. бог создал идеальных созданий, у которых нет выбора. даже у люцифера он был. бог создал тех, кого когда-нибудь заберёт. даже люцифер это понимает и цепляется так, словно каждый раз — это последний. именно война научил его этому. война всегда приходит без предупреждение и учит ловить мгновения так, словно жить осталось секунду. люцифер рад, что война не смотрит в глаза и чувствует затылком чужие яркие, но жестокие улыбки падальщика. война красиво улыбается, люцифер это знает. просто каждая такая улыбка делает больно.

даллас — хороший город. его окраина ещё лучше. здесь тихо и один единственный ночной клуб является вспышкой световой музыки, криков и пьяной толпы на весь маленький городок. здесь деревенские мальчишки спорят о поступлении в гарвард и знают, что никогда не смогут этого сделать. здесь девочкам матери говорят на их розовые мечты о хорошем заработке, чтобы те шли на панель — всё равно заработают больше. здесь можно колесить на байке, в тишину врываясь шумом мотора, а затем с утра на рассвете в кафешке устроенной под девяностые слышать истории об очередном лихом гонщике, разбудившем собак. здесь всё до жути спокойно, что кажется странным — всё в том же шумном клубе спрятались те, кто тут априори по размышлениям смертных быть не должен. война и люцифер. что за дуэт придурошный и до жути жалкий. один в себе ножом копошится, отрицая это, хотя давным давно мог выбросить нож, второй за вседозволенностью делает вид, что не замечает жгутов, которые в любой момент могут перекрыть вены.

вот так. долбоебизм, одним словом.

0

17

Форум: chaos theory
Текст заявки: Внимание, собирающийся каст LOST разыскивает всех-всех-всех!

https://a.radikal.ru/a20/1805/cb/1ff55a22ae13.jpg


lost
Остаться в живых



all cast
Весь каст


Раса:
По большей части это люди, но если придет Джейкоб-дух или его злобный брат-дым, мы не против.
Возраст:
Варьируются.
Прототип внешности:
Оригинальные (замена возможна только у второстепенных персонажей)
Связь с заказчиком:
ЛС, гостевая, можно иную связь лично в руки.

ОСНОВНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Прошло то время, когда люди с упоением смотрели сериал про потерянных на "неизвестном" острове. Мы с Джеком решили пересчитать тех, кто еще помнит этот сериал и кому хочется возродить традицию вечного попадания в капканы и переписать историю с минимальными потерями (и наказать злой самолет, что убил Буна!). Сюжет начинается фактически с самого начала и мы готовы перекроить особо важные моменты, чтобы вам было интереснее выживать. Нуждаемся во всех, но, разумеется, основной костяк выживших и персонажи типа Бена, Ричарда, Гудвина, Итана - в приоритете.
Сюжет знать обязательно на уровне воспоминаний, Вики. Не требуется знание всего сериала (хватит трех сезонов), но будет очевидным плюсом, так как в конце объясняется природа феномена острова. На грамотность смотрим под углом твердой четверочки - хотя бы вычитка или проверка в ворде, размер постов - не принципиален. Лицо, от которого пишете - тоже не так важно, подстроимся.
В целом, от вас: понимание персонажа и желание играть. От нас: плюшки, любовь и бесконечный генератор сюжетных идей и квестов.

Приходите, без игры не оставим!
Ваш персонаж: Джульет Бёрк - специалист по бесплодию, ставшая частью "чужих" отчасти не по своей воле. С самого начала игры мой персонаж будет находиться в лагере фюзеляжников и раскроет себя не сразу - мы меняем сюжет.
Пример вашего поста:

Пример поста

Ей хотелось выбраться. Собрать вещички и укатить прочь на любой самой утлой лодчонке. Лишь бы подальше от них. Подальше от него.

Давно потерянному на неизвестном острове уже и не понять, что такое - свобода. Что такое - общение с другими людьми. Ученая и врач со стажем застряла посреди океана и не знала, каким образом выбраться отсюда. Хотя бы более живыми частями. Джульет надеялась, что рано или поздно Бен одумается, посмотрит на неё не глазами одержимого, а человека, способного на другие чувства. Адекватные, естественные ощущения совершенно обычного человека. Не монстра.

К сожалению, за три года мало что изменилось.

Несмотря на поддержку Гудвина, Джульет все еще ощущала себя не в своей тарелке. Да, она знала остров. Да, она общалась с некоторыми из "работников", и очень даже неплохо. Женщина многому научилась здесь - выживанию, принципам и методам достижения цели. Она стала хищником, каким никогда бы не смогла вырасти из тихой девочки, оставшись на "большой земле". Джульет, вероятно, стала даже лучше, совершеннее.

Но это все не то. Она хотела домой. Туда, где её, быть может, ждала её родня. Мать или отец, что давно не слышали от неё вестей и кому она, увы, долгое время не звонила. С кем ей не хотелось разговаривать до самого отъезда на остров. На её новую работу. Зря. Наверное, пропади Джульет после своего обещания вернуться спустя полгода, её бы начали искать. Обшарили бы весь океан.

Будь её сестра жива, она бы точно позаботилась о непрерывных поисках.

Бен все испортил. С его неясной жаждой пристегнуть почти-что-добровольную-участницу наручниками к базе и не отпускать до конца её - их, - дней, Лайнус метался по территории, словно дикий зверь, которому оказалось мало законно пойманной добычи. Он и мнил себя царем зверей, и часто загонялся своими тараканами, которые вылезали наружу кучей комплексов. Он хотел быть лидером и держать всех в ежовых рукавицах. Он был таковым для других, только Джульет воротила нос.

Ей снова и снова хотелось вдохнуть грязного воздуха Майями, а лидер местного населения мешал ей своей ненужной опекой. Он вырос здесь, а Джульет привыкла к высотным дебрям, шуму. Людям без ружей.

Бог один только знает, как она грёзила о покое.

- Покой нам только снится.

Бёрк помнила, как подскочила, словно ужаленная в пятую точку, после чего не очень удачно скрыла своё замешательство под маской вежливого удивления. Вопросительный изгиб бровей был известен Бену, который сейчас очень некстати топтался подле неё, слегка выглядывая из-за её плеча. Дыхание своего шефа блондинка уловила четко, однако в мечтах своих она даже не услышала, как и когда он подошел. Чертов охотник. В их игре - она всегда была добычей. И, похоже, только одному Лайнусу был интересен подобный расклад.

Джульет заставила себя развернуться еще немного. Голубые глаза встретились с серо-зелеными лишь на мгновение и почти сразу же по спине Бёрк поползли мурашки. Холодные, склизкие... Словом, слишком неприятные, чтобы заострять на них внимание.

Хватит читать мои мысли, - только и ответило на его ехидный взгляд сознание, а сама женщина прохладно приподняла уголки губ.

- Прошу прощения, я нужна тебе в лаборатории?

Бескровные и по-змеиному тонкие губы Бена тоже изогнулись, но в неприятном оскале. Доктор вздохнула и сдержанно повела подбородком в сторону, глазами ища поддержки у стоящих чуть поодаль небольших коттеджей. Слепые окна ответили ей так же насмешливо-молчаливо.

- Нет. У меня для тебя другая работа. Вы с Гудвином отправитесь в стан врага.

Джульет помнила, как еще больше впала в ступор. Ей приходилось делать вылазки к потерпевшим крушение, она даже допрашивала особенно нужных Бену, после чего те бесследно пропадали. Бен говорил, что их отсылали на материк, но этому женщина не верила в принципе. Лайнус никогда никого просто так не отпускал.

Так вот, ей приходилось делать вылазки, но обычно на подстраховке никого не было.

- Гудвину лучше остаться работать над проектом, - стараясь не выдать страха - или еще какой потусторонней гадости в голосе, - Джульет вновь ввинтилась взглядом в рыбьи глаза начальника, - Я и сама справлюсь.

Бен отмахнулся, вновь едва подавшись вперед и, на какой-то момент, даже задев её кончиками пальцев, скользнув за стаканом сока, припаркованном на уголке деревянного столика.

- Он будет работать в другой части самолета. Ты возьмешь фюзеляжников. Я хочу знать обо всех, кто числится. Есть ли там полезные люди.

Полезные люди. Так Бен обычно называл жертв своего изощренного гения, коим не удавалось больше увидеть света божьего. Он подбирал людей самого разного калибра, но только недавно он сумел открыть ей, по сути, самому близкому себе, как он считал, человеку правду. Ему нужна была операция. Срочная. Та, которую Джульет - единственный квалифицированный врач, однако далеко не в нужной области специалист, - не могла провернуть. Бен искал среди жертв крушения своего спасителя. Он будто знал, что рано или поздно нужный человек появится.

Именно потому он посылал врача. Они всегда смогут договориться.

- Хорошо, - после долгой паузы обронила Бёрк, тут же поднимаясь со своего места и теперь немного возвышаясь над Беном.

Мужчина отошел в сторону, мешкая всего долю секунды и продолжая ловить её блуждающий, ставший решительным и жестким взгляд. О! Он знал, что Джульет, даже будучи к нему весьма холодной, не позволит ему умереть. Потому что она - чертов пацифист. Женщина даже стреляет обычно не наповал, лишь бы помочь жертве после.

Сама же блондинка ощущает себя мерзко, но прекрасно понимает, что ничего не может сделать. Она не имеет права голоса. Если Бен умрет, то погибнет и её надежда когда-либо выбраться отсюда. Нейрохирург, окажись он в нужном месте и в нужное время, мог оказаться полезным. Более того - если ему удастся выжить, то такого человека всегда можно уговорить и на другие подвиги. Помогать здешним? Возможно. Ведь врач - это призвание. Человек не сможет отказаться от своего предназначения даже под дулом пистолета.

Надеюсь, до этого не дойдет, - пронеслось в голове, когда женщина закидывала на плечо заранее приготовленную сумку с книгами, водой и парочкой сменных футболок, в которых был завернут мобильник. Он ей не понадобится, зато собьет со следа разбившихся.

Мысли Бёрк по мере её прохождения джунглей, медленно перетекли из рабочего русла в настороженно-романтические. Она помнила, как выходила из лагеря и взглядом задела спину любовника. Он не обернулся, но женщина почти чувствовала его напряжение. Раньше за него подобную работу выполнял Итан, а теперь...

Пожалуйста, не натвори глупостей.

Играющий листьями деревьев ветер усилился. Джульет уже привычно уловила запах моря и сбавила шаг, стараясь не привлекать к себе лишнего внимания хрустом веток и как можно сильнее сгорбиться. Жена Гудвина хорошенько врезала ей по лицу, оставив заметную оплеуху, словно от удара о что-то тяжелое - о кокосовое дерево, возможно? - а после сама Бёрк исцарапала себе руки и разодрала пару рабочих брюк, оставив на себе отметины якобы крушения. Натянуть на лицо маску боли - проще простого - она умела играть на публику. С такими-то учителями...

Дым от обломков все еще шел, но большая часть народа укромно обосновалась на берегу - кто-то уже даже начал строить себе шалаши. Криков о помощи и стонов агонии слышно не было, однако где-то неподалеку лазутчица уловила весьма громкую мужскую ругань. Когда же Джульет выползла на пляж, цепляясь за ствол молодой пальмы, она уже вошла в выбранную роль. Она пошатываясь выбрела к молодой женщине-кореянке, активно что-то искавшей в своем чемодане. Сипло прохрипев что-то, Бёрк рухнула, не дойдя до неизвестной пострадавшей всего десяти футов, раскинув руки в весьма искусном обезвоживании.

(либо ссылкой на сообщение с указанного форума)

Отредактировано .sihoin (23-05-2018 15:12:55)

0

18

Форум: rebel key

Текст заявки: Я буду рада играть по этим сюжетам как в АУ, с нынешнего аккаунта, так и взять полноценного второго персонажа и играть с вами по этим сюжетам постоянно, развивая их дальше и дальше. Сейчас на форуме действует упрощёнка на всех. Когда она закончится, я напишу для вас акцию на любого вашего персонажа, если вы изъявите желание прийти играть со мной по этим сюжетам.

Биошок

Хочу, очень хочу, душу продам за хардкорный гетный АУ по мотивам «Биошока».

Пятидесятые годы двадцатого века, стеклянный город на дне океана, роскошь и нуар, ультра-капиталистическая антиутопия. Гнойник ещё не прорвало, и мутантский апокалипсис ещё не разразился, хотя адамом пользуются уже практически все взрослые. Роскошный мир, в котором особое вещество — адам и производные от него позволят вам продлить юность, приобрести боевые сверхспособности, выбрать идеальный в этом сезоне цвет волос, форму носа или даже пол, если, конечно, у вас есть на это деньги. Возможно, адам даст вам даже вечную жизнь.

Но за сверхспособности надо платить, и расплачивается общество самым дорогим — собственным будущим: детьми, а именно девочками.

Здесь я предлагаю остановиться и уйти в «по мотивам». Во-первых, я хочу сделать девочек постарше, лет так пятнадцати-шестнадцати. Во-вторых, я хочу целиком сосредоточиться на приютах, несколько их поменять.

Итак, спрос на адам растёт в геометрической прогрессии, это самый прибыльный бизнес во всём городе. Его производство захватила единственная корпорация и поставила дело на поток, открыв сеть благотворительных приютов для девочек. Девочек собирают со всего города, добывают всеми способами: потоки рекламы в СМИ обещают пропитание, безопасность и элитное образование, только доверьте нам своих дочерей, девочек выкупают у опустившихся родителей или просто похищают.

Конечно же, на деле приюты — фабрики по производству адама, а девочек там рассматривают исключительно как биоматериал. На первом этапе отбраковывают самых слабых, оставшиеся проходят усиленную физическую и медикаментозную подготовку по перерождению из человека в  особое существо, которое и будет производить адам.

Мне хотелось бы сыграть на этом отрезке времени между попаданием девочек в приюты и окончательной их трансформацией. Моя героиня не знает, что её ждёт в приюте, и рассчитывает на то, что было обещано в рекламе. Возможно, она происходит из хорошей в прошлом семьи. Ваш персонаж может быть парнем из охраны блока, возможно — человеком, который пришёл сюда на работу с целью коммерческого шпионажа и неожиданно сделал отличную карьеру. Он собирает сведения, параллельно беспредельничает с биоматериалом. И когда появляется она, его переклинивает, у них какое-то время развиваются странные отношения, потом они сбегают, за ними гонятся все силы корпорации (у него производственные секреты, у неё — какие-то особенные уникальные показатели, которые делают её особо ценной для производства адама), и в конце концов спасаются, поднимаются на поверхность океана. 

Джинни Уизли и дневник Тома Риддла

«Привет, Том». Мой дримсюжет по Гарри Поттеру. Я хочу отыграть Джинни Уизли эпохи книги примерно пятой-шестой (впрочем, можно и старше), которая по-прежнему тоскует по лучшему другу из дневника (в стиле «мне не хватает того человека, которым я тебя считал»). В какой-то момент в её руки попадает разрушенный дневник, но магия, одиночество и отчаяние позволяют ей оживить Тома-из-дневника, а тот факт, что именно её магия (ну ок, её любовь) оживила его, дала ему реальность, телесность, высвободила его прежнюю силу, создаёт между ними некую особенную связь, магическую и эмоциональную. Сначала он мечтает убить её (не хладнокровно заавадить, а изнасиловать и убить своими руками), потом понимает, что любой причинённый ей вред, причём причинённый как им, так и третьим лицом, зеркально повторяется на нём. Ну и так далее. Гет, зависимости, хардкор и роковые страсти. Полнейшее АУ, канона мне не надо.

ГП, война Гриндевальда

Я мечтаю сыграть в мире Гарри Поттера, поколение скорее нулевое — примерно так 1943-1944 год. Без учёта «Волшебных тварей» (потому что я никак не могу их посмотреть, так-то. Свой канон с блэкджеком и шлюхами). Итак, Война Гриндевальда в разгаре, студенты Хогвартса ожесточённо занимаются в Дуэльном клубе, чтобы на следующий же день после вечеринки в пижамах по поводу совершеннолетия подать заявление об отчислении из школы и зачислении в военные силы магической Британии (или в какие-то другие военные силы, впрочем. Дело вкуса. Но помните о статьях за измену Родине). Идёт обычная школьная жизнь, но на её фоне сплошные разговоры о войне, споры об обстановке на фронте, о политике, о последних сражениях. В какой-то отчаянный момент войны Минмагии объявляет набор в отряд одарённых старшекурсников, которые получат ускоренную подготовку и будут переброшены для спецоперации за линию фронта. Далее возможны варианты. Можно поиграть в секретные лаборатории Гриндевальда, всякие вампирские замки, европейская нечисть, возможно, даже какие-то мифологические мотивы. Можно, напротив, поиграть что-то шпионское, какой-то особый захват и тд. Я бы поиграла здесь юную Минерву МакГонагалл или ещё какую-нибудь студентку. Да, гет без вариантов. Гет, военная тематика, «магия, война, любовь, семнадцать лет».

Моргана и Артур, "Мерлин BBC"

Моргана из «Мерлина» БиБиСи. И да, опять гет, просто старшую сестру и подругу (или врага) играть не хочу. Хочу поиграть в нашем времени, возрождённая Моргана, постепенно вспоминающая себя и осознающая свои силы. И здесь мне хочется увидеть хоррорного маньячного Артура, с оглядкой на Бредли Джеймса в «Дэмьене». Какой-нибудь безумный маньячный сюжет с мифологическими отсылками. Хедлайн эпизода - «I want to ki__ you».

"Игра Престолов", эпоха Завоевания Вестероса

«Игра престолов». Тут меня интересует эпоха Завоевания Вестероса. Я уже очень сильно разогналась на роль Аргеллы Дюррандон, но в принципе, думаю, могу переключиться на какой-нибудь другой женский образ. Например, высокородная заложница при дворе Таргариенов (то есть, получается, на Драконьем камне), ожесточённые интриги в среде заложников, драконы, в том числе дикие, летающие над замком, тлеющий вулкан, становление новой политической картины континента, иерархии Великих домов в глазах новой династии и всё такое прочее. Гет и всякие хардкорные игропрестольные штучки.

О чём я, собственно, толкую:
Последний король из этой династии, Аргилак Надменный, пытался заключить союз с Таргариенами, выдав свою дочь Аргеллу за Эйгона Таргариена. Эйгон предложил Аргилаку своего незаконнорожденного брата Ориса Баратеона; Аргилак счел это оскорблением и порвал отношения с Таргариенами. … Аргилак выступил в безнадежный поход против Таргариенов, и в битве Последнего Шторма был убит Орисом Баратеоном. Аргелла объявила себя Штормовой Королевой и заперла ворота перед наступающей армией. Однако гарнизон замка не так рвался умереть, так что королеву выдали Орису обнаженной и в цепях. Орис обошелся с ней по-рыцарски — снял цепи, прикрыл своим плащом и предложил ей вино и еду. Позже он взял себе герб Дюррандонов, стал лордом Штормового Предела и взял Аргеллу в жены.
https://7kingdoms.ru/wiki/Аргелла_Дюррандон

Санса Старк и все-все-все

Хотела бы поиграть Сансу, как по поздним сезонам, так и вернуться к ранним сезонам (книгам). Желательно всякие АУ, буквально вот самые разнообразные, потому что выстроившаяся на данный момент линия меня во многом разочаровала. Гет. С кем — ох, ну тут вариантов много, сами примерно представляете, какие.

Гравити Фоллс, пайнцест либо Мейбл и Билл Сайфер

Очень хочу сыграть Мейбл Пайнс лет пятнадцати-восемнадцати. Возвращение в Гравити Фоллс, новый взгляд на городок. И здесь я тоже ищу гета, да, и в его свете — либо любимого близнеца, либо Билла Сайфера, либо какие-то их реверсные варианты. Можно прописывать городок хоррорно, можно более канонно, крипота вперемешку с весельем. Да, грустную и разочарованную жизнью рисовать Мейбл не хочу, это сразу, если что. По крайней мере, на старте; мгновения внутренней тьмы скорее всего будут в сюжетах, но это уже другое дело.

"Звёздная пыль"

Тут у меня даже нет сюжета, я просто очень хочу сыграть (ещё одну кроме Мейбл) ) упавшую звезду с сердцем, которое хочет сожрать каждый мимо проходящий. Гет, приключения, кошмарики и хэппи энд.

"Однажды в сказке", Питер Пэн и Венди Дарлинг, АУ

Хочу отыграть АУ в Сторибруке. Выкладываю варианты сюжета; можно комбинировать или придумать целиком и полностью другие. И да, во всех вариантах гет, все они предполагают одержимость Питера Венди.

Сюжет 1, «школьный»: вариация на тему первого сезона, Сторибрук под проклятием, Питер и Венди находятся в городе и не помнят, кто они такие. В какой-то момент Венди переводится в класс Питера, и её присутствие начинает вызывать в нём не столько память, сколько странные и довольно хоррорные мысленные провалы в Неверлэнд — так его магическая сущность прорывается наружу. Можно сказать, что Тень стучится в окно его души) Он становится одержим Венди, она его боится и бегает от него. Возможно похищение... ну или посмотрим.

Сюжет 2: «Новый Неверлэнд». У Питера всё получилось, и Сторибрук стал Новым Неверлэндом. Такой сплав Сторибрука, Син Сити и «Детей Кукурузы». Персонажи обрели новую память и новые личности, кроме Питера (и, возможно, каких-то его приближённых). Питер остаётся подростком, и поэтому не может быть мэром города, скорее он неформальный хозяин города, возможно, сплав миллионера, держащего в кармане контрольный пакет акций всех предприятий города, и властителя душ по типу Айзека, вождя. Сторибрук стал жутким тёмным городком, закрытым, диким, со своими законами. Венди либо не помнит себя прежнюю, и тогда, видимо, как-то пытается избежать Пэна, либо помнит — если он так пожелал, когда накладывал проклятие на город. Здесь я предлагаю сделать её пациенткой психиатрического отделения сторибрукской городской больницы, как это было в каноне с Белль. Оплачивает её пребывание там Питер, возможно, она позиционируется как его родственница или даже невеста. (Почему-то в этом месте я прямо-таки вижу бёртоновский «Труп невесты»)) ). Венди мечтает сбежать, Питер её время от времени посещает. Можно добавить больше жести: в городе арестовывают её братьев, обвиняя в ритуальном убийстве ребёнка (Пэн же забрал сердце Генри, остался разорванный труп), приговорили к смертной казни (которой в штате Мэн нет, но это же Сторибрук Питера Пэна, здесь возможно всё). Там дальше посмотрим, что вытанцуется.

Сюжет 3, с оживлением: Голд убивает Питера, но Питер предусмотрел лазейку на этот случай, предав ей часть своих сил и возможностей и угрозами заставив выполнить инструкции в случае его смерти. Она оживляет его, но в план закралась досадная ошибка: отныне она становится хранительницей его жизни, её смерть означает и его смерть. Вынужденное сотрудничество, усиливающее взаимную зависимость, и всё такое прочее.

Сюжет 4. Венди сбежала из Неверлэнда, но волей Питера он её везде преследует, как Сайлент-Хилл. Она постоянно проваливается на остров, как в сны наяву. Возможно, в этом сюжете есть такое условие — Неверлэнд заполучит её полностью, только если она даст на это добровольное согласие? А она не соглашается. Но зато он, Питер, может всё увеличивать время её пребывания на острове.

Ваш персонаж: Beverly Marsh, IT

Выдержка из моей акционной анкеты

Взрослый мир, властвующий над нами, упорно и повсеместно изображает детей как царство невинности и умиления. Везде: на бесконечных мотивирующих плакатах, в книжках и в кино — яркие пасторальные картинки с зелёной травкой, голубым небом и милыми детками, держащимися за руки, лживые картинки про мир без забот и тревог, от которых тянет блевать. Честное слово, складывается впечатление, что взрослые уже родились таковыми и никогда не ходили в среднюю школу.

Что ж, может быть, где-то в Дерри и есть такие беззаботные счастливцы, те, кто родился в правильной части города, кто живёт в домиках с белыми заборчиками и чьим отцам принадлежит город. Для Беверли же быть ребёнком — значит двадцать четыре часа в сутки находиться в состоянии войны, всё время быть дичью, сканирующей местность вокруг себя, быть настороже, сохранять видимое равнодушие, не давая потокам грязи липнуть к себе, и мечтать только об одном —  чтобы тебя оставили в покое, забыть об этой самой войне, побыть свободной и счастливой — будь то пара сеансов в «Аладдине» или долгий счастливый день на Пустоши.
Да и там надо всегда помнить о хищниках.

Она надеялась, что переезд в Портленд изменит дело, что там, в новом городе, начнётся новая жизнь, ведь теперь, после всего, что они пережили, что они совершили, они стали совсем другими. Время показало, что она погорячилась: Бев по-прежнему оставалась бедной, яркой и как будто испускала особые волны, сообщающие каждому козлу (причём не только сверстникам), что вот лично её можно задирать сколько угодно. Это было неправильно, несправедливо, нечестно, но поделать с этим Беверли ничего не могла.

Быть может, если бы она осталась в Дерри... Нет. Нет, никогда в жизни она не начнёт мечтать о возвращении в Дерри; но всё время, днём и ночью, она мечтает вернуться в то жаркое, мрачное,  грозовое лето, на Пустошь, к своим друзьям. Прошёл уже год, но и сейчас она иногда застывает на месте, чувствуя себя больше там, чем здесь, как будто снова слышит голоса, смех, видит блеск глаз, и безумная энергия переполняет её так сильно, что кончики волос начинают потрескивать.

Так что, в общем, когда пришли эти сны, она как будто была уже готова, как будто знала, что это ещё не закончилось. Что им придётся собраться гораздо раньше, чем... чем она видела, ну, тогда... Под землёй.

Пример вашего поста:

Венди Дарлинг

Это была комната, огромная и полутёмная, похожая на библиотечный зал в старинном поместье, в каких Венди и не бывала-то раньше. Девочка брела вперёд, чувствуя себя так,  будто её тащат вперёд за горло, маленькие босые ноги поджимались на (могильных) мраморных плитах пола. По обе стороны от неё на головокружительную высоту уходили неровные ряды полок, с которых на Венди, как белые луны, глядели слепыми бельмами мириады циферблатов. Огромное множество часов всех форм и размеров стояли там, и от этой фантасмагорической выставки идущего времени ей было невыносимо жутко. Венди почти не могла дышать, ужас навалился на неё, как чёрный зверь... и, сделав ещё одну отчаянную попытку глотнуть воздуха, Венди наконец проснулась в абсолютной темноте своего домика на дереве.

Абсолютная темнота — вот что не давало ей дышать. Так не должно быть — она всегда оставляет горящим ночник (осколок памяти о доме, о маме, за который она держалась обеими руками).

- Уйди отсюда, - хрипло сказала она. Голос постыдно дрожал. - Убирайся!!

В темноте, прямо перед ней, вспыхнули два горящих глаза. Тяжесть, давившая Венди на грудь, оказалась Тенью Пэна. По обыкновению промолчав, Тень стремительно взмыла вверх, вытягивая за собой шлейф ледяного ветра, и выскользнула в окно. Воздух хлынул Венди в лёгкие. Ночник сонно мигнул, как будто оттаивая после мертвящего присутствия жуткого существа, и его мягкий свет разлился по древесной комнатке, похожей на уютную внутренность шкатулки.

Адреналиновая волна всё ещё захлёстывала Венди с головой, её жестоко колотило, длинные растрёпанные пряди липли к потному лбу. Девчушка рывком отбросила одеяло и, пробежавшись по мшистому полу, перебралась на широкий, на совесть сработанный подоконник, чтобы ночной воздух отогнал морок.
Иногда ей снился этот сон про комнату с часами, странный и тягостный. Иногда она просыпалась от присутствия Тени. Иногда Тень появлялась у Венди на пути, до смерти её пугая.
Венди не решалась задавать вопросы. Тень казалась ей чем-то настолько чудовищным и в то же время настолько личным, что Венди старалась обходить эту тему и даже делать вид, что не замечает её наличия в жизни острова. В жизни Пэна.

Но сейчас Питера на острове не было.
Его не было уже несколько дней.
Несколько дней!
Иногда он просто пропадал — вроде бы он улетал с острова по каким-то своим собственным делам, а может, не улетал, кто знает? Венди точно не знала. Его просто не было.

Мне никто ничего не говорит.

Ну и отлично, свирепо говорила себе Венди, открывая глаза по утрам и сразу ощущая скучную одурь, что окутывала весь остров в его отсутствие. Просто замечательно! На всём сказочном сновиденном острове есть только одна проблема — Питер Пэн. Как хорошо, что и она преходяща!
Но вечером, когда темнота опускалась на Неверлэнд, окутывала её маленький домик, где она была совсем-совсем одна, когда таяли барьеры воли и сознательности, ей приходилось признать — её страшно, ужасно ломало из-за отсутствия Питера. Она не находила себе места. Ей было одновременно скучно, муторно, тоскливо, она злилась, она сходила с ума...

И вот теперь Венди смотрела в ночную тьму, сна не было ни в одном глазу, перед её внутренним взором стояла комната с часами, а уровнем глубже, как всегда, как всегда она видела лицо Пэна, нестерпимо притягивающее и сбивающее с ног, заставляющее сжимать кулаки, и ещё не давала покоя мысль о Тени (если Питера нет, почему Тень здесь... почему это существо вечно... пугает меня... С ним ведь ничего не может случиться?! Питер...) Девушка нервозно встряхнулась, стремительным, привычным движением вскочила на подоконник и, едва поведя плечами, оторвалась от него, окунулась в полную жизни черноту тропической ночи.

Она ведь была с ног до головы в пыльце, вы знаете. Как обычно. Как обычно.

Она страшно боялась темноты, но никогда не боялась полёта в ночном небе. Это устремление ввысь  приносило облегчение, пьянящую радость, ощущение, что ты наконец делаешь то, для чего был рождён. Слабо, как-то завороженно и расслабленно улыбаясь, локтями прикрывая нежное лицо от веток и колючек (хорошо мальчишкам с их повязками), Венди медленно взлетала вверх. Её маленький домик притулися в самой сердцевине леса, и ярусы густой тропической растительности окружали его со всех сторон. Теперь жара спала, и всё живое приветствовало ночь: джунгли звенели голосами птиц, животных, насекомых. Прямо в ветвях деревьев заливались лягушки. Венди плыла среди всего этого оживления, окружённая разномастными, переплетающимися ароматами листьев и ночных цветов.

Она не заметила, что на прикроватном столике, где стояла ваза с лиловыми орхидеями (утренний подарок одного из младших), привычная чашка с водой и вазочка выдуманного песочного печенья (я в джунглях, но я всё ещё леди), притаились небольшие, неправильной формы часы, похожие одновременно на игрушку и на что-то жуткое, отталкивающее. Частично сформированный, не успевший принять окончательную форму обрывок кошмара, вытянутый в реальность тем, кто начал слишком глубоко врастать в чудесный остров...

Через несколько минут Венди оставила внизу густое переплетенье ветвей и, уже смеясь от переполняющей её радости полёта, врезалась прямо в ночные небеса. Зябкий ветер упруго окутал босые ноги, играл её длинными вьющимися волосами, проник даже под рубашку, и дурной сон наконец улетучился. Ночной остров расстилался внизу, чёрный, омытый таким же чёрным океаном, в котром тут и там звёздчато мерцали огоньки охотящихся русалок. Бултыхаясь в восходящих потоках тёплого воздуха, Венди играла с ветром, пока наконец не вытянулась в струнку параллельно земле и не помчалась вдоль берегов, сильно жмурясь и наслаждаясь полётом стремительным, как бросок хищника.

Звёзды сияли над её головой.

Она не думала, что что-то ищет. Что уже (во сне) что-то узнала, что сейчас что-то нащупывает, летая там, где, вроде бы, уже столько раз летала — но в Неверлэнде всегда следует ожидать сюрпризов.

Это было похоже на те картинки, на которых ты видишь что-то одно, а потом линии вдруг слкадываются в нечто иное. Или как если бы кто-то сдёрнул занавеску со знакомого пейзажа. Венди увидела то, чего никогда раньше не видела: риф в форме черепа. Кошмарную белую, как голая кость, скалу в форме гигантского черепа, саму похожую на создание кошмарного сна.

И первым, что она ощутила, была ледяная, пронизывающая до костей в своей ясности и загадочности мысль: вот оно.

Что оно, Венди не знала, но совершенно точно знала, что это оно и есть.

Девочка зависла в воздухе, тяжело дыша от вновь нахлынувшего адреналина. Она остро ощущала исходящую от скалы мрачную, угрожающую мощь, подобную мертвящему дыханию, странному внутреннему движению, как будто здесь земная кора была особенно тонкой, и чудовища вот-вот готовы были вырваться наружу. Было ясно как день, что от этого места стоит бежать без оглядки. Но глазницы гигантского черепа светились мечущимся светом факелов, и ощущение ЭТО ОНО, ВОТ ОНО, это и есть те дела Пэна, про которые ей никто никогда не расскажет, его тайны и секреты, поднялось волной к самому горлу, путало мысли, тащило Венди вперёд. Её сердце колотилось как безумное.

Его нет на острове.

Никто не узнает.

Она стремительно летела к скале, чувствуя себя то ли вором, то ли клятвопреступником, преодолевая омерзительное ощущение, будто сама залетает в пасть акуле. Череп разрастался на глазах, уродливый, до непристойности неуместный здесь, в царстве мёбиусного отрочества. Вот уже глазницы превращались в обычные отверстия в скале, и всё же на мгновение Венди муторно шатнуло — она почувствовала себя так, будто физически лезет кому-то в голову.

И конечно, первом делом она увидела их. Часы главенствовали над всем. Перекрывая мечущееся пламя факелов, от них разливалось отражённое золотистое сияние.

Венди медленно, как бы машинально приземлилась, не отывая расширенных глаз от гигантских песочных часов и теряя ощущение реальности происходящего. Как будто её сны... вырвались и сомкнулись с реальностью... (как будто раньше ничего подобного не происходило, да, Венди?)... и там, внутри льдистых стеклянных колб, где клубился зеленоватый туман... там тёк и тёк золотой, сияющий, поющий песок.

Там. идёт. время?!

Она стояла в пещере, перед грудой разновеликих, отливающих медью черепов (кто это. кого здесь убили.), и на неё накатывало дурнотное ощущение, что всё происходит здесь и сейчас, что прямо перед ней бьётся истинное, тёмное сердце острова, что она вот-вот что-то поймёт, что какая-то истина лежит прямо на поверхности, и, если она приложит ещё немного усилий, она наконец нащупает правильные льдинки и вычитает из неразберихи знаков правильные смыслы. У неё закружилась голова.

Ночь текла сквозь неё, золото проникало в глаза, и настойчивая, неуловимая мысль (...сердце...) билась где-то в глубине, мощно и опасно всплёскивала, никак не даваясь в руки. Венди не знала, долго ли простояла перед часами, почти не моргая, но в какой-то момент ей показалось, что падени песка меж двумя колбами замедляется, и она — девочка, ребёнок, сидит по ту сторону стекла и играет с сияющими золотыми песчинками, подбрасывает их вверх!

И струя песка замирает.

Наполовину засыпая, наполовину теряя сознание, она успела почувствовать этот момент разделения. Неверлэнд — это мир, в который попадают дети во сне, куда же попадают во сне те, кто спит в Неверлэнде? Я всегда... подозревала, что однажды... у меня появится двойник.

Девушка в белой ночной рубашке медленно опустилась на камень, смежая ресницы и отключаясь, сильно побледневшее лицо почти светилось в ореоле разметавшихся по скале волос; девушка в узком красном платье стремительно поднялась на ноги, сузила вендины-но-не-вендины хищные глаза и сделала то, что никогда не сделала бы деликатная, страшно боящаяся причинить вред Венди.

Она сделала несколько быстрых, решительных шагов вперёд и преспокойно положила узкую ладонь на колбу часов.

- Так это время? - спросила она.

+1

19

Форум: Crossray
Текст заявки:
Фандом: Reservoir Dogs
I'M A COP, LARRYМистер Белый.
Он же Лоуренс Диммик.
Человек с тёмным и загадочным прошлым, для которого разбойные ограбления – это работа.
Мне известно о тебе немногое, лишь то, что ты из Висконсина, и у тебя богатый послужной список. Кто знал, чем обернётся для тебя новое дело с Кэбботом? Казалось бы, план был идеален, но всё пошло наперекосяк и виной тому я. Теперь же ты отбываешь срок в тюрьме, и я не смею предположить, каково тебе приходится.

I'M SO SORRY
Кажется, при других обстоятельствах мы могли бы стать друзьями? Только находимся по разные стороны баррикад. Втереться в доверие было частью моей работы. Видимо, я слишком увлёкся этой игрой. Из всей компании ты был единственным, с кем мне действительно хотелось контактировать, но я неустанно напоминал себе, что мы враги и помнил об этом пока ты не встал на мою защиту. Почему же ты так держался за меня? Почему верил мне, когда верить уже было невозможно? Почему винил себя в том, что случилось? Эти вопросы не дают мне покоя.
На мне тяжкий долг и я хочу вернуть его.

Вижу между Ларри и Фредди отношения рода наставник/ученик. Возможно, Фредди видел в Ларри отца, которого ему не хватало, а Ларри узнавал в нём самого себя и видел... сына (?), поэтому их неосознанно тянуло друг к другу, что можно раскрыть во флэшбеках. Дальнейшее развитие персонажей может идти в разных направлениях, как в сторону ненависти и мести, так и в сторону взаимопомощи (у меня есть предложения). В любом случае имеется богатая почва для яркой, драматичной игры.

Ваш персонаж: Freddy Newandyke/Mr. Orange
Та самая крыса с больной совестью.
Пример вашего поста:

Пример поста

Последние минуты перед тем, как полиция ворвалась на склад, были для Фредди самыми мучительными. И не потому, что в его теле стало на одну дырку больше. Стремительное осознание, что человек, которого он пытался обхватить безвольными руками, готов был умереть за него, ужасным, давящим чувством вины сжало из последних сил разгонявшее по телу остатки крови сердце. Его время на исходе, Фредди это понимал, и покаяние оставалось единственным способом спасти душу.
– Я полицейский.
Сирены. Грохот открывающихся дверей. Крики.
– Прости...
Чужие сильные руки подхватывают его и несут к выходу. Мир вокруг размывается, будто под водой. Слишком шумно. Слишком много звуков.
– Слышите... он защищал... он их убил... слышите...
Это будут его последние слова. И Ньюэндайк не понимает, говорит ли это вслух или про себя.
– Слышите!

По пути в больницу он потерял сознание. В какой-то момент Фредди провалился в блаженную пустоту и готов был поклясться, что видел тот самый пресловутый манящий свет. Так легко и хорошо ему не было никогда, но это сладостное состояние длилось не долго. Вдруг предстал образ застреленной женщины, и вслед за ним его жестоко вырвали из этой сказки.
Реанимация прошла успешно.

– Лучше б я сдох, – искренне признался Фредди, когда на пятые сутки после пробуждения его навестил Холдауэй.
Возможно, статус героя закрепился бы за полицейским, если бы тот помер от полученных ран (какой с трупа спрос), но избежав встречи с апостолом Петром, Фредди, как ни странно, оказался в опале.
Наверху проведённую операцию сочли проваленной. За потери среди гражданских и полицейских, а также утраченные бриллианты, огребли все, а Ньюэндайка сделали крайним. Особенно это было удобно после его признания в убийстве женщины и свидетельствования в защиту Ларри Диммика. Суда совести Фредди боялся больше обычного, и если бы ему пришлось сесть за свои грехи, он бы охотно это сделал, но вероломной судьбе показалось, что это слишком просто. Как не крути, Ньюэндайк был героем, поэтому его решили просто задвинуть куда подальше. Как мусор под диван. Аккуратненько так. И через Джима намекнули, что лучше написать рапорт самому. Признаться, Фредди и так собирался уйти гонять шпану где-нибудь на окраине города, но факт, что его гонят сильно бил по самолюбию. Ещё в перспективе после выписки его ожидало разбирательство по поводу убийства и, опять же по словам Джима, Ньюэндайку, скорее всего, придётся выплачивать пострадавшей семье компенсацию.
– Лучше б я сдох.

Жизнь в больнице протекала по расписанию. Осмотр, перевязка, капельница. И всё это между завтраком, обедом и ужином. Измученный бездельем и лежанием Фредди мог заниматься только мыслительной деятельностью, от которой становилось только хуже. Сон не спасал – пережитое на том проклятом складе доставало его и там. Корчась от боли на заднем сидении машины несколько дней назад, Ньюэндайк хотел одного – выжить, сейчас это желание казалось смешным. Он подумывал, что можно было бы пообщаться с местным психологом или, ещё хуже, удариться в религию, но эти мысли из серьёзных быстро превращались в шутку. Однако, продолжая влачить жалкое существование, Фредди находил спасение в бытовых мелочах. Как только он смог встать на ноги, поддерживаемый очаровательной медсестрой по имени Одри, то страстно захотел курить. Проблемы две – нельзя и нечего. Но и то, и другое было решаемо. Во время визита Холдауэя Фредди спёр у того зажигалку и пачку сигарет. Хоть и оставалось там всего две штуки, Ньюэндайк счёл это маленькой победой и по возможности решил их растянуть. Когда Одри после перевязки оставляла его в одиночной палате (спасибо похлопотавшим коллегам) и уходила к старикашке, требовавшему особого ухода, Фредди влезал на подоконник, открывал форточку и делал пару затяжек. Медсестра возвращалась не раньше чем через два часа, и этого времени было достаточно, чтобы палевный запах выветрился.

Он стоял на окне и выпускал дым в форточку, когда ручка двери в палату преждевременно издала предупредительный звук. Заученным ещё в школьные годы машинальным движением пальцев, Фредди отправил половину сигареты в свободный полёт. Развернулся, чтобы спрыгнуть на койку и принять безвинный вид, но неудачно – соскользнув босой пяткой с подоконника, он не удержался и полетел вниз, размахивая руками.
– Мистер Ньюэндайк?
– Бля, – крякнул кто-то из-за кровати.
Цокая каблуками, Одри подлетела к скорчившемуся на полу пациенту, помогла ему подняться и усадила на койку. Её всегда приветливое лицо вдруг изменилось. Тонкие брови встретились у переносицы, глаза осуждающе вспыхнули, а пухлые губы недовольно сжались.
– Вы курили?!
– Воздухом дышал! – рыкнул Фредди, согнувшись пополам.
Она шумно выдохнула ему в лицо жвачкой с ментолом, но, сдержав пыл, бросила, что к нему пришли, и удалилась – наверно жаловаться.
– Мистер Ньюэндайк, – перед глазами возникла широкая ладонь, протянутая для рукопожатия. Он поднял глаза на гостя, – Я...
– Я вас знаю, – пробормотал Фредди, вяло пожав протянутую руку, и упал боком на кровать, ткнувшись носом в подушку. – Вы Хендерсон, начальник какого-то там отдела... Ваше фото висит на доске почёта.
– Да. Я хотел бы, чтобы вы рассказали всё, что знаете о Викторе Вега.
– Каком, нахрен, Вега? – парень медленно поднялся на четвереньки и перевернулся на другой бок.
– В том ограблении он, кажется, фигурировал под кличкой Мистер Блондин.
Давящее чувство стянуло грудь круче, чем это делали сейчас бинты. Болезненно морщась, Ньюэндайк приподнялся на локте и обернулся на Хендерсона.
– С чего это Вы им интересуетесь?
– Дело в том, что Вега сбежал несколько дней...
– С того света сбежал? – не веря своим ушам, перебил Фредди, поворачиваясь к гостю лицом обратно.
– Из больницы.
– Что блять? – Ньюэндайк поднялся и сделал несколько неуверенных шагов. – Я выпустил в этого ублюдка целую обойму, он что, грёбанный иксмэн?! – его голос перешёл на невиданные с начала выздоровления децибелы.
– Успокойтесь, – проговорил Хендерсон, не выражая никаких эмоций
– Успокоиться? Да, блять, я спокоен! Конечно! Просто объясните мне, как этот маньяк мог сбежать, если я сам застрелил его! – развёл Фредди руками, криво улыбнувшись.
– Не все пули попали в цель. Он выжил и сбежал, убив полицейского.
– На нём что наручников не было?
– Он был в коме и ...
– Это оправдание?! – прохрипел Ньюэндайк, – Как мож..!
Недоговорив, Фредди закашлялся до привкуса крови во рту и сел обратно на койку, обхватив себя руками.
– Я понимаю, – после паузы, не сменив спокойного тона, заговорил Хендерсон. – Вы шокированы, и действия по сдерживанию преступника были безграмотны, но это случилось и нам нужно знать всё, что знаете о нём вы.
– Мы виделись только два раза, – сдавлено пробасил Фредди, отдышавшись. – Мне нечем вам помочь. Я понятия не имею, куда может пойти этот отмороженный.
Забытое жизнелюбие мгновенно вернулось. Даже дауну стало бы понятно, что это не просто плохая новость, а пиздец какая плохая новость. Мистер Оранжевый стрелял в Мистера Блондина и последний об этом знает. И помнит. Наверняка помнит.
Хендерсон ушёл. Когда медсестра вернулась с лечащим врачом, Ньюэндайк сидел на кровати и курил оставшуюся сигарету. Впервые за последние дни его пустой взгляд приобрёл осмысленное выражение.

Отредактировано mr. stolz (10-06-2018 05:23:11)

0

20

Форум: Crossover Apocalypse
Текст заявки:

постороннее изображение!
Единственная дочь Кратоса и Лисандры, жившая самым обычным и зауряднейшим ребенком в Спарте, даже не подозревая о своих силах, да и о том, какую роль сыграет в будущем. Пока кругом бушевала война, а ее отец отправлялся в военные походы во славу Ареса, Каллиопа наслаждалась беззаботным детством, училась играть на флейте, которую ей вырезал отец и ждала его возвращения. Боги, несомненно, решили по другому, выбрав для Кратоса участь полезного оружия, они заставили его убить жену и дочь, а их души, как и души всех мертвых, отправились в царство Аида, где невинная душа маленькой девочки стала проводником для всех заблудших, а ее флейта — путеводной нитью среди мрака и туманов Морфея. В некотором роде она даже... привыкла к своей новой жизни и новой обязанности. К ней относились вполне терпимо, а если замечали, то не делали больно. Вот только в ее мир вновь явился Кратос и вновь разрушил восстановившийся шаткий мир, как бы это странно не звучало, но ради мщения за Каллиопу и Лисандру. Боги умерли, солнце погасло, мир разломался на части, рассыпался, словно песок из разбитых песочных часов, а Каллиопе были открыты все дороги во всех мирах, что когда-то существовали и впервые в своей жизни она была абсолютно свободной.

Ваш персонаж: Атрей [size=8]ну или Локи, кому как удобней[/size] - новый бог лжи и обмана, который пока что только учится и познает новые грани своего богичного, во всех смыслах, положения, а так же известный дебошир и яжбатя Кратос, готовый кинуть в тебя кусок горы, если ты тронешь его деточек хд
Пример вашего поста:  милости просим

0


Вы здесь » Live Your Life » -Кроссплатформы и кроссоверы » Поиск партнера для игры


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC