Live Your Life

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » -Кроссплатформы и кроссоверы » Поиск партнера для игры


Поиск партнера для игры

Сообщений 21 страница 40 из 43

1

В данной теме действуют Общие правила каталога и Правила раздела «Ищу игрока» (подробнее). Дополнительные правила специально для «Поиска партнёра» указаны ниже.

Заявка в теме оставляется в следующих случаях:
• У вас нет на примете ролевой, но есть желаемые образы и сюжеты для отыгрыша;
• Вы игрок на определённом форуме и ищете партнёра с конкретными предложениями по сюжету.

Конкретика:
• Один пользователь - одна заявка в тематике;
• Один пользователь - не более трёх заявок всего (в трёх разных тематиках);
• "С аккаунта сидят два/три/десять человек" - всё равно одна заявка в тематике;
• Хочется новую заявку - попросите сначала удалить старую (в этой теме с указанием раздела);
• Поиск - только для игроков, ищущих партнёров. Для администраторов и пиарщиков есть "Ищу игрока";
• Пример поста обязателен;
• Анкета или пост по ссылке закрыты для гостей - сообщение удаляется;
• В одном сообщении несколько отдельных заявок на искомых персонажей - каждую под спойлер;
• Заявка очень объёмная и/или в виде крупной таблицы с заливкой цветом - хотя бы часть под спойлер;
• Обновлять/поднимать имеющуюся заявку можно не чаще, чем раз в две недели. Открывать новую после удаления старой - без ограничений;
• Сама по себе заявка находится в теме два месяца, после чего удаляется.

Запреты:
• Повторять заявку раньше, чем по истечении двух недель;
• Пытаться обмануть администрацию путём создания дополнительных аккаунтов;
• Игнорировать шаблон заявки;
• Администраторам - искать акционных персонажей не для себя лично.

Шаблон заявки для поиска партнёра на форум
Код:
[b]Форум:[/b] (ссылка в виде названия)
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Ваш персонаж:[/b] (ссылка на анкету или краткое описание, даже если персонаж канонический)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler] (либо ссылкой на сообщение с указанного форума)
Шаблон заявки для поиска партнёра (без приглашения на форум)
Код:
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler]

0

21

Форум: wonderlandcross
Текст заявки:

Средь миллиона голосов хочу услышать твой сладчайший голос
Играй честно, летай высоко.

https://funkyimg.com/i/2WsKH.jpg

Fareeha Amari [Фария Амари | Фарра]


Overwatch. 32 года. человек. наемник | капитан Helix Security. original | подберем.

• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •
[соединяя пунктирной линией яркие звезды]

Приверженность долгу у Фарии Амари в крови. Среди ее предков много солдат, заслуживших ордена и медали, и она тоже жаждет служить с честью.
В детстве Фария мечтала пойти по стопам матери и работать в международной миротворческой организации Overwatch. Она вступила в египетскую армию и быстро продвигалась по службе благодаря своей невероятной стойкости и тактической смекалке. Прирожденный лидер, она снискала уважение и преданность своих подчиненных. С таким солидным послужным списком Фария прекрасно вписалась бы в ряды Overwatch. К сожалению, когда ей наконец выпала такая возможность, Overwatch распустили.
Фария уволилась из армии с наградой за безупречную службу, и вскоре ей предложили должность в частном охранном агентстве «Helix Security International», которое занималось защитой исследовательского центра искусственного интеллекта, расположенного под плато Гиза. Этот центр был жизненно необходим для сохранения безопасности не только в Египте, но и по всей Земле. Фария с радостью приняла предложение и прошла обучение по работе с экспериментальным боевым костюмом Raptora Mark VI, обладающим повышенной мобильностью и разрушительной огневой мощью.
Над миром нависла новая угроза - Коготь готовит свои силы, сгущается тьма. Хеликс нанимают в самые разные места в мире, а сама Фарра решает, что должна разобраться во всем лично. Ведь не только родной Египет под угрозой. Но двигает ей не только долг, но и тот факт что ходят слухи, что ее мать жива. И не просто жива, а снова вышла на тропу войны. Слухи слухами, но любопытство было уже не остановить.
Единственная ниточка, что могла бы ее привести к Ане - вполне себе живой и объявившийся Джесси, который может ей помочь. Если только она сможет его убедить, при этом не поубивав друг друга. Кто знает, может это начало хорошей истории?
---
Не стал писать много потому что лор овервотча не такой богатый, как хотелось бы. А потому можно лепить из персонажа что угодно. Но скажу сразу - заявка в пару. Сложную, странную, полную колорита, но пару. Меня слишком радует эта парочка, чтобы просто отпускать вас. Умение в экшен, нц, драму и комедию обязательны. Связь вне форума тоже. Завалю артами, графикой и любовью <З
Приходим и орем ковбоя

Ваш персонаж: Джесси МакКри, бывший бандит, оперативник Blackwatch, а ныне охотник за головами. Меткий стрелок, казанова, алкоголик и просто очаровашка.
Пример вашего поста:

Пример поста

Сколько всего странного происходит в жизни. Казалось бы она такая неспешная, тянучая, но не успел оглянутся, как тут же все события прошли мимо тебя. МакКри потерял тот момент, когда все пошло наперекосяк. А именно когда он перестал жалеть о том, что оставил свою цель в живых. Эта идея ему казалась до сих пор дикой, но он стал получать настоящее удовольствие от работы с Оливией. А все потому, что она действовала в точности как он сам — импровизировала. Многие его ругали за такой подход, чем вызывали лишь изжогу у ковбоя да раздражение. Эта спонтанность была ему как коту сметана. И это не говоря обо всех бонусах, что шли вмести с этим. Мексиканка была безумна в хорошем смысле слова, так что скучать не приходилось от слова совсем.
Вот и сейчас у них была намечена интересная встреча. Джесси больше любил, когда все происходило в каких-то барах, пабах и подобных местах. В первую очередь это антуражно, во вторых выпивка никогда не бывает лишней, не так ли? А все эти парки, сады...какой-то лишний пафос. Он там себя ощущая словно статуя в музее. Но делать нечего, слишком уж привлекательная была сделка. Да и Оливия уговорила его потерпеть немного. В конце концов там было светло, людно, играла музыка и можно было бы остаться там на милый пикник. Хотя кого он обманывает, не остались бы, а свалили побыстрее в одну из его берлог, планировать дело, а за одно пробовать новую кровать, что он завез после последней х встрече.
Ковбой сильнее надвинул шляпу, чтобы ее не снесло потоком воздуха, что бил ему в лицо. Ховербайк несся по шоссе, обгоняя машины впереди. Он прибыл в страну раньше Оливии на пару недель, разгребая свои дела. Первое время у него не было доверия к ней, в том плане что он могла сбежать когда угодно. Но отчего-то она оставалась. Не в прямом смысле — уходила утром, даже не попрощавшись. Но как кошка, что ушла гулять, Коломар возвращалась обратно. Иногда проскакивала мысль, что она не сдержит свое слово, но сейчас она звучала все реже и реже. Даже тот факт, что она доверила ему свое имя уже говорил о многом. Джесси понимал краем сознания, что это была великая тайна для неуловимой Сомбры. Имена имеют силу. Это ведь информация, а она всегда важна.
Он остановился возле входа в парк. Было много машин, людное место. А он в своем наряде будет там выглядеть как бродяга, что обычно в парках на лавочках ночует. Мужчина слез с байка, вытаскивая сигару из нагрудного кармана. Вместе с ней достал длинную сигарную спичку, чиркнув ей по подошве ботинка. Старомодно, но так стильно. Он не хотел признавать открыто, но пафос и эффектность МакКри просто обожал. Торопится было некуда, пусть она немного помаринует клиента, дабы он готов был выложить сумму побольше. У нее это получалось куда как лучше — женский шарм и вероятно тот факт, что она не доставала оружие чуть что. А под дулом пистолета может и любой дурак убедить.
Выпустив сизый дым, МакКри наконец направился к воротам парка. Но через пару шагов его едва не снесли с ног потоком выбегающих людей.
— Эй, да осторожнее можно?! — возмутился он, пробираясь через бегущих в панике людей. Это могло значить только одно — все пошло к черту. Ну что ж, так даже веселее. Осталось только выяснить причину данного события. Поправив свой плащ, он поспешил вперед, расталкивая бегущих и кричащих людей. Кто-то пытался его насильно повернуть обратно, но он скользнул вперед, оказавшись на территории парка.
Где-то среди лабиринта деревьев и кустов, что составляли приятные глазу живые изгороди, слышались выстрелы из оружия. Оставалось надеяться, что не сама Оливия это устроила. а просто какие-то местные разборки. Или может быть клиент их подставил? Такое тоже может быть. Он же предложил ей сам, пусть он приедет первым, все проверит. Ее упрямство поражало.
Пальцы сами потянулись к кобуре, обнажая револьвер. Главный аргумент в любом споре — он так приятно утяжелял руку, давая уверенность в том, что он мог противопоставить что-то серьезное. Пожевав кончик сигары, не желая бросать ее, МакКри пригнулся, обходя парк по восточной стороне. Оливия умница, может справится сама, но ему стоило немного поторопится, чтобы не пропустить все самое интересное. Впереди мелькнула фигура, которая тут же пропала на ровном месте с характерным блеском. Маскировка. Джесси всегда считал, что бой должен быть честным. даже если применяются грязные приемы. Одно дело, когда ты кладешь в боксерскую печатку свинчатку или пинаешь по яйцам и совсем другое, когда противник как последняя крыса прячется в тенях. Понятное дело, рядом с Сомброй он этой мысли не озвучивал. Все же она женщина, можно было быть немного снисходительным.
— Вот собаки, — ругнулся он, выкидывая сигару, взводя при этом курок. Стрекот выстрелов повторился снова, где-то ближе к центру парка, где были видны ротонды. МакКри поспешил к ним, пригибаясь под живой изгородью, не желая попасть под огонь. Но в этот же момент очередь выстрелов срезала приличный слой листвы прямо у него над головой. Успев лишь перекатиться к небольшому заборчик и прижаться спиной, он перевел дух и попытался выглянуть. И как стрелять по тем, кого нет? Нет, можно было надеяться, что отражатели у них немного да преломляют свет, да молиться, чтобы он попал точно в цель. Снова выстрелы, которые пропахали гравий рядом с ним, окатив ковбоя крошевом.
Он подскочил, стреляя на бегу, выпустив три пули на звук. Не то что бы он наделся попасть, но это позволит ему поменять позицию. Можно было конечно использовать старый трюк со свето-шумовой гранатой, поскольку они засвечивали отражатели. Но это работало со старыми моделями, а тут...не факт. Их ждал, готовились, понимали что они придут. Как они так быстро его нашли? И кто эти ребята? Джесси прокрутил в голову весь список людей, кто когда-либо желал ему смерти, отсортировал по принципу "кто не просто желал, а вполне мог бы его убить", выбрав пару подходящих вариантов.
Снова мелькнула фигура, но теперь он видел ее более отчетливо. Красный шлем, белая с черным форма и характерный знак. Он выстрелил в сторону человека, тут же скрываясь за деревом. Попал конечно в молоко, но он и не целился. Его волновало совсем другое. Какое черта тут делает Коготь?! Он все ещё существуют не только в подполье? Оливия обмолвилась парой слов, но старалась не говорить об этом много. Да он и не давил, каждый имеет право на свои секреты, которые не стоит вытаскивать наружу. Ей было неуютно об этом говорить, как и ему о своей работе в Blackwatch, так что прошлое оставалось неким табу. И всех это вполне устраивало. До этого момента — ей придется очень многое рассказать теперь, если они хотят уйти от сюда живыми. Да и вообще выжить ближайшее время.
Выстрелы звучали чаще и все ближе. Он выглянул, увидев ещё одного оперативника Когтя, который вел огонь на подавление. Двух выстрелов вполне хватит с такого расстояния — пробить шлем, а после и черепушку. У него как раз два патрона в барабане и осталось. Первый выстрел разнес шлем на куски, второй же вошел в голову с мерзким чавканьем, окрапив кровью все вокруг. Сам МакКри вытащил пули, делая короткую пробежку к маленькому заборчику. Перепрыгнув его, он оказался на земле рядом с Оливией собственной персоны.
— Привет, тыковка. Скучала? — он усмехнулся, перезаряжая быстро барабан, при это пригибаясь сильнее, пока по ним снова стали барабанной дробью сыпаться пули. Выстрелив пару раз наугад, он снова посмотрел на Коломар, что до сих пор лежала на земле — Прекрасно сегодня выглядишь. Новая прическа? Помада? — ещё один выстрел чиркнул его по шляпе, едва не снеся ее с головы. Судя по паузе, он меняли позицию, желая обойти их со стороны. Этой передышкой надо было воспользоватся. Рывком подняв ее на ноги, он поспешил в сторону ротонды.
— Не хочешь познакомить со своими друзьями? — успел произнести он, когда они оказались в беседке у перевернутого стола. Тут хотя бы можно было как-то отстреливаться. Но что-то подсказывало Джесси, что у них есть более серьезная артиллерия, что не оставит тут камня на камне. Они пришли за Оливией — на затылке у нее был не разъем для импланта, а большая жирная мишень, которая прямо так и кричала "я цель номер один, можете начинать охоту".
— Кто это такие?! И кто вы, черт побери, такой?! — к нему обратился испуганный мужчина, что все это время был в беседке, смотря на него ошарашенными глазами. Во взгляде читалась паника, страх и та высшая степень возмущения, когда ты уже не понимаешь, что же происходит. Джесси лишь взглянул на мексиканку, понял все без слов и повернулся к их заказчику.
— Джесси МакКри, к вашим услугам. Это мое маленькое агенство по выбиванию долгов и поиску людей. У нас есть корпоративная скидка, — он надеялся, что шутка хоть как-то разрядит атмосферу. Про то что он умел ещё показывать карточные фокусы решил промолчать, потому что наниматель сжался сильнее, прижимая к груди свой дипломат, не обращая внимание на протянутую руку.
В этот момент снова стали звучать выстрелы, что грозили превратить произведение старой деревянной парковой архитектуры в тот ужасный дырявый сыр, который постоянно оставлял Циглер на базе. Джесси прицелился и стал стрелять на звук, надеясь попасть хотя бы одной пулей. Он был меток, но одно дело стрелять в то что видишь, а другое в то что только слышишь. Петь он не умел, на слух можно было не надеяться. Но судя по мелким брызгам и крику, он все же кого-то задел.
— Я попробую обойти их с правой стороны, ты постараешься завести хотя бы двоих в лабиринт вон там, — он махнул рукой в сторону запутанного коридора зеленых насаждений — Надо их разделить, так у нас больше шансов.
Подмигнув ей, он прижал девушку к себе, склонился немного, придерживая шляпу и припал к ее губам. И все это под ошеломленный взгляд их заказчика. Впиваясь в ее губы, он прижимал ее все сильнее, чуть кусая, ощущая как она пыталась немного сопротивляться.
— На удачу, — он снова усмехнулся, отпуская Оливию — Она мне пригодится сегодня, это точно. Встретимся у лабиринта!
С этими словами он перемахнул через заборчик, побежав вдоль живой изгороди.

Отредактировано Молекула (28-08-2019 15:14:39)

0

22

Форум: chaos theory
Текст заявки:

Peter B. Parker Earth-616

https://funkyimg.com/i/2WeHe.gif


MARVEL
Марвел



PETER B. PARKER
Питер Б. Паркер


Раса:
человек, подвергшийся мутации из-за укуса радиоактивного паука;
Возраст:
~ 28-30 лет;
Прототип внешности:
Ryan Gosling(!)
Связь с заказчиком:
гостевая, после лс.

ОБЩАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Земля-616. Нью-Йорк. Параллельная Вселенная, также нуждающаяся в своем собственном защитнике. Супергерое. И находит его в лице известного многим как дружелюбный сосед Человек-паук, но лишь единицы знают, что под маской скрывается обыкновенный парень из Квинса, Питер Паркер.
Сын, племянник, нежно и трепетно любимый дядей Беном и тетей Мэй. Таким он был и оставался до их последних дней. С гибелью родителей Питер не смог смириться; ночные кошмары лишь со временем отпустили, но даже спустя годы он с упоением слушал рассказы Бена Паркера о детстве отца, его юности, знакомстве с его матерью, бережно хранил оставшиеся от них вещи – например, те самые очки, которым отец никогда не изменял. Дядя и тетя не заменили ему родителей, но благодаря им он вырос в любви и заботе.
Книжный червь, заучка, неудачник. Вот кем он был и оставался для своих одноклассников; одна из многочисленных груш для битья Флэша Томпсона и его дружков, предмет для насмешек только потому, что его смышленого, вечного прячущегося за объективом фотокамеры мало кто мог понять. Считали странным, фриком. За исключением, наверное, Гарри Озборна, с которым их связывало слишком мало, чтобы считаться  друзьями, кем они и были друг для друга. А еще была ЭмДжей, Мэри Джейн Уотсон, его детская симпатия, переросшая в юношескую влюбленность, а со временем и в любовь, брак и семью.

spider-man spider-man
does whatever a spider can
spins a web, any size
catches thieves just like flies

В школьные годы, оказавшись не в том месте не в то время, подвергается укусу паука, научного эксперимента, пережившего радиоактивное излучение. ДНК под воздействием паучьего яда изменяет физические способности, наделяет новыми возможностями: сверхчеловеческая сила, ловкость, умение ползать – в прямом смысле слова – по стенам и потолкам, чутье, в дальнейшем окрещенное паучьим, как знак о приближающейся опасности для собственной или другой невинной жизни.

look out!
here comes the spider-man

В начале пути супергероя все казалось простым: ты спешишь на помощь нуждающимся, надираешь задницы и подвешиваешь к фонарному столбу негодяев, и снова спешишь на помощь. И так по кругу, и этот круг доставляет удовольствие. Благодарные улыбки спасенных и обычных прохожих, крики детей, приветствующих тебя: «Эй, Человек-паук!», «Смотрите, это же Человек-паук!», первые полосы газет и даже злостные статьи главного редактора Дэйли Бьюгл, Джей Джона Джеймсона.
Но изначально радостная перспектива быть защитником и любимцем публики омрачается гибелью дяди Бена, которую Питер мог предотвратить, но сделал неправильный выбор; со временем враги его набирают мощь, не уступающую его силе, а после наступает череда новых потерь: тетя Мэй в силу своего возраста и Мэри Джейн, его единственная слабость, которой позже воспользовался Зеленый Гоблин и сбросил с моста.

Скинув костюм и забросив его в дальний угол шкафа, Питер покидает ряды супергероев, тем более когда есть ни в чем не уступающая замена. Больше не приносит радости малышня, бегающая по улицам в масках того, чье лицо он многие годы видел в отражении зеркала; не откликаются статьи, заголовки которых гадают, куда пропал Человек-паук, просят вернуться старого дружелюбного соседа.
Жизнь Питера превратилась в нескончаемый траур по ушедшим; он потерял всех: отца, мать, дядю и тетю. Он потерял Мэри Джейн, и вопреки всем обвинениям, доказательствам вины Зеленого Гоблина в ее смерти, вину он возлагает на себя. Ведь он дал обещание, что поймает, успеет.

Дядя сказал однажды, что великая сила приносит и великую ответственность. Теперь он несет на своих плечах ответственность за смерть тех немногих, кого не успел спасти, но самых близких.

remember, with great power
comes great responsibility...”

ОТНОШЕНИЯ

Встреча с Мэри Джейн с планеты Земля-1610 станет вторым шансом, о котором мечтают многие, но получают счастливчики, которым по иронии судьбы после всех потерь становится Питер. До знакомства с Паркером из Вселенной-616 ЭмДжей уже знает о том, кто скрывается под маской Человека-паука, ее друг детства, буквально дружелюбный сосед и один из близких людей в настоящий момент. В этой реальности она не испытывает к Питеру Паркеру чувств, поэтому знакомство с Питером с Земли-616 и его в первые минуты отношение покажется ей странным, даже пугающим; самого Питера будет пугать не столь абсолютное сходство с той, которую, как он думал, потерял безвозвратно, сколько ее отчужденное отношение, заставившее его самого отступить, чтобы разобраться: он ищет с ней встреч, потому что она копия его погибшей любви, или потому что что-то внутри нее пробуждает, ставшие чуждыми ему, чувства помимо ненависти и злобы?

Ставить во главу угла отношения между Питером и Мэри Джейн не хочется, так как они вне их целостные персонажи, но которые так или иначе смогут оказать влияние друг на друга. Не нужно сразу бросаться в омут всепоглощающей любви, давайте начнем с... товарищества? Питеру нужен будет свой личный гид по кажущемуся на первый взгляд знакомому миру, но в том же время совершенно незнакомому, а ЭмДжей, которая далека от мира героев – за исключением того, что она соседка Человека-паука – мира, где возможны альтернативные реальности, будет любопытно узнать его историю, и возможно, как сложилась судьба другой ее версии.
В дальнейшем Мэри Джейн станет для него не просто другом, а напарником, к которому сначала будет приходить по привычке, позже по собственному желанию и пониманию, что так правильно; ЭмДжей же в свою очередь ощутит свою значимость, раньше ей неизвестную.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО

За основу биографии взят м/ф «Человек-паук: Через вселенные» и тот самый грустный Питер Паркер, которому уже далеко не 16 лет, он в разводе, а мышцы его живота потеряли тонус от несчетного количества пиццы. Как единственно возможный вариант столкнуть Питеров Паркеров с Земли-616 и Земли-1610, предлагаем использовать щелчок Таноса, который не только стер с лица земли половину населения, но и внес коррективы в параллельные реальности.
В общей информации я прошлась по верхам, особо не вдаваясь в подробности биографии Питера, что мы уже можем обсудить лично, конкретно, например, их знакомство с Мэри Джейн с Земли-616, другие переломные моменты в его жизни, связанные не только с гибелью, но и со схватками с другими врагами. Заявка может показаться совсем не в настроении знакомого многим весельчака Человека-паука, без его шуток, но и это не тот Питер, который только на пути становления супергероем; он потерял абсолютно всех, кто ему был дорог, поэтому даже если иногда (или не иногда) вы будете падать в стекло, то я с удовольствием еще больше подкину.
В игру вас жду не только я, но и наш местный парень в красном, чью палитру можно и нужно разбавить синим цветом, который и в альтернативе составит компанию в лице прекрасного Питера Паркера с Земли-1610; также есть Электра, которая не менее прекрасна в роли Гвен Стейси из той же реальности 1610, воскрешенная тем же щелчком. Касательно Гвен здесь тоже можно найти возможность раскрутить сюжет в сторону того, что и на Земле-616 также существовала Стейси младшая, известная как Спайдер-Гвен. Тут уж как разыграется ваша фантазия, а мы подхватим. Помимо нас на форуме также есть Питер Паркер из киновселенной Марвел с Земли-199999, так что все шансы развернуть свои паучьи миры.
Знание комиксов не требуется, но если вы знакомы с какими-то линейками и захотите что-то позаимствовать оттуда для дальнейшего развития сюжета, то это будет здорово; в основном же знакомство с трилогией Сэма Рэйми, дилогией о Новом Человеке-пауке и м/ф от Сони будет достаточным. Главное, чтобы вам было в удовольствие творить историю этого Питера Паркера, и вы смогли бы поймать со мной одну волну касательно развития взаимоотношений между Питером и Мэри Джейн.

(!)Просьба не менять внешность, потому что вы только посмотрите на это грустное лицо Гослинга, будто с него рисовали персонажа Паркера в мультфильме! А как они смотрятся со Стоун в кадре?

Надеюсь, вы все поняли https://i.imgur.com/ezlov.gif

https://69.media.tumblr.com/b9e71544577f4e5197039e6081c57f55/tumblr_ox9yqirjpL1vd79lmo1_540.gif
https://69.media.tumblr.com/a75e94a3741f7295b2957f5dc5cfe2ca/tumblr_ox9yqirjpL1vd79lmo2_540.gif
https://69.media.tumblr.com/21accbbc0c2697ba3a2503aabe960238/tumblr_ox9yqirjpL1vd79lmo3_540.gif

Ваш персонаж: Мэри Джейн Уотсон с Земли-1610. Секретарь дьявола Адской Кухни, Мэтта Мердока, успевшая менее чем за полгода завалить вступительные экзамены на факультет искусств и потерять работу официанта, о чем не сожалеет. Совсем. Та, кто притягивает к себе тех, кого называют супергероями, не подозревая об этом.
Пример вашего поста:

Пример поста

- Мэри Джейн, милая, думаю, тебе стоит навестить Питера. В такой тяжелый период жизни каждому нужен друг, - тетя Анна стояла в дверном проеме комнаты племянницы и не сводила с нее глаз; не нужно встречаться с ней взглядом, чтобы понять: Анна Уотсон в конечном итоге настоит на своем. – На кухонном столе стоит приготовленный контейнер с шарлоткой. Не забудь его взять, когда пойдешь к Паркерам. Мэри Джейн, ты меня слышишь?

Тетя не оставляла попыток добиться желаемого, находя любые предлоги нанести визит Мэй и Питеру Паркерам. Теперь это была свежеиспеченная шарлотка. Не было сомнений, что Анной Уотсон двигали только благие намерения: с тетей Питера ее связывала не только жизнь по соседству, но и долгие годы дружбы, да и про теплые отношения двух племянников прекрасно была осведомлена, и поэтому не могла понять, почему ЭмДжей обходит стороной и Мэй Паркер, и Питера со дня похорон.
Смерть Гвен тенью легла не только на ее собственную семью и Паркеров, но и на Мэри Джейн; хотя их нельзя было назвать подругами, но и наличие, установившейся между ними и непонятной посторонним, как и самой ЭмДжей, связи нельзя было сбросить со счетов. Нельзя закопать там же, где сейчас лежало погребенное тело Стейси.

Гвен нравилась каждому, и Уотсон младшая не стала исключением; что-то тянуло к ней каждый раз, когда она появлялась в школьном коридоре, или на спортивном стадионе, или на пороге дома Паркеров. Со стороны Гвен казалась слишком правильной, слишком доброй. Слишком. Что должно было бы раздражать, но не в случае их отношений: Мэри Джейн хотелось бы смотреть на мир глазами Стейси, видеть даже в самых отъявленных негодяях проблески надежды, а в самых скрытых мечтах – в чем боялась признаться самой себе – представать в глазах других так же, какой видели Гвен. Ее было слишком мало, ЭмДжей – слишком много.
Будь у них время в запасе, возможно, они осознали бы, что не только школьная скамья их связывает, но и нечто большее. Например, дружба. Однако судьба распорядилась иначе, и теперь еще острее ощущалась ее нехватка.

- Тетя Анна, почему ты сама не можешь навестить Паркеров и заодно отнести им свою – эту злосчастную – шарлотку? – Принимая вид чрезвычайно заинтересованной в сюжете, Уотсон не отрывала глаз от страниц книги; слова же не задерживались в голове, заставляя перечитывать одну строчку несколько раз. Она надеялась, что тете в конце концов надоест просить племянницу и каждый раз получать отказ, но в этот раз она решила идти до конца.

- Мэри Джейн. – Тетя теряла терпение, о чем свидетельствовала изменившаяся интонация в голосе, в котором появились гневные ноты. – Ты сейчас же спустишься вниз и прямиком отправишься к Паркерам. Живо.

Отношения между ЭмДжей и ее тетей видели, как и у многих других родственников, и недопонимания, и ссоры, но обе любили друг друга, так как другой семьи у них не было. И поэтому возникшая раздражительность в словах удивила обоих: со своей стороны, Анна Уотсон не понимала упрямства и нежелание племянницы оказать поддержку своему другу в такое трудное время, ЭмДжей же не могла объяснить этого тетушке, так как не понимала и сама.
И как бы не хотела, но приходится сдать свои позиции и согласиться, потому что если не сегодня, то все равно рано или поздно Мэри Джейн пришлось бы встретиться с Питером. Как минимум, они оставались соседями.

- Аргх, хорошо. Пятнадцать минут.

- Пять.

***
Пришлось собрать все имевшиеся в запасе силы, выдать знакомую многим улыбку дружелюбной соседки и одноклассницы Мэри Джейн, прежде чем постучать в дверь. Пальцы успели слегка подмерзнуть, держа контейнер с кулинарным шедевром тети; чувствовалось, как осень сдает свои права наступающей зиме. Входную дверь открыла тетя Питера, тепло приветствуя соседку улыбкой, которая была неподдельной, несмотря на постигшее их семью очередное горе; неудивительно, что тетя Мэри Джейн так неравнодушно относилась к своей подруге. Все в округе любили семью Паркеров, а после смерти дяди Бена с большим вниманием и доброжелательностью относились к его овдовевшей супруге.

- Здравствуй, Мэри Джейн. Проходи в дом; ты так легко одета, а на улице уже давно не лето. – Отойдя в сторону, она тем самым приглашала войти в дом, что рушило планы Уотсон передать гостинец и вновь отрешиться от всего произошедшего. – Рада тебя видеть, милая, думаю, что Питер будет рад не меньше, ведь давно тебя не видели. Как твои дела?

- Спасибо, все... – Хорошо? Давно ничего не было хорошо, в чем впервые себе признается ЭмДжей, но с гибелью Гвен внутри нее что-то тоже умерло. Способность скорбеть, давать волю выйти наружу скопившейся внутри боли. – Все как обычно. И вы же знаете мою тетушку; она не умеет готовить на двоих, иной раз создается впечатление, что в доме живет целая армия голодных ртов.

Вслед за тетей Мэй девушка вошла на кухню, которая несмотря на свои небольшие размеры была не менее уютной. Тетя Питера поддерживала жалкое подобие разговора, причем не создавалось впечатление, словно каждая фраза давалась ей через силу; ей действительно было интересно все, о чем говорила Мэри Джейн, но от нее также не ускользнули знакомые по своему племяннику едва уловимые признаки, что не все так обычно, как хочет показать девушка.

- Подожди минуту, я позову Питера. Уверена, он не простит мне, если ты уйдешь, так и не повидавшись с ним.

- Не стоит, тетя М... – Но Питер уже спускался по лестнице. Вид друга испугал ЭмДжей: под глазами залегли темные круги, а сами глаза были пугающе красными от лопнувших капилляров. Кто-то мог устыдить его, ведь мужчине не пристало плакать. Чушь. Уотсон завидовала ему, потому что он давал волю своей скорби в отличие от нее. – Привет, тигр.

Без слов Питер подошел к ЭмДжей, но та, опередив его, заключила в объятия, крепко обхватив его шею одной рукой, а другой медленно гладя по, уткнувшейся в ее плечо, голове. Она чувствовала, как сквозь кардиган промокает ее футболка, не замечая, как впервые сама дала волю своим слезам. Тишину нарушили ее собственные приглушенные слова.

- Прости меня, Питер. Мне так жаль. Прости, что не пришла раньше. Мне так ее не хватает. – Насколько банальными казались ей раньше эти слова, настолько нужными они были им обоим.

- Я оставлю вас. – Тетя Мэй вышла их кухни, а по ее щекам струились слезы.

"and tell Gwen I miss her, too

0

23

Форум: yellowcross
Текст заявки: !!! Ищем каст "Avatar: The Last Airbender" !!!
Если вы тоже любите этот шедевр и хотите поиграть по данной вселенной - мы вас очень ждём. На данный момент мы остро нуждаемся в Азуле, Аанге, Хакоде, Сокке, Суюки, Тоф Бейфонг и дяде Айро. В общем-то, пока что нас всего двое - Зуко и Катара, но мы не теряем надежды найти остальных : )
Мы играем сюжет спустя 6 лет после окончания войны. Как оказалось, достичь истинного мира не так просто - недостаточно победить главного злодея. У нас в наличии проблемы с колониями в царстве Земли, постоянные интриги при дворе Хозяина Огня, покушения на него же, падение экономики в стране Огня и, в общем-то, нежелание людей принять перемены. Это если кратко, а так вообще у нас есть целая простыня сюжета, где описано всё, что касается каждую из стран. Как видите, никакой радуги с бабочками - мы хотим раскрыть персонажей уже взрослыми, когда радость победы медленно улетучилась, уступив место тяжелому чувству долга и ответственности перед остальными и перед новым миром, что еще совсем недавно был опустошен долгой войной.
Ваш персонаж: Зуко - в прошлом изгнанник и предатель своей семьи и страны, ныне же - Хозяин Огня, который пытается справиться со всеми навалившимися на него обязанностями. Что, конечно же, не слишком хорошо получается, но это пока.
Пример вашего поста:

Пример поста

Прошел целый год после окончания войны, а Зуко всё ещё чувствовал себя, как загнанный в ловушку зверь. Нет, он догадывался, что так всё и будет, знал, что победа над Озаем – лишь крупица от всей той работы, которую ещё предстоит сделать. И когда радость от победы, сладко застилающая глаза, миновала, взгляду открылся весь тот подноготный ужас, которым на самом деле был наполнен мир.

Алчные до власти люди, нетерпимость окружающих друг к другу, неспособность людей воспринимать перемены, отсутствие у них желания изменить мир. То, чем наградила их война. И если среди других народов находились те, кто стремился пойти навстречу людям огня, – те, кто охотно заключали торговые соглашения, работали над совместными проектами, обменивались знаниями и открытиями, — то в самой Стране Огня происходила полная неразбериха. Колонии, что не хотели принадлежать ни тем, ни другим... Аристократы, оскорблённые политикой нового Хозяина Огня и плетущие против него интриги в надежде вернуть Озая... Да и простой люд, в конце концов, страдал – экономический упадок сказывался плохо на их благополучии.

И он должен найти из всего этого выход. Должен исправить ошибки, совершённые его предками.

— Ну-ка выпей этого чаю, племянник! – дядя входит в покои, внося поднос с чайником и чашкой, — Я заварил тебе редкие целебные травы, они помогают расслабиться и заснуть.

Зуко поднял голову.

— Дядя, мне нельзя расслабляться. Вдруг что-то произойдёт? Ты слышал, что вчера...

— ...на главной площади бунтовали торговцы? – Айро сдвинул часть бумаг со стола и опустил туда поднос, а затем сел рядом с Зуко, мягко положив ладонь ему на плечо. – Ты стал очень ответственным, Зуко. Но кое-что в тебе не изменилось! Это баранье упрямство, — он усмехнулся. — Отдохни. В отдохнувшую голову приходят самые правильные решения.

Зуко слушал, но не слышал. Он разворачивал очередной свиток, вчитывался в него, мокал кисть в чернильницу и делал свою работу. Только когда дверь тихо закрылась и в зале вновь повисла тишина, он прокрутил в голове слова дяди и замер, покосившись на чайник. Из носика тонкой спиралью вился пар. Правильно ли сейчас оставить работу недоделанной?... Его раздумья прервал внезапный стук в дверь. Зуко устало поднял голову.

— Входите.

— Мой господин, прибыли письма из Царства Земли. Велите отнести их советнику Шэню?

— Нет. Я сам с ними разберусь. Оставь... где-нибудь. – он кивнул головой в сторону свободного места в комнате, куда слуга опустил увесистую корзину с кучей футляров со свитками в ней. Зуко знал, что часть работы может отдать своим советникам – они и должны были заниматься ответами на письма. Но он всё ещё не доверял им. Несмотря на то, что он заменил всех старых советников новыми, сам отобрал прислугу во дворец, вплоть до повара, он всё ещё не был уверен ни в одном из них. Всё это исходило лишь из одного страха: он боится, что люди его не примут. Боится и думает, что каждый из них желает вернуть трон Озаю.

Чай остыл. А Зуко всё сидел и сидел над этим столом. О течении времени он узнал лишь тогда, когда солнечные лучи мягко коснулись его лица...

«Новый день – новые проблемы,» — устало подумал он, потирая глаза, как вдруг тишину нарушил до боли знакомый голос.

— Катара, — Зуко с наслаждением вдохнул, ощущая её запах. Её присутствие сейчас было глотком свежего воздуха. Как удивительно несправедлива судьба: у каждого из них был свой долг, и именно он мешал им быть вместе. Оставались лишь маленькие моменты, маленькие крохи свободного времени, когда можно было хотя бы бросить на неё взгляд или просто помолчать, ощущая её прикосновения.

— Дядя тоже так говорит, но я считаю иначе. Я не могу бросить всё на самотёк. Одна ошибка, и... – он нахмурился, а голос стал тише, — и всё, к чему я так долго шёл, рухнет. Иногда мне кажется, что всё уже рухнуло, но потом я вспоминаю, через что нам всем пришлось пройти... – «Вспоминаю твоё лицо», — ...и снова нахожу в себе силы.

Он накрыл её ладони своими.

— Я тоже скучал. Трудно, видя тебя, не иметь возможности хотя бы просто поговорить. Как раньше. – Зуко выдохнул, расслабленно прикрыв глаза. То, с какой силой обняла его Катара, лишь способствовало умиротворению. – Как будто раньше мы были настоящими. А теперь вынуждены носить эти маски.

Усталое выражение лица и явные синяки под глазами открылись взору девушки, когда Зуко повернулся к ней лицом. Одна его ладонь легла ей на плечо, другая – осторожно коснулась её щеки. Он осознавал, что им отведено совсем немного времени – до первого стука в дверь, до первого вельможи, запросившего аудиенцию, до первого собрания в зале совета... И ему уже было печально от того, что вот-вот она исчезнет. Снова исчезнет – на месяц или на год? А может быть, навсегда? И у него останется лишь этот образ в голове, окутанный воспоминаниями о тайных встречах и мечтами о том, чему не суждено было случиться.

Зуко, едва касаясь, отвёл прядь волос с её лица и задумчиво спросил:

— Как долго ты здесь пробудешь?

+4

24

Форум: WonderlandCross
Текст заявки:

Средь миллиона голосов хочу услышать твой сладчайший голос
хорошо отправляться в путешествие с мечтой и отвагой, но ещё лучше — со знанием.
♪Wardruna - Blood Eagle

https://i.imgur.com/fBmaWdv.gif

Ragnar Lothbrok [Рагнар Лодброк]


Vikings. 33. человек. Король, бывший земледелец. Travis Fimmel.

• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •
[соединяя пунктирной линией яркие звезды]

Рагнар – имя твое легендарное, у всех на устах; тебя уважают викинги, тебя чтят старцы, тебя любят женщины, дети хотят стать такими же великими воинами, как ты. Но помнишь ли, с чего все начиналось? Помнишь ли ты, как мы познакомились с тобой?
Рагнар, друг мой, я христианин, я перебежчик, я люблю своего Бога, но страшусь Одина. Ты знаешь об этом, но все равно принимаешь меня таким, какой я есть. Мы пережили многое: ты мой захватчик, ты мой спаситель, ты мой учитель и самое главное – мой друг. И я, уважая твою любознательность, пытливость и знания – готов идти за тобой; я всегда выделял тебя среди других викингов, и сердце мое радовалось, когда ты проявлял интерес к моей вере. Мы разные, из разных миров, но есть что-то, что нас объединяет, и что не могут понять другие. Как бы я не любил свою прежнюю жизнь, свою Родину и своего Бога – я возвращаюсь в Каттегат [несмотря на огромное количество врагов вокруг], чтобы присматривать за тобой, чтобы говорить с тобой, чтобы учить и учиться. Нам так много нужно еще обсудить. Нам так много нужно еще сделать.

Ты совершал множество ошибок, но всегда старался исправиться. Ты все-таки вернулся к бывшей жене своей, которую уважаешь и которую, быть может, даже любишь до сих пор. Многие не понимают, почему вы ушли в горы, отшельниками, но знаю одно: покой иногда необходим даже самым великими. Но долог ли ваш покой, Рагнар? Быть может, то лишь затишье перед бурей – решать тебе. Но даже там, в тихой глуши, ты всегда знаешь, что происходит в Каттегате: кроме меня к тебе приходят твои дети.
Твоя семья ждет тебя, Рагнар, возвращайся. Ты нужен викингам, ты нужен нам.
• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •
Каст викингов очень ждет Рагнара в свои объятия:
- Этельстан ждет дружеских философских бесед; готов спасать пятую точку Рагнара бесплатно и без регистрации бесконечное количество раз; несмотря на то, что Этельстан – все еще немножко христианин, готов даже взять в руки оружие и отправиться в набеги. И все-то ради  своего друга_брата!
- Лагерта – воительница, каких поискать, ищет бывшего супруга. Готова понять_простить, готова развивать историю этой замечательной пары дальше, но последнее слово останется, как водится, за мужиком!
- Гида и Ивар – ждут активного (!) и максимально каноничного батю.

Ваш персонаж: Этельстан - лучший друг и бывший христианин.
Пример вашего поста:

Пример поста

♪Forndom - Nio Nätters Led

https://i.imgur.com/tlfei5s.png
Прочь от яркого следа тропы!..
Иди вверх, между гор и частых снегов,
Туда, где еще не ступала нога человека,
Туда, где стоит п р е к р а с н а я с о с н а...
https://i.imgur.com/tlfei5s.png

О, Рагнар, друг мой и брат мой! Зачем же ты дал мне такую ношу, непосильную для меня и трудную, зная, что не откажу в просьбе твоей? Зачем, не ведая того, устыдил меня, зачем разбередил и без того мою неспокойную душу? Как теперь мне молиться моему Господу Богу и как теперь оправдываться перед Одином за то, что я, неверный, собираюсь брать в жену ту женщину, которая с одной стороны дочь/верная последовательница верховного скандинавского Бога, а с другой - неверующая, никогда не делавшая шаг навстречу Господу Богу? Я грешен, я виновен со всех сторон: я пал перед Господом Богом, но я же неверен перед ликом Одина!

Рагнар, ты сказал мне сам в нашем с тобой разговоре: мой выбор свободен и мой отказ не повлияет на наши отношения никоим образом. Но я же видел твой взгляд! Мы знакомы слишком давно, настолько давно, что я научился понимать, что происходит в душе, сознании и мыслях твоих. Ты можешь скрыть душу от многих людей в твоем окружении, но от меня - никогда. Я знаю, Рагнар, что мой отказ оскорбил бы тебя, но пуще того - расколол нас на два лагеря. Я слишком хорошо изучил викингов, слишком хорошо знаю тебя, чтобы не понимать таких простых и очевидных действий: ты отдаешь настолько ценное, что отказ в таком случае не принимается. Именно поэтому я согласился в тот день, но с условием, что не намерен брать свою будущую невесту силой. Там, откуда я родом, тоже не спрашивали о возможностях брака, но викинги – народ гораздо свободнее! А я уже часть викингов, как бы порою стыдно перед Господом Богом мне ни было.

Я молился втайне от всех горячо и долго, целуя Книгу. Я в тысячный раз просил прощение за грехи свои, за убийства и за распутство с единственной женщиной, которую не видел уже несколько лет. Но потом, слыша тихое биение длинных крепких барабанов и музыку тагельхарпы, я как обычно видел кровь на своих руках, на Библии, на стенах своего дома; я погружался в транс, мои мысли уносились слишком далеко от моей прежней жизни: уносились в мою новую жизнь, где я ласкаю тело женщины, которая мне теперь предназначена.

Я слишком грешен, Господи!? Один!? Хоть кто-нибудь!

И утром я просыпаюсь с очередными мучениями, отвлекаюсь на свои рутинные дела, но удивленно нахожу глазами ее и вижу, как она, прежде веселая и живая, любопытная и звонкая, прячется от меня, убегает, уходит, будто я ей противен и совершенно чужой. Друг мой, Рагнар, ведь ты убедил меня в том, что все свершится по велению обоих сердец, но почему же дочь твоя [кровь твоя] прячется и боится меня так, словно я ей враг? Я думал об этом не один день и не одну ночь, я взвешивал все и пытался понять, что на уме у молодой женщины: я не преследовал ее отнюдь, но наблюдал за ее поведением со стороны. Теперь она напоминала мне ту маленькую белокурую девочку, которая стеснительно мне улыбалась, когда я откладывал Библию, чтобы рассказать ей перед сном сказку о далеких бесконечных весенних днях за семью морями.

Гида, что же мы делаем?

В очередной из дней я решил, что так больше продолжаться не может. Я пытался было вновь обратиться к Господу [о, это привычка, иногда даже дурная, когда-нибудь доведет меня здесь до помешательства!], но вдруг ужаснулся от мысли, что он будет глух ко мне, потому что во грехе случится этот брак, если и случится. Иногда я готов был проклясть друга моего Рагнара [хотя любил его бесконечно], но не смог придти к нему с разговором о том, почему же он решил выдать свою дочь за христианина.

...пусть и бывшего [не до конца, это не искоренить], но так и оставшегося для многих викингов чужака, с неясными мыслями, с подозрительным взглядом. Неужели я был и для нее таков?

А  между тем, я считаю семью Рагнара своей семьей. Я предан своему другу и спасителю; я предан жене его, уважаю ее бесконечно; я предан Бьерну Железнобокому, я горжусь им как братом своим; я предан Гиде, ее светлым глазам и любознательности, я готов защищать ее, как защищал бы себя самого. Она знает это, но все равно сторонится меня - почему?

Я больше не мог тянуть, поэтому ввечеру иду за ней в лес. Мой ум, мое любопытство и желание понять, что происходит в глубине души девушки [в ее сердце], помочь разобраться и показать, что я не враг ей вовсе - все это перевесило мои прежние опасения утонуть во грехе. Я вновь поддался чувствам своим, вновь пошел поступать так, как велит сердце. Викинги - это они учат меня этому, это они делают так всегда. И я теперь - не исключение.

Леса в Скандинавии густые и непроходимые; здесь пахнет дурманом, сладко и мягко вокруг, а я все время поддаюсь на эти запахи. Я чувствую себя опьяненным, но не от волнения ли за предстоящий разговор? Прячусь среди листвы, ступаю по ее следам, вижу белые кудри сквозь листья: Гида, славная Гида, ты хотела помолиться Фрее?

///Здесь тихо как ночью,
Эта сфера так прекрасна,
Вот сижу я в ступоре,
Пусть третий заговорит со мной...

Я опираюсь рукой о дерево, прижимаюсь грудью к стволу – подглядываю за женщиной как мальчишка последний. Боюсь спугнуть ее, словно дикого зверя, поэтому крадусь к ней, приминая траву ногами аккуратно, словно волк на охоте. Наблюдаю и обдумываю, как подступиться к девушке, но когда она поворачивается в мою сторону, я, сам не ведая того, раздвигаю рукой ветки и делаю шаг навстречу к ней.

///Мудрость, колдовство, сфера смерти,
Все, что я могу найти здесь.
Мудрость, колдовство, сфера смерти,
Вот боги я и пришел…

Я смотрю ей прямо в глаза. Я больше не боюсь греха, Господи, потому что передо мной то чистое невинное дитя, которого я видел впервые там, в Каттегате, когда прибыл на корабле Рагнара Лодброка. Я улыбаюсь ей одними лишь уголками губ, но не предпринимаю попыток подойти еще ближе: пускай она свыкнется с тем, что я нашел ее здесь, в этом глухом лесу; пускай смирится с тем, что бежать от меня теперь уже некуда, что мы, наконец, одни и ей нечего стыдиться – мы можем поговорить спокойно. 

- Гида, - говорю я тихо и [почти] ласково, - прости, что последовал за тобой.

Я не викинг, Один, прости. Я не монах, Господи, прости. Я всего лишь заплутавший человек, который живет, сам не зная для чего, но безудержно предан семье одного человека. Именно поэтому я не хочу, чтобы из-за меня в душе кого-то жило беспокойство.

- Я хотел поговорить с тобой, - говорю мягко, но говорю прямо, как есть. Я уже не мальчик, который боится женщины [но бывший монах, который даже не смел задерживать взгляд на ней], - не убегай от меня, я хочу помочь тебе.   

Я выдерживаю паузу и надеюсь, что Гида смириться с тем, что разговора не избежать, а я уже жалею, что не подошел к ней раньше. Один, Фрея, одним вам, наверное, известно, что испытывала девушка все это время, ведь мы не говорили с ней с той самой поры, когда Рагнар объявил нам о своем желании.

///Через девять ночей ходьбы,
Теперь я иду медленно вниз,
Узнаю все, что скрывает речь,
Пью напитки, украденные Вегтомом.

О, Господи, как поступиться к женщине, как понять ход ее мыслей, как осознать, что она чувствует? Как распознать в ее словах ложь, как узнать от нее правду? Как говорить с ней, когда она, словно гордая девочка, не желает говорить? Да, смейтесь надо мной, боги, но с женщинами я общаться не умел; все, что было прежде со мной, случилось само собой, но теперь я действую осознанно, а значит, должен выбрать правильные слова.

- Я мог оспорить решение твоего отца, - мой голос тих, но достаточен для того, чтобы Гида слышала меня, - но согласился от большой любви к нему. Должно быть, как и ты.

Я христианин без своей воли – так думают многие викинги, которые не знают меня. Одни просто смеются надо мной, другие – испытывают гнев, третьи считают безвольной собакой Рагнара Лодброка. Я могу предположить, что Гида стыдилась меня, и я понимал этот стыд, хотя Господь Бог учил иначе, но Гида – не христианка.

- Однако прежде этого, - продолжил я говорить, кротко поглядывая на девушку, - я сказал Рагнару, что не стану брать тебя в жены без твоего согласия, - я подводил хоть и прямо, но аккуратно, - но он уверил меня, что ты не будешь противиться, а теперь же я вижу, что ты сторонишься меня, как не сторонилась никогда.

Нас разделял один шаг. Я хмурился.

- Если я противен тебе, то скажи мне об этом. Нашу свадьбу еще можно отменить.

Прочь смутный разум бежит,
Мои мысли возвращаются домой,
Того, что было раньше, больше нет,
Теперь я смотрю только в п е р е д. . .

+2

25

Up.
Форум: wonderlandcross
Текст заявки:

Среди тысячи миров хочу найти родной мир Викингов
Твой драккар на дне лежит, сердце пламенем горит.
И прохладны воды в море, но душа не знает горя.
День придёт, наступит час.
Смерть ждёт каждого из
нас!
http://sh.uploads.ru/shjvZ.jpg
×    ×    ×
[в двух словах о главном]

Любители фандома поймут, не любители пройдут мимо, потому лишняя вода излишня. Нам очень необходимы представители величайшего каста Викингов. Ребят, если вы любите сериал, любите атмосферу, оргию, безумства и внеигровое веселье, то не проходите мимо.
Если вы только начали смотреть сериал, не беда, мы легко введем в курс дела, просветим на счет происходящего, залюбим, зацелуем, и в обиду не дадим.
Мы не придерживаемся строгого канона, не продумываем сюжеты наперед. Мы просто живем и общаемся в свое удовольствие, играем ради взаимного вдохновения, и наполняем друг друга радостью, и элем.
Нам нужны все, в том числе и те, кто был преждевременно убит: Сигурд, Ангрбода, Хельга - на каждого у нас уже есть свои планы. Вы только появитесь, чудесные ^ ^
В первую очередь мы разыскиваем Рагнара, Бьёрна, Уббе, Хвитсерка, Флоки, и женщин-викингов.
Наш таймлайн - начало-середина 4 сезона. Но кто мешает заглянуть немного в будущее? Это же кроссовер, тут можно все хд


С нами в наличии я - Гида-дочь-Рагнара-и-Лагерты, что должна была умереть в первом сезоне от чумы, но по нашему сюжету выжила. С нами Лагерта-величайшая-воительница, Этельстан-который-не-христианин, а также Ивар-скандинавский-бог-инцеста.

Ваш персонаж: Гида, дочь Рагнара и Лагерты, кровная сестра Бьёрна Железнобокого, травница и целительница; девушка, что заботится о братьях, и об одном в частности.
Пример вашего поста: http://crossreturns.rusff.ru/viewtopic. … 247#p83006

0

26

Форум: crossfeeling
Текст заявки: каст гравити фолз // gravity falls нуждается для активной сюжетной линии своих весьма странных героев войны и бестактных злодеев, без коих будущее противостояние — отнюдь не противостояние, о котором должны писать в летописях и балладах.

две тысячи восемнадцатый год. старшие и младшие близнецы пайнс возвращаются в гравити фолз на постоянное место жительства, каждый из которых преследует свои собственные для это цели: ли становится новым мэром гравити фолз, форд продолжает изучать аномалии и обобщать информацию из своих морских заметок предыдущего путешествия, мэйбл с гордостью начинает носить титул новой хозяйки хижины чудес, а диппер же ныне находится под сизым крылом своего прадяди в новом статусе его верного ученика. и все гладко, хорошо, чудесно и обворожительно, если бы не билл сайфер, который возвращается в гравити фолз и не селится под одну крышу со своими врагами в результате наказания. и если бы не пироника — его бывая соратница — которая вознамерилась в будущем уничтожить треугольного тирана, чтобы стать императрицей этой планеты и ввергнуть его в хаос. она находит себе соратников в виде повзрослевших пасифики и гидеона, а поэтому война начинается вновь, с большим широким размахом, нежели убывший в прошлое странногеддон.
три стороны. две правды. одна война. выживет лишь только сильнейший.

нам нужны:
Акваника, Арнольд Криптос, Кэнди Чиу, Фиддлфорд Макгакет, Первый Дневник, Гас Кордрой, Гидеон Глифул, Гиффани, Кевин Кордрой, Бог Любви, Маркус Кордрой, Николас Айслер, Пи Мо, Робби Валентино, Второй Дневник, Стэнфорд Глифул, Стэнфорд Пайнс, Стэнли Пайнс, Летоуинский Ловкач, Тэд Стрэндж, Третий Дневник
в касте уже присутствуют я - диппер пайнс - а также билл, вэнди, мэйбл, пасифика, пироника, аксолотль и уилл.
Ваш персонаж: диппер пайнс - вчерашний школьник, охотник за сверхъестественным, ученик и преемник дел стэнфорда пайнса. все пять лет до своего долгожданного возвращение в этот мистический городок, занимался восстановление утраченных в дьявольском пламени дневников автора. на данный момент уже находится в гравити фолз, куда переехал окончательно после окончания школы.
Пример вашего поста:

Пример поста

"однажды ночью он спустился на землю на красно-белых крыльях, полный надежды
его миссия - спасти мир, он не знает, что мы не хотим спасения"

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Бог мертв. Мир сгорел дотла, оставляя на некогда величественных просторах голубой планеты человеческой золу, да пепел. Измученные дети падают хрупкими коленями о сухую твердь земли над остывающими бледными телами своих родителей, их слезливый рев отчаяния и боли пугают стаи черных ворон, взмывающих с хриплым карканьем в кровавые небеса. Эта вселенная обречена на гибель, эта планета омывается смертным пугающим плачем незаметных остатков человечества, утопающих в гнили останков собственной родни и друзей. Мира больше нет, земля проклята кровью убитых, а на рассвете нового дня слышался ее разительный смех, призывающие огненные молнии, да гром раскатистый. В этот день, в этот час, в эту минуту балом правят более не люди — на их костях пляшут демоны, их ночные кошмары во плоти бессмертной и мясной. Пляшут под мелодию дудочки великолепной Пироники, выстроившая себе величественный дворец на могилах смертных мешков, и слушая льстившие пустую душу и страстное тело славленные скандирования речей своих поклонников: конец настал. Да здравствует новая прогнивающая вселенная! Да здравствует великая Пироника! Ее любили, ее желали, ее хотели, но единственный, кто был чертовски близок к ней и стоял неприметной вечности тени поодаль от ее левого хрупкого плеча в тронном зале, желал вырвать ее бесчувственное сердце. И умертвить. Серый кардинал, желающий медленной и мучительной смерти своей прекрасной императрице, да так, чтобы ядовитая кровь лилась из ее глотки в предсмертном удушающем хрипе. Диппер Пайнс — правая рука своей королевы, великий ученый при императорском дворе, Всезнающий — до судороги собственных желаний грезит подать приготовленное собственными руками холодное блюдо своей госпоже, имя которому месть и расправа.

Она обманула его. Обманула нагло и коварно, разрушив и пустив пеплом по ветру одну из незначительных частей своей сделки. Сломанный, искалеченный Диппер Пайнс оказался заложником собственных желаний о счастливом будущем. Гидеон Глифул довольно смеется, толкает его в сторону Пироники, заставляя опуститься на колени перед огненным зубоскалым демоном в алом развивающемся плаще, совсем не представляя себе, что добившись согласия от настырного младшего Пайнса, нагло соврав о том, что более не прикоснется ни к его семье, ни к его друзьям, ни к Биллу Сайферу, который не сможет дать ей фору без своего хваленного вечного могущества, Пироника пустит Глифула в расходный материал за ненадобностью. Обожание Гидеоном своей рогатой королевы свело его в могилу, а Диппера взгляд ее клятых глаз обрекли на вечные муки нескончаемых страданий. Диппер засыпает беспробудным сном на несколько веков в своем хрустальном ледяном гробу из кристаллов света, а измученно просыпается, когда мир продолжает гореть огнем проклятым, высушив реки и моря, очернив мраком оставшиеся океаны. В водах — тела и кости, под ногами — гниль человеческая, на небесах — мутировавшие птицы и оседающий в космосе дым. Пироника манит его за собой, в полных ужасающих красках рассказывает о мучительной гибели его семьи, а голова раскалывается от боли и отчаяния — ныне он коронованный самой галактикой и ее бесконечными познаниями, его каждый новый шаг — рассыпающиеся по земле острые осколки звезд. Диппер — Всезнающий, люди молятся ему в надежде услышать верный ответ. Но Пайнсу плевать на их глупые просьбы. Диппер смотрит в спину королевы, не в силах сделать новый шаг вперед. Он впадает в ступор, от которого идет неприятный холодок по коже. Его семья мертва. Его друзья мертвы. Его Билл мертв. И все — неестественной смертью. Она нарушила клятву, данную священным словом сверхъестественных сил. Пироника обманула его.

Диппер на долгие годы впадает в отчаяние, закрывшись в собственной лаборатории, где подолгу сидит в углу, обняв руками собственные колени, слишком отчаянно уткнувшись в них носом. На сердце царила пустота, боль от потери и ненависть на самого себя — в те ушедшие века он смог справится с давлением Гидеона и своей новой госпожи, не смог противостоять им. И никто ему не помог выбраться из этой пропасти раньше, чем его духовный стальной стержень и вовсе надломился напополам, обращая душу в две ненужные поломанные детальки, коим место лишь в чистилищной помойке. Диппер Пайнс проводит в подобной прострации века, молчаливо исполняя все приказы Пироники, которая въелась своими острыми когтями ему в разум, оставляя на нем глубокие незаживающие царапины. Но в один из таких моментов Диппер резко останавливается на своем привычном пустующем пути от тронного зала до эшафота и обратно, когда в его глазах горит огонь решительности и пылают искры возросшей к этому миру ненависти. Пироника оставила его с носом. Пироника заслуживает такой же мучительной смерти, какой подвергся однажды некогда могущественный Билл Сайфер. Пироника обязана страдать и давиться собственными кровавыми слезами. Ее власть однажды даст слабину, прежде чем народ, ведомый его непоколебимым лидерством, объединившись, не пойдет на революционное цареубийство, ворвавшись в ее королевские хоромы, не из злата сделанных, а костей звериных и человеческих. Диппер Пайнс обещает, обернувшись в сторону дворца, что так тому однажды и быть. Корона мирового всевластия покинет ее голову раньше, чем ее мертвое тело коснется обагренной чужой кровью земли. Нравится ли тебе такой исход событий, моя госпожа?

Во многих параллелях реальности у Пироники оказывается отнюдь не мало врагов и недругов. Найти себе союзников, продолжая ловко играть перед своей императрицей ее верного советника, оказывается не таким страшным и сложным делом, как казалось это Дипперу Пайнсу изначально. Проходят новые долгие века, растянутые в столетия, прежде чем Дипперу удается поднять среди демонов и оставшихся в живых людей волнения, навеянные "излишней диктаторской властью" их королевы. Диппер Пайнс делает вид, что подавляет их — на деле же изобретает себе браслет, которому по силу обратить все мысли и помыслы ученого в белоснежный лист, делая их огненному демону нечитаемыми в своем захваченном разуме. Ты дала ему бесконечные знания всех миров и галактик, Великая. В этом и была твоя самая главная ошибка. Диппер Пайнс убивает сподвижников императрицы холодно, беспощадно, смотря им глаза в глаза, повесив на них мнимые преступления против государственной власти. К его ногам падают мертвые тела Гекторгона, Тифа и Зантара, а его руки обагрены их мерзкой кровью. Диппер гордо выпрямляется, дует на свою челку, которая падает на глаза и с невозмутимым видом отправляется прямиком в свою лабораторию, держа руки ровно перед собой — он ни за что на свете не простит себя, если, пускай даже и случайно, но запачкает свой любимый плащ. Он знал, что его верные слуги — низшие демоны, оставшиеся рядом с трупами уничтоженных бывших друзей новой госпожи этого мира — умеют уничтожать не только мертвецов, но и улики. Диппер Пайнс на них полностью рассчитывал.

В этот раз жертвой оказался никто иной, как ненавистный сердцу Пайнса Криптос. В пыточной ученый зажимает горло демона, поднимая его вверх по стене, не смея сводить с его ухмылки испепеляющего взгляда. Диппер невозмутим. Диппер жесток. Диппер беспощаден. С тела Криптоса свисают длинные внутренности, заботливо выпущенные серым кардиналом этого королевства. Сегодня этот шут навеки прихлопнет свой дурнопахнущий рот, уголки которого более не поползут вверх в приторной улыбочке. Улыбки, от которой выворачивает кишки.
— Я знаю, Криптос. Знаю, что ты верен Пиронике и ее идеалам. Никакой государственной измены, — открывает правду Диппер Пайнс, пока его личная стража охраняет вход в пыточную комнату от всевозможных лишних глаз. — Ты просто оказался не в то время и не в том месте. Но даже эта случайность не отменяет твоего титула местного придурка на деревне. Ты лишний, Криптос, просто знай это, — Пайнс слышит, как шипит демон в его адрес хриплые проклятия, за что ученый сдавливает горло ему сильнее, перекрывая человеческую сонную артерию. — Мне терять ничего, если думаешь, что сможешь меня напугать... — Диппер скалится, берет другой рукой энергетический нож, занося его над глазом Криптоса, в остром желании выколоть его и раздавить подошвой сапог, как в то же время чувствует удар телепатического сигнала, от которого медленно кружится голова и подкашиваются ноги. Пайнс останавливается, зажмуривает глаза, в надежде прийти в себя. Пироника. Императрица мира звала его к себе. Диппер отпускает демона в наручниках и делает пару шатающих шагов в сторону, откладывая невидящим взглядом нож обратно на тумбочку. Парень резко оборачивается и быстрым шагом направляется к выходу, напоследок бросив слугам то, чтобы разобрались с пленным без него, да поживее. Заставьте его молчать раз и навсегда.

Диппер смиренно ступает по земле, где до сих пор гнили человеческие трупы, ведомый сладким голоском Пироники. Старые кости под ногами ломаются, обращаются в пыль, когда резкий порыв ветра тормозит Пайнса своей непривычностью. В воздухе витал запах смерти, от которого Пайнса по первости даже тошнило, но со временем к этим неприятным превратностям судьбы он сумел привыкнуть. Слуги и стража раскланиваются перед ним в немом благоговении перед высшим в чине, когда нога бессмертного человека ступает за порог дворца, а после — тронного зала.
— Госпожа, — теперь пришлось принести Дипперу Пайнсу дань уважения, поклонившись перед Пироникой и ее неутомимым внимательным взглядом. Ноги не хотят идти дальше, не хотят ступать ближе к ним — эта женщина обрушила слишком много страданий на его голову, чтобы восстать перед ней бесстрашным фениксом в своем величии. — Вы... хотели меня видеть? — он слушается голос, ступает ближе и ближе, пока их не разделяют несколько метров друг от друга. Гости? Почему это так должно удивить видавшего на своем веку страха ученого? Диппер вопросительно изгибает бровь, прежде чем аккуратно встать рядом с троном королевы, взирая на огромную дверь, тут же распахнувшейся перед ними.

0

27

поднимаю

две недели прошло, поднимаю

Форум: flycross
Текст заявки: Вначале было Слово, и Слово было Бог. Хотя, конечно, не совсем так — вначале появилась Тьма, в которой не было ни Логики, ни Порядка, ни Хаоса. Потом появились и мы — семья из семерых, семь Вечных, дети Времени и Ночи: Судьба, Смерть, Сон, Сокрушение, Страсть, Страдание и Сумасшествие, и, где-то в то же время, в мир пришёл и Яхве — тот самый Бог. Вскоре у Яхве появились и последователи, крылатые ангелы, и вместе они начали строить Серебряный Град, и там стали созидать. Ангелы работали над проектами, создавали мир, изобретали Сожаление и Любовь. А потом — потом случилось немыслимое. Появилась нужда в справедливости, в ангеле, что принесёт кару, отыщет виновного и обрушит на него Возмездие Имени.

Тогда появился Рагуил.

Его рождение совпало с падением Люцифера — ведь именно Рагуил и был тем ангелом, из-за которого Люцифер узрел несправедливость, осознал Неправоту Господню. И только Рагуил знал, что то преступление сотворил Отец, и по его вине Рагуилу пришлось уничтожить Сараквэля — что на то была причина. И всё-таки Рагуил стал осквернённым.

Люцифер пал, а Рагуил остался — ненадолго. Он ждал, что Отец позовёт его и объяснит свой план, объяснит, зачем он показал Люциферу Тьму и зачем поступал неправо, но не дождался. И Рагуил ушёл — но не вслед за Люцифером.
В Серебряном Граде начали шептать о том, что он пал. Что потерялся и запутался. Что оставил Господа и предал войско Господне.

Но Рагуилу было наплевать. Он продолжал выполнять свою работу, так, как считал нужным, и так, как первоначально создавал его Отец — по Справедливости и во имя Света. Он начал преследовать падших ангелов и демонов, злых духов и чудищ Геенны Огненной — тех, что выходили из Ада и проливали кровь на Земле, несли Зло.

Он так и не помирился с Люцифером, и больше не удостаивался доброты от Михаила. Братья так и не простили его за смерть седьмого из них — но то была воля Имени, воля Господня.

Рагуил продолжает служить Возмездием, только уже не так. И — пускай по нему и не скажешь — он скучает по дому своему, по Серебряному Граду. И верит, что однажды он вернётся домой, поняв план Отца и примирившись с его Волей.
А пока — пока что его ждёт долгий путь.

о планах на игру

Рагуил, или Рагуэль, один из самых неоднозначных ангелов в авраамических религиях; он не считается каноничным персонажем и является действующим лицом в одном из самых спорных трудов Ветхого Завета — Второй книге Еноха. И всё-таки своё место он нашёл и в творчестве Нила Геймана, и в комиксах DC — в них Рагуил выступает в качестве эдакого шерифа, полицейского, который призван следить за другими ангелами, расследовать смерти, вопиющее предательство Отца, и свершать Возмездие Имени — то есть уничтожать виновников, как когда-то поступил он с Саракаэлем. Рагуил всегда понимает, когда ему говорят правду, а когда — лгут, и вся суть его существования в том, чтобы докапываться до сути. Он видит, знает и понимает гораздо больше своих братьев, как последовавших за Люцифером, так и оставшихся подле Отца; Рагуил принял решение никогда не забывать и всегда помнить, что он — Орудие Господне, запачканное в невинной крови. Он знает, что Отец играет далеко не всегда честно, дёргает за ниточки и следует никому неизвестному плану, и не может понять.

Рагуил — не человек, а ангел, и ангелы — не люди. Ангелы — творения, существа бесполые (по крайней мере, не павшие), и любовь их свершается иначе, по-другому, следует совсем не человеческим канонам. Этому моменту я попрошу следовать и очень строго.
Для того, чтобы понять лучше, о чём я говорю и как персонажа вижу, предлагаю вам почитать небольшой рассказ Нила Геймана, где и рассказывается ориджин Рагуила, а также просмотреть два комикса, в которых он мельком участвует — это первый выпуск серии «Книги Магии» 1900 года, состоящей из четырёх номеров (автор — тоже Гейман), и первый выпуск второго тома «Люцифера». Читать там, если что, совсем немного.

Ждём вас мы со Сном. Как уже было сказано, сейчас Рагуил идёт своим путём — он вершит справедливость на Земле, уничтожая или же приводя в чувство разбушевавшихся павших ангелов, демонов, прочих исчадий Ада, и даже своих братьев, оставшихся на небесах. Рагуил частенько впадает в экзистенциальный кризис, тоскует по дому, много размышляет и совсем не заботится о внешнем виде, но, в отличие от брата Утренней Звезды, в алкоголизм, сигареты и наслаждения не пускается. Чрезмерно строгий и требовательный, он многого не может понять, и эта принципиальность, эта суть максимальной справедливости и отсутствие полутонов в делении мира не мешают ему узреть Истину, но мешают осознать её.

Мы предлагаем вам игру, полную психоделики, томных размышлений и философских бесед. У нас со Сном — поедание фиников напротив строящейся Вавилонской башни, прогулки под дождём во время Великого потопа и лото на фоне Судного Дня. В мире постоянно что-то происходит, постоянно нарушается баланс, и Рагуил нужен как никто для поиска виновных и разрешения проблем. И Вечные попадают в плен, и Вечные оказываются вовлечёнными в игрища Яхве и людские апокалипсисы.

Мы пишем небольшие посты в третьем лице и прошедшем времени, не пользуемся птицей-тройкой и играем весьма неторопливо. Так что если вам интересно поиграться с библейскими канонами и мифологией, посетить Авалон и прогуляться по затонувшей Атлантиде, а также понаблюдать за этими необычными людскими судьбами — милости просим. Всё покажем и расскажем, поводим за ручку и приятно проведём эту вечность в хорошей компании.

Ваш персонаж: Смерть из рода Бесконечных, та, что каждого живого отводит по ту стороны границы. Старшая сестра Сна и ещё пятерых бестолочей, младшая сестрёнка Судьбы, того ещё засранца.
Пример вашего поста:

Пример поста

— Финики будешь? — спросила Смерть, пережёвывая плод с пальмы, и поморщилась, — не советую, омразительжасношмарная дрянища.
Она обсосала косточку, отделила вязкую сладкую массу от семечка, прищурилась и выплюнула косточку — так, чтобы попасть в вазу меж виноградником и сморщенным инжирным деревом. Косточка заскакала по высоким ступеням, минуя трещины от солнца и комочки глины, и попала прямо в горлышко. Раздался глухой удар, и Смерть заливисто засмеялась, хлопая в ладоши и болтая ногами.
— Получилось! — воскликнула она, взъерошила и так спутанные в гнездо волосы и, подмигнув, пихнула брата локтём, — видал, видал, братюнь, а?! На два кошмара поспорить готова, что так не сможешь!

Они сидели в долине Сеннаарской, где люди выстроили город Кадингирр, или, как с презрительной усмешкой называл его Яхве, Бабель. Сидели на жёлтой, засыпанной песком лестнице, но не на солнцепёке, а в тени — там, где разбили небольшой сад. По правую руку дорога расходилась на три тропинки, и все они вели в порт, туда, где на корабли грузили эламскую медь, откуда судна шли вверх по Евфрату; правая же утопала в долинах и холмах, на которых стояли растерянные рудокопы, впервые узревшие великий город и башню.

Смерть зашарилась рукой по каменной ступени, нащупывая вазу с финиками. В башне её привлекал не масштаб, но ярусы, ещё сырые и наполовину неготовые; отсюда она могла разглядеть тоненькие черточки, фигурки мужчин, везущих в тележках кирпичи по витиеватым пандусам. Прошлую неделю Смерти приходилось часто отлучаться: строители умудрялись то падать с высоты, то попадать под камневал, то спотыкаться и влетать в жернова. Каждого приходилось брать за руку и объяснять, что рабочий процесс окончен, и каждый сетовал, что не сможет выразить признательность Яхве.

— Как по мне, — Смерть демонстративно подпёрла подбородком кулачком, — он просто выпендривается и выпячивает понты. Типа, знаешь, я вся такая крутая из себя тыква. Вот раздуется эго — и лопнет тыковка-то!

Она выпятила губу и издала неприятный звук. Яхве изменился, и Судьба постоянно качал головой, ожидая чего-то нехорошего; Смерть же всё больше времени проводила с ангелами, ощипывала крылья, вклеивала перья в альбом напротив листьев и заставляла Рагуила, возмездие Божее, носить себя на спине. Так Смерть успела облететь Двуречье и запомнить мраморные трещины рек.

Сон финики брать не стал, и Смерть поставила пиалу на колени. Обсосав очередной финик, она выплюнула косточку со всей силы и попала в проходящего мимо торговца, закутанного в пурпурную ткань. Купец остановился, оглянулся вокруг и почесал затылок; Смерть помахала тому рукой, показала язык и скорчила рожицу, а потом расхохоталась опять. И ведь угодила в самую макушку!

Отредактировано Вирджиния Вульф (08-09-2019 11:47:23)

0

28

http://sd.uploads.ru/84Hys.gif

Форум: rainbow rabbit
Текст заявки: Боевые товарищи, друзья, враги!
Соберемся вместе и перепишем историю.
Мы совершенно не будем ограничивать друг друга одним строгим общим сюжетом.
Захотите оживить своих мёртвых героев — продумаем, как логичнее это провернуть.
Захотите играть одни лишь флэшбеки или флэшфорварды — милости просим.
Вести одновременно игру в прошлом, настоящем и после таймскипа — всеми руками за [а ещё я утяну вас в самую потрясающую альтернативную вселенную]
крайне сильно нужны:
Райнер, Зик, Армин, Микаса, Анни, Бертольд, Эрвин, Ханджи, Саша, Конни и все-все-все!
ждут активно вас:
Эрен, Жан, Леви, Имир, Хистория
Ваш персонаж: Эрен с детства ненавидел жизнь за Стенами и мечтал присоединиться к вступить в ряды самых бравых солдат — корпусу разведки; желая победить титанов и жить в мире, не скованном преградами.
Эрен поклялся истребить всех титанов до единого после вторжения этих_тварей на территорию его родного города и убийства матери прямо на его глазах; Эрен по сей день идёт к своей цели, хоть и знает теперь, что один из этих титанов — он сам.
Эрену неспроста достался Атакующий Титан, его всегда наследовали сильные духом люди, не желающие мириться с несправедливостью этого мира; своего титана он получил от отца, предварительно его сожрав.
Эрену с поглощением родителя достался и второй титан, самый_сильный, Титан-прародитель, обладающий Координатой [способностью контролировать всех живых титанов, как шифтеров, так и обыкновенных]; эту способность он способен проявить лишь при тесном контакте с представителями королевской семьи, без их присутствия, увы, от титана никакого толку.
Эрен непреклонен, упрям, жесток к врагам, но крайне верен своим товарищам; в первую очередь стремится к долгожданной и столь желанной свободе, до конца не осознавая, какой же он всё-таки эгоист.
Эрен ради достижения своих [высших целей] готов вести двойную [тройную] игру, пройдясь по головам товарищей и не оплакивая их жертвы; жизни своих близких друзей всё же всячески старается оберегать.
Никто не знает истинных желаний и целей Эрена — возможно, сам Эрен ещё не до конца их осознал; его история всё же не может закончиться просто_так.

Пример вашего поста:

Пример поста

Бум!

Этот звук он не забудет никогда. Звук шагов мерзких тварей, пробравшихся в его родной город, спокойную, мирно стоявшую целое столетие Шиганшину, которую он ненавидел всей душой, как и всё королевство. Город, который он так не хотел терять.
Он до сих пор помнит эти лица. Первое — лишённое кожи, почти человеческое, но больше напоминающее рожу из детских страшилок. Оно долго преследовало во снах.
Эрен просыпается в ледяном поту каждое полнолуние. Говорят, все эти фазы влияют на мозговую активность особенно сильно, если умом тронешься. Эрен сумасшедшим, разумеется, себя не считал, но покажите психа, который здраво оценивает своё состояние!
Казармы наполнены тишиной, слава Богам, Микасы с её извечно обеспокоенным взглядом нет рядом, можно выйти прочь на свежий воздух и вдохнуть воздух полной грудью. Ощутить свободу. Не ту, о которой грезишь. Но ведь и один глоток для жаждущего — спасение.
Эрена мучает бессонница по три ночи в месяц подряд. Каждое полнолуние. Он бродит один, пробираясь из окна наружу и просто часами таращась на звёзды, если те покажутся. Спустя пару недель он обзаводится компанией.
Райнер говорит, что ему тоже не спится — старые шрамы ноют и не дают нормально забыться сном. Эрен удивляется, откуда у этого парня все эти шрамы, но обещает себе не расспрашивать сразу же. И молчит. Всё чаще молчит рядом с Райнером. Кажется, эти бессонные ночи приносят ему успокоение. Как и общество загадочного Брауна.
Годы идут, а эти двое не изменяются своим привычкам. Вплоть до выпуска. С выпуском всё меняется. Колоссальный Титан снова пробивает ворота, Эрена забирают под стражу, в сто четвёртом корпусе неразбериха, Райнер, как истинный хороший парень, конечно  же пытается сгладить панику. Райнер слишком вжился в роль. Райнер не ожидал узнать в вечно неспокойном Йегере своего собрата. Райнер не готов был вспомнить, кто он такой, но время... Время всегда беспощадно.
Их совместные бессонные ночи закончились вместе с выпуском. Эрена всё время держали под присмотром отряда особого назначения. Наивные. Словно это могло его защитить. Райнер всегда был рядом — мог бы скрутить новоявленную Надежду Человечества и забрать с собой, вот эта была бы находка.
Как оказалось, находку было не так-то просто похитить. Анни пыталась. У Анни ничего не вышло. Теперь Анни аки спящая красавица навсегда сохранила себя в хрустальном гробу, и никто и никогда до неё не достучится, пока угроза не миновала.
А лунных ночей с тех пор и не было. Вплоть до сегодняшней.
Эрен безмятежно спит, так было всегда, стоило ему вымотаться после тренировок или превращения в титанов, до чего же энергозатратным был процесс — уму непостижимо.
Эрен всё так же просыпается с первым прикосновением лунного света к лицу. Они давно развязаны, Райнер сидит неподалёку, тяжело переводит дыхание, смотрит долгим молчаливым взглядом.

Бум!

А больше всего Эрен ненавидит Бронированного Титана. Но только с тех пор, как узнал, кто скрывал в себе эту личину. Его лицо Йегер тоже видит в кошмарах. Его волосы цвета белоснежного пепла настолько неестественно смотрятся, что хочется их выдрать до единого. А следом содрать и броню.
Эрен именно это и делает, когда им удаётся сразиться. Титан Райнера оказывается не так уж силён, но малину ему портит его извечный спутник жизни, тенью заслоняющей друга от опасности.
Эрен злится на них обоих, но на Райнера всё-таки больше. Берт никогда не был притворщиком, это извечное выражение вины на его лице — сейчас Йегер понимал.

— Ненавижу, — выплёвывает вместе с кровью на пол, откашливаясь и злобно зыркая на своего похитителя. Его конечности полностью восстановлены, но руки связаны, что заставляет лишь сильнее рассвирепеть. — Развяжи меня, немедленно!
Командный тон у него всегда был завидный, а вкупе с горящим взглядом — разбегайтесь все, Йегер в бешенстве. Был бы сейчас рядом Кирштайн, без подобных шуток не обошлось бы. Вот только его не было. Как и никого другого. Были только они вдвоём. Огонь и лёд. Атакующий и Бронированный.
Йегер своего титана оправдывал полностью, готовый сию секунду вцепиться в глотку шифтера без раздумий. Вид у него был скорее дикий, нежели грозный: ноздри опасно раздувались, и без того большие глаза были вытаращены, а верёвка, надёжно сдерживающая запястья, опасно трещала под гнётом йегеровского гнева, готового выплеснуться огненной лавой прямиком в лицо противника.
— Какого чёрта ты меня сюда притащил?! — Йегер вскочил с неудобного стула — поверхность была жёсткой, а само дерево пропахло сыростью, как и всё это место, хоть в обозримом пространстве и было достаточно сухо — сидеть спокойно он уж точно не собирался. — Я убью тебя, Райнер, ты слышишь?!
Его крик был пропитан ядом — изо рта выходил пар скорее не от холода — Эрен сжевал себе губы в кровь, пока пытался избавиться от кляпа, от которого его впоследствии избавили.
Он всегда был верен выбранному пути и собственным убеждениям. И если уж решил уничтожить титанов, всех до единого, сейчас не готов был остановиться, даже перед тем, кого так близко, как ему казалось, и долго знал. Особенно перед ним.

«Приятель. Друг. Предатель!»

Бум!

Стул летит к чёртям уже из-под Брауна, когда Эрен решается на резвый прыжок, снося солдата с ног и рыча ему в самое лицо, выплёскивая скопившееся напряжение, словно это сейчас поможет ему.
Земля содрогалась от количества скопившихся ночных гостей, но подвал был явно построен старательно — прорваться внутрь так никто и не смог, словно здесь и без того хватало накалившегося титаньего напряжения.
—  Ненавижу тебя, Райнер Браун, — Эрен рычал сквозь зубы, от души приложив Брауна собственным лбом, словно и не чувствовал боли вовсе за всем этим гневом — чувства стремились найти свой выход, а молчаливый Райнер был слишком уж лакомой целью, сдержаться было невозможно — Как же я тебя ненавижу!
Эрену не хватило бы и целой вечности, чтобы только описать свои чувства. Предательство разъедало его изнутри, заставляя быть похожим на такое же чудовище, против которых он поклялся стоять до последнего — такое же безжалостное и агрессивное, готовое на всё ради уничтожения.
Взгляд Йегера был взглядом загнанного хищника, решившегося на последнюю атаку, расчитанную на поражение противника.
Он не мог понять, никогда не сможет понять, как Браун мог всё это время смотреть ему в глаза. Как мог смотреть в глаза всем тем, кто слепо ему доверял, как вообще смел вызывать столько доверия? Он никогда не был настоящим. Всего лишь чёртов лжец под маской из толстой брони. Брони, которую однажды уже удалось пробить. Эрен явно не готов был останавливаться на достигнутом.
— Назови мне причину, — шипел он, глядя в ненавистные глаза. — Только одну причину, почему я не должен прямо сейчас вырвать тебе глотку собственными зубами.

0

29

Форум: Fourseasons.cross
Текст заявки: Ищу двоих очень важных для меня персонажей: Джендри и Брана.

Джендри. Наверное, предсказуемо, но ищу в пару. Меня всегда радовало и вдохновляло общение Арьи и Джендри и очень хотелось бы найти человека, который мог бы разделить это со мной. Я ищу соигрока, которые не испарится внезапно, а того, кто хочет играть, развивать персонажа, будет непротив пуститься со мной в самые разные приключения, а если вы ещё и модерн ау любите, так вообще вам цены не будет. Я не из тех, кто долго отмалчивается и предпочитает тихушничать от поста до поста. Люблю обсуждать всякие разные идеи, делиться понравившимися артами или ещё какими вдохновляющими штуками.

Бран. У нас уже есть Джон и Санса, но без тебя наша семья не полная, а мне очень хотелось бы собрать всех Старков и поиграть с вами. Мечтаю таки воссоединиться с братом. Я понимаю, что персонаж не самый популярный, но мне бы очень хотелось видеть братишку. Готова предложить вам многочисленные отыгрыши из детства, альтернативы, аушки всякого разного направления, так что без игры не останетесь. Приходи, брат, я пригляжу за тобой)

Ваш персонаж: Ну, как вы уже, возможно, догадались... Девочка- Арья Старк из Винтерфелла, и домой она уже пришла, снова воссоединилась со своей семьей и готовится к долгой ночи. Сюжет у нас, к слову, вильнул в другую сторону, и КН пока что жив, здоров, насколько это вообще можно о нём сказать.

Пример вашего поста:
Можно увидеть тут

Отредактировано another breath (14-09-2019 17:32:42)

0

30

Форум: Novacross
Текст заявки:

Джонатан Моргенштерн.

Он навсегда останется для нее Себастьяном. Не Джонатаном, из которого растили чудовище, а Себастьяном - тем, кого он выбрал для себя сам, пытаясь отречься от прошлого. Обвешался рунами, как якорями, призванными спасти, но так и не нашел спасения.
Потому что тот, в ком он видел свет, обернулся темным плащом отречения.

Первенец Валентина и его же самый неудачный, а вместе с тем и самый успешный эксперимент. Сын двух матерей, одна из которых его боялась, а вторая внушала, что любит.
Джонатан - потерянный мальчик, по итогу ненужный никому. Не способный жить среди охотников, не желающий существовать среди демонов.
Он - идеальное оружие уничтожения, вышедшее из-под контроля.
Озлобленный, обманутый, брошенный. Таким он мог бы и остаться, если бы не жажда мести и желание взять полагающееся ему. А это по его подсчетам - как минимум весь сумеречный мир.

Повзрослевший Джонатан - умный, дальновидный, жестокий и ослепительно харизматичный. Сегодня он может возносить вас до небес, а завтра - лишить головы. Потому, что так было запланировано, или потому, что просто захотелось. Он не терпит тех, кто встает у него на пути. Джонатан использует всех и всегда, методично двигаясь к своей цели и не позволяя себе отвлекаться.
У него свои собственные принципы и философия, недоступная никому, кроме него самого. Отчасти потому, что делиться своими планами он не привык. И именно поэтому - без привязанностей, но с набором смертельных навыков - он так хорош.
Практически непобедим.
Корень его единственной слабости там же, где и источник силы - в крови.
И если демоническая кровь делает его почти что неуязвимым, то родная кровь, текущая по венам сестры, может сразить его в одночасье. Он выбирает ее не потому, что может доверять, а потому, что очень хочет. Ее доверия, любви, поддержки, всю ее.
Она - его плоть и кровь, его отражение, его спасение и погибель. Ради нее он готов подчинять себе миры, сжигать и развеивать их прах в свете утренних звезд.
Вопрос лишь в том, на что готова ради него она.
Ибо, когда дело касается Моргенштернов, кровь - не вода, а самый настоящий огонь, закаленная сталь и сильнейшее оружие.
Они гораздо красивее, когда падают, и куда сильнее, когда вместе.

***

В данной роли хотелось бы видеть человека, который понимает этого персонажа и не собирается перекраивать его характер до неузнаваемости. Джонатан - не плаксивый мальчишка, не роковой мачо и не безбашенный злодей из комиксов.
В идеале будет здорово, если вы разглядите в нем не только демона, но и человека тоже. Потому что презираемая им человечность - часть его сути.
Если вы планируете перевести его на путь добра и сделать из него покаявшегося грешника - вам точно мимо.
Не хотите играть в сюжетных ветках, силой вас никто в них затаскивать не станет.
Все, что от вас требуется - это канон во всех смыслах и отношениях. Хотя бы сериальный, в идеале - книжный.
Приходи, брат.
Покажем этому миру, сколь губителен может быть свет звезд.

Ваш персонаж: Клэри Фрэй, сумеречный охотник, художница, примерная сестра и заноза в заднице Главы Института Нью-Йорка.
Пример вашего поста:

Пример поста

Два вдоха, два выдоха. И цель, огнем мерцающая впереди.

Как только дурнота отходит, Клэри, ничего не видя перед собой, срывается с места и выбегает из бара, даже не оглядываясь. В этот момент она не думает об Алеке или о том, что подумают люди. Перед ее взором стоит ухмыляющийся Себастьян, зовущий к себе, и она бежит по наитию, по его следу и запаху, который отпечатался глубоко внутри нее.

Ночной ветер пахнет полевыми цветами и солью, донося влажный воздух с побережья. Клэри, как дикая гончая, со всех ног несется по незнакомым улицам, чувствуя обжигающую пульсацию на запястье. Боли нет, как нет ничего вокруг, кроме необходимости найти брата. Найти и сделать так, чтобы он больше никогда не смог никому причинить боль. Чтобы никогда больше не смог добраться до нее, коснуться ее и проникнуть внутрь ядовитым помыслом.

Запыхавшись от бега, Клэри останавливается на обочине и едва не оседает на месте - через дорогу в проулке мелькает фигура в черном. Как и говорил Алек. Только теперь беглец не прячется. У него черты лица Себастьяна и он смотрит прямо на нее.

Понимая, что вот оно - то самое здесь и сейчас, Клэри, как под гипнозом движется к нему, совсем не чувствуя ног. Тело будто не принадлежит ей. Она им управляет, двигает себя вперед, одновременно наблюдая со стороны. Застыв в паре шагов от брата, увидев наконец его так близко, она с ужасом понимает, что на самом деле это вовсе не Себастьян. Только уже слишком поздно. Существо под оболочкой ее демонического брата на сверхскорости подлетает к ней и, хватая за шею, приподнимает в воздух.

Клэри хрипит, пытается высвободиться из хватки или хотя бы дотянуться до клинка, но монстр почти перекрывает ей доступ к кислороду, лишая возможности сопротивляться. Ей кажется, что конец уже близко, а она только и думает о том, что у Себастьяна совсем другие глаза. Вроде бы такие же, но его взгляд, его нутро она узнала бы из тысячи таких вот оболочек. На грани смерти Клэри сожалеет о том, что это не ее брат выдавит из нее последние крохи жизни, и это странным образом веселит ее, вырывая из груди кашляющий смех. Существо похоже не понимает, что с ней не так, а потому внезапно с силой отталкивает к каменной стене, отчего Клэри просто сползает по ней, чудом не потеряв сознание.

- Смешшшно, девчонка? А ведь он приказал тебя лишшшь припугнуть, чтобы большшше не следила за ним, - шипит существо сильно искаженным голосом, окончательно убеждая ее в том, что это лишь неумелая копия Себастьяна. - Сказал передать, что он сам найдет тебя, когда придет время, - мужчина в облике ее брата скалится, а затем в одно мгновение стягивает со своего лица кожу, обнажая уродливую пасть с сотней зубов.

- Я поняла, - слабо произносит Клэри, опираясь ладонями о холодную землю. - Я перестану следить за ним, пусть не беспокоится.

Ее взгляд расплывается, а по виску стекает что-то теплое, она уверена, что кровь, но она всеми силами пытается не отключиться и избавиться от монстра, который, кажется, никуда уходить не собирается.

- Я должен уйти, но ты слишшшком хорошшша, чтобы просто так оставлять тебя, - длинный язык умывает устрашающую морду целиком, отчего Клэри едва не выворачивает. - Я полакомлюсь тобой совсем немножко. Хозяину нужно уметь делиться...

Упираясь острыми лопатками в ледяную стену, Клэри спешно, но с особым трудом разрывает ткань юбки до самой талии, чтобы выудить клинок из чехла на бедре, и выставляет его на вытянутой руке перед собой. Пальцы почти не дрожат, а вот зубы с неимоверной силой стучат друг о друга, и она никак не может это остановить.

Бога ради, неужели Себастьян не смог более строго выдрессировать своих псов? Из-за его неосмотрительности ее теперь просто сожрут живьем. Интересно, как ему это понравится?

- Не закрывай глаза, сладкая. Хочу, чтобы ты на меня смотрела...

- Я и не собиралась, - из последних сил дерзит Клэри, но все же непроизвольно зажмуривается, закрывая рукой лицо от тлеющих прямо в воздухе ошметков демона. Она не понимает, что произошло, совсем не ожидая, что монстр сам насадится грудью на ее клинок только лишь для того, чтобы затем рассыпаться пеплом. Не понимает, пока не распахивает глаза, тут же натыкаясь взглядом на взъерошенного и довольно злого Алека, все еще стоящего в боевой стойке. У ее ног валяется стрела, которая и поразила существо, а ее клинок лишь довершил начатое. Без вмешательства Алека у нее вряд ли вышло бы в одиночку одолеть демона, но теперь она смело может защищаться перед ним, аргументируя это тем, что вообще-то они прикончили его вместе.

0

31

Подымаю
Форум: Fourseasons.cross
Текст заявки:

Я ищу хмуроволка


https://66.media.tumblr.com/7e6a037103f42be767d0f9053611a156/tumblr_inline_pbv3txZTaA1t9wrmw_540.gif  https://66.media.tumblr.com/0e6f497b37ba917077d3a3327c781f72/tumblr_inline_o8eh3690kN1tf0gtx_500.gif
https://hollow-art.com/files/bases/2016/06/20160624/23254/tyler-hoechlin-gif-icons-2949216.gif  https://i.imgur.com/ZUolnUY.gifg

Derek Hale
Teen Wolf
Tyler Hoechlin

Tell me the story

Наши отношения, волче, всегда были странными. Я бесил тебя своей болтовней, а ты пугал одним лишь взглядом. Но почему меня тогда так к тебе тянуло? Почему я держась из последних сил держал твое парализованное тело на плаву? Думаешь, что я знаю все ответы? Увы... Мне долго казалось, что все это просто подростковое. Но время шло, а я замечал, что симпатизирую тебе, что мне нравится твоя угрюмая морда. А видеть, как ты злишься на мои клички и шутки про волков всегда было настолько удовлетворительным. Нельзя сказать, что у нас были отношения. Я несовершеннолетний тогда еще сын шерифа, а ты тридцатилетний когда-то осужденный оборотень. Брось, чувак, ты о чем? Но мы постоянно оказывались в компании друг друга. Мы говорили, хотя чаще болтал я, а ты угрюмо пялился в стену и иногда оставлял короткие комментарии. Все дошло до того, что мы целовались на диване в твоем лофте. Вот только продолжению не суждено было быть. Я стал одержим Ногицуне, а ты не мог до меня достучаться. Ты ведь знал меня лучше всех на тот момент, знал мою душу изнутри. А спасла меня Лидия. Ты хотя бы пробовал, волче? Хотя зачем тебе такой я. Потом ты свалил, я даже не знаю куда. Хотя меня это и не волновало, мы перестали общаться, когда я вернулся из мира грез. Или как еще назвать то, что было? Последующие приключения стаи прошли без тебя. А меня это и не волновало... Я забыл о тебе, волчара! Или старался убедить себя в этом. Я зациклился на обучении в академии ФБР, завел собаку, начал встречаться. Казалось бы все, встало на свои места. А вот и нет, жизнь снова преподносит сюрпризы. Как я мог столкнуться с тобой в парке, когда выгуливал Рика? Прошлое в твоем лице подкралось ком мне слишком незаметно и я не был уверен, что готов.
///
По поводу сюжета - пост сериал
Он еще в разработке, но я в анкете упустил сезон с докторами, который мне не зашел, но это не обязательно. Я бы крутил сюжет уже после выпуска. Скажем, что всех после какого-то количества лет занесло в один город. Ну, а сверхъестественный аспект наших скитаний найдется!

По поводу игры.
Я играю от 1го или 3го лица, пишу по 3к в среднем. Мне не принципиальны лицо и размер ваших постов, но хотелось бы, чтобы вы не пропадали и писали стабильно. Я чаще всего пишу 1-2 поста в неделю, но могу и спидпостить, если есть время и настроение.
Заявка в пару. Очень жду этого хмуроволка и надеюсь отыграть эти недоотношения. Очень хочется, чтобы вы не сильно вдавались в ОСС. Розы и конфеты мне таскать не стоит.

Ваш персонаж: Стайлз Стилински - студент академии ФБР, не самый простой парень, любитель лезть в куда не просят. Парень, который бежит от прошлого, побитый сверхъестественной жизнью.
Пример вашего поста:

Пример поста

За последние пару недель моя жизнь перевернулась с ног на голову в очередной раз. Обычно я бы находил в хаосе сверхъестественного некоторую долю забавности. Да, тебя чуть не убили в очередной раз. Но зато у тебя совершенно необыденная жизнь. Да, я относился ко всему с юмором. Но вот только в этот раз все пошло не так. Я никогда не думал, что стану причинной всех бед и страданий моих друзей. Прошло уже несколько дней, как я снова полностью владею своим телом и разумом. Я не сплю уже которую ночь. Как только я смыкаю глаза, то вижу труп Элисон на руках своего лучшего друга, убитого Эйдена и слишком много покалеченных душ. Я боюсь, что больше никогда не смогу быть нормальным. Хотя был ли я когда-то таким? Я избегаю всех знакомых как чумы, прошу отца оставить меня одного. Я вижу тревогу в его глазах, но не могу подпустить его ближе. Папа, прости, но в этот раз ты не сможешь меня защитить. Он лишь коротко кивает, оставляет для меня обед и уходит на дежурство.

Я остаюсь один в этом большом доме. Одиночество стало входить в привычку. Я бью кулаком по стене от этого чувства слабости. Рука болит и это делает меня еще более раздраженным. Может стоило тогда принять укус Питера? Может хоть в таком случае, я бы не был слабаком. Как это вообще возможно? Меня так достало, что всем приходиться меня защищать. Элисон, Скотт, Дерек и даже Айзек все они ни раз подвергали себя опасности ради меня. А что теперь? По моей вине всего-навсего погибла любовь моего лучшего друга. Я прислоняюсь к холодной стене, и тихо шепчу.
— Элисон, прости меня если сможешь.
Если бы я не был слабаком, то не дал бы Ногицуне захватить свое тело. Мне хотелось остановить этот чертов ад. А перерезать себе вены мешала лишь тонкая нить сознания. Отец и так пережил смерть мамы, он не заслуживает такой боли. Вот только меня съедали темнота и чувство вины. Я впервые мечтал уйти спать и не проснуться. Я не мог смотреть на себя в зеркало, ведь мне было слишком противно. Я лишь сейчас понял выражение "по локти в крови", а ведь так оно и было. Мне прийдется жить с этой ношей.

Я сажусь на кровать и обматываюсь в одеяло. Мне постоянно холодно, такое чувство, что все тепло просто высосали. Хотя я и не достоин этого. Я чертов убийца. Мне так хотелось убежать от собственных мыслей. Я услышал звук подъезжающей машины. Черт, кого же это принесло. Спустя еще пару минут в комнате появилась Лидия. В голове проскочила мысль о прошлом. Том, в котором все были живы, где меня волновало лишь внимание этой рыжеволосой красотки и притягивающая неизвестность. Я улыбнулся, но со стороны это, наверное, выглядело жутко. Улыбка сумасшедшего не может быть красивой.

0

32

Поднимаю.

Форум: TimeCross
Текст заявки:

Сквозь Время от Вожака

[ Дом, в котором…  ]
http://s7.uploads.ru/t/7Kerl.png http://sg.uploads.ru/t/nPj3t.png http://s5.uploads.ru/t/7hlbD.png

[ Волк ]
[ 17 y.o. | Четвертая | Прыгун ]
[ оригинальная, арты, на твой выбор ]

«Волк был частью Четвертой»

Волк – важная часть Четвертой. Рыцарь в доспехах из гипса, вампир и узник Могильника. Волк, который рассказывает сказки. Волк, которого любят все.
Если ты читал книги, то ты и так все знаешь, не правда ли? Да, Волк умер на момент событий книги, но никто ведь не мешает нам играть события до его смерти, да и кто сказал, что у Четвертой нет своих призраков?
И пускай Волк был беспамятным Прыгуном, он умел создать обратное впечатление.


Пост от лица персонажа, при желании он же может сразу пойти в эпизод


Нам важна теплая и дружелюбная атмосфера в касте, поэтому мы ищем активного и дружелюбного игрока, горящего идеями и желающего играть. Мы не требуем постов 24/7, мы и сами не спидпостеры, но нам бы хотелось играть всем кастом, собираться в Четвертой и рассказывать сказки у воображаемого костра.
Есть пара важных моментов: мы спокойно относимся к нетрадиционным отношениям, но только вне каста. Дом подобного не предполагает, и мы настоятельно просим все это играть в альтернативе. Аналогично с попаданцами в Дом из других фандомов, поскольку это ломает сюжет книги.
Знание канона на уровне 3-4 прочтений книги будет большим плюсом и поможет тебе легко ориентироваться в наших играх.
Тебя очень жду я в двух ипостасях (Рыжий и Слепой), очень ждет Сфинкс, а еще Рыжая и Шакал. Я уверен, что Волк был первым другом Рыжего после выхода из Могильника, и мне бы очень хотелось это все отыграть. Покажешь мне Дом? А еще я с удовольствием поиграл бы с тобой по сюжету из дополненного издания за Черного. Приходи – мы все расскажем (:


Ваш персонаж: Слепой: дзен, босоногий хозяин Дома и Хранитель Леса.
Пример вашего поста:

Пример поста

Быть по Ту Сторону почти физически больно. Дело даже не в слепоте или мире, которого не существует. Не в шуме пыльной Наружности, не в вони машин и пережаренного масла из ближайшего кафе. Лежа на диване, я слышу стук только одного сердца. Своего собственного. Этот чертов стук не прекращался, когда я задерживался в чаще Леса, когда мы ночевали в разных концах дома, не в силах вынести присутствия друг друга. Я слышал его, даже когда не оставалось сил, чтобы ненавидеть.
Это мучительно и страшно, и я лежу, уплывая куда-то в пустоту, пытаясь поймать еще хоть что-то. Услышать шелест листвы и почувствовать запах влажной земли. Принюхиваюсь, шумно втягивая носом воздух, но пахнет тут только порошком от постельного белья, собачьим кормом и чем-то сладковато-пыльным, вероятно, детским. Тем, что принадлежит мне, но мне, не тут и не здесь, и от неправильности происходящего кружится голова. Нет необходимости видеть, чтобы чувствовать это.
Я не могу уснуть. Ворочаюсь на скрипучем диване, оповещая весь дом о каждом своем движении. Ни живой, ни мертвый. Застывший посередине, отчаянно ищущий дорогу между двумя мирами. Нет смысла искать Дом, которого нет, эту мысль мне пришлось отбросить сразу же. Остается только лежать и слушать. лай псины где-то за стенкой, какой-то вой с улицы, гудение труб.
Сфинкс не спит, я знаю, и он знает, что я знаю, и я знаю, что он знает… И эти странные, рекурсивные мысли преследуют меня до тех пор, пока я не нахожу в себе силы отключить внутренний диалог. Пусто. Внутри и снаружи, я в мире пустоты и сам состою из нее, проваливаясь куда-то.

Дорога на Ту Сторону еще никогда не была такой странной. За долгие годы я отвык от переходов туда и обратно, но никогда еще меня не забрасывало сюда, как беспомощного Прыгуна. Благо, что я не беспомощный, знающий Изнанку чуть лучше любых Перекати-Поле, сохраняющий при этом всем память.
Асфальт под ладонями теплый, хранящий ласковые прикосновения лучей солнца, что уже скрывается за горизонтом. Зажмуриваюсь, когда вновь обретенная возможность видеть слепит меня, и еще несколько секунд моргаю, привыкая к обилию света. Вот теперь действительно больно. Больно от ощущения собственной шаткости, от того, что сам я не найду дорогу назад, но меня неизбежно выбросит в мир темноты и Наружной вони. Солнце садится, забирая последние крупицы тепла, и огненно-красное небо на горизонте указывает мне путь.
Идти приходится долго. Закат сменяется темным небом. Сначала синим, потом – почти черным с мелким вкраплением звезд. Окна в домах заколочены, жилых – по пальцам можно пересчитать, и я не останавливаюсь, даже когда очень хочется пить, потому что чувствую, что Лес уже где-то рядом. Я слышу его дразнящий шелест, вижу улыбку Чеширского кота в небе, и знаю, что так улыбается только он. Лес, лес. Темный, душистый, пахнущий мятой... Нога проваливается в какую-то яму, подворачивается, и я падаю, даже не успев осознать, что на самом деле произошло.
Песни – заманки для путников…
Тишина теперь совершенно другая. Она шелестит, копошится и живет своей жизнью. Ладони в грязи, джинсы перепачканы землей и травой.
Но я Дома.
Запах такой родной, что мне хочется уткнуться посильнее в землю и вдыхать, вдыхать до боли в груди. Зарыться носом в зеленую траву, а потом выбежать на опушку и завыть, бросая Песьеголовым свой вызов. Кроны шумят, ветки гнутся, и я вдруг остро чувствую, что Лес изменился. Исчезло щебетание птиц. Лес никогда раньше не пропускал в себя ветер. Поднимаюсь и иду, даже не пытаясь стряхнуть с себя налипшую грязь. Когда чаща становится совсем густой, а бурелом попадается тут и там, я опускаюсь, касаясь ладонями самой травы. Конечности деформируются, уши встают торчком на макушке, а чуткий нос улавливает все новые и новые запахи. Лапы легко пружинят по мягкой земле, слух замечает любое движение.
Добежав до первой более-менее приличной лужи, я набрасываюсь на нее и пью. Жадно, как полоумный, и кажется, что могу вылакать ее всю, если вовремя не остановлюсь. Бежать становится легче. По дороге я съедаю кого-то вкусного и теплого, а шкурку выплевываю куда-то в траву. Мне хватает сил добежать до тропы, где чувствуется знакомый запах.

Не знаю, сколько времени мы сидим так. Спина к спине, дым сигарет с двух сторон, и мне не нужно видеть ее лицо, чтобы все знать и так. Ветер дребезжит стеклами нашего ветхого дома, по двору катаются куски того и этого, обломанные ветки и прилетевший мусор; калитка противно скрипит, раскачиваясь. Сколько дней назад я пришел? Не знаю. Прошло, кажется, три рассвета, но я не могу быть уверенным.
Я не знаю, как мне найти дорогу Сюда.
Она все равно услышит. В нашем молчании, в выдохе сигаретного дыма и шуме ветра за нашими стенами.
Я не знаю, когда меня вышвырнет снова.
Отчаяние чувствуется на вдохе, и я вытягиваю левую руку в сторону. Небрежно, не оборачиваясь, но зная, что вот-вот почувствую в ней теплые пальцы. Здесь у нее никогда не замерзают руки. Мы переплетаем пальцы, словно бы это поможет нам больше никогда не расстаться. Пускай хоть все стекла повылетят.
Как ты здесь выживаешь?
Мы оба чувствуем эти изменения, откликаемся на них сердцем, хоть и не можем понять до конца. Сейчас не так страшно, как было, но Лес лихорадит без своего Хранителя, он требует от меня возвращения, но я не могу подчиниться, не могу выполнить его волю, потому что на этот раз просто не знаю, как. Гул успокаивается и замирает. Так пробудет еще как-то время, а потом ветер снова поднимется и качнет верхушки деревьев, обломает ветви и распугает лесных зверей.
Я прикрываю глаза.
Он опустил перо на воду, Крыса.

Я знаю, что ты устала. Вижу ссадину на щеке, ободранные руки, синяки тут и там. Она так и не научилась носить рукава. Сжимаю пальцы чуть крепче. Это не поможет. Не поможет ничто, когда нарушен порядок вещей, когда перо так не осторожно уронено в воду, когда кто-то тащит часть своего прошлого из другого Круга, наплевав на все законы и правила.
Последний поцелуй отдает горечью, и я успеваю заметить в отчаянии вытянутую руку, но у меня больше нет глаз, чтобы видеть, и в спину врезается смятая простынь.
За окном сфинксовой квартиры шумит просыпающаяся Наружность.

0

33

Форум: Игровая площадка Loca
Разыскивается Такхизисhttp://fenixclub.com/uploads/33602/img-635728-659cb46810.jpg

Об искомом персонаже

Такхизис - главная Богиня Зла и глава Тёмного Пантеона. Чаще всего Такхизис принимает облик пятиглавой драконицы, каждая голова которой имеет цвет одного из видов злых драконов (красный, синий, зеленый, белый, черный). Также она часто предстает в облике соблазнительницы, настолько прекрасной, что ни один мужчина не может устоять перед ней. Ещё одна излюбленная её форма –  Тёмная Воительница. По слухам, она так же может принимать форму гигантской змеи и многоголового создания, подобного гидре или левиафану. Это самая амбициозная из Богов, постоянно строящая планы, целью которых является господство над миром.

Мой персонаж по канону, отыгрываем через полную смену имиджа. Полноценной анкеты нет.

Рейстлин Маджере крайне эгоистичен, циничен, любит провоцировать и эксплуатировать других людей. Он очень гордится своей независимостью и презирает других людей, в особенности своего недалёкого брата Карамона, несмотря на искреннюю любовь того. Кроме того, Рейстлин крайне амбициозен и использует любую возможность увеличить своё могущество. В достижении своих целей готов буквально "идти по головам".

Пост

Рейстлин не был бы собой, если бы верил всем слухам, всем домыслам. Сейчас же он воочию убедился, что всё, о чём говорили между собой его наставники в бытность его малозаметным школяром, допоздна засиживающимся за книгами, - правда. Непоколебимость, надменность - вот что слышал он в пламенной тираде жрицы. Одно это стоило того, чтобы взять на заметку в проработке дальнейшего разговора. Но не это вызвало живейший интерес во взгляде мага. Что ему прописные истины, что ему косность адептов Света!.. Скучно, неинтересно - всё, что вещает ему Крисания. Одна лишь гордыня, явственно выступающая на первый план, заставляет ликовать в душе - какое прекрасное качество, какая зацепка! Если у него и были какие-то сомнения в успехе по пути сюда и в самом начале беседы, то разом испарились. На какое-то мгновение Маджере даже забыл о своих целях, искренне упиваясь чужой гордыней - не меньшей, чем его собственная. Ради такого можно простить ей, что она всего лишь смертная, всего лишь тлен в его глазах!..
- Разумно, но не думаешь ли ты, что знак был совсем не о том, чтобы остановить меня непонятно от чего, а только лишь о встрече? Не допускаешь ли мысли, что твой Бог обеспокоен чрезмерным усердием отдельных своих жрецов и возлагает на тебя определённые надежды по устранению косности среди истинно верующих? И только в связи с этим тебе послан знак, приведший тебя ко мне? Может, тебе стоит посмотреть на всё немного иначе?..
Нет, спорить не входило в планы чародея. Совсем другого хотел он, уводя разговор исподволь к более глобальному вопросу. Упоминание же собственной репутации заставило чуть нахмуриться и с досадой подумать о том, что упёртость Крисании в это знание может стать проблемой. Совершенно очевидно, что ему придётся как следует постараться, дабы преподнести себя не как слугу Зла, а только лишь использующего все средства ради благой цели...
- Знаешь ли ты о том, как может мучить незавершённое?..
Искренность могла быть быть опасна. Искренность почти наверняка была опасна. И только одно сподвигло Маджере на этот рискованный шаг - живейший интерес к тому, что он задумал. Нет, открывать все карты никто не собирался - ни один из тех, кто находился сейчас в библиотеке, где и у стен есть уши. Но только рискуя, можно было добиться результата - Рейстлин чувствовал это и был готов рисковать. В конце концов, только так он мог рассчитывать на хоть какой-то успех своего предприятия.

+1

34

Форум: TimeCross
Текст заявки: весь каст Sons of Anarchy
Скорее всего, постканон, но это не точно. У меня упорно складывается ощущение, что сериал никто не смотрел, а мне он запал в самое сердечко, поэтому очень, ОЧЕНЬ хотелось бы собрать клуб и - особенно! - прекрасных дам. Бандитские разборки, интриги, сложные человеческие отношения, комедия с особой буквы "к" и еще огромное количество всего, что есть в Сынах.
Так как конкретных идей пока нет или они максимально гибкие, с удовольствием обустрою уютное фандомное гнездышке с человеком/людьми, которые найдутся. Я вообще универсальный игрок, поэтому договориться как с Дормамму всегда можно. Главное: знание и любовь к канону и желание жить эту историю и развивать ее. И желание общаться, да, гореть в одиночку грустненько. В сериале, к счастью, очень много историй "за кадром" и, как по мне, вариантов для игры из них можно развить великое множество. Особенно хотелось бы видеть стервозную Джемму, для нее у меня особенно много вариантов. И в целом, тема samcro это же такое поле для деятельность в околокриминальном мире, мы можем даже в Ирландию смотаться без проблем.
Отдельный сорт травы - кроссовер с игрой Days Gone, но это уже совсем мечты-мечты.
Ваш персонаж: сейчас играю в другом фандоме, но возьму Венди Кейс, может, еще кого-то масками.
Пример вашего поста:

Пример поста

Люди бежали, сшибая друг друга. Мако видела такое только однажды, когда сама была в подобной толпе. Теперь рейнджеры руководили эвакуацией, которая, по большей части, не имела смысла. Кайдзю второй категории - их уже начали классифицировать - громил город и продвигался все ближе к центру, где и находилось убежище. Одно из стандартных общественных бомбоубежищ, не приспособленное для защиты от гигантских монстров. Рык было слышно даже сквозь дальние залпы военных орудий и оглушающие крики убегающих.

Ракеты и пули не помогали. Кайдзю давил танки, как тараканов, и жрал самолеты, как огромная жаба мух. Рейнджеры выбиваясь из сил, стараясь уберечь гражданских, но малоквалифицированные отряд действовал недостаточно слаженно, а всех настоящих военных перебросили ближе к линии огня. На место нападения согнали всех, даже курсантов, и курсант Мори совершенно не понимала, как может помочь. Никто не был готов к новому появлению монстра.

Когда это случилось в первый раз, мир тоже не был готов, но тварь свалили ракетами. Та тварь была в два раза мельче. Правительство устроило из победы празднество, и человечество возомнило себя непобедимым, как и всегда. Радость и эйфория перебили страх. Только те, кто потеряли близких, не разделяли всеобщего восторга. Люди в очередной раз ошибочно посчитали, что угрозы больше не будет. Никто даже не попытался разработать хоть какое-то более эффективное оружие или защиту, как будто трехсотметровую рептилию мутанта можно пристрелить из автомата, а укрыться, забравшись под одеяло или страусиным методом - просто закрыв глаза. В первый раз кайдзю уничтожил половину Токио и треть населения столицы, всего за два часа.

Закрывая двери убежища, Мако старалась не вспоминать тот раз, чтобы не бояться. Это мало помогало, как и любые попытки успокоиться. Сложно держать себя в руках, когда асфальт под ногами вибрирует от тяжелых шагов и небывалого количества военной техники, сконцентрированной в одном месте. И ее все равно не хватало.

- Курсант, еще одно убежище вниз по улице.

Там должен был быть еще один отряд, но времени задавать вопросы нет, и недо-военные перестраиваются - хоть это делать научились - и спускаются. Мако смотрит на командира, надеясь обрести уверенность, но тот сам мечется, не зная, проверять остальных или отправится с менее опытной группой.

Когда отряд спускается на указанное место, кайдзю ревет всего в паре кварталов к югу, и курсанты заметно теряют самообладание. Убежище уже запечатано, а первокурсников Академии поблизости нет. Мори изо всех сил старается себя убедить, что их отправили на безопасное расстояние, но крик знакомым голосом заставляет девушку выйти на шоссе, чтобы увидеть, как один из новичков совершенно бессмысленно начинает палить в воздух. Сначала кажется, что в воздух, в пыль, оседающую от разрушенных зданий, пока в этой пыли не возникают когти гигантской лапы то ли ящерицы, то ли черепахи. И крик обрывается.

- Он уже здесь!

Сорвался один из отряда и, развернувшись, побежал в противоположную от опасности сторону, и Мако едва сдержалась, чтобы не сделать то же самое. Монстр обрушил небоскреб, погребая под ним последнюю дивизию танков - последнюю? - и несколько передвижных ракетных установок. В лицо больно ударило бетонной крошкой, и, даже если бы теперь захотела, Мори не могла сдвинуться с места. Страх парализовал. Как и в чертов первый раз. Девятнадцать курсантов стояли неподвижно и наблюдали за огромным монстром, отбивающим истребители - даже они недостаточно быстры. Как картонный домик, посыпалось еще одно здание - монстр разворачивался, ревел. Неописуемое сочетание уродства и невероятной чарующей мощи. Смертельной мощи.

- Эй, надо уходить, - Мако пришла в себя первой и попыталась растолкать одного из сокурсников.

По его взгляду девушка поняла, что пытаться достучаться до здравого смысла бесполезно, но бросать своих - не правильно. Прятаться в под крышу - не менее бессмысленно, всех просто завалит обломками.

- К порту, нам надо к порту! - срывала голос курсант. - Там уже безопасно!

Она понимала, что безопасно не было нигде и защиты больше не было. Вертолеты забрали командующих или эвакуируют должностных лиц, и на помощь горстке недоучек никто не придет, их, скорее всего, уже похоронили. Но один из парней тоже встряхнулся и стал помогать расталкивать остальных - шанс есть, если бежать туда, где кайдзю уже прошел.

+1

35

Текст заявки:
Всем привет!
Олды тут?
Может, ты любитель Queer as folk?
Тогда иди сюда.
Давай вместе подыщем кроссовер для воплощения самых крутых идей, которые оставались лежать на пыльных полках до этого момента. На себя возьму роль Кинни.
Залетай в ЛС, я жду 24/7.
Пример вашего поста:

Пример поста

Дэнс, дэнс, дэнс.
Девиз по жизни, или как там говорят в вашей сраной реальности, где пытаются вложить в одну строку весь смысл ебучего существования. Людям свойственно упрощать, наклеивать бирки и ярлыки, чтобы с лёгкостью разрешить в сознании вопрос, нужен им тот или иной субъект. Они с энтузиазмом хватаются за идею, подкинутую знакомым, выбирают кратчайший путь, не пытаясь сложить собственное мнение, а руководствуются чужими умозаключениями, радостно хлопая в ладоши: не придётся тратить время на личный эксперимент. И меня это устраивает. Попытки «узнать лучше» означают сблизиться, а этого дерьма было предостаточно. Спасибо. Не понравилось. Разгребать после всех потуг ворох драм и травм – слишком энергозатратно и болезненно.
Поэтому в большом городе на мне футболка с присвоенным самому себе званием заядлого дэнсера. Не задавайте вопросов – не получите ответов, которые не понравятся. Смотри, чувствуй, бери, делай, не забывай дышать хотя бы через раз, не влюбляйся, не говори больше, чем от тебя хотят, не говори то, о чём не спрашивают. Слушай, впитывай, а противно – сваливай без объяснений, потому что жизнь коротка, и нахуй людей, что приближают к ментальной смерти.
Я бы никогда не переехал в Нью-Йорк. Из-за страха. Чересчур откровенно? Плевать, who cares. Мне не тринадцать, чтобы обращать внимание на чьё-то осуждение. Я трус, который боится стать одним из, слиться с толпой таких же Брайанов Кинни, танцующих даже тогда, когда к горлу подступает горечь. Танцующих, когда хочется взвыть, танцующих, когда хочется разнести весь дом. Дэнс, мазафака!
Но раз уж я здесь, а вокруг пресловутая умца-умца, неоновый свет табличек и вывесок, громкий смех и рёв неспящих машин… Время в пляс.
Бурбон, барная стойка, отсутствие жадных взглядов, и вот я чувствую себя конченым пидором на пенсии. Каково же было бедняге Теодору! Неудивительно, что после отчаянных попыток понравиться хоть кому-то, старик впал в депрессию.
- Повторить Jim Beam?
- Бутылку.
Я надеваю кожаную куртку, откупоривая не самый лучший алкогольный экземпляр, и выхожу на воздух, пропахший канализацией, выхлопами и блевотой по тротуарам. Ночь завершается, утро ещё не наступило. Пограничная черта, некогда предзнаменовавшая начало захватывающих приключений. Я отпиваю Джим, затем снова, внимательно смотря по сторонам, вышагивая к перекрёстку. До отеля пятнадцать минут пешком, пятнадцать глотков и одна нетрезвая голова. А в девять назначенная встреча с директором строительной фирмы: в Большом Яблоке вырастет новый червь-небоскрёб. Кампанию захлестнула волна негатива: офисный центр планируется на месте исторической трёхэтажки. А значит, мне понадобятся силы и свежие мысли, чтобы выдвинуть контраргументы.
Мусорный бак и бездомные, грудящиеся вокруг, намекают: отдай бутыль нуждающимся, все в выигрыше. Но разворачивающаяся впереди сцена заставляет повременить с жестом благодетели, и в который раз отхлебнуть мягко обжигающего пойла, изучая пристальным взглядом персонажей картины.

0

36

Форум: crossfeeling
Текст заявки: мы с ледибаг находимся в томительных поисках каста чудесной леди баг. в фандоме имеются уже непосредственно я - адриан агрест, а также маринетт, хлоя, эмили, марк, лила, натали, и габриэль :з уже висят готовые заявки на натаниэля куртцберга (внимание: яой, планируется натаниэль/марк!), алью сезер, кагами цуруги (внимание: юри, планируется хлоя/кагами!), аликс кюбдель, аврору бореаль, роуз левилен, сабрину ренкомпри, ивана брюэля, милен апрэль, луку куффен, джулеку куффен и нино лейфа, но мы будем рады видеть абсолютно весь каст без всяких исключений! ПОТОМУ ЧТО ПО ТАЛИСМАНУ МОЖНО ВРУЧИТЬ ВСЕМ! в подтверждении моих слов я даже написал короткую заявку на новую квантик команду с дислокацией в канаде, в которой я скоро окажусь - очень надеюсь увидеть в скором времени супергероев меркури, мелоди и кид мима. приходите, будем рады всем и каждому :з
Ваш персонаж: адриан агрест - вполне себе обычный парень, выходенец из золотой клетки, бывший студент коллежа "франсуа дюпон" и некогда супергерой кот нуар. теперь же скрывает свой лик под маской нового бражника — суперзлодея по неволе, который творить это самое зло совсем не желает.
Пример вашего поста:

адриан агрест собственной персоной;

Еще пару дней назад Адриан Агрест вымученно улыбался солнцу над Парижем и пытался дотянуться стальными когтями до небесного светила, надеясь выцарапать его до первых проблесков тягучей крови цвета подсолнечника, но получалось по глупости разрезать только лишь воздух, которому было хоть бы что. Он считал солнечные лучи заката сквозь боль и слезы на глазах, провожая в путь последний день перед неминуемым. Раз, два, три, четыре, пять... Его дно пробито опять. Снова. Адриан Агрест остался один. И Кот Нуар тоже. Потому что от всей этой повсеместной лжи хочется забиться неприметной, драной мышью в меж кирпичей изрисованных стен в загаженных преступных районах города, схватиться дрожащими руками за голову и давить собственный крик отчаяния в пустоту, закусывая губы до дрянного металлического привкуса во рту. Не знать правду лучше, чем хоронить себя заживо прямо сейчас в свои юные пятнадцать лет. Зато в красивом гробу, покрытом сиреневым бархатом зла, и с чужими красными сережками в мертвых руках.

Плагг нервничает за своего подопечного, почти не кусает собственный хвост в этой сосущей под ложечкой нервотрепке, вслушиваясь в дыхание Адриана в покрытой полумраком комнате. Сейчас Адриан был почти спокоен, несмотря на то, что в ближайшие сутки_недели_месяцы_года он будет ходить с настроением "в воду опущенный, причем в холодную такую воду, где-нибудь в Северном Море, и не абы как, а скинули случайно, чтобы освежиться, пускай их об этом никто не просил". Кости наливаются тяжестью свинца, а глаза Агреста закрыты, когда он выводит пальцем узоры на письменном столе, пока мониторы современного компьютера [ опережающего время ], с которых все также не сходила улыбка его матери, потухают от бездействия своего удрученного жизнью пользователя. На секунду Адриан забывает о том, что сейчас он совсем не бравый защитник Франции в темной котячьей маске и неиссякаемой харизмой, от которого тошнит чуть ли не всех окружающих, но все-равно проводит ногтями по текстурированному плотному пластику от боли, которая буквально бьет по ребрам и никакие антидепрессанты с обезболивающими сегодня ему не друзья.

Маски сброшены. Маскарад завершен. Всем спасибо, все свободны.

В этом месяце Адриан Агрест мог запросто завоевать первое место в конкурсе победителей по жизни. Неудачников, если быть честнее. Потому что узнать о дохлых кошках в подвалах, казалось бы, самых родных и дорогих сердцу людей, да и еще и с разницей в неделю-полторы — это еще постараться надо, чтобы звезды на жирном небосводе ровно сошлись. В душе будто образовалась огромная дыра, зелень былого волшебства потухает чуть ли не на глазах, а самого Адриана будто морозит от температуры. Он проглатывает эту правду с шипами розы и агрессией крапивы, пытается переварить, но отторжение сильнее его внутренних желаний, а судьбе того и вовсе действительно плевать на какого-то там пятнадцатилетнего мальчишку с его вечными проблемами. Пора приобщаться к черному юмору этого разбитого калейдоскопа будущего и пытаться хотя бы натягивать улыбку на лицо, когда тени касаются твоей шеи и душат тебя до первых синяков на белой коже, потому что это же смешно [ нет ].

Кот Нуар почти принял Ледибаг-Маринетт, пускай на подкорке сознания остались спутанный клубок из собственных ощущений: как эта неуклюжая, хрупкая девочка могла оказаться храброй воительницей за добро и справедливость, которая его вдохновляла на свершение подвигов во имя правды, во имя света, во имя нее самой? Всего-то стоило собственноручно привести их вечный дуэт к окончательному краху и отчислиться из коллежа, возвращаясь к домашнему обучению под довольную улыбку Габриэля. Всего-то, действительно.

Но правда не думала на этом заканчиваться, потому что реальность-стерва оказалась гораздо хуже.

   <...>

— Прими меня и мою правду, Адриан, — Габриэль в вихре летающих бабочек протягивает руку в крови своему собственному сыну, когда бедняга Агрест-младший лежит на полу в свете полной луны, — израненный, уставший и вроде как кому-то нужный — затравленной собакой глядя на своего отца, который совершил таинство честного обмена семейными секретами.

Это происходит слишком быстро. Слишком не по плану. Слишком неправильно. Но лучше уж так, чем об этом узнала бы и Ледибаг тоже. Точнее Маринетт. Сор из особняка выносить не стоит, если хочешь защитить всех. И свою напарницу, которую видеть в лишний раз не хочется, и своего врага, который оказывается твоим родным отцом, заклейменного мотыльком божественными силами.

— Скажи, что это не правда. Скажи, что ты всего лишь издеваешься надо мной. Скажи, что ты не Габриэль Агрест, — голос бывшего Кота Нуара дрожит, он находит в себе силы отползти назад на разодранных ладонях, ближе к окну в их доме, от которой за километры все эти годы Адриан Агрест чуял только безопасность и гиперопеку, но все это оказалось лишь напускным. — Умоляю, — давление на психику самым больным — его отцом, в котором Адриан души не чаял и любил его таким, каков он есть на самом деле  — он готов был списать на новую способность Бражника, который был отличнейшим манипулятором. — Это все иллюзия, иллюзия, И Л Л Ю З И Я! Прекрати это делать! — Агрест пытается воззвать к своему квами, поднять кольцо и продолжить бой, но Плагг слишком слаб, чтобы бороться дальше. Как назло.

— Адриан, — ровным голосом выдыхает Агрест-старший, делая шаг ближе к растерянному Адриану, понимая его истерику. Не каждый день узнаешь, что вы друг другу, кроме кровного родства, еще и врагами приходитесь волею случая. — Я это делал только ради нас. Я это делал ради твоей матери. Я хотел стать лучше в твоих глазах, постарайся меня понять, — он прикрывает глаза на секунду, ловит первую попавшуюся бабочку в свои руки и внимательно присматривается сквозь ее крылья на сына, будто вынося свой вердикт. — Не думал, что это произойдет так скоро, но, кажется, ты готов.

Но к чему именно он был готов, Адриан понял только сейчас. Время было упущено.
А отцовская рука, за которую все же схватился Агрест ради его счастья и возможного счастливого будущего для их молчаливой семьи, скрепил договор на крови. Адриан Агрест принял религию своего великого родителя.

  <...>

Он выныривает из своих грузных мыслей стремительно, когда на его плечо опускается теплая женская рука, а рядом раздается аккуратный голосок. Почти родной, но в то же время почти незнакомый из-за своей... теплоты и ласки? Адриан едва оборачивается за плечо, где-то внутри глубоко себя даже удивляется, что перед ним была Натали — его гувернантка, которая обычно приходит к нему либо чтобы передать послание от Габриэля, либо чтобы напомнить о занятии и сопроводить до места встреч в присутствии телохранителя за тонированными стеклами автомобиля.

— Хуже некуда, — честно лепечет он себе под нос, но чуть громче все же добавляет. — То есть, я в порядке. Да, точно, в порядке. Спасибо, что ты отменила мне сегодня занятия, — вымученно, но искренне приподнимает Агрест уголки губ. — Я бы сегодня не смог даже смотреть на книги. Слишком тошно от всего это, невыносимо, — он поднимается из-за стола, разбавляя раздумчивую обстановку, хоть какими-то более решительными действиями, чтобы в лишний раз не задохнуться от этого царящего в его золотой клетке ужаса. К примеру, приоткрыть окно и пустым взглядом смотреть на вечерний Париж, кажется и не такой уж плохой идеей. Он видит обеспокоенный взгляд Натали в отражении окон и искусственного света ламп, нерешительно, но все же решает аккуратно спросить, как единственно человека, знающего все и даже больше. — Ты давно обо всем знаешь?

0

37

поднимаю
Форум: flycross
Текст заявки:
У развития всегда два пути: эволюция и революция, но тебе ли об этом не знать, революция же без жертв не бывает. Ты вырос в тепличных условиях, вырос хорошим, наверное, человеком, а мутации рассматривал с восторгом, но как игрушку. Для тебя это не было вопросом жизни и смерти, вопросом выживания, скорее было вопросом построения карьеры и научного имиджа, ведь именно твоя работа привлекла внимание мира к мутантам. Ты, кажется, тогда тоже хотел как лучше, был в восторге от открытий и перспектив. Действительно думал, что всё это дорога в прекрасное светлое будущее, куда люди и мутанты придут взявшись за руки.
Нет, Чарльз, ты ошибся.


Я хочу видеть на этой роли умного игрока, который не превратит Ксавье в виктимную страдающую девочку. На минуточку, он действительно очень сильный телепат и лидер, просто так за собой такую толпу мутантов было бы не увести, так что соответствуйте, пожалуйста.
Я жду напряженную в психологическом плане игру, философские диспуты за шахматами, сложные ходы, но я хочу и экшен, раз уж мы сейчас попали все в незнакомый для нас мир, часть мутантов нам знакома по именам, но мы не узнаем их, потому что это версии наших друзей\врагов из альтернативных вселенных, кто-то из умерших тоже снова с нами, а это отличный повод задуматься и решить, как весь этот хаос удержать, если кто-то начнет сходить с ума и психовать. Например, я могу психануть, кто-то должен орать "Эрик, нет!".
Посты от 3го лица, неконфликтность и самостоятельность - брать Ксавье и сидеть в уголочке у меня на шее так себе вариант. Хочу сразу предупредить, что заявка не в пару, а скорее вариант братьев или заклятых друзей. Всё покажу, расскажу, снабжу точками для старта игры и игрой, но если вам нужно общение 24/7 и прицельная игра только с вами и в первую очередь с вами, то увы.
Ваш персонаж: "Зовите меня Магнето" - Эрик Леншерр, лидер Братства, бедный еврейский сиротка с нацистскими взглядами в отношении людей.
Пример вашего поста:

Пример поста

Чудовищная ошибка. Или новый шанс начать всё заново, с чистого листа, сразу вычистить лишнее и устроить мир так, чтобы братья и сестры мутанты чувствовали себя не уродами, изгоями, а вершиной эволюции. Футбольный матч на большой арене ему подходил - неважно, в каком ты мире, но там всегда толпа людишек и журналисты со своими камерами.
Нужно было всех собрать заново, дать возможность тем, кто ищет, найти. Здесь о мутантах раньше не слышали, здесь вообще творилось черте что, непонятно даже, почему они оказались здесь, а не где-нибудь ещё, если непременно нужно было очутиться в новом мире. Раньше Эрик не думал о существовании мультивселенной, теперь тоже не думал, он просто принимал как данность новые вводные и пытался успеть.
Чем раньше мутанты нанесут удар, тем лучше, тем больше вероятность, что они никого не потеряют в застенках лабораторий, что снова начнут прятаться, играть в поддавки с человеческим правительством, терпеть... Терпеть? Нет, никогда больше. Быстрый и решительный удар в мире, который не подозревает пока, с чем именно столкнулся и каковы их возможности, даст в руки контроль над теми, кто останется жив, перевернёт сразу вертикаль со всеми её пирамидами, поставит, наконец-то, на всё полагающееся место. Наука Ксавье гласила, что в ходе эволюции... У них не было времени на эволюцию, но революция решила бы все проблемы быстро, пусть и кроваво, но надежно. Это были необходимые жертвы, чтобы сделать мир для них, более развитый вид должен вытеснить менее развитый, а не состариться с ним и умереть в один день так и не дождавшись мига светлого будущего и той пресловутой взаимной любви, о которой кое-кто твердил.
Эрику было откровенно плевать на названия команд и даже на то, футбол там или рок-концерт. Это была удобная площадка для его замысла, нужно было только немного её расчистить и настроить под свои потребности. Команды сегодня так и не смогли выйти из раздевалок.
Он забаррикадировал все входы и выходы. Поднявшаяся паника была делом привычным, а одним движением кистью он разобрался с проблемой в виде охранников. Камеры все были направлены на него - журналисты, кем бы они ни были, свой хлеб так просто не отпускали, даже если при этом возникал риск умереть. Что же, это дело нужное, он сейчас был заинтересован в том, чтобы его транслировали всюду, чтобы в каждом уголке, в каждом экране зазвучали его слова. И те, кто сейчас прятался по переулкам, присоединились к нему.
- Братья и сестры мутанты! - он вдохнул воздух поглубже и обвёл взглядом слушателей. Перед ним были люди, но видел он мутантов, хоть и не было никакого Церебро, просто он слишком многих помнил, слишком многих. - Волей случая или Провидения, но мы оказались далеко от дома. Мы не знаем, что с нашим миром, почему попали сюда и сможем ли вернуться, но, главное, стоит ли? Это наш шанс! Шанс обрести, наконец-то, тот мир, о котором мы всегда мечтали. Приняли ли люди, которым мы ничего не сделали, нас с распростертыми объятиями, захотели ли помочь? Нет! Они никогда не смогут нас принять, они лишь могут готовить оружие, новые пытки в лабораториях, потому что мы отличаемся, и они боятся. Многие из нас прошли через страшные мучения, о которых невозможно забыть. И нельзя, потому что если мы сейчас не изменим мир, то всё повторится снова. Готовы ли вы снова оказаться в клетках и на лабораторных столах? - чувство воодушевления не мешало внимательно следить за всем происходящим и быть готовым к тому, что люди снова могут попробовать атаковать. К счастью, здесь ещё всё оружие было душевно-железным, детской игрушкой для Магнето. - Нам дан шанс, так воспользуемся же им, наконец-то!
Разрозненные и напуганные, раскиданные по всему миру мутанты, плохо осознающие, что именно произошло и почему они дома, но не дома, по одиночке представляли из себя достаточно лёгкую добычу. Каждый из них бы больно огрызался и сопротивлялся, но это всё не сравнить с тем, чего они смогут достичь, если выступят единым фронтом - не клочок земли, который им с господской руки перепал, а настоящая свобода.

0

38

Поднимаю
Форум: uniROLE
Текст заявки: С надеждой тихой и мечтою ищу женщину, изменившую ход истории – Клэр Мэттисон из сериала "Чернобыль. Зона отчуждения".
Если вы любите истории о путешествиях во времени и альтернативных реальностях, непостижимых тайнах и родственных душах, что словно вышли из "Баллады о прокуренном вагоне" Александра Кочеткова, и если вам было бы интересно развивать и переплетать линии персонажа сразу в нескольких существующих мирах и придумывать новые – возможно, эта история придётся вам по душе, даже если вы незнакомы с фандомом.

О персонаже

Разжав ладонь, я выпустила птицу
в осеннем парке, полном тишины,
и отперла душе своей темницу:
– Лети на все четыре стороны!
Ещё не веря в то, что совершилось,
растерянная, робкая ещё,
она взлетела к небу, покружилась
и опустилась на твоё плечо.

Вероника Тушнова
Клэр родилась в маленьком городке Ласби, что в округе Калверт, на самом юге штата Мэриленд, в сентябре 1956 года. Через два дня после того, как девочка появилась на свет, её отец сбежал из клиники для душевнобольных и зарубил топором её мать. Клэр чудом осталась жива, потому что его успел застрелить приехавший на помощь шериф – но так она оказалась в сиротском приюте в самом начале своей короткой и несчастной жизни.
Учёба в школе давалась Клэр с трудом, потому что она росла очень замкнутой и стеснялась спрашивать, если ей что-то было непонятно. Воспитатели не относились к ней плохо, но она всё равно была очень одинока – ведь у неё не было друзей. Когда ей исполнилось четырнадцать, и она в очередной раз завалила все экзамены в старшей школе, Клэр решила сбежать. Она, ещё совсем ребёнок, приехала в Нью-Йорк – в огромный город, где её никто не ждал, и где до неё никому не было дела. Она не знала жизни и не знала людей – но по доброй воле бросилась в жернова, которые перемололи её, сломали и выбросили.
В конце 1970 года Клэр поселилась в маленьком городке Уэст-Пойнт на западном берегу Гудзона. Ей больше ничего не хотелось – только чтобы её оставили в покое. Не трогали, не прикасались, не приближались, не говорили с ней. Вынужденное общение с другими людьми стало для неё пыткой – но ей приходилось идти на это, потому что ей была нужна работа, чтобы где-то жить и что-то есть. Она довольствовалась малым и уже ни о чём не мечтала.
Так прошло почти десять лет. Ей было уже двадцать четыре, когда она случайно встретила двух студентов, называвших себя «социалистами». Они рассказали ей о том, как жили в Советском Союзе – рассказали так, что у Клэр впервые за долгое-долгое время появилась мечта: она захотела побывать там хоть раз и увидеть всё своими глазами.
Прошло ещё четыре года, прежде чем она взошла на борт самолёта, который унёс её за океан. Диверсантка. Она должна была стать диверсанткой. Её научат, как устроить взрыв на атомной электростанции. Она не хотела этого, её это пугало – но ей пришлось принести эту жертву, чтобы прикоснуться к своей мечте. Её направили в Припять, потому что там, как и в её родном Ласби, была такая станция. Там ей назначат инструктора – офицера из местного отделения КГБ, который научит её всему, что она должна знать.
Порой случается, что всего одно мгновение решает судьбу целого мира, и встреча двух людей меняет жизни миллионов. Его звали Сергей. Невысокий, светлые волосы, синие глаза. Потом он скажет ей, что полюбил её с первого взгляда – всем сердцем, на всю жизнь. Тогда она не знала этого – но впервые чувствовала, что кто-то смотрит на неё так, словно она что-то для него значит. Он улыбался искренне и мягко – и лёд, долгие годы сковывавший её жаждавшее тепла сердце, покрылся россыпью тоненьких трещин.
Она чувствовала себя живой в тот вечер в начале мая, когда Сергей принёс ей несколько душистых ветвей сирени. Она тоже любила его. А ещё она любила Припять – этот солнечный город, затерянный в Полесье, где она впервые чувствовала себя дома. Здесь было всё, ради чего она жила. Здесь она была счастлива.
Теперь ей давалось легко всё то, с чем она так мучилась когда-то в школе: ведь у неё был самый терпеливый и любящий учитель на свете. Он рассказывал ей про «мирный атом» и про взрывную волну, про Бабу-Ягу и Кощея Бессмертного, про цветы, что растут по берегам Припяти, и про птиц, что свили гнёзда на опушке леса. Она любила слушать его рассказы, любила, когда он играл на гитаре и пел. Ему нравился Высоцкий. «Свежий ветер избранных пьянил, с ног сбивал, из мёртвых воскрешал, потому что, если не любил, значит, и не жил, и не дышал…» Она дышала. И жила.
Родители Сергея относились к ней так, словно она была их родной дочерью – потому что видели, как сильно любит её их сын. Так у Клэр появилась семья, и она узнала, каково это – быть с кем-то. Знать, что ты не одна. Что тебя защитят и утешат, если будет нужно. Выслушают и поймут. Не оттолкнут, не бросят, не предадут. Оказывается, людям можно верить.
Так прошёл год. Конечно, Клэр не собиралась возвращаться: ведь Сергей обещал сделать всё для того, чтобы она смогла остаться. Ради неё он остался в Припяти сам, хотя его так звали на повышение в Москву перед самым её приездом. Но он любил её. Он хотел быть там, где она.
Казалось, пятница 25 апреля 1986 года была самым обычным днём – но Клэр мучилась от снедавшей её тревоги с того самого мгновения, как Сергей уехал на службу. Вечером она пришла к нему и узнала, что в городе появились диверсанты, которые хотят взорвать станцию. Клэр не хотела отпускать его. Он говорил о долге, о клятве и о верности. Говорил, что любит, что вернётся, что никогда не оставит. Она отпустила его руку так, словно только та и удерживала её над пропастью. Тогда Клэр видели его живым в последний раз.
В два часа ночи позвонила мать Сергея, и сказала сквозь слёзы, что его больше нет. Ему удалось предотвратить диверсию – но он заплатил за спасение города своей жизнью. Приехавший на похороны из Москвы генерал вручил его родителям Звезду Героя. Клэр говорили, что она должна гордиться им, и она молча кивала, не зная, как объяснить, что она уже мертва.
Без него для неё не было жизни – и она согласилась на всё, когда ей сказали, что она может отомстить. Тех, кто пытался совершить диверсию, так и не поймали – и всю вину возложили на американскую разведку. Клэр вернулась в Мэриленд, чтобы взорвать атомную электростанцию Калверт-Клиффс. Даже в последний свой вечер она не рассталась с фотографией, которую всегда носила с собой. Дорожный знак у въезда в город – «Припять». Сергей улыбается, смотрит на неё. Живой.
В ночь на 7 августа 1986 года во втором энергоблоке Калверт-Клиффс прогремел взрыв, в результате которого на северо-востоке США образовалась огромная зона отчуждения. Ядерная катастрофа положила начало гражданской войне, и через два десятилетия Соединённые Штаты стали «Разъединёнными», а СССР продолжал жить и здравствовать и в далёком 2013-м.
Но Клэр не умерла. Взрыв повредил саму ткань мироздания, и через эту рану в мир вошла Зона – живая, разумная, неодолимая сила, жаждущая поглотить всё и вся. Клэр была в эпицентре взрыва, впуская её – и стала её частью. Запертая в ловушке из осколков собственных воспоминаний, она была обречена провести вечность в замкнутом круге из боли и страданий – своих и всех тех, кто погиб во время взрыва вместе с ней. Зона пришла извне – и нет в человеческом языке слов, что могут описать существование внутри неё.
Но однажды всё изменилось. Клэр не знала, не понимала, что произошло: она просто снова оказалась вдруг в Припяти – но едва смогла узнать её. Город был пуст и мёртв: кажется, люди покинули его уже давно. Она пыталась найти хоть кого-то – но тщетно. Пыталась уйти – но не смогла. Со временем она поняла, что всем здесь правит Зона – и она не отпустит её. Никогда. Это рана в ткани мироздания, точка, в которой сходятся все реальности и все миры. Она существует вне времени – и Клэр не ощущала его течения и не знала, сколько лет или веков она провела в мёртвом городе. Она даже не знала, жива ли она сама. Она не менялась внешне, ей не хотелось есть и пить – но по ночам она всё же забывалась тревожным сном. Всегда – в том самом доме, где жил когда-то человек, ради которого она умерла.
Однажды она увидела его во сне – и с тех пор видела почти каждую ночь. Он выглядел иначе – старше, – но всё равно это был её Серёжа. Он спал, и она садилась на край его постели и смотрела на него с немой мольбой. Ей было больно, одиноко и страшно. Она просила, чтобы он забрал её оттуда. Освободил. Защитил. Спас. Ей казалось, что, если он откроет глаза и взглянет на неё, как тогда, как раньше, она в тот же миг станет настоящей, живой. Но сон рассеивается вместе с бледными лучами света, знаменующими начало одного и того же бесконечного дня вне времени – и она снова становится пленницей мёртвого города.
Но любовь сильнее Зоны. Сильнее времени и смерти.

О сюжетных планах, безликом зле и искренней любви

Скажу сразу: сериал знать необязательно. Честно) Да, Клэр стоит в истоке всей истории с предотвращением аварии на Чернобыльской АЭС и глобальными последствиями, которые оно за собой повлекло, и от того, как сложится её судьба, зависит, без всяких преувеличений, судьба всего мира – но при этом появляется она лишь в двух с хвостиком сериях второго сезона, и рассказывается о ней удручающе мало. Выше, в описании, есть всё, что упоминалось в сериале о жизни Клэр до Припяти, возвращении в Мэриленд и взрыве на Калверт-Клиффс. Всё, что связано с её пребыванием в Припяти, пришлось додумывать и встраивать в события первого сезона, где о ней, увы, не говорилось совсем ничего – но мне эта история видится такой. Сюда же – то, что уже ставшая частью Зоны Клэр попадает в превратившуюся в город-призрак Припять. Разбираться в тонкостях истории с Зоной и перемещениями во времени необходимости нет – там и после просмотра сериала понятно гораздо меньше, чем хотелось бы. Если будут вопросы – постараюсь объяснить, как я это понимаю и представляю, а в остальном можно всё решить по ходу дела.

За точку отсчёта условного «настоящего» я беру ноябрь 2013 года. Сергей уже знает о Клэр и ищет её – пока безуспешно. Но, вернувшись в Припять в третий раз, он находит тот самый прибор, который позволяет перемещаться во времени – и между альтернативными реальностями. Конечно, он будет продолжать искать и Клэр – и обязательно найдёт, с его-то упорством, – и пусть Зона попробует ему помешать спасти любимую женщину) А после счастливого воссоединения и реабилитационного периода привыкания к современному миру… ну, тут много чего можно натвор… сделать) Повоюем с Зоной и выясним, что она такое, и как с ней бороться? Прогуляемся по альтернативным реальностям и прошлым временам? Отправимся в кругосветное путешествие? Поохотимся на Вия или мантикору? Раскроем тайну перевала Дятлова? Угоним у Бабы-Яги избушку на курьих ножках? Во флешбэках, разумеется, тоже с радостью поиграю – там же такая трогательная история!)

Скажу ещё, что мне всегда был интересен концепт непостижимого и безликого зла, который очень хорошо воплощается в самой концепции Зоны. Возможно, в продолжении сериала её природу объяснят как-то иначе, но пока что мне нравится считать её той самой непостижимой и безликой силой, что пришла откуда-то из-за границ мироздания. На этом ведь – как и на множественных альтернативных реальностях – и правда можно построить интересный сюжет)

Кроме того, я искренне люблю разную мистику и неразгаданные тайны – так что, если вас тоже увлекают городские легенды и страшные истории про смертельные файлы, проклятые видео и номерные радиостанции, будет очень здорово) И, конечно, хотелось бы охватить и родные просторы с родным же фольклором – современным и не очень. А то что это никто с ожившими мертвецами в тайге не встречается, в Кольскую сверхглубокую не заглядывает и Пиковую Даму не вызывает?)

И ещё пара слов об отношениях персонажей: давайте сразу договоримся, что они любят друг друга, хорошо?) Я за определённость, и какие бы то ни было многоугольники, ревность и этих самых отношений выяснение кажутся мне в этой истории совершенно неуместными. Я люблю драму, просто мне хотелось бы, чтобы она не была завязана на таких вещах) Пусть это будет тёплая, искренняя любовь, которой и правда не страшны ни время, ни распадающиеся миры)

И, в связи со всем уже сказанным, очень прошу не делать из Клэр хладнокровную убийцу. Да, она сделала то, что сделала – но не будем забывать, что это была, в первую очередь, месть женщины с разбитым сердцем, которую просто подтолкнули к этому поступку, воспользовавшись её душевным состоянием. Была бы она убийцей – выстрелила бы в того, кто, как она думала, виновен в смерти Сергея. И не остановилась бы по пути на станцию, которую собиралась взорвать, чтобы выяснить, что там делает посреди дороги одинокий ребёнок. Она хороший человек – просто с ней случилось очень много плохого.

Что касается внешности, то мне кажется, что прекрасно подошла бы Кэти МакГрат: есть в ней это сочетание внешней хрупкости и большой внутренней силы, которое видится мне в Клэр)

Ваш персонаж: Сергей Костенко, генерал-майор Следственного Управления ФСБ, бывший офицер КГБ, в другой реальности ценой своей жизни предотвративший аварию на Чернобыльской АЭС.

И здесь необходимо лирическое отступление о перемещениях во времени и альтернативных реальностях.

В целом, с ними всё довольно сложно и запутанно, но в упрощённом виде можно выделить четыре из них, имеющие непосредственное отношение к Сергею и Клэр.

1. В сериале не упоминалась, но, по логике вещей и некоторым косвенным признакам, должна была существовать. Клэр растёт сиротой, приезжает в Припять, встречает Сергея, никакой истории с диверсантами нет, станция взрывается. Припяти больше нет, Клэр высылают в Штаты, Сергей уезжает в Москву. После распада Союза она возвращается к нему, и живут они долго и счастливо. Но осенью 2013 года компания друзей отправляется в Припять и находит там прибор для перемещения во времени, изобретённый учёными, которые изучали радиационные аномалии зоны отчуждения. С его помощью они случайно попадают в 25 апреля 1986 года – и от первой реальности «отделяется» новая ветка.

2. Весёлая компания «попаданцев» оказывается в отделении КГБ, где их принимают за диверсантов. Когда их автоматически «выкидывает» из прошлого, все думают, что им удалось сбежать – вернее, что Сергей их упустил. На станции происходит взрыв, Сергея назначают главным виновником всех бед, но, по причине большой любви начальства, не приговаривают к расстрелу, а просто выгоняют со службы. В этой реальности Клэр, скорее всего, умерла от острой лучевой болезни – потому что в ночь аварии она наверняка поехала бы на станцию искать отправившегося в погоню за диверсантами Сергея. Сергей винит себя в том, что не смог предотвратить взрыв и спасти Припять и любимую женщину. Союз разваливается, и в девяностые он становится… ну, бандитом. К этому времени он уже начинает понимать, что история с перемещением во времени была правдой, и долгие двадцать семь лет он ждёт возможности найти прибор, вернуться в прошлое и всё изменить. В конце концов, ему удаётся попасть в 1986 год и саботировать работу четвёртого энергоблока – но при этом он случайно убивает «молодого себя». Это порождает третью реальность.

3. Собственно, этот вариант как раз и был выше, в описании. Авария на ЧАЭС предотвращена, Припять спасена, Сергей убит «собой из будущего» – но об этом, разумеется, никто не знает. Клэр возвращается в Ласби и взрывает Калверт-Клиффс. Но в 2013 году  компания несостоявшихся «диверсантов-попаданцев» решает снова всё исправить и предотвратить взрыв в Мэриленде. Так появляется четвёртая и последняя, на текущий момент, реальность.

4. Вернувшись в сентябрь 1956 года, ребята спасают мать Клэр. Она не попадает в детский приют, не проникается идеями социализма, не приезжает в Советский Союз, спокойно продолжая жить своей жизнью в Мэриленде. В апреле 1985 года вместо неё в Припяти оказывается совсем другой человек – и Сергей уезжает в Москву. Соответственно, предотвратить аварию на ЧАЭС он уже не может – и та происходит. Припять становится городом-призраком, царством Зоны – и именно туда попадает Клэр из третьей реальности: потому что внутри Зоны сходятся все миры.

Я беру за основу Сергея из четвёртой реальности, в которой он, не встретив Клэр, уехал из Припяти в Москву и благополучно получил повышение по службе. Осенью 2013 года он был уже генерал-майором Следственного Управления ФСБ – всеми уважаемым офицером со Звездой Героя. Но его жизнь безвозвратно изменилась, когда он вернулся в мёртвую Припять и столкнулся с Зоной, которая проникла в его кровь.
Зона распространяется, подобно вирусу, заражая побывавших «внутри» неё людей. В результате «заражения» они приобретают способности к телекинезу, электрокинезу и телепатии, а также часть «коллективной памяти» Зоны – то есть, они могут «помнить» события, которые происходили в альтернативных реальностях. Клэр провела в Зоне долгое время – и, естественно, оказалась «заражена». Сергей, побывавший в ней трижды – тоже. Они оба являются, в некотором смысле, «носителями Зоны» – и поэтому между ними возникла своего рода ментальная связь, проявляющаяся – пока что – только во сне.
Теперь Сергей знает о Клэр – и помнит обо всём, что связывало их в других жизнях. И он придёт за ней и заберёт её домой – потому что он сказал ей однажды, что всегда будет любить её. И эти слова будут единственной правдой во всех мирах.

Пример вашего поста:

Пример поста

Лопасти вертолёта разрезают острыми краями стылый воздух, и порывы поднятого ими ветра кружат над землёй потемневшие сухие листья и пыль. Жёлтые кабинки-солнышки на колесе обозрения едва видны в предрассветных сумерках, образуя призрачный круг на фоне тёмных стволов деревьев. Вертолёт отрывается от земли и, плавно покачиваясь, поднимается всё выше и выше – до тех пор, пока не начинает казаться всего лишь детской игрушкой, запущенной в воздух над городским парком. Наконец, он исчезает совсем, скрывшись за лесом, и в прозрачно-синем воздухе повисает тишина.
Щелчок – и счётчик Гейгера рассыпается в ней сухой трескучей дробью. Здесь должны были звучать детские голоса и радостный смех – но теперь это место сочится ядом. Он растекается по металлу, впитывается в землю, прячется в каждой пылинке, что поднимается в воздух вместе с ветром. Живые здесь – чужаки.
Город детства. Что представляют люди, когда произносят эти слова? Утопающие в зелени улицы, красивые дома, в окнах которых так уютно горит вечерами свет, и все эти чудесные уголки, в которых таится так много счастливых воспоминаний. Порой достаточно просто подумать о том, что он есть где-то там – этот город, – и на душе сразу становится теплее. Но что чувствуют те, чей город детства стал призраком – вечно безмолвным напоминанием о том, как быстротечна жизнь и как близка смерть?
Сергею было уже тринадцать, когда он приехал в Припять – но «городом детства» для него отчего-то стала именно она. Было в ней что-то, что западало в душу каждого, кто видел, как по её зелёным улицам растекается волнами солнечный свет, отражаясь в витринах и окнах домов, как летят по синей реке на подводных крыльях белые корабли, как покачиваются на тёплом весеннем ветру цветущие ветви яблонь и вишен. Это было подобно любви с первого взгляда – той, что навсегда оставляет в сердце свой след.
Теперь всё исчезло. Дома, похожие на старых, больных, нахохлившихся птиц, угрюмо смотрят друг на друга пустыми глазницами окон. Широкие улицы и площади, где когда-то цвели прекрасные душистые розы, заросли высокой травой. Город умер. Жизнь вытекла из него, как вытекает кровь из открытой раны, которую невозможно залечить.
«Такое ощущение, как будто смотришь на мёртвого человека. Души нет. Тело есть».
Казалось, эти его слова, произнесённые ещё тогда, в прошлый раз, словно висели до сих пор в стылом осеннем воздухе. Впрочем, нет, не в прошлый – в позапрошлый: ведь он уже возвращался сюда однажды, тщетно надеясь найти подтверждение тому, что всё закончилось. Но теперь он впервые оказался здесь один. Совсем один.
«Люди покинули город, как душа – тело. Вот он и мёртв».
Анины слова тоже застыли над высокой травой, словно стрекоза с радужными крылышками в куске янтаря. Слава Богу, что её здесь нет: она могла упрашивать его сколько угодно, но никакие слёзы и уговоры не могли заставить его снова взять её с собой. Нет, она… все они должны были остаться – потому что он никому больше не позволит подвергать себя опасности. Никто больше не погибнет из-за него.
Главная площадь – сердце города, в котором когда-то кипела жизнь, – была безмолвна и пуста. Обветшалые серые здания гостиницы «Полесье» и Дворца культуры равнодушно смотрели чёрными провалами окон на пробивающийся сквозь трещины в асфальте чернобыльник. Щелчок – и счётчик Гейгера затихает. Здесь почти безопасно – и Сергей опускается на край полуразрушенного каменного постамента.
В холодном утреннем воздухе чувствовалось дыхание приближавшейся зимы – да и с затянутого свинцово-серыми тучами неба то и дело падали, кружась, одинокие снежинки. Тишина. Пустота. Безмолвие.
«Это труп города».
Прошло уже двадцать семь лет – и те, кто родились после того дня, сделали из Припяти страшилку. Пугало, которого все боялись, и к которому все тянулись из жадного, праздного любопытства. Они сочиняли и передавали друг другу под видом правды глупые, нелепые истории о мутантах, рвущих в клочья и пожирающих каждого, кто останется на ночь в одном из давно опустевших домов. Они запугивают сами себя – и мечтают оказаться здесь. Теперь им мало фильмов ужасов и компьютерных игр – им нужно нечто большее, чтобы разбередить свои собственные страхи.
Но они не понимают, что здесь на самом деле страшно.
Горечь сломанных жизней разливается в воздухе вместе с запахом сухой полыни. Чёрные провалы окон, ощерившиеся осколками стекла, похожи на раскрытые в крике отчаяния рты. Тени, которые можно заметить лишь краем глаза, скользят вдоль домов, словно бледные, безмолвные отголоски навсегда покинувшей их жизни. И над верхушками деревьев – жёлтые кабинки-солнышки колеса обозрения: печальный символ надежд, которым не суждено было сбыться.
Сергей чувствовал всё это, сидя там, на главной площади, прикрыв глаза и слушая молчание. Город смотрел на него, а он всматривался в цветные вспышки воспоминаний о другой жизни – той, в которой Припять была жива. Но сквозь них всё настойчивее прорывался тот зов, что мучил его долгими бессонными ночами, когда два мертвеца приходили и смотрели на него своими пустыми чёрными глазами.
Теперь, когда он оказался так близко к сердцу Зоны, Сергей почти физически ощущал, как его тянет туда – к разрушенному реактору четвёртого энергоблока, сокрытому под сводами саркофага. Он невольно думал о том, что войти туда, возможно, тоже было его судьбой – или, по крайней мере, одной из них. Останься он в Припяти, в конце восемьдесят шестого ему пришлось бы, подчиняясь приказу, войти внутрь саркофага – но это сделал тот, кто его заменил. Новый старший оперативной группы выжил – хотя и остался калекой. Все трое офицеров, сопровождавших его, умерли. Один – там же, в четвёртом энергоблоке.
Зов становился всё сильнее, но Сергей ещё мог сопротивляться. Пока ещё мог. Приобретённая за долгие тридцать лет службы выдержка позволяла сохранять хотя бы остатки самообладания даже сейчас, когда вся его жизнь рассыпалась острыми осколками, впивавшимися глубоко в плоть всякий раз, когда он пытался их собрать. Измученный бессонными ночами, на грани нервного истощения, он всё равно продолжал бороться, чувствуя, что несёт ответственность за всё и за всех.
Наверное, когда-нибудь это просто сведёт его с ума. Но не сегодня. Ещё нет.
Счётчик Гейгера включился сам по себе, рассыпая свою частую сухую дробь по растрескавшемуся асфальту. Сергей снова выключил его, даже не открывая глаз – и тут же понял, что звук не исчез. Не полностью. Это была его работа – видеть и слышать то, чего не видят и не слышат другие, – и потому он услышал лёгкий частый стук, оставшийся после того, как счётчик погрузился в молчание. Что-то приближалось к нему с той стороны, где за деревьями и пустыми домами высилась мрачная громада станции.
Когти. Когти стучат по асфальту.
Собака.
Сергей открыл глаза и повернул голову – так резко, что в шее хрустнул позвонок. В голове промелькнуло отчаянное: «Не может быть!» – ведь он помнил, помнил, как она взвизгнула и упала, когда Паша выстрелил в неё. Потом он выстрелил ещё раз – и она затихла совсем. Они думали, что она умерла – потому что так хотела та часть Зоны, которая стремилась истребить их всех – одного за другим.
Но это была она. Это точно была она. Собака замерла метрах в пяти от Сергея, когда он резко повернулся к ней. Грязная, окровавленная шерсть. Левое ухо порвано. Кусок арматуры пронзает тело насквозь. Но самое страшное – то, от чего по спине пробегает мороз, – белёсые глаза. Глаза, которые, кажется, не могут видеть – но видят всё.
Да, это действительно была она – и в том, что она стояла сейчас здесь, перед ним, была своя извращённая, искалеченная логика, свойственная всему, что было в этом месте. То, что давно умерло, не может умереть снова – и, уж тем более, не может умереть то, что никогда не было живым. Было ли это порождение Зоны, которое лишь притворялось собакой, или Зона использовала её, словно тряпичную куклу – суть была одна: её нельзя убить. По крайней мере, насовсем. И стоит, верно, возблагодарить судьбу за то, что она была на их стороне.
Впрочем, верно: была. А что сейчас? Помедлив мгновение, собака приблизилась и снова замерла – на сей раз всего в нескольких шагах от Сергея. Она не выказывала никаких признаков враждебности, но он всё равно – пусть даже по привычке – просчитывал все возможные исходы. Заряженная винтовка лежит на коленях – но собака слишком близко, выстрелить он уже не успеет. Надетая поверх бронежилета куртка едва ли могла бы стать надёжной защитой от укуса – но это всё же лучше, чем ничего.
А потом он сделал то, что человек в здравом рассудке должен был бы счесть полным безумием: протянул к собаке руку. Снова вспомнилась Аня. «Я должна убедиться, что вы настоящий».
Собака подошла ближе. Арматура царапнула по каменному постаменту. Белёсые глаза уставились ему в лицо.
– Хорошая собачка…
Ей-богу, нелепее может быть только то Анино «мне нужно вас потрогать» – но сейчас этого всё равно никто не слышал. Он медленно, точно ещё не до конца решившись, опустил руку на мохнатый лоб.
Настоящая. Чем бы она ни была на самом деле, она была настоящая. Но совершенно точно – не живая. Она была холодной – Сергей чувствовал это даже через перчатку, – и он готов был поспорить, что сердце её не билось.
И вдруг – что-то снова изменилось. Собака повернула голову, потом повернулась сама, сделала шаг вперёд и, чуть пригнувшись, утробно зарычала. Наполовину заросшая деревьями площадь была по-прежнему пуста – но уже было ясно, что кто-то приближается.
Кто-то ещё.

0

39

не актуально

Форум: WonderlandCross
Текст заявки: Мать говорила По когда он был сущим мальчишкой: Мы не могли просто наблюдать, поэтому мы сражались. Женщина, в чьих волосах пряталась ночная мгла корелленианской ночи никогда не пела своему сыну колыбельных: колыбельные заменяли рассказы о небе, за границами плотной атмосферы дикого Явина. Позже сказки, которые сказками не были, заменили полёты. А с полётами маленький По узнавал, как горела земля и небосвод от мощных имперских крейсеров. Его родители никогда не скрывали от сына правды войны. Пережившие самую страшную и затяжную, они не желали, чтобы история когда-нибудь повторилась, а для этого нужно зародить в душе нового поколения росток той доблести, что, возможно не даст вырасти новому крайт дракону Империи. Шары Бей не стало, когда По ещё не повзрослел, но её любовь и сила её духа, как и его отца, в полной мере нашли место в том человеке, которым стал По Демерон.
Он оказался таким же дико смелым, как любой фермер, рискнувший возделать землю Явина. В По никогда не хватало нужной дисциплины и, пожалуй, в этом он бы переплюнул самого легендарного Веджа Антиллеса. По Дэмерон унаследовал от своих родителей крылья — его не пугали перегрузки, он понимал язык и норов инкомов, он чувствовал рулевой рычаг любого другого транспорта, а чувства страха в нём было ровно столько же, сколько дружелюбия в разбуженной зимой вампе. И невероятно много живой харизмы, способности зажечь людей и кинуться вместе с ними хоть в чёрную дыру, переводя плоскости крестокрыла в боевой режим. По Демерон, возможно, не лучший лидер, потому что ему никогда не хватало нужной выдержки, как, к примеру, у генерала Леи Органа, но это  компенсировала жажда борьбы. Потому что оказалось: враг не исчез. Империя не умерла, но переродилась, окукливаясь и родившись заново в новом уродливом облике Первого Порядка.
По Демерон — верный повстанец их величеств Удачи и Леи Органы. И без преуменьшения: первый и лучший пилот Сопротивления. Ди'Куар — не приговор, но он останется чёрной меткой в памяти, но это никогда не стает поводом потерять веру в себя, не так ли, По?

Заявка: http://crossreturns.rusff.ru/viewtopic. … =4#p155770

По существу

Итак. Я очень жду По. Заявка в пару и я считаю, что пейринг порей несправедливо обходят вниманием. Я предпочитаю видеть историю 7 части намного более мрачной, потому что война это война, а гражданская война в старых-добрых звёздных войнах показана не романтичной и тяжёлой. Ко всему, как поклоннику книги и атмосферы x-wing, мне хочется видеть По именно пилотом, сорвиголовой: отчаянно смелым, во многом безрассудным и искренне преданным делу Сопротивления. Я не хочу притягивать пейринг за уши, эти отношения будут потому, что герои действительно нуждаются в небольшом выдохе. И я вижу развитие их романа довольно трудным: со стороны Рей, как человека уже не единожды потерявшей тех, к кому привязалась (к тому же она в принципе не привыкла сильно полагаться на кого-либо и командная игра повстанцев для неё нова). Со стороны По: как солдата, который вопреки здравому смыслу помнит имя каждого пилота своей (и не только) эскадрильи) и слишком привык к гибели товарищей. Эти отношения не пахнут мягкой романтикой, в них нет бабочек в животе, потому что каждый день (час) могут стать последними. Потому, что когда горит небо, трудно думать о том, что будет завтра. Потому что Рей в самом деле боится той тьмы, которая есть в душе каждого силочувствительного.
Сюжет каста: постканон, после 8-й части.

Сразу скажу, что я не читала комиксы и новеллы, не смотрела мультфильм "Сопротивление", поэтому от вас нужно только знание фильмов, лора Звёздных Войн и собственного фанона. Но если вы читали комиксы и там есть крутые идеи, не проблема, обсуждаемо. Биография на ваш откуп: с комиксами или без них.

От себя обещаю интересную игру, стабильную отпись постов и не торопить с ответами (в разумных пределах: пост раз в пару недель тоже весьма приемлемо). И хотелось бы личного общения в месенджерах, чтобы проще было бы обсуждать игру, хэдканоны и хотелки. Я не настроена играть сплошную романтику (и тем более отрекаюсь от всякого рода "ванильности"), более того, считаю что если играть только эпизоды такого рода, то игра очень скоро выгорит. Поэтому, в первую очередь будет война, война, крестокрылы, психология, а потом уж всё остальное)

Как игрок я адекватна, не путаю игру и реал. Не наезжаю из-за других ролей и пар и прочей ерунды, я за свободу котиков и игроков) Личное общение мне нужно постольку-поскольку. Чтобы понимать ваши желания, говорить свои, обсуждать их и сюжету. По сюжетам: умею генерировать идеи и хотела бы, чтобы я делала это не в одиночку)
Если что-то сорвётся, то вы мне просто скажите словами, я пойму. И не устрою сцен: ролевые это место отдыха, а не минное поле.
Романтику, как мне кажется, играю грамотно и без перегибов. Могу и в нц и в невинные описания заката, тут вообще не принципиально.
Люблю играть по атмосфере борьбы, войны и вот этих будней солдат. Честно говоря даже в зв больше люблю истории про не форсов, потому к По особенно трепетное отношение (:

Ваш персонаж: Рей
Пример вашего поста:

Пример поста

сначала свора, за нею свара, за ними вира, за нею вера. крадёшься вором, глотаешь ярость, винишься, сирый, винишься, серый. сначала слово, за словом дело, за делом чувство, за чувством память. под этим кровом больное тело тебя не пустит, оставит падать. ©

Сила правит всем - простое до наивности объяснение, больше похожее на бестолковую молитву, было в ходу и на Джакку. Правда там, в вечных песках, среди пыли, которая забивалась даже в рот и хрустела на зубах во время еды, про Силу говорили небрежно. Бросали для порядка, словно божество могло прослышать, что его не понинают и закинуть пару лишних песчинок в глухую обувь. На Джакку вообще мало с чем считаются, но мир за плотной атмосферой планеты-кладбища оказался другим. Рей медленно и опасливо училась слушать окружающее вокруг себя, ещё не различая толком чуждый шёпот от шелеста ветра и шума бешеных волн, кидающихся на скалы с яростью голодных стальноклювов.
Лея говорит, что Сила в Рей - это надежда. Только в самом деле Рей не верит в надежду. Долгие годы её, Рей, надежда, была лишь отговоркой против собственной беспомощности изменить жизнь. И, ведь, даже не физической.
Просто тогда было проще, не чувствовать на себе ответственность. Она привыкла измерять своё существование более простыми категориями: там те, кто не ударит в спину. Вон там - с ними лучше не связываться. Никогда у Рей не возникало выбора между сторонами - она просто почти никогда не вмешивалась, она выживала и делала это вполне успешно. А теперь, вдыхая влажный воздух Ак-То [как безумно тут много воды. Вода даже там, где она не облизывает берег - ею дышишь], Рей напрочь запуталась. Она отчаянно хочет понять слова мастера Люка, понять, а не заучивать, как поломанный протокольный дроид команды. Недостаточно ощущать Силу, необходимо направлять. С чистыми помыслами, с чистым сердцем.
А на её душе песчаная буря.
Рей тянется к Силе, но слышит эхо памяти: смерть Хана. Рассказы повстанцев о Хосиан Прайм. Запах гари от Финна, от пепла той деревни, недалеко от заставы. Рей даже знала некоторых людей оттуда - хороших людей. Теперь их нет. Многих нет по вине Первого Ордена.
И Кайло Рена.

Рей не может обойти чёрную пропасть, которая зовёт, нашёптывает могущество и месть. Силу куда большую, нежели та, которая электрическими зарядами кусала кожу Рей на Старкиллере. Это страшно, думает девчонка, никогда прежде не видавшая кошмаров. Ей всегда было не до них, выживание ставит другие задачи: строить планы о том, как выгоднее продать новые детали или выменять их на двойную порцию пайка, в обход Платту.

Перья поргов нежные. И сами птички - птички же? - такие хрупкие, что Рей страшно им навредить. Её руки, с обломанными ногтями, огрубели от масла, железа, песка, постоянных лазаний в самые тёмные зевы кораблей. Рей до этого не доводилось  гладить диких зверей, там, где она жила, вся фауна была недружелюбной и голодной, под стать двуногим [в большинстве] мародёрам. Вообще, на уединённо острове джедая, отказавшегося от своего учения и войны, всё в новинку. Когда Рей просто смотрит на этот мир, она не испытывает ничего, кроме умиротворения. Но долго эта иллюзия не продолжается. Рей помнит зачем и откуда сюда прибыла. Помнит, зачем ей нужен мастер джедай. И сжимая в руке словно бы живой меч, вибрирующий невидимым сердцем, на месте камня она видит вовсе не камень. Люк, конечно же, замечает всё. И его колкое разочарование пахнет горелой резиной кожуха. Но, как он отказался от борьбы?!
Как можно вообще отказаться, если твоей помощи ждут. Если ты нужен.

Становится тепло, почти горячо под ладошкой и порг, издав странный рокочущий звук, увернулся из-под пятерни Рей. Она и сама поняла, что произошло.

Нет эмоций, есть покой.

Нет покоя и мелкие камни дрожат, когда Рей сжимает кисти в кулаки, не меняя неуклюжей, неправильной ещё, позы медитации. И ловит, наконец, среди множества звуков, населяющих остров, гул невозможно далёких двигателей. Как в первый раз здесь, по пробуждении. Рей знает, кого услышит в следующий момент.
Не хочет этого - и хочет.

Спокойствие — ложь, есть только страсть.
Слова, которые слышала никогда и нигде. На Ак-то. Во тьме.

Отредактировано Посол доброй воли (Вчера 03:40:40)

+1

40

поднимаю!!! Форум: » wonderlandcross
Текст заявки: том марволо риддл, темный лорд// меня называли самой одаренной волшебницей, кто-то, своего выпуска, а кто-то замахивался и на последние полсотни лет. и не нужно было быть семи пядей во лбу, лишь достаточно простейшего умения считать, чтобы понять, кто же был тем самым предыдущим одаренным. не ограненный бриллиант, надежда большинства профессуры на стремительное восхождение. тебе пророчили  взлет и карьеру, как минимум, в министерстве на руководящих должностях, ты предпочел свободное падение, даже там умудряясь подчинить себе все негласные законы. ты — том риддл — исключительный.

ты — до безобразия отвратительно одаренный, там, где я — всего лишь начитанна.  юное дарование, что еще в детском возрасте был способен управлять своей магией без всякой дополнительной помощи, включая такой артефакт как палочку, но без нее впоследствии ты ненавидел находиться; это словно тебя возвращало в ненавистное приютское прошлое, где ты был всего лишь странным и пугающим ребенком, которого боялись дети и взрослые.

сирота, которому пришлось самостоятельно разбираться в волшебных законах, которые, в последствии, ты без зазрения совести, которая у тебя вряд ли была, гнул под себя; до крайности самостоятельный, без заминки добирающийся до косого переулка и собирающийся в школу — тихо ненавидящий свой статус — приютского, что был вынужден существовать на попечении школьного фонда.

ребенок с редким даром — змееуста, искренне считающий своего отца волшебником. ох, какое же было для тебя разочарование, когда ты понял, что твой папаша, лишь безродный маггл. но, несмотря на то, что статус полукровки накладывал определенный отпечаток взаимодействия на факультете, ты умудрился быстро войти в доверие к нужным людям. ты, том риддл, кто улыбался всем приторно сладко выкручивая жилы. не зря заклятие круциатус считается одним из самых сложных непростительных, потому что там нужно действительно ненавидеть и хотеть причинить боль. и ты хотел. тебя уважало окружение, восхваляли профессора, и я искренне считаю, что если бы не твой непроходимый максимализм в некоторых вопросах, идеи, что когда-то поднимались на собраниях ордена вальпургиевых рыцарей могли быть вполне дееспособными. а ты мог бы стать великим. вот только предпочел быть просто ужасным. предпочитая тонкой манипулятивной структуре взаимодействия культ страха и силы. ты все еще был самым одаренным, вот только бездна вокруг тебя сгущала краски, а ты скалился по животному, имея внешность поруганного ангела и с радостью открывал свои объятия для тьмы.

ты маленький паршивец, том риддл. вор и убийца. видимо приютские привычки так просто не вытравить из образа жизни, какими бы великолепным не были манеры, а окружение — кристально чистым — аристократическим. льстец, чьим сладким речам поддалась не одна волшебница и волшебник, от которых тебе что-то было нужно. ты всегда добивался всего, чего хотел. имея четкие цели, всегда шел на их достижение. к сожалению выбирая самый легкий путь, что обернулся страданием всего магического общества британии.

► это было самым спонтанным решением, но я действительно, очень сильно хочу видеть у нас  зло всей британии, находясь в здравом уме и твердой памяти.  от вас мне хотелось бы щепотку адекватности, быть самостоятельным и иметь желание играть, от себя могу предложить как каноничные эпизоды, так же есть желание утащить тебя в альтернативный раздел поближе к томионе [признаю сразу свои странные наклонности]. к постам не привередлива, но сама пишу от 4к, буду рада, если так же не возникает с этим проблем.

[!] да простишь ты мне мою вольность, но от тебя хотелось бы видеть анкету [никто не просит простыню]. можно выжимкой из самых интересных фактов жизни, умений и взглядов. можно подробное описание жизненного пути, но только не голая ссылка на вики. все мы умеем читать, а я в первую очередь хочу увидеть как ты ощущаешь и видишь персонаж.

Ваш персонаж: гермиона джин грейнджер// гордая обладательница звания заучки гриффиндора, незаменимая участница золотого трио, верная боевая подруга гарри поттера и рона уизли, магглорожденная волшебница двадцати одного года отроду, стажер в отделе регулирования и контроля за магическими существами, министерства.

Пример вашего поста:

Пример поста

Когда ей было одиннадцать, а строгая профессор Макгонанал пришла в ее дом,  Гермиона считала волшебный мир — ожившей сказкой. Со свойственной ей детской непосредственностью, за фасадом серьезной любознательности и тяги к знаниям, не по возрасту. Чуть позднее, приходилось делать корректировки, в ее пытливом уме, волшебный мир тянул разве что на гриммовские рассказы, те самые, что без цензуры и расчета на детскую аудиторию.  Проходили годы, сказочная аура волшебного зала с его потолком, что так завораживал в ее первый день — проходила, превращаясь в извечную борьбу за оценки, признание и просто школьную возню в коридорах толпы волшебников, в совершенно одинаковых черных мантиях, разве что с разными нашивками на груди. А чувство того, что сказка превращает во второсортный ужастик — крепло. Страшнее становилось оттого, что взрослые не хотели развеять это опасение, доводило до леденящего озноба то, что Гарри, казалось слишком близко к сердцу принял эту навешанную взрослыми, словно ярлык бирка на большой палец в маггловском морге, роль мессии и всеобщего спасителя. В конце концов, каждый из них понимал, что если  они потерпят неудачу, самый лучший исход — бирка номер, с датой смерти и именем. О худшем — думать не хотелось.

Проходили годы, они взрослели, а чувство тотальной несправедливости, что поселилось в ее  груди — крепло. Было  ли это связано с совершенно не той компанией, в которую ей посчастливилось влиться — Гермиона не знала. Возможно, впервые, затрудняясь ответить на вопрос. И тут не было и ноты иронии, потому что девушка, действительно считала, что ей безумно повезло иметь таких друзей как Гарри и Рон, на протяжении всего периода времени, а особенно в затянувшейся войне, что принимали ее такую, какая она есть, со всеми ее недостатками, хотя о подобных говорить она не любила, еще меньше она предпочитала их признавать, перед кем-то. С собой удавалось договориться. Там в мае девяносто восьмого, оседая на разрушенных ступенях старого замка, который они без прикрас привыкли называть домом, она понимала, что это чертов волшебный мир задолжал им спокойную жизнь. Всем им.

Здесь в две тысячи шестом, Гермиона понимала, долг слишком обширен, чтобы расплатиться, а волшебный мир, как и карма — слишком прижимисты, чтобы платить по застарелым счетам. Скажи спасибо, что выжила вовсе. И они говорили изо дня в день, пряча на дне, в потемневшей радужке глаз оседающую пыль руин Хогвартса, что отстраивали всем миром, провозглашая новый режим — мирное сосуществование. Гермиона прятала в уголках памяти осуждающий взгляд матери, которую с отцом латали всем отделом тайн, чтобы вернуть забранную родной дочерью память. Не слишком помогало извечное дамблдоровское — это было для блага. Пожалуй, именно поэтому все реже были визиты  Грейнджер, хотя, нынче, конечно же Грейнджер-Уизли в стены родного дома, которому она предпочитала волшебный мир и небольшую квартирку, что они с Роном променяли, на своеобразный уют нового дома четы Уизли. И, пожалуй, никому живому или мертвому, Гермиона не расскажет, как была рада покидать извечно недовольную невесткой Молли и с каким пониманием на нее смотрела Флер, а Джинни, будто извиняясь, поджимала губы.

Кто бы мог подумать, что ее, Гермиону Грейнджер, героиню войны, блестящий ум своего поколения и многообещающего политического деятеля съест семейный быт, рядом с недовольной рыжей женщиной, которую звала исключительно миссис Уизли. Была ли этому причиной старая привычка школьных времен, в которой девушка неизменно проводила несколько недель в Норе, хотя, тогда эта женщина казалось ей приятной; или тотальное не восприятие самой Гермионой этой женщины как часть семьи — девушка дать точный ответ не могла. Как бы не старалась.

И, если раньше казалось, что беременность станет решением сложившейся проблемы, в которой она, Гермиона, могла бы давно откинуть свои амбиции, потому что дело девушки и женщины семья, то сейчас ей казалось, что слишком многое она уже положила на семейный алтарь, во имя одного маленького языческого божка, с именем Молли Уизли. Все это пугало сильнее непростительных и ночных кошмаров, что семья, к которой она стремилась, медленно, но верно становилась причинно следственной связью, а долгожданный ребенок, о котором сама узнала лишь несколько недель назад, рассматривался, хладнокровно, как средство достижения такого нужного и важного покоя в семье, которого ей не хватало.

С ней было что-то не так, Гермиона понимала это слишком отчетливо. И будучи той, что предпочитала решать проблемы, желательно обрывая их на корню, спешила разобраться в себе. Несмотря на то, что наличие чужой помощи, которую Гермиона с трудом принимала, являлось нежелательным фактором, даже она приходила к выводу, что взгляд со стороны — это то, что врач прописал. И именно в этот момент, предложение прогуляться от Нимфадоры, которую она по старой привычке, все еще называла Тонкс, в небольшой перерыв в Министерстве воспринимался, как чертова спасительная соломинка. Просвистевшая у самого уха авада и чертова удача, коей, уже они, в юности слишком сильно задолжали.

Стаканчик кофе уже не обжигал кончики пальцев, когда она сидя на скамейке крутила его в руках, чувствуя как прохладный ветер пробирается под полы одежды, несмотря на то, что с утра догадалась прихватить с собой пальто. Погода в этом сезоне — не радовала, ранние затяжные дожди портили и без того скверное настроение. Гермиона ждала Тонкс, чтобы лучезарно улыбнуться, когда развернется на оклик собственного имени, смотря как спешащая к ней девушка пружинистой походкой огибает лужи,попутно стараясь не расплескать крепкий напиток, от которого вскоре придется отказаться.

+1


Вы здесь » Live Your Life » -Кроссплатформы и кроссоверы » Поиск партнера для игры


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC