Live Your Life

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » -Кроссплатформы и кроссоверы » Поиск партнера для игры


Поиск партнера для игры

Сообщений 21 страница 40 из 50

1

В данной теме действуют Общие правила каталога и Правила раздела «Ищу игрока» (подробнее). Дополнительные правила специально для «Поиска партнёра» указаны ниже.

Заявка в теме оставляется в следующих случаях:
• У вас нет на примете ролевой, но есть желаемые образы и сюжеты для отыгрыша;
• Вы игрок на определённом форуме и ищете партнёра с конкретными предложениями по сюжету.

Конкретика:
• Один пользователь - одна заявка в тематике;
• Один пользователь - не более трёх заявок всего (в трёх разных тематиках);
• "С аккаунта сидят два/три/десять человек" - всё равно одна заявка в тематике;
• Хочется новую заявку - попросите сначала удалить старую (в этой теме с указанием раздела);
• Поиск - только для игроков, ищущих партнёров. Для администраторов и пиарщиков есть "Ищу игрока";
• Пример поста обязателен;
• Анкета или пост по ссылке закрыты для гостей - сообщение удаляется;
• В одном сообщении несколько отдельных заявок на искомых персонажей - каждую под спойлер;
• Заявка очень объёмная и/или в виде крупной таблицы с заливкой цветом - хотя бы часть под спойлер;
• Обновлять/поднимать имеющуюся заявку можно не чаще, чем раз в две недели. Открывать новую после удаления старой - без ограничений;
• Сама по себе заявка находится в теме два месяца, после чего удаляется.

Запреты:
• Повторять заявку раньше, чем по истечении двух недель;
• Пытаться обмануть администрацию путём создания дополнительных аккаунтов;
• Игнорировать шаблон заявки;
• Администраторам - искать акционных персонажей не для себя лично.

Шаблон заявки для поиска партнёра на форум
Код:
[b]Форум:[/b] (ссылка в виде названия)
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Ваш персонаж:[/b] (ссылка на анкету или краткое описание, даже если персонаж канонический)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler] (либо ссылкой на сообщение с указанного форума)
Шаблон заявки для поиска партнёра (без приглашения на форум)
Код:
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler]

0

21

Поднимаю.

Форум: chaos theory
Текст заявки: у нас на форуме постепенно собирается каст по "Магистру Дьявольского Культа" (Mo Dao Zu Shi), поэтому нам нужны игроки. В данный момент в касте есть Вэнь Нин (как раз я), Вэй У Сянь, Цзинь Лин и Цзян Чен. Нуждаемся во всех остальных, в особенности нам нужны: Лань Ван Цзи, Лань Сы Чжуй, Лань Си Чэнь, Цзинь Гуан Яо. Также будем очень рады видеть Цзян Янь Ли, игрой обеспечим непременно, переживать не стоит. На весь каст есть заявка, так что все могут заполнить упрощенный шаблон.
Пока что целостного сюжета нет, играем то, что хотим сами, но в будущем планируем составить более или менее полный сюжет. У нас ламповая атмосфера: мы не кусаемся и радушно встречаем новичков. Внеигровое общение умеем и практикуем, но принуждать к нему не собираемся, если у вас нет к нему тяги. Обычно играем без спешки. У нас у всех есть реальная жизнь, поэтому круглые сутки печатать посты, к сожалению, не можем. Посты в среднем раз в несколько дней-неделю. К более медленной игре относимся с пониманием.
Пишите, пожалуйста, для начала в ЛС либо в гостевую на форуме.
Ваш персонаж: Вэнь Нин, Призрачный Генерал. В прошлом был адептом ордена Ци Шань Вэнь, теперь же является лютым мертвецом, приспешником Вэй У Сяня.
Пример вашего поста:

Пример поста

«Все-таки мертвецы» - отстраненно мелькает в мыслях, пока Вэнь Нин слушает. И пока он слушает, тень удивления появляется на его лице. Столько мертвецов? Сейчас?
Конечно, ему было известно какая сейчас складывается ситуация, но все же. Вэнь Нину на секунду кажется, что контролировать такую толпу нереально, даже при условии, что Вэй У Сянь может подчинять темную энергию. Рано или поздно за обладание такой силой придется расплачиваться, а расплата всегда одна – жизнь. Он словно не замечает колкость, направленную в адрес его бывшего Ордена. Вэнь Нин лишь замечает усмешку, от которой становится немного не по себе. Проходит несколько секунд, прежде чем он гонит прочь мрачные мысли, ухитрившись поймать лопату, и внимательно следит за тем, как Вэй У Сянь считает могилы.
«Шесть могил, шесть трупов» - заключает Вэнь Нин и только тогда нарушает молчание.
- Я догадывался, молодой господин, просто не думал, что потребуется так скоро подымать трупы, - произносит он, раскапывая первую могилу, ловя себя на мысли, что уж слишком скоро пришлось это делать. – Я бывший целитель и заклинатель, а не белоручка, - отвечает он с тихим смехом, чтобы только разогнать мрачные мысли. Однако от следующих слов Вэй У Сяня они никуда не уходят, а лишь копятся, словно снежный ком. Вэнь Нин на долю секунды останавливается, когда слышит упоминание о смерти Цзян Ян Ли. По правде, иногда он жалеет, что у него остался разум. Лучше быть лишенным разума, чем знать и помнить, что ты совершил, пусть даже ради того, чтобы лишь защитить. Это убийство лежит вовсе ни на совести Вэй У Сяня. Это только вина Цюн Лина и навечно останется его виной. Но был ли у него выбор тогда?
Вэнь Нин возвращается к работе с еще большим остервенеем, продолжая молча слушать. Ему кажется, что заклинатели слишком рано забыли заслуги Вэй У Сяня, возведя его в ранг угрозы для мира. Забыли, что если бы не он, то аннигиляция солнца завершилась плачевно для всех. Орден Ци Шань Вэнь поработил бы их опять, растоптал бы, уничтожил. Сделал бы все, чтобы потомки никогда бы не восстали потом. И вот сейчас уже они [заклинатели] вновь толкают его на этот шаг, и чем все завершиться даже представить страшно.
Вэнь Нин уже раскапывает третье захоронение, когда Вэй У Сянь начинает говорить про артефакт, который уже использовал раньше. Приходится ненадолго прервать работу, дабы выслушать все внимательно. И чем больше Вэнь Нин слушает, тем больше хмурится. Слова Вэй У Сяня не вселяют уверенности, наоборот, они поселяют в душе бывшего заклинателя смятение и опасение. Что будет, если эта Печать даст сбой и армия мертвецов - которые хотят только убивать - выйдет из-под контроля? На мгновение Вэнь Нину становится страшно, стоит лишь представить эту ужасную картину. Ведь кто сказал, что если Вэнь Нин не ведает страха за свою жизнь, то он не может бояться за кого-то еще. Особенно если этот кто-то подарил второй шанс на жизнь, пусть и на такую.
Он продолжает копать дальше и только собирается предостеречь молодого господина Вэя от поспешных идей и действий, как вдруг слышит его возглас. Оторвавшись от раскопок, Вэнь Нин смотрит на то, как Вэй У Сянь достает шкатулку, что действительно красива. Однако ни это интересно ему. Цюн Лину интересно другое: откуда на погосте шкатулка?
- Молодой господин Вэй, вам не стоит ее откры…- он замолкает на полуслове, потому что предупреждать уже бесполезно, предмет уже открыт. Не уважай он сильно Вэй У Сяня и будь у него иной характер, то Вэнь Нин точно бы накричал, забыв о приличиях. Однако он был совсем другим человеком.
«Ну и куда вы руки потянули, молодой господин?» - размышляет бывший заклинатель, бросая лопату на землю, подходя ближе и рассматривая подвеску в руках Вэй У Сяня. Откуда такое украшение среди могил? Кто его здесь закопал? Ситуация становилась все запутаннее.
- Молодой господин Вэй, я бы не советовал вам трогать эту подвеску. Неизвестно, кто ее тут закопал и с какой целью, - произносит Вэнь Нин, все еще смотря на предмет. То, в какой форме она была изображена, явно говорило о ее принадлежности к одному из Орденов. Возможно, она была сделана в подарок, но тогда почему эта вещь оказалась здесь? Да еще закопана не в могиле.
- Может быть это не просто красивая вещь, а какой-то амулет, раз она здесь, - с этими словами Вэнь Нин внимательно изучает ямку, будто там, на дне, сокрыт ответ. – Но тогда почему ее не поместили в один из гробов, а просто закопали тут? – определенно тут было что-то не так.

0

22

Форум: crossfeeling
Текст заявки: Красивый и состоявшийся каст DragonLance/Последнее Испытание (мюзикл) ищут самую прекрасную, коварную и великолепную женщину всего мира - Всебесцветную Владычицу тьмы - Такхизис. Она неоднозначный и сложный персонаж, настолько многогранный и интересный, что возможно всё, воплотить каждую её грань, каждую задумку и стремление. Да, будут падения, да, будут победы. Мир замер в предвкушении очередного пришествия своей Тёмной Госпожи.
У нас весьма интересный и неоднозначный сюжет, в котором герои Саги переродились в современном нынешнем мире, однако у нас за год отыграно уже две главы и третья начинается с того, что мы выпустили в этот мир эту коварную богиню и мир пал, так как она его практически завоевала его и положила сама пред своими ногами, превратив его в известный и любимый ею мир магии и драконов.
Рейстлин Маджере, Крисания, Даламар и даже тёмный маг Фистандантилус (да-да, тот самый!) в предвкушении ждут этого персонажа. Нам нужна Такхизис в активную постоянную игру, в сюжет, который уже вот прям щас, и мы обеспечим и тематическим флудом, и разговорами о ПИ и прекрасной игрой. Не обязательно знать книги, достаточно даже мюзикла, а по фактам из книг мы поможем, и главное любить этого персонажа и желать развивать её и стремиться выстраивать её собственный путь. Взаимодействие со всеми персонажами, как я и говорил, гарантированно.
Так же мы ищем великого воина Карамона Маджере, огненного и прекрасного Короля-Жреца - Белдинаса Пилофиро,который очень много где фигурирова у нас и является сейчас фактически или пособником или ярым противником богини Тьмы, это уже на ваше усмотрение, и светлого жреца Денубиса, который всегда будет на стороне злого Фистандантилуса.

Помимо сюжетной активной линейки Модерна мы всегда готовы играть по оригинальному миру, который мы называем Классика, погружаясь полностью в мир Саги о Копье.

Ваш персонаж: Рейстлин Маджере, чёрный маг, который и устроил всё это безобразие и открыл Врата в Бездну посреди мира.
Пример вашего поста:

Пример поста

Звук шагов мягко отдавался глухим эхом под шаркающей поступью человека в чёрной накидке и чёрном капюшоне, скрывающим его лицо, неспешно и совершенно бесстрашно идущего по подземным коридорам древнего Храма, восставшего своими куполами посреди оживлённого серого города. Кто бы мог подумать, что Врата находились так близко, под самым его носом, да еще в каком месте! Но сейчас не это беспокоила мага, а то, по какой причине от тут находился. Он и представить себе не мог, что сам, добровольно пойдёт в логово одного врага, чтобы постучать в дверь другого, при этом находясь на территории третьего недруга. Ситуации сложнее и запутаннее сложно было представить, поскольку маг оказался меж трёх огней, врагов, которые каждый в отдельности спят и видят его кончину. Что же, Фистандантилус в этом уже преуспел. Машинально коснувшись груди в районе сердца, Рейстлин сжал губы и тяжело выдохнул. Он влез в такую головоломку, в которой надо было обхитрить самое ушлое и гадкое существо всего мира, но как бы в этой игре не переиграть самого себя и не проиграть.
«Ты уже проигрываешь» - угрюмая мысль никак не настраивала на рабочий лад, но разве он вообще хоть когда-то работал в более хорошей обстановке? Единственное, что в этот раз всё было совершенно по-другому, в этот раз Крисания, по своей глупости, сама вынудила его пойти на отчаянные меры и ступить в запретные недра Бездны, в одиночку, без опоры и поддержки. Маджере, если признаться, даже не был уверен, что у него получится приоткрыть Врата и, что самое страшное, он не был уверен, сможет ли их закрыть. Но на этот случай у него уже был план, который тихо сидел в своём кабинете, перебирая бумаги и, несомненно, почувствовал столь грубое и наглое пришествие чёрного мага. Рейстлин не скрывался, он не скрывал своих сил и подсказывал, где он находится. Хотя, если сложить все известные факторы, Король-Жрец знал изначально, куда надо устремиться, чтобы найти чёрного мага. Маг не собирался даже искать Белдинаса, тот сам придёт к нему, а дальше…
«Поможет или исполнит своё предназначение,» - старая мысль, сказанная совсем не этому жрецу и совсем не в подобной обстановке, угрюмо кольнула изнутри. Маг хотел, чтобы в такой момент Крисания была рядом, та, кто не подведёт его, а не фанатичный патриарх, у которого явно не всё в порядке с головой и которому верить было бы верхом глупости. Но магу придётся задушить свои ощущения и довериться. В любом случае он был уверен в одном: Белдинас никогда не пропустит Такхизис в этот мир и никогда не поведётся на сладострастные речи тёмной Госпожи, пусть она хоть в лике Палладайна ему явится и будет соблазнять.
«Глупая жрица! Вот куда ты угодила, в какие сети Такхизис ты зашла? Как ты вообще могла, Крисания, прсле всего, пройденного нами, толкнуть меня обратно в Бездну?» - Рейстлин был зол на посвящённую, зол искренне и столь сильно, что разрывался между желанием не видеть её как можно дольше и, напротив, посадить прямо перед собой и не спускать с неё взгляда, чтобы она больше не оступилась столь страшно. В прошлый раз Рейстлин готов был открыть эти Врата только ради себя, ради своей гордыни и господства над миром, сейчас ему нужна была лишь щель, и шёл он в чертоги зла ради другого человека. Непривычно, странно, неправильно, но в тоже время иначе он не мог. Магу терять было нечего, а у Крисании впереди целая жизнь, которую она сгубит одним неверным шагом в пропасть!
Коридор с электрическим освещением сменился на каменную пещеру, освещаемую чадящими свечами. Забавно, на пути ему никто не встретился, но и Рейстлин телепортировался так глубоко и близко ко Вратам, как мог, идя на их зов, хотя исходящая с другой стороны силища была куда ярче и сильнее – аура патриарха сияла, приглушая тьму Врат.
- Вот мы и встретимся вновь, моя Госпожа, - без тени энтузиазма выдохнул Маджере, с волнением перебирая в кармане раздобытые столь дорогой ценой артефакты: Глаз Дракона, с виду совершенно не примечательный маленький шарик, и увесистый треугольник - символ светлой веры, символ Паладайна, сохранивший в себе каким-то чудом отголоски своего бога.
Врата, ощерив свои пасти ликами пяти драконов смотрели на маленького человека немигающим злым взглядом и казалось, сама тьма взирает на него, проникает внутрь и разрывает изнутри. Жаждет разорвать. Такхизис знала, что он здесь, она ждала. Но здесь еще не было третьего участника события, который, а Рейстлин был в этом полностью уверен, не пропустит столь важное событие. Патриарх Невский придёт, иначе быть не может. Все жрецы в своей сути одинаковы.
Подойдя вплотную ко вратам, Рейстлин осторожно, с нарастающей тревогой и трепетом внутри коснулся тонкими пальцами искусной резьбы, повторяющей рисунок драконьей чешуи, переливающейся в тусклом свете красивым блеском, и тяжело опустился на пол, скрещивая под собой ноги и откидывая капюшон, скрывающий его сосредоточенное лицо, сильнее обычного отливающее желтизной с легким золотом в столь специфичном свете. Прислонившись спиной ко Вратам, маг достал свои артефакты, соединяющие его с родным миром и Вратами. Символ Палладайна расположился чуть левее Маджере на полу рядом с ним. Надевать столь святой символ Рейстлин поостерегся, пусть на нём и щит Паладайна, но кто знает, к каким последствиям это приведёт, к тому же никакой амулет не заменит ему связующую нить жреца и его силы. А неприметный мраморный шарик… покатав его по ладони, тёмный маг с восхищением улыбнулся, чувствуя его силу, пропуская её сквозь пальцы и в предвкушении наблюдая, как Глаз Дракона оживает в его руках, увеличиваясь в размерах до тех пор, пока сфера не заполнила собой две ладони. Возбуждение, которое сейчас Маджере испытывал при соприкосновении с этой магией, захлёстывало Рейстлина, напоминая ему кто он на самом деле и кем он является, нашёптывая великие замыслы, лёгкие тропы, грядущие победы и поступь чёрной богини по этому миру, великую магию и…
«Не так быстро, я знаю, как это работает» - обрывая сладкие видения, Рейстлин перестал улыбаться, закрывая глаза и сосредотачиваясь на Глазе, опуская мутнеющую сферу на пол прямо перед собой. Работа с этим артефактом требовала полной концентрации и сосредоточенности, ведь один неверный шаг и всё, уже этот шарик будет управлять магом, а не наоборот.  Активация прошла успешно и связь рядом с Бездной установилась моментально, вовлекая в связующую цепь Глаз Дракона, Рейстлина и Врата в Бездну. И сияющей каплей среди этой цепи искрился треугольный символ Паладайна, как маяк, тёплый и светлый, к которому нужно было вернуться. Тихий гул раздался изнутри Врат, раздвигая магический заслон и пропуская в этот мир тени тьмы, острожными щупальцами проникающие сквозь щели, которые образовались еще до мага. Эти бреши и были той нитью, которая позволяла всем, возрождённым тут, использовать свои силы.
А вдалеке раздались тяжёлые нервные шаги.
- Я ждал тебя, - не видя, но чувствуя вошедшего, прошептал маг без тени каких-либо эмоций, кроме полной сосредоточенности.
- Не спеши поднимать тревогу. Если бы я хотел, чтоб ты меня не заметил, ты и не узнал бы об этом, - открывая глаза, Рейстлин в упор посмотрел на Короля-Жреца, задыхающегося в праведном возмущении от увиденной картины. И пока патриарх не придушил его своими кулачищами прямо тут на месте, Маджере нагло продолжил, его тихий голос заполнял собой каждый сантиметр этой залы, проникал в воздух, каждое слово мага было уже наполнено магией и энергией,  - у тебя есть два варианта: либо ты поможешь мне удержать Врата и закрыть их по возвращении, тем самым обезопасив мир от Такхизис и себя от тьмы, либо нет, но я всё равно пройду туда и тогда я не гарантирую того, что смогу удержать заклятие и закрыть их самостоятельно. Остановив меня сейчас, ты лишь выпустишь магию из-под контроля, ты и сам видишь, Врата активированы, - сухо сглотнув, Рейстлин осторожно провёл пальцами по сфере, и та отозвалась клубящейся тьмой внутри, нашёптывающей магу свои видения, - Твой выбор, Король-Жрец. Либо ты помогаешь мне, и я верну душу Крисании, либо ты выпускаешь в мир Такхизис.
Шантажировать Белдинаса было опасно, однако у Рейстлина не было времени разглагольствовать и уговаривать его и обсуждать, прямой вопрос, поставленный перед фактом, всё, что могло тут помочь. Время шло не на часы, на минуты, ведь Врата были только одной из задач, которые предстояло решить за эти сутки. И со второй, куда более сложной, ему так же должен был помочь Король-Жрец, о чем ему Рейситлин поведает чуть позже, прежде чем провалится в транс.

Отредактировано Lliam (28-10-2018 01:02:43)

+1

23

Форум: chaos theory
Текст заявки: каст "Звёздных Войн" в лице нового канона (Лея, Рей, Кайло, Фазма) ищут очень важного и крайне необходимого для глобального сюжета генерала Армитажа Хакса. У нас выстраивается весьма интересный сюжет с перспективами на то, чтобы Хакс смог свергнуть Кайло Рена и сам взяться за командование Первым Орденом. Мы предлагаем вам шанс подставить своего нынешнего лидера и спровоцировать череду событий, чтобы он попал в плен к Сопротивлению. Как вариант вы даже можете пойти на временный сговор с сопротивлением, сыграв "искренне желающего помочь" человека, который видит и осознаёт тот факт, что Кайло сейчас общий для обеих сторон враг. После чего генерал с лёгкостью сможет занять место на троне и свергнуть сопротивление с уже повязанным Реном, в будущем обвинив его в предательстве первого Ордена и дезертирстве. Вариантов развития много, это лишь наши коллективные наработки. Но поверьте, без интенсивной и интересной игры, а так же яркого и развивающегося сюжета мы вас не оставим.
Ваш персонаж: капитан Фазма - верный солдат и идеалист Первого Ордена
Пример вашего поста:

Пример поста

Фазма хмурится, вытащив датачип, и вертит его в пальцах.
Решение было обдуманным и взвешенным, и все же, она снова и снова прокручивает в голове возможный ход разговора и его последствия, понимая, что нельзя быть ни в чем уверенной. Совершенно ни в чем - включая вариант, что ее спустя десять минут вынесут из двери, к которой она сейчас направляется, ногами вперед. Да, маловероятно, но определенный риск есть. Впрочем, рисковать жизнью ей не привыкать, когда оно того стоит; а сейчас стоит.

Когда она увидела ту запись с камеры...
Нет, началось все раньше. Когда услышала, что Верховный лидер мертв, убит девчонкой из Сопротивления, она охренела. Более точного слова и не подобрать. И едва не впервые в жизни растерялась. Но когда увидела ту запись с камеры (а кто, кроме командира сил специального назначения и мог-то ее увидеть? На самом деле, много кто, но стремление докопаться до истины, понять, как вела бой девчонка, решить, что штурмовики смогут ей противопоставить, помогло успеть первой)... Вот в тот момент она подумала, что до сих пор не понимала истинного значения слова "охренеть". Несколько долгих минут сидела, бездумно глядя на голографические фигурки, и постукивая пальцами по столу. Если бы в тот момент ее увидела, например, "генерал" Органа, могла бы хоть лично взять ее тепленькой. Фазма была в шоке.
А потом отдала приказ: изображение со всех камер удалить, "внести вирус" в базу, а проще говоря, грохнуть архив за прошедшую неделю. И следующее: обратилась к магистру Рен с запросом о встрече. Это было, конечно, обоснованно, ей в конце концов следовало знать новое положение дел, штурмовой корпус FN был в Ордене достаточно важной единицей, а обязанностей командира с нее никто не снимал.

"Пока не снимал", - думает Фазма, направляясь к кабинету, где назначил встречу Кайло Рен. Новый верховный лидер, согласно последнему приказу... Ей, по правде говоря, страшно. Вперед толкает долг перед Первым Орденом и перед собой, и вот второе игнорировать точно нельзя. Сейчас под угрозой будущее, как для всех, так и для нее персонально. Когда надо, Фазма умеет быть смелой.

- Магистр Рен, - входит подтянувшись, как подобает боевому офицеру, смотрит прямо, и спустя пару секунд склоняет голову. - Или вернее называть Вас теперь Верховным лидером? Здравия желаю.
Смотрит цепко, внимательно, изучающе, осматривает обстановку, и вид своего командира. Ей самой стесняться точно нечего - броня сияет, как и обычно, натертая и отполированная, и на лице точно не отражается, что в животе эвоки бегают. Она даже улыбается, чуть-чуть, а рамках допустимого, и сразу снова становится серьезной.
- Разрешите не по форме?
Ждет. Уважительно, стоя, перед старшим по званию и положению.
- Магистр Рен, я хотела поговорить о нашем будущем, в связи с такой трагической и несвоевременной сменой лидера. Это большая потеря для всего нашего Ордена, - датачип давно снова лежит в отсеке брони, зарезервированном под разные необходимые мелочи. Не стоит раскрывать все карты сразу, и сейчас Фазма просто разговаривает. Нейтрально, ровно... и лишь на следующей фразе позволяет прозвучать удивлению. Не наигранному. Если бы не субординация, она бы спросила куда более удивленно и в других выражениях. - И о прошлом. Зачем Вы это сделали?
И как он отреагирует? Почему-то это любопытно едва ли не меньше, чем сам ответ.

+1

24

Форум: найдем вместе
Текст заявки:
http://s3.uploads.ru/P95K6.png
Shiloh Fernandez
Sirius Black or Rabastan Lestrange

давай сделаем их более менее одногодками, может с разницей в год-два, если выберешь Рабастана.


Жизнь – странная штука. Когда все казалось налаженным и понятным, простым и каким-то устоявшимся, одна встреча — и все летит в тартарары.
В один миг человек может потерять целый мир, равно как и обрести.


Sirius Black
Многие читали "Цвет Надежды", и помнят историю Нарциссы и Сириуса, однако я не прошу переигрывать ее, ибо мы создадим свой сюжет; интересный, драматичный, со стеклом, без стекла, включая ссоры, обиды, и еще много-много чего. Просто загорись пейрингом, и затем я вдохновлю тебя.

краткое описание

Я не помню, с чего все началось. Твоя первая насмешка, мое ябедничество матушке? Ты называл меня принцесской, и из твоих уст это звучало совсем не как комплимент. Ты дружил с Андромедой, переругивался с Беллой, а меня же предпочитал нещадно дразнить. Да, может я была капризной, может вовсе избалованной, и ты каждый раз смеялся, когда я просилась с вами поиграть. Я обижалась, губы дула, даже плакала иногда, но всегда в ответ носик вздергивала, и пыталась колкостью ответить на колкость.
Я не помню, как все изменилось. Разные факультеты, разное общество: у меня будущее в замужестве, статус прилежной ученицы, папиной гордости, и репутация ледяной королевы, что никого и близко не подпустит. У тебя же ветер в голове, проказы с друзьями, шалости да смех с утра до вечера; у тебя девушки разные, и репутация сердцееда школьного, мальчишки беспечного, что из дома в шестнадцать-семнадцать сбежит.
Я помню твои ухмылки, подколы, и комментарии язвительные; помню внимательный взгляд глаз твоих, и мурашки по коже вдоль позвоночника, да как сердечко билось все чаще и чаще, когда мы "случайно" в коридорах сталкивались. Мне казалось, ты намеренно меня преследуешь; я сама встречи искала под предлогами разными.
Я правда не помню, как все изменилось, но думаю, что в один момент в нас двоих что-то вспыхнуло.


Rabastan Lestrange
На самом деле, меня в некоторой степени так же вдохновил фильм "Красная Шапочка", а именно пара Питера и Валери; загадочный взгляд темных глаз, и отношения, что невозможны. Не буду навязывать категоричное видение персонажа, укажу лишь то, как его видит Нарцисса со стороны.

краткое описание

Сколько бы я не пыталась, у меня никогда не получалось понять, о чем ты думаешь. Хитрый прищур темных глаз, беспечная, едва надменная, усмешка на губах, и манеры, выдающие истинного аристократа. Ты наводил на меня страх, еще с самого детства мне казалось, что я вижу в тебе некую темную ауру, которая пугала, но в то же время будоражила.
Ты казался мне неким темным принцем, а став старше, и обратив внимание на твое мрачное очарование, мне как никогда стало понятно, что от таких, как ты, стоит держаться как можно дальше. Я не знаю, сколько девичьих сердец ты разбил, но я знаю, что свое я непременно постараюсь держать взаперти от твоего влияния.
Глупая. Наивная.
В какой-то момент все и вправду полетит в тартарары. В конце школы ли? Или, быть может, чуть позже? Я слежу за тобой взглядом, ты замечаешь это, усмехаешься нахально, и по щекам моим румянец ползет предательский; ты танцуешь с другой девушкой, но взгляд следит за мной и моим спутником, и кажется мне, будто не ее ты обнимаешь сейчас; будто это по твоим плечам мои руки скользят. На приемах торжественных мы рядом стоим, наши пальцы едва соприкасаются, и Мерлин свидетель, я едва сдерживаюсь, чтобы не встать еще ближе.
Тихим шепотом имя твое назову, и вздрогну, когда ты откликнешься.
Рабастан. Чем все это кончится?


У меня невероятное вдохновение именно на эту пару: Аманда и Шайло, ибо посмотри, как они классно смотрятся, плюс с ними очень много гифов, и масса невероятно вдохновляющих видео.
Я не стала расписывать историю детально, поскольку считаю, что мы придумаем ее вместе с тобой; обсудим все детали, и отыграем массу всего вкусного, начиная как с самого начала, так и захватывая мою помолвку с Люциусом, последующую свадьбу, войну, твое заключение в Азкабан с последующим побегом. Мы отыграем все, что пожелаем, ибо главное, это взаимное вдохновение и время.
Кстати, каждодневный актив не требую, но очень прошу не пропадать. Если перегоришь, то скажи честно, я все пойму, но не вынуждай ждать и надеяться, ибо я иду за игрой, и игру хочу получить в ответ)
Внешность принципиальна, да. Я готова ждать вечность, но внешность мне крайне важна, ибо именно этот дуэт и есть мое вдохновение.
Посты пишу от 5 тысяч и там все зависит от ситуации)
Вообще предпочитаю подстраиваться под соигрока как в плане размера, так и в плане лица, от которого пишу.
Ваш персонаж: Нарцисса Блэк как времен Мародеров, так и Нарцисса Малфой в будущем; внешность Amanda Seyfried.
Пример вашего поста:

Пример поста

У меня было всё, возможность жить вечно,
Но твои глаза, твои глаза, я вижу в твоих глазах, в твоих глазах...

Ощущение, словно ты падаешь с самой высокой башни, непередаваемо. Сердце колотится как ненормальное, в висках пульсирует кровь, и кончики пальцев на ногах неумолимо покалывает от напряжения. Мурашками по спине собираются все нервные окончания, и я чувствую, как моя душа уходит в пятки, когда темные глаза Рабастана становятся ближе, гораздо ближе. При таком расстоянии, будь освещение более ярким, я бы смогла рассмотреть каждую крапинку, заглянуть в глубины его глаз, и непременно увидеть на их дне дьявольское пламя.

Кажется, я оглохла; так сильно колотится глупый орган в груди, испуганный доселе неизвестным ощущением, чувством, эмоцией, которую во мне прежде не вызывал никто. Кровь в венах заледенела от страха-смущения, сковавшего меня, и перед глазами все поплыло, вынуждая меня непроизвольно схватиться за первое, что помогло бы удержать равновесие. Его рубашка. Интимное касание, что вызывает еще больше прилива крови к щекам, и я нервно сглатываю. Не так я представляла себе свой первый поцелуй. Все должно было быть иначе: мы бы долго гуляли по аллее вдоль моего поместья, он подарил бы мне розу, сорванную с куса, а я бы позволила ему поцеловать свою руку; он говорил бы мне красивые слова и комплименты, и я бы смущалась, глядя на него из-под ресниц, чтобы затем, едва приподняв подбородок, позволить сорвать мимолетный поцелуй с моих уст. И он был бы моим женихом, не иначе, ибо я слишком сильно беспокоилась о своей репутации, не желая ни словом, ни действием опорочить ее, вызывая гнев maman.

И сейчас я не могла позволить своему первому поцелую случиться в полутемной комнате чужого поместья; я не могла позволить Рабастану Лестрейнджу стать тем человеком, поцелуй с которым отложится в моей памяти на многие годы.
Возможно, но только возможно, где-то в глубине своей души я чувствовала некое предвкушение, адреналин, что разгонял ледяную кровь по венам, и невообразимое ощущение чего-то запретного, что так и подмывало меня нарушить это правило. Хотя бы одно.

Но то были всего лишь эмоции, которые я научилась контролировать с детства, и от того, не смотря на некое противоречие в душе, я набираю полную грудь воздуха, чтобы предложить ему альтернативу – попробовать без крайних мер разрушить заклинание, удерживающее нас на одном месте. Ведь наверняка имелся другой способ.

Но Лестрейндж, будто бы по моему лицу прочитав намерение заговорить, прижимает свой палец к моим губам, от чего я моментально опешила, ощущая, как приятное тепло, легкое покалывание, и странное чувство, будто бы это касание пришлось мне по душе. Вздор, единственным мужчиной, чье касание должно быть мне приятно, будет являться мой муж, и только он.

Но голос Рабастана приглушен, шепот долетает до моих ушей, и я невольно расслабляюсь. Возможно, он придумал способ, как выйти из этой ситуации. Ведь даже третьекурснику было понятно, что Нарцисса Блэк будет последней девушкой, которую Рабастан Лестрейндж пожелает поцеловать по собственной воле.

И от этой мысли стало легче, хотя противоречия внутри все же не смолкали, но…
я
р а с с л а б л я ю с ь

Чтобы в следующий момент рухнуть с воображаемой высокой башни, холодком по спине, и до сводящих лопаток, пока волоски на затылке на зашевелятся, и колени снова не возжелают встретиться с полом.
Я вцеплюсь в него крепче обычного, и шире распахну глаза, видя перед собой лишь черные радужки его глаз, и практически о щ у щ а я поцелуй сквозь палец. Облегчение вкупе с разочарованием, но мы все же прошлись по острию клинка, но остались верны себе. И магия, что удерживала барьеры, по-видимому сочла этот поцелуй достаточным, чтобы невидимые стены рухнули, а я едва не устремилась прочь.

Этот миг длился вечность, и мое сердце оглушало нас обоих, я была уверена; и сейчас, когда расстояние между нашими телами увеличилось, - и я почувствовала неприятное ощущение пустоты, словно все тепло покинуло мое тело в тот момент, когда Рабастан решил выпрямиться, - я была уверена, что мои щеки пылают подобно пламени, а румянец уже покрывает всю шею и грудь. Судорожный вздох невольно срывается с губ: но мне не понять, что именно он означает, облегчение ли, иль недовольство. Так неловко мне еще никогда не было.

Так неловко мне в принципе никогда не должно было быть.

Он говорит, я почти не слышу его, лишь продолжаю смотреть едва расширившимися глазами, пытаясь успокоить предательски подрагивающие пальцы, что от шока вмиг заледенели, и выровнять дыхание, такое тяжелое, словно я по лесу убегала от стада бешеных гиппогрифов, а не испытывала нечто невероятное от прикосновения юноши к своим губам. Полу-поцелуй, но этого мне было достаточно, чтобы провести остаток ночи без сна.

Но Рабастан берет меня за руку, крепко сжимает ладонь, и ведет за собой по коридорам. Обрывки его слов долетают до моего сознания, но я даже не пытаюсь вдуматься и проанализировать, пребывая в каком-то эфемерном пространстве, будто бы плавая в желе, в то время как мой разум был наполнен воздушным эфиром. Я не соображала от слова совсем, испытав сильное потрясение от всего, что произошло, что не произошло, и что могло бы произойти в библиотеке. В следующий раз я буду более внимательно выбирать места своего пребывания, и уж изначально исследовать потолок, прежде чем подойти к кому-то.

Дверь моей комнаты виднеется впереди, и я едва ли не срываюсь на бег, стремясь как можно скорее укрыться под одеялом с головой, зажмурить глаза, замотав головой, словно это все поможет мне выкинуть воспоминания из головы. Мне было стыдно. Стыдно за то, что он видел меня такой неуверенной, испуганной, растерянной, и наверняка решит, что я просто глупая маленькая девочка.

Мерлин и Моргана, да он поэтому и целовать меня не стал, ибо считал слишком маленькой и глупой. Ребенком, который еще не понимает многие аспекты взрослой жизни.
Осознание этой истины накатывает словно пушат ледяной воды на голову, и я испытываю не то злость, не то обиду, а еще странное чувство неудовлетворенности, будто бы мой глупый организм и вправду жаждал того поцелуя.

Вздор.

Комната уже ближе, я тихо выдыхаю, надеясь, что не слишком заметно, как заледенели мои пальцы, выдавая эмоции с головой. Рабастан шикает на портрет, я едва уловимо усмехаюсь на этот жест, уже практически приходя в себя, но все же не до конца. Ступор, который посетил меня в библиотеке, постепенно развеивается, но в голове по-прежнему туман, и сердечко все никак не уймется, посылая в мозг странные импульсы, разгадать природу которых мне пока что не удается.
Я замираю лишь на мгновение, прикладывая ладошку к дверной ручке, и, не глядя на юношу, бросаю тихое:

- Спокойной ночи.

А за дверью спасение; там живительная темнота, успокаивающий треск поленьев в камине, и теплое одеяло в остывшей постели. Там тени, что пляшут по стенам, будто бы насмехаясь; уж они то все тайны этого замка знают, уж они то знают, что на уме у Лестрейнджа-младшего.

И я ступаю вперед, распахивая дверь чуть шире, но недостаточно, лишь для того, чтобы проскользнуть в появившийся проем, и скрыться с его глаз, желательно до окончания праздника, а лучше учебного года.

Но голос Рабастана раздается слишком внезапно.
Сердце пропускает удар с глухим звуком.
Замирает.

Цепкие пальцы на локотке, моя спина прижимается к дверному косяку, и в следующий миг огненная лава волной накрывает с головой.

Я успеваю сделать вдох, и в этот момент он целует, смешивая свое дыхание с моим; смешивая свой пряный вкус с моим; и я не слышу, как бьется сердце в груди, лишь чувствую гул в ушах, и жар по всему телу, что стягивает все нервные окончания, связывает их в тугой узел где-то в районе груди, живота, и затем разлетается на мелкие кусочки, подобно разбитому витражу. Я тону среди пестрящих бликов, все смешалось в калейдоскоп цвета и запаха, лишь против своей воли сжимаю пальчиками его плечи в тот момент, когда его ладони скользят по моей талии, прижимая мое тело максимально близко.
Я чувствую жар его кожи под рубашкой, мне не хватает воздуха, а его губы такие горячие и, на удивление, мягкие, что мои ноги подкашиваются, и с трудом удается удержать равновесие, не упасть прямо тут на холодный пол.

Спина, плечи, руки, грудь, и даже ноги – все покрывается мурашками, и по телу проходит дрожь, вынуждая меня резко втянуть воздух, глядя в его темные глаза, и не сумев разобрать в них ни одну эмоцию. Я же словно плыла меж воздушных облаков, испытывая впервые столь яркую эмоцию, название которой, боюсь, в приличном обществе вслух не произносилось.
Да что там, по всем правилам я должна его оттолкнуть, и влепить пощечину. Но вместо этого пальчики крепче сжимают чужие плечи, судорожный вздох срывается с губ, смешивается с его дыханием, и расплывается по телу новой порцией мурашек и расплавленного меда.

Я впервые слышала, чтобы его голос звучал так… волнующе.

И в этот момент было не важно, что именно у меня в руках; было не важно, видел ли кто-то нас, и что затем подумает общество. Было важно лишь мое прерывистое дыхание, дрожь по всему телу, - которую, я очень надеялась, он не заметил, - и волнующая близость, от которой я едва стояла на ногах.

- С-спасибо.

Голос отказывается повиноваться, срываясь едва различимым шепотом, и в следующий миг я делаю движение вправо, проскользая в приоткрывшийся дверной проем; не вижу его усмешку и взгляд, не слышу, как гулко бьется сердце в груди, лишь чувствую вкус на губах, и жар в тех местах, где его пальцы коснулись моего тела. Мысли лихорадочно мечутся в голове непрерывным потоком новых эмоций, от которых на моих губах внезапно расцветает улыбка.

Это был мой первый поцелуй.

Поцелуй, подаренный совершенно не подходящим человеком, который вызывал во мне лишь массу отрицательных эмоций, мастерски выводя из себя; поцелуй, который я совсем не так себе представляла, и который бы непременно не одобрила бы матушка.

Но это был мой первый поцелуй, от которого мое тело вспыхнуло, кровь превратилась в огонь, а вся я стала одним единственным нервным окончанием, которое посылало невообразимые импульсы в мой мозг. И, должна была признаться, что мне понравилось.

В голове внезапно мелькнула мысль, что с кем-то другим я не испытаю подобных эмоций; ритуал первого поцелуя, который я себе представляла, и который был единственно правильным в моей голове, внезапно показался мне слишком скучным и наигранным.

Мои щеки горят, и я вынуждена приложить к ним ладони, закусить губу, и направиться к кровати. Стоило ли мне теперь полагать, что этот поцелуй что-то означал? Или Рабастану стало просто любопытно, как я себя поведу? Или тщеславие взыграло в нем, и он захотел сорвать первый поцелуй у меня просто так, чтобы иметь свое превосходство надо мной? Ведь отныне мы связаны общей тайной, и кто знает, как он может этим воспользоваться.

Но а что, если он ко мне небезразличен? В школе эмоции скрывать было проще, мы не оставались наедине, и не были близки, но здесь, когда над нами омела, и вокруг царит полутьма. Что, если он поэтому и не сдержался? Поцеловал меня так, что дух захватывало, и от того в голове царил полный бардак.
Нет, я не могла и мысли допустить подобной. Все это влияние ночи, эмоций после приезда, и атмосферы надвигающегося праздника. Мне необходим был здоровый сон, по окончанию которого я осознаю, что все это не более, чем выдумка подсознания. Такая приятная фантазия.

Попробуй меня, испей мою душу, покажи мне то,
Чего я никогда не должна была узнать

Рассвет в этих краях был прекрасен; я точно помнила, как лучи солнца заглянули в мое окно, вынуждая меня отвернуться, но нормальный сон так и не настиг мою голову. Всю ночь я практически не спала, ворочаясь с бока на бок, нарезая круги по комнате, замирая у окна, и лишь изредка проваливаясь в короткий сон, в котором меня ждали темные насмешливые глаза, и мягкие губы. И каждый раз, когда мне казалось, что я снова ощущаю пряное дыхание на щеках, я неизменно открывала глаза, просыпаясь в липком, холодном поту, чувствуя, как в животе медленно расползается и исчезает неизвестное мне ощущение.

Посему было совсем неудивительно, когда матушка посетовала на мои потемневшие круги под глазами, и еще более усталый вид. Я лишь пожимала плечами, и говорила, что на новом месте мне было сложно уснуть. Матушка решила, что на следующую ночь мне непременно нужно будет выпить зелье сна без сновидений, иначе она будет крайне огорчена, если мой вид и в последующие дни будет оставлять желать лучшего.

И как бы я не старалась, избежать совместного обеда с Лестрейнджем за одним столом, мне все же не удалось. Беллатрикс сидела рядом, и восторженно рассказывала о вчерашнем вечере, с сожалением говоря, что мне бы понравился ритуал украшения замка. Я же предпочла бы более ни слова не слышать об омеле, воспоминания о которой стягивали мои внутренности в тугой узел. Рабастан же вел себя как ни в чем не бывало, и в один момент мне пришлось его слегка пнуть под столом, чтобы он не посмел никому проговориться о своем маленьком ночном приключении. Я не была уверена, что он станет об этом говорить, но все-таки некоторые сомнения у меня имелись.

Избавиться от эмоций, преследовавших меня с прошлой ночи, мне так и не удавалось, и потому я решила полностью посвятить себя подготовке к празднику, помогая устанавливать кострища, и вешать фонарики там, где они не были развешаны вчера. А после maman утянула меня в спальню, дабы помочь с приготовлениями к вечеру, и все, что мне оставалось, это лишь слушать ее голос, пока она вплетала ленты в мои волосы. Чуть позже пришла Белла, заговорщицким тоном сообщив о том, что видела, как Меда о чем-то шепталась с Лестрейнджем-младшим. Эта весть на миг лишила меня дара речи, и заставила сердечко ускорить свой темп; ладони неприятно вспотели и губы непроизвольно сжались в тонкую линию. Да что же со мной такое? Я еще в школе замечала, как близка была сестра с Рабастаном, но прежде эта мысль не вызывала во мне столько негативных эмоций. В этот момент мне захотелось очень сильно обидеться на сестру, и больше никогда с ней не разговаривать, но мысленно я все же старалась убедить себя оставаться разумной, не привлекать к себе внимание, и каждый раз напоминать себе, что мне нет дела до того, с кем общается Рабастан.
Или с кем он танцует, пока я стою в стороне, и каждую минуту замечаю, что мой взгляд непрерывно возвращается к его лицу, улыбающемуся Андромеде.

Казалось бы, что внутри меня поселилось некое чудовище, которое рвало грудную клетку изнутри, вынуждая щеки покрываться яростным румянцем.
Я отвернусь, возьму кубок с пряным вином, и сделаю небольшой глоток. Родители позволяли нам выпить на праздниках не более половины бокала, и то лишь для того, чтобы глаза приобрели выразительный блеск, а щеки покрылись румянцем. Матушка полагала, что мужчины находят таких женщин более красивыми.
А мне в этот вечер хотелось быть великолепной в своем нежно-голубом платье, и с длинными волосами, в которые были вплетены ленты. И пока по моему телу растекалось тепло, вызванное вторым глотком вина, я все еще продолжала себя убеждать в том, что Его мнение меня совсем не интересует.
Около полуночи, когда веселье стало громче, а танцы более раскованней, я предпочла скрыться подальше от остальных, дабы не быть вовлеченной в общий смех, и движения, от который у меня непременно бы закружилась голоса. Мои сестры танцевали, не жалея ног, а я стояла в тени, наслаждаясь едва уловимым теплом, доходящим до меня от костра, и допивала свой первый кубок пряного вина.

Перекатывая вкус терпкого напитка на языке, и вертя в руках практически пустой кубок, я изучала виднеющиеся вдалеке горы, темные верхушки деревьев, и старалась не смотреть в толпу танцующих, дабы случайно не наткнуться на Его взгляд.
Избегать Рабастана было просто, не смотреть на него – сложнее, а не думать – невозможно. Но я была уверена, что неплохо справляюсь, и легкость, появившаяся после третьего глотка вина, была тому подтверждением.
Мне казалось, что мое душевное равновесие снова приходит в норму, и возможно, что завтра я смогу спокойно с ним разговаривать, и даже не вспоминать о случившемся, окончательно внушив себе, что это был лишь только сон.
Да только я была на столько занята своими мыслями, что не заметила легкого дуновения ветерка, принесшего с собой пряный аромат мускуса, и следом глубокий голос, который я надеялась больше никогда не слышать.

- Не понимаю, о чем ты.

Оборачиваюсь, поднося к губам кубок, но не делая глотка, лишь тем самым прикрывая свои губы, которые уже готовы были растянуться в предательской улыбке.
Он подошел, хотя я уже и не ждала. Впрочем, я вообще не ждала и не надеялась, а все, что было ночью – сон. Сон!

- Разве твоим обязанностям в виде организации моих развлечений уже не пришел конец? Мне казалось, что среди танцующих гораздо веселее.

Я едва изгибаю брови, водя кубком по губам туда-сюда, размазывая капли алого вина, и затем слизывая их кончиком языка. В моих глазах едва уловимый вызов, я на миг встречаю его взгляд, а после опускаю его чуть ниже, ощутив, как его глаза вызвали во мне воспоминания о прошлой ночи, что пронеслись в сознании подобно грозовой молнии, вспыхнув так ярко, что на миг мир вокруг перестал иметь значение.
Мне пришлось закусить губу, чтобы сдержать тихий вздох, и не выдать свои эмоции. Вино помогало мне чувствовать себя чуть более смелей, но оно не избавляло меня от всех остальных чувств, лишь обостряя их, обнажая подобно лезвию.

- Впрочем, я сделаю это за тебя.

Изгибая брови с тихим смешком, я приседаю в шуточном реверансе, а после разворачиваюсь, и твердым шагом направляюсь к танцующим, по пути оставляя кубок с вином на столике. Находиться наедине с Рабастаном оказалось гораздо сложнее, и вместо того, чтобы поговорить, и узнать все ответы на вопросы, не дававшие мне спать всю ночь, я решила спастись бегством, спрятавшись среди толпы волшебников, и утягивая свою самую старшую сестру на танец.
Мой взгляд на мгновение вылавливает его лицо, я посылаю ухмылку, с вызовом вздергивая подбородок, чтобы затем отвернуться, погружаясь в танец вместе с Беллатрикс.

Музыка завлекала и манила, а я на миг прикрываю глаза, легко взмахивая волосами. Вокруг меня слышится смех и разговоры, танцующие пытаются о чем-то переговариваться, но мы с Беллой молчим, полностью увлеченные танцем; лишь я замечаю, что она смотрит на Рудольфуса, в то время как мой подбородок непроизвольно дергается в сторону, и я натыкаюсь на темные глаза Рабастана, танцующего возле нас с Беллатрикс.

Что ж, это просто танец, а мои родители слишком заняты, чтобы обратить внимание на то, что на каждом своем движении – я неизменно обращаю взгляд на одного определенного юношу. Ухмылки, вздернутые брови, и неприкрытый вызов в глазах – мне казалось, что я просто обязана показать ему, что ничуть не смущена и не задета тем, что произошло прошлой ночью. Мне казалось, я должна была показать свое безразличие, переводя свой взгляд на толпу, и более его не возвращая Рабастану.

Мое сердечко бьется в груди ястребом, мечется будто бы в клетке, и становится невыносимо душно, воздуха в легких все меньше и меньше, а туман в голове не позволяет связно мыслить.
Я обрываю танец, и срываюсь с места обратно в тень, но чуть дальше, пока разговоры и смех позади практически не стихнут. Но помня наставления Лестрейнджа-младшего, я все-таки стараюсь ступать на протоптанную дорожку, и не ухожу слишком далеко, опасаясь заблудиться.

Тихие шаги позади красноречивее слов, но я сдерживаю усмешку, рвущуюся показаться на губах, и оборачиваюсь, старательно напуская на лицо недовольное выражение; поджимая губы, и вздергивая подбородок.

- Что тебе нужно, Лестрейндж? Почему бы тебе не вернуться обратно? Уверена, моя сестра огорчена твоим отсутствием.

Голос непроизвольно выходит немного резким, я выдыхаю, старательно переводя дыхание, и пытаясь мысленно уговорить сердце не биться так быстро. Ну почему он вызывает во мне столько эмоций? Почему вынуждает вести себя, как высокомерная, ревнивая стерва.
Мысленное осознание обрушивается на голову, я не могла всерьез его приревновать, это же глупо и бессмысленно. Всего один поцелуй смог пошатнуть мое равновесие, выбивая из привычной колеи спокойствия и безмятежности.

И, скрещивая руки на груди, прислоняясь спиной к холодному стволу дерева, я мысленно взмолилась о том, чтобы Лестрейндж сейчас ушел.

Пока я окончательно не запуталась в собственных мыслях.

Отредактировано hello kitty (25-11-2018 04:21:01)

0

25

Отредактировано Aulennatar (03-12-2018 15:12:53)

0

26

up.

Форум: KINGSCROSS
Текст заявки: Давно болею сериалом "Звездные врата" и очень хочется игры по нему, но как-то не складывается с поиском партнеров. Хотя и не очень надеюсь в виду "возраста" сериала, все же попытаюсь. Хотелось бы видеть игрока, знающего канон и искренне переживающего за своего персонажа. Больше особых требований нет. Объем постов и оформление не важны: лишь бы было интересно, читабельно и без тонны ошибок.
О себе: Посты пишу в основном от третьего лица, но не обязательно, размер зависит от заинтересованности и настроя, в среднем от 3к и выше. Птицу-тройку могу использовать, могу обойтись. Обеспечу пусть не всегда быстрой, но стабильной игрой. Не пропаду и не брошу) Связь через ЛС или гостевую на форуме.

Daniel Jackson

Daniel Jackson, 35 лет
http://s8.uploads.ru/Pr6w9.jpg
Человек, археолог, антрополог, филолог, член ЗВ-1.
Отношения с вашим персонажем
Даниэль великолепный ученый и замечательный человек. Ему удается не только расшифровывать чужие языки, но и первому находить контакты с представителями других рас и народов. По воле случая он оказался членом ЗВ-1 и никто в итоге об этом не пожалел. Он часть команды, а наша команда — это больше, чем просто друзья. Мы семья, разве что не имеющая одной крови в жилах. А еще мы оба ученые и пусть мы специалисты в разных сферах, но это не мешает нам найти общий язык и объединить наши знания при необходимости.

Rodney McKay

Rodney McKay, 36 лет
http://s7.uploads.ru/hWjDI.jpg
Человек, астрофизик, специалист по физике червоточин, ЗВ, технологиям Древних
Отношения с вашим персонажем
Родни! Порой ты меня сильно раздражаешь, но я готова признать, что ты выдающийся ученый. И хороший человек, не смотря на свою самовлюбленность. Нам довольно сложно работать вместе, но в то же время вдвоем мы можем совершить невозможное. Я жду тебя, ведь порой мне не обойтись без твоего гениально ума. И хоть я это уже много раз говорила, повторю еще раз — не мечтай, мы не пара. Разве что в твоей фантазии.

Teal'c

Teal'c, 110*
http://s3.uploads.ru/SsqZX.jpg
Джаффа, в прошлом первый воин Апофиса, борец за справедливость, член ЗВ-1
Отношения с вашим персонажем
Тил’К живое воплощение тезиса «Враг власти тот, кто умеет думать, а не только слепо подчиняться». Даже будучи первым воином Апофиса, он сомневался в правильности действий своего «бога», что в итоге привело его на Землю, в отряд ЗВ-1. Не смотря на все тяготы и лишения, великая цель для него оказалась важнее. Он показал себя не только как человек чести, но и как хороший друг и верный товарищ. У нас за спиной не одна совместная миссия, почему бы не влипнуть еще куда-нибудь?

Ваш персонаж: Саманта Картер, доктор наук по астрофизике, офицер ВВС США, член отряда ЗВ-1/руководитель проекта "Атлантида"/капитан корабля "Хаммонд"
Пример вашего поста:

Пример поста

Автомобиль, принадлежащий ВВС США, вез Саманту в гору Шайен. Она смотрела в окно, но совершенно не видела, что там происходит, погруженная в свои мысли. Ее сердце бешено колотилось от переизбытка адреналина и пыталось выскочить наружу — толи от радости, толи от волнения. А может от того и другого разом. Она уже знала о нападении на базу звездных врат, совершенное через эти самые врата, к тому моменту, когда ей сообщили о новой миссии. На Абидос отправят развед отряд и она в его составе. В тот момент она готова была прыгать от радости — ей доведется пройти через пространственный тоннель! Она могла об этом только мечтать. Да что там, она об этом мечтала уже четыре года, с тех пор, как попала в программу ЗВ. Каково же было ее разочарование, когда в прошлый раз эта возможность буквально уплыла из ее рук из-за непредвиденных обстоятельств. Но теперь все иначе. Ее утвердили в состав отряда (спасибо Хаммонду), и никакие факторы не помешают ей попасть на ту сторону врат теперь. Она уже изучила список тех, кто отправится на Абидос. Разумеется, среди них был О’Нилл и два его человека, как уже имевшие необходимый опыт, а так же еще несколько солдат. И сейчас ей предстояло познакомиться с ними. Прибыв на место, Картер при сопровождении спустилась на лифте на самый нижний ярус, где располагались сами врата и пункт управления. Она бывала здесь раньше, но еще не видела их полного запуска. По дороге ей сообщили, что брифинг уже начался и ждут только ее. Уже подходя к переговорной, она услышала обрывок диалога:
— Картер наш специалист по звездным вратам — произнес Хаммонд.
— Откуда он переведен? — в этот момент Сэм уже зашла в помещение и поэтому тут же внесла поправку, стоя еще в дверях.
— Она переведена из Пентагона — войдя внутрь, она заняла позицию около свободного стула, как раз напротив говорившего. Учитывая, что он был единственный полковником из присутствующих, с кем Картер не была знакома, она сразу же догадалась, что это и есть тот самый Джонатан О’Нилл.
— Полковник О’Нилл, капитан Саманта Картер к вашим услугам — представилась она, отдав честь и рассматривая стоявшего перед ней мужчину. Высокий, средних лет, с темными проницательными глазами, довольно привлекательный не смотря на седину. Хотя это к делу не относилось. Его товарищи тут же постарались задеть ее, но она с привычной легкостью парировала все колкости. Женщине в этом патриархальном мире довольно сложно вращаться в таких кругах, поэтому нужно иметь острые зубки и уметь за себя постоять. Картер умела.
— Тот, кто впервые пройдет через звездные врата, должен подготовиться к том, что его ждет — начал О’Нилл, явно стараясь запугать Сэм предстоящими трудностями. Только это было не так-то просто. Да, у нее не было практического опыта перехода через врата, чем могли похвастаться трое сидящих перед ней мужчин, но зато в теории она знала об этой технологии такое, что им даже не снилось. Поэтому любые слова о предстоящих сложностях она встречала улыбкой.
— Я помню ваш отчет первой миссии. Я готовилась к этому всю жизнь — постаралась успокоить полковника Саманта, всей уверенностью в голосе давая понять, что о ней не стоит беспокоиться. И вновь последовали комментарии от сослуживцев О’Нилла. Кавальски и Фаретти — вспомнила Картер. Но и здесь она с легко парировала, объясняя все их страшилки научными заключениями. Но вот полковника явно не обрадовало нахождение в отряде еще одного ученого, о чем он не преминул сообщить генералу. Сэм внутренне напряглась, готовясь к длительной обороне — на теплый прием рассчитывать не приходилось. Но теперь Хаммонд заступился за нее, давая понять, что ее место в этой миссии решено. Девушка даже мысленно выдохнула. Ее хотя бы внезапно не выгонят с миссии — она здесь на законных основаниях. Хотя попробовали бы они это сделать. Кажется, стоит немного прояснить ситуацию.
— Я изучала технологию звездных врат за два года до того, как Даниэль Джексон привел их в действие и вы двое прошли через них. Мне тогда следовало пройти туда. Вы и ваши люди примете тот факт, что теперь я туда попаду? — пояснила Сэм, заканчивая свою речь с откровенным вызовом, даже не смотря на то, что О’Нилл был старше по званию. Она прекрасно видела, что он не доволен ее участием в миссии. Ее раздражали эти шовинистские замашки и она с привычным упорством готова была доказывать, что находится здесь не просто так.
— При всем уважении, доктор… — начал было полковник, но она прервала его. Внутренне Картер начинала потихоньку закипать. Из-за этой троицы, возомнившей, что они априори круче и важнее по половому признаку, они вынуждены тратить время брифинга на выяснение отношений. Но и пропустить все это мимо ушей и скромно промолчать Саманта не могла — ее внутреннее «я» требовало самоутверждения и расстановки всех точек на I.
— К человеку принято обращаться по званию, а не по профессии. Зовите меня капитан, а не доктор — с едва уловимыми нотками ехидства в голосе попросила Сэм.
— Участие капитана Картер не прихоть, а приказ — вновь вмешался в перепалку Хаммонд.
— Я офицер ВВС, полковник, как и вы. И то, что мои половые органы находятся внутри, а не снаружи, как у вас, не значит, что я не справлюсь с тем, с чем справляетесь вы — судя по взглядам Кавальски и Фаретти, им она тоже не нравилась и все ее слова они в серьез не воспринимали, но за ее диалогом с О’Ниллом наблюдали с большим интересом. Пожалуй, будь у них такая возможность, они начали бы делать ставки.
— Ничего не поделаешь с тем, что вы женщина. Я люблю женщин. А вот с учеными у меня всегда небольшие проблемы — лениво заметил полковник, все больше раздражая Картер своей самоуверенностью.
— Полковник, я больше ста часов провела на вражеском корабле во время «Бури в пустыне». Этого хватит? Или мне заняться армреслингом? — привела еще один довод Саманта. Это начинало надоедать, но, кажется, они оба были слишком упрямы, чтобы отступить. Наверное, это могло продолжаться еще долго, если бы в их спор не вклинился один из офицеров. Теперь капитан превратилась в слушателя, боясь упустить какую-нибудь важную деталь. В ходе брифинга у нее появилась возможность услышать от полковника не очередную колкость в свой адрес, а вполне разумное замечание на тему «Почему не стоит закапывать врата». Что ж, он мог приводить доводы не только в спорах с женщинами, ибо в данной ситуации она была с ним солидарна. Ничего особо важного так и не сказали. Разве что генерал одобрил переход на Абидос. В конце совещания Сэм встретилась взглядом с О’Ниллом и подумала, что может быть, он не так уж и плох, просто им стоит немного привыкнуть и узнать друг друга получше.
Когда отряд был готов к миссии, все собрались в зале врат. Картер впервые наблюдала полную активации врат и образование горизонта событий. Это было потрясающее зрелище! Даже сложно было представить, сколько энергии потребляло и перерабатывало это устройство для создания тоннеля между двумя планетами, разделенными сотнями, а может и тысячами световых лет. Это было невероятно. Хотя подсчитать расход было как раз таки реально. Любой ученый мог бы отдать душу только за то, чтобы это увидеть, а ей доведется пройти этот путь и оказаться с другой стороны. Раньше она только мечтала об этом и вот, наконец, мечта станет явью. Что ждет ее с той стороны? Нет, что ее там ждет она приблизительно представляла — читала отчет О’Нилла и не раз. Но сам переход. Путешествие должно длиться секунды, но какие ощущения она испытает при переходе и после него? Все это тоже было в отчете полковника, но Картер рассматривала процесс с точки зрения науки и поэтому копала глубже. Ее тело будет расщеплено на атомы, а может быть и на куда меньшие частицы, а потом будет воссоздано в миллионах и миллиардах миль отсюда в том же порядке. Разве это не чудо? Да, будет немного некомфортно от компрессии, необходимой для восстановления плотности тела, но оно того стоило. Пока Хаммонд давал последние указания, Саманта словно зачарованная наблюдала за вратами. Но нужно было отправляться в путь. Отряд вошел в горизонт событий и остались только она и полковник.
— Капитан? — произнес О’Нилл.
— Не волнуйтесь, я вас не разочарую — произнесла Сэм, с широко раскрытыми глазами изучая представленное зрелище. Переполненная эмоциями, она совершенно забыла, что совсем недавно злилась на него.
— Отлично. Но я только хотел сказать дамы вперед — сказано без ехидства, но даже его капитан сейчас пропустила бы мимо ушей — врата были куда интереснее и заполняли сейчас все ее мысли.
— Я вам понравлюсь, когда вы узнаете меня лучше — улыбнулась Картер, отвлекаясь наконец от врат. Ее настроение сейчас было на высоте и она готова была полюбить кого угодно, даже этого самоуверенного полковника.
— Я уже вас обожаю, капитан — саркастично заметил Джонатан, но Саманта проигнорировала его интонацию. В ее голове уже происходили различные вычисления.
— Боже мой! Посмотрите на это! Энергия, которую излучают врата для создания пространственно-временного тоннеля невероятных размеров. Правильнее сказать, астрономических — Картер протянула руку и коснулась того, что казалось поверхностью воды. От ее прикосновения по линии горизонта разошлись волны — Видно даже колебание поверхности — восторженно добавила девушка. Однако в полной мере восхититься работе врат и всплескам энергии на границе тоннеля Саманте не удалось — ее бесцеремонно схватили за рюкзак и толкнули прямо в горизонт событий. Мир вокруг закружился.

Отредактировано FoxEt (19-11-2018 22:36:40)

0

27

Текст заявки:
Недавно прочла все имеющиеся произведения Ли Бардуго и безумно влюбилась в мир писательницы. И, разумеется, в персонажей. Однако ролевых по ней нет, но зато есть множество кроссоверов, где всю придуманную ею красоту можно отыграть, но идти в пустоту и долго ждать прихода соигроков из каста,  провисая без фандомной  игры, не очень хочется. Поэтому попытаю счастье, может среди множества пользователей форума есть те, кто читал в частности дилогию "Шестерка воронов" и "Продажное королевство" про шестерку молодых головорезов-авантюристов? С радостью загребу в свои ручонки роль колоритной сердцебитки Нины Зеник, а вот остальных, а именно Каза, Инеж, Джаспера, Матиаса и Уайлена хотелось бы найти, чтобы уже дружной компанией податься на какой-то кросс (думаю, вместе выберем) или, если вы такое приемлете - на закрытый камерный тест, но это крайний вариант. Буду рада и другим персонажам из мира гришей, кроссоверы на то и кроссоверы, придумаем, как связаться, чай из одной вселенной)) Если кто-то откликнется, хотелось бы видеть у соигроков грамотные посты от 4-5к символов, так как сама пишу в этом районе. Ну и общая адекватность и чувство юмора приветствуются)
Пример вашего поста:

Пример поста


   Мерить комнату шагами - это худшее, чем можно занять себя. Считать шаги взад и вперед, умножать, получать метраж. Самая бесполезная информация из всей, что можно было узнать, добровольно заперев себя в четырех стенах. Тейлор думает, что так обезопасит других от себя, во всяком случае пока природа доставшейся ей силы неизвестна. Как будто случайно вызванное землетрясение не сможет вырваться за пределы этой коробки.
   Когда легкая боль простреливает виски - на часах около шести часов утра. Позади осталась ночь, но Тей так и не сомкнула глаз. Едва она проваливалась в сон, как земля уходила у нее из-под ног:  то самое необъяснимое чувство, что испытывает человек, переходя черту этого мира и того. Говоря проще - кому из нас, засыпая, не казалось, что он падает, проваливается в яму и теряет всякую опору? Тей падает каждый раз, когда засыпает. И открывает глаза, когда стены начинают вибрировать. Чертова способность реагирует на малейшую эмоцию, но как контролировать себя в бессознательном состоянии? Лучшего выхода Тейлор не нашла, кроме как шепотом называть цифру за цифрой, пройдя пару километров не выходя из собственной палаты. Еще одна такая ночь и можно будет попрощаться с разумом. На лице усталая улыбка, девушка ловит себя на мысли, что уж лучше так, чем каждую ночь снова чувствовать Аарона на себе. Раньше ее проклятием было прошлое, но от него можно было закрыться, занять голову работой, очередными сумасшедшими планами по изменению будущего человечества. Что же теперь?
   Тей останавливается,  так резко, что в глазах проскальзывает темнота. Вот оно. Уже ясно, что способность питает слабость к эмоциям, даже к тем, что невозможно контролировать 24 часа в сутки. Тогда нужно сделать так, чтобы не испытывать ничего все 24 часа. Много кофе и работа. И ограничить пространство, закрыть себя подальше от других...Надолго ли? На вечность? Тяжелый вздох разочарования, пальцы тонут в светлых волосах. Соберись, Тейлор, ты что-нибудь придумаешь.
   Стук в дверь подобен грому в этой тишине. Тей дергается, будто не узнает собственную комнату, будто полная дезориентация в пространстве. Белый лабораторный свет прорывается в полумрак через щель, взволнованное лицо Доккери появляется вслед за светом. Его  "Доброе утро" возвращает к привычному состоянию, кажется, что все по-старому и новый рабочий день вот-вот начнется, зажжется свет в лаборатории и руки снова ощутят холодный металл микроскопа. Но нет, ощущение фантомное, надолго удержать этот призрак не получится и Тейлор даже не пытается. Лишь улыбается в ответ и приглашающим жестом указывает на кресло напротив стола.
   -У Вас ночью трясло? - а какой самый неожиданный вопрос с утра задавали вы своему собеседнику? В последнее время для Тейлор понятие "неожиданный" приобрело новый смысл, кажется, только сейчас она поняла его первозданный смысл. Доккери отрицательно качает головой, даже не удивляясь. Он уже понял, что ночь у Тейлор была беспокойной. Ученый привычным жестом поправляет очки, пристально всматриваясь в девушку - в такие моменты Тейт чувствует себя лабораторной крысой и просит профессора не тянуть время.
   -Не томите, док, какие предложения? Я тут думала о сооружении камеры, которая бы поглощала способности. Это ведь какой-то электромагнитный импульс, его можно сдержать... Смастерите для меня клетку, профессор? Доккери всегда радовался, что Тейлор способна юморить в самых сложных ситуациях, но сейчас в её голосе лишь усталость, легкий налет раздражения и капелька сарказма. И пока Доккери успокаивает свою подчиненную речами о том, что она не настолько опасна, Тейлор думает, смогла бы она уснуть без снов и эмоционального сопровождения, если бы наглоталась снотворного? У неё есть все шансы опробовать эту теорию будущей ночью.
   -Тебе не обязательно оставаться здесь одной. Для сохранности центра, конечно, стоит подождать некоторое время, пока ты разберешься с этим, - профессор очень редко бывает растерян, однако внезапно появившуюся способность Тейлор он воспринял, как удар лично по нему. Что ж, это объяснимо, ведь ни с кем из сотрудников Спирали он не был знаком столь продолжительное время, как с Тей, которая из зеленой студентки превратилась в ученого на его глазах. Она для него как член семьи, и теперь с одним из членов семьи случилась беда - болезнь, если хотите. А он впервые не в силах её вылечить. -Если хочешь, я попрошу кого-нибудь из группы поддержки...
   -О, нет, не надо. Я справлюсь. Не хочу, чтобы в моей голове кто-то копался. Тейлор понимает, что ей может понадобиться помощь, но обращаться к психологам смысла нет, необходимо справиться со всем самостоятельно. Спасение утопающих, как известно... Доккери вздыхает, знает, что Тейлор упряма и самостоятельна, однако он все равно поступит так, как считает нужным. Сейчас Тейт это беспокоит больше всего. И когда профессор покидает её комнату, девушка уже начинает готовить себя к неотвратимым сюрпризам. Но что плохого в том, чтобы верить в себя? Всю жизнь Тейлор больше не во что было верить, ибо удача отвернулась от неё в далеком детстве, а боги не были слишком благосклонны, на всем жизненном пути постоянно посылая не тех людей. Когда одиночество становится твоим постоянным спутником, даже для помощи себе же никого не хочется пускать. К тому же Тей уже не раз сталкивалась с психологами и не единый из них объективно не смог ей помочь. Из каждой дерьмовой ситуации она выползала сама, наматывая опыт на кулак, а сны еженощно не давали забыть, что именно подарило столь неоценимый опыт. Тейлор хорошо уяснило одно - свой лучший помощник - это она сама. Осталось разобраться, почему способность проявляется настолько неконтролируемо, почему любой всплеск даже самых незначительных эмоций может устроить погребение заживо целому исследовательскому центру.
   Когда боль в висках превращалась в нечто более назойливое, а на часах было начало десятого, в дверь постучали. Тейлор к тому времени попыталась худо-бедно привести себя в порядок и занимала мысли Куртом Воннегутом. Его Апокалипсис в данной ситуации казался девушке куда более привлекательнее собственного.
    -Да, - коротко, не отрывая взгляда от книги, чтобы всем своим видом показать Доккери - она справляется сама. Ей просто нужен день отдыха. И все, а завтра она наденет белый халат и попытается выяснить, что с ней сделала пыль. Однако, когда дверь распахнулась, на пороге был не Доккери.

0

28

Форум: Антикросс
Текст заявки: Последний секрет – на коляске герой,
В звенящей жилетке стремящийся в бой,
Бессмертный рассказчик, даритель имен,
Табаки, дух Дома, Хранитель Времен,
Связавший эпохи, миры и сюжеты,
Он, верно, с собою уносит ответы,
О том, что в палатках ночами творилось,
И что в коридорах запретных таилось,
За плотными шторами в окнах светилось,
К чему иногда на душе так грустилось,
А сердце порой так отчаянно билось,
И чье же желанье в конце воплотилось
В Доме, в котором работал Ральф. ©

Каст Дома в поисках всех. С нами уже четверо: Сфинкс, Македонский, Слепой и Русалка, а в проекте Рыжая. Мы готовы принять любого, кто любит этот фендом и готов (или не готов) сыпать в общую копилку идеи :З
Пока у нас есть активные заявки на Табаки, Ральфа и Химеру, однако это пока лишь разгон).
На сюжет идёт чуть-чуть иначе, чем в книге: на более ранний срок перенесены некоторые события, незначительные для канона, и выпуск, решением дирекции, отложен до решения проблем с воспитанниками. Акула слишком хорошо помнит, что было при его предшественнике.
Обещаем много интересной игры и активности. Никакого долбежа по поводу сроков не будет, у всех есть ирл и это важно, главное не теряйте интерес (:

От себя лично, очень жду Табаки, да и Сфинкс (и вся ганза Четвёртой) будут ему безумно рады. На Табаки у меня немало идей для сыгровки и связки, а учитывая специфику Дома, Леса и Изнанки в целом - это будет очень вкусно!
Приходите, этот мир обязан существовать и играться :З

Ваш персонаж: Русалка, существо Леса, воспитанница Дома, сфинксвовое приведение Четвёртой.
Пример вашего поста:

Пример поста

Муха нетерпеливо тянет дальше, сильнее стискивая пальцы и Русалка чувствует укол раздражения. Ей уж точно не нужны поводыри и не нужны переводчики, как стремятся вечно те, кто считает что у Русалки взаправду нет собственного языка. И, до сих пор, ног, а то и зрения. Здесь, конечно, идти приходится больше по наитию, угадывая силуэты и узнавать своих в полумраке, но ведь это даже хорошо.
Правда Муха истолковала, по обыкновению, заминку как стеснительность и тянет усерднее. Мягко, но решительно вывернувшись из хвата, Русалка делает шаг в сторону и садится к стене, за спиной высокой Волчицы, слева от плюхнувшейся на подушки Мыши и подальше от обиженной проводницы. Обида долго не продлится, ведь главная цель Мухи, блондин в правой части комнаты. Лорд, кажется так, сам того не подозревая - наверное - имеет стайку своих поклонниц. С такими чертами и неудивительно даже.
Аккуратно сняв с плеча гитару, Русалка бережно кладёт её себе на колени, проведя ладонью по базе, словно гладит большого ручного зверя. Из под ресниц смотрит за плечо Волчицы. Там - Слепой, с которым в стенах Дома Русалка ни разу не заговорила и едва ли заговорит. Около него Сфинкс.
Короткая и быстрая вспышка улыбки теряется за волосами и перезвоном колокольчиков, когда Русалка наклоняется голову. Кто-то тянет руку к гитаре, “Можно?”.

— Нет.

Не жадность и не ревность, просто так уж повелось. Она греет старое дерево, перед тем как придётся петь. И петь сегодня ей вовсе не хочется. Слишком всех много. И среди них те,  кому бы она не хотела говорить свою… сказку. Она, конечно, знает великое множество и не своих, да разве Ночь любит лгунов?

— А опоздавших Сказки ждать не будут! — Табаки режет тихие шепотки “Садись сюда”, “ Тут свободно”, решительно и с весельем предвкушения. Кто- то хлопнул дверью, закрывая. Вместе с этим гаснет ночник и в лодочках ладоней кудрявого шакала огоньком сияет свеча. Вот он, один из немногих, кому бы Русалка спела, зная, что он поймёт каждое слово, но. Сегодня - всё таки лгать?
Ей зябко и пахнет сырым мхом там, где Сфинкс. Но не от него, конечно нет.

— Если начать с новеньких, то мы быстро дойдем до стариков, а? Как идея? Мне нравится! - продолжает Табаки. Всем и каждому понятно, он не облегчит задачу ни тем, кто хотел бы больше кислорода в комнатушке , ни тем, кто срывать свою душу. А свеча горит уже ярче, вот вот потечет воск по пальцам неосторожного реформатора. И крапчатые глаза обращены к Русалке, словно она плохо спряталась.

Свеча кочует к ней Маленький огарок желтоватого воска в крохотной фарфоровой чашечке. Что на той нарисовано разобрать трудно, но чем-то напоминает рисунки, оставленные на стенах внутри Дома Леопардом.
Последней остановкой стали ладони Волчицы, которая корпусом развернулась к Русалке, протягивая свечу и ставя около острой коленки. Ободряющую улыбку Русалка ловит как заговорщик, будто они давным давно о чём-то договорились.
Гитара ложится к груди. Выпрямляя спину, отчего волосы мягко скользят по плечам, рождая новый тихий перезвон, Русалка накрывает голову гитары пятернёй. Длинные пальцы едва касаются колонков. Представлять то, что ты хочешь сказать, как-то называть не надо и это тоже спасает.

Наверное, можно говорить словами, как делают другие. Только вот Русалке это вовсе не проще. Она знает, кого позовёт, если будет говорить, в любое время. И не хочет спешить. В конце концов Лес всегда рядом с ней. Он не отпускает своих детей, даже таких безолаберно беглых. Однако по-настоящему бояться она отучилась давно, от этого намного легче.

Просто.
Просто ещё рано, понимаешь?

Старая, сменившая не одного владельца гитара, звучит словно её недавно отдал мастер. Потёртый инструмент, хранящий на себе следы каждого хозяина.
Черноволосая девушка, поющая глубоко и проникновенно, с горчинкой приятной хрипотцы.
Юноша с седой чёлкой и дикими лазами зверёныша, задевает струны небрежно, но каждый звук для него победа и голос звенит лихим разбойным напевом.
Волчица всегда поёт тихо, будто самой себе и для себя. Так и было, но слушали её всегда все, склоняясь ближе, будто хотели поймать слова и глазами тоже.
Голос Русалки, вопреки тихому говору, глубокий и будто принимает в себя всё то, что было у других, но это не совсем так. Просто это для неё, кажется сейчас, естественнее речи.
И она рассказывает о том, что никогда больше - пока - не хочет видеть, но то, что хотели бы узнать другие. Кто не ходил. Кому предстоит пойти. Она видела, своими глазами, как луне поют оборотни свои здравницы, кидая в просвет между тенями кровавый комок добычи. Как пируют Псоголовые, отмечая удачную охоту и как красны ручьи там, куда они наступают. О Топи, возле которой так просто заблудиться и невозможно найти путь обратно.

Русалка рассказывает и о ином, о утре. Да-да, оно иногда наступает и Лес становится другим. Для каждого - своё время. Она любила, тогда, оба. Солнце красит зелень охристым золотом и на листьях, траве и камнях не видно крови. Нет Псоголовых, они уютно спят у себя в постелях, а оборотни уже сбросили шкуру, потеряли до следующего полнолуния навсегда. Вот тогда, и только тогда, можно прятаться и выжить, если ты случайный путник.
Ещё - никто и никогда не помнит её песен. Их смысла и слов. Только мелодию струн под умелыми пальцами, летучие метафоры стиха и голос - достаточный осадок для слушателя. Но спина Волчицы напряжена и где-то впереди Русалка слышит внимание незрячего.

Отредактировано Fulcrum (08-11-2018 17:24:53)

0

29

Up.

Форум: chaos theory
Текст заявки: у нас на форуме постепенно собирается каст по "Магистру Дьявольского Культа" (Mo Dao Zu Shi), поэтому нам нужны игроки. В данный момент в касте есть Вэнь Нин (как раз я), Вэй У Сянь, Цзинь Лин и Цзян Чен. Нуждаемся во всех остальных, в особенности нам нужны: Лань Ван Цзи, Лань Сы Чжуй, Лань Си Чэнь, Цзинь Гуан Яо. Также будем очень рады видеть Цзян Янь Ли, игрой обеспечим непременно, переживать не стоит. На весь каст есть заявка, так что все могут заполнить упрощенный шаблон.
Пока что целостного сюжета нет, играем то, что хотим сами, но в будущем планируем составить более или менее полный сюжет. У нас ламповая атмосфера: мы не кусаемся и радушно встречаем новичков. Внеигровое общение умеем и практикуем, но принуждать к нему не собираемся, если у вас нет к нему тяги. Обычно играем без спешки. У нас у всех есть реальная жизнь, поэтому круглые сутки печатать посты, к сожалению, не можем. К более медленной игре относимся с пониманием.
Пишите, пожалуйста, для начала в ЛС либо в гостевую на форуме.
Ваш персонаж: Вэнь Нин, Призрачный Генерал. В прошлом был адептом ордена Ци Шань Вэнь, теперь же является лютым мертвецом, приспешником Вэй У Сяня.
Пример вашего поста:

Пример поста

«Все-таки мертвецы» - отстраненно мелькает в мыслях, пока Вэнь Нин слушает. И пока он слушает, тень удивления появляется на его лице. Столько мертвецов? Сейчас?
Конечно, ему было известно какая сейчас складывается ситуация, но все же. Вэнь Нину на секунду кажется, что контролировать такую толпу нереально, даже при условии, что Вэй У Сянь может подчинять темную энергию. Рано или поздно за обладание такой силой придется расплачиваться, а расплата всегда одна – жизнь. Он словно не замечает колкость, направленную в адрес его бывшего Ордена. Вэнь Нин лишь замечает усмешку, от которой становится немного не по себе. Проходит несколько секунд, прежде чем он гонит прочь мрачные мысли, ухитрившись поймать лопату, и внимательно следит за тем, как Вэй У Сянь считает могилы.
«Шесть могил, шесть трупов» - заключает Вэнь Нин и только тогда нарушает молчание.
- Я догадывался, молодой господин, просто не думал, что потребуется так скоро подымать трупы, - произносит он, раскапывая первую могилу, ловя себя на мысли, что уж слишком скоро пришлось это делать. – Я бывший целитель и заклинатель, а не белоручка, - отвечает он с тихим смехом, чтобы только разогнать мрачные мысли. Однако от следующих слов Вэй У Сяня они никуда не уходят, а лишь копятся, словно снежный ком. Вэнь Нин на долю секунды останавливается, когда слышит упоминание о смерти Цзян Ян Ли. По правде, иногда он жалеет, что у него остался разум. Лучше быть лишенным разума, чем знать и помнить, что ты совершил, пусть даже ради того, чтобы лишь защитить. Это убийство лежит вовсе ни на совести Вэй У Сяня. Это только вина Цюн Лина и навечно останется его виной. Но был ли у него выбор тогда?
Вэнь Нин возвращается к работе с еще большим остервенеем, продолжая молча слушать. Ему кажется, что заклинатели слишком рано забыли заслуги Вэй У Сяня, возведя его в ранг угрозы для мира. Забыли, что если бы не он, то аннигиляция солнца завершилась плачевно для всех. Орден Ци Шань Вэнь поработил бы их опять, растоптал бы, уничтожил. Сделал бы все, чтобы потомки никогда бы не восстали потом. И вот сейчас уже они [заклинатели] вновь толкают его на этот шаг, и чем все завершиться даже представить страшно.
Вэнь Нин уже раскапывает третье захоронение, когда Вэй У Сянь начинает говорить про артефакт, который уже использовал раньше. Приходится ненадолго прервать работу, дабы выслушать все внимательно. И чем больше Вэнь Нин слушает, тем больше хмурится. Слова Вэй У Сяня не вселяют уверенности, наоборот, они поселяют в душе бывшего заклинателя смятение и опасение. Что будет, если эта Печать даст сбой и армия мертвецов - которые хотят только убивать - выйдет из-под контроля? На мгновение Вэнь Нину становится страшно, стоит лишь представить эту ужасную картину. Ведь кто сказал, что если Вэнь Нин не ведает страха за свою жизнь, то он не может бояться за кого-то еще. Особенно если этот кто-то подарил второй шанс на жизнь, пусть и на такую.
Он продолжает копать дальше и только собирается предостеречь молодого господина Вэя от поспешных идей и действий, как вдруг слышит его возглас. Оторвавшись от раскопок, Вэнь Нин смотрит на то, как Вэй У Сянь достает шкатулку, что действительно красива. Однако ни это интересно ему. Цюн Лину интересно другое: откуда на погосте шкатулка?
- Молодой господин Вэй, вам не стоит ее откры…- он замолкает на полуслове, потому что предупреждать уже бесполезно, предмет уже открыт. Не уважай он сильно Вэй У Сяня и будь у него иной характер, то Вэнь Нин точно бы накричал, забыв о приличиях. Однако он был совсем другим человеком.
«Ну и куда вы руки потянули, молодой господин?» - размышляет бывший заклинатель, бросая лопату на землю, подходя ближе и рассматривая подвеску в руках Вэй У Сяня. Откуда такое украшение среди могил? Кто его здесь закопал? Ситуация становилась все запутаннее.
- Молодой господин Вэй, я бы не советовал вам трогать эту подвеску. Неизвестно, кто ее тут закопал и с какой целью, - произносит Вэнь Нин, все еще смотря на предмет. То, в какой форме она была изображена, явно говорило о ее принадлежности к одному из Орденов. Возможно, она была сделана в подарок, но тогда почему эта вещь оказалась здесь? Да еще закопана не в могиле.
- Может быть это не просто красивая вещь, а какой-то амулет, раз она здесь, - с этими словами Вэнь Нин внимательно изучает ямку, будто там, на дне, сокрыт ответ. – Но тогда почему ее не поместили в один из гробов, а просто закопали тут? – определенно тут было что-то не так.

0

30

up.

Форум: crossfeeling
Текст заявки: мы с ледибаг находимся в томительных поисках каста чудесной леди баг. в фандоме имеются уже непосредственно я - адриан агрест, а также маринетт, хлоя, лука, кагами, лила, натали, и габриэль :з уже висят готовые заявки на эмили агрест - очень нужна!, алья сезер, аликс кюбдельнатаниэля куртцберга, марка ансьеля, аврору бореаль, роуз левилен, сабрину ренкомпри, ивана брюэля, милен апрэль, джулеку куффен (тебя очень ждет твой брат!) и нино лейфа, но мы будем рады видеть абсолютно весь каст без всяких исключений! ПОТОМУ ЧТО ПО ТАЛИСМАНУ МОЖНО ВРУЧИТЬ ВСЕМ! в подтверждении моих слов я даже написал короткую заявку на новую квантик команду с дислокацией в канаде, в которой я скоро окажусь - очень надеюсь увидеть в скором времени супергероев меркури, мелоди и кид мима. приходите, будем рады всем и каждому :з
Ваш персонаж: адриан агрест - вполне себе обычный парень, выходенец из золотой клетки, бывший студент коллежа "франсуа дюпон" и некогда супергерой кот нуар. теперь же скрывает свой лик под маской нового бражника — суперзлодея по неволе, который творить это самое зло совсем не желает.
Пример вашего поста:

адриан агрест собственной персоной;

Еще пару дней назад Адриан Агрест вымученно улыбался солнцу над Парижем и пытался дотянуться стальными когтями до небесного светила, надеясь выцарапать его до первых проблесков тягучей крови цвета подсолнечника, но получалось по глупости разрезать только лишь воздух, которому было хоть бы что. Он считал солнечные лучи заката сквозь боль и слезы на глазах, провожая в путь последний день перед неминуемым. Раз, два, три, четыре, пять... Его дно пробито опять. Снова. Адриан Агрест остался один. И Кот Нуар тоже. Потому что от всей этой повсеместной лжи хочется забиться неприметной, драной мышью в меж кирпичей изрисованных стен в загаженных преступных районах города, схватиться дрожащими руками за голову и давить собственный крик отчаяния в пустоту, закусывая губы до дрянного металлического привкуса во рту. Не знать правду лучше, чем хоронить себя заживо прямо сейчас в свои юные пятнадцать лет. Зато в красивом гробу, покрытом сиреневым бархатом зла, и с чужими красными сережками в мертвых руках.

Плагг нервничает за своего подопечного, почти не кусает собственный хвост в этой сосущей под ложечкой нервотрепке, вслушиваясь в дыхание Адриана в покрытой полумраком комнате. Сейчас Адриан был почти спокоен, несмотря на то, что в ближайшие сутки_недели_месяцы_года он будет ходить с настроением "в воду опущенный, причем в холодную такую воду, где-нибудь в Северном Море, и не абы как, а скинули случайно, чтобы освежиться, пускай их об этом никто не просил". Кости наливаются тяжестью свинца, а глаза Агреста закрыты, когда он выводит пальцем узоры на письменном столе, пока мониторы современного компьютера [ опережающего время ], с которых все также не сходила улыбка его матери, потухают от бездействия своего удрученного жизнью пользователя. На секунду Адриан забывает о том, что сейчас он совсем не бравый защитник Франции в темной котячьей маске и неиссякаемой харизмой, от которого тошнит чуть ли не всех окружающих, но все-равно проводит ногтями по текстурированному плотному пластику от боли, которая буквально бьет по ребрам и никакие антидепрессанты с обезболивающими сегодня ему не друзья.

Маски сброшены. Маскарад завершен. Всем спасибо, все свободны.

В этом месяце Адриан Агрест мог запросто завоевать первое место в конкурсе победителей по жизни. Неудачников, если быть честнее. Потому что узнать о дохлых кошках в подвалах, казалось бы, самых родных и дорогих сердцу людей, да и еще и с разницей в неделю-полторы — это еще постараться надо, чтобы звезды на жирном небосводе ровно сошлись. В душе будто образовалась огромная дыра, зелень былого волшебства потухает чуть ли не на глазах, а самого Адриана будто морозит от температуры. Он проглатывает эту правду с шипами розы и агрессией крапивы, пытается переварить, но отторжение сильнее его внутренних желаний, а судьбе того и вовсе действительно плевать на какого-то там пятнадцатилетнего мальчишку с его вечными проблемами. Пора приобщаться к черному юмору этого разбитого калейдоскопа будущего и пытаться хотя бы натягивать улыбку на лицо, когда тени касаются твоей шеи и душат тебя до первых синяков на белой коже, потому что это же смешно [ нет ].

Кот Нуар почти принял Ледибаг-Маринетт, пускай на подкорке сознания остались спутанный клубок из собственных ощущений: как эта неуклюжая, хрупкая девочка могла оказаться храброй воительницей за добро и справедливость, которая его вдохновляла на свершение подвигов во имя правды, во имя света, во имя нее самой? Всего-то стоило собственноручно привести их вечный дуэт к окончательному краху и отчислиться из коллежа, возвращаясь к домашнему обучению под довольную улыбку Габриэля. Всего-то, действительно.

Но правда не думала на этом заканчиваться, потому что реальность-стерва оказалась гораздо хуже.

   <...>

— Прими меня и мою правду, Адриан, — Габриэль в вихре летающих бабочек протягивает руку в крови своему собственному сыну, когда бедняга Агрест-младший лежит на полу в свете полной луны, — израненный, уставший и вроде как кому-то нужный — затравленной собакой глядя на своего отца, который совершил таинство честного обмена семейными секретами.

Это происходит слишком быстро. Слишком не по плану. Слишком неправильно. Но лучше уж так, чем об этом узнала бы и Ледибаг тоже. Точнее Маринетт. Сор из особняка выносить не стоит, если хочешь защитить всех. И свою напарницу, которую видеть в лишний раз не хочется, и своего врага, который оказывается твоим родным отцом, заклейменного мотыльком божественными силами.

— Скажи, что это не правда. Скажи, что ты всего лишь издеваешься надо мной. Скажи, что ты не Габриэль Агрест, — голос бывшего Кота Нуара дрожит, он находит в себе силы отползти назад на разодранных ладонях, ближе к окну в их доме, от которой за километры все эти годы Адриан Агрест чуял только безопасность и гиперопеку, но все это оказалось лишь напускным. — Умоляю, — давление на психику самым больным — его отцом, в котором Адриан души не чаял и любил его таким, каков он есть на самом деле  — он готов был списать на новую способность Бражника, который был отличнейшим манипулятором. — Это все иллюзия, иллюзия, И Л Л Ю З И Я! Прекрати это делать! — Агрест пытается воззвать к своему квами, поднять кольцо и продолжить бой, но Плагг слишком слаб, чтобы бороться дальше. Как назло.

— Адриан, — ровным голосом выдыхает Агрест-старший, делая шаг ближе к растерянному Адриану, понимая его истерику. Не каждый день узнаешь, что вы друг другу, кроме кровного родства, еще и врагами приходитесь волею случая. — Я это делал только ради нас. Я это делал ради твоей матери. Я хотел стать лучше в твоих глазах, постарайся меня понять, — он прикрывает глаза на секунду, ловит первую попавшуюся бабочку в свои руки и внимательно присматривается сквозь ее крылья на сына, будто вынося свой вердикт. — Не думал, что это произойдет так скоро, но, кажется, ты готов.

Но к чему именно он был готов, Адриан понял только сейчас. Время было упущено.
А отцовская рука, за которую все же схватился Агрест ради его счастья и возможного счастливого будущего для их молчаливой семьи, скрепил договор на крови. Адриан Агрест принял религию своего великого родителя.

  <...>

Он выныривает из своих грузных мыслей стремительно, когда на его плечо опускается теплая женская рука, а рядом раздается аккуратный голосок. Почти родной, но в то же время почти незнакомый из-за своей... теплоты и ласки? Адриан едва оборачивается за плечо, где-то внутри глубоко себя даже удивляется, что перед ним была Натали — его гувернантка, которая обычно приходит к нему либо чтобы передать послание от Габриэля, либо чтобы напомнить о занятии и сопроводить до места встреч в присутствии телохранителя за тонированными стеклами автомобиля.

— Хуже некуда, — честно лепечет он себе под нос, но чуть громче все же добавляет. — То есть, я в порядке. Да, точно, в порядке. Спасибо, что ты отменила мне сегодня занятия, — вымученно, но искренне приподнимает Агрест уголки губ. — Я бы сегодня не смог даже смотреть на книги. Слишком тошно от всего это, невыносимо, — он поднимается из-за стола, разбавляя раздумчивую обстановку, хоть какими-то более решительными действиями, чтобы в лишний раз не задохнуться от этого царящего в его золотой клетке ужаса. К примеру, приоткрыть окно и пустым взглядом смотреть на вечерний Париж, кажется и не такой уж плохой идеей. Он видит обеспокоенный взгляд Натали в отражении окон и искусственного света ламп, нерешительно, но все же решает аккуратно спросить, как единственно человека, знающего все и даже больше. — Ты давно обо всем знаешь?

0

31

Форум: jazzcross
Текст заявки: Marvel-каст в поисках своих героев!

Да, именно комиксы Марвел. Нет, не случайно. Наш основной сюжет, хоть в чём-то и ориентируется на MCU, беря оттуда основные рельсы, всё же очень многое почерпнул и из комиксов. Мы расширяем и дополняем формат фильмов, выходим на какие-то свои решения, перекраиваем всё так, как душа просит, и совсем не пытаемся быть занудами, повторяющими то, что уже видели или читали. У нас своё курево и мы делаем всё, чтобы всем было комфортно, прикручивая идеи и игровые хотелки к тому, что уже есть. Более того, мы активно выходим и на межфандом. И вообще, у нас собралась тёплая компания упоротых, готовых сшивать фандом из того и этого, пилить альтернативные версии, нести комиксы и апокалипсис в массы! :з

немного сюжета

2016
Гражданская война, разделившая Мстителей на два лагеря, разразилась из-за предшествующих этому событий в Соковии, вызвавших широкий общественный резонанс. ООН предлагает ограничить самостоятельность действующей команды супер-героев, что и вызывает конфликт интересов у противников и сторонников такого подхода. В этом же году довольно известный нейрохирург, Стефан Стрэндж, пропадает с радаров. Его следы теряются в Непале, куда он отправился в поисках способа восстановить былую нервную проводимость и подвижность собственных кистей. Результатом всех этих событий становится становление Питера Паркера, как супер-героя нового поколения при поддержке Тони Старка, команда «Мстителей» полностью превращает своё существование, Стефан Стрэндж возвращается в Нью-Йорк, побеждая Дормамму, теряя Старейшего и занимая место мастера Санктума Санкторума.

2017
На Земле оказываются симбионты и одним из них является Веном, успешно находящий способ сосуществовать со своим носителем, Эдди Броком, который также возвращается в начале 2017 из Сан-Франциско в родной город, в Нью-Йорк.
Сторонники капитана Америки покидают США, Тони Старк остаётся. В Асгарде начинает война из-за поднятого дочерью Локи, Хель, после смерти Одина, восстания. Тор обнаруживает Халка на Сакааре, мир богов в конечном счёте спасти не удаётся.
Тогда же Ваканда переживает непростые времена из-за возвращения Киллмонгера, сына принца Н'Джобу, брата покойного короля Т'Чаки, который борется за власть и претендует на престол. Однако, он проигрывает и погибает, королём остаётся Т'Чалла. Ваканда меняет свой статус на общественной арене, раскрывая свой реальный потенциал.
Умирающая Пегги Картер рассказывает Мишель Джонс о том, кем был её настоящий отец. Им оказывается агент FBI, Эверетт Росс. Таким образом Мишель становится частью Щ.И.Т.а. Стивен Рождерс, капитан Америка, в действительно оказывается агентом ГИДРЫ и становится противником тех, кому прежде помогал. Стефан Стрэндж знакомится с Питером Паркером и помогает юному Мстителю по мере своих сил и возможностей, стараясь как можно быстрее освоиться в новом статусе. Корабль с беженцами из Асгарда направляется на Землю вместе с Халком.
Увидевший во временном потоке пришествие Таноса и его последствия Стрэндж начинает готовиться к Войне Бесконечности, связываясь с Алой Ведьмой и пытаясь шаг за шагом восстанавливать команду Мстителей.

2018
Стрэндж не слишком преуспевает, поэтому события разворачивают не в его пользу. Локи гибнет, Тор пытается противостоять Таносу, как и Стражи Галактики. Стефан также вынужден играть свою роль в происходящем вместе с Тони Старком и Питером Паркером, пытаясь сделать всё, чтобы происходящее укладывалось в единственный возможный выигрышный сценарий, где им всем удастся победить. Танос убивает сначала Локи, заполучив тессеракт, а после и Гамору, добавляя в перчатку камень душ.
Лафейсон оказывается у корней Иггдрасиля, ему дают второй шанс и он возрождается перед щелчком. Битва в Ваканде проиграна, титану удаётся собрать перчатку бесконечности. После щелчка все, кого развеяло, оказываются в камне душ, в плену иллюзий.

Поэтому мы очень ждём котиков в каст. В первую очередь, конечно, команду Мстителей, но не волнуйтесь, у нас не вся вселенная вокруг них вертится. Героем, которых редко встретишь на ролевых, у нас тут тоже найдётся самое лучшее и тёпленькое местечко. Обеспечим пледиком, сюжетом, игрой, какаушком, злодеями и локальной катастрофой, от которой все потом побежим спасать нашу планету! И идей точно на всех хватит, don't worry!

Нас мало, но мы в тельняшках! хд И очень ждём пополнение. Идей действительно масса, я с радостью готов делиться и выносить хэды в массы. Если видели только фильмы, не проблема, всё покажу и расскажу, так что всё у нас будет окей. Фанатам олдскула, которые читали комиксы и смотрели мультики вообще найдётся особенное место в моём колдунском сердечке! :з

Очень ждём: Брюса Беннера, Ракету, Энтони Старка, Т'Чаллу, Уэйда Уилсона.

Ваш персонаж:

Стефан Винсент Стрэндж

Амбициозный и самоуверенный нейрохирург в прошлом, наделённый талантом, но потерявший подвижность рук из-за глупой ошибки. Трудоголик, циник, глубоко несчастный человек. Ныне является магом, хранителем камня времени и Мастером Нью-Йоркского Санктум Санкторума.

Пример вашего поста:

Пример поста

Стефан Стрэндж уже давно был смертельно уставшим человеком. Потому что ни в ком не найти такого жизнелюбия, как в тех, в ком уже почти всё давным-давно мертво. Спасаясь от торнадо, пожирающего их изнутри, они хватаются за последние ниточки в этой жизни.
Его прибежищем стали амбиции и работа. Они возвращали рассудок, стабилизировали. Только не чувствуя он мог утешиться. Так Винс никогда не был одинок. И ему уже не было страшно, что придётся возвращаться в огромную пустую квартиру, где никто не ждёт. Не придётся. В этом мире ещё слишком многих нужно спасти, чтобы брать выходной. А когда он выберется из Metro-General после бесконечной двадцатичасовой смены, ему просто будет уже всё равно. Он дотащит своё тело домой и оно уронит его в постель, не раздеваясь. Дальше будет только темнота, которая взорвётся брызгами и мигренью с пронзительными звуками будильника, напоминая, что пора собираться на передовую.
Именно поэтому Стефан начал казаться сумасшедшим не только всем вокруг, но и Кристине, когда его идеальные, точные и безупречные руки оказались потеряны навсегда. Кто он без них? И что ему делать? Она говорила, так можно жить... Если бы только он знал как, в самом деле. Но Стрэндж не знал.
Камар-Тадж был последней надеждой и если бы она не оправдалась, кто знает, что случилось бы тогда? Винсент не слабонервный, но даже он предпочитает о таком не задумываться. К чёрту сослагательные! У объективной реальности только один путь, связующий красной нитью прошедшее с настоящим. И в нём он стал магом.
Не то чтобы он хотел или стремился, но как бы ни пытался фыркать и сопротивляться, в глубине души Стефан понимал, что это сохранило ему жизнь. Иронично, конечно. Чуть не убило, но спасло. Как там люди любят говорить? То, что не убивает, делает сильнее? Ну, тогда прошедшие годы сделали его буквально жёсткой рукой огранённым алмазом, который пройдёт через что угодно, точно вода сквозь камень.
Но это всё, конечно, лирика. Помимо неё были и более практичные вещи. Стрэндж всего-то за год от скептика поднялся до мастера Санкторума Нью-Йорка. Неплохо для новичка, но не без последствий. Старейшая умерла так быстро, что он всё ещё больше походил на желторотого птенца, чем на серьёзного мага. Колючий характер накидывал ему пару очков за счёт умения с непроницаемым лицом зубоскалить, не быть, но очень убедительно казаться, и всё же не менял ситуацию кардинально. Он был мальчишкой, дорвавшимся до подарков на рождество, спешащим открыть коробки и сорвать упаковку, не осторожничая и не разбираясь. Всё казалось ему игрой. Стефан понятия не имел, как, к примеру, устроен Санктум Санкторум, но зато наверняка знал точное местоположение трёх магов на Земле. Ничего не скажешь, профессионал!
И не сказать, чтобы он над этим не работал, но учился определённо медленнее, чем хотел. И уж точно медленнее, чем следовало. Даже в Камар-Тадже легко с ним не было, но там хотя бы были наставники! А теперь он делал всё сам. Добросовестно изучал магию, как мог, хоть и путал её с медициной, пытаясь освоить, как анатомию, по книгам. Теоретика давала определённое представление, которого, само собой, всё ещё недоставало для полноты картины. Одно дело прочесть и совсем другое — суметь повторить, подчинить себе собственные возможности. Винс походил на повешенное на стене ружьё.
Которое выстрелило. Ну, по-своему. Его любопытство и попытки наконец обуздать доступную мощь окончились тем же, чем и в прошлый раз. Он правда думал, что едет лечить руки, отправляясь в Непал! Действительно считал, что магия поможет, отыскав Камар-Тадж. Но мы-то уже видели спойлеры, правда? Вот и теперь Стефан совершенно не изменил себе. Хотел просто научиться паре-тройке новых фокусов, а вляпался в очередное дерьмо со спасением Земли.
Мог бы и не лезть, но такие, как он, конечно же, не остаются в стороне. Ворчат, презрительно фыркают, но только помани! О, это же потрясающая морковка для таких осликов! Этот вон тоже повёлся. Почти месяц пытался разглядеть чёртово будущее, будто яблоко выбирал на рынке, со всех сторон, перебирая вариант за вариантом. Магия, точно чужая, не слушалась, била его в ответ, а Стефан и не мог дать сдачи. Мучился болями, истощением, почти не спал, но и во сне продолжал изучать книги.
Хреновая получалась сказка. Сколько бы вариантов он не рассматривал, а они очень скоро начали исчисляться миллионами, счастливый конец был только в одной концепции будущего. Стрэндж знал, что нужно делать. И боролся до последнего.
Но не преуспел.[/align]
[align=justify]И угодил в жестокие, но невероятно пленительные сети иллюзии, подаренной камнем души.
С его плеч враз снят был груз, который год от года становился лишь тяжелее. Так легко ему не было с тех пор, как он был ребёнком. Вся его семья была здесь жива. Или ему так только казалось. И Кристина была рядом, такая тёплая и счастливая, с самой живой и искренней улыбкой на свете. Он всё ещё был мастером Санкторума, только вот... лучшей версией себя. Не такой грубой, не такой потерянной. Более ладной, созданной рукою талантливого скульптора, а не обструганной плотником-недоучкой.
Здесь и солнце светило как-то ярче, а жизнь была насыщеннее. От пьянящего воздуха кружилась голова и впечатления наполняли память красками, что не блекли. Он вовсе не мыкался от одиночества, не тонул в книгах от отчаяния в капкане неминуемого будущего. Теперь у него был друг, тоже маг. Совсем юный асгардский бог, Локи. Они даже отлично ладили, Стефану было чему поучиться у него, да и тем для разговоров доставало.
Но что-то было в этом такое неправильное. Ему виделась то рыжина, то чужое имя ложилось на уста. Ванда. Он не знал никакой Ванды, никогда, и всё-таки иногда, будто и забываясь вовсе, называл так сына Лафея. И где-то в уголке глаза изредка мелькал какой-то до боли знакомый силуэт, неуловимый, растворяющийся, стоит только попытаться его поймать. На периферии сознания среди тысячи-тысяч сладковатых оттенков спокойствия клубилось что-то серое, что-то странное, изредка вызывавшее какую-то безотчётную секундную тревогу. Но Стефан никак не мог понять причины.
Вот и сейчас они расположились в библиотеке, среди фолиантов, разбирая древние заклятия. А Стрэндж был будто бы и не здесь вовсе. Стоило потерять концентрацию и грани начинали размываться, мир будто бы терял очертания, проступая не оконченным наброском.
А они не пробовали жить в реальном мире? — фыркнул маг, отвлекаясь от своих странных ощущений, и перевёл взгляд на стопку толстенных книг, которые ещё предстояло проштудировать. — «Окей, гугл» там, хэштеги... То же мне, не варвары!— скептически добавил Стефан, вздёргивая бровь и пролистывая страницы. — И почему никому в голову не пришло создать переводчик? — он откровенно закатил глаза и скривился.
Книги по магии и близко не напоминали учебники по генетике. Никакой систематизации, сплошной хаос. Даже то, что касалось одной темы, было раскидано всюду и всплывало в самых неожиданных местах. Это невероятно раздражало такого прагматика, как Стрэндж.

Отредактировано она тебе лира или клинок (01-12-2018 20:35:37)

0

32

up.
[это никогда не закончится]
Текст заявки: Освальду Кобблпоту нужен Эдвард Нигма из сериальной вселенной «Готэм».
— про сюжет: моей скудной фантазии тяжело разгуляться до великих масштабов ввиду того, что каст мы (давайте смотреть правде в глаза) целиком ни за что не соберём. к тому же, я невероятно херово взаимодействую с глобальными сюжетами в принципе. поэтому я бы всё-таки сконцентрировался на развитии линии наших персонажей. мне было физически больно смотреть на них обоих во второй половине четвёртого сезона, но увиденного, к сожалению, не развидеть. не предлагаю перекраивать уже случившееся, но можно взять конец четвёртого сезона за точку отсчёта и попробовать всё исправить. я не рискну самостоятельно продумывать всё до мельчайших деталей, но раз уж готэм ступил на тропу тьмы и безысходности, я бы с радостью помог ему погрузиться в самый ад.
— про отношения: partners in crime, i guess? помимо этого, мне нравится зыбкая грань между дружбой и враждой (но не такая, как в четвёртом сезоне, пожалуйста), нездоровые отношения и всё вот это, но пусть оно будет выглядеть чуть менее по-детски. к слову, если всё-таки выбирать между дружбой и враждой, я склоняюсь в сторону ПЛОДОТВОРНОГО СОТРУДНИЧЕСТВА, кое-какого взаимоуважения и огромного количества пассивной агрессии — будет весело, уверяю вас. а ещё мы будем жрать стекло. иногда. по вторникам.
[!!!] если вы ещё не заметили жирный намёк на нигм*бблп*т, то вот он.

сочинение на тему

Очки Кристин Крингл он хранит на прикроватной тумбочке. Труп приходится разрезать на части — Эд совсем не брезгует, да и нельзя сказать, что ему жаль. Он всё ещё любит её, но её тело — сосуд, в котором больше нет того, что было ему дорого. Кристин жива в его памяти; смеётся в его снах, окутывая ласковым забытьем; Эд просыпается в холодном поту. Тени сползаются к его голове, на стене танцуют блики — красные, синие, зелёные. Слышен вой сирен и проезжающих мимо машин. Предсмертный хрип Кристин — прямо над ухом. Эд пугается; Эд садится на кровати и складывает руки в замок; Эд опускает измученную голову и сутулит плечи. Он любил её. Он любил её. Её больше нет.
С Эдом что-то не так, он нездоров, он совершенно точно не в порядке — это замечают все. Ли Томпкинс расспрашивает о Крингл. Эд изображает удивление; беспокойство; страх; Эд боится разоблачения, но в то же время — наслаждается собственной игрой. Тупостью Джима Гордона. Беспечностью Харви Буллока. Недоумением Ли Томпкинс.

http://forumfiles.ru/files/0019/71/36/26761.pngони ведь ни о чём не узнают, не так ли?
http://forumfiles.ru/files/0019/71/36/26761.pngтебе ведь это нравится, не так ли?
http://forumfiles.ru/files/0019/71/36/26761.pngты хочешь повторить, не так ли?

Осколки зеркала осыпаются на пол с тихим звоном. На стекле остаётся замысловатый узор из тонких трещин, на костяшках Эда — кровь. Он злится на себя (или на него?): если бы не он, если бы не та ночь, если бы не то признание — она бы всё ещё была жива. Улыбалась бы ему, со снисходительной нежностью принимая нелепые ухаживания. Цветы. Подарки. (Смерть — лучший подарок.) Эд хмурится, потому что тот, из зеркала, никуда не уходит, даже когда оно разбивается вдребезги.

http://forumfiles.ru/files/0019/71/36/26761.pngпризнай, что тебе понравилось.
http://forumfiles.ru/files/0019/71/36/26761.pngпризнай, что тебе понравилось.
http://forumfiles.ru/files/0019/71/36/26761.png(это было прекрасно)

В голове Загадочника всё значительно проще, чем в беспокойном мозгу Эда Нигмы: Загадочик растягивает губы в улыбке и стреляет, Загадочник смывает остатки крови со своих рук, надевает идеально отглаженный костюм и выходит во внешний мир, чтобы словить дюжину восхищённых/заинтересованных/испуганных взглядов. Загадочник привлекает внимание, притягивает, интригует — Эд Нигма может только позавидовать его уверенности.
Загадочник улыбается своему отражению, кладёт пистолет в карман и отправляется на поиски правильных ответов.

Пример вашего поста:

Пример поста

http://forumfiles.ru/files/0019/71/36/26761.pngРоман воет.
http://forumfiles.ru/files/0019/71/36/26761.pngКричит, заламывает руки, завывает, как истеричная девица, позабыв обо всяких приличиях и условностях. Он слишком многое потерял. И вот теперь, теперь, когда Лита мертва и лежит, смиренно сложив руки на животе, где-то в холодной земле, Питер решил уехать из Хэмлок Гроув. Питер. Блядский Питер, который сперва бросал в её сторону весьма недвусмысленные взгляды, потом целомудренно держал за ручку («мы не можем, Роман смотрит, не можем»), а под конец трахал — прямо в этом доме, прямо на этом сраном диване (Лита, одержимая чистотой, хрустальная Лита, с радостью отдавалась грязному цыгану на этом кишащем клопами матраце!..). Уехал. Скрылся. Исчез, стер себя с лица этого города, прихватив с собой свои многочисленные цыганские пожитки и укатив в закат. Как будто ничего и не было. Будто не существовало этих нескольких месяцев, на протяжении которых вместе — рука об руку, плечо к плечу — искали монстра, убивающего глупеньких школьниц. Будто не было Шелли, улыбавшейся Питеру (только Питеру!) исключительно очаровательной улыбкой. Будто и сам Роман, и их странная дружба прошли мимо Питера, не оставив в его мелкой душонке и следа.

http://forumfiles.ru/files/0019/71/36/26761.pngОливия тактично молчит, дожидаясь Романа на улице.
http://forumfiles.ru/files/0019/71/36/26761.pngРоман орёт.
http://forumfiles.ru/files/0019/71/36/26761.pngРоман рычит, оседает на пол (блядские скрипучие половицы!) и закрывает ладонями лицо. Остервенело впивается пальцами в волосы, дёргает изо всех сил — не помогает. Питер Руманчек абсолютно точно уехал и больше никогда не вернётся. А Роману здесь гнить до конца своих дней, дышать затхлым воздухом материнского замка, возведённого, очевидно, чтобы его, любимого сына, оградить от внешнего мира. О, мать сделает всё для того, чтобы он был несчастен. Чтобы приполз и припал к её ногам, чтобы зверем ревел — вот как сейчас — и выл, давясь горячими солёными слезами, просил жалобно никогда не бросать его, скуля, как побитый пёс.
http://forumfiles.ru/files/0019/71/36/26761.pngБудь проклята мать с её извечными кознями, до которых Роману нет дела, будь проклят ребёнок, ставший причиной смерти Литы, будь проклят Руманчек и весь его вонючий цыганский род.

http://forumfiles.ru/files/0019/71/36/26761.pngКогда Роману больно, он режет себя.
http://forumfiles.ru/files/0019/71/36/26761.pngОн стоит перед зеркалом и ведёт тонким лезвием вдоль скулы. Лезвие рассекает кожу, на бледной скуле проступает яркая алая полоса. Роман размазывает кровь по щеке, по губам, пробует на вкус (интересно, какой ты на вкус, Питер?), прикрывает глаза, раскатывая на языке солоноватую терпкость (я бы попробовал тебя, Питер), и растворяется в мутном забытьи, проваливается в чёрное болото, где — кроме него и Питера — совсем никого нет.
http://forumfiles.ru/files/0019/71/36/26761.pngЯ бы сожрал тебя, Питер, если бы только мог.
http://forumfiles.ru/files/0019/71/36/26761.pngЯ хочу сожрать тебя, Питер.
http://forumfiles.ru/files/0019/71/36/26761.pngЯ хочу...

http://forumfiles.ru/files/0019/71/36/26761.pngУ Питера Руманчека кристально-чистые голубые глаза (как такой может врать, вы что), губы, сжатые в напряженную тонкую линию, и всё такие же лохматые волосы — руки так и чешутся взять ножницы и всё это безобразие остричь. Питер чем-то недоволен и озадачен, Питер хмурится, и он очень красив, когда несчастен, но какое Роману до этого дело. Питер стоит перед ним, смотрит прямо в глаза и говорит «привет, старый друг, не одолжишь мне денег?»
http://forumfiles.ru/files/0019/71/36/26761.pngПошёл ты нахуй, Питер.
http://forumfiles.ru/files/0019/71/36/26761.png— Зачем ты вернулся? — Роман бледный, будто годами не видел солнца (а прошло-то всего лишь несколько месяцев), и очень, очень злой. У него даже губы непроизвольно дрожать начинают — от почти детской обиды, потому что какого хера, Руманчек, какого хера ты так со мной поступил?
http://forumfiles.ru/files/0019/71/36/26761.png— Предпочёл бы больше никогда не видеть тебя на пороге моего дома. И нет, я не дам тебе денег, можешь даже не стараться.
http://forumfiles.ru/files/0019/71/36/26761.pngЗа всё то время, что Питера не было, Роман успел несколько раз умереть и вновь мучительно воскреснуть. Поверить в смерть Литы, по-настоящему поверить, так и не получилось. Зато Роман узнал о себе много нового. О себе и своей милой дочери.
http://forumfiles.ru/files/0019/71/36/26761.pngЭто всё нереально.
http://forumfiles.ru/files/0019/71/36/26761.pngПросто сон.
http://forumfiles.ru/files/0019/71/36/26761.pngПреврати своё сердце в камень, преврати своё сердце в камень, преврати...
http://forumfiles.ru/files/0019/71/36/26761.png— Пошёл вон из моего дома, Питер. И больше никогда не смей вот так возвращаться.

+1

33

апд, всё ещё потеряна
Форум: flycross
Текст заявки: "Потерялась девочка 5 лет: тёмные волосы, карие глаза, подруга этой твари!"(с.)
Очень нужна Лило! Очень!
Потерялся ребёнок, без ребёнка теперь всё грустно и как-то не так. Это, конечно, сумасшедший кросс Марвела и Лило и Стича, но зато какой простор для педагогических талантов малышки, которая уже воспитала эксперимент 626 в добропорядочного гражданина, а теперь можно попробовать сделать Элвиса из Локи!
Конечно же Лило должна жить на Гавайях, а асгардианцы, вместе с Локи, сейчас где-то на острове Пасхи, но ради такого дела мы что-нибудь придумаем: заскочу к вам на огонёк, вы приедете в отпуск и вот опять отличный экземпляр для дружбы.
Я не требую гиперактивности, но очень приветствую юмор, инициативность и легкость во влипании в неприятности. Обещаю любить, остальные тоже будут, я их заставлю, если что.

Для убедительности

https://i.pinimg.com/564x/3f/08/c4/3f08c4166ce6e8097e597929ba99e32f.jpg

Ваш персонаж: Локи Лафейсон - наполовину асгардианец, наполовину йотун, драмаквин, младший принц (горе в семье), трикстер, маг, бог обмана и веселья, научивший людей улыбаться.
Пример вашего поста: пример поста

0

34

не актуально

Форум: Anticross
Текст заявки: На вновь поднявшейся волне всеобщего (и собственного) интереса к Фантастическим Тварям лелею мечту найти главную тварь Темного Лорда, который пострашнее любых тварей. Второй фильм едва ли не вынудил меня полюбить Гриндевальда, как одно из немногих светлых пятен (pun intended) этого опуса, и теперь хочется воплотить новообретённую любовь в игре.
Хочу совместно насладиться политикой и психологией, которых печально не хватает в каноне, а также красотой и изяществом литературной игры.
Ваш персонаж: Криденс Бэрбоун, ещё одна опасная тварь, которой очень хочется, чтобы кто-нибудь отвел ему в своем доме тёплый уголок и налил молочка обскур, который всё ещё не нашел своё место в магическом мире
Пример вашего поста:

К сожалению, за Криденса игра ещё не начата, так что пост из другого фандома

Лотрик в который раз ловит себя на том, что пальцы нервно комкают и сжимаются на покрывале, и усилием воли заставляет себя чинно сложить руки на коленях: не хватало ещё, чтобы бдительные няньки решили, будто у принца судороги и его срочно нужно лечить, запретив любые визиты. Нет, этого допустить нельзя ни в коем случае! Сегодняшний день - слишком важный, чтобы чем-то его испортить.

Лотрик не помнит, был ли в его прошлом какой-то конкретный разговор, в котором кто-то - вероятно, отец, если это действительно происходило - сообщал ему о существовании старшего брата. Мальчику кажется, что о близнеце он знал всегда, чувствовал его ещё до того, как стал осознавать и понимать окружающий мир. А вот о том, почему им не позволено встречаться, спросить Лотрик решился всего один раз и ответ помнил прекрасно, потому что это был всё тот же ответ, что и на любые другие вопросы об ограничениях, окружающих его жизнь: Вы очень слабы, Ваше Высочество, Вам надо беречься, сохранять себя ради Вашего высокого предназначения; Вам вредно слишком волноваться или надолго отвлекаться от приличествующих Вам по титулу занятий. Робкое возражение о том, что, если брат будет рядом, ему, может быть, станет легче, было вежливо, но твёрдо отметено, как несостоятельное.

Всё это было так привычно и ожидаемо, что естественным было бы принять и смириться с очередным отказом... однако Лотрик, сам не понимая, почему противится неизбежному, продолжил настаивать и требовать, устроил истерику, закончившуюся удушьем, жаром и трехдневным горячечным бредом, но добился всем этим, как ни печально, лишь болезненной слабости на целый месяц и разочарованной лекции отца на тему того, что все решения относительно его жизни имеют целью прежде всего безопасность, и сыну стоило бы больше доверять суждению родителей вместо того, чтобы на собственном опыте испытывать, к чему приводит непослушание.
Конечно же, мальчику даже в голову бы не пришло перечить отцу, а тот, смилостивившись в конце речи, успокоил на прощанье, что запреты не вечны и когда-нибудь они с Лорианом обязательно встретятся - и чем прилежнее Лотрик будет следовать указаниям врачей и учителей, тем скорее эта встреча состоится.

И вот, наконец, обещанный день настал.

Юный принц предпочитает по возможности не сидеть в своей постели: и так слишком много времени на ней проводит, когда тело подводит его и не позволяет заниматься даже тем ограниченным кругом дел, что ему отпущены. Будь этот день обычным, он бы уже перебрался к с боем отвоёванному у нянек и жрецов окну, где на широком подоконнике было устроено нечто среднее между креслом и лежаком. Башня Лотрика была одной из самых высоких точек замка, и оттуда было видно так много: бескрайнее небо, далекие горы со снежными шапками, сине-зелёные леса на их склонах, поля, предместья, почти половину столицы, крепостные стены, боевые башни, донжон и - самое главное - часть внутреннего двора. Он, конечно, был очень далеко внизу, но если прижаться плотно-плотно к стеклу и скосить глаза, можно было разглядеть маленькие фигурки несущих стражу воинов, снующих туда-сюда слуг, важных господ, явившихся на прием к королю, и много ещё чего интересного, чем занимались обычные люди. Порой наставникам было так трудно оттащить юного принца от увлечённого разглядывания заоконной жизни, что приходилось грозить болезнями и разочарованием отца и напоминать об ответственности, которую Лотрик несёт перед своим народом. Впрочем, никакие увещевания не могли затмить в душе мальчика мечты о том, что когда-нибудь и ему самому доведется испытать и пережить всё то, что для фигурок под окном было каждодневными занятиями, а для него самого - восхитительными приключениями.

Однако когда сидишь на подоконнике, громада кровати закрывает почти всю комнату, а Лотрик не хочет упустить даже секунды сегодняшнего визита.
Мальчик снова заставляет себя разжать пальцы и аккуратно поправляет занавешивающий кровать балдахин: между складками тюля он проделал небольшую щель, сквозь которую хорошо видно входную дверь (отдергивать тюль совсем ему запрещено, ведь тогда наследника может продуть, и опять придется лежать пластом без каких-либо занятий кроме подсчета завитушек в резьбе стоек кровати.

На самом деле Лотрик прекрасно осознает свою ответственность и прикладывает все усилия, чтобы стать в будущем достойным оказанной ему чести; он по большей части ведет себя вежливо и достойно, как и положено принцу, а на его успехи в магии никому из наставников не пришло бы в голову жаловаться.
Но ещё Лотрику очень, очень, очень одиноко, муторно и тошно всё время сидеть в четырех стенах; настолько, что иногда на него накатывают приступы чернейшей меланхолии, когда он не находит в себе сил шевелиться и едва может дышать. Никто не знает об этом, не понимает, что порой состояние младшего принца объясняется не слабостью тела, а болью души. Об этом Лотрик не говорит ни с кем из взрослых, зная, что не услышит ничего кроме новой порции увещеваний, но именно поэтому он так ждёт встречи со своим братом.
Лориан должен его понять.
И где-то очень глубоко внутри теплится куда более дорогая сердцу, но и опасная мысль: Лориан должен ему помочь.

Именины для Лотрика - всегда особенно волнительный день, ведь ему позволено принять участие в пышных торжествах. Точнее, на полчаса во время торжественных речей ему позволено сидеть на завешенном шторами высоком балконе в окружении лекарей и жрецов, чтобы принять поздравления и показаться народу, для которого младший принц - скорее легенда, чем живой человек. Ни о каком участии в празднике, разумеется, не идет и речи; да что там, даже большая часть яств и сладостей под запретом, но для мальчика, которого из комнаты выпускают разве что чтобы препроводить в специальный зал для очередного магического ритуала, даже эти краткие минуты являются чудесным подарком. Ему, конечно же, преподносят и "настоящие" дары - бесценные древние фолианты, магические артефакты и амулеты, но Лотрик променял бы их все на ещё хотя бы часок наблюдений за тем, как по паркету главного зала кружатся пары придворных. Или, может, за то, чтобы его балкон оказался на этот раз не прямо над тронами королевской четы, а где-нибудь сбоку, чтобы он мог эти полчаса смотреть на свою семью.

Ожидание уже давно кажется Лотрику бесконечным, но когда дверь в его покои отворяется, пропуская долгожданного гостя, он вздрагивает и его сердце заходится от волнения. Ему кажется, что вся его жизнь зависит только от того, как пройдет эта встреча, и внезапно становится очень страшно, что что-то пойдет не так. Ведь только он, Лотрик, сидит тут, запертый и полузадушенный чужой заботой, надеясь на глоток свежего воздуха, а брат его, Лориан, живёт той самой полной приключений жизнью за окном, и вряд ли ему нужна такая обуза.

Поэтому когда младший принц наконец видит старшего, он долгие мгновения не может проронить ни слова, а только хмурится и кусает губы. "Почему он ведет себя так отстранённо? - проносятся в голове тревожные мысли. - Почему обращается на "вы"? Мы же братья, мы же..." Лориан оглядывается на стоящего неподалёку отца, и Лотрика осеняет догадка: Оцейрос наверняка потребовал от него того же осторожного обращения с болезненным ребенком, которое демонстрировали все слуги. Под строгим взглядом короля старший принц не решится нарушить этикет.
"Надо верить, - твердо говорит себе Лотрик. - Он мой брат! Он не может оказаться, как все!"
Пусть потом будут ругать, пусть карантин, пусть даже не пустят на балкон на празднике! Сейчас самый лучший подарок он никому испортить не позволит!

Лотрик едва заметно шевелит пальцами, и темно-лиловые складки балдахина плавно стекают с деревянного каркаса, отгораживая двух принцев - сидящего в центре кровати и стоящего у её кромки, от остального мира. Магия подчиняется Лотрику в сто раз лучше собственного тела, поэтому он уверен, что внезапно скрывшие их от чужого надзора матерчатые стены не пробьют ни чужие мечи, ни чужие заклинания.

- Я - Лотрик, - без особой нужны, но следуя заданному тону, представляется мальчик в ответ, усиленно делая вид, что ничего такого особенного не сотворил, - и я очень, очень ждал этой встречи!
Раньше у него было мало поводов для улыбок, но сейчас ему кажется, что уголки губ так сильно разъезжаются в стороны, что скоро заболят щёки. Он взмахом руки отдергивает всё ещё болтающийся перед глазами тюль - теперь-то можно, за задернутыми внешними шторами никакие сквозняки не страшны - и зажигает развешенные на стойках кровати светильники, чтобы развеять искусственный полумрак.
- Забирайся, - приглашает он, - нас теперь никто не побеспокоит.

Отредактировано Shaz (04-12-2018 00:10:17)

0

35

Текст заявки:
Доброго времени суток.
Начну с того, что безумно давно не играл, невероятно соскучился, внезапно понял, что срочно хочу вернуться. Собственно, ищу соигрока для совместных увлекательных приключений. Дальше по пунктам.
1) Времени у меня не слишком много, говорю честно. Точно найду на минимум 2-3 поста в неделю. Но на выходных, при наличии вдохновения и отсутствии бурных планов, может получаться по несколько в день.
2) Ищу постоянную партнёршу для долгосрочной игры. Поэтому хочется найти человека адекватного, талантливого, ответственного. Мне важно вдохновлять друг друга, вместе развивать сюжет, и быть уверенным, что девушка не исчезнет без предупреждения.
3) Сам возьму определённые роли. Вернее, одну из них, мне одинаково подойдёт любая, так что договоримся. Эрик Нортман (Настоящая кровь) или Джейс Эрондейл (Орудия смерти, мой персонаж будет по книгам, прошу обратить на это внимание, но знание их от партнёрши не требую). Почему именно они? Играл обоими продолжительное время, хорошо понимаю их, не теряю интерес к этим ролям уже лет 7. В общем, это мои персонажи, и я могу гарантировать партнёрше, что ни одну из них точно не захочу бросить.
4) Для Джейса ищу Клэри. Желательно, конечно, книжную или киношную. Но ради хорошего игрока закрою глаза на такие мелочи и даже не вспомню.
На счёт Эрика, могу предложить большую гибкость. Лично мне было бы интересно поиграть этим персонажем вместе с Кэтрин Пирс (Дневники вампиров), Изабель Лайтвуд (Орудия смерти), принцессой Бин (Разочарование). Но я абсолютно уверен, что найдутся и не менее интересные комбинации, открыт к любым предложениям.
5) Ролевую найдём вместе. Или я потом, мне не лень хд

Пример вашего поста:

Пример поста

Иногда события разворачиваются с такой скоростью, что сложно уследить за их ходом, даже прожив восемь столетий и побывав в нереальных ситуациях. Я привык планировать все на несколько десятков шагов вперед, продумывать каждые мелочи, предусматривать все возможные и невозможные проблемы. Разумеется, часто возникали различные осложнения, они лишь делали приключения более увлекательными. Но, только один человек способен испортить все настолько, чтобы мне захотелось не просто её убить, а заставить молить о смерти. Иронично, ведь именно эта девушка любила жизнь превыше всего, бешено гналась за ней, без оглядки, как за чем-то волшебным и единственно ценным. Что ж, мне придется приложить усилия, чтобы внушить в нее желание отказаться от чего-то настолько важного. А ведь как все хорошо начиналось. Весь вечер за секунды вновь и вновь проносится у меня в голове, пока я продвигаюсь вглубь леса обратно к своей машине. Нужно было убить её еще тогда, когда сжимал её шею в своей руке, достаточно было лишь надавить чуть сильнее и наслаждаться тем, как блеск её предательских глаз потухает. Она ведь сама просила об этом, провоцировала меня, надеялась, что есть нечто, способное меня остановить. И была права, оно было. В прошедшем времени. К тому же, я все равно ничего ей тогда не ответил, прятался за тем, что нехорошо так портить свой же гениальный план. Вот и позволил выполнить эту работу сумасшедшей психопатке. Сажусь в машину, несколько раз ударяю ни в чем не повинный руль, представляя, как одним движением вырываю ей сердце и стираю с лица эту самоуверенную ухмылку. Конечно, она привыкла, что её ненавидят, должна была уже понять, что ненависть – не антоним любви. Гораздо проще убить того, кто безразличен, чем того, к кому испытываешь хоть какие-то чувства, пусть даже самые ужасные. Не нужно было оставлять её одну, сам виноват, на какую-то секунду позволил себе поверить, что она сможет продержаться хотя бы пару минут без глупостей, не пытаясь причинить вред мне. Глупо принимать это на свой счет, Кэтрин всего лишь пыталась сбежать, но её подсознание подсказало тот единственный способ, который заденет меня. Почти тысяча лет постоянных переездов, бесконечная смена пейзажей, окружения, самого себя. Никаких привязанностей, никаких чувств, ни одного места, которое я мог бы назвать домом. Я начал работу над этим особняком еще задолго до того, как всплыла вся эта история с лекарством, делал из него свое идеальное убежище, хоть мне было и не от кого бежать. Быть может, в глубине души мне, и правда, хотелось остаться здесь чуть на дольше. Все-таки, 800 лет путешествий более чем достаточно даже для такого любителя приключений, как я. В любом случае, этот особняк не был для меня просто стенами, полом, потолком, все было совсем иначе. В обычном укрытии не хранят оригинал утерянной картины Ван Гога и первое издание Ремарка. Сперва медальон, теперь мой дом, это уже второй раз, когда Кэтрин задевала личное. И последний. Завожу машину, хотя только примерно представляю себе, что именно собираюсь делать дальше. Конечно, найти её своим ходом получилось бы гораздо быстрее, я уже и взял след, её человеческий запах был сильнее, чем у других, ну или мне так казалось. Но, я решил поехать на машине, дать себе лишнее время остыть, успокоиться, если это вообще было возможно. Снова вспышки образов из этого чертового вечера, это только еще больше бесит, каждая деталь, особенно, тот факт, что в какой-то момент я действительно засомневался в своем решении. Больше я этой ошибки повторять не собирался. Убить её лично? Или же посмотреть на выражение её лица, когда отдам её Сайласу в обмен на какую-нибудь ненужную вещицу? Честно, сейчас я бы с легкостью предложил Клаусу забрать её даже за спички, при условии, что он убьет при мне. Как она вообще разожгла огонь? Не думаю, что она бы успела спрятать зажигалку, пока я её похищал, да и куда? К черту, без разницы. Главное, что успел все погасить с минимальным ущербом, спасибо вампирской скорости и огнетушителю. Даже не раздумывал, что выбирать, погоню за беглянкой или спасение дома. То ли мне так безразлична жизнь Кэтрин, то ли, наоборот, понимал, что сверну ей шею в ту же секунду, как увижу. По этой же причине решил догонять её на машине, хоть и прекрасно понимал, насколько высока возможность того, что Кэт банально заблудится в этой темноте, замерзнет в лесу, заболеет и умрет. Вся моя сущность протестовали против такого развития событий, это была бы слишком легкая смерть, не быстрая, но недостаточно болезненная. Впервые в жизни в чем-то понимал Клауса, его безудержное желание заполучить Кэтрин, не просто уничтожить её, а заставить страдать. Какая же идиотка… Я ведь был так близко, еще немного этих милых манипуляций, напоминаний, как нам было весело когда-то вместе, и я бы сдался. Послал бы ко всем чертям Сайласов, всех древнейших вампиров, всех, кому бы только могло прийти в голову причинить ей вред. Сейчас было легко в этом признаться самому себе. Хотя бы потому, что в данный момент это все было в прошлом и не имело ни малейшего значения. Своим поступком Кэтрин в очередной раз перечеркнула все те чувства, которые начали просыпаться в моем сердце, вырываться на волю после почти тысячелетнего заточения. Они были повержены, жаждали мести, немедленной и беспощадной. Забавно как-то, Кэтти всегда спасало бегство, а в этот раз именно оно станет причиной её смерти. И ладно бы еще просто попыталась сбежать, мы бы посмеялись над тем, какая она наивная дурочка, может, это сблизило бы нас еще больше. Её же выбор был далеко не самым разумным. Одно дело пытаться вывести меня из себя, дразнить, подкалывать, совсем другое – попытаться сжечь мой дом. Интересно, она действительно надеялась, что это поможет ей исчезнуть? Или что, после этого я буду бояться подпускать её близко к ценным вещам, потому предпочту держаться подальше? Откуда в ней весь этот идиотизм? Мысленно я присваивал ей различные эпитеты, большинство из которых могли быть не самыми приятными, но вот дурой я её не считал никогда. Придется пересмотреть свое мнение о ней. Хотя, какая уже разница? В какой-то момент, пока я ехал по этому лесу в сторону нормальной дороги, мне вдруг стало все равно. Абсолютное холодное безразличие, в которое я так усердно играл весь день, оно накрыло меня изнутри, давая возможность размышлять здраво. Плевать на нее, она лишь мешок с кровью, лживый предательский мешок с кровью, который желают получить очень многие. Не стоит забывать о своей выгоде, злость не должна этому мешать, к тому же, при любом раскладе, кто бы не заплатил высшую цену, её убьют. Чего я ей искренне всей душой и желаю. Нахожу запасной телефон, быстро набираю своего человека и передаю сообщение, которым и запускаю аукцион. Осталось только найти психопатку и дожидаться звонков от любителей сумасшедших стерв. Кстати, с первым пунктом плана наметился явный прогресс. Неожиданно я ощутил сильный запах крови, той самой, которая была так всем необходима, ошибки быть не могло. Без лишних раздумий набираю скорость, выжимая почти максимум, пока не замечаю женский силуэт, прямо перед которым и торможу. Яркий свет фар, должно быть, не дает ей возможности рассмотреть ни водителя, ни самой машины. Наверное, у нее в этот самый момент появляется слабый лучик надежды на спасение. Пришло время его погасить. Открываю дверь, выхожу из машины и делаю несколько шагов навстречу ей, заранее предупреждая:
- Даже не думай двигаться, - пролетает мысль о том, как бы мне хотелось, чтобы она сейчас спровоцировала меня. Одна мелкая вспышка ярости, и её горячее влажное от крови сердце будет в моей руке. Пришлось приложить усилие, чтобы отогнать эти фантазии подальше. Подхожу еще ближе, жестко хватаю её за локоть и тихо произношу: - Думаю, достаточно на сегодня нежностей.
Один четкий удар по голове, достаточно сильный, чтобы вырубить её на какое-то время, но далеко не достаточный, чтобы удовлетворить жажду отомстить. Беру её на руки, кидаю на заднее сидение машины, и мы вновь направляемся к дому. Только вот на этот раз ей предстоит побывать там в роли настоящей пленницы, а не временной гостьи. Оказавшись в особняке, я без лишних размышлений понес её в подвал, где с самого начала девушку ожидали не слишком комфортные цепи. Надежно закрепляю их так, чтобы Кэтрин едва могла пошевелиться, когда придет в себя. Здесь довольно прохладно, темно, никакого камина, самое место для поджигательницы. Понимаю, что для её же безопасности будет лучше, если не стану дожидаться её прихода в сознание. Потому бросаю её здесь совсем одну, а сам поднимаюсь наверх на кухню, собираясь выпить несколько пакетов с кровью, вся эта беготня вызвала у меня чувство голода. Надеюсь, услышу, когда она очнется. А может, и нет. Какая разница.

+1

36

Форум: NONAMECROSS
Текст заявки:
Ищем Рэйчел Эмбер!

Бежать, бежать вперёд, пока хватает сил и энергии. Бежать от родителей, от проблем, из Аркадии Бэй, бежать от самой себя. Бежать, пока запал не пропал, а амбиции не сожгли изнутри дотла. Спотыкаться, падать, но не останавливаться и не оглядываться, потому что если оглянешься — увидишь разочарование в самой себе. Сраный бесперспективный город, сраный изменяющий отец, сраная жизнь. Потеря контроля над собственной жизнью (снова), таблетки и травка, алкоголь, вечеринки, Циклон. Пустота, снедающая изнутри, прогрызающая дыру в сердце. К чёрту это дерьмо! Оглядываться нельзя, а решения должны быть жёсткими, даже если ради этого придётся пожертвовать своими чувствами и эмоциями. Нужно быть на пределе: кричать до хрипоты, смеяться до слёз, ломать себя, проверять, преодолевать трудности; видеть всё дерьмо в людях, но помогать этим людям раскрывать то прекрасное, что есть. Забить на всё, лишь бы вырваться. Нужно гореть ярче, пока не сгорела дотла.


Я не вижу в этих отношениях никакого флаффа и романтики в привычном понимании этого слова. Они ломают друг друга, они кричат, они ссорятся и злятся, иногда они ненавидят эти отношения, но продолжают цепляться друг за друга. Это больно и непонятно, это отношения, которые не озвучиваются и на которые нельзя навесить хоть какой-нибудь ярлык. Здесь на пределе всё: если ссоры, то до хрипоты и битья посуды, а если секс, то до полного срыва башки, так, что искры перед глазами и дышать становится трудно. Окружающий мир и какие-либо рамки тут рушатся и исчезают, а контролировать ситуацию практически невозможно, и Рейчел это ненавидит. Рейчел хочет вырваться, пока Хлоя цепляется за свои собственные фантазии; Рейчел хочет стабильности и контроля, пока Хлоя слишком инфантильна для этого; Рейчел хочет сильного и рационального человека рядом, пока для Хлои главное просто быть друг у друга. Пока Рейчел убегает каждый чёртов раз, стараясь остаться друзьями, Хлоя пытается её вернуть.


Собственно говоря. Мы, всем нашим далеко немаленьким кастом (Вика отнекивается, но мы-то знаем), ищем Рейчел. Ту самую Рейчел: максимально приближенную к канону, со своим виденьем персонажа, умеющую писать интересные и захватывающие посты. Мы ищем человека, реально заинтересованного в роли, так что если вы собираетесь прийти на две недели или прийти и два месяца писать анкету — пожалуйста, не надо. Оцените свои силы и время на игру адекватно (игра у нас довольно-таки активная, соу пост раз в две недели точно хотелось бы видеть). Также мы вряд ли сыграемся, если помимо этого у вас будет ещё куча ролей и проектов — мы хотим вас целиком и полностью, вместе с постами, общением и вот этим вот всем. Кстати, насчёт постов: лично я пишу около 5к символов, без заместительных и воды. У всех тут требования разные, но в одном мы точно сходимся: желательно, чтобы вы писали с большими буквами и максимумом смысла (то есть размазывание чувств красивыми метафорами ради метафор на 10к символов — это не к нам; что-то абстрактное — тоже). От себя могу добавить, что каст у нас ну просто охуенный, ламповый и большой, что вообще-то редкость. Если вы придёте и мы сыграемся, то залюбим вас и никуда больше не отпустим, кек.
P.S. кусочек моего видения Рейчел можно посмотреть в приложенном посте, вот прям в самом начале.


Ваш персонаж:

Хлоя Прайс

Она родилась в Орегоне, Аркадия Бэй, и почти что всегда считала, что желание вырваться из этого дерьмового городка — довольно перспективное желание. Сначала она думала стать пиратом. Нет, ну что в этом такого: построить корабль со своей лучшей подругой, установить классные правила, забить на всех и отправиться вперёд, к приключениям. Искать сокровища, грабить затопленные корабли, цеплять классным девчонок и всё в таком духе. Потом пиратство осталось позади, а вспоминать о нём стало тошно, и тогда корабль сменился на старый-добрый пикап, который они вместе с Рейчел нашли на свалке. Починить его оказалось не так уж и сложно — всего-то пара деталей оттуда и отсюда, немного масла, немного бензина, немного обновлённого интерьера, и вот, казалось бы, уже можно покидать этот дерьмовый городок. Но оказалось, что покинуть Аркадию Бэй не так уж просто. Она словно засасывала. В детстве Хлоя любила химию, физику и точные науки. Она упарывалась таблицей Менделеева, знала её наизусть и даже держала огромную её версию у себя на стене. Одержимость наукой позволила ей выиграть парочку местных конкурсов, получить парочку медалей и наград, а заодно завоевать безумную любовь своего отца. Хотя... он любил её и по другой причине, конечно. Ещё Хлоя любила рисовать, у неё было что-то вроде своего комикса, который они придумывали вместе с лучшей подругой по имени Макс Колфилд. Макс была единственной, кто понимал Хлою на самом деле, и Хлоя это ценила. Всё своё время они проводили вместе: росли на одних фильмах, слушали одну музыку, играли в одни настольные игры, ходили в одну школу, даже увлечения их менялись вместе. А потом Хлою приняли в Блэквелл: надо же, такой талантливый ребёнок! такие высокие отметки! с таким успехом она пойдёт далеко! Ну... как-то так говорили учителя. Хлоя была в химическом классе, и на самом деле не очень-то ладила со своими новыми мажорными ровесниками, в то время как Макс продолжала учиться в своей старой школе. Однажды Хлоя даже чуть не подпалила какую-то зазнайку, что высмеивала её внешний вид и дешёвую одежду. После этого инцидента она выкинула тот самый свитер, который высмеивали, и, между прочим, он был любимым, но она решила, что должна идти дальше. В конце концов, правильные девочки не должны носить обноски, верно? А тем временем родители Макс решили, что им пора отправляться в Сиэтл. Хлоя знала об этом, а потому устроила лучшей подруге прощальный день: родителей не было дома, отец уехал встречать Джойс с работы, ну и Хлоя решила, что почему бы им не найти клад, который они зарыли в восемь лет. У них даже... чёрт возьми, у них даже карта и артефакты были. Всё как у настоящих пиратов! Даже потери. В тот день, в день, когда Макс сообщила печальную новость, в автокатастрофе погиб отец Хлои. Человек, которого она любила больше всего на свете; человек, на которого она всегда ровнялась. Хлоя тяжело восприняла этот удар, поддержку не оказывала и Макс, что уехала из города в день похорон Уильма, а вскоре и вовсе перестала отвечать на сообщения и пропала (в часть этого Хлоя завела дневник, в котором общалась с уже воображаемой Макс). Они с матерью отдалились, успеваемость пошла на спад и вскоре стала совсем низкой — Хлоя тысячу раз была на грани отчисления. Все знали, что с ней, но никто не знал, как ей помочь. Да и кому это нужно? Хлоя начала видеть своего отца во снах, разговаривать с ним, и буквально каждый день чувствовала, как её жизнь катится к чёрту. К пятнадцати годам она коротко обстригла свои волосы, отставила в сторону скейт и начала покуривать травку, которой закупалась у Фрэнка. Наркотики, алкоголь, ночные вылазки и непослушание стали её кредо, и это было единственное, чем она могла отвлечь себя, это был её внутренний мир. В шестнадцать она пошла прыгать под поезд... Ладно-ладно, на самом деле она просто захотела немного адреналина, а прогулка была в сторону лесопилки, где Хлоя познакомилась с той, кто станет для неё целым миром. Она познакомилась с Рейчел Эмбер. Ну, как познакомилась: на самом деле они были знакомы и раньше, ведь Рейчел была самой популярной девушкой в Академии. В ту ночь они сблизились, и Хлоя буквально почувствовала, что Рейчел изменит её жизнь. Спойлер: они классно потусовались тогда. Ввязались в драку, покурили травку, Хлое даже удалось стащить пару сотен баксов у какого-то зеваки, чтобы отдать долг Фрэнку. А, и футболку с логотипом любимой группы. Ну, чего не сделаешь ради хорошего настроения, да? На следующий же день после этого Рейчел и Хлоя встретились в Академии и решили прогулять, как это обычно с ними случается. И заверте... В общем говоря, жизнь Хлои начала помаленьку восстанавливаться. Ну, это ей так казалось: со стороны-то, конечно, лучше она не стала ни на дюйм, но как бы и плевать. Рейчел стала для неё целым миром, человеком, который делал её лучше. Рейчел Эмбер стала её ангелом, и ради ангела Хлоя была готова на что угодно. Вместе они придумали план побега из Аркадии Бэй, починили старый пикап на свалке, а после начали копить деньги на поездку в Лос-Анджелес.

Пример вашего поста:
Пример игры

0

37

Форум: crossfeeling
Текст заявки: каст гравити фолз // gravity falls нуждается для активной сюжетной линии своих весьма странных героев войны и бестактных злодеев, без коих будущее противостояние — отнюдь не противостояние, о котором должны писать в летописях и балладах.

две тысячи восемнадцатый год. старшие и младшие близнецы пайнс возвращаются в гравити фолз на постоянное место жительства, каждый из которых преследует свои собственные для это цели: ли становится новым мэром гравити фолз, форд продолжает изучать аномалии и обобщать информацию из своих морских заметок предыдущего путешествия, мэйбл с гордостью начинает носить титул новой хозяйки хижины чудес, а диппер же ныне находится под сизым крылом своего прадяди в новом статусе его верного ученика. и все гладко, хорошо, чудесно и обворожительно, если бы не билл сайфер, который возвращается в гравити фолз и не селится под одну крышу со своими врагами в результате наказания. и если бы не пироника — его бывая соратница — которая вознамерилась в будущем уничтожить треугольного тирана, чтобы стать императрицей этой планеты и ввергнуть его в хаос. она находит себе соратников в виде повзрослевших пасифики и гидеона, а поэтому война начинается вновь, с большим широким размахом, нежели убывший в прошлое странногеддон.
три стороны. две правды. одна война. выживет лишь только сильнейший.

нам нужны:
Акваника, Кэнди Чиу, Фиддлфорд Макгакет, Первый Дневник, Гас Кордрой, Гидеон Глифул, Гиффани, Кевин Кордрой, Бог Любви, Маркус Кордрой, Николас Айслер, Пи Мо, Робби Валентино, Второй Дневник, Стэнфорд Глифул, Стэнфорд Пайнс, Стэнли Пайнс, Летоуинский Ловкач, Тэд Стрэндж, Третий Дневник
в касте уже присутствуют я - диппер пайнс - а также билл, арнольд, вэнди, мэйбл, пасифика, пироника, аксолотль и уилл.
Ваш персонаж: диппер пайнс - вчерашний школьник, охотник за сверхъестественным, ученик и преемник дел стэнфорда пайнса. все пять лет до своего долгожданного возвращение в этот мистический городок, занимался восстановление утраченных в дьявольском пламени дневников автора. на данный момент уже находится в гравити фолз, куда переехал окончательно после окончания школы.
Пример вашего поста:

Пример поста

"однажды ночью он спустился на землю на красно-белых крыльях, полный надежды
его миссия - спасти мир, он не знает, что мы не хотим спасения"

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Бог мертв. Мир сгорел дотла, оставляя на некогда величественных просторах голубой планеты человеческой золу, да пепел. Измученные дети падают хрупкими коленями о сухую твердь земли над остывающими бледными телами своих родителей, их слезливый рев отчаяния и боли пугают стаи черных ворон, взмывающих с хриплым карканьем в кровавые небеса. Эта вселенная обречена на гибель, эта планета омывается смертным пугающим плачем незаметных остатков человечества, утопающих в гнили останков собственной родни и друзей. Мира больше нет, земля проклята кровью убитых, а на рассвете нового дня слышался ее разительный смех, призывающие огненные молнии, да гром раскатистый. В этот день, в этот час, в эту минуту балом правят более не люди — на их костях пляшут демоны, их ночные кошмары во плоти бессмертной и мясной. Пляшут под мелодию дудочки великолепной Пироники, выстроившая себе величественный дворец на могилах смертных мешков, и слушая льстившие пустую душу и страстное тело славленные скандирования речей своих поклонников: конец настал. Да здравствует новая прогнивающая вселенная! Да здравствует великая Пироника! Ее любили, ее желали, ее хотели, но единственный, кто был чертовски близок к ней и стоял неприметной вечности тени поодаль от ее левого хрупкого плеча в тронном зале, желал вырвать ее бесчувственное сердце. И умертвить. Серый кардинал, желающий медленной и мучительной смерти своей прекрасной императрице, да так, чтобы ядовитая кровь лилась из ее глотки в предсмертном удушающем хрипе. Диппер Пайнс — правая рука своей королевы, великий ученый при императорском дворе, Всезнающий — до судороги собственных желаний грезит подать приготовленное собственными руками холодное блюдо своей госпоже, имя которому месть и расправа.

Она обманула его. Обманула нагло и коварно, разрушив и пустив пеплом по ветру одну из незначительных частей своей сделки. Сломанный, искалеченный Диппер Пайнс оказался заложником собственных желаний о счастливом будущем. Гидеон Глифул довольно смеется, толкает его в сторону Пироники, заставляя опуститься на колени перед огненным зубоскалым демоном в алом развивающемся плаще, совсем не представляя себе, что добившись согласия от настырного младшего Пайнса, нагло соврав о том, что более не прикоснется ни к его семье, ни к его друзьям, ни к Биллу Сайферу, который не сможет дать ей фору без своего хваленного вечного могущества, Пироника пустит Глифула в расходный материал за ненадобностью. Обожание Гидеоном своей рогатой королевы свело его в могилу, а Диппера взгляд ее клятых глаз обрекли на вечные муки нескончаемых страданий. Диппер засыпает беспробудным сном на несколько веков в своем хрустальном ледяном гробу из кристаллов света, а измученно просыпается, когда мир продолжает гореть огнем проклятым, высушив реки и моря, очернив мраком оставшиеся океаны. В водах — тела и кости, под ногами — гниль человеческая, на небесах — мутировавшие птицы и оседающий в космосе дым. Пироника манит его за собой, в полных ужасающих красках рассказывает о мучительной гибели его семьи, а голова раскалывается от боли и отчаяния — ныне он коронованный самой галактикой и ее бесконечными познаниями, его каждый новый шаг — рассыпающиеся по земле острые осколки звезд. Диппер — Всезнающий, люди молятся ему в надежде услышать верный ответ. Но Пайнсу плевать на их глупые просьбы. Диппер смотрит в спину королевы, не в силах сделать новый шаг вперед. Он впадает в ступор, от которого идет неприятный холодок по коже. Его семья мертва. Его друзья мертвы. Его Билл мертв. И все — неестественной смертью. Она нарушила клятву, данную священным словом сверхъестественных сил. Пироника обманула его.

Диппер на долгие годы впадает в отчаяние, закрывшись в собственной лаборатории, где подолгу сидит в углу, обняв руками собственные колени, слишком отчаянно уткнувшись в них носом. На сердце царила пустота, боль от потери и ненависть на самого себя — в те ушедшие века он смог справится с давлением Гидеона и своей новой госпожи, не смог противостоять им. И никто ему не помог выбраться из этой пропасти раньше, чем его духовный стальной стержень и вовсе надломился напополам, обращая душу в две ненужные поломанные детальки, коим место лишь в чистилищной помойке. Диппер Пайнс проводит в подобной прострации века, молчаливо исполняя все приказы Пироники, которая въелась своими острыми когтями ему в разум, оставляя на нем глубокие незаживающие царапины. Но в один из таких моментов Диппер резко останавливается на своем привычном пустующем пути от тронного зала до эшафота и обратно, когда в его глазах горит огонь решительности и пылают искры возросшей к этому миру ненависти. Пироника оставила его с носом. Пироника заслуживает такой же мучительной смерти, какой подвергся однажды некогда могущественный Билл Сайфер. Пироника обязана страдать и давиться собственными кровавыми слезами. Ее власть однажды даст слабину, прежде чем народ, ведомый его непоколебимым лидерством, объединившись, не пойдет на революционное цареубийство, ворвавшись в ее королевские хоромы, не из злата сделанных, а костей звериных и человеческих. Диппер Пайнс обещает, обернувшись в сторону дворца, что так тому однажды и быть. Корона мирового всевластия покинет ее голову раньше, чем ее мертвое тело коснется обагренной чужой кровью земли. Нравится ли тебе такой исход событий, моя госпожа?

Во многих параллелях реальности у Пироники оказывается отнюдь не мало врагов и недругов. Найти себе союзников, продолжая ловко играть перед своей императрицей ее верного советника, оказывается не таким страшным и сложным делом, как казалось это Дипперу Пайнсу изначально. Проходят новые долгие века, растянутые в столетия, прежде чем Дипперу удается поднять среди демонов и оставшихся в живых людей волнения, навеянные "излишней диктаторской властью" их королевы. Диппер Пайнс делает вид, что подавляет их — на деле же изобретает себе браслет, которому по силу обратить все мысли и помыслы ученого в белоснежный лист, делая их огненному демону нечитаемыми в своем захваченном разуме. Ты дала ему бесконечные знания всех миров и галактик, Великая. В этом и была твоя самая главная ошибка. Диппер Пайнс убивает сподвижников императрицы холодно, беспощадно, смотря им глаза в глаза, повесив на них мнимые преступления против государственной власти. К его ногам падают мертвые тела Гекторгона, Тифа и Зантара, а его руки обагрены их мерзкой кровью. Диппер гордо выпрямляется, дует на свою челку, которая падает на глаза и с невозмутимым видом отправляется прямиком в свою лабораторию, держа руки ровно перед собой — он ни за что на свете не простит себя, если, пускай даже и случайно, но запачкает свой любимый плащ. Он знал, что его верные слуги — низшие демоны, оставшиеся рядом с трупами уничтоженных бывших друзей новой госпожи этого мира — умеют уничтожать не только мертвецов, но и улики. Диппер Пайнс на них полностью рассчитывал.

В этот раз жертвой оказался никто иной, как ненавистный сердцу Пайнса Криптос. В пыточной ученый зажимает горло демона, поднимая его вверх по стене, не смея сводить с его ухмылки испепеляющего взгляда. Диппер невозмутим. Диппер жесток. Диппер беспощаден. С тела Криптоса свисают длинные внутренности, заботливо выпущенные серым кардиналом этого королевства. Сегодня этот шут навеки прихлопнет свой дурнопахнущий рот, уголки которого более не поползут вверх в приторной улыбочке. Улыбки, от которой выворачивает кишки.
— Я знаю, Криптос. Знаю, что ты верен Пиронике и ее идеалам. Никакой государственной измены, — открывает правду Диппер Пайнс, пока его личная стража охраняет вход в пыточную комнату от всевозможных лишних глаз. — Ты просто оказался не в то время и не в том месте. Но даже эта случайность не отменяет твоего титула местного придурка на деревне. Ты лишний, Криптос, просто знай это, — Пайнс слышит, как шипит демон в его адрес хриплые проклятия, за что ученый сдавливает горло ему сильнее, перекрывая человеческую сонную артерию. — Мне терять ничего, если думаешь, что сможешь меня напугать... — Диппер скалится, берет другой рукой энергетический нож, занося его над глазом Криптоса, в остром желании выколоть его и раздавить подошвой сапог, как в то же время чувствует удар телепатического сигнала, от которого медленно кружится голова и подкашиваются ноги. Пайнс останавливается, зажмуривает глаза, в надежде прийти в себя. Пироника. Императрица мира звала его к себе. Диппер отпускает демона в наручниках и делает пару шатающих шагов в сторону, откладывая невидящим взглядом нож обратно на тумбочку. Парень резко оборачивается и быстрым шагом направляется к выходу, напоследок бросив слугам то, чтобы разобрались с пленным без него, да поживее. Заставьте его молчать раз и навсегда.

Диппер смиренно ступает по земле, где до сих пор гнили человеческие трупы, ведомый сладким голоском Пироники. Старые кости под ногами ломаются, обращаются в пыль, когда резкий порыв ветра тормозит Пайнса своей непривычностью. В воздухе витал запах смерти, от которого Пайнса по первости даже тошнило, но со временем к этим неприятным превратностям судьбы он сумел привыкнуть. Слуги и стража раскланиваются перед ним в немом благоговении перед высшим в чине, когда нога бессмертного человека ступает за порог дворца, а после — тронного зала.
— Госпожа, — теперь пришлось принести Дипперу Пайнсу дань уважения, поклонившись перед Пироникой и ее неутомимым внимательным взглядом. Ноги не хотят идти дальше, не хотят ступать ближе к ним — эта женщина обрушила слишком много страданий на его голову, чтобы восстать перед ней бесстрашным фениксом в своем величии. — Вы... хотели меня видеть? — он слушается голос, ступает ближе и ближе, пока их не разделяют несколько метров друг от друга. Гости? Почему это так должно удивить видавшего на своем веку страха ученого? Диппер вопросительно изгибает бровь, прежде чем аккуратно встать рядом с троном королевы, взирая на огромную дверь, тут же распахнувшейся перед ними.

Отредактировано the imaginarium (25-11-2018 15:49:52)

0

38

Форум: glass drop
Текст заявки:
Объявляется розыск всего каста - Bubble! Мечтаю собрать, как можно больше персонажей, чтобы развернуть что-нибудь масштабное, в каноне хватает для этого событий. Знание всех комиксов не требуется, достаточно иметь представление о своем персонаже и желание играть, с остальным разберемся.
Отдельно отмечу, что очень жду Анастасию (Королеву гнили), на эту прекрасную даму имеется много планов, и, конечно же, остальных членов dream team Бесобоя.
Не заставляйте старика ждать, я тут не молодею. Приходите и оставайтесь надолго.

оставлю это здесь

https://c1.staticflickr.com/1/596/30718878514_c422f39b90_o.png

Ваш персонаж: Алексей Рыков (Чёрный Пес) - московский шаман и оборотень, друг и помощник Бесобоя.
Пример вашего поста (за другого персонажа):

Пример поста

Он бежал из последних сил. Дыхание начало сбиваться, а горло сильно обжигал холодный воздух. Глаза слезились от ветра, затрудняя видимость. Снежинки больно впивались в кожу лица. Но на всё это не было времени обращать внимания. Римус только и успевал, что уворачиваться от заклинаний Пожирателей смерти посылаемых в него, и изредка самому посылать в них, если удавалось найти удобный для этого момент. Вспышки света, чаще зелёного — цвета смертельного заклинания, то и дело пролетали мимо. Пожиратели не давали малейшей возможности толком отбиться или трансгрессировать, загоняя свою жертву.
— Экспульсо! — выкрикивает Римус, продолжая бежать и надеясь, что заклинание задержит врагов.
Когда же всё пошло не так? С чего начался весь этот хаос? Римус не знал. Может не стоило идти второй раз на один и тот же «пост»? Может его изначально ждали, зная, что сегодня опять будут дежурить члены Ордена Феникса? Получается, что кто-то их сдал… В Ордене крыса? Ему так часто приходилось сталкиваться с предательством, что Люпин, наверное, даже не удивился бы такому повороту событий. Старо предание. Так что все может быть, но делать поспешные обвинения Люпин не имел прав.
А может всё просто началось тогда, когда Люпин согласился на дежурство, подменив одного из соратников, хоть ему и не хотелось? Римус был слишком уставший после прошлого дежурства, и ко всему прочему близилась ночь его «пушистой проблемы», но он всё равно согласился, не мог по-другому. А теперь он влип. Сильно. Три Пожирателя и он один против них. Немного нечестно получается, но в этом вся суть врага.
«Стар я стал для таких пробежек,» — грустно усмехается про себя Римус.
В какой-то момент, Люпин и сам не понял — как это получилось, он всё же смог оторваться. Он забежал в пустой переулок, каких было множество на этой улице, а потому особо ничем не примечательный. Римус согнулся, держась за колени, он тяжело дышал, пытался восстановить дыхание. Сердце билось в бешеном ритме. Пора было уходить, а иначе скоро придется продолжать этот марафон.
Стоило только подумал об этом, как с двух сторон переулка появились Пожиратели, окружив Люпина. Выбора не оставалось. Они вытянули руки вперёд, нацелив на Римуса свои палочки, произнося какие-то заклинания. Люпин их уже не слышал, он крутанулся на месте и в следующий миг перед глазами всё потемнело. Он почувствовал, как его сдавило со всех сторон, стало трудно дышать. К трансгрессии трудно привыкнуть, но всё же после стольких раз. Тем более длится это всего считанные секунды. И вот, волшебник приземляется в том месте, о котором думал, скорее всего даже и не переставал думать с момента, как утром покинул его, — около двери своего дома, где сейчас должна находиться Тонкс. Дом небольшой и скромный, совсем не примечательный, но Люпина никогда это не волновало, для него это было самое уютное место на земле, особенно теперь, когда рядом с ним человек, которого он любил всем сердцем…
Ему очень хотелось наконец-то ощутить тепло, на улице была по-настоящему зимняя погода. Римус жадно глотает холодный воздух, стряхивает с плеч и шарфа пушистый снег. Ему всё же удалось уйти от Пожирателей и это не могло его не радовать. Люпин взмахивает палочкой, тихо-тихо произносит «кодовое» заклинание — дверь тут же открывается, скрипнув. На дом была, естественно, наложена защита, настоящее положение дел заставляет прибегать к подобным мерам, дабы обезопасить себя и своих близких.
Римус сделал шаг, переступая через порог. Жгучая, пронзительная и довольно неожиданная боль в области живота, словно яд распространилась по всему телу, от чего лицо мужчины исказилось. Перехватило дыхание. Перед глазами всё поплыло, а ноги вдруг стали ватными и подкосились. Люпин привалился спиной к стене, чтобы не упасть. Он ухватился руками за то место, откуда распространялась боль. На руках Римус ощутил тягучую липкую жидкость. Кровь? Она просочилась сквозь одежду и расплывалась багровым пятном на мантии.
Одно из заклинаний Пожирателей таки настигло Люпина и ранило его. Римус часто дышал. Его, вдруг, охватила несильная дрожь и озноб, а на коже проступил холодный липкий пот.
— Дора, — с трудом зовет он, очень надеясь на то, что девушка дома.

0

39

Текст заявки: В закатных кошек я верю уверенней, чем в действенность заявок в столь удаленных от мира темах – но чем Создатель не шутит.

– Господин Вальдес, – говорить Олафу было трудно, но он не замолчит, пока не скажет все, что хочет, – я рад, что могу сам назвать свое имя. Я – Олаф Кальдмеер.

Бешеный присвистнул.

– А мне казалось, я вас так хорошо не узнал!


Дорогой, адмирал цур зее, я хочу не узнать вас снова!

Эта история о двух адмиралах, всегда находившихся по разные стороны баррикад. 
История о невозможной дружбе, которой и быть не могло — конечно не могло.
О плене, который при всей своей удивительности не мог бы быть таким. Таким, когда тебя ведут под руку на зимние прогулки, рассказывают про Излом, приходят с бутылкой вина и находят лучших врачей. Вальдес не знает слово нет и нельзя, смеется над веселым "не может быть" и игнорирует. Игнорирует всевозможные традиции плена, принятых в Кесарии, чтобы подменить их словом гостеприимство, и считать, что так и должно быть. Будет именно так и делать.

О том, когда враги становятся ближе, чем много кто другой. О том, когда враги проявляют больше такта и совершают поступки, делающие им честь — чаще, чем твоя собственная страна. И врываются в твою жизнь, снося всевозможные устои, даже не замечая.

— Впусти господина Вальдеса...
— …иначе господин Вальдес высадит дверь, - жизнерадостно закончил Кэналлиец.

Это не могло бы быть дружбой, ни за какое золото мира, ни за какую логику — маломальскую. Минимальную. B Вальдес был последним человеком во всем Хексберге, кто добровольно последовал такой бы скучнейшей вещи как логика, правда.
Но да, конечно, не могло.
И Бешеный — лучший, кто умеет совершать невозможное.
Это стало дружбой для врага, предательством для страны; потому что, конечно, быть готовым защищать корабли и доверенных тебе людей до последней капли крови — это не так честно, как бежать, поджав хвост, впереди всего моря. Конечно. Это, знаете, гусиные заморочки, доступные для понимания не всем, но очень ожидаемые.

Кем-то из них владеет долг. Хотя, что уж там: долг владеет ими двумя, но это не Вальдесу предстоит выбор, остаться ли на чужой земле, не пойми кем, или же отправиться прямиком на смерть на родину, даже если ему придется предстать перед судом — или же согласиться, выбрать предложение Вальдеса. Он не выбирает, хотя если бы он кивнул, Вальдес перевернул бы мир, фыркнул на все правила, возвел бы в конце концов баррикады, и не выдал бы Ледяного Кесарии. Олаф не соглашается. И не кивает. Едет добровольно навстречу своей собственной смерти, и считает, что это будет кому-то нужным, чем-то важным, чем-то, отличным от предательства, несмотря на то, что его самого предали все, кто только можно.

Ротгер всю жизнь кладет на правила.
Олаф чтит их пуще заветов Эсператии.

Каждый из них предан своей собственной стране, только вот только одна из них, готова распять лучшего адмирала как предателя.
    каждый из них ни на минуту не забывает, что они враги.
    каждый из них придерживается каких-то своих правил.

Поэтому Вальдес уходит в дрейф к берегам Кесарии, поэтому Кальдмеер уходит к этим берегам куда раньше, отлично понимания, что отправляется на смерть.

Это, Создатель, такое чертово стекло.

- - - - - - -

Есть такая трава, и она вроде бы меня отпустила, а потом вдруг посмеялась и ударила меня падающим реем по голове, вы знаете как это бывает, правда? И вот я ловлю себя на том, что за ночь перечитываю всю военно морскую арку, вот я уже вспоминаю старейших, но прекрасных как рассвет авторов. Ем стекло ложками. 

Я абсолютно не притязателен к размеру, оформлению, скорости. я могу оформлять, могу не оформлять, могу писать птицу-тройку, могу не писать. Единственное, я так и не признал до конца первое лицо, но черт подери, это настолько редкий фандом, что я, кажется, готов потупиться своими идеалами.

Ищу я Ледяного, а в свою очередь готов предоставить лучшее марикьярское гостеприимство, касеры и, конечно, врачей. Я готов играть канон, готов расписывать пленение новыми красками или whatever else; или же уходить в самые разные альтернативы, начиная от реверса проигравших сторон и заканчивая модерн ау со всевозможными вариантами. Да и чем только не. // Я с радостью сыграю пейринг, но не откажусь и от джена. Господин Кальдмеер, знайте, отправляя эту заявку, я чувствую себя абсолютно безотказным! : D но в конце концов, я бы очень хотел отыграть это все, и, да.

Пример вашего поста:

Пример поста

Всё куда-то исчезло, растворилось во тьме… /// это голоса твоих галлюцинаций.
не оставляй меня одного в темноте

Он не ждет гостей, даже Ремуса скорее всего не ждет, потому что все слишком понимают, и на этот раз почти наплевать на то, что он не выдерживает свое все в порядке — на двадцатку из десяти. И, наверное, этого гостя он ожидает увидеть в еще большую последнюю очередь. Его разбирает на смех, его разбирает на столбняк, его вообще разбирает цветочной мозаикой на различные части и эмоции, и он в самом деле замирает. Не как послушный мальчик с превосходно по подчинению, а как охуевший в конец кто бы то ни было. Он тормозит с дюжину, пол дюжины секунд, прежде чем начинает — не тянуться к палочке, нахуй, похуй, потому что чтобы ты не хотел — слушай, раз ты оказался.
— Тебя ведь ничего не остановило, когда неделю назад ты… — Сириусу кажется, что его несет, что будет нести до тех пор пока на него не бросят silencio или непростительное, но обрывает фразу после короткого рванного указания сразу же, хотя был на грани перед тем, чтобы сказать вперед и шангуть.
Болезненно морщится, смотрит короткое мгновение, пару и кивает, под еще один толчок,  поднимая руки ладонями перед собой, что смотри, the only one who can use magic here it is you. Сириус жалеет, что так и не выучил ни одного дельного невербального. По многим причинам. По одной из которых он сейчас делает шаг вперед и еще несколько, по той, по которой отчаянно пытается заниматься саморазложением в свободное от деятельности Ордена время, чему отчаянно противится Люпин, только спасает это с переменным успехом.
Он делает несколько шагов внутрь, с палочкой под ребрами, по всем законам красивого жанра и его раздирает смех. Раздирает, от того, что на доме защита, что ни один пожиратель и никто кроме друзей не мог бы пробраться незаметно, за то, что он так и не подумал вычеркнуть Сохатого из всех списков. Could be a good point, he would be better prepared a minute ago. Who is he lying to, though he fucking can't be prepared to all of this. Его раздирает на смех, обиду, его вообще, блять, раздирает и когда все становится все почти нормально, Джеймс сначала убивает Фрэнка, а потом появляется на пороге его дома. So unbelievable. So fucking unbelievable.
He likes the fact that Remus is not visiting him today - for many reasons.
He likes that James comes after he killed someone, after Sirius changed his mind, after all of this, so he probably can think anything except all the memories he fucked up.
Он делает несколько шагов внутрь и едва поворачивает голову, смотря на то как Джеймс закрывает дверь. Мельком думает, что неделю назад за бардак и количество бутылок ему возможно было бы даже стыдно. Настолько же, сколько похуй сейчас — смотри, весело, isn’t it?
Ремус пытается с этим что-то сделать и даже терпит какой-то успех. До недавнего времени бутылки, разбросанные по коридору, гостиной остаются как часть декорации, чисто принципиальной, дань его боли, дань его потери — до недавнего. Время течет как память, время бьет тебя непростительным и сминает дыхание короткими фактами.
Ремус пытается что-то сделать с бутылками. Ремус пытается что-то сделать с ним, все эти лекции, разговоры, нравоучения. Как он вообще с ними задержался в школе. Можно закатывать глаза и продолжать до бесконечности, скомкано добавляя то, что в нужный момент он смог оказаться рядом, ровно также знал, когда стоит промолчать. Когда стоит положить руку на плечо, когда сжать, а когда все же оставить одного — знал куда как лучше чем он сам.
Сириус благодарен. благодарен. только это разрывает на части не меньше, оттого, что раньше на его мести всегда был Джеймс.
Джеймс, который протянет руку.
Джеймс, о плечо которого он обопрется.
Джеймс, с которым ты будешь пьяно шутить и балансировать на высоте Астрономической башни и потом взбираться на метлу посреди ночи.
Джеймс, который учил его заново дышать, который слушал его ругань, который протягивал новую бутылку, когда его заканчивалась, который вытягивал его из пьяного бреда и учил жить заново. 
Джеймс, Джеймс, Джеймс… Сириусу порой кажется, что себя терять не так больно, но вообще он в полном порядке. Он в полном порядке, он даже появляется на похоронах Фрэнка и появляется у Алисы в больнице, и это работает отличным триггером для того, чтобы на этот раз он заперся дома, потому что у него нет сил на это в порядке.
Но вопреки всему он отлично может дышать даже когда here is James in front of him.
Он верит, что Джеймс правда сможет размазать его по стенке, легко. Верит, что без колебаний. Так странно — верить. В Е Р И Т Ь. У Сириуса вообще плохо с этим словом. Плохо, в последние несколько месяцев. Плохо, в последние несколько месяцев, превращающиеся в полгода.
Еще он не идиот и знает, что он сможет достать палочку достаточно быстро, достаточно для того, за кем внимательно следят, и недостаточно, чтобы обогнать фору в несколько секунд, которую имеет Поттер, уже вытащив оную и направив. Еще он не идиот и знает, что все, выходящее за грани стоять смирно и ждать whatever, whenever, whoever fuck all of this — опасно, с налетом самоубийственности.
Еще, честно говоря, ему больше, чем похуй на эти градации.
Конечно, Джеймс не отвлекается, когда захлопывает дверь, наверняка, ожидает чего угодно. Но только, чистокровные, уважающие себя маги, редко опускаются до маггловских потасовок. На традиции чистокровных ему тоже похуй. Еще сильней.
Он вбивает локоть под чужие ребра, коротко удивляясь насколько же легко тот проходит сквозь тонкую ткань мантии, и пользуется тем же мгновением для того, чтобы вывернуть запястье — не вывернуть толком, но перенаправить палочку в пол, жалея, что те не ломаются слишком просто.
Развернуться и сильно ударить коленом в живот, дергая за запястье в попытке вывернуть. Неудачном, почти — отвлекается, но он предсказывает себе несколько секунд за которые тянется свободной рукой за палочкой, чтобы скастовать оглушающее.

о том, как я могу и не мешать никакие языки и вести себе прилично

#2
Сириус смеется, выходит пьяно, выходит читай искренне — он рад, что здесь Луни, он рад, что здесь… как там ее имя? Да какая всерьез разница! Он ловит ее руку своей, прижимая к груди сильнее, выходит также как когда чем-то клянешься, выходит почти также с какой-нибудь мимолетной оговоркой, что трезвые люди не разваливаются в темных барах, трезвые люди в повседневности используют свои руки — скучнейшая повседневность, продаю эту, скупаю ее у друга!

— Ты не поверишь, я абсолютно не помогал ему ни в одном зачете! — весело протестует Сириус, отлично улавливая детали ты и тебе и какое ты из двух ты, адресуют ему, но заменяет, но варьирует и выбирает то, что ему симпатичнее, абсолютно не раскаивается. Пару стаканов до или после — и он бы оскорбился за Рема, пара стаканов после или до — там, где он сейчас, ему просто весело, весело вести незначащие беседы и ни на что не обижаться.

Не обижаться куда проще, чем помнить все обиды, обиды — как великолепное слово ни о чем, потому что, эй, Джеймс, слушай, ты знаешь, я чего-то обиделся. Отчего-то это обидно, когда ты предал все, ушел к Пожирателям, и еще пара причин, не таких страшных, но несколько своеобразных, конечно. Немного обидных. Обидно звучит куда лучше, чем эй, Джим. Меня раздирает вничто на части. На манер разбитой о стену бутылки, раздирает настолько вничто, что оборотни приходят за мной не только в полнолуние, а выть можно даже без анимагической формы. Херня какая-то, послушайте только.

Он мельком ловит взгляд Рема, какой-то испуганный, загнанный, будто за ним гонится десяток охотников, вычисливших, что он оборотень и съел в минувшее полнолуние десяток новорожденных детей. Сириус мнется, недовольно передергивает плечами от ассоциации, ненавидит следующую, затрагивающую предыдущую почти полностью, с короткой поправкой на чистокровных детей и Пожирателей — вместо охотников. Затрагивает и отскакивает, споткнувшись об алкогольную стенку, сооруженную Блэком, отскакивает, оставляя за собой лишь короткое раздражение.

— Прости, маменька, — Сириус морщится почти сразу, жалея что начал, потому что настроение качается на астрономической башне и вот-вот пытается оступиться. Вспоминать семью — именно, вот, что не хватало ему для полного счастья! Но у него все охуенно и он отлично натягивает улыбку обратно, сверкает глазами и тянется к бутылке, чуть отгибаясь и шаря рукой по столу, оставляя вторую на спине у девчонки, придерживая, прижимая ближе, продолжает, — Я собрал свои манатки и съебался из дома много лет назад, так что считаю себя в полном праве нарушать комендантский час!

— А если я задолжал тебе незабываемое свидание в твоей жизни за всю помощь с зачетами, набери мне завтра, сегодня я уже немного окольцован, — Блэк легко перекидывается на вторую часть подмигивает — не то Лунатику, не то той, кем он окольцован — так и не вспомнил ее имя, даже не попытался.

Он отлично знает, о, догадывается, что Луни забыл в на редкость паршивом баре, разве что не знает, как тот умудрился его найти в огромном Лондоне, но на это совершенно искренне плевать сейчас, и он определенно не собирается ни домой, ни восхищаться нравоучениями или словами ебанной поддержки, в которых Рем, конечно же, наверняка, альма мастер.

+1

40

UP!

Форум: Антикросс
Текст заявки:
Каст Дома в поисках всех. С нами уже: Сфинкс, Македонский, Слепой, Химера, Стервятник в чудесном исполнении и Русалка. Мы готовы принять любого, кто любит эту книгу и готов (или не готов) сыпать в общую копилку идеи :З Фендом на любителя, однако если вы читали "Дом, в котором" и полюбили героев и мир, то должны понимать прелесть лора) Наш каст достаточно активный, пишем все в разные сроки, но все на одной волне. Мистика Леса, мистика Дома. Даже намётки идей на второй круг =)
Пока у нас есть активные заявки на Табаки, Ральфа, Лорда и Горбача.
На сюжет идёт чуть-чуть иначе, чем в книге: на более ранний срок перенесены некоторые события, незначительные для канона, и выпуск, решением дирекции, отложен до решения проблем с воспитанниками. Акула слишком хорошо помнит, что было при его предшественнике.
Обещаем много интересной игры и активности. Никакого долбежа по поводу сроков не будет, у всех есть ирл и это важно, главное любите Дом (:

Ваш персонаж: Русалка, существо Леса, воспитанница Дома, сфинксвовое приведение Четвёртой. В самом деле Русалка мной авторски раскрыта довольно (на любителя) сильно и описывать всё сюда не стану)

Пример вашего поста:

Пример поста

«Сёстры вещие везде, На земле и на воде, Кругом, кругом водят пляс. Трижды - этой, трижды - той, Трижды снова, девять! Стой!» ©

Многоголосьем льётся песня Леса и складывает её всё: и трава под лапами ночных охотников и далёкий хохот Псоголовых. И уханье совы и шелест ветра. И вой оборотней и крик умирающей полевки.
Русалка ищет не первый день следы другие. И голос, не тот, к которому слух привычен. Ищёт в запахах, ищет в пролитой крови, ищет в гостях, таких залётных, таких нелепых в испуге своём, надежде или радости. Она за руку выводит из Леса большого, неуклюжего Зверя, потому что он ещё щенок и ему опасно бродить одному, Топь ждёт неосторожных. Старуха Русалку бранит, когда та возвращается с исцарапанными руками и кровящими стопами. Наутро раны исцелит Озеро, вернёт вместо глупых ног - хвост, и Русалка снова будет вплетать свой узор в Песню.

Старухе не по нутру новая игра Русалки. Не нравится ей, что та начинает всё чаще убредать от ручьев и бегущей воды. Что всё дольше и насилу она проводит на сухой земле. Что терпит боль, которая платой режет маленькие ноги - ворожба не бывает за так. Боль Лес любит, боль Лес пьёт как дикй мёд. А Русалка продолжает заходить всё дальше и дальше. Чаща лишь часть множества и Озеро - не одно.
Однако ведёт Русалку совсем не любопытство. Не любопытство к Лесу. А туда, откуда чуется образ того, кто ушёл. Того, кому не оставили память. Того, кого Лес взаимно не принял. Старуха говорит: В Лесу не место трусам и глупцам.
Русалка, каждый раз, пылко защищает: Он не глупец и не трус!

А кто?
Ох, девонька. Ты даже не знаешь имя.
Не знаешь - не позовёшь.
Не позовёшь - не услышит.

А я найду.

И ищет.

Слышна музыка, издалека. В пролеске, куда ведёт чистая, без единого бурьяна, тропинка. Прямая, как стрела, хорошая дорога. Приглашающая.
Хозяйки Леса*, паразиты Леса, ждут путников. Хозяйки Леса, паразиты Леса снова голодны.
Потому их смех так лучист, потому так звенит он в тишине. Потому так манит несведущего музыка и запах сдобы. И девушки в венках из лесных незабудок ведут хоровод, сцепив нежные руки. Котёл их пуст, пока пуст, но… Слышите? Шаги.

И Русалка слышит. Шорох. Тропинка бежит издалека, чтобы верно-верно привести к маленькой избе. У того кто идёт не две ноги и от него пахнет Лесом.
Ночь давит а плечи Русалке, и ноги болят от каждого шага. Русалка не боится и даёт эту дань Лесу с благодарностью.
Спасибо, спасибо.

Ведь в ручьях только не найти потерянного. И пути вовне - тоже. Однако это Лесу она не шепчет, не скажет даже Старухе.

Тот, кого слышит Русалка, вскорости услышат и Сёстры. Им нет разницы, чьё мясо делить - человечье или Детей. Всё одно, мучения лес тоже принимает. Ведь агония сродни любви. Всякая музыка в почёте: днём и ночью - каждому времени своя.

— Не выходи ближе, тебя найдут и освежуют. Шкуру Пряха пустит на платье или шаль, а глаза съест старшая. Язык достанется средней, они всегда делятся промеж собой.

Шелестит Русалка ветром и текучими ключами. Быть может этот пришлый-свой знает об опасности сам. Но ведь не только Старуха умеет ворожить и вести за собой и к себе.
Она выходит под лунный свет, чтобы, наконец, видеть, кого ворует, снова, у Хозяек и показать себя. В залитом лживым лунным светом каскаде золотых волос теряется нагота. Ясно видно одно лицо, полоску живота и бёдер. 

От Ходока пахнет не только Лесом, понимает, едва ещё на шаг приближаясь к шестилапому волку. Дивный какой. Красивый.
В восторге были бы Сёстры.
Паразиты.

От него пахнет другим миром. Тем, к которому нет хода Русалке. Тем миром, каким пах другой, пришлый, ушедший: юноша с глазами кошки.

Отредактировано Fulcrum (28-11-2018 02:48:57)

+1


Вы здесь » Live Your Life » -Кроссплатформы и кроссоверы » Поиск партнера для игры


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC