Live Your Life

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » -Кроссплатформы и кроссоверы » Поиск партнера для игры


Поиск партнера для игры

Сообщений 21 страница 40 из 43

1

В данной теме действуют Общие правила каталога и Правила раздела «Ищу игрока» (подробнее). Дополнительные правила специально для «Поиска партнёра» указаны ниже.

Заявка в теме оставляется в следующих случаях:
• У вас нет на примете ролевой, но есть желаемые образы и сюжеты для отыгрыша;
• Вы игрок на определённом форуме и ищете партнёра с конкретными предложениями по сюжету.

Конкретика:
• Один пользователь - одна заявка в тематике;
• Один пользователь - не более трёх заявок всего (в трёх разных тематиках);
• "С аккаунта сидят два/три/десять человек" - всё равно одна заявка в тематике;
• Хочется новую заявку - попросите сначала удалить старую (в этой теме с указанием раздела);
• Поиск - только для игроков, ищущих партнёров. Для администраторов и пиарщиков есть "Ищу игрока";
• Пример поста обязателен;
• Анкета или пост по ссылке закрыты для гостей - сообщение удаляется;
• В одном сообщении несколько отдельных заявок на искомых персонажей - каждую под спойлер;
• Заявка очень объёмная и/или в виде крупной таблицы с заливкой цветом - хотя бы часть под спойлер;
• Обновлять/поднимать имеющуюся заявку можно не чаще, чем раз в две недели. Открывать новую после удаления старой - без ограничений;
• Сама по себе заявка находится в теме два месяца, после чего удаляется.

Запреты:
• Повторять заявку раньше, чем по истечении двух недель;
• Пытаться обмануть администрацию путём создания дополнительных аккаунтов;
• Игнорировать шаблон заявки;
• Администраторам - искать акционных персонажей не для себя лично.

Шаблон заявки для поиска партнёра на форум
Код:
[b]Форум:[/b] (ссылка в виде названия)
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Ваш персонаж:[/b] (ссылка на анкету или краткое описание, даже если персонаж канонический)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler] (либо ссылкой на сообщение с указанного форума)
Шаблон заявки для поиска партнёра (без приглашения на форум)
Код:
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler]

0

21

Форум: http://yellowcross.f-rpg.ru/
Текст заявки:
http://sh.uploads.ru/TKrwO.gif • • http://s5.uploads.ru/MqagK.gif • • http://sh.uploads.ru/Ec95j.gif • • http://s9.uploads.ru/x2EQc.gif
robert sheehan only

▹ Ее Императорское Величие ищет себе в фавориты и компаньоны прелестного лондонского денди.
Кто знает, может Пандуссия — это тот самый таинственный материк, по которому разъезжают хищные города, уничтожая друг друга? А Островная Империя, оторванная от всего мира океаном, тысячи лет назад тоже была частью мирового сообщества, разбомбленного в той шестидесятиминутной войне?
Сейчас уже никто не скажет наверняка, но что помешает нам их объединить?
И что может помешать Тому попасть в Дануолл на прием к императрице, а Эмили — броситься на материк в погоне за чем-то неизвестным?
Придумать сюжет, обоснуй, что угодно — всегда с радостью и превеликим удовольствием. Ты главное приходи, а дальше Ее Императорское Величие тебя уже никуда не отпустит, окружит большой любовью, научит всяким плохим вещам (которые сама умеет в совершенстве) и, вероятно, может даже сделает императором. Если переживет очередной бунд xDD
а еще роб тут такое ласковое солнышко, его нельзя не полюбить ну

▹ собственно, ищу для продолжительной и вероятно любовной линии, готова засыпать идеями и предложениями, отсыпать стекла, драмы и милоты. Размер постов значения не имеет, главное — содержание. Если что — всегда готова помочь и подсказать что-то, постараюсь обеспечить графикой. В общем, главное приходите — а дальше я постараюсь сделать все, чтобы вам было тут комфортно и уютно)))
Ваш персонаж:  Эмили Колдуин, единственная законная императрица Островной Империи из видеоигры Dishonored.
Пример вашего поста:

пост за Эмили

OST Dishonored 2 - The Dreadful Wale
OST Dishonored 2 – Emily (Leitmotif)

"Когда все пошло не так?"

Сидя в своей крохотной каюте на "Падшем Доме", я с тоской смотрю в стену, мерно покачиваясь на скрипучем стуле. Этот скрип меня умиротворяет своей монотонностью и постоянством. Ровные строки, выведенные моей рукой составляют изящные дорожки, наполненные горьким смыслом.

"Виман, оставайся на Морли и не ищи меня. Быть рядом со мной сейчас слишком опасно..."

Я прошу Вимана остаться как можно дальше от меня, но в глубине души я задумываюсь, а хочу ли я, чтобы он вообще находил меня сейчас или потом? Подозрительные сомнения нахлестывают на меня северными волнами, заставляя сердце леденеть от страха и преддверия будущих предательств. Могу ли я доверять ему теперь, когда, кажется, весь мир обернулся против меня, той, у чьих ног весь этот мир и лежал когда-то?

Могу ли я доверять хоть кому-нибудь, и даже себе?
Я не знаю.

Мои немного численные союзники - Меган Фостер, доктор Александра Гипатия и, возможно... Соколов, если я смогу вытащить его из лап этого гения Джиндоша.
Однорукая женщина, доктор, которая приложила свою руку к моим злоключениям (хоть и вина ее тут косвенна) и чертовски умный старый бабник... Против механических солдат, стражи, армии и ведьмы, которая по совместительству еще моя непредвиденная тетушка.

Что я могу сделать, чтобы вернуть то, что принадлежит мне по праву?
Чтобы вернуть свой трон и самого дорого мне человека?
Я не знаю.

Каждое утро я просыпаюсь, скидывая с себя тяжелые оковы сна, которые тащат меня обратно в Бездну, где странные, мрачные видения терзают меня сомнениями и видениями прошлых лет.
Я с трудом разлепляю ресницы, каждый раз протирая ладонями лицо, будто стирая остатки этих сновидений. Я очень устала. И иногда мне хочется заплакать от безысходности, как могла позволить себе это крошка-Эмили, маленькая императрица, уткнуться лицом в грудь Корво и просто реветь, пока вместе со слезами все эти ужасные ощущения не покинут меня.
Но Корво рядом нет.
А те, кто есть, не поймут моей слабости, не примут ее.

Эти люди надеются на меня... хотя, казалось бы, моли как и все остальные, давно разочароваться и на радость новой "императрице" сдать меня новым властям. Меган дала мне приют и кров, она кормит меня, хотя совсем не обязана. И она чертовски рискует.

Я слишком долго подводила своих людей. слишком долго жила для себя, развлекалась, придавалась любовным утехам, стараясь забыть о долге. Почему я считала, что сбежать на крышу и смотреть на звезды в ткацком квартале или провести приятные часы в "Золотой кошке" намного важнее разобраться в делах собственного государства?
Как так вышло, что мой собственный народ так спокойно отрекся от меня, когда на этой шахматной доске появилась новая фигура?

Далила... это чудовище.
Я никогда не слышала о ней, ни мама, ни Корво никогда не рассказывали о ней. А как можно воевать с тем врагом, о котором ты практически ничего не знаешь?
Имеет ли Далила действительно права на трон? И почему нужно было забирать их у меня?

Вопросов слишком много, а человек, который, скорее всего, мог бы дать на них ответы, обращен в камень... И я даже не знаю, жив ли он.
Но, чтобы ни случилось, я заставлю Далилу вернуть мне моего отца, мою империю, мою жизнь.

Я уничтожу ее раз и навсегда.

Я с трудом привожу мысли в порядок и смотрю на свое недописанное письмо. Беру в руки перо и со вздохом дописываю несколько строк. Пусть будут, мне приятно знать, что где-то далеко все равно есть кто-то, кто все еще любит меня. По крайней мере я искренне надеюсь на это, что Виман не отвернется от меня, как все остальные.
Ведь кроме него и отца у меня больше никого не осталось.
А потерять еще кого-то, после гибели Алекси, мне не хочется.

"...будь осторожен, Виман. Береги себя.
С любовью, твоя любительница бегать по крышам."

Я запечатываю письмо и поднимаюсь со стула, на ходу накидывая на себя плащ. Я отдам письмо Меган, у нее еще остались доверенные люди, способные доставить эту весточку кому надо.

Я прихватываю с собой клинок, револьвер, обвязываю вокруг шеи привычный шарф. Быстрый взгляд в мутное зеркало по привычке.
Что ж, я готова бороться за свою жизнь дальше.

+2

22

обновляю тебя
Форум: http://xcross.rusff.ru/
Текст заявки: [float=right]https://i.imgur.com/AW0FrwX.png[/float]
Привет, Майк. Вот бы была у меня волшебная палочка или что-то похожее, как в этих ваших "сказках". Я бы махнула ей и ты появился. Но жизнь не сказка Майк, верно? В Хоукинсе творится что-то странное и чёрное, что-то в воздухе.. и я задыхаюсь там без тебя, мне плохо. Папа говорит, что ты сам найдешь меня, но я все равно продолжаю тебя искать, потому что просто глупо бы было не делать этого, верно? Ты бы поступил также. Я уверена в этом.
.
Итак, мне нужен Майк Уилер из "Очень странных дел". Если ты смотрел сериал, то знаешь, кто это.
Что будем играть:
Жизнь с тобой после моего возвращения, голые пятки под одеялом, красные щеки, поцелуи за школьными шкафчиками, жалящие крики и мигание лампочек, страх, рваное дыхание, телекинез, сбитые коленки, фейерверки на тёмно-синем, бархатном небе. Динозавры и машинки сброшены с тумбы, пока под носом тянется тонкая  струя крови и ты взлетаешь вместе со мной к потолку. Я превращу твою жизнь в невероятное приключение и больше никогда не уйду, слышишь?
дополнительная со мной через телегу: @ditto_carrot
Ваш персонаж: Элевен, или Джейн Айвз - девочка, сбежавшая из лаборатории. Она попала в твою жизнь совершенно случайно. Ты нашел ее в лесу, промокшую и испуганную, впустил в свой дом и спрятал во дворце из подушек и одеял.
Ссылка на анкету: Jane Ives
Пример вашего поста:

Пример поста

Липкая агония ползет вверх по твоему позвоночнику и ты задыхаешься, смотришь на него с такой ненавистью, выжигаешь взглядом обивку в машине. Он сделал это, в конце концов, он забрал тебя себе, не дал даже возможности поговорить с Майком. Ты падаешь куда то вниз на ситцевое, чёрное дно, которое заглатывает тебя и головой и продолжаешь задыхаться, злишься и искришь на заднем сидении, крепко сцепливаешь зубы.
Признается. Да, пусть он просто признается, что всегда видел в нем угрозу, что не хотел, чтобы ты искала его, не хотел пускать тебя туда, не хотел, чтобы ты нашла! С самого первого дня, он не хотел идти через портал, но ты заставила его и он ненавидит твоего Майка, ненавидит также сильно, как ты сейчас ненавидишь его самого. Просто потому что ты не можешь, у тебя нет выхода и тебе не хочется жить. Само существование превращается в сплошную агонию и ты плаваешь в этом черном котле, кричишь и пытаешься выбраться, но выхода нет, никогда не будет. И сейчас он хочет, чтобы ты просто пошла с ним, исчезла, растворилась в этой чертовой бреши, зловонной дыре без права на будущее, без возможности дышать. Тодд перехватывает тебя за горло и сминает артерии, душит под банкой, как муху и ты машешь бледными руками, злишься и кожа покрывается красными пятнами. Дрянь. Ты ненавидишь его и себя саму за это, за то, что Майк снова один там, в темноте и ты снова попытаешься прорваться к нему, но не сможешь. Тебя разрывает от отчаяния и ты впиваешься бледными пальцами в сидение, смотришь на него, как на предателя, хочешь наступить и передавить шею.
- в безопасности. и будет в безопасности, если ты будешь поодаль.
— Ты, кажется, меня не понял, — стальным голосом выдавливаешь ты, впиваясь в него взглядом, — Мне плевать. Я возвращаюсь к нему.
Ты выплевываешь эти слова куда-то в тишину, но он даже не оборачивается, словно тебя и нет. Наружу прорывается стальная птица, пронзительно кричит и царапает изнутри машину и ты выдираешься из этой железной коробки, задыхаешься и глотаешь ядовитый воздух бледными губами. Тебя трясет и саднит лопатка, но ты лишь крепче сцепливаешь зубы, поворачиваешься к нему спиной и выпрямляешься, словно тонкое, черное дерево, уходишь, царапая траву тонкими ногами, уходишь от него потому что он обманул тебя, уходишь, потому что он разделил вас, уходишь и сквозь тебя наружу сочится ненависть, пока ветер налепляет волосы на глаза, рычишь от злости и отчаяния, как изодраный щенок. Тебе больно и плохо и ты все еще ненавидишь его. Он чудовище, такое же чудовище, как и ты, а ты попыталась уйти от него к чему-то светлому. Но кого ты обманываешь? Вам с ним место в одной гнилой яме. Из горла продирается что-то черное и ты сгибаешься пополам, отчаянно кричишь, раздирая связки, разворачиваешься и идешь обратно, чеканя шаг и проламывая земную кору.
— Предатель!! — рвешься к машине ты и орешь, зло хлопаешь по грязному стеклу, — Я ненавижу тебя!! Ты не имел право! Не имел право решать за меня, ты слышишь?!!
Тебя разрывает от боли и отчаяния, тебе плохо и ты хочешь его ударить, сжимаешь руки в кулаки, продавливая ногтями кожу, пошатываясь из стороны в сторону, пока на глаза наворачиваются слезы, выводишь ладонь вперёд и кузов машины жалобно скрипит, стонет железо. Ты сжимаешь зубы, хочешь сжать, сдавить его в этой железной коробке, но, в конце концов, отворачиваешься к деревьям, орешь и сминаешь ветки, пока те хрустят и лопаются у твоей головы, дрожишь и стонешь, чувствуя его позади себя.
- ты хотела помочь ему, умница, ты помогла, но нам придётся вернуться, так или иначе. если кто-либо окажется поблизости, когда это произойдёт, последствия будут необратимо плачевными. а теперь подумай, ты спасала этого мальчишку ради того чтобы превратить в ходячего трупа?
Этого достаточно и ты оседаешь, давишься слезами и сползаешь куда-то на землю - нечестно! Это нечестно!! Хочется зарыться в яму и выть, подгибая под себя грязные колени, переждать, а потом вернуться, или совсем раствориться и впитаться в нее удобрением, хочется умереть и эта мысль снова так ярко всплывает в твоей голове, бьется и пульсирует. Твоя жизнь..она полна боли и каждый день ты ей давишься и стонешь, выплевывая через изодраный рот. Ты больше не можешь так жить, заливаешься слезами, пока он поднимает тебя на руки.
— Майк. Я не могу. Пожалуйста, верни. Я не могу!— ты стонешь и дрожишь, бьешься словно в припадке, пока он несет тебя через лес к порталу, дрожит и спотыкается. Он ранен, ему больно и плохо, но ты дергаешься в его руках и пытаешься выбраться, когда вы оказываетесь совсем близко, чувствуешь, как рвется на части и искрит воздух.
— Майк. НЕТ! ПУСТИ! ОТПУСТИ МЕНЯ!! — ты пронзительно кричишь и впиваешься в его плечи бледными пальцами, лупишь ладонями и пытаешься вырваться из хватки, словно израненная птица, вырваться и убежать потому что это все, чего ты сейчас хочешь, но он молчит, крепко удерживает тебя и вы прорываетесь сквозь брешь, пока ты отчаянно стонешь и кричишь, разламывая вокруг себя воздух на стеклянные треугольники. Ты бьешься в истерике у него на руках и снова пытаешься вырваться, но портал позади вас затягивается и исчезает и ты снова стонешь, ослабляешь хватку, пока перед глазами все плывет и затягивается серой пленкой, закатываешь глаза и теряешь сознание, приходишь в себя уже в комнате, дрожишь и плачешь, подминая колючее одеяло. Ты поджимаешь ноги и сворачиваешься клубком на кровати, как брошенный котенок, пока стены нависают над тобой бесчувственным и бледным куполом, прикрываешь глаза и снова падаешь в сон, надеясь хотя бы там увидеть его. Джейсон не виноват и Джейсон хотел помочь тебе, помог, но тебя изнутри словно разодрали бешеные псы, распотрошили и превратили в красную труху. Ты раскрываешь глаза, цепляясь глазами за книги, молча поднимаешься на ноги и подходишь к полке, достаешь оттуда одну из них, подаренную Эйбом и скользишь по картинкам, красными, пустыми глазами. Дверь почти не скрипит. Он всегда был слишком бесшумным. Всегда был? Сколько ты знаешь его? Кажется, что ты находишься тут целую вечность. Из книги смотрит на тебя тупая морда какого-то животного, цепляется за тебя отсутствующим взглядом. Пусто. Плохо. Джейсон. Ты уходишь к кровати и садишься на нее, продолжаешь рассматривать изображения животных, пока пальцы дрожат. Он садится напротив.
- злишься? конечно, злишься.
порой сам злюсь на себя, когда осознаю действия. даже если всё оправданно, и хм…правильно?

Ты не смотришь на него, лишь чувствуешь его присутствие, слышишь голос. Он говорит, что ты все сделала правильно, что вы найдете способ вернуться и ты поднимаешь взгляд, бьешься о его голубую радужку, пока из твоих карих сочатся слезы. Ты плачешь и обнимаешь его, прокручивая в голове все те, гадкие слова, что сказала ему.
— Прости. — отрывисто давишь ты и захлебываешься солеными слезами, — Мне так плохо, папа прости меня! Я знаю, что ты хотел помочь.
Комната проглатывает твою боль и молчит, пока свет от лампы заливает стены. Тебе достался очень смелый отец, своевольный и смелый и ты понимаешь, что ты - его копия.

0

23

Текст заявки: Не стану растекаться мыслью по древу. Чрезвычайно хочется поиграть пару Армитаж Хакс/По Дэмерон, горю по ней, если можно так сказать. Поиграть бодро, весело, иногда скатываться в драму (ну вдруг вам захочется), часто уноситься в разнообразные аушки (от мистической до кофешоп!ау, потому что почему нет, если да). С вас рыжий генерал, с меня шутки про мамок — лучший пилот Сопротивления. Люблю генерировать хэдканоны, составлять персонажные плейлисты, пилить коллажи и конфеты пьяная вишня.
Пишу в третьем лице, предпочитаю настоящее время прошедшему. Предпочитаю сразу обменяться постами в лс, чтобы понять, состыкуемся мы или нет. Форум будем искать вместе.
Пример вашего поста:

пост

Ньют видит кошмары. Иногда ему кажется, что чужие. А порой их и кошмарами не назвать вовсе, сны будто сотканы из десятков надерганных кусков, лоскутное одеяло, а не цельное повествование. Просыпаясь посреди ночи, он долго и жадно ловит ртом воздух. И все никак не может надышаться.

Вокруг великое множество людей, шаттердом в эти дни гудит, точно встревоженный улей. На завтра назначена встреча — нет, не одна встреча, несколько. Или интервью. Если сама мысль об этом вызывает у любящего внимание Ньюта сейчас тоску, то как себя чувствуют проснувшиеся всеобщими идолами Мако и Райли? Поняв, что заснуть он уже не в силах, Ньют тяжело поднимается на локте, зачем-то разглаживает мокрую от пота сбившуюся простынь, кое-как одевается и, зевая, отправляется в их с Германном святая святых.

Они дрифтовали вместе. И отбросить этот факт за ненадобностью непросто, а принять — еще тяжелее. Людям требуются годы на то, чтобы узнать о своем ближайшем окружении хотя бы часть строго дозированной информации, которой остальные готовы поделиться. А Ньют в кратчайший срок узнает слишком много, и голова, кажется, пухнет изнутри, хотя он никогда не жаловался на переизбыток данных. Разобрать бы все увиденные картинки, оказавшиеся во сто крат любопытнее содержимого мозга детеныша Отачи.

У них так мало времени. Пожалуй, слишком мало, чтобы спокойно поговорить обо всем. Но Ньют хмурится, беря в руки одно из стопки писем. Знает, что оправдывается перед самим собой. Нужно быть честнее. Он слабо себе представляет беседу по душам с Германном Готтлибом. Догадывается, что не только он один едва ли способен коммуницировать подобным образом. И отчего-то вспоминает совершенно не к месту выражение лица Германна, когда на экране видеосвязи появился осанистый Ларс Готтлиб. Вспоминает, как чуть сузились глаза, чуть дернулись губы, и эти мелочи, незаметные большинству, теперь оказываются связаны с одной из картинок, увиденных Гейзлером во время дрифта. Эти подозрения нет смысла даже проверять, все лежит на поверхности.

Услышав шум, Ньют обнаруживает, что не только он сегодня решил бодрствовать. Сразу не оборачивается, замирает и находит силы расслабить напряженные плечи только тогда, когда слышит голос. Удивительно занудный. Удивительно необходимый.

— Пока не уехал. Разбираю вот предложения. Посыпались, как из рога изобилия, знаешь. MIT зовет назад, в лоно семьи, — оттолкнувшись от столешницы ладонями, Ньют резко разворачивается на стуле. Смотрит на вошедшего Германна снизу вверх, быстрым движением поправляет чуть съехавшие очки, опускает пальцы ниже, проводя подушечками по крыльям носа и резко убирает руку.

— Почетного профессора хотят дать, как Брайану Мэю или Дексу Холланду. Но это же несерьезно, скажи? — он взмахивает разорванным конвертом из плотной бумаги — приятно осознавать, что век бумажной корреспонденции недолог лишь на словах. Письмо подстреленной птицей летит на пол, и Ньют наклоняется поднять рассеченный складкой бумажный лист. Волосы падают ему на лицо, и он хочет убрать их, чтобы не мешались, но пальцы на левой руке не слушаются его, не подчиняются мысленному приказу. Он отчаянно давит желание взглянуть на Германна, спросить его, не сталкивался ли и он с такой бедой, не испытывал ли страха, что половина тела будто бы и не принадлежит ему, а слилась с чужим организмом?

С другой стороны, думает Ньютон, если его часть теперь во власти Германна, можно не переживать. Германн Готтлиб был самым ответственным человеком, которого только Гейзлер знал. И самым занудным уж точно. Слушая коллегу, Ньют не замечает, что чертит на одном из писем какую-то формулу. Он не был поклонником математики, не мог увидеть чуда в доказательствах теорем, не замечал красоты в решении сложнейших задач. Но перемены, происходившие с ним, диктуют свои условия. Если его догадки верны, настанет и день, когда Германн Готтлиб проникнется классификацией кайдзю. А возможно, и нет.

— И чувствую я себя в связи с этим глубоко оскорбленным, — хмыкает Ньют, нервно дергая уголком губ. И недели не прошло с тех пор, как ему исполнилось тридцать пять, а серьезности в нем по-прежнему ни на грош.

— А в общем и целом, удовлетворительно. Бессонница, скачки давления, головные боли... Нужно меньше прислушиваться к себе, — натянуто улыбается Ньют. Улыбка получается какой-то неправильной, чересчур грустной, и он искренне надеется, что Германн не обратит на это внимание.

— Так и ипохондриком можно стать, — почему-то его голос звучит виновато. Ньют пытается сменить тему, хлопает ладонями о поверхность стола. Его беспечность переходит все мыслимые и немыслимые границы.

— Так. Тендо звал послезавтра в бар и вроде бы даже в приличный. Он скорее всего сообщит тебе об этом днем, но я предупрежу заранее, Гермс. Пойдешь? Или дурное настроение стоит на страже доктора Готтлиба двадцать четыре на семь?

+1

24

Форум: Unirole
Текст заявки:
5 сентября 1973. День рождения Фредди Меркьюри.
Этот день остался в памяти группы надолго, а мое сердце впервые оказалось наполнено до краев. Не было в нем больше ни для чего места. Верная компания, любимая работа, проникающая до дрожи музыка, и… ее глаза. Красивые, шоколадные. Манящие, но не вызывающие, словно она не пытается нравиться людям, а просто остается собой. Простая, совершенно легкая, но серьезная и недоступная, казалось даже холодная.
— Кашмира, какие планы на вечер?
— Домашка.

Это было полное фиаско. Так меня еще никогда не отшивали. Не знаю, но почему-то мне это показалось милым, даже смешным, но я нашел в себе силы сдержать смех и просто любовался ею до конца вечера, вдыхая тонкий аромат ее духов. Кто знает, когда мне еще раз удастся с ней поговорить? Да просто, посмотреть на нее. Понимаю, что с ней нельзя так, как я привык. Она другая. Кажется сильной, но хрупкая, как хрусталь. Стоит лишний раз дотронуться — разобьется. Но, уходя, я получил от нее неожиданный дар, что до сих пор остается частью моего стиля — простое серебряное колечко, которое я повесил на шею на плетеном шнурке.

Итак, солнышко, заявка в ПАРУ. ДА. В общем, это кроссовер, поэтому в задницу все каноны, тем более что Фредди как первопроходец этого чудесного каста своим зарезервированным возрастом установил точку отсчета, мы все молодые чокнутые разгильдяи, так что я волен хд Давай придумаем что-то интересное, необычное, эмоционально сильное, а, главное, логичное хд (кстати насчет логики: как оказалось, эта блондинистая сучка только на три года старше Каш, так что все норм хд) Чтобы спустя пару лет родился тот самый шедевр I'm in love with my car, посвященный совсем не машине хд Ну и вышибем эту блядскую натуру из светловолосой головы хд
И САМОЕ главное: не надо приходить, если не уверена в том, что тебе это нужно, только ради галочки на пару, чтобы через неделю понять, что перегорела и уйти. Я хочу длительную интересную игру. Графика, идеи и любовь с меня.

вдохновение! сделал на днях

Ваш персонаж: Роджер Тейлор, ударник и вокалист в группе "Queen", истеричная королева, любитель тачек и кофеварок хд
Пример вашего поста:

Пример поста

День рождения Фредди.
Ох, как же я не люблю дни рождения. Точнее сказать, совершенно отвык от них, от приличного празднования в кругу самых близких, с культурным чаепитием и большим тортом. В последнее время, когда наступает мой день, устраиваю шумные вечеринки с океанами алкоголя, шумными потасовками, часто дело доходит до драки, пару раз даже ночевал в полиции, задумываясь наутро с чудовищной головной болью с похмелья о том, что скучные посиделки с родственниками не казались такими уж плохими. Хотя, надо заметить, торт — это хорошо, особенно, если в прослойке вместе со сливочным кремом перемешан дробленый миндаль. Понятия не имею, откуда во мне такая необузданная страсть к этому виду орехов, при том, что все остальные я терпеть не могу, а на фундук у меня и без того по какой-то случайности аллергия. День рождения лучше всего отмечать в детстве, когда ты беззаботен и весел, радуешься любой подаренной мелочи. Тогда ты знаешь, что родители выполнят практически любое твое желание, а если еще будешь усердно учиться... в общем, по воле случая мне и приходилось это делать, иначе отец запрещал мне играть на барабанах, пока я не исправлю оценки. Это было словно насилие детской, еще не сформировавшейся толком психики. Нельзя отнять у человека то, чем он дорожит больше всего. Это словно кусок сердца вырвать из груди.
Ох уж это сердце. Постоянно пребывает в состоянии шока и недопонимания. А еще скачет туда-сюда в неопределенности, туда, где пригреют. А все из-за отца. Но сегодня совершенно не хочется вспоминать о гадких моментах прошлого, от которых внутри вскипает море и тянет блевануть. Все-таки сегодня праздник у Фреда. И, пускай, мы отделаемся тихим ужином в доме его родителей, я даже рад небольшой передышке и спокойному времяпровождению после долгой и утомительной записи первого альбома Queen. В конце концов его семья набожные зороастрийцы, а, значит, следует проявить уважение. Любая вера требует к себе понимающего отношения. Не сказать, чтобы я был ярым приверженцем Христианства, но я и не атеист. И, если кто-то наверху за нами наблюдает, он един для всех. Не зря кара сваливается на голову нежданно-негаданно, будто подстерегая от неправильных далее ходов по течению твоей жизни.
Итак, что мы имеем? Трое разодетых парней впервые притащились в дом к другу, где точно не станут вести себя как обычно. Если честно, мне даже немного жаль миссис Бульсара. Она наверняка отвыкла накрывать стол на такую ораву гостей. Ибо кроме нас еще приехала Мери со своим отцом. Хм, похоже, наша сладкая парочка всерьез занялась сближением двух семей. Я не против, лишь бы эта семейность не мешала работать над музыкой. Ну а я по воле случая прихватил с собой Сару, официантку из бистро, где мы обедали на прошлой неделе. Ох, чувствую, зря я это сделал. Попросил же одеться поприличнее. Накрасилась же так, словно готова работать сутки напролет в местах не столь серьезных, скажем так. Если честно, иногда я устаю от чрезмерной яркости некоторых девушек. Они не понимают, что привлекают внимание и без броского макияжа, сами не видят своей красоты и лишь уродуют себя, а кроваво-алые губы, напротив, стали вызывать у меня отвращение, некое предупреждение вроде "не трогай меня, я ядовита", как, например, некоторые виды насекомых или жаб. Так и хочется размазать эту помаду по лицу гуманными, хотя иногда не совсем приличными способами. А чего они хотят с такой внешностью? По-моему, все очевидно. Поэтому я практически сразу попросил Сару стереть губную помаду и не позорить наш коллектив. Неудобно перед Фредом. У него и без нас проблем с семьей по горло. Уж кто, а я знаю, что такое не ладить с отцом.
Вопреки моим ожиданиям было даже весело. А, главное, мы многое узнали о нашем вокалисте, что он сам вряд ли бы рассказал. Не знаю, мне кажется, у него замечательная мать, которая наверняка выступает регулятором конфликта отца и сына. Жаль, что моя мама в свое время больше потакала отцу, но, зная его привычки, ясно почему. Она боялась разочаровать его, тем самым спровоцировав развод. И порой я сам от себя прихожу в бешенство, с ужасом осознавая, что становлюсь на него похожим, а для детей страшнее нет ничего в целом мире, нежели стать копией родителей. Каждый должен выбирать свою судьбу, без влияния сторонних сил.
Но мне было интересно за этим столом совершенно иное. Так уж вышло, что она оказалась напротив меня и буквально гипнотизировала мимолетным столкновением взглядов, словно два микро-заряда электричества, с самого начала ужина. Я даже забыл на минуту, зачем я сюда пришел и с кем. Правда Сара делала несколько тщетных попыток привлечь мое внимание вроде того, что поправляла мою челку или щекотала своей кисточкой для макияжа мои скулы. В очередной раз махнув рукой, я улучил момент, когда Фредди демонстративно направился к домашнему фортепиано, дабы напомнить всем присутствующим, занятых бурным обсуждением семейного фотоальбома Бульсара, что у него сегодня праздник. Вполне в его характере, и, кажется, это заметил только я, когда покинул противоположную сторону и под предлогом получше рассмотреть фотографии маленького Меркьюри, уселся рядом с Кашмирой.
Ну, что сказать — с другого края стола было лучше видно, но рядом с ней была особая атмосфера. Я бы даже сказал, магическая. Нас познакомил Фредди после одного из концертов в колледже, когда она только поступила на филологический факультет, и я принял ее как любого едва знакомого человека — тихая, ничем не выделяющаяся, аккуратно одетая в простую юбку-карандаш и серую блузку, с заплетенной в тугую косу волосами цвета вороньего крыла. А еще, помню, на ней были балетки. Забавно, что спустя почти два года в голове сохранилось столько незначительных деталей. Впрочем, сейчас Кашмира мало чем отличалась от той, что была в тот день, когда я решил поиграть в галантного француза из черно-белого кино и поцеловал ее руку в знак приветствия. Потом еще несколько раз видел ее мельком в университете, но мне было не до того. Иногда, чтобы почувствовать человека, хватает лишь взгляда, а порой приходится вдумчиво вглядываться часами. У меня, похоже, второй вариант. Поскольку сейчас я сидел в паре дюймах от нее, практически касаясь ее точеного плечика (благо пусть и простое красное платье с короткими рукавами-оборками подчеркивало естественность) и буквально пьянел от едва заметного аромата ее духов. Свежий, словно океан, с нотками ванили. Интересно, она меня помнит?
Кажется, будто я провалился в иной мир, где затеял новую игру. Да, привычкам своим изменять не намерен, но было в Кашмире что-то такое, чего нет в других. Эта естественная простота, которая ей невероятно шла. Она не пытается понравиться людям, она просто... делает это. Притягивает людей своей простотой. Совершенно разнятся с экстравагантным братом. А этот день начинает мне нравиться. Я чуть улыбнулся и, слегка наклонившись к ней, сделал вид, будто вслушиваюсь в ее рассказ о детстве ее старшего брата, будто нарочно касаясь ее руки, держащей фотографию Фредди в боксерских перчатках. Мягкая. Невольно захотелось послушать о ней, неожиданно сменив тему общего разговора об имениннике. Благо, сдержался, дабы не подставлять себя под косые взгляды присутствующих. Джон с Брайаном давно привыкли к моим выкрутасам, но речь шла о незнакомых воспитанных людях. К тому же, я пока сам не понимал, что именно меня привлекло в Кашмире, и зачем я все это затеял. Потому что это преднамеренное фиаско, говорить не о чем. И, если я хочу добиться желаемого, придется менять стратегию. Но вот как именно? Впрочем, это не мешает начать мне с совершенно классического вопроса. Я чуть придвинулся к ней, заведя руку за ее спину, но не касаясь ее самой, и шепнул только ей:
— Кашмира, — кажется, я впервые позвал ее по имени, мне даже понравилось, как ее имя звучит из моих уст. Необычное, как и она сама, и это имя ей подходило, - что ты делаешь сегодня вечером?
А что может ответить девушка из строгой, религиозной семьи? Дурак ты, Роджер.

+2

25

up
Форум: LOREM IMPULSE
Текст заявки: (в свободной форме)

https://i.imgur.com/LQDvVAp.png

FELIX ROSIER
// j.k. rowling's wizarding world (hogwarts mystery); 1960, староста факультета слизерин
His father may have been a top Death Eater   

https://i.imgur.com/qyg2XML.png


когда имя саманты называют во время распределения по факультетам, тишина накрывает Большой Зал.
когда феликс видит ее лицо [он уже видел его раньше], он знает куда она попадет. и знает, что она доставит неприятностей.
она - морган.

саманта смотрит на феликса через зеленое стекло, наклонив голову на бок, и улыбается. феликс читает ей нотацию - очередную  из - и знает, что все слова пропустятся ею мимо ушей. одержимость найти брата его пугает, но сама саманта ему нравится: она умная, упертая, одна из лучших учениц [плевать, что она морган]. саманта режется о его острые скулы и закапывает просьбами значок старосты:
- мне нужна книга из запретной секции
- покажи мне пару заклинаний
- поцелуй меня
он говорит "да" [он верит, что она под его присмотром в безопасности] на каждую, в конце он молит оставить ему хотя бы один из  принципов [теперь ее очередь говорить "да"].
феликс розье и саманта морган на первый взгляд мало похожи: он - весь с иголочки, мантия без единой складочки, сорочки кипельно-белые, он староста, а значит эталон для подражания; она [морган] - с растрепанными волосами, пятнами чернил на ладонях и "минус пятьдесят баллов слизерину".
но саманта смотрит на феликса изумрудными радужками и улыбается.

оставлять саманту одну - страшно. у феликса на нее планы [саманта смеется и оставляет на его губах горький поцелуй]. его значок она цепляет на изнаночную сторону отворота лацкана своей мантии [увы, я буду самой ужасной старостой]. он оставляет ее всего на три года [конечно я буду приезжать к тебе летом, и на рождество], а она находит оставшиеся своды, брата и черт знает что еще, о чем умолчала.
 
когда морганов становится двое - неприятности не умножаются, они вырастают на порядок. джейкоб проклят, и яд морганов начинает кипеть и выплескиваться за края. он оставляет на идеально подогнанном костюме феликса черные пятна. феликс познал саманту, теперь настала очередь познать джейкоба.

феликс розье хороший парень.
морганы это исправят.


post scriptum // джейкоб: Ищем серьёзного ответственного человека, понимающего всю ту степень тяжести, что ляжет на его плечи. Игрок должен понимать, что он - оплот, и без него мы потонем в море разврата и содомии.
саманта: да и с тобой мы потонем тоже. и утащим тебя с собой. будь готов ко всему. абсолютно.

варнинг: знание канона желательно, но необязательно, мы все расскажем, покажем. начало истории примерно с поступления саманты в школу (1984) и до победного /или не очень/ конца, мы любим хэдканоны и альтернативные ветки развития сюжета.

Ваш персонаж: джейкоб и саманта морган, исследователи проклятых сводов, слизеринцы, просто занозы в заднице.
Пример вашего поста: http://impulse.rusff.ru/viewtopic.php?id=294#p14997

0

26

Текст заявки:

http://s5.uploads.ru/t/8Uxyz.png http://s3.uploads.ru/t/G12f0.png http://s3.uploads.ru/t/2ntxK.png http://s3.uploads.ru/t/FOIEf.png
sleeping at last - bright & early


вода шёлковая, мягкая и тёплая, под солнцем июльским играючи плавится, края стаканов и лодок заливает алмазами да ясписами. клейера окунает ветвистые руки в стан реки, и по её пальцам янтарные капли наперегонки друг об друга разбиваются, и в каждой – будто крохотное хрупкое солнце живёт. хаку помнит, как всё было, забывать страшно.
хаку шепчет вкрадчиво нараспев "тихиро", и его слушают сорок тысяч мёртвых окон со всех сторон_втягивают в свои пустые омуты глазниц все звуки по слогам. ему легче и привычнее произносить чужие имена (своё собственное-то всё ещё с болезненным привкусом и выцветшее), а это — особенное, потому что пахнет белыми анемонами и переливается на летнем солнце причудливо, как бархат горных ручейков.
у тихиро под пушистыми ресницами всё то же странное фантасмагорическое лето плещется и всё то же упрямство в узорах радужной оболочки — как будто время это что-то не важное совсем и про него можно забыть ненароком играючи (хаку до сих пор сложно привыкнуть, что человеческий циферблат имеет свойство таять вместе со стрелками часов).
она сидит на подоконнике и всматривается в высокое пропитанное лазурью никуда (не боится утонуть), проводит пальцами по стеклу, и змейки света выползают из него, проливаются по изгибам ладоней.

скажи тихиро ты помнишь ту клятву на выдохе?
всё ещё помнишь?

>notabene: тихиро очень нужна, невосполнимо и до чрезвычайности_отчаяния, потому что идей на вкусный сюжет много, и в них самая разнообразная концентрация стекла (без стекла всё равно никак не обойтись) и много перспектив замечательных. приходи за подробностями в лс, вместе найдём идеальное сочетание хэдканонов и всё обсудим. форум тоже отыщется.


Пример вашего поста:

пример поста (сейчас стиль немного изменён)

Лифт опускается медленно, слишком медленно. Оставляет наедине с внутренними демонами слишком надолго.
Наивная попытка собраться с мыслями. Рэн старается сдерживать тяжёлое дыхание, старается унять лёгкую дрожь по всему телу, но бесполезно: здесь, в тишине кабины, он беззащитен перед самим собой. Он отчётливо ощущает едва уловимую пульсирующую боль в висках от нарастающего раздражения, чувствует, как кровь с азартом заставляет сердце биться быстрее и интенсивнее.
Тихая злоба, которая вынуждена была смиренно таиться где-то в закромках сознания, жадно клацнула пастью, высвобождаясь и оголяя клыки. Но Кайло и не думает о том, чтобы попытаться вновь спрятать изголодавшуюся ватагу эмоций. Он не станет сопротивляться. Не сможет. Позволит опьяняющей ненависти завладеть опустошенным рассудком, не цепляясь за остатки самоконтроля.
Пальцы судорожно сжимают шлем. Его поверхность отражает только тусклые блики искусственного света кабины. До всего остального плотный гладкий металл непроницаем. На пару секунд Кайло вглядывается в очертания лицевой части шлема, будто надеется увидеть в нём что-то ещё. То, что Рэн замечал раньше, но что не может увидеть в упор теперь. То, что, возможно, как он думал, могло сближать его с ситхами старых времён. Долгое время эта маска была необходимым элементом в его экипировке на многочисленных миссиях, в которых подчинённые Рэна слышали приказы стального голоса, лишённого чувств и сомнений, не замечая под маской юношу, ещё не полностью избавившегося от своих слабостей. Но едва ли можно скрыть что-либо от то, кто видит всё. Едкие слова Сноука тяжёлым одиозным эхом звенят в голове, повторяясь снова и снова, бесчисленное количество раз. Они нависают обезоруживающим приговором, цепкими когтями впиваясь в сознание. Тогда, в тронном зале, Кайло, наплевав на субординацию и совершенную глупость своего поступка, попытался возразить своему Верховному Лидеру в такт своей уязвлённой гордости, но был поставлен на место, что только сильнее его разозлило. Ну что ж. Сейчас эта злоба доведена до логического абсолюта. Сейчас Рэн проклинает Сноука с ещё большей агрессией, чем кого-либо ещё в своей жизни. Оставаясь лишь сторонним наблюдателем, он всегда вмешивается в самый (не)подходящий момент, с удивительной точностью подгадывая слабые места и открывая уже успевшие затянуться старые раны, надавливая на них с особым упоением, заставляя корчиться от боли и гнева. 
Вот что ещё отражает этот шлем. Слабость. Непростительную слабость, которую хочется задушить.
Вышвырнуть вон из потрёпанной души.
Убить раз и навсегда.

В д р е б е з г и   р а з б и т ь.
Кайло на миг закрывает глаза, затем на выдохе со всей дури ударяет маску со встроенным голосовым модулем о стенку кабины. Слышит звон от россыпи острых осколков стекла и глухой почти беззвучный стон металла. Ещё удар. Ещё. Ещё. Ещё. Ощущает ли сейчас Сноук, как его ученик в неистовстве высвобождает накопившийся гнев, как мечется раненым зверем его самолюбие, как вскормленный его руками монстр превращает свой треклятый намордник в искореженный пережиток былой преданности?

Он до сих пор слышал слабый отзвук тех ударов. Отдалённо, безучастно, из воспалённых воспоминаний, но слышал. Резкий металлический писк медицинских дроидов, обрабатывающих шрам, так или иначе помогал вышвырнуть из головы бесполезные мысли. Ненадолго. Есть ли что-то примечательное и без прикрас удивительное в том, что в памяти хранятся совершенно пустые и бесполезные моменты, которые давным-давно должны были погибнуть, раствориться, утонуть, сгореть? Призраки из прошлого никогда уже не ослабят хватку, и их круг незаметно, но неумолимо смыкается. Но Рэн найдёт способ избавиться от них.

Что-то лёгким всполохом промелькнуло в сознании. Освободило вмиг ото всех мыслей. Как глоток свежего воздуха. Тонкий как нить импульс энергии, пронизывающий пространство звёздных систем и стройный ряд световых лет. Дыхание Силы, которое ни с чем не спутать. И всё же ощущение было совсем другое, новое. У Силы непостижимое количество многоликих проявлений. Сейчас это было похоже на…зов? Рэн в попытке распознать источник сконцентрировался, отмечая мимолётно про себя, что где-то уже сталкивался с этой чужой энергией, хотя вполне мог ошибаться. Попытался узнать или хотя бы догадаться, но всё не могло быть так просто. В конце концов он подчинился Силе, позволил ей проникнуть в разум, хотя это и было весьма опрометчиво. Что-то подсказывало ему - этот зов не несёт в себе опасности, не должен нести.
Прошло совсем немного времени (секунда? две? минута?), когда он наконец  увидел перед собой образ. Нет. Всё-таки не ошибся. Рядом стояла та девчонка, с которой его ничего не связывало, но которой Сила предоставила особую роль во всей этой ситуации. Причина его неудач и в одночасье обладательница огромного потенциала, который определённо пригодился бы Первому Ордену. Кайло был уверен, что встретит её снова. Но и предположить не мог, что при таких обстоятельствах. Он замер в замешательстве, скользя взглядом по своему окружению, не подмечая за дроидами никакой реакции. Нет, она не могла проникнуть на «Господство», исключено. Но что это тогда? Просто видение? Очередной трюк Силы? Но как девчонка могла научиться такому? На момент их последней встречи она и малейшего понятия не имела, какую гамму возможностей даровала ей Сила. Она лишь слепо, неаккуратно, наугад делала первые шаги к осознанию.
- Это ты сделала? Он спросил интересуясь, не выпытывая. Всё равно спросил, хотя не ждал ответа.
Судя по растерянному взгляду, Рэй тоже не понимала, что происходит, только вот её реакция оказалась на порядок быстрее – недолго думая, она схватила бластер и выстрелила в адепта тёмной стороны, почти не целясь. Кайло повезло, что его догадки оказались верны и что девчонка – не что иное, как фантомный образ, сотканный из Силы. Заряд растворился в чуть прохладном воздухе помещения, не достигая цели. Тем не менее, он не ожидал атаки, посему рефлекторно вздрогнул в момент выстрела. Это определённо не воспоминание - он не мог предвидеть действия девушки, не видел её намерений. Не видел даже, где она на данный момент, хотя ему желательно бы знать её местоположение, важно бы знать. Она знает, где находится тот человек, за которым Первый Орден так долго и изнурительно охотился. Возможно, девчонка уже нашла его.
- Скайуокер – тихо, почти шёпотом, процедил сквозь зубы Кайло, пытаясь сфокусироваться на видении, стараясь разглядеть очертания бывшего учителя из незримой завесы Силы. Но тщетно. За хрупкими плечами Рэй ничего не видно.
- Он тоже там? – вопрос прозвучал уже гораздо мягче, уже без ноток злобы, однако скорее приказным тоном, нежели безобидной просьбой. Он не чувствовал джедая, но был уверен, что он в том же месте. И всё-таки.

+1

27

Форум: Crossfeeling
Текст заявки:
Vlad Tepes
Влад Цепеш (Граф Дракула)

https://i.pinimg.com/originals/4e/34/f1/4e34f13df5f975782cf5efbd22cd830f.jpg
[Richard Roxburgh]

дата рождения неизвестна, выглядит на 35-40 лет
гетеро

Трансильвания
граф, владелец части Карпатских гор

van helsing [ван хельсинг].

Графа Дракулу нельзя назвать обычным вампиром...

Графа Дракулу нельзя назвать обычным вампиром, потому что свои силы он получил от самого дьявола. Много веков назад сын трансильванского рыцаря ступил на шаткую тропу служения злу и был побежден Левой Рукой Господа. Перед смертью ему удалось заключить сделку с дьяволом, и в тот самый момент погиб Владислав-человек, окончательно превратившись в того, о ком еще много лет люди слагали страшные легенды. Валерий-старший проклял своего сына, поклявшись, что не найдут его потомки покоя в своей загробной жизни до того самого момента, когда Граф Дракула не обратится прахом.

Наша история пошла по другому пути... (важно!)

Наша история пошла по другому пути. Я - Анна Валериус, последняя из рода Валериус, и меня с детства готовили к тому, что мне придется убить тебя. Я с братом попросила помощи у охотника на вампиров Ван Хельсинга, и тогда я еще не знала, что не смогу завершить задуманное. На балу в Будапеште ты обратил меня, превратив гордую цыганскую принцессу в тень себя самой. Много лет я служила тебе, подавляя желание обрести свободу, но всему приходит конец. Это произошло до того момента, когда я окончательно наскучила бы тебе. В коне 2018-го года к воротам Ледяной Крепости пришел незнакомый вампир, который на поверку оказался сыном другой части хозяина Карпатских гор. Невольно он напомнил Невестам Дракулы о том, что за стенами неприступной крепости существует другой мир, и что свобода всегда слаще жизни в золотой клетке. На данный момент времени я и Верона сбежали с замка, осознав, что нет ничего прекраснее свободы, но ведь ты не собираешься прощать своим игрушкам такой столь вопиющей наглости? В любом случае, к роли игрушки и (не)живого инкубатора я не вернусь. Анна долгое время была привязана к Графу, но ненависть к нему же оказалась сильнее.
Наш сюжет объединен с сюжетом мюзикла «Бал вампиров». На форуме присутствуют Граф фон Кролок, хозяин другой части Карпатских гор, а так же его сын - Герберт фон Кролок. Территория Румынии разделена на две части: Юго-Восток принадлежит Дракуле, а Северо-Запад - роду фон Кролок. В качестве границы выступает Карпатский хребет. Из каста «Ван Хельсинга» имеется Верона, которая тоже с большим удовольствием сыграет с Вами. Хотелось бы добавить, что основной сюжет отыгрывается в рамках современности, но я и Верона готовы отыграть флэшбеки в прошлом.

Пожелания к игроку

Я не стану предъявлять огромный список требований, но кое-что для меня очень важно. Будьте активны как в игре (рассчитываю хотя бы на пост в неделю), так и в обсуждении сюжета, а так же мы все хотим вас видеть в нашей фандомной теме - Цепеш - один из ключевых персонажей, взаимодействие с которым учитывается во всём сюжете, и наши игроки хотят его видеть, общаться с ним и знать, что персонажа своего вы любите и готовы развивать его историю. Так же я жду от Вас умения слушать и слышать своих партнеров по игре - и будьте уверены, Вам ответят тем же.
Не занимайте роль, если не уверены, что действительно хотите играть и сможете поддерживать требуемый уровень активности.
И самый главный аспект: наш фандом тесно переплетен с фандомом мюзикла "Бал вампиров". Очень тесно. По сути, на форуме это один большой каст, так что контактировать придется не только со мной и Вероной, но и Гербертом и Графом, учитывая все взаимоотношения. Зато у вас есть великолепный противник Вам по силам, как и союзники. А в игре это многого стоит. Если Вас это не устраивает, то мы точно не сыграемся.

Ваш персонаж: Верона, старшая невеста графа Дракулы, преданная и послушная его игрушка - во всяком случае до последнего эпизода. А автор заявки - хорошо известная Вам, граф, Анна Валериус, которую Вы тоже обратили и сделали своей невестой.
Пример вашего поста:

Пример поста

вот, например:
http://crossfeeling.rusff.ru/viewtopic. … 57#p527936

Отредактировано Koala (07-04-2019 18:10:21)

0

28

поднимаю
Форум: novacross
Текст заявки: я не знаю, какая по счёту эта заявка. Я не помню, сколько я жду, и не знаю, сколько ещё готов ждать. Приходи, пожалуйста. Слышишь, Юри? Да-да, тот, что Кацуки. Приходи. У нас сыгралась больная история, разрыв, стекло, много того, к чему тебе стоит быть готовым и о чём я расскажу тебе по приходу. И мы всё обсудим, и мы всё решим.
Я ужасно устал искать тебя, но не перестаю верить, что мой Юри где-то всё же есть.
Найдись, пожалуйста, поскорее.


Я играю Виктором. И я нуждаюсь в появлении Юри Кацуки почти канонично. Как я и сказал, у нас с Плисецким и Джей-Джеем есть наигранная история; есть концепт того, чего я хочу. Есть сломанный и сломленный Виктор, есть расставание с Юри, есть усталость, депрессия, есть стекло вёдрами. Немая мольба о спасении.
И есть я. Который очень хочет закрыть этот гештальт. Я не буду навязываться (если сам не захочешь) и лезть под кожу, мы можем просто играть или общаться тоже можем, и тогда я принесу тебе кучу всяких ассоциаций и вбросов. Я не буду требовать от тебя ежедневных постов. Я умею ждать. Я взрослый и сравнительно адекватный, и очень хочу, чтобы ты обладал такими же качествами.
И чувством юмора. Обязательно.
Я не претендую на великого знатока канона фигурного катания и в моих постах вы не встретите приписанных и отточенных до идеала дат, всякого рода описаний фигур и прочей составляющей фигурного катания ИРЛ. Я просто устал и просто хочу сыграть.
Приходи, мы напишем свою историю, Юри.

Ваш персонаж: пятикратный чемпион мира по фигурному катанию, победитель Финала Гран-При, завоеватель множества наград чемпионата Европы, Виктор умеет слушать и слышать музыку так, точно музыка — и есть он. Легендарный фигурист, отличный хореограф, так себе тренер. Виктор Никифоров.
Пример вашего поста:

Пример поста

iamxsorrow
///

[А потом Виктор оборачивается, стоя у края бездны, чтобы навечно запомнить её безразличный взгляд. И полёт его будет мучительно-долгим, справедливо несчастным; бездна смотрит упрямо и по-чужому опасно, и Виктору становится худо — падение всё уничтожит.]

Взмах тонкой, кажется, полупрозрачной руки — вверх и вправо; Виктору больно, и боль эта — есть он сам, и нет ничего, кроме боли. Он катается медленно, время будто бы стекленеет в его мертвенно-блеклом взгляде; раньше сиял лазурью, сейчас — водянистый, почти бесцветный. Мир сужается до одной только точки; шум стадиона, музыка, вальс, номера, всё напрасно — Виктор сбивается с ритма [так ему кажется, но на записи он этого не увидит], Виктор и вовсе готов прекратить этот фарс, но такого он себе не позволяет, пытаясь собраться.
И снова.
Взмах руки — вверх и вправо, оборот, два прыжка. Виктор знает всё это точно с рожденья. Он впитал это с молоком матери, это течёт в его жилах; Виктор — гений, он самородок, любая программа ему под силу, и никто не сомневается в том, что он справится с тем, что сегодня Никифоров презентует.
Только что-то идёт не по плану.

Взмах руки — вверх и вправо, корпус уходит вниз, дорожка шагов, проработанная идеально; его тело живёт своей жизнью, податливый пластилин, полимерная глина — лепи всё, что считаешь нужным.
Яков кричит, Яков кричит с трибуны так громко, но Виктор не слышит — он не слышит теперь никого.

Виктора не существует.

Бездна смотрит на него темным, грузным небом над Петербургом, мрачной водой Невы, пронзительным криком чаек; музыка превращается в отзвук шагов по Дворцовому, там — по Горьковской, чтобы выйти на Петроградку. Метро Виктор не любит, дождь его не пугает — Виктор снова забыл зонт, Виктор танцует в такт каплям, даже если этого никто не понимает и не замечает; Виктору хорошо живётся, легко и свободно. Виктор продрог и торопится — четыре поворота ключа, пустая квартира, он дома.
И темнота обнимает его за плечи, и он падает в бездну.

Бездна — яркие огни взлётной полосы, Пулково; «граждан, опаздывающих на регистрацию, просьба подойти к стойке номер...», ночной перелёт в Корею, долгое ожидание, пересадка, маленький виски, купленный в дьюти фри, подушка отвратительно-рыжего цвета, чтоб шея не затекала. Потерянный багаж, переговоры по телефону, Яков, Георгий, Мила, какие-то дети; «волонтёры? да, конечно, давайте сделаем селфи, глядите, а я всё ещё ничего, да?», Виктор смеётся.
Виктор смеётся, читая журнал в полёте — там, где он, Эшли, все эти домыслы и пересуды; она красивая, сотканная из тысячи несказанных слов, из сожалений, из обещаний и разочарований. Она красивая и несчастная.
Он не лучше неё, он неудачник — он и вовсе забыл, что такое счастье.

Бездна — тридцать лет, и ноги, что отекают каждый раз всё сильнее; «Витя, черепаха, и та тебя скоро обгонит, какого чёрта?», и одышка, которую нельзя выдавать, и желание снова и снова всё бросить, но снова лёд, только лёд — единственное, что есть у него, единственное, что ему осталось.
Лёд всегда был ему богом, матерью и отцом, и потому он сам теперь изо льда — взять к примеру хотя бы сердце.

Виктор опускается на колени, когда музыка замолкает, и слушает тишину — скоро она взорвётся, он знает это наверняка. Он знает детально, наизусть, как всё это будет.
Потом он сидит на скамье один в ожидании результатов; бездна — память с яркими вспышками и картинками, которых будто бы и не было никогда, во всяком случае, сейчас Виктор думает, что ему всё это приснилось: они вместе, и табло мерцает, но им плевать на всё, что вокруг — плевать на всё, кроме них обоих и того, что между ними.

— Всё в порядке, — говорит он, когда интервьюер начинает задавать вопросы; даже шутит о чём-то, теперь и не вспомнит, — Всё в полном порядке.

Он не знает, не скажет даже, когда его баллы опускались так низко, и не понимает, что же пошло не так, ведь он откатал ровно, гладко.
Он откатал  и д е а л ь н о.

— В порядке, — повторяет он механически, уже для себя, и вовсе не видит того, что на деле его погубило.

Виктора Никифорова не существует — есть идеальный солдат, машина, Кай, пожертвовавший сердце снегам и вьюге; Виктора Никифорова не существует — он живой, но будто бы сам позабыл об этом, и никаким идеальным прыжком его усталость, его отсутствие, его апатию не исправить.

[Бездна глядит на него упрямыми глазами Кацуки Юри, в которых читается равнодушие и разочарование.]

Виктора Никифорова не существует уже три года.

0

29

Форум: crossfeeling
Текст заявки: Виктор Вэйл, доктор медицины, он же Виктор Франкенштейн, врач и изобретатель из черно-белого мира классических фильмов ужасов, одержимый идеей найти способ возвращать умерших к жизни, почти добившийся своего и  превративший собственного любимого брата в монстра.  Наше сотрудничество было недолгим, но весьма интересным и плодотворным. В итоге каждый из нас получил, что хотел и никто не признается, что хотел-то совсем иного.
Пожалуй, вы единственный из жителей Сторибрука, кого зацепило проклятием по нелепой случайности. И кто сохранил свой род занятий и под ложной памятью, так и оставшись врачом. Я не питаю к вам особой любви, но испытываю своего рода уважение. Помните, за то, что приживил вам магией оторванную созданным вами же монстром руку, я взял пустяковую плату. Всего лишь признание. А знаете почему? Потому что я сам не уверен до конца, что магия выше науки. В конце концов, помните сказанное: "Любая высокоразвитая технология не отличима от магии".
Так вот, я желаю продолжить наше сотрудничество в прошлом и настоящем. Наверняка есть причина, почему в Сторибруке я недолюбливал вас. Может быть, вы брались оперировать мистеру Голду покалеченную ногу и операция оказалась неудачной? А может быть вы регулярно прописываете мне сильнодействующие обезболивающие и подозреваете во мне скрытого наркомана? А может быть, в прошлом я появлялся с визитами в черно-белом мире и наше сотрудничество было еще более плодотворным, чем показано в сериале?
Короче. Совсем коротко. Приходите на форум и давайте выясним, наконец. Наука vs. магия
Ваш персонаж: Румпельштильцхен, бывший прядильщик,  он же Темный маг, он же мистер Голд, антиквар и ростовщик. Старый хромой черт, трикстер, любитель сделок с подвохом, условия которых всегда честно выполняет и кто ж виноват, что всегда дает людям  то, что они просили, а не то, что хотели.
Для связи: ЛС здесь, на форуме.
Пример вашего поста:

Пример поста, где мелькает и доктор Вэйл

Голд по-прежнему ничего не слышал. Но постепенно земля и все вокруг перестало дрожать, и он рискнул выбраться из ненадежного убежища.  За то время, пока они с Реджиной втыкали друг в друга шпильки, окончательно стемнело,  и он оказался в кромешной тьме. И если в своей лавке раньше он мог ориентироваться с закрытыми глазами, то теперь мог только страдальчески морщиться, натыкаясь на уцелевшую мебель и чувствуя, как под ногами хрустят осколки и обломки его драгоценных игрушек. Ощупью он попытался найти свою трость и после очередной попытки все же отыскал  ее на полу, недалеко от прилавка. И болезненно охнул – острый осколок вонзился в мякоть ладони. Голд выдернул его – из раны потекла кровь, но искать еще и аптечку означало зря потратить время. Сжав кулак в надежде  остановить кровотечение, Голд заковылял в сторону уцелевшей, как он надеялся, подсобки. Там среди всяких нужных мелочей валялся и фонарик. Ударная волна прошла прямо к двери, так что то, что хранилось в задней комнате, пострадать не должно было.  И еще отчего-то кружилась и болела голова, хотя он не помнил, когда ударился и ударился ли.
Помощи он не ждал, и собирался выбраться из разрушенного магазина через заднюю дверь… или, если и та завалена, через вылетевшее окно или любую щель, добраться до дома и выпить обезболивающее, которое обычно принимал, чтобы унять боль в покалеченной лодыжке. План был простой и ясный. И Голд сосредоточился на нем. И неважно, что даже с тростью каждый шаг давался с трудом, слух так и не вернулся, а голова кружилась все сильнее. Зато привыкшие к темноте глаза начали различать смутные контуры предметов,  и найти выход становилось все более реальным.
И тем неожиданнее был ударивший в глаза свет. Голд замер и закрыл глаза раненой рукой. Ослепленный, он смутно различил лишь женский силуэт в брюках и с длинными волосами.
- Шериф Свон?
А кто еще это мог быть. Спасительница твердо верила, что закон одинаков для всех. И экстренная помощь должна быть оказана всем. Героям, злодеям и рядовым персонажам сказок, даже если они упоминались всего в одной – двух строчках. Он поморгал, привыкая к свету, и прищурился.
Луч фонарика высветил маску окровавленного  Пьеро с грустными карими глазами. Румпельштильцхена настолько запорошило штукатуркой, что лицо и волосы казались выбеленными, да и одежда выглядела так, словно Темный вывалялся в муке.
- Голд, вы в порядке?
Темный не слышал, что говорит шериф, но по движению губ и выражению лица угадал, что разъяренная Эмма все же сочла нужным первым делом поинтересоваться его здоровьем.
- Насколько это возможно в моем состоянии, шериф, - голос Румпельштильцхена звучал непривычно хрипло и громко, а акцент стал еще заметнее, чем обычно.
- Какого черта вы творите?! Полгорода разрушено после вашей драки! Что вы с Реджиной  не поделили на этот раз?! Или соскучились по моей компании и камере в участке? Так она вас уже ждет!
- Мисс Свон, я мог бы ответить на ваши вопросы, если бы слышал, о чем вы меня спрашиваете. Увы, сейчас я лишен этого несомненного счастья.
Эмма слегка сбавила обороты. Во-первых, нет смысла допрашивать глухого. Во-вторых, похоже, Вейлу предстоит развеселая ночка. При условии, что он еще не успел надраться по своему обыкновению. А в третьих, она только сейчас заметила, что Голда заметно пошатывает. Вторая скорая точно пригодится.
До машины Голд дошел сам, спотыкаясь и оставляя на растрескавшемся асфальте дорожку из капель крови,  хотя Эмма несколько раз порывалась поддержать его. И как не старался Темный удержать невозмутимое выражение лица, он был несколько… ошарашен масштабом разрушений. И, несмотря на то, что он не слышал, что именно кричат ему из толпы, намерения и смысл выкриков ему были вполне понятны. В лучшем случае это ругательства, в худшем – угрозы. Присутствие рядом  шерифа сдерживало праведное возмущение жителей, они еще помнили, что именно Эмма остановила линчевание Реджины.
В больнице их встречал на удивление трезвый доктор Франкенштейн, от которого зато  пахло духами Руби. При виде Румпельштильцхена он как-то нехорошо оживился и с подозрительной для полуночного часа радостью проводил того в смотровую, попутно сообщив шерифу, что мадам мэр для человека, пролетевшего  половину улицы и встретившегося с дорожным покрытием, пострадала относительно мало. Сотрясение мозга, стесана кожа на ухе и виске, обожжена щека, несколько ушибов и сломаны два ребра справа.  Сейчас она спит и, конечно, несколько дней следует ее понаблюдать, но в целом на данный момент причин для беспокойства нет.
Следующий час оказался взаимным испытанием для нервов врача и антиквара. Пока Вэйл вытаскивал из раны на ладони Голда мелкие осколки и зашивал ее,  тот молча терпел и только болезненно морщился. Но когда разговор зашел о том, что потеря слуха и головокружение  – признак серьезный, что у него, скорее всего, тоже сотрясение мозга и что ему необходимо остаться в клинике хотя бы на неделю, Голд решительно воспротивился и осмотру, и госпитализации. Положение осложнялось его глухотой. Свои доводы Вэйлу приходилось писать. Зато антиквар скоростью написания слов связан не был. И твердо намерен был покинуть больницу в самое ближайшее время. Ему и так придется вызывать своего исполнителя, чтобы тот перегнал «кадиллак» к больнице,  затем забрал Голда и отвез бы его домой. Профессиональный долг Вэйла боролся в нем с желанием поскорее избавиться от упрямого пациента,   и опасениями, что оказавшиеся рядом Темный и Реджина могут продолжить выяснять отношения. 
И скорее всего, антиквару удалось бы уехать из клиники. Если бы он не потерял сознание при попытке резко подняться и покинуть смотровую. Вэйл обреченно вздохнул. Ему представился редкий случай  изучить Темного, пусть и в нынешнем человеческом обличье. А за такую возможность приходится платить. Поэтому Голд был приведен в чувство и, несмотря на формальные уже возражения, перевезен в палату. Жители Сторибрука болели нечасто и сейчас Реджина и Темный оказались единственными тяжелыми пациентами. Остальные пострадавшие нуждались в помощи не столько врача, сколько психолога, да и то, чтобы тот убедил их не набрасываться на виновников произошедшего прямо сейчас.

Отредактировано сорок два (10-04-2019 23:40:27)

0

30

Форум: wonderlandcross
Текст заявки:

Средь миллиона голосов, хочу услышать твой сладчайший голос
истинным альфой не рождаются, им становятся

https://i.gifer.com/XmKO.gif

Scott McCall [Скотт МакКолл]


Волчонок. 18. Оборотень, Истинный Альфа. студент. Tyler Posey.

подробности

• • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • • •
[соединяя пунктирной линией яркие звезды]

Скотт МакКолл — заурядный ученик средней школы города Бейкон Хиллс. Был изгоем в школе, сидел на скамейке запасных в команде по лакроссу. У него была астма и он должен был использовать ингалятор. Его родители в разводе, он живет со своей матерью, Мелиссой МакКолл, которая работает медсестрой в больнице. Отец Скотта — агент ФБР.
Скотт подрабатывает в ветеринарной клинике ассистентом доктора Алана Дитона, который является друидом и бывшим советником стаи Талии Хейл, также помогающий оборотням.
Блуждая в лесу со своим лучшим другом Стайлзом в поисках трупа (полиция нашла половину тела неизвестной девушки и они решили сами найти вторую половину), в лесу подвергается нападению оборотня. Ему удается убежать, но с этого момента его жизнь кардинально меняется. На следующий день у него исцеляется рана от укуса оборотня, пропадает надобность в ингаляторе и начинают проявляться нечеловеческие способности: потрясающий слух, обострённый нюх, отличная скорость.
В свое первое полнолуние Скотт вместе с Дереком подвергаются нападению охотников. Благодаря новым способностям он становится со-капитаном в школьной команде по лакроссу (второй капитан — Джексон Уиттмор), обретает любимую девушку в лице Эллисон Арджент (позже он узнает, что ее отец — один из напавших на них охотников ). По словам тренера Бобби Финстока, «Скотт — лучший игрок в команде по лакроссу».
В это же время он встречает Дерека Хейла (оборотня с рождения), который становится его другом и учителем. В течении всего сезона они все ближе подходят к разгадке того, кем является альфа, обративший Скотта, но ему хватает забот и помимо этого. Ардженты относятся к нему с подозрением, ситуация лишь обостряется, когда в город приезжает тетя Эллисон — Кейт Арджент. Именно она устроила пожар в доме Хейлов, после которого большая часть семьи Дерека погибла. Один из выживших — Питер Хейл, не подает никаких признаков жизни, коротая свои дни в больнице, но позже выясняется, что именно он обратил Скотта.
Теперь жизнь юноши никогда не станет прежней, ведь они с лучшим другом обладают завидными способностями, находить новые приключения, ведь не могут пройти мимо чужих бед и стремятся помочь всем страдающим от сверхъестественных существ. В этом им помогает то, что отец Стайлза является шерифом этого маленького городка и Стилински имеет источник откуда брать информацию об интересных происшествиях. Со временем к их команде примыкают и другие, образуя настоящую стаю под предводительством Скотта, который в конце-концов не изменяет своим правилам и не причиняет вред беззащитным людям и становится истинным альфой.
https://69.media.tumblr.com/12fbd6025b60429ded36aab12ce85260/tumblr_ovcb6zyh8j1sbz0e8o5_400.gifhttps://69.media.tumblr.com/1b3c3d5fa7699f1eeaa20e278620ff3d/tumblr_ovcb6zyh8j1sbz0e8o6_400.gif
Малия и Скотта связывают не простые отношения. Ведь до встречи с МакКоллом девушка восемь лет бегала в шкуре койота и не могла принять человеческий облик самостоятельно. Именно парень помог ей вновь вернуться к человеческой жизни, правда сама она по началу была совершенно не рада такому повороту событий и даже злилась на своего спасителя. Но со временем научилась доверять ему и даже училась у него контролировать себя и учиться использовать способности оборотня, не причиняя вреда, ни себе, ни невинным людям. Так что Скотт сумел приручить эту волчицу и стать частью его стаи.
__________________________________________________________________________________________________

Навязывать что-то я не собираюсь, просто хочется найти человека который понимает персонажа и любит данный фандом так же, как и я. А уж куда идти, развивая сюжет мы уже решим вместе. Главное у нас все равно останется взаимопонимание и конечно же взаимовыручка, а это уже дорогого стоит.

Ваш персонаж: Малия Тейт - оборотень-койот, которая нуждается в альфе. Ведь без твердой руки, она может натворить тех еще дел.
Пример вашего поста:
Он не лучший, но пока единственный на данном форуме.

Пример поста

Жизнь непредсказуема и в этом и есть ее прелесть. Ведь если бы каждый день был похож на другой или же какие-либо события были запланированы, то очень скоро жить стало бы не очень интересно. А так каждый из нас ходит в какой-то мере по краю лезвия и одному только богу известно когда и кто сорвется. Особенно явственно на собственной шкуре это ощутила Малия Тейт. У этой девочки не было нормального детства и в совсем юном возрасте она пережила ужасные потери, а потом и вовсе застряла в шкуре койота. И конечно же одного желания недостаточно чтобы вернуться к нормальной жизни, пусть ей и помогли вновь принять человеческий облик. Вписаться в современное общество, когда ты пропустил достаточно много, весьма сложно. Нынешняя молодежь не знает слов жалости и стремиться выделиться за счет более слабейшего. Это почти, как в джунглях, ведь выживает именно сильнейший. Хотя конечно же нельзя обобщать, ведь есть и те кто и в наше жестокое время отличается добросердечностью и желанием помочь ближнему. В этом мисс Тейт убедилась, когда Стаилз и Скотт помогли ей вновь стать человеком и не много приспособиться к новой жизни. Правда не все были так уж рады помогать шатенке, особенно это касалось слабого пола из этой компании. Да к тому же для реабилитации девушка угодила ни куда-то там, а в Эйхон, лечебницу для душевно больных. Это не значило, что Лия больна, просто родным показалось, что ей будет полезно пройти курс лечения, перед тем, как вступать в новую более взрослую жизнь. Тем более успеваемость в школе и взаимодействие с одноклассниками оставляли желать лучшего, поэтому было принято вернуть беглянку в застенки клиники. Раз уж в прошлый раз ей не удалось пройти лечение до конца, то в это раз присмотр за ней должен был стать более пристальным. И какого же удивление было для Малии, когда все в той же клиники, в один прекрасный день она увидела знакомое лицо. Эту рыжеволосую девушку она хорошо знала, ведь она крутилась возле Стаилза и Скотта, пытаясь помогать им в той или иной проблеме. Она не была обычным человеком, хоть не была и оборотнем, ее называли банши. Что это за чудо-юдо, мисс Тейт еще плохо представляла, хотя понимала, что сила ее заключается именно в крике и каких-то предсказаниях, другими словами эта девушка была почти предвестником смерти и от нее хотелось держаться подальше. Хотя особой нужды в этом и так не было, ее держали в крыле для особых пациентов и почти не выпускали на прогулки.
Так прошел уже не один день, которые тянулись один за одним, как тележка по свежему цементу. А это очень злило шатенку, от чего она только больше срывалась и приобретала репутацию буйной для психа. И с этим необходимо было что-то делать. Лия прекрасно понимала, чтобы выбраться из этого вертепа, ей придется изображать совсем другого человека и для начала усмирить свой нрав. Она даже постаралась подружиться с кем-то и доказать, что готова вновь влиться в социум. И хоть головой, она все прекрасно понимала, сердце и душа не давали ей покоя, выплескивая наружу истинную сущность волчицы. И раз уж первый план провалился, необходимо было придумать что-то другое. И тут вновь вспомнилось, что в этой клиники заперта Лидия Мартин. Они не отличались любовью, а главное доверием друг к другу, но раз уж у них схожие планы, то почему бы не поработать вместе, тем более, что пока спасать их никто не торопился. И в этих причинах тоже хотелось бы разобраться. А для начало было бы не плохо хотя бы поговорить. И для этого необходимо было пробраться к этой знакомой так, чтобы ее не заметили. Для этого, как нельзя кстати подходила ночь и дождавшись темноты, она отправилась на дело. И ей удалось вырубить охрану и пробраться в нужную палату. Рыжеволосая банши была почему-то привязана к кровати. Это зрелище не много смутило, ведь это именно Лия была не очень уравновешенна, но до такого еще не дошла, чтобы ее привязывали, лишь запирали в изоляторе. Может она опасна? Хотя глядя на нее не скажешь. Малия, как всегда была уверенна в своей силе и совсем не задумалась о том, что иногда внешность обманчива. Но уверенная, что сможет справиться со всем, шатенка вынула кляп изо рта Лидии и приготовилась слушать объяснения.

Отредактировано Bailey (14-04-2019 08:59:55)

0

31

Форум: Игровая площадка Loca

Двойная заявка, так сказать.
Искомые персонажи:
1.

Такхизис

http://fenixclub.com/uploads/33602/img-635728-659cb46810.jpg

Об искомом персонаже

Такхизис - главная Богиня Зла и глава Тёмного Пантеона. Чаще всего Такхизис принимает облик пятиглавой драконицы, каждая голова которой имеет цвет одного из видов злых драконов (красный, синий, зеленый, белый, черный). Также она часто предстает в облике соблазнительницы, настолько прекрасной, что ни один мужчина не может устоять перед ней. Ещё одна излюбленная её форма –  Тёмная Воительница. По слухам, она так же может принимать форму гигантской змеи и многоголового создания, подобного гидре или левиафану. Это самая амбициозная из Богов, постоянно строящая планы, целью которых является господство над миром.

Со спецификой пристрастия к неканоничности своих персонажей хочу отыграть на фоне событий, предваряющих "Последнее Испытание". Зацепила легенда из мюзикла, а потому хочу побыть тем самым "влюблённым дураком". Также готов отыграть присягу и предательство, взяв на себя Рейстлина. Очень жду свою Тёмную Госпожу.

Легенда ©

Легенда забыта старинная та,
Ведь страшный урок забывают всегда.
Любовь несовместное соединяет,
Любовь открывает любые врата.

Однажды волшебник, служивший луне,
Прекрасную деву увидел во сне.
Она обещала любить его вечно,
Она умоляла: «Приди же ко мне!»
Забыв, что за гранью скрывается враг,
Идет на закланье влюбленный дурак.
Но вместо восторга возвышенной страсти,
Его поглотил торжествующий мрак.

Думал он познать вечное блаженство
И открыл врата. Это было глупо.
Что же было дальше, знаем мы с детства -
Черная луна поглотила утро!

Поэты говорят, что мир спасется любовью.
Но нам с тобой иной пример известен пока.
Мир, залитый кровью, сожженный войной,
Из-за любви дурака.

Выдержка из книги. Основа легенды.

"Голос Рейстлина был тих и ровен. Завороженные его словами Карамон и Крисания боялись шелохнуться. Маг тем временем продолжал:

— Но этому не суждено было случиться. Стремясь ускорить свою работу, маги решили, что им необходимо связываться друг с другом прямо из Башен, не тратя ни сил, ни времени на сложные заклятия перемещения. И маги создали Врата.

— И у них получилось? — перебила Крисания, глаза которой, как у маленькой девочки, сверкали от любопытства.

— Еще как! — фыркнул Рейстлин. — Успех был таким, какого они и представить себе не могли… — Голос его стал еще тише. — Даже в кошмарном сне им не могло привидеться ничего подобного. Врата не только позволили за один шаг преодолеть пространства, разделяющие пять Башен и другие центры магии на Кринне, они оказались дверьми, ведущими в царства богов, что, к своему несчастью, случайно обнаружил один неумелый маг из нашего братства.

Рейстлин поежился, как от озноба, и, наклонясь к огню, плотнее завернулся в свой черный плащ.

— Соблазненный Владычицей Тьмы, искушениям которой не в силах противостоять ни один смертный, — сказав это, Рейстлин побледнел, — он вошел через Врата в ее царство и получил то, что сулила она ему ночами во сне…

Рейстлин громко и неестественно расхохотался, но ту же захлебнулся в приступе кашля.

— Глупец! — продолжил он, отдышавшись. — Никто не знает, что с ним случилось дальше, — известно только, что он не вышел ни через те Врата, через которые вошел, ни через какие другие. Зато из Врат явилась Владычица Тьмы. А за ней пришли в наш мир легионы ее драконов…

— Первые Войны Драконов! — ахнула Крисания.

— Да, — кивнул Рейстлин, — и причиной их был один из нас — маг, лишенный воли и уже не владеющий собой. Тот, кто позволил соблазнить себя… — Рейстлин замолчал и задумчиво посмотрел на огонь.

— Но я никогда не слышал этого предания! — возразил Карамон. — В легендах говорится, что драконы явились вместе…

— Твои познания в истории, братец, ограничиваются детскими сказками, рассказанными тебе на ночь! — нетерпеливо перебил его Рейстлин. — Слова твои показывают, сколь мало ты знаешь о драконах. В действительности это независимые, очень гордые, погруженные в самих себя создания. Собравшись вместе, они не способны приготовить даже обед, не говоря о том, чтобы согласовать совместные действия такого масштаба, какого требует серьезная война. Нет, Владычица Тьмы вошла в наш мир полностью, во плоти, а не просто тенью, какою она была во время нашей последней войны. Она навязала миру страшную битву, и только великая жертва Хумы позволила изгнать ее прочь.

Рейстлин замолчал и, прижав ладонь к губам, некоторое время сидел в глубокой задумчивости."

(с) "Битва близнецов"

2.

Крисания

http://fenixclub.com/uploads/33602/img-635718-964a6f77c0.jpg

Светлая жрица Паладайна - отличается надменностью и верой безо всяких "но". На момент начала отыгрыша искомый персонаж ещё не раздираем сомнениями и самоуверенно верит в своё предназначение по спасению "заблудших душ", подобных Рейстлину.

Персы заказчиков по канону, будут вестись через полную смену имиджа. Полноценных анкет нет.

Рейстлин крайне эгоистичен, циничен, любит провоцировать и эксплуатировать других людей. Он очень гордится своей независимостью и презирает других людей, в особенности своего недалёкого брата Карамона, несмотря на искреннюю любовь того. Кроме того, Рейстлин крайне амбициозен и использует любую возможность увеличить своё могущество. В достижении своих целей готов буквально "идти по головам".
Король-Жрец довёл до абсурда идею абсолютного Добра, насаждая огнём и мечом. Целые расы уничтожались или обращались в рабство, каждую минуту горожане находились под пристальным вниманием жрецов. Провел полномасштабную атаку на магию, оставив чародеям только одну Башню Высшего Колдовства. Как и Рейстлин, наслышан о Крисании, но не ожидал, что она столь же прекрасна, сколь и тверда в своей вере.

Мой пост

Пытка продолжается - в обманчивости ласкающих прикосновений. Пытка продолжается - вызывая ожесточение и озлобленное понимание того, что слова не так ранят самолюбие, как собственная беспомощность. Здесь, сейчас - когда нет сил совладать с пробирающей до костей дрожью - измученный юноша вдруг отчётливо понял, насколько не готов был к тому, что случилось. Всё могло быть иначе, случись это на года три позже, когда взращенный на Юге северянин подчинил бы себе в полной мере ту магию, что заложена в нём. Знал ли о том чуть отступивший назад Властелин - было неведомо скованному льдом Дэрвину, который, впрочем, точно знал, что горечь его размышлений доставляет несказанное удовольствие хозяину Башни. Не меньшее удовольствие, чем демонстрируемое зрелище... И если сдержать глухой стон не удалось, то последующее оцепенение пленника, чей воспалённый взор остановился на бледном измождённым лице, которым он не единожды любовался в перерывах между встречами-уроками, дало бесценные мгновения, чтобы не найти в темноте умоляющего взгляда чего-то очень важного. Этот взгляд, это представление легко обманули бы его прежнего, но не его настоящего, который побывал во тьме, впустил в душу чужую тьму и с покорностью влюблённого глупца стал её частью. Почувствовал ли его неверие наблюдающий Властелин? Правильно ли было не пытаться скрывать одну лишь ярость по причине манипуляций его слабостью? Дрожь не проходит, вызывая мучительные судороги в мышцах, но то всего лишь следствие концентрации для сотворяемого заклинания против ледяных оков. Было ли это тем, чего желал его мучитель или нет, но свободу свою юный маг использовал на то, чтобы сделать пару шагов к сотворённой чужими руками иллюзии. Сил на большее не хватило - или же падение на колени было частью какого-то плана?.. Тишина вокруг не отвлекала и была настолько звенящей, что тихий вздох прозвучал громче недавнего стона. А пламя, которое тотчас поглотило женскую фигуру - было отражением тех чувств, что владели юношей в момент использования огненной стихии, что прежде не особо давалась подчинению. Впрочем, это сейчас не поддавалось чёткому пониманию. Он слишком устал для осознания своих возросших возможностей и вряд ли мог оценить приложение к тому чужих сил.

Пост второго игрока

Предположение о его национальной принадлежности, вкупе с нотками радости, невольно заставили князя улыбнуться снисходительно. Этот мальчик был так искреннен в своей радости от встречи с соотечественником, что было даже забавно.
– Не очень хотелось бы вас разочаровать, но я скорее житель мира, а произношением я обязан своей страсти к языкам. – Легко перейдя на английский, звучащий в его устах столь же безупречно, как и родной язык молодого итальянца. – Князь Лючио Риманец к вашим услугам, господин Санвитале. – Протянув руку для рукопожатия, предупредил возможную реакцию. И снова вернулся к родной для юноши речи. – Пусть моё имя не вводит вас в заблуждение. У меня много других имен, но я ношу самое простое из них, так как остальные зачастую искажаются при произношении. – Привычно плетя паутину слов, князь внимательно наблюдал за молодым итальянцем, отмечая его реакцию на все его слова. Что-то в Габриэлле не давало ему покоя, но он пока не мог понять что именно. – Составите мне компанию? – Приглашающим жестом указал на место своей прежнего местоположения. – Море удивительно прекрасно сегодня. Такое умиротворенное, что поражает самого искушенного зрителя. – Странная горечь проскользнула в голосе. – Синьор Санвиталле, вы путешествуете один или в чьей-то компании? – Поинтересовался, не глядя на собеседника, его взгляд скользил по безмятежной морской глади, так обманчиво доброжелательной.

0

32

Текст заявки:
Мой стол переполнился от: пустых надежд, неосуществленных идей и невыносимой тоски по игре, хочется чего-то такого, чем будешь гореть, что заставит болеть собственной игрой, что вдохновит от и до. Одной мне, увы, никогда не удавалось достичь подобного (что не удивительно, правда?), а вот партнёра, с которым будет день за днём выстраиваться удивительный мир в игре и вне её, нет, но очень хотелось бы.

В трёх словах о себе: как игрок не могу назвать себя искушённой, но безусловно люблю содержательные посты средних размеров и оформлением пару раз в неделю, сама стараюсь придерживаться того же (от 2 до 8к, дважды в неделю, с сопутствующей графикой — стабильно). Люблю внеигровое общение, очень тяжело схожусь с теми, кто сдаёт посты молча, однако, безусловно не требую этого и не буду навязываться. Люблю мультить, потому что для меня взаимное ролевое чувство — это всегда концентрация совместных персонажей и их количество, но я конечно не за тридцать придуманных, но не отыгранных твинков, пара-тройка красочных историй вполне сойдет. Кроме того, я совершенный универсал могу и гет, и слэш, и фем, и джен — всё зависит от обстоятельств и персонажей.

Почему пишу в данном разделе? Потому что большинство моих «хочу» остается в разделе фандомов. Я, конечно, не против авторских миров, реалов и мистики, но по большей части хотелось бы попробовать закрыть хотя бы пару гештальтов в ближайшие месяцы. Самое дорогое и любимое: ПЛиО (книги читаны в далеких 2000х, но знания о каноне какие-то да остались), Гарри Поттер и его волшебный мир, комиксовые вселенные (при необходимости с радостью ознакомлюсь с чем-то новым), очень много сериалов и мультсериалов (список которых покажу или просто расскажу, что конкретно сейчас нравится), Скамы (которые просто необходимо выделить отдельным фандомом, занимающим место в моем сердечке), видеоигры (тот же Warcraft — просто нечто особенное для меня с детских лет), сказки, фольклор и мифология разных стран и народов.

Как видите, меня можно и нужно брать и катать по всем фандомам, я только рада буду кого-то крепко взять за руку и отправиться в путешествие. Но есть одно важное но: я вряд ли пойду по заявке на какой-то проект. Дело в том, что я хочу партнёра, а не форум, а это основополагающее для меня. Поэтому писать можете, но с большой вероятностью я не смогу согласиться, так как жду человека, как я и говорила раньше. А если вы дочитали заявку до конца, вас не вывернуло, а наоборот (что маловероятно, но я все же надеюсь), мои личные сообщения открыты и я вас жду, а если мы договоримся до чего-то, то я с радостью поделюсь любым мессенджером на ваш вкус.
Пример вашего поста:

Пример поста

Он внимательно смотрит на неё, от неловкости она опускает глаза.

Внутри - паника.

Гермиона судорожно пытается понять, что не так с ней (она уже забыла о пунцовом румянце на своем мертвенно-бледном лице), тысячу раз прокручивает в голове: умывалась ли она сегодня, не застряло ли у нее что-то в зубах и нет ли свитере пятен от кофе. Несмотря на свой нездоровый перфекционизм, она иногда упускает кое-что из виду - себя (свой внешний вид, а в особенности волосы, с которыми порой просто невозможно поладить). Она упускает из виду и то, что она по-прежнему остается совсем ещё юной, привлекательной и милой (для кого-то уж точно), а в купе с незаурядным умом, вероятно и интересной (если не для сверстников, то для стариков из дома Св. Освальда наверняка).

Уилл заходит за ней в отдел и их глаза снова встречаются. Гермиона изо всех сил старается не пасовать (снова не убежать и не придумывать нелепые извинения после) и уже с долей любопытства изучает его лицо (пока Праудфут разглядывает календарь с беспощадным словом “пятница”): морщинки возле глаз, которые появляются, когда он улыбается, недельную щетину и небольшой шрам над правой бровью. Она ловит себя на мысле, что слишком долго смотрит на него (но от чего-то ей это очень нравится) ничего не ответив. Ведь он только что поймал её на лжи. Однако сделал это тактично, без какого-то упрёка (даже с неким пониманием).

Ей снова становится стыдно. Некомфортно (и совсем чуть-чуть обидно). Гермиона, безусловно, винит себя в том, что уже на протяжении нескольких месяцев кроме рабочего стола в Министерстве и кровати в своей маленькой квартире на Освин-Стрит она не видит ничего и никого, что ежедневная рутина всё-таки полностью поглотила её, не оставив места былой спонтанности и (не)готовности ко всему.

На протяжении семи лет она вместе с Гарри и Роном была в центре событий, которые затрагивали всю магическую Великобританию, была хорошей подругой и старалась всегда быть рядом (порой вопреки), наравне со членами Ордена Феникса защищала Хогвартс (место, которое, как ей сейчас кажется, подарило ей лучшее время в жизни) и сражалась с Пожирателями. Разумеется, она боялась, но тогда ей было ради чего идти дальше. И ради кого.

Но теперь она отвыкла буквально ото всего, что было свойственно “прежней” Гермионе: ранние подъёмы, здоровое питание, ежедневный час (три часа) чтения очередного очень сложного сборника заклинаний, собранность и организованность, даже кошачья шерсть на подушке - всё это исчезло из её жизни чуть больше восьми месяцев назад, когда умер Живоглот, когда они расстались с Роном и когда она осталась совсем одна, в холодном Лондоне с полупустым чемоданом и отсутствием желания двигаться вперёд.

Рон.

Она совершенно не желала о нём думать. Особенно в тот момент, когда рядом стоял Уилл, ждущий ответа на очень трудный вопрос. Трудность его заключалась лишь в том, что ей было неловко соглашаться (хотя в своих мыслях Гермиона уже ответила “у меня нет планов, ведь Уизли меня бросил”, “да, конечно, ведь мне не надо больше кормить кота” и ещё десяток глупых вариантов, которые пришли ей в голову, но которые она не станет озвучивать). И несмотря на то, что она вполне могла найти себе не липовое прикрытие в пятничный вечер в Министерстве, ей совершенно не хочется этого делать.

(Отчасти ей правда не хочется быть одной).

Но по большому счёту, “да” - ответ не своему возможному неодиночеству сегодня, а мужчине (улыбающееся лицо которого в тусклом свете лампы запомнится ей на много дней вперёд), который, вероятно, заснёт, ожидая слов Гермионы (которая слишком любит много думать).

Да, наверное, отчёты вполне могут подождать, - она кивает головой и снова смущенно отводит взгляд, - у меня нет планов, я как раз хотела где-нибудь поужинать сегодня, но мне надо отнести документы в аврорат и я буду готова, подождёшь меня здесь? Или.. Мы можем встретиться через 10 минут в Атриуме, - она забирает вещи и вместе с папкой направляется к двери, стараясь не смотреть на него. Больше всего сейчас Гермиона боится, что он скажет, что перепутал дату и сегодня у него намечены посиделки с друзьями, или что его ждут родители на ужин, или что он скажет, что будет ждать её в холле, но не дождётся, уйдёт.

Нет, она не боится быть брошенной и оставленной. Но ей страшно сделать шаг навстречу, не зная, что будет потом. Но когда она у двери поворачивается к нему, все страхи и сомнения вмиг исчезают. Праудфут действует на её каким-то магическим (особым) образом, и Гермионе не по себе (однако радостно), что по сути незнакомый человек может вмиг дать ей вздохнуть и отогнать беспокойные мысли.

Она снова ждёт того, чего ждать не должна.

«Тебе не стоит беспокоиться».

«Я буду ждать тебя».

«Я найду тебя».

Отредактировано therr maitz (15-04-2019 00:25:51)

+1

33

Поднимаю
Форум: uniROLE
Текст заявки: С надеждой тихой и мечтою ищу женщину, изменившую ход истории – Клэр Мэттисон из сериала "Чернобыль. Зона отчуждения".
Если вы любите истории о путешествиях во времени и альтернативных реальностях, непостижимых тайнах и родственных душах, что словно вышли из "Баллады о прокуренном вагоне" Александра Кочеткова, и если вам было бы интересно развивать и переплетать линии персонажа сразу в нескольких существующих мирах и придумывать новые – возможно, эта история придётся вам по душе, даже если вы незнакомы с фандомом.

О персонаже

Разжав ладонь, я выпустила птицу
в осеннем парке, полном тишины,
и отперла душе своей темницу:
– Лети на все четыре стороны!
Ещё не веря в то, что совершилось,
растерянная, робкая ещё,
она взлетела к небу, покружилась
и опустилась на твоё плечо.

Вероника Тушнова
Клэр родилась в маленьком городке Ласби, что в округе Калверт, на самом юге штата Мэриленд, в сентябре 1956 года. Через два дня после того, как девочка появилась на свет, её отец сбежал из клиники для душевнобольных и зарубил топором её мать. Клэр чудом осталась жива, потому что его успел застрелить приехавший на помощь шериф – но так она оказалась в сиротском приюте в самом начале своей короткой и несчастной жизни.
Учёба в школе давалась Клэр с трудом, потому что она росла очень замкнутой и стеснялась спрашивать, если ей что-то было непонятно. Воспитатели не относились к ней плохо, но она всё равно была очень одинока – ведь у неё не было друзей. Когда ей исполнилось четырнадцать, и она в очередной раз завалила все экзамены в старшей школе, Клэр решила сбежать. Она, ещё совсем ребёнок, приехала в Нью-Йорк – в огромный город, где её никто не ждал, и где до неё никому не было дела. Она не знала жизни и не знала людей – но по доброй воле бросилась в жернова, которые перемололи её, сломали и выбросили.
В конце 1970 года Клэр поселилась в маленьком городке Уэст-Пойнт на западном берегу Гудзона. Ей больше ничего не хотелось – только чтобы её оставили в покое. Не трогали, не прикасались, не приближались, не говорили с ней. Вынужденное общение с другими людьми стало для неё пыткой – но ей приходилось идти на это, потому что ей была нужна работа, чтобы где-то жить и что-то есть. Она довольствовалась малым и уже ни о чём не мечтала.
Так прошло почти десять лет. Ей было уже двадцать четыре, когда она случайно встретила двух студентов, называвших себя «социалистами». Они рассказали ей о том, как жили в Советском Союзе – рассказали так, что у Клэр впервые за долгое-долгое время появилась мечта: она захотела побывать там хоть раз и увидеть всё своими глазами.
Прошло ещё четыре года, прежде чем она взошла на борт самолёта, который унёс её за океан. Диверсантка. Она должна была стать диверсанткой. Её научат, как устроить взрыв на атомной электростанции. Она не хотела этого, её это пугало – но ей пришлось принести эту жертву, чтобы прикоснуться к своей мечте. Её направили в Припять, потому что там, как и в её родном Ласби, была такая станция. Там ей назначат инструктора – офицера из местного отделения КГБ, который научит её всему, что она должна знать.
Порой случается, что всего одно мгновение решает судьбу целого мира, и встреча двух людей меняет жизни миллионов. Его звали Сергей. Невысокий, светлые волосы, синие глаза. Потом он скажет ей, что полюбил её с первого взгляда – всем сердцем, на всю жизнь. Тогда она не знала этого – но впервые чувствовала, что кто-то смотрит на неё так, словно она что-то для него значит. Он улыбался искренне и мягко – и лёд, долгие годы сковывавший её жаждавшее тепла сердце, покрылся россыпью тоненьких трещин.
Она чувствовала себя живой в тот вечер в начале мая, когда Сергей принёс ей несколько душистых ветвей сирени. Она тоже любила его. А ещё она любила Припять – этот солнечный город, затерянный в Полесье, где она впервые чувствовала себя дома. Здесь было всё, ради чего она жила. Здесь она была счастлива.
Теперь ей давалось легко всё то, с чем она так мучилась когда-то в школе: ведь у неё был самый терпеливый и любящий учитель на свете. Он рассказывал ей про «мирный атом» и про взрывную волну, про Бабу-Ягу и Кощея Бессмертного, про цветы, что растут по берегам Припяти, и про птиц, что свили гнёзда на опушке леса. Она любила слушать его рассказы, любила, когда он играл на гитаре и пел. Ему нравился Высоцкий. «Свежий ветер избранных пьянил, с ног сбивал, из мёртвых воскрешал, потому что, если не любил, значит, и не жил, и не дышал…» Она дышала. И жила.
Родители Сергея относились к ней так, словно она была их родной дочерью – потому что видели, как сильно любит её их сын. Так у Клэр появилась семья, и она узнала, каково это – быть с кем-то. Знать, что ты не одна. Что тебя защитят и утешат, если будет нужно. Выслушают и поймут. Не оттолкнут, не бросят, не предадут. Оказывается, людям можно верить.
Так прошёл год. Конечно, Клэр не собиралась возвращаться: ведь Сергей обещал сделать всё для того, чтобы она смогла остаться. Ради неё он остался в Припяти сам, хотя его так звали на повышение в Москву перед самым её приездом. Но он любил её. Он хотел быть там, где она.
Казалось, пятница 25 апреля 1986 года была самым обычным днём – но Клэр мучилась от снедавшей её тревоги с того самого мгновения, как Сергей уехал на службу. Вечером она пришла к нему и узнала, что в городе появились диверсанты, которые хотят взорвать станцию. Клэр не хотела отпускать его. Он говорил о долге, о клятве и о верности. Говорил, что любит, что вернётся, что никогда не оставит. Она отпустила его руку так, словно только та и удерживала её над пропастью. Тогда Клэр видели его живым в последний раз.
В два часа ночи позвонила мать Сергея, и сказала сквозь слёзы, что его больше нет. Ему удалось предотвратить диверсию – но он заплатил за спасение города своей жизнью. Приехавший на похороны из Москвы генерал вручил его родителям Звезду Героя. Клэр говорили, что она должна гордиться им, и она молча кивала, не зная, как объяснить, что она уже мертва.
Без него для неё не было жизни – и она согласилась на всё, когда ей сказали, что она может отомстить. Тех, кто пытался совершить диверсию, так и не поймали – и всю вину возложили на американскую разведку. Клэр вернулась в Мэриленд, чтобы взорвать атомную электростанцию Калверт-Клиффс. Даже в последний свой вечер она не рассталась с фотографией, которую всегда носила с собой. Дорожный знак у въезда в город – «Припять». Сергей улыбается, смотрит на неё. Живой.
В ночь на 7 августа 1986 года во втором энергоблоке Калверт-Клиффс прогремел взрыв, в результате которого на северо-востоке США образовалась огромная зона отчуждения. Ядерная катастрофа положила начало гражданской войне, и через два десятилетия Соединённые Штаты стали «Разъединёнными», а СССР продолжал жить и здравствовать и в далёком 2013-м.
Но Клэр не умерла. Взрыв повредил саму ткань мироздания, и через эту рану в мир вошла Зона – живая, разумная, неодолимая сила, жаждущая поглотить всё и вся. Клэр была в эпицентре взрыва, впуская её – и стала её частью. Запертая в ловушке из осколков собственных воспоминаний, она была обречена провести вечность в замкнутом круге из боли и страданий – своих и всех тех, кто погиб во время взрыва вместе с ней. Зона пришла извне – и нет в человеческом языке слов, что могут описать существование внутри неё.
Но однажды всё изменилось. Клэр не знала, не понимала, что произошло: она просто снова оказалась вдруг в Припяти – но едва смогла узнать её. Город был пуст и мёртв: кажется, люди покинули его уже давно. Она пыталась найти хоть кого-то – но тщетно. Пыталась уйти – но не смогла. Со временем она поняла, что всем здесь правит Зона – и она не отпустит её. Никогда. Это рана в ткани мироздания, точка, в которой сходятся все реальности и все миры. Она существует вне времени – и Клэр не ощущала его течения и не знала, сколько лет или веков она провела в мёртвом городе. Она даже не знала, жива ли она сама. Она не менялась внешне, ей не хотелось есть и пить – но по ночам она всё же забывалась тревожным сном. Всегда – в том самом доме, где жил когда-то человек, ради которого она умерла.
Однажды она увидела его во сне – и с тех пор видела почти каждую ночь. Он выглядел иначе – старше, – но всё равно это был её Серёжа. Он спал, и она садилась на край его постели и смотрела на него с немой мольбой. Ей было больно, одиноко и страшно. Она просила, чтобы он забрал её оттуда. Освободил. Защитил. Спас. Ей казалось, что, если он откроет глаза и взглянет на неё, как тогда, как раньше, она в тот же миг станет настоящей, живой. Но сон рассеивается вместе с бледными лучами света, знаменующими начало одного и того же бесконечного дня вне времени – и она снова становится пленницей мёртвого города.
Но любовь сильнее Зоны. Сильнее времени и смерти.

О сюжетных планах, безликом зле и искренней любви

Скажу сразу: сериал знать необязательно. Честно) Да, Клэр стоит в истоке всей истории с предотвращением аварии на Чернобыльской АЭС и глобальными последствиями, которые оно за собой повлекло, и от того, как сложится её судьба, зависит, без всяких преувеличений, судьба всего мира – но при этом появляется она лишь в двух с хвостиком сериях второго сезона, и рассказывается о ней удручающе мало. Выше, в описании, есть всё, что упоминалось в сериале о жизни Клэр до Припяти, возвращении в Мэриленд и взрыве на Калверт-Клиффс. Всё, что связано с её пребыванием в Припяти, пришлось додумывать и встраивать в события первого сезона, где о ней, увы, не говорилось совсем ничего – но мне эта история видится такой. Сюда же – то, что уже ставшая частью Зоны Клэр попадает в превратившуюся в город-призрак Припять. Разбираться в тонкостях истории с Зоной и перемещениями во времени необходимости нет – там и после просмотра сериала понятно гораздо меньше, чем хотелось бы. Если будут вопросы – постараюсь объяснить, как я это понимаю и представляю, а в остальном можно всё решить по ходу дела.

За точку отсчёта условного «настоящего» я беру ноябрь 2013 года. Сергей уже знает о Клэр и ищет её – пока безуспешно. Но, вернувшись в Припять в третий раз, он находит тот самый прибор, который позволяет перемещаться во времени – и между альтернативными реальностями. Конечно, он будет продолжать искать и Клэр – и обязательно найдёт, с его-то упорством, – и пусть Зона попробует ему помешать спасти любимую женщину) А после счастливого воссоединения и реабилитационного периода привыкания к современному миру… ну, тут много чего можно натвор… сделать) Повоюем с Зоной и выясним, что она такое, и как с ней бороться? Прогуляемся по альтернативным реальностям и прошлым временам? Отправимся в кругосветное путешествие? Поохотимся на Вия или мантикору? Раскроем тайну перевала Дятлова? Угоним у Бабы-Яги избушку на курьих ножках? Во флешбэках, разумеется, тоже с радостью поиграю – там же такая трогательная история!)

Скажу ещё, что мне всегда был интересен концепт непостижимого и безликого зла, который очень хорошо воплощается в самой концепции Зоны. Возможно, в продолжении сериала её природу объяснят как-то иначе, но пока что мне нравится считать её той самой непостижимой и безликой силой, что пришла откуда-то из-за границ мироздания. На этом ведь – как и на множественных альтернативных реальностях – и правда можно построить интересный сюжет)

Кроме того, я искренне люблю разную мистику и неразгаданные тайны – так что, если вас тоже увлекают городские легенды и страшные истории про смертельные файлы, проклятые видео и номерные радиостанции, будет очень здорово) И, конечно, хотелось бы охватить и родные просторы с родным же фольклором – современным и не очень. А то что это никто с ожившими мертвецами в тайге не встречается, в Кольскую сверхглубокую не заглядывает и Пиковую Даму не вызывает?)

И ещё пара слов об отношениях персонажей: давайте сразу договоримся, что они любят друг друга, хорошо?) Я за определённость, и какие бы то ни было многоугольники, ревность и этих самых отношений выяснение кажутся мне в этой истории совершенно неуместными. Я люблю драму, просто мне хотелось бы, чтобы она не была завязана на таких вещах) Пусть это будет тёплая, искренняя любовь, которой и правда не страшны ни время, ни распадающиеся миры)

И, в связи со всем уже сказанным, очень прошу не делать из Клэр хладнокровную убийцу. Да, она сделала то, что сделала – но не будем забывать, что это была, в первую очередь, месть женщины с разбитым сердцем, которую просто подтолкнули к этому поступку, воспользовавшись её душевным состоянием. Была бы она убийцей – выстрелила бы в того, кто, как она думала, виновен в смерти Сергея. И не остановилась бы по пути на станцию, которую собиралась взорвать, чтобы выяснить, что там делает посреди дороги одинокий ребёнок. Она хороший человек – просто с ней случилось очень много плохого.

Что касается внешности, то мне кажется, что прекрасно подошла бы Кэти МакГрат: есть в ней это сочетание внешней хрупкости и большой внутренней силы, которое видится мне в Клэр)

Ваш персонаж: Сергей Костенко, генерал-майор Следственного Управления ФСБ, бывший офицер КГБ, в другой реальности ценой своей жизни предотвративший аварию на Чернобыльской АЭС.

И здесь необходимо лирическое отступление о перемещениях во времени и альтернативных реальностях.

В целом, с ними всё довольно сложно и запутанно, но в упрощённом виде можно выделить четыре из них, имеющие непосредственное отношение к Сергею и Клэр.

1. В сериале не упоминалась, но, по логике вещей и некоторым косвенным признакам, должна была существовать. Клэр растёт сиротой, приезжает в Припять, встречает Сергея, никакой истории с диверсантами нет, станция взрывается. Припяти больше нет, Клэр высылают в Штаты, Сергей уезжает в Москву. После распада Союза она возвращается к нему, и живут они долго и счастливо. Но осенью 2013 года компания друзей отправляется в Припять и находит там прибор для перемещения во времени, изобретённый учёными, которые изучали радиационные аномалии зоны отчуждения. С его помощью они случайно попадают в 25 апреля 1986 года – и от первой реальности «отделяется» новая ветка.

2. Весёлая компания «попаданцев» оказывается в отделении КГБ, где их принимают за диверсантов. Когда их автоматически «выкидывает» из прошлого, все думают, что им удалось сбежать – вернее, что Сергей их упустил. На станции происходит взрыв, Сергея назначают главным виновником всех бед, но, по причине большой любви начальства, не приговаривают к расстрелу, а просто выгоняют со службы. В этой реальности Клэр, скорее всего, умерла от острой лучевой болезни – потому что в ночь аварии она наверняка поехала бы на станцию искать отправившегося в погоню за диверсантами Сергея. Сергей винит себя в том, что не смог предотвратить взрыв и спасти Припять и любимую женщину. Союз разваливается, и в девяностые он становится… ну, бандитом. К этому времени он уже начинает понимать, что история с перемещением во времени была правдой, и долгие двадцать семь лет он ждёт возможности найти прибор, вернуться в прошлое и всё изменить. В конце концов, ему удаётся попасть в 1986 год и саботировать работу четвёртого энергоблока – но при этом он случайно убивает «молодого себя». Это порождает третью реальность.

3. Собственно, этот вариант как раз и был выше, в описании. Авария на ЧАЭС предотвращена, Припять спасена, Сергей убит «собой из будущего» – но об этом, разумеется, никто не знает. Клэр возвращается в Ласби и взрывает Калверт-Клиффс. Но в 2013 году  компания несостоявшихся «диверсантов-попаданцев» решает снова всё исправить и предотвратить взрыв в Мэриленде. Так появляется четвёртая и последняя, на текущий момент, реальность.

4. Вернувшись в сентябрь 1956 года, ребята спасают мать Клэр. Она не попадает в детский приют, не проникается идеями социализма, не приезжает в Советский Союз, спокойно продолжая жить своей жизнью в Мэриленде. В апреле 1985 года вместо неё в Припяти оказывается совсем другой человек – и Сергей уезжает в Москву. Соответственно, предотвратить аварию на ЧАЭС он уже не может – и та происходит. Припять становится городом-призраком, царством Зоны – и именно туда попадает Клэр из третьей реальности: потому что внутри Зоны сходятся все миры.

Я беру за основу Сергея из четвёртой реальности, в которой он, не встретив Клэр, уехал из Припяти в Москву и благополучно получил повышение по службе. Осенью 2013 года он был уже генерал-майором Следственного Управления ФСБ – всеми уважаемым офицером со Звездой Героя. Но его жизнь безвозвратно изменилась, когда он вернулся в мёртвую Припять и столкнулся с Зоной, которая проникла в его кровь.
Зона распространяется, подобно вирусу, заражая побывавших «внутри» неё людей. В результате «заражения» они приобретают способности к телекинезу, электрокинезу и телепатии, а также часть «коллективной памяти» Зоны – то есть, они могут «помнить» события, которые происходили в альтернативных реальностях. Клэр провела в Зоне долгое время – и, естественно, оказалась «заражена». Сергей, побывавший в ней трижды – тоже. Они оба являются, в некотором смысле, «носителями Зоны» – и поэтому между ними возникла своего рода ментальная связь, проявляющаяся – пока что – только во сне.
Теперь Сергей знает о Клэр – и помнит обо всём, что связывало их в других жизнях. И он придёт за ней и заберёт её домой – потому что он сказал ей однажды, что всегда будет любить её. И эти слова будут единственной правдой во всех мирах.

Пример вашего поста:

Пример поста

Лопасти вертолёта разрезают острыми краями стылый воздух, и порывы поднятого ими ветра кружат над землёй потемневшие сухие листья и пыль. Жёлтые кабинки-солнышки на колесе обозрения едва видны в предрассветных сумерках, образуя призрачный круг на фоне тёмных стволов деревьев. Вертолёт отрывается от земли и, плавно покачиваясь, поднимается всё выше и выше – до тех пор, пока не начинает казаться всего лишь детской игрушкой, запущенной в воздух над городским парком. Наконец, он исчезает совсем, скрывшись за лесом, и в прозрачно-синем воздухе повисает тишина.
Щелчок – и счётчик Гейгера рассыпается в ней сухой трескучей дробью. Здесь должны были звучать детские голоса и радостный смех – но теперь это место сочится ядом. Он растекается по металлу, впитывается в землю, прячется в каждой пылинке, что поднимается в воздух вместе с ветром. Живые здесь – чужаки.
Город детства. Что представляют люди, когда произносят эти слова? Утопающие в зелени улицы, красивые дома, в окнах которых так уютно горит вечерами свет, и все эти чудесные уголки, в которых таится так много счастливых воспоминаний. Порой достаточно просто подумать о том, что он есть где-то там – этот город, – и на душе сразу становится теплее. Но что чувствуют те, чей город детства стал призраком – вечно безмолвным напоминанием о том, как быстротечна жизнь и как близка смерть?
Сергею было уже тринадцать, когда он приехал в Припять – но «городом детства» для него отчего-то стала именно она. Было в ней что-то, что западало в душу каждого, кто видел, как по её зелёным улицам растекается волнами солнечный свет, отражаясь в витринах и окнах домов, как летят по синей реке на подводных крыльях белые корабли, как покачиваются на тёплом весеннем ветру цветущие ветви яблонь и вишен. Это было подобно любви с первого взгляда – той, что навсегда оставляет в сердце свой след.
Теперь всё исчезло. Дома, похожие на старых, больных, нахохлившихся птиц, угрюмо смотрят друг на друга пустыми глазницами окон. Широкие улицы и площади, где когда-то цвели прекрасные душистые розы, заросли высокой травой. Город умер. Жизнь вытекла из него, как вытекает кровь из открытой раны, которую невозможно залечить.
«Такое ощущение, как будто смотришь на мёртвого человека. Души нет. Тело есть».
Казалось, эти его слова, произнесённые ещё тогда, в прошлый раз, словно висели до сих пор в стылом осеннем воздухе. Впрочем, нет, не в прошлый – в позапрошлый: ведь он уже возвращался сюда однажды, тщетно надеясь найти подтверждение тому, что всё закончилось. Но теперь он впервые оказался здесь один. Совсем один.
«Люди покинули город, как душа – тело. Вот он и мёртв».
Анины слова тоже застыли над высокой травой, словно стрекоза с радужными крылышками в куске янтаря. Слава Богу, что её здесь нет: она могла упрашивать его сколько угодно, но никакие слёзы и уговоры не могли заставить его снова взять её с собой. Нет, она… все они должны были остаться – потому что он никому больше не позволит подвергать себя опасности. Никто больше не погибнет из-за него.
Главная площадь – сердце города, в котором когда-то кипела жизнь, – была безмолвна и пуста. Обветшалые серые здания гостиницы «Полесье» и Дворца культуры равнодушно смотрели чёрными провалами окон на пробивающийся сквозь трещины в асфальте чернобыльник. Щелчок – и счётчик Гейгера затихает. Здесь почти безопасно – и Сергей опускается на край полуразрушенного каменного постамента.
В холодном утреннем воздухе чувствовалось дыхание приближавшейся зимы – да и с затянутого свинцово-серыми тучами неба то и дело падали, кружась, одинокие снежинки. Тишина. Пустота. Безмолвие.
«Это труп города».
Прошло уже двадцать семь лет – и те, кто родились после того дня, сделали из Припяти страшилку. Пугало, которого все боялись, и к которому все тянулись из жадного, праздного любопытства. Они сочиняли и передавали друг другу под видом правды глупые, нелепые истории о мутантах, рвущих в клочья и пожирающих каждого, кто останется на ночь в одном из давно опустевших домов. Они запугивают сами себя – и мечтают оказаться здесь. Теперь им мало фильмов ужасов и компьютерных игр – им нужно нечто большее, чтобы разбередить свои собственные страхи.
Но они не понимают, что здесь на самом деле страшно.
Горечь сломанных жизней разливается в воздухе вместе с запахом сухой полыни. Чёрные провалы окон, ощерившиеся осколками стекла, похожи на раскрытые в крике отчаяния рты. Тени, которые можно заметить лишь краем глаза, скользят вдоль домов, словно бледные, безмолвные отголоски навсегда покинувшей их жизни. И над верхушками деревьев – жёлтые кабинки-солнышки колеса обозрения: печальный символ надежд, которым не суждено было сбыться.
Сергей чувствовал всё это, сидя там, на главной площади, прикрыв глаза и слушая молчание. Город смотрел на него, а он всматривался в цветные вспышки воспоминаний о другой жизни – той, в которой Припять была жива. Но сквозь них всё настойчивее прорывался тот зов, что мучил его долгими бессонными ночами, когда два мертвеца приходили и смотрели на него своими пустыми чёрными глазами.
Теперь, когда он оказался так близко к сердцу Зоны, Сергей почти физически ощущал, как его тянет туда – к разрушенному реактору четвёртого энергоблока, сокрытому под сводами саркофага. Он невольно думал о том, что войти туда, возможно, тоже было его судьбой – или, по крайней мере, одной из них. Останься он в Припяти, в конце восемьдесят шестого ему пришлось бы, подчиняясь приказу, войти внутрь саркофага – но это сделал тот, кто его заменил. Новый старший оперативной группы выжил – хотя и остался калекой. Все трое офицеров, сопровождавших его, умерли. Один – там же, в четвёртом энергоблоке.
Зов становился всё сильнее, но Сергей ещё мог сопротивляться. Пока ещё мог. Приобретённая за долгие тридцать лет службы выдержка позволяла сохранять хотя бы остатки самообладания даже сейчас, когда вся его жизнь рассыпалась острыми осколками, впивавшимися глубоко в плоть всякий раз, когда он пытался их собрать. Измученный бессонными ночами, на грани нервного истощения, он всё равно продолжал бороться, чувствуя, что несёт ответственность за всё и за всех.
Наверное, когда-нибудь это просто сведёт его с ума. Но не сегодня. Ещё нет.
Счётчик Гейгера включился сам по себе, рассыпая свою частую сухую дробь по растрескавшемуся асфальту. Сергей снова выключил его, даже не открывая глаз – и тут же понял, что звук не исчез. Не полностью. Это была его работа – видеть и слышать то, чего не видят и не слышат другие, – и потому он услышал лёгкий частый стук, оставшийся после того, как счётчик погрузился в молчание. Что-то приближалось к нему с той стороны, где за деревьями и пустыми домами высилась мрачная громада станции.
Когти. Когти стучат по асфальту.
Собака.
Сергей открыл глаза и повернул голову – так резко, что в шее хрустнул позвонок. В голове промелькнуло отчаянное: «Не может быть!» – ведь он помнил, помнил, как она взвизгнула и упала, когда Паша выстрелил в неё. Потом он выстрелил ещё раз – и она затихла совсем. Они думали, что она умерла – потому что так хотела та часть Зоны, которая стремилась истребить их всех – одного за другим.
Но это была она. Это точно была она. Собака замерла метрах в пяти от Сергея, когда он резко повернулся к ней. Грязная, окровавленная шерсть. Левое ухо порвано. Кусок арматуры пронзает тело насквозь. Но самое страшное – то, от чего по спине пробегает мороз, – белёсые глаза. Глаза, которые, кажется, не могут видеть – но видят всё.
Да, это действительно была она – и в том, что она стояла сейчас здесь, перед ним, была своя извращённая, искалеченная логика, свойственная всему, что было в этом месте. То, что давно умерло, не может умереть снова – и, уж тем более, не может умереть то, что никогда не было живым. Было ли это порождение Зоны, которое лишь притворялось собакой, или Зона использовала её, словно тряпичную куклу – суть была одна: её нельзя убить. По крайней мере, насовсем. И стоит, верно, возблагодарить судьбу за то, что она была на их стороне.
Впрочем, верно: была. А что сейчас? Помедлив мгновение, собака приблизилась и снова замерла – на сей раз всего в нескольких шагах от Сергея. Она не выказывала никаких признаков враждебности, но он всё равно – пусть даже по привычке – просчитывал все возможные исходы. Заряженная винтовка лежит на коленях – но собака слишком близко, выстрелить он уже не успеет. Надетая поверх бронежилета куртка едва ли могла бы стать надёжной защитой от укуса – но это всё же лучше, чем ничего.
А потом он сделал то, что человек в здравом рассудке должен был бы счесть полным безумием: протянул к собаке руку. Снова вспомнилась Аня. «Я должна убедиться, что вы настоящий».
Собака подошла ближе. Арматура царапнула по каменному постаменту. Белёсые глаза уставились ему в лицо.
– Хорошая собачка…
Ей-богу, нелепее может быть только то Анино «мне нужно вас потрогать» – но сейчас этого всё равно никто не слышал. Он медленно, точно ещё не до конца решившись, опустил руку на мохнатый лоб.
Настоящая. Чем бы она ни была на самом деле, она была настоящая. Но совершенно точно – не живая. Она была холодной – Сергей чувствовал это даже через перчатку, – и он готов был поспорить, что сердце её не билось.
И вдруг – что-то снова изменилось. Собака повернула голову, потом повернулась сама, сделала шаг вперёд и, чуть пригнувшись, утробно зарычала. Наполовину заросшая деревьями площадь была по-прежнему пуста – но уже было ясно, что кто-то приближается.
Кто-то ещё.

0

34

Текст заявки:
Доброго времени суток.
Меня накрыла сумасшедшая ностальгия по первым сезонам потрясающего сериала "Suits", так что, моя заявка посвящена именно этой теме.
Ищу буквально всех. Гениального Майка, очаровательную Рейчел, противоречивого Луиса... Особые планы моей стороны на восхитительную Донну и богиню - Джессику.
Лично себе оставляю Харви, за которого играл уже не раз.
Обеспечу игрой, вдохновением и увлекательным сюжетом, как в "Pearson&Hardman", так и вне фирмы. Предлагаю написать нашу собственную историю.
Думаю, для этих целей форум может быть любой, как кроссовер, так и по реальной жизни. Выбирать будем с тем, кто первым найдётся.)
Пример вашего поста:

Пример поста

Иногда события разворачиваются с такой скоростью, что сложно уследить за их ходом, даже прожив восемь столетий и побывав в нереальных ситуациях. Я привык планировать все на несколько десятков шагов вперед, продумывать каждые мелочи, предусматривать все возможные и невозможные проблемы. Разумеется, часто возникали различные осложнения, они лишь делали приключения более увлекательными. Но, только один человек способен испортить все настолько, чтобы мне захотелось не просто её убить, а заставить молить о смерти. Иронично, ведь именно эта девушка любила жизнь превыше всего, бешено гналась за ней, без оглядки, как за чем-то волшебным и единственно ценным. Что ж, мне придется приложить усилия, чтобы внушить в нее желание отказаться от чего-то настолько важного. А ведь как все хорошо начиналось. Весь вечер за секунды вновь и вновь проносится у меня в голове, пока я продвигаюсь вглубь леса обратно к своей машине. Нужно было убить её еще тогда, когда сжимал её шею в своей руке, достаточно было лишь надавить чуть сильнее и наслаждаться тем, как блеск её предательских глаз потухает. Она ведь сама просила об этом, провоцировала меня, надеялась, что есть нечто, способное меня остановить. И была права, оно было. В прошедшем времени. К тому же, я все равно ничего ей тогда не ответил, прятался за тем, что нехорошо так портить свой же гениальный план. Вот и позволил выполнить эту работу сумасшедшей психопатке. Сажусь в машину, несколько раз ударяю ни в чем не повинный руль, представляя, как одним движением вырываю ей сердце и стираю с лица эту самоуверенную ухмылку. Конечно, она привыкла, что её ненавидят, должна была уже понять, что ненависть – не антоним любви. Гораздо проще убить того, кто безразличен, чем того, к кому испытываешь хоть какие-то чувства, пусть даже самые ужасные. Не нужно было оставлять её одну, сам виноват, на какую-то секунду позволил себе поверить, что она сможет продержаться хотя бы пару минут без глупостей, не пытаясь причинить вред мне. Глупо принимать это на свой счет, Кэтрин всего лишь пыталась сбежать, но её подсознание подсказало тот единственный способ, который заденет меня. Почти тысяча лет постоянных переездов, бесконечная смена пейзажей, окружения, самого себя. Никаких привязанностей, никаких чувств, ни одного места, которое я мог бы назвать домом. Я начал работу над этим особняком еще задолго до того, как всплыла вся эта история с лекарством, делал из него свое идеальное убежище, хоть мне было и не от кого бежать. Быть может, в глубине души мне, и правда, хотелось остаться здесь чуть на дольше. Все-таки, 800 лет путешествий более чем достаточно даже для такого любителя приключений, как я. В любом случае, этот особняк не был для меня просто стенами, полом, потолком, все было совсем иначе. В обычном укрытии не хранят оригинал утерянной картины Ван Гога и первое издание Ремарка. Сперва медальон, теперь мой дом, это уже второй раз, когда Кэтрин задевала личное. И последний. Завожу машину, хотя только примерно представляю себе, что именно собираюсь делать дальше. Конечно, найти её своим ходом получилось бы гораздо быстрее, я уже и взял след, её человеческий запах был сильнее, чем у других, ну или мне так казалось. Но, я решил поехать на машине, дать себе лишнее время остыть, успокоиться, если это вообще было возможно. Снова вспышки образов из этого чертового вечера, это только еще больше бесит, каждая деталь, особенно, тот факт, что в какой-то момент я действительно засомневался в своем решении. Больше я этой ошибки повторять не собирался. Убить её лично? Или же посмотреть на выражение её лица, когда отдам её Сайласу в обмен на какую-нибудь ненужную вещицу? Честно, сейчас я бы с легкостью предложил Клаусу забрать её даже за спички, при условии, что он убьет при мне. Как она вообще разожгла огонь? Не думаю, что она бы успела спрятать зажигалку, пока я её похищал, да и куда? К черту, без разницы. Главное, что успел все погасить с минимальным ущербом, спасибо вампирской скорости и огнетушителю. Даже не раздумывал, что выбирать, погоню за беглянкой или спасение дома. То ли мне так безразлична жизнь Кэтрин, то ли, наоборот, понимал, что сверну ей шею в ту же секунду, как увижу. По этой же причине решил догонять её на машине, хоть и прекрасно понимал, насколько высока возможность того, что Кэт банально заблудится в этой темноте, замерзнет в лесу, заболеет и умрет. Вся моя сущность протестовали против такого развития событий, это была бы слишком легкая смерть, не быстрая, но недостаточно болезненная. Впервые в жизни в чем-то понимал Клауса, его безудержное желание заполучить Кэтрин, не просто уничтожить её, а заставить страдать. Какая же идиотка… Я ведь был так близко, еще немного этих милых манипуляций, напоминаний, как нам было весело когда-то вместе, и я бы сдался. Послал бы ко всем чертям Сайласов, всех древнейших вампиров, всех, кому бы только могло прийти в голову причинить ей вред. Сейчас было легко в этом признаться самому себе. Хотя бы потому, что в данный момент это все было в прошлом и не имело ни малейшего значения. Своим поступком Кэтрин в очередной раз перечеркнула все те чувства, которые начали просыпаться в моем сердце, вырываться на волю после почти тысячелетнего заточения. Они были повержены, жаждали мести, немедленной и беспощадной. Забавно как-то, Кэтти всегда спасало бегство, а в этот раз именно оно станет причиной её смерти. И ладно бы еще просто попыталась сбежать, мы бы посмеялись над тем, какая она наивная дурочка, может, это сблизило бы нас еще больше. Её же выбор был далеко не самым разумным. Одно дело пытаться вывести меня из себя, дразнить, подкалывать, совсем другое – попытаться сжечь мой дом. Интересно, она действительно надеялась, что это поможет ей исчезнуть? Или что, после этого я буду бояться подпускать её близко к ценным вещам, потому предпочту держаться подальше? Откуда в ней весь этот идиотизм? Мысленно я присваивал ей различные эпитеты, большинство из которых могли быть не самыми приятными, но вот дурой я её не считал никогда. Придется пересмотреть свое мнение о ней. Хотя, какая уже разница? В какой-то момент, пока я ехал по этому лесу в сторону нормальной дороги, мне вдруг стало все равно. Абсолютное холодное безразличие, в которое я так усердно играл весь день, оно накрыло меня изнутри, давая возможность размышлять здраво. Плевать на нее, она лишь мешок с кровью, лживый предательский мешок с кровью, который желают получить очень многие. Не стоит забывать о своей выгоде, злость не должна этому мешать, к тому же, при любом раскладе, кто бы не заплатил высшую цену, её убьют. Чего я ей искренне всей душой и желаю. Нахожу запасной телефон, быстро набираю своего человека и передаю сообщение, которым и запускаю аукцион. Осталось только найти психопатку и дожидаться звонков от любителей сумасшедших стерв. Кстати, с первым пунктом плана наметился явный прогресс. Неожиданно я ощутил сильный запах крови, той самой, которая была так всем необходима, ошибки быть не могло. Без лишних раздумий набираю скорость, выжимая почти максимум, пока не замечаю женский силуэт, прямо перед которым и торможу. Яркий свет фар, должно быть, не дает ей возможности рассмотреть ни водителя, ни самой машины. Наверное, у нее в этот самый момент появляется слабый лучик надежды на спасение. Пришло время его погасить. Открываю дверь, выхожу из машины и делаю несколько шагов навстречу ей, заранее предупреждая:
- Даже не думай двигаться, - пролетает мысль о том, как бы мне хотелось, чтобы она сейчас спровоцировала меня. Одна мелкая вспышка ярости, и её горячее влажное от крови сердце будет в моей руке. Пришлось приложить усилие, чтобы отогнать эти фантазии подальше. Подхожу еще ближе, жестко хватаю её за локоть и тихо произношу: - Думаю, достаточно на сегодня нежностей.
Один четкий удар по голове, достаточно сильный, чтобы вырубить её на какое-то время, но далеко не достаточный, чтобы удовлетворить жажду отомстить. Беру её на руки, кидаю на заднее сидение машины, и мы вновь направляемся к дому. Только вот на этот раз ей предстоит побывать там в роли настоящей пленницы, а не временной гостьи. Оказавшись в особняке, я без лишних размышлений понес её в подвал, где с самого начала девушку ожидали не слишком комфортные цепи. Надежно закрепляю их так, чтобы Кэтрин едва могла пошевелиться, когда придет в себя. Здесь довольно прохладно, темно, никакого камина, самое место для поджигательницы. Понимаю, что для её же безопасности будет лучше, если не стану дожидаться её прихода в сознание. Потому бросаю её здесь совсем одну, а сам поднимаюсь наверх на кухню, собираясь выпить несколько пакетов с кровью, вся эта беготня вызвала у меня чувство голода. Надеюсь, услышу, когда она очнется. А может, и нет. Какая разница.

0

35

Форум: crossfeeling
Текст заявки: мы с ледибаг находимся в томительных поисках каста чудесной леди баг. в фандоме имеются уже непосредственно я - адриан агрест, а также маринетт, хлоя, лука, марк, лила, натали, и габриэль :з уже висят готовые заявки на эмили агрест, алья сезер, аликс кюбдельнатаниэля куртцберга (марк потерял тебя, не заставляй его себя долго ждать), аврору бореаль, роуз левилен, сабрину ренкомпри, ивана брюэля, милен апрэль, джулеку куффен (тебя очень ждет твой брат!) и нино лейфа, но мы будем рады видеть абсолютно весь каст без всяких исключений! ПОТОМУ ЧТО ПО ТАЛИСМАНУ МОЖНО ВРУЧИТЬ ВСЕМ! в подтверждении моих слов я даже написал короткую заявку на новую квантик команду с дислокацией в канаде, в которой я скоро окажусь - очень надеюсь увидеть в скором времени супергероев меркури, мелоди и кид мима. приходите, будем рады всем и каждому :з
Ваш персонаж: адриан агрест - вполне себе обычный парень, выходенец из золотой клетки, бывший студент коллежа "франсуа дюпон" и некогда супергерой кот нуар. теперь же скрывает свой лик под маской нового бражника — суперзлодея по неволе, который творить это самое зло совсем не желает.
Пример вашего поста:

адриан агрест собственной персоной;

Еще пару дней назад Адриан Агрест вымученно улыбался солнцу над Парижем и пытался дотянуться стальными когтями до небесного светила, надеясь выцарапать его до первых проблесков тягучей крови цвета подсолнечника, но получалось по глупости разрезать только лишь воздух, которому было хоть бы что. Он считал солнечные лучи заката сквозь боль и слезы на глазах, провожая в путь последний день перед неминуемым. Раз, два, три, четыре, пять... Его дно пробито опять. Снова. Адриан Агрест остался один. И Кот Нуар тоже. Потому что от всей этой повсеместной лжи хочется забиться неприметной, драной мышью в меж кирпичей изрисованных стен в загаженных преступных районах города, схватиться дрожащими руками за голову и давить собственный крик отчаяния в пустоту, закусывая губы до дрянного металлического привкуса во рту. Не знать правду лучше, чем хоронить себя заживо прямо сейчас в свои юные пятнадцать лет. Зато в красивом гробу, покрытом сиреневым бархатом зла, и с чужими красными сережками в мертвых руках.

Плагг нервничает за своего подопечного, почти не кусает собственный хвост в этой сосущей под ложечкой нервотрепке, вслушиваясь в дыхание Адриана в покрытой полумраком комнате. Сейчас Адриан был почти спокоен, несмотря на то, что в ближайшие сутки_недели_месяцы_года он будет ходить с настроением "в воду опущенный, причем в холодную такую воду, где-нибудь в Северном Море, и не абы как, а скинули случайно, чтобы освежиться, пускай их об этом никто не просил". Кости наливаются тяжестью свинца, а глаза Агреста закрыты, когда он выводит пальцем узоры на письменном столе, пока мониторы современного компьютера [ опережающего время ], с которых все также не сходила улыбка его матери, потухают от бездействия своего удрученного жизнью пользователя. На секунду Адриан забывает о том, что сейчас он совсем не бравый защитник Франции в темной котячьей маске и неиссякаемой харизмой, от которого тошнит чуть ли не всех окружающих, но все-равно проводит ногтями по текстурированному плотному пластику от боли, которая буквально бьет по ребрам и никакие антидепрессанты с обезболивающими сегодня ему не друзья.

Маски сброшены. Маскарад завершен. Всем спасибо, все свободны.

В этом месяце Адриан Агрест мог запросто завоевать первое место в конкурсе победителей по жизни. Неудачников, если быть честнее. Потому что узнать о дохлых кошках в подвалах, казалось бы, самых родных и дорогих сердцу людей, да и еще и с разницей в неделю-полторы — это еще постараться надо, чтобы звезды на жирном небосводе ровно сошлись. В душе будто образовалась огромная дыра, зелень былого волшебства потухает чуть ли не на глазах, а самого Адриана будто морозит от температуры. Он проглатывает эту правду с шипами розы и агрессией крапивы, пытается переварить, но отторжение сильнее его внутренних желаний, а судьбе того и вовсе действительно плевать на какого-то там пятнадцатилетнего мальчишку с его вечными проблемами. Пора приобщаться к черному юмору этого разбитого калейдоскопа будущего и пытаться хотя бы натягивать улыбку на лицо, когда тени касаются твоей шеи и душат тебя до первых синяков на белой коже, потому что это же смешно [ нет ].

Кот Нуар почти принял Ледибаг-Маринетт, пускай на подкорке сознания остались спутанный клубок из собственных ощущений: как эта неуклюжая, хрупкая девочка могла оказаться храброй воительницей за добро и справедливость, которая его вдохновляла на свершение подвигов во имя правды, во имя света, во имя нее самой? Всего-то стоило собственноручно привести их вечный дуэт к окончательному краху и отчислиться из коллежа, возвращаясь к домашнему обучению под довольную улыбку Габриэля. Всего-то, действительно.

Но правда не думала на этом заканчиваться, потому что реальность-стерва оказалась гораздо хуже.

   <...>

— Прими меня и мою правду, Адриан, — Габриэль в вихре летающих бабочек протягивает руку в крови своему собственному сыну, когда бедняга Агрест-младший лежит на полу в свете полной луны, — израненный, уставший и вроде как кому-то нужный — затравленной собакой глядя на своего отца, который совершил таинство честного обмена семейными секретами.

Это происходит слишком быстро. Слишком не по плану. Слишком неправильно. Но лучше уж так, чем об этом узнала бы и Ледибаг тоже. Точнее Маринетт. Сор из особняка выносить не стоит, если хочешь защитить всех. И свою напарницу, которую видеть в лишний раз не хочется, и своего врага, который оказывается твоим родным отцом, заклейменного мотыльком божественными силами.

— Скажи, что это не правда. Скажи, что ты всего лишь издеваешься надо мной. Скажи, что ты не Габриэль Агрест, — голос бывшего Кота Нуара дрожит, он находит в себе силы отползти назад на разодранных ладонях, ближе к окну в их доме, от которой за километры все эти годы Адриан Агрест чуял только безопасность и гиперопеку, но все это оказалось лишь напускным. — Умоляю, — давление на психику самым больным — его отцом, в котором Адриан души не чаял и любил его таким, каков он есть на самом деле  — он готов был списать на новую способность Бражника, который был отличнейшим манипулятором. — Это все иллюзия, иллюзия, И Л Л Ю З И Я! Прекрати это делать! — Агрест пытается воззвать к своему квами, поднять кольцо и продолжить бой, но Плагг слишком слаб, чтобы бороться дальше. Как назло.

— Адриан, — ровным голосом выдыхает Агрест-старший, делая шаг ближе к растерянному Адриану, понимая его истерику. Не каждый день узнаешь, что вы друг другу, кроме кровного родства, еще и врагами приходитесь волею случая. — Я это делал только ради нас. Я это делал ради твоей матери. Я хотел стать лучше в твоих глазах, постарайся меня понять, — он прикрывает глаза на секунду, ловит первую попавшуюся бабочку в свои руки и внимательно присматривается сквозь ее крылья на сына, будто вынося свой вердикт. — Не думал, что это произойдет так скоро, но, кажется, ты готов.

Но к чему именно он был готов, Адриан понял только сейчас. Время было упущено.
А отцовская рука, за которую все же схватился Агрест ради его счастья и возможного счастливого будущего для их молчаливой семьи, скрепил договор на крови. Адриан Агрест принял религию своего великого родителя.

  <...>

Он выныривает из своих грузных мыслей стремительно, когда на его плечо опускается теплая женская рука, а рядом раздается аккуратный голосок. Почти родной, но в то же время почти незнакомый из-за своей... теплоты и ласки? Адриан едва оборачивается за плечо, где-то внутри глубоко себя даже удивляется, что перед ним была Натали — его гувернантка, которая обычно приходит к нему либо чтобы передать послание от Габриэля, либо чтобы напомнить о занятии и сопроводить до места встреч в присутствии телохранителя за тонированными стеклами автомобиля.

— Хуже некуда, — честно лепечет он себе под нос, но чуть громче все же добавляет. — То есть, я в порядке. Да, точно, в порядке. Спасибо, что ты отменила мне сегодня занятия, — вымученно, но искренне приподнимает Агрест уголки губ. — Я бы сегодня не смог даже смотреть на книги. Слишком тошно от всего это, невыносимо, — он поднимается из-за стола, разбавляя раздумчивую обстановку, хоть какими-то более решительными действиями, чтобы в лишний раз не задохнуться от этого царящего в его золотой клетке ужаса. К примеру, приоткрыть окно и пустым взглядом смотреть на вечерний Париж, кажется и не такой уж плохой идеей. Он видит обеспокоенный взгляд Натали в отражении окон и искусственного света ламп, нерешительно, но все же решает аккуратно спросить, как единственно человека, знающего все и даже больше. — Ты давно обо всем знаешь?

0

36

не актуально)

UP!

Форум: Fourseasons cross
Текст заявки:
Вот он, Господи, верил ли в Твой золотой порог? И ему все равно, когда Ты и что изрек. Ну а он, гляди-ка, стоит прямой, говорит - открой, отец, я пришел домой. У него в улыбке скопилась ночная хмарь, Ты не ждал его, Господи, у таких другие дома. И Ты будешь смеяться, присев в золотых дверях, скажешь - этот дом возведен на семи ветрах, скажешь, ждал здесь тихих, праведных и святых, а потом открываешь двери и видишь - их, и в глазах их вечный огонь, негасимый свет...

...Но ведь, Господи, среди защитников кротких нет. ©

Так бывает, желая блага и имея непоколебимые идеалы, истинно веруя и спеша принять службу, первое же испытание оборачивается величайшим патом. Каллен Резерфорд, рыцрь-храмовик, в свои девятнадцать хотел стать тем святым щитом меду двумя мирами: магов и простых людей. Получив шанс вступить в ряды ордена ещё сущим мальчишкой, он и представить не мог, чем закончится его первая настоящая служба в Круге Кинлоха. Рубцы на теле, за десять лет, затянулись, оставшись уродливыми рытвинами шрамов, но в душе раны гноят и по сей день. Демоны умеют пытать, вытаскивать сокровенное и с удовольствием вивисектора вручать своей жертве. Демоны, как сосредоточение самых дурных эмоций всего человечества, знают, что такое мука и питаются болью и страхом. Они научили юношу не озлобленного стать таковым. Увидеть в лицах магов не одно смирение с судьбой, но желание сбить оковы и освободить дракона внутри. Драконов следует если не уничтожить, то запереть в глубине пещер верно?
Уже не мальчишка, постаревший душой на десяток лет Каллен переходит под командование рыцаря-командора Мередит, к той, кто держит в ежовых рукавицах Круг Киркволла. И по-первости нет сомнений в установленных ею законах, ведь, в самом деле, магия даже во благо может губить невинные жизни и сколь страшны преступление малефикаров! Однако, тем больше трещин в убеждениях, чем дальше заходит Мередит в своих методах, беспощадных, поначалу даже оправданных. До поры. До той поры, когда приходится поднять меч против той, кому присягнул. Нарушая слово данное в посвящении и видя, как горит погружённый в хаос город. Как расцветает война с одного страшного преступления мага, поставившего точку на морали Мередит.
Киркволл стал началом конца. Силясь удержать обезглавленную командорию, приняв командование, Каллен слышал и видел с чего начал крошится мир. Белый Шпиль, восстание магов и раскол Церкви. Дезертирство храмовников в самом Городе Цепей, самосуды над магами простых жителей, перебой со снабжением из-за развязавшихся гражданских войн по всему Тедасу.

Так бывает, что не имея альтернативы приходится принимать единственное решение. Снять с себя обязанности командора храмовика, оставить должность по старшинству, надеясь, что уставшие морально, озлобленные, как медведи-подранки, бойцы беззубой Церкви смогут удержать рубеж. Наконец, отправиться в разделившие пополам континент Морозные Горы, чтобы принять другую должность. Кассандра Пентагаст, та, без чьих немалых усилий не было бы Инквизиции, верит в командора, который сам-то в себя не очень верил. Только выбора уже нет ни у кого: ни у четверых людей, принявших на себя едва ли не анафему от остатков Церкви после гибели Джустинии, ни у той, кто стала невольным ключом от ларца с хаосом.


Фух, это было вступление)  Первый и главный бонус: у нас уже средний числом и отличный каст. Имеются: Герой Ферелдена, Хоук, Морриган, Зевран, Лавеллан и Железный Бык.
Итак, я жду Каллена Резерфорда. Персонаж в пару, это, ну, очень хотелось бы, однако игра на развитие отношений. Требовать "любить по факту" я не буду, потому что тогда это мяч в одни ворота, а я хочу чтобы удовольствие от игры было взаимным) Второе: Каллен очень интересный персонаж с сильным ПТСР. Однако у Каллена, ИМХО, достаточно жёсткий и волевой характер, чтобы это его не сломало. В самой игре, конечно, представлена "лайт-версия" почти во всём и хотелось бы побольше настоящего средневековья в мире и атмосфере. Играть я намерена не в флафф (или: не одни флафф, по желанию. Подавать красиво могу и дарк и джен и что угодно)). В целом, умею достаточно адекватно придумывать и продумывать сюжеты уходящие далеко за рамки отношений. Обещаю занять вас игрой, выслушать ваши хэдканоны, обеспечить графикой.
Требований немного: горите миром драгонаги, любите персонажа. И не пропадайте по-английски, всё всегда можно обсудить в диалоге и понять/принять (:
Пишите в Гостевую, я вас поймаю)
Очень (!) жду.
Ваш персонаж: Арвейн Тревелиан, Инквизитор, маг из Круга Оствика.
Пример вашего поста:

Пример поста

Слишком много глаз.
Слишком много серого. Как мышиные спинки, бликующего в болотной зелени, тумана. Он наползает волнами, лижет босые ступни, оставляет после себя обглоданные до костей стопы. Туман пожирает с жадностью зимнего зверя и от него не укрыться среди бесчисленных холмов. Тут нет вообще ничего - где можно укрыться.

Беги, беги...

Беги отсюда!

БЕГИ.

Шепчут, плачут, кашляют зелёным ядом и гнилушками светят виспы по тропе. Тропа вихляет, тропа проваливается и вот, ты уже по пояс в густой крови. Кричи, срывая голос, не услышат там. Потому что здесь держит паутина. Серая хмарь, такая уродливая среди изумрудных жил Тени. Но её дитя.
И кричит она тысячью глотками уже рождённых в ткань реальности демонов, духов. Всех тех, кто не удержался у края, кто слишком внимательно слушал мир.

Беги.

Отдай Маяк.

Отдай и Беги.

Не может быть рези в Тени, но есть. Проходит веной от левой ладони, жирным щупальцем присосалась вдоль позвоночника. И как только ближе грань, снова вздёргивают вверх.

Солнце на лбу.

Перерезанное, от уха до уха голо юноши с чёрными волосами.

Большой мужчина, по костям которого прорастает кароста алых наростов.

Мать. Отец. Из их животов сизой гирляндой тянутся потроха, и Голод, чавкая, глотает плоть.

Беги.

Волчий вой и стеной становятся беззащитные виспы, как щитом закрывая от серого тумана. Странно - у неё давно не должно быть уж ног.

Странно - она бежит. По крови, по углям, по боли, такой чуждой той, кто рос в неге.Впервые, за долгие... Дни? Годы?
Впервые она добегает до самого конца.

Арвейн кашляет. Тяжело, сипло выталкивая мокроту. Губы разбиты укусами и бледность едва не такая, с какой обычно сжигают мертвецов. Но главное: она ловит за хвост убегающее пронырливо сознание. Ловит и держит, крепко, надеясь на одно: как ящерица разум не скинет хвост и останется с нею. Кошмаров вдоволь. Теперь, дыша полной грудью, ещё не поднимая чугунных век, помнит чётко каждый фрагмент. Может запомнить то, что отличает настоящее от морока. То, чему так долго училась, рассматривая вблизи добрых духов Запределья.

Метка горит огнём, обжигая ладонь. Метка словно бы чувствует того, кто хищником поджидает по ту сторону, но не понять на чьей стороне шрам, глубиной в душу. Но много вопросов, в самом деле. Прошло всего. Месяц. Год.

- Я дышу.

Это главное. Дышит спёртым от запахов трав, пота воздухом. Из-за слишком большого усердия болит ребро: не удаётся вспомнить почему, а по ощущению - трещина. Арвейн с великим усилием поднимает веки. Ресницы слиплись. Так бывает, если у спящего заслезятся глаза. Больно от света и приходится подслеповато щуриться. Всего-то от неяркого огня масляных ламп.
Кончиком языка Арвейн облизнула солёные металлом губы:

- Где я?... - спросила низкий потолок. На потолке можно сосчитать паутину.

Вздрогнула.

Глупо. Ведь не та же, что во сне, что не сон, но Тень.

Отредактировано Ink (Вчера 16:55:36)

0

37

Текст заявки: постараюсь быть краткой, выражая свои «хочу».
● я ищу одну-единственную музу, с которой наши вкусы по фандомам будут совпадать без ущерба в интересах друг друга (ненавижу распаляться на несколько соигроков, но люблю быть с одним и многими ролями);
● на данный момент я чертовски хочу два отп моей жизни (коль сыграемся дальше — больше);
● хочу хелену блэкторн (за которую сыграю сама) и алин пенхаллоу (которую хочу видеть на соигроке), потому что эта пара чудесна и ролевой мир заслуживает увидеть её во всей красе;
● хочу дину лорел лэнс (за которую сыграю сама) и барбару гордон (которую хочу видеть на соигроке), потому что этих персонажей в принципе многое связывает и можно было бы прилично так поиметь канон (ну а что? сидабу можно, а нам нельзя?), создать нечто прекрасное и захватывающее;
● внешности на оба пейринга обговариваются, сделать красивую графику для меня не проблема;
● мне всё равно остановимся мы на одном форуме или раскинемся на несколько, мне главное, чтобы у тебя было время, желание и вдохновение на игру со мной;
Пример вашего поста:

Пример поста (могу писать в любых стилях и объёмах)

Глухой щелчок разносится по комнате. Серафина медленно открывает оранжевый пузырек с таблетками, в которых чувствовала нужду на протяжении всей ночи и остатка дня. Она сидела на краю кровати, бережно держа в руках пилюлю, но не решалась проглотить её. Ни одна таблетка не заткнет образовавшейся дырки в груди слева. Серафина провела день подобно гаргулье, застыв на одном месте. Серафине тошно. У Серафины нет сил кричать, даже шептать или останавливать ручьи слёз, давно ставшие водопадами. Глаза режет при каждой попытке моргнуть, поэтому она крепко сжимает веки и считает про себя до десяти. Когда ей становится больно, то сжимает кулаки, не понимая, что сделать с глазами и как остановить боль в них. Горячие слезы продолжают стекать и теряться в высоком ворсе ковра. Наконец-то Серафина Бельва позволила себе закричать в попытках заглушить боль от всего. Кричит она, как пораженная насквозь копьем гарпия. Как сошедшая с ума Медея.
Будь Серафина другим человеком, она поехала бы в бар и села за руль, чтобы вылететь с моста прямо в реку Чикаго. Бельва мечтает о забвении, которое прогонит щемящую боль. Но нет. Она медленно, пошатываясь из-за потери последних сил, бредет в ванную комнату. Там по-прежнему две щётки в стаканчике. Там всего по-прежнему в количестве двух штук. Магическое число — д в а . До сегодняшней ночи оно в сознании преобразовалось в нечто единое и неделимое, как магнит. Никто и никогда не видел настоящий магнит без красной или синей половинки. Так и Фин с Райли были магнитом, который невозможно было представить раздробленным, но, как оказалось, раздробить его можно. Серафина бесцеремонно скидывает принадлежности теперь уже бывшей невесты на пол, срывает с крючка её полотенце и показательно становится на него ногами, прежде чем зайти в душевую кабину. Вода всегда спасала Серафину, даровала облегчение и иллюзию защищенности.
Мягкие спортивные штаны и выцветшая футболка с эмблемой колледжа стали панцирем. Это были едва ли не единственные вещи, которые не напоминали о Райли. Серафина наводит очередные беспорядки, смахивая со стен фотографии в рамочках, некогда собранные с любовью о каждом подобном совместном моменте. Их моменте. Она продолжает начатое на кухне, куда изначально отправилась за легким перекусом. Открыв холодильник, Серефина почувствовала приступ тошноты и пыталась старательно выдворить его, стоя над раковиной. В желудке было пусто и всё потуги оказались напрасными. Сил хватало только на выброс остатков изысканных блюд, приготовленных Райли. Над столом вились мошки, оккупируя остатки вчерашнего ужина, за которым прошел роковой разговор. Серафина устало бьет несколько раз невпопад по кнопке нагрева на кофейной машине и прячет лицо в дрожащих ладонях. Вздрагивает, когда вчерашний кофе нагревается. Мерзкий, как и обстоятельства, в которых оказалась сама Фин. Ей ничего не остается, поэтому вместе с обстоятельствами она проглатывает тот самый мерзкий кофе, больше напоминавший горькую гущу, от которой желудок связывается в узелок.
Серафина больше не могла оставаться в доме, пропитанным Райли и их не сложившемся браком. Она больше не в силах видеть родные вещи в амплуа чужих и ранящих. Бельва накидывает на плечи любимую коричневую куртку, подбитую белым утеплительным подкладом. С виду она могла напоминать хипстера, которому внезапно понадобился соевый латте и пончик без глютена. В такой Фин было бы больше жизни, чем в той, которую сейчас можно было бы назвать стильной, но потрепанной бохо-шик-чик. Всё это было не так важно, как факт того, что Серафина села за руль в столь плачевном состоянии. Возможно, по пути к единственному месту спасения, она проехала на красный свет раз или два. Об этом Бельва узнает, когда получит заветный конверт со штрафом и уликами, доказывающими её вину. Пока ей всё равно. И так будет долго ещё продолжаться.
— Открой же, ну, — взмолилась полушепотом Фин, в очередной раз стуча в дверь апартаментов Аделаиды Уивер. По пути к дому она успела отморозить пальцы, поэтому активно потирала руки в провальных попытках согреться. В коридоре было немногим теплее, чем на улице. Серафина чувствовала как замерзли кончики ушей и нос. Во второй раз она постучала несколько требовательнее. В третий раз она едва коснулась двери. Ада открыла её и Фин чуть не ввалилась в квартиру носом вперед. — Видок у тебя так себе, подруга, — усмехается Уивер, но Серафине не до шуток. — Пожалуйста, скажи, что я могу побыть у тебя несколько дней, — с нескрываемой мольбой произносит Фин, срываясь на плач. Он стремительно нарастал от тихого всхлипа до истерики и тряски. — Она изменила мне, Ада. Райли изменила мне, — приглушенно произносит Бельва, уткнувшись в плечо подруги.
Сколько они стояли так сказать сложно. Серафина цеплялась за Аделаиду, как за последний островок, где можно спастись. Им пришлось отпрянуть друг от друга, когда телефон Уивер завибрировал. Игнорировать звонок не удалось. Кто-то сильно хотел связаться с ней. Ада едва посмотрела на экран и отклонила входящий  вызов. По свирепому взгляду подруги Фин поняла кто звонил. Она понимала, что следующий звонок мог закончиться побоями для Райли. Следующий звонок Аделаида приняла тоном резким и пугающим, но сразу опешила.
— Как всё «вовремя», — удрученно произносит Уивер, показывая кавычки. — Мне срочно нужно явиться на работу. Энн живет у меня пока родители в отпуске, поэтому придется оставить вас на время. Ладно? Я вернусь и мы со всем разберемся. Только не делай глупостей. Схожу за Энн, а ты пока располагайся. Будь, как дома, — тараторит Аделаида, параллельно собираясь на работу и успевая заглядывать в собственное отражение в зеркале. — Сделаю кофе, — вяло ответила ей Фин и побрела на кухню.
Серафина включает кофейную машину и наспех пытается привести себя в порядок. Несколько раз умывается над раковиной прохладной водой, не особо веря, что это поможет снять отеки с глаз после многочасовых рыданий. Нашаривает в кармане штанов таблетку. Ту самую пилюлю, с которой провела почти весь день, гипнотизируя её взглядом. Если Фин сорвется при Энн, то себе она этого точно никогда не простит.

+1

38

поднимаю, жду и очень надеюсь, согласна на неторопливый темп игры
Форум: flycross
Текст заявки: Я уже пыталась найти, но не очень получилось, потому что персонажи из редких, тем более старых фандомов, не находятся за день или два. Но я попытаюсь ещё раз, потому что доктор Джонс никогда не устареет.
Доктор Джонс всегда учил своих студентов тому, что археология — это не наука о приключениях, это кропотливая работа в архивах, изучение материалов, их сопоставление, которое потом, если повезёт, выльется в какую-то научную экспедицию и раскопки, хотя вероятность этого крайне мала. Архивы, архивы и ещё раз архивы — муторная и пыльная работа.
А после этого, отбившись от студенток-фанаток, прячется в своем кабинете, окно которого использует вместо двери, и удирает за очередной невероятной мечтой.
Шляпа, кнут, револьвер, неизменная кожаная куртка и патологическая боязнь змей — в жизни доктор Джонс совсем не такой, каким выглядит на лекциях. Он мальчишка, который ищет то Ковчег Завета, то Святой Грааль, но сугубо с научной точки зрения.
А ещё он очень хорошо понимает, что будет, если легендарные артефакты попадут в руки к не тем людям. Более того, большинство артефактов лучше напротив понадежнее спрятать от человечества (сразу после бурной радости от того, что он сам их смог найти пробившись через все приключения, пули, ловушки и прочие «скучные аспекты работы историка»), пока оно само себя не убило.

Хотелось бы забыть о существовании 4го фильма, честно, а вот нужна ли вам жена — решайте сами, но поездки в очередные «архивы» куда задорнее, когда там можно найти новую красивую женщину.
Понятно, что к моменту Второй Мировой войны по канону Инди где-то уже около сорока лет, но (!), во-первых, мы можем уже в тот период пересечься (а я — это целый набор артефактов на одном человеке), во-вторых, учитывая водичку, которую он выпил из Чаши Грааля, контакт с кучей артефактов мирового масштаба (которые он прячет на каком-то складе), я предлагаю не превращаться в старика ещё очень долго и застыть где-то на том возрасте, который и был в третьем фильме.
И главное, доктор Джонс, не считая всего того, что может случиться с вашими бесценными находками, если кто-то до них всё же доберётся, вам никогда не доводилось искать остров амазонок? Так пора это исправлять.
Я не требую бешенной активности, я прошу быть грамотным, с чувством юмора и сюжета, быть готовым копаться в мифологии и выкапывать там всякое.
Ваш персонаж: Диана Принс, принцесса амазонок, дочь Зевса, Чудо Женщина и работник Лувра. Эллинистическое наследие.
Пример вашего поста: пост

0

39

Форум: crossfeeling
Текст заявки: каст гравити фолз // gravity falls нуждается для активной сюжетной линии своих весьма странных героев войны и бестактных злодеев, без коих будущее противостояние — отнюдь не противостояние, о котором должны писать в летописях и балладах.

две тысячи восемнадцатый год. старшие и младшие близнецы пайнс возвращаются в гравити фолз на постоянное место жительства, каждый из которых преследует свои собственные для это цели: ли становится новым мэром гравити фолз, форд продолжает изучать аномалии и обобщать информацию из своих морских заметок предыдущего путешествия, мэйбл с гордостью начинает носить титул новой хозяйки хижины чудес, а диппер же ныне находится под сизым крылом своего прадяди в новом статусе его верного ученика. и все гладко, хорошо, чудесно и обворожительно, если бы не билл сайфер, который возвращается в гравити фолз и не селится под одну крышу со своими врагами в результате наказания. и если бы не пироника — его бывая соратница — которая вознамерилась в будущем уничтожить треугольного тирана, чтобы стать императрицей этой планеты и ввергнуть его в хаос. она находит себе соратников в виде повзрослевших пасифики и гидеона, а поэтому война начинается вновь, с большим широким размахом, нежели убывший в прошлое странногеддон.
три стороны. две правды. одна война. выживет лишь только сильнейший.

нам нужны:
Акваника, Кэнди Чиу, Фиддлфорд Макгакет, Первый Дневник, Гас Кордрой, Гидеон Глифул, Гиффани, Кевин Кордрой, Бог Любви, Маркус Кордрой, Николас Айслер, Пи Мо, Робби Валентино, Второй Дневник, Стэнфорд Глифул, Стэнфорд Пайнс, Стэнли Пайнс, Летоуинский Ловкач, Тэд Стрэндж, Третий Дневник
в касте уже присутствуют я - диппер пайнс - а также билл, арнольд, вэнди, мэйбл, пасифика, пироника, аксолотль и уилл.
Ваш персонаж: диппер пайнс - вчерашний школьник, охотник за сверхъестественным, ученик и преемник дел стэнфорда пайнса. все пять лет до своего долгожданного возвращение в этот мистический городок, занимался восстановление утраченных в дьявольском пламени дневников автора. на данный момент уже находится в гравити фолз, куда переехал окончательно после окончания школы.
Пример вашего поста:

Пример поста

"однажды ночью он спустился на землю на красно-белых крыльях, полный надежды
его миссия - спасти мир, он не знает, что мы не хотим спасения"

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .

Бог мертв. Мир сгорел дотла, оставляя на некогда величественных просторах голубой планеты человеческой золу, да пепел. Измученные дети падают хрупкими коленями о сухую твердь земли над остывающими бледными телами своих родителей, их слезливый рев отчаяния и боли пугают стаи черных ворон, взмывающих с хриплым карканьем в кровавые небеса. Эта вселенная обречена на гибель, эта планета омывается смертным пугающим плачем незаметных остатков человечества, утопающих в гнили останков собственной родни и друзей. Мира больше нет, земля проклята кровью убитых, а на рассвете нового дня слышался ее разительный смех, призывающие огненные молнии, да гром раскатистый. В этот день, в этот час, в эту минуту балом правят более не люди — на их костях пляшут демоны, их ночные кошмары во плоти бессмертной и мясной. Пляшут под мелодию дудочки великолепной Пироники, выстроившая себе величественный дворец на могилах смертных мешков, и слушая льстившие пустую душу и страстное тело славленные скандирования речей своих поклонников: конец настал. Да здравствует новая прогнивающая вселенная! Да здравствует великая Пироника! Ее любили, ее желали, ее хотели, но единственный, кто был чертовски близок к ней и стоял неприметной вечности тени поодаль от ее левого хрупкого плеча в тронном зале, желал вырвать ее бесчувственное сердце. И умертвить. Серый кардинал, желающий медленной и мучительной смерти своей прекрасной императрице, да так, чтобы ядовитая кровь лилась из ее глотки в предсмертном удушающем хрипе. Диппер Пайнс — правая рука своей королевы, великий ученый при императорском дворе, Всезнающий — до судороги собственных желаний грезит подать приготовленное собственными руками холодное блюдо своей госпоже, имя которому месть и расправа.

Она обманула его. Обманула нагло и коварно, разрушив и пустив пеплом по ветру одну из незначительных частей своей сделки. Сломанный, искалеченный Диппер Пайнс оказался заложником собственных желаний о счастливом будущем. Гидеон Глифул довольно смеется, толкает его в сторону Пироники, заставляя опуститься на колени перед огненным зубоскалым демоном в алом развивающемся плаще, совсем не представляя себе, что добившись согласия от настырного младшего Пайнса, нагло соврав о том, что более не прикоснется ни к его семье, ни к его друзьям, ни к Биллу Сайферу, который не сможет дать ей фору без своего хваленного вечного могущества, Пироника пустит Глифула в расходный материал за ненадобностью. Обожание Гидеоном своей рогатой королевы свело его в могилу, а Диппера взгляд ее клятых глаз обрекли на вечные муки нескончаемых страданий. Диппер засыпает беспробудным сном на несколько веков в своем хрустальном ледяном гробу из кристаллов света, а измученно просыпается, когда мир продолжает гореть огнем проклятым, высушив реки и моря, очернив мраком оставшиеся океаны. В водах — тела и кости, под ногами — гниль человеческая, на небесах — мутировавшие птицы и оседающий в космосе дым. Пироника манит его за собой, в полных ужасающих красках рассказывает о мучительной гибели его семьи, а голова раскалывается от боли и отчаяния — ныне он коронованный самой галактикой и ее бесконечными познаниями, его каждый новый шаг — рассыпающиеся по земле острые осколки звезд. Диппер — Всезнающий, люди молятся ему в надежде услышать верный ответ. Но Пайнсу плевать на их глупые просьбы. Диппер смотрит в спину королевы, не в силах сделать новый шаг вперед. Он впадает в ступор, от которого идет неприятный холодок по коже. Его семья мертва. Его друзья мертвы. Его Билл мертв. И все — неестественной смертью. Она нарушила клятву, данную священным словом сверхъестественных сил. Пироника обманула его.

Диппер на долгие годы впадает в отчаяние, закрывшись в собственной лаборатории, где подолгу сидит в углу, обняв руками собственные колени, слишком отчаянно уткнувшись в них носом. На сердце царила пустота, боль от потери и ненависть на самого себя — в те ушедшие века он смог справится с давлением Гидеона и своей новой госпожи, не смог противостоять им. И никто ему не помог выбраться из этой пропасти раньше, чем его духовный стальной стержень и вовсе надломился напополам, обращая душу в две ненужные поломанные детальки, коим место лишь в чистилищной помойке. Диппер Пайнс проводит в подобной прострации века, молчаливо исполняя все приказы Пироники, которая въелась своими острыми когтями ему в разум, оставляя на нем глубокие незаживающие царапины. Но в один из таких моментов Диппер резко останавливается на своем привычном пустующем пути от тронного зала до эшафота и обратно, когда в его глазах горит огонь решительности и пылают искры возросшей к этому миру ненависти. Пироника оставила его с носом. Пироника заслуживает такой же мучительной смерти, какой подвергся однажды некогда могущественный Билл Сайфер. Пироника обязана страдать и давиться собственными кровавыми слезами. Ее власть однажды даст слабину, прежде чем народ, ведомый его непоколебимым лидерством, объединившись, не пойдет на революционное цареубийство, ворвавшись в ее королевские хоромы, не из злата сделанных, а костей звериных и человеческих. Диппер Пайнс обещает, обернувшись в сторону дворца, что так тому однажды и быть. Корона мирового всевластия покинет ее голову раньше, чем ее мертвое тело коснется обагренной чужой кровью земли. Нравится ли тебе такой исход событий, моя госпожа?

Во многих параллелях реальности у Пироники оказывается отнюдь не мало врагов и недругов. Найти себе союзников, продолжая ловко играть перед своей императрицей ее верного советника, оказывается не таким страшным и сложным делом, как казалось это Дипперу Пайнсу изначально. Проходят новые долгие века, растянутые в столетия, прежде чем Дипперу удается поднять среди демонов и оставшихся в живых людей волнения, навеянные "излишней диктаторской властью" их королевы. Диппер Пайнс делает вид, что подавляет их — на деле же изобретает себе браслет, которому по силу обратить все мысли и помыслы ученого в белоснежный лист, делая их огненному демону нечитаемыми в своем захваченном разуме. Ты дала ему бесконечные знания всех миров и галактик, Великая. В этом и была твоя самая главная ошибка. Диппер Пайнс убивает сподвижников императрицы холодно, беспощадно, смотря им глаза в глаза, повесив на них мнимые преступления против государственной власти. К его ногам падают мертвые тела Гекторгона, Тифа и Зантара, а его руки обагрены их мерзкой кровью. Диппер гордо выпрямляется, дует на свою челку, которая падает на глаза и с невозмутимым видом отправляется прямиком в свою лабораторию, держа руки ровно перед собой — он ни за что на свете не простит себя, если, пускай даже и случайно, но запачкает свой любимый плащ. Он знал, что его верные слуги — низшие демоны, оставшиеся рядом с трупами уничтоженных бывших друзей новой госпожи этого мира — умеют уничтожать не только мертвецов, но и улики. Диппер Пайнс на них полностью рассчитывал.

В этот раз жертвой оказался никто иной, как ненавистный сердцу Пайнса Криптос. В пыточной ученый зажимает горло демона, поднимая его вверх по стене, не смея сводить с его ухмылки испепеляющего взгляда. Диппер невозмутим. Диппер жесток. Диппер беспощаден. С тела Криптоса свисают длинные внутренности, заботливо выпущенные серым кардиналом этого королевства. Сегодня этот шут навеки прихлопнет свой дурнопахнущий рот, уголки которого более не поползут вверх в приторной улыбочке. Улыбки, от которой выворачивает кишки.
— Я знаю, Криптос. Знаю, что ты верен Пиронике и ее идеалам. Никакой государственной измены, — открывает правду Диппер Пайнс, пока его личная стража охраняет вход в пыточную комнату от всевозможных лишних глаз. — Ты просто оказался не в то время и не в том месте. Но даже эта случайность не отменяет твоего титула местного придурка на деревне. Ты лишний, Криптос, просто знай это, — Пайнс слышит, как шипит демон в его адрес хриплые проклятия, за что ученый сдавливает горло ему сильнее, перекрывая человеческую сонную артерию. — Мне терять ничего, если думаешь, что сможешь меня напугать... — Диппер скалится, берет другой рукой энергетический нож, занося его над глазом Криптоса, в остром желании выколоть его и раздавить подошвой сапог, как в то же время чувствует удар телепатического сигнала, от которого медленно кружится голова и подкашиваются ноги. Пайнс останавливается, зажмуривает глаза, в надежде прийти в себя. Пироника. Императрица мира звала его к себе. Диппер отпускает демона в наручниках и делает пару шатающих шагов в сторону, откладывая невидящим взглядом нож обратно на тумбочку. Парень резко оборачивается и быстрым шагом направляется к выходу, напоследок бросив слугам то, чтобы разобрались с пленным без него, да поживее. Заставьте его молчать раз и навсегда.

Диппер смиренно ступает по земле, где до сих пор гнили человеческие трупы, ведомый сладким голоском Пироники. Старые кости под ногами ломаются, обращаются в пыль, когда резкий порыв ветра тормозит Пайнса своей непривычностью. В воздухе витал запах смерти, от которого Пайнса по первости даже тошнило, но со временем к этим неприятным превратностям судьбы он сумел привыкнуть. Слуги и стража раскланиваются перед ним в немом благоговении перед высшим в чине, когда нога бессмертного человека ступает за порог дворца, а после — тронного зала.
— Госпожа, — теперь пришлось принести Дипперу Пайнсу дань уважения, поклонившись перед Пироникой и ее неутомимым внимательным взглядом. Ноги не хотят идти дальше, не хотят ступать ближе к ним — эта женщина обрушила слишком много страданий на его голову, чтобы восстать перед ней бесстрашным фениксом в своем величии. — Вы... хотели меня видеть? — он слушается голос, ступает ближе и ближе, пока их не разделяют несколько метров друг от друга. Гости? Почему это так должно удивить видавшего на своем веку страха ученого? Диппер вопросительно изгибает бровь, прежде чем аккуратно встать рядом с троном королевы, взирая на огромную дверь, тут же распахнувшейся перед ними.

0

40

Форум: Yellowcross
Текст заявки:  http://yellowcross.f-rpg.ru/viewtopic.php?id=19#p7374

the gray house / дом, в котором

А почему его кличку пишут и рисуют, я не знаю. Может, кто-то соскучился.
http://s8.uploads.ru/750dN.jpg   http://s8.uploads.ru/KOfY4.jpg   http://s7.uploads.ru/leuYS.jpg   http://s7.uploads.ru/yXz9j.jpg

• • • • • • • • • •

Ralph
Черный Ральф
Р Первый

Пятнадцать лет - именно столько Ральф отдал Дому и многие скажут, что подобной стойкости можно позавидовать. Он взял шефство над Третьей и Четвертой группами-Стаями, когда еще никто не предполагал, что они окажутся самыми странными и опасными; он научился читать послания, оставленные на стенах, отделять важное от ерунды, и даже читать по Брайлю. Ральф не дает пустых обещаний и его даже можно считать благородным, хотя порой его ведут вперед эмоции, а не здравый смысл.

   Прикоснувшись к Изнанке Дома, Ральф испугался и сбежал. Ненадолго, всего лишь на несколько месяцев - он знал, что вернется...

Два года назад Ральф спас Стервятника - от него самого и от мира, что уже занес над светлой головой карающий меч; если бы не Ральф, то Рекса не было бы в Доме, он доживал бы свои дни в психушке.

   С тех пор между ними и установились достаточно доверительные отношения без острых конфликтов, хотя и не без мрачной ноты - ведь Стервятник не всегда ясно говорит о событиях в Доме и своем отношении к ним. Иногда Птичьему Вожаку даже позволяется скрасить угрюмое одиночество воспитателя и оставить после себя небольшой подарок - ведь все, живущие в Доме, заботятся о благополучии Ральфа.

Мое личное пожелание к будущему игроку - не относиться к канону как к священной корове. Да, он прекрасен и удивителен, но вполне может быть и гибким, не ломаясь от альтернативных Кругов или переигрывания той или иной ситуации.

   Опять-таки я приму любого Ральфа: хоть книжного "старшего товарища", хоть тайную любовь Стервятника из фанфиков, а чего бы и нет (:
В любом случае два Прыгуна найдут неприятности, в которые можно радостно влипнуть.

Дополнительно:
Пишу немного, примерно 2-3 тысячи символов. Не спидпостер, могу подтормаживать, но и торопить с постами не буду. Могу генерировать сюжеты на поиграть, но перегораю, не получая хоть какой-то передышки или ответных телодвижений.

Можно пройти по упрощенной анкете и всего лишь набросать несколько фактов о персонаже.

Ваш персонаж: Стервятник, Большая Птица, вожак Третьей стаи. С младых лет в Доме, сплавленный туда грызущимися за наследство родственниками. Ловко управляется с замками и отмычками, подделывает чужой почерк и смешивает убийственные настойки.

Пример поста

   Тяжело чихнув, пузатый автобус наконец-то остановился, погудел еще немного, травя своих пассажиров невесть как проникающим в салон выхлопным газом и со скрипом открыл двери, выпуская наружу порядком уставших подростков, всклокоченных воспитателей и нескольких Ящиков. Изрыгнувшись из недр ненавистного автобуса одним из первых, Стервятник зябко повел плечами, подышал на покрасневшие пальцы и с заторможенным ленивым интересом оглянулся на других прибывших. Рассаживали их всех как попало, первыми, как обычно, колясников, затем — девушек, остальные же забились кто куда. Не считая Фазанов, в Стае Стервятника было больше всего тех, чьи ноги не ходили, но тихо поскрипывали колесами — и его личной обязанностью было проследить за тем, чтобы каждого из них аккуратно спустили вниз, не менее аккуратно усадили на монструозных "железных пони" и чтобы все Птички долетели до нового Гнездовища, не потерявшись по пути. Благородная миссия, оберегающая не столько одетых в траурные одежды детей, сколько разум Большой Птицы; красивый жест, расплачиваться за который приходилось дрожью, холодеющими ногами и некрасиво краснеющим лицом...

   — Тесновато стало. — Морщился и вздыхал Красавица, с отчаянием оглядывая комнату, казавшуюся ужасно пустой и неуютной без россыпи листов и цветов всех размеров и форм. Подоконник, впрочем, уже украсился бессмертным алоэ, над кроватями завился поломанный и частично обмороженный плющ, а Слон в своем углу оплакивал не пережившую переезд нежную фиалку. Жалкое подобие Гнезда, но они старались изо всех сил.
   — А кофе? Кто-нибудь взял ту зеленую банку, что я вам показывал?
   — Ты же строго-настрого запретил ее трогать!
   — Ой...
   Растерянные неожиданной потерей, жители Гнезда зашевелились, слепо тычась в сумки, вытряхивая рюкзаки и вздыхая на все лады. Вздохнув с ними в унисон, Стервятник медленно сел на своей кровати, поморщился, схватившись за ногу, а когда призрачный предвестник ночной боли скрылся в глубине его костей, поднялся, пряча в карман сюртука свой дар и обменный товар одновременно. Глотки Птиц дохнули в спину вожаку надеждой, заставив того закатить глаза не хуже Ангела. Умевшие даже дышать по команде в унисон, они слишком разволновались перед отъездом и, несмотря на пять раз перепроверенную поклажу, умудрились что-то оставить. Приходилось признать, что кофе станет не единственной потерей, что наверняка в другой группе отыщется пара носков с тем же рисунком, такая же расписная плошка или "лишний" блок сигарет. Думать о будущих стычках не хотелось, как не хотелось весь вечер выслушивать полные горечи разговоры — возвращение кофе решало хотя бы одну из проблем.
    — Я ужаснейше извиняюсь, но у нас чрезвычайное происшествие. — Развел руками Стервятник, остановившись на пороге комнаты, занимаемой четвертой, и разоружающе улыбнулся, вытаскивая на свет божий небольшую бутылку с самолично созданной настойкой. Усердные Птицы уже успели наклеить на нее подпаленную огнем этикетку с нарисованной на ней чудной травой, а внутри вольготно плескался заспиртованный цветок кактуса и несколько длинных игл. Экспериментальный образец был опробован, но слухи о нем еще не успели расползтись по всему Дому — зимний подарок был в своем роде уникальным.
    — Кто-нибудь видел Ральфа? Дорогуша и Бабочка умудрились спрятаться в снегу и загремели в Могильник. Как бы их не оставили там надолго.
   Могильник... Нелицеприятное название лазарета перекочевало и сюда, оградив небольшой домик с нянечками и Ящиками коконом отчуждения. Нехотя Стервятник все же признавал, что местная увечная щупальца Могильника была куда менее жуткой, и хотя таскаться на осмотры было изматывающе, никакая зараза, если уж она попадала в застенки Могильника, оттуда не вылазила, поражая всех остальных обитателей Дома. Зацепившись за Слепого, Рекс смущенно поспешил отвести взгляд: вид вожака Дома бередил старую рану, срывая с нее подсохшую корочку, под которой медленно нарастал еще нежный и уязвимый защитный слой. "Я справился", — мысленно повторил Стервятник свою утешительную мантру, но все равно не удержался от тихого, практически незаметного вздоха.
    — А еще у нас закончился кофе. — Мрачно поставил точку под злоключениями сегодняшнего дня Стервятник, завороженно уставившись на заснеженные пейзажи в окне. Летунов в такой дали от города выпускать опасно, а вот с Ральфа вполне можно было вытрясти что-нибудь, если действовать аккуратно и осторожно.

+2


Вы здесь » Live Your Life » -Кроссплатформы и кроссоверы » Поиск партнера для игры


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC