Live Your Life

Объявление

Ссылки Конкурсы Новости
Победитель конкурса
"Творцы историй":

Конкурс
Поздравляем победителей конкурса "Горячий старт" осеннего сезона!
Конкурс
Завершился конкурс "Творцы историй". Поздравляем победителей!
Ролевое
Флэшмоб "Заплати другому" – аттракцион неслыханной ролевой щедрости для всех, кто давно мечтал что-то сыграть, но не находил соигрока. Осуществим хотелки друг друга!
Реклама
приглашаем поделиться интересными фактами о вашем форуме с пользователями LYL!
Конкурсная доска почёта

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » -Кроссплатформы и кроссоверы » Поиск партнера для игры


Поиск партнера для игры

Сообщений 21 страница 36 из 36

1

В данной теме действуют Общие правила каталога и Правила раздела «Ищу игрока» (подробнее). Дополнительные правила специально для «Поиска партнёра» указаны ниже.

Заявка в теме оставляется в следующих случаях:
• У вас нет на примете ролевой, но есть желаемые образы и сюжеты для отыгрыша;
• Вы игрок на определённом форуме и ищете партнёра с конкретными предложениями по сюжету.

Конкретика:
• Один пользователь - одна заявка в тематике;
• Один пользователь - не более трёх заявок всего (в трёх разных тематиках);
• "С аккаунта сидят два/три/десять человек" - всё равно одна заявка в тематике;
• Хочется новую заявку - попросите сначала удалить старую (в этой теме с указанием раздела);
• Поиск - только для игроков, ищущих партнёров. Для администраторов и пиарщиков есть "Ищу игрока";
• Пример поста обязателен;
• Анкета или пост по ссылке закрыты для гостей - сообщение удаляется;
• Обновлять/поднимать имеющуюся заявку можно не чаще, чем раз в две недели. Открывать новую после удаления старой - без ограничений;
• Сама по себе заявка находится в теме два месяца, после чего удаляется.

Запреты:
• Повторять заявку раньше, чем по истечении двух недель;
• Пытаться обмануть администрацию путём создания дополнительных аккаунтов;
• Игнорировать шаблон заявки;
• Администраторам - искать акционных персонажей не для себя лично.

Шаблон заявки для поиска партнёра на форум
Код:
[b]Форум:[/b] (ссылка в виде названия)
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Ваш персонаж:[/b] (ссылка на анкету или краткое описание, даже если персонаж канонический)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler] (либо ссылкой на сообщение с указанного форума)
Шаблон заявки для поиска партнёра (без приглашения на форум)
Код:
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler]

0

21

Форум: chaos theory
Текст заявки:
В розыске - Лиза Снарт, фандом - DC: The Flash.
Это не чтобы личная заявка от меня. Это скорее дополнение заявки от Снарта-старшего.
Итак. Ты - Лиза Снарт, младшая сестра Леонарда Снарта, мошенница, преступница, суперзлодейка. С моей легкой руки обладательница пушки, превращающей все в золото, а потому получившая прозвище (от меня же) Золотой Глайдер. Ты - хитрая, обаятельная, уверенная в себе. Ты прекрасно умеешь пользоваться вниманием окружающих, а кроме того, умеешь обратить это внимание себе на пользу. Никогда вслух не признаешься, как сильно привязана к брату, потому что о таких вещах вслух не говорят.
Ты - сильная. Ты можешь постоять за себя, и единственный, перед кем ты испытывала слабость (возможно) - это твой отец. Ты всегда знала, что хочешь от этой жизни, и не стесняешься прибегать к незаконным методам по достижению своих целей. Ты равнялась на брата, но никогда слепо не следовала за ним - у тебя же всегда было на все свое мнение, не правда ли? Уверен, что вы даже не один раз ругались на этой почве, но вряд ли признаетесь, верно?
Я не знаю, чем ты занимаешься сейчас: колесишь по стране? Грабишь музеи? Или залегла на дно, сейчас, когда твой брат стал частью команды Легенд и путешествует во времени? А может быть, ты вернешься в Централ-Сити? Все зависит только от тебя.
Возможно, я пишу эту заявку с некоторым умыслом и намеком на возможные романтические отношения Циско и Лизы, потому что, как оказалось, мы немного их шипим всем кастом, ну и раз уж  нас благословил сам Капитан Холод, я не могу не попытаться. Я вижу эту недосказанность между ними, повисшую в пустоте. В любом случае, Циско успел немного влюбится в Лизу, и пусть с девушками ему катастрофически не везет, вдруг он наберется смелости попробовать снова? Но я не в коем разе не давлю и ни к чему не принуждаю.
Но я очень жду, размахивая помпонами. /шепотом/ У Снарта они тоже есть, но он стесняется, но если вы возьмете эту роль, я уверен, мы полюбуемся, как он будет в первых рядах размахивать ими))
Ваш персонаж:
С меня - Циско Рамон, гик, ботаник, инженер-механик. Мета-человек под прозвищем Вайб. 
Пример вашего поста:

Пример поста

Я не ожидал вообще ничего. Я вообще отвык. Когда долго и много чего-то ждешь – перегораешь. Я перестал ждать спасения, когда осознал, что ничто не свалится с неба, чтобы спасти человечество в этот раз. Что все супергерои этого мира – включая меня самого – просто пытаются выжить. Возможно, я позволил остальным думать, будто все наладится. Когда-нибудь. Может быть. Возможно, я убедил всех – включая меня самого – что еще не все потеряно.
Но может, пора уже очнуться и осмотреть реальность пристальнее? Увидеть все недостатки и несовершества мира и понять, что отныне все будет по-другому. Да, хуже. Да, тяжелее. По-другому. В этом моя основная проблема – в бытность заядлого оптимиста, я думаю – все обойдется. Я думаю – все будет хорошо. Я думаю – не может быть еще хуже. А потом становится хуже, и все мои представления о реальности разбиваются на тысячи осколков разочарования и сдавливающей горло боли.
Потому что – ничего не обойдется. Потому что – ничего не будет хорошо. Потому что будет еще хуже.
И я продолжаю цепляться за ускользающую веру, пока она не рассыпается пеплом между моими пальцами.
Тогда я пойму, что все кончено.
Я опустил руки в тот самый момент, когда потерял Джо. Теряя каждого, я пригибался все ниже, сдавленный плитой вины и боли. В ожидании, когда настанет мой черед. Он же настанет и очень скоро.
И сейчас я будто по-другому смотрю на Снарта. Он почти признает то, что остался один. Почти произносит это вслух, позволяя додумать за него, позволяя посочувствовать. Хотя я уверен, что сочувствие для него такой же ненавистный предмет, как и жалость.
– […]Оставаться в этом здании, где нет ни единого механического запора не очень умно.
Я вскидываюсь, прищуриваюсь. Только лекция от мистера Зло мне не хватало.
Не припомню, чтобы я интересовался твоим мнением на этот счет, Снарт, – устало откликаюсь. По идеи, это должно было разозлить меня, вызвать хоть отголосок эмоции, но я ощущаю только изнеможение – моральное, выматывающее похлеще физического. Наверное, все от недосыпа. Я не спал толком с тех пор, как остался один.
Может быть, ты скажешь, что все-таки пытался найти? – спрашиваю, встряхиваясь, отрываясь от неугодных мыслей. Наверное, вежливо стоило предложить свою помощь, и я издаю нервный смешок от этой мысли – помочь меня ограбить? Океееей.
– […] Поможешь мне это найти - и, если ты действительно так жаждешь от меня избавиться, я уеду.
Я задумчиво смотрю на Капитана Холода. Отмечаю морщинки вокруг глаз, почти незаметные, когда он щурится. Круги под глазами – кто-то тоже не спал, хах? Он кажется – больше и массивнее, но вместе с тем еще более уставшим, чем я себя чувствовал.
Меня на мгновение замутило, когда я осознал, через что, возможно, ему довелось пройти прежде, чем он оказался здесь. Скольких зомби он убил, скольких пережил? Леонард Снарт из супер-злодея и противника Флэша превратился в простого человека, который выжил только благодаря себе и никому другому. Все это время, что я провел, жалея себя в почти безопасных стенах, Леонард Снарт снаружи пытался выжить.
– Я покажу дорогу.
Я говорю это так тихо, что на мгновение мне кажется, будто он не расслышал. Долгое мгновение, растянувшееся вечность, потому что я не был уверен, что смогу заставить себя повторить это еще раз.
Наконец, сделав последний глоток кофе, Снарт отставляет чашку и поднимается. Я молча делаю шаг к коридору и убедившись, что он следует за мной, беру направление к тайной комнате. Трудно не переходить на сверх-скорость, но в голове бьется эта мысль, сродни прожекторам в темноте: «Какого черта, Барри?! Что ты творишь?!»
Я прикладываю руку к стене и дверь, замаскированная под стену, скользит в сторону. Надеюсь, я хоть чуточку его поразил – и эта мысль неприятно колет в висках. Зачем мне это?..
Комната была больше похожа на склад – именно здесь мы первом делом сделали первые запасы, когда поняли, что стало совсем плохо. Конечно, за последние месяцы они изрядно истощились, но большая часть первоначальных вещей все еще была здесь. Батарейки, аккумуляторы, последние разработки Циско и оружие Джо – все, что мы смогли, мы сохранили.
Можешь брать все, что угодно, но с одним условием, – я делаю паузу, обводя рукой помещение. – Мне оставь как минимум по одному предмету того, что ты берешь.
Скрещиваю руки на груди, бросаю на него взгляд исподлобья.
Это не попытка сыграть на твоем благородстве, Снарт, существование которого ты, почему-то, упорно продолжаешь отвергать. Это моя протянутая тебе рука. Я не хочу враждовать с тобой сейчас, когда за этими стенами мир рухнул.
К концу предложение, мой голос все-таки срывается. Я подавляю нервный всхлип, избегая смотреть в лицо Снарта. Не уверен, что смогу вынести сейчас его насмешки.
Я не для этого показал ему последнее, что осталось от моих близких.

Отредактировано джей би (18-12-2016 13:08:45)

0

22

Форум: http://crossroyale.rusff.ru
Текст заявки:

открыть

- Mara Jade -


- Star Wars -
52 • человек • Laetitia Casta (рыжая)

информация
Мара Джейд - рука Императора, контрабандистка, мастер-джедай, мать, жена, невестка.
Долгое время служила верой и правдой Императору, работая тайно от многих официальных структур Империи. Последним приказом Палпатина для нее стало убийство Люка Скайуокера. Долгое время Мара сдерживала себя от этого поступка. Она была изрядно разочарована, когда узнала, что приказ - это лишь посмертная месть Палпатина Дарту Вейдеру. Убив на Вейланде клона Люка, женщина избавилась от назойливого голоса Императора в голове, так как выполнила его приказ. После этого в течение почти десяти лет Мара слонялась по Галактике, изредка наведываясь в академию к Люку, продолжая работать с контрабандистами. Когда она пропала на Ниаруане, Люк отправился на ее поиски. Именно там он и сделал ей предложение, которое женщина приняла. В 19 ПБЯ они поженились. В течение трех лет супруги жили практически раздельно. Мара продолжала работать с контрабандистам, а Люк занимался обучением джедаев на Явине Четыре. Лишь в 22 ПБЯ Джейд отошла от дел и посвятила свою жизнь мужу и Ордену Джедаев. Взяла себе в ученики Джейну Соло - племянницу мужа. В 25 ПБЯ Мара была заражена спорами кумб. В 26 ПБЯ родила сына Бена, после чего ее болезнь стала прогрессировать, но благодаря воздействию Силы новоиспеченная мать смогла исцелиться. В дальнейшем она везде следовала за мужем в его экспедициях, однако нередко совершала и самостоятельные вылазки в одиночку или вместе с детьми Соло. В 35-36 ПБЯ Мара занималась работой в Ордене, разделяя её между Академией на Оссусе и новым Храмом джедаев на Корусанте. Она стала поддерживать идею того, что Орден не должен быть обязан Галактическому Альянсу. Все внимание Джейд перешло на ее семью. В основном - на сына. В совсем юном возрасте Бен начал ощущать боль Галактики, пораженной войной, из-за чего на некоторое время самоотстранился от Силы.

отношения
Верная, любящая жена, которая никогда публично не выступит против своей семьи и мужа. Дерзкая, самоотверженная, нагловатая, самоуверенная. Красивая женщина, которой все прощается. В течение десяти лет Мара и Люк находились в странных отношениях случайных знакомых, из которых сразу перешли в отношения жениха и невесты. Их свадьбу Лейя назвала символом единения Империи и Республики. Молодожены достаточно долго привыкали к новому образу жизни. Некоторые политические моменты вызывали в их отношениях холодок, но даже это не смогло их заставить разойтись. Рождение общего сына принесло мир в их семейную жизнь, окончательно объединив. Мара и Люк верили и продолжают верить, что их связала Сила и Судьба, иначе они бы не сталкивались лбами в течении столь долгого времени.

Отрывок из книги

Несмотря на то, что они редко бывали вместе, у них с Марой существовало явное преимущество: оба являлись джедаями. И поэтому их эмоциональная близость была намного сильнее, чем у обычных пар, даже всю жизнь проживших вместе. Намного глубже и сильнее, чем Люк испытывал в своих обреченных отношениях с Гэриель Каптисон или давно потерянной Каллистой.
Он ярко помнил момент, когда эта близость впервые по-настоящему себя проявила: они сражались с боевыми дроидами глубоко под крепостью, выстроенной их давним врагом гранд-адмиралом Трауном на планете Нирауан. В тот момент Люк принял их слияние мыслей за временное явление, рожденное в горячке боя, когда жизни обоих висели на волоске. Только потом, когда битва закончилась, а слияние осталось, он осознал: возникшее чувство прочно вошло в их жизни.
Но даже и тогда не понял всего до конца. Он предполагал, что взаимоотношения просто зашли довольно далеко, благодаря чему за те несколько часов они с Марой стали понимать друг друга настолько хорошо, насколько это вообще возможно. Три последовавших за тем года принесли очень стойкое чувство, что это – всего лишь вершина айсберга. Внутренний мир Мары был намного сложнее, чем ему поначалу казалось. Впрочем, то же самое можно было сказать и о самом Люке.
Поэтому, каков бы ни был статус обоих, и присутствовало ли это слияние, – им предстояло еще многое узнать друг о друге. Вполне возможно, на это потребуется целая жизнь. Новое путешествие оказалось в этом смысле как нельзя кстати.

дополнительно
Мне и остальным членам каста хотелось бы видеть активного игрока, который бы смог вести сразу несколько эпизодов и писать по 2-3 поста в неделю. Знание фильмов (7 эпизодов) и Легенд - обязательно! Если вы еще не знакомы с ними, но хотите прийти в роли данного персонажа, то мы все с радостью вам поможем! Главное - желание. Нам всем хотелось бы видеть Мару Джейд той самой женщиной, которая всем полюбилась на страницах книг.
Сразу предупрежу, что игроку придется постоянно терпеть мое присутствие, так как я хочу постоянную и активную игру. Я ужасный собственник, поэтому вряд ли соглашусь, чтобы вы взяли вторую-третью-десятую роль. Размер постов меня мало волнует, главное - чтобы вы передали дух Мары.


Ваш персонаж:
Люк Скайуокер

Он был ужасно нетерпеливым и чертовски мечтательным. Жаждал познать удивительные и захватывающие приключения. Никогда никого не слушал. Он всегда был импульсивен и  безрассуден. Не думал о последствиях своих действий. Казалось, он не тот, кто мог бы стать рацырем-джедаем.
Он не умел лгать. Любую его ложь можно было с легкостью распознать. И он знал об этом. До сих пор ложь ему дается с особым трудом, поэтому он старается всегда говорить правду.
Его заставляла меняться жизнь. Его заставляли меняться люди. Его заставляла меняться судьба. Он учился медленно, познавая себя и свои силы при помощи учителей, которые видели в нем отражение отца. Нельзя даже спорить с тем, что в них можно было почувствовать страх - вдруг сын пойдет по стопам отца. Здесь речь шла отнюдь не о принадлежность к ордену джедаев, а о тьме, которая поглощала тех, кто не мог ей сопротивляться.
Со временем он стал более рассудительным и сдержанным. Теперь он думал, а затем уже приводил свой план в действие. Он терпеливо ждал, если это было необходимо. Даже от окружающих его людей не укрылись перемены, сделавшие из мальчика - мужчину, а из пилота - джедая.
В нем никогда не угасала вера в лучшее. Он до последнего верил, что где-то под личиной Дарта Вейдера  продолжает существовать его светлая сторона - Энакин.
Он никогда не мог отказать друзьям в помощи. Он пренебрегал собственными целями. Даже когда начал искать по всей галактике будущих джедаев для организации Нового Ордена, он часто отвлекался от своей задачи, то и дело вступая в столкновения, схватки и сражения с приверженцами империи и врагами Галактического Альянса.
Он не задумывался о том, что может умереть или погибнуть, спасая другого. Высокие моральные принципы отчасти были привиты ему еще в детстве, а отчасти впитаны его кровью. Нет, он никогда бы не стал вторым Дартом Вейдером. Слишком силен в нем дух и тяга к Свету, который стал важной частью его сущности.
Он не сомневается в своих убеждениях. Не позволяет гордости и предубеждениям брать над собой верх. Его душа абсолютно чиста от темной стороны этого мира.
Нет, он не идеальный персонаж. Он один из многих и первый среди равных. Он много и часто ошибался. Он не любил и не любит признавать свои ошибки, но понимает, что без этого не обходится жизнь. Он постоянно стремится вперед, даже если дорога кончилась. Он всегда надеется на лучшее, даже если ситуация кажется безвыходной.

Пример вашего поста:

Пример поста

Он приходил в себя медленно. Медленнее, чем ему бы того хотелось. Он ощущал легкие толчки в голове, напоминавшие тупую боль после неудачного падения. Глаза видели нечетко и неясно. Хотя здесь стоило сказать спасибо за то, что они в принципе могли хоть что-то видеть. Грудная клетка неторопливо поднималась и опускалась, но лишь до определенного времени, пока в памяти не всплыли последние события.
Тысячелетний сокол. Химера. Траун. Каррде. Мара. Мусоропровод. Газ. Случись это с Люком не сейчас, а на несколько лет позже, и он без труда смог бы последовать за контрабандистом, оставив за собой штурмовиков, разыскивающих друг друга в задымленном коридоре. Однако это произошло именно теперь, когда Скайуокер еще не знал, что джедаи способны сопротивляться любому отравляющему газу. Именно поэтому он и очнулся в идеальной камере на звездном разрушителе «Химера», где находился гранд-адмирал Траун.
Приняв сидячее положение, джедай медленно обвел взглядом камеру. Взгляд голубых глаз наткнулся на дежурного, который презрительно наблюдал за ним, следя за каждым движением. Однако не это волновало Люка, а совсем другое. Он не чувствовал. Ничего не чувствовал. Никаких нитей Силы, связывающих все живые существо в Галактике. Никаких импульсов.  Никаких мыслей и голосов. Лишь темная пустота. От осознания того, что он остался совсем один, по его коже пробежались мелкие мурашки.
«Это еще не конец!» - подумал он, делая глубокий вдох, а затем выдох. Он мог попробовать снова призвать Силу. Закрыв глаза, Скайуокер сосредоточился, как его учил еще магистр Оби-Ван. Он прислушивался к самому себе, своим внутренним эмоциям, своим страхам и надеждам. Ничего. Пустота. Открыв глаза, Люк увидел, что наблюдавший за ним человек (солдат или офицер, но явно не обычный штурмовик) удалился.
«Видимо, скоро нагрянет командование. Я согласился спасти от пыток гранд-адмирала Каррде, а вместо этого сам стал подопытным для его приспешников…»
Подняв голову, он увидел клетки с насестами. Они были прикреплены к потолку. В каждой сидело по два странных животных, привыкнуть к виду которых было легче, чем казалось на первый взгляд. Йсаламири. Теперь Люк понимал, почему не способен более чувствовать Силу и использовать ее. Все из-за этих таинственных существ, необъяснимым образом блокирующих его способности. Скайуокеру уже доводилось с ними встречаться.
«Надеюсь, Мара с Тэлоном смогли уйти. Иначе все было бесполезно…»
Необходимая информация все еще оставалась в голове контрабандиста, поэтому свою миссию джедай завершил. А то, что он сам попал в плен, - это уже совсем другая история. Закрыв глаза, Люк еще раз попытался связаться Силой. Он даже попробовал нащупать Мару, вдруг они оставались неподалеку. Однако все попытки были тщетны. На данный момент он в ловушке, откуда выбраться очень и очень сложно. Если вообще возможно. Но поддаваться панике Скайуокер себе не позволил. Он со спокойным видом продолжал сидеть на жесткой тюремной скамье, совершая глубокий выдох сразу же за вдохом. Обычно это упражнение помогало начинать медитацию или же входить в транс. Может быть, и сейчас оно поможет. Сила – это не просто абстрактная вещь, которую можно сломать. Сила живет внутри джедая, питая его и помогая ему. Возможно, есть способ использовать ее хотя бы по-минимуму, чтобы выбраться со звездного разрушителя.
Внезапно послушались шаги. Скайуокер открыл глаза и посмотрел на решетку, которая отделяла его от коридора. Прямо перед ним появился гранд-адмирал Траун собственной персоной. Его синяя кожа и красные глаза оказались не просто выдумкой, а ужасающей реальностью. Они были именно такими холодными, какими описывала их Мара. Спокойный военный и отличный стратег. Если кто и мог возродить вокруг себя Империю, так это он.
- Понимаю, - кивнул Люк в ответ на слова его гостя. Или же хозяина? Смотря как посмотреть, ведь именно джедай сидел в камере, пусть камера и находилась на борту знаменитой «Химеры». – Чем я могу вам помочь, гранд-адмирал Траун? - все так же спокойно продолжил говорить Люк, изучая фигуру последнего оплота павшей империи.
Он все предусмотрел. Обо всем подумал. Вычислил их в мусоропроводе, и даже тайные коды Мары не помогли, когда по приказу гранд-адмирала отключили главный компьютер. Этого чисса не просто стоило опасаться, его стоило бояться, потому что он представлял собой угрозу для Новой Республики. Оставалось лишь надеяться на Карде и те координаты, которые он должен передать.

Отредактировано AlexGreen (28-12-2016 20:17:18)

0

23

Форум: http://retrocross.rusff.ru

Текст заявки: На форуме основной сюжет идет по периоду 34 ПБЯ (т.е. времена 7 эпизода Звездных Войн + события Расширенной Вселенной). Однако мы с большим удовольствием поиграем и во времена трилогии про Люка, Лею и Хана. Уж найдем кем "под маской" и без масок.

Оба персонажа, которых я ищу, мне, как игроку,  нужны "всегда и везде", но начну с персонажа без которого жизнь не мила, "Сокол" уходит в бочки как-то криво, кортигское отдает вучьей шерстью и вообще патрули тормозят за провоз спайса.
На этот месте можно догадаться, что мне нужен, прежде всего "отец года" Хан Соло
Первое и самое главное - персонаж на нашем форуме жив, здоров, погибать от меча своего сына не собирается. Скорее наоборот - на него прорва планов, есть неоконченные эпизоды (на ваше усмотрение продолжать их или нет).
Я хочу безудержного загула по кантинам, охоту на ворнскров (это такие агрессивные волки на планете Миркр, которые едят форсюзеров и за которых можно получить прорву кредитов ), хочу нелегальный провоз энергопауков и спайса, хочу подрывать вместе с тобой базы Первого Ордена. В общем хочу, чтобы ты учил меня плохому, да.
Ну и вместе раздать люлей твоему старшему сыну - святое дело.

А еще мне нужен учитель. Ну то есть Люк. Мастер-джедай с невероятным умением есть мозг ученикам, глядя на них честными глазами. Бравый и отчаянный пилот и приключенец. Скайуокер во всех смыслах этого слова - с фамильным умением вляпываться, опрометчивыми решениями (судьба моего отца - моя судьба! (с)) и несокрушимым обаянием.
От себя лично я могу гарантировать тебе немало потрепанных нервов, драмы, смеха, много новых седых волос, потому что моего персонажа мотает по всей далекой-далекой с непредсказуемыми последствиями.
А теперь еще меня собираются судить за измену Сопротивлению и родине.
К слову, Люка еще очень ждут Оби-Ван, Эни (который Дарт Вейдер) и Мара Джейд.

Досконального знания всей матчасти не требуется. Поводить за ручку в фэндоме мы всегда готовы.

Ваш персонаж: мой основной персонаж в фэндоме - Рей.
Пример вашего поста:

пример поста

Ну почему, почему ДИшки всегда стреляют куда-то в район гиперпривода? Это будет уже третий по счету ремонт за два месяца... ну, если только они вообще уйдут целыми из переделки.
"Сокол" ощутимо тряхнуло, над головой у Рей истошно запиликали датчики, потянуло дымком, и в довершении всего вырубился свет. Алое марево аварийных ламп возвестило, что корабль если и не достиг еще Темной Стороны, то по крайней мере в в другой сектор от нее уже не уйдет точно. Вою систем заунывно вторила живая часть контрабанды.
- Призраков укачает. - Озабоченно констатировала Рэй, оглядываясь на вой. - Даже уже, наверное, укачало.
Возмущенное ворчание Чуи в ответ как бы намекало на то, что второй помощник явно беспокоится не за ту часть экипажа. Вообще, глядя на совершенно лысых, шипастых, зубастых зверюг со сморщенными мордами очень трудно было поверить, что небольшая космическая болтанка может им повредить. Но, во-первых, призраки были еще щенками, а во-вторых, они-то точно были не виноваты, что сели не на тот рейс до Бороска.
- Вот интересно, а у пауков бывает морская болезнь? - Вяло поинтересовалась девчонка после того как второй по счету заряд мазнул по обшивке. Щиты выдержали, но в третий раз им так уже может не повезти. - На хвосте еще двое, кэп!
По уму, конечно, светиться в секторах, принадлежащим Осколкам Империи, им с Ханом не стоило. Но уж больно заманчивую сумму кредитов отваливали за "плевую доставку небольшого груза". В самый раз хватило бы на новые сенсорные установки, да и на черный день еще бы осталось. "Небольшой груз" представлял собой несколько ящиков - в паре из них уютно разместились энергетические пауки, в двух других - умильно щерились за решеткой "темные призраки" - тварюгам, судя по размеру, было едва-едва пара месяцев от роду, но руку они уже были готовы отхватить уже сейчас. Что было в самом большом, наглухо опечатанном контейнере, Рей предпочитала не спрашивать, но ее пятая падаванская точка настойчиво подсказывала что-то про перевозку спайса. Что, в общем, было бы неудивительно, при наличии в грузовом отсеке пауков.
- В кольцо берут, сволочи. - уныние экипажа "Сокола" с каждой секундой нарастало, поверхность планеты приближалась несколько быстрее, чем ей было положено, а призраки, кажется, изучали все новые и новые способы воздействия на человеческие уши. - Если что, щенков сбросить не дам. Только через мой труп. - На всякий случай Рей покосилась в сторону Хана. - А вот ту стальную дуру, что стоит во второй нычке, вываливай хоть сейчас. Может хоть кому-то из армейских на голову свалится, и то хлеб.

Отредактировано Чайка Джонатан (02-01-2017 04:26:49)

0

24

Форум: Crossover Apocalypse
Текст заявки:
Для реализации множества идей, которые, как правило, не находят отражения на фэндомных ролевых, разыскивается, в принципе, весь каст. Но, в первую очередь, сенши и генералы, а также Сейя Коу и принцесса Какую.
- Усаги Цукино или Сейлор Мун. Ами очень ждет свою принцессу
- Минако Айно или Сейлор Венера. Мне удалось отыскать психованного братца, и, пока он работает над анкетой, было бы неплохо разыскать девушку, которая бегает за ним по пятам
- Рей Хино или Сейлор Марс. Она была огненной девушкой до того, как это стало Китнисс хд В общем, нам очень она нужна
- Макото Кино или Сейлор Юпитер. Для данной дамочки у меня идея, которая явно отличается от канона и общих видений персонажа. Придешь расскажу)
- и аутеры в лицах Харуки Тено, Мичиру Кайо, Сецуны Мейо и Хотару Томо (для последней у меня также грандиозная идея по уничтожению всего живого шучу, темного).
В общем, ждем вас, дамы и господа лорды.
Ваш персонаж: Тайки Коу, со мной еще Ами Мидзуно. Играем в паре, но, даже будучи в пейринге, нам становится скучно без основной движухи. Так что будем рады всем и каждому. Говоря обо мне, то я остановился на изначально мужской версии старлайтов. Надеюсь, вас это не смутит.
Пример вашего поста:

Пример поста

Кто сказал, что Рождество непременно необходимо отмечать в кругу близких, украсив дом и праздничную ель, и сидеть всю ночь, распевая песни у камина? Тайки не знает, впрочем, ему лишь однажды выпал шанс отметить сей праздник, когда метеоры впервые посетили Землю, ибо на их планете данного праздника на календаре нет. Эта чудесная атмосфера настолько впечатлила хладнокровного юношу, что он не мог представить вовсе иной способ отдыха в рождественские каникулы. Как выяснилось, напрасно.
Венеция.
Из книг по географии и тысяч статей в интернете, Тайки знает, что это город влюбленных и надежд. Быть может, не зря Ами Мизуно приняла решение провести зимние каникулы именно здесь. Насколько известно Коу, синевласка теперь студентка одного из лучших медицинских университетов в мире, его берет невероятная гордость о том, что девушка, наконец, обрела себя и стоит на важнейшей цели в собственной жизни.
Что здесь забыл Коу? Их принцесса позволила метеорам ненадолго отлучиться от службы и погостить на Земле. Разумеется, в первый же вечер братья порадовали своим визитом подруг, из рассказов которых выяснилось, что Ами в пределах Японии отсутствует. Невзирая на уговоры братьев, которые приняли решение временно вернуться в мир шоу-бизнеса, Тайки отправился в Италию на поиски девушки. Название отеля ему назвала Макото, с которой Ами собиралась отдохнуть на каникулах, но у той явно сорвались планы. Мизуно на месте, к сожалению, не оказалось, что не стало для юноши поразительным открытием, ибо кому из туристов хотелось бы сидеть в душных стенах гостиницы, когда можно насладиться красотой города.
День клонился к закату, и Тайки решил вернуться к отелю в надежде, что Ами вдоволь нагулялась и теперь пила ароматный глинтвейн, силя у окна в личном номере, укутавшись в теплый плед. Шатен медленно брел вдоль бесконечных каналов, по которым плавали гондолы — единственный транспорт города. Глаза сами находят, чем любоваться. В данный миг, к примеру, юноша завороженно любуется уличным кафе, освещающегося мигающими гирляндами и, казалось, воздушными фонариками разных цветов.
Откуда же доносятся тягучие мелодии, отражаясь от стен домов, создавая приятно-печальную и неимоверно романтичную атмосферу. То слышна песнь гондольеров, катающих по закоулкам города всех желающих. И вот уже ты заворожено стоишь на одном из мостов, провожая взглядом очередную гондолу, впитывая плеск воды и эти размываемые расстоянием звуки. Этот дивный новый мир чем-то напоминает Кинмоку осенью, в крови разливается родное тепло домашнего уюта.
А потом слух пронизывает резкий девичий вопль, и атмосфера тепла во мгновение ока, испаряется, отступая перед началом воина. Тайки прислушивается, из какого переулка может доноситься крик и идет на голос, ибо понимает, что кто-то явно попал в беду, а он, будучи сильным, не смеет упустить шанс помочь пострадавшему. Улочки постепенно сужаются, шатен переходит с быстрого шага на бег и, свернув за угол, едва не застывает от ужаса.
В полумраке безлюдного переулка слабо брезжил свет от старого уличного фонаря, посреди которого несколько парней крепко держали за руки слабо отбивающуюся девушку. Тайки медленно начинает ощущать, как в крови вскипает море, а руки инстинктивно сжимаются в кулаки, похрустывая костяшками пальцев, подготавливаясь к бою. И лишь когда с головы юной леди соскальзывает тонкий шелковый платок, юноша благодарит небеса за то, что те направили его именно сюда в сей вечер. Это была его Ами.
Только слабак может брать женщину силой, тот, в ком нет ни капли жалости и сострадания, лишь жажда ублажения собственных потребностей. Это Коу знает слишком хорошо, воспоминания сами хлынут в разум со зловонными смешками парней, показывая отчетливые картинки из его детства, когда родной дядя на его глазах насиловал его мать. А мальчику было всего семь. У него не было тогда сил бороться против чудовища, но сейчас ни за что не позволит быть оскверненной непорочной душе Амелии. Это его женщина, и он никому не позволит прикасаться к ней.
Ощутив изнутри звериный рык, Тайки несется прямо в толпу негодяев и мощным толчком сбивает на землю сразу двоих. Оставшиеся двое от неожиданности ослабили хватку, выпустив девушку и теперь вцепились в его руки, скручивая их за его крепкой спиной. Изловчившись, шатен отпинывает одного из них и, высвободив правую руку, со всей силы ударяет по челюсти другого, отчего тот пригибается к земле, схватившись за лицо. Затем валит с ног первого парня и начинает посылать мощные удары в лицо нахала, прижимая того к земле, удерживая левой рукой за шею. Адреналин бурлит в крови, на кулаке проступает кровь парня, сливаясь с собственной, белоснежные зубы тихо скрипят, и лишь плотно сомкнутые губы сдерживают Коу от того, чтобы не вцепиться зубами прямо в шею насильника. Наконец, оставив практически обессиленного юношу, Тайки переводит взгляд на оставшихся невредимых парней, тяжело дыша.
— Ну, кто еще желает поразвлечься? Забирайте это, — указав на избитого юношу ногой, произносит Коу, шипя от злости, — и валите, пока целы.
Удивительно, но парни, видимо, поняли, с кем завели дело, и решили самоликвидироваться. Тайки облегченно выдыхает, после чего оборачивается назад, пытаясь понять, в порядке ли та, кого ему только что удалось спасти. Опускается подле тела девушки на колени, осторожно повернув ее голову к себе, с явной заботой убирая с лица сбившиеся темно-синие локоны. На щеке заметен алый след от пощечины, отчего шатен шумно выдыхает о злости, решив, что парни легко отделались, но ведь его главная черта — милосердие. А Боги видят все, и кара снизойдет на грешников. Берет ладошку девушки в свою, нежно сжимая, насколько сейчас возможно. Ами практически без сознания, но, главное, невредима, а страх уйдет, Тайки об этом позаботится.
— Тсс, все хорошо.

0

25

Форум:
BIFROST: теория струн
Текст заявки:
В мифкаст срочно нужен Кронос для сюжетной ветки! Да, не отрицаю, некоторым может поднадоело видеть данного рода сообщение, но очень хотим его видеть, правда перед этим несколько важных пунктов:
— при заинтересованности просьба кидать пример Вашего поста либо в гостевую, либо при регистрации, не забывая в теме сообщения указывать "LYL, заявка в разделе Поиск партнера для игры";
— объем Вашего поста составляет 10К и более, к тому же не изобилует количеством ошибок;
— частота написания постов: от 1 поста раз в месяц;
— Кронос аккуратно перевоплощен в Ганнибала Лектера для Вашей же возможности играть не только в рамках мифологии.

заявка

Напротив него - "Наказание Марсия" кисти великого Тициана, на бумаге - точь-в-точь копия этой картины, правда, очертания лиц совсем иные. В роли Марсия молодой человек, чьих волос так рано коснулась седина, лавровый венок его обагрен кровью собственной, а в роли Аполлона, гневом праведным преисполненным и снимающим кожу с тем, кто возомнил себя выше него, Кронос изобразил себя без всяких регалий, взор его там обращен к юнцу, с которого так аккуратно снимает кожу древний, и на устах мужчины - улыбка, ведь рядом с ним, скрипку держа, стоит жена его, Рея. Глаза ее полны слез, сама она скорбит по тому, кто на картине этой изображен в качестве сатира, а чуть правее юного человека - их дети, когда-то Сатурном поглощенные.

Время знает, как выглядят олимпийцы. Вот Посейдон, чья чаша полна крови Зевсовой. Он весел, ведь предвкушает власть, доставшуюся ему от будущего покойника; вот Аид, старший сын Кроноса, первенец, коим гордится мужчина. Старший сын его мрачен и невесел; остановившись, Ганнибал откладывает карандаш в сторону, едва касаясь облика судьи. Мгновения, проведенные в Тартаре, казались Всеотцу олимпийцев бесконечными, правда, свою родную кровь он узнавал повсеместно, будь это запах или неявные очертания. Плутон был всегда рядом, а позже появился и Юпитер, от чьего былого величия не осталось ни следа. Кронос вздыхает, зрачки его расширены, а во рту возникает привкус, столь знакомый ему с самого начала времен.

Хронос редко оглядывался назад, хотя сейчас, когда он смотрит на эскизы. . . На них изображена вся его жизнь. Вот Уран оскопленный и униженный, отец Времени, лежит на краю Бездны словно Иов Многострадальный, он смотрит на закатное небо, где уже первые звезды; Гея, мать его, в роли Мадонны Мунка, обнаженная и будто бы в этом скетче Морфей завладел ею, но на деле предана она собственным мыслям, в коих нет места уже рожденным детям. Правда, Гея была совершенно не против манипулировать детьми своими ради собственной свободы, ограниченная на первых порах Ураном, супругом ее. Именно она вложила серп в руку Кроноса, обещая, что власть Времени будет единолична и люди того века будут поклоняться ему. И Хронос внимает.

В новом времени по его правую или левую руку ныне никто не сидит из родной крови, но Время незримо властвует и следит за своими чадами, некогда предавшими его и пожелавшими разделить власть меж собою. Разглядывая эскизы, сотворенные его рукою, Сатурн желает на данный момент только одного: проучить непослушное дитя, имя которому Зевс.

Ваш персонаж:
Аид — старший сын Кроноса, по сюжету из-за своей судьбы начинающий съезжать с катушек. К тому же, Повелитель Мёртвых ввязывается в авантюру...
Пример вашего поста:

Пример поста

На пятнадцатый день нового, 1983-го года, старик проводил последние минуты свои на смертном одре, окруженный своими детьми и женой. Был ли удовлетворен старик? Возможно, кто знает, кроме него, — его жизнь была полна чередой событий, он это знает, вспоминая в свои последние мгновения.

Когда врачи сказали старику, что у него рак легких, — он слышит в их голосах нотки упрека, будто бы не видел правду мужчина, кою видели они, но он понимал. Понимал и продолжал курить, утопать в никотиновом дыму, убивать свои собственные легкие, а все потому, что ненавидел вспоминать, пусть и воспоминания эти вызывали на устах его улыбку с оттенками грусти. «Им должно быть все равно,» — думается старику, докуривая однажды прекрасным днем последнюю пачку сигарет, когда узнал о неутешительном диагнозе. Он думает, что им должно быть все равно, потому что будто бы знал, кто придет за ним. Докуривая сигарету из последней пачки, пред взором старика предстает рассвет нового дня.

Первые рубиновые лучи рассвета нового дня.

Он свои последние месяцы, дни и часы жизни оценивает уже по-другому. Каждый новый день он встречает на рассвете, вспоминая день приговора и тот, багряный рассвет: каждый новый день рассвет приветствовал старика, заставляя спальню утопать в тепле предстоящих часов, или же в оттенках, от которых мужчина невольно передергивал плечами, потому что цвет этот невольно напоминал ему о крови, пролитой некогда ради дела.

Сейчас, на смертном одре, старик вспоминает рассветы, что за жизнь свою прожитую встретил он либо один, либо с кем-то по правую или левую руку его, и отчасти сожалеет, что не встретит рассвет шестнадцатого дня нового, 1983-го года, ни с семьей своей, ни с теми, кого своими друзьями мог назвать, ведь друзья его ушли на тот свет раньше чем он.
Тяжело вздыхая, мужчина сожалеет, что не сможет пред смертью своей закурить хотя бы еще одну сигарету. Ту самую, что подчеркнула бы итог его, но чья-то рука, внезапно возникшая из мрака, предлагает ему последнее желание со словами:

– Сигареткой не угостите, молодой человек? – Голос, донесшийся из мрака тьмы, невольно ассоциировавшейся со смертью, успокаивает старика перед безызвестностью. Голос, донесшийся из мрака тьмы, кажется ему знакомым.

– Я уже не тот молодой человек, – молвит в ответ мужчина, – но сигаретой с удовольствием угощу.

Вот она, благодать, думается старику, а возникший перед ним незнакомец средних лет в черном деловом костюме, сшитым на заказ, дополняет плащ цвета молодой ночи с алым подбоем, покуда луна не взошла на престол свой, знаком смутно, и только глаза его янтарного цвета в памяти относят к давно прошедшим двадцатым годам — эпохе, когда старика направляли, потому что был юн и горяч, мало знавшим механизмы дел, в коих ныне считается мастером своего дела.

Он знает этого незнакомца.

Он знает его, потому что странник приходил в Линдси, на второй этаж, к тому, кого он с другом называл «Доком», — странник всегда ожидал поодаль от всех внимания учителя, и тот, в конце концов, обращал, встречая его как давнего друга с искренней улыбкой на губах. И в данный момент странник сидит перед ним, докуривая сигарету, равно как и он, и старик не знает, что сказать незнакомцу, ибо догадался, кто предстал перед ним в последние мгновения бренной жизни.

– Я хочу сказать, что я ни о чем не жалею.

– Я знаю, – говорит в ответ странник, поправляя плащ свой.

Возникшая вновь тишина, разбавленная речами, умиротворяет старика, потому что знает теперь, что смерть не так страшна, каковой считают ее. Он теперь знает, что она всегда рядом, но ты просто ее не замечал никогда, — и потом она придет к тебе на порог, постучась в двери так, будто это твой старый друг, почти опоздавший, но все-таки успевший к твоему смертному одру прильнуть и взять за руку твою, будто бы говоря, что я рядом, друг мой, я здесь и не бойся.

Вот она, сидит у постели рядом и курит как ни в чем не бывало.

– Это больно? – спрашивает старик у Смерти, склонившего голову набок и смотревшего на него с сожалением.

– Кому как, Лански-бой. Кому как.

Мейер Лански умирает от рака легких, а «косая дама» сидит рядом, оттягивая последний момент, и эти минуты перед безызвестностью одновременно преисполнены умиротворением и нарастающей паникой, потому что он ненавидит, когда тянут кота за яйца. Он хочет сказать страннику, чтобы окончил он его жизнь на этой земле, чтобы дал наконец уйти ему, встретиться с теми, кто некогда был рядом.

Мейер Лански умоляюще смотрит на незнакомца, но потом спрашивает его:

– Ты тоже забрал его, когда пришло время?

И видит он изменения в мужчине: тот словно бы постарел на века, сгорбился и отвел взгляд куда-то в сторону, чувствуя вину свою. Старик понимает, кем являлся учитель его, Арнольд Ротштейн, незнакомцу, пришедшему по душу его. Он кладет руку свою на руку Смерти (и это непривычно, потому что не ожидал такого, не знал, что и у кого-то с такой властью были те, к кому они были неравнодушны, и в этот момент он хотел пожалеть), и смотрит в глаза того, кто душу его собирается забрать, с сожалением.

– Сожалею твоей утрате.

И у смертного одра старика незнакомец разрыдается вновь, рухнув на колени тяжко и прильнув лбом к руке его, потому что рана его затвердевшая все равно кровавыми слезами плачет по утрате того, кого ныне не вернуть. Хоть и знает, что баланс жизни и смерти нарушил бы он, но время от времени желает, чтобы вернулся смертный, коему благоволил он.

– Расскажи мне, друг мой, – странник поднимает голову свою и чувствует, как касается морщинистою рукою престарелый Лански щеки его.

И Смерть рассказывает, опустив детали одной встречи. Встречи, которая его спасла из уныния и безумия, в которое он окунулся тогда с головой.

<…>

[«Я звался множеством имен,» — начинает странник рассказ свой. — «но в то время, когда Ротштейн был еще жив, я звался Дитом, благоволившим тому, к кому богатства стремились.»]

Сейчас уже поздно оглядываться назад, потому что содеянного не вернуть. Смерть знает, что случится тем ноябрьским днем 1928 года, и знает о том, чего обратить вспять нельзя, или нельзя эту душу забрать к себе, в Аид.

Он знает, что душу, кою забрать ему суждено, принадлежит человеку, изменившему его.

И это так больно, блять. До сей поры Диту даже в голову не приходило о том, что даже у сильных мира сего была душа. И каково это больно, блять, — терять близких сердцу ему. Он понимает сейчас насколько было плохо этой египетской шалаве, чью плоть он отведал [пускай плоть эта была верхом тех деликатесов, что посмел древнегреческий бог испробовать за свою долгую жизнь, но все-таки была далека от плоти нареченной суженой его, заставлявшей трепетать время от времени, что до сих пор при воспоминании того аромата, исходившего от тела Персефоны, и невольно ассоциировавшегося у Владыки самым богатым, что было человеку дано — жизнью, по спине пробегали мурашки], когда попросила она вернуть того, кого уже невозможно было оставить в мире живых; он понимает горечь утраты, а во рту при этом чувствует привкус крови. Стоит улыбнуться — и чувствует Лорд Пепла на устах своих теплое; вытерев рукой рот, он недоуменно смотрит на кровь.

Готов ли был тогда, в ноябре 1928 года, перечеркнуть столпы мироздания тот, кто следовал негласным правилам бытия Жизни и Смерти в мире этом?

В правой руке сжимает мужчина ксифос — меч, коим перерубал нить жизни, связывавшую тело и душу, потому что только ему да трем старухам, некогда обрекшие его на проклятие Зевса, видна связь меж миром живых и мертвых. В зубах тлеет сигарета, левая окровавленная рука заметно подрагивает, стоит только поднести ее ко рту и выкинуть окурок прочь. Те, кто проходит мимо Вестника Смерти, лишь невольно бросают взгляд на меч в ножнах, который сжимает правой рукой уверенно, но во взгляд держащего преисполнен грустью и скорбью, потому что знает грек: не должен нарушить он привычный этой земле круговорот вещей, ведь случись это — и рухнет мироздание всуе.

У палаты видит Орк толпившихся вокруг людей, но для них он не более чем тень, проскользнувшая в помещение, а от ветра захлопнулась накрепко дверь. В постели белой видит он мужчину средних лет, бледного и осунувшегося, и видит он бинты, наложенные на рану в области живота. «Я должен жизнь оборвать,» — подбадривает себя Аид, вытащив ксифос наполовину из ножен, но алое пятно крови манит безудержно, заставив последнего невольно сглотнуть.
Он рвет бинты, садясь на край кровати, и вскоре рана перед ним предстает во всей красоте. Одна пуля решила всю жизнь, обрывая привычную для смертных людей, а Владыка садится на колени мужчины, голову свою преклонив и слизывая кровь.

На губах — кровь. Не кровь бога, познавшего горечь утраты, а кровь того, кто должен был отойти в мир иной, но отпускать его не хотелось, посему хочет запомнить он привкус крови того, кто был некогда дорог ему, кого мог нарекать он другом своим, с кем коротал вечера свои. Вытаскивая ксифос из ножен, Зевс Проклятых поддается соблазну и промолвит:

– Прости меня, друг мой, – вонзая меч в рану, слышит он едва различимый стон с губ умирающего.

<…>
Странник рассказывает историю, а старик внимает ему, обращаясь все больше и больше к годам тем, кои уже не вернуть, а воспроизводить только в памяти своей, но интересно ему: раз незнакомец столько видел, столько знал, то почему не делился с миром опытом и знаниями своими? На вопрос свой ответ находит старый Лански сам: мир все еще юн, и знать, что рядом с ними проходят те, коими считают не более чем сказками, — это означало бы крах всему, на чем держался мир эти века.

Значит, делает вывод умирающий, даже такие как они умеют чувствовать.

– Но ты предо мною, – произносит старик, ухмыляясь, – склонил голову и плачешь как каждый, кто потерял близкого ему человека. Ранее жизни ты забирал, не понимая, какого это было?

Незнакомец кивает.

– Так забери уже мою и вытри слезы. Нехуй нюни распускать.

<…>
Прочь! Прочь!

Прочь, — твердит несущий Смерть, а перед его взором не лестничные пролеты больницы, а друг, жизнь которого забрал несколько минут назад. В ушах предсмертные стоны и хрипы стоят, ко всему прочему добавляются разговоры, шумы и крики, плач по ушедшему, и Владыка затыкает уши руками, свернув на лице в первый переулок. Ксифос падает на землю рядом с ногами его.

Да, сейчас бы прочь от утрат и невзгод, от осознания собственной немощности и невозможности вернуть назад былое! Владыка закрывает глаза, бормочет, что все уже окончено, он должен продолжить свой путь, но слышит голоса трех старух, некогда напевших ему о троне и власти над Жизнью.

– Зевс Проклятых познал утрату.

– Владыка Смерти узнал, что значит друга дорогого потерять, сестрицы.

– Нить смертного переплелась с его, кто никогда ранее не познавал эмоций людских.

И все они трое спросят Аида: каково чувствовать горечь утраты? Бог всхлипывает, опустив руки и вслушиваясь в звуки жизни на улице. Он вслушивается в разговоры проходящих мимо людей, вслушивается в первые заголовки свежих напечатанных газет, которые кричит мальчишка. Познать жизнь после смерти не так уж легко, и Владыка тяжело вздыхает, потому что догадывается, что эти сорок дней будет горевать по ушедшему. Эти сорок дней оплакивать будет Орк отошедшего в мир иной, но душа еще вернется. Вернется в последний раз свидеться с ним.

Прочь от жизни, звавшей старшего сына Кроноса вернуться к ней, но почему тогда слышит в разговорах его имя?Поднимая ксифос, Зевс Проклятых твердит себе: прочь отсюда.

Прочь от мирских забот.

«Что мне до ублюдков смертных? Какое мне дело до тех, с кем братец мой младшенький некогда трахался, с кем лясы точил сынок его, какое мне дело до них? Старые карги сравнивают меня с ними, будто я спал с ним,» — сорок дней Аид потчует по ушедшему. Сорок дней он сидит в своем заведении с вывеской «Добро пожаловать в Аид, сучки» и пьет до беспамятства.

А на сороковой день появляется его душа.

Появляется перед Владыкой, который глядел в свой опустошенный бокал. Поднимая взгляд на возникшего пред ним, Дит кривит губы свои недовольно, пренебрежительно и снисходительно смотря на него, Арнольда Ротштейна.

– Не знал, что разговоры когда-то я вел с самой Смертью, – и душа выдаст подобие улыбки, той, которой некогда в ответ улыбался сам Владыка.

– Это наша последняя встреча, Арнольд.

– Так проведем ее так, как некогда было при жизни, Дит? Или как зовут тебя?

На одной могильной плите высечено имя его, а душа перед отходом в мир иной и Орк проводят свой вечер последний как ни в чем не бывало, но не спешит спрашивать Смерть о подробностях гибели, потому что тогда душа останется в мире живых, желая мести и справедливости. Они проводят свой последний вечер, а когда наступает рассвет нового, сорок первого дня, душа исчезает с первыми лучами, упавшими на стол, за которым они беседовали, не зная времени и преград.

<…>
Эти несколько лет Орк скорбит, выполняя свою работу без малейшего сожаления. Вот ребенок, умирающий на руках матери от болезни, а Смерть бесцеремонно разрезает нить жизни его; вот пьяница, подохший на морозе после того, как пропил всю свою зарплату, Орк разрезает и эту нить без всякого сожаления, бросив нечто вроде, что сам был этот алкоголик виноват, а утро каждого нового дня встречает с бутылкой в руках, из своих лучших запасов, а что это — скотч или вино — ему абсолютно наплевать, равно где он находится.

Дела заведения не беспокоят Аида, и оно приходит в упадок очень быстро, равно как и силы его отчасти таят, а Владыка бродит средь смертных, таких же обреченных и погрязших в самоедстве бомжей и представителей низшего класса, напиваясь до чертиков и со своевольной жестокостью кончая жизнь тех, кому подходил срок.

Одновременно с этим Орк пишет письма в никуда и сжигает их тут же, потому что считает это не более чем глупостью. Закрывая глаза в один из вечеров, мужчина не предается снам, Морфей не приходит к нему, но видит он силуэты трех старух, до боли знакомых ему, и Владыка передергивает плечами.

– Пришли поглумиться надо мной, старухи? – срывается с уст бога, но в ответ ему раздались иные слова:

– Смерть должна отринуть эмоции, что познала.

– Сестрицы, он не внемлет нам, как когда-то предостережению нашему не внял, тем самым обратив себя в это.

– Орку не следовало брать под крыло смертного этого.

– И это молвят три старые карги, невесть где ныне свой покой нашедшие? – в голосе его слышна издевка над ними. – Как бы то ни было, какая смерть вас сюда занесла? Зевсушка, братец мой, вас послал? Сами пришли поглумиться вновь надо мною? Аль еще одно предсказание на жопу мою повесить?!

Старухи говорят ему о встрече с Вестником Богов, а Вестник Смерти лишь смеется над их речами, желая, чтоб поскорее они покинули его, ведь видит Орк и их нити жизни, опутавшие тела и души их плотно, и даже на мгновение мысль в голове его возникает разрезать путы эти ксифосом. Сжимая меч свой крепко в руках, древнегреческий бог провожает молча их, понимая, что нагрянет к нему вновь прошлое, о котором вспоминать не хочется.

Каждый раз, когда видел Лорд Пепла перед собою Гермеса, то невольно вспоминал братьев и сестер своих, что праздную жизнь вели на Олимпе. Сейчас, видя пришедшего Вестника пред собою, Дит воротит голову прочь и морщится недовольно, потому что не хочет видеть сейчас Меркурия, когда-то души провожавшего в Аид. Неужели прислал его братец, впервые обеспокоенный им? Или кто-то другой? Лорд Пепла неуверенно мотает головой, отгоняя последствия похмелья прочь, и пытается взглянуть на племянника своего снова, но видит не человека, не бога, а душу и тело, нити окутанную. Рядом лежал ксифос — тот самый меч, некогда использованный Владыкой чтобы жизнь забрать, и рука невольно тянется к нему, в то время как Плутон говорит сыну Зевса:

О, пташка, сколько лет, сколько зим? Пафосными речами пришел рассыпаться тут, что, мол, миру приходит пиздец? Вот тебе мой ответ: пусть приходит.

Одним прыжком Дит оказывается прямо перед Вестником и сшибает его с ног на грязный пол, застланный к тому же бутылками, приставляя к горлу парня меч, потому что видит он не только бога, но и нити жизни его. Соблазн жизнь оборвать велик, и мужчина в возбуждении своем нервно облизывает сухие губы. Зевс Проклятых сверху, Гермес — снизу, а между ними ксифос, приставленный к горлу племянника. Наклонившись над молодым богом, Дит шепчет на ухо:

Гермес, о мой дорогой Гермес, какой ты наивный. На вкус ты, наверное, самый изысканный деликатес, может даже с Перси сравнишься. Но ответ мой неизменен.

Отредактировано Demme (06-01-2017 18:41:50)

0

26

Форум: crossfeeling
Текст заявки: Кэнан Джаррус - один из уцелевших падаванов во время исполнения Приказа 66. Его мастер Депа, спасла ему жизнь ценою своей. Долгие годы Кэнан скрывался, жил, как его будущий ученик - воровал, общался с контрабандистами, скрывал свою сущность, понимая, что джедаю никак не выжить в новом мире. Позднее, он примкнул к Гере и стал практически основателем лотальской ячейки сопротивления. Именно там он встретил своего будущего ученика - Эзру Бриждера. Некогда мастер Йода говорил, что нет большей гармонии между учителем и падаваном, чем огромная разница в их характерах. Некогда Кэнан был полной противоположностью своей наставнице, которую он со временем научил уверенности к себе, дал ей смысл жизни. Но сам он, к несчастью взял от мастера большую неуверенность и просто мастер класс по депрессии и самокопанию в себе. Долгие годы Кэнан носил на сердце тяжкий груз, много раз он вспоминал то, что произошло с Депой, думал о том, мог бы он ее спасти. Боязнь потерять близких, не справится с ответственностью - стали главными камнями преткновения в общении Кэнана и Эзры. Несмотря на то, что у Джарруса и Эзры очень разные характеры, которые то и дело сталкиваются в споре, у них разные взгляды на жизни, они часто ругаются и могут  даже долго не разговаривать друг с другом, между ними существует прочная связь, которую не смогут разрушить враги и уж тем более Дарт Мол. Эзра привязан к Кэнану, он его любит, как друга и учителя и старается защищать, конечно же, по-своему. Кэнан тоже в силу своего характера пытается оградить ученика от ошибок и темной стороны Силы. Несмотря на то, что они такие разные, поэтому, по мнению Эзры, беглый падаван и воришка с Лотала, идеально подходят друг другу.
Дело в том, что я играю роль Эзры Бриджера на одной кроссплатформе и мне ну прям остро не хватает учителя - Кэнана Джарруса. Игра происходит в будущем (34 ПБЯ), по канону 7 фильма (Кайло побит, Старкиллер разрушен), куда Эзра и Кэнан перенеслись благодаря тому, что волею судьбы пролежали в карбоните. Сейчас Альянс борется с Первым Орденом, а мы (я и учитель) всеми силами поддерживаем это сопротивление. Хотелось бы поиграть именно переломный момент попадания в будущее, возможно даже уход Кэнана в своеобразное затворничество (Люк Скайуоер-стайл на необитаемом острове), чтобы я мог долго и нудно искать учителя, вытаскивать его из депрессии, которой он нахватался у своей наставницы Депы Билалбы. Также с удовольствием рассмотрю ваши идеи для сюжета, варианты игры (джен или слэш по вашему желанию - для меня не принципиально, так как я всеяден в этом плане).
Ваш персонаж: Эзра - уроженец Лотала, сын знаменитых вольнодумцев, четы Бриджеров. Ему приходится проходить сложный путь, периодически парня кидает от Тёмной к Светлой стороне Силы. Чему Эзра научился на "Призраке", так это ценить и защищать жизнь тех, кто тебе дорог. А команда корабля стала для него семьёй. Да, Эзра шумный, самонадеянный парень, который пытается пройти путь ученика джедая и одного из командиров сопротивления. Бриджер далек от представления Кэнана об идеальном падаване, но иногда по велению Силы так выходит, что мы получаем полную противоположность самого себя, чтобы вместе научиться и справить свои ошибки.
Пример вашего поста:

Пример поста

№15

0

27

Форум: Crossroyale
Текст заявки:
Разыскиваем героев серии игр Resident Evil! Мы с партнером очень хотим собрать фандом, накурить с ними сюжет и развивать его, потому что... Ну хочется все-таки этой истории, что-то дополнить, что-то переиграть)
Точка отсчета - 2009-2010 год, после событий пятой игры, но до событий шестой. Возможно играть по ней, но не отодвигая в сторону персонажей, которых там нет, и не убивать Пирса (это было несправедливо!).
А теперь, по делу, кто же нам нужен? А все просто. Нам нужны все, вообще все. В первую очередь, конечно, ждем персонажей, на которых имеются заявке (в теме нужных на форуме более детально):
- Альберта Вескера
- Шеву Аломар
- Пирса Ниванса
- Карлоса Оливейру (да-да, кто еще его помнит?)))
Также, Крис будет рад младшей сестре, да и куда же РЕ без Леона Кеннеди?) Ну и остальным будем очень рады. Приходите, даже если ваш персонаж погиб к моменту точки отсчета, мы обязательно чего с ними придумаем! В общем, если вы все еще заинтересованы в фандоме, если хотите вдохнуть в него жизнь и поиграть по этой вселенной - мы будем безумно рады пополнению!
Ваш персонаж: Джилл Валентайн. Оперативник огранизации B.S.A.A., бывший член отряда S.T.A.R.S. в полиции Раккун-сити, и активный борец с биотерроризмом.
Пример вашего поста:

Пример поста

Наверное, я сейчас должна разозлиться, да? Но я понятия не имею на кого... На администрацию отеля за то, что дали нам именно такой номер? На Криса, который никак этому не воспротивился? Вряд ли я поверю в то, что он понятия не имел о том, какой именно номер берет.
Но, с другой стороны, прежде чем делать выводы, стоит послушать его точку зрения. Я мало знаю про отпуска и курорты, но если учесть количество отдыхающих... Сейчас был самый пик сезона. Вполне возможно, что других номером у них не было.
Вот только, от этого ситуация не переставала быть... Немного неловкой? В общем-то, нечего винить официанта за то, что он ошибочно принял нас за супружескую пару. Весь сейчас ничего в нашем внешнем облике не говорило о том, что мы - коллеги по работе и напарники организации по борьбе с биотерроризмом. Мой пояс не оттягивал привычный пистолет, а спину - куда более громоздкое оружие. Я выглядела, как обычная женщина за тридцать, разве что, возможно, достаточно усталая, если ко мне приглядеться. Но вряд ли кто-то стал бы осматривать меня внимательно. Люди по большей части предпочитают думать о себе, а не рассматривать окружающих. Они слишком озабочены своими проблемами, даже не подозревая, какую угрозу хранит этот мир, и как единственное заражение может разрушить жизнь целого города, который придется стереть с лица земли...
Об этом не подозревала и я, пока мы не наткнулись на тот злосчастный особняк, и нам первым не посчастливилось узнать о том, что сделала крупная фармацевтическая компания. Больше всего я тогда хотела это остановить. И Крис тоже, и Барри, и Ребекка - все, кто видел весь этот ужас своими собственными глазами. Молодые оперативники S.T.A.R.S., которые с энтузиазмом и даже каким-то фанатичным рвением относились к своим обязанностям, стараясь улучшить жизнь в городе, борясь с преступностью... И все наши усилия разбились с треском об коррупцию, на которую пошел наш непосредственный начальник. Отряд был распущен, "Амбрелла" продолжила свои исследования, а наши самостоятельные расследования все равно не смогли предотвратить катастрофу в Раккун-сити. Пожалуй, лишь одна мысль меня утешала. Мы сделали хоть что-то, а если бы не увидели это, не узнали, то могло быть все гораздо хуже...
Сейчас уже прошло много лет, а я помню это все так, будто бы это случилось вчера. Смешалось со всем, что произошло со мной за эти годы. Теперь мы уже давно не те молодые, и готовые нырять в любую гущу событий, оперативники. Теперь мы изменились, повзрослели, и серьезнее ко всему относимся. Вот только повзрослеть нам пришлось в один момент. В тот самый, когда был совершен первый выстрел в голову зараженного, избавляя его от ужасного посмертного существования. Но теперь это все - всего лишь долг, работа, обязанность. Мы - не супергерои из комиксов, которые рвутся спасать мир. Но мы можем попытаться. Для каждого есть свой герой. Возможно, для какой-нибудь маленькой девочки, которую я могла выносить из зоны заражение в безопасное место, я тоже им стала. Но вот только всех девочек спасти не получится. Поэтому, стоит пытаться делать то, что должен. Настолько, насколько это возможно.
И все-таки, мы заслужили этот отдых. Пусть он свалился, как снег на голову, пусть я сейчас растеряна и не понимаю, чем можно и нужно заниматься в отпуске, но я прекрасно знаю, что мы пережили. И я, и Крис. И нам нужно научиться расслабляться, хотя бы ненадолго...
Вот только сейчас, я стою посреди номера для молодоженов, оглядываю с недоумением эту обстановку, смотрю на своего напарника и... Не понимаю, что с этим делать, и как правильно на это реагировать. Когда мы с ним виделись в последний раз? Когда нам удавалось поговорить нормально, а не просто переброситься парой слов? Африка не в счет. Тогда, я была не в себе под контролем Вескера, и чуть не убила Криса, потому что Вескер решил за меня, на чьей я стороне. На той, на которую не стала бы даже под страхом смерти. Но едва Крис избавил меня от странного устройства, и я пришла в себя. Да, я все это делала не по своей воле. Но мне все еще было неловко смотреть ему в глаза... Каждый раз, когда я смотрю на него, перед глазами проносятся картины воспоминаний, как я пытаюсь его убить, а он... Пытается меня удержать, и при этом, не причинить мне боль. Пытается до меня достучаться, а я... Тогда почти пробилась. Ему почти удалось, но Вескер лишь увеличил контроль. И когда я лишилась паука на груди, оставившего мне ужасные шрамы, нам было не до разговоров. Им с Шевой нужно было остановить "Уроборос" и его распространение.
В вертолете мы едва перебросились парой слов, а после... Бесконечные исследования моего организма, письмо Барри, который все еще считал меня мертвой, процедуры, исследования, режим, скука смертная...
А теперь мы с Крисом наедине. Сейчас я осознаю, что впервые за долгое время мы остались в таком положении. В офисе всегда кто-то был, в коридорах его тоже встречались люди, самолет был полон пассажиров, как и оба аэровокзала. В такси нас было трое вместе с водителем, а сейчас...
Мы в номере отеля. Вдвоем. За нами закрылась дверь, отрезая нас от остального внешнего мира. И оставляя наедине. Найдем ли мы, о чем поговорить, спустя столько лет бесконечной борьбы? Сможем ли мы выдержать эту спокойную обстановку, ведя себя также легко и непринужденно, как в офисе S.T.A.R.S., до того злосчастного инцидента в горах Арклей? Или же... Между нами повиснет неловкая пауза на все три недели, и мы не найдем, что вообще можно сказать друг другу? И поймем, и осознаем, что несмотря на отличную работу, и чуть ли не единый организм в миссиях, мы давно уже друг другу чужие люди, когда дело доходит до повседневности? И сейчас, я ловлю себя на мысли, что такой исход стал бы для меня самым большим разочарованием... Только не Крис, нет. Я не хочу, чтобы он оказался для меня чужим.
- Ладно, я верю, что ты без злого умысла, - я коротко ему улыбаюсь, только что осознав всю неловкость этой фразы. Только сейчас я подумала о том эпизоде, который случился сразу после того, как мы покинули особняк. Тогда было тяжело принять существование вируса, и смотреть, как по дому ходят живые мертвецы, и к тому же, стрелять в них, краем разума понимая, что когда-то это были живые люди, у них была работа, были семьи, были друзья... А теперь они лишь чудовища, которыми движет голод. Я невольно смотрю на большую кровать, оформленную для тех, кто разделял бы ее между собой с удовольствием, и в памяти возникают эти обрывки. Это вышло случайно... Слишком много нервов, слишком сильный стресс, и организм захотел снять напряжение... Тогда с Крисом мы остались вдвоем в участке, когда все остальные разошлись по домам, подготавливая отчет о том, что случилось в горах. Впечатления от миссии были еще свежи, а у Айронса в столе нашлась бутылка шотландского скотча двадцатилетней выдержки, и пара глотков, чтобы снять напряжение, сделали свое дело, толкнув меня в объятия напарника, чтобы забыть хотя бы ненадолго о том, что я видела. Отвлечься, не думать об этом пару часов, снять этот стресс... Видимо, Крис тогда думал также. Мы не сказали друг другу ни слова в тот момент, мы никогда не обсуждали этот случай с тех пор, как будто бы договорились об этом заранее, но сейчас... Сейчас я его вспомнила. Потому что в этом чертовом номере только одна кровать. И либо кому-то из нас придется спать на персидском ковре, что под нашими ногами, либо... Я понимаю, что даже не могу предсказать исход. Видимо, Рэдфилд тоже.
- Я думаю, мы как-нибудь разберемся с этим... Потом, - я снова пытаюсь разогнать неловкость между нами. Я открываю сумку, достаю оттуда чистую одежду и направляюсь в сторону ванной комнаты. - Надеюсь, ты не против побыть джентльменом и уступить даме право пойти в душ первой.
Я тихонько смеюсь, стараясь загладить неловкость и скрываюсь за дверью. Может быть, у Криса есть вариант досуга. Оставшись одна, я расстегиваю рубашку, невольно проводя пальцами по шрамам... Нет. Я не хочу, чтобы он на них смотрел. Не хочу.

Отредактировано P. Witch (09-01-2017 18:43:16)

0

28

Форум: icross
Текст заявки:
Фандом: Overwatch
Имя: Гэндзи Шимада
Возраст: 35 лет

краткая история персонажа

Гэндзи — младший сын главы преступного клана Японии. Рос избалованным юношей, получавшим все внимание отца, что впоследствии станет причиной конфликта со старшим братом. Вскоре глава клана скоропостижно скончался, и старший брат Гэндзи должен был стать новым главой. Но старейшины захотели, чтобы Гэндзи тоже принял участие в правлении, и между братьями завязалась ссора, переросшая в драку. Оба брата владели боевыми искусствами, но Гэндзи эту схватку проиграл. Хандзо считал, что убил брата, и был потрясен содеянным. В итоге он отрекся от клана.
Гэндзи спасли агенты Овервотч, взамен юноша должен был помочь им в сражении против клана Шимада. Стараниями доктора Циглер, Гэндзи обрел новое тело, став киборгом с улучшенными физическими способностями. Это была необходимая мера, ведь большая часть тела Гэндзи была сильно повреждена.
Закончив свою миссию, Гэндзи покинул Овервотч. Он так и не привык к своему новому телу, считая себя чем-то противоестественным. В своих странствиях киборг встречает монаха-омника Дзенъятту, который сумел донести до Гэндзи, что даже в механическом теле все еще живет душа.
Спустя время, братья снова встретились. Хандзо приходил каждый год в свой бывший дом, дом своего клана, чтобы почтить память брата. Между братьями снова завязалась драка, в ходе которой Хандзо понимает, что перед ним Гэндзи. Последний не убивает Хандзо, говоря лишь о том, что он давно его простил и принял себя таким, какой он есть сейчас, и сейчас черед Хандзо простить себя. Миру нужны новые герои, и Гэндзи оставляет брата перед выбором — на чьей стороне сражаться.

Дополнительная информация: Фактически — Циглер создала нового Гэндзи. Вполне возможно, что на почве этого был некоторый внутренний конфликт. Прежде чем уйти из Овервотч, за три года могло произойти многое. Гэндзи за это время не смог принять себя, и винить во всем этом он, несомненно, мог Ангелу (после своего брата, конечно). Вряд ли это оставалось на уровне недосказанности.
В настоящем, каждый из них находится в разных концах света, но кто-то считает, что миру снова нужен Овервотч. Вступить ли в него снова — Гэндзи решит сам, но Ангела для себя точно решила, что возрождения организации она не желает. Может, киборг сможет переубедить доктора? А может, ему будет и вовсе все равно. Но в прошлом эти двое вряд ли обходили друг друга стороной.
Хотя, в настоящем Гэндзи действительно принял себя таким, какой он есть, и не считает поступок доктора Циглер чем-то неправомерным. На что намекают диалоги игры:
— Гэндзи, ты в порядке?
— Я изменился, я словно нашёл себя!

-------------------------------------
— Гендзи, вижу, ты изменился.
— Я обрел спокойствие, спасибо, что спасли меня, доктор!

(последний в игре не помню, возможно, его выпилили, но мне кажется, он как раз намекает на то, о чем я писала ранее — конфликты между двумя этими людьми все-таки были, их просто не могло не быть)
Ваш персонаж: как вы поняли, мой персонаж - Ангела Циглер.

немного больше, чем просто имя

▷ Ангела одна из тех, кого Восстание машин оставило без семьи. С тех пор она решила посвятить себя медицине и достигла в этом определенных успехов. Постоянно не стоит на месте, развивается, пробует новые методы — все, только чтобы спасти человеческие жизни. Столько, сколько возможно. Это стало жизненной целью Ангелы.
▷ Никогда не признавала милитаристский подход Овервотч. Но, будучи убежденным сторонником мира во всем мире, встала в один ряд с теми, кто был готов защищать людей от омников. А, как известно, ни одна война не проходит без потерь. И убийств.
▷ Как и множество людей, даже у Ангелы есть свои тайны. "Гений медицины" — не многим известна обратная сторона ученого. Любой успех всегда достигается путем экспериментов, которым сопутствует неудача. Не стоит забывать об этом.
▷ Практична; любит кофе без сахара; часто задерживается на работе допоздна; порой плохо спит; аккуратна в обращении с вещами.
▷ Кто-то мог бы сказать, что Ангела — само милосердие, но.. Но.
▷ Ходят слухи, что Ангела не так проста и мила, как кажется. Почему-то, любой ученый рано или поздно удостаивается звания "сумасшедший", да только что есть сумасшествие? Возможно, когда-то Ангела перегибает палку, ставя спасение жизней впереди планеты всей. На всякий случай стоит задуматься, почему, не признавая милитаристский подход Овервотч, Ангела все равно идет на передовую, и что не поделила Ангела с начальством Овервотч, постоянно с ними вступая в конфликты во время своей "службы"? Хотя, пожалуй, это все так и останется догадками, ведь Овервотч больше просто не существует.

Пример вашего поста:

Пример поста

2065 год. Цюрих, Швейцария.

Ангеле было десять лет, когда не стало ее семьи. Но даже спустя столько времени, а ведь прошло уже пятнадцать лет, кошмары прошлого все еще преследуют девушку, как только она закрывает глаза. Сны слишком реалистичны, чтобы не верить им,  и слишком назойливы, чтобы попытаться забыть. 
В тот день Ангела возненавидела войну. Порой девушке до сих пор кажется, что она возненавидела и людей, что были способны помочь, но не сделали этого. Возможно, это все было отголосками прошлого, обидой на весь мир того несчастного ребенка, что остался один. Некогда Ангела поклялась, что сделает все, чтобы спасти как можно большей жизней, сделает все, что в ее силах. Жаль только, что ей не подвластна сама смерть и никто уже не сможет вернуть семью девушки. Несмотря на все безрассудство этого желания, порой Ангела все же загадывает его, желание обрести семью, когда задувает праздничную свечку.

Год назад Ангела вступила в Овервотч с мыслями о том, что эта организация даст ей больше, чем работа в больнице. С их помощью девушка смогла бы спасти не только еще больше человеческих жизней, но и продолжить свои исследования. Правда, по началу девушке сильно не нравился милитаристский подход организации. На эту тему были вопросы, споры, конфликты. В какой-то момент Ангеле показалось, что Овервотч все-таки не для нее и просто стоит уйти. В любом случае, в свои двадцать четыре Ангела уже была главой хирургического отделения одной из больниц Швейцарии, девушка все равно не осталась бы в стороне. Но доктор Циглер в конечном счете поняла, что Овервотч был ей нужен. Он открывал гораздо больше возможностей для Ангелы.

В конце концов, идея спасения человеческих жизней была слишком навязчивой.
Некоторым могло показаться, что она уже граничила с безумием.

Ангела всегда уходила последней из медицинского персонала. Порой и вовсе ночевала на работе. Кого-то восхищала эта фанатичность, эта любовь к своему делу. Кто-то пытался вразумить доктора, напомнить ей, что не стоило бы и о себе забывать, как и о важности завтраков и здорового сна. Ангела всегда отмахивалась от тех, кто пытался ее учить жизни. В любом случае, уж кто-кто, а она знала очень хорошо, что нужно человеку, чтобы его организм функционировал правильно. Доктор знала, когда нужно было дать своему организму отдохнуть, а когда можно было выжать из него по максимуму. Доктору Циглер всегда казалось, что у нее до неприличия слишком мало времени, а нужно успеть так много. И если она этого не сделает, то кто вместо нее? Столько потраченного времени, столько исследований, столько идей - и все в пустую? Только одна мысль обо всем этом бодрила.
Овервотч должен был быть надеждой людей, их верой в спокойную жизнь и в будущее, а как можно верить тем, кто не в состоянии спасти их, простых людей, которые только и могут, что ждать помощи со стороны? На плечах Ангелы пристроилась огромная ответственность, пригревшая свое место и не желающая его покидать ни при каких условиях. Правда, Ангела и не спешила от нее избавляться.

*****
Июнь в Цюрихе, на удивление, выдался пасмурным. По большей части даже дождливым. Но Ангела по привычке своей взирала на родной город из окна своего кабинета. Большие стопки различных бумаг, как и всегда, загораживали собой весь стол - медицинские карты, планшетки с личными записями, множество бумаг строгой отчетности и многое другое. Ангела не очень любила бумажную работу, будучи скорее жадной до экспериментов и активных действий, чем любителем оставаться в стороне и ничего не делать, а бумажная волокита всегда отнимала немало времени. Но, тем не менее, важность всей этой работы никто не отменял, и доктору приходилось проводить порой целые дни, старательно выводя буквы.
За всей этой бумажной работой к доктору Циглер всегда приходила одна мысль - было бы хорошо что-то оставить после себя. Возможно, это бы напоминало о самой Ангеле, а может, просто служило бы на пользу человечества. Все ее эксперименты и разработки - вот то, что хотелось оставить людям. Доктор не верила, что однажды остановив восстание роботов, для мира больше не останется угроз. И люди должны быть к этому готовы.

Ангела качает головой, откладывая в сторону ручку и очередной исписанный листок. "Что за вздор", - девушка откидывается на спинку стула, прикрыв глаза. Снова эти глупые мысли о воскрешении людей. На губах появляется еле заметная усмешка. Никому не дано воскрешать мертвых, даже она, Ангела Циглер, выдающийся врач своего времени, не сможет обмануть законы природы. Было время, девушка даже прочла немало литературы на эту тему, и все книжки как одна, будь то научная фантастика, фентези или просто какой-то документальный бред, твердили одно - ни одна сила на свете не вернет человеческую жизнь. Спасти всегда можно попытаться, но если момент упущен, то..
- Герои не умирают, - Ангела тихо пробубнила эти слова, вставая со своего кресла, и прохаживаясь по кабинету. Надо же, доктор и не заметила, как уже начала ныть шея от долгого корпения над бумагами.
"Может, Джек и прав. Иногда стоит показывать себя миру", - доктор мельком оглядела свой рабочий стол. Бумаги, бумаги, бумаги.. Взгляд останавливается чуть дольше на одной из планшеток. Разработка последних месяцев. Костюм, который должен помочь медикам в полевых условиях оперативно реагировать, спасая жизни бойцов. Ангела еще никому его не показывала, не говорила. Хотела завершить его, провести тесты, доработки, прежде чем показывать членам организации. "Валькирия" - так доктор решила назвать этот костюм, прототип которого сейчас находился в ее лаборатории.
"Но даже Валькирии не могли воскрешать мертвых", - Ангела покачала головой. В последнее время эта мысль с воскрешением преследовала девушку слишком часто, и уже начала просто сводить с ума. Еще немного, и идея могла стать навязчивой. Смешно даже. Нужно разграничивать сказки и реальность. Ангела положила рисунок костюма обратно на стол и просто поспешила выйти из кабинета. Нужно было отвлечься.

*****
Город встретил Ангелу вечерним солнцем. Девушка улыбается мысли, что, кажется, солнце будто только и ждало, когда доктор выйдет на улицу. Люди вокруг уже спешили с работы домой, но рабочий день доктора Циглер еще и не думал заканчиваться. Скорее, это был просто "перерыв на обед".
Ангела текла по течению. Влилась в толпу, не сопротивляясь ей. Девушке хотелось стать одной из множества этих людей, их частью, просто стать безликой. Движение толпы напоминало отлаженный механизм одного большого организма - именно такими стали люди после того, как миновала первая угроза. Каждый знал, что рано или поздно возможна и вторая. Многие относились с недоверием к мысли о том, что люди и роботы могут жить в мире. Кто-то откровенно выказывал свое недовольство. В конце концов, сложно было винить за это людей - Ангеле и самой было не по себе. Но в то же время именно сейчас девушка чувствует себя спокойно - когда ты один в душном кабинете, собственные мысли загоняют тебя в угол. Когда вокруг так много людей, ты чувствуешь себя в безопасности.
"Я же говорил, что прогулки на свежем воздухе весьма полезны", - Ангела улыбается. Голос Джека всегда возникает в мыслях слишком неожиданно. 
- Еще скажи, как избавиться от твоих нравоучений. И вообще, что ты забыл в моей голове, Джек? - доктор забылась, сказав это вслух. Даже рукой махнула, словно бы и правда говорила "иди отсюда" кому-то видимому только Ангеле. Паренек странного вида даже оглянулся, рассматривая Циглер, а та лишь неловко улыбнулась, поправляя свой белый медицинский халат, и поспешила снова слиться с толпой, став ее безликой частью.

*****
Ангела держала в руках две алюминиевые банки с кофе, стоя у края дороги и дожидаясь, когда на светофоре загорится зеленый свет. Еще немного, и девушка снова вернется в душный кабинет к своим бумагам. И встретится один на один со своими мыслями.
Толпа устремилась навстречу дороге, и Ангела, слушаясь этот "цельный организм" пошла за ними следом. Только вот не заметила, как отстала, безвозвратно упустила те секунды, что были у нее.
Странное чувство. Ангела всегда была воплощением сострадания, но на деле никогда бы не смогла до конца понять и десятой части тех, кого доктору довелось лечить. Человеку всегда нужно время, чтобы принять новую жизнь, нового себя. Потеря чего или кого-либо открывает новые пути к восприятию мира и поиску своего места в нем. Ангела всегда смотрела на все это, сохраняя холодность и некоторую отстраненность. Наверное, в ее отношении есть что-то лицемерное. Так доктору казалось лишь иногда. Но, в конце концов, плачь Ангела над каждым больным, смогла бы помочь хотя бы одному? И глядя на стремительно приближающийся к ней автомобиль, доктор испытывала некоторое сожаление и.. разочарование? Спасшая столько жизней, в конечном итоге она была не в состоянии побеспокоиться о своей собственной. Но интересно, что чувствовал человек за рулем, имея только секунды для принятия решения?

Интересно, о чем думали ее родители за секунды до гибели?

Для связи - ЛС здесь, либо гостевая или ЛС на форуме.

также важно

Если вы решите взять эту роль, мне важна ваша стабильность, предупреждения об отсутствии (или нежелании продолжать игру, если таковое появится). Посты минимум 3-4к. Желание развивать персонажа, строить его историю (ведь пробелов достаточно), а также двигать эту историю вперед. Взамен я вам гарантирую стабильную игру (оговорюсь про скорость - она в меру моих сил и занятости), посты минимум 3-4-5к, идеи, да и просто поболтать, если это для вас важно (хорошие отношения это всегда хорошо), ну и я всегда на связи.

0

29

Текст заявки:  Алые сердца Коре, ищу пару для четвертого принца. В идеале кроссовер, но можно придумать и другие варианты. Скорость игры среднее, главное не быстро а играть долго и с желанием.
связь через лс
Пример вашего поста:

Пример поста

Слепящий и яркий свет, проникающий прямо в мое сознание. Головная боль, от дребезжащего будильника. Утро которое на первый взгляд начиналось, как обычно.  Ночь, которую провел неизвестно где, пара ссадин, на костяшках пальцев, что не удосужился обработать, говорили о том, что по крайней мере мне было весело.
Противный свет, перестал светить в глаза только когда, подняв ладонь прикрылся от луча и помахав им выключил прожектор. Такие адские муки ждали меня каждый раз, когда начальству горело видеть меня, в такой ранний час. Как обычно, им не спалось, они решали важные дела и не было им дело, что мое тело болело и голова вторила ему.
Агентство еще спало, если так можно было описать, ту безмятежность что пряталась в его стенах. Место полное интриг, лжи и обмана. Игры столетиями, и тем что было скрыто от простых смертных. Это было мое место, хотя до сих пор не могу понять, кто выбрал его первым. Оно меня, или я, решивший что здесь мои таланты обретут настоящую силу. Они и обрели, используемые агентством в полную силу, словно оно было огромным спрутом готовым выкачать из меня все соки. Впрочем, я не был против. Жизнь по своей сути, как и смерть была, подобно скуке. Она тянулась, заставляя изредка делать какие-то остановки. Все, что видел на своем пути - две грани. Две чаши весов. Смерть и жизнь. А я жонглер, который играл этим мерами, и сейчас похоже чаща перевешивала в сторону смерти, с учетом того, что моя персона потребовалась так срочно.
Носки моих сапог ступали неслышно, ведя меня по-знакомому маршруту к большой, ничем ничем не примечательной серой стене.
Стена перед которой, остановился в какой-то момент покрылся еле различимой рябью, и стена стала полупрозрачной. Зачем тратить время на такого как я, со мной? Как и со всеми, со мной сейчас будут говорить через устройство прозвано у нас "Глашатай". Бестелесная особь, очень похожая на высохшую мумию в накидке, выдавала мне координаты. Электронное табло светясь зеленоватым светом, отражалось на портативном передатчике, который я держал в руках пока шла передача. Теперь спросите мене, зачем они каждый день делали это? Гнали нас к этой стене, словно это была чертова святая святых. Когда все можно было просто переслать, через коммуникатор. У меня не было ответов, на этот вопрос, да и сейчас он меня нисколько не занимал. Опуская коммуникатор в карман джинс, на манер плеера коснулся уха и услышал монотонный голос Глашатая.
Твоим бы голосом, овец считать- сладко потянувшись, между паузами вливаемых в мои уши инструкция, я двинулся в сторону ангара. Там меня уже ждал шатл, готовый к межзвездному перелету и уверенность в том, что все пройдет так, как я люблю. Без лишней суеты и свидетелей, и тем более напарников. Одно время агентство, пыталось свести меня с кем-то, решив что мне нужна помощь или узда. Насчет последнего, может быть я не отказался бы, если бы мальчики которых  не присылали, вообще понимали что такое играть по-взрослому. Поэтому усевшись в кресло пилота, закинул ноги на уступчик рядом с приборной доской, ждал когда придет мое время и  шатл стартует.

0

30

Форум: crossfeeling
Текст заявки: Каст Гравити Фолз, среди которых уже присутствуют я - Диппер Пайнс - а также Мэйбл, Билл, Пасифика, Вэнди, Форд и Пироника находится в поисках для более активного и драматичного сюжета таких персонажей, как:
Стэнли Пайнс - новый мэр города Гравити Фолз. "... дальнейшая судьба известна тебе и без всевозможных напоминаний, дядя Стэн. Ты смог побороть Гидеона, смог спасти брата из потустороннего измерения, несмотря на мой скептицизм по отношению к тебе, и благодаря тебе и твоей жертве [именно благодаря тебе, дядя] мы смогли спасти этот мир от гибели. Ты - лидер, ты - спаситель, ты - лучший прадядя на свете. Тот самый поступок в разгар Странногеддона я помню до сих пор. Ты стал для меня героем."
Гидеон Глифул - верная шестерка Пироники - "Пироника тебе обещает все. Власть, Мэйбл - все, чего только пожелает твоя эгоистичная душа. Или же твои тайные желания со временем изменились? Что скрывается в твоей голове, Гидеон? Но она обманывает тебя, использует в своих целях, а ты этого даже не ощущаешь, продолжая преследовать меня. Пиронике нужен мой разум, чтобы свергнуть великого повелителя разума и короля измерения снов. Разве ты посмеешь отказать будущей повелительнице мира, в могущество которой ты так сильно уверовал, лишь только как ты посмел взглянуть в глаза своему ночному кошмару?"
Демоны из бывшей банды Билла Сайфера - последователи Пироники в новой войне за власть над этим миром. "Грядет новая война. Жаркий огонь кровавого конца света превратит целую планету в безжизненную пустыню, где мелкий горячий песок прикроет собой гнилые останки ни в чем неповинных мертвых людей. Императрица нового огненного армагеддона - Пироника - нуждается в моем разуме, а вы - несчастные слабые шестерки воли чужой и жестокой - нуждаетесь в Пиронике, чтобы выжить, защититься от вселенского гнева Билла Сайфера и его великой силы. Вы ослеплены ненавистью к повелителю разума и галактических просторов, но вы слишком слабы и беспомощны, чтобы дать ему отпор. И Пироника, заставившая целовать свои ноги в немом благоговении слабаку Гидеону, предлагает вам по старой дружбе сделку. низшие, последуете ли вы за ней?
Ваш персонаж: Диппер Пайнс - вчерашний школьник, охотник за сверхъестественным, ученик и преемник дел Стэнфорда Пайнса. Все пять лет до своего долгожданного возвращение в этот мистический городок, занимался восстановление утраченных в дьявольском пламени дневников автора. На данный момент уже находится в Гравити Фолз, куда переехал окончательно после окончания школы.
Пример вашего поста:

Пример поста

Каждодневное ощущение металлического привкуса алой и вязкой крови во рту, которую он распробывает на вкус спустя несколько осознанных минут после пробуждения, становится для Пайнса неотъемлемым утренним ритуалом в течении пяти лет его дальнейшей жизни. То, что перед его сонными шоколадными глазами открывается привычных вид родных стен комнаты, а в солнечном воздухе воцарившегося утра витают редкие блестящие пылинки от заброшенного в противоположную сторону кровати шерстяного одеяла; то, что этот день соблаговолил наконец наступить, а сам шатен отчётливо слышал заместо яркого пения лесных птиц за окном своё собственное и гулкое биение сердца в грудной клетке, выразительно отдающееся в больные от резкого просыпания виски — все эти незначительные, обыденные для простого человека вещи знаменуют Дипперу о том, что некогда погибший в этой материальной действительности разум вселенной смилостивился над ним и в этот кошмарный раз, подарив очередной день жизни в своей реальности. Мальчишка не знал и вовсе не представлял, что уготовит ему Билл Сайфер в следующую ночь до первых лучей солнца — его ледяная дьявольская мстительность заставит восхищённо вздохнуть любого ныне живущего одержимого убийствами маньяка — в его власти забрать в свои параллельные миры и саму обжигающую, будто свет поверхности солнечной звезды, человеческую душу, с которыми у демона разговоры, как правило, убийственно коротки и печальны. Сегодняшний день не становится исключением из негласных правил Сайфера, знатно, но тем не менее несколько быстро наигравшись с его внутренним душевным миром, вновь перевесив весы эссенции гармонии в сторону мучительной боли, беспросветной тьмы и безумного отчаяния. Форд Пайнс, наблюдая за не наилучшим состоянием своего внучатого племянника, сжимает в хруст крепкие кулаки от нахлынувшего бессилия и безнадёжности нагнетающего происходящего. На каждые новые расспросы со стороны дяди Диппер уверенно отмалчивается, пытается бежать от этого неприятного разговора всевозможными мыслимыми и немыслимыми путями, пока эта самая беседа способна подпадать под категорию преодолимой. Но с каждым новым днём неугасаемое волнение в глазах Стэнфорда за своего ученика начинает возрастать, набирать обороты всё больше и больше, а значит неизбежность диалога по душам приближается с каждым неосторожным молчанием Диппера всё ближе и ближе. Нет, Пайнс не боялся раскрыться перед своим учителем, поведать ему о наболевшем, о Билле Сайфере, о ежедневном привкусе крови на своих губах, но последнее, чего желал мальчишка, так это обременять Форда своими глупыми проблемами и в лишний раз напоминать ему о том старом треугольном демоне, навлекший на этот мир целый вагон и маленькую тележку смертельных опасностей. Когда отношения между дядей и его внучатым племянником начинают плавно достигать той самой критической точки недосказанности, где Форд рискует запереть Диппера в лаборатории и провести с ним разговор формата тет-а-тет без права на очередной побег, мальчишка решает разобраться со всем самолично, тихо выскальзывая из Хижины Чудес и никому ничего не говоря, направляется в сторону до боли знакомой лесной полянки, где великая битва пятилетней давности отыграла завершающую ритурнель.

„В книгах положительные персонажи издревле анализируют поведение отрицательных, стараясь понять истинные цели их истязательных деяний над другими — невинными. Я не оказался редкой птицей дальнего полёта, Билл. В своё время я сумел понять Пасифику, нашёл в себе силы обратить на свою сторону в нашей войне Гидеона, оказался в состоянии простить проступки Робби — понимаешь, это, во всяком случае, лучший финал наших историй взаимоотношений. Я уяснил мотивы их злых проделок, как удавалось мне изучить и поведение прочих злодеев нашей бесконечной истории в городе Гравити Фолз, но ты — то самое чёртово единственное исключение из всеобщих правил всей сверхъестественной игры.“
Всё же каменное изваяние Сайфера оказывается приятным молчаливым слушателем мальчишеских откровений, в отличии от его живой треугольной копии в кровавых сновидениях шатена. Он не зажмёт чёрную руку на хрупкой шее Пайнса; он не вырвет бьющееся сердце из человеческой груди и с хлипким звуком не пережмёт тонкими пальцами сокращающуюся жизненно важную мышцу; он не сожмёт дьявольской силой органы внутри тела, заставляя Диппера пасть коленями на землю, — камень никогда не переимет прерогативные привилегии короля царства сновидений. А поэтому преемник дел Стэнфорда Пайнса без боязни глядит в безжизненный хищный зрачок Билла, восседая перед ним на зелёной траве, подогнув под себя колени.
„Либо до сих пор не могу поверить, либо я попросту не могу переварить это, но я до сих пор не свыкся с тем фактом, что ты планировал разрушить человеческий мир ради своей собственной потехи. Забавы ради. Так ли это на самом деле, Билл? А может быть ты был ведомым иными причинами, из-за которых ты таил завзятую ненависть на эту планету? Ты совсем не капризный маленький ребёнок, чтобы заниматься такими глупыми_несуразными вещами. Может быть причина кроется в совершенно противоположной стороне осмысления всей нашей беды, а поэтому добраться до сути твоей проблемы смогут лишь те самые избранные единицы?“
Летний денёк плавно перетекает в прохладный вечер, но Диппер за разговорами со статуей этого вовсе не замечает. Мыслями он возвращается в свою реальность только тогда, когда по телу хлипким током проходит волна холодного воздуха, заставляя вчерашнего школьника слегка поёжиться и прийти в себя. Он мотает головой из стороны в сторону, резко поднимается с колен, не забывая отряхнуть с ткани светлых джинсов прицепившиеся травинки и мокрые после дождя_такие редкие опавшие прошлогодние листья. Но он не спешит вернуться в Хижину Чудес до падения первой звезды с почерневших ночных небес — шоколадный взгляд всё тем же изучающим после долгих лет разлуки осматривают каменное изваяние Билла Сайфера, будто стараясь выявить хотя бы мельчайший заметный подвох. Неразумно, особенно после долгих душевных часов откровений проведённых рядом с мёртвой копией разума вселенной, но всё же некое скрытое беспокойство в душе Пайнс чувствовал так остро, как не чувствовал изменённое состояние своей сущности никогда раньше. А, может быть, сейчас играли роль совершенно иные эмоции и ощущения, коим Диппер объяснения дать не в состоянии? Даже сейчас, потянувшись своими тёплыми пальцами к протянутой холодной руке статуи, он не может более не думать ни о чём, как о тех самых лучших воспоминаниях из недалёкого детства. О временах, когда семья Пайнс одержала сокрушительный вверх над непоколебимым древнейшим существом.
„Знаешь, я бы был даже не против увидеться с тобою вновь. Не воевать. Поговорить. И не во снах, где ты мне и слова не даёшь сказать перед очередной смертью, а в живую, в нашей материальной действительности. И если бы ты слышал это, то ты бы звонко рассмеялся над моим скромным пожеланием увидеться с тобой. Но это невозможно, Сайфер. Ты — мёртв, тебя больше не существует. Ты — плод моего больного воображения, о котором узнает и дядя Форд, если он в скором времени прижмёт меня к стенке, в сотый раз заприметив моё не самое лучшее состояние. Так что прошу тебя, Билл, оставь меня в покое. Дай мне любоваться в ночных сновидениях темнотой, а не твоими очередными издевательствами над моим телом. Хватит. Я устал. Смени пластинку.“
Человеческая ладонь поверх каменной руки демона; желание новой встречи; новые, неведанные доселе чувства - как же мало необходимо для того, чтобы высшая вселенская сила услышала душевный зов, образуя между двумя противоположными существами незыблемую связь.

***

— Ничего не знаю, парень. Сегодня туристов принимаешь ты, и точка, — в привычном приказном тоне указывает ничего не понимающему Дипперу Стэнли, который то и дело с едва заметным нервозом кидал хмурый взгляд на циферблат наручных часов. Мальчишка громко фыркает в ответ, совсем неумело скрывая своё недовольство на этот счёт — он и не отрицает того очевидного факта, что за две первые недели уединённого пребывания в Хижине Чудес у него прибавилось опыта в экскурсоводстве по фантастическим артефактам мистического городка Гравити Фолз, однако должного кайфа от всей показательной процессии он никак уловить не мог, как удавалось тому же дяде Стэну или Мэйбл. Но именно сегодня, именно в данные злосчастные минуты эти двое решили свалить в ресторанчик "Обед Жирнушки" на часы бесплатных блинчиков с клиновым сиропом, успешно и убедительно сославшись на то, что предпринимательская деятельность отнимает много сил и терпения, которые иногда, но стоит восполнять вкусным неоплачиваемым обедом. А поэтому Диппера, как единственного оставшегося живого существа в хижине, Стэнли решил немного поднапрячь нехитрой работёнкой, дабы желанная прибыль не оказалась упущенной из семейного бюджета. На Форда, в данный момент, надежды не было — учёный ещё утром отправился в лес, надеясь совершить новые сверхъестественные открытия, достойные быть записанными в четвёртый дневник. Обещался вернуться ближе к вечеру, а поэтому в ближайшие пару часов его уж наверняка ждать не следовало.
Диппер поправляет кепку на голове, прежде чем он успевает собраться с мыслями и духом, выбегая на просторную улицу перед хижиной прямиком к шумной толпе новоприбывших туристов. Несмотря ни на что, сердце шатена горело горячим огнём желания рассказать этим незнакомцам о чудесах их прекрасной планеты, которые всегда ближе, чем они старательно силятся казаться на самом деле. В этих людях есть та самая яркая искорка веры в волшебство — её попросту необходимо разжечь в небольшое пламя надежды правильными словами и эмоциями. Искренне веруй в то, чему всей своей душой доверяешь сам. Глаза - зеркало внутреннего мира. Никогда не позволяй сомнениям брать сокрушительный вверх над твоими душевными порывами. 
— Прошу внимания, друзья, — хлопает в ладоши Пайнс, для того, чтобы людская болтовня наконец сбавила свои обороты, а десятки любопытных глаз наконец-таки обратили должное внимание на его персону. Пора обращаться к урокам артистизма дяди Стэна. Опять. — Вижу по вашим заинтересованным лицам, что каждый из вас желает окунуться на ближайший час в мир удивительных и невероятных тайн нашей планеты. Поверьте мне: все мы знаем привычную нам  сторону Вселенной, но не ту, что таит в себе настоящие чудеса. Хотите ощутить эту загадочную атмосферу волшебства на себе? Милости прошу за мной! Хижина Чудес откроет перед вами свои двери.
За детский восторг на лицах туристов Диппер был готов работать под строгим взором дяди сутками напролёт. Вчерашний школьник не стесняется взахлёб рассказывать захватывающие истории о каждом добытом мифическом артефакте, добытом в очередном бою с нечистью или же так вовремя замеченной среди миллиарда зелёных травинок в лесах Гравити Фолз. Да, отныне большая часть экспонатов были настоящими добытыми чудесами, а не фальшивками, коими раньше промышлял Стэнли без своего брата. Пугающее чучело снежного человека; маленькая лесная фея в волшебном домике, расслабленно попивающая вкуснейшую пальцу на импровизированном гамаке из зелёного древесного листа; алый огненный феникс, раскачивающийся на деревянной жёрдочке — всё это лишь малая часть огромного количества представленных на публику диковинок. Нет, конечно же, без человеческих мозгов в банках, черепов ныне здравствующих в шахтах // но застывших в янтарном древесном соке // динозавров и поддельных летающих тарелок тоже не обошлось, отдавая дань чудесному прошлому из детства, хранимого и оберегаемого самим Диппером Пайнсом. Из него, к слову, вышел прекрасный рассказчик — это было заметно невооружённым взглядом по поведению посетителей Хижины Чудес. Треть из них принималась фотографировать с разных ракурсов ту или иную занимательную вещицу, другая треть — с энтузиазмом в быстром темпе ринулась записывать в свои блокноты и тетради с измятыми страницами обрывки захватывающих легенд, остальные же позволили себе распахнуть рты от восхищённого изумления. Этот волшебный час в Хижине Чудес прошёл для всех незаметно. Настолько, что Диппер не заметил возвращения Стэна и Мэйбл в Хижину Чудес. А значится пришёл их черёд в пополнении семейного бюджета.
— А теперь прошу пройти в наш сувенирный магазин! Воспоминания лучше всего хранить не только в наших сердцах, но в фирменных подарках от нашей Хижины Чудес, — негласно объявляет об окончании экскурсии мальчишка, делая пригласительный жест в сторону светлой небезызвестной комнаты со всевозможными товарами на память об этом чудесном для души месте. Люди, а в частности туристы, крайне падки на сувениры и прочие несуразные вещицы, а поэтому те всей толпой, с наполненными зелёными купюрами бумажниками в руках, прытью направляются в сторону магазинчика, оставляя Диппера в гордом одиночестве в тёмном коридоре перед входом в сувенирную лавку. Вчерашний школьник тихо вздыхает, а улыбка мигом растворяется с его симпатичного лица. Его работа на сегодня закончена. Но делать нечего, тогда может быть стоит отправиться на поиски Форда в лес и помочь ему с исследованиями? Перекинув тряпичную сумку через плечо, юноша незамеченным проскальзывает среди снующей толпы людей в сувенирной лавке наружу, вдыхая полной грудью тёплый летний воздух в лёгкие. Умиротворённо. Словно сама мессия безмолвия соблаговолила Дипперу Пайнсу, преподнося в божественный дар ему благодатную тишину и покой на пороге в шумную хижину. Он бегло сбегает по ступенькам вниз, затормозив на пару минут, дабы проверить наличие в сумке всех трех восстановленных дневников // на всякий случай, пока не ушел далеко и не возвращался, потратив драгоценное время. Быть вдалеке ото всей этой предпринимательской суеты — незабываемое ощущение.

Отредактировано я - твой плед (13-01-2017 07:49:17)

0

31

Текст заявки:

Уже много лет являюсь поклонницей "темного Дворецкого". И мне хочется погрузиться в этот интересный мир фэндома. Хочется романтичной, полной мистики и приключений игры.
В этой игре я не ищу идеально дворецкого. Нет, я ищу одного загадочного и весело похоронщика.
Я хорошо знаю мангу, аниме и ОВы. Но так, как в манге образ и мотивы Гробовщика не совсем еще ясны и не раскрыты автором, то я ориентируюсь на аниме версию, где Гробовщик Легендарный Жнец, чья статуя стоит в Департаменте, но при этом он ушел в отставку, предпочитая мир людей, где он скрывает свою истинную личину под видом немного безумного и веселого хозяина похоронного бюро.
У меня есть идея для начала игры, куда она заведет, что из этого выйдет и кто за всем будет стоять, я не знаю. По ходу сюжета мы сами будет строить приключения, героев и злодеев.
Лондон полный тайн и загадок мирно себе существует: каждый день люди умирают и рождаются. И вроде все тихо и спокойно. Но это на первый взгляд, но Жнец видит куда больше, чем обычные люди. В городе что-то происходит странное: умирают те, кто не должен был, чьих имен нет в списке, в то время, как некоторые дыши, которые должны были умереть живы. Полиция тут бессильна, ибо жертвы умирают от естественных причин или несчастного случая.
Сначала Гробовщик не желает заниматься этим делом. Он уже давно "на пенсии", пусть молодежь разбирается. Но.. кажется департаменту нет до этого дела, баланс жизни и смерти нарушается и это может перевести в хаусу. Жнец никогда, не бывает бывшим и видя бездействие жнецов, Гробовщик решает сам разобраться во всем.
Умерших, которые должны были жить, казалось нечего не объединяет: они из разных слоев населения, у них разных круг знакомых. Только есть одна точка соприкосновения - Гранд Опера. Одни недавно ее посещали в качестве зрителей, несколько человек там работали или же у них были знакомые/родственники в опере. Нужно попасть в эту оперу и все узнать. И вот, один из артистов умирает во время репетиции и Гробовщик, направляется туда, чтобы под видом вывоза тела в похоронное бюро, попытаться найти улики. И именно там, он встречает ее...

Посты писать в литературном стиле: описывайте действия, мысли, чувства героя. Третье лицо. Без скобочек и звездочек. Размер постов по договорённости. Мне все равно кто вы в реальной жизни: парень или девушка.

Пример вашего поста:

Пример поста

Клуб Адского Пламени – довольно элитное и в тоже время, очень закрытое общество. В которое просто так не попасть. А еще, если данные верны, это общество не новое, и уходит глубоко в историю. Впрочем, новоприбывшей гостьи, что сейчас вошла в зал, не было дела до истории, идеологии и целей этого общества.
Все, что она знала, тут можно как собрать интересную информацию, так и найти себе союзников. Сегодня в клубе большой сбор. Пришло много влиятельных, богатых, умных, сильных личностей, а когда собирается такая толпа, значит, что-то будет. Уже давно идет борьба людей и мутантов. И вот поползли слухи, якобы были созданы новые стражи. Они намного лучше прошлых моделей и есть основания всего этого бояться. Именно, поэтому тут много народу. Бытует мнение, что эти роботы-охотники могут положить вообще конец эре мутантов, а может даже и всему миру.
Не сказать, что ей тут скучно. Но она не очень любит, когда, так много народу в одном месте. Много ароматов, звуков, это очень мешает изучать и контролировать ситуацию. А контроль тут не помешает, общество это сильное и имеет в своих рядом много сильных существ. Особенно опасны телепаты, которые могут как и читать мысли, так и подчинить себе. Но тут девушка, себя обезопасила и у нее была защита. неких щит от телепатов.
Рейчел, а именно так ее звали, напоминала гостью из прошлого. Почти все присутствующие одеты по модному и современному, все-таки 21 первый век на дворе, в то время, как девушка не спеша, шла в темном платье в стиле рококо 19 века. У нее бледный цвет кожи и длинные черные волосы, спадающие аж ниже бедер, на шеи цепочка, на которой висит не кулон, а кольцо с большим драгоценным камнем. Дополняла образ кружевная, черная маска на глазах. Не смотря на то, что кружева прозрачны, глаз рассмотреть нельзя, ее веки плотно закрыты. Смысл держать глаза открытыми, когда ты слепа? Но при этом, она идет уверено, не на кого не натыкаясь и обходя мебель. Помощницей ей служит красивая трость, вырезная из странного, куска дерева, украшенная тематикой моря: волны, корабли, странные морские змеи о существовании, которых наука отрицает, но люди сложили много легенд о чудищах глубин.
Один звук на улице, ее насторожил, она остановилась, и чуть повернув голову к окну, прислушалась. Но, опасения были напрасными, во всяком случае, звук не повторился, значит - показалось. Погруженная в свои мысли, она сделала шаг и чуть на кого-то не налетела. Благо рефлексы, сработали быстро, и Рейчел вовремя остановилась. Возможно, она впрямь очень задумалась, и не заметила стоящего рядом или же эта личность, просто очень резко и внезапно появилась на ее пути. Как бы там не было, но воспитание требовало извиниться.
- Прощу, прощения - девушка чуть кивнула головой в знак извинения.

0

32

найден

Форум: Timecross
Текст заявки: Разыскивается очень страстно (и по упрощенному приему в эту неделю) Шерлок Холмс из сериала BBC. У нас сейчас отсчет 3го сезона, так что мы с нетерпением ждем нашего дорогого высокоактивного социопата. Идей масса, но он необходим нам как воздух.
Ваш персонаж: Ирэн Адлер, Джон Ватсон, Молли и Майкрофт ждут-не дождутся своего дорогого детектива!
Пример вашего поста:

Пример поста

Тим был отличным парнем во многих отношениях, что уж тут скромничать, и, сидя на переднем пассажирском, глядя пустым взглядом в окно, Мелисса думала: «Может, мама и права? Может, я просто слишком привыкла быть свободной, вот и раздуваю из мухи слона? Слонище. Может, нет ничего, просто я хочу новизны и придумываю себе благой повод для расставания, лишь бы не признаваться в своей ветрености и необязательности. Да, мама, я помню твои слова, хорошо помню. Ты мне их высказала еще после истории с Венсаном. Ты ведь не просто так притащила сюда, в Нью-Йорк, папочку, правда же? В «глаза посмотреть мои бесстыжие». Конечно, вам стыдно перед друзьями. У тех дочери уже в двадцать замужем, а я… кого волнует мое мнение». Тонкие темные брови сходились к переносице, морща лоб, а пухлые губы поджимались; изящные пальцы веером пробегались по боковой панели.  Мужчина вел машину, не нуждаясь в советах или разговорах, да и у Лис не было особых идей, ведь они едва-едва пришли к взаимопониманию, для чего ей пришлось наступить на горло собственной песне, потратив полдня на уговоры. Вроде бы, виноваты оба, но как неожиданно уперся Тим, словно зная, как важно ей именно сегодня быть на глазах у всей расфуфыренной толпы именно с ним, крепко держась за надежную руку, будто прячась от всех этих любительниц позлословить, и одному дьяволу известно, кого еще наприглашала матушка. Услышав одну лишь фамилию «Дарлинг», Мелисса перевела тему тогда, по телефону, ощутив неприятный озноб. Нет, она давно утратила те детские чувства, в ее душе уже не было ни злобы, ни ненависти, но одна лишь мысль о том, что матушка может начать вспоминать, какая хорошая была партия… давно бы внуки…. Это вызывало желание, даже стоя дома, у окна, с трубкой в руке, сжать руками вазу до треска, до хруста, воображая, что это чья-то шея. Дарлинги были одной из причин первой важности, по которым она считала обязательным явиться с Тимом, наплевав на все былые скандалы. Ей невыносимым стал бы вечер, будь она вынуждена одна сидеть, таращась в бокал, чувствуя на себе любопытные взгляды. Да, позорище семьи — своего сынка, как и дочек, они, поди, давно повыдавали-переженили. Наверно, ее злой гений далекого детства давно отец семейства, преуспевающий бизнесмен или кто-то в этом роде. Нет! Если так, то она хотела, пусть спрятавшись за ложью, но с гордо поднятой головой смотреть им в ответ. «Вот она я. Да, у меня нет детей. Да, я только недавно провела свой первый показ. Да. Скажите, что я неудачница. Да!!! Скажите. Но вы закроете ваши пасти, когда увидите Тимоти. Его лицо в глянце. Его фамилия в Форбс. И он пришел со мной. Он мой жених. И вот вам мое кольцо на пальце с огромным желтым бриллиантом». Она все утро искала это кольцо, которое, как страшный сон, было почти возвращено жениху в одну из ссор, и которое он швырнул на пол. Оно закатилось под комод, но Мелисса все утро ползала по комнате, прежде, чем нашла; сейчас оно красовалось на ее безымянном пальце. Только почему она была так напряжена, проходя по лестничной площадке, кидая взгляды на соседскую дверь и умоляя небеса, чтобы сосед не появился, как в дешевой драме, именно в этот момент. Между ними ничего не было, но ей было приторно и противно от всей этой ложной пьески, а перед его удивленным взглядом стало бы только гаже. Вот и пронеслась на каблуках вниз, едва не рискуя, споткнувшись, свернуть шею, торопясь скорее запрыгнуть в машину, и только, отъезжая, успела заметить, что машины соседа нет на месте.
На пути к ресторану, когда оставался последний квартал, они внезапно попали в пробку. К бессмысленному созерцанию улицы добавилось нервозное подглядывание на изящные наручные часы. Тонкая цепочка браслета из белого золота, кристаллы Сваровски, небольшой циферблат — еще один подарок жениха, один из многих. Смуглая, с золотистой кожей, миниатюрная, грациозная, с элегантно уложенными волосами цвета спелого каштана; тонкие серьги в виде трех бриллиантов разного размера, свисающих друг за другом от уха по возрастающей объема; нереально огромное кольцо на маленьком пальце; платье-футляр золотисто-молочного цвета в тон аккуратным лодочкам; она, словно принцесса из сказки для домохозяек Манхеттана, ехала в дорогой машине, рядом с красавцем-мужчиной, чьи темные волосы слегка вились, создавая легкую волну. Дорогие часы, костюм стоимостью с автомобиль, — Тим не стал отставать и облачился в белоснежное, гармонируя с ее образом, сливаясь в единое целое. Такой тонкий намек — ты моя. Что ж, сегодня она хотела этих намеков, этих властных жестов. Пробка рассасывалась медленно, и к назначенному времени они опоздали. Если бы не каменная, высокомерная уверенность мужчины рядом, у нее, наверно, задрожали бы колени. Слишком много нервов на нее одну, а ведь Мелисса, при всей своей видимой стойкости, на деле была близка к панике и отчаянию, ее душевные силы близились к истощению. Кусаю изнутри губы, едва не повиснув на локте спутника, она собралась в последний момент до того, как двери зарезервированного зала услужливо распахнули, и, словно молодожены, они вошли в сверкании хрусталя и яркого света ламп. От резкого перепада освещения Мелисса оказалась слепой на несколько мгновений, но нацепила на лицо очаровательную светскую улыбку, продолжая двигаться. Тим знал ее маму и двигался к ней, а потому, моргая, чтобы глаза перестало резать, она, ослепленная, шла рядом с ним, доверившись.
— Миссис Лэнг, — зазвучал сверху бархатистый голос жениха, и они остановились. — Мистер Соммерс, мы задержались, прошу нас извинить. — пока он приветствовал их, Мелисса, продолжая держать его под локоть и кокетливо прижиматься плечом, только улыбалась, а зрение возвращалось. Перед ней сидела, в дорогом бардовом платье, ее матушка, рядом отец.
Ничего страшного. Дорогой, дорогая, — делая жест, обращающий внимание на другую сторону стола, проворковала маман. — Позвольте представить Тимоти Роксфорд, ах!, сына того самого Роксфорда, жениха моей дочери, Тимоти, это наши хорошие друзья, мистер и миссис Дарлинг, а так же их сын, Роджер. Мелисса, ты же помнишь Роджера, хихи? — чтобы посмотреть на гостей, Мелиссе, с неизменной улыбкой, пришлось сделать шаг вперед, чтобы могучая фигура Тима не заслоняла обзор.
— По… — уже двигаясь, на автомате начала она, потому что не была уверена, что помнит на самом деле. Прошло так много лет, в ее памяти давно истерся образ того мальчишки, а значит, странно, первый раз видя взрослого, незнакомого ей парня, говорить — помню, но Мелиссу ждало жесточайшее поражение. В тот миг она прокляла все эти лампы за то, что они лишили ее зрения, и она не увидела сразу. — … мню. — Хватило самообладания не только договорить, но и приветливо помахать пальчиками, широко улыбаясь.  Кто бы знал, какого стоило труда, потому что хотелось заорать — это розыгрыш???!!! Дурацкий прикол?!!! Напротив, за столом, сидел не Роджер Дарлинг, нет, там сидел ее сосед… ее почти что друг…. Ее советчик… поверенный… ее безукоризненный слушатель…  — Привет, Роджер.
Роджер…
Боги.
Какая же я дура.
Она садилась на предложенный стул, едва не опустившись мимо, потому что была смятена, ошарашена, раздавлена. За улыбкой, будто сковавшей льдом ее лицо, она отчаянно прятала подступающие слезы. Ее соседа звали Роджером, а она даже не додумалась спросить фамилию, ей было невдомек ожидать такой подставы. И вот теперь тот, кто лучше всех здесь осведомлен о скандалах и ссорах с Тимом, сидит напротив под именем Роджер Дарлинг. Ее алиби перед этими… всеми… будет разорвано, едва закончится ужин…. Понимая, какую гору упреков ей придется вынести, Мелисса вдруг ощутила, что ей не хватает воздуха; и ее рука легла поверх ладони Тима, что он держал запястьем прислоненной к краю стола, и стиснула его пальцы. Понимал ли жених ее состояние или же нет? О, Тим был умен, конечно, понимал, и можно делать ставки — был доволен. Она, беспомощная, сейчас нуждалась в нем, и он, самодовольно улыбнувшись, пожал ее тонкую ладонь в ответ….

Отредактировано Margarit Crowx (19-01-2017 13:14:30)

0

33

Текст заявки: Ж+Ж
фем! Разные идеи.
Обещаю кратко и по делу. В последнее время вся моя игра стала отвратительно пресной, посему ищу в первую очередь эмоции, поскольку забыла, когда в последний раз действительно ощущала чувства страха от поста, неловкости или возбуждения.
Хочу отыграть:
- что угодно по Дивергенту, но только после того, как поиграю Джанин/Трис с самого начала становления их отношений. Причем, я не говорю, что Джанин должна отвечать Трис взаимностью, нет, она вполне может иметь собственные планы на девчонку и умело играть ее чувствами.
- фемные отношения между старой (лет 400 плюс-минус) вампиршей и ее молодой жертвой, которую она обратит (или уже обратила) в дальнейшем.
- фем по сериалу Сотня между Эбби и Рейвен или Эбби и кем-угодно-еще.
- фем по сериалу Уэнтворт. Сейчас многие скажут "фу, жуть", но хочу чего-то около-бдсмного между управляющей Фергюссон и какой-либо из заключенных (канон-неканон - решим вместе).
- фем с Беллатрикс Лестрейндж, да здравствует гарри поттер!

Играю от первого лица, того же хочу и от соигрока, но готова в крайнем случае принять и третье. Воду в игре не лью, пишу на 2-5 тыс символов, иногда пропирает на 6-10, но это бывает крайне редко.
Пример вашего поста:

Пример поста

"Обостряющее восприятие зелье". Именно так написано на стеклянном пузырьке с ярко-розовой жидкостью, от которой исходит мягкое свечение такого же цвета. Не понимаю, почему нервно смеюсь и что вызвало такую реакцию. Руки до сих пор дрожат, внутри тяжелеет тугой узел. Настолько встревоженной и зажатой я не чувствовала себя уже очень давно. Беру этот "напиток" со стеклянной полки у зеркала над раковиной, разглядываю его некоторое время, после чего читаю мелкий шрифт под названием: "делает воспоминания о субъекте осязаемыми, обостряет чувства. Подробнее: выпив зелье, вы забудетесь на несколько часов, что поможет вам целиком и полностью насладиться процессом общения. Зелье влияет на каждый из рецепторов и оказывает воздействие на отдел памяти, что позволит вам ярко ощутить присутствие реального человека рядом".

Это именно то, что мне сейчас нужно.
Открываю пузырек, принюхиваюсь к шипящему, словно лимонад, зелью. Пахнет чем-то сладким и свежим, как мята. Делаю глоток. Сносно.
Залпом осушаю склянку и ставлю ее на место. Сама же хватаюсь руками за выступы раковины по бокам и тяжело сглатываю, не решаясь поднимать взор на свое отражение. Чувствую только, как внезапно расслабляется всё тело, как мало-помалу приходит в норму дыхание и сердцебиение.

- Мисс Кэрроу? - от неожиданности вздрагиваю и поворачиваюсь на звук голоса.
Ее голоса.
Кетрин.
Стоит сейчас передо мной, опираясь плечом о стену. Реальная, настолько похожая.
Чувствую, как тело жаждет дрожать от мелкого озноба, но не дрожит. Всё спокойно. Зелье начинает действовать эффективнее.
Не могу сдержать вздоха то ли облегчения, то ли счастья вперемешку с неверием, то ли удивления. Непонятно. Сейчас я уже не могу в полной мере отвечать за свои эмоции. Я действительно чувствую Ее. Мою Кетрин. Ту, которой она явилась передо мной почти год назад - в лавку артефактов. Такую властную, недоступную и пока еще чужую.

И вспоминаю ее в последний раз - в осеннем маггловском парке, рядом со мной, то и дело нарушающую личное пространство, позволяющую себя обнимать, смотреть непозволительным взглядом...
Но не могу вспомнить ее неделю назад, в тот роковой день, когда она лишила меня жизни.

- Кетрин... - шепчу, завороженно, медленно двигаясь от раковины в ее сторону. На мгновение мне кажется, что всё это мираж. Действие зелья, ведь реальность не может быть настолько... реальной. Понимаю, что сейчас должна быть до жути взволнована, но вместо этого ощущаю лишь стойкое желание, наконец, действовать.

Преодолев разделяющее нас расстояние, беру в свои ладони ее лицо. Пожалуй, стоит признать, что без влияния зелья я бы никогда себе такого не позволила. Даже забываю о том, что передо мной совершенно другой человек. Вижу и чувствую ее - мою Кетрин. Не знаю, правда, с каких это пор она стала моей...

Первым делом прикасаюсь губами к ее щеке. Ощущение того самого родного запаха кружит голову.
- Не верю, - бормочу, как идиотка. - Боже мой, этого не может быть... - целую ее в губы. Впервые. Неуверенно. Знаю, как это делается, но рядом с ней чувствую себя неопытной. Ее губы чем-то напоминают мне вкус сладкой мяты. Или это остатки зелья на моих губах? Не знаю. Не хочу об этом думать.

Опустив руки от ее лица, накрываю ими тыльные стороны ее ладоней у себя на талии, продвигая их себе на ягодицы, после чего крепко обнимаю ее поверх плечей, сокращая и без того минимальное между нами расстояние. Углубляю поцелуй, позволяя себе прикоснуться языком к ее нижней губе. Голова перестает работать. Единственное, чего я сейчас хочу, прекрасно описывается жаром у меня между ног.

+1

34

Спайди ви нид ю, ви вонт ю, ви вонт everything все там сразу
чувак, это, приходи

Форум: трап-трап (мы клевенькие) (очень) трап-трап-трап по тропинке к нам, серьезно, гоу
Текст заявки: здесь красивенько, и с картинками, и фанфарами и исходно //full text, exclusive edition ///много картинок
Питер Паркер, чувак

Если там ты не помнишь кто ты

У тебя есть тетя Мэй, это все что я помню. В смысле, я об этом, конечно же, ничего не знаю — ибо первое правило кодекса супер-бро, не пытаться вычислить личность своего бро.
Но, а вообще, родился ты когда-то такой умный хороший мальчик. а потом встретил меня то есть это будет потом а сначала пауки, сбежавшие из запретного леса Родителей ты потерял еще в детстве, но у тебя были крутые дядя и тетя, и нехреновая природная гениальность. В общем, стал ты, чувак, задротом-заучкой. В смысле, стеснительным ты был у нас очень. Настолько стеснительным, что даже нный паук на экскурсии сначала принял тебя за предмет фурнитуры и только очень перепугавшись, нечаянно укусил. А паук был не простой, а… в общем, хрен его знает, что это за паук был — это ты разбираешься в подвидах и радиоактивах, но after this ты получил себе и ловкость, и силу, и прыгать научился круто. уиии!
Открыв кодекс супергероя, ты понял, что тебе нужен костюм. Просто выразительно промолчим здесь и оставим за кадром твои первые несколько десятков попыток. Я рад, что в конце концов, ты посетил кружки кройки и шитья, бро.
На первых порах своего супергеройского бизнеса, ты немного проебался с деньгами и потерял дядю Бена. Дядя Бен посмертно тебя благословил патетичными словами, что «с великой силой приходит великая ответственность», и ты не пошел кутить :’(
Зато пошел в фотографы и издательство, и прямо-таки прижился, поставляя эксклюзивные селфи человека-паука. В смысле, не селфи, разумеется, а с огромным трудом добытые фотографии, тайком из-за угла, а потом по счастливому знакомству. Все тип-топ, паучок, в это все еще верят.
Вот так и живешь, супергеройские достижения, курсы шитья-кройки, научный кружок, фото-селфи-популярность и учеба, чтобы тетя Мэй не расстраивалась. Домой до десяти вечера, костюм под пятой половицей от окна, тсс.

Спайдии! Мы друзяшки ♥ зе бест френдс в этом баре и вообще братюни. У каждого супер злодея должен быть лучший друг! В смысле, а, точно, я же не суперзлодей. и не герой. в общем, я определяюсь (с)   

Ты немножко с меня фейспалмишь.
Еще я множко тебя достал.
Но ты меня все равно любишь, потому что, ну, как меня можно не любить такого красивого? :3 я у мамы обаяшка.
я пару тройку десятков раз уже спасал твою задницу и несколько раз помогал спасти мир ноэтоничегонезначит, и я все еще злой и страшный *приосанился*

#я помогаю тебе постичь мир моды
#в обмен на суперкрутые покатушки, йуууху!
#иногда ты считаешь меня странным
#иногда мы немного деремся, но все равно выглядит заебись
#прям вообще
#зато ты всегда готов помочь в сложной ситуации
#и из нас зашибенная команда!

[приобретите полное издание, для просмотра фотоальбома.]


Бро, мы тут это, скинулись всем форумом на то, чтобы ты шел к нам Тоби онли. Минутка памяти Гарфилду, давай помогу хоронить, не? В общем, мы ждем всем форумом, мы ждем фанфары Уэйду с фанфарами и красной дорожкой, я буду любить не за первое лицо и гоу к нам. совсем гоу. бегом гоу!...

Ваш персонаж: там, Уэйд Уилсон.
#котик #душка #наркоман #ебанутый #ПОЧТИ_НОРМАЛЬНЫЙ_НУ #солнышко #поможем_оживить_бассейн #хочу_дружить
Пример вашего поста:

Пример поста

Там, это, у меня есть целый один пост за Уэйда, он мне не понравился, я его буду править, а остальное пока ноуп. трагично. и еще раз трагично. Но тем не менее
pss я пишу и меньше и больше и по диагонали

Сны, те, о которых говорил Сфинкс, в которые он поверил, не приходят; и Лорд думает, что ничего не было, не было никакой веры, Сфинкс просто умеет говорить так, чтобы ему верили, а Дом позволяет сказанному чему бы то ни было, казаться настоящим — или ненастоящим, но таким, что настоящим ненастоящим. Сфинкс просто позволил ему казаться в последнюю ночь хотя бы не сумасшедшим - и живым в самый последний раз.
Сойти с ума он успеет и в Наружности, незачем осквернять Дом еще и этим.
В снах не происходит ничего, что стоило бы запоминать, только то, что просыпается он лишь еще более уставшим, чем перед ними, а темные круги под глазами становятся лишь темнее. Тысячи голосов сливаются в белый шум, а если решишь прислушаться, то тишина сваливается неподъемным грузом. В снах нет ничего хорошего, но Лорд все равно уходит туда каждую ночь.
Все ненастоящее, и все сыпется раз за разом.
Все, что пытается казаться настоящим сыпется точно также.

Он отказывается выкидывать то, что надавала ему напоследок Стая. Вечером, ночью, долго теребя пуговицы жилетки, перед тем как уснуть, повесив на шею чужой амулет и сжимая его на протяжении всего дня — чужие амулеты к несчастью, но хуже уже просто не станет, никогда. Наружность не встречает огнедышащими чудовищами, ничего того, чего можно было бы бояться, она просто стирает Лорда, будто его и не было. Только у Дома получалось делать их живыми, только у Дома получалось придавать этому миру какие-то краски.
Жилетка, подаренная Табаки слишком яркая, слишком выделяется — все дары из Дома кажутся принесенными из другого мира - это так и есть, есть два мира, настоящий, в который он уже никогда не вернется и тот, где он сейчас.

Вся стая ощущается тенями — не больше, и только Волк кажется настоящим, выделяется, выделяется из толпы теней из непонятного, ничего не значащего шума, похожий на неисправный канал телевизора, в который и превращается каждый третий сон, на который похожа его жизнь — на неисправный канал телевизора.
Лорд в какой-то момент понимает, что тот отличается, что тот смотрит, неотрывно, внимательно, не превращается в теневую фигуру, расплывающуюся в никуда.
— Мы оба умерли, — говорит он он однажды
и смеется.
а потом просыпается.
И нет ни Волка, ни Дома, ничего.
Белоснежный потолок, цвет которого видно даже посреди ночи, и здесь на него не смотрит ни один Волк, ни один отголосок из исчезнувшего сна.
Лорд не двигается, даже не закрывает глаза, смотря вверх, и в какой-то момент проваливается обратно, в этот раз не выделяя уже ничего.
Днем он вспоминает об этом и на мгновение мелькает мысль, что Волк was about to answer him, и отмахивает ее в никуда.

Сны не кажутся спасением, самое большее — затянувшейся агонией, если бы он задумался, если бы ему уже не было абсолютно плевать.
Дом не отпускает и не дает жить нормальной жизнью
Может быть потому, что у Лорда ее и быть не могло.
Она закончилась в момент, когда его отвели из Могильника в спальню, чтобы он забрал свои вещи. Закончилась даже уже тогда из-за Черного, и единственное что он помнит, чувствует наиболее отчетливо, это свою ненависть.
Но Лорд даже не пытается за нее хвататься, пытаться не умереть в реальности, выжить в Наружности.
Лорд остался в Доме.
Он туда не вернется.
И нету смысла пытаться

Он делит реальность и сон, отделяет их друг от друга. Но все равно теряется на каком-то пограничном крае.

Если выбирать реальность или сны, он бы предпочел застрять в них — как накануне Могильника, когда он провел четыре месяца там. Но он видит просто сны и ничего больше. Они тают и переплетаются фоновым шумом, не всегда заботясь о декорациях — ничего посреди ничего, наполненное только красками, шумом, треском, будто за создание его снов теперь отвечает Шакал, но для него все еще слишком тихо.
Лорд зачем-то пытается уловить в своих снах отголоски Дома, отголоски-следы его жителей, хочет однажды не проснуться и остаться там — но Сфинкс ошибался, покинувшим Дом закрыта дорога обратно, кем бы он ни был — никем.
Лорд делит ночь и день, реальность и сон, отделяя одно от другого и так же не интересуясь ни тем ни другим. В спальне Четвертой нет часов, зато есть Табаки и звонки на завтрак, обед, ужин, уроки.
В своей спальне он расколачивает о стену будильник с тумбочки в первый же день ; это дань памяти. оставшаяся за порогом серого Дома далеко на окраине. Это последнее и единственное, что связывает теперь его и то, чего больше нет, не у него.

Иногда ему навязчиво кажется, что Дом все равно с ним, что протяни руку, коснись пальцами и открой глаза,
что он не отказался,
что он остался с ним
Только это ложь и самообман, ничего больше.
Не будет.

Его увезли из Дома, но он все равно остался там, Лорд остался там, и все происходящее — какие-то ненастоящие декорации. Он чувствует себя не здесь, не сейчас, он не чувствует себя живым — ни во сне, ни сейчас.
Редко, очень редко, но он задумывается, видят ли его остальные состайники, раз его нет здесь, раз Дом его не отпустил — остался ли он там на самом деле. И знает, что нет. О тех, кто ушел в Наружность не вспоминают. Даже в Четвертой. какая ему теперь разница.

Лорд закрывает глаза и снова проваливается, на этот раз это коридоры Дома, но не разобрать ничего из написанного на Стене.
Сейчас здесь один из тех коридоров, по которым лучше не ходить ночами чужим — тех кто не понимает Дом; Лорд ходил, когда ему вздумается.
Дом его принимал.
Когда-то очень давно.
— Ты слишком настоящий, —
Остальная вереница серебряных фонарей исчезает, а Волк нет;
По большему счету — все равно, Лорд разворачивает коляску и коридор расплывается как не досохшая акварельная краска от неаккуратно пролитого стакана воды.
Он в Могильнике, той самой палате, как в ночь накануне.
Только вместо Сфинкса на кровати напротив сидит Волк, такой же как раньше, в той же одежде, и по нему не ползет не червяков, ни кусков засохшей земли — покойников хоронят в земле.
Лорд чувствует себя еще более неживым чем Волк и закрывает глаза во сне, растянувшись на отвратительной койке.
Последнее на то, что он улавливает, это некрасиво раскинутые на простыне ноги, но в последнюю очередь его беспокоит как он выглядит.

0

35

Текст заявки:
Так вышло, что сейчас я нигде не играю. К настоящему времени у меня не осталось постоянных соигроков: одни перешли в категорию друзей в реале, а с другими наши пути просто разошлись. Но я все еще надеюсь найти того самого партнера по игре, с которым будет комфортно и играть, и общаться.

Я ищу человека, который пишет только тогда, когда игра его вдохновляет. Но если уж вдохновляет, то посты пишутся один за другим, даже с телефона, даже на первом попавшемся листке бумаги. Да хоть короткие сообщения в скайпе или маленькие зарисовки в лс или вк - что угодно, лишь бы поскорее излить в тексте все то, что невозможно долго держать в себе! Я ищу того, кто не любит играть простые характеры, а взяв персонажа, попытается пропустить его жизненный опыт через себя, чтобы лучше его понять.

Мы будем обмениваться саундтреками к совместной игре, делиться вдохновляющими видео, вместе пересматривать фильмы или сериалы, по мотивам которых играем. Будем обсуждать наших персонажей и придумывать все новые сюжеты. Если нам будет комфортно друг с другом, то, может, мы даже подружимся. Но сейчас я просто хочу приятной, вдохновляющей игры и необременительного общения с новым и интересным человеком.

Очень много сюжетов не отыграно, поэтому я напишу про все возможные комбинации игрок+игрок. Нам вовсе не обязательно играть пару а где-то даже нежелательно, просто в этих связках, мне кажется, оба персонажа смогут раскрыться с самых разных сторон. Это-то и должно быть интересно.

М + Ж
(здесь роль мужского персонажа с меня, соответственно, ищу партнершу)

Стив Роджерс + Пегги Картер
Гидра!кэп + Елена Белова
Шерлок Холмс + Ирэн Адлер (по версии Гая Ричи)
Кларк Кент + Лоис Лейн (старый, но классный сериал "Лоис и Кларк")

М + М
(отыграю любую из двух ролей в зависимости от той, которую возьмет партнер)

Капитан Флинт + Джон Сильвер (сериал "Черные паруса")
Шерлок Холмс + Джон Ватсон (по версии Гая Ричи)
Сириус Блэк + Джеймс Поттер
Стив Роджерс + Тони Старк (очень много идей, и за игру в таком тандеме готов отдать полцарства)
Стив Роджерс + Джеймс Барнс

Пример вашего поста:
Раз в заявке много персонажей, то и постов тоже должно быть много. Каким-то из них уже лет пять, а какие-то недавние. Но этого, наверное, достаточно, чтобы сделать выводы о моем уровне игры.

Тони Старк

Это была опрометчивая идея, и, конечно же, стоило лучше подготовиться к любому изменению в планах, но когда Пятница обозначила на карте место с подозрительной электромагнитной активностью навроде той, что была при европейском разломе, Тони не смог сидеть на месте и ждать остальных. Один раз он уже пропустил все веселье из-за того, что валялся на больничной койке, восстанавливаясь после операции. Второго такого раза не будет, решил он, и, подозвав Вижна, Тони ткнул пальцем в голограмму.
- Мы должны быть здесь, - коротко проговорил он и перевел взгляд на своего напарника. - И как можно скорее.
Наверняка и Вижну было интересно воочию убедиться, что такое межпространственный разлом. Сам он его не застал, так что приходилось довольствоваться лишь рассказами очевидцев и научными изысканиями - в большей степени авторства Джейн Фостер. Тони, в общем-то, обходился ими же.
Джейн была одной из тех женщин, которых Старк ценил и уважал, но каждая фраза в ее работах звучала ее голосом и эхом отзывалась в голове осудительным "Тони, какая же ты сволочь". Не то чтобы Джейн когда-либо так говорила, но представить это Старк мог без проблем. И ведь было за что.
- Как бы и теория струн не треснула по швам с этими инопланетными явлениями, - вздохнул Тони, подбирая себе костюм на голографической панели. - Мы живем в мире, который совсем не знаем, но по-прежнему стараемся делать вид, что у нас все под контролем.
Старк много читал про возможные дополнительные пространственные измерения, предполагая, что это возможно. Потом убедился в этом, встретившись с Тором. А сверхъестественные способности Ванды были прямо-таки наглядным примером того, как можно воздействовать на окружающий мир через четвертое пространственное.
Самым забавным было то, что, как ни приглядывался Тони к Тессеракту, а разгадать загадку дополнительных измерений так и не смог. То есть умом-то он понимал, что за кубом и его гранями скрываются и другие - но, черт побери, где они? Вот если бы Вижн посмотрел на него, то наверняка смог бы представить его в развернутом виде. Тони же еще тогда пришлось смириться с несовершенством человеческого вида и принять свою неспособность к образному мышлению.
Выбрав костюм с автономной системой жизнеобеспечения - ну вот мало ли! - Старк свернул все окна.
- Пятница, оповести Фьюри об этой активности, предоставь ему текущие показатели и координаты места. А если к нам опять спешат незваные гости, то мы с Вижном будем первыми, кто их встретит.
Облачившись в костюм, Тони дал Вижну сигнал выдвигаться.

Когда они прибыли на место, Старк огляделся. Он ожидал чего-нибудь более... очевидного. Со стороны все выглядело обычно. Никаких порталов типа того, что создали читаури над Манхэттеном. Никаких радужных мостов - хотя Тони не был уверен, что мост действительно был радужным: если он проходит через открытый космос, то через что преломляться свету? Жидкости-то там нет. Но это же Асгард! И плевали они на законы физики со своего дерева... с труднопроизносимым названием.
- Видишь что-нибудь? Может, еще рано?
Даже как-то обидно. Тони, конечно, надеялся, что с неба не посыплются темные эльфы или еще какая-нибудь неземная нечисть, но ожидал хотя бы каких-нибудь спецэффектов, помимо барахлящих датчиков электромагнитного поля.

Стив Роджерс

- Она не согласится на такую авантюру, - с еле скрываемой усмешкой покачал головой Стив.
- Предоставь это мне. Мне будет чем ее занять в России. Твое же дело совершенно другое, - не унимался Фьюри.
- Помнится, прошлое дело, на которое мы с Наташей шли с разными директивами, чуть было не закончилось плачевно.
- Но не закончилось же, - фыркнул Фьюри, закатив единственный глаз. - К тому же сейчас другие обстоятельства. Я не вижу никого, кто справился бы с этим заданием лучше. Ты надежный, а Романофф... русская.
Отлично, и что бы это значило? Стив крепко задумался, но вместе с тем был готов признать, что им с Наташей довольно комфортно работается друг с другом. По крайней мере, пока она не принимается его целовать. Но на сей раз прикрытие было куда более приличным, чем прошлое. Роджерс должен был изобразить неприлично богатого американского бизнесмена, а Наташа выступала при нем переводчиком.
Как оказалось, Стиву было достаточно отрастить бороду, чтобы перестать быть похожим на самого себя и начать походить на какого-то гангстера, ну или кого там они хотели в итоге увидеть.
- Да я даже за русского сошел бы с такой-то бородой, - поглаживая непривычный для себя волосяной покров на лице, приговаривал Стив.
- Еще бы в комплекте с бородой по умолчанию шло знание русского языка, - хохотал Сэм. - Хотя я слышал, что в России достаточно изъясняться и жестами.
На самом деле, непривычно было видеть в зеркале этого бородатого мужика, в то время как Роджерс всегда старался быть гладко выбритым. Он мог долго и с усердием скрести щеки и подбородок бритвой, не опасаясь порезаться, потому что любой порез на его лице заживал моментально. Теперь же Стив выглядел не то чтобы неопрятно, но явно чувствовал себя не в своей тарелке. А у Уилсона появился еще один повод посмеяться над Роджерсом, мол, щетину Капитана Америки теперь возьмет только лезвие из вибраниума.

Прилетев в аэропорт, они взяли такси до отеля. Снимать пришлось одни из самых дорогих номеров, чтобы поддерживать имидж. Подставные имена, поддельные документы, ложная информация в интернете и даже сфабрикованная кредитная история - специалисты постарались на славу. А спонсором этой поездки, как водится, был Старк, которого даже позабавили планы Фьюри на этих двоих. Он даже выразил желание обучить Капитана парочке полезных слов на русском.
Стив, конечно, слышал, что русские любят праздновать с размахом, но не ожидал, что по случаю такого мероприятия снимут всю гостиницу просто ради закрытого аукциона и фуршета после него. Другое дело, что Роджерс плохо себе представлял, что в российском понимании означает фуршет и почему Наташа настаивает на том, чтобы он изображал из себя пьяного, дабы избежать лишнего внимания. Избежать, а не привлечь! Что-то в этой стране было не так, но что именно, Стиву еще предстояло понять.
Роджерс согласно кивнул, когда Романофф дала ему установку хорошенько набраться, но не мог пропустить мимо ушей ее замечание относительно его умения танцевать.
- Откуда ты знаешь, что я не умею танцевать? Ты же не проверяла.
Хмыкнув, он галантно подал Наташе шубку. Раз она вызвалась играть ассистентку-переводчицу американца-толстосума, то пускай начинает прямо сейчас. Роджерсу даже было интересно посмотреть на Романофф в подобном амплуа.
Добравшись до места назначения, Стив окинул взглядом гостиницу. Насколько ему было известно, организатор этого мероприятия, а также их с Наташей цель, намеревался остаться здесь еще на пару суток - очевидно, для того, чтобы провести все заключенные сегодня сделки. Роджерсу же требовалось пойти дальше официального аукциона и попасть на встречу для, так сказать, избранных. Значит, он должен был себя как-нибудь зарекомендовать, но языковой барьер, конечно же, очень мешал.
- Не вляпайся в неприятности, Нат, - проговорил Капитан прямо на пороге гостиницы, чуть притянув к себе Романофф за плечо, чтобы она стала чуть ближе. - И переводи все как следует.
При входе они отдали верхнюю одежду и прошли вперед. Хозяин мероприятия, завидев их, тут же подошел.
- Приветствую, мистер О'Райли, как Вы, наверное, поняли, я Яков Гернович.
Яков быстро перевел взгляд на переводчицу, ожидая ее реакции, но Стив не стал дожидаться перевода, потому что и так понял, о чем шла речь:
- Добры дэн, - проговорил он максимально внятно, как учил его Тони, и пожал хозяину мероприятия руку.
- Ух ты, а Вы серьезно подготовились ко встрече, - не без усмешки заметил Гернович и вновь перевел взгляд на Наташу. - Йор транслейтор из вери бьютифул, - на ломаном английском обратился он к Стиву.
- Спа-сибо, ни-чево не надо, - ответил Стив: все как учил Старк, только в этот раз Яков, похоже, был несколько озадачен его ответом, так что Роджерс был вынужден обратиться к Наташе. - Выручай, моя прекрасная переводчица, как правильно сказать "спасибо"?

Сириус Блэк

Блэк проснулся с нестерпимым желанием выйти в коридор и кому-нибудь навалять. Кажется, он просто не мог переключиться с обыденной жизни на хогвартссую: веселый храп соседей, обычно хоть немного заглушаемый пологом, звонко раздавался по всей спальне: Блэк вчера так устал, что задернуть полог уже не было ни сил, ни желания. А теперь вот он проснулся, на скорую руку оделся, совершенно забыв про галстук, и поплелся в Большой зал, где студенты уже, наверное, доедали свой завтрак.
Сириус спустился по лестницам и добрался-таки до первого этажа. Обитатели картин, видимо, и сами только проснулись: уж больно активно они галдели.
Две старушки с картины бросили на него свой взгляд:
- Сириус Блэк, а где твой галстук?
- Съел, - рявкнул тот, даже не оглянувшись.
И вообще, вечно какая-то ерунда дается на завтрак: овсянка, яичница с беконом. Нет бы мяса кусок, да с подливкой! И этот тыквенный сок, который за шесть лет уже опостылел. Хоть бы раз сливочный эль подали. Да, надо будет мародерам сгонять в Хогсмид и прикупить этого добра.
Блэк даже не помнил, какие у него занятия - но, кажется, на утро ничего не было запланировано. К своему расписанию Сириус так и не смог привыкнуть, благо у них с Поттером предметы совпадали и можно было по этому поводу не напрягаться: Поттер напомнит.
Сириус уселся за гриффиндорский стол и стал поглощать ненавистную яичницу и запивать холодным и таким же ненавистным тывкенным соком. Да, в доме у Поттеров завтраки бывали повеселее.
Студенты младших курсов о чем-то оживленно беседовали, но Сириус пока что был занят едой, потому только бросил на них угрюмый взгляд - и те сразу слегка притихли.
Когда на пороге Большого Зала появился Ремус, Блэк махнул ему рукой, приглашая сесть рядом. Выглядел приятель неважно, но все же его хватило на "доброе утро". Для Сириуса оно было не очень добрым, и он сам не мог понять, почему. Может, как раз потому, что вчера пришлось допоздна сидеть на отработке у Слизнорта вместо того, чтобы пойти вместе с Люпином повыть в Визжащей хижине.
- Как прошла ночь? - спросил Ремус.
Блэк аж поперхнулся от такого вопроса.
- Это ты меня спрашиваешь, как прошла ночь?! Первое полнолуние этого года - и проворонил! Прости, приятель, - сокрушенно сказал Сириус. - Задумался о ерунде и напортачил с зельем. Пришлось идти на отработку к Слизню, а тот не отпускал чуть ли не до полуночи. Одно радует: всего год осталось маяться.
- Подозреваю, ты у него на отработке рассказывал о своих великих родственниках?
Блэк засмеялся своим "лающим" смехом.
- В точку! - хохотал Сириус. - Этот старый хряк расспросил меня обо родственниках до пятого колена. Чуть не пригласил меня в свой клуб слизней, но, слава Мерлину, я вовремя вставил в свой рассказ тот факт, что я ушел из семьи и та от меня отреклась, - последние слова Блэк сказал немного тише: об этом знали только его друзья. - Ну и, конечно же, он насупился и все оставшееся время рзговаривал со мной на посторонние темы.
Сириус горделиво ухмыльнулся, как будто избежал ужасно неприятной участи, после чего бросил взгляд на Люпина.
- Как твоя ночь прошла, Рем? Из хижины не выходил, никого не кусал? - этот вопрос, само собой разумеется, не требовал ответа.
Еще какое-то время прошло в молчании, пока Люпин не спросил:
- Что-то случилось?
Блэк оторвал взгляд от тарелки и посмотрел на друга: здорово он мог определять настроение людей. Сириус, наоборот, и в себе-то разобраться не в состоянии.
- Да вроде нет. День просто не задался. - Блэк глянул в сторону галдевших малолеток и рявкнул. - Да тише вы!
Сириус был из тех людей, чье настроение не всегда чем-то обусловлено. И, в случае беспричинно плохого настроения, он обычно говорил, что день не задался. А когда на него находила беспричинная радость, он считал, что это просто отражение его собачьей натуры.
Блэк закончил с завтраком и глянул на Ремуса.
- Я сегодня Джеймса не встречал. А ты его видел?
У вас разве истории магии утром не было?
Блэк нахмурился и почесал за ухом - нет, не ногой, как ему было привычней, но тоже сойдет.
- Вроде нет. Иначе Джеймс меня бы разбудил. - Блэк резко повернулся: за его спиной стоял изрядно взволнованный младшекурсник. - Что такое?
- П-простите, мистер Блэк, - Сириус кинул взгляд на Ремуса, выразительно подняв брови: в прошлом году Блэк наказал малявкам звать себя только "мистер Блэк", пригрозив им расправой; Сириус, конечно, шутил, но дети не рисковали искушать судьбу. - Мистер Блэк, мы видели, как с утра произошла стычка между Гриффиндором и Слизерином, и... - мальчишка замялся, не зная, как высказать мысль. - ... и мистеру Поттеру стало плохо. Он отправился в Больничное крыло.
Блэк поднялся со скамьи так резко, что младшекурсник шарахнулся от него в сторону. Сириус хлопнул его по плечу:
- Спасибо, приятель, - сказал Сириус беззлобно, и паренек просиял от такого обращения.
Когда мальчишка отошел, Блэк повернулся к Люпину с устрашающим видом: сцепив зубы и сжав кулаки он прошипел:
- Пошли.
Ни секунды не раздумывая, Сириус пошел твердым шагом из Большого зала в Больничное крыло, слыша, как за ним поспевает Ремус. Ох, как бы не попался ему по дороге ни один слизеринец! Блэк был страшен в гневе.

Шерлок Холмс

Это было явно не самое интересное дело в жизни Шерлока. Ему куда больше нравилось докапываться до истины, разыскивать того, кто был замешан в преступлении, по крупицам собирать незаметные чужому глазу улики. Холмс мог сутками не спать, выстраивая логические цепочки и проводя многочисленные связи между событиями и людьми. Это было интересно и стоило того чтобы выбраться из заточения и на какое-то время отказаться от закоренелых привычек.
Здесь же ситуация была иная: сомнений в том, что Пауэрс был преступником, не было даже у Скотланд-Ярда, но требовались очень веские доказательства, чтобы упечь его за решетку. С Блэквудом была схожая история, но тот-то сам себя выдал, решив обернуть арест и казнь на пользу своему авторитету.
Это дело с Пауэрсом походило на доказывание теоремы, которая была доказана уже сотни раз ранее кем-то другим, да и доказательство было все тем же. Шерлок знал, на чем обычно прокалываются преступники, и следовало тщательно изучить все возможные варианты. Не мог же Пауэрс ни разу не оступиться!

Холмс удачно подгадал момент, когда хозяин дома будет в отъезде, и тайно проник внутрь, чтобы как следует осмотреться. Забраться в дом не составило большого труда, а вот скрыться от прислуги оказалось нелегко. Они сновали туда-сюда, словно хозяин никуда и не уезжал. Благо в его кабинет они не заходили.
В кабинете ожидаемо не нашлось ничего сомнительного или компрометирующего, но не настолько же глуп был Пауэрс, чтобы все свои секреты хранить прямо в кабинете! Шерлок не нашел и потайных хранилищ, а значит, стоило поискать улики в другом месте.

Прокравшись в спальню, Холмс подметил присутствие в доме женщины. На столике напротив кровати лежала какая-то косметика, а у самого зеркала стоял пузырек с духами. Рука сама потянулась к этому пузырьку, и, отвинтив крышечку, Шерлок узнал до боли знакомый аромат. Он знал только одну женщину, которая носила его, и она уже давно была на том свете.
Лишние эмоции мешали Шерлоку работать, поэтому, быстро смочив носовой платок духами, Холмс тут же вернул флакончик на место, а платок затолкал поглубже в карман штанов.

Когда послышались шаги за дверью, Шерлок быстро спрятался за портьерами. Проще было сразу улизнуть в приоткрытое окно, но Холмса что-то остановило. Когда в спальню вошли, Холмс, убедившись, что вошедший был чем-то занят где-то поодаль, выглянул из-за портьеры. Ноги, признаться, только чудом не подкосились: обладательницей тех самых духов была Ирэн Адлер. Так она была жива! Впору было подумать, что, раз они с Ирэн пережили козни Мориарти, то и сам Мориарти мог бы выжить. И все-таки очень хотелось верить, что от профессора удалось избавиться раз и навсегда.
Ирэн была единственной женщиной из круга знакомств Шерлока, к которой его шовинистские шутки не были применимы. Что греха таить, она была единственной женщиной на свете, к которой Холмс испытывал симпатию. И вот теперь, после всех испытаний, выпавших на их долю, они оба оказались живы.

Шерлока вернуло к реальности шумное падение после неожиданного столкновения со стулом. И тут же он услышал голос Ирэн: видимо, от удивления он вышел из прикрытия, а потом.... Опомнившись, Холмс обнаружил себя растянувшимся посреди комнаты, а Адлер стояла неподалеку от него, и ее глаза как-то недобро горели.
- В следующий раз? - Шерлок отозвался на последнюю фразу Ирэн, медленно поднимаясь с пола. - Считать это приглашением? Значит, теперь это твой новый дом?
Ответить иронией было куда проще, чем выдать свои переживания. Так уж вышло, что Холмс, даже испытывая приязнь к Ирэн, никак эту самую приязнь выразить не мог. То ли дело Ватсон с его любовью к слову! Именно потому Шерлок и не был против того чтобы Джон писал о нем свои рассказы: он описывал все произошедшее куда красочнее, чем это сделал бы сам Холмс. То же самое было и с историей "чудесного воскрешения" Шерлока: он не мог описать все, через что прошел, чтобы остаться в живых и вернуться в Великобританию, так что и теперь сделал вид, что пропустил мимо ушей слова Ирэн о том, что уже долгое время он считался почившим с миром.

Уже то, что Пауэрс связался с Адлер, было неоспоримым доказательством его вины в глазах Шерлока. И, честно говоря, уже давно пора было сдать весь собранный за минувшие годы компромат на Ирэн. Может тогда, после оглашения судьей вердикта, это гнетущее чувство отступило бы, дав возможность Холмсу жить дальше без оглядки на женщину, которая занимала слишком много места в его мыслях, а теперь наверняка встанет у него на пути и помешает расправиться с Пауэрсом.
- У меня здесь дело, и, думаю, ты знаешь, кого оно касается. Если не хочешь оказаться на скамье подсудимых вместе с ним, то лучше не мешай моему расследованию.
И все-таки слова Шерлока прозвучали совсем не как угроза: это было лишь предостережение, которое Ирэн должна была принять к сведению. Дальше решение было за ней: или закрыть глаза на действия Холмса, или попасть под раздачу на пару с Пауэрсом.
В дверь постучали. Видимо, это слуги прибежали на шум, чтобы убедиться, что с хозяйкой все в порядке.

Капитан Флинт

Капитан сидел на берегу в отдалении от команды, которую, похоже, и Гейтсу было не под силу угомонить. В его руке была бутылка рома, которого он за весь вечер выпил от силы глотка три. Горлышко бутылки под ладонью Джеймса стало уже горячим, а он все смотрел на отражение луны, протянувшееся полосой по морю.
Отпустить почти всю команду на берег было ошибкой. Его ошибкой, и ничьей больше. Этот порт выглядел приветливым, и пираты решили дружно сойти на берег, чтобы закупить провиант и немного развлечься. Немного в понимании команды - это не значит не напиваться до беспамятства, это означало лишь то, что вести себя они будут менее шумно, чем обычно. Флинт согласился, тем более что был веский повод: на сей раз они обчистили испанское торговое судно, везшее на борту немало золота, табака и сахара.
Добыча легко пришла в их руки и так же легко из них выскользнула. Пока Флинт с командой находились в поселении, в порт зашел другой пиратский корабль и, воспользовавшись численным преимуществом, они перебили остававшихся на вахте матросов и погрузили сокровища на свой борт, после чего быстро покинули бухту.
Вернувшись, команда обнаружила пропажу, а Синглтон воспользовался моментом, чтобы начать очередную акцию подстрекательства. Он давно метил в капитаны, а его разукрашенный многочисленными шрамами череп выглядел куда внушительнее интеллектуального налета во всем внешнем виде Флинта.
Капитана должны бояться все, в том числе его команда. Джеймса они опасались, но не из-за его грозного вида, не из-за какой-нибудь неуемной агрессии, а из-за его ума и хитрости. Слишком умный, говорили они. Умеет читать, умеет говорить. Опасный талант - и для окружающих, и для самого Флинта.
- Команда недовольна, Флинт, - на соседний камень уселся Гейтс, протянул капитану бутылку, но, увидев, что его собственная не опустела и наполовину, сам сделал глоток. - Я пока не знаю, как их утихомирить, но, видимо, придется каждому выделить средства из оставшихся в Нассау запасов.
- Так выдели, - хрипло прорычал Флинт, приложившись к бутылке вслед за Гейтсом. - Нет времени на препирания.
- Синглтон собирает голоса. Численного перевеса он не получит, но это не значит, что он не будет искать новый повод для выдвижения себя в капитаны. Стоило бы нагнать судно и забрать то, что по праву принадлежит нам, но мы можем уступить числом.
Флинт обернулся, посмотрев на команду, собравшуюся вокруг костра.
- Они пьяны, как черти, а на море штиль.
По всем признакам, с утра должен был подняться ветер, но Флинт знал только то, в каком направлении отплыло пиратское судно. Даже если бы они смогли нагнать его к полудню, взяв удачный галс, и даже если бы капитан определил, что это тот самый корабль - а сделать это было несложно по уровню просадки судна, - то как бы они вступили в сражение, терзаемые тяжелым похмельем?
- Ладно, я еще подумаю над тем, как отвлечь команду, пока мы не восполним силы и не отправимся за новым грузом.
Капитан хмуро кивнул и отпустил Гейтса обратно к команде. Им двоим нужно было серьезно подумать над тем, что делать дальше, но подавлять мятежнические настроения им было не впервой, и требовалось лишь очередное решение.

Отредактировано Пушкин (19-01-2017 21:42:11)

+1

36

Текст заявки:
доброго вечера, здоровья крепкого, настроения хорошего, чая умеренно сладкого и теплого пледа. а теперь к делу.)
более без лишних слов - ищу игроков по sense8. не против забрать себе Райли. или Вольфганга, ибо крут.
кто заинтересован, дайте знать в лс, а там уже можно в скайпе создать конфу, если будет нас несколько, и подобрать себе уютное местечко для игры. в качестве таймлайна могу предложить самое-пресамое начало и далее развивать сюжет, как угодно.

Пример вашего поста:

Пример поста (очень примерный)

В каждом из них с проходящими годами медленно, судорожно умирал ребенок. Те маленькие дети – мальчишки и девчонки, - которые не замечали взрослых проблем. Им плевать было, что живут в грязи, что давно в доме не было яблок, а на столе рядом с ложкой, черпающей хлопья, лежит трубка с остатками крэка, и где-то поодаль лужи блевотины разлиты на полу. Не замечали этого ни разу, бежали по жизни так быстро, словно стремились поскорее вырасти и влиться в новую стихию. Почему-то думали, что у них все будет иначе; останется детская непосредственность в умах, чтобы защищать как плотным коконом, через который не пробьется ни тошнотворный запах гнили, ни боль от разбитого в очередной раз сердца, ни озноб, заставляющий конечности трястись в очередной рабочий день, что жизненно необходим, как и деньги, и еда, ждущая, когда выложишь за нее деньги, чтобы протянуть еще.
Если бы Фиона смогла вернуться в прошлое и увидеть ту малышку с огромными глазами и растрепанными темными волосами, что сидела на обочине в каком-то захолустье и прижимала к себе двух совсем еще маленьких братьев… Дьявол, она бы не выдержала это зрелище, отправилась искать Монику и Фрэнка, чтобы лично каждого придушить голыми руками. Да те и не поняли бы, что происходит, в своем постоянном наркоманском угаре. И не вспомнили бы наверняка, кто такие Лип и Йен, почему нельзя их бросать. Поэтому прошлое должно оставаться в прошлом, пусть даже ни разу она не получала и малейшего приободрения в свой адрес, которое помогло бы хоть ненадолго. Одно бы слово, в нужный момент, когда она совсем падала духом.
Это тяжело – утром не иметь сил, чтобы подняться. Ни капли жизни не оставалось в ее вроде таком молодом, сильном теле. Выматывали будни горничной в каком-нибудь вшивом мотеле, ночные смены в клубе, от которых тоже нельзя отказаться, слишком уж хороши бывали чаевые. Оставалась оболочка. Пустая, как пластмассовая кукла, по своей воле больше не двигающаяся – завод кончился, моторчик остановился, закончилась ее игра. Никогда, ни разу она не позволяла себе показать свою усталость, не срывалась так, как наедине с собой, когда кусала ночами подушку, стараясь не кричать от раздирающей изнутри боли. Это рвалась ее усталость, царапалась, вытравляла своей взрослостью того ребенка, которым когда-то Фиона была. Может, в течение первого года жизни лишь, или пока не родился Лип, второй ребенок этих блядских Галлагеров. Недолго она пребывала в счастливом неведении, какая же на самом деле она, жизнь.
И лучше бы не узнала никогда, не пыталась собрать себя воедино, по кусочкам. Каждое утро она напоминала себе, ради чего ей нужно подниматься, каков весь смысл.
Ее дети одни не справятся.
Аксиома, в доказательстве не нуждающаяся. Просто факт. Фиона сдвигает с глаз ночную повязку и видит пробивающийся сквозь зашторенное окно свет. Отбрасывает одеяло. Поднимается. Начинается новый день, ничем не отличающийся от сотни предыдущих. Разве что проблемы порой нарастают как снежный ком, меняются лица, парни в ее постели, теперь уже Карл хватается за биту, норовя утащить ее с собой в школу, и нужно будет отнять ее  сегодня, когда в очередной раз попытается стащить. Ради этого стоит встать сегодня, ради этого.
Может, однажды ей повезет? Один раз, пусть только выпадет шанс, и она цепко ухватится за него, выжмет все соки. Но бывает такое лишь в фильмах, когда на голову падает неожиданное богатство в виде наследства от тетушки или забытого на перроне чемодана, полного бриллиантов. Все-таки хочется иногда надеяться, что подобное может произойти в реальной жизни. Надеяться и работать дальше, надрывая спину от таскаемых тяжестей и слепой веры, что не притащит на себе в дом блох.
- Она потом молить нас станет, чтобы их поскорее сняли, - Фиона тепло улыбнулась: в ушах зазвенел голос младшей сестры, которая как раз недавно жаловалась, что Карлу поставили брекеты, и она тоже хочет. Сущий ребенок, сам на свою голову боль призывает раньше времени. Наверное, в ее глазах Дэбби и не повзрослеет никогда, оставаясь все той же, как и в какие-нибудь десять лет.
Она смотрит на Йена. Господи, когда он успел так вытянуться? Выше нее теперь, отлично сложенный, недаром каждый день начинает с тренировок по этой его военной программе. Даже сидя рядом, и то возвышается, что Фиона начинает чувствовать себя маленькой, с появляющимся откуда-то желанием разок спихнуть с себя всю ответственность, сбежать подальше и лелеять свою слегка ноющую лодыжку. Зато она получила одобрение дальнейшим действиям, пусть фантомным, за которыми все равно ничего дельного не окажется. Пусть так, но помечтать не вредно ведь?
- А что бы ты хотел себе? Отдельные апартаменты с видом на море? – остается свести все в шутку, чтобы горечь очередного разочарования не настигла с головой. Все равно нет ничего больше, кроме десятков других таких же шуток и улыбок. Это последний спасательный круг. Фиона приобняла брата, чтобы передать ему немного своего настроения, хоть и наигранного отчасти. Иногда уже не разобрать, где истинное веселье, а где прилипшая к лицу маска с засохшей коркой крови под ней.
Поднимаясь, она потрепала Йена по волосам и как следует, мимоходом взъерошила их. Будет это их маленьким перерывом, в течение которого они снова станут детьми и попробуют найти сокровище. У них нет карты и лопаты, но зато есть лом и дыра в полу. Используя его как рычаг, Фиона отломала доску, вторую, и вскрыла то, что они прятали. Запах стал еще сильнее, теперь уже не витающий призраком ветхих стен.
Лом выпал из ее рук. Она зажала ладонью рот, не в силах поверить увиденному. А именно – лежащему там, почти высушенному телу с перерезанным когда-то горлом и аккуратно примостившемуся поверх чемодану, которого ей, если честно, сейчас было страшновато касаться.

Отредактировано hasselhoff (20-01-2017 00:24:20)

0


Вы здесь » Live Your Life » -Кроссплатформы и кроссоверы » Поиск партнера для игры


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC