Live Your Life

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » -Кроссплатформы и кроссоверы » Поиск партнера для игры


Поиск партнера для игры

Сообщений 41 страница 41 из 41

1

В данной теме действуют Общие правила каталога и Правила раздела «Ищу игрока» (подробнее). Дополнительные правила специально для «Поиска партнёра» указаны ниже.

Заявка в теме оставляется в следующих случаях:
• У вас нет на примете ролевой, но есть желаемые образы и сюжеты для отыгрыша;
• Вы игрок на определённом форуме и ищете партнёра с конкретными предложениями по сюжету.

Конкретика:
• Один пользователь - одна заявка в тематике;
• Один пользователь - не более трёх заявок всего (в трёх разных тематиках);
• "С аккаунта сидят два/три/десять человек" - всё равно одна заявка в тематике;
• Хочется новую заявку - попросите сначала удалить старую (в этой теме с указанием раздела);
• Поиск - только для игроков, ищущих партнёров. Для администраторов и пиарщиков есть "Ищу игрока";
• Пример поста обязателен;
• Анкета или пост по ссылке закрыты для гостей - сообщение удаляется;
• В одном сообщении несколько отдельных заявок на искомых персонажей - каждую под спойлер;
• Заявка очень объёмная и/или в виде крупной таблицы с заливкой цветом - хотя бы часть под спойлер;
• Обновлять/поднимать имеющуюся заявку можно не чаще, чем раз в две недели. Открывать новую после удаления старой - без ограничений;
• Сама по себе заявка находится в теме два месяца, после чего удаляется.

Запреты:
• Повторять заявку раньше, чем по истечении двух недель;
• Пытаться обмануть администрацию путём создания дополнительных аккаунтов;
• Игнорировать шаблон заявки;
• Администраторам - искать акционных персонажей не для себя лично.

Шаблон заявки для поиска партнёра на форум
Код:
[b]Форум:[/b] (ссылка в виде названия)
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Ваш персонаж:[/b] (ссылка на анкету или краткое описание, даже если персонаж канонический)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler] (либо ссылкой на сообщение с указанного форума)
Шаблон заявки для поиска партнёра (без приглашения на форум)
Код:
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler]

0

41

Форум: http://crosscarefree.rusff.ru/viewtopic.php?id=10#p1348
Текст заявки: Заявка м+м
Должен сразу акцентировать внимание на том, что перед вами будет весьма вольная трактовка древнеегипетской мифологии, однако она имеет ключевое влияние на мой сюжет, поэтому заявленная роль мною выкуплена и весьма ожидаема в игре. Я не буду излишне детально расписывать персонажа и его историю, оставив его на усмотрение игрока, внизу лишь дополнительно предоставлю часть моей анкеты, дабы у вас сложилось впечатление о взаимоотношениях персонажей.
Ищу древнеегипетского бога Ра.
Ра — это солнце. Яркое и неугасающее, дарующее тепло и свет, вдыхающее жизнь во все, с чем соприкасается. Справедливый, добрый и милостивый правитель. Вечно юный, ясноглазый Амон, любимец богов, что греются в лучах его немеркнущего сияния. Обожаем смертными, что любят и поклоняются своему «солнцу».
Когда Ра открывает глаза — наступает рассвет, а с его улыбкой лучи утреннего ласкового солнца покрывают земли Египта. Время не властно над ним, преклоняясь перед неувядающей юностью и светом, что излучает божество. О его справедливости слагают легенды, его доброту воспевают в песнях… но знают ли они своего бога так, как знает его Сет? Если бы знали, любили бы еще больше — так, как любил его он.
Ра — это жизнь. Это радость, надежда и вера в лучшее. Таким он предстает перед своим народом, что боготворит и обожает прекрасное «солнце». Таким ли он есть? Безупречным и совершенным.
Его ведь невозможно ненавидеть… но Сету это удается. Или он лишь думает, что удается.

Я могу писать очень долго, но постараюсь уложиться в несколько предложений. Более детально все можно обсудить в ЛС, так же могу предоставить связь в Вк или телеграмме.
Это заявка в пару, рассчитанная на игру как в прошлом, так и в настоящем. Сюжет подразумевает в себе много драмы, стекла, ментальной/физической жестокости и моральных терзаний персонажей. Я адекватный надеюсь на это, коммуникабельный человек, совсем не псих и садист нет, но персонаж — это другое — он склонен к жестокости, мстителен и обозлен на весь мир. Он любил и был предан, он предавал и сжег мосты, погрузив себя в тысячелетия ненависти, презрения и одиночества.
Встреча спустя века, навеки засевшие в голову воспоминания и чувства, которых не должно было быть. Хорошие времена и плохие, времена любви и времена ненависти. Все это предстоит отыграть. Очень хочется верить, что если кто-то отзовется, то не уйдет по-английски спустя неделю, две, месяц. Отдельно хочу отметить, что форум очень доброжелателен к игрокам, администрация приветливая и лояльная, так что там уютно и комфортно.
Если вы дочитали до этого момента — я уже рад. Если персонаж приглянулся, прошу в ЛС с вопросами и предложениями.
Ваш персонаж: Сет. Ниже предоставлена история Сета и описаны его взаимоотношения с Ра.

био

Когда небо и земля великого Египта сошлись,  их союз подарил миру четверку могущественных богов древнего мира: Осириса, Исиду, Нефтиду и Сета — младшего и самого любимого сына Геба. День рождения бога припал на третий предновогодний день и стал благословением, но, вскоре, и несчастьем великой земли песка.
С первого лишь взгляда Нуб, мать юного бога, больше остальных детей полюбила младшего сына. Она с гордостью наблюдала, как день ото дня крепнет ее чадо, набираясь сил и, вскоре, превосходя в мощи и величии старших брата и сестер. Тогда уже стало родителям ясно, что меньшего ждут большие свершения. Сет унаследовал от родителей не только всепоглощающую силу, но и верность долгу и семье, что делало его надеждой и будущим защитником пантеона и всего Египта. Мать с самых первых лет вкладывала в голову отпрыска идеи о великом долге богов, о важности покровительства и защиты их народа.
В те времена все больше людей поклонялось могущественным божествам, моля их о заступничестве и милосердии. Верховный бог Ра, олицетворяющий солнце, возглавил пантеон, возведя вокруг себя культ, преклоняющийся перед его сияющей милостью, но также справедливостью и благородством. Ра лучше остальных подходил на роль символа пантеона, благодаря безупречной репутации и доброте к смертным заслужив любовь и почитание народа Египта. Бог-творец — так он именовал себя — стал первым великим фараоном. Он призывал другим богов оберегать и направлять последователей древнеегипетской веры. Люди, в свою очередь, чтили богов и преклонялись перед ними, молились и восхваляли могучих созданий. Сет — младший сын великого Геба — стал спасителем народа, олицетворяя могущество и благородство, став владыкой жизненных сил и покровителем храбрых. Он был опорой Ра, что возложил на мощные плечи Сета главнейшую цель — защиту народа Египта от любых проявлений зла и несправедливости. Множество опасных монстров было истреблено храбрым божеством или низвергнуто в самую пучину ада. Венцом же его побед стало заточение чудовища Апопа, нещадно терроризирующего древние цивилизации. По поручению Ра, Сет пленил змея в глубинах тьмы, и еженощно сражался с разъяренным монстром, что пытался выбраться из заточения и уничтожить «солнце» Египта.
Однако даже в раю бывают неприятности. Как бы верен и предан ни был Сет верховному богу, тот воспринимал его заслуги как должное, не собираясь менять что-либо в устоявшемся укладе. Для Ра выгодно было иметь надежного союзника, что жизнь посвятил исполнению всех его задумок и планов. Ра создал новый мир, Сет же возложил ответственность за него на свои плечи. Главнокомандующий божественного войска и самое страшное его оружие. Не учел Ра лишь одного — подобно остальным богам пантеона, что наслаждались властью и влиянием, Сет тщеславно желал власти и самобытности, и амбиции его были так же масштабы, как и сила воинствующего бога. Он жаждал признания и господства, устав быть лишь смертоносным оружием в чужих руках. Сетх считал Ра братом, самым родным существом, ради которого был готов отдать вечность, но в ответ, раз за разом, был обманут своим «солнцем».
Когда загробному миру потребовался царь, Сет ожидал, что именно ему — ближайшему другу — Ра предложит почетный титул. Кто, если не он, столь долгое время помогающий верховному богу в его правлении, ставший покровителем и защитником царской власти, идеально подошел бы на должность владыки мира мертвых? Несомненно, он ждал, что получит должное поощрение. К тому же, Ра дал слово, что скоро Сет сумеет отойти от нескончаемых сражений и править в собственном царстве. В свою очередь, Сет обещал по первому зову прийти на помощь своему богу, взамен желая стать равным «солнцу», правя с ним и ради него. Однако верховный бог постоянно забывал о своих клятвах, держа могучего союзника при себе. Причиной тому была глубокая привязанность и нежелание разлучаться с любимым другом и защитником, но постоянная ложь Ра, в попытках удержать Сета, озлобила последнего. Глупая ревность съедала бога, не способного понять, чем другие угодили его «солнцу» больше него самого. Он готов был жизнь отдать за ясноглазого бога солнца, но нрав Сетха был слишком вспыльчив и необуздан, чтобы покорно сносить постоянные отговорки и оправдания Ра. До поры до времени последнему удавалось сдерживать гнев бога войны, но когда дело касалось ревности, Сет пугал своей яростью даже верховного бога.
Масла в огонь подлил юный бог Гор, который присоединился к войску солнцеликого, с ходу демонстрируя свои притязания на место Сетха. Ра никак не замечал этого, утверждая, что место Сета непоколебимо в его царстве, и надеясь, что его верный страж найдет общий язык с племянником. Не смотря на старания верховного бога, между Сетом и Гором неумолимо разворачивалась личная вражда.
Назначение старшего брата Сета и отца его соперника Гора — Осириса — царем загробного мира, стало последней каплей на весах терпения. Сет страшно повздорил с Ра, в который раз обманутый в своих ожиданиях. Получив в ответ очередные слащавые речи в попытке угомонить вспыльчивого бога, Сетх решил самолично добиться своего. Он взял ужаснейший из грехов на свою бессмертную душу, убив Осириса — замарал руки родной кровью, став вовек клеймен как братоубийца. Сбросив тело брата в бурлящие воды Нила, Сет занял его место на троне мира мертвых.
Прежде боги гелиопольского пантеона жили в мире, не смотря на временные разногласия, никто ранее не проливал кровь сородича. Узнав о свершенном зле, собственный род проклял Сета, превратившегося из верного защитника в могущественного врага.
Как бы больно ни было Ра расставаться с Сетхом, пантеон не мог простить предательство. Все старания солнцеликого оправдать старого друга... гораздо больше чем друга... все его попытки оказались напрасны — другие боги не готовы были простить Сету его прегрешений. Они боялись убийцу, зная, что в силе ему нет равных, потому не пытались мстить, но укор в их взглядах изгнанник запомнил на вечно. Из защитника и покровителя солнца-Ра, владыки стихий и жизненной силы, Сет превратился в жесткого бога ярости, песчаных бурь, разрушения, хаоса, войны и смерти. Бывший заступник великого народа Египта стал главным антагонистом, навеки клейменным мировым злом, подобно монстрам, с которыми он боролся прежде. Народ Египта теперь не с радостью восхвалял защитника, а из страха поклонялся несущему смерть и разруху богу.
Праведный Ра слишком опасался осуждения богов, а горделивый Сет не способен был унять глубокую обиду, чтобы примириться. Сетх потерял свое возлюбленное «солнце», и с того дня, лишенный его света, был погружен в вечный мрак, с каждым днем утягивающий все глубже в пучину безысходности. Он все ждал, что Ра попытается примириться, как прежде при их ссорах сделает первый шаг, но бессмысленное ожидание закаляло ненависть и гнев Сета, превращая некогда всеми любимого бога, в безжалостное, яростное чудовище. Собственные родители вынуждены были отказаться от него. Он стал врагом богов и страшным кошмаром людей. Первые ненавидели его, вторые демонизировали в своих сказаниях, но объединял их благоговейный ужас перед мощью разгневанного бога.
Несмотря на нелюбовь к Сету, великой эннеаде пришлось мириться с его существованием, так как мощь бога во гневе лишь возросла. В попытке доказать Ра свое превосходство над другими богами, он возвел собственное царство, став покровителем Верхнего Египта и северо-восточной Дельты Нила. Вот только цели его разнились с прежними. Ныне его желанием было разрушить и утопить в крови все, что так любил Ра. Может быть это была лишь глупая месть, но иной цели у Сетха больше не было.
Пантеон терял мощь со временем, когда люди начали забывать старых богов, а Сет же купался во власти и могуществе, ведь его сила была в войне и смерти. Год за годом он креп, подстраивался под новый мир, продолжая свое кровавое дело. В то время как вера в богов ослабевала, он сумел сохранить былое величие. Ему не приходилось слишком утруждать себя — мир саморазрушался, утопая во грехе и уничтожая себя вечными войнами. Сету оставалось лишь пожинать плоды. В любой отрезок истории он находил для себя подходящую роль, поощряя войны и террор, способствуя им. В 21 веке Сет предстал перед людьми в облике успешного бизнесмена, владельца крупнейшей в мире корпорации, разрабатывающей и производящей оружие.  Сет отказывался принимать падение богов и желал возродить прежнее господство, но уже в таком виде, в котором было выгодно ему. На сей раз он желал возглавить новый пантеон, заполучив власть, о которой так давно мечтал.

еще

Сетх мог бы стать лучшим из богов, всеобщим любимчиком и надеждой человечества, однако роль великого светила, бога-солнца, досталась Ра. Сета почитали, ему поклонялись и боялись его гнева, однако обожали и боготворили многоликого творца, прекрасного ясноглазого Амона. Он возглавлял пантеон, и вся народная любовь доставалась ему. Сет же был верным защитником, могучим оружием солнцеликого, но роль его была куда кровавее — марать руки, уничтожая врагов великого «солнца». Народы Египта боялись Сета и желая его задобрить, возводили в его честь дворцы и храмы, опасаясь божьего гнева. Жестокость, ярость и смерть — главное, что олицетворял бог, и хотя жители страны старались всячески умилостивить его, любви в их поклонениях было мало. Его больше боялись, нежели любили, а за заслуги бога-воителя, восхваляя его собрата Ра. И Сет молча мирился с этим, потому что слишком любил свое «солнце», чтобы делить с ним приверженность людей. Ему достаточно было лишь любви Ра, его дружбы и доверия. Будучи его защитником и покровителем царской власти, Сет понимал смертных в их любви к ясноглазому Ра. Верность и преданность бога войны не знала границ, ни один из богов не мог сравниться с Сетом в умении посвятить жизнь планам великого Ра. Идеи бога-солнца стали его идеями, чужие мечты — его мечтами. Он считал себя главной защитой и правой рукой верховного. Ра постоянно напоминал, как важен ему Сет; превозносил его над другими богами, доверяя свою жизнь в его руки. Не мог он позволить Сету одного — жить собственной жизнью. Ревностное отношение к Сетху, заставляло Ра держать бога при себе, не позволяя тому реализовать собственные амбиции.
Большая сила порождает честолюбие, и видя, как возвышаются его собратья, Сет мечтал о том, что и сам когда-то обретет собственную стезю. Он желал разделить власть со своим «солнцем», зная, что принесет большую пользу не лишь как воин, но и правитель. Однако у Ра советников было предостаточно, а Сету отводилась особая роль. Ра старался, снова и снова мягко улаживать конфликты, которые порождал вспыльчивый и гордый бог войны. Сет, в свою очередь, желал, чтобы к его слову прислушивались. И чем большее сопротивление встречал, тем сильнее становилось его негодование. Обещания Ра не выполнял, хотя всегда шел на уступки, но чаще на словах. Он несомненно умел найти подход к упрямцу Сету, но из раза в раз пустые слова все больше гневили бога войны, который даже не пытался сдерживать эмоций. Их ссоры приводили к большим и разрушительным последствия временами. И Ра всегда уступал, а Сет на время утихал, но все повторялось сызнова.
Обида и ревность к богам, которым Ра даровал свою милость и обожаемым «солнцем» людям, ради которых Сету следовало непрерывно сражаться, породили в боге большой гнев. Он бросил Ра, оставив в одиночку управлять своим царством. С того момента все худшее в боге вырвалось наружу. Жестокость и кровожадность, неудержимая ярость и жажда мести стали верными спутниками божества. Он убил в себе все хорошее, а что убить не сумел, запрятал глубоко в самовозведенную темницу злости и отчаяния. Он желал бы ненавидеть Ра всем сердцем, но, в конечном итоге, просто хотел доказать ему, что был гораздо лучше и ценнее, чем тот мог себе представить. Он и не заметил, что в этих попытках и в собственной жажде мести, превратился в монстра, которому нет прощения ни среди богов, ни среди людей.

Пример вашего поста:

Пример поста
что-то из фэнтези

Потом говорили, что человек этот пришел с севера, со стороны Верденских гор. Он ехал верхом на черном, словно смоль, жеребце, не опасаясь темных лесов, затаившихся монстров и проклятий, что падали на всех, кто потревожит эти места. Ночь накрыла Салем, окутала темнотой, уступая непроглядную мглу лишь раскатам грома. На всаднике был черный плащ, скрывавший лицо. Он ехал, чтобы спасти город... или погубить окончательно.

Салемский лес встретил незваного гостя свинцовым ливнем и запахом гнилой древесины.  Через лес пролегал наезженный тракт, по которому в прошлом путники не боялись путешествовать даже ночью – сейчас же эта дорога практически заросла, а ехать через лес после наступления темноты рискнул бы только самоубийца или населившая округу нечисть. Летом в этих землях держалась долгая засуха, которая уничтожила весь урожай и оставила людей со скудными запасами оставшимися с прошлого года, но как только похолодало и приблизилась зима, на смену засухе пришли проливные дожди, холод и жестокий ветер, жутким завивание отваживающий непрошеных гостей от проклятых мест.
Суеверные простолюдины, должно быть, давно поговаривали о том, что в Салеме завелись ведьмы, но городской совет отчего-то мыслил скептически, отбрасывая возможность сверхъестественного вмешательства. Не хватало еще, чтобы деревенщина устроила «охоту на ведьм». Далеко не новость эти ведьмовские штучки – порчи, проклятия – однако после того, как на них была объявлена охота, а любое волшебство считалось преступным деянием, с подобным встречаться приходилось все реже. Даже добрые ведьмы, которые занимались целительством, теперь должны были скрывать свой дар, ведь не ровен час кому-то взбредет в голову обвинить их в колдовстве... нелицеприятная участь ждала тех, кто вызывал хотя бы малейшие сомнения. И только когда к природным катаклизмам добавилась пара трупов в пригородных лесах и пропавший член городского совета, бургомистр решился на радикальные меры – пригласил охотника.
Мужчина пришпорил жеребца – тот недовольно заржал, но подняться на дыбы не решился, вместо того послушно прибавил шагу. Животное можно было понять – он чуял опасность исходящую от места, куда так решительно направлялся его хозяин. Копыта лошади застревали в болоте. Всаднику пришлось пустить коня в объезд, дабы избежать разрушенного участка тракта. Когда до блеклых городских осталось рукой подать, охотник благодарно погладил жеребца по шее.
Городская стража (если так можно было назвать парочку  замерзших  и слегка поддатых  мужиков, что прятались от ливня в ветхой сторожке у въезда в город) с запозданием появилась перед путником, хлюпая сапогами по болотистым лужам. Ни их вид, ни тон, которым они обратились к гостю не выражал агрессии, но в нем проскальзывало легкое беспокойство. Когда же охотник заявил по какому делу приехал, стражники, похоже, потерялись, не зная как следует реагировать. С одной стороны охотников не слишком жаловали, с другой – он, вроде как, помочь приехал, а значит нужно важного гостя скорее доставить к бургомистру.
Жилище главы городского управления отличалось от ветхих домишек рядовых жителей. Охотник иронично хмыкнул, разглядывая из под опушенного капюшона накидки виднеющиеся вдали огни усадьбы – даже ночью, в непогоду можно было догадаться о том, что прежде эти места были богатыми и процветающими.
Завидев всадника, со стороны здания напоминающего конюшню выглянул паренек. Он и так промокший, теперь не решался выйти под дождь, но с любопытством поглядывал, полагая, что его не заметили. Но охотник все замечает, и темнота ему не помеха. Стражник позвал некого «Томми» – паренек вздрогнул и поспешил к гостям, спотыкаясь из-за слишком больших сапог, явно перешедших ему по наследству от кого-то гораздо больше него самого. Охотник спешился и отдал вожжи конюху. Когда стражник заявил, что к бургомистру пожаловал «господин охотник», мальчишка испуганно поприветствовал гостя, разинув рот от удивления. Он подпрыгнув, обижено ойкнув, когда черный жеребец, не желая стоять под дождем, пока конюх пялится на путника, цапнул паренька за плечо.
Стражнику тоже надоело стоять под дождем, так что он отправил парнишку «заниматься делом», а сам направился к двери бургомистрского дома. Открыла им женщина лет сорока пяти, в не самой дорогой, но аккуратной одежде, с туго собранными волосами и пуританским взором. Она тут же отошла, когда стражник втолкнулся в дверь, а  за ним, уже беспрепятственно, вошел охотник. В гостиную вышло пять человек, но за дверью слышались и другие голоса. Люди все подходили: высокие и низкие, тучные и худые, мужчины в большинстве, но были и женщины. Единственное, что объединяло их всех – вид весьма представительный, из чего охотник сделал вывод – перед ним члены городского управления и прочая верхушка общества.
Он скинул  промокший капюшон. Потемневшие от влаги волосы прилипли к лицу и охотник убрал ладонью мешающие пряди. Мужчина несколько дней был в пути, и на его лице теперь явно виднелась светлая щетина; одежда промокла, обувь вся в грязи – он выделялся среди аккуратно выбритых и опрятных мужчин, находящихся в комнате.
– Господин охотник на ведьм, сэр, – путаясь в словах и, похоже, в мыслях, стражник представил вошедшего.
Охотник отвесил небрежный полупоклон, глядя на присутствующих. С его пропорциями подобный этикет выглядел довольно нелепо, однако для его дела лучше чтобы местные жители были доброжелательно настроены к опасному чужаку.
– Маркус Кастелл, сэр... Вы писали мне.

старый пост, но реал

   Давящая монотонность дней угнетает, заставляя опрокидывать стакан за стаканом, ища истины на дне, где-то под золотистой огненной жидкостью, что бесчувственно опаляет горло. Ему нравится боль: сама ее сущность, цель и источник, а еще больше нравится ее причинять. От этого не сбежать. По спирали вниз, через девять кругов ада, словно водоворот, затягивающий в пустоту – черную дыру, где ничего… только вечная тоска и желание прекратить все, исчезнут, распасться на атомы. Он прячет истинные чувства за сигаретным дымом, выкуривая одну за другой золотисто-черный трежерер, пафосно выдыхая серебристый дым, устало прикрывая глаза.
    Воспоминания слишком жестоко врываются в мысли, заставляя ощущать то, от чего, казалось давно избавился. Имея все, думать о мелочи, которой не достает, не глупо ли? О ком-то. А ведь он считал, что всех можно купить. Не единожды убеждался в верности столь циничных мыслей, ведь мир сам по себе цинизм – беспросветный и жесткий. Зачем желать чего-то; проявлять слабость, которую не увидит никто кроме него, но которой стыдишься, глядя в зеркало.
    Ему мерзко от собственной слабости. Чувства, давно запертые на замок, дают о себе знать – стучат в двери, настойчиво распахивая их, врываясь внутрь – никакой засов их не удержит. Он уверен, что сильнее этого. «Чувства всего лишь иллюзия» – говорит себе, замыкаясь и закрываясь от мира, от всего светлого и искреннего.
    Но почему-то это не помогает. На душе хреново и в мыслях тихое эхо, лишь гнетущее чувство недосказанности, пустоты, заставляет беззвучно орать и трощить мебель, при этом не меняясь в лице. Эта жестокость, порожденная миром, или он родился, чтобы нести ее в груди, отпуская наружу, дабы она разрушила единственное… единственное, что могло его спасти?
    Роскошный номер в дорогом отеле – его отеле. Наполненный людьми, которые выполнят любую прихоть. За окнами город – его город, что давно уже подчинился простым правилам – «выживает сильнейший» и «все в руках власть имущих». Смешно, насколько просто жить таким как он, но насколько трудным это кажется для них, разочарованных в реальности, лишенных способности радоваться новому дню.
    Алкоголь и наркотики позволяют забыться, но этого мало, чтобы ощутить себя живым. Имея все, они всегда находят что-то новое, изощренное и порочное, способное заставить испытывать свежие эмоции. Привыкая в иллюзии, не замечают, как она поглощает их, погружая во тьму собственных желаний.
    Он думал, что сможет избавиться от этой зависимости; заменить ее другой, не менее интересной… приятной. Его «пустота» всего лишь человек, а незаменимых людей нет – он свято верил в это, но чем больше дней проходило, тем чаще возвращался к мысли, что некоторых трудно заменить. Можно просто не позволять себя чувствовать, но не стоит пытаться заполнить место чем-то другим – не выйдет. Шлюха за шлюхой менялись в его постели, каждая принося что-то свое. Всегда новые эмоции, но и в сотой доле он не получал того морального удовлетворения.
    Телефонный номер, сотню раз попадавший под пальцы, но так и не набранный за последний год. Никакой личной связи со шлюхами – только мужской голос на том конце – посредник, торгующий человеческими душами и телами, разумеется. Он сомневается мгновение, но день сегодня действительно выдался отвратительным, внутри пусто, и это последняя капля, заставляющая его «подтвердить заказ».
    Его не волнуют отговорки мужчины: «завязал», «ушел», «можем предложить отличную замену»…  Вик знает, что они все равно сделают, как хочет он – торг не уместен. Недолгое молчание, согласный кивок на том конце, которого он не видит, но знает, что дело решено.
    Новая сигарета – еще один окурок в хрустальной пепельнице. Ожидание напряженное, легкое волнение, требующие несколько мгновений, чтобы собраться с мыслями. Они давно не виделись. Не удивительно – они чужие. Никаких разговоров по душам, никаких теплых объятий или поцелуев. Кайден просто шлюха – чертовски дорогая и желанная шлюха. Пожалуй, дороже чем следовало, и Вик явно переплачивает – можно найти дешевле ничуть не хуже, но ему отчего-то нужен именно этот парень. Кай трахается со всеми, кто платит, но давая больше остальных, Вику хочется верить, что он покупает немного больше – частичку его души. Как бессмысленно полагать, что душу можно купить парой лишних баксов.
    Не исключено, что он его не вспомнит – год прошел. Вик не знает насколько шлюхи привязываются к клиентам, запоминают ли их лица или им все равно, лишь бы получить оговоренную плату.
    В полумраке комнаты он видит лишь очертания: такая же худая фигура, покатые плечи, светлые кудри – длинные, но не достигающие плеч. Еще шаг, и гость выходит на свет. Он изменился. Совсем неуловимо, но стал другой. Классический костюм не похож на привычный игривый наряд, а во взгляде нет той легкости, с которой он в первый раз разглядывал обстановку дома Виктора и его самого. На сей раз никакого роскошного особняка – номер отеля: не обжитый, холодный; и Вик такой же: застывший и бесчувственный, словно мраморное изваяние. без души.
    Кайден берет бокал, заранее наполненный хозяином номера. Рубиновое вино касается бледных губ, оставляя на них незаметный розоватый оттенок и привкус винограда.
    – Здравствуй, – осипший от сигарет и алкоголя голос, сухой и безэмоциональный, словно он вовсе не ждал его так сильно.
    Узнал ли он его?
   Вик подходит ближе, но проходит мимо, опускаясь на удобный, обитый молочной кожей диванчик. Прикуривает сигарету. Откинувшись на спинку, рассматривает парня вовсе без смущения и, сделав глубокий затяг, выпускает облако полупрозрачного дыма.
    – Раздевайся, – взгляд усталый, в голосе ни грамма нежности.  – Если нужно подготовиться – вторая дверь слева – ванная.
Он не может позволить себя выказать чувства. Он никогда не будет осторожным и мягким. Никогда не будет любить.

0


Вы здесь » Live Your Life » -Кроссплатформы и кроссоверы » Поиск партнера для игры


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC