Live Your Life

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » -Кроссплатформы и кроссоверы » Поиск партнера для игры


Поиск партнера для игры

Сообщений 41 страница 48 из 48

1

В данной теме действуют Общие правила каталога и Правила раздела «Ищу игрока» (подробнее). Дополнительные правила специально для «Поиска партнёра» указаны ниже.

Заявка в теме оставляется в следующих случаях:
• У вас нет на примете ролевой, но есть желаемые образы и сюжеты для отыгрыша;
• Вы игрок на определённом форуме и ищете партнёра с конкретными предложениями по сюжету.

Конкретика:
• Один пользователь - одна заявка в тематике;
• Один пользователь - не более трёх заявок всего (в трёх разных тематиках);
• "С аккаунта сидят два/три/десять человек" - всё равно одна заявка в тематике;
• Хочется новую заявку - попросите сначала удалить старую (в этой теме с указанием раздела);
• Поиск - только для игроков, ищущих партнёров. Для администраторов и пиарщиков есть "Ищу игрока";
• Пример поста обязателен;
• Анкета или пост по ссылке закрыты для гостей - сообщение удаляется;
• В одном сообщении несколько отдельных заявок на искомых персонажей - каждую под спойлер;
• Заявка очень объёмная и/или в виде крупной таблицы с заливкой цветом - хотя бы часть под спойлер;
• Обновлять/поднимать имеющуюся заявку можно не чаще, чем раз в две недели. Открывать новую после удаления старой - без ограничений;
• Сама по себе заявка находится в теме два месяца, после чего удаляется.

Запреты:
• Повторять заявку раньше, чем по истечении двух недель;
• Пытаться обмануть администрацию путём создания дополнительных аккаунтов;
• Игнорировать шаблон заявки;
• Администраторам - искать акционных персонажей не для себя лично.

Шаблон заявки для поиска партнёра на форум
Код:
[b]Форум:[/b] (ссылка в виде названия)
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Ваш персонаж:[/b] (ссылка на анкету или краткое описание, даже если персонаж канонический)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler] (либо ссылкой на сообщение с указанного форума)
Шаблон заявки для поиска партнёра (без приглашения на форум)
Код:
[b]Текст заявки:[/b] (в свободной форме)
[b]Пример вашего поста:[/b] [spoiler="Пример поста"]Текст поста[/spoiler]

0

41

(обновляю от 06.06)

Форум: TimeCross
Текст заявки: Отчаянно ищу своих мальчиков, Вижна и Пьетро.
Обоих утащу с руками и ногами - первого в забавности, трогательности, драму, развитие отношений комиксно-мувиверсного плана, второго - в драму и сюжет. Собственно сюжет предполагает, что Пьетро был похищен ГИДРОЙ, которые решили объединиться со Страйкером, открыв охоту на мутантов, поэтому перво-наперво нам нужно будет вырвать его из мерзких лап плохих парней. Я открыта для любых предложений, люблю обоих, надеюсь и жду ♥ Давайте залечивать раны после Эндгейма вместе, а?)
Обо мне: третье лицо, заглавные буквы (а что, кто-то реально без них пишет?Оо), прошедшее время, птица тройка опционально, под размер постов стараюсь подстраиваться, но люблю больше, хых. Реальная скорость - пост в неделю-две, но если очень вдохновлюсь сыгровкой, могу значительно ускориться. По полгода долги обещаю не держать, не пропадаю и не отмораживаюсь, всегда готова выйти на диалог. Люблю время от времени обсуждать альтернативы развития событий и самих персонажей, делиться разного рода ассоциациями, но с этим не навязываюсь. Первоначально идеи генерирую с трудом, но с большим удовольствием поддержу и разовью ваши, дайте только отправную точку. Обожаю хорошую драму больше всего на свете, дайте мне драму - и без постов точно не останетесь!
Связаться можно любым удобным способом - через лс здесь (могу выдать вк) или гостевую на форуме.
Ваш персонаж: Ванда Максимофф/Алая Ведьма, нестабильный мутант с 1000 и 1 заморочкой в голове, бывший член команды Мстителей, временно тусуюсь в особняке Людей Икс. Также, кровная дочь Магнето, лучшая на свете сестра лучшего на свете брата, питающая особую нежную любовь к некоторым говорящим тостерам.
Пример вашего поста:

Пример поста

Они проиграли, бездушный монстр одержал верх. Итог случившегося слишком сложно осознать по-настоящему: дальше — геноцид, разрушения, несправедливость, возведённая в степень высшего блага одним свихнувшимся титаном, решившим, что достоин держать на ладони вселенную. Где-то далеко-далеко, на другой планете… на каждой, если быть точнее — отголоски криков ужаса существ, на глазах теряющих родных и близких, друзей и любимых. Может быть, это и её собственные крики, застрявшие в горле мерзостным склизким комом, мешающим дышать, давящим на связки, пускающим в лёгкие кровь, которая течёт, окрашивая алым всё на своём пути. Алый — её рок. Алый костюм, алый магический след, алым зияли раны Пьетро, когда она впервые увидела его бездыханное тело, алым… было её Видение.

Ванда расфокусировано смотрела вниз, на чёрное пятно, которым всего минуту назад был андроид, погибший от её рук, воскресший и умерший снова от рук палача. Пережив Альтрона, ведьме казалось, что не будет создания в пространстве и времени, заслуживающего бОльшей ненависти, казалось, что никто не сможет ранить её сильнее, но, как всегда, она ошибалась. Гнев и жажда отмщения, что воспылали неистовым пламенем в разгаре схватки несколько лет назад, подняли на ноги, придали силу, вынудили пойти вперёд и раскрошить генератор, питающий искусственный интеллект, попутно сожалея лишь о том, что его невозможно заставить страдать так же, как пострадала она. Но сегодня… уже ничего не имеет значения. Вторая половина её сердца только что почернела и умерла вместе с Вижном, поэтому, когда начало рассыпаться тело, ей было всё равно. Ванда прекратила цепляться за жизнь, в которой никого не осталось.

Кто-то тушит свет. Выключает музыку отчаянных возгласов, понемногу начинающих пробиваться сквозь каменную стену шока, аннулирует звуки самой жизни, вырывает ощущение телесности из каждой клетки, заменяя жгучую боль на чистое, монохромное «ничего». Глаза закрываются навсегда. Проходит минута, две, три, вечность, прежде чем… Зачем-то, по какой-то совершенно ненормальной, необъяснимой, жестокой причине, Ванда распахивает их вновь. Сквозь подрагивающие ресницы смотрит на свои руки с недоверием, оглядывает их внимательно, будто чужие, силясь понять, как это возможно, но не находит и намёка на вразумительный ответ. Тело Вижна исчезло, испарилось бесследно — какой в этом смысл? Ведь он уже мёртв, дважды! А она… она теперь совсем одна.

— Ты боишься. — Вижн крепко держит её запястья — не сдавливая, лишь придавая уверенность — и твёрдо смотрит в глаза, в самую глубину зрачков. Этот немигающий взгляд не человека мог бы нагнать оправданный страх на любого, но единственное, что пугает Ванду — высота, над которой они зависли. — Ты не должна. Обещаю, я не отпущу тебя.

Когда ведьма вступила в команду, остро встал вопрос, кто будет её тренировать. Ни Стив, ни Наташа не умели летать, Тор исчез вскоре после событий в Соковии, а Тони Старку, хоть ненависть в его сторону и поутихла, свою жизнь Ванда доверить не могла. Оставались Сокол и Вижн. И, почему-то, она выбрала Вижна… Да, андроид был детищем эго двух эгоистичных учёных, она видела ужасающие планы Альтрона на него и не понимала, как стоит относиться к существу, самой сутью напоминающему о том, кто забрал у неё брата. Вижн умудрился вобрать в себя все вещи, к которым Ванда относилась с опаской, но один раз он уже вытащил её на краю гибели, не имея на то веской причины; он единственный в этой новой семье смотрел на неё без осуждения, без страха, без какой-либо предвзятости и только рядом с ним она не чувствовала себя монстром, безликим орудием против врагов, которое повезло иметь в арсенале, или неразумным ребёнком, которому необходим присмотр. С ним она знала, что может быть собой. Одиночество на время отступало, забывалось, отходило на второй план, а первый полностью занимала конкретная задача, как сейчас — освоить левитацию.

— Я не боюсь. — коротко отозвалась ведьма, отведя взгляд. Бессмысленно обманывать того, кто за милю услышит и за долю секунды проанализирует её учащённый пульс вкупе с прочими физиологическими показателями, свидетельствующими об изменениях типичного эмоционального фона, но признавать слабости никогда не было излюбленной частью Ванды в обучении. Стоило задуматься об этом — алый свет у ладоней погас и тело порывисто сорвалось вниз… Она и моргнуть не успела, как оказалась подхвачена руками андроида, мягко опустившими её на горизонтальную поверхность с пятиметровой высоты.
— Я же говорил, что не отпущу тебя. — просто заметил тот, — Сегодня мы поставили рекорд, — «мы», любил говорить он, словно учился полёту вместе с ней, — Продолжим завтра?

Но что делать, если «завтра» уже не наступит? Сначала Пьетро, теперь Вижн, а Ванда всё ещё жива. Или это загробный мир? Задыхаясь от скорби, ведьма обняла себя за плечи, впиваясь пальцами в ткань пиджака, и потеряно осмотрелась вокруг: местность не походила на Ваканду и даже на лес, прилегающий к куполу защитного поля, тот самый, где их разбили. Это было что-то принципиально иное… Ни следа тел, товарищей по команде и любых признаков жизни, кроме растений, назойливо режущих глаз изумрудной волной. Разве не полагалось ей раствориться в небытие после щелчка? Что это? Ад или рай, чистилище или очередной грязный трюк? Последнее казалось наиболее вероятным предположением, так что Ванда поднялась на ноги, чтобы отправиться на поиски кого-то, на ком сможет сорвать злобу, а заодно проверить, заперт ли здесь кто-то вместе с ней.

Шаг за шагом — в никуда, время течёт как талая вода.

Ванда не понимает откуда пришла и куда направляется, зелёная клетка похожа на лабиринт, никто не слышит её зов, как бы она ни пыталась, как бы громко ни выкрикивала знакомые имена. Стив, Наташа, Беннер, Сэм, Баки Шури, кто-нибудь… Вижн?.. Может ли быть? Что, если каким-то чудом они победили и время повернули вспять? Что, если он всё-таки жив… Что, если… Если… Ноги подкашиваются, ведьма падает у ближайшего дерева, прячет лицо в дрожащих ладонях и пробует на вкус солёные слёзы. Она чувствует столько всего — панику, страх, одиночество, горечь, досаду, беспомощную ярость и жалость к себе — но не может ничего исправить. Вижн решил принести себя в жертву во благо всех людей, а Танос… Танос превратил его жертву в пустой звук, плюнул ей в душу, посмеялся над ними обоими, без труда достал камень и отбросил тело андроида как сломанную игрушку. Такими он сделал всех, мёртвыми сломанными игрушками.

0

42

Текст заявки: Внезапно загорелось поиграть БакиНат со всеми вытекающими из этого драмами, экшеном, "узнай меня, забудь меня", шпионажем и тренировками в Красной комнате.
Ищу Баки, мрачного котика, Зимнего солдата и главного склерозника. В основу взяла бы мувиверс, конечно, но так как мувиверс нам толком не дал флешбэков Советского прошлого, хотя сами актеры шипперят именно эту пару, то что-то добавим из комиксов\своих придумок и идей на основе ситуации в то время.
Форум, в принципе, есть, где это можно реализовать, но если что, то готова поискать совместно с вами, прийти на форум, где вы уже играете Баки.
Пишу от 3го лица, чего и от вас попрошу, с заглавными буквами, птица-тройка на ваш вкус, мне без разницы, посты по размеру разные, но прямо к километровым простыням на 10к я не тяготею.
Жду, надеюсь, верю, что получится попробовать отыграть подобное.
Пример вашего поста:

Пример поста

Наташа стояла скрестив руки на груди и обдумывая всё, что произошло. Казалось, что она глубоко погружена в себя и расслаблена, но это впечатление было ошибочным - она в любой момент готова была сорваться с места и ринуться в бой, уклониться от выстрела, удара, от любой опасности. Она никогда не бывала расслаблена настолько, чтобы её действительно можно было так просто застать врасплох. Их так учили в Красной Комнате, где утром делились друг с другом припрятанным куском хлеба, а днём на смерть бились - зазевался и ты труп, позволил эмоциям взять верх и ты труп, слишком долго думал и ты труп, не подумал и ты труп. Ты труп, ты труп, ты труп. Никогда нельзя падать, никогда нельзя оступаться, потому что никто не подаст руки, чтобы помочь, но могут тут же застрелить, чтобы освободить место для себя. Сейчас уже было не так и, наверное, Мстители правда были её друзьями, и они-то не стали бы делать контрольный выстрел, подали бы руку и помогли, но избавиться от рефлексов и привычек, благодаря которым она всё ещё жива, которые её никогда не подводили в сложных ситуациях, было невозможно. И не сказать, что Нат хотела избавиться и открыться миру, изменить саму свою суть, снова переломав, как переломала в детстве и юности, себя полностью и собрать так, чтобы срослось, чтобы это была не нелепая измученная фигура, а ладная и жизнеспособная форма.
И всё-таки события последних лет могли вывести из себя; Нат знала, что у Старка панические атаки после вторжения пришельцев, богов и непонятно ещё какой дряни. Времена, когда расцветали шпионские игры, прошли, а она так бездарно прошляпила ГИДРУ в ЩИТе, что и её можно было бы выкинуть на свалку, наверное, но игра была разыграна красиво. Теперь красоты не было, была только грубая и беспощадная сила, с которой она раньше не сталкивалась. Разбуженные Вандой воспоминания о Красной Комнате подстегнули уверенность в том, что нужно крепко стоять на земле и всё ещё быть готовой отразить любой удар, уклониться от удара, если силы не равны, использовать силы противника.
Но всё-таки раньше было как-то уютнее, было душевнее, теперь у них был основательно разгромленный Нью-Йорк в ходе спасательной операции, была Соковия, которую просто выдрали из земли и попытались запустить в космос. О том, что думают люди обо всём этом, не стоило даже задумываться, стоило просто крепко стоять на земле и понимать, что враг изменился. Речь больше не о людях, в основном не о людях, хотя таковые всегда будут, а о существах совсем другого порядка.
И надо держать удар.
И надо заботиться о тех, кто только-только к ним присоединился. Может быть это в ней говорил нереализованный материнский инстинкт, может быть просто опыт убийцы, который всё ещё твердил о том, что надо быть готовой ко всему, но даже эффектная магия Ванды не убеждала в том, что та будет в безопасности, если что-то случится. Алая Ведьма плохо управлялась со своим даром - это было видно невооруженным глазом; не будет ли под влиянием страха, опасности, шока сила вместо того, чтобы увеличиваться, блокироваться - неизвестно, а готовыми нужно быть ко всему.

Наташа вошла в тренировочный зал ровно в то время, на которое они сговорились; точность - это уважение. Уважать надо друзей, ещё больше - врагов. Всё это накладывает отпечаток на поведение, предопределяет поступки и решения. Забота о ком-то - это научить этого кого-то выживать без твоей помощи или хотя бы отдать свою жизнь по максимально возможной цене.
- Твое тело - твое оружие, - Нат ходила мягко, пружиняще, говорила короткими фразами, которые бы легче запомнились сейчас, но не проявляла ни капли агрессии, хотя готова была нанести удар. - Чаще всего враг сильнее тебя, а тебе это на руку. Не нужно принимать удар, нужно перенаправлять энергию уже имеющегося против него самого.
Женщины, даже с сывороткой суперсолдата, всё равно были слабее физически, когда речь касалась особых врагов, на прямой удар, если только это не один единственный, молниеносный и смертельный, рассчитывать не приходилось, нужно было брать хитростью, гибкостью, поэтому все бои Романофф напоминали акробатические трюки.
- Твоё оружие - гибкость, скорость, точность, - она кивнула Ванде. - Пробовала раньше драться с мальчишками?
[icon]https://i.imgur.com/7kwosxL.png[/icon]

0

43

Форум: yellowcross

Текст заявки: Разыскиваю довольно нетипичного персонажа в каст Overwatch, а именно Королеву Джанкертауна. Персонаж существует давно, Близзард всё кормят нас историями о том, что работают над ней, но пока она всё ещё остаётся лишь постером на небезызвестной карте и максимально непопулярна на ролевых форумах.

Хочу предложить Королеве себя, всю и без остатка. Если кратко: идея в том, что Королева оказывается в Штатах, ищет помощь для назревающей в Джанкертауне войны с властями Австралии. В Штаты же отправляют с поля боя Ангелу Циглер. Мы встречаемся случайно, спим, Королева не уходит наутро, и всё это перерастает в сумбурный роман, который постепенно становится значительно более глубоким, чем мы предполагали. Полный текст заявки под спойлером или по ссылке.

+++

выкуплена до 15.07.

Overwatch

haunt me and make me run for my life,
     set my home on fire, burn it down to ash

https://funkyimg.com/i/2UHYh.png • • https://funkyimg.com/i/2UHYi.png • • https://funkyimg.com/i/2UHYj.png • • https://funkyimg.com/i/2UHYk.png
original

• • • • • • • • • •

The Queen
Королева

Мы встретились с тобой в странный период жизни, как в одном небезызвестном классическом фильме, который ты, готова поспорить, никогда не видела; не потому, что не любишь классику, а потому, что просто не успела — взрыв омнии превратил твой дом в постапокалиптическую пустошь, а в таких условиях как-то совсем не до фильмов. Ты была молода, когда это случилось, но тебе пришлось повзрослеть: когда растерянные люди вокруг тебя не знали, что делать дальше, ты собралась и сумела организовать их. Вы отстроили из мусора целый город и научились выживать там, где не смог бы больше никто. Они провозгласили тебя своей Королевой. Какое-то время вы просто жили своей общиной, но, когда война с машинами подошла к концу, когда человечество потеряло врага, перед которым могло сплотиться, ты стала мешать тем, кто считал Аутбэк своей собственностью. Ты стала их целью номер один.

Чтобы отвести удар от Джанкертауна, ты покинула его, оставив вместо себя приближённых людей. Ты понимала, что это лишь временное решение, но в Штатах ты надеялась найти помощь среди крупных преступных сообществ, которые могли бы встать на твою сторону в грядущей теневой войне с властями Австралии. За неудачей шла неудача. Тебе пришлось искать способ заработка, какое-то место жительства. В Штатах ты столкнулась с тем, что давно позабыла: никто не величал тебя Королевой и не ставил ни во что. Несмотря на всё, через что тебе пришлось пройти, этот факт заставил тебя растеряться и практически опустить руки, да и из дома поступали плохие новости: война была всё ближе, а верные люди, похоже, не проходили проверку временем.

Мы встретились в нужное время,
Мы оба нуждались в этом.

Я приехала в Штаты из ада — африканского континента, раздираемого войной. Уставшая, не верящая больше ни во что, я искала утешение в алкоголе и кого-то на одну ночь, чтобы зализать раны. Наши желания просто совпали, как и предпочтения в постели. Мы не обсуждали это вслух, но ты осталась на завтрак. И на обед. И на следующую ночь. И прошло немало времени, прежде чем ты решилась рассказать мне свою историю. Я приехала в Штаты на неделю. Осталась на месяц. Я не вернулась в Африку. Я знаю, ты не хотела брать меня с собой в Джанкертаун. Ты знаешь, что из мимолётной интрижки наши отношения превратились во что-то большее, и я просто не пожелала внимать голосу разума. Впервые, кажется, в жизни.

Мы встретились с тобой в странный период жизни. Но кто сказал, что это было ошибкой?

Оптимистично верю, что именно Королеву Джанкертауна наша любимая инди-компания разработчиков выпустит следующим героем, и на волне хайпа кто-то позарится за эту заявку. Да, она выкуплена. Да, хочу Королеву в первую очередь себе, и только потом куда-то и кому-то ещё. Заявка конкретно в пару, но не принудительно в рейтинговые посты — секс не самоцель. Я хочу рассказать историю о том, как случайная интрижка двух таких разных героев превратилась в настоящее и светлое, как они зацепились друг за друга, и это сделало их обеих сильнее. Планов у меня хватит на двоих, но было бы супер, если бы вы тоже проявляли инициативу.

Практически всеядна в плане стилистики постов; сама предпочитаю писать с большими буквами и птицей-тройкой, от 3к символов. Перед подачей анкеты настоятельно прошу забежать ко мне в ЛС.

Если вдруг вас заинтересовала заявка, но не устраивает форум, пожалуйста, напишите мне в ЛС. Что-нибудь придумаем.

Ваш персонаж: Ангела Циглер, доктор медицинских наук, бывший член ударного отряда Overwatch; после роспуска организации ездит по горячим точкам в составе Красного Креста, во время навязанных отпусков читает лекции в различных ВУЗах по всему миру.

Пример вашего поста:

+++

Ночь выходит рваная; последствия Ангела замазывает выравнивающим тон кожи увлажняющим кремом, немного подводит глаза и красит ресницы жестами выверенными, рутинными. В зеркале общей душевой себе же улыбается кисло, немного устало — уснуть не помогли даже таблетки, а более сильные транквилизаторы использовать Циглер не решилась [не накануне ответственного дня таким баловаться], не стала, позволив себе всю ночь волнительно предаваться размышлениям о грядущем дне, о том, какой грандиозный успех ждёт её в случае победы и каким грандиозным провалом станет поражение. На кону стоит не её имя, известное в научных кругах, но честь; она обещала себе доказать Overwatch, что способна на что-то грандиозное, и теперь близка к этому как никогда прежде.

Ещё месяцы назад Кадуцей был лишь наброском ручкой на краешке чьего-то личного дела, истории болезни. Доктор Циглер поступилась принципами, прошерстила загадочный заляпанный кровью и грязью дневник неизвестного и откровенно нездорового мозгами учёного от корки до корки, но нашла то, что искала — идею. Идею, с которой засыпала по ночам и просыпалась утром, идею с которой жила, которой дышала и которую мечтала воплотить в жизнь. Джек Моррисон не стал препятствовать её начинаниям, но что-то подсказывало Ангеле, что он не верит во всё это. К счастью, не он был тем инженером, что взялся помочь ей сделать набросок материальным прототипом, не он помогал превращать её идею во что-то реальное, работающее, терпеливо и кропотливо, постоянно внося изменения после неудачных — следующих одно за другим — испытаний.

Ангела Циглер бьёт себя по щекам, собирает косметичку и уходит в свою комнату в жилом крыле базы. Дорогу домой она забыла несколько месяцев назад, дом теперь — здесь, хочет она того или нет, нравится ей это или нет, но так удобнее и проще. От комнаты до кабинета всего четыре минуты неспешным шагом, мимо столовой и автомата с холодными напитками и кофе.

В кабинете она первым делом закрывает дверь и берёт в руки Кадуцей, придирчиво изучает наконечник, проверяет работоспособность систем, не забывая тщательно отслеживать время, чтобы не опоздать к отправке на плановую операцию, куда Джек Моррисон нехотя согласился её отпустить под присмотром капитана Амари. От голода кружит голову, и Ангела заедает его плитками шоколада, который ей повадились носить тайные воздыхатели — воротит, потому что надоело, но следом она всаживает себе в плечо специальный стимулятор, и это становится меньшей из проблем. Несколько минут Циглер сидит недвижимо, сдавливая голову руками, пока резкая боль во всём теле не отступает, даруя ей полную концентрацию и общий подъём сил. «Жерар просил тебя быть осторожнее с этими средствами, и ты его послушала, не так ли?» — едко интересуется внутренний голос, который Ангела благополучно посылает на все четыре стороны. Она доктор. Она прекрасно знает, что делает.

К точке сбора доктор Циглер выходит уже в форме полевого медика, принятой в Overwatch, закинув оказавшийся чуть более тяжёлым, чем изначально задумывалось, Кадуцей на плечо. Она собрана, спокойна, уверена в себе и своём изобретении… ровно до того момента, как вместо ожидаемой тонкой фигуры капитана Амари, которая должна была возглавить эту операцию, натыкается взглядом на широкие плечи коммандера особого подразделения Blackwatch, Габриэля Рейеса. «Он просто проводит инструктаж перед отправкой, верно?» — доктор, выдохнув, подходит ближе и обозначает своё присутствие тактичным покашливанием.

Доброе утро, сэр, — Ангела тратит немало усилий на то, чтобы звучать нейтрально. — Вы не подскажете, где я могу найти капитана Амари? Мне нужно уточнить у неё некоторые детали операции.

Она его боится. Натурально. Шёпотки, что ходят по всей базе, иногда будоражат доктора настолько сильно, что она начинает сомневаться в том, что Overwatch сражаются за правое дело. Но даже при всей её не самой большой любви к Джеку Моррисону, Ангела верит, что он не допустил бы такого безобразия на самом деле. И все слухи — просто слухи.

Просто Габриэль Рейес такой человек, который… подходит для того, чтобы их порождать. И доктор Циглер, очевидно, не единственная, кто считает его устрашающим. И при том — героем, который возглавил Overwatch в годы войны. Этого она не забывала никогда, в отличие от многих.

Капитана Амари не будет… — вдруг понимает она, ощутив на себе заинтересованные взгляды агентов, которые до её появления внимательно слушали коммандера. — Получается, операция отменяется? Странно, что Афина меня не предупредила.

+2

44

Форум: Novacross
Текст заявки:

Ищу среди звезд... яркое солнце
Ван Ын // Wang Eun
алое сердце корё // scarlet heart ryeo

https://a.radikal.ru/a01/1906/10/3099af08932d.gif  https://a.radikal.ru/a35/1906/5a/578b1c31a6fe.gif

Byun Baekhyun

Десятый принц Корё, наделенный "благословением младшего" и наш общий любимец. Твой ослепительный и такой согревающий свет померк слишком рано, твоя улыбка навеки исчезла с лица совершенно не в то время, когда должна была. Ын, ты ведь помнишь о чем мечтал? Чего действительно хотел, когда внезапно для самого себя перешагнул порог беззаботной юности и стал не только достойным мужчиной, но и верным мужем. Счастье, оно ведь было так близко, верно?
Мы помним тебя неунывающим, невероятно обаятельным, искренним и бесконечно добрым мальчишкой, с которым провели несправедливо мало времени. Мы помним твои капризные выходки, вечные шутки и задорный смех. Помним веселые праздники и юношеские попойки, как ты в очередной раз влип в неприятности или вообще подрался с девчонкой, заработав фингал. Все эти незначительные мелочи, которые тогда казались чем-то само собой разумеющимся, а потом приобрели большое значение в памяти тех, кто остался жить.
Чжон сказал, что у него так и не получилось достать стрелы из твоего тела и все, что он смог сделать - это сломать безобразно торчащие концы и, знаешь...от осознания этого становится дурно. Прощание с тобой, которое прошло слишком бесцеремонно (но это все же лучше, чем оставить тебя на растерзание диким зверям), дальнейшие принятие и осознание того, что виновником этой трагедии был тот, кто рос с нами бок о бок - все это оставило след в наших сердцах, глубокую и не заживаемую рану, кровоточащую каждый раз, когда мысли вновь и вновь возвращаются к твоему образу. Но, знаешь, капризный мальчишка, ты нас многому научил. Ты показал нам, что даже в стенах дворца можно остаться чистым и невинным, не омраченным тайными и злобными мыслями. Своим примером ты показал безоговорочную верность и удивительную храбрость, оставаясь человеком даже тогда, когда многие из нас поступили бы иначе.
Ты мог глубоко переживать из-за какой-нибудь совершенно глупой мелочи; о случае, который никто и не помнит уже, а ты все равно раз за разом прокручиваешь его у себя в голове и ждешь удобного момента, чтобы извиниться или исправить то, что в твоих силах. Ты не тот, кто станет юлить и участвовать в вечных интригах дворца, чтобы добиться места под солнцем. Ты и есть само солнце, освещающее и согревающее всех тех, кого любишь.


★★★★★★★


Стоит добавить, что все братья вспоминают о нем каждый день. Серьезно, мы очень ждем десятого принца и с удовольствием утащим его в свои хотелки, закидав не только эпизодами, но и постоянными сообщениями с выяснением отношений. Важно, чтобы вы любили этого персонажа так же, как любим его мы. Понимали, что это не просто разбалованный мальчишка, а честный и добропорядочный юноша, не лишенный благородства. Ыну пришлось повзрослеть, чтобы попытаться выжить и пусть этого не получилось, но все мы знаем, какой потенциал в нем крылся.
Братец, мы тут оказались в Сеуле спустя тысячу лет после событий, которые произошли в дораме. Как всегда, совершенно непохожие и, казалось бы, ничем не связанные, у всех разные семьи и разная жизнь. Вот только что-то и дело сталкивает нас вместе, будто специально сводя тех, чьи судьбы оказались переплетены сквозь множество лет. Мы вспоминаем свою прошлую жизнь...кто-то раньше, а кто-то позже. Кто-то с явным нежеланием, а кто-то ищет из этого выгоду. Ты хочешь вспомнить всю боль, через которую тебе пришлось пройти? Хочешь вновь взглянуть в глаза своему убийце, чтобы наконец-то понять чем заслужил подобное? У тебя есть шанс все это сделать. Как и у нас всех есть шанс наконец-то прожить действительно счастливую и долгую жизнь.
Мы ждем тебя в любом перевоплощении. Можешь быть айдолом, звездой дорам, студентом или просто сыном богатых родителей (к слову, я хотел бы видеть Ына своим старшим братом в перерождении и очень рассчитываю именно на этот вариант) - тебя никто не ограничивает в желании самовыразится. Ведь, наконец-то, мы все можем жить той жизнью, которую выберем сами. Так давай пройдем этот путь вместе? Стоя плечом к плечу и поддерживая друг друга теплой улыбкой и добрым словом. На этот раз у нас получится тебя защитить.

+ от Со (спойлер спойлерный)

Брат мой. В прошлой жизни мы были не слишком близки, уж очень разнились наши пути. Но я всегда любил тебя, несмотря ни на что, желал тебе только лучшего, хотел быть тебе другом и братом, а не палачом.
Вышло, как вышло. И прошлого не изменить, как ни старайся, но в будущем у нас еще есть шанс. Давай его используем.

+ от Чжона

Мой дорогой младший! брат. Я очень сильно жду тебя, дурачиться с этими серьезными перцами совсем не так, как с тобой! С кем мне еще устраивать бои? Разве что с твоей женой, но я ей проигрываю всегда....Словом, остро нуждаюсь, игрой обеспечу, одежкой и едой тоже! Приходи, давай покажем этим букам, как надо веселиться!

+ от Ё

Мой милый братец! Ты, конечно, можешь обижаться на меня: я убил тебя и твою очаровательную женушку, и это так печально... Но я хочу, чтобы ты знал: это никогда не было чем-то личным. Я всегда был уверен, что ты замечательный друг, брат и что-то там еще, о чем наверняка уже успели наговорить остальные братья. Прекрасный души человек.
Но так вышло, что ты был угрозой моему трону, а я, знаешь ли, слишком долго к нему шел.
Ничего личного, Ын. И если ты умненький, ты поймешь это и сейчас.
Обещаю не убивать ; )

Ваш персонаж: Тринадцатый принц Ван Ю, который больше известен как Бэк А. Один из тех, кому удалось выжить в безумной гонке братьев за трон; тот, кто оставался в стороне от всех дворцовых интриг и в итоге потерял всех, кто был ему дорог. Поэт, художник и ценящий свободу человек, стремящийся к миру и воодушевленный идеей равноправия, которую ему внушила одна весьма примечательная девушка. Спустя тысячу лет переродился в обеспеченной семье и в тот момент, когда обязанности отца по управлению крупной финансовой корпорации должны были перейти к нему - сбежал из дома, выбирая бродячую жизнь.
Пример вашего поста:

Пример поста

Сейчас, положив руку на сердце, он мог признаться, что ничуть не сожалеет о том, что выбрал иную жизнь. Что, сделав осознанный, пусть и подкрепленный чрезмерными эмоциями, выбор - он никогда не думал о том, что стоит вернуться. В мире бессчетное количество дорог и все они делятся на две категории: дороги с сердцем и дороги без сердца. И на самом деле эти дороги не многим отличаются друг от друга, это просто дороги. И ни одна из них, скорее всего, никуда не приведет если мы не размазываем по ним немного своего сердца. Наполняем сокровенным смыслом каждый свой шаг и неизменно теряем что-то важное, продвигаясь все дальше и дальше. Оставляя за своей спиной тех, кто оказался не готов возложить на алтарь кусочек своей души. То, что никак нельзя восполнить или заменить. Наполняем иными смыслами нашу душу, вытесняя остатки того, что принес в жертву во имя своего пути, но в этом ли истинный смысл существования каждого человека?
Бэк А никогда не вписывался в компанию тех, кто мог прижиться во дворце. Имеющий иной взгляд на многие вещи, ставя перед собой совершенно отличающиеся от остальных приоритеты - разве подобным личностям позволено участвовать во всех дворцовых интригах и переворотах? В одночасье потерять не только дорогих людей, но и само осознание того, что ты остаешься человеком. К сожалению, правильный выбор пришел к нему слишком поздно, но, возможно, он просто до последнего надеялся на то, что именно эта жертва окажется последней. Что именно этот кусок сердца, грубо оторванный и размазанный у него под ногами, окажется последней точкой в череде бесконечных войн и кровопролитий. Наивный младший брат, который смотрел на реальные вещи сквозь туман собственных убеждений, не считаясь с горьким фактом того, что не каждый их разделяет. Отказ от любого посягательства на трон с его стороны - было верным решением, которое тот принял практически сразу же после того, как навсегда покинул дворец. Он просто устал. От вечных разбирательств среди своих родственников, от втягивания его в перетягивание каната и дележки, щедро приправленной жестокими расправами, о которых, много позднее, он слышал и, конечно же, в которые безоговорочно верил. Сколько жизней полегло от руки брата, с которым он стоял плечом к плечу? Вряд ли кто-то ведет подсчет, да и тяжело разобраться в подобных вещах, когда и желания нет.
Годы были безжалостны и скупы на светлые моменты, терзая муками сожаления и скорби, вынуждая раз за разом предаваться горьким воспоминаниям и учиться жить с тем грузом, который возлег на его плечи. И он учился. Бродил среди множества простых людей, которых беспокоили сугубо личные заботы, перенимал их взгляды на жизнь и умение радоваться мелочам, участвовал в мирских заботах и постепенно стирал из памяти все, что было в прошлом. Все то, что мешало дышать полной грудью и продолжать свое существование. Кто-то скажет, что это было вполне предсказуемо, учитывая его вылазки в деревни еще далеко в юности, но сам Бэк А вряд ли согласится с этими словами, упорно веря в то, что подобный выбор обусловлен исключительно последними событиями и не более. Если бы ему раньше сказали о том, что всю сознательную жизнь он проведет в одиночестве, нацепив на себя маску простолюдина и напрочь вжившись в эту роль - принц в это вряд ли поверил бы.
Лето, когда прошлому вновь оказалось предначертано появиться в его жизни, было невыносимо душным. Горячий воздух обжигал легкие с каждым вдохом, палящее солнце отнимало все силы и повсюду чувствовался упадок жизни, будто люди, не зная как спастись от самой природы, окончательно сдались под гнетом пылающего светила. Бэк А слышал, что жара принесла с собой засуху и многие посевы иссохли, лишая народ как продовольствия, так и шанса заработать себе на пропитание. Он множество раз наблюдал за искренними мольбами, возведенных к небесам, о скорейшем дожде и все это до боли знакомая картина. И вновь образы безвозвратно ушедшей юности маячат перед глазами, навязанные то ли палящим зноем, то ли невозможность окончательно избавиться от воспоминаний. Уже не понятно, да и разбираться в этом нет никакого смысла. Испепеляющие солнечные лучи принесли с собой новость о том, что Император болен и в секунду, когда Бэк А передали эту весть, он подумал о том, что все это может быть взаимосвязано. Когда-то природа приветствовала его брата, посылая в засуху долгожданный дождь, а сейчас сполна показывает то, что дни его правления заканчиваются и в страну вновь пришло долгое ожидание спасительной влаги. Хотя, быть может, он просто слишком поэтично смотрит на вещи, которые абсолютно ничего не значат.
Оставаться человеком даже в самые тяжелые времена, даже по отношению к тому, кого прежде оставил вовсе не из-за не любви к нему, а сугубо из-за его поступков. Бэк А сложно было не обращать никакого внимания на полученную новость и продолжить свою жизнь так, как вел ее все эти годы. Тяжело было осознать то, что на самом деле он давно готов к разговору, который просто обязан был произойти между ними, но, ввиду некоторых обстоятельств, так и не произошел. И сейчас, переступая порог дворца, ловя на себе взгляды прислуги и замечая, как те тихо перешептываются между собой, ему казалось, что жара достигла своего апогея именно в этом месте. Будто все солнечные лучи сосредоточились на дворце, выжигая в нем остатки жизни. А все вокруг твердят, что сегодня Боги смилостивились над людьми, давая временную передышку и посылая на них долгожданную свежесть, ниспосланную едва прохладными порывами ветра, но Бэк А этого не замечал. Ему все так же тяжело дышать и, скорее всего, дело тут вовсе не в погоде.
Он ожидал, что Император, в столь ранний час, будет находиться в своих покоях, собираясь с силами и истерзанный лихорадкой. Ожидал, что его вряд ли пустят к нему, учитывая все обстоятельства, но вместо этого принца отводят прямиком к тронному залу и это сразу стало понятно по пути, которым повел его один из евнухов Императора. В том, что брат действительно серьезно болен, Бэк А не сомневался, и в этот момент даже удивился тому, что в нем остается прежнее упорство, которое было столь присуще ему еще в те времена, когда они оба еще были близки. Со вряд ли изменится даже под тяжелыми испытаниями, оставаясь твердым и непреклонным. Один из лучших императоров, которого заслужила страна. И один из худших братьев.
- Тринадцатый принц Ван Ю, Ваше Величество, - евнух сам представил его, не дожидаясь, пока Бэк А произнесет хоть слово, да и это не особо требовалось: император сам узнал стоящего перед ним человека. Да, время наложило свой отпечаток на их лица, лишний раз показывая, что с последней встречи минуло уже много лет, но они все так же легко узнаваемы.
Дальше положенного он не проходит, делая лишь несколько шагов от двери и замирая на месте. Неизменно, склоняясь в низком поклоне перед Императором, выказывая дань уважения к тому, что столько лет стоял во главе страны и с достоинством нес свое бремя. Сердце предательски участило свои удары, отдаваясь гулким эхом в ушах, а воздух в помещении и вовсе стал чем-то плотным и вполне осязаемым., едва проходя в легкие.
- Прошу прощения, Ваше Величество, что не сообщил о своем визите заранее, - только после этой фразы Бэк А поднимает голову и встречается взглядом с братом, сидящим ровно напротив него. Только сейчас замечает его изнеможденный вид, в котором невооруженным взглядом видно прогрессирующую болезнь. Замечает его удивленный взгляд, но в ответ не проявляет никаких эмоций. Будто бы не он сам, по собственному желанию, решился на эту встречу. - Мое дело не требовало отлагательств и я не нашел других способов как либо предупредить Вас, кроме как прибыть во дворец лично.
Он не называет его братом, не видит в этом смысла. Они оставались братьями по крови, но говорить при свите, которая верно караулила у самого входа, не хотелось, да и Император вряд ли позволит им остаться в помещении. В этом Бэк А не сомневался ни на мгновение.
- Если позволите, я хотел поговорить с Вами.

0

45

Форум: yellowcross
Текст заявки:
Ничего необычного. В поиске каста BOKU NO HERO ACADEMIA.
Буду исключительно всем. Нет, правда. Даже злодеям. Даже прям совсем мудакам. хдд Это моя святая обязанность (и немного психическое отклонение) — радоваться по поводу и без (или плакать).

И само собой, отдельно меня порадуют персонажи, близкие моему. Сюжетно и эмоционально.

Класс А — это семья, а в семье, как говорится, не без Бакуго

Спросите любого в классе "А", и вам ответят: Изуку и Кацуки были друзьями.
Почему-то все говорят об этом именно так – были.

Бакуго этого не отрицает.

С другой стороны, он и не соглашается.
Так у них повелось с самого начала: Изуку дружил, а Кацуки просто позволял ему это.

Друзья детства – так сегодня говорят про них в ЮЭЙ, подразумевая, наверное: то, что было в детстве – в детстве и осталось.
Все смотрят на Кацуки и думают, что однажды он убьет Мидорию.

А Изуку все еще дружит с Кацуки. Немного по инерции, но это правда.
Только теперь очень-очень тихо, ничем себя не выдавая.

Теперь Изуку смотрит на Бакуго другими глазами, под другим углом. Только пока он сам еще не решил – под каким именно. Изуку, как обычно, наблюдает, собирает материл.

Когда Лига злодеев забирает Кацуки из лагеря, Деку кажется, что ему вырвали сердце. Голыми руками. Всего на мгновение Мидория решает, что с ним случилась первая в жизни потеря – впервые он проиграл, как герой (хоть он пока и не герой вовсе).

Изуку умирает несколько раз: от страха, когда думает, что их общий план опоздает с действием, и Кацуки просто не будет в живых, а потом – от стыда, потому что все это время он думает, что Бакуго может выжить, присоединившись к Лиге. Деку почти физически больно и противно от этой мысли, но он не может заставить ее исчезнуть из своей головы. Он хочет верить в Кацуки. Но мерзкий голосок внутри говорит, что Бакуго…

Бакуго не стоит об этом знать. Мидория не суицидник.

Мидории правда ужасно стыдно за то, что он подверг сомнению человека, который когда-то был его героем примерно также, как и Олмайт. Пусть и в далеком детстве.

Потому что Мидория, несмотря ни на что, хочет дружить с Кацуки (желание последнего, разумеется, в рассчет не берется). Хочет верить в Каччана также, как раньше.

Просто теперь, в ЮЭЙ, это стало сложнее.

[ Честно говоря, я не совсем понимаю Бакуго, как персонажа, и мне хотелось бы разобраться в причинах и следствиях поведения Кацуки, в его мотивах и… Я верю, что он не такой мудак, каким кажется. ХДД Мне бы хотелось обыграть причину, по которой Бакуго так ненавидит (условно, ведь это очевидно не совсем так) Деку. И почему с детства видит в бепричудном Изуку соперника. Нувыпоняли. Я, в общем-то, тоже не суицидник, но… Черт возьми, Каччан, найдись! хдд ]

Уравити не имеет ничего общего с гравитацией Шелдона Купера

Урарака — одна из причин, по которым Изуку любит этот мир (он самолично составлял список, она есть там). Действительно любит. В смысле, в мире, конечно, не без Бакуго, но такие люди, как Очако доказывают, что им всем еще есть, что спасать.

Во что верить и за что бороться.

Только благодаря Очако Изуку превращается из никчемного Деку в Деку-я-смогу — будущего героя Деку. Благодаря Уравити Изуку вообще оказывается в ЮЭЙ (и совсем неважно, что Урарака упорно продолжает считать иначе, никто не сможет остановить Изуку в его сокрушительной вере в людей и их внутренний свет).

Очако первая (не считая Олмайта), кто с первого дня верит в Деку. Вверит ему. Без условий, сомнений и ультиматумов. Она аккуратно, но настойчиво вписывает себя в маленький мир имени Мидории Изуку и прочно занимает в нем очень важное место — место настоящего друга.

Уравити своими поступками учит Мидорию быть собой героем.

Изуку смотрит на Очако на фестивале и не может насмотреться — он не понимает, та ли это девочка, которую он знал все это время?.. У нее очевидно мало шансов против Кацуки. По крайней мере, об этом думают почти все, кто видит этот бой. А Уравити доказывает, что даже первому ученику их класса (выкуси, Каччан!) придется считаться с ней.

Урарака не побеждает в поединке, но она, на самом деле, и не проигрывает.

Урарака сильный соперник, хороший друг и замечательный человек.
Для Изуку Уравити — его герой.

[ Я считаю, что Мидория и Очако на самом деле очень и очень похожи. Кроме того, Урарака — действительно важная часть жизни Изуку. Фактически, для него, она первый друг в Академии. А, может, и вообще в жизни. Не берем в расчет Кацуки, друг из него хреновый. хдд Правда, я не вижу романтической линии между Уравити и Деку, но я вижу невероятно близкие, нежные и даже глубоко эмпатические отношения, в которых Очако является для Мидории единственным человеком, к которому он может прийти, чтобы поделиться самым сокровенным и важным. ]

У героя Шото все просто... Даже геройское имя

Изуку наблюдает за Шото и думает, что тот — герой. Не герой-сын-Старателя, а герой Шото. Не "потому что", здесь нет никаких причинных связей. Мидория это видит (и понимает), но Тодороки — нет.

Такой парадокс: Деку одновременно хочет и не хочет быть похожим на Шото Тодороки. Но дело в том, что он уже похож. Они похожи (своими демонами). Это сложно. Это словно смотреть в битое зеркало.

Когда Мидория смотрит на то, как Шото старается (мучает себя) и страдает из-за этого, ему тоже становится больно. Так что Мидория просто берет и закладывает свою победу в фестивале на алтарь спокойствия Тодороки. Потому что именно так поступают герои? И потому что Изуку не может не хочет поступить иначе.

И Изуку не удивлен (но вообще-то удивлен), когда Шото приходит на помощь. Господи, так потрясающе вовремя. Единственный, кто реагирует на сигнал. В конце концов, у Деку в ЮЭЙ, наконец-то, появляются люди, которым он мог бы доверять. Кто-то, кому можно доверить спину.

И Тодороки определенно один из них.

И в опасном (смертельном на 99%) бою Изуку отвлекается всего на секунду, чтобы увидеть, как Шото использует оба свои квирка.

Ваш персонаж: Изуку Мидория — не совсем герой, но очень старается. Немножко брокколи.
Изуку из того типа людей, которые долго не живут, потому что им больше всех надо. Родившись без причуды, он отхватил бонус в виде (лице) кумира всей своей жизни и его квирка — суперсилы. Про таких, наверное, говорят «удачливый сукин сын». Если, конечно, считать за удачу дробленые в крошево кости и порванные мышцы. Но Мидория вообще-то готов платить даже такую цену, ради того, чтобы жить той жизнью, о которой раньше он мог только мечтать.
Пример вашего поста:

Пример поста

Стайлз чертовски устал. Даже не так — Стайлз пиздец как заебался на самом деле и хочет знать, где здесь долбаная кнопка «Стоп».
      Окей, он пережил такую адскую хрень, которая нормальным людям и в кошмарном амфетаминовом сне не приглючится, и только чудом не поседел добела в свои почти девятнадцать. Так что, да, Стайлз жизненно нуждается в передышке. Ему нужно поступать в колледж в конце концов. Где-нибудь за пределами проклятого города. В Бикон Хиллс, слава богу, нет ничего выше старшей школы, так что в любом случае пришлось бы уехать, на два месяца раньше или позже — какая разница?
      Просто так удачно совпало. Просто очень удобное оправдание, особенно, если оправдываться нужно, в первую очередь, перед самим собой — чтобы выдернуть из-под ребер гребаный ржавый крюк, намертво присобачивший тебя к родному дому и единственному по-настоящему дорогому человеку, оставшемуся в нем.

      Стайлз уезжает из Бикон Хиллс в самом начале лета, как только сдает последний экзамен и получает свой «аттестат зрелости». Он подает документы сразу в несколько колледжей и собирается лично посетить каждый их них прежде, чем выбрать, потому что — эй, это важно! — ему предстоит провести целых четыре года в одних стенах, так что было бы неплохо, чтобы они хотя бы были симпатичного цвета. И не то, что бы все в это на самом деле так уж верят, тем более шериф, который слишком хорошо знает своего сына и помнит, через что тому пришлось пройти. Еще шериф, конечно же, винит во всем себя (что-то вроде семейной фишки Стилински), и это убивает Стайлза больше всего, потому что… Ну, серьезно, он бы сдох ради возможности оставить отца в неведении, чтобы тот никогда не узнавал вообще никаких подробностей, ничего о том сверхъестественном дерьме, что их окружает. Только хроноворот, увы, остался у Гермионы Грейнджер.

      Ладно, на самом деле Стайлз так и не посещает ни один из колледжей, пригласивших его на собеседование. Он собирается, честно, но сначала хочет поставить рекламную паузу. Еще он хочет себе персональную амнезию и поездить по стране, а уже потом начинать новую жизнь.
      Хочет — это смешное слово, примерно настолько же, насколько и бесполезное. Потому что — сюрприз! — в перспективе ничего не меняется, и Стайлза снова засасывает, затягивает в уже до боли знакомую черную жо… Дыру.
      То есть, он действительно катается по городам и штатам, пересекает Орегон, добирается до Вашингтона и Айдахо (не может «не», потому что фирменные картофельные дольки, знаете, и это просто выше его сил), проезжает насквозь Южную Дакоту прямиком до Айовы и берет еще южнее, нацеливаясь на Миссури, Оклахому и, наконец, Техас. Стайлз встречает множество новых людей и нигде не задерживается надолго, потому что боится, что стоит где-нибудь осесть, и сверхъестественное обязательно настигнет его. Можно сказать, Стилински убегает, сверкая пятками, будто реально верит, что сможет делать это вечно.
      Три ха-ха два раза по десять. В конце концов, принцип «беги дальше, чем видишь» предсказуемо дает сбой, и в каком-то там по счету штате в среднестатистическом городишке Стайлз сталкивается с очередной тварью. Вот буквально на пустом месте: еще пару дней назад он самозабвенно врал отцу о том, что препод по программированию самый настоящий монстр, и — бац! — вот уже в действительности он встречается с монстром едва ли не лицом к лицу. С настоящим монстром, без педагогического образования.
      Это, вроде бы, Штрига или какая-то подобная неведомая хуйня, и беда, в общем-то, случается вовсе не со Стайлзом — просто чужие дети пропадают бесследно — но только Стайлз реально понимает, что происходит, что это не киднеппинг, так как для подобного криминального дерьмеца городок слишком мал и, откровенно говоря, совсем не богат. И Стилински, конечно, мог бы запрыгнуть в свой Вранглер, уехать подальше и сделать вид, что ему всё равно, но… ЭТОЖЕСТАЙЛЗ. Стайлзу не бывает «всё равно», особенно, когда дело касается чужих проблем. Это свои он может игнорировать с потрясающим почти профессионализмом, но, если дело касается окружающих, срабатывает инстинкт: Лидия называет это «привычкой, завидев мясорубку, падать в нее», но сам сын шерифа предпочитает думать об этом, как о феноменальной способности сопереживать.
      Стайлз, конечно, помогает разобраться с мерзкой дрянью, пожирающей детей, что уж там, а потом гонит по трассе, вдвое превышая разрешенную скорость. Он думает: «всё», думает «это был только разовый акт благотворительности, больше ни-ни», а потом у него звонит мобильный телефон. Оказывается, что одна из матерей, ребенка, которого удалось буквально вырвать из лап смерти, дала его номер кому-то из родных или знакомых или… В общем, кому-то, кому срочно нужна помощь. И да, их проблемы, конечно же, тоже сверхъестественные.

      Так что… Изменилась ли жизнь Стайлза с окончания школы? Да, кардинально. И в то же время нихрена не изменилось. Вот такой вот парадокс. Иногда Стилински задается вопросом: а Дерек с примерно таким же успехом «завязал» со всем этим жутким дерьмом после того, как уехал из Бейкон Хиллс? Или у него действительно получилось хоть что-то поменять? В прочем, ответ сын шерифа в итоге получает, даже не прикладывая к этому никаких усилий, самым прозаичным из всех возможных способов.
      С Дереком они сталкиваются, как ни странно, в Нью-Йорке, и, окей, на самом деле неожиданности в этом не больше, чем в том, что Хейл снова ездит на красавице Камаро — и то, и другое было всего лишь вопросом времени (в самом деле, не на разных же планетах они живут). Во всяком случае, именно так думает Стилински, ровно до тех пор, пока не выясняется, что случайная встреча на самом деле вот вообще ни разу не случайна, и оборотень потратил кучу времени (и бензина: «уж ты-то со своим ржавым ведром, должен быть в курсе, какие сейчас бешеные цены на бензин, Стилински») на то, чтобы выследить его.
      Блять. Дерек так и говорит — выследить — так что Стайлз немедленно чувствует себя жертвой. Хотя, судя по тому, как выглядит и смотрит на него Хейл, жертва здесь как раз вовсе не Стилински. У волка затравленный вид загнанного в угол дикого зверя, уставшего и смирившегося. Нет, конечно, если не знать на что конкретно обращать внимание, то Дерек выглядит всё таким же подозрительным антисоциальным элементом с членовредительскими наклонностями, но дело в том, что Стайлз знает.
      Стайлз, на секундочку, может с ходу определить, что означает угол, под которым нахмурены брови Хейла, и ему совершенно точно известно, что эти 26 (ну, может, 27) градусов — это не «заткнись, Стайлз» или «у меня проблемы, и ты — главная из них». Это где-то между удивлением (серьезно, Дерек, всё еще?) и смятением, потому что оборотень, очевидно, даже приблизительно не представляет, что теперь с этим делать. Он наверняка даже всерьез не рассчитывал найти Стайлза, несмотря на то, что так усердно искал.
Круто. Стайлз, если уж на то пошло, тоже не имеет понятия, что с этим делать.

Отредактировано Dr. Zlod (Вчера 22:21:31)

0

46

Форум: FIRECROSS
Текст заявки:
https://i.gifer.com/6FXJ.gif
https://i.pinimg.com/originals/f8/b7/fa/f8b7fa0f18c9ec7c1c7848b23be46caf.gif
Верховный маг Бруклина, эпатажный и харизматичный бессмертный, Магнус действительно не забывается, даже проживи ты всю жизнь, и впади в деменцию. Бейн умен, и это слово не охватывает и части того, что в себя вмещает, когда мы говорим о Магнусе. Множество языков, на которых он говорит, история, творившаяся на его глазах... Разве не потрясающе? Но великие силы — это такой же груз ответственности, сродни камню на шее. Он видел, как моря превращались в ничто, как погибали цивилизации и рушились великие памятники архитектуры, как войны уносили миллионы жизней... Он любил, ему разбивали сердце. Его любимые умирали, кто от старости кто и не дожив до нее, предавали и строили свои жизни с другими, оставляя его на берегу. Вырастали их дети, обзаводились семьями внуки... Сложно сказать, что закалило Магнуса а что ломало его и сломало ли окончательно, я все же буду надеяться, что нет, не сломало. Бессмертен, прекрасен, и далеко не так прост, каким хочет казаться. Иногда мне кажется, что окружающие максимально тупы, если верят в то, что широкие улыбки, эпатажные шмотки и блестки едва ли не везде, где можно — это Магнус Бейн. Такое ощущение, что правду, эту усталость и желание фейспалмить от девяносто девяти процентов окружающих мага людей, примитивных и себе подобных — вижу только я один. Вероятно, оно и к лучшему? Чрезмерность во всем будто маска актера на сцене, скрывает истину от тех, кому она и не нужна, будем честны. Всех все устраивает, меня — нет. Вся эта луковая шелуха из страз, музыки, косметики и сверкающих камней на одежде и пальцах может обмануть кого-нибудь еще, бога ради.
Ваш персонаж:

Не очень кратко, так что ссылку прилагаю

Старший сын в семье, некогда поддерживающей Круг, из-за чего ему и остальным было запрещено посещать Идрис, где он родился в сентябре 1989, кроме как «по официальным делам сумеречных охотников». Воспитание его было таковым, что не получив в детстве достаточно внимания и любви от родной матери и отца (уже тогда он понимал, что должен восстановить имя семьи, стать достойным сыном, которым гордились бы родители), и с трудом выражающий свои чувства и эмоции, Алек кажется окружающим замкнутым и холодным, тогда как сам Александр не считает нужным ни объясняться ни выражать то, что чувствует с кем бы то ни было, исключая свою сестру и парабатая — Джейса. Да и с последним Александр далеко не все готов обсуждать, например вопросы собственной сексуальности точно нет.

С самого детства Александр уяснил, буквально с молоком матери впитал  тот факт, что на нем лежит ответственность за сестру, в последствии и за младшего брата, сумеречных охотников и все, что они защищали и являли собой. Как говорят в нижнем мире «вагон, и маленькая тележка — захочешь, не унесешь». Со временем это трансформировалось в четкое осознание того, что да -  кто, если не он, когда если не сейчас, вот это вот все. Александр первым полезет в бой, первым бросится защищать безоружного и беззащитного, и никогда не пошлет махать клинком другого нефилима, если способен выполнить задание сам.
В детстве Алек долго не понимал, почему его педантичность и безоговорочное следование правилам скорее минус чем плюс, пока однажды не начал сдавать на простых тренировках — тогда то мать и объяснила растерянному мальчишке, что он, в попытках добиться идеальной техники в бою, добился лишь собственной предсказуемости, которая и позволяет просчитать его на много ходов вперед. Возможно, именно тогда, еще будучи десятилеткой, он и сменил клинок нефилима на лук и стрелы, не прекращая улучшать навыки боя и на остальном оружии, остановив однако выбор на луке. Рукопашный бой, однако, оказался для него не менее интересной частью тренировок — сломать нос на тренировке, и понести за это ответственность, порадовав мать, он таки смог, чем немало удивил и родных и остальных охотников. А что, хотели же непредсказуемости, так получите, распишитесь, не обляпайтесь только. Поэтому работать с ним и приходится в основном сестре, и парабатай у него далек от идеального — но, по мнению Александра, это к лучшему.
В самом начале, еще до знакомства с Магнусом Бейном, Алек является действительно замкнутым в себе молодым человеком. Он был слишком жестким для своего же блага, он пытался спрятаться от осознания того, кем является (влюбленность сначала в вампира, того самого, который впоследствии поил его сестру своей кровью, а затем в собственного же парабатая, ложь сестре о девушке, Джессике Хоукблю, с которой встречался, отсутствие физического интереса к девушкам… все это, согласитесь, говорило само за себя) . Он сосредоточился на помощи другим людям, чтобы помочь себе не думать о себе самом. Александр был вынужден признать, что не может жить таким иным образом, поскольку  он становится более открытым, эмоционально доступным человеком, а это означало далеко не физические раны, на что Лайтвуд, как ему казалось, согласен не был. Это до появления в его жизни мага, с которым Александр решился рискнуть, да и то, все что начинается с «я чувствую» или все, что подразумевает выражение эмоций вне стандартного «я зол, я чуть менее зол, мне нормально отвалите», дается ему с большим трудом. Это так же одна из причин, почему он не решался на отношения с Магнусом — Александру казалось, что Магнус, эпатажный и яркий, буквально наполненный эмоциями и светом, просто устанет от него, привыкшего бить с расстояния, и прятаться в тени.

Когда в его истории появляется Клэри, перетягивающая на себя вообще всё и всех, включая собственного парабатая Александа, он максимально не рад. А кто бы был? Рыжая прет, будто она бессмертная, не может вовремя закрыть рот, видимо, тоже решив, что она где-то сохранилась, и ее случайно не потеряют на задании где-нибудь там, откуда не выберешься. Но Александр, в глубине души все же признает, пусть и далеко не сразу, что именно этого им всем и не хватало — ему, заточенному в собственноручно выкованный панцирь холодности и самоотверженности, так уж точно. Да и Джейс, надо признать, будто ожил рядом с юной охотницей, которой еще нужно было вложить в красивую головку нужных знаний, раз уж она во все это влезла. Именно Клэри дала нужный толчок (ладно, серию толчков, баллов на восемь по десятибалльной) в сторону изменения отношений между сумеречными, нижним миром и… В общем, с ее подачи все начинало меняться максимально кардинально, и Александр исключением не стал.
Однако, даже когда  все полетело ко всем чертям, Александр был первым, кто воспротивился влиянию Клэри на их жизни и их миссии. Да и сам он спешил меняться — доказательством тому служила помолвка с Лидией, «моя обязанность, мой долг, моя ответственность» буквально вырезано было у него на лбу его же стило. Даже понимая, что ему нечего ей дать и что брак этот в вынужденном антураже никому лучше не сделает, Александр не видел иного пути, поскольку стремился поступить так, как обязан был, как старший в семье Лайтвудов.

Долг. Ответственность. Обязанность. Наверное, он казался окружающим практически роботом, в теле нефилима, местами достаточно непредсказуемым (мол непонятно, он сейчас врагу башку откусит, или тебе по щщам навешает, за то, что расслабился и дал себя ранить?) оттого, как думал Александр, у него и друзей, по сути, не было. Сестра то, конечно, говорила иное, что с его уровнем ответственности и ритмом жизни, буквально завязанном на делах института и помощи другим, нефилимы просто не выдерживают, уверенные, что не потянут то, что прет на себе Александр без передышки, и послаблений. Педантичен, строг, на многое готов ради одобрения клэйва и семьи. Да, до появления Магнуса, и опять и снова — Магнус.
Конечно, на самом деле Александр не агнец божий, он так же может позволить себе ругаться, пить, и бить лбом в нос в баре, просто кто это видел? Кто готов рассказать об этом? Ведь репутация у него кристально, я бы даже сказал ангельски — чиста.
Александр точно так же, как любые другие нефилимы, или жители нижнего мира, совершает ошибки, радуется победам и испытывает горечь поражений, просто не говорит об этом ни со знакомыми, ни, порой, даже с сестрой, не говоря уже о родителях. К слову, не смотря на то, что дома его называли Алеком, обращение Магнуса «Александр» — ему нравится больше, будто придает его имени некий вес и делает его, имя, особенным, что ли.

Стоит ли говорить о том, что перекрученная пружина обычно или лопнет, или выстрелит?

Именно благодаря собственной скованности, Александр радуется простым романтическим жестам и интересу Магнуса, будто ребенок, который видел мир только черно-белым, и сейчас может наконец насмотреться вдоволь, восхищаясь и не скрывая этого перед кем-то, кто понимает что ты чувствуешь.
В плане внешности: Harry Shum Jr. / Godfrey Gao
http://firecross.rolbb.ru/viewtopic.php?id=47

Пример вашего поста:

Пример поста

-… И что ты предлагаешь? Это уже пятый житель нижнего, на минуточку за неделю. Что это за тварь, и насколько… Алек? Алек, ау! Ты нужен нам тут, братишка. Телефон вырвали из рук так внезапно, что не будь это Джейс, его парабатай, Алек успел бы сломать ему нос. Джейс, к счастью, блокировал удар, но смотрел так удивленно, словно не знал что вырывать у кого-либо что-либо иногда чревато, если этот кто-либо сумеречный охотник, и твой парабатай. Стало стыдно, но объясниться нефилим не успел — Джейс сунул телефон в карман и отвернулся к проекции города. — Просто призовите его, — Алек тяжело вздохнул. Ему казалось, что все очевидно, какой был смысл

отрывать его от новой порции извинений, ради того, что настолько элементарно? Нет, плевать ему не было, только эта ситуация требовала вмешательства с самого начала, и то, что никто ничего не предпринял, было не его бедой, а решение лежало на поверхности, — Наобещайте золотых гор если появится. Душу там, или правую руку девственницы в сахаре, а потом предъявите обвинение и заприте туда, где ему самое место. Клэри рядом тихо охнула, а Иззи, кажется, выронила стило. — Вот это да, братишка. Ты, и за привлечение жителей нижнего мира. Чудеса!,— ехидство в голосе Джейса можно было густым слоем на хлеб намазывать, и намекал он явно на то, что Алек хочет вызвать в Институт своего… Партнера. Не то, чтобы эта идея приходила ему в голову, но теперь… Почему нет? Это даст Алек возможность увидеть Магнуса, и поговорить с ним.
— Мы уже делали это. Когда помогали твоей подружке, — неласково отбрил нефилим, и кожей почувствовал, как Джейс желает сейчас чтобы он провалился сквозь землю. Так что, можно было немного смягчить тон, в конце-то концов, они не были виноваты в происходящем, и срываться на парабатае уж точно не было хорошей идеей.
— И после, сколько порталов Магнус создал для нас. Короче, нужен маг, нужен призыв, а дальше дело техники. Разрешение на нахождение мага в Институте я достану, так что вызывайте Магнуса. Откладывать некуда, -  Алек ловко выудил из кармана джинсов брата свой мобильник, похлопал его по плечу, и, разблокировав экран, продолжил строчить сообщение, покидая комнату. « Всего пара минут, Магнус. Позволь хотя бы просто вернуть тебе ключи. Не то, чтобы они были тебе нужны, я знаю, но думаю ты бы не хотел, чтобы у меня была возможность появиться у тебя в любое время дня и ночи. Алек».

Виктор встретил его кривой усмешкой на полных губах, отчего врезать ему захотелось сильнее обычного. Уж лучше бы во главе Института была Мариза, или Лидия, вопросов бы не возникало, а с этим…
— Мистер Лайтвуд,— то, как он растягивал гласные, превращая свою речь в подобие яда, вызывало у Алека головную боль с первых же секунд, — С чем пожаловали?
— Нужно разрешение на присутствие мага в Институте. Демон убивает примитивных с помощью жителей нижнего мира — вампиров и оборотней, поймать его не выйдет. Путешествует по телам, убивает руками жертвы, после чего покидает свое временное тело. Вытащить его не выходит, наш максимум — призыв и заключение под стражу. Но без мага мы бессильны,— Алек готовился к возражениям, но к своему удивлению, обнаружил, что улыбка Алдертри совершенно исчезла, уступая место скорбно поджатым губам, и опущенным плечам. Видимо, не одни они с Иззи и Клэри тут ломали голову. Виктору, похоже, прилетало сверху. И крепко прилетало.

— Не хочу признавать, но ты прав. Сам я это предложить не могу, Совет воспримет это несколько превратно, если ты понимаешь, о чем я. А вот вы, насколько мне известно, неоднократно прибегали к помощи тех, кто населяет нижний мир,— Виктор достал бумагу, и протянул Алеку перо.

Что ж, это было ожидаемо. Алдертри прикрывает свою задницу, и если вдруг все пойдет не по плану, эта бумага будет защищать его. Мол я предупреждал, я уговаривал, вот видите он мне даже своей рукой написал, что вся ответственность на них четверых, за мага и за то что может тут натворить демон до отправления к Клэйву, отвечают они. Топорный для тех кто понимает, но изящный для остальных — способ избавиться от всех «бунтарей» разом, даже Алек это понимал, но куда было деваться? Виктор выглядел так, будто с его плеч сняли огромный груз ответственности, и жестом «разрешил» Алеку удалиться. Времени на то, чтобы сломать этому мудаку что-нибудь у Алека не было, так что, сцепив зубы он забрал разрешение, и широким шагом покинул кабинет. Приоритеты Александр расставлять умел всегда, и сейчас это была помощь тем, кто сам себе помощь не в силах.

И Магнус.
Возможность поговорить с ним, сейчас казалась подарком небес.

0

47

UP! Форум: » wonderlandcross
Текст заявки: рабастан лестрейндж// мир менялся на твоих глазах, а ты щурился и совсем не аристократично кривил губы в отвращении. мы упустили тот момент, когда священные двадцать восемь стали лишь пережитком прошлого, а заголовки газет все чаще пестрили такой фразой как "маглорожденный волшебник", ты бы бросил презренное - мугродье, на край такое распространенное у нынешней молодежи - грязнокровка, хоть и звучит оно по-плебейски, что совершенно не в чести у носителя столь славной фамилии.

ты родился лестрейнджем, и несмотря на то, что вхожие в наш мир называли нас лишь жертвами прошлого, что во всю пропагандировалось нынешней администрацией, каждый чистокровный волшебник, пусть и не попавший на слизерин, знал, что род и наследие - тяжкий труд, нисколько не привилегия, коей ее считала толпа чумазых и необразованных маглокровок. ты снова кривишь губы, а я хмурюсь, проникаясь речами о равенстве в волшебном мире;

ты всегда был вторым - сущее наказание, младший брат, которому не досталось ни родового наследия, ни любви строгого отца. лишь внимание старшего брата, которому, может ты когда-нибудь и завидовал, но это пролетело так же быстро как снич над полем. рудольфус был для тебя единственной знаваемой семьей и примером, который ты видел перед собой, поэтому разочаровать старшего брата не смел. хотя, и вел довольно фривольный образ жизни молодого повесы, у которого на плечах нет родового наследия, хотя в глубине глаз все еще прослеживалось это четкое осознание, что чистокровный волшебник - это непосильный труд, а не только звенящие монеты в кармане.

ты был третьим, когда брат стал вторым. даже в газетных статьях перед вами всегда была белла. и вы как-то слишком быстро нашли этот общий язык, а мне казалось, что ты из кожи вон лезешь, чтобы доказать, что тоже чего-то стоишь. брат, деверь, друг, преданный слуга. хотя, никто из вас не произносил этого вслух, но вы не были последователями, лишь слугами, плененными красивыми речами - это видели все, к несчастью, кроме вас. на деле никто из вас не стоил и покореженного медяка, когда сам считал себя золотым галеоном.

от дрожи в руках не спасали даже скупленные в ближайшей аптеке успокоительные настойки, в тот год слишком много знакомых лиц ехидно смотрели со страниц ежедневного пророка, там, где внизу большими буквами шел страшный заголовок - пожизненное заключение. мир менялся, а я все никак не могла понять, где же мы свернули не туда.

[!]пожелания. их на самом деле немного, можно пересчитать на одной руке. играть. я не особо цепляюсь к размеру постов, пока я вижу заинтересованность и меня вдохновляет то, что пишешь. в остальном - от какого лица, использовать ли птицу-тройку, добавлять ли графику и прочее, прочее - все на твой откуп. не пропадать бесследно. если я не пришлась по душе, жизненная ситуация заставляет ограничить время на ролевых - я прошу не стесняясь говорить, а не пропадать по-английски. вести диалог. я хочу отдачи, вот прямо так я хочу! мне нужно видеть заинтересованность, обсуждение и твои идеи наравне с моими мыслями, в остальном буду безумно рада видеть и даже готова воспитать. и главное помнить, женщина рода блэк в доме - близится армагедон. стоит говорить, что одна у вас уже есть?

фандом: гарри поттер, времена первой магической, взаимоотношения чистокровного наследия британии.

Ваш персонаж: андродела блэк // пока еще блэк, хотелось взять именно этот период перед глобальными изменениями, что отразились на судьбе некогда старейшего рода. средняя дочь сигнуса и друэллы. кажется, совсем не выдающаяся магически - на фоне беллы, ни разу не кроткая, на фоне изнеженной принцессы цисси. меда всегда знала, что удел чистокровных женщин - удачно выйти замуж. была ли она готова стать овцой на закланье, на родовом алтаре? до определенного момента сомнений и не возникало. и никто не мог подумать, что в этом меланхоличном взгляде, направленном на страницы старых фолиантов, там, на дне будет скрываться отпечаток тотального неповиновения. возможно, там в будущем, отлученная от рода, она пожалеет о собственном выборе, когда все знакомые и знаваемые ею встанут по другую сторону баррикад; там, где ей вслед будут бросать презренное ими тонкс, она все еще держит спину прямо. женщинам рода блэк никогда не везло ни в судьбе, ни в любви. но она все же останется блэк.

Пример вашего поста:

Пример поста

хуже блэков могут быть только блэки. это усвоено медой раз и на всю жизнь, смотря, как копна смоляных волос, и их обладательница скрывается за портретом, что охраняет вход в факультетскую гостиную, растягивая на губах эту отвратительную [блядскую] заговорщическую улыбку, бросая непременно, что ей, андромеде, знать о планах старшей сестры - совсем не обязательно. пожалуй, из всего, что говорит сестрица, в тот момент, - это нервирует больше всего, не потому что в словах сквозит непривычное, для юной блэк, детям не положено играть в такие игры, совершенно не прикрытое витиеватыми фразами, отчетливо различимое в блеске, горящих восторгом, темных глаз, таких схожих с ее собственными. а то, что белла замышляет что-то о чем меда не имеет представления. подобная неизвестность чревата последствиями. убереги моргана от необдуманного.

хуже самих блэков могут быть только отдельные их представители. и если бы меду попросили назвать хотя бы одного из них, она бы поджала свои губы, ведь указывать открыто на кого-то словом и тем более жестом - не пристало благовоспитанной леди, но острый взгляд карих глаз отыщет среди группы слизеринцев старшую сестру.  в последние годы хуже всего беллатрис, их милая белла, что так рьяно доказывает кому-то превосходство чистой крови. порой, кажется, что убеждает саму себя. меда невольно жмет плечами, уже не вступая в спор со старшей сестрой на тему, зачем же уделять столько времени на тех, кого в семье считают не важнее грязи под ногтями, которой там быть не должно. все это напоминает нездоровое помешательство, и ей бы, белле, обратиться к семейному целителю. но, конечно же, меда слишком сильно любит свою жизнь, чтобы сказать подобное сестре. белла только смеется, отвратительно так, высоко, провожая взглядом маглокровку с факультета ворона, что недавече как сегодня по полудню покинул пределы больничного крыла. и никто не докажет, что именно слизеринцы замешаны в том, что паренек там оказался. юная блэк бросает смазанный взгляд на старшекурсников своего факультета и не впервой ежится, будто от пробирающего до костей холода. вот только этим детям не нужны доказательства и, снова, меда слышит в коридорах школы чистокровные ублюдки и слизеринские змеи, как отвратительный ярлык, бирка, которую вешают на всех, кому посчастливилось примерить на себя зеленый с серебром.

хуже всего становится в последние годы, меда с тоской думает о том, что подобрала бы ко всему этому слово невыносимо, и, к ужасу дражайшей тетушки, просто паршиво. пропаганда равенства волшебников британского общества набирает обороты, находя свое отражение во взглядах общественности, что несомненно приводит чистокровное сообщество к волнениям.  сомнительное равенство магического сообщества отдается застарелой болью в ребрах, косыми взглядами с других столов, от которых в пасмурный день - кусок в горло не полезет; нежеланием старейших фамилий ровняться с кем-то, и, тем более, делиться накопленными знаниями; у детей - участившимися перепалками с другими факультетами, откровенным притеснением тех, кто носит цвета великого салазара. и самой блэк кажется, что к концу этого года даже она звереет, тихо скалится на очередную необоснованную придирку, попытку вывести на конфликт, на которые раньше даже не обратила бы внимание. что говорить о тех, кто изначально, с радостью, и каким-то извращенным удовольствием ищет подобных конфликтов.

меда глаза свои темные опускает на ровный почерк на пергаменте. матушка в очередной раз пишет заученные медой строки о том, чтобы не подумывала даже посрамить честь рода, потому что оценки по некоторым предметам - оставляют желать лучшего. а сама девушка думает о том, что честь блэковская - это сродни существу мифическому, что даже в их магическом мире - лишь сказки обывателей, что перебрали старого огденского, поэтому отвечать не спешит, оставляя письмо где-то на середине учебника по трансфигурации, смотря как старшая сестра, перешептываясь со старшекурсниками, снова, исчезает за портретом, ведущим в коридор. отвратительная закономерность последних дней, от которой не спасает даже зачарованный в камине огонь, что весело потрескивает поленьями. от волнения меду знобит, как при простуде, только тут не поможет бодроперцовое.

хуже блэков может быть только злой блэк - это меда знает наверняка. выучила на своем собственном опыте. комкает страницы в открытом учебнике, бросая в спину сестре, чтобы та шла к дракловой матери, потому что это отвратительное - не суйся туда, куда не приглашают, меда. растянутое медовым голоском беллатрис, в котором угрозы больше, чем девушка позволила бы себе надеяться, вызывает тошноту; меда терпеть не может сладкое, наблюдая из под густой челки, как та цепляется пальцами за руку лестрейнджа, что-то шепча и посмеиваясь. а меде под землю провалиться хочется от своей непроходимой глупости. как не могла заметить очевидного.

там, где речи о чистоте крови - не пустой звук. а из кончика палочки вырываются вполне себе не детские проклятия, которые по факту и в школе то не изучают, слишком сложная магия, слишком опасный раздел - всегда можно найти лестрейнджа и не одного. и ей бы хотелось думать, что рабастан настолько удачливый сукин сын, что способен оказаться не в том месте в самый не подходящий момент, вот только упрямые факты, что нашептывает подруге староста барсуков, разносятся по школе слухами, со скоростью выпущенного на поле снитча, а меда мимолетно слушает, нет, конечно же не подслушивает, ей просто посчастливилось оказаться в нужный момент в правильном месте, ощущаете разницу, - говорят за себя. и самой блэк давно уже невдомек, когда они успели так измениться, а эта разница в три паршивых года, становится просто пропастью, на краю которой совершенно не видно другой стороны, глаз знакомых - не видно.

ей бы корпеть над учебниками и думать, как написать промежуточные тесты по трансфигурации. слушать щебетание сокурсниц, в общей гостиной, что так беззастенчиво обсуждают мальчишек или собирают очередные сплетни, - что еще делать когда тебе четырнадцать? а не смотреть с затаенным дыханием на заголовки в ежедневном пророке, сминая плотную бумагу, спешить на первые уроки до полудня, в надежде наконец таки поймать того, кто просто обязан дать ответы хотя бы на часть мучащих ее, последние полгода, вопросов, главный из которых звучит схоже с - во что вы ввязались? просто потому что ей с трудом верится, что без пяти минут вчерашние школьники, и, совершенно точно, не плохие ребята столько лет прятали за масками уродливые лица, что скалятся, когда кто-то страдает. последние полгода страдают многие, а завхоз, меда почти уверена, уже устал оттирать с каменного пола чью-то кровь, что не всегда лилась из расквашенного в пылу мальчишеской драки носа.

- рабастан, - она видит его в большом коридоре, незадолго до полудня, неизменно со своими спутниками, коих негоже на слизерине называть друзьями, в разговоре, единомышленники - еще куда ни шло, отмечая, что глупо было надеяться, что в середине дня сможет выловить его в одиночку, не караулить же у спален, право - дурной тон, ненужные слухи - не иначе. замечая, что ее спешный шаг сменяется неуверенностью, что селится где-то на глубине карих глаз, а доселе запальчивое: вытрясет правду любой ценой, оседает угловатой неуверенностью в движениях. она нервничает, отмечая подобное с какой-то нездоровой веселостью в подсознании. кажется, впервые, за очень долгое время, чувствуя себя совершенно не уютно в компании старых знакомых, коих раньше воспринимала не иначе как старших товарищей, в худшем случае - мимолетных знакомых. - нам нужно поговорить. не мог бы ты уделить мне минуту? пальцы ее тонкие тянут за рукав мантии, цепляются как репень, что подхватила на подол  у кромки запретного леса, где проводили урок ухода за существами с профессором; ловя на себе насмешливые взгляды спутников младшего из лестрейнджей.

андромеда мысленно кривится от формулировки, к которой приходится прибегать - нужно поговорить - отдается в мыслях очередью бессовестно отвергнутых, глупо влюбленных в милое лицо, вбитые с кровоподтеками, и наложенными проклятиями, манеры, и, несомненно, длиннющий список чистокровных фамилий, связанных кровными узами с родом; пожалуй, большим могут похвастаться блэки - это, знаете ли в чести у высшего общества хвастаться у кого фамилий больше; самой меде совершенно не хочется быть среди какого-либо глупого списка, пусть даже номинально, потому что кто-то из компании старшекурсников неправильно понял ее - нужно поговорить. юная блэк плечом худеньким передергивает, ловя на себе взгляды заинтересованные, мысленно отмечая, что отвратительное чувство страха леденит душу, клубясь под ребрами, утробно урча и заставляя дрожать тонкие пальцы, что не перестают мерзнуть, особенно в апрельскую стужу, что гоняет сквозняки по каменным коридорам замка; не признается же себе блэк, что старшекурсники нагоняют на нее этот вполне ощутимый ужас, что дрожью пробивает позвоночник; а противный голосок в голове, до боли похожий на голос старшей сестры, поганенько хихикает, растягивая на разный лад - бо - ишь - ся. своих же боишься.

0

48

Форум: http://novacross.rusff.ru/
Текст заявки:

Ищу среди звезд... своего брата-близнеца
Вергилий // Vergil
дьявол может плакать // devil may cry

https://c.radikal.ru/c01/1906/b5/09210b0fd1f6.gif

https://b.radikal.ru/b21/1906/53/1d0bc32fbe1e.gif

исключительно каноничная внешность

"That day, if our positions were switched... Would our fates be different? Would I have your life, and you mine? Let's settle this... Dante."

Кладбище улыбнулось ребенку пеньками надгробий. Ему всего двенадцать и именно в этом возрасте оборвалась его жизнь, если верить держащему имя квартету из цифер. На камне оставлена клякса крови. Грубая надпись гласит, что здесь похоронен Вергилий, но нейтральный рядок эпитафии не может поведать о том, кем он был и чем отличался от брата, возлежащего рядом в соседней могиле.
Отец не подготовил их к этому. В их с братом мире не было демонов.
Одинокий ребенок бледен и обнажен, его грудь унизана остриями мечей и рот наполнен привкусом крови, но почему-то его не тошнит. Нет, он привык к ее вкусу, и что-то в нем даже сладко мурлычет, когда он предпочитает глотнуть ее вместо того, чтобы сплюнуть.

— Зачем ты показываешь мне это?
У ребенка глубокий голос мужчины, а взгляд выцветший, не знающий радости. Он не удивлен ни собственной смертью, ни заполонившим небо чудовищем, чьи кости проткнули блюдце луны, а крылья запутались в тучах. Он видел вещи страшнее. Этот ребенок, живущий в теле мужчины, приучен терпеть душевную боль, и стал почти равнодушен к физической.
Боль была его первой женщиной, впоследствии ставшей спутницей жизни. Он никогда не любил ее, несмотря на то, что всегда относился почтительно, однако она прилипчиво льнула к нему, безнадежно надеясь пробудить в нем былую отзывчивость.

Он справляется с одними и их заменяют другие. Бесчисленное войско прислужников Мундуса заполняют все его дни, лишая Вергилия детства и юности. Они не дают ему продохнуть, не позволяют расслабиться.
Однажды он будет бессилен справиться с ними.
Однажды они превзойдут его.
Если бы только он мог стать сильнее, если бы только...

Книга захлопывается.

Вергилий наблюдает за тем, как под демоном Данте извивается одержимая девочка, осушившая голос до хрипоты, и перед ним возникает картина из прошлого, где он так же теряет контроль и губит чью-то невинную жизнь своенравным поступком.
В тот момент Вергилий не может до конца понять свои чувства, хотя их природа ясна — она объяснение того, почему некогда брат отнимал его вещи и предпочитал его равнодушию драку; не может понять, чем вызвана вспышка неясного гнева, но справляется с ней парой взмахов Ямато.

Их пути снова расходятся из-за мыслей о смерти.
— Показалось? — Думает Данте, когда Вергилий проходит мимо него и исчезает во тьме коридора.
— Не показалось. — Отвечает он сам себе уже в обиталище первой Печати, прежде чем между ними завяжется бой.
Вергилий видит, что гнев его уязвим: Данте сбит с толку и оскорблен предательством гибели матери, поэтому едва ли способен судить о задуманном им справедливо.
Он оставляет его с амулетом. Дает возможность подумать, как сделает через множество лет на вершине Клипота, решить — так ли нужен ему этот бой, и стоит ли его убеждения смерти.
Тогда Вергилий уверен в себе и своем превосходстве.

Когда они просыпаются вместе, то ожидают друг от друга уступок. Никто из них не говорит об этом вслух, но Данте выдает свои чувства уверенностью, а Вергилий — спокойствием. Чуть больше полугода они утоляют голод демонической крови и умоляют одиночество человеческих душ, но неотвратимо вводят себя в заблуждение и усложняют и без того довольно нелегкую жизнь.

У демонов широкие нулеобразные рты и длинные заостренные пальцы. Их голоса подобны бесплодной попытке дышать, они одеты в лохмотья и приближаются таким неустойчивым пружинистым шагом, что ребенок какое-то время смотрит на них без испуга, но насторожено.
Откуда он может знать об их настоящей природе?
Тогда его главным врагом была только навязчивость брата и то, как незаслуженно мать отдала ему место любимчика.
Он не готов, он растерян, он даже испуган, и потому рука неуверенно держит Ямато, и выводит неправильно первый удар, из-за чего он открывается и принимает грудью копье.
Мама, мама...
Он думает о ней, беззащитной, но почему-то мысли о помощи отравляет обида и уверенность в том, что она спешила спасти близнеца ценной его, Вергилия, жизни. Она всегда любила Данте больше него, невзирая на то, что упрямо твердила обратное.

Щеки дьявола повлажнели от слез. В темной увесистой лапе лежит амулет, а в ногах растянулся раненный бессознательный Данте.
Предатель. Предательница.
Разум молчит, говорливо только отравленное обидами сердце.

Я не проиграю тебе.
Как на вершине проклятой башни.
Данте...
Словно от взмаха Ребеллиона.

Ямато снова пронзает его грудь, и пусть позади Вергилия больше нет настоящих надгробий, они возникают за ним подобно отброшенным в полдень теням...

Книга шумно захлопывается.
Захлопывается та, что в подарочном переплете, символизируя прощание с семьей.
Захлопывается другая, с желтоватым срезом страниц, познакомив его с настоящей сущностью Спарды.
Захлопывается третья, но уже в чужой нетерпеливой руке, искавшей направлением пальца нахождение первой Печати, служившей замком демонических врат.
Захлопывается самая последняя книга, что когда-то давно была первой, но его руки теперь не его, и сущность ребенка как будто нашла себе новое тело.
С этой книги все началось и ей же закончилось.
Это — самая важная книга.


★★★★★★★


Как несложно понять, я люблю Вергилия не меньше, чем выбранного для игры Данте, а потому хочу видеть у вас любовь к персонажу и заинтересованность в игре за него. Не беритесь за роль, если не планируете относиться к ней серьезно. Не нужно просто занимать ее и висеть на главной странице, не проявляя никакой активности, а если что-то для вас оказалось неудобным или смущающим, то не стесняйтесь обсудить это со мной в режиме диалога.
Ну и чтобы вы напрасно не читали остальное, сразу предупрежу, что в этот раз ищу персонажа в пару.

о сюжетных моментах

Честно говоря, я вполне доволен финалом пятой части и не уверен, что хотел бы покидать Ад, которого канон всегда касался поверхностно, но при этом дразнился его любопытной атмосферой. Конечно, я сомневаюсь, что найду единомышленника, согласного остаться там на условную вечность, потому не настаиваю, но все же ненавязчиво вешаю предложение не торопиться бежать. Лично мне Нижний Мир кажется интересным материалом для постов, который грех проигнорировать.
Ну и не буду лукавить и сразу скажу, что хочу отыграть сложную и нездоровую инцестуозную связь между нами, тянущуюся через всю жизнь и усложняющую каждый ее этап. Я не планирую зацикливаться на теме романтических отношений, вытесняя тем самым сюжетную линию, но считаю уместным гармонично вшить ее в канон, учитывая все особенности персонажей. Если вас это смущает, то лучше не связывайтесь со мной, а если нет, то давайте обойдёмся без свободных отношений и третьих лиц – я совсем не люблю Санта-Барбару, а до кучи еще и собственник.
А еще давайте не будем утомлять друг друга темой ненависти с пеленок, окей? У близнецов были относительно нормальные отношения в детстве, наполненные конкуренцией, но не ненавистью, и, судя по новелле к пятой части, юный Вергилий горевал о «погибшем» брате едва ли меньше, чем о матери. В свою очередь, в приквеле к третьей было показано, что он пусть и не сильно рассчитывал на Данте, но все-таки оставлял возможность сотрудничества. По-хорошему наши отношения переросли во вражду, вызванную взаимными обидами, уже в конце третьей части, а дальше - только усугублялись, пока пятая часть не сделала свое дело и с помощью Ви, Неро, и в итоге решения Данте остаться с братом в Аду – решила этот давний конфликт, может, не полностью залечив рану, но хотя бы дав ей возможность затянуться.
Отдельно выскажусь про нежелание видеть Вергилия и Ви разными персонажами, отделившимися друг от друга в постканоне и благополучно живущими каждый своей жизнью. Вергилий не будет целостным как без Ви, так и без Юризена, он в принципе не может существовать без них обоих, и задумка отделения напрочь лишает смысла всю линию Ви, который как раз и стремился к тому, чтобы стать целым – Вергилием. К тому же, в манге про Ви в нем хорошо прослеживается и сам Вергилий, каким он был в детстве и отчасти в манге к третьей части. Я не против отделить Ви в альтернативной истории, где он изначально бы не был частью Вергилия, но категорически не хочу видеть этого в каноне.
Не обойду стороной и наше различие во внешности, несмотря на то, что канон пятой части продолжает настаивать на «близнецах». Думаю, решение здесь довольно простое, ведь архитектура лица Вергилия во многом схожа с лицом Данте, так что можно предположить, что различие вызвано разницей в возрасте, поскольку время в Аду течет иначе, и там, где для Данте прошло двадцать лет, для Вергилия – условная пара лет, из-за чего он задержался в возрасте себя из первой части.

требования к игроку

По раскрывшемуся объему тексту может создаться впечатление, что требований слишком много, но это ложное впечатление - их всего шесть с половиной, не считая изложенный выше просьбы не пропадать без предупреждений и не занимать роль без желания играть, просто я расписал их подробно, чтобы было понятно, что подразумевается под каждым.

Литературность, умение грамотно излагать свои мысли, создавая живую подробную картинку, в достаточной мере раскрывая и персонажа, и обстановку, и мир вокруг, чтобы ваш пост можно было не просто прочесть, а прожить; чувствовать уместность поднимаемых в посте тем и используемых описаний, не позволяя тексту быть выхолощенным, то есть состоящим из сухого перечня прямой речи, мыслей и действий в картонных декорациях; и в тот же момент не переполнять его водой из простого желания сделать пост подлиннее и пообъемнее (я более чем нормально воспринимаю посты от 3000 символов). Сам придерживаюсь того же правила, потому могу писать как объемные посты, так и лаконичные.
Грамотность – на самом деле, очень важный пункт, потому что сложно воспринимать всерьез игрока, который делает ошибки через слово и ставит знаки препинания наугад (примерно, таким вот, образом). Для Вергилия это и вовсе недопустимо, так как в сочетании с его характером это будет смотреться парадоксально и карикатурно.
С учетом того, насколько дырявый и противоречивый у нас канон, я не стану требовать знания всего-всего, но третью и пятую часть – нужно знать и понимать обязательно, а в идеале прочесть мангу к третьей (Code: Dante & Vergil) и комикс к первой части игры (вместо самой первой, если вы в нее не играли), чтобы лучше ориентироваться в характере персонажа и понимать под влиянием чего он был сформирован.
К слову, первую новеллу мы учитываем ровно настолько, насколько она освещена в пятой части игры. Потому как новая новелла отменяет и меняет некоторые события канона, в том числе переписывая события, связанные с Гилвером, который теперь не является молодым Вергилием.
Из этого вытекает наиболее важный пункт, состоящий в понимании роли и возможности передать ее максимально канонично, не упрощая до стереотипа, сложившегося у фандома. Вергилий сложный персонаж, имеющий много нюансов, которые необходимо учитывать: это и своя манера речи и подачи себя, и стиль боя, и личностные особенности, и, прежде всего, ход мышления. Вы должны понимать и чувствовать персонажа, не столько выстраивая его поведения с позиции автора, сколько ставя себя на его место и пытаясь думать как он. Должны четко сознавать что в его характере, а что нет.
Многие также склонны делать из него простого человека с такими же простыми потребностями после событий пятой части, не учитывая специфику характера и явно переоценивая влияние Ви. Хоть Вергилий из пятой части преобразился, повзрослел и стал ощутимо отличаться от себя из третьей, но  никуда не делись оставленные позади года, проведенные в нечеловеческих условиях и, собственно, ставшие причиной зацикленности на поиске силы.
Подытожу все вышесказанное просьбой прикрепить к анкете пост за Вергилия, чтобы сразу было понятно: сыграемся мы или нет. Тема свободная и если у вас есть уже готовый пост, то используйте его.
Гибкость. У меня припасено много идей как для игры в разных временных промежутках канона, так и для альтернативного развития сюжета или целых альтернативных вселенных, не имеющих почти ничего общего с дмк, - поэтому хотелось бы найти такого игрока, который не будет засиживаться в одних и тех же декорациях и захочет посмотреть на своего персонажа под другим углом, узнать каким бы он был в тех или иных реалиях и не важно в родной или альтернативной вселенной. Каноном пренебрегать тоже не будем.
Серьезность. Не писал бы это для какого-нибудь другого персонажа, но категорически не хочу читать посты за Вергилия в шутливом дурашливом тоне, или, того хуже, посты, где Вергилий именно так себя и ведет, отличаясь от Данте одним лишь цветом плаща. Не спорю, он способен шутить, но это должно быть в характере и уместно для ситуации и него самого.
Внешность. Коротко и ясно: без реальных прототипов. Даже Максим Назаров только база для Вергилия из пятой части, которую дорабатывали дизайнеры.
Здесь же отмечу просьбу использовать имя Вергилий, а не Верджил, но если для вас это принципиальный вопрос, то давайте обсудим.
Я не ограничиваю вас в темпах игры, поэтому пишите так, как вам удобно. Сам я игрок не быстрый и предпочитаю количеству постов их качество, и если вам нужно больше времени, чтобы разобраться, например, в обстановке и нюансах ситуации, то я вполне могу подождать. Так что пишите столько, сколько вам потребуется, не совершая насилия над собой.

Я также положительно отношусь к внеигровому общению и буду рад пообщаться в фандомке, флэйме или вне ролевой. Графикой при необходимости тоже можем обеспечить или помочь с путанной матчастью.

Ваш персонаж: Данте. Легендарный охотник на демонов, младший сын Темного Рыцаря Спарды - спасителя людей, но предателя демонов, - и смертной женщины Евы.
Пример вашего поста:

Пример поста

- Что мне делать теперь?
В голубых глазах Ури бледно плещется свет. Он пьет его взглядом, наполняя тусклые блюдца зрачков, и в них он меняется, обретает сложную форму, где, несмотря на смазанность кое-каких очертаний, – появляется сад, посаженный в чашу заднего дворика. Он говорит: «Правда ведь закат очень красивый?», и Джин давит губами сольное «о», но отчего-то не выглядит удивленным, хотя все в нем должно говорить о смятении. Он распрямляет шею и смотрит на юг. Соглашается, расслаблено проседая в плечах, как будто только что выдохнул, вышел из прямой деловитой осанки, оставившей в нем угловатую скованность.
- И правда красивый. - Так же расслабляются губы.
- Присядешь со мной?
- А? – Переспрашивая, уже отмеряет место с ним рядом. - Да.
Он не особенно прихотлив к задним дворикам - Отус с ними почти незнаком и поэтому относится к саду с позиции гостя, привыкшего налагать на жилое пространство ограничения квартиры. Несмотря на отсутствие статусной вычурности, сад неспособен завлечь его красотой, и хвалит Джин его всего лишь из вежливости, как благодарный и не зазнавшийся гость. Он уважает чувство тишины приглашающего, но видно, что Ури не спешит говорить, и в какой-то момент ему кажется, что Рейссу просто не хочется вступать в разговор и поэтому снова пытается вторгнуться в паузу.
- Мистер Рейсс...
Такие как Ури обычно предпочитают фамилии имя, сокращая дистанцию возраста, и когда Рейсс прерывает его, Отус ждет этой фразы, переживая готовность отказать ему в фамильярности.
- Нашей семье не хватает свежей крови. – Звучит вместо этого. – Мне сложно сказать, что произойдет раньше: Лукс подрастет и наберется ума, род Каэлумов простит ложь Лунафреи или же у меня закончатся силы. Нас осталось совсем немного. Кому-то придется вести дела семьи.
Он мнет губами в стариковской манере:
- Как отец, я должен передать полномочия Саре, но как глава семьи Рейссов – я не могу дать ей полной свободы.
Почему? Он сделал несколько предположений, когда уже было поздно о чем-либо спрашивать. Джин понимал к чему клонит Ури и особо не вдумывался в смысл последних озвученных фраз, предчувствия скорое напряжения итога.
- А Равус? – Вопрос вызывает еще одно промедление. Старший Рейсс так и не дает какого-либо ответа, и только молчание сообщает гостю о том, что Равус тоже не подходит для этого.
Ему хочется закурить. Рука выдает бесплодный жест поиска, хотя сигареты, конечно же, были у Отуса, просто он отвергнул их тошнотой, с которой подпрыгнула к горлу тревога.
- Я бы хотел доверить это тебе.
К несчастью, все вело к этому. И аккуратное наблюдение Нино, и доброе приобщение к семье, и даже сигналы к его повышению, как будто кто-то счел незначительной роль, какую годами отводило ему Министерство. Джин не хотел никаких перемен. Разве что иногда, терзаясь чувством вины за строгое воплощение ответственности, он думал о переводе как о возможности ограничить ее, замкнуть на себе, но никак не исправить рутинное однообразие жизни. Он ценил уютное постоянство квартиры, умеренную независимость статуса и ясную исполнительность должности, какой бы, впрочем, предпочел бы большее ограничение свободы, дабы покончить с насилием над творческой жилой. Не чувствуя в скромном быту никаких ущемлений, он закоснел в консервативном состоянии души и с отторгающим равнодушием сторонился любых изменений, доверяя только тому, что ему уже довелось испытать и прожить.
«Я не хочу».
Всего на миг перед ним возникает квартира, а с ней и беспечное домоседство сестры; ночные попойки и несколько странное приятельство Нино, который все это время подбивал его пить…
- Не думаю, что я гожусь. – Эта улыбка полагалась ему, а не Ури. Их небольшому бунтарству как рабочей отдышке и забавным курьезам похмельного утра, особенно тяжко поражавшее Джина, что вызывало у Нино и Лотты сочувственный смех.
Его улыбку Рейсс не поддерживает. Оно и ясно - нельзя просто сказать «не гожусь». Мало кто хочет возлагать на себя даже меньшую в сравнении с этой ответственность и Ури нисколько не думал, что Отус легко поддастся ему и согласится принять новизну положения, отказавшись от большей части того, к чему он привык. Было и еще кое-что: Джин не хотел вытеснять собой Лунафрею, о чем с осторожностью сообщил, надеясь скрыть от хозяина дома свое восхищение, какое, думал, что перерос, пережил, и с возрастом сумел предпочесть ему уважение, отказавшись от нежного чувства любви.
- Леди Лунафрея справится с этим гораздо лучше меня. Нет… Она справится лучше любого. – Он сказал или только подумал последнее? Его влюбленность уже много лет как имела новую цель, а старая – новую форму, но в чувствах Отуса осела какая-то робкая жалость к себе и сентиментальность в отношении прожитых сложностей.
Рейсс остается равнодушен и к этому. Возможно, он даже знает, что в оценке нее у Джина далеко не всегда выходило быть честным, ведь Луна была так похожа на мать, которую тот потерял еще в детстве, и потому во внушенной влюбленности искал ей замену, а исходя из любви - не хотел замечать недостатков на фоне ее положительных ценностей. Как хороша бы не была Лунафрея, ее многолетней обман был гораздо сложнее банальной неверности, поскольку их с Ноктисом брак нес положительный символизм и обладал той династической силой, что могла как сплотить, так и рассорить их семьи.
Джин и сам понимал, что на прощение Люцисов леди Оракулу не стоило даже надеяться, и молчание Ури как бы питало это «увы», оставляя его один на один с предложением.
- Удивительно как такое спокойное время может быть таким непростым. – Его губы вдруг удлиняются и мягко подпрыгивают. – Еще недавно судьба нашей семьи была предопределена брачным союзом и рождением наследников, мы были связаны обещанием и подчинялись влиянию Каэлумов, а сейчас предоставлены сами себе, но не можем сдвинуться с места.
Не хочет ли Ури тем самым сказать, что никто не желает этой ответственности? С тех пор как мрачное наследие Салазара разбавилось мудрой прозорливостью Флеретов, род Рейссов наводнил фатализм, укоренившись в нем созидательностью. Возможно, он мало знал о них  – его познания семьи действительно были поверхностны, но темперамент Луны и Лукса, Ури и Сары – достаточно хорошо раскрывался в общении. По-настоящему никто из них не желал этот власти, им была ближе поддержка, наставничество, духовное лидерство – все то, что с позиции Джина подразумевало вторичность или хотя бы отчасти зависимость.
- Вы же знаете, что я полукровка… - Выходит робко и извинительно. – Не думаю, что главы чистокровных семей станут прислушиваться к такому как я. – Джин скрепляет руки в замок, пряча в нем нервозную суетливость курильщика. – Я бы не стал.
Наверное, в согласии с этим каждый из них улыбается.

Отредактировано machinarium (Сегодня 03:09:06)

0


Вы здесь » Live Your Life » -Кроссплатформы и кроссоверы » Поиск партнера для игры


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC