Live Your Life

Объявление

  • Новости
  • Конкурсы
  • Навигация
  • Прочее
    Обновите кнопки РПГ-Топа.
    Сервис
    Обновите скрипт выделения кода.
    Конкурс
    Подведены итоги конкурса "Горячий старт". Поздравляем победителей!
    Правила
    Обновление правил раздела "Ищу игрока" и темы "Поиск партнёра для игры".
    Общее
    Разделы каталога о вампирах упразднены. Подробнее....
    Реклама
    приглашаем поделиться интересными фактами о вашем форуме с пользователями LYL!
    В рекламных темах присутствует контент 18+
  • "Горячий старт" для весенних форумов

    (март-май 2017)

    Прием заявок с 1 июня.
  • Правила каталога F A Q Словарь ФРИ Игры-долгожители Победители конкурсов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » Фэнтези » Рейнс. Новая империя


Рейнс. Новая империя

Сообщений 1 страница 20 из 65

1

Логотип:

http://sh.uploads.ru/SfM46.png
Адрес форума: http://rains.rusff.ru/

Официальное название: Рейнс. Новая империя

Дата открытия: 30 мая 2015 года

Администрация: Доран фон Эйстир, Эдмунд фон Лойте, Исабель ди Люсиано
Жанр: постмодернистское фэнтези

Организация игровой зоны: эпизодическая

Краткое описание:

Nû lebe ich mir alrêrst werde,
sît mîn sündic ouge sihet
daz hêre lant und ouch die erde,
der man vil der êren gihet.
Nû ist geschehen, des ich ie bat:
ich bin komen an die stat,
dâ got mennischlîchen trat.

Авторский фэнтези мир, созданный под впечатлением от эпохи, когда на европейском континенте существовала Священная Римская империя с выборным императором, еще сильна была власть Папы Римского на Святом Престоле, когда религиозными разногласиями никого было не удивить, а торговые дома и целые торговые объединения определяли политику королей и князей. В этом мире есть место и доброй войне, и доброму дипломатическому поединку, но пока воюют на паркете и на поле брани люди, другие силы, куда более древние, присматривают за миром и ведут свою собственную борьбу — за свое выживание и спасение целого мира, о сохранности которого младшие как-то позабыли в собственном величии.

Ваша реклама у нас

Отредактировано Llyn Rhianen (02-04-2017 23:27:04)

0

2

Говорят, что умирать обидно в любую погоду: в пасмурную оттого, что в последние свои минуты не видишь солнца, в солнечную оттого, что уходишь в такой прекрасный день.
Что же, герцог, несомненно, выбрал самое лучшее время для смерти: вероятно, стоит надеяться, что хотя бы там найдется тенек, в котором можно будет спрятаться от этой невыносимой, иссушающей духоты.
Кори находился в Иверии уже вторую неделю, и с каждым днём всё больше и больше ненавидел её. Юг он не любил никогда, но иногда выбирать не приходилось: как бы далеко он не забрался, однажды на связь выходил совершенно неприметный, серый, ничем не выделяющийся из толпы человек, и приходилось отправляться туда, куда считало нужным начальство в лице разведки Аверена. Несуществующей разведки Аверена, конечно же.
В какое государство ни плюнь, всегда найдется то, чего нет, но что на самом деле есть.


Кори Крайг

0

3

Маленькая таверна пахла рыбой. Как и весь город: рыбой пахли стены домов, выщербленные камни мостовой и раскисшие после недавнего дождя лужи. Рыбой пахли и сами люди - их руки, волосы и одежда, и от этого запаха было никуда не деться.
День клонился к вечеру, и народу в кабаке прибывало: нянчили кружки уставшие рыбаки и корабельщики, в дальнем углу орала песню троица матросов. Гомон голосов, запахи еды, шелест соломы, устилавшей дощатый пол, треск поленьев в закопченном очаге, духота помещения и пьяный смех - все это обрушивалось разом, внезапно, на все органы чувств. Тегвин не поморщилась, но болезненно прищурилась. Несколько дней, проведенных в пути, в человеческом теле, без возможности расправить крылья, сделали драконицу нервной и чувствительной к подобного рода раздражителям. Ну да ничего. Случалось обонять вещи и похуже несвежей рыбы и сомнительного эля. В конце концов, если сегодня повезет, надолго она в Ланагге не задержится.


Тегвин Кади

Отредактировано Tattersail (12-06-2015 18:37:22)

0

4

Его внимание привлек шум в центре комнаты: то неуловимо быстрое изменение настроения в зале, когда нет ни криков, ни драки, но совершенно ясно, что где-то что-то не так.
Стоящие рядом леди и господа оглянулись, разговоры стихли, даже музыка стала тише, пока не осталась играть одна флейта, но и та замолчала, лишь остался в комнате протяжный, долгий, трагичный звук, который перекрыли крики и испуганные восклицания дам. Конрад, нахмурившись, успел лишь сделать шаг к тому месту у подножия обоих тронов, когда толпа, как по команде, отхлынула к стенам залы, и раздался ужасный, нечеловеческий вой.
- Помогите ему! Кто-нибудь, остановите его! - раздались крики. Образовалась давка, толпа сзади напирала, толпа в эпицентре происходящего пыталась отойти. Конрад рванулся вперед, заметил краем глаза Дэвина и двух стражников, которые в панике и растерянности смотрели то на горящего человека, катавшегося по полу, то на панику в толпе, явно не зная, что делать.
- Отойдите! - рякнул Конрад, выставляя руки и преграждая путь тем, кто напирал сзади, еще не зная, что происходит. Дэвин быстро что-то крикнул одному из растерянных гвардейцев, и тот выскочил наружу, второй, тоже крича, пытался остановить толпу.
Эффективнее всего отреагировал кто-то из чародеев. Конрад и глазом не успел моргнуть, как с потолка рухнул тяжелый водный шар, окатив брызгами его, стоящих рядом гостей, затушив несколько факелов и свечей, но главное - затушив человека, который продолжал выть и кричать, катаясь по полу. Огонь уничтожил часть его одежды, но не успел тронуть лицо, и Конрад понял, что узнает его. Поняли это и другие, и по толпе побежал шепоток. Патрик Меленье, молодой граф Эвиньи, которого никто бы никогда не заподозрил в безумстве.
- Прошу всех оставаться на месте! - громко и четко сказал Конрад, поднимая обе руки. Дэвин уже спешил со стражниками скрутить графа и увести его. Конрад поискал глазами Марию, за ней - Морвенну и Тегвин. Тому, кто потушил самоубийцу, могла потребоваться помощь.

Конрад де Лотрин

Отредактировано Hayes (04-07-2015 01:22:03)

0

5

Йорн не сразу понял, куда все бегут. Еще минуту назад он стоял в плотной толпе, прижатый со всех сторон чужими плечами, спинами и локтями, еще минуту назад он думал только о том, что поскорей бы все закончилось, толпа разошлась и он смог бы пропустить чарку другую за покой и счастливое новое рождение их почившего герцога. Еще минуту назад он был на площади перед собором, но вот уже поток людей несет его прочь по улице Фонарей в сторону Мышиного квартала, потом выпускает и он бежит сам — бегут ноги, но мыслью он все еще там, на площади, мысль цепляется за свисающие с канатов черные флаги, мысль застревает и падает в пыль, прямо под ноги бегущей толпе. Теперь он и сам больше всего боится споткнуться и упасть, быть затоптанными бегущими людьми, а потому старается не смотреть по сторонам, где рядом с ним запинаются и падают на землю люди, и их гаснущие крики несутся ему в спину. Йорн завернул за первый попавшийся угол и тяжело оперся о стену дома, пытаясь отдышаться. По  левую руку от него продолжалось необъяснимое бегство людей, среди которых почти каждый, как Йорн, не знал, куда и зачем бежит. По правую руку к нему по переулку приближался человек, которого Йорн не видел и которого заметил слишком поздно. Он вздрогнул и поднял голову, взгляд упал на слишком белое для этих мест лицо и волосы, заплетенные в косу, как в Иверии никто не носит, и мужчина вдруг остановился в паре шагов от Йорна, замер, глядя исподлобья.
— Братец, куда бегут-то? — выдохнул Йорн, кивая себе за спину. Толпа не уменьшалась. Кто-то кричал, но ничего нельзя было разобрать.— Что случилось-то?
Мужчина не ответил. Он молча подошел ближе и заглянул Йорну за плечо с видом, как будто никакой толпы не было, никто никуда не юежал, и вся Веленса вдруг не превратилась в стадо испуганных баранов, которые бежали так, будто за ними гнались волки.
— А что-то случилось? — мужчина опустил взгляд, и Йорн увидел, что ободок глаз у него желтый.
А потом Йорн умер.

0

6

На улицах же никто не делал вид, что веселится и празднует. Простому люду чужды игры знати, интриги политиков, жизнь благородных господ, наполненная ложью и фальшью, и здесь, на улицах и площадях, подлинная жизнь и подлинный смысл бытия, предписанного своим детям Божественными Супругами. Вдосталь было костров, которые в этот день было позволено разводить прямо в городской черте, и от их пламени в звездное небо поднимался клубами сизый дым, пряный и ароматный от сгоревших в огне трав, что принесли с полей а городом и даже привезли издалека, и вдоволь было хмеля и деревенского яблочного вина, пива и браги, что ждали своего часа в бочках в холодных подвалах домов, достаточно еды для всех, бери и ешь почти задаром, потому что в этот день грешно драть с людей деньги за угощение. На эту ночь столица Империи становилась мало отличима от окрестных деревень и крошечных городков, где даже люди богатые празднуют вместе с народом по его нехитрым обычаям — ешь, пей, танцуй и радуйся, и так каждую Ночь Костров, которые каждый год, из века в век, были неотличимы одна от другой. Менялись лица, но все оставалось по-прежнему.
Он был чужим на этом празднике жизни. Никогда особенно не понимал таких ночей и не стремился стать частью всеобщего веселья — не до того было, потому что даже в эту ночь шепотки в его голове не утихали и говорили такое, что не забудешь даже после бочки браги. Иногда ему казалось, что он даже после смерти будет видеть эти образы и слышать в голове слова, от которых во рту почти кровит, а руки дрожат в желании записать все, что он знает и что чувствует.
Именно сегодня почему-то желание говорить особенно сильно, давит на виски.
— Anae prae deos... Горе, горе каждому сегодня и в дни последующие,ибо прокляты они.
Кажется, никто его не услышал.

0

7

Так уж случилось: когда Нианон пришла в мир, мир был охвачен войной.
Война жила в воздухе и в воде, питала огнем дыхание драконов и ветром - их крылья. Существа, живущие здесь, строящие здесь свои дома, вели войну легко, как танец, и научили этому молодых драконов, большинство которых восприняли ее так же естественно, как полет и охоту. Она стала такой же неотъемлемой частью жизни, как убийство животного ради еды или спуск на землю ради сна.
По крайней мере, если бы Нианон задумалась над этим, она сказала бы именно так. Но разве может задуматься дракон над тем, как он летит?
Или убивает.
Драконица обожала этот мир. Обожала его веселье и ярость, обожала радость, которую на протяжении долгих лет неизменно дарил ей полет, и вкус теплой крови загнанного оленя. Она обожала и саму себя в этом мире - блеск чешуи, отливающей в тусклом свете холодного зимнего дня летней зеленью, изгиб длинной шеи, силу, таившуюся в мышцах, крылья, бросающие тело в полет - обожала с непринужденным самодовольством существа, справедливо полагающего себя совершенством.
И только одно вызывало чистую, незамутненную ярость Нианон: существа с черной кровью и холодной, как камень, кожей, призывавшие в мир зло. Из того, что знали драконы, ничто не могло сравниться с этой чернотой, бесконечной и мертвой, как пустота, и с тварями, таившимися в ее глубинах. Одно воспоминание о них зажигало кровь и будило огонь, спящий в груди.

(с) Тегвин Кади

Отредактировано Hayes (16-08-2015 14:29:52)

0

8

Редкие прохожие, издали увидев отряд стражников, спешили убраться прочь. Кто не успевал - того допрашивали, но узнать что-либо ценное Арману не представлялось возможным. Он не участвовал в ловле горожан, стоял в стороне, чувствуя на себе взгляды настороженные и испуганные, и нельзя сказать, чтобы ему это нравилось. Вернее, не нравилось совсем.
Женщина с глазами отчаянно безумными хватала гвардейцев за руки, спрашивая о своем муже, что не вернулся домой после беспорядков в городе, от нее небрежно отмахнулись, как от назойливой мухи, так и осталась она на дороге, рухнув на колени, размазывала по лицу пыль и слезы; какой-то подмастерье сапожника, которого сочли подходящим по описанию убийцы, извивался в железных тисках стражи, истошно выкрикивая оправдания. "Не он", - произнес Арман, бегло взглянув на мужчину. Мог и не смотреть, он с самого начала не верил в успех поисков, как бы сам не желал поймать того ублюдка.
Над головой - беспечное солнце, в голове - тяжелые мысли без единого просвета, воздух такой же душный, как и день назад, того и гляди, снова где-то полыхнет. Но основной удар уже был нанесен, и пока враг снова собирается с силами, как долго будет готовиться, неизвестно, как и что последует теперь.

0

9

А на то мир страстей,
Чтоб не знать н и р в а н


Сюжетная акция "Тени на стене" — самые опасные, самые могущественные, самые несчастные.
Заложники своего дара, чье время пришло. Время бороться за свои права.

http://i.imgur.com/nqkOhR2.png
МАЛЕФИКАРЫ И ДЕМОНЫЭРАРСКИЙ КОВЕН

0

10

Снежный голос звучал холодно, спокойно и безоговорочно. Голос имперского когтя.
— Пойдём.
Они наконец выбрались на улицу залитую солнечным светом и лейтенант сощурил слезящиеся глаза, жадно вдыхая прогревшийся воздух. И ещё более жадно ощущая тепло идущей рядом девушки. Невзирая на боль и паршивые новости. Тоже своего рода неписаный закон... для всех кавалеристов.
— Ты знал его?
Слова давались с трудом.
— Он устроил взрыв в храме.
Двое обменялись острыми взглядами.
— Он бы не смог. Мёртв уже второй день, — некоторая время коготь обдумывала сказанное. — Тело порезали на куски уже после. Похоже, заметали следы... Мы вышли на них случайно.
Это было плохо. Куда хуже, чем казалось в погоне за предателем в имперской форме. Утешало одно — когти наступили неизвестным на тень и не собираются останавливаться.
— Большая рыба в замке, возможно, придётся вытаскивать его оттуда, — зелёные глаза страдательно закатились. — Ваша ведьма наверняка распечатала красный конверт и запугала бедных пехотинцев... А вот и они. Иди. И передавай патрону, что нам нужно время.
Тень за левым плечом исчезла прежде, чем Дитрих успел оглянуться, мазнув напоследок кончиками светлых волос по обнажённой коже.
— Капитан послала за вами ещё два часа назад... — разводящий протиснулся между открывающихся створок, бережно втягивая пропажу внутрь, и только потом обратил внимание на нездоровый вид ещё одного очевидца трагедии. —  Вы ранены!..
Оказалось, был ещё ранний вечер. Едва успел заалеть горизонт. Ему казалось, прошло гораздо больше времени.
Прежде чем потерять сознание он распорядился:
— Проводите меня... И отнесите в оружейную вот это...
В руке Дитрих держал окровавленную вилку.

(с)Дитрих эр Лейвен

+1

11

Корзина окровавленных тряпок источала тяжелый запах смерти, но Лорна старательно его игнорировала, потому что сейчас он станет ее щитом и правом пройти в опочивальни маркизы, к цели, указанной отцом Солье. Почти на каждом шагу были вооруженные гвардейцы дель Фиатте. В прошлые дни их присутствие не вызывало у нее никаких эмоций, но сейчас она старалась не смотреть им в лицо, словно этим могла себя выдать. Пришлось поднять голову от пола только тогда, когда она оказалась перед дверьми, за которыми были комнаты маркизы, и высокий мужчина с исполосованным лицом посмотрел на нее так, что сразу захотелось огреть его чем-нибудь тяжелым по голове.
— Куда идешь?
— Чай не видишь чоль? — Лорна кивнула на кровавые тряпки в корзине. — Белье у раненых господ иду менять, чтож терь, маркизу-то мне за версту обходить ток потому, что ты тут стоишь?
Гвардеец насупился. Насупилась и Лорна.
— Че ж ты смотришь-то, а? Совесть имей, можешь вон, перерыть тут все, коли не веришь, — она с размаху опрокинула корзину с тряпками его под ноги, прямо на сапоги, да так, что тот даже отскочил от неожиданности. — На, ищи чо надо, если умник такой.
Уперев руки в бока, она ждала, когда тот очухается, с видом самым невозмутимым, на какой только была способна. Хотя сердце из груди едва не выпрыгивало. Гвардеец меж тем снова нахмурился и скинул с сапога повисшие на нем чьи-то батистовые трусики.

0

12

Согласно данным, в одной занюханной деревеньке готовили цирк с медведями и цыганочку с выходом аккурат так, чтобы ударить по левому флангу родимой армии. Всё было бы хорошо, если бы при этом уже пара человек не погибла совершенно неестественной смертью, а выживший приполз с одной рукой, вместо второй была какая-то культя, подозрительно напоминавшая птичью лапу. Смотрелось, конечно, занятно для тех, кого не стошнило сразу, но как-то никого не прельщала перспектива стать чем-то похожим, а то и ещё хуже. В общем, дело было ясно, что дело тёмное, а прием с хлебом-солью служилой братии готовят маги склонные к своеобразным извращениям, и если они сумеют создать там целую проклятую территорию, поднять нежить или ещё что задорное учудить, то мало не  покажется никому во время наступления. Главнокомандующие не разменивались на такие мелочи и продолжали жаждать смять строй противника, уже переломив с этого фланга ход войны. Похвально, конечно, но Лорена мрачно собирала сумку с пожитками (смена белья, фляга с водой, сухой паек, потому что никто не знает, можно ли с этими диверсантами вообще есть) размышляя о добром, светлом и вечном - о том, как напалмом сжечь все.


Лорена Хаймар

0

13

Фон Хаймар умела вызывать к себе стойкую неприязнь одним своим видом, чему Львёнок не переставал удивляться. Единожды увидев, как она расправляется с глупцами (или храбрецами), недоуменно кривя красивые губы, желание залезть ручонками под китель пропадало навсегда. Лорену уважали за мастерство, за выучку, но водить близкое знакомство почитали излишеством. А кроме всего прочего, глубоко внутри, ему продолжало казаться, что женщина с капитанским патентом — это нонсенс.
По глазам было заметно, что не поверила, но Дитрих не обиделся. Он прекрасно знал, что из себя представляет начальник охраны и каков круг его обязанностей. Обидчивых в дипломатическом корпусе не держали. Глупых и доверчивых, кстати, тоже.
— У нас был шанс и мы его упустили. Теперь взрывника не найти, даже брось мы на поиски караулы, конюших и кухарок... — к усталости в голосе добавились нотки сарказма. — А в гвардию я не верю.
Он избегал произносить имя вслух. Суеверие? Ввиду последних событий — разумная предосторожность.
Всё складывалось один к одному. Зачастившие дельцы из Аверена. Переписка с Марселом дель Фиатте. Труды историков вперемешку с церковными записями, завалившие кабинет патрона. Первые ходы в большой игре делались ещё весной... но взрыв на похоронах больше походил на попытку опрокинуть шахматную доску.
Так чей же теперь ход?


Дитрих эр Лейвен

Отредактировано Tattersail (03-10-2015 18:52:34)

0

14

Она неслась, не разбирая дороги, через лес, поле, над ручьем, в низине между трав, меняя обличья, из птицы - в зверя, из зверя - в рыбу, снова в птицу, снова в зверя. Дыхание билось в гортани, сердце птицы, зверя, птицы колотилось в грудной клетке. Соколом, ласточкой, ланью, дикой горной кошкой, змеей между стеблей травы, уткой, стрижом - каждый ее облик был призван запутать его и сбить с толку. И каждый раз он почти настигал ее, и каждый раз она меняла облик, не останавливая свой дикий бег.
Цвет, свет, звук, ощущение - все слилось и смешалось в одно яркое безумное пятно. Эленвэ бежала так, как не бежала в часы охоты, и было радостно так бежать, потому что гнался за ней тот, кому не стыдно было проиграть, с кем можно было играть всерьез - потому что он настиг бы ее, где бы она ни оказалась.
Последний торжествующий крик прозвучал над сидом Арвэ ап Рианнаха, и Эленвэ летела, стремглав, внутри его дома, избегая стен и колонн. Полет наполнял сердце радостью, не только от самого стремительного движения, но и потому, что это не входило в ее планы. Охотник завел ее туда, куда она не планировала попасть, в свой дом, где Эленвэ уже не могла так вольно менять обличья.
Она остановилась, когда они достигли крайнего покоя. Здесь магия арфы была сильнее всего, тронутая их движением.
Он тоже остановился, ястреб с низко опущенной головой. Сделав шаг назад, Эленвэ обернулась женщиной и устало прислонилась к стене.
- Ты догнал меня, король, - улыбнулась она.

(с) Эленвэ фэр Виарай

0

15

- Драконы! Змеи Агресовы! - выпалил отпрыск, только потом сообразив, что разговор вел на повышенных тонах, а в доме, как-никак, и хозяин Айронвэла, и гости-чародеи, и, в конце концов, сам Герцог. Наполовину протрезвев, плюхнулся обратно на скамью и молча потянулся за новой чаркой.
Тегвин слегка подняла брови, поймала взгляд Дэйхи. Впервые за вечер ей хотелось громко рассмеяться: уж им двоим отлично было известно, что драконов на землях Айронвэла с недавних пор действительно двое, и еще лучше - что никакой битвы на жизнь и на смерть меж ними не было. Но разве ж объяснишь эту разницу людям, которым с того самого дня, как разрыв пришел в движение, любая тварь кажется враждебной?
Она закусила губу, меньше всего желая, чтобы жители Сибвели, ставшие свидетелями их с Дэйхи развлечений, выдавали сочиняемое - злобных драконов-страшилок - за действительное. Коротко улыбнулась эр Руэри, сделала глоток вина.
- К слову сказать, интересное явление, - негромко заговорила она, кинув взгляд через стол на герцога де Лотрина и Морвенну. - Я слышала о том, что близ разрывов наблюдаются странные искажения погодных явлений: обычная гроза, к примеру, многократно усиливается как по своим звуковым характеристикам, так и по степени наносимых разрушений. Расколотые молнией деревья легко принять за разбитые, а гром - за рычание. Так и рождаются драконы, - чародейка вновь неторопливо отпила из кубка. - Забавно, мне бы очень хотелось посмотреть на это место после, когда проблема разрыва будет решена.
Глаза Нианон смеялись - ей и вправду стало весело.
- Вы верите в драконов? - поинтересовалась она, обращаясь разом и к герцогу, и к госпоже Альмейн. - А вы, граф? - взгляд, брошенный на Деймона, стал лукавым. - Говорят, они могли бы помочь справиться с разрывами, но мне не посчастливилось наткнуться ни на один трактат, который доказывал бы это или опровергал...

0

16

— Вот так и приобретается слава самого распутного места в Периноре, — без особых эмоций проговорил Гедвин, которому в силу возраста что обнаженные гетеры, что голые моряки из порта Эвернесса, все одно. — Но посмотреть есть на что.
— Это иностранцам, а вот если меня спросят, чего у нас есть особенного, я даже не скажу, граф, — Торстен задумчиво почесал бороду, бросив взгляд на Марэйна, который все это время хранил молчание. — Мы как-то попривыкли к нашим чудесам, и в голову сходу мало что приходит. Вот Морвенна скажет, что лучшее - водокачки, а я, наверное, что Башня Конклава. Ее ведь еще за мили четыре от города видно, а внутри она больше, чем кажется.
— Башню строили первые сиды, изгнанные из Аханнэ, — пояснила Морвенна. — В каком-то смысле это тоже сид, единственный жилой за пределами Аханнэ.
Она снова пригубила вино, вспоминая мозаику и росписи в Башне, где в каждой сцене сквозила боль по утраченной родине, которая отторгла их. Сейчас она была так близко к их древнему дому, что можно доехать за полсуток и прикоснуться к памяти, способной раздавить, подобно толще воды в глубинах океана — то, чего она хотела и чего боялась, ибо не знала, сможет ли справиться. Да и разрешат ли ей.


Морвенна Альмейн

0

17

- Прочь, имперские ублюдки!
Когда он успел стать чужим для родной земли? Он одной крови, одной веры с ними, но по разные стороны с грохотом и клубами пыли падающей наземь границы.
Толпа взревела, бросаясь вперед, прямо на выставленные острия копий. Верно, схожие чувства испытывает пехотинец, когда на него несется конница. Гвардеец, стоявший перед Арманом, дрогнул, но ему не дали ни отступить, ни обернуться.
- Стоять на месте! - командирский окрик.
- За империю! - выкрикнул кто-то, зря. Патриотизм - дело хорошее, когда не превращается в красную тряпку для бешеной людской лавины.
Нелепо дергалось тело, напоровшееся на копье, а следующее мимо него напирало на щиты, второе, третье. Бойцов корпуса теснили, еще камень полетел, попал в гвардейца. Вряд ли убил, но так даже хуже, если не выстоят. Живого затопчут.
Арбалетный залп.
Сейчас дадут приказ переходить в наступление.


Арман ди Солето

0

18

Честно говоря, он уже и не помнил, сколько конкретно дней они торчали под этим треклятым городом в осаде. Вроде бы, не меньше недели, хотя на деле уже на четвертые сутки понятие времени постепенно начинало расплываться, и к этому моменту ощущалось, будто бы под Калларом Рейнская армия находилась не меньше месяца. Причин такому явлению было несколько, и отнюдь не последняя из них заключалась в том, что дни были монотонными, мало чем отличающимися друг от друга. Если поначалу они предпринимали попытки штурма навалом, то уже на третий день стало понятно, что ни к чему такие бездумные атаки не приведут. На удивление, потери были не столь огромны, как некоторые из солдат предполагали. Безусловно, это позволило вышестоящим поддержать в строю нужный порядок и не позволить расползтись упадническим настроениям и прочим неприятным слухам. Уж что-что, а дисциплину тут соблюдать умели.

Джонатан Беккер

0

19

Последние дни были наполнены тьмой. Той самой, что поглощает обычных людей и выплевывает обглоданные кости. Разрыв не был исчадием тьмы, был всего лишь причиной оной в мыслях. И тянул, тянул к себе людей интересующихся и праздно шатающихся. Таковым был и высокий мужчина, назвавшийся Бьерном, готовый влезть в самое пекло. Странная компания аргелльских ведьм и колдунов не готова была принять его, ведь несмотря на то, что родом они были с одних мест, Бьерна никто не знал. Но, продавливая харизмой и умением работать по делу, быстро влился в коллектив, казавшийся ему весьма интересным собранием изломанных личностей.
Уверенность в том, что его приняли за своего, была довольно крепкой. Возможность убедиться в этом была и не раз. Во славу того, что он сам себе сделал целью, все же аккуратно действовал до сих пор, дабы не порушить выстроенную иллюзию доверия. Перед отъездом случилось встретиться с Вороном, который утвердил Бьернхарта в мысли, что он решил поступить правильно. У разлома определенно будет повышенная активность и стоит быть как можно ближе к оному.

Бьернхарт

Отредактировано Hayes (23-11-2015 23:07:13)

0

20

НЕАКТУАЛЬНО

Заявка от Лорены Хаймар

http://s3.uploads.ru/paMf6.png
Кэри Маллиган

1. Имя, фамилия, возраст, раса
Тара. В последнее время представляется как Тарен, Тарен Странник. 17 лет, человек

2. Детали биографии и характера, если есть определенные требования
- Тара родилась назло родителям, которым лишний рот был не нужен. Родилась раньше срока, потому что мать её, трактирщица, гонявшая посетителей и собственного мужа, бывшего существом слабым и жалким, полностью подавленным вздорной бабой, слишком много скандалила и нервничала.
- Первое время мать очень надеялась, что тщедушное создание само как-нибудь отправится обратно в мир иной, но тщедушное создание зверски орало, ело за десятерых и явно не желало умирать. Досадно.
- К домашним делам Тару привлекли рано, чтобы отрабатывала свой кусок хлеба: она драила постоялый двор, подавала посетителям простую, но добротную еду, которую готовила мать. У неё четыре брата и одна сестра, но та уже совсем взрослая и давно выдана замуж, чтобы не путалась под ногами.
- В семье отношения у неё складывались только с отцом, мастерившим для неё простенькие деревянные игрушки и глиняные свистульки. Он всегда говорил, что Тара многое сможет, надо только захотеть.
- И Тара захотела, спалив бороду какому-то престарелому любителю девочек. В 12 лет в ней проснулась, к вящему ужасу мамаши, магия. Наконец-то Тара могла обратить на себя внимание и заставить мать называть её по имени, а не "Эй ты".
- Радость Тары продлилась недолго. Матушка попугалась, покричала и развела бурную деятельность, в результате которой девочку выпихнули из дома с дорожным мешком со скудными пожитками в сопровождении какого-то мужчины. Мужчина, как выяснилось, был магом. Где его откопала трактирщица - и по сей день тайна.
- Тара хотела в академию, господин маг хотел себе прислугу. Иногда ей все таки перепадали крупицы знаний, чтобы она случайно не угробила их обоих. Мужчина много путешествовал, мало разговаривал, только в подвыпившем состоянии становился общительнее.
- В один прекрасный, а если точнее дождливый, день девушка поняла, что с неё хватит. Она не хочет всю жизнь таскаться за старым хрычом, она мечтала о подвигах, сражениях, и ей хотелось стать великой волшебницей. С этим же учителем она освоила только самые основы, зато многое узнала о походной жизни. Решив, она собрала пожитки и ночью сбежала от мага.
- С этого момента начинается хождение по мукам девушки, потому что выяснилось, что многие проблемы, которых она была лишена в компании мужчины, сразу же её находят, едва она осталась одна. Самое плохое, что и деньги то, которые она стащила у учителя, тоже были не бесконечными, а наниматься в служанки вновь она не хотела. Она хотела в Академию.
- А вышло все иначе. В Академию она хочет и по сей день, только вот вопрос о том, где денег достать, она решила методом воровства. Обрезала волосы, переоделась в мужское платье - девица формами не отличается, а кто там в этом возрасте отличит смазливого парнишку от девчонки не ощупывая? Втирается в доверие к сердобольным людям в форме "тетенька, дайте попить, а то так есть хочется, что аж переночевать негде", правда подчистую никого не обносит, свои у неё какие-то представления о чести и честности.
- Однако долго скрывать, что ты не мальчик, а девочка, весьма проблематично, если жить на одном месте, поэтому бродит от города к городу, окольными путями добираясь до Академии, под именем Тарен.
- К своему огромному сожалению оказалась заперта в Веленсе, не успев сбежать до того как закрыли ворота.

3. Детали планируемого сюжета с участием данного персонажа
Не знаю, доберётся ли она до Академии, а вот попасться под руку боевой чародейке и начальнице охраны дипкорпуса Рейнса - легко. Как следствие - попасть во все неприятности, начиная с раскрытия своей тайны, заканчивая ускоренному курсу обучения магии.
Я планировала оставить девочку у себя ученицей, но вообще Тара активная, она везде найдёт неприятности.

4. Все прочие необходимые уточнения: профессия, материальное положение, происхождение, особые приметы, внешность.
Чародейка-недоучка, воровка, ходячее безобразие.
На внешность я хотела Кэри Маллиган, но вы можете предложить кого-то ещё.

5. В каких отыгрышах упоминался персонаж (со ссылками)
Не было ещё

6. Положение на момент начала игры
Все очень плохо. Война. А кушать Таре все ещё хочется, ну и в Академию, конечно.

Отредактировано Llyn Rhianen (09-03-2017 14:07:01)

0


Вы здесь » Live Your Life » Фэнтези » Рейнс. Новая империя


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC