Live Your Life

Объявление

  • Новости
  • Конкурсы
  • Навигация
  • Конкурс
    Подведены итоги конкурса "Горячий старт". Поздравляем победителей!
    Правила
    Обновление правил раздела "Ищу игрока" и темы "Поиск партнёра для игры".
    Общее
    Разделы каталога о вампирах упразднены. Подробнее....
    Ролевое
    Флэшмоб "Заплати другому" – аттракцион неслыханной ролевой щедрости для всех, кто давно мечтал что-то сыграть, но не находил соигрока. Осуществим хотелки друг друга!
    Реклама
    приглашаем поделиться интересными фактами о вашем форуме с пользователями LYL!
    В рекламных темах присутствует контент 18+
  • Горячий старт

  • Правила каталога F A Q Словарь ФРИ Игры-долгожители Победители конкурсов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » Фэнтези » Рейнс. Новая империя


Рейнс. Новая империя

Сообщений 41 страница 60 из 64

1

Логотип:

http://sh.uploads.ru/SfM46.png
Адрес форума: http://rains.rusff.ru/

Официальное название: Рейнс. Новая империя

Дата открытия: 30 мая 2015 года

Администрация: Доран фон Эйстир, Эдмунд фон Лойте, Исабель ди Люсиано
Жанр: постмодернистское фэнтези

Организация игровой зоны: эпизодическая

Краткое описание:

Nû lebe ich mir alrêrst werde,
sît mîn sündic ouge sihet
daz hêre lant und ouch die erde,
der man vil der êren gihet.
Nû ist geschehen, des ich ie bat:
ich bin komen an die stat,
dâ got mennischlîchen trat.

Авторский фэнтези мир, созданный под впечатлением от эпохи, когда на европейском континенте существовала Священная Римская империя с выборным императором, еще сильна была власть Папы Римского на Святом Престоле, когда религиозными разногласиями никого было не удивить, а торговые дома и целые торговые объединения определяли политику королей и князей. В этом мире есть место и доброй войне, и доброму дипломатическому поединку, но пока воюют на паркете и на поле брани люди, другие силы, куда более древние, присматривают за миром и ведут свою собственную борьбу — за свое выживание и спасение целого мира, о сохранности которого младшие как-то позабыли в собственном величии.

Ваша реклама у нас

Отредактировано Llyn Rhianen (02-04-2017 23:27:04)

0

41

Ирье провел слишком много времени за желанием познать происходящее и произошедшее — после бессчетных дней и ночей в библиотеках Лиги и Конклава его лицо, казалось, по цвету сравнялось с побитыми зеленью разросшегося мха камнями отсыревших подвалов, и все же теперь он точно знал: беда, начавшаяся далеко отсюда, слишком велика. Ее могли умалять и отрицать люди, но у них были убеждения, а у него знания и разум — и острое предчувствие, что он нужен там, откуда однажды был изгнан в кевлитовых кандалах как предатель и отступник.
Он не простил. Но если он может хоть что-то сделать, он должен — даже если придется предстать перед тем, кого давно хотел похоронить в свой памяти.
Эти мысли вели Ирье вперед — дурманящая поволока усталости казалась не настолько существенной, чтобы прерывать путь; он заставлял себя отдыхать против воли, потому что саму волю тянуло к истокам — ноющее беспокойство свернулось в колючий клубок где-то глубоко внутри, саднило на каждый шаг, и он был бы рад ошибиться, однако знал, что не ошибается.
Он не просто слышал шепот о страшных вещах, происходящих в этих землях; он чувствовал их — и это иное.
В Антрехт он вошел, когда серое небо стремительно начало уходить в глубокую черноту. Сквозь низкие облака так и не прорезались звезды, занимающаяся ночь обещала быть ветреной и холодной, и Ирье закрыл глаза, выдыхая — вспомнил, как брел сквозь заснеженные пустоши без воли к жизни, и все это было как будто вчера. И как будто очень давно.
Теперь он возвращается назад, переступив через свою гордость, через вплавившиеся в разум слова и через поступки, за которые его обязали слишком дорого платить.
Он помнил: король Арвэ обещал убить его, если он вернется.
Интересно, сдержит ли слово.

(с) Ирье ап Силиэн

0

42

щит без герба, пристёгнутый к седлу, примирительно улыбнулся Зефиру, который уже готовился к драке. — Алебардой размахивал?
И, не дожидаясь ответа, подошел к подчиненному, что выкарабкивался из воды, и треснул того по шее, заставив парня искупаться в третий раз.
— Не утонет? — сочувствие в голосе Фогга походил на железный лом.
— Это самое только всплывает!
Усатые сержанты заржали, показывая зубы и невзначай заходя шутнику за спину, но старший остановил их движением руки. Чувствовалось, что кавалерист знает, когда нужно драться, а когда нет. Тем более, что топор так и висел в петле.
— Алебарду вернешь? Тебе-то она зачем? А с этого дурака за потерю оружия тройную стоимость вычтут.
— Пусть вычтут? — смешок. — Дураков учить надо. А за эту железяку... пару подков выменяю, всё польза.
— Да, надо бы. Только у него мать и две младшие сестры, — вздохнул командир. — Сколько раз я салагам твердил, чтобы не лезли, куда не просят, и не связывались с теми, с кем не справиться!
— А они?
— Они... Кирасу нацепят, алебарду возьмут — думают, им теперь сам Император не брат. Понабрали...
Фогг промолчал. Если крепкие дружины стали разбавлять эдакой... смазкой для боевого железа, дело плохо.
— Сколько пара подков стоит? — поинтересовался кавалерист и предложил. — Плачу вдвое.
— Не буду наживаться на собрате, —  бросая яблоко раздора просиявшему парню, усмешка скользнула по губам. — Кавалерист?
— Было, — кивнул тот. — Сам-то из каких будешь?
— Полковая разведка.
— А теперь наёмник? Путешествуешь? Или по делам?
Простые вопросы сыпались один за другим, но коготь расслабился. Подноготная понятна — бывалый вояка вербует, или правильнее сказать нанимает, не менее бывалого наёмника. Патроном дипломатического корпуса здесь и не пахнет.

Рихард Фогг (с)

+1

43

ЗАЯВКА ОТ ДОРАНА ФОН ЭЙСТИРА

http://i.imgur.com/o2j7ggR.png

От заявителя: человек из прошлого, с которым пришлось хлебнуть грязи и дерьмеца. Лео не добряк, Лео тот самый беспринципный наемник, циник и искатель приключений, особенно щедро оплачиваемых. Вокруг него кучкуются такие же на всю голову двинутые товарищи, любители войны и разного рода жестоких развлечений, не любящие мирную жизнь и не умеющие ее вести, за редким исключением. Война — единственная стихия, в которой они себя чувствуют, как рыба в воде, и потому как только поползли слухи о войне между Империей и Авереном, да еще и усугубленной гражданским конфликтом в герцогстве, Лео и его парни бросили все и примчались на запах денег.
Лео один из лучших в своем деле, а мне нужно ручное пугало. Вокруг слишком много чистых господ-белоручек, которые боятся запачкаться, мне будет нужен человек, не боящийся грязной работы. А грязь будет, много — гражданская война и интервенция розами не пахнет. А еще в Иверии жарко.
При этом Лео может быть запросто перекуплен врагами, если вдруг кто пообещает больше. Представить такое трудно, я реально заплачу много, потом еще император добавит, можно будет смело уйти на покой, а девки забудут о ваших шрамах.

От АМС: у нас катастрофически не хватает таких персонажей, до крайности противоречивых, в чем-то откровенно неприятных и омерзительных. Игра у Лео однозначно будет, как разговоры, так и экшен. Несмотря на персонажа и роль, игрока ищем думающего, способного не только на шее у мастера сидеть, способного иногда и себя занять, и другим интересно сделать.

Отредактировано Llyn Rhianen (10-09-2016 17:52:19)

0

44

Новому времени — новая кровь
акция для тех, что любит молодежь и дворянство

http://i.imgur.com/38s7jNw.png
АКЦИИСЮЖЕТНУЖНЫЕ

+1

45

ЗАНЯТ

ЗАЯВКА от ЭДМУНДА ФОН ЛОЙТЕ, который ищет ОТЦА

https://img-fotki.yandex.ru/get/26144/29663151.84/0_a075f_4ad3a491_orig

От заявителя: Эрвен всегда был в центре политического круговорота. Крепкая дружба с герцогиней Эйзенской позволила Эрвену стать кандидатом юга на выборах императора Рейнса, когда скончался император Аммен. Его поддерживали Иверия и Эйзен, заручившиеся поддержкой Лотрина и рассчитывавшие переманить на свою сторону Эрланг, однако выборы выиграл племянник Аммена, Арьен. Это серьезно задело гордыню Эрвена, который уже видел себя на троне. Теперь же, спустя год, империя подверглась множественным испытаниям, которые многие поспешили списать на неумелую политику нового императора, и Эрвену предоставился второй шанс возвысится. Вот только его старший сын и наследник, до этого исправно выполнявший отцовские поручения, вдруг затеял свою игру.
В первую очередь ищу Эрвена для Рейнского сюжета, а вся личная игра в отцов и неблагодарных детей - приятный бонус и разнообразие, которые, так или иначе, повлияют на политические ходы обоих. Персонаж амбициозный, и игрока хотелось бы видеть на роль деятельного. Разобраться в нынешнем положении дел охотно помогу, всегда подскажу, однако в целом вас ждет свободный полет, в котором хорошо бы уметь пользоваться ситуациями, а не ждать мастерских указаний.

От АМС:
мы начинаем серьезнее крутить интриги в столице Империи, которые на фоне войны в Иверии и при отсутствии в столице императора будут только острее.

Отредактировано Llyn Rhianen (26-09-2016 01:18:20)

0

46

О Дикой охоте, сеидхе и магии крови


Поднявшись, Ханс еще некоторое время смотрел ему вслед, пока его не отвлек едва слышный шорох и тихий рык за спиной. С замиранием сердца он обернулся и встретился взглядом с огромными, янтарными глазами волка, медленно вышедшего из тумана, его шкура лоснилась, и Хансу показалось, что морда была выпачкана в свежей, еще не остывшей крови.
Несколько мгновений они смотрели друг на друга, и парень не слышал стука собственного сердца в оглушительной тишине, которую вдруг разорвал голос далекого звонкого рога — рога охотников, которыми обычно призывают на охоту знатные господа свои собачьи своры и спутников, но чужим и страшным был звук этого горна, нечеловеческим. Больше он не успел ни сделать, ни заметить ничего, ибо волк бросился, и мир потемнел.

Соскользнув с вихрей, дракон медленно начал спускаться вниз, под облака. Он аккуратной спиралью кружился, спускаясь с небес к землям северного Эрланга или, как его называют на языке сидов, к Аст Адмайду. Под мрачной тенью Альтэаронга разлеглись леса, равнины и редкие поселения людей, выросшие на холмах. Цвета Эрланга: серый и синий, но вскоре им не будет место: кроваво-красный пропитает эти земли. Цвет войны и боли расцветет в северном Эрланге. Альтэаронг знал, что должны погибнуть люди, но они лишь жертвы на пути к спасению, ведь если падет Аханнэ - скверна возвыситься и поглотит все живое.
Кевлитовые плиты должны защитить, а пока их нет - защитит человеческая кровь.


Ночь не спешит сворачивать звездный ковер и солнце не торопится в небо над Аханнэ. А Лианнан с особым тщанием проверяет сбрую своего коня соловой масти. До этого он с не меньшим тщанием проверял собственное снаряжение. Несколько раз переплетал косы, что нынче легли традиционным для дома Ллинед узором. С завидным упрямством менял ременную петлю на своем копье. Придумывал себе еще тысячу чрезвычайно важных занятий - только бы не думать о том, что они собираются сделать нынешним, уже подступающим утром. И что на это может молвить король Арвэ. Дикая охота. Событие небывалое для королевского племянника. Он затягивает подпругу и прикрывает глаза, на миг вспоминая, как эти слова прозвучали в залах Инн Теаха. Сколько лет... Нет, сколько веков не выезжали владыки сидов охотиться на людей? Почему-то Лианнан не может вспомнить точную цифру, а ведь он ее знал когда-то. Совсем недавно. До того дня, который расколол вселенную молодого сеидхе на "до" и "после".


Он первым несся впереди любимцев Даны, и первым бросился на человека, а после остро следил за тем, чтобы в пылу азарта Дикая Охота не упустила никого. Волк выискивал спрятавшихся и не жалел малодушно помилованных другими; бежал без устали, ненасытный, останавливаясь лишь за тем, чтобы утолить жажду, но и тогда лакал не воду, а кровь.  И когда всадники сеидхе  уже пресытились своей местью, замедлив яростный бег, он все еще шел вперед, уводя волков глубже в земли короткоживущих. Но если осторожные звери неизменно путали следы, возвращаясь к норам, то люди проложили к своим дороги и тропы. Именно ими рысил Лиадэйн, не скрываясь, и именно на них находил свою глупую добычу. Ему не нужно было штурмовать стены или врываться в дома – дичь бежала ему навстречу, прямо в пасть.


Мейлир всё ещё чувствовал на своих губах горький привкус крови и пепла. Обречённый Эрар отгорел давным-давно, его земли обратились стылым камнем, но сеидхе не забыл, как славно он тогда утолил свою жажду, как искупал честную сталь в алой реке. Ему понравилось убивать людей – слабых и жалких в своей последней попытке спастись, и он не делил их на правых и виноватых. Малефикары или простые крестьяне – не всё ли равно? Людской род идёт от одного корня, и этому корню не место на сидской земле.
Мейлиру было жаль лишь одного – того, что, обратив в пыль каменные круги, его народ вернулся обратно в осенние земли и заперся в сидах, покорный воле Короля-Чародея, зачарованный песней струн Ллай Гонгъяр. Народ холмов бездействовал, показав свою силу лишь единожды и тут же отступив назад, в область легенд и преданий.

+2

47

...все равно все станет холодом...


[float=left]http://i.imgur.com/n3seuIP.png[/float] Во времена древней Орланны, что лежала далеко на севере и ныне скована вечными льдами и холодом, были два рода сеидхе: те, кто жил в гармонии с окружающим миром и не стремился его менять, повинуясь заветам Даны и Дананна, что подарили им мир и магию этого мира, дабы они могли беречь творение богов, и те, кто, напротив, искал знаний о сути вещей и их преобразовании. Это не было то преобразование, которому сеидхе научил Дананн, но вторжение в суть вещей и самой материи, изменение замысла богов и постепенное искажение всего, что может увидеть глаз. Так сеидхе открыли магию демонов, научились обращаться к ним и подчинять их своей воле.
Далеко не все сиды могли овладеть такой магией — немало погибло от прикосновения к чуждой, запредельной силе, чей источник лежал в ином измерении, что сеидхе назвали Бездной, ибо ни один чародей не мог заглянуть туда и увидеть обитель демонов такой, какая она есть. И чем сильнее была истинная, исконная магия, присущая всем сидам от рождения, тем скорее наступала гибель, зачастую мучительная и страшная, ибо сама сущность изначально магических, связанных нерушимыми узами с миром сеидхе разрушалась от прикосновения к магии, им противоположной. Не так много оказалось тех, что был наделен способностью проникать в Бездну и там искать себе бесплотных помощников, которые могли творить немыслимое. Такая власть напугала владык Орланны и они запретили практиковать магию демонов, которую назвали ахтаэ, "искажение", а тех, кто прибегает к ней, - хваннами, "искаженными и оскверненными", и со временем способности к ахтаэ в обществе Орланны стали восприниматься как изъян, болезнь и даже проклятие.

+3

48

Он заставлял себя прислушиваться к тому, что говорят, хотя сценарий был предсказуем: сейчас пришло время печальных слов и светлых воспоминаний. То есть, снова настало время бесполезных завываний, способных испортить аппетит даже тому, кто ел почти сутки назад.
Когда скорбный кастелян начал рассказывать о Сильвии, о том, какой она была умной и доброй, Энрико едва не начал сползать под стол, однако всё ещё ухитрялся изображать вежливый интерес. Второй порции печали он бы просто не перенёс, а потому перетянул одеяло на себя. Недопитый кубок с грохотом опустился на стол, поставив в речи Энцо Россетти жирную логическую точку.
- Позвольте и мне сказать пару слов. Пусть сеньора Орнелла просила нас рассказывать о том, как Сильвия жила, а не о том, как она умерла, я бы предпочёл всё-таки говорить о последнем. Мы все знаем, как много покойная графиня сделала для Альбретто и перечислять её заслуги нет нужды. Она не просто умерла, она была убита. И те, кто отобрал у неё жизнь, нацелились на покой и порядок всей Иверии. Кто-то из вас хочет быть следующим? Полагаю, нет.
Маркграф Раньеро снова повернулся к Дорану, который единожды уже уклонился от разговора. Теперь Энрико вцепился в него крепко и так просто уже ему было не вывернуться.
-  Давайте же, благородные сеньоры, поговорим о смерти.

(с) Энрико ди Раньеро

+1

49

— Вот как. — бесцветно отозвался Ирье, отводя глаза и глядя куда-то за плечо Инниса, отсчитывая гулкие такты своего сердца, один за другим. Картина, туманная и серая, наконец пробивалась очертаниями — ломаными и рваными, вся насквозь пропитанная болезненной чернотой. Пальцами он чувствовал Ллай Гонгьяр, тогда — еще не имевшую имени и сущности, бывшую материалом, который с упорством превращался им самим в то, что впоследствии назовут лучшим его творением. И сейчас, застывшее в памяти (казалось, навсегда), оно надрывно вздрогнуло и тяжело покачнулось, рассыпалось инеем и серебром своих зачарованных струн, трухой из искусной поплывшей резьбы, сковалось безвременным холодом из потустороннего, запахом листьев, неожиданно пряно-гнилостным, и вместо музыки, прекрасней которой нет ничего на свете — тишина, тишина, тишина…   
…Не уберегли.
На минуту он забыл о том, где он и кто вокруг него, впуская в мысли дрогнувший короткий вопрос — что случилось с тем, чью жизнь они связали с колдовским пением Ллай Гонгьяр, чьи силы сделали и ее силами через нерушимый обет, чью жертву возвели в действие, защитив границы своего мира, который теперь стремительно затухал, уступая скорбную осень лютой и страшной зиме.
Он не спросил вслух.
Можно было не говорить, но нельзя было не думать — Ирье тщетно останавливал мысли, которые точили барьеры, и чувствовал что-то такое, что не хотел чувствовать, словно с отрицанием пятился назад от другого себя. Понимание должно было породить ясность. В этой ясности не было облегчения, зато была бездонная дурманящая пустота.

(с) Ирье ап Силиэн

Отредактировано Llyn Rhianen (18-09-2016 22:51:18)

+1

50

[float=left]https://i.imgur.com/I5ZBWwg.png[/float]

Ах, из-за чего это все?
Говорят, у всего есть начало, у всего есть конец.
Это старая история, Сигвард из Ахена, один из рода, никогда не видевший зимы этих земель. Старая рана, которая все еще гноится, в которой копошатся жадные до тленной плоти черви — вы сами, пришедшие на землю, дважды отнятую. Вор украл у вора, вот так поворачивается судьба, то передом, то спиной, улыбается то ласково, то скалится кровавой пастью.
Те, кто уповали на судьбу, давно мертвы.
А они — живы.
Теперь другому черед скалиться, и эта улыбка — оскал времени.
Сила взвивается снова, и щупальца силы, которой нет конца, ибо неиссякаем источник, тянутся к прибитому к земле холодом поселению, пролетают его насквозь и настигают людей в пути, и крик ужаса взвивается над пустыми полями и остановившейся рекой, уже почти затопившей низины, и в этом крике — голос Бездны.
Те, кто уповают на судьбу, обречены умирать.

+2

51

Рука горела. Так, словно она сунула ее в расплавленный кевлит и держала там, не убирая, долгие часы и даже дни, пока металл не въелся в кожу, проник в кости и вошел в кровь, отравляя испарениями и медленным ядом антимагии, губительной для любого чародея. Притихший в своем углу Марэйн следил за ней внимательным, цепким взглядом, но Морвенна избегала смотреть ему в глаза — она боялась сорваться на чародея за все случившееся, в отчаянии и бессилии высказать ему за случившееся у разрыва, события, которые все еще стояли у нее перед глазами. В утреннем тумане, когда они бежали на юг, бросив все и оставив там всех, кого не смогли отыскать во время боя и после него, она видела пустые лица людей, охваченных проклятием — навеки оскверненных присутствием демонов в их телах, лишенных разума и подчиненных чужой жестокой воле, которая далеко не всегда наделена разумом и каким-то подобием цели. Как было с Гедвином. Как было когда-то с ней, когда она навеки получила свою метку, и эта метка сегодня может ее окончательно убить.


Путь до Лотрина закономерно показался ему вечностью. Во-первых, потому что чародей терпеть не мог ждать, а перенестись в желаемую локацию мгновенно было невозможно. Во-вторых, избалованный комфортом вельможа лютой ненавистью ненавидел путешествия, которые сулили ему всяческие лишения – ограниченный размер багажа, невозможность носить свои любимые вышитые мантии и отсутствие горячей воды по первому требованию. Список «лишений» к концу вояжа вырос до невероятных размеров, и Эйдан решил при случае напомнить Морвенне, какие страдания ему приходится терпеть ради неё. Пятеро сопровождающих, слуги и охрана, вынужденные ехать вместе с ван Халеном, были готовы вешаться от капризов хозяина и молились только об одном – побыстрее добраться до Лоты. Боги, вероятно, были благосклонны, и в конечный пункт Эйдан и его свита добрались без особенных происшествий – если не считать того, что запертый в замкнутом пространстве чародей сам по себе был происшествием.


Морвенна Альмейн и Эйдан ван Хален

0

52

ЗАНЯТ

ОЧЕНЬ НУЖЕН

ЗАЯВКА ОТ АРВЭ АП РИАННАХА

Изгнанник, предатель, возможный спаситель
https://i.imgur.com/ft2ebbL.png

От заявителя: Не так много в Инн Теахе, Ясеневом Чертоге, запретов, и еще меньше — запрещенных имен, которые нельзя произносить под страхом навлечь на себя гнев короля. Одно из них принадлежит тому, кого вычеркнули из памяти княжеских сидов, из памяти вековечного леса, но едва ли можно стереть такую память, которая и спустя двести лет колет острой иглой, причиняет боль. Живы еще те, кто помнит изгнание Ирье ап Силиэна из Аханнэ, и те, кто точно знает, отчего это произошло — немыслимое событие, чтобы сида изгоняли из родных земель и лишали права вернуться под страхом смерти. Впрочем, найдутся те, кто скажет, что изгнание для него было хуже самой мучительной гибели, ведь что может быть тяжелее для сида, чем лишиться связи с лесом и холмами и уйти в мир людей с кевлитовыми кандалами на руках и ногах, которые оставили на коже несмываемые следы его позора. Если спросить этих свидетелей, чем заслужил такой кары Ирье Мастер, лучший из кузнецов  и мастеров во всех осенних землях, собеседник только отведет глаза, потому что об этом не принято говорить, потому что об этом до сих пор больно вспоминать — так тяжело и так глубоко ранило совершенное преступление, и так испугало когда-то народ холмов, не знавший до того, что сеидхе может связать свою жизнь с демоном из Бездны и выжить при этом. Он был единственным в окружении короля, кто не принял уничтожения Эрара и людей, которые населяли земли под властью малефикаров, и единственным, кто осмелился сказать об этом королю — своему другу, которого больше других ранило подобное предательство. Ирье выбрал свой путь — путь протеста, и выбор этот был сделан осознанно. Не все то зло, что кажется им, и если любой, носящий в себе силу Бездны, достоин только смерти, он был к ней готов.
Судьба и король распорядились иначе.

От АМС:  Ирье уже вписан в сюжет и в первую очередь для сюжетной игры мы его и ищем, но в дополнение к сюжету у меня есть множество идей для совместного прошлого, прошлого после изгнания и настоящего, в котором по-прежнему есть масса невысказанных обид. Кроме того, у Ирье большой спектр возможностей на взаимодействие с другими персонажами, как в прошлом до изгнания, так и после.
Нам нужен активный игрок, который не только прочувствует и поймет персонажа, но и подарит ему активную игровую жизнь. С таким количеством возможностей грех не играть.

Ссылка на полную акцию

Отредактировано Llyn Rhianen (28-03-2017 21:26:30)

0

53

Этот немудреный сценарий вполне мог происходить сейчас, или произойти в будущем, в расположении Имперской армии. Первой целью станет офицерский состав, затем все инакомыслящие, к которым, без сомнения, отнесут и дипломатический корпус. На ранних этапах, служба безопасности сможет дать отпор малым группам, но на поздних им не выстоять. Даже грозная Хаймар не сможет решить эту ситуацию, в конце концов она всего лишь человек. Если запустить ситуацию, для дипломатического корпуса все кончится плачевно. Самым простым способом избежать всех бед, был попытаться попросту не допустить беспорядков. Локализовать очаги, ликвидировать провокаторов, занять прочих чтоб не было времени размышлять. На ранних этапах, самым важным, виделось всего лишь недопущение превращения солдат в часть толпы.
Группа продолжала движение к казармам когда взгляд Ирвина зацепился за несколько силуэтов на противоположной стороне дороги. Он узнал своего капитана сразу, не успев даже толком рассмотреть ее.
- Ап! - он привлек внимание своей группы и жестом указал новое направление движения.
- Расквартирование завершилось. - Ирвин старался говорить как можно быстрее. - Выставлены посты, патрули и дозорные. Караул две дюжины. - вообще формальный отчет должен был быть куда подробнее, но похоже, время было не на их стороне. К тому же, Хаймар могла понять сколько людей на постах и в патруле даже по последней фразе.

Ирвин фон Майер (с)

0

54

http://sf.uploads.ru/U8ZIk.png


Небольшое обновление дизайна на Новый год и зимний сезон — маленькие перемены часто становятся предвестниками больших, и все самое интересное у нас еще впереди.

+1

55

ЗАЯВКА ОТ ВСЕГО ФОРУМА
императрица, графиня, красавица, активистка и просто потрясающая женщина
http://i70.fastpic.ru/big/2015/0909/cc/232d8ff024d7e4bf4cc64352cbd913cc.png

ЗАНЯТА

От заявителя: одна из самых могущественных женщин в Империи, благотворитель, золото нации и ее символ, мать троих детей и опора мужу и трону. Лорейн может со всей правотой претендовать на звание идеальной императрицы, образца для подражания, ее репутация чиста и незапятнана, но скоро все изменится — странная болезнь сына уже привлекла ненужное внимание, а в стране слишком много проблем, чтобы не запачкать руки. Если честно, страна, Ваше Величество, трещит по швам.
В данный момент в столице Империи довольно тяжелая ситуация, и императрица находится в самом центре этих событий: малефики начали открытое противостояние власти, церковь недовольна "бездействием" светской власти, а еще есть сын, в теле которого переродился древний дракон. И это не говоря о том, что в Иверии война, муж уехал усмирять бунтующую иверской знать, оставив жену разбираться со всеми проблемами в столице, куда скоро придут тревожные вести с севера.
Империя на грани распада, Ваше Величество, и очень многое будет зависеть от вас.
Это очень, очень нужная нам всем роль, но сразу оговорим одно НО — мы ждем человека, которому не нужно будет рассказывать, что делать, куда вести линию, с кем стыковать персонажа. У Лорейн большое количество потенциальных соигроков, достаточно влиятельных, чтобы итоги отыгрышей могли повлиять на общую игровую ситуацию, потому будьте активны, стройте альянсы, ищите союзников, договаривайтесь с противниками. Если вы привыкли к вождению за руку, то лучше воздержитесь от бронирования данной роли.

Ссылка на полную акцию

Отредактировано Llyn Rhianen (01-02-2017 23:34:08)

+1

56

http://sh.uploads.ru/lNpaz.png

0

57

Золотой дракон, вышитый на парусах имперского флагмана, переливался в лучах солнца, и был, возможно, видом не совсем драконом, но он был его сутью. Величественным, мощным, летящим — это было драконом.
Солнечные лучи отражались от золотого шитья и слепили глаза, и Альвин отвернулся, разглядывая теперь не столько флагман, сколько толпу. Ничего нового там не появилось, разве что ближе стала процессия, вышедшая из императорского дворца. Люди везде были одинаковыми, что здесь, что в Лиге, и Альвина даже смешило, когда что здесь, что там расспрашивали его об одном и том же: а какие люди там, через море?
Это было забавно, особенно когда они так доверчиво внимали небылицам или сказкам, которые сами же и придумали, а Вермейну было даже немного неловко разрушать их заблуждения.
Люди везде были одинаковыми, и здесь и сейчас они, конечно, веселились и радовались, глядя на имперский флагман с золотым драконом на парусах, но в мыслях считали — а чего стоило это императорской казне? а почему именно сейчас? а как связано это с тем, что императорский сынок захворал да, говорят, демона какого подхватил?
Люди везде были одинаковыми, а ощущение, что что-то вот-вот произойдет, витало в сгущающемся воздухе. И это был не запах рыбьих потрохов.

Альвин ван Вермейен (с)

0

58

- Святая инквизиция преследует еретиков, богохульников и малефикаров. Борется с нечистью, нежитью и всем, что пахнет скверной, леди Альмейн.
Леру довольно прикрыл пухлые веки и медленно сложил руки на объемном животе - наглый, показательно стариковский жест человека, который ощущает себя скорее загонщиком, чем старой развалиной. Его лицо должно было символизировать благость, но темные злые буравчики глаз, просверлившие сначала Морвенну, а после - Гедвина, придавали лицу тошнотворно противоестественный вид, как любое сочетание несочетаемого.
Эйдан поначалу не мог решить, кого он ненавидит больше - Марейна или этого, Рыжего, но сейчас все встало на свои места.
Прикидывающийся толстяком кровопийца не был ни глупцом, ни провинциалом. И пустил в обитель тебя самого лишь потому, что решил, будто на свободе ты будешь опаснее для него, чем тут, под присмотром.
- Венатор Альмейн. Хотя будь вы боевой чародей, к примеру, приемлемо и обращение магистр. - мягко улыбнулся Эйдан, ощутимо сдавив плечо Торвальду, который собрался было вскочить на ноги при словах о скверне. - Как вы знаете, командор, Конклав своей целью тоже видит преследование  малефикаров, борьбу с нечистью, нежитью и разрывами, порождающими их. Со времен Адриана Мора здесь не изменилось ничего, и мы, чародеи, сегодня на вашей стороне, готовые подставить плечо Церкви в совместной борьбе. Именно с этой целью в Лотрине появилась экспедиция под руководством венатора Альмейн, и поэтому Конклав в ближайшее время окажет вам еще большую поддержку. Ведь прибыв сюда и узнав о бедственном положении этой земли, я сразу же известил Лигу об этом. Как и о том, что Лотринская обитель оказала нам свое гостеприимство.

Эйдан ван Хален (с)

0

59

НЕ АКТУАЛЬНО

ТЕНИ НА СТЕНЕ

http://s6.uploads.ru/rBAE7.png

Весенна
«Днем, томима гордым бесом,
Лгу с улыбкой на устах»

Весенна, человек, малефикар, около 40 лет
О персонаже
Весенна — ведьма потомственная, что ныне большая редкость, ибо колдуны стараются не заводить детей, дабы не подвергать их опасности. Ее бабка была ведьмой и жила в улвенской глуши, врачуя людей своим колдовским даром и знанием трав, за что и поплатилась. Родные односельчане сдали ее инквизиции, которая, после непродолжительного разбирательства, сожгла ее на костре на глазах собственной дочери и внучки. Мать Весенны, Ида, сбежала из родной деревни вместе с маленькой дочерью, боясь такой же участи для себя и своего ребенка.
Детство Весенны прошло в бесконечной дороге — Ида нигде не задерживалась надолго, перебиралась из деревни в деревню, из герцогства в герцогство, пока, наконец, не оказалась максимально далеко от Улвена и собственного прошлого. Но груз знания она с собой все равно была вынуждена тащить, ведь демон умирающей на костре матери выбрал того, кого должен — ее дочь, как много лет до этого в их семье и было принято, когда демона по смерти носителя передавали наследнику, старшему ребенку. И Ида знала, что наступит день, когда она должна будет передать свои силы и знания дочери, но до последнего не было уверена, что хочет для Весенны судьбы гонимой всеми колдуньи.
Весенна решила все сама. Когда мать слегла, сама пришла к ней и сказала, что готова ко всему — в том числе, к борьбе. Весенна не знала тогда и не представляла, насколько тернист будет путь к признаю малефикаров, но в фантазиях видела его достаточно отчетливо. После были годы скитаний и разочарования, поиска себе подобных и единомышленников, причем последних среди немногчисленной колдовской братии Рейнса было не так и много. Большинство воротили нос от самой идеи признания, и так продолжалось до тех пор, пока Весенна не познакомилась через шестые руки с Марой, а та, в свою очередь, привела ее к Ворону.
Весенна поселилась в деревне почти под самыми стенами Рейнса,  потому как жизнь скитальца никогда не была ей близка. Она живет здесь уже пять лет и умело скрывается от всевидящего ока инквизиции, научившись не привлекать к себе лишнего внимания. Среди местных уважаема и любима, как травница и знахарка, а свои способности она старается лишний раз не применять.
Планы на игру
сюжет эрарского ковена в столице и окрестностях, в случае с Весенной предпочительно быть на стороне Ворона, то есть мирной линии
Дополнительно
Семейный демон Весенны живет в ее роду уже шестое поколение, он не развоплощался в Бездну уже много лет и потому крайне социализован, умен и по-своему мудр. Уравновешен и прозорлив, а еще спокоен и мало склонен к насилию.

Отредактировано Лень (28-03-2017 20:32:42)

+1

60

Миг между прошлым и будущим
http://s1.uploads.ru/Wui4s.png

Рейнар больше выглянул из своего укрытия. Все замерло на мгновение, только крики перепуганных насмерть людей нарушали тишину, и шум пламени, которое не спешило утихать на месте домов и турнирных шатров. Сердце рухнуло к земле, когда он увидел совсем рядом с драконом все хрупкие фигуры, одну хорошо знакомую, вторую — нельзя не узнать даже с такого расстояния... Ему хотелось окрикнуть и Альвина, и Игрейн, но слова застряли в горле вместе с дымом, протолкнулись наружу хриплым кашлем, и Рейнару хватило половины мига между ударами сердца, чтобы крикнуть мысленно в пустоту то единственное, что он мог.
Уходи! Улетай!
Я найду тебя. Я обязательно тебя найду. Но эта мысль рухнула в молчание, не прозвучала между ними, даже тенью эмоции не стала. Ответом ему была новая волна силы, но в этот раз она отозвалась внутри болью — судорогой черного дракона, сдавленного его человеческой волей, его нежеланием подчиняться, за что платили теперь оба.
Руки соскользнули с обугленного, искрошенного его магией камня, и сознание распалось осколками неба над головой, дымного, ярко-синего, как глаза золотого дракона. Прежде, чем потерять сознание, Рейнар успел увидеть край золотого крыла.

0


Вы здесь » Live Your Life » Фэнтези » Рейнс. Новая империя


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC