Live Your Life

Объявление

  • Новости
  • Конкурсы
  • Навигация

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » Неформат » R e v o l t


R e v o l t

Сообщений 141 страница 152 из 152

1

Логотип.
http://funkyimg.com/i/2i4Me.png
Адрес форума:
http://wearethefuture.rusff.ru/
Официальное название:
REVOLT
Дата открытия:
6 февраля 2016 года
Администрация:
Mike Newton, Evelyn Forsberg, Tristan Thunderson
Жанр:
способности, фантастика, альтернативное будущее, экшн
Организация игровой зоны:
эпизоды
Краткое описание:

Вы, наверное, хотите знать, как обстоят дела?
____________________________________________________________

История развивалась достаточно закономерно. Люди и носители, после официального признания последних, сумели найти общий язык и практически двенадцать лет относительно мирно прожили бок о бок. И хотя некоторые из носителей предчувствовали надвигающуюся катастрофу, предотвратить ее не смог никто. Даже тот, кто появился словно из ниоткуда, но, как он утверждает, с одной единственной целью: остановить приближение беды.
22 ФЕВРАЛЯ 2035-ГО ГОДА на Таймс-сквер во время празднования Дня рождения Джорджа Вашингтона появился человек. Никто в толпе не обратил на него внимание, а сам неизвестный отправился прямиком в штаб-квартиру ООН в Нью-Йорке и добился встречи с ее представителями. Он назвал себя Линкольном Риндтом и заявил, что пришел из 2045-го года. Поначалу его слова не восприняли всерьез, но когда визитер огласил причину своего появления, в совете возникло непонимание. Линкольн рассказал, что он вернулся с единственной целью — предотвратить пять крупнейших катастроф XXI века, которые, в конечном счете, приведут мир к неизбежному разрушению и глобальным потерям. И никто, даже носители, не смогут вернуть все на круги своя.
Правительство не сразу приняло слова Линкольна, но когда начали происходить первые катастрофы, власти посчитали мужчину угрозой обществу и международным террористом. Линкольн Риндт был спрятан в самую охраняемую тюрьму мира и провел в ней почти год. Все это время он пытался убедить правительство предотвратить надвигающуюся беду. Линкольн назвал четыре даты, но ни одна из названных катастроф не была вовремя остановлена. Личность Риндта держали в тайне, но, в конечном счете, ему удалось найти сторонников, которые помогли ему бежать из тюрьмы и огласить свои опасения на весь мир. Мир, где он надеялся обрести союзников, но неизбежно обрел и противников.
Человек, который в будущем должен был стать главным сторонником и опорой Риндта, увидел в Линкольне угрозу мировому порядку и безопасности и пошел против него. Итан Элдерман, сотрудник СНБ США, добывает блокнот Риндта с важными зашифрованными записями о грядущих событиях и разворачивает массовую пропаганду, призывая и людей, и носителей начать борьбу с «ренегатами» и мятежниками. Итан дает своим сторонникам имя «вигиланты», и число его последователей начинает стремительно расти.
Когда мир оказался на грани войны, когда все, за что боролся Линкольн, стало рушиться у него на глазах, а контроль над ситуацией утекал, словно вода сквозь пальцы, произошла последняя катастрофа. Но та, к которой не был готов даже Риндт. Крупнейший взрыв уничтожил штаб-квартиру ООН, в котором проходила экстренная встреча глав ведущих мировых держав, и все в радиусе трехсот метров. Когда стало ясно, что не выжил никто из присутствующих в здании, Итан Элдерман выступил с заявлением на весь мир, в котором открыто обвинил в случившимся ренегатов и официально объявил им войну, призвав к борьбе всех вигилантов.
«Мы в ответе за этот мир. И мы будем сражаться за него с любой угрозой — внешней и внутренней. Если ренегаты хотят войны, они получат ее».
Но и эта катастрофа не стала последней. И мир, разделенный на две противоборствующие части, отныне превратился в площадку для войны выживших.
В О Й Н Ы ,    Д Л Я Щ Е Й С Я    И    П О    С Е Й    Д Е Н Ь .

Ссылка на рекламу:
http://wearethefuture.rusff.ru/viewtopi … ;p=11#p800

Отредактировано c_a_z_o_r_l_a (01-11-2016 14:48:04)

+1

141

http://68.media.tumblr.com/f49cd54181b368d45f12b6f2e5ba9ba1/tumblr_inline_nryfb737eC1t61d57_100.png http://68.media.tumblr.com/d0c69b660dd636dc6cfe4348ae733f27/tumblr_inline_nryfbm5mJz1t61d57_100.png http://68.media.tumblr.com/d5cf85890b58b28f121a188ffc91362e/tumblr_inline_nryfcczpWP1t61d57_100.png
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
jason statham

» имя, возраст:
Casey Bartholomew Meadows | Кейси Бартоломей Медоуз
45 y.o.
» принадлежность:
носитель великолепных водолазок, экстравагантных фартуков и очень серьезной физиономии
» профессия:
преступный элемент в прошлом (телохранитель/грабитель/киллер; и нет, это не варианты на выбор); повар в главном штабе ренегатов

» способность:
давайте так:
минерализм (способность принимать алмазную или гранитную оболочку); длительное использование кристаллизует тело вплоть до внутренних органов и в какой-то момент может отключить сердце, превратив Кейси в бездыханный кусок камня. Чем активнее используется способность, тем дольше происходит "выход" из этого состояния.
А вообще, можете взять все, что захотите, хотя изначально писалось под какую-нибудь неубивашку х)
» сторона:
ренегаты; но в целом весьма аполитичен и отталкивается скорее от соображений меньшего из зол;
» статичное изображение:
ссылка

Ask not what you can do for your country. Ask what’s for lunch. /c/» Кейси так часто просыпается под деревянной крышкой гроба, что впору отращивать клыки и пугать прекрасных дам; за неполные сорок лет его жгут, топят и отстреливают столько раз, что запах сырой земли уже напоминает одеколон редкой марки, предоставленной самой Преисподней.
» Будь Кейси посмекалистее, он давно бы сообразил, что смерть точит на него зуб – с того самого дня, как в тринадцать лет он попал под машину, чуть не раздробившую ему шейные позвонки, словно горсть разноцветных драже – но Медоуз предпочитает не забивать себе голову всем этим экзистенциальным дерьмом. Когда его терпение наконец разрывается сверхновой, причинно-следственные связи уже не имеют значения: Кейси говорит "хватит", и босс с радостью выставил бы его за дверь ногами вперед, но эти ноги из любой прогнившей дыры могут отыскать выход, поэтому Медоузу отвечают "конечно–конечно" и заботливо треплют по бритой голове на выходе.
» На кулинарных курсах Кейси быстро находит себе подружку – ей 57, она мать четверых детей и бабушка еще двух, и она единственная, кому нет дела до двадцати лет глухого насилия, отпечатавшихся на его физиономии. Вместе с ней они изучают рецепты рыбной лазаньи и тортов из мастики, нужное количество специй и правильный выбор вина к блюдам, вместе с ней выходят сертифицированными специалистами после полугодичного курса и пытаются найти своим навыкам применение.
» Первые пару месяцев в штабе Медоуза постоянно пытаются завербовать то боевики, то разведка, но стоит ему доходчиво объяснить каждому любопытному, что умирать он заебался и больше не будет никогда, даже если вы приползете к нему на коленях сосудом вечной скорби – и окружающие начинают привыкать к атмосфере хмурого вдохновения, витающей на кухне (потому что без вдохновения готовить нельзя, так-то).
» Характер у Кейси абсолютно бульдожий: за крепкой пастью и непритязательной мордой скрывается сила, способная вытащить из огня всех слабых и беззащитных; но точно также готовая без малейших колебаний докинуть туда каких-нибудь подозрительных ублюдков.
» Готовит он, в действительности, как боженька, и если хорошо попросить – можно выбить любое блюдо от картофельного салата до пирога ко дню рожденья. 

– Опять все остыло.
– Повыебывайся мне тут.

я готов играть с вами бесконечные бытовые ситуации, пока у меня не отвалятся руки и не взорвется моя голова /с/. Тем не менее, в качестве отходной тропки тут как раз и прописана такая меланхоличная способность (если вдруг захочется в драму), поэтому персонаж довольно разноплановый. Игроков много, ренегаты приятные люди, метр с кепкой в лице Лии Коэн в одиночестве пакует всем сухпайки; в общем, без игры вы тут не останетесь энивей.

Кейси видится мне эдаким штабным барменом, больше напоминающим мясника на рынке – ровно до тех пор, пока вы не столкнулись с ним на кухне посреди ночи и вам не смастерили mac and cheese из воздуха. Он полон простых истин, неплохой слушатель и, несмотря на потоки ворчливых британских ругательств, всегда готов завернуть какого-нибудь проголодавшегося ренегата в одеялко заботы (суровой и мужицкой, как дождь в той самой песне хд). Как вы наверняка догадались из заявки, Кейси, вероятно, один из нуля юмористических персонажей на форуме и потому впадать в хохмы ради хохм вам будет одиноко хддд Так что очень надеюсь на способность игрока уравновесить этот момент – война ведь и всякие такие дела хд

п р и м е р    п о с т а

Билли Джей скребет ощерившийся подбородок и в потоке вдохновенной речи Акселя Леманна отстраненно думает о том, что по шкале от 1 до «поразительно хреновая идея» мысль об отращивании бороды уже не выдерживает даже семерки. Его бритва последние полтора месяца пытается сродниться с головорезами из вьетнамских степей и оттяпать Бродбенду половину лица; но Билли Джей все еще упрямо не сдает позиций – его сонная артерия пригодится ему в своем первородном виде, thank you very much – тем не менее, не станет ли его жизнь проще, поддайся он наконец этому образу унылого дровосека? Жизнь в подземельях кажется мелким неудобством ровно до тех пор, пока у тебя не заканчиваются линзы или кожа не приобретает такой правдоподобный оттенок сырого асфальта, что медперсонал выписывает витамин D в таблетках.
Есть что-то мотивирующее в том, с какой восторженной неприязнью Леманн описывает их цель на сегодня – реакция Акселя  рисует в голове Билли Джея человека, которого в любом обществе встречают поджатыми головами и желанием поскорее исчезнуть; за неполные двадцать восемь Бродбент всего пару раз встречал социопатов, но распознать одного из них по словам немца не так уж сложно.
И это вызывает в Билли Джее – вероятно, исключительно в нем одном – почти щенячий восторг (щенка, привыкшего потрошить куриц за правое дело и угодившего в сарай до лучших времен – счищать с клыков перья).
Деталь, которую по-отцовски заботливые лидеры упускают из виду, проста: Бродбент не миротворец. Над его кроватью никогда не висело радужного флага с пацификом у изголовья, он не верит в мир во всем мире и не считает оружие чумой человечества. Стрелять вигилантов он не хочет только потому, что собственная лицемерная совесть дарит ему иллюзию успокоения; надежду разрешить происходящее максимально мирным путем. Стрелять же работорговцев ни один моральный принцип, обосновавшийся у Бродбента в голове, ему не мешает. Он не психопат и не испытывает животного восторга при виде человеческой крови, но если ситуация того потребует – Билли Джей пробьет любую голову без какой бы то ни было задней мысли.
Ох уж эта политика двойных стандартов.
Билли закуривает, с каким-то совиным ощущением разглядывая присутствующих. Каждый раз, когда он сталкивается с работой «e.c.h.o.», он вспоминает те детские книжки со спрятанными в оптических иллюзиях картинками. На первый взгляд, ни одна деталь здесь вообще не имеет смысла, но стоит поднапрячь глаза, и пейзаж выпрыгивает настолько отчетливо, что развидеть его уже невозможно. То, как Акселя выталкивают под свет чужого внимания, выпустить пар и остаточную энергию; то, как Соль уверенно, почти по-семейному занимает пространство в их присутствии, и то, как Норман распределяет динамику между их сильными сторонами – мелочи, которые делают «e.c.h.o.» одним из сильнейших ресурсов главного штаба.
Несмотря на это, перспектива сегодняшнего распределения вызывает у Билли Джея такой тяжелый вздох сожаления, что он почти давится сигаретным дымом, и мысленно посвящает его Сету Монахану и Норману Уорду. Если бы он получал по доллару каждый раз, когда с его языка не слетает «сэр, могу я поинтересоваться, какого черта…», потенциальный будущий Бродбент мог бы отправиться в колледж (при условии, что в этом самом потенциальном будущем они не сдавали позиций). Из всех версий развития событий эта укладывается у Бродбента в голове меньше всего.
Послать в бордель двух боевиков женского пола (которые, при всем уважении Билли Джея к навыкам Ди и Клэр, все еще останутся боевиками женского пола посреди борделя) и не успевшего побороть пубертат Донована увековечивать проституток; и послать самый слаженный отряд штаба в деревню в сопровождении Бродбента, основная задача которого – следить, как бы с Робски не упал лишний волосок, снимать местных жителей. Если и есть в этом прекрасно структурированном плане что-то, что вызывает у Билли Джея недовольство, так это всё.
Потому что там, где Бродбент стащит Робина с фонарного столба и затолкает в ближайшие кусты, все остальные будут слишком заняты разведыванием обстановки (и, вполне возможно, отстрелом врагов), чтобы вовремя обратить внимание. Он любит отмахиваться всякими «я не маленький» и «мне хочется быть полезным», но Билли видел Робина за работой, и это бесконечный trainwreck на дороге в ад, состоящей из дряхлых кусков отсыревшего бревна. Роб не тратит времени на оценку ситуации, он тороплив и привык доверять случаю; за его спиной слишком мало жизненного опыта и боевой подготовки, чтобы вовремя вжать голову в плечи и сдать назад – и все это Билли Джей рассказывает Монахану через телепатическую связь и взор, полный негодования, пока им расписывают порядок действий.
Телепортация выходит почти безболезненной. Когда они с Ди прыгали впервые, Бродбент успел попрощаться с жизнью (этим он занимается каждый раз, когда кому-нибудь удается запихать его в самолет) и принять факт человеческой смертности; теперь ему даже не хочется сжать чье-нибудь запястье до побелевших костяшек.
– Не выпускайте Робина из виду, – просит Билли Джей перед тем, как Баллентайн возвращается обратно, и стягивает рюкзак с плеча.
Во внутреннем кармане лежит камера, которую Бродбент выкладывает оттуда каждый божий день, и которую Алана патриотично утрамбовывает обратно, потому что, очевидно, ей в голову пришла чудеснейшая идея: почему бы не приучить Билли Джея к съемкам? Бродбент подозревает, что этот злосчастный план впервые пророс совершенно в другом сознании и тут же нашел выход в реализации – потому что кое-кому очень не хотелось подстраиваться под малознакомых и не особо многофункциональных журналистов.
Кое-кому.
Эта камера больше тех, которые «эховцам» приходится пристроить на своих воротниках; она рассчитана на полноценную съемку и фиксирование деталей, из которых умелые руки монтажера смогут наделать пропагандистских плакатов на два десятилетия вперед. С такими камерами их никогда не встречают дружелюбно.
– На этом моменте Леманн должен вытащить из-за спины пачку с чипсами и предложить двойнику «похрустеть вместе», – улыбается Билли, настраивая камеру на природное освещение.
В деревне спокойно, но их замечают – даже в простой гражданской одежде они выбиваются из общего пейзажа склеенных между собой кусков битого стекла. В таких местах маньяки водятся свои, ручные, и легенды про них ходят не из страха, а из праздного любопытства.
– Есть ли вероятность, что кто-нибудь из местных свяжется с Абингейлом? Если он такой любитель держать ситуацию под контролем, почему бы не завести лишнюю пару глаз?

0

142

http://cdn.movieweb.com/img.news.tops/NEFpNFHIbNUXKF_1_zzb.jpg
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Ethan Hawke, Sam Rockwell, Robert Downey-Jr., Mark Ruffalo, etc.

» имя, возраст:
Lionel Watts/Лайонел Уоттс (любое другое)/около 40 лет и старше.
» принадлежность:
На ваш выбор.
» профессия:
Ранее - сотрудник Госдепартамента США. Преступник, обвиненный в шпионаже и передаче секретных сведений страны, предатель Родины. Текущий статус - бывший заключенный, освободившийся из тюрьмы в ходе военных действий, вигилант; может выступать в роли разведчика/аналитика/искателя на испытательном сроке.

» способность:
Омнлингализм, астральная проекция, гениальность, эмпатия, эффект хамелеона, убеждение - наделите персонажа чем-то, что могло помогать ему в его прежней деятельности.
» сторона:
Вигиланты.
» статичное изображение:
ссылка.

Талант везде пробьет себе дорогу, - эта фраза как ничто другое описывает характер Лайонела, парня,
который слишком долго дышал амбициями, прозябая в безвестности и обыденности, чтобы потом отказываться от благ жизни.
Простая семья - крепкая, хорошая, но не слишком богатая. Никаких сокрушающих маленький мир простого человека трагедий.
Желание большего - разумное и закономерное желание для сметливого и толкового юного Уоттса.
Много усилий и раннее понимание, что без капельки лести, уступок и обмана в жизни не обойтись. И еще большой интерес к миру. Любовь к нему - как ни странно.
Все эти факторы помогли Лайонелу в конечном итоге взлететь на вершину успеха - получить великолепное образование и поступить на службу в Госдепартамент США, это логово хитрых исполнителей воли правительства, способных отстоять свои убеждения в любой точке мира. Образ американского трудяги, нещадно эксплуатируемый Уоттсом, пошел на пользу его политической карьере, на лестнице которой Лайонел, конечно, блистал, но невероятных прорывов не совершал. До поры до времени. Звездный час Уоттса настал после того, как ему предъявили обвинение в шпионаже.
Мотивы, толкнувшие Уоттса на скользкий путь предателя, могут быть разными. Вы можете превратить его в долгосрочный проект китайцев, русских, немцев, кого угодно - эдакого собственного бриллианта, которому было суждено ярко засиять на политическом горизонте США под чутким руководством его настоящих боссов. Можете представить его предательство как акт нравственности и превратить Лайонела в аналог Сноудена. Но лучше всего, если Уоттс окажется человеком, который слишком увлекся открывшимися перед ним возможностями и совершил ошибку, из-за чего попал в западню (долги, острая потребность в деньгах, компрометирующая ситуация - все, на что вам хватит фантазии. Как вариант - можете опираться на реальные прототипы наподобие Роберта Ханссена) и стал сливать информацию чужакам, что и стало его погибелью.
Лайонел Уоттс получил пожизненное и стал заключенным в тюрьме супермаксимальной безопасности, как и полагается врагу государства номер один. Однако война освободила его и подарила ему второй шанс. После недолгих раздумий Лайонел предпочел встать на сторону вигилантов, полагая, что человеческая природа изначально порочна, и лучше уж иметь дело с проверенными сволочами, чем с представителями ренегатов, больно смахивающих в его глазах на организаторов революций низов. К тому же, у вигилантов было больше средств.
А значит - и больше возможностей выписать ему индульгенцию и подарить новую жизнь. Свободную жизнь. И самое главное - перспективную.

Наши персонажи не были связаны до войны, однако у меня имеется парочка идей, которыми, как мне кажется, имеет смысл делиться уже в непосредственной беседе.

Пожалуйста, НЕ превращайте его в модных ныне высокоэффективных социопатов. Уоттс не такой. Он живой человек, со своими страстями и привязанностями, а не воплощение бездушности, смотрящее на всех свысока.
Лайонел прекрасный манипулятор, верно, и умеет втираться в чужое доверие, его этому учили, в конце концов, но, несмотря на некоторую беспринципность и потрепавшие его годы заключения, ничто человеческое ему не чуждо. Подарите ему остроумие, вдохните в него капельку жизни и при этом играйте на всеобщем недоверии - думаю, нам всем это понравится.

п р и м е р    п о с т а

Воспринимая жизнь как обязательную череду побед и противостояний, ты невольно приговариваешь себя к болезненному постижению разочарования.
Есть битвы, которые нельзя выиграть.
Нельзя одолеть растущую внутри тебя пустоту. Нельзя обогнать уходящий день. Нельзя прогнать ночной кошмар.
Невозможно спрятаться от самого себя. Во всяком случае — надолго.
Курт хорошо умел скрывать своих скелетов. Поднаторел в этом искусстве в течение долгих лет на доблестной службе. Службе, которая подчас требовала в качестве главных критериев правильности поступков полное отсутствие совести. Службе, которой он подарил свою жизнь, пожертвовав при этом семейным и личностным счастьем. Возможно, не только своим.
И сейчас ему приходилось пожинать плоды этого грустного выбора.
С момента допроса, устроенного Флинном и ставшего эдаким откровением для немца, прошло несколько дней, но Бреннер по-прежнему не находил себе места, что, соответственно, крайне негативно сказывалось на его душевном состоянии и, как следствие, поведении. Теперь за его мрачной фигурой по пятам вышагивало раскаяние — из-за того, что случилось после той злосчастной встречи с дознавателем. Он не должен был нападать на того человека. Не должен. Как и не должен был прожигать глазами дыры в Карро вчера на празднике. Как же повезло, что Марш утянула его из бара на празднование американского Дня независимости под открытым небом. Если бы Бреннер остался в тесных стенах, где воздух насквозь пропитался терпким запахом алкоголя, кто знает, не нажил бы он себе еще большее количество неприятностей, которых и без того хватало с лихвой.
Но дело было отнюдь не в этом.
Совсем не в этом.
Все было куда хуже.
Предательство Изабель (какое это уже по счету? Второе?) было мощным ударом, который буквально сбил ее всегда спокойного и рассудительного бывшего мужа с ног. Он все еще тешил себя надеждами, что в данные Флинна закралась ошибка или что Белль обходится простыми речами и подписыванием петиций в защиту Линкольна Риндта, как это делает большинство отчаянно храбрых либералов — сидя у экранов ноутбуков. Или, что тоже вполне возможно, она поддалась влиянию своего нынешнего супруга и молча улыбается рядом, пока он, этот проклятый Ландау, воображает себя спасителем человечества. Еще одним.
Как же Бреннер их всех ненавидел.
Всех до единого. Его — за то, что влез в чужую жизнь (о, на самом деле Курт прекрасно понимал, что сам во всем виноват, но ведь так приятно в моменты злости перебросить ответственность со своих плеч на чужие); ее — за то, что она никогда не принимала мировоззрение самого Курта, отказывалась прочувствовать его боль и продолжала играть в то, что ей было непостижимо; себя — и, пожалуй, эта ненависть была самой черной из всех перечисленных.
Бреннера грызло чувство вины. Именно оно вынуждало его терять контроль над собой и смотреть на проходивших мимо людей рассерженным волком. Ему было бы проще пережить рухнувшие на него, как лавина, новости, если бы не грязный секрет, неаккуратно вытащенный Флинном на свет божий. Он мог бы попробовать мысленно переключаться с одной проблемы на что-то другое, но внутренний конфликт был куда масштабнее, чем можно было предположить. Курт оказался на омерзительной развилке. Или думай о том, что тебя в очередной раз предала женщина, которую ты когда-то любил, или вспоминай о том, как ты стал преступником, собственной глупостью обрекшим десятки людей на верную смерть.
Прекрасная в своем отчаянии дилемма. Дилемма, разрешить которую было невозможно — она, как потревоженный злой дух, приходила к нему во снах и не отступала от него днем.
Флинн, сам того не ведая, открыл ящик Пандоры.
А у Бреннера не было сил его закрывать.
Но он, конечно, не изменяя своей привычке запираться в себе, оставался существом социализированным — что, вероятно, было не так уж хорошо, если принимать в учет его последние "выходы в свет".
По счастью, временная отчужденность Бреннера не вызывала сомнений у подавляющего большинства окружавших его людей, поскольку замкнутость всегда была отличительным свойством немецкого характера. Внешне — полное хладнокровие. Не подкопаешься. А отстраненный взгляд — да на войне сложно оставаться душой компании. Так и жили. И Курта это вполне устраивало. Ему не нужны были советы и дружеское плечо. Они тут не помощники.
Но он явно недооценил прозорливость одного человека.
Курт вздрогнул, заслышав свое имя и знакомый голос. Повернулся на звук и встретил идущую навстречу грациозную женщину улыбкой — надо заметить, вполне искренней. Первоначальная реакция сработала быстрее паранойи. Аньель.
Вербек импонировала ему с давних, еще довоенных времен, и ее присутствие на стороне вигилантов в целом и этом штабе в частности было большим подарком для Курта. Ему нравилось в ней ее сила духа, внутренний стержень, умение постоять за себя и отсутствие сантиментов по отношению к близким — это их роднило, это, скорее всего, их друг в друге и привлекло, положив начало хорошей дружбе.
Да, Аньель была его другом, что само по себе удивляло многих штабных жителей.
А еще Аньель была дознавателем ВСБ.
Вот и паранойя.
— Мадемуазель Вербек, — ему нравилось обращаться к ней в соответствии с европейскими нормами, как, собственно, и ей — к нему. Маленькая дружеская традиция, напоминавшая флирт. — Почту за честь сопроводить вас, — Курт намеренно отозвался на французском языке, немного пострадавшем вследствие частого употребления в Африке — смягченном, обветренном под жарким дыханием экзотических диалектов.
За обменом любезностями последовала реплика, которая насторожила Бреннера еще больше, но деваться было некуда — из цепких коготков Вербек не уйдешь. Оставалось только покориться судьбе и уповать, что произошло что-то еще, что обратило внимание Аньель на себя помимо его постной физиономии.
— Что-то случилось? — долгожданный вопрос прозвучал только после того, как они покинули бункер.

0

143

http://images6.fanpop.com/image/photos/36200000/Dylan-O-Brien-image-dylan-obrien-36264834-100-100.png  https://v.dreamwidth.org/3174306/1151129
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
1dylan o'brien, 2lucy hale

» имя, возраст:
1Marty (Martin) O'Connell, 18 лет.
2Mara O'Connell, 18 лет.
» принадлежность:
1Носитель.
2Носитель. 
» профессия:
1На данном этапе что-то не особо существенное при штабе, но с перспективой на активное развитие.
2Помощница/практикантка при мед группе.

» способность:
1Что-то активное. Как варианты: криокинез, гравиокинез, терракинез, взрывание. Из менее экшенового: блокирование способностей, трансмиграция.
2Что-то более ментального плана. Исцеление, аглиокинез, успокоение, иллюзия счастья.
» сторона:
Вигиланты.
» статичное изображение:
раз, два

● Родились в Бостоне, росли в Бостоне, в Бостоне же жили вплоть до окончания школы. Сначала преимущественно со мной (отец постоянно был на службе; он военный), иногда с бабушкой (если я была в командировках), позже — с бабушкой напостоянке. Детство прошло обычно, ничего сверхъестественного. У него — раздолбайство, проделки и баскетбол в интересах, у нее — учеба, подружки, мальчики.
● Вам было по шесть лет, когда мы в с вашим отцом познакомились. Я не буду заливать про большие чувства, бабочки в животе и прочую романтичную херню, которая малоинтересна, но могу сказать, что у нас были полноценные и здоровые отношения, без всякого.
● Мать свою вы не помните, потому, как она оставила вас сразу после рождения. Не знаю, что произошло между ней и вашим отцом, но за все эти лета, что канули в прошлое, она ни разу о вас не вспомнила и не попыталась найти (вполне можем это исправить, если захотите и я убью ее). По теории, которую вам впаривали с раннего детства, она умерла.
● Между нами сразу возникли хорошие и доверительные отношения. И фиг его пойми, то ли вам со мной так повезло, то ли мне с вами. Вы не ревновали меня к отцу, не строили мне козни, а я не хотела отправить вас в пансионат. Возможно, причина была в том, что я в свои двадцать четыре, была еще не настолько сварлива, помня о своих детстве и юности, возможно в том, что я сама была одним из близнецов, оттого многие проблемы и возникающие вопросы мне были знакомы. Я была вам больше другом и товарищем по вашим проделкам, чем мачехой, впрочем, это не помешало вам назвать меня мамой однажды. Признаюсь, по началу меня это очень смущало, но со временем все отошло на задний план и вошло в свою колею, словно так и должно быть. А так и должно быть, разве нет?

1Мартин никогда не был послушным мальчиком и послушным парнем не вырос. Самоуверенный, принципиальный и жесткий. Он четко знает, чего хочет, знает к чему стремится. Видит цель — идет к ней, много делает и никогда не разменивается по мелочам. Он, однозначно, темная сторона близнецов, вобравшая в себя все острые углы и пороки. Он не хороший человек, без всяких оправданий и попыток найти в нем что-то прекрасное. Он не идет на компромиссы, не склонен к жалости и не силен в сострадании. Зато мстителен, изощрен в идеях и, к несчастью для многих, далеко не глуп, вопреки впечатлению от милой мордашки. Лицемер и приспособленец; знает, как произвести впечатление, быстро подстраивается по ситуацию, всегда ищет выгоду. Жесток и циничен. Со всеми. Без исключения. Родственные и дружеские связи не котируются. Впрочем, чтобы дружить с таким нужно очень много терпения. Тому, кому терпения хватит, достанется надежный и верный друг, что удивительно. Кто бы мог подумать. (p.s. не нужно драмы и страданий на почве трудного детства (нет) и подростковых травм (нет); он действительно такой, сам по себе; какой вырос).

2Мара девочка светлая, девочка мира воплоти. Нет, она не виктимная и не наивная, как может показаться на первый взгляд. Не имеет розовых очков, яркого нимба над головой и сверкающего чистого взгляда, но она верит в просветление, Будду и кармические отголоски судьбы. Она простая; в своих взглядах на жизнь, в общении, в  своей сути. Без второго дна, без скрытых сущностей и наигранных масок. Она не любит ложь, не чествует наигранность и не приветствует пустых слов. Сама она  — открытая книга, которую любой желающий может пролистать от начала до конца; чего скрывать? На многое закрывает глаза или пропускает мимо ушей, но все замечает, все запоминает и откладывает в закрома памяти. Очень много прощает и терзает себя за мягкосердечность, дает себе обещание стать жестче, но снова прощает, наступая на одни и те же грабли. Не способна на радикальные меры, от чего страдает. Не способна на решительные действия, от чего снова страдает. Всегда следует за братом, слушается брата и, по сути, живет по его указке. Спорит, ругается, сопротивляется, но живет. Слишком связана с ним, слишком зависима и слишком труслива, чтобы свернуть на свою дорожку.     

Чем старше вы становитесь, тем сложнее нам найти общий язык. Вы уже не те милые ребятишки, вы два взрослых самостоятельных человека, с чем я пока не могу смириться. Но если с Марой проблем никогда не было, то Марти с возрастом стал слишком закрыт и холоден, пытаясь избавиться от всякого влияния на себя. Увы, я все отчетливее понимаю, что между нами разрастается пропасть и не могу найти тому причину. То ли недавняя смерть вашего отца тому причиной, то ли этой причины и нет вовсе. Во мне кроются беспокойство и обида. Я хочу быть полезной, ты хочешь свободы, оттого постоянно отпихиваешь мою руку. Незаметно исчезло доверие, незаметно «мама» превратилось в «мать», а потом и вовсе «ты мне никто» заменило все объяснения. Вы единственное, что у меня осталось и я не хочу потерять вас, отчего же понимание этого так трудно дается?

Внешности, имена, какие-то факты — варьируемо, я человек гибкий, со мной можно договориться. По сути, оба персонажа в свободное плаванье, поэтому, вы можете развернуться в рамках сюжета, как вам угодно. Хоть в пекло, хоть на смерть — ради Бога, ваше право. Я даже поплачу над вашими тушками (но это не точно). Пишу от третьего лица, готова принять первое, если лично вас не смутит разница. Флудовая, конкурсная и прочая форумная активность — по желанию, половые притязания — как душе угодно, чувство юмора — обязательно. В остальном — найдем компромисс.

п р и м е р    п о с т а

Медитации не спасают. И Ли все реже ищет гармонию в себе. Она не держит траура, не посыпает голову пеплом и даже не плачет, сдержанно поджимая губы и чуть чаще шумно вздыхая, полагая, что всего этого не видно со стороны. Она ни с кем не делится, не сетует на судьбу и об этой самой судьбе не говорит вовсе, полагая, что есть в этом некое провидение; выбитый на карте твоей жизни путь. Она совсем не похожа на безутешную вдову, не предается меланхолии и даже не горюет, что психологи обязательно спишут на какой-то заковыристый синдром и поставят галочку в потрепанной папке с красивой надписью «дело №», предостерегая от выдачи антидепрессантов. Ли не нужны колеса. Ли не хочет падать в зависимость. Но Ли отчаянно желает избавиться от этой странной каменной болезни, что охватило все нутро. Под реберной клеткой все словно заледенело, застыло, не позволяя смотреть вглубь вещей, в корень проблемы, а он ведь был на самой поверхности — протяни руку, пропитайся безысходностью. Такой же холодный камень теперь покрывает одинокую могилу её мужа; ладони все еще помнят гладкую поверхность мрамора с выбитым именем и датой под дрожащими подушечками. Такими же гладкими были его сероватые щеки, когда небольшая толпа провожала его в последний путь, а рука — ледяная-ледяная. Ли помнит, она так старательно цеплялась за нее, переплетая безвольные пальцы со своими и не могла поверить. Как вот так просто можно уйти? А как же клятвы перед алтарем?  Как же это «никогда» в сумраке душных ночей? Маркус О’Коннелл оказался феерическим лгуном, соскочив раньше времени, а Ли Миао теперь влачить это «пока смерть не разлучит нас» до самого конца. Она же не верит в конечность жизненного пути.

Медитации не спасают. И Ли все чаще соскакивает ночью от красочных кошмаров. Браслет из тибериума оберегает других, но тебе не помогает; тут поможет только пуля. Она все меньше спит, все больше погружена в свои мысли, но тонкая нить связывающая нутро с космосом резко оборвалась, оставляя женщину в плену собственных оков. Ей снится дом. Ей снятся дети. Ей снится смерть. Не своя — своей она не боится. Все начинается и заканчивается на одной и той же ноте, заставляя подрываться на кровати, хлопать холодными ладонями по горячим влажным щекам и успокаивать сердце, что так отчаянно выбивает грудину. Там, в глубине своего сознания, она доламывает остатки своей жизни самостоятельно, взмахом когтистой тяжелой лапы, вспарывая мягкие ткани. Там, за пределами реальности, её зубы перемалывают тонкие шеи, донося до слуха сладостный хруст человеческой кости, впивающийся под самую корку. Там, за гранью всякой нормальности, она самозабвенно уничтожает собственных детей, оставляя их умирать на полу родного дома, а в довершении пускает себе в лоб свинец — последний мазок в картине писаной кровью.

Медитации не спасают. И Ли все больше напоминает мужа с серостью его щек. Приятельница из медблока судорожно шепчет о своих переживаниях и пихает ей оранжевую баночку со снотворным, повторяя, что держать все в себе нельзя. Любая эмоция требует выхода. Любая душевная боль должна быть отпущена. Женщина так привыкла контролировать любой свой шаг, любую свою эмоциональную вспышку, что смотрит на нее с долей удивления. От таблеток не отказывается, сжав пластик к ладони, и периодически открывает ящик стола, разглядывая овальные капсулы; но не пьет. Не решается, полагая, что справиться совсем собственными силами. Не пьет, полагая, что в очередном ночном припадке не сможет остановится и пуля, пущенная в легкой руки не спасет. Она все реже снимает браслет, не желая растрачиваться на внешние факторы. Она все раньше приходит в тренировочный зал, спасаясь от вынужденной бессонницы. Она все меньше общается с людьми, не желая  попыток влезть в душу.  Раньше работа спасала, а теперь превратилась в плаху, куда Ли загоняет себя день за днем. Философия рушилась под тяжестью бытия, гармония ломалась под натиском обстоятельств, и Миао не знала что делать. Она словно стояла посреди урагана, не зная спасться ли, или отдаться на волю судьбе. Внутри запеклось слишком много боли. И эта боль гноилась.

Опаздываете, мистер Рейзор, — Ли недовольно повела плечами, замечая боковым зрением появившегося на пороге человека, но от дела не отвлеклась, заканчивая наматывать на тонкие ладони эластичные бинты; не для внушительного вида, нет. Скрыть сбитые в кровь костяшки, — У вас есть уважительная причина? — заправив маленький кончик под слой на запястье, женщина несколько раз сжала-разжала кулак, прежде чем полностью переключиться на вошедшего, а за секунду «до» успела поправить кончик пока еще аккуратно сплетённой косы, — Нарушение дисциплины не самый хороший задел для обучения, — протянула она, за этой дисциплиной никогда особо не следящая, но сегодня захотелось вдруг об этом вспомнить, чеканя слово на каждый шаг. На точке Миао стояла напротив, вынужденно поднимая голову и волей-неволей всматриваясь в лицо новичка, что до этого видела только на небольшой фотографии в личном деле, — Надеюсь, — смотреть «свысока» на человека, чей рост превышает твой больше, чем на голову  — сложно, но темноволосая отлично справляется с этой задачей, чуть прищурив тяжелый взгляд, — Это не войдет в систему.     

0

144

revolt-teaser: the wall is gonna fall

“...don't mess with me, cause I will kill you
and everybody you love”

0

145

http://funkyimg.com/i/2eYLk.png
NATHAN BLUNT, 34 » HUMAN » KARL URBAN

Еще один человек в смертоносном отряде. И хотя на всеобщем осмотре он был определен к подвиду "homo sapiens", Бланту понадобилось не так много времени, чтобы заслужить свое место среди остальных фантомов.
Специализируется на ядах и химикатах, а также выполняет функции врача, но не гнушается нарушать данную им клятву Гиппократа. Способен избавиться от тела так, что его никто и никогда не найдет.
Химик от бога - "чудовище" по призванию. Нэйтан не обладает чувством сострадания или жалости к окружающим. Ему не впервой причинять боль живому существу, и еще в раннем детстве Блант проявил задатки садиста.
Прекрасно осведомлен о всех важных точках на теле человека, включая болевые, и способен причинить мучительные страдания любому, кому не повезет попасть ему под руку.
Врачебную практику начал с примерной работы в одном из госпиталей Лос-Анджелеса, а закончил опытами над бездомными и проститутками, пытаясь определить максимальный болевой порог своих "подопытных" и опробовать на них яды, которые создавал у себя на дому, используя в качестве исходного материала то, что получалось добывать незаконным образом на "черном" рынке.
Когда его опыты стали сводиться к одинаковым и слишком, по мнению Нэйтана, ординарным результатам, Блант перешел на себя и в последствии доигрался до того, что потерял чувствительность к боли, что стало одновременно и плюсом, и минусом. После этого Нэйт активно следит за состоянием своего здоровья и ежедневно проверяет показатели, отмечая любые отклонения от нормы. Гетеросексуален.
На его счету (еще до вступления в ряды фантомов) - 138 замученных до смерти людей, две трети из которых являлись носителями.
В фантомах оказался после того, как попал "на радары" отряда во время их очередной операции. Умудрился отравить Валькотта, вернуть его с того света, отклонить предложение Итана о сотрудничестве, но когда выяснил, что смертельно болен (что было результатом опытов над собой), принял протянутую Элдерманом руку помощи, который не только оплатил для Бланта дорогостоящую операцию, но и впоследствии выделил ему личную лабораторию, снабдив ее самыми лучшими игрушками.

0

146

http://storage9.static.itmages.ru/i/17/0611/h_1497203337_3262736_d41d8cd98f.pnghttp://storage4.static.itmages.ru/i/17/0611/h_1497203416_2251516_d41d8cd98f.png
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
natalie  dormer

» имя, возраст:
Мое полное имя Меррит Катрин. Если вы не верите в фантазию нашей матери, то можете взять имя Катрин. Или выбрать любое другое имя. 20-24 года.
» принадлежность:
На ваш выбор: человек или носитель.
» профессия:
На ваш выбор.

» способность:
На ваш выбор.
» сторона:
На ваш выбор: ренегаты или вигиланты.
» статичное изображение:
ссылка.

На самом деле, я о тебе знаю не очень много, я бы даже сказала, что вообще ничего. Там, где обрывается история моей матери, начинается твоя.
Лолита Кейн девушка из весьма обеспеченной семьи. Она "та самая девочка", которая с детства получала все то, что хотела. Мать Лолы - домохозяйка, она не чаяла души в своей дочери и потакала любым ее желаниям и стремлениям, не забывая несколько раз на дню говорить, как сильно она любит свою белокурою девочку. Отец Лолы в свое время успешно занялся компьютерным бизнесом, изобрел один полезный девайс и маленькая компания в 13 человек превратилась в большую корпорацию, сделав Кейнов миллионерами. Несмотря на то, что он редко бывает дома, для своей милой дочки у него всегда находилось время.
Лола Кейн была премиленьким ребенком только в глаза родителей, в глазах же одноклассников и учителей, девушка была первоклассной стервой, уверенной в своей уникальности и красоте. Вполне возможно, что она умна, но слишком ленива, чтобы пользоваться своими способностями, предпочитая покупать любые успехи. Самая интересная тема для нее: мальчики и балы.
Будучи в команде группы поддержки, она разумеется, встречалась с наиболее популярным мальчиком школы Мартином Ульриком.
И здесь начинается моя история:

Мартин Ульрик и Лола Кейн идеальная парочка выпускного бала. Белые ребята из богатого района и престижной школы. Яркие представители стереотипов — не слишком умны, зато популярны. Король и королева вечеринок. Лучшая выпивка, травка только на их тусовках. У Мерритт до сих пор где-то хранится фотография с их выпускного. Мартин хранил ее, не стесняясь снова и снова рассказывать о своих школьных достижениях и том, что тогда были лучшие его годы.
История у родителей Мерритт вышла довольно банальная: выпускной бал закончился беременностью Лолы. Стоит сказать, что семьи Ульрик и Кейн были весьма влиятельны, и их не устраивало подобное положение дел. Однако подростки настояли на решении жить вместе. Им купили небольшую квартирку, поставили условие, что те должны зарабатывать сами. По их предположениям, дети должны были скоро попроситься обратно, но все вышло немного не так.  Разумеется, ни о каком заработке речи и не шло: оба семейства продолжали начислять деньги на кредитную карту, и Мартин с Лолой мало в чем себе отказывали. Возможно даже эти отношения бы сохранились, так как семьи Ульрик и Кейнов успели смириться с ситуацией и стали искать варианты улучшения жизни своих отпрысков, но случилось непредвиденное. Семья Ульрик вляпалась в грязную историю и полностью разорилась (как выяснилось дела шли довольно плохо уже некоторое время.) Кейны тут же сменили свою позицию, стали уговаривать Лолу вернуться в лоно семьи (с ребенком или без), и, надо заметить, без должного обеспечения Лола довольно быстро сломалась и съехала с квартиры, оставив Мерритт отцу.

Как сложилась дальнейшая жизнь Лолы Кейн мне неизвестно, а потому ты можешь придумать свою историю.

К моменту вашей регистрации никаких отношений между Мерритт и сестрой не было. Мерритт не знает о существовании сестры, поэтому именно вам придется найти ее с той или иной целью. Возможно, в вас сыграют родственные чувства, а быть может это будет способ сблизиться ради выгоды. Мне понравятся любые варианты! Я обязательно буду с вами играть, люблю играть достаточно быстро, не растягивая эпизоды на много месяцев. Также вы с легкостью найдете игру и соигроков здесь (я это гарантирую, потому как будучи новенькой легко нашла себе много игр)

Я абсолютно все оставляю на вашу фантазию, хочу лишь, чтобы персонаж получился живым, и мы смогли построить действительно интересную семейную линию.

п р и м е р    п о с т а

Работа на Хоффмана имела ряд преимуществ, самым главным из которых, был свободный график. Ну, относительно свободный. Этим утром Мерритт была полностью предоставлена себе. Уилл говорил только о дневной встрече с Нилом, но ее присутствие было необязательным, хотя и желательным. Появиться на ней Ульрик все-таки собиралась, чтобы не злить лишний раз Хоффмана, но при этом и торопиться была не намерена. Сегодня утром была прекрасная погода (Мерритт питала слабость к дождливой серости), а значит у девушки был релакс тайм. Достаточно поздно проснувшись, она неторопливо собралась, не отказав себе в кресле-массажере и долгим выбором нарядов под музыку. Кусочек прошлого, доступный далеко не всем. Прекрасное настроение Мерритт вылилось в желание выглядеть ярко (тем более, что всегда было весело дразнить Нила), а потому она выбрала короткое золотое блестящее платье, лакированные черные полуботинки на толстом каблуке и красную помаду.
Перед  самым выходом из дома Мерритт попыталась пройти на половину квартиры Уилла, но дверь была заперта. Сегодня мистер босс не в духе. Этот способ проверки его настроения никогда не подводил. Ульрик лишь жизнерадостно усмехнулась. Когда Хоффман злился или переживал, Мерритт всегда в противовес ему становилась веселее и отпускала больше шуток. Не каждый мог себе позволить подобное поведение с ним, а потому девушка раз за разом с искренним удовольствием испытывала глубину его терпения.
Охрана сопроводила Ульрик до офиса, наверняка мысленно чертыхаясь, когда она решила прогуляться километр пешочком в "такой отличный денек". Им было трудно понять, но девушка чувствовала себя поистине живой и свободной, когда прогуливалась вдоль развалин города в такой серый день. Возможность повернуть в любой переулок и затеряться в этом городе была невероятно соблазнительной для нее, вот только ей не хватало на это смелости.
Проходя мимо офиса Хоффмана, она почувствовала трех носителей внутри. Вот это уже было интересно. Девушка, однако, не поспешила входить. Непредвиденные ситуации обычно заканчивались...звук выстрела... плохо. Охрана Мерритт переглянулась между собой, вставая в полную боевую готовность. Ульрик же лишь скривила лицо. Если бы там было действительно опасно, одним выстрелом бы не обошлось, и тогда неизвестно, кто из них троих драпал отсюда быстрее: Мерритт или ее защитники.
Число носителей за дверью уменьшилось. Немного переждав, Мерритт кивнула охране: те постучали и открыли дверь. Ульрик переждала момент, пока Хоффман и его люди убедятся, что это свои, и прошла внутрь. На ее лице сияла голливудская улыбка, которая всегда появлялась, когда Ульрик собиралась немного поиграть на нервишках босса. Ведь, чтобы здесь сейчас не происходило -  игра обещала быть интересной.
— Так-так-так, Нил Харви, какая встреча.
Мерритт обошла охранников и подошла ближе, чтобы получить поцелуй в щеку от блондина. Девушка с любопытством перевела взгляд на рыжую носительницу. Интересная способность привлекла внимание Мерритт достаточно, чтобы глубже изучить все достоинства подобного дара. Как бы она поступила с такими способностями будь на месте рыжей?
На труп рядом Мерритт старалась не смотреть. Не сказать, чтобы зрелище было непривычным, но после того, как того Ульрик отмывала кровь и мозги своего отца с волос, ее в некотором роде триггерил вид крови.
— Давай-ка, Ларс,это мне, — Мерритт забрала технику, изъятую у чужаков, из рук охранника. — О, и твою рацию, пожалуйста.
Мерритт не посмотрела на рыжеволосую, не собираясь ей облегчать задачу, но тем не менее давая той право выбора, как поступить дальше. Недолго поизучав технику в своих руках, она  наконец-то обратила внимание на Хоффмана, который терпеливо ждал, пока Мерритт закончит свой спектакль. Девушка послала ему извиняющуюся улыбку, которая ей впрочем не очень удалась, и прошла к его столу.
— Ох, кофе без сахара то, что нужно, — ответила она, забирая с подноса секретаря кофе, заказанный Хоффманом. Та испуганно посмотрела на начальника и, как можно быстрее, отправилась делать второй.
— Продолжайте, как будто меня здесь и не было, — Мерритт миролюбиво улыбнулась и удобно устроилась на месте Уилла за столом с компьютером.
Она положила записывающую технику и рацию перед собой, все еще не обращая внимания на рыжеволосую девушку, словно бы та не представляла угрозы. Дождавшись момента, когда все переключили внимание с Мерритт, она достаточно громко отпила и со звоном поставила чашечку.
— О, боже мой, вот это кофе, — пробормотала она тихо, но отчетливо, забавляясь происходящим.

0

147

THOMAS MIDDLEDITCH, T.J. MILLER,
ZACH WOODS, MARTIN STARR,
KUMAIL NANJIANI, JOSH BRENER

● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●

Любим мы "Кремниевую долину", по копирайту на дизайне, думаю, это заметно http://kolobok.us/smiles/standart/laugh1.gif
Легко могу представить эти лица в стане кибер-отдела ренегатов под руководством Райли, но не настаиваю - вы можете пойти совершенно иным путем и отойти от сериального образа (на самом деле, это у нас только приветствуется).

http://i.imgur.com/tV3WT6J.gif http://i.imgur.com/aNBnpjS.gif
http://i.imgur.com/tjI7sXL.gif http://i.imgur.com/3J8DoOt.gif
http://i.imgur.com/zic86Qa.gif http://i.imgur.com/XAsYTEm.gif

0

148

--
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
scarlett johansson

» имя, возраст:
Tara Joan Morgan l TJ Morgan
Тара Джоан Морган l ТиДжей Морган
~ 29-32
» принадлежность:
Носитель
» профессия:
Тогда - детектив
Сейчас - на Ваш выбор

» способность:
Терракинез
Обездвиживание
Влияние на поля вероятности
» сторона:
Вигиланты
» статичное изображение:
Ссылка

Всю свою жизнь (до момента настоящих событий) ТиДжей жила в Чикаго. Окончила школу, поступила в полицейскую академию. Всё это время проживала в доме родителей вместе с младшей сестрой (разница в возрасте 6 лет). На сегодняшний день неизвестно местонахождения всех представителей семьи Морган. Родительский дом девушка покинула, когда ей было 24. В тот момент она получила свой рабочий стол и первое задание в на новом рабочем месте - в полиции. Семья была несогласна с выбором девушки, но та сетовала на отца, который всю свою жизнь отдал службе в воздушных силах США. ТиДжей уверена, что кто-то должен хотя бы отчасти продолжать это дело. И если младшей Морган это не интересно, то она, напротив, была не прочь посещать спортивные залы вместе с коллегами, приводя себя в форму, а после до ночи изучать материалы того или иного дела, делая пометки на листах бумаги. ТиДжей - очень ценный сотрудник. Она с энтузиазмом подходила к делу, доводя начатое до конца, а привлекательная внешность зачастую становилась незаменимым помощником. Морган мечтала о повышении, но ей нравилось то, чем она занималась на тот момент. Сидеть в кабинете, чувствуя себя в полной безопасности и раздавая приказы всем и вся, не было её делом. Девушка убеждала себя, что её работа определяет её, как патриота. ТиДжей упрятала за решётку многих преступников, прежде чем случилось то, чего кто-то ждал, а кто-то - предполагал. Она называет это "расколом". Логически сложившимся исходом. Баланс, который был всегда в обществе. Одни занимают позицию мирных граждан, а других она выведет на чистую воду и свернёт шею, если понадобится. Разве что, сегодня эти позиции называются иначе. Со своими лидерами и идеологиями. (прим. шуточные сравнения ренегатов со всеми, кого удалось упрятать за решётку - издержки профессионального юмора ТиДжей)

Знакомство было внепланово-плановым. ТиДжей выполняла свою очередную миссию по поиску всех угодных её отделу. То казино, приставкой к которому было слово "подпольное", привлекало внимание не первого детектива, но войти туда решилась только она. Там явно было не всё так ладно, как хотелось бы и заметить то было совершенно не сложно. Грант ошивался там довольно частенько с момента гибели своей семьи. ТиДжей выбрала его в качестве "жертвы", предложив разделить колоду карт и деньги меж ними. Без посторонних. Она всегда работала тет-а-тет, наблюдая за поведением, действиями человека. В тот вечер Грант проиграл всё, что у него было. А некоторое время спустя они снова встретились в участке. Тогда ТиДжей сделала вид, что не знает его, а он просто ещё раз проорал всё, что думает о ней, будучи не в трезвом состоянии. Встретив давнюю знакомую уже в штабе вигилантов, Джон был несказанно рад, вспомнив не столь далёкое прошлое. Реальный шанс наверстать упущенное и отыграться. Напомнить высокомерной леди, на каком уровне находится земля и как правильно по ней ходить, чтобы встретить старость в здравии.

Предыдущий пункт не говорит о том, что персонажи обязательно будут враждовать. Это лишь начало того, что было при первой встречи. Дальнейшее развитие событий остается за нами, так как я планирую решать это вместе с Вами. Можем тайно рвать друг другу глотки, будучи на одной стороне или же, прикрывать спины, если ситуация того требует.
Кстати, Вы можете изменить персонажу имя, но начальные буквы должны оставаться прежними. Никто (почти?) не будет обращаться к ней по имени. Для всех она - ТиДжей. Так же, неизменной останется внешность и сторона. В остальном Вы можете предложить свой вариант.

п р и м е р    п о с т а

Всю свою жизнь людей призывают к борьбе. Не той, которая будет подкрепляться приказами и стрельбой по кому/чему-либо. Это борьба с самим собой. Отказаться от вредных привычек, например. Навсегда избавиться от черты характера, которая не сказывается положительно на процессе жизнедеятельность индивида. Каждый день нужно что-то повторять самому себе, чтобы научиться с этим жить. Привычка формируется за двадцать один день, если верить красивым фразам из сложных учебников. Там минимум картинок и максимум букв. Смысл, понять который мечтают гуманитарии и отвергают те, для кого калькулятор ближе родной матери. Вечная борьба, которая для тебя становится пищей. Это поддерживает тебя, как энергия. Перерабатывается и становится чем-то, о чем, опять же, был какой-то параграф учебника, который Грант благополучно забросил еще много лет назад.
Но не забыл самого главного. И начал бороться. Ещё один момент, о котором всегда призывали помнить. Пожалуй, это было самым главным. Не вести борьбу против самого себя. Не бороться за что-то, что будет тебя разрушать в процессе любым образом. Но именно в этом Джон увидел какую-то закономерность. Логику. Он нашел в этом своё личное спасение и успокоение. Теперь он помнит про двадцать один день, который желает превратить во всё своё будущее. Счастливое и желанное. Ему хочется стать тем, с кем люди будут контактировать лишь по самой крайней необходимости. Чтобы его, если не боялись, то точно остерегались. Нет, мужчина не хотел становиться маньяком, который режет заплутавших в ночи дамочек/их спутников или малолетних, сопливых детей. Всё, о чем просил сам себя Джон — это максимальная отрешённость. В его силах создать себе такую клетку, прутья которой будут поддаваться только ему одному.
А всё потому что люди не привыкли слышать то, чего они не планировали услышать изначально. Ведь, если ты приветливо общаешься с кем-то, разве можешь подумать, что он, будучи всегда максимально открытым, внезапно пошлет тебя к чертям? Или ещё лучше — начнет как-то странно высказываться в твой адрес, украдкой оскорбляя, клацая при этом зубами. Словно человека подменили. Нет, он всё еще прежний, но что-то просто пошло не так. Вот его монолог заканчивается и выражение лица снова прежнее. Вы знакомы давно, и он прощается, желая удачного дня. Всё, как будто вчера. Но осадок остается такой, что желание выяснить причину не возникает. Оно просто тонет в этой обиде, разочаровании. Может, ты будешь сожалеть, что не попытался что-то изменить, но общаться с ним более не захочешь — факт.
Он решил избирательно подпускать к себе людей. С ним поступили по-свински. Человек, поджав хвост, как последняя шавка просто пропал из виду. Он прицепился к нему еще в далеком детстве и сам же наломал дров, будучи ослепленным собственной тупостью. Разгребать всю эту помойку приходится собственноручно, к чему Грант, признаться, не был готов до конца. А оно случилось. Внезапно и так скоро. Это надоедает быстрее нужного, и он более не может быть тем самым младшим отпрыском дружной семейки, на которого все приходили смотреть, как на экспонат, теребя за щёки. Да, самый младший, а уже всё равно не ребёнок, ну и что? Соседской старушке это не мешало. История о том, как он перелезал через забор однажды и зацепился футболкой, проехав вниз спиной, так и оставшись висеть там, всякий раз звучала, как только та заходила в гости. Это было забавно поначалу. После уже, как по инерции в нужный момент Джон поворачивался спиной, чтобы довольный старший брат подтянул его футболку и показал шрам, что ровной линией тянется вдоль позвоночника, мол, посмотрите, каким идиотом был этот парень тогда.
Сейчас около дома можно крепить табличку, что сигналит о злой собаке. Разве что, клацающее пастью животное более похоже на человека. На самого беззаботного из семьи, что здесь когда-то жила. Теперь он один. И ещё те, кого потребует его личная «хотелка».
В гости прибыл старый товарищ. Его Грант не мог не принять. Это человек, автоматически держащийся в его «белом» списке. Для него двери дома со злой собакой всегда открыты, а животное спрятано далеко в шкаф, выйти из которого сможет лишь опытный нарниец, пожалуй.
История Тэрона занимательная. Его жизнь более насыщенная и, судя по всему, она трезвая в большей степени, если сравнить то с алкоприключениями Джона в последнее время. Виной всему последнее высказывание, которое призывает быть бдительным и в, случае чего, принимать какие-либо меры, дабы не довести дело до крайних точек. — С приключениями в этом городе туго. Разве что, ты самостоятельно разработаешь план своего путешествия с препятствиями и отправишься. Я не стану мешать. — Джон говорит обратное, о чем его просил друг некоторое время назад. Он усмехается и всякий раз косится на содержимое своей бутылки. — Просто…зачем отказывать в удовольствии. — его взгляд затуманен. Он говорит это несколько блаженно, в то же время, пытаясь выдерживать тон. Трудно понять, что у человека на уме и какие именно приключения его забавляют в моменты, когда трезвый разум остается где-то за горизонтом.

0

149

- - -
ALANA RAWLINS, 36 » INVISIBILITY » AMY ADAMS
Н Е В И Д И М О С Т Ь

Перфекционистка до мозга костей. Та, у кого все схвачено, и кто сможет всему найти рациональное объяснение. Всего за десять лет поднялась от должности ассистента на региональном телеканале до исполнительного продюсера вечернего выпуска новостей на CNN. Успехи Роулинс были настолько впечатляющими, что ее команде доверяли проведение предвыборных дебатов 2033-го года.
Когда в сеть попадает видеообращение Риндта, Алана первое время остается беспристрастной, но проводит расследование на тему «человека из будущего». Однако чем глубже копает ее команда, тем больше препятствий и недоброжелателей возникает на их пути.
  Постепенно ее эфиры начинают окрашиваться в «ренегатские» оттенки, и это не укрывается от глаз руководства канала. В начале марта 2036-го ей ставят ультиматум: либо она возвращает новости в прежнее русло, либо ее отстраняют от работы. Алана подает заявление на увольнение, решив, что честь дороже. За ней уходит и большая часть ее команды.
  Они остаются в Атланте и продолжают свое дело, организовав небольшую радиостанцию «Thunderbird». Алана начинает совмещать деятельность продюсера и ведущей. Слухи о радиоволне, транслирующей самые актуальные и провокационные новости, быстро разлетаются по интернет-форумам, эфиры стремительно набирают популярность, вскоре выбираясь и за пределы Джорджии. Несмотря на ограниченные ресурсы, «Thunderbird» приобретают славу одного из ведущих подпольных источников новостей в США.
  В целях безопасности во время войны станция хранила свои координаты в секрете и несколько раз переезжала по стране. Новым местом обычно выбирался один из штатов, поддерживающих вигилантов - находиться в стане врага и вести вещание оттуда было чрезвычайно опасно, но, как считала Алана, наиболее эффективно. «Thunderbird», на тот момент базировавшаяся в Небраске, и все причастные к ней люди были уничтожены пожаром в начале октября 2037 года.
  В тот момент Алана и ее первый помощник Сид Форрестер по счастливой случайности находятся в Берлингтоне, собирая материал о рассекреченном главном штабе ренегатов. Подозревая, что возгорание не было случайным, она остается в Висконсине, где на них в скором времени выходит разведка. Когда штаты один за другом отворачиваются от ренегатов и переходят на сторону «трезубца», Роулинс принимает предложение возглавить новое подразделение главного штаба ренегатов, призванного доносить до людей честную информацию.
  Война забрала жизни ее коллег и друзей. Ей посчастливилось выжить, и теперь Алана продолжает начатое уже с полной поддержкой ренегатов в качестве официального «голоса» сопротивления.

0

150

-- --
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
Emily Rudd*

» имя, возраст:
обсуждаемо, на самом деле. фамилия на ваше усмотрение, а имя бы хотелось оставить одно из:
Raven "Ronnie" / Рейвен "Ронни"
или
Aurora "Rory" / Аврора "Рори"
22-25
» принадлежность:
по желанию, предпочтительно носитель
способность можно открыть в процессе игры.
» профессия:
была студенткой, подрабатывала;
сейчас медсестра в мед.отделе ренегатов главного штаба. с нами уже более полугода.

» способность:
абсолютная память откроет много игровых дверей; аглиокинез в медицине лишним определенно не будет. с ним можно хорошо прокачать характер персонажа, много страданий, например. аэрокинез просто очень крут и его можно хорошо использовать в игровых локациях. удобен для игры с другими игроками, особенно, если хочется выезжать почаще из штаба; блокирование способностей когда вокруг у всех активные способности - вообще отличный скилл. удобный; сонар называется круто и вообще забавная, учитывая что внешность подобрана очень нежная, аккуратная, а тут такой сюрприз. очень много на форуме не заюзаных способностей, которые могу открыть вам много игровых дверей - главное найти подход. помогу с выбором - только напишите. можно остаться просто человеком. людям тоже не скучно. 
» сторона:
ренегаты и только ренегаты.
» статичное изображение:
Emily Rudd.

Буду называть её Рори.
Рори выросла в обеспеченной семье, не такой чтобы разбаловали, но и в деньгах она не нуждалась. Возможно, не единственный ребенок в семье. Школу окончила хорошо или на среднем уровне. Всегда отличалась коммуникабельностью, активность, энергичностью и легкостью на подъём. Отстаивала собственное мнение, отчего не единожды в школе и потом Университете, была замешена в забастовках, протестах с плакатами и транспарантами. Ей казалось, что она должна что-то защищать или отстаивать, потому что кто, если не она.
Не единожды с друзьями нарушала закон по пункту "мелкое хулиганство". Не отказывала себе в своих желаниях. Всегда была целеустремленной. Признаться - идеалисткой. Ей повезло в жизни: хорошие друзья, адекватные родители, качественное образование, разностороннее образование, хорошее воспитание. После школы она съехала от родителей в другой город, училась в Университете, подрабатывала. Была тем человеком, который мечтал сделать что-то важное, не обязательно для мира, но для себя. Откладывала это из-за учебы, работы, неподходящего времени или потому что сегодня можно провести время с друзьями.
Ее родители погибли в одной из злополучных катастроф, которые предшествовали всей войне. К ренегатам примкнула, потому что захотела. Тогда ей казалось это правильным. Возможно, привлекло их противостояние правительству или пошла на поводу у мнения друга. Мне нравится мысль, что оставшись без семьи - ей нужно было кого-то винить и вигиланты отлично подходили для ненависти. Она винила и ушла к ренегатам. Не исключено, что поначалу она хотела быть в одной из боевых групп. Но будучи немного ветреной, впечатлительно и романтичной - повелась на уговоры Нив Монахан и пошла в медицинский блок спасать тушки этих неугомонных суицидников.
Вся биография, на самом деле, обсуждаемая. Я за множество деталей. Например, она любила искусство и мечтала стать актрисой, но отец настоял на существенном образовании. Это не помешало ей посещать актерские курсы, получать образование экономиста, юриста или психолога, работать баристой. Она может обожать рисование или делать татуировки. Испытывать любовь к кулинарии. Увлекаться астрономией. Мечтать влюбиться и жить на берегу моря. Читать книжки днями на пролет. Увлекаться боксом или конструкторскими примочками. Одна всё и одновременно ничего. Она глубокая и скрытая одновременно. После смерти семьи - может надеяться на чье-то воскрешение. Украдкой мечтать.
Сейчас может сомневаться в том, ту ли сторону выбрала. А что если нет? Переживать терзания на почве собственной способности или уходить в депрессию из-за того, что люди умирают, а она ничего не может с этим сделать.
В ней наивность пятилетнего ребенка и искренность всего мира. Забота матерей и безумие шляпника. Она слишком импульсивна, может пожертвовать собой не ради спасения, а потому что ей хочется пожертвовать.
Надеюсь, образ уловили. Многое можно обсудить. Очень жду девочку в игре.           

Коллеги. Мне видится, что Нив специально уговорила Рори уйти в мед.блок, чтобы наблюдать за ней и не дать наделать глупостей. Слишком неправильно она видит войну, хочет абстрактной мести, просто найти свое место под крылом войны. Нив эгоистично полагает - это не правильно. За пол года из девушки сформировалась хорошая помощница, а главное совестная, пускай некоторые ее решения и вызывают возмущение и заставляют сомневаться в инстинкте самосохранения. Для ренегатов - то что доктор прописал.

Жду, очень жду. Хочу видеть вдохновение и желание играть, развивать. Я помогу освоиться на форуме, придумать игру, подброшу идеи для игры, но персонажа сама вести не смогу. Поэтому жду инициативу. Ребята у нас активные, позитивные и умные. Скучно вам, при желании играть и развиваться, определенно не будет.
* она мила, очаровательна и искренняя. я против смены внешности, но если очень хочется, то можно.

п р и м е р    п о с т а

[indent] Ей 38, а она чувствует себя школьницей в розовых очках. О чем она вообще думала? На что надеялась, пока наблюдала за Чейсом и вигилантом? Чего вообще ожидала от войны, зная, что теперь сражаются все Монаханы? Обманывала себя тем, что они никого не убивают? Просто ранят вигилантов, а потом свозят в какую-то тюрьму, где те дожидаются конца войны? Убивают только вигиланты? Да, конечно (сарказм). Но не думая об этом жить было определенно проще. Легче. Не так больно. 
[indent] - В порядке, - уверено отвечает Нив, словно это может кого-то обезопасить. Кого-то, кто не Монахан в этом подвале. Женщина не знает, о чем думает раненый, но сама она не верит брату и это её пугает. Такого она его еще никогда не видела. Вигилант уже мертв, они все об этом знают, дело только во времени. Осознание данного факта отдает легкой дрожью и тошнотой. Нив жалеет, что промахнулась и сама его не убила. Лучше тогда, нежели сейчас стоять и наблюдать за всем этим. Лучше она, чем Чейс. То чего она не видела – не считается.
[indent] Хирург уверенно кивает, подтверждая свою профессию. Она тоже врет, потому что никто не позволит ей его спасти. Монахан ощущает, как хочет снова наступить на одни и те же грабли. Еще один раненый вигилант, которого ей хочется спасти, хотя стоит сделать все совершенно наоборот. Она дала клятву. Она не может иначе.
[indent] - Чейс, - кротко произносит сестра и встречает уверенный взгляд брата. Чтобы она не сказала – он все равно это сделает. Ее сопротивление только добавит ему чувства вины. Усугубит положение. Она вздыхает и хмурит брови. Её руки слегка дрожат. Нив смотрит в глаза брату и мысленно проклинает эту войну с её последствиями. Гори они все в аду. Монахан берет медицинскую сумку и поднимается на первый этаж. Ей бы не знать, что в этот момент происходит в подвале, но не может думать ни о чем, кроме как о картинке, в которой её Чейс убивает неизвестного вигиланта. Война не щадить никого.
[indent] Нив садится у стены и обхватывает руками голову. Она приживает ладони к ушам, её средние пальцы соприкасаются на затылке. Она слышит шум в голове и сильнее прижимает ладони, до белеющих пятен, до боли. Нив прячет голову в коленях. Монахан не хочет слышать этот выстрел и все равно слышит. Вздрагивает. Он это сделал.
[indent] И дело даже не в убийстве неизвестного человека, который определенно хотел убить Нив. Он бы даже это сделал, если бы еще до войны Сет не научил сестру стрелять. Вигилант пристрелил бы её, не тренируйся она и не попади в него. Он бы даже попробовал убить её, не появись Чейс достаточно быстро, чтобы взять ситуацию в свои руки. Нив знает, что это было бы именно так, потому что его ухмылка говорила об этом. Потому что он не похож на того вигиланта, которого она несколько дней назад провезла через штат, помогая скрыться, против своей воли. Войну делают люди и каждый по своему хороший или плохой, каждый меняется под давлением обстоятельств. Дело не в вигиланте, а в Чейсе. Это сделал он. Её младший брат. Маленький мальчик, который ломал её игрушки. Мальчик, который рано потерял родителей и помогал ей держать семью на плаву. Человек, которого она любит сильнее нежели любой долг, моральные или гуманные принципы. Мальчик, ради которого она нарушит любую клятву. Близкие люди не должны нести такой крест.
[indent] Её сердце разбивает не его поступок. А то, что однажды она разрешила случиться чему-то, что в итоге привело к такому финалу. Ей больно от того, что она не может этого исправить. 
[indent] Когда Чейс появляется в дверном проеме, Нив поднимается на ноги и вытирает тыльной стороной вырвавшуюся единственную слезу. Трудно быть сильной, когда кажется, будто все твое сознание распадается на миллионы частей. Монахан преодолевает расстояние и обнимает Чейса, так крепко, как только может. Ей так жаль.
[indent] - Когда вы успели вырасти? – Риторический вопрос. Ей и не нужен ответ. Нив переполняет сожаление, неоправданные мечты. Кажется, будто они выросли, а она нет. Она все еще в том возрасте, когда несет ответственность за каждый их поступок. Каждая их ошибка – это её ошибка. Их боль – это её боль. И Нив с легкостью это примет, служи это гарантией их легкой жизни без бремени принятых решений.
[indent] - Ты ранен. Садись, я посмотрю. – Она отходит в сторону и подходит к сумке. Кто-то её прострелил, но обработать рану и, при необходимости, зашить, Нив сможет. Да и зачем зашивать, если Монахан просто может смазать рану собственной кровью – Чейс будет как новенький. Женщина решает именно так и поступить.
[indent] - Ты как? – Но ей хочется спросить, счастлив ли он, чтобы брат солгал, ответив «да». Это все что нужно ей для еще одного вдоха.
[indent] Нив заставляет брата снять куртку и смотрит на рану. Достает скальпель и делает небольшой порез на своей руке. Прислоняет порез к ране брата и ждет, когда ее кровь покроет всю рану. Чейсу может это и не нравится, но ей все равно. Когда его порез затягивается, Монахан достает пластырь и заклеивает свой порез.

0

151

р а з ы с к и в а ю т с я

http://s2.uploads.ru/qS7wf.jpg
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
dwayne johnson

» имя, возраст:
Николас Прайс, 40+
» принадлежность:
Человек предпочтительно.
» профессия:
Бывший офицер СВ США. Ныне - член боевой группы вигилантов в побочном штабе Южной Дакоты.

» способность:
--
» сторона:
вигиланты.
» статичное изображение:
ссылка.

приблизительный образ персонажа

Ник очень сильный человек, обладающий железной волей и не менее прочными мускулами. Солдат с большой буквы, умеющий не только подчиняться приказам, но и отдавать их.
Судьба служения родине была выбрана Ником самостоятельно в сознательном возрасте. Прайс прошел ни одну войну и, казалось, вообще не знал мирной спокойной жизни, стараясь добыть её для других, числясь в рядах сухопутных войск США - того самого надежного костяка американской армии, взваливающего на свои плечи основную грязную работу по поддержанию мира и порядка. Побывал Прайс и в горячих точках, отслужив свое в раздираемом внутренними конфликтами Афганистане.
Лишь в тридцатых годах Ник вернулся под мирное небо, обзавелся семьей и менее опасной работой офицера полиции. Здесь его и застало противостояние ренегатов и вигилантов. С самого начала Ник принял сторону вигилантов, у него не было мыслей о лжи их идейного лидера, не появилось их и впоследствии, наоборот, Прайс убедился в его правоте, когда в ходе хаоса потерял самое дорогое - жену и одну из дочерей. И если в начале разрастающейся бойни Ник старался держаться в стороне, оттягивая ответ своем прошлому руководству и возвращение в ряды военных, то когда на его жену с дочерью напали и зверски убили в паре кварталов от родного дома, не стал медлить. Отправив вторую дочь к бабушке с дедушкой в Южную Дакоту, Прайс вернулся к тому, что умел делать лучше всего - служить своей стране.
Чувство вины довлеет над Ником, но он старается не показывать этого окружающим. В отряде является не только лидером, но и верным товарищем своим бойцам. У него есть подход к каждому, не только силовое воздействие и общение на языке приказов и рангов. Несмотря на свои военные привычки, Ник придерживается мнения, что в отряде должна быть не только дисциплина, но и доверие друг к другу.

http://sg.uploads.ru/DsUK8.jpg
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
jesse eisenberg

» имя, возраст:
Джейсон Линдон, 25+.
» принадлежность:
носитель.
» профессия:
Бывший программист-фрилансер, ныне - информатор/боевик вигилантов побочного дакотского штаба.

» способность:
алаптивная память мышц, если нет - что-то полезное в боевых условиях.
» сторона:
вигиланты.
» статичное изображение:
ссылка.

приблизительный образ персонажа

У этого парня не было жизненных драм или тяжелых жизненных испытаний. Он рос обычным подростком, который был большую часть времени предоставлен сам себе: лонгборд, комиксы, компьютерные игры, травка и шумные вечеринки - все, что интересовало Линдона до колледжа, к моменту поступления в который парень увлекся программированием. Нет, великим хакером, Джейсон не стал, но достаточных для устройства в крупную компанию, разрабатывающую игры, навыков добился. Работал фрилансером, так как не видел смысла просиживать штаны в офисе. Коммуникабельный, обаятельный и остроумный Линдон крайне быстро вливался в любой коллектив, но общение с теми или иными людьми ему быстро надоедало, и он шел искать что-то новое, поэтому никогда не сидел на месте, много путешествовал. Война застала Джейсона как ни странно дома во время усиленной работы над очередным бестселлером, ломающим нежную детскую психику чрезмерным насилием. Сторону конфликта за парня выбрала семья, где почти каждый за исключением разве что дедушки работал на правительство.
Свою способность Джейсон открыл в себе поздно, когда уже оказался в одном из побочных штабов, где служил его отец. Попав по глупости своей в опасную ситуацию и едва не угробив несколько человек, Джейсон смог выкрутиться с помощью проснувшейся адаптивной памяти мышц, изобразив несколько трюков, которые видел в своей же видеоигре. В целом Линдон был доволен новыми силами, хоть подсознательно и рассчитывал на что-то более “интересное”. После этого случая парня запихнули именно запихнули под крыло Ника, чтобы тот обучил неуемного Джейса полезным навыкам и направил его энергию в нужное русло. Линдон полезен как информатор, ибо умеет и любит общаться с людьми, он пронырлив, но порой болтает так много, что его хочется заткнуть силой.

http://s0.uploads.ru/9o3AO.jpg
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
zoe saldana

» имя, возраст:
Маккензи Вуд,около 30.
» принадлежность:
Носитель.
» профессия:
Техник, механик-подрывник в побочном штате вигилантов в Южной Дакоте.

» способность:
Понимание сути вещей.
» сторона:
вигиланты.
» статичное изображение:
ссылка.

приблизительный образ персонажа

Маккензи типичный пример девочки, выросшей в семье, где хотели мальчика. Рано ушедшая из жизни мать так и не смогла подарить своему мужу сына, поэтому Льюису - дальнобойщику из Миннесоты пришлось воспитывать дочь. Несмотря на то, что он впоследствии женился снова, большую часть своего детства Маккензи провела именно как мальчишка. С мачехой и младшими братьями у девушки отношения были ровные, но не слишком теплые. После второго брака Льюис переехал в Массачусетс, открыл автомастерскую, в которой Маккензи пропадала целыми днями, так как вместе с первыми прыщами открыла в себе способность к пониманию сути вещей. Вуд могла бы стать отличным инженером, к чему и шла, поступая в Массачусетский технологический, но судьба решила распорядиться иначе. Связавшись не с самой хорошей компанией и влюбившись в их лидера, девушка пошла по темной дорожке, вместо работы в научном центре или институте Маккензи помогала перебивать номера и продавать детали от краденных машин. Поругавшись с родными на почве своего вылета из университете, Вуд ушла из дома, пытаясь себя убедить, что это именно та жизнь, которая ей нужна. Надежды девушки разбились, когда она обнаружила в гараже, в котором работала, бомбы, а своего парня в объятиях другой. Как оказалось, банда решила примкнуть к местным экстремистам и помогала им в организации преступления. Они рассчитывали, что Маккензи поддержит их идеи, поможет настроить бомбы и расставить их по периметру, объединив в единую сеть. Вместо этого осознавшая свою неправоту девушка вывела взрывные устройства из строя и сбежала, а потом без угрызений совести донесла на всех. Вынужденная скрываться от гнева своих бывших друзей, Вуд не сразу смогла вернуться домой, а когда это произошло, обнаружила отца, прикованного к инвалидному креслу. За время отсутствия Маккензи он попал в аварию и сломал себе позвоночник, его семья развалилась. Льюис был едва ли не в шаге от того, чтобы покончить с собой, но дочь вытащила его “из петли”, пообещав больше никогда не оставлять. Когда началась последняя война, Вуд заканчивала институт, попутно ухаживая за своим отцом. Там её и нашли, пригласив талантливую выпускницу работать на вигилантов, Маккензи согласилась, но только с условием, что её отца устроят должным образом. Обосновавшись в Южной Дакоте, Вуд примкнула сначала к технологической группе, а после перешла в боевую.

Хочется увидеть вигилантов вне предела главного штаба. Что касается взаимоотношений конкретно персонажных, то, думаю, это лучше обсуждать уже на месте. Уверен, что боевики друг с другом могут быть знакомы. Также не сомневаюсь, что вы сможете связать себя и с Шинэйд (автором текста и этих прекрасных артов), которая одно время была на стороне вигилантов в штабе Детройта.

Это лишь основной костяк отряда, который не возбраняется пополнять новыми членами и информаторами. Внешности меняемы, кроме, пожалуй, внешности Ника, ибо Дуэйн уж больно колоритен. Имена в общем тоже можно изменить, как и детали биографии, но все по предварительному согласованию можете обращаться как ко мне, как и к Шинэйд

п р и м е р п о с т а

Иногда боль — нечто большее, чем крик чувств. Она отделяется от тебя самого в целый мир, наполняемый красками — часто черными, еще чаще багряными — с бледными разводами-вспышками, а ты отступаешь в сторону, прочь от этой агонизирующей вселенной, как путешественник, которому больше не рады. Отступаешь и наблюдаешь за тем, как этот мир насыщается цветами.

Боль Курта была бледно-голубого цвета. Как невыразительное, но все еще теплое сентябрьское небо  над головой. Намного светлее, чем нашивки на форме ренегатов, намного.  Совсем другой оттенок. Чем-то напоминает чистый небосклон над дикими афганскими горами.
Он отчаянно цепляется за этот цвет, до последнего отказываясь сдаться, смежить веки и погрузиться в черноту. Ведь это означало бы только одно — идти навстречу забвению, вычеркнуть из памяти бой, шум выстрелов, падающих на землю товарищей.
Из мира боли безумно хочется вырваться — самое время обратиться к Богу, черту, кому-нибудь из тех фантомных покровителей, в которых начинают неистово веровать солдаты, проводящие в окопах не сутки, а больше. Дни и ночи напролет.
Проблема заключалась в том, что Курт Бреннер больше готов поверить в обволакивающую тьмой вечности пустоту, чем в небесные силы, хотя и в ней не уверен. Он не способен выбрать меж двух дорог — веры и атеизма, потому протаптывает собственную трупу, в конце которой надеется повстречаться наконец со смертью.
Только чтобы ее переупрямить, конечно. В очередной раз.
Так-то они уже давно знакомы.
Но этот путь тернист. Курт пытается делать по нему робкие первые шаги, каждый из них дается лишь с усилием воли, каждый направлен на то, чтобы не дать памяти угаснуть, а карим глазам — закрыться и иссохнуть. Он не видит лица близких и не слышит их голоса; удивительно, но это он даже осознает и думает, что они на него обиделись бы.
С этой мыслью он все же закрывает глаза.
Но все еще чувствует, как тело покидают капли крови-тепла. В голове остается один только холод.
Словно пришла зима, а его раны дымятся на морозном ветру.
Забытье казалось бесконечно долгим.
В какой-то момент дышать стало немного проще, боли почему-то стало меньше. Бреннер так и не понял, что вдруг позволило ему хоть немного согреться. Веки все еще были неимоверно тяжелыми, потому немец не видел, что именно за тени мелькали над ним, не понимал, кому они принадлежали, вообще не ощущал их присутствия. Единственное, что как-то еще удерживало разум на плаву, — звук посторонних голосов, но разобрать, что они говорили, было невозможно.
Одно только Курт знал наверняка — он все еще жив.
Опознавательным знаком тому была дикая, ледяная боль, разливающаяся по жилам. В смерти же боли не чувствуешь.  Наверное.
И Курт снова начал мысленно шагать по проторенному ранее пути. Вспоминал, чтобы потом вновь научиться осязать и воспринимать.
Он и еще пара «стариков» из главного штаба рядом с айовскими новичками. Столкновение патрулей. Вышибленные мозги веселого, бойкого парнишки, совсем еще «зеленого». Алекса. Кажется, так его звали. Потом ранения. Чей-то гомон, топот ног.
Какая-то трусливая зараза продырявила его несколько раз так, чтобы он помучился. Специально. Мстительно. И, как следствие, непрофессионально. Когда Курт спускал курок, то последствия были всегда фатальными. Он работал «чисто».
Что, впрочем, не уберегло его от участи… военнопленного? С перспективой превратиться в жертву боевых действия еще до того, как… куда его везут?
Бреннер наконец разлепил глаза, впившиеся в потолок автомобильного салона. Его куда-то транспортировали, но… не свои?
Мутный взгляд начал растерянно бегать по кругу, примечая женщину за рулем, неизвестный пейзаж и… пистолет.
Он ему был нужен. Определенно. Или чтобы вырваться. Или чтобы успеть пустить себе пулю в висок. Других «благополучных» вариантов событий у Курта не было. Попасть в руки ренегатов — подписать смертный приговор не только себе, но и всему штабу. У немца не было иллюзий насчет методов допроса службы безопасности Риндта; там отнюдь не олухи с всепрощающей любовью к ближнему сидят. Рано или поздно они вытянут у него всю доступную ему информацию, неважно, каким образом, но вытянут. Этого нельзя допустить ни в коем случае.
Курт с трудом пошевелил пальцами правой руки. Можно, конечно, держаться до последнего, но состояние  у него плачевное. Часть ран, возможно, неким таинственный образом и исчезла (может, они ему в бреду привиделись?), но обильная потеря крови сделала свое черное дело: Бреннер был чертовски слаб.
Мы еще поборемся.
Он не спешил сообщать водительнице о том, что пришел в себя. Предпочитал играть роль полумертвого — это пришлось особенно кстати, когда машину остановил дорожный патруль поборников «мира, любви и равенства» . В понимании Риндта, конечно. Курт заставил себя прислушаться к произносимым словам и рассуждать, что же, черт возьми, происходит.
Судя по гарнизонам на трассах, Линкольн и его лучшие друзья заботились о безопасности Висконсина, ограждая его от неприятностей в виде вражеских разведчиков и торговцев оружием. Это может стать проблемой в будущем, если ему удастся угнать тачку. Раненого за рулем никто далеко не отпустит.
Он открыл глаза уже после того, как форпост миновал.
Или сейчас, или никогда.
Превозмогая взвывшую по всему телу боль, Курт дернулся, резко потянувшись за так беспечно кинутым оружием. Еще пара мгновений — и дуло пистолета уже смотрело на Нив.
— Я… настоятельно… рекомендую представиться… и сказать, куда вы меня тащите.
На пустые угрозы Бреннер никогда не разменивался. Просто потому что всегда действовал, а не говорил.

0

152

-- --
● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ● ●
woody harrelson

» имя, возраст:
Jeremiah Nort / Джеремайя Норт. Старше 40 лет.
» принадлежность:
носитель.
» профессия:
до - предполагаемо мошенничество благодаря своей особенности, ныне - по вкусу, но лучше в пределах досягаемости побочного штаба Южной Дакоты.

» способность:
трансмиграция, гипноз или любая другая, желательно располагающая к полному игнорированию личного мысленного пространства.
» сторона:
вигиланты.
» статичное изображение:
ссылка.


Пример достойной серьезности, ясности и однозначности. Этот человек умеет расположить к себе, но выражать свои намерения предпочитает делом, нежели голой словесностью. Преподаст ценных уроков на девять жизней вперед, знает толк в по-настоящему хорошей музыке и умело уворачивается от каверзных вопросов, совершенно не пасуя перед де-факто излюбленным развлечением местных пташек: придумывать невероятные финты чужим биографиям. О нем сослуживцам известно не много. По правде сказать, почти ничего, что значительно поднимает ставки, превращая подобные занятия в настоящий креативный поединок (а как тут еще скоротать время на часах). Кроме того, Джеремайя, пожалуй, один из немногих в штабе способен совершить околобиблейское чудо: без каких-либо угроз и применения штрафных ударов заткнуть нескончаемый поток бессмысленного трепа (угадаете чьего?) еще до того, как он спровоцирует жажду крови у всей команды.

В возне с (расправе над) золотой молодежью старому волку справедливо положена медаль за находчивость (и беспощадную изобретательность), но как бы там ни было - без нужды будить зверя не станут. Моветон (еще обидится или уйдет от них по воде). Говорят, он предпочитает француженок, смеются, может пить как заправский ирландец, но совершенно точно Джеремайя стратег и хладнокровный игрок в покер: болтовни поменьше, если не горите желанием проставляться! [см. про ирландца] Охотно покажет пару простых и сложных фокусов. В общем и целом производит впечатление умудренного жизнью Гэндальфа, только кругом не орлы, а дятлы (здесь достаточно ткнуть на Джейсона), в шутки с которым охотно можно, но осторожно - много тут таких, в чей шкаф со скелетами лучше не лезть да лишний раз не отсвечивать на прицеле. Еще говорят, что до войны он потерял брата и с тех пор ничего не боится: в сравнении с той паршивой жизнью, смерть еще милосердная дамочка: каждый день, как новый удар под дых...

По какой-то причине мы продолжаем сталкиваться лбами, даже если нас развести на противоположные полюса штата. Джейсон ходячий сборник клише «Kids ain't all right», забравшись в лохматую подкорку которого, закономерно ожидаешь увидеть свалку мальчишеских комплексов, тяжкие (нет) думы о юбках и прочую ерунду (что вообщем-то недалеко от правды), но в итоге все выходит гораздо интереснее. Насколько - вот мы как раз тут затем, чтобы выяснить.

Здесь и повод для забав, обоюдноострых подколок, и преподавание уроков на девять, десять, двадцать жизней вперед - хоть заставляй разбежаться в стену и воспроизводить экзотику бразильских танцев. Одновременно. (Не исключено, что мне даже понравится.) Я счастлив стать соседом по комнате хуже гибрида годовалого ребенка и чихуахуа, фонящим радиоприемником, отключить который без кулака бывает весьма затруднительно, или даже неприятным эпизодом из прошлого. Дайте только повод - идеи посыпятся как конфетти.

Мне в глаза попало нечто прекрасное и это - перформанс Вуди Харрельсона. (Есть заявки на МакКонахи, будут и на него). Помимо того, нашу совместную фильмографию можно считать примером идеальной корреляции образов. С радостью постою, попрыгаю, полежу, получу-по-лицу в ослепительном сиянии вашего ореола и отмечу, что со своей стороны открыт к любой помощи и обсуждению нюансов.

п р и м е р п о с т а

Время имеет вес. Единственное, кому подвластны все владыки миров, и с кем считаются бессмертные, даже если оно не имеет над ними власти (так ли это?). Время может сыграть злую шутку с каждым из нас, быть нашим спутником или настроить против весь мир, но кое-что оно все же не способно совершить, даже являясь самым могущественным чудовищем среди существующих – остановить(ся). И в этом заключается наше главное преимущество. Мы вольны решать, когда застывать, а когда двигаться дальше. Распоряжаться отведенными нам мгновениями мудро или прожигать их до пепла золы. Время вмешается, оно попросту завидует нам: здесь и сейчас мы есть, а когда-нибудь нас не станет. Мы грезим о вечности, а представь, что кто-то готов отдать все за миг смерти, несуществования. Настоящая роскошь для одного и западня для другого.

– ...К чему это, – Молох более чем терпелив; сейчас опаснейшее сверхъестественное создание больше напоминало кота в согревающих лучах майского солнца, так неуместно обряженное в форму с геральдикой играющих пудельков посреди античного хаоса старинной комнаты; руки скрещены на груди, как у спящих по своим саркофагам фараонам, – Твоя показательная пассивность в обучении оскорбляет меня.

Для того, кто наделил невероятной мощью и талантом несколько поколений чародеев, возня с упрямым ребенком, казалось, должна наносить смертельное оскорбление, но кровавая расплата не спешила настигать старшую из рода. Беда в том, что после сотен тысяч лет на Терре, человеческий нрав перестает удивлять. Сломать его, как ненадежную игрушку, легко, но и не нужно – есть способы гораздо приятнее и оттого изощреннее.

– Ты слаб, верно? Слаб настолько, что отказываешься распорядиться своим козырем – единственным, что имеешь в противовес бесконечному потоку, – сменяющиеся темнотой всполохи голубого огня прищурены, гость вытягивается на чужой кровати. Ткань под ним едва слышно шелестит и источает пряный запах человеческой кожи и волос – ненавязчивый и незаметный под слоями одеколона и химически отбеливателя. Прямо как имя этого ребенка, звучащее сонным рокотанием хозяина падуболистной рощи за бесшабашным громыханием его менее породистой сваи.

Молох мог бы заставить обожать одним прикосновением, но в таком случае – противостояние строптивому характеру ученика сведется к «забавам» наравне с избиением младенцев. Детей Молох, как можно было догадаться едва протерев от пыли хроники человеческой истории, по природе своей не особо жаловал, но нудности не выносил еще больше.

– Слабость, пассивность, заурядность... Не смеши меня, малыш, – мгновение и бледные пальцы уже касаются острия мальчишеского плеча, едва разминая под собой, – Перед своей родней можешь строить из себя кого угодно, выдавать хоть за немощность, хоть за бездарность, неспособную к элементарной магии, – с которой справился бы даже уличный фокусник, вдвойне оскорбительно – они – благодарная публика, но со мной... – тонкие фаланги указательного и среднего нетерпеливо огибают лишенный живописной симметрии ушной завиток, убирая за него мешающие пряди – можно ощутить, как нежная кожа здесь постепенно нальется пунцовым жаром, если прижаться губами сильнее, – ...этот номер не пройдет. Я тебя насквозь вижу..

0


Вы здесь » Live Your Life » Неформат » R e v o l t


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC