Live Your Life

Объявление

  • Новости
  • Конкурсы
  • Навигация

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » -Мистика и городское фэнтези » Lag af guðum


Lag af guðum

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Сюжет «Песни о богах» повествует о жизни девяти магических кланов в далекой стране, где до недавнего времени сохранялись традиции и обычаи древности, а колдуны поклонялись могущественным языческим Богам. К 2017 году многое изменилось и кланы раскололись на желавших установить связи с внешним миром и тех, кто хотел сохранить изоляцию. Воспользовавшись расколом колдовского сообщества, голову поднял враг, доселе Исландии неизвестный: на базе лютеранской церкви появились фанатики, называющие себя «Deus Vult» и желающие уничтожения всех колдунов, с которыми многие века смертные жили в мире. Исландию ждут большие перемены, и совсем скоро колыбель древней магии окрасится кровью.


Старые боги ждут своих детей:

Эйнар Торсон
http://funkyimg.com/i/2wYVX.png
108 лет, глава дома Тора

Торвальд Водансон
http://funkyimg.com/i/2wYVZ.png
80 лет, глава дома Одина

Кристберг Фрейсон
http://funkyimg.com/i/2wYW1.png
18 лет, глава дома Фрейра

Гардар Эйрсон
http://funkyimg.com/i/2wYVY.png
150 лет, глава дома Эйр

LAG AF GUÐUM

Эгиль Тюрсон
http://funkyimg.com/i/2wYW2.png
112 лет, глава дома Тюра

Отредактировано Ведьма (03-09-2017 01:52:48)

0

2

ASGEIR NJÖRÐRSSON, 71Дом Ньерда | Наследник, правая рука, глава боевого блока | Чистокровен
• • • • • • • • • • • • • • •
http://funkyimg.com/i/2wTbS.png  [Ben Barnes (подлежит смене по желанию)]
• • • • • • • • • • • • • • •

ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖА И ОТНОШЕНИЯ
• • • • • • • • • • • • • • •
Из четырех моих детей, ты, Асгейр, самый желанный, самый ожидаемый, самый горячо любимый и самый нужный. Ты родился посреди клановой войны под постоянным моим страхом потерять тебя так же, как я потеряла своего первого сына. Быть главой – значит всегда быть под ударом и я оказалась той, что испытала это на себе в полной мере, а потому я отчаянно боялась, что не смогу увидеть и твоего появления на свет тоже. Но, несмотря на постоянную угрозу, январской ночью много лет назад, ты сделал свой первый вдох, а родовое поместье огласил горький плач новорожденного, которого я прижала к груди и боялась отпускать следующие несколько дней, засыпая у колыбели, как если бы за тобой и впрямь было недостаточно надзора.
Ты – лучший из моих сыновей. Ты впитал все величие моего дома и моей крови. В твоих глазах я вижу достоинство десятков моих предков и мое собственное. Та же сила, та же решимость, та же гордыня. Годами я воспитывала в тебе то, что во мне проросло по мере моего взросления и становления главой дома Ньерда: ненависть к полукровкам, чужестранцам и всем, кто смеет осквернять имена наших Богов. И ты стал достойным наследником мне и твоему отцу, но что важнее – морскому двору и самому Ньерду. Видят Боги, ты был зачат от Рагнара, но был послан мне морским владыкой, чтобы стать самым великим лидером из всех, что когда-либо знала Исландия. И ты им станешь, я знаю это уже сейчас, когда ты бросаешь мне под ноги головы тех ублюдков, которые пестуют своего единственного Бога и думают, что могут угрожать нам.
Ты долгое время оставался единственным ребенком. Единственным и горячо любимым. Дела клана отнимали у меня много времени, но я всегда находила его и для тебя, потому что ты был самым ценным моим сокровищем, которое я готова была опекать каждое мгновение твоей жизни, если бы не знала, что это принесет тебе больше вреда, чем пользы. Я позволяла тебе бить колени, лазать по деревьям, обжигаться и получать свой собственный опыт, потому что знала, что лучшее, что я могу для тебя сделать – вырастить тебя мужчиной. Этому же способствовал твоей отец – знаменитый на всю страну воин, который больше всего на свете ненавидел тот факт, что над ним главенствует женщина.
Над тобой я никогда не главенствовала. Ты был кровью от моей крови, плотью от моей плоти, духом от моего духа и силой от моей силы. Я прекрасно знала, что настанет тот час, когда перед тобой склонятся все и даже я сама и в это самое мгновение гордости моей за тебя не будет предела.
Тебе было четыре года, когда тебя впервые похитили. Мы вели войну с тогда еще существующим, но очень малочисленным и дышащим на ладан домом Сурта. Их огонь угасал, единственный жрец не мог обеспечить достаточной связи с покровителем, а они сами совершали одну ошибку за другой. Последней их ошибкой стало твое похищение. Они хотели, чтобы ты женился на дочери главы и между нами был заключен мир, но я никогда не верила подлецам, которые похищали детей. Я помню всю жестокость свершившейся битвы, на которую ты глядел во все глаза. В иное время я бы закрыла тебя собой и не позволила наблюдать за происходящим, но тогда мне было не до этого. Легким взмахом руки я сворачивала шеи всем тем, кто посмел к тебе приблизиться. Я не испытывала жалости. Мне было наплевать. Ведь на войне, как на войне.
Ты выжил. На твоем лице красовалась царапина от подбородка до самого уха, но ты не жаловался и не показывал своего ужаса. Ужаса от того, как твои отец и мать убивали без разбору всех тех, кто был причастен к похищению. В ту ночь дому Сурта пришел конец, а ты уснул в своей постели. Увы, этот раз не был последним.
Ты вырос на рассказах о славных битвах и был свидетелем многих из них. Мы с твоим отцом были куда более воинственными представителями клана, чем прежние и привыкли решать вопросы силой, лишь изредка используя дипломатию. Мы были категоричны в отношении большинства вещей и фанатично категоричны в отношении политики консерватизма, сохранения прежних устоев, традиций и порядков. Мы не были родителями, которые считали, что детям не обязательно ничего объяснять. Мы тратили много времени на то, чтобы разъяснить тебе причину тех или иных наших поступков и ты впитывал идеологию консерваторов едва ли не с рождения, зная, что верность Богам и готовность отдать за них жизнь – самое важное, что у нас есть.
Годы шли, ты рос, учился и тренировался вместе со своим отцом. Ты желал быть карателем, но я знала, что никогда тебе этого не позволю. Не потому что это было опасным, а потому что уже тогда близки были времена, когда Совет Кланов расколется. И я не хотела, чтобы ты оказался в структуре, которая поставит тебя перед выбором. Впрочем, уже к твоему совершеннолетию я прекрасно поняла, что никакого выбора для тебя не существует и древние Боги тебе близки точно так же, как и мне самой, а твоя воинственность ничуть не уступает воинственности всего клана и ты готов защищать его интересы с огненным шаром в руках.
Твое имя в этой стране предпочитают произносить шепотом. За семьдесят лет своей жизни ты трижды был обвинен в различных преступлениях и трижды оправдан. Могут ли жестокие расправы во славу древних Богов считаться преступлениями, смеют ли они судить тебя за подобное? Нет. И я знаю, что ты будешь до самого конца стоять за наши традиции, нашу веру, наш клан и наших Богов. А ты знаешь, что я костьми лягу за тебя, твое будущее и твой выбор.
Пожалуй, беспокоит меня лишь одно. Иногда, смывая кровь с твоих рук после очередной битвы, я думаю о том, что ты порой пугаешь даже меня. Пугаешь ту, что тебя породила и тебя создала.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО
• • • • • • • • • • • • • • •
ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ О ПЕРСОНАЖЕ:
* Асгейр – наследник клана Ньерда, старший из четырех детей Гудрун и Рагнара. Он воспитывался в лучших традициях воинственного клана и в полной мере разделил все убеждения родителей, ныне являющийся главной их гордостью.
* Мужчина не щадит себя и не пользуется статусом наследника, раздавая приказы налево и направо. Он сам не дурак поучаствовать в битвах и расправах над охотниками и просто ублюдками и у него это прекрасно выходит.
* В некотором смысле Асгейр – фанатик. Фанатик консервативных идей, готовый убивать кого угодно ради сохранения Исландии такой, какая она есть. Именно за это он четыре раза попадал под суд. Но всегда не доставало доказательств, обвинительной базы, пропадали свидетели, а судьи предпочитали выносить оправдательный приговор.
* Асгейр не женат и его никогда к этому не понуждали. О браке и наследии задумались совсем недавно и то только потому что времена опасные и было бы прекрасно обзавестись наследниками на пару поколений вперед. С этой целью для Асгейра подобрали невесту в лице вельвы клана. В день знакомства, юноша зашел в комнату, посмотрел на нее, на мать и вышел. Его ответом было: «если считаешь нужным, чтобы я женился на ней – я женюсь». После этого мужчина отправился на очередную битву с охотниками.
* Мужчина ценит свою семью, свой род, свой клан и Богов. Эти ценности для него безупречны, вечны и непогрешимы и ради них он готов пойти даже на самые страшные преступления.
* Не передать словами, как мы ждем этого персонажа. Не то, что лично я - практически весь форум, потому что Асгейр - один из важных столпов консервативного блока, от его имени дрожат либералы, его опасаются даже в его собственной семье и как только он придет - сразу же попадет в водоворот нескучной исландской жизни. Приходите. Отец, мать, дяди, тетки, кузены, сестра - все будут вам безумно рады.
СВЯЗЬ
Гостевая, лс, потом любой другой способ связаться.

Отредактировано Ведьма (04-09-2017 23:52:32)

0

3

LUFTAZ LOKISSON, 57Дом Локи| Наследник клана | Чистокровный колдун
• • • • • • • • • • • • • • •
http://funkyimg.com/i/2wTbT.png  [Tom Mison]
• • • • • • • • • • • • • • •

ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖА И ОТНОШЕНИЯ
• • • • • • • • • • • • • • •
Ты смотришь на своё отражение в зеркале и видишь не Лофта, сына Бродира и Арноры, а самого Локи. Он подмигивает тебе, и ты понимаешь, что всё делаешь правильно, ведь следовать законам – невыносимо скучно, а твой Бог готов не только прощать тебе всё, что угодно, но и не прочь сам подкинуть несколько свежих идей. Считаешь ли ты себя выше, лучше всех прочих, практически равным своему Богу? Определённо, но из года в год продолжаешь проверять людей и целые кланы на прочность, в поисках тех, кого смог бы уважать не меньше себя самого.

Лофту Локисону пятьдесят семь лет и последние полвека его имя – то, что вызывает приступы мигрени даже у самых стойких представителей закона. Лофта окутывают слухи, некоторые из которых не могут не беспокоить его отца и не расстраивать мать, но его самого только веселит: он подначивает людей додумывать факты, искажать реальность так, как им вздумается, с удовольствием подкидывает им всё новые и новые причины себя бояться или ненавидеть, нимало не страшась гнева Богов. Лофт считает себя испытанием, которое предначертано пройти всем современным колдунам на пути к перерождению в нечто большее, и ему это нравится. Он - не какой-нибудь там избранный, не мессия, он – груз, который предстоит нести колдовскому сообществу ещё многие-многие годы, до тех пор, пока он не погибнет и не воссоединится с Локи, дабы снять его со скалы и возглавить его войско в битве с асами.

Лофт лжёт, предает, убивает и готов преступить любой закон, но так или иначе, он остаётся человеком. Он безоговорочно любит свою семью и готов защищать близких, отложив в сторону все свои забавы. Он уважает тех, кто превосходит его по уму, мастерству или силе, он не всегда может справиться с обуревающими его чувствами, и это было и остается его главной слабостью. Лофт – старший сын главы дома Локи, его наследник, и только асам, пожалуй, известно, сколько нервов потратил Бродир, глядя на всё то, что собственными руками вершит тот, кто должен стать гарантом стабильного будущего для своего клана. Их со средним братом, Лейфом, воспитывали одинаково, но всё безумие Локи, казалось, нашло место именно в Лофте. Он с четырнадцати лет испытывает другие кланы, проверяя, с ними ли ещё их хвалёная благодать, приводя в бешенство глав  и бессовестно оскорбляя тех, кому довелось стать жертвой его очередного эксперимента. Несколько десятилетий ему все спускалось с рук, но сейчас даже отец, порой, находится в шаге от того,
чтобы лишить его права наследования, дабы не угождать пустым развлечениям.

Первым в его списке оказался воинственный и безосновательно, на его вкус, заносчивый, дом Ньерда. Младший наследник клана сам зашёл вслед за Лофтом в воду, сам захотел доказать, что его Бог с ним, сыну Локи не пришлось никого принуждать. Он лишь хохотал, глядя как мальчик задыхается под водой, как синеет его кожа и как бурлит море, несмотря на то, что ещё пару минут назад был штиль. Подростков выбросило на берег волной, они оба остались целы и невредимы, а Бродиру пришлось еще долго успокаивать главу клана Ньерда Гудрун, угрожающую разнести весь дом Локи по кирпичикам за такие шутки. Но Лофту было наплевать, он узнал, что хотел, он увидел, что морской Бог защищает своих детей так же рьяно и неистово, как говорили о том легенды, и остался произошедшим вполне доволен.

Следующими, спустя какое-то время, пали Эйр: их провести оказалось также просто, стоило только подменить очередную партию яблок Идунн простеньким слабительным, без труда обманув охранников и уговорив впустить его в фуру, где и хранилось омолаживающее зелье. Стоило ли говорить, что проверить товар прежде, чем доставлять его в дружественные кланы и собственные лавки, не додумался никто? Скандал тогда получился знатный, но доказать причастность Лофта никто, попросту, не смог, да и что они могли ему предъявить? Приступ диареи? О таких вещах, как оказалось, без стыда не могут говорить даже колдуны, а значит Лофт снова победил.

Становясь старше, Лофт придумывал все новые и новые способы подшутить над Богами и их детьми. Так, кланам Фрейи и Тюра он умудрился досадить разом, организовав свадьбу между членами двух домов и выручив молодых, прикрыв их побег. В тот раз колдун считал себя милостивым рыцарем, почти героем, но почему-то главы домов были с ним в корне не согласны. Интересно, с чего бы это? Впрочем, чье-то недовольство Лофта волновало, как известно мало, поэтому он просто не обращал внимания на чьи-то претензии, продолжая вести себя так, как вздумается.

В течение последующих десятилетий он сколотил себе небольшую банду приятелей, которые были с ним, участвуя в каждой шалости, готовые проучить детей других Богов и сбить с них спесь. Досталось всем без исключения. На полях, принадлежащих дому Тора Лофт с друзьями гальдром заплел в косички все колосья, а на весь скот накинув морок и сделав его восьминогим. Всем этим колдун немало напугал смертных, работавших на клан, и заставил всех хорошенько попотеть, чтобы исправить его небольшой подарочек. Дому Тора пришлось довольно долго восстанавливать свою репутацию  среди смертных соискателей и потрудиться, набирая новых, менее впечатлительных работников. Он ограбил банк дома Фрейра, практически не потратив сил, ведь он так убедительно врал, что все сотрудники сами пропускали его в закрытые помещения и видели в нём только друга, у которого есть все права и веская причина забирать деньги в таком количестве. После этого охрану главного здания банка обновили целиком, и, по мнению Лофта, поклонники эльфов должны были быть ему благодарны за то, что он открыл им глаза на их просчёт. Гулльвейги же чуть не разорились, когда он со своей компанией стал гостем их казино, ведь все игровые автоматы в нем будто с ума посходили, дружно выдавая джекпот за джекпотом. Ажиотаж был страшный, и разбираться со смертными пришлось ещё долго, ведь не мог дом Гулльвейг испортить свою репутацию, отказавшись выплачивать выигрыши и списав их на чужой сейд. Дом Одина он проверял, попытавшись совратить молоденькую жрицу прямо в Святилище, что привело его друзей вовсе в неописуемый восторг. А самой интересной, в действительности, оказалась афера, раскрывшаяся совсем недавно: Лофт, еще двадцать лет назад, решил проверить матерей дома Фригг на то, насколько их чутье в самом деле сильное, подменив двух младенцев клана между собой. Проходили годы, а никто так и не догадывался, и тогда Лофту пришлось раскрывать обман самому. Сколько было криков, не передать, но нужный эффект, несомненно, шутка произвела, а он обзавёлся очередным кланом, где его выходки костерят почём зря.

О нём болтают разное: в глазах людей Лофт попеременно становится то наркоманом, то мафиози и убийцей, руководящим мошеннической группировкой под эгидой семейного бизнеса, то отцом десятков бастардов, от которых его отцу приходиться откупаться, тратя немыслимые суммы, а то и вовсе избавляться навсегда известными способами. Всё это, безусловно, преувеличение, но не всё – ложь. Теперь, когда он, наконец, закончил первый круг испытаний, настало время придумать что-нибудь новенькое, не так ли?

Чуть меньше года назад Бродир поочередно объявил каждому из своих сыновей, а их у него трое, что вознамерился выбрать им невест. И выбрал, но почему-то большая часть кандидаток показались ему недостаточно любопытными, поэтому пока невеста на всех всего одна: двадцатипятилетняя дочь главы дом Ньерда Фрейя. Бродиру принципиально женить на ней одного из своих сыновей и ещё неизвестно, объяснит ли он им, чем это желание обусловлено, кроме чисто политического интереса, который для Локи никогда не был основным. Мать Фрейи Гудрун, с учетом всех обстоятельств, готова согласиться на союз, но только в случае, если её дочь станет женой наиболее вероятного наследника, а так как Бродир пока не планирует лишать Лофта прав, похоже, что жениться придётся именно ему. Глава дома Локи, тем временем, ясно дал Лофту понять, что сейчас брак и примерное поведение – его последний шанс перед окончательной потерей отцовского доверия. И пусть Бродир этого не озвучивает, но мысль, что средний сын больше подходит на роль будущего главы, витает в воздухе.
Отношение самого Лофта к этому пока непонятно, он не отказывается и не спорит с отцом, но ожидать от него можно любой выходки, а ведь его будущая невеста и без его участия неплохо справляется с тем, чтобы доставить всем море проблем.

Что из этого выйдет? Пожалуй, рассудят Боги.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО
• • • • • • • • • • • • • • •
ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ О ПЕРСОНАЖЕ:
– Мне бы хотелось, чтобы это была заявка в пару, с перспективой крепкого брака, хоть оценить силу характера друг друга эти двое и смогут уже после свадьбы. Приходите, и я расскажу вам больше о том, какими я вижу их отношения спустя какое-то время: взрослея, Фрейя станет той, кто сможет удерживать его от безумия, и сама сходить для него с ума так, чтобы им было легче понимать друг друга, будет поддерживать его, и возьмет на себя ту скучную часть работы, на которую сам Лофт не способен. Фрейя будет произносить брачные клятвы прекрасно зная, что, если когда-то супруг, в действительности, сойдет с ума и будет реальной угрозой ее (и их детей) безопасности, на ее сторону встанут не только оба их клана, но и Совет, которому выгодно, чтобы наследником Лофт не был, но случится ли ей просить о помощи – вопрос их взаимоотношений и того, смогут ли они идти на уступки ради друг друга.
Если вы совершенно не заинтересованы в паре, но вам нравится персонаж и вы хотите им играть, пишите, и мы постараемся придумать что-то новое, хоть и не исключающее свадьбу, так как Лофт важен для сюжета, возможно, больше, чем для меня;
– Лофт окончил Исландский университет по программе «Математика», и он близок к тому, чтобы его можно было назвать математическим гением, хоть в науку он и не рвётся от слова совсем. Он способен довольно быстро делать очень точные расчёты, составлять действенные стратегии и в тактическом планировании ему равных может быть очень немного, но он совершенно не умеет объяснять. Когда люди не понимают его сразу, Лофт грубит, срывается и быстро теряет интерес к происходящему;
– Способность у Лофта может быть любая, от влияния на поля вероятностей до дара убеждения или даже чего-то боевого, более важно одно: благодатью Локи его наградил едва ли не большей, чем прочих членов клана, потому что пробиться сквозь его ложь весьма энергозатратно и непросто. К тому же, он однозначно хорошо развит физически. Из динамических способностей можно выбрать любую, скорее всего это будет сейд или гальдр, а остальными необходимыми навыками наградить остальных членов его импровизированной банды;
– Сын Локи всегда очень хорошо выглядит, считая, что «Быть можно дельным человеком и думать о красе ногтей». Лофт следит за последними модными тенденциями, периодически развлекая себя и окружающих довольно экстравагантными нарядам;
– Лофта ждут отец и средний брат, к которым скоро должна присоединиться мать, а также невеста и её большая и веселая семья. Скучать ему не придётся точно;
– Внешность можно поменять, поговорим, выберем что-нибудь еще подходящее, если Том вам не угодит, а вот имя и возраст – нет. Лофт – это одно из имён самого Локи, поэтому мы считаем, что это весьма символично, а возраст важен вашему отцу и брату.

Мы вас очень ждем, готовы вдохновлять музыкой и стихами и помогать по мере сил с написанием анкеты. Давайте же подкинем колдунам Исландии еще немного проблем?)


Luftaz — прагерманский аналог имени Loptr (Лоптр), одного из имен Локи. Упоминается, в частности, в «Словесной распре Локи» (перевод С. Свириденко):

СВЯЗЬ
Гостевая, личные сообщения на форуме, а дальше сообразим. Вас обязательно встречу либо я, либо отец)

0

4

GUNNLEIF THORSDOTTIR, 57-59Хель | Руководитель отдела выдачи патентов (Бюро по взаимодействию со смертными) | Чистокровна
• • • • • • • • • • • • • • •
http://funkyimg.com/i/2wYV7.png[Holliday Grainger]
• • • • • • • • • • • • • • •

ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖА И ОТНОШЕНИЯ
• • • • • • • • • • • • • • •
Гюннлёйв родилась незадолго до того момента, когда клан Тора лишился благодати. Её семья всегда была консервативно настроенной, а потому резко отзывалась о новой политике клана, о том, что глава решил впустить иностранцев и их магию. Они не скрывали своего недовольства, даже хотели просить у жрецов благословения на убийство главы, нарушившего все традиции, по их мнению.
Но лишение благодати очень сильно подорвало здоровье, как физическое, так и психическое, главы семьи. Тогда, наверное, первый и последний раз маленькая Гюннлёйв видела, чтобы папа плакал. Мужчина сгорел буквально за каких-то семь лет, превратившись из воина в живые мощи.
Схоронив мужа, её мать, опасавшаяся за свою жизнь и жизнь дочери будучи консерватором в либеральном клане,
бросилась в ноги к главе родного клана Одина, где осталась её сестра, с просьбой о защите и разрешении вернуться.
Гюннлёйв воспитывалась в консервативной среде с мыслью о том, что иностранцы и их магия забрали у неё отца. Когда ей было 19, то следом за отцом отправилась и мать. У неё осталась только тётушка и её семья, но девушка быстро поняла, что теперь она находится в клане даже не на птичьих правах, а потому поспешила выйти замуж как можно скорее, лишь бы остаться. С браком ей помогла тётя, правда спокойствие Гюннлёйв обрела ненадолго. Новоявленный супруг умер достаточно рано, даже не оставив ей в качестве залога спокойной жизни в клане детей,
которые бы принадлежали дому Одина.
Потом в жизни Гюннлёйв было ещё 2-3 мужа, которые совершенно аналогичным образом умирали слишком быстро.
Что было самым печальным - сама она не имела к их смерти ровным счетом никакого отношения. Она преподавала в школе Совета, потом перешла на работу в Бюро по взаимодействию со смертными, а вокруг неё шептались, что за ней ходит смерть, которая забирает всех, кто оказывался с ней близок.
Это было глупостью, но эта глупость, возможно, и привела однажды её в клан Хель изрядно развеселив при первом знакомстве с будущим мужем мужчину, который не считал подобное качество девушки за недостаток.
На удивление в клане Хель Гюннлёйв прижилась, обзавелась, наконец-то, детьми, да и муж и по сей день живее всех живых.
Четыре года назад Гюннлёйв по указанию Йоуханны была переведена из отдела приема жалоб от смертных в отдел выдачи патентов колдунам, а уже спустя год была назначена руководителем этого сектора, сменив на этом посту женщину из клана Гулльвейг.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО
• • • • • • • • • • • • • • •
ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ О ПЕРСОНАЖЕ:
Гюннлёйв и Йоуханна учились вместе, в одном классе, но потом Ханна уехала учиться во Францию, а Лёйв осталась в Исландии. Более того, тот самый первый муж из клана Одина был первой любовью Ханны, но всё прошло. Ханна прекрасно знает, что она никогда бы не вышла за мужчину замуж, а мужчина всё равно однажды бы женился. Но в свое время это была драма шекспировского размаха.
Пять лет назад Йоуханна стала главой Бюро и начала перебирать организацию на свой вкус, так Гюннлёйв сменили отдел, в котором она работает, а потом, после долгого разговора за закрытыми дверьми и договоренностей, о которых знают только эти две женщины, была назначена руководителем. Естественно, что при ней изрядно проверяются все либеральные колдуны, на это есть причины, по которым Ханна приняла решение о таком назначении. Впрочем, зарываться и лишать патента всех либералов тоже не выйдет.
В то же время, Гюннлёйв счастлива в клане Хель, а потому целиком и полностью лояльна ему и его руководству, так что здесь так же завязки на взаимодействие будут. Скорее всего, кое-что из рабочих материалов она аккуратно приносит в клан.
Гюннлёйв хитрая и изворотливая колдунья, которая выглядит простодушной девицей, чем успешно пользуется по необходимости. На самом же деле злопамятна и жестока, до сих пор лелеет мечту однажды убить главу клана Тор и отомстить за отца.

СВЯЗЬ
Начнём с гостевой

Отредактировано Ведьма (03-09-2017 01:33:57)

0

5

FRÍÐA EIRSDOTTIR, 39-40Клан Эйр либо клан Фригг | Член клана, детектив-инспектор полиции Исландии | Чистокровна
• • • • • • • • • • • • • • •
http://funkyimg.com/i/2x3og.jpg[Magdalena Jasek или другая рыжеволосая дама]
• • • • • • • • • • • • • • •

ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖА И ОТНОШЕНИЯ
• • • • • • • • • • • • • • •
Факты:
• Родилась в 1978 году в клане Эйр. Воспитывалась бабушкой (мастер по артефактам клана Эйр) и дедушкой, поскольку родители погибли в межклановой войне, когда девочке не было и года.
• Способность - абсолютное доверие, окружающими называемая не иначе как “пьяный язык”: те, кто попадают под действие этой способности, не могут и не хотят лгать её обладателю. Фриде рассказывают всё, включая и то, что должно оставаться тайной и что ей категорически не хочется знать, поэтому число нелепых, неприятных и драматических ситуаций, в которых она как-то замешана, очень велико.
• Чтобы хоть как-то облегчить жизнь девочке и окружающим, бабушка изготовила для Фриды артефакт, помогающий обуздывать хаотичные всплески способности. В настоящее время Фрида научилась более-менее управляться со своей магией, но продолжает носить артефакт (полагаю, это какое-то украшение). Есть мнение, что к концу первого века жизни колдунья сможет получать не только ответы на чётко сформулированные вопросы, но и объективную информацию, не искажённую эмоциональной окраской и восприятием жертвы.
• Из-за своего дара девочка мало общалась как со сверстниками, которые избегали её из страха раскрыть даже самые малозначительные тайны, так и со старшими, чьи секреты были куда важнее и опаснее. Фрида росла немногословной и замкнутой, предпочитая проводить время с книгами, пластинками, радиоприёмником, а позже - и с портативным плеером.
• Училась на юридическом факультете Исландского университета, после - в Исландском Национальном полицейском колледже. Получив патент, устроилась на работу в полицию, где её способность пришлась как нельзя кстати, и Фрида начала восхождение по карьерной лестнице. Часто работает не только на своей территории, но и в других административных округах.
• Фрида Эйрсдоттир по-прежнему немногословна и замкнута, но сейчас она знает себе цену - и ценность своего дара. Она отличный специалист и крайне эффективный сотрудник, хорошо знающий своё дело, что не мешает ей быть тихой, скромной и очень приятной в общении женщиной. Фрида благожелательна, отзывчива, всегда готова прийти на помощь и бережёт своих родных, близких, приятелей и друзей - одним словом, тех немногих, кто не боится однажды не суметь удержать в себе ответа на прямой вопрос.

Лирика:
Здравствуй, Фрида. Прости, я по тебе не скучал.
Не знаю, с чего начать. Не знаю, о чём спросить. Я тебя совершенно не знаю: не знал тогда, а сейчас - подавно. Это, кажется, ты начала отучать меня от привычки в любой непонятной ситуации хвататься за сигарету. Это, кажется, тебя едва ли не с первого дня нашего знакомства начали считать идеальной кандидаткой на место моей жены. Это точно была ты - та, что ударив меня, причинила боль себе.
Звук твоего имени лишь изредка отзывается во мне чувством вины. Иногда мне даже бывает стыдно, но ты смотришь на меня как на пустое место, и - хвала Фригг - я в самом деле ничего для тебя не значу. У тебя своя жизнь: яркая, прекрасная, насыщенная, и я счастлив, что меня в ней нет. Иногда мы смотрим друг на друга и ничего не чувствуем: нас не тревожит прошлое, ведь нет никаких “нас”, и никогда не было. Тебя в моей памяти тоже нет, и это правильно.
Прощай, Фрида. Прости, я не запомню твоего лица.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО
• • • • • • • • • • • • • • •
ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ О ПЕРСОНАЖЕ:
• Заявка не в пару: у Тейра и Фриды был короткий роман в студенческие годы, но закончилось всё так себе (сейчас отношения ровные, но тогда было обидно). Семейное положение, дети, родственные связи и пр. - на усмотрение игрока, но я бы предпочёл видеть Фриду женой мужчины из клана Фригг. Нам понадобится её талант, хотя не могу обещать, что долг перед кланом не потребует пойти на должностное преступление.
• Род занятий обусловлен нынешней напряжённой обстановкой: часть магического общества страны и власти не признают существование охотников, другая часть - бьёт во все колокола и призывает очнуться. Полиция не может игнорировать участившиеся нападения на колдунов, поэтому Фрида вовлечена в поиск связей и доказательств и как член колдовского клана, и как сотрудник полиции.
• Внешность можно сменить, но Фрида обязательно должна быть рыжей. Она может выглядеть и юной девушкой, и на свой реальный возраст, только оставьте ей этот замечательный цвет волос.
СВЯЗЬ
Гостевая, ЛС и т.д.; готов к диалогу и буду рад встретиться с той самой рыжей Эйр лицом к лицу.

Отредактировано Ведьма (04-09-2017 23:51:58)

0

6

Guðlaug Nottsdottir❖ глава дома Нотт ❖  201 y.o  ❖ псионический взрыв ❖ Janet Montgomery


http://se.uploads.ru/t/c2Epi.png

❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖

Колдовской закон? Вековые традиции? Заключенные пакты? Знакомьтесь. Это – Гудлауг Ноттсдоттир и ей на них абсолютно наплевать. Как наплевать абсолютно на все достижения колдовского сообщества в Исландии и за ее пределами, как наплевать на внутренние распри Совета, домов и самих Богов. Гудлауг и есть Бог. Сегодня она решает кому жить, а кому умереть, какому клану преклонить колени, а какому из них уже не нужно ничего преклонять, потому что им не будет ни милости, ни прощения – только безучастная и глупая смерть от ее руки, или от руки любого, кому она отдаст приказ вырезать тех, кого она посчитает недостойными. Впрочем, недостойными она считает абсолютно всех, кроме своих сыновей и членов своего дома. Все остальные  для нее – мусор, пыль, которую она развеет по ветру как только ей надоест развлекать себя их мучениями и их страхом. А они боятся ее. Гудлауг видит это в их глазах, слышит это в стуке их сердец и в их голосах, в которых все чаще звучит мольба. Пусть молят. Дочь Нотт всегда предоставляет выбор: подчинение, или смерть.
Гудлауг родилась в семье главы дома Нотт в 1816 году, когда ни о каких охотниках, либералах и потери благодати еще и не слышали. Она воспитывалась в строгости очень набожного дома, который активно поддерживал связь с Богиней-покровительницей, так что еще ребенком, будущая глава клана проводила время в Святилище, получала сакральные видения и ни на мгновение не сомневалась в том, что Нотт никогда ее не оставит. Гудлауг была рождена глубокой ночью и убеждена была в том, что покров Богини будет над нею до самой смерти.
Гудлауг была первым ребенком правящей четы и потому ей предстояло в далеком будущем занять место главы дома. Воспитывали ее соответствующим образом, нагрузка на девочку была гораздо значительнее, чем на любого из сверстников, но дочь Нотт не противилась: она осознавала всю степень ответственности на нее возложенную, прилежно училась, слушала наставления отца и жрецов и старалась быть достойной имени своих великих предков.
Совершенно не удивительным был тот факт, что в раннем возрасте наследница была помолвлена с одним из сыновей главы дома Одина. Наследников у дома Вотана было двое, так как мальчики родились близнецами и хотя одного условно считали старшим, на деле, никто не был уверен в старшинстве того или иного из сыновей. Наследник был выбран действующим главой, а второму была оказана великая честь встать рядом с будущей главой другого дома. Этому Гудлауг тоже не противилась. Она всегда в полной мере осознавала собственные обязательства, никогда не мечтала выйти замуж по любви и полагала, что такой брачный союз вполне достоин ее имени.
Окончив школу Совета, девушка всего через пару дней сочеталась браком с Эрлингом Одинссоном. К тому времени они были хорошо знакомы и хотя не любили друг друга, уважали и признавали этот союз весьма перспективным. Новоявленные супруги были похожи характерами, амбициями, привычками и усмотрениями.
Следующие тридцать лет Гудлауг не суждено было стать главой дома и она была рада этому, помогая отцу во всем, что касалось управления делами дома, занимаясь своей семейной жизнью, которая нередко разбавлялась скандалами, но которая никогда не была даже близка к грани разрушения. Гудлауг с Эрлингом умели найти общий язык и успешно достигали своих целей во всем, что делали вместе. Вместе они и стали править домом Нотт, когда прежний глава почил от смертельной в магическом мире хвори. Правление их не прослыло золотым веком дома Нотт, но определенно, молодая чета успешно справлялась со своими обязанностями до тех пор, пока взор Эрлинга не упал на место главы дома Одина, где уже некоторое время успешно правил его брат. Власть пьянила и притягивала. Гудлауг знала о поползновениях супруга и не желала мешать. К тому времени у нее уже был сын, наследник и она была бы не против оставить ему не один клан, а два, равно как и не против была бы в союзе с супругом подчинить своей власти другие кланы. Увы, через несколько лет попыток политическим путем достигнуть желаемого, обо всем стало известно сначала членам дома Одина, а затем его главе. Разразилась война, которая должна была стать братоубийственной, но отступать было уже некуда.
Гудлауг было, что терять. Хотя бы супруга, свою власть и жизнь пятерых сыновей, которых она любила гораздо больше себя и, быть может, гораздо больше власти. Следующие несколько лет инициативу перехватывала то одна сторона, то другая, но увы, все закончилось плачевно для дома Нотт, когда ночью 1896 года дом Одина совершил нападение на город Гудлауг. Погибли многие мужчины, включая мужа главы дома и она готова была поклясться, что сама не сдастся без боя, когда брат супруга предложил ей уйти, забрав оставшихся людей, навсегда оставить Исландию и больше никогда здесь не появляться. Гудлауг была беременна, у нее все еще оставались пятеро сыновей и она поклялась, что к утру их не будет в городе. Так и случилось.
Однако, если глава дома Одина полагал, что остатки клана Нотт погибнут в дороге, он ошибался. Глава дома знала, куда ей следует вести своих людей. Забрав золото и предметы первой необходимости, Гудлауг отправилась на остров Хэймаэй, с которым ее семья долгое время вела торговлю свечами по очень выгодным ценам. Здесь ее саму и ее клан хорошо приняли и помогли выжить. При помощи золота, магии и доброжелательности местных жителей, пару десятилетий спустя, женщина вновь встала на ноги и даже смогла выкупить местное подобие морского порта, из которого сделала настоящий морской порт уже пять лет спустя.
Вопрос о выживании дома Нотт следующий век не стоял вовсе. Они ни в чем не нуждались. Кроме родного дома, к возвращению которого женщина стала готовить свой клан уже через пару недель после того как родила очередного сына. Следующие несколько десятилетий под пристальным вниманием лучших выживших умов и силовых элементов дома Нотт, колдуны от мала до велика готовились к тому, чтобы отбить свое место под солнцем. Гудлауг исключением не была, тренируясь на равных со всеми, практикуя статичную способность, равно как и способности динамические. Она желала мести, быть может, больше других, потому что в роковую ночь потеряла все, кроме своих сыновей, которых, впрочем, считала и по сей день считает своим главным достоянием.
Очевидным стало, что ждать дальше нельзя, когда браки в клане заключать более не представлялось возможным из-за близкого родства всех членов. Детей в доме было чрезвычайно мало, что ставило дом Нотт на грань выживания. Именно тогда Гудлауг решила, что она готова. Что они все готовы. Завершая последние приготовления, набирая состав, который отправится в Рейкьявик, женщина отправила туда одного из своих сыновей и нескольких мужчин с тем, чтобы дать другим домам шанс на выживание. Им надлежало склониться перед нею и помочь ей в уничтожении дома Одина. Увы, этот шаг привел к гибели ее ребенка, убитого за это предложение одним из глав домов. Гудлауг не пролила ни слезинки, но поклялась, что отомстить за сына самым жестоким образом.
Клан Нотт прибыл в Рейкьявик в сентябре 2017 года, ведомый жесткой рукой своей главы. Ей плевать на мораль, плевать на чужие нужды, она не знает снисхождения и жалости. Подчинение или смерть. Настало время отомстить за годы жизни вдали от родной земли, родных Богов и мест, пропитанных кровью убитых в войне соратников, друзей и родичей.

❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖ ❖

* У Гудлауг пятеро живых сыновей: Бьорн, Эгиль, Сигурд, Гаральд и Маттиас, один ныне почивший сын – Бальдр и двое внуков от старшего сына;
* Гудлауг настолько уверена в мощи своего дома, что она не считается ни с каким из кланов и полагает, что, в общем-то, они не так уж сильно ей нужны. Но если они склонятся добровольно и будут служить ей верой и правдой, может быть, кто-то из них и впрямь сможет выжить;
* Женщине глубоко наплевать на внутренние распри кланов, на разделение их на либералов и консерваторов. Она хочет власти над всеми и будет использовать их конфликты себе на благо.

Отредактировано Эстер Прин (05-09-2017 16:16:50)

0

7

RAGNAR ODINSSON, 138 Клан Ньерда | Консорт| Чистокровен
• • • • • • • • • • • • • • •
http://funkyimg.com/i/2xac4.png [Jeremy Renner]
• • • • • • • • • • • • • • •

нашёлся

ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖА И ОТНОШЕНИЯ
• • • • • • • • • • • • • • •
- Вы хотите, чтобы я женился на девчонке младше меня на двадцать лет и был под ней всю оставшуюся жизнь? Мальчиком на побегушках?  - он активно жестикулирует, совершенно не смущаясь, что девчонка, собственно, сидит за другим концом стола и при помощи своих способностей жонглирует кинжалами, молча поглядывая в сторону своего будущего мужа. Она знает, что ничего изменить нельзя. Потому что если можно было бы – вышла бы замуж за члена своего клана. Но ее не спрашивают.
Рагнар – младший из сыновей главы клана Одина. Он никогда не станет наследником, зато он уже сейчас знаменитый на всю страну воин, который принял непосредственное участие в двух клановых войнах. Он не хочет быть вторым, потому что привык всегда быть первым. И само предложение стать мужем наследницы дома Ньерда с тем, чтобы до конца жизни быть ей поддержкой и опорой в ее начинаниях для него оскорбительно. Он не готов примириться. Но его не спрашивают тоже.
- Не мальчиком на побегушках, но мужем. Не под ней, а рука об руку с нею. Не девчонка, а наследница. Не мальчишка, а консорт, - жестко отрезает отец Рагнара, который в ответ на каждое слово лишь хохочет во все горло.
- Лучше отправь меня к Хель.

Мне 118 лет и 100 из них мы женаты. К Хель тебя не отправили, хотя еще до нашей свадьбы мне казалось, что это было бы лучшим вариантом, для нас обоих. Впрочем, когда, наконец, мои юношеские амбиции остынут, а твоя гордыня уйдет на задний план, и мы плечом к плечу будем принимать участие в войнах между кланами и расправах над охотниками, мы много раз едва не отправимся к Хель вместе. Так что за твои дурацкие шуточки я тебя ненавижу. И не только за них.

Сто лет брака с абсолютно любым мужчиной это – целая вечность. Любим ли мы друг друга спустя век совместной жизни, четверо детей и скандалы, от которого трясся свод родового дома? Я понятия не имею. Я знаю, что мы стали больше, чем просто муж и жена, потому что мы уже давно – соратники, друзья и единомышленники. Консерваторы до мозга костей, готовые лить кровь и биться сколько угодно за то, чтобы чужестранцы и чужеродная магия не оскверняли нашу землю. Ради этого мы побывали в сотне различных передряг и множество раз чуть не умерли. Ради этого мы сражались, получали раны и были рады увидеть друг друга в лазарете, даже если проигрывали, что, впрочем, случалось нечасто. Мы пережили смерть нашего первенца, еще не рожденным. Мы пережили покушения, отравления и войну с другими кланами. Мы пережили ложь, предательство и ненависть. Быть может, я и не люблю тебя, но жизни без тебя я не представляю.

Мне было всего двадцать четыре года, когда мой отец погиб в очередной войне и я возглавила клан. Ничтожный возраст для колдуньи и тем более – для главы дома. Стоит ли говорить, что при наличии троих братьев и двух сестер я была не самым популярным претендентом на престол, несмотря на свое старшинство? Мнения морского двора разделились. Кто-то предпочел не рисковать и поддержал меня, а кто-то хотел воспользоваться шаткой ситуацией, устранить меня и продвинуть фигуры моих братьев на мое место. Тебе было плевать. Мы были женаты уже шесть лет, но появлялись вместе только на официальных мероприятиях, где демонстрировали безупречную семейную идиллию. Все остальное время ты проводил в битвах, кабаках и постелях других женщин. Я устраивала сцены ревности и время от времени разбивала об твою голову бабушкин сервиз, но потом мы снова могли не видеться месяцами. Чью сторону ты принял в этой борьбе? Ничью. Алкоголь не настолько затмевал тебе разум, чтобы пойти против своей же жены. Совершенно неудивительно, что при таком раскладе твоей фигурой воспользовались во время заговора и пытались прикрыть свою вину твоим именем. Ты был не виноват и еще до того как я приказала найти тебя и привести ко мне – явился сам. И бросил к моим ногам головы заговорщиков и моих братьев, что плели заговор за моей спиной.

С тех пор больше не было кабаков и других женщин. По крайней мере, насколько это известно мне. Мы оба не хотели этого брака, но раз уж так случилось – попытались смириться. У нас вышло не сразу. Иногда мне кажется, что не вышло до сих пор, потому что наши скандалы слышно на всю округу и если бы не трехметровый забор на восьмистах метрах территории родового поместья, все бы уже давно знали, что мы – не идеальная пара, какую изображаем.

Это – правда. Мы не идеальная пара и мы ругаемся из-за одного и того же каждый раз. Ты напоминаешь мне, что я – всего лишь женщина и ты плевать хотел на мою формальную власть над тобой, а я припоминаю тебе все эпизоды столетней давности, которые ты проводил с другими женщинами. У нас есть и другие причины для ссор. Мы же в браке уже сто лет, у нас четверо детей и паршивая ситуация в стране. Здесь определенно есть из-за чего побить посуду и сточить очередной кинжал, запуская его в стену.

Пожалуй, между нами есть лишь одна тайна, о которой я никогда не заговорю. Быть может, я и не люблю тебя, но я никогда не хотела бы себе другого мужа.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО
• • • • • • • • • • • • • • •
ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ О ПЕРСОНАЖЕ:
* Женившийся на наследнице мужчина, переходит в ее клан и становится консортом, когда она занимает место главы. Рагнар прекрасно знал об этом правиле, был на двадцать лет старше Гудрун и сама идея такого брака раздражала его до белого каления. Неравенство в формальных правах порой до сих пор становится камнем преткновения между мужем и женой, но большую часть времени оба понимают, что за век совместной жизни нуждаются друг в друге и уже давно управляют ковеном вместе;
* При правлении Рагнара и Гудрун клан Ньерда стал одним из наиболее воинственных консервативных кланов. Они первые готовы защищать родную землю от чужестранцов и их магии с оружием в руках, они первые восприняли охотников, как реальную угрозу и начали их уничтожение, они первые пригрозили кланам союза «Ветра Перемен» войной, если те не отступятся от задуманных преобразований. При этом Рагнар и Гудрун не из тех, кто сидит на троне, попивая вино и раздавая приказы. Они участвуют почти в каждом вооруженном конфликте и не раз оба были на грани того, чтобы отправиться к Хель;
* У четы четверо живых детей – три сына и дочь. После того как Гудрун заняла место главы, она забеременела первым ребенком, но потеряла его вследствие отравления. Затем они почти двадцать лет даже не заикались о возможности завести детей;
* Говоря об отношениях, стоит признать, что если некая романтика и присутствует, то она вторична по отношению ко всему остальному, что их объединяет. Они в первую очередь соратники, друзья и единомышленники и лишь затем – все остальное. Но определенная связь между ними, безусловно, существует, хотя бы как между людьми, которые вместе уже целый век;
* Рагнару, в общем-то, глубоко наплевать на власть. Он никогда не требовал сравнять его в правах и не желал совместного управления кланом. Он просто не привык быть вторым и предпочел бы остаться простым воином, но лучшим, нежели приложением к жене. По этой причине все первые годы их брака ушли на то, чтобы верно расставить приоритеты и взгляды на формальные вопросы. Сейчас он в меньшей степени консорт и в большей – лучший воин, лучший каратель, лучшая опора, лучший советник и самый лучший друг. Он знает, что Гудрун будет слушать его и не проигнорирует его мнение, он знает, что они равны и даже немного больше. Он знает, что без него она не справится и не справилась бы. И это устраивает обоих.
СВЯЗЬ
Гостевая и лс

Отредактировано Ведьма (19-09-2017 20:07:16)

0

8

SVEIN NJÖRÐRSSON, 60 Дом Ньерда | Глава боевой группы | Чистокровен
• • • • • • • • • • • • • • •
http://funkyimg.com/i/2xuBQ.png  [sam clafflin]
• • • • • • • • • • • • • • •

ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖА И ОТНОШЕНИЯ
• • • • • • • • • • • • • • •
Известная истина гласит, что дети есть зеркало своих родителей.
Не снимая с себя и толики вины за то, что из тебя вышло, я с уверенностью могу сказать, что порой мне становится страшно от того, что я в самом деле твоя мать.
Ты был моим вторым сыном. Пожалуй, таким женщинам как я не надлежало заводить детей вовсе, но я была главой клана и надо мной тяготела обязанность обеспечить преемственность, которую, впрочем, я всегда видела в твоем старшем брате - Асгейре. Он был моим первенцем, единственным ребенком, которого я ждала больше всего на свете после смерти еще в утробе вашего старшего брата. Он был моим сыном, моим наследником, моей сутью и моим дыханием. Я не любила никого так же сильно, как его и, увы, твое рождение не смогло этого изменить. К тому времени Асгейру было уже пятнадцать, и я обещала ему сестру, о которой он сможет заботиться. Но майским утром у него родился брат.
В свою защиту и защиту твоего отца скажу, что мы не могли бы быть рады больше, даже если бы родилась столь желанная девочка. Мы правда были рады твоему рождению и хотя я легко передала тебя в руки врачей в противовес тому, как не могла ни на минуту отпустить Асгейра, я все равно любила тебя с этого самого мгновения и буду любить до самого конца твоих дней.
Ты в это не веришь. Что ж, ты имеешь на это полное право, потому что порой я смотрю на тебя и тоже в это не верю. Не верю в то, что я смогла искалечить твою душу настолько, что тебе чужды абсолютно все принципы нашего дома. Не верю в то, что моя отчаянная любовь к старшему сыну, привела к тому, кем ты стал. Не верю в то, что твоя ревность и нужда в моей заботе, моей ласке и моем внимании могла создать из тебя чудовище, способное причинить страдания даже тем, кто с ним одной крови.
Я не игнорировала тебя. Ты никогда ни в чем не нуждался. Тебя никогда не обижали ни словом, ни делом. У тебя не было изъянов, за которые тебя могли бы меньше любить, или забывать о твоем существовании. Единственным твоим минусом в моих глазах был тот факт, что ты не был Асгейром. И ты прекрасно это понимал, единовременно испытывая обиду на меня и немыслимую ревность, из-за которой вы позже будете часто сцепляться со старшим братом.
С тобой, Свейн, никогда не обращались хуже. У тебя были самые лучшие игрушки, самая лучшая одежда, самая просторная комната, самые блестящие наставники и самые добрые няньки. Я заходила к тебе вечерами и целовала тебя на ночь. Я уговаривала тебя поесть кашу утром, если ты не хотел этого делать. Я заставляла тебя выполнять домашние задания, данные тебе в школе. Я заботилась о тебе. Но все это было несравнимо с моим отношением к Асгейру.
Почему?
Он был рожден королем. Он был безупречен и совершенен во всем с самого начала. Он был точным слепком меня самой и всех моих великих предков. Кровь Ньерда так явно играла в его характере, что порой я задыхалась от восторга, глядя на него.
Ты был другим. Не хуже, не лучше, просто другим. Не таким близким, не таким родным, меньше любимым, но все равно небезразличным.
Разве я обидела тебя хоть раз? Оскорбила? Ударила? Разве я игнорировала твое существование?
Этими вопросами я задаюсь до сих пор. Но в отличие от меня ты прекрасно знаешь ответ на каждый из них.
Я обижала тебя каждый день, когда отправляла в школу к наставникам, а сама оставалась с Асгейром и учила его управлять своим даром. Я оскорбляла тебя каждый раз, когда на мероприятия завязывала ему галстук собственными руками, а тебе приказывала завязать гувернантке. Я ударяла тебя каждый раз, когда Асгейр без спроса входил в мой кабинет, за что тебе неизменно делали замечание.
Все это казалось мне незначительными мелочами. Все это было для тебя страшной обидой каждый новый день.
Ты вырос избалованным наследником великого клана. Избалованным, капризным, жестоким, острым на язык, умным и непримиримым. За невозможностью дотянуться до меня, ты тянулся к своему отцу. Тебе казалось, что он такой же отвергнутый мной, как и ты, но твой отец давно уже нашел отдушину, которая позволяла ему не думать о том, что мы не равны. Он научил тебя многому из того, что можно было применять в дальнейшем на практике. Мне мы все и не сомневались в том, что ты окажешься таким же консерватором, как и мы все.
Увы, нам не дано было узнать, что консервативные взгляды тебе претили и ты поддерживал взгляды либеральные. Где ты набрался этого вздора? Я не знала. На деле же, пока я была занята делами клана и старшего сына, ты почти назло мне в школе сошелся с детьми сторонников «Ветра Перемен». Это было немыслимым безумием, но окончив школу, ты испросил дозволения отправиться учиться в Европу. Гнев? Это не то слово, каким я могла бы описать свое состояние. Мы ругались весь вечер и единственное, чего ты не понимал, почему Асгейру прощается даже нарушение закона, за которое он ни разу так и не понес ответа, а тебе нельзя просто делать свободный выбор. Потому что я – твоя мать и я так решила. В моем доме не может быть и не должно быть никаких либералов. Увы, для нас это было началом конца.
Чем больше ты укоренялся в своих либеральных взглядах, чем больше проводил времени со своими друзьями из либеральных кланов, тем больше становилась пропасть между тобой и семьей. Гнев на меня очень скоро перерос в ненависть. Ведь обо мне так много говорили те, кто меня боялся. Нас с твоим отцом называли оплотом консерваторов, главной их угрозой, потому что с воинственностью моей и Рагнара сложно было поспорить. В тебе воспитывали ненависть к консерватизму, но воспитали ненависть ко мне, которая неизменно граничила с ненавистью к старшему брату и стремлению к соперничеству. Его создала я. Себя ты создавал самостоятельно.
Когда родилась твоя младшая сестра, тебе было уже тридцать и ты несколько лет как не жил в родовом поместье и вообще не хотел считать себя частью этого клана. Выбора у тебя, впрочем, не было. Быть может, кланы союза «Ветра Перемен» и принимали тебя как родного, но они желали тебя использовать и ты прекрасным образом это понимал. Дома, быть может, тебе не всегда были рады, но никто здесь не собирался тобой помыкать и использовать в своих целях. Именно это долгое время удерживало тебя от удара прямо мне в спину.
Ты нанес его на Самайн. На шабаше, где было столько народу, что сделать это мог бы любой. Стоит отдать тебе должное, не каждый убийца решится посмотреть в глаза своей жертве, особенно если жертва – твоя мать. Отравленный кинжал, серьезно? Ты так боялся, что ранение меня не убьет, что позаботился о яде на лезвии? Или это были твои дружки из либералов?
Скажи мне, долго ли ты бежал, воткнув кинжал дважды? Сквозь ночь, опережая дикую охоту, раздирая руки и колени в кровь, теряя оружие при очередном падении. Скажи мне, хотел ли ты в эти мгновения умирать вместе со мной? Скажи мне, что чувствовал на утро, когда тебе сообщили о том, что твоя мать при смерти, но еще жива? И на что ты надеялся?
Я пробыла в коме четыре месяца, потеряла ребенка – твою вторую младшую сестру и еще год ушел на полное восстановление. Ты надеялся обезглавить клан, лишив меня жизни? Тебе это не удалось даже на время моего отсутствия, потому что твой старший брат, Асгейр всегда был на первом месте и справлялся со всем. Справился он и этим, показав себя безупречным регентом. В нем я не сомневалась никогда. И если бы я не очнулась вовремя, ты был бы казнен им за то, что наделал.
А теперь? Ты смотришь прямо на меня, когда я занимаю свое законное место в общей зале во главе стола. Никто кроме нашей семьи не знает, что ты поднял руку на главу и собственную мать, иначе бы тебя уже разорвали в клочья. Твои братья не понимают, почему ты до сих пор жив и дышишь. Да и ты не понимаешь тоже. Я не тороплюсь ничего объяснять.
Да и нужно ли? Ты – мой сын.
И я скорее умру, чем отдам приказ о твоей казни.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО
• • • • • • • • • • • • • • •
ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ О ПЕРСОНАЖЕ:

* Свейн - второй сын воинственной четы клана Ньерда. У него есть один старший брат, один младший и одна младшая сестра. Из четырех детей Гудрун испытывает искреннюю привязанность только к двум и только по своим соображениям, которые ясны и понятны ей одной.
* Свейна никогда не обижали, он не плакал забитый в уголке, его не забывали поздравить с Днем Рождения и с Йолем. Просто он не был любимым сыном и не получал столько внимания, сколько получал его старший брат – Асгейр, что дико раздражало еще с детских лет, вызывало ревность и зависть.
* Свейн – не подлый ублюдок по натуре. Все его поступки есть следствие попытки утвердиться, дать самому себе понять, на что он способен и как далеко готов зайти в своих убеждениях. Это парадоксально, но в этом он один в один повторяет родителей с разницей в том, что они исповедуют убеждения консерватизма, а Свейн склонен к либеральным взглядам.
* Он свободен в своих убеждениях, несмотря на то, что вырос в семье, которая не спрашивала никого, какую сторону они хотели бы занять. Клан Ньерда – клан прожженных консерваторов и здесь не может быть никакой альтернативы. Тот факт, что Свейну удалось сформировать свой собственный взгляд на происходящие события и так яро пойти против взглядов семьи – чудо.
* Тот факт, что мать не дала брату казнить его, Свейн рассмотрел как жалость и проникся к Гудрун еще большей ненавистью. Он терпеть не может снисхождения, сочувствия и жалости к своей персоне. Особенно со стороны той, что должна ненавидеть его всей душой, а вместо этого не только простила, но даже не изгнала из клана.
* У Свейна сложные взаимоотношения с Асгейром – любимым сыном матери. Долгие годы он винил в таком отношении Гудрун старшего брата, в общем-то, не ошибаясь. Но их конфликт осложняется тем фактом, что Асгейр достойный наследник своей матери, но следующим в очереди наследования после брата, стоит сам Свейн. И если либеральным кланам удастся настроить мужчину против семьи в достаточной степени, он готов будет убить и Асгейра, и свою мать.
СВЯЗЬ
Гостевая, лс

0

9

BERGDÍS HELSDOTTIR, 17* Хель | Без пяти минут жрица | Чистокровна
• • • • • • • • • • • • • • •
http://funkyimg.com/i/2xDUt.png  [Freya Tingley]
• • • • • • • • • • • • • • •

ИСТОРИЯ ПЕРСОНАЖА И ОТНОШЕНИЯ
• • • • • • • • • • • • • • •
Рождение Бергдис стало крайней неожиданностью для всего клана. Дело не в том, что это был ребёнок от какого-то скандального и неправильного союза, а в том, что буквально за три года до неё появился уже один ребёнок со жреческой меткой. Клан заволновался не зная, чего ожидать в будущем, если Богиня посылает своих проводников одного за другим. По всему выходило, что полностью практически должен смениться жреческий состав в клане Хель, а это пугало.
Мать девочки умерла при родах, отец был немного не приспособлен для того, чтобы воспитывать жрицу, ему куда понятнее было бы, чем занять ребёнка, который потом вместе с ним убивал неугодных клану, потому что сам состоял в боевом отряде.
Девочка с меткой жрицы, вызывавшая много вопросов и домыслов, обросшая слухами и пересудами всех, кому нечем было заняться, росла в итоге при семье главы клана, воспитываясь Альдой параллельно с собственным сыном и жрецом, с которым у неё было всего три года разницы.
Когда Бергдис было лет пять, то во время прогулки по пригороду Аульфтанеса как-то отстала от своих, потерялась, заблудилась, не вернулась вовремя домой. И едва не замерзла, потому что зимы в Исландии суровые, а много ли надо маленькому ребёнку? Тогда то первый раз и проявились её способности - к испуганной девочке пришли волки, в окружении которых так и нашли потом девочку. Стая грела её ровно до того момента, пока не пришли люди. С той поры волки неотступно следуют за ней.
Шло время, но ничего не происходило. Пришло время и Лодинн, старший мальчик, достиг совершеннолетия и вступил в жреческие обязанности. Теперь в Святилище было уже три жреца, время шло, а девочка с меткой приближалась к своему восемнадцатому дню рождению.
Бергдис уже основную часть времени проводила в Святилище, как и полагалось по традициям клана; вместе с ней у Святилища поселилась стая волков, которые пришли следом за девочкой. Время шло, ничего не менялось. Все с тревогой думали, что скоро Хель придет за любимым своим сыном, за Торстейном, что именно его место займет Бергдис, но время шло и ничего не менялось. Молчала и вельва на этот счет, не видела смерти Торстейна - Богиня не желала раскрывать свои замыслы.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО
• • • • • • • • • • • • • • •
ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ О ПЕРСОНАЖЕ:
* Возраст не обсуждается: в августе вашему персонажу должно исполниться 18, но стартуете именно за пять минут до совершеннолетия.
Способность Бергдис - общение с животными, особенно хорошо у неё налажен контакт с волками, которые готовы за неё загрызть любого.
В конце июля уйдет в Хельхейм и не вернётся Лодинн, место которого девочка и займет. Но это мы уже с вами отыграем в реальном времени.
На форуме уже присутствует один из жрецов, который вашим наставником скорее всего и будет - Тейнгилль.
Бергдис спокойная и очень выдержанная барышня, в чем-то наивная, но никак не дурочка, не девочка-ромашка (у нас в клане такие вымирают до рождения ещё), не стерва, не маньячка, хотя резать людей она умеет и не боится.
СВЯЗЬ
Начнём с гостевой, а оттуда мы с Тейнгиллем подхватим

0


Вы здесь » Live Your Life » -Мистика и городское фэнтези » Lag af guðum


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC