Live Your Life

Объявление

  • Новости
  • Конкурсы
  • Навигация

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » -Магические школы » Marauders: Hazard


Marauders: Hazard

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Marauders: Hazard
«Люби! Играй! Борись! Выживай!»

http://hazard.rusff.ru/
◊ Рейтинг: NC-21.
◊ Мастеринг: по желанию игроков.
Игра ведется по мотивам фанфиков Rakugan и книг мадам Ро.

Азарт ждет их:

Членов Ордена Феникса: Лили Эванс и Великолепная Четверка: Джеймс Поттер, Сириус Блэк, Питер Петтигрю, Ремус Люпин. Минерва Макгонагалл и Альбус Дамблдор.
Ближний Круг Лорда: Колин Розье, Маркус Флинт, Антонин Долохов и другие.
Пожиратели Смерти: Гай Мальсибер, Элисон Уизерфилд и другие.
Министерство Магии: Миллисент Бэгнольд, Руфус Скримджер и Барти Крауч ст.
А также и нужные от игроков: мистер Эйвери и Астарта Фоули, Рэй Лестрейндж.

Отредактировано TR (04-10-2017 01:48:17)

0

2

Ranulph Lestrange


◊ Возраст: 2 февраля 1926 года,
53 года;
◊ Чистота крови: чистокровен;
◊ Лояльность: ПС;
зам и лучший друг Тома Риддла.
◊ Род деятельности:
"Адвокат дьявола"
Возглавляет адвокатское бюро "Саймондс, Лестрейндж и партнеры."


Способ связи: ЛС,
скайп - Valmond.Scholz

анимация запрещена
Leonardo DiCaprio

«Только ты полностью отвечаешь за свою жизнь.
Что бы с тобой ни случилось — это только твоя вина, а не чья-то еще.
Всегда говори: "Я сделал ошибку". Никогда не говори: "Мне не повезло".»


— Вот так значит? Не пожалей об этом... — последняя осознанная мысль до того, как чужая магия ворвалась в сознание. Жестко взламывая первые барьеры и преграды, смешивая все и оставляя после себя хаос, совершенно не думая о последствиях. По хозяйски направляясь сразу в потайные уголки памяти… 
Ворох непонятных образов, состоящий по большей части из наведенных воспоминаний – защитный блок, точнее один из них, который Лестрейндж добровольно убрал, пропуская читателя дальше. Хочешь знать как я жил все это время? Смотри…

Смерть Толбота. Лоуренса. Друга. Соратника. Одного из них. Частицы его самого. Очередной пинок судьбы, дающий понять, что все они смертны. Чувство вины. Не вытащил. Не спас. Сотня риторических вопросов. На которые ответов либо нет, либо нет желания их знать. Вторая бутылка дорогого коньяка. Клятва отомстить....
— Прости, брат. Легкой дороги.
Так всегда говорят, когда уходят волшебники.

Картинка сменилась...

Один из последних, громкий процесс. Идеальная речь, грамотно построенная линия защиты. Неоспоримая победа. Море поздравлений, хоть и не искренних и все это прекрасно понимали, затем, как обычно интервью… А после записка с угрозами его семье. Не первая, но почему то зацепила именно она… Надо бы заклинания проверить и обновить. Защиту выставить…

Новый виток воспоминаний..

Ссора с Джейн. Как обычно, из-за ерунды. Он даже не помнил, из-за чего все началось, а когда пришел в себя, обнаружил, что прижимает ее к стене и держит направленную на нее палочку…  Зверь. Понимание собственной ничтожности, и тяжелый взгляд жены, отрезвило быстрее любого зелья.
Прости, родная. Прости.

Нет! Все это началось гораздо раньше... Смотришь?

Информационная война. Очередная встреча с представителями власти. Попытка разговора, которая в очередной раз ни к чему не приводит. Лишь порождает новые конфликты, непонимания. Прямой намек на то, что если они не свернут свою деятельность, переговоры закончатся, и все предупреждения превратятся в реальные действия.

Это последствия. 

Долгожданная встреча. Радость от того, что Том жив, и ускользающая мысль, что Рэй совсем не хочет его видеть. Пусть будет жив, но далеко от него. Судьба распорядилась иначе. Непреложный обет.
— Что?! Молчать о безумии? Согласен. Что еще? Убить тебя? Совсем рехнулся?! Никогда, Том! Ни за что! - Воздуха не хватало, глаза щипало, напряжение росло, руку жгло заклинанием, а пауза затягивалась...
— Да. Ради тебя, Салазар тебя побери! Да!
Он говорит, что не было выбора, хотя прекрасно знает, что выбор есть всегда. Он вновь посмел закрыться от правды. Совсем, как в детстве. Он так и не захотел понимать, что этим подписал себе смертный приговор.

Та сторона во всей своей красе.
— Ну, здравствуй, родная. Давно не виделись.

Когда голос разума окончательно умолкал, вокруг оставалась одна только серая пелена. Плескалась мутно-зеленая грязная вода, накрывающая с головой, обжигая гортань, разрывая легкие. В воде плавал мусор, в водоворотах вертелись обрывки игральных карт, в волнах тонули и всплывали трупы, раздувшиеся, как воздушные шарики. Пена на поверхности была то бурая от крови, то грязно-белая и вязкая от чего-то другого, а на илистом дне поблескивали золотые галлеоны. Мешанина секса, денег, игры, грязи, крови, предательства, убийства, безразличия, забвения...

Очертания эпизодов смазались, слились в единую картинку, в один поток, состоящий из сумасшествия, ожидания, надежды, горечи и поражений… Смотри, смотри!

…Бар, толпа народа во круг, но Рэй их будто не замечает. Перед ним стоит уже ополовиненная бутылка виски. Он вновь наполняет рюмку…
…Декорации сменились, слышна приятная музыка, атмосфера должна успокаивать, но Лестрейнджу опять все-равно на окружающую среду, на окружающих людей. Он вновь поднимает стопку за стопкой, целенаправленно напиваясь…
… Ночь. Проливной дождь. Лестрейндж стоит около какого-то дома, опираясь на него спиной, в магловской части Лондона, закинув голову вверх, подставляет лицо под капли дождя, истерически смеясь…
… Все в том же переулке, спустя некоторое время. Пятеро маглов решили совершить самоубийство. Сначала был слышен смех, дурацки фразы, а затем, громкие крики боли и мольбы о пощаде… Круцио это. Ты же узнал?
Зеленые вспышки, и через несколько мгновений тишина... снова слышен только шум дождя…

Следующее воспоминание, одно из тех, которое он с радостью забыл бы. Смотри, смотри!

— Какого Мэрлина, ты снова делаешь? О чем вообще думаешь? У тебя своя жизнь, и она продолжается. Сколько можно жить прошлым?!  Отпусти Риддла, не вернется он. Пойми ты это!
— Не смей. Так. Говорить. О нем. — Лестрейндж шипит, и с ненавистью смотрит на супругу, со злостью сжимая ручку двери.  — Даже думать так не смей, ты поняла меня! Не лезь не в свое дело! — Лестрейнджа уже чуть ли не трясет от злости, он с трудом сдерживается, чтобы не заткнуть ее силой.
— Да пойми ты, что даже если он и жив, то ты точно ему не нужен. Придурок, глаза разуй! Оглянись во круг. — Лестрейндж ничего на это не ответил, просто вышел из комнаты и громко хлопнул дверью.

— Здесь радость. Она меня греет. Хочешь увидеть?

Руди, Басти… такие маленькие, но так громко требующие внимания и заботы. Глоток чистого воздуха, и теплый луч счастья в жизни, в которой к этому времени не осталось ничего святого. Он был счастлив стать отцом и на какое-то время даже поверил в то, что все налаживается.

Лестрейндж стоит около детской кроватки и с нежностью во взгляде смотрит на маленькое чудо, на своего сына, наследника. Лестрейндж-младший же, с интересом рассматривает его…
В комнату входит Джейн и, сдерживая улыбку, наблюдает за ними. — Иди к нам. — зовет ее счастливый отец и вновь все его внимание приковано к сыну.
Рэйнальф обнимает жену за талию, прижимая к себе.  Целует в висок, горячо шепчет слова благодарности и слова любви, покрывает ее лицо нежными поцелуями… и в этот момент Рудольф, недовольно раскричался, сообщая о том, что ему тоже требуется внимание родителей. Джейн смеясь, вырвалась из объятий и кинулась успокаивать сына, а сам Лестрейндж наблюдал за ними со стороны. Он счастлив. Он действительно тогда был счастлив.

— Это хотели увидеть?! Это тоже радостный эпизод. Почему он в прошлом?

Свадьба. Он все-таки решился сделать предложение Джейн Говард. И вот, стоя у алтаря, он смотрит на свою женщину и думает о том, что сделает все, что бы она не пожалела о своем выборе. Чтобы она была счастлива с ним, и улыбка никогда не покидала ее лица.
— Леди и джентльмены, сегодня мы собрались здесь, чтобы отпраздновать союз двух любящих сердец...
Чиновник из Министерства еще какое то время говорил про то, какой это великий день, о том, как он рад соединить любящие сердца, а потом принялся задавать обычные вопросы, а Лестрейндж смотрел на свою невесту и тонул в ее глазах. Оркестр опять заиграл, в воздухе закружились розовые лепестки. Рэй нервно откашлявшись, взял руки Джейн Эвелин в свои.
— Берешь ли ты, Рэйнальф Лестрейндж, в жены Джейн Эвелин Говард?
— Да. - уверенно произнес он тогда. — Да, навсегда да, Джейн.
Со всех сторон затрещали вспышки колдографов, а чиновник прошептал: "Теперь невеста". Когда клятвы были принесены, чиновник взмахнул палочкой, и длинная золотистая лента связала руку Рэйнальфа с рукой Джейн.
Все хлопали в ладоши, на молодоженов посыпался дождь из серебряных звезд, под потолком закружились бабочки. Рэйнальф, раскрасневшийся и счастливый, целовал Джейн, отбрасывая фату, которая ему мешала. Потом все бросились их поздравлять.

— А это тебе понравится? Картинки вновь сменились...

На столе лежит раскрытая газета, а сам Лестрейндж внимательно вчитывается в одну из статей.
«на территории Греции захвачены ближайшие пособники Гриндельвальда.» «Их доставят в Берлин, будет долгое следствие, трибунал, приговор — поцелуй дементора..»  «Пикеринга наградили орденом Мерлина за блестяще проведенную спецоперацию.» Дочитав статью, Лестрейндж долго сидел с задумчивым видом. Из статьи он понял только то, что миссия Тома завершилась удачно, но о нем самом там не было ни слова. Рэй посмотрел на дату, прошла уже неделя с выхода статьи, за это время он мог бы уже вернуться…  Рука сама тянется к бутылке с виски. Это первый раз, когда он сорвался.

— Или? Здесь была ошибка? Или это осознанный выбор?

Cаутгемптон, Западный док, причал 108, завтра, полдень. — новая сова. И судя по почерку, от Тома.
Разговор был долгим и не совсем приятным. Рэй многое узнал о себе, услышал много правды.
— Кретин! Ты свихнулся! — Рэй уже не мог сдерживаться. Схватил его за плечи и стал трясти. — Ты ведь знаешь, что это за люди! Стоит проколоться на любой мелочи, и… Ты специально откладывал разговор до последнего, да?! Молчал, сволочь, чтобы я тебя не остановил?!
— Поздно, Рэй, — Том осторожно высвободился. — Я уже ввязался. Ты не думай, меня так просто не убить, я принял определенные меры... 
Спустя...
— Приму ли я тебя другим? Признаю ли лорда Волдеморта?
Да я признаю тебя даже королем Англии — только возвращайся. Только выживи, сукин ты сын!
Лестрейндж догнал его, схватив за рукав.
— Да. Слышишь?
Том обернулся, заколебался, глядя то на него, то на сходни.
— Да, Том! То есть, да, милорд, — если тебе так нужно!
А Том торопливо мотал головой — не надо, Рэй, не надо, не надо.
— Иди уже! — заорал я. — Сейчас отчалит, чего ты встал?!
Он кивнул и побежал к сходням. А Лестрейндж стоял и смотрел, как он объясняется с матросом, как роется по карманам в поисках билета, что-то говорит...
Почти сразу же после того, как он оказался на борту, со скрежетом убрали сходни. Отвязывали канаты от тумб. Люди на берегу кричали и махали руками отплывающим. Пароход гудел, из труб валил дым, и во всеобщем гаме он едва слышал голос Тома оттуда, высоко, с борта.
— В понедельник! — кричал Том. — Если я вернусь, это будет в понедельник, запомни!
— Я буду ждать тебя…. Я помню, что ты обещал вернуться..

— Не там! Это произошло раньше...

Шестой курс. Колеблющееся пламя свечи, каша из крови и соли на полу, промокший дневник, черный, отблескивающий серебром нож. Рэй дергает Тома за плечо, его голова откидывается назад, у него совершенно белое лицо и пустой взгляд...

Пятый курс. Скрежет отодвигающейся стены, шорох змеиной чешуи, Плакса Миртл сползает по стенке, у нее огромные удивленные глаза за толстыми стеклами очков...

— Раньше!

Июльское утро, отчаянный стук в дверь, Том на пороге — пропахший пылью, потом и бензином, с холщовой магловской сумкой в руках. Он встряхивает ее за уголки, и из сумки сыплются деньги — много, целая куча бумажек, похожих на облетевшие листья. А Том смеется и никак не может остановиться, пока до Рэя не доходит, что у него истерика. Он поет его водой, она льется на пуловер, а Том говорит: "Помнишь, я обещал тебе, что случится чудо? Помнишь, помнишь?.."
— Я помню. Я все помню.

Морозная зима, обледеневшие улицы, он идет в игорный дом, еще не зная, что его там ждет. И вот уже Бобби Крэйн сидит за столом, глядя на Рэя тяжелым, немигающим взглядом. "Вот тебе подарочек на память"... Удавка захлестывает шею Лестрейнджа, он задыхается, падает в черную пропасть... Том стаскивает с него одеяло, трясет за плечо: — Да что случилось? — и видит след от петли. Смотрит, смотрит... Через секунду он уже будет метаться по комнате, тащить в ванную, переодевать, поить зельем, — но пока мгновение тянется и тянется, и он видит его глаза, но никак не может определить их выражение, когда он смотрит на эту багровую полосу у Рэя на шее...

Еще отматываем назад.

— Не начну. Я не стану тебя презирать, что бы ты ни сделал...

Оставь, даль не важно!

Тамбур в Хогвартс-экспрессе, пол дрожит от стука колес, стены раскачиваются, за окном проносятся огни, а они с Томом ссорятся, впервые в жизни серьезно ссорятся — из-за того, что Рэй играет в покер. — У меня долги, ты понял? Уж не ты ли их выплатишь, господин умник?!
— Может, и я. —  Его ответ.

Назад, назад, назад. Месяц, два, три, полгода...

Мерцающие огоньки свечей, алые львы на серебряном полотнище, каменная плита над могилой. На нем черная, глухая траурная мантия, волосы острижены коротко и неровно. По хогвартской спальне Рэй бродит, как чужой, и никого не узнает. Вечером Том, не обращая внимания на протесты, отодвигает полог на кровати и садится рядом. — Расскажи об отце. Что хочешь. Расскажи, каким он был?
Каким он был...
Наверное, у Рэя был не слишком хороший отец. В чем-то слишком жесткий, в чем-то равнодушный. Они никогда не были особенно близки. Но он любил его, у него была счастливая семья…

Назад, еще назад, дальше, дальше…

На распределении в Хогвартсе, шляпа всерьез задумывалась о том, чтобы отправить его на факультет Равенкло. Но Рэй сам попросил шляпу о том, что бы его факультетом стал Слизерин. И именно это стало решающим в его распределении. Раздались аплодисменты, и Рэй занял свое место за Слизеринским столом.

— Да и дальше, похоже не куда… Хотя вот еще... Лестрейндж вытащил из памяти еще одно яркое воспоминание.

Здесь отец еще жив, а мама молодая, спокойная и счастливая. Они сидят за столом, взрослые обсуждают его поездку в Хогвартс. Попутно планируя совместный поход в Хогсмид. Все хорошо, все смеются и много улыбаются. Так все и должно быть. Всегда.

"One of these days I'll meet you", — поет глубокий, слегка хрипловатый женский голос.
Однажды я тебя встречу...
Проигрыш.
Игла доходит до внутреннего круга и останавливается. Можно снимать пластинку и убирать в конверт. Насовсем.

— Ты это хотел знать? Это моя история. Она сложилась так, как сложилась. Я не жалею, но можешь сказать, почему все так? Почему мы оказались там, где мы сейчас?
Том, ты же обещал, что случится чудо!
Помнишь?
Помнишь?!

Дополнительно

• В семье Лестрейнджей принято называть всех сыновей на "Р". Из поколения в поколение. Как они только ни изощрялись, придумывая имена, — на эту букву их ведь не так много.
• Рэйнальф - появился на свет в один из морозных дней - второго февраля, в Доме, который был построен в конце XV века Ральфом Лестрейнджем, вернувшимся с поля битвы при Босуорте. С тех пор, дом передается по наследству
• Мистер Лестрейндж иногда гуляет в магловских районах. Ему нравится, что его никто не знает и не трогает. У него есть пара любимых кафе и скверов.
• Рэйнальф Лестрейндж носит серебряные кольца. Одно с гербом Лестрейнджей, другое — на левой руке, в виде двух переплетенных змей — несет на себе защитные чары. Так же, обручальное, ничем не примечательное, кроме важности события, когда было одето.
• Когда Пол Саймондс ушел на покой в 1963 году, Рэй остался полноправным хозяином бюро "Саймондс, Лестрейндж и партнеры".
• Он, как и ранее Саймондс, специализировался по уголовным делам и со временем приобрел репутацию адвоката, способного "вытащить", казалось, самое безнадежное дело и спасти от Азкабана или поцелуя самого очевидного преступника. Нельзя сказать, чтобы такая слава снискала ему множество друзей. В "обществе" Рэйнальфа Лестрейнджа в лучшем случае недолюбливали, в худшем игнорировали и не подавали руки, хотя многие признавали его талант и колоссальную работоспособность. Но Рэю, было совершенно наплевать на то, что о нем думают "приличные люди".

некоторые моменты, строки позаимствованы из фанфика Ракуган – "Игрок" и "Casus bellae".

0


Вы здесь » Live Your Life » -Магические школы » Marauders: Hazard


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC