Live Your Life

Объявление

  • Новости
  • Конкурсы
  • Навигация

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » -Кроссплатформы и кроссоверы » rebel key in search :3


rebel key in search :3

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

rebel key простирает свои дороги в бесконечность

Адрес форума: http://rezeroed.rusff.ru/
Официальное название: rebel key
Дата открытия: 08.10.2017
Администрация: Tenth Doctor, Roronoa Zoro, Peter Quill, Mello, Benjamin Tallmadge


СПИСОК:

УПРОЩЕННЫЙ ПРИЁМ В РАМКАХ ТЕМАТИКИ НЕДЕЛИ
ТЕМА С НУЖНЫМИ
ХОЧУ ВИДЕТЬ

AGENTS OF S.H.I.E.L.D
Phillip Coulson
Robbie Reyes
AS TOLD BY GINGER
Carl Foutley
BLEACH
Kuchiki Rukia
BORDERLAND'S UNIVERSE
Handsome Jack
BUFFY THE VAMPIRE SLAYER//ANGEL
Angel
CHERNOBYL: ZONE OF EXCLUSION
Сергей Костенко
DC
Arthur Curry
Batman
Lois Lane
Queen Hippolyta
Superman
Victor Stone
DEATH NOTE
Ryuk
DOCTOR WHO
Missy
THE EVIL WITHIN
Sebastian Castellanos
FULLMETAL ALHEMIST: BROTHERHOOD
Roy Mustang
LIFE ON MARS
Gene Hunt
MARVEL
Doctor Strange
Erik Lehnsherr
Groot
Hank McCoy
Nebula
Sam Wilson
ONE PIECE
Nico Robin
Portgas D. "Fire Fist" Ace
SHADOWHUNTERS
Isabelle Lightwood
Jace Herondale
Raphael Santiago
Sebastian Morgenstern
SHERLOCK BBC
Janine Hawkins
John Watson
Mycroft Holmes
THE SILENCE OF THE LAMBS
Clarice Starling
SUPERNATURAL
Dean Winchester
SOUTH PARK
Eric Cartman
TEEN WOLF
All cast
TRUE DETECTIVE
Rust Cohle
TURN: WASHINGTON'S SPIES
Caleb Brewster
TWIN PEAKS
All cast
Chester Desmond
Diane Evans
Gordon Cole
Harry S. Truman
Phillip Jeffries
Sam Stanley
Tommy 'Hawk' Hill
Windom Earle
WARCRAFT
Arthas Menethil
THE X-FILES
Dana Scully
Fox Mulder

Отредактировано .rebel key (11-12-2017 16:52:57)

0

2

I am in love with Portgas D. "Fire Fist" Ace
✁ ✄ ты мой старший брат, которого я буду любить и обожать.
https://i.ytimg.com/vi/n9fgMd2IggY/maxresdefault.jpg
One piece
✁ ✄ подберем вместе, если хочешь, а так оригинал.

Пылай.
Сгори же дотла.
Обжигая чужие сердца.
Твой огонь горел ярче любых.
Обжигая.

Хмурый мальчик, который считал себя обузой. Мальчик, который хотел быть один, ведь он никому не был нужен. Он знал своего отца, знал, как Гол Ди Роджера ненавидят, считая худшим пиратом. Но разве были они правы? Ты не понимал этого, когда был маленьким. Но все же избивал сквернословных, не говоря им и слова, за что. Ты был сильным ребенком, который не боялся разбить себе коленки, пораниться. И ты, никогда не уходил от драк. Сильный духом.
Проживая у Дадон, ты не был нахлебником, уходя рано утром на охоту, ты возвращался с добычей. Тебя отдал на воспитание бывшей бандитке, мой вспыльчивый дед, который захотел тебя спрятать. Спрятать от людей, которые бы могли узнать правду о твоем отце. Не нужно было огласки, ведь тогда бы тебе пришлось труднее. И издевательства и нелестные слова преследовали тебя. Все же Гарп отгородил тебя, держа свое слово перед твоим отцом.
А еще ты не был одинок. Ведь у тебя был соратник, друг, который помог тебе воровать у тех, кому деньги были не нужны. Ведь у вас была мечта, в которую хотелось верить. Отправиться в море на своем корабле, чтобы бороздить просторы морей, океанов.
Ты рычишь, бесишься
Я же следую за тобой,
Ведь одиночество то, что нас связывает
Я вижу ее в твоих глазах и хочу помочь
Но ты лишь видишь во мне упертого барана.

А потом появляюсь я. Слишком улыбчивый, слишком расхлябанный, наивный. Я тебе не нравлюсь и знакомиться ты отказываешься, плюнув мне в лицо, уходишь в лес на охоту. Мои возмущения ты даже не слушаешь. Я для тебя надоедливый, ведь ты не хочешь понимать меня. И пытаешься от меня отделаться, не понимая, что я слишком упертый и не собираюсь отступать. Ты только горестно выдыхаешь и пытаешься от меня сбежать, что с каждым разом все выходит хуже и хуже. А потом я все же нахожу ту точку, что сближает нас. Или может лучше сказать, случай связал нас, сделав братьями. Я попал в руки пиратов, у которых ты и Сабо украли сокровища. Они поняли, что я с вами был знаком, и силой попытались выбить из меня правду о вашем нахождении. Но что бы они не делали, как бы не избивали- я молчал. Обо мне поведал Сабо, когда вы прятали сокровище в другом месте. Вы ринулись меня спасать. И это стало отправной точкой в наших отношениях.
Мы стали ближе, стали братьями. Ты пообещал меня защищать, хотя от меня было столько проблем, от которых мы все огребали. Но было действительно весело. Я чувствовал, что мы семья, мы ведь были одно целое. Понимали друг друга с полуслова. А еще ты любил издеваться надо мной, но я не обижался на тебя, понимая, что ты это нарочно.

Мы не связаны кровью, но братья.
Оберегать и защищать друг друга,
Разделить одну мечту на двоих.

Мы пообещали друг другу, что отправимся в путешествие, станем пиратами и осуществим свои мечты. Ты же помнишь, что ты пожелал? Эйс, ты был всегда сильным, разумным. Ты направлял меня на нужный путь, охранял, защищал. Ты лучший брат на свете.
А потом умер Сабо, а точнее его убили. Тебе вскоре исполнилось восемнадцать, и твой путь как пирата уже начался. Ты уплыл на лодке, пожелав мне скорее догнать тебя, ведь ты вскоре станешь известным. И ты пропал на долгие несколько лет. Только в Алабасте мы вновь встретились, где ты искал меня. Ты стал другим. Еще сильнее, заполучил дьявольский фрукт, став «Огненным кулаком». Я гордился, хотел посоревноваться. Но, а ты лишь пообещал меня защищать и рассказал свою историю. Командиро 2-го Дивизиона Пиратов Белоуса –это было слишком высоко, но все же ты не стал капитаном своего корабля, как мечтал в детстве, но и этого тебе было достаточно. Мы разошлись  стремительно, ведь тебе нужно было найти преступника, бывшего соратника, друга, который нарушил законы и уставы пиратов. Тебе нужно было найти его и убить, хотя можно было доставить на корабль Белоуса.
А потом я узнал, что тебя поймал Дозор и заключили в Импел Даун. Я ринулся к тебе на помощь, но только в Маринфорде мы вновь встретились. Ты не желал меня видеть, ведь я мог погибнуть. Но разве я мог тебя бросить? Ведь ты мой старший брат, которого и я должен защищать. И я бежал к тебе, падал, поднимался, получал ранения и чуть не погиб. И я дошел, оказавшись с тобой. Рядом. Все же я смог тебя освободить. И бежали, уходя. Но ты всегда не мог сдерживаться, если тебя кто-то задевал. Ты не смог уйти, услышав слова Акаину. Он убил тебя, проткнув своей рукой твое тело. Ты спас меня, прикрыв собой, зная, что Адмирал направился меня убить.
Ты умирал на моих руках. Я слышал твое каждое слово, слышал все твои пожелания и слова благодарности. Я чувствовал, как ты сильнее стискиваешь меня в объятиях, желая продлить наши минуты. Сожалел,  что так мало мы с тобой были вместе. Твои слезы касались моих плеч, рук. Но я не чувствовал, ведь что-то в моем сердце оборвалось. И я лишь желал, чтобы ты жил, ведь большего и ничего не надо было. Но твое тело ослабло, падая, а я осознал и сошел с ума. Меня просто перемкнуло от шока и потери, я потерялся, уйдя в себя.

– – – – – – ✁ ✄
Я ищу тебя потому, что ты мой брат, которого я хочу видеть на этой ролевой. Ты умер, но разве мы не можем что-нибудь придумать. Отыграть прошлое или же придумать факт того, что ты выжил или тебя воскресили. Я просто хочу увидеть тебя, ведь мне тебя так не хватает.
Немного требований: у меня есть идеи для эпизодов, но и от вас я жду отдачу. Я не хочу быть тем, кто только предлагает. Я не тороплю с написанием постов, ведь понимаю все. Любовь к касту и к своему персонажу. Живите Эйсом, ведь он не только прекрасный персонаж, но и лапочка. Мне не важно, как вы пишите, главное желание играть. Буду вопросы или пожелания можешь в любой момент писать, отвечу с удовольствием.

пример игры

Слизнув кровь с ножа, Луффи оскалился. Ему понравилась эта игра в прятки, когда его жертва убегала от него, пытаясь спрятаться. Не помогло. Он везде найдет то, что ему когда-то приглянулось. Этого его игра и его правила, никто не смеет нарушать их. Жертва никогда не уйдет от хищника, который уже нашел след и идет по нему, предвкушая скорое пиршество. Такое же ощущение испытывал Луффи, когда жертва пыталась сбежать или убить его самого. Убить. Но это было так неуклюже, что вызывало только смех. У них. Ничего. Не получится. Монки легко уворачивался от очередного предмета быта. Хотя пару раз эта стерва успела зарядить в лоб и в щеку, появилась кровь, которая стекала по лицу, огибая изгибы. Это было действительно весело.
Наклонив голову влево, мужчина усмехнулся, когда очередной нож пролетел мимо него, задев только прядь волос. Нужно было потом ее убрать, чтобы не оставалось следов. Он не мог упростить тому детективу жизнь, ведь детектив еще не знает, что с ним тоже ведется игра, в которой, увы, следователь в минусе. Но разве это плохо? О нет, это было превосходно, ведь пока тот пытается раскрыть маньяка, Монки готов играть с ним и со своими жертвами.
У него всегда были предпочтения в выборе жертв – брюнетки, которые были так же похожи на его мать. Но разве кто-нибудь, когда-нибудь узнает, что у него была родная мать? Нет, ведь он из детдома, из которого пришлось выживать, чтобы не сдохнуть, как последняя собака. Многие издевались над ним, но не было ни одного, кто бы поддержал его. Все отвернулись от него, ведь его отец был насильником, а мать поддерживала его. Слухи быстро расходятся, так что Луффи был изгоем в детдоме. Но лишь не многие знают этот секрет, ведь почти всех он убил. Нет, не так, как своих жертв. Подстроил несчастные случаи, пару сердечных приступов, и все лишь только он и еще двоя знают об этом.
Поймав свою жертву, Луффи с особой жестокостью перерезал сначала ей горло, радуясь, когда кровь хлынула из поврежденной части тела. Опустив свою жертву на стол, мужчина залез на стол, расставив свои колени между бедер своей жертвы. Ухмыльнувшись, он наклонился в губам девушки, но не коснулся их. Его взгляд был направлен на глаза жертвы, которые стали стеклянные, ведь она была мертва. Как быстро. Даже не успела закричать. Луффи не был доброжелательным или милосердным, ведь убитым нельзя уже помочь ничем. Он ничего не чувствовал к своим жертвам, ведь они были лишь игрушки в его умелых руках. Он хотел сделать их идеальными, не такими недотрогами и фарфоровыми. Слишком уж много они хотели, чего уж точно не мог дать обычный парень. Очень бесили те, кто завышался себя, ставя на пьедестал, которого не существовало и в помине. Нужно быть реалистом и не делать из себя божество.
Считал ли себя Луффи, что он –Мастер, Бог? Нет, ему не нужны были лавры. Лишь игрушки, которых нужно было украсить, да только так, чтобы потом все восхищались его работой. Почему он выбрал не куклы? А разве из пластика можно сделать изящество? Нет, тут нужно было нечто живое, существо, у которого сердце все еще стучит. Точнее, пока стучит. Ведь в конечном итоге, игрушки становятся мертвыми и безжизненными.
Наклонившись в ухо брюнетки, мужчина тихо решил объяснить той, кто уже не шевелился, что он хочет с ней сделать. Он продолжал нашептывать слова, пока его правая рука с ножом опускалась к ее телу. Остановившись только на пару секунд, Луффи воткнул нож в грудь жертве. Послышался треск костей и хлюпанье. Усмехнувшись, Монки стал опускаться вниз оружие, прорезая кожи и доходя до плоского живота девушки. Резко вынув нож, отвернулся от своей жертвы, чтобы осмотреть начатое дело. Ему определенно нравился второй штрих в его работе. Оставшись довольным, убийца продолжил. Следующими стали ноги и руки. Он не оставлял неизрезанного места, все должно быть прекрасно. Последним стало лицо, которое требовало особого внимания. Нужно было хорошо постараться, чтобы не испортить уже проделанную работу.
-Ты просто попала в мои сети, и сбежать, увы, тебе было не суждено. Я не отпускаю свою игрушку, если она мне понравилась. И очень похожа на мою мать. – продолжил свое дело убийца.
Закончив, Луффи опустился на пол, хватая жертву за руки, слегка приподнимая. Хорошо, что он надел перчатки, а то бы осталось столько отпечатков. Этому детективу нельзя было упрощать дело. Оглядев свое творение, Монки отпустил жертву, которая упала, сильно ударившись головой об край стола. Но это было так неважно, главное ведь- это результат. Ведь так?
Луффи вышел из кухни, отправляясь в кладовку. Ему нужно было что-то, чтобы написать послание для этого следователя, нужно было разнообразить игру, которая стала скучной. Уж слишком он тупил и не мог поймать соломинку, которая объединяла всех жертв. Знал ли того детектива Луффи? Да. Они даже пару раз встречались.
Найдя краску, было решено, что нужно будет написать. Луффи хотел, чтобы его оппонент уже взялся за свою голову и подумал хорошенько. Игра должна продолжиться, ведь кот так и не нашел свою мышку, которая ловко скрывается в норках и там, где можно ее легко встретить. Слова были написаны, можно было уходить, но перед этим убрать волосы, которая успела отрезать стерва, отбиваясь от неизбежного.
Только выйдя на улицу, мужчина вздохнул побольше воздуха в грудь, потом выдохнул. Он направился к себе домой, ведь нужно было переодеться и отправится на работу. Уверенно шагнув вглубь ночи, Монки поспешил повернуть влево, уходя в неизвестное направление. Зазвонил телефон, мужчина вытащил его из джинсов и нажал на кнопку, поднимая его к уху.
-Да. Новый больной поступил. Когда? –голос уверенный, собранный. –Больше никого нет, чтобы сделать эту операцию? Нет? –вздох, а потом как-то устало. –Хорошо, только домой схожу, переоденусь и скоро буду.- отключив, засунул телефон обратно в карман и зашагал по улице, направляясь домой. Его не волновало, что пострадавший может умереть.
Плащ развивался на ветру, но Луффи предпочитал не обращать на это внимание. Он сделал свое новое творение и теперь мог спокойно идти по своим делам. Ночная мгла укутала его и вскоре он исчез. Его силуэт исчез за очередным поворотом. Вскоре будет рассвет, но убийца будет уже будет на работе, принимая новых посетителей, чтобы обследовать их.

0

3

Шерлок в поисках

I am in love with JOHN WATSON
✁ ✄ Доктор. Незаменимый (иногда) помощник. Alright, давай оставим за кадром перечень твоих достижений, как что-то не слишком значительное? Друг.
http://www.kino-teatr.ru/acter/album/57276/437422.jpg
название фандома
✁ ✄ Martin Freeman

Мой друг повесился у вас на глазах,
Он сделал харакири у вас на крыльце,
И он истёк надеждой и всем, чем мог,
А все вы остались такими же... . ..

  Один из немногих, кто способен терпеть Шерлока, писать о его невероятных приключениях в блоге, трепать себе нервы и извиняться перед окружающими вместо Шерлока, которому это не сдалось.

  Судьба для Ватсона – сложилась не лучшим образом. Карьера военного врача, с которой было все так просто [нет?] и привычно, слетела после ранения, и где-то там жизнь покатилась по наклонной. В тот момент, когда они обмениваются рукопожатием с Шерлоком, и в первые тридцать пять секунд их знакомства Шерлок успевает разобрать его биографию по запчастям, вторгаясь без малейшей оглядки на личные границы, этику и другие малозначащие в реальном мире слова.
  Это все – что-то интересное, что-то с чем Джон никогда не сталкивался прежде и имел все шансы не столкнуться и впредь. С запутанными преступлениями, возможностью побывать в заложниках у законченного психа [здравствуй, Джим], паршивым характером Шерлока и дотошностью его старшего брата. Фактом наличия у того старшего брата, который практически правит Британией. Интересные знакомства, незабываемые приключения, расшатанные нервы – здесь нужно извиниться? O-kay, sorry.
  Это уже не вина Шерлока, что его скучнейшая жена оказалась Впрочем, сложно сказать, чтобы хоть что-то из случившегося было виной Шерлока – если вы хотите здесь добавить «вины, которой он признает и раскаивается». ...Впрочем, я все равно не вижу причин, зачем ты на ней женился. И тем более переезжал. Да-да, что-то там про любовь и возвышенные чувства, да-да.
– – – – – – ✁ ✄
Я ищу тебя потому что мне некого посылать за чаем, не в кого бросать скомканные листы бумаги, и я добавил новый череп в морозилку, хочешь посмотреть? /// Я буду рад за третье лицо в постах, и не ограничиваю ни в чем кроме этого. Я не вижу смысла писать длинную заявку, потому что и так всем понятно. Не заставляй меня усомниться в работе твоих мозгов и просто приходи, Джон. Без тебя это становится еще более скучным.

пример игры

Череда убийств в Лондоне под Новый Год — это абсолютно в порядке вещей. Зимние праздники, чертово Рождество, восхитительное время, когда преступность оживляется. Успеть обрести место на первых страницах газет до тех пор, пока записки о Санта Клаусе и Рождественских ярмарках вытеснят криминалистические сводки. Разумеется, это важно. Разумеется, доблестная полиция не способна управиться с чем-либо сама.
Преступления вообще случаются, когда только нет, за исключением случаев, когда на город – Шерлока – опускается тотальная скука, и нормальных преступлений действительно не хватает. А то, что остается, способен разобрать самостоятельно даже Ватсон в одиночку. Шерлок ничего не говорит о его умственном развитии, просто рассуждает вслух.
Когда Лестрейд просит его о помощи, Шерлок выслушивает вступление, пожимает плечами и принципиально отказывается участвовать в расследовании, напоследок посоветовав проверить садовника — почему все считают, что он издевается — и сделать сводку вырезанных органов, сделав акцент на том, вырезали ли их еще при жизни или же после. Если первое, то это явный отлет ритуальности, если второе — возможно просто стилистическое убийство или полный профан в идеях ритуалистики. Впрочем, укладывается он в одно короткое предложение — Лестрейд иногда, хоть и не особенно часто, умеет думать.
А заниматься этим без Джона Шерлок не хочет.
Нет, он вовсе не ждет, что Джона выдернут из поездки в Париж — ужасно глупое место для отдыха: слишком грязно, слишком шумно, слишком людно и очереди на Эйфелеву Башню начинают превышать саму Эйфелеву Башню еще за несколько недель до Рождества. Если уж им приспичило отдохнуть, Джон мог бы выбрать что-нибудь умнее. Так вот, он вовсе не ждет, что Лестрейд отправится этим заниматься, но с другой стороны, он мог бы этим и заняться. Самолет из Франции стоит сущие копейки, даже сейчас, ну.

Джон уезжает. Именно в тот самый момент, именно в самое неподходящее время (уедь он на три месяца позже, наверняка, случилось бы что-то еще), и, даже не удосужившись поставить его — Шерлока в известность. Это то, что возмущает больше всего. Нет, Шерлок понимает важность семейной жизни (нет) и семейной идиллии (совсем нет) и предполагает, что совместные путешествия очень важны, но Джон вполне мог бы обойтись без них мог бы удосужиться рассказать ему об этом.
Желательно, за несколько месяцев до, чтобы было время сдать билеты, извиниться перед женой и не отвлекаться на не слишком важные вещи.
Но, ладно, Джон просто мог бы поставить его в известность. Это было бы простым и абсолютно элементарным проявлением вежливости, на который способен даже Джон, Шерлок бы сказал, что его это не заботит и узнавал бы об этом не в меру случайно, а от Джона. Всего-то.
Но нет, вероятно, он слишком многого требует от их, названной Джоном «дружбы», разумеется.

— Наконец-то, — недовольно подмечает Шерлок, делая несколько шагов от толпы встречающих, коротко кивая Мэри, подстраиваясь под шаг и чуть сжимая плечо Джона, остановившегося на пару секунд, утаскивая его за собой. Он и так потерял здесь чертовски много времени, количество людей и галдеж, вперемешку с объявлениями, ужасно раздражает, и он успел пожалеть о решении встретить Джона лично — раз семь. Шесть, и сейчас, улыбаясь — с большой натяжкой — пытаясь пробиться навстречу «чете Ватсонов», одновременно с дородной дамой, ринувшейся к выходу почти одновременно с ним, седьмой.
— Можешь отдать тележку Мэри, я думаю твоя жена способна снять кэб и доехать домой в полной сохранности — но если у нее внезапно боязнь оставаться одной, мы можем попросить Лестрейда организовать для нее экскорт, — Шерлок, впрочем, искренне надеется, что на это не придется терять лишнее время, также как и то, что управиться с одним общим чемоданом и какими-то сумками — она вполне сможет сама, в конце концов, Джон бы вряд ли женился на абсолютно беспомощной женщине? Хотя, чего это он, тот — вполне себе мог. 
— В Лондоне череда убийств, начавшихся за неделю до твоего отъезда, о котором вы безусловно галантно соизволили мне сообщить, пять дней назад Лестрейд признал, что Лондонская полиция как и всегда некомпетентна и им требуется помощь. За это время произошло еще два убийства, всего пять на текущий момент, если за то время, что мы теряем в аэропорту, не происходит еще одно. Последнее случилось день назад, так что у нас есть возможность посмотреть на достаточно свежий труп, и на последнее место преступления я все-таки съездил, хоть и мой помощник прохлаждался неизвестно где, наслаждаясь видами Франции.

— Что? — оборачивается Шерлок и смотрит на Джона очень выразительным взглядом «я знаю, что сейчас ты скажешь мне что-то крайне глупое». Холмс, в самом деле, подозревает. Может даже мысленно или вслух воспроизвести примерную фразу, общее удивление от наличествующего здесь Шерлока, короткая заметка про отсутствующую у нее совесть и что-нибудь про жену. Но оставляет это на совесть и фантазию Ватсона. Хотя, нет, сначала: — Ты собираешься мне помочь или оставишь британцев на произвол орудующего убийцы?
Холмс не договаривает, но вполне красноречиво оборачивается на Мэри с повисшим в воздухе: «Нет, конечно, если тебе важнее провести это утро со своей женой, you are totally welcome, go ahead, the killer can wait for another while».

0

4

ШЕРЛИ, нужен Брат!
I am in love with Mycroft Holmes

✁ ✄ the most boring older brother ever
http://40.media.tumblr.com/tumblr_mdokoczw6B1qmepu9o1_500.png
sherlock bbc
✁ ✄ Mark Gatiss

Фамилия Холмс, это эквивалент признанию исключительной гениальности, и исключительного неумения уживаться с людьми. При всех остальных качествах – в отношения с людьми не умеет ни Майкрофт, ни Шерлок. В отношения с людьми, этику, эмпатию, если хотите. Майкрофт пойдет по головам, чтобы править Британией, Шерлок даже не задумается, насколько это заденет окружающих, когда вскроет очередной дело. Майкрофт Холмс – фактически правительство Британии, несмотря на Королеву, несмотря на свой должный и полагающийся пиетет. Майкрофт – политик, от и до, не стесняющийся замарать руки, не брезгующий шантажом, убийствами, и где-то там испоганивший вничто отношения со своим братом, о. Впрочем, кто из них приложил к этому больше усилий – тот еще вопрос.
– – – – – – ✁ ✄
У них сложные отношения, где Шерлок язвит и пререкается, Майкрофт лезет со своей «заботой» [серьезно, ты называешь это так?]; заботой и условиями, как тому стоит жить, и просто удивительно, что у них не складываются отношения. Я считаю, что оглядываясь на прошлое, где в жизни Майкрофта случилась Эвр, он чувствует некую вину перед Шерлоком, ну и за то, что он принимает наркотики под классическую музыку и шлет брата каждый раз как видит. Шерлок плюется и видит эту заботу в гробу, как в самом цензурном из подобранных мест. А если коротко – все сложно. Я бы поиграл, я бы поиграл много драмы, и хрен его знает, куда разовьются отношения, но как минимум процесс того явно стоит.

У меня сложные отношения с последним сезоном и тем, куда увели Шерлока в каноне, но anyway. За точку отсчета мы взяли пост-четвертый сезон с некоторыми оговорками.

пример игры

///19 век
В этом мире, что до сих пор записывает женщин в исключительно слабый пол, дискриминирует их во многих решениях, свободе выбора, получении равнозначного образования и многом другим, Шерлок выделяется из стандартного большинства мужчин. Шерлок берет выше и записывает ниже себя девяносто семь процентов населения, в котором полтора процента он оставляет тем, кого он знать не знает, ноль целых три десятых — для тех, о ком он знает по газетам, и остаток для тех, кого он знает лично и готов признать некоторые зачатки разума и мозгов. Сложно не признать, что процентное соотношение не велико. Зато он не делает различий на пол и возраст, и да, дети, порой, умнее, чем их родители [они еще не успели поглупеть настолько], а дамы совершают убийства и преступления ничуть не хуже, чем мужчины. Реже, однако, некоторые из них выдерживают исключительный уровень.
Впрочем, да, это все еще способно его удивлять, но статистика подводит его под интересные факты. Впрочем, эти факты чаще стоят в меру обособленно: используются во время раскрытия преступлений, не ставят большого различия между женщинами и мужчинами, когда приходит время выбирать подозреваемых, все еще вызывают некоторое недовольство, когда приходится успокаивать женские истерики.
И все же, последнее, чего ожидает Холмс в своей жизни, это то, что судьба сведет его с девушкой. Не в общепринятых романтических задумках — упаси господи — с помощницей. То, что некоторые девушки не глупее мужчин, а может быть и разумнее неких докторов, что подхватывают невесту на руки, держатся за руки, забывают о своих обязанностях… В смысле, конечно же, он был счастлив за Джона. [читайте как твердое «нет»] становится приятной неожиданностью.
Они встречаются полгода назад, достаточно случайно — если о чем-то в его жизни вообще можно говорить как о череде случайностей. Случайности носят исключительный характер, но можно сказать, что он рад их наличию.
Они не живут вместе, и, честно признать, это скорее отрицательный факт, один из тех, что вызывает проблемы из-за общественного мнения. То самое мнение, на которое Шерлоку наплевать большую часть своей сознательной жизни, однако, жизнь заставляет его признать факт того, что не все одинаково разделяют его мнения на сей счет.
Особенно девушки. Что, честно говоря, вносит некоторые сложности, но не те, с которыми нельзя было бы смириться, ради неплохого ассистента. Ассистент — это, конечно, слишком громко, но в какой-то небольшой мере. Впрочем, что говорит общественное мнение насчет того, что он по несколько раз в неделю, а то и чаще, навещает одну знакомую его девушку и они нередко уезжают вместе на экипаже — его заботит куда меньше. В конце концов, она еще ни разу не была против. В конце концов, у нее не сбивается дыхание и не учащается пульс, когда он подает ей руку при выходе из экипажа, Шерлок проверяет это чисто по привычке, и после в высшей степени рад этому факту. Руку он подает и впредь после: не всегда, но лишь немногим меньше половины случаев. Когда не спешит слишком сильно и вспоминает манеры. Впрочем, не то, чтобы она в этом нуждалась. Что говорит за еще один плюс его положения.

— Она рассказывает, что видит будущее, — скептизм в голосе Шерлока слышен и виден за версту, впрочем, если этого недостаточно, выражение лица и вскинутые в немом удивлении брови отлично дополняют картину. — Простите, может его предсказывать, — у Холмса дергается край губ, это часто происходит, когда он «восхищается» мыслезаключениями других или некими из событий.
Приветствия и разговоры о погоде он чаще упускает как что-то настолько же устоявшееся, насколько и бесполезное.
— И, конечно же, речь идет о чем-то ужасном — почему-то никто из «предсказателей» не предсказывает солнечную погоду, отдых на морском побережье или же выигрыш в лотерею, — Шерлок щурится, замирает на несколько секунд, а после взмахивает рукой, переиначивая только что сказанное. — Впрочем, последнее как раз нередко видят уличные шарлатаны.
И ни один из них не обладает чем-то большим, чем элементарными познаниями в психологии или же просто удачей и умением «говорить». А люди как дураки продолжают заходить в шатры, кидать монеты тем, кто останавливает их на улице и рассказывают два слова про несчастную любовь, сложности с родителями, долгожданного ребенка. А потом ему будут рассказывать о том, что окружающие не так глупы, как об этом говорят факты. Серьезно.
— Скажи мне, Эвр, ты веришь в предсказания?
Он не собирался браться за это дело, можно было закончить приемные часы, набросать на листке бумаги адрес полиции, и отправить девушку туда. Элементарно. Но что-то цепляет во взгляде, и цепляет достаточно, чтобы несколькими часами ранее пообещать посмотреть и заинтересоваться. Она слишком напугана, и вот это уже точно не поставленная пьеса для благодарных дураков. И не так уж часто к детективам приходят при наличии необычных способностей. Обычно с такими способностями, в самом деле, идут на ярмарки. Она же искренне верит, коротко рассказывает про совпавшие ранее детали, и, собственно, хмм.
Но о, все еще, серьезно, предсказания?
— У нас два часа до переломного (нет) момента в истории, и мы собираемся подъехать в одно место перед. Девушка говорит, что она читает это в знаках. И нам пообещали краткий ознакомительный курс лекций.
Где-то здесь теряется предложение «не хотела бы ты съездить со мной» и «свободна ли ты сегодня» — впрочем, оно теряется всегда.

0

5

Мечтаю о Good Omens
http://s9.uploads.ru/xr0sh.png
весь каст

— — — — — — ✁ ✄
Потому что...
[indent]  ✓  библейские [blyat'] отсылки [факапы]
[indent]  ✓  ТЫ В ВЫСШЕ БЛАГО НЕ ВЕРЕШЬ ЧТОЛЕ СУКА
[indent]  ✓ "не хочим делать Апокалипсис, у нас лапки http://kody-smajlov-vkontakte.ru/emoji/D83DDC3E.png "
[indent]  ✓ кормить уточек хлебушком
[indent]  ✓ Что-То Не Так с Адамом™
[indent]  ✓ ваши всадники официально прокачены
[indent]  ✓ а вот инквизиция возможно и нет
[indent]  ✓ полыхает не только твоя тачка, но и войска Ада и Рая
[indent]  ✓ Queen
— — — — — — ✁ ✄
[indent] Люблю этот фандом всем, чем положено честному человеку любовь испытывать. А как не любить? Вот книжка такая замечательная, вот сериал скоро выйдет, вот это вот всё что ваши звезды: сошлись правильно, всё благоволит взять и прийти. Так сказать, благие знамения (вау как завернул красавчик скажы!))
[indent] Вера_Надежда_Любовь from me to you http://kody-smajlov-vkontakte.ru/emoji/D83CDF51.png

Отредактировано .rebel key (28-10-2017 20:27:26)

0

6

x

I am in love with agent tequila
✁ ✄ спящая ковбоица красавица
http://s1.uploads.ru/wemy8.jpg
kingsman
✁ ✄ channing tatum

[indent] Начнем с простого: Текила ― агент Стейтсман,  любитель теплых приемов и нежных допросов (что, конечно, может быть оправдано, но-о-о-о... нет, не-а, нетушки).  Шпиён-ковбой? Ковбой-шпиён? Близко к спору о яйце или курице, но тут, правда, ничего личного. Так уж по форме положено: кто-то учится держать мизинчик оттопыренным, а кто-то ― важно выглядеть в смешной шляпе. Как говорится, у всех свои недостатки. 
– – – – – – ✁ ✄
[indent] До этого я написал мало намеренно, так как Текила в Золотом Кольце был персонажем сильно второго плана. ( текила, вставай // ну кола, мне к третьей части) К тому же о нем фактически нет никакой информации: известно, что он "проблемный ребенок", "двоечник", не-наркоман-а-потребитель (фьюить-ха), когда-то имел дела с родео (видел версию, что он был булфайтером, в простонародье ― клоуном), и явно никогда не был обременен "серебряной ложечкой в жопе" (стейтсман эдишн). В общем, эдакий Эггси по-американски, так сказать, на максималках. По всем проёбкам признакам выходит, что у них много общего: парни с улицы и не самым радужным прошлым, ставшие агентами потому, что повезло с наставником (лично мне нравится та версия, где Шампань для Текилы типа как Гарри для Эггси, father figure, все дела), а теперь исполняющие свои обязанности как бог пошлет как карта ляжет издалека узнаваемым почерком. Было бы интересно сыграть на этих параллелях, а может быть и надумать что-то сверху. В общем, простор для фантазии вооооооооооот такой вот!
[indent] Само собой, это тяжко ― брать персонажа, у которого вместо бэкграунда ― белое пятно. Но, с другой стороны, во всем есть свои плюсы. А с третьей стороны есть я, который готов помочь люблю текилу нимагу. Короче, будет весело и задорно.
Жду!

пример игры

[indent]― И как вы это носите, ― сказал Текила. Придирчиво одернул манжеты, потянул темные лацканы, крутнулся так и этак. Эггси нетерпеливо посмотрел на часы. И чего, спрашивается, выделывается? Заигрывает сам с собой, думал Эггси, как школьница перед весенним балом:  а бутоньерку какую ― умную или красивую? а платье точно не полнит? а ты уверен, что этот цвет подходит к моим глазам?? Конечно, дорогая, ты только заткнись и бери, и иди уже с подружками туда, куда вы там обычно ходите: у мужчин свои мужские дела, мужские заботы и, черт побери, мужское личное время, которое можно провести с большей пользой, весельем или женой.
[indent]Текила поправил бабочку и заметил как бы невзначай:
[indent]― Теперь ваще не удивительно, почему вы по манерам такие отбитые. На мне эта херовина всего минуту, а я уже готов зачесать волосы и просить кларнет.
[indent]Ах ты мудак, подумал Эггси. Медленно втянул воздух носом. Ах ты пойло паленое, ах ты ковбой конченный, стэндапер доморощенный.  Тебя сюда позвали и впустили, приняли гостем как в лучших домах Парижа. Сделали костюм, в котором любой плебей сойдет за джентльмена, а ты, фермер позорный, морду ворочаешь. И мало было явиться сюда ростовой занозой в заднице, так еще вырядился в броги.
[indent]И стоит теперь, нервы треплет, чмошник.
[indent]Эггси шумно выдохнул, сказал:
[indent]― Ну всё, заканчивай красоваться, агент Горбатая Гора, наяривать на свое отражение останешься в следующий раз. И, будь добр, справься с этим как-нибудь без меня, ладушки ? ― и улыбнулся по злобному дежурно.
[indent]― Вот засранец, ― грубо рассмеялся Текила. В последний раз занялся своими многострадальными лацканами, развернулся и двинулся к выходу, коротко цокая каблуками. Эггси сделал ему ручкой. Подождал, когда звякнет колокольчик, и пошел смотреть примерочные. В двух из них, в отличие от вестибюля, уже был окончен ремонт. Эггси не знал, сколько раз бывал в ателье после взрыва. Не потому, что приходил сюда слишком часто или редко, и не потому, что ему было не важно: он предпочитал вести отсчет со дня свадьбы.
[indent]В таком случае Эггси посещал Риджент шесть раз, и первые из них стройка шла полным ходом. Там, где были развалины и крошево красного кирпича, вскоре прорастали леса о балках, лестницах и соорудительных мостиках, и день за днем пустота, которая осталась после взрыва, постепенно заполнялась фундаментом, стенами и панелями. Кингсман становился совсем новым, словно с иголочки: прозрачная витрина без единой трещинки блистала вызолоченной надписью, за которой спустя пару недель, считая с сегодняшнего дня, расправят плечи манекены. Их нарядят: со вкусом и по-джентльменски, поправят манжеты, отряхнут плечи в строительной пыли. Протрут прилавок, зажгут свет, а на дверь повесят: «Открыто».
[indent]Галахад знал, что в седьмой визит Артур начнет вербовку.
[indent]Глядя на это, кто-то может обмануться и решить, будто легко восстановить утраченное, если хорошенько постараться. Про себя Эггси называл это эффектом косметической отделки: когда фасад выбелен и выверен, прохожим кажется, будто происшествие давно миновало или его не было вовсе. Им кажется, что фасад ― самое главное, и если он на месте и выгладит хорошо, то словно ничего не случалось и всё осталось как раньше. Наверное, это хороший способ переживать потери. Главное, не быть с собой до конца честным и не думать слишком много. У Эггси это всегда хорошо получалось: не думать и не заморачиваться, но даже так ему было плохо и становилось хуже ― время от времени. Он не мог назвать свои чувства, потому что не умел их различить или распознать: они просто были с ним, скреблись и выли, выли протяжно, выли жалобно. Иногда Эггси хватало мужества их заткнуть. Тогда он обращался к себе голосом Мерлина: «Вспомни, чему учили», ― и наконец-то мог дышать.
[indent]Но если быть честным? Стать хотя бы на пару минут, хотя бы перед самим собой; стать честными и признать, что был беспомощен, был с беспомощностью маленькой, оголенной, едва ли жившей во благо и будто рожденной замертво. Он вспомнил, какой она была много лет до этого: такой же безропотной и молчаливой, но кричащей ― не словами, а поступками. Ведь мальчиков не учат высказываться. Их учат: не плачь, не бойся, будь храбрым и сильным. И делай что должно, и будь что будет.
[indent]Галахад должен убивать ― и он убивал, и никогда не видел перед собой человека, а только мишень. Он мстил именами погибших друзей и товарищей, но мстил ― кому? Тому, кто дергал ниточки, или тому, кто был повинен в наивности? Принял рыцарское имя, сел за круглый стол и решил, что отныне неприкасаемый, что больше никто не умрет ― ведь это другое кино. К чёрту, к чёрту всё. Быть честным ― трудно, быть честным ― для сильных, и лучше не думать, забыться, принять точкой отсчета наиболее счастливые дни, и вспомнить, чему учили.
[indent]Эггси зашел в примерочную номер три, потянул левый крючок. Вешалка откатилась вместе со скрытой дверью: внутри было как раньше, только оружейные стеллажи и полки наполовину пусты. Он медленно прошелся вдоль стены с фирменными печатками, зонтами, лосьонами, ручками и зажигалками. Эггси взял одну в руки, поигрался пальцами и сразу вспомнил, как пришел сюда впервые, и заулыбался как мальчишка. Тогда это казалось невозможным: стать кем-то хотя бы чуточку достойным, а теперь на нем дорогой костюм, статус секретного агента, титул шведского принца и шевалье, мать вашу, сан пёр э сан репрош. Он огладил гравировку: зажигалка была совсем как та,  которую он думал стащить из-под носа Гарри и которую едва не активировал Брендон, перед тем, как… нет, чёрт возьми, не думать. Вспомнить, чему учили.
[indent]У двери зазвенел колокольчик.
[indent]— Текила, ты что-то забыл? ― он крутил в руках зажигалку: всё еще старался быть с тем, чему учили.  Но когда он вышел и поднял глаза, там, у двери, прямо напротив, увидел Рокси. Она сказала:
[indent]― Привет, ― и Эггси замер. Забыл то, что должен был вспомнить, забыл, что можно не думать или то, что думать нужно, или что-то другое ― он уже и не помнил, как было в точности. Он выронил зажигалку.
[indent]― Твою мать, ― но ему было плевать. Пусть взорвется прямо здесь и сейчас, пусть только отстроенное, пусть это новенькое здание сгорит синим пламенем, если перед ним живая, настоящая Рокси.
[indent]― Твою мать, ―  Эггси переступил зажигалку, зацепил что-то ботинком, раздался жестяной шум, но ему было всё равно. Он видел перед собой только Рокси, он слышал только Рокси и то робкое «привет», и когда наконец-то добрался до неё, то, не сбавляя шага, обнял, крепко-накрепко хватая руками плечи. Она была теплая, пахнущая свежестью и дождем, дышащая, мягкая. Это точно, точно Рокси, его Рокси.
[indent]Эггси стоял так чуть дольше, чем положено. Хотя кто знает, сколько положено обнимать друзей, вернувшихся с того света? Минуту, две, пять? Кто его знает, думал Эггси, да и какая разница. Обнимать нужно долго, как можно дольше, пока не заболят руки, пока не поседеешь и не умрешь от старости. И даже это не могло быть уважительной причиной для того, чтобы выпустить Рокси.
[indent]― Рокси… ты… как? Что? Просто жесть… это… охренеть. Черт. Пиздец, прости, то есть: вау, конечно… твою мать, ― бессвязно пролепетал Эггси. Положил руки на плечи Рокси, чуточку отодвинул от себя, чтобы как следует рассмотреть.
[indent]― Ты классно выглядишь. Просто супер, ― он наконец-то выдохнул. ― Охренеть.

Отредактировано .rebel key (11-12-2017 16:53:36)

0

7

I am in love with Batman
https://78.media.tumblr.com/d036d484ebfa030a08b02f421dcc08c5/tumblr_oypxx2KTC41trp40so1_1280.jpg ✄ товарищ, коллега, человек, который много спрашивает

DC
✁ ✄ Ben Affleck

! заявка выкуплена
Однажды, потеряв родителей, он научился выставлять самую свою темную сторону, самую слабую и уязвимую, сотканную из страха и суеверий, своей сильной стороной. Он оставил свою Тень, подчинил её себе и сделал то, что являлось воплощением его детских кошмаров, воплощением кошмаров для тех, кто выходит на улицы Готэма с черными мыслишками и идут на преступления. Тёмный Рыцарь Готэма - судья и палач в одном лице, преступник и герой, но не убийца и не мститель. Всё зависит от того, с какой стороны смотреть, как и всегда - будучи вне закона, он помогает закону, а люди... А люди всегда будут метаться между двумя крайностями - герой, на которого хочет быть похож каждый ребёнок и которого ждут все попавшие в беду, или самодур и злодей, запугавший всех и установивший свою тиранию над городом. И обе версии будут правдивыми, потому что правда у каждого своя, её не бывает единой для всех.
Брюс Уэйн - миллиардер, филантроп и иногда плейбой. Иногда человек с причудами. Иногда затворник. Иногда кто-то ещё. В большей степени он уже Бэтмен, чем Брюс - его теневая сущность становится основной, потому что он посвятил свою жизнь борьбе с преступностью и установлению справедливости хотя бы в рамках одного города.
Но он человек. И это определяет его от и до. Он не может ломиться грудью на амбразуру не взирая на взрывы снарядов и перекрестный огонь - он человек, он смертный, у него нет каких-то суперспособностей, которые делали бы его неуязвимым. Да, прекрасная физическая форма и отличные навыки рукопашного боя при нём, а ещё при нём мозги. Вместо сверхспособностей у него деньги, которые позволяют разрабатывать сложное техническое оснащение, которое даёт ему возможность сражаться за свои идеалы лучше и эффективней. Он думает как человек, поэтому выбирает, по возможности, для схваток с противником такие места, чтобы не разнести город и не наплодить сирот, калек и мертвых. Ему приходится думать, анализировать, рассчитывать чужие и собственные силы, соотнося их и выискивая способы при этом достичь желаемого. Бэтмен воплощение того, в чем и должен быть силён человек - интеллект, наука и техника, неравнодушие к отдельным жизням, навыки боевых искусств. Ум, честь и совесть, одним словом, человеческой нации, выбравший воплощение Летучей мыши для себя.
– – – – – – ✁ ✄
Я ищу тебя потому что Лигу Справедливости должен кто-то собрать. Кто, если не Бэтмен, потому что остальные у нас маргиналы индивидуалисты и выпендрежники с суперспособностями.
Кроме того, говорю честно и открыто, что я пейрингую Диану и Бэтмена - их взаимодействие просто очаровательно со всеми подкатами и откатами. Я не собираюсь вешаться вам на шею и тащить в постель, сопли и карамель. Мне на шею тоже не нужно вешаться. Но лёгкий ироничный флирт с каким-то развитием в чувства - это отличный вариант, на мой взгляд. Вот как-то так - спасать мир и строить глазки.
Я не спец по комиксам я их вообще не знаю, я беру мультиверс, но если вы захотите что-то отыграть комиксное, то я умею читать и обсуждать, довольно понятлива, так что не думаю, что у нас с этим возникнут проблемы.
Хотелось бы видеть неконфликтного игрока с хорошим чувством юмора и средней скоростью игры, чтобы без крайностей в виде 100500 постов за день или же 1 поста в полгода.

пример игры

Магнуссен ошибался.
У человека не одна болевая точка, у него их много, и на каждую нужно воздействовать отдельно, в зависимости от того результата, которого хочешь добиться. Одним ударом можно убить, но это не было целью Эвр, ей нужно было выйти из тени, показать тот мир, в который они все её заключили, заставить их почувствовать свою беспомощность несмотря на всю свою гениальность. Сколько минут нужно, чтобы человек забыл себя, чтобы его мозг помутился от боли? Для этого нужно бить точечно, аккуратно, точно рассчитывая силу удара, чтобы не переборщить и не слить козырь впустую. Это была ювелирная работа, похожая на реставрацию бесценного произведения искусства, когда шедевр собирают по крупинкам, по чешуйкам облетевшей и потускневшей позолоты, когда из-под грязи и чужой малевни, а именно это и напоминали взаимоотношения Шерлока и его окружения, открывались совершенно уникальные и дивные полотна. И чтобы разрушить всё это, сначала нужно было создать то, о чем сам дорогой братец мог и не подозревать при всей славе гениальнейшего сыщика современности.
Что с них взять, с Шерлока и, тем более, тех безмозглых людишек, которые ели складывают два и два, а потом безумно гордятся своей творческой натурой, свободной от жестких рамок логики. Глупцы. Они все глупцы.
Британское правительство пока почивало на лаврах, жило на недосягаемой высоте, откуда само дальше собственного носа ничего не видело. Что же, Эвр это устраивало — чем сильнее раздувался Майкрофт, напоминая глухаря весной, тем лучше для неё, тем привольнее и веселее гулять у него под окнами и оставаться неузнанной, ненайденной и невидимой.
С Ватсоном было просто — он был незамысловатым и прямолинейным, предсказуемым как рельсы. А ещё он был мужчиной, а они покупаются на глупые словечки зачастую чаще, чем женщины, про которых ходит вечная шовинистическая шутка, что все женщины одинаковые, но надо не забывать говорить каждой, что она уникальная.
Лейстред… Эвр, честно говоря, ещё не определилась, стоит ли так сильно расширять состав участников на финальном спектакле. Грег был слишком стабильным и ровным, а ещё не был полным кретином, к тому же, он несколько дублировал роль Джона, только на куда менее экзальтированной ноте. Можно было подождать с ним.
Ирэн Адлер. Эта Женщина. Эвр навела о ней справки, прокрутила в голове несколько раз дело, которое свело её брата и доминантку, осталась разочарована. Во-первых, она не совсем понимала, что именно в Ирэн так привлекло Шерлока, во-вторых, глупая женщина не сумела даже сыграть правильно роль в красивом и филигранном шантаже, выстроенном для неё Джимом. Позорище. Кроме того, это было совсем не тем, что действительно могло уязвить — Адлер так и так рисковала и в любой момент могла, — ой, жалость-то какая! — закончить свою жизнь с некрасиво смазанной красной помады с губ и дыркой между глаз или получить уютную камеру в тюрьме и один единственный наряд без изысков. В ней было настоящего, она была слишком гротескным образом, чтобы действительно пробудить нужные эмоции, на которые Эвр хотела посмотреть. Нужно было играть тоньше, намного тоньше.
Рядом с роковой Доминанткой серая мышка Молли никогда не бросится в глаза, зато эта мышка была почти всегда рядом с Шерлоком, готова была ради него рисковать, молчать столько, сколько нужно, терпеть и ждать. Неизвестно чего, но ждать. Маленькая девочка Молли была куда более важной персоной, чем Дама Червей, маленькая девочка Молли не была разменной картой, она была тузом, который о себе ничего не знает. Или Бубновой Королевой — не красавица, не яркая звезда на небосклоне, но самый надёжный способ, чтобы добраться до Шерлока. Неслучайно именно её использовал Джим для первой встречи с её братцем.
Сложность в работе с Молли для Эвр была в том, что она привыкла слушать. Это не Джон, который привык уже игнорировать взбрыки и выходки гениального друга, как Шерлок игнорировал правила социума живя в нём. Молли была тихой, но с тихими сложнее — в их словах веса больше, чем у болтунов, у них есть времени больше, чтобы увидеть и даже попробовать понять происходящее. А ещё её как-то нужно было разговорить, заставить не просто что-то ответить и снова спрятаться в своем панцире, а достать оттуда — чтобы точно понять её возможное воздействие на Шерлока, нужно было разобраться в этом бардаке и хаосе человеческих чувств и скрытых желаний, а это уже требовало эмоций от самой Эвр, чтобы выглядеть живой и внушающей доверие, чтобы не бросалось в глаза сходство с братьями, чтобы необычность новой знакомой не дошла до Шерлока раньше, чем она сама будет готова снять все маски и начать.
Она просчитала несколько вариантов для знакомства, несколько дней наблюдала за мисс Хупер, подстраиваясь под её распорядок дня, после чего пришла к выводу, что люди, как обычно, наиболее расслаблены во время приема пищи, когда своеобразное опьянение от еды, независимо от наличия или отсутствия алкоголя, развязывает языки и притупляет паранойю даже у тех, у кого она существует. Обеденный перерыв ещё играл ей на руку — люди волной набегали на кафе, быстро занимая все свободные столики, в результате чего те, кто пришёл позже или оказался менее расторопным и более придирчивым к выбору места, вынуждены были или ждать, или отправляться в следующее заведение. Зато Эвр получала за счет этого возможность напроситься за столик к Молли:
— Извините, вы позволите к вам подсесть? — она предстала в этот раз почти в своем настоящем обличие, но акценты были смещены, поэтому даже тот, кто знал её в лицо, вряд ли бы сразу догадался, кто перед ним — черные волосы были заплетены в косу, на носу очки в черной оправе, визуально изменяющие форму глаз в силу законов оптики, макияж менял немного овал лица. Она была в белых брюках, бирюзовой удлиненной приталенной рубашке, поверх которой на талии был узкий белый ремешок, белое кашемировое пальто не было застёгнуто, из карманов выглядывали серые замшевые перчатки под тон сумочки и туфель на невысоком устойчивом каблуке. На запястье зацеплен белый зонт-трость — большой привет Майкрофту и его привычкам. Вынужденная страсть к белому цвету в сочетании с чем-то холодным уже въелась в её подсознания за годы жизни в Шерринфорде. Но при этом она осознавала это и находила в этом забавную шутку — белый цвет раскладывался на спектр, был любым другим цветом, был отправной точкой и точкой схода лучшей снова. Начало и конец. — Я что-то совсем не сообразила, что в это время будет так много народу и все места будут заняты…
Из сумочки небрежно выглядывала книга по анатомии, но не та, которой пользуются медики, а та, которая была бы особенно интересна художникам — в ней были рисунки Да Винчи, Микеланджело, Рафаэля и других художников. Эвр улыбалась чуть смущенно, как человек, который ни в коем случае не хотел потревожить своей просьбой и которому вообще неловко за эту просьбу. Она знала, что Молли слишком отзывчивая, чтобы отказать, а книга была зацепкой, чтобы как-то завязать разговор.
Естественное поведение, как и естественный макияж, требовало куда больше времени на подготовку, сил и мастерства, чем любое экзальтированное и вызывающее, чем какое-то нейтральное, подходящее психоаналитику, который просто слушает чужие проблемы, чем имитация страха дочери, которая знает, что её отец убийца и у которой провалы в памяти. Подготовка образа вышла для безобидной серой мышки Молли куда более скрупулёзная и тщательная, чем для всех остальных участников шоу.

Отредактировано .rebel key (07-11-2017 21:11:53)

0

8

I am in love with CARL FOUTLEY
✁ ✄ чертов гений
http://s2.uploads.ru/Pue35.jpg
As Told by Ginger
✁ ✄ 404 not found

  Этот пацан...
  Младший сын Луис Футли, натуральная шпана, юный предприниматель, местечковый заводила, захвативший власть над конурой Монстра, а теперь развернувший там свои темные делишки. По большому счету, сам себе хозяин, голова, добытчик и режиссер. Не то чтобы хулиган... нет, всё таки, главный хулиган класса, обремененный острым (но не то чтобы преступным) умом, знающий для своих лет слишком много для того, чтобы оставаться в статусе заурядного ребенка. О какой заурядности может идти речь, когда главное сокровище твоего счастливого детства ― миндалины пижонского пацана, первая любовь ―  женщина из дома престарелых, а каждодневные забавы ―  сто процентное фаталити для окружающей мебели, среды и, может быть, людей.
  Луис давно оставила попытки вмешиваться в жизнь сына (быть может, с рождения шучу нет), потому что, ну, сами посудите: хотя Карл самолично создает проблемы, возведя эту константу в систему, но так же справляется с последствиями, принятием решений различных калибров и полярностей.
  Он родился и вырос в обыкновенной семье: с любящей мамой, старшей сестрой, у которой всегда свои заморочки, и нерешительным отцом, когда-то оставившим семью. У него есть лучший друг и приспешних ― Худси, а так же худший враг ― Блейк Грипплинг, которого иногда не стыдно использовать в корыстных целях.
  В общем и целом, этот пацан ― тот еще кадр.
– – – – – – ✁ ✄
  ... потому что люблю "Как говорит Джинджер", люблю Карла и вижу его в околореалиях Южного Парка. С амбициями Карла и спецификой моего фандома намутить что-либо фееричное ― это, как бы, изи изи рил ток синк эбаут ит проще легкого. Это, как бы, грех ― не найти где сойтись.
Так что ищу, жду, цьомкаю!

пример игры

История началась, когда Картман шлепнул на стол увесистую папку.
— Что это? — Кенни ткнул в неё пальцем. Потом намотал на руку плащ, перекинул через плечо и запахнул на груди, как халат: с улицы тянуло прохладой.
Картман пригладил папку, поставил ладонь на столешницу, перебрал пальцами — стальные когти звонко клацнули о пластик. В другой руке он держал связку: там было несколько одинаковых ключей, и они едва слышно позвякивали. Бок о бок с ними болтался резиновый Эмбригуру с белой наклейкой у брюха, поверх которой крупными буквами значилось: «БАТТЕРС».
Снаружи задуло, и Кенни старательно спрятался под капюшон. Они были на складах, потому что место выбирал Картман, а тут всегда было сыро и холодно. И ветер завывал не как в центре, а действительно угрожающе, и ухал о тонкие стены контейнеров так, что содрогалось изнутри. Пару раз Кенни видел, как задрожала пластмассовая этажерка, а потом от стены отвалился «Злодейский План Номер Пятьдесят Четыре». Еще там стояла коробка из-под телевизора, и она повалилась тоже: бухнулась на пол той стороной, которая выкрашена синим. Синий был взят в рамочку, чтобы было похоже на экран, а по бокам кто-то мелками вывел разноцветные кнопки. А сверху подписано: «СУПЕРЗЛОДЕЙСКИЙ КОМПЬЮТЕР ХАОСА».
Картман раздраженно цокнул и запнул коробку подальше в угол. Затем неловко нагнулся, поднял «Злодейский План Номер Пятьдесят Четыре», скомкал и бросил не глядя. Кенни нахмурился: неплохой был компьютер, хорошо нарисован, старательно — так не каждый сможет. И план висел тут много дней, и провисел бы еще, и, возможно, использовался бы по назначению — во имя чего-нибудь принципиально недоброго, — если бы не разрушительное присутствие Картмана. А ему и отчитываться было не перед кем, потому что помещение принадлежало бабуле очкастого Дуги, и она разрешала там играть. А Дуги был заодно с Баттерсом, а Баттерс, на правах старшего как по возрасту, так и по званию, являлся доверенным хранителем связки. Он торжественно нарек вверенный ему артефакт «Ключом Измерения Хаоса», и приставил к нему грозного охранника — капитана Эмбригуру, которого пришлось снять со школьной сумки. Но Баттерс пошел на эту жертву ради большого дела, и Кенни помог ему разжать карабин, и приделал новый, чтобы брелок не свалился с кольца.
А теперь священный артефакт находился в загребущих лапах Картмана.
— И откуда у тебя ключ от логова Хаоса?
— Я вежливо попросил и он любезно его мне дал.
— Картман, говнюк, ты опять угрожал Баттерсу?
Картман закрыл глаза, помассировал виски, сказал назидательно:
— Ну сколько мне еще повторять: я — не говнюк. Это вы — говнюки. НЕ Я, понял? А ВЫ. И Енот, мать твою, Мистерион. Е-Н-О-Т! — он ткнул пальцем в грудь, указал на маску. — Первое правило клуба супергероев: кто называет другого по имени, когда на нем костюм, тот обсос вонючий и нахуй идет, ясно тебе?!
— Да ты задрал потому что. Пятый раз за неделю, — Мистерион подтянул перевернутое ведро, которое было тут вместо стула, и забрался на него с ногами. Картман скрестил руки на груди и нетерпеливо притопнул подошвами. Пришлось сдаться:
— Так что это за папка, Енот?
— Так-то лучше, — сказал Енот. Потом расправил плечи, чтобы смотреться внушительнее; подтянул штаны и прочистил горло. — А это, мой героический друг, не папка. Это целый документ, тайный и секретный, и чтобы он не попал в злодейские руки, мне пришлось схлестнуться в жестоком бою с рыжей сукой Салли Тернер, — и он победно потряс папкой перед самым носом: только сейчас Кенни заметил, что она была с узорами и наклейками, и явно девчачья. Тем временем Енот медленно расстегнул застежку, чтобы получилось совсем уж триумфально, потом вытащил разноцветную карту Южного Парка и разложил на столе. Там были желтые квадраты зданий, серые палочки перекрестков и покатое голубое пятно, больше похожее на фасолину, прямо за школой.
Мистерион осмотрел её как следует, подумал и сказал:
— Ты побил Салли Тернер ради раскраски?
Енот взглянул на него, как на идиота.
— Вот скажи мне, ужас в капроновых колготках, что делают супергерои? Правильно, сиротеют, страдают и защищают город от несправедливости. А какой город надо защищать? Правильно, «мой город» надо защищать. Мой, Мистерион. Не наш. Ну и как мы будем это делать, если нас двое, а? — он прокашлялся и проговорил мрачным голосом:
— Этот город слишком мал для нас двоих, Мистерион, — Енот взял фломастер, снял колпачок, потрогал стержень, недовольно цокнул. Поставил на место, взял другой, приложил к карте и линией поделил её пополам. Написал справа «Е», а слева — «М».
— А, нет, секундочку, — Картман высунул кончик языка и старательно обвел «Свистуна Вилли» так, что он стал принадлежать территории «Е». — Щикарно-о. А почта тогда сдвигается во-о-от сюда…
— Какая разница, кто на какой территории? Наша цель — помогать людям, и это то, ради чего я ношу свой плащ, — серьезно сказал Мистерион, и опустил голову так, что на глаза упала глубокая тень.
В отличие от Картмана, Кенни действительно хотел помогать и быть полезным, и понимал, что большое дело состоит из маленьких поступков. Ему не нужно было славы или общественного признания, и других почестей тоже: было хорошо уже от того, что город становится чуточку лучше. И, самое важное, Кенни знал то, чего не знал Картман. Этого не знали и остальные пацаны, и взрослые, живущие по ту сторону железной дороги: плохую жизнь и отношение к жизни, то, особое, которое удается увидеть только в бараках, грязных канавах и подворотнях.
И в разделе территории не было никакого смысла, потому что всё равно никто не будет держаться границ, и только Картман будет использовать это в своих целях. Поставит Баттерса на счетчик за посещение «Свистуна Вилли» или еще что придумает. Потому что тайные документы, добытые в жестокой схватке, у пацанов на том же счету, что у девчонок — списки, и если уж рассекретили и забились играть так, как написано, то нарушать нельзя, иначе ты — козел вонючий. К тому же, Картман достал папку нечестно, а это шло вразрез с представлениями Мистериона о геройстве.
Таким образом выходило, что в папке Салли Тернер заключалась власть, которой, вопреки словам Енота, было суждено попасть в злодейские руки. И эти руки прямо сейчас отмечали крестиками стратегически важные объекты. Так что он спрыгнул с насиженного и ловко выдернул её из чужих рук.   Сказал:
— Так не делают, Енот. Это — личная вещь Салли и её надо вернуть.
— Эй, отдай, не будь козлом! — заверещал Картман и ринулся на Кенни, но тот был проворнее и, ловко увернувшись от чужих лап, выбежал на улицу.
Снаружи бушевал ветер, так что пришлось придержать капюшон, чтобы не слетал. У противоположного склада стоял мусорный бак, и Мистерион подбежал к нему, вспрыгнул на крышку и дальше — на контейнер. Енот остался позади: его задница естественным образом не давала шанса оперативно забраться на верхотуру, так что он мельтешил внизу, выбирая, с какой стороны подступиться к взятию стены. У него никак не получалось: он свернул крышку, запутался в плаще, смачно выругался. Потом яростно ткнул в сторону Мистериона пальцем и выкрикнул:
—  То есть так, да?! Запомни мои слова: это не я развязал войну, это ты, урод, развязал войну!
Кенни лишь пожал плечами, убрал папку под плащ и показал Еноту средний палец. А затем сорвался с места и был уже у дальнего угла крыши, когда услышал:
— НУ И ПОШЕЛ ТЫ НАХУЙ, МИСТЕРИОН!

В городе он был быстрее, потому что знал, где можно срезать угол, а где взобраться по пожарной лестнице. Так что Мистерион стремительно преодолевал расстояние до цели — дома Салли Тернер.
Наверное, у него будут неприятности: Картман не любил, когда его разводили, а особенно — если это шло вразрез с его планами. Но Кенни не боялся по многим причинам: героям страх не положен по статусу, а инстинкт самосохранения — не то, чем руководствуются бессмертные. А еще (самую малость) он верил в то, что Эрик Картман — не такой говнюк, как все думают.
Мистерион взбирался по пожарной лестнице, когда услышал:
— Слышь, малая, да мы тебя не обидим. Сходим, пробздимся парочку кварталов, мы этого, того, компания вообще пиздатая. Никто не обидит, слышь меня, да? — говорил пацан. Кенни пригнулся, чтобы разглядеть лучше.
Это были старшеклассники, и каждый из них был на пару голов выше Кенни. А еще они отирались в переулке, а в переулках всегда торчат обсоски типа тех, с которыми тусуется Кевин: козлы с яйцами вместо мозгов и большим самомнением только потому, что на пару лет старше. Он посчитал и прикинул: их было пять, а пятеро против одного — всегда неравный бой. Кенни прошел бы мимо, потому что один раз нарвешься на старшаков, а проблемы потом — всю жизнь, но вот Мистерион…
— Эй, вы, отстаньте от неё, — он спрыгнул с лестницы и приземлился прямо между девчонкой и старшеклассниками.
— Это еще че за хер?
— Пиздец, зацени! Классные трусы, пацан.
— Слышь, придурок, отвали отсюда, тут ваще-та интеллегентные люди разговор ведут. А не свалишь — вынесем, — это был тот, что за главного. Он угрожающе выставил нож.
— Попробуй, — сказал Мистерион, и выбросил дымовую шашку. На самом деле дымовая шашка была ярмарочной хлопушкой, которую удалось урвать, когда они с классом ездили на экскурсию в Денвер. Но и её было достаточно для отвлечения внимания: хлопушка вспыхнула и взорвалась как настоящий фейерверк, а Мистерион, воспользовавшись замешательством старшеклассников, схватил девчонку за руку, сказал:
— Доверься мне, — и они побежали из переулка.

0

9

I am in love with Sam Wilson
✁ ✄ лучший друг
https://i.pinimg.com/originals/7d/9c/a7/7d9ca7aa00714d359c30e4a3bc39d9b2.jpg
marvel
✁ ✄ Anthony Mackie

Сэм Уилсон был летчиком-испытателем ВВС США. Он управлял разработанной Старк Индастриз EXO-7 Falcon — системой перемещения в воздушном пространстве, предназначенной для проведения спасательных операций. Вместе со своим напарником Райли Сэм участвовал во множестве заданий, на одном из которых Райли погиб. После смерти друга, Уилсон стал советником ветеранов с ПТСР в Вашингтоне. Там он познакомился со Стивом Роджерсом.

Сэм Уилсон - очаровательный парень. Обладающий чувством долга и юмором, делающий Стива чуть более современным. Сэм обладает многими качествами, что привели его в команду Мстителей. Он также, как и Стив, считает, что "если не мы, то кто". Они понимают друг друга слишком хорошо. Тем более, что Сэм помогал найти Баки, пока Баки сам не нашелся. И да, ты принимаешь все так, как есть. Не считая, что это вообще чье-то дело.

I do what he does just slower

Мы учитываем все фильмы, вышедшие во вселенной-199999. Поэтому да, ты облажался со Скоттом, ты в команде Новые Мстители и команде Капитана. На данный момент Сокол скорее всего находится также в бегах после того, как Стив и Баки вытащили всю команду из Рафт. Вероятно Сэм скрывается в Америке или Европе, связываясь с ребятами. Либо также в Ваканде вместе со Стивом и Баки. Выберешь сам точку отсчета.
– – – – – – ✁ ✄
Мне нужен Сэм. Очень! И Баки тоже. Естественно, Стиву нужен его лучший друг, человек, который знает о нем многое, понимает его, относится просто с самого начала их знакомства. Сокол - это Новый Мститель, боец, доверяющий своему командиру. Поэтому сейчас идет общий сбор, угроза реальна х))
Нужен человек, который любит этого персонажа, даст ему возможность раскрыться больше и объемнее, чем в фильмах. Скорость не так важна, но хотелось бы посты не раз в месяц, а чаще.

пример игры

Стив механически пережевывает блины, уже сейчас теряя вкус. В его памяти все сохранено в нужных ячейках. Один взгляд на лицо Кло, и перед ним снова выстраивается ряд отредактированных слайдов. Они тогда ворвались на базу, сметая все на своем пути, чтобы обезопасить мир от Ультрона. Но все пошло не так. Он помнит этот бой, помнит морок, который наслала Ванда. Помнит все до каждой секунды. И то как Халк развалил город. Тогда они стали поверженными героями. Как и сейчас.

Стив опасно щурится. Чуть приподнимает бровь в знакомом каждому преступнику выражении лица. Капитан Америка внутри него расправляет плечи. Проснувшись в этом времени, потерявшись среди огромных экранов на Тайм Сквер, ему сложно было стать собой снова. И каждый раз, глядя на щит, отрабатывая удары на груше, он слышал, как кричал Баки, срываясь в бездну. Он чувствовал, как захлебывался холодной водой, зная, что Баки встретит его по ту сторону. Мечтам о будущем тогда пришел конец, он спас мир, с него было достаточно. Он выполнил свой долг.

Проснувшись под голос радиоведущего он знал, что больше не будет таким, как прежде. Он не будет открытым улыбчивым парнем. Он не почувствует тычок под ребра от острого локтя Баки. Америке нужен был герой Капитан, а Стив Роджерс, парень из Бруклина, остался во льдах. Оттуда выбрался кто-то другой.

Другому хотелось войны. Другому хотелось забыть все то, что когда-то делало его человеком. Ведь сердце навсегда упало вместе с Баки, когда поезд разделил его жизнь на «до» и «после». Другому нужна была цель. И он ее нашел. Бесконечная война с самим собой, с врагами, цель, вросшая в него в тренировочном лагере под кожу, введенная вместе с сывороткой доктора Эрскина.

Их было двое. Потом остался только один. И Стив Роджерс, улыбчивый добрый мальчишка, считающий, что получить по лицу за правое дело лучше, чем отсиживаться за спинами других, художник-иллюстратор, сирота, преданный своим идеалам стал только гостем. Вместе с звездно-полосатой броней Стив захлопнул и себя. Так было легче. Так всегда было легче, пока с Зимнего Солдата не слетела маска на мосту.

- Я думаю, что люди Т’Чаллы присмотрят за суданскими ребятами, - он смотрит на лицо главного в наемниках, но не узнает. - Нет, эти мне не знакомы. Возможно Росс нанял нескольких. Или кто-то просто пришел за другим. Слишком много вариантов. А вот с этим Кло я очень хочу побеседовать лично.

Роджерс незаметно для себя ведет плечами, берет еще один блин, мажет его в сиропе и заталкивает в рот. Жует, выстраивая внутри нужную дозу решительности. Это привычно, настрой на новую битву. Вчера он как раз отремонтировал старый байк, поэтому проверить его в деле будет неплохо.

- К тому же у него уже есть клеймо, нужно напомнить ему, что это не просто знак отличия, - отпивая чай, Стив смотрит в смартфоне самые последние данные. - У нас десять минут на сборы. Эти мудаки уже начали продвигаться к границам. Расчетный маршрут выведен на экран. Их ведут, - он допивает залпом и встает. Движения резко становятся более скупыми, дозированными.

У него нет щита из вибраниума, тот остался тогда Старку. Бросить его на пол, выбирая между долгом и своим сердцем, стало легче, держа Баки одной рукой. Он человек. Человек слаб. Он не мог поступить иначе. И в следующий раз он тоже выберет сердце.

Экипировка проста. костюм полностью черный, ремни перетягивают. Пистолет в кобуру, затянуть шнуровку. Они оба солдаты, к выходу они готовы слишком быстро. Стив аккуратно подгоняет перевязь на правой руке. Вместо щита из вибраниума, у него теперь есть его заменитель. Кудесники Ваканды смогли и это исправить на раз-два. Голограма ощутимо била противников, не имела звезды и расцветки, оставаясь круглой. Конечно, он еще привыкает, но все же лучше так, чем просто с кулаками.

- Готов? - Стив позволяет себе чуть улыбнуться, ловя лицо Баки ладонями, притягивая к себе и целуя его в губы, крепко прижимая. Теперь у него появились новые привычки перед битвами. И они ему чертовски нравятся.

- Кло потерял руку тогда, но по камерам видно, что он заменил ее протезом. Вибраниум, скорее всего. Это единственный металл, что лучше всего подходит к телу человека. Лучше титана, - Стив прижимается к мотоциклу, набирая скорость. Он говорит в монитор, вдетый в ухо. Влажный ветер Африки бьет в лицо. - Так что он будет нелегкой добычей, Бак.

Адреналин задевает все центры, заставляет глухую холодную ярость подниматься и становиться стержнем.

0

10

I am in love with RUKIA KUCHIKI
✁ ✄ девочка с катаной, художница года, шинигами как синоним приключений.
http://images6.fanpop.com/image/photos/36200000/Rukia-Kuchiki-image-rukia-kuchiki-36248025-500-281.jpg
bleach
✁ ✄ оригинал, прототип по желанию

Я знаю, что такое одиночество. Одиночество узника, что томится взаперти. Я знаю, что такое радость. Радость от того, что твои товарищи пришли тебя спасти. И я знаю страх. Страх того, что твои друзья получат увечья или погибнут. Не бойся Иноуе, я иду к тебе (с).
Твоя жизнь после смерти была по-настоящему насыщенной. Детство в трущобах, Академия, клан Кучики, Кайен Шиба и становление лейтенантом тринадцатого отряда - столько событий, имен и утаенных слез. Расскажешь ли ты когда-нибудь все? Вспомнишь ли сама огонь заката и паучью лилию в своих хрупких руках?

Кучики - звучит гордо. Непривычно и немного больно. Особенно по началу, когда каждый третий в Сейретее считал своим долгом посмотреть на тебя дольше положенного, за улыбкой скрывая зависти яд: подумать только, в обход существующих правил, без вступительного экзамена даже, не окончив академии толком.
  Кучики - пахнет одиночеством. Новая жизнь подразумевала прощание со старыми друзьями. В мире аристократов дружба - слишком громкое слово, Рукия, разве ты не знала об этом?
  Кучики - скрывают Любовь. Равно как и прочие чувства. Посмотри на своего брата, Рукия. Ты все поймешь.


– – – – – – ✁ ✄
От Руконгая до Сейретея - из нищеты семьдесят восьмого района в клан Кучики - ты путь прошла нелегкий. А впрочем, к черту прошлое, знаешь. Шинигами ты там или кто, катану держишь уверенно, в тебе чувствуется сила. Соде-но-Сираюки, говоришь. Красивое имя, красивый меч, он не пустой - я чувствую волю. Веет холодом. И немного, кажется, сакурой. 
.. просто почему бы Рукии не заглянуть в мир живых вновь, но не в Каракуру, ведь не сошелся свет клином на маленьком городке! [фуко]Тайчо, пустые не дремлют, не желаешь морской прогулки и немного помощи в кромсании этих вот всех? Держу в голове парочку сюжетов, каждый из которых можно уронить как в юмор, так и экшен_драму в лучших традициях сенена. Если нет, не страшно - готов любоваться издали, составлять компанию в альтернативах и флуде).

немного около атмосферы

http://s9.uploads.ru/Ubp1V.png

пример игры

Приказы капитана не обсуждаются. Капитан - абсолют на корабле, даже если это Монки Ди Луффи. Этого непреложного правила придерживался Ророноа с самого начала совместного путешествия и не собирался нарушать не при каких обстоятельствах. Он многое терпел сквозь зубы, но всегда принимал даже самые абсурдные заявления Луффи, и еще никогда ему не хотелось поступиться пиратским законом столь явно, как с момента торжественного [обраненного вскользь, между куском мяса и другим, поменьше] объявления, мать его, Альянса. С Трафальгаром, дозор его побери, Ло. Нет, Зоро не против. Идея выйти на йонко ему по душе, даже план, предложенный Ло, не кажется чем-то идиотским, отнюдь, похоже на настоящую стратегию, к которой Мугивары ранее если и прибегали, то только в мыслях [не все]. Все это очень правильно и по-взрослому, но... не в стиле команды соломенной шляпы. Это не решение капитана, хоть, судя по довольному виду последнего, он вполне одобряет. Наверняка, как обычно услышал только то, что ему нужно завалить Дофламинго и Кайдо. А значит, снова возьмет на себя самых сильных. Снова пойдет по прямой, попутно кого-то спасая, собирая все раны. Зоро знает, что пойдет следом. Он будет чуть поодаль, на расстоянии меча.
Зоро слушает план молча, лишь изредка цыкая на взволнованных и перепуганных лишь репутацией врага Нами, Усоппа и Чоппера. Зоро внимательно изучает нового союзника и приходит к неутешительному выводу: Ло что-то скрывает. Зоро чувствует это нутром. Зоро видит, что Робин с ним солидарна.
Еще два дня Ророноа следит за Ло издалека. Всматривается в ленивые движения Хирурга Смерти, боясь одного - не успеет. Не сможет поймать тот момент, когда Трафальгар решит активировать пространство, когда нанесет подлый удар. Неужели его нодачи лишь для красоты? Ло почти всегда закутан в свое пальто, но Зоро и так способен оценить его телосложение, угадать сильные руки. В ленивых движениях он не видит лишнего, понимает - мастерство. А в глазах замечает тягучее болото внутренней тьмы. Ло, наверное, думает, что его не заметно, раз позволяет себе обнажить частицу души. Ладони сводит от нетерпения, мечи вибрируют, угадывая желание своего хозяина. Зоро вынужден быть настороже. Он тягает свое железо усерднее, чем неделю назад. И старается не думать о том, что однажды найдет обезглавленное, но еще вполне живое тело капитана на палубе. Или... Зоро старается не думать вообще.
Зоро не доверяет Ло. Потому что его капитан доверяет, кажется, всем. И Трафальгар отвечает ему взаимностью. Когда он в очередной раз ретируется с палубы, едва бросив взгляд на самого Зоро, Ророноа лишь убеждается в собственной теории. Когда Ло быстро и четко отражает летящий в его сторону сорвавшийся из лап Чоппера игрушечный снаряд (что за дети, как будто мало им настоящих сражений), Зоро выстукивает рваный ритм на рукояти Вадо. Как жаль, что его нельзя убивать.
Было нельзя. До тех пор, пока Трафальгар не нарушил главного правила на корабле - не покусился на его капитана. Случилось то, чего Зоро так опасался. Он опоздал. На секунду. Черное, как гнев Ророноа, с тонким алым узором лезвие меча царапает кожу на горле Ло, сам Зоро стоит чуть позади, со спины. Он с трудом сдерживается, чтобы не снести эту многомиллионную голову единым движением - хорошо, что он выбрал Шусуй, Китетсу бы уже порезал артерию, он куда более нетерпелив, чем его собрат. Зоро с опаской смотрит на трепещущий в руках Ло куб и с облегчением понимает: не сердце. Скашивая взгляд на распростертое на палубе тело капитана, Зоро замечает, как на другой стороне Усопп натягивает резинку кабуто. Слышит, как звенят сочленения климат-такта Нами, а кожей чувствует, что Робин все видит. Ророноа не нужны тысячи глаз, ему достаточно своего одного и еще четырех внутреннего Асуры, чтобы знать: команда все знает. Здесь каждый готов сразиться, здесь каждый умрет за капитана. Он не должен позволить им быть излишне безрассудными. За свои ошибки Ророноа привык расплачиваться сам.
- Верни, - почти вежливо произносит Зоро, медленно переводя взгляд с куба на затылок Ло. Жалеет и радуется одновременно, что не способен сжигать до тла.

Отредактировано .rebel key (10-11-2017 16:43:10)

0

11

I am in love with Ryuk
✁ ✄ заноза в заднице
https://nerdist.com/wp-content/uploads/2016/08/death-note-ryuk-970x545.png
death note
✁ ✄ модельная оригинальная


There's nothing in this place
That excites me anymore
I long only for nightmares
For apocalypse and war

Рюк - существо-парадокс. Бог Смерти, которому наскучило бестолковое существование в родном мире. Он не хотел просто существовать, он хотел развлекаться. И для этой цели идеально подошёл человеческий мир.

Причин этому было две. Очень кстати подброшенная в мир людей Тетрадь Смерти попала к школьнику по имени Ягами Лайт, который сразу же нашёл ей применение. И второе - только в этом мире растут яблоки, за которые Рюк готов сделать практически что угодно. Этот яблочный наркоман сутками следовал за Лайтом, в меру возможностей и наличия любимого лакомства помогая ему "вершить справедливость".

После добровольного отказа Лайта от Тетради Рюк на некоторое время вернулся в родной мир. Яблоки там ни в какое сравнение не идут с человеческими, но выбора у бедняги не было. Поэтому он был несказанно счастлив, когда тетрадью завладел Эл. Правда, великий детектив так и не сделал ни одной записи, а Тетрадь вскоре попала в руки к парнишке по имени Мелло. Поначалу тот использовал её, чтобы перехитрить Лайта... Но потом, видимо, вжился в роль.

Теперь функции по обеспечению Рюка яблоками выполняет Мелло. А Рюк, как и до этого, развлекается, периодически удивляясь его сообразительности, изворотливости и тому, как этот мальчишка похож на настоящего Киру.

– – – – – – ✁ ✄

Рюк - весьма своеобразный тип. Он готов подсказывать владельцу Тетради, но только если тот этого заслуживает. И, разумеется, заранее запасся  яблоками. Вместе с тем, определённые правила он всегда соблюдает, к примеру никогда не расскажет человеку значение красных цифр над головой.

Вдобавок ко всему, Рюк невероятный еврей. Впарить кому-нибудь выгодную сделку - это прям его. За всё время пребывания на Земле (около трёх лет), он умудрился заключить таких сделок достаточно, чтобы обеспечить себе безбедную пенсию.

Шутка, конечно. По сути вся жизнь Бога Смерти - бесконечная пенсия. Сиди в компании сморщенных существ и режься в кости годами. Рюк, которому это не интересно, временами похож на ребёнка - например, когда выпрашивает лакомство, страдая от самой настоящей ломки. Вероятно, именно поэтому он покинул мир пенсионеров, а уже потом его примеру последовали другие.

Короче говоря, столь упоротого персонажа сможет играть только упоротый человек. Если ты именно такой, то смело приходи. Требований будет немного:
   - любовь к яблокам;
   - грамотность на твёрдую четвёрку;
   - скорость написания постов - по мере появления долгов (минимум раз в неделю);
   - наш сюжет сильно уходит от канона, поэтому нужно быть к этому готовым;
   - ну и, разумеется, соответствие персонажу.

Если тебе знакома Тетрадь Смерти и ты любишь Рюка так же, как любим его мы - смело к нам! Яблоки в избытке гарантируем.

пример игры

Я не сразу смотрю в его глаза.
Нет.
Я вообще не смотрю в них. Не хочу. Я знаю, что там.
Не знаю, хотел ли он видеть кого-то вообще, но он точно не хотел видеть меня. Так только в кино для дебилов бывает, что после кучи дерьма, произошедшего между двумя когда-то близкими людьми, кто-то один просто появляется вот так, на пороге другого, они молчат, а потом включается драматическая музыка, и кто-то бросается кому-то на шею, они целуются так, словно жаждут проглотить друг друга, потом секс, и вот только после него, лениво развалившись в освещённой луной постели, они раскрывают свои рты впервые не с целью засосать друг друга, а с целью поговорить.
В кино для дебилов нет такого понятия, как «угасание чувств». Там они всегда свежие, как утренний французский багет.
Это всё бред и дешёвая романтика.
Он не простил меня. А я разучился любить его.
И мне легче. Мне становится легче. Я скольжу взглядом по до боли знакомому силуэту в дверном проёме. Ничего не изменилось. Те же джинсы, закатанные по колено. Полосатая кофта, одна из миллионов, населяющих его шкаф. Растрёпанные волосы.
Он стал повыше. Кажется.
Но какая разница?
Я не вижу его глаз, я не смотрю туда. Не смотрю. Не буду.
Мне хорошо. Мне легче. Я вижу его и… я ничего не чувствую.
Я не люблю его.
Его вид не всколыхнул во мне ни единого чувства. Ровно. Только сердце гулко отдаётся в висках. Тоже ровно.
Я боялся поддаться глупой ностальгии, но вот – он передо мной, я слышу его голос, и ничего. Ничего.
Значит, и правда, я не ошибся тогда, когда убежал прочь, запретив себе оглядываться. Когда выбил из себя ненужные мысли. Когда начал делать себя тем, кем стал сейчас.
Попрощавшись с тобой, я попрощался с детством. А теперь, глядя на тебя, я так счастлив, что оно не вернулось.
- Я войду.
Это не вопрос. Я ставлю его перед фактом. Потому что я войду, даже если ему вздумается захлопнуть перед моим носом дверь. В голове слегка горячо и мутно от выпитого, и да, я всё ещё абсолютно без идей касательно того, что мне говорить, но я буду говорить, и видит бог, видит дьявол, - ему придётся меня слушать.
Ненавидь меня, если хочешь, если тебе это в кайф или удобно. Но, блядь, ты будешь слушать.
Несколько секунд, кажется меня покачивает слегка, но я упрямо жду. И он отходит. Уходит прочь, исчезает в тусклой темноте квартирки, оставляя дверь распахнутой.
Я осторожно прикрываю её за спиной. Сбрасываю сапоги, кидаю на них куртку. Здесь душно. Душно и тесно. Накурено. Грязно.
Как ты так живёшь?
Я иду на ощупь, наугад. Здесь всего одна комната. Что-то хрустит под моими пятками, похоже на бумажный пакет из-под чего-то, но я не буду думать об этом.
Я здесь не для того, чтобы менять твою жизнь к лучшему. Мне плевать, как ты будешь жить дальше.
Ты только живи.

Узкая комнатка, голые стены, из мебели только шкаф и диван. А, нет, ещё кресло в углу, заваленное вещами. Ноутбук на полу. Всё тот же. Старый. Кажется. А может, просто такой же.
Здесь ещё сильнее воняет сигаретами. И алкоголем. И слегка каким-то одеколоном.
Он сидит на диване с приставкой в руках. Детский сад. Делает вид, что не замечает меня. Детский, сука, сад!
Чего ты ждёшь? Думаешь, вырву из рук и вышвырну в окно, как делал раньше?
Да не дождёшься. Мне плевать. Я найду тысячу способов привлечь к себе внимание и заставить тебя запомнить каждое моё слово.

Бутылка виски. Полная. И один стакан. Свидание с самим собой.
Я сажусь прямо на пол, стараясь не думать о том, когда его в последний раз пылесосили. Я беру в руки бутылку – она практически полная. Я чувствую на себе твой взгляд, впервые за столько лет ты обратил на меня внимание в ущерб своим игрулькам.
Какая ирония.
Я пью прямо из горла. Достаю из-за пояса прихваченную плитку шоколада.
Знаю, ты ждёшь. Ждёшь, пока я заговорю. Жди. Дай собраться с мыслями. Они ускальзывают, не даются. Зря я пил и продолжаю пить. Зря я вообще пришёл, да?
Теперь я смотрю на него в упор. Пусть здесь и темно, но пытаюсь разглядеть его лицо. Изменился? Нет? Или всё тот же? Я… я вот изменился. Я совсем другой.
Положи уже эту штуку. Давай я налью тебе вискаря.
- Как ты?
Да, пока что это всё, что я могу из себя выдавить. Вопрос, абсолютно лишённый смысла. Я знаю, как ты, что ты, где ты, с кем ты, почему, как… Я всё знаю. А ты знаешь, что я знаю?
В узком коридоре твоей дешёвой квартирки стоит камера. Ещё одна вмонтирована в настенную лампу, которой ты никогда не пользуешься. Ещё жучки. Семь или восемь.
И зачем мне спрашивать, как ты?

Я снова берусь за бутылку.
Не стоит тянуть долго. В пять утра у меня самолёт обратно в Лос-Анжелес. Я не рассчитываю, что успею хоть сколько-то поспать, но со всем этим нужно разделаться быстрее.
Отложи свою электронную хуйню. Выпей со мной. Забей на то, что ненавидишь меня.
Я же как-то забиваю на проклятые цифры над твоей головой.

Если я выпью всю эту бутылку один, может, я перестану их видеть?
Убери эту штуку. Иначе я кину её в стену. Как я всё это ненавижу! Твою квартирку, твою мебель, твою приставку, тебя.
Ненавижу тебя. Ненавижу тебя за то, что ты скоро умрёшь, а я ничего не могу сделать.

0

12

I am in love with DEPONIA ALL CAST
✁ ✄ потрясающие герои, с которыми хотела бы познакомиться *____*
http://a.icepic.ru/becfdd0.jpeg
Deponia
✁ ✄ original или на Ваш выбор

Речь идет о серии игр, посвященных событиям, происходящим на планете-свалке Депонии. Главный герой Руфус, недоучка-инженер и безработный неудачник, живущий у своей бывшей девушки, мечтает улететь с этой заброшенной планеты, что невозможно по мнению остальных. Но Руфусу все же удается воплотить свою задумку в жизнь, и с этого начинается череда событий, рассказывать о которых дальше подробно - проспойлерить кому-то удовольствие от личного знакомства с игрой. Я, конечно, дочь злодея вселенского масштаба, но не до такой же степени :3
– – – – – – ✁ ✄
Я понимаю, игра малоизвестная, но вдруг) На самом деле, здорово было бы поиграть вместе: Гаморе нужны космические приключения) Игру ищу все-таки для основного персонажа, но с удовольствием схожу с Вами и в альтернативу. Вообще Вы без игры не останетесь, фандом позволяет и путешествовать в космосе, и перемещаться, используя порталы, так что легко впишитесь в межфандом при желании.

Я пишу от первого лица, мне так больше нравится, но посты соигроков читаю и от первого, и от третьего с одинаковым интересом. Размер постов обычно до 7 к, зависит от типа игры и настроения. Скорее я медленный игрок, нежели быстрый. Приходите, буду Вас ждать!

пример игры

Ксандр. Такой прекрасный ясный солнечный день, что хочется просто присесть на скамейку у фонтана, закрыть глаза, слушать, как шумит вода, и ощущать тепло прикосновений солнечных лучей на своей коже. Что я и делаю, поддавшись внезапному желанию расслабиться. Но даже минуту не думать о делах у меня не получается. Я разучилась отдыхать? Возможно. Я могла бы обмануть себя, попытавшись убедить себя в том, что я умею веселиться и ничего не делать, как и любой другой нормальный человек, но я-то знаю правду: если я не сплю с ножом под подушкой, то это не значит, что я расслабилась. Я проснусь за пару секунд до того, как кто-то подойдет к моей кровати, и если кто-то придет с дурными намерениями, то я голыми руками сломаю ему шею, какой бы она крепкой не была. Если, конечно же, это не окажется Небула: Танос против насилия в семье, если оно ему не выгодно. Только это меня и останавливало, во всяком случае, первое время, сейчас-то я привыкла к этой малахольной.

Вздыхаю и открываю глаза. И все равно день великолепен, пусть даже я и не могу всецело им насладиться. Эта планета полна жизни, вся такая правильная, функционирующая как единый отлаженный механизм. Я видела с утра людей, спешащих на работу, матерей, отводящих детей в школы. Такое чувство, будто бы здесь каждый знает свое место. Так непривычно. Нет, моя жизнь еще более ограничена рамками четкого следования заданному курсу, но ее нельзя назвать скучной. А от этой рутины, как мне кажется, можно быстро сойти с ума. Кстати о сумасшествии: не рехнулась ли я, затевая предательство одного из самых могущественных существ в Галактике? Я не знаю. Я лишь понимаю, что так больше продолжаться не может: я хочу быть свободной от Таноса. И я осознаю, что это будет нелегко, что мне придется дорого заплатить за свою свободу. Но я готова умереть, если придется, чем жить дальше жизнью, не принадлежащей мне. Я должна попытаться что-то изменить.

Итак, для начала мне нужны деньги. Если у меня еще и при этом получится помешать планам Таноса, то это вообще два в одном. Люблю практичные и многофункциональные планы. Таносу нужна сфера, и, конечно же, он не поспешил оповестить нас всех, что это за сфера и в чем ее ценность. Но судя по тому, что у людей Ронана сферу похитил некий Звездный Лорд, очевидно, что это непростая вещица. И дорогостоящая, как оказалось: Коллекционер предложил мне за нее уйму денег, правда, тоже не стал ничего объяснять. Хмм. Не люблю загадки. Выслушиваю доклад от одного из командующих армией Ронана, им удалось определить, кому Звездный Лорд (очень странная кличка: обычно пафосные клички принадлежат тем, кто ничего из себя не стоит, посмотрим-посмотрим...) собирается сбыть краденный артефакт. Люди Ронана работают быстро и эффективно, не могу не отметить этот факт. Оспариваю решение Ронана, предлагая себя в качестве того, кто полетит на Ксандр добывать сферу. Мягко смотрю в глаза Небуле, чьи навыки я поставила прилюдно под сомнение, и легко выдерживаю ее гневный взгляд. Увы, сестренка, ты все еще не умеешь испепелять лишь взглядом. Прими это, как и то, что на этот раз я снова тебя обошла: Ронан сразу же изменяет свое решение и отправляет на Ксандр меня. Вот и славно. Конечно же, когда они все поймут, то бросятся за мной в погоню, но сейчас хоть никто не будет путаться у меня под ногами. А когда я все закончу, то, надеюсь, смогу исчезнуть так, чтобы они меня не нашли. Дальнейшая защита сферы - не моя головная боль, а проблема Коллекционера.

То, что люди Ронана сумели определить, куда именно похититель отправляется со сферой, максимально упрощает задачу. Пожалуй, даже Небула бы справилась. Во время полета до Ксандра я разжилась нужной информацией об этом Звездном Лорде. У нас с ним есть что-то похожее: мы сироты, которых воспитали преступники. Йонду Удонта дожил до почтенных седин, что уже своего рода достижение для разбойника. Он все еще достаточно силен, чтобы дать отпор кому угодно лично, а также владеет авторитетом и некой властью над своими людьми. Уж как он этого добивается, не знаю, но совсем безнадежных дураков в его банде, по слухам, нет. Хотя... Вглядываюсь в фотографию этого Питера Квилла (вот как прозаично зовут нашего самозваного Лорда) и не вижу лица, испорченного интеллектом. Но все же не стоит недооценивать того, кто смог уйти от воинов Ронана целым и невредимым.

Мне удается прибыть раньше, чем он, и я веду наблюдение со стороны. Выжидаю, когда же он появится. Кому-то может показаться, что затеряться легче на планете, полной людей с сомнительным прошлым, но вот на такой-то планете тебя найдут в два счета, если это кому-то будет нужно. На цивилизованных планетах есть полиция, но полиция будет тебя искать лишь только тогда, когда ты уже что-то совершить. На криминальных планетах за тобой будут постоянно наблюдать и следить за каждым твоим шагом. Здесь все проще: обитатели Ксандра полностью погружены в свои жизни, свои переживания и заботы. Они не замечают тебя, пока ты не привлекаешь к себе внимания. Вот я и стараюсь вести себя непринужденно: стою, прислонившись к стене, и уплетаю какой-то сладкий местный фрукт. Квилл уже внутри, если его сделка с Брокером пройдет удачно, то что ж, у него сегодня счастливый день, ему не придется испытать двойную боль: физическую и боль разочарования, что его побьет девчонка. Мне хочется забрать сферу не у Звездного Лорда, а у Брокера. Это можно будет сделать внутри, так будет меньше шума.

0

13

I am in love with GROOT
✁ ✄ семья
https://d2dpa77enk4uif.cloudfront.net/app/uploads/20150407150526/REDEF_SummerBlockbusters2014_Banner.png
Marvel
✁ ✄ внешность из комиксов и кино

Грут - представитель расы древовидных гуманоидов с Планеты Х. Он немногословен, но вовсе не глуп. А еще он необычайно силен и обладает быстрой регенерацией (в буквальном смысле бодро отращивает потерянные части тела и способен вообще вырасти заново, если от него осталось хоть что-то). Возможно, в каких-нибудь других условиях из Грута бы получилась совсем другая личность, но что-то толкнуло его на тропу преступлений, и Грут стал персоной вне закона. Он познакомился с другим примечательным существом - Ракетой, сдружился с ним, и они стали путешествовать вместе. В поисках способа разбогатеть эти охотники за головами выбрали своей целью разыскиваемого Питера Квилла. И в итоге - получили нечто большее, чем деньги. Грут и Ракета нашли новых друзей и в каком-то смысле семью, которой стали Питер, Гамора и Дракс.
– – – – – – ✁ ✄
Ты есть Грут - это мы сразу уяснили четко. Понадобилось время, чтобы понять и полюбить тебя, но ты покорил наши сердца, пожертвовав собой ради нас. В киновселенной о прошлом Грута сказано до обидного мало, в комиксах у него прописана более детальная биография, но если Вы не читали комиксы, то не стоит печалиться на сей счет. За основу мы взяли киновселенную, но, разумеется, игроки вольны совмещать ее с историей, рассказанной в комиксах, или вносить отдельные дополнения. То, какую биографию Грута Вы напишите, лично для меня не столь важно. Я думаю, что и другие поддержат меня в том, что главное - постараться раскрыть внутренний мир этого удивительного героя. У Грута есть своя система ценностей, свои понятия о прекрасном и неправильном. Он способен видеть красоту в малом и творить ее вокруг, но также может быть жестоким воином и убийцей. Он многогранен, хочется, чтобы Вы прониклись этим персонажем и полюбили его.
Приходи! Мы с Питером ждем тебя, хочется собрать всю команду Стражей Галактики. Мы общительные, не торопим с постами, будем тебя любить. Только найдись, пожалуйста.

пример игры

Ксандр. Такой прекрасный ясный солнечный день, что хочется просто присесть на скамейку у фонтана, закрыть глаза, слушать, как шумит вода, и ощущать тепло прикосновений солнечных лучей на своей коже. Что я и делаю, поддавшись внезапному желанию расслабиться. Но даже минуту не думать о делах у меня не получается. Я разучилась отдыхать? Возможно. Я могла бы обмануть себя, попытавшись убедить себя в том, что я умею веселиться и ничего не делать, как и любой другой нормальный человек, но я-то знаю правду: если я не сплю с ножом под подушкой, то это не значит, что я расслабилась. Я проснусь за пару секунд до того, как кто-то подойдет к моей кровати, и если кто-то придет с дурными намерениями, то я голыми руками сломаю ему шею, какой бы она крепкой не была. Если, конечно же, это не окажется Небула: Танос против насилия в семье, если оно ему не выгодно. Только это меня и останавливало, во всяком случае, первое время, сейчас-то я привыкла к этой малахольной.

Вздыхаю и открываю глаза. И все равно день великолепен, пусть даже я и не могу всецело им насладиться. Эта планета полна жизни, вся такая правильная, функционирующая как единый отлаженный механизм. Я видела с утра людей, спешащих на работу, матерей, отводящих детей в школы. Такое чувство, будто бы здесь каждый знает свое место. Так непривычно. Нет, моя жизнь еще более ограничена рамками четкого следования заданному курсу, но ее нельзя назвать скучной. А от этой рутины, как мне кажется, можно быстро сойти с ума. Кстати о сумасшествии: не рехнулась ли я, затевая предательство одного из самых могущественных существ в Галактике? Я не знаю. Я лишь понимаю, что так больше продолжаться не может: я хочу быть свободной от Таноса. И я осознаю, что это будет нелегко, что мне придется дорого заплатить за свою свободу. Но я готова умереть, если придется, чем жить дальше жизнью, не принадлежащей мне. Я должна попытаться что-то изменить.

Итак, для начала мне нужны деньги. Если у меня еще и при этом получится помешать планам Таноса, то это вообще два в одном. Люблю практичные и многофункциональные планы. Таносу нужна сфера, и, конечно же, он не поспешил оповестить нас всех, что это за сфера и в чем ее ценность. Но судя по тому, что у людей Ронана сферу похитил некий Звездный Лорд, очевидно, что это непростая вещица. И дорогостоящая, как оказалось: Коллекционер предложил мне за нее уйму денег, правда, тоже не стал ничего объяснять. Хмм. Не люблю загадки. Выслушиваю доклад от одного из командующих армией Ронана, им удалось определить, кому Звездный Лорд (очень странная кличка: обычно пафосные клички принадлежат тем, кто ничего из себя не стоит, посмотрим-посмотрим...) собирается сбыть краденный артефакт. Люди Ронана работают быстро и эффективно, не могу не отметить этот факт. Оспариваю решение Ронана, предлагая себя в качестве того, кто полетит на Ксандр добывать сферу. Мягко смотрю в глаза Небуле, чьи навыки я поставила прилюдно под сомнение, и легко выдерживаю ее гневный взгляд. Увы, сестренка, ты все еще не умеешь испепелять лишь взглядом. Прими это, как и то, что на этот раз я снова тебя обошла: Ронан сразу же изменяет свое решение и отправляет на Ксандр меня. Вот и славно. Конечно же, когда они все поймут, то бросятся за мной в погоню, но сейчас хоть никто не будет путаться у меня под ногами. А когда я все закончу, то, надеюсь, смогу исчезнуть так, чтобы они меня не нашли. Дальнейшая защита сферы - не моя головная боль, а проблема Коллекционера.

То, что люди Ронана сумели определить, куда именно похититель отправляется со сферой, максимально упрощает задачу. Пожалуй, даже Небула бы справилась. Во время полета до Ксандра я разжилась нужной информацией об этом Звездном Лорде. У нас с ним есть что-то похожее: мы сироты, которых воспитали преступники. Йонду Удонта дожил до почтенных седин, что уже своего рода достижение для разбойника. Он все еще достаточно силен, чтобы дать отпор кому угодно лично, а также владеет авторитетом и некой властью над своими людьми. Уж как он этого добивается, не знаю, но совсем безнадежных дураков в его банде, по слухам, нет. Хотя... Вглядываюсь в фотографию этого Питера Квилла (вот как прозаично зовут нашего самозваного Лорда) и не вижу лица, испорченного интеллектом. Но все же не стоит недооценивать того, кто смог уйти от воинов Ронана целым и невредимым.

Мне удается прибыть раньше, чем он, и я веду наблюдение со стороны. Выжидаю, когда же он появится. Кому-то может показаться, что затеряться легче на планете, полной людей с сомнительным прошлым, но вот на такой-то планете тебя найдут в два счета, если это кому-то будет нужно. На цивилизованных планетах есть полиция, но полиция будет тебя искать лишь только тогда, когда ты уже что-то совершить. На криминальных планетах за тобой будут постоянно наблюдать и следить за каждым твоим шагом. Здесь все проще: обитатели Ксандра полностью погружены в свои жизни, свои переживания и заботы. Они не замечают тебя, пока ты не привлекаешь к себе внимания. Вот я и стараюсь вести себя непринужденно: стою, прислонившись к стене, и уплетаю какой-то сладкий местный фрукт. Квилл уже внутри, если его сделка с Брокером пройдет удачно, то что ж, у него сегодня счастливый день, ему не придется испытать двойную боль: физическую и боль разочарования, что его побьет девчонка. Мне хочется забрать сферу не у Звездного Лорда, а у Брокера. Это можно будет сделать внутри, так будет меньше шума.

0

14

I am searching for SEBASTIAN CASTELLANOS
✁ ✄ лучший шеф и отец-героиня
https://i.imgur.com/GKdjOc8.jpg
the evil within aka psychobreak
✁ ✄ original + cosplay + art

Ты всегда был лучшим и заслуженно получал за это похвалу. В Кримсон, наверное, тебя не знала только последняя бродяжья собака, старший детектив Себастьян Кастелланос. Твоя карьера, конечно - как же иначе? - шла в гору. У тебя была любящая жена и крошка-дочь. Майра и Лили... В одно мгновение всего этого не стало. Страшный пожар унес с собой твою девочку, а жена, такая же умная, догадливая, тоже детектив не только по профессии, но и по крови, твоя жена, кажется, потеряла рассудок, полагая, что Лили вовсе не сгорела вместе с няней в ту злополучную ночь. Ты закрывал глаза на все ее доводы, а внутри что-то надрывно гудело, готовясь вот-вот лопнуть. И лопнуло, когда Майра, оставив записку, покинула тебя, больше не давая о себе знать. Ты и так выпивал, но держался ради жены, а когда и той не стало в твоей жизни, то, кажется, совсем съехал с катушек. Никто из департамента не помнил тебя трезвым в те дни, никто не помнил тебя уравновешенным и спокойным. И только Джозеф Ода, твой тогда стажер, нашел в себе силы пресечь твое самоуничтожение, написав рапорт. В глубине души ты ему благодарен, я знаю.

Меня направили к тебе, потому что ты был близко, Себастьян, слишком близко. Они не могли допустить, чтобы из-за тебя вся их работа была поставлена под угрозу - поэтому однажды на пороге твоего кабинета появилась стажер Джулия Кидман, а в руки тебе перекочевал липовый рапорт о переводе именно в это отделение. Я должна была следить за тобой и Джозефом, должна была со всей силы дергать назад, когда вы подходили слишком близко. Когда мы отправились на вызов в "Маяк", у меня уже была своя цель. Цель, ради которой я была готова пренебречь вашими жизнями.
STEM поменял нас тогда: ты снова начал запивать кошмары крепким алкоголем, ходить к мозгоправу по настоянию руководства... искать меня. Три года, забавно, верно? Три года ты уничтожал себя, пока они не позволили мне прийти. Не позволили рассказать, что твоя дочь жива, Себастьян. Жива и нуждается в своем отце.
– – – – – – ✁ ✄
Я ищу тебя, потому что куда же фандому без главного героя? Эта история началась с тебя, тобою же и должна продолжится.
В заявке указан период по начало второй игры не из принципа; пока я одна в касте, четких временных рамок ставить не буду, но надеюсь, Себастьян, что вы поможете мне пролить свет на общий сюжет. Что касается постов и скорости - все обсуждаемо и понимаемо, в конце концов, все люди, всякое бывает. В остальном, думаю, будем выяснять уже в личном порядке. Так что скорее ищите ближайшее зеркало, детектив.

пример игры будет при первой же возможности

пока что тут пусто

0

15

I am in love with Victor Stone
✁ ✄ Друг, соратник по Лиге Справедливости, в некоторой степени даже протеже
https://78.media.tumblr.com/8a2437ed78f938125f01c6fd9106b313/tumblr_ozknjnbYtH1sj5g07o1_1280.jpg
DC
✁ ✄ Ray Fisher

Виктор Стоун стал Киборгом в результате эксперимента собственного отца: он находился при смерти, и терять уже, собственно, было нечего, но была вероятность, что с помощью материнского куба можно провести сращивание механизма и органических тканей. Результат эксперимента и отчаянной попытки сохранить сына, когда мужчина уже потерял жену, оказался совершенно неожиданным, но удачным. Даже более, чем удачным.
Виктор же воспринял себя нового крайне болезненно и тяжело: к прежней жизни он вернуться не мог, но хотел, боялся самого себя, тех знаний, которые появлялись, умения, проявляющиеся постепенно. Это был тот период, когда он ненавидел себя, своего отца за то, что с ним сделал.
К команде Лиги Справедливости присоединился не по первому же предложению: подозревал, не доверял (себе и им), не понимал, что это ему даст, зачем это ему, ведь он не стабилен и не знает, каким проснется завтра.
Похищение парадемонами отца помогло ему сделать выбор, хотя он все ещё сомневался в собственных силах.
Работа в команде его стабилизировала, помогла освоиться с собой, наладить отношения с отцом и изменениями в себе. Его способности крайне востребованы, так как он сам является, если по сути-то, супер-компьютером.
Виктор Стоун - это наглядный пример того, что энергия, заключенная в материнских кубах, может быть использована не только для того, чтобы разрушать миры, но и для того, чтобы создавать новое и спасать жизни.
– – – – – – ✁ ✄
Я ищу тебя потому что мне нужны товарищи и соратники, чтобы спасать мир 24/7, потому что ломается он постоянно. Интересно как что-то экшеновое поиграть, так и более задушевное и ламповое, связанное с переживаниями Киборга и моментами становления и принятия себя, потому что Диана ему аж начала рассказывать, пусть и в общих чертах, но свое прошлое, когда тот же Бэтмен выцыганивал из неё рассказ долго.
За основу я беру мувиверс, чтобы было проще и понятнее стыковаться, дальше разберем.

пример игры

В этом мире ничто не вечно, все умирают, всё умирает – Диана осознала это ещё на Первой Мировой, когда покинула Темискиру, и обнаружила огромный мир, полный боли, страдания и войны, любви, танцев и благодарности. Вторая Мировая война была ещё одним подтверждением, что дело не в Аресе, не только в нём, потому что Стив был прав – каждый человек делает выбор, и выбор этот был, зачастую, паршивым. Вторая Мировая была ещё ужаснее Первой, хотя не прошло и четверти столетия между ними. Для Дианы было удивительно то, что вновь немцы становились агрессорами. У неё осталось предубеждение против этой нации, способной променять мирную жизнь на прагматичный поход за новыми землями и убийства, на удивительно рачительных фермеров, со всей душой занимающихся своим делом и удобряющим пеплом из крематориев землю, скармливающих человечину свиньям, делающим сумочки и перчатки из человеческой кожи. В голове не укладывалось, как такое возможно, но мир был таким.
Но бессмертными были произведения искусства, человеческие благодетели и недостатки – люди создавали концлагеря и атомные бомбы, они же умирали, защищая свои семьи и свою землю, рисовали потрясающие картины, создавали шедевры скульптуры, музыки, литературы. В людях была искра от Зевса, в этом не могло быть сомнения, но они были слишком смертными, возможно, чтобы воздержаться от сомнительных экспериментов и войн. Диана поклялась себе, что если будет зарождаться Третья Мировая, то она пожертвует своей жизнью, лишь бы она не началась.
Всегда были слабые люди, которые не могли сами себя защитить, были сильные, обижавшие слабых, как защищавшие их. Простой и понятный мир, где есть добро и справедливость, где амазонки должны были победить Ареса, чтобы навсегда избавить мир от зависти, ненависти и агрессии, остался на райском острове, сотворенным для воительниц Зевсом и спрятанном от остального мира. Эта оторванность от мира дорого им обошлась, а к тому моменту, вероятно, когда Арес бы добрался до Темискиры, защищать уже было бы некого. А ещё становилось понятным, что войну нельзя победить убийством. Война останется и просто примет новый вид – Арес научил её многому.
Поэтому она выбрала для себя музеи – искусство будило в людях самые лучшие их черты, выдергивало хотя бы ненадолго из общей рутины и мрачной озлобленности. Днем она берегла шедевры мирового искусства, а ночью… или даже не ночью, а тогда, когда требовалась помощь слабым, она приходила и помогала. Этому миру нужна была справедливость, а не возмездие или месть.
Время научило её, что необходимо сохранять инкогнито, а Диана Принс осталась в память о Стиве Треворе. Память… Память, как и культура, не передается по наследству, ею нужно наполнять человека, ведь никто не рождается плохим. Каждый ребёнок хороший, но что же с ними становится потом, откуда появляется злость, зависть, ненависть, желание причинить кому-то боль? Возможно, лучше было бы их-таки лепить из глины, а потом упрашивать Зевса вдохнуть и в них жизнь.
По искусству можно было проследить за тем, как менялись люди, как менялось их восприятие, как в них прорастало желание безумия и стремление выделиться не мастерством, а дикостью поведения, эпатажем. За каждой картиной стояла история и, иногда, кровавые подробности, мазки становились все более дерганные и нервные, скульптуры все меньше напоминали реальность, а не чью-то больную и изувеченную душу. Поэтому она любила чистое и ясное античное искусство, которое ей было ближе всего.
Диана всегда с большим интересом и участием присматривалась к работам молодых художников – у них бывали картины куда более искреннее и естественное, чем концептуальные работы знаменитостей. Всё больше молодых художников, обладавших великолепной техникой, занималось только копированием, потому что в душе в них ничего не горело, своего не было, было только ремесло.
Ремесло – не искусство.
Рисовать Ван Гога акварелью – это необычно. Учитывая палитру художника и его яростное безумие, которое он смог отразить в своих картинах, - очень необычно, потому что водная краска все смягчала и сглаживала, как будто бы не желала конфликта, хотя под ней всегда был жесткий и точный каркас карандашного рисунка. Винсенту бы больше подошла темпера, если на то пошло, хотя масло тут было незаменимо. Диана не первый раз видела этого молодого мужчину в музее, а сейчас, не замечая времени, он просидел от самого открытия и до без пяти минут закрытия. Смотритель начинала неодобрительно на него поглядывать и нервничать.
- Всё в порядке, я подойду к нему, - мисс Принс успела остановить женщину раньше, чем та успела вылить на голову художника поток негодования. Ей хотелось домой после рабочего дня, он её задерживал, но всё равно не повод грубить. – Добрый вечер. У вас интересный выбор материалов для такой работы. Мне жаль, что приходится вас прервать, но я долго не смогу сдерживать миссис Андерсон, которая негодует, что до закрытия пять минут, а вы не услышали её предыдущего предупреждения. Но за полчаса успеете закончить набросок? – она обернулась к смотрительнице и успокаивающе улыбнулась. - Не тревожьтесь, миссис Андерсон, под мою ответственность, идите домой, я закрою зал.
Миссис Андерсон была вне себя, но спорить с Дианой не решилась, к тому же, домой ей действительно хотелось.

0

16

I am in love with Sebastian Morgenstern
✁ ✄ моя худшая половина; старший брат, мой личный демон
https://pp.userapi.com/c637217/v637217994/42d37/84z8I5iVWFA.jpg
SHADOWHUNTERS
✁ ✄ will tudor

Себастьян Верлак, он же Джонатан Моргенштерн, он же Себастьян Моргенштерн – столько разных имен для одного человека. Столько разных личин для одного юноши.
Клэри рисует демона с ангельским лицом; Клэри верит, что ее брата можно спасти. Она убеждена, что все то зло, которое он впитал с кровью демона, возможно исправить любовью.

Клэри любит брата.
Она думает о нем слишком часто; ищет, плачет, и снова думает, мечтая о семье; надеясь на то, что обретя брата – она снова обретет частичку матери в нем. Клэри верит, что его можно спасти. Снова. Но откуда же ей знать, что брат считает иначе?

Клэри ненавидит брата.
Она говорит, что убьет его, как только узнает; строит планы, глушит в сердце тупую боль; она знает, что рука не дрогнет, но ты заметил, какие эмоции мелькнули в ее глазах, когда она увидела тебя?

Клэри всаживает клинок в тело брата.
Она совсем не думает о том, кто перед ней; видит угрозу, видит зло, и в тот миг понимает, что брата уже не спасти. Никогда. Тьма давно поглотила его, и она была глупой, раз считала иначе.
Клэри невинная девочка, когда-то верила в чудеса. Себастьяну нужна она как трофей; с чувством извращенной любви, наполненной жестокостью; но возможно сейчас, когда их души с Джейсом объединились, у Клэри снова появился шанс спасти брата… Или уже слишком поздно, Себастьян?
– – – – – – ✁ ✄
Я ищу тебя потому что мне крайне интересна история Джейса-Клэри-Себастьяна, описанная в книгах. Я хочу отыграть много моментов, показанных в сериале; много моментов, которые мы придумаем сами, и отойдем от канона. Единственное, я не хочу, чтобы ты отходил от канонного образа на стадии написания анкеты. Я не возражаю, если персонаж изменится в ходе игры, в худшую, или в лучшую сторону. Возможно, в его жизни появится кто-то важный, ведь я ни в коем случае не привязываю персонажа к себе, ведь их история такая запутанная, и я вовсе не настаиваю на том, что Себастьян должен быть постоянно одержим Клэри, и все в таком духе. Ты свободный игрок, и я думаю, что вместе мы придумаем много всего интересного. 

пример игры

Мы победили.
Странное слово, звучащее в моей голове с того момента, когда Джейс вновь открыл глаза. Я не придавала этому значения, пока мои руки снова и снова погружали складной нож в плоть Валентина; отца. Эта картина, подобно видению из страшного сна, будет преследовать меня еще не одну ночь, и те чувства однажды вернутся в миг отчаянья; всепоглощающая пустота, подобно едкой дымке, окутывающей все мое тело, и высасывающая из него все жизненные соки. Мне казалось, что более нет смысла продолжать жизнь, и лишь маленькая крупица надежды, что извечно умирает последней, еще пульсировала в груди.
Тот, чья кровь попадет в озеро, может просить что угодно; кажется, так он сказал? Сейчас слова уже стирались из моей памяти, да и в тот момент, когда слезы застилали глаза, а в ушах стоял такой гул; я даже собственные мысли не слышала; все казалось слишком туманным. Джейс умирал, а я просила ангелов не допустить этого; просила, умоляла, сжимая пальцами его куртку, и глядя в столь родное и любимое лицо, в его глаза, ощущая безграничную нежность, и… боль. Джейс умер, и ангел услышал мои молитвы, но Валентин был слишком близко, а я желала мстить.
Кровь на руках; хриплое «я люблю тебя», и крик, - кажется, мой?, - еще слишком свежи в памяти, но второй бокал шампанского глушит воспоминание о боли, да и стоит ли помнить о пережитом, если момент безграничного счастья заполнил все мое существо, когда в голове засело осознание
п о б е д ы

Вечеринка в самом разгаре; всегда удивлялась способности Люка так быстро все организовать; я улыбаюсь в ответ на приветливые лица, чувствуя, как радость наполняет меня изнутри, - или все же шампанское, - и пробираюсь к Джейсу. Пожалуй, единственному человеку, рядом с которым я сейчас действительно хотела быть.
Сердце колотится в груди, ладошки потеют от волнения, хотя в моем случае я должна была бы расслабиться, ведь все вроде как решено, между нами больше нет недопонимания; между нами больше не стоит преграда в виде мнимого родства, которое в свое время безумно сводило с ума, толкая из крайности в крайность, вынуждая поступать вопреки велению своего сердца, и пытаться заглушить чувство, которое принято считать греховным; после случившегося на озере мы не смогли толком поговорить, остаться наедине, обсудить все то, что произошло в тот… В тот момент, когда Джейс… Когда я думала, что теряю его навсегда; я не собиралась выяснять с ним отношения, уточнять вопросы, которые непременно интересовали бы любую другую девушку, но я… Почувствовать тепло его тела под своими ладонями, коснуться его руки, чтобы в очередной раз убедиться, что это не сон, и он действительно здесь, со мной, с нами всеми, все так же ироничен и весел, и это не мираж, вызванный галлюцинацией, или шампанским.
Я пробираюсь к нему, попутно отвечая на поздравления, и поздравляя в ответ; задерживаюсь, чтобы переговорить с Саймоном, но взгляд то и дело скользит в сторону, вылавливая знакомую, до дрожи, белобрысую макушку, и сердце совершает очередной кульбит; на губах улыбка, бокал в сторону, а я уже возле него, не робею, как маленькая девочка при виде прекрасного мальчика, но легонько дотрагиваюсь до его руки, привлекая внимание, и давая понять, что я уже здесь.
— Джейс? Ты в порядке? — Глупый вопрос, да, но пальчики с легкостью сжимают его руку, я едва склоняюсь, вдыхая терпкий аромат юноши, и алкоголя; мурашками по спине чувствуя, что именно к такому моменту я стремилась с самого начала, тогда еще не осознавая, и лишь стараясь показать, что не паду ниц перед его обаянием; выдержу, выстою, чтобы сгореть в ярком пламени позднее. Как горела сейчас, буквально слыша стук своего сердца, разгонявшее тепло по венам, пока взгляд неотрывно следил, изучал, в п и т ы в а л каждую черту его лица, будто бы запоминая, словно опасаясь однажды потерять.
Нет, Фрэй, слишком скорбные мысли, слишком много недопониманий в твоей голове, стоит уже определиться и расслабиться, ведь все позади, вы действительно победили, и максимум, что может случиться плохого, это лишь нападение очередного глупого демона, которое вы, как обычно, сможете предотвратить. Больше никакого Валентина, никакого Себастьяна, - пардон, Джонатана, - они оба мертвы; наступил момент, когда можно смело поднять бокал, и неуверенно произнести: за нас?

0

17

I am in love with HENGY PHILIP HANK MCCOY
✁ ✄ гений
https://vignette.wikia.nocookie.net/xmenmovies/images/0/06/X-Men-Days-Of-Future-Past-character-wallpapers-12.jpg
marvel
✁ ✄ nicholas hoult

Я считаю тебя одним из самых адекватных людей во всей Школе для одаренных подростков, ты считаешь свое нахождение там чуть ли не случайностью и изо всех сил себя недооцениваешь. Для гениального ученого, который одинаково хорошо разбирается в генетике, биохимии, электронике и других областях, который фактически является штатным врачом для команды Людей Икс и который буквально СКОНСТРУИРОВАЛ САМОЛЕТ, ты ведешь себя настолько скромно, что это граничит с идиотизмом.
Я знаю, что раньше тебе не приходилось вкалывать себе сыворотку для того, чтобы выглядеть нормально. Раньше у тебя только стопы были деформированы, ну и физические способности были сильнее, чем у человека, но вызванное дикими комплексами желание быть как все сыграло с тобой злую шутку - вколов себе экспериментальную сыворотку, ты увеличил свои способности на максимум и стал выглядеть как зверь, покрытый синей шерстью. Собственно, за это тебе прозвище и дали. Как по мне, история совершенно дурацкая, но ты продолжаешь колоться для того, чтобы выглядеть по-человечески, и ничему тебя жизнь не учит. Мое мнение тебе известно - пока не примиришься с тем, кто ты есть, ты не раскроешься целиком. Мне вообще удивительно, как проведя столько лет с Профессором, ты остался при своем - мне это кажется самым безумным. Но ты и его не слушаешь, и меня не слушаешь, и вообще у тебя с самооценкой печально. Зато с наукой хорошо.
– – – – – – ✁ ✄

Ты единственный человек, которому удалось вызвать у меня интерес к чему-то научному. За то время, что я был в команде Людей Икс, мы довольно много времени проводили вместе, чтобы стать друзьями и в какой-то степени партнерами - мне нравилось что-то создавать, тем более что с моей скоростью дела двигались гораздо быстрее. Ну и да, оплот адекватности, который никогда не прочь поговорить и при этом намного доступнее, чем Профессор - именно это нас изначально и сблизило.

пример игры

Школа Профессора была удивительным местом что для людей, что для мутантов. Очевидно, почему она казалась удивительной для людей - эдакий аналог Хогвартса в настоящем мире, место, где нет обычных людей, место, где вместе с географией и историей тебя учат сдерживать или правильно использовать своим способности. Но для мутантов Школа тоже была чем-то намного большим, чем учебное заведение. Это было местом, где каждый мог чувствовать себя спокойно и свободно, это было местом, где каждый мог бы тебя понять - они все сталкивались с теми же проблемами, что и у тебя, они все объединены, и ты вместе с ними. Я был уверен, что каждый мутант это ощущает, даже в тот момент, когда переходит порог. Единение.
Эрик тоже это чувствовал, в этом я был уверен. Может быть, именно это претило ему, может быть, именно это было ключевой нотой в общей мелодии постоянных прощаний - Чарльзу Ксавье удалось создать место, в котором комфортно всем, и Эрика Леншерра это нервировало. Это было не то, чего он хотел, не то, к чему он стремился, и, скорее всего, именно ощущение тепла и спокойствия, которое стойко держалось в этом месте, раздражало его. В месте, которое ты покидаешь, не должно быть настолько хорошо.
Общая картина выглядела примерно так: ему было здесь некомфортно потому что он сам выбрал это. Ему удобнее было противиться Школе ради своих целей, он сам выбрал чувствовать лишним среди учеников и преподавателей, среди людей, с которыми у него так мало общего. Может быть, в этом он был прав. Но это также значило и другое: я задал ему вопрос о том, почему он остался, но не спросил, уйдет ли он. Потому что это было очевидно примерно так же, как то, что вода мокрая. Конечно же, уйдет, это же Эрик Леншерр. И даже то, что он в кои-то веки понял то, что пыталась втемяшить ему в голову Мистик, пока он был занят разрушением буквально всех зданий на планете, не меняло этого факта.
Он говорит о том, что я делаю все неправильно, и мне бы на это месте приподнять брови недоуменно, хмыкнуть что-то вроде "лечишь ты так же хорошо, как и убеждаешь?", или "ты уверен, что знаешь лучше Хэнка?", но в его голосе нет ни намека на поучение. Простая констатация факта: вот есть Питер, у него сломана нога, она долго не заживает, потому что он не соблюдает все правила. Я не знал, как реагировать на такое, это было поразительно странно, поэтому я просто промолчал, напряженно наблюдая за всем, что он делает. Может быть, он действительно был прав - в конце концов, никогда ничего не ломавший себе я понятия не имел ни о каких правилах поведения со сломанными конечностями. Нет, Маккой, конечно, говорил мне что-то, но в основном это были попытки удержать меня от применения способностей, даже для того, чтобы побыстрее двигаться на костылях.
Легким движением руки он подтаскивает к себе плед, лежавший в дальнем углу комнаты. Плед плывет по тихой комнате, издавая устрашающее шуршение, напоминая сразу обо всех детских страшилках, в первую очередь почему-то именно о самых дурацких. В черном-черном городе на черной-черной улице... Потом, правда, оказывается, что жизнь намного страшнее всех страшилок, вместе взятых, а черный цвет плох только там, где он не был предусмотрен. Да и то, не всегда.
И только темнота по-прежнему остается страшной. Лорна в детстве очень боялась оставаться в темноте, приходилось включать ей ночник и уверять в том, что если что-то случится, я прибегу так быстро, как смогу - в этом не оставалось сомнений даже у мамы, которая недовольно хмыкала в ответ на мои слова о том, чтобы она оставила ночник в покое и даже не думала выключать. Я никогда не скрывал свои способности ни от сестры, ни от матери, я даже не думал о такой возможности. Для чего? В конце концов, моя способность делает жизнь намного легче, причем не только мне, но и всем вокруг. Мне до сих пор не верилось, что кто-то живет в других условиях, что кто-то может бояться открывать свои способности другим, что из-за этого могут возникнуть проблемы - из-за чего? Из-за того, каким человек родился? Нет, ну серьезно, он же не выбирал себе до рождения, каким будет. Сидит такой ребенок в животе мамки и думает "хмм, суперскорость или телекинез? или может обычным родиться?". Это не чей-то выбор, это просто то, кем мы являемся, почему у кого-то голубые глаза, а у кого-то карие. Ни тот, ни другой не выбирал себе этого. И странно было обвинять в этом мутантов.
Но если реальность была такой, с ней приходилось мириться - и приходилось что-то делать с этим. Конечно, я, как и многие, верил словам Профессора о том, что когда-нибудь мир изменится к лучшему, и люди и мутанты будут жить в мире, но до этого мира еще нужно было как-то дожить, а чтобы выжить, приходилось защищаться.
- Защищать, - негромко говорю я. - Мы должны их защищать - ведь для этого изначально была основана команда?
Я не был сторонником революций. История ясно показывала, что во время революции люди воевали, фактически, против своих же, для несогласия там всегда было слишком много смерти, слишком много крови. То же самое можно было провести более мирным путем - постепенно внедряя новые мысли, проводя реформы. Именно это и было главной целью, а Люди Икс должны стать защитниками отверженных - но не идти войной на правительство, как этого хотел Магнето.
И все же, его радует идея возрождения команды, несмотря ни на что. Как будто это было его личной заслугой, как будто Ксавье, наконец, поддался его уговорам - но ведь это было не так. Просто мир неожиданно напомнил всем нам о том, каким он на самом деле является, и о том, что даже в современности иногда приходится защищаться, чтобы выжить. Люди Икс были необходимостью, без которой все были бы рады обойтись. Насколько лучше был бы мир, в котором даже не возникло бы мысли о том, что нужно от кого-то защищаться. Но, возможно, Профессор был прав. Возможно, такое будущее действительно не за горами.
Я слышу в его голосе одобрение, и даже знание того, что он одобряет по большей части саму идею существования команды, не освобождает меня от внутренней радости. Черт возьми, он смотрит на меня, он знает, что я включен в эту команду, и он всецело это одобряет - я в этих умозаключениях фигурирую не больше, чем одна из безликих пешек, которые можно заменить, но все же. Все же.
Если принять его фразу за истину, можно докатиться до совершенно невообразимых идей. Я не так уж многого в своей жизни желал, как правило, желания мои осуществлялись, даже не успевая облачиться в слова, и касались по большей части чего-то материального, что с таким послужным списком я мог совершить грандиозного? Впрочем, даже если повернуть идею в сторону желания найти отца, лучше не становилось. В любом из имеющихся случаев.
Фраза была непереводимая, фраза была странная, колкая, цепляющая сразу множество мыслей изнутри, для себя я решил, что он остался в школе только потому что еще не знал, куда ему отправиться дальше. Его дом был разрушен, семья - убита, но оставаться здесь он не собирался. Так забавно, учитывая, что жизнь постоянно разворачивает его на путь, который ведет сюда, и Мистик, которая говорила о семье, имела ввиду явно не меня, как мне хотелось бы, но всех знакомых Эрику мутантов, людей, которые готовы были простить ему все грехи и принять обратно. Людей, которые никогда не поворачивались спиной, людей, которых он сам раз за разом оставлял. Он снова уйдет, это очевидно, это даже вслух не стоило говорить, потому что таков уж Эрик Леншерр, постоянно уходит из мест, которые могли бы быть наиболее комфортными для него, от людей, которые всегда готовы принять его, сворачивается на самом неудобном углу земли и сворачивается в клубок, как еж. И это в лучшем случае. В худшем он пытается превратить в неудобный угол земли вообще всю землю.
Я тряхнул головой, убирая лезущие в глаза волосы, и приподнялся, поправляя подушку под собой, чтобы было удобнее сидеть. С выпрямленными ногами этот фокус получился не особенно хорошо, но валяться, глядя на отца снизу вверх, мне уже надоело, да и чувствовал я себя при этом до отвратительного болезненно, как будто не ногу сломал, а жизнь. Себе.
Спасибо, что вообще жив остался - мне иногда в кошмарах приходит тот момент, когда чужая рука забралась мне в волосы и дернула назад, открывая шею летящему вперед фиолетовому клинку. Все могло закончиться там, по крайней мере, для меня, если бы не Мистик. И если бы не отец.
Он ведь сам сказал, что предал своих друзей, свою семью, когда пошел с Апокалипсисом. Тогда казалось, что в этих словах было что-то еще, что-то вроде сожаления о том, что он их оставил, но на самом деле нет. Эрик Леншерр всегда шел своим, особенным путем, даже не задумываясь о том, что можно идти вместе со всеми, не оставляя никого позади.
Но если бы Апокалипсис не был настолько жестоким, если бы он проявил больше лояльности к мутантам, пусть и тем, кто пытался его остановить - пришел бы он тогда на помощь?
Об этом, наверное, не стоило задумываться никогда. Или, по крайней мере, не в ближайшую вечность.
О чем мне еще противопоказано думать - это о прикосновениях. Они сбивают с толку, мешают мысли в единый спутанный клубок, разобрать который не представляется возможным. Он проводит пальцами вдоль ноги, медленно разминает успевшие застояться мысли, и я ловлю себя на том, что не просто не отвечаю ему - не дышу уже полминуты. Это странно. Это так поразительно странно, что не думать ни о чем другом просто не получается, пониженная чувствительность в этом деле совсем не помогает, как будто ее и не было никогда, как будто не я с самого детства щеголял царапинами и синяками по всему телу, которые заживали в течение максимум пары дней - потому что бьешься и не замечаешь этого совершенно. Дело было даже не в самих прикосновениях, а в том, кто это делал. Эрик Леншерр был для меня не просто мутантом, даже не просто всемирно известным мутантов благодаря своим косякам. Он был человеком, с которым я мечтал встретиться задолго до того, как узнал, кто он такой. Он был тем, с кем я надеялся хотя бы поговорить, хотя бы раз в своей жизни - и вот он здесь. Сидит на моей постели и пытается помочь, раз уж Чарльз сказал, только вот представление о помощи у него катастрофически странное. Но я абсолютно готов с этим мириться.
- Они в порядке, - наконец, говорю я, умоляя о том, чтобы он не начал расспрашивать. Та вымученная фраза, которую я бросил в него сквозь магнитное поле, стоя вместе с Мистик и буквально чувствуя, как уходит время, отведенное нам для спасения Профессора, была до невероятия глупой. Я должен был сказать ему еще тогда, но я не смог - горло перехватило спазмом, страх сковал внутренности. Сказать Магнето, что я его сын? Да вы серьезно, что ли? Сейчас, в пылу битвы за Землю с каким-то только выкопавшемся ископаемым, которое строит из себя невесть что? Нет, не время.
Когда наступит это время, я еще не решил.
Я ерзаю, пытаясь при этом вообще никак не двигать ногами и не мешать, пытаясь хотя бы немного успокоиться, потому что замороженные внутренности - это такое себе ощущение, да и вообще, они хороши только в холодильнике и отдельно от тела, желательно, свиного или еще какого. Из ливера потом колбасу делают, которую я терпеть не могу, она даже на запах мерзкая, пожалуйста, успокойся.
- А ты как думал, - хмыкаю я, завороженно наблюдая за тем, что он делает. - И ведь казалось бы, какая-то нога несчастная, а я тут уже две недели круговертю, чтобы добраться до тренировочного зала, уходит двадцать три минуты на костылях - я засекал. За долю секунды может произойти так много, а тут минуты. Двадцать три!
Двадцать три минуты - урок успевает кончиться, ученики высыпаются на коридоры из открытых дверей кабинетов как конфеты из кармана, яркие и шумные, приходится лавировать между ними, здороваться и улыбаться, пытаться удержаться на костылях и отказываться от помощи - я что, несамостоятельный такой, куда мне нужно не доберусь? Двадцать три минуты разделяют расстояние, которое я преодолел бы за мгновение, которое никто из людей не смог бы поймать. Этого слишком много. Это слишком медленно.
Слишком медленно двигаются его пальцы по разгоряченной коже, мышцы устало и благодарно ноют, дополняя и без того нестройный хор внутренностей и неожиданно распухшей головы. Я прикрываю глаза, откидываясь на подушку сильнее, и позволяю себе просто насладиться моментом - дрейфуя на скомканных, неоформленных мыслях, теряясь в них. Потом я, может быть, исколю себе все пальцы, пытаясь понять, что откуда идет, но пока у меня нет совершенно никакого желания разбираться ни в чем.
Из дремы меня вытаскивает голос Эрика и ощущение веса на своих коленях - я открываю глаза и вижу его неожиданно ближе, тяжело сглатываю и понимаю, что многое бы отдал, только бы сейчас его обнять - вот прямо сейчас, на моей кровати, с этой дурацкой сломанной ногой и его попыткой позаботиться о совершенно чужом человеке. Я думаю о том, как многое мы пропустили, как все могло бы сложиться иначе, останься он. Тогда я бы стал совсем другим, но для этого было необходимо, чтобы совсем другим был он. Изначально. Потому что он всегда уходит из тех мест, где ему было комфортно.
- Она не могла добраться до тебя самостоятельно, - говорю я и уже в процессе понимаю, что он не слишком-то мне верит. Нет, конечно, добраться она бы смогла, но это заняло бы слишком много времени, раз ты вообразил себя птицей парящей - я сэкономил нам много времени. - Так что я просто немного помог ей. Не мог оставаться в стороне во всем этом... - я махнул рукой, пытаясь оформить в слова все то, что видел тогда: кровь, боль, разрушения. И страх, который съедал изнутри, я, кажется, так до сих пор и не осознал в полной мере, что тогда разговор шел обо всей Земле разом, слишком странно было мыслить такими объемами. - Безумии.
Что заставило меня вообще отправиться туда? Почему именно я, из всех мутантов с семьями, которые беспокоились за них, именно я оказался на месте, и именно я теперь был в команде Людей Икс. Я ведь всего лишь отправился искать отца - даже не то, чтобы отца, изначально я собирался предупредить Профессора о том, что произошло, о том, что в этом замешан его лучший друг - и не успел, все завертелось, и я больше не мог остановиться. Ураган событий подхватил меня и понес за собой, не давая передышки, не давая времени остановиться и подумать, что я здесь, собственно, делаю, что я скажу отцу, когда мы с Мистик доберемся. Для меня вообще стало неожиданностью его обращение, я не был уверен, помнит ли он меня вообще, в конце концов, столько времени прошло. Да и что я мог ему сказать, когда Мистик так уверенно говорила про семью? Что я тоже - его семья? Да какая к черту семья, когда мне уже двадцать три, а мой отец по-прежнему не знает о том, что у него есть сын.

0

18

I am in love with Roy Mustang
✁ ✄ цепной пес армии Аместриса в звании полковника; Огненный Алхимик; герой Ишвара; человек, которому я поклялась выстрелить в спину, если он свернёт со-своего пути.
http://s3.narvii.com/image/yuqqf2x7nxysv6zm5yygkaisypaig257_hq.jpg
FULLMETAL ALHEMIST: BROTHERHOOD
✁ ✄ original

У силы одного человека есть предел. Но я защищу всех, кого смогу. Пусть это будет всего лишь горстка людей, самых дорогих мне. А они защитят тех, кто дороги им. Уж на это-то способен маленький человек?

Не буду здесь много расписывать, потому, как основная информация о персонаже указана в источниках википедии, да к тому же мне хочется увидеть именно ваше видение персонажа. Оно, как известно, у всех разное. Поэтому оставлю здесь лишь вышеизложенную цитату, которая по моему мнению отлично отражает саму суть того Роя, которого мне бы хотелось заполучить в игру.
– – – – – – ✁ ✄
Доброго времени суток, полковник.
Простите, но я не знаю что у вас сейчас – вечер или день, но я все равно пишу вам, надеясь на отклик. Вы ещё помните своё обещание? Моё решение неизменно – я последую за вами хоть в ад. Вы не можете свернуть с выбранной дороги.
Ты не сможешь, Рой Мустанг, а потому я Риза Хоукай, твой личный телохранитель и адъютант призываю тебя продолжить начатое. Вместе мы пересечём океаны чужой крови. Возможно, и даже наверняка в глазах других утратим человечность, но, тем не менее, мы не имеем права сбегать. Больше нет. Слишком много жизней положено в этой бессмысленной войне. Она закончилась, но люди все так же умирают. И мы не в силах этого изменить. Или я не права?
Вы обещали, полковник, забраться на самую верхушку армейского начальства, дабы изменить этот мир изнутри.
Так извольте исполнить обещанное!
От себя могу гарантировать столь ценимую вами пёсью верность до самого конца.

пример игры

Попытка убежать от самой себя. От того «я», что рвётся наружу, разбивая стены, воздвигнутые для защиты не столько окружающего мира, сколько внутренней зоны собственного комфорта, в которой сидишь, не высовывая носа вовсе не потому что тебя это устраивает и тебе нравится. Быть в ней постоянно заставляет сила привычки. Особенно если в эту своеобразную клетку человек загнал себя самостоятельно, не желая разбирать внутренний конфликт – проблему на пункты в поисках решения.

Когда наивно надеешься, что со временем все само пройдёт и рассосётся, внутренние демоны вырываются из-под контроля в самый неподходящий и неожиданный для разборок момент. И от них не скрыться. Не убежать, как бы ни хотелось.

В Пандоре давно жил демон. Таковым она считала зверя, ощущая его присутствие на дне собственного сознания. Он был порождён ещё во времена Наружности. Жгучей обидой и желанием показать, что она, Алиса, не коврик у двери, об который только и можно что вытирать ноги, не замечая, используя его в своих целях наплевав на возможные чувства.

Дети часто создают себе фантазией особенного друга. Это их защитный механизм. Юные фантазёры и мечтатели находят в нем свою силу, убеждая самих себя, что, когда-нибудь придёт время, и их признают все, кто раньше издевался и ни во что не ставил. У некоторых с возрастом эти друзья умирают под гнетом страха реальности. Другие выживают, затаившись на дне души. В самом тёмном её уголке, чтобы обязательно напомнить о себе, когда почувствуют, что долгожданный час икс, наконец, пробил.

Пандора все ещё бежала, давно оставив за спиной грязную закусочную, минуя что-то вроде автомобильной заправки, приветливо мигающей тусклыми огнями уличных ламп; пересекая укрытые мягким зелёным ковром поля, перескакивая через редкие ручьи, бьющие прямо из-под земли. Бежала со всех ног, едва ли чувствуя усталость. Каждый раз, открывая в себе что-то вроде второго дыхания.

Это была ее жалкая попытка – способ убежать от самой себя. Хотя на самом деле каждый широкий размашистый шаг, наоборот, приближал ее к тому, что так долго скрывалось за молчаливостью и спокойствием рыжей девчонки.

«Думаешь, ты сможешь так вечно? Жить, скрывая себя от всех. Разве это не будет считаться подлым обманом?» - вкрадчивый голос крестного ворвался в сознание. Впервые со дня своего крещения бывшая Тихоня слышала его так отчётливо.

«Хорошо. Дело твоё Пандора. Но однажды ящик откроется. И последствия могут тебе не понравиться. Однако мне нравится твоя упёртость. Ты можешь попробовать заточить себя в клетку. Сковать цепью. Твоё время просто ещё не пришло. Жаль. Я не смогу увидеть ту, кем ты, в конечном счете, станешь. Это было бы интересно».

Змея все боялись. Младшие всегда сторонились его, обходя стороной. Девочка частот спрашивала себя, почему именно он стал ее крестным. Почему он, а не кто-то другой оказался рядом, в тот день, спасший ее ещё более продолжительного заточения в Могильнике? Психическое расстройство, которое Пауки называли временным, оказалось чем-то более глубоким. Они просто не могли знать. Ничего не знали о зверином друге, надёжно запечатанном внутри в ожидании часа, когда можно будет порвать все цепи.

Время для Панды словно остановилось. Окружающий мир слился одним размытым пятном. Подлый камешек, попавшийся под ноги, остановил сумасшедшую гонку, заставив растянуться на грязной омытой дождями дороге, переводя дух в попытке остановить бешеную пляску сердца.

Алиса. Это имя данное Наружностью. Данное ей родителями. Семьёй, которая никогда ни во что её не ставила, считая одной из послушных кукол. А все, потому что у них была ее копия. Улучшенная и более успешная во всем. Арина всегда была любимой девочкой. Именно поэтому ее сестра близнец добровольно пошла путём волка-одиночки.

- Ты называешь себя Пламенем. Говоришь, что сожжёшь мой мир дотла. Но этого никогда не будет! – сжав руки в кулаки, Пандора ударила рукой по склизкой жиже, разбрызгав грязь во все стороны. Шумно выдохнув, поднялась на ноги, чуть пошатнувшись снова возобновив свой бег. Встречный ветер сушил яростные слезы.

- Ты всего лишь плод моего больного воображения! И я перед тобой ни в чем не виновата! К тому же… - впервые за всю свою сознательную жизнь Пандора чувствовала себя столь уверенно, смеясь всем страхам прямо в лицо. – Ты всегда меня недооценивала! И больше я тебя не боюсь. Ты призрак пережитого прошлого.

Она остановилась сама. На этот раз добровольно. Подняв взгляд на хмурое небо, и наконец-то, свободно вздохнув. Закрыв глаза, девушка позволила себе заглянуть так глубоко в себя, куда всегда боялась заглядывать. Там жил ее страх. Терроризирующее ночами Пламя. Но еще глубже покорно ждал своего часа зверь. Однажды заточив его в клетку, Пандора боялась возвращаться назад, но волчица всегда была ее неотъемлемой частью. Для того чтобы понять и принять себя понадобилось время. Очень много времени, но именно поэтому преодолённый путь был ей так необходим.

В карих глазах отразился янтарный блеск, когда Волчица распахнула их снова. Обострившиеся разом органы чувств доносили до чистого сознания картину окружающего мира. Пандора не перестала быть собой. Наоборот. Наконец-то таковой стала, позволив себе быть тем, кем всегда была.

«Шут не хочет больше быть Шутом. Но и я не могу уже быть прежней Пандорой. Дом изменится. Наш мир станет другим».

Бежать на четырёх лапах оказалось куда удобнее, быстрее и легче. С удовольствием отмечая отточенный механизм работы обретённого тела, Волчица бежала вперёд к Лесу, уверенная в том, что на этот раз она его достигнет. Миф об Изнанке больше не был таковым. Он стал реальностью. Ее реальность, в которой рыжая хищница обрела своё истинное «я».

Деревья сомкнулись за спиной, пропустив гостью, но Пандора не остановилась, оказавшись в наполненном жизнью Лесу. Сменив галоп на рысь, быстро перебирая сильными лапами, оставляя на земле отпечатки волчьих лап, обитательница Серого Дома добралась до небольшого каменного выступа над широким бурным ручьём. Его спокойно можно было перемахнуть при желании одним прыжком.

Вскинув морду к серому небу, что клочками виднелось сквозь кроны старых деревьев, она наконец громко и протяжно взвыла, оповещая Лес о своём присутствии, благодаря его за то, что наконец, позволил стать собой.

Изнанка очень помогла Пандоре, но даже так, она не являлась ее домом, территорией, которую нужно было защищать.

У Волчицы был Дом. Своя стая. И к ней нужно было вернуться. Пусть там, на другой стороне вновь придётся жить в человеческом теле. Волк не перестанет быть волком. Теперь уже нет. Забыть о своём «я» больше не предоставлялось возможным.

0

19

I am in love with ROBBIE REYES (Ghost Rider)
✁ ✄ друг, товарищ и, в какой то степени, напарник
http://s7.uploads.ru/IDvAY.jpg
Agents of SHIELD
✁ ✄ Gabriel Luna

Робби Рейес родился в Лос-Анджелесе, где жил вместе со своим братом инвалидом Гейбом. Во время аварии, "дьявол" вселился в его тело, превратив в существо, известное как Призрачный гонщик. Робби обрушил свои силы на преступность и быстро заработал репутацию среди различных банд Лос-Анджелеса из-за его жестоких методов. Своими действиями он даже привлёк внимание организации Щ.И.Т., а также её бывшего агента Дейзи Джонсон. Выследив Рейеса по его Dodge Charger 1969 года, она вступила с ним в бой. Робби одолел её, превратившись в Призрачного гонщика, однако, в отличие от других своих жертв, позволил жить. Позже она нашла его и он узнал о призраках Моментума, с которыми работал его дядя Элай. Объединившись с Дейзи и Щ.И.Т.ом, он понимает, что Элай стоял за всеми злодеяниями в погоне за Даркхолдом. Робби рассказал брату Гейбу, о том, как Призрачный гонщик дал ему силы. Робби вновь заключает сделку с "дьяволом", чтобы убить Элая. Призрачный гонщик пропадает между измерениями.
– – – – – – ✁ ✄
Я ищу тебя потому что...потому что хочется видеть этого персонажа тут. Очень крутой парень с горящей головой хд Ну а если серьезно, именно такой гонщик мне пришелся по душе (знаю, что вариантов персонажа много), поэтому очень желателен просмотр сериала (хотя бы 4 сезон где появляется Робби). Одним словом хочется уже общих приключений, ведь из нас вышла хорошая команда ;)

вот такая, например:

http://sd.uploads.ru/5LA2S.gif http://sf.uploads.ru/tPYgz.gif

С постами не тороплю, каких то особых условий тоже нет. Сама я не быстрый игрок, но активный, общительный и всегда готова обсудить/придумать.

пример игры

Все, о чем я могу думать в данный момент- это бежать и еще раз бежать. В другой город, на край света, куда-нибудь подальше от этого места, стирая навсегда из своей памяти окровавленное тело распластавшееся на багровых от крови листьях. Мой еще недавний мучить мертв, исполосан глубокими ранами по всему телу. Я пытаюсь отвести от него взгляд, но словно тугой железный жгут сковал мое тело так, что кажется воздух перестал поступать в лёгкие. Я пытаюсь шире открыть рот и поймать свежий воздух, но тот словно вырывается обратно, превращаясь в какой-то хрип. Все происходит слишком быстро и без моего участия. Тело куда-то пропадает, а я все еще продолжаю смотреть туда, где оно только что было, пытаясь собраться с мыслями. Но вместо них в голове туман, который постепенно начинает давить, подкатывать к горлу, душить. Я прислоняюсь рукой к стволу шершавого дерева и пытаюсь справиться с тошнотой, тем временем как Снейп продолжает что-то вырисовывать в воздухе волшебной палочкой. И пока я пытаюсь осознать случившиеся, его холодная рука хватает мою и цепкой хваткой тенят куда-то за собой.
Мои колени дрожат, но я не сбавляю темп, так как боюсь, что сама я просто не смогу сделать и шагу, прирасту ногами, как корнями в землю. Я спешу за тем, кто только что убил на глазах у меня человека, а теперь за все время пути не проронил ни слова. Еще недавно, когда только Пожиратель высказал свои подозрения о том, что я сотрудничала с орденом и был готов передать Лорду, я была уверена, что Снейп лично приведёт меня к нему на суд. Ведь с тех пор, как я стала работать под его началом, прошло достаточно много времени для того, чтобы я могла рассказать правду о себе, но конечно, я этого не сделала.
А он? Он соврал прямо глядя на меня, что не видит в моих воспоминаниях и мыслях ничего такого, в чем обвиняет меня его товарищ по кругу. Сказать, что это просто выбило почву из-под моих ног, не сказать ничего. И пока я пыталась понять ПОЧЕМУ? Он быстрым и четким движением направил в ничего неподозревающего Пожирателя палочку и пустил заклинание. Мне бы бежать как можно быстрее пользуясь моментом, но я продолжала стоять слишком потрясенная произошедшим.
И вот теперь, уходя с этого страшного места, я продолжаю хранить молчание так, словно забыла, как это- уметь говорить. Затем последовал резкий рывок, и желудок снова сжался, и в то же мгновение ноги вновь коснулись земли. И снова мы быстро заспешили прочь. На этот раз мы двигались по какой-то улице, точнее, она осталась позади так как перед самым моим взглядом возник дом. Я не успела даже осмотреть и попытаться понять чей он, как Северус грубо и настойчиво втолкнул меня в дверной проход, а затем взглядом показал на старое кресло.
Вспыхнул огонь в камине, и от его света по комнате в разные стороны разметались пляшущие тени. Комната была небольшой и не очень уютной, здесь явно не хватало ремонта или хотя бы подходящего волшебства. Я продолжаю осматривать помещение, хотя Снейп первым нарушил молчание. Он взмахом руки проводит рядом со мной, и я понимаю, что скорее всего была под заклятием.
Ну надо же. Он считал, что я буду кричать, звать на помощь или кидаться к первому встречному с рассказом об увиденном? Я еле заметно качаю головой, понимая, что я далеко не просто свидетель, теперь я соучастница всего этого. Мой взгляд снова прикован к огню, который действует на меня успокаивающе. На меня можно было и не накладывать заклинание, ибо то, что я пережила отбило охоту болтать.
Я набираюсь решимости и смотрю прямо в глаза директору, постепенно понимая, что я боюсь собственных мыслей, мыслей о том, что мой бывший профессор только что убил человека. Убил из-за меня. Тошнота снова подступает к горлу, и я морщусь от осознания того, что я виновна в чьей-то смерти. Да, Пожиратель нарвался сам, мало того, что он стал уличать во лжи меня, он скоро переключился и на Снейпа, и дальнейшие действия Северуса были собственной защитой…Но избавится от мысли, что в этой истории он изначально оказался из-за меня… Скрывая мою ложь, он обнажил свою.
Теперь же не важно, кто именно был виноват, угрозы разоблачения больше нет, улик тоже, и мы в этом укрытом заклинаниями доме. Однако, чувство безопасности кажется, навечно покинуло меня. Я чувствую, как мое тело сотрясает мелкая, еле заметная, но все же дрожь. Я пытаюсь не придавать ей значения и не разрыдаться, пытаясь как всегда перед ним казаться сильной, хоть это сейчас ни к чему. Но когда все же решаюсь заговорить, голос меня выдает.
- Я всего лишь хочу знать, что вы намеренны со мной делать дальше. Это достаточно неглупый вопрос для того, кто хочет узнать свою дальнейшую участь? Голос все-таки срывается в конце предложения в хрип, и я отворачиваю взгляд в сторону, на этот раз пытаясь сосредоточиться на обоях в комнате. Что он хочет услышать? Что я бы не прочь узнать, какого Мерлина он солгал товарищу видя мои мысли, не убил меня или не бросил? Зачем ему все это? Я хочу закричать ему об этом, но ни сил, ни эмоций недостаточно сейчас для этого, а потому я продолжаю сидеть почти не шевелясь. Возможно, я просто боюсь спрашивать, ведь тогда мне придётся объяснять все. Мне в любом случае это придется сделать. Я слегка потираю руку, которая начала ныть от боли вспоминая, что еще до прихода Снейпа, там в лесу Пожиратель не стеснялся в использовании заклятий. Мое тело начало возвращать свою чувствительность и только сейчас я обратила внимание, что заклятия помимо боли оставили неглубокие, но все же порезы, из которых виднелась кровь.
- Это ваш дом? - скорее утвердительно, чем вопросительно произношу я тихо, не желая заострять внимания на этих парезах и надеясь, что мой первый вопрос останется без ответа

0

20

I am in love with CALEB BREWSTER
✁ ✄
http://images.zap2it.com/assets/p10332466_n666523_cc_v4_ab/turn-washingtons-spies.jpg
Turn: Washingtons`s spies/Поворот: Шпионы Вашингтона
✁ ✄ Daniel Henshall

Ты - потрясающий.
Лови момент, потому что больше ты не услышишь этого даже под дулом мушкета. Времена изменились, и наш мир поменялся до неузнаваемости, а с выражением чувств у меня все так же плохо. Да и ты особо не изменился - все такой же ветреный и сумасшедший, ни грамма серьезности и огромное шило в одном месте. Все безумные идеи, как в детстве, принадлежат тебе, а мне остается лишь соглашаться на очередную авантюру, потому что, как ни странно, ты всегда умеешь выходить сухим из воды и управляться с удачей, как с норовистой лошадью.
Уже в детстве твои идеи балансировали на грани опасности вроде родительской порки или чего похуже. Ты рассказывал, что будешь моряком, мясником, фермером, кузнецом, разбойником, китобоем, исследователем, ученым, и каждый раз я верил тебе, видел мир твоими глазами, и деревья превращались в горы или вражеские судна, а в приливе прятались русалки, и пещеры в скалах были входом в другой мир.
Почему я, примерный сын священника водился с тобой, раз за разом ввязываясь в неприятности? Почему подхватывал идеи, а иногда сам руководил игрой, различая дьяволинку в твоих глазах, означающую "не такой уж ты и правильный, каким тебя хотят видеть. Давай, покажи это, забудь про все нормы и правила"? Все просто. Я восхищался тобой.
Твое беспечное отношение абсолютно ко всему одновременно раздражало и восхищало. Твоя совершенно глупая смелость и самонадеянность заставляла закатывать глаза и прятать улыбку. Ты обещал, что мы еще встретимся, когда напросился к морякам, ты не прощался каждый раз, когда шел на сделки на черном рынке, ты приходил обратно с каждого задания, насколько бы опасным оно ни было.
Возвращайся?

– – – – – – ✁ ✄

Боюсь скатиться в глупое обожание этой пары на этом моменте, потому что они действительно прекрасны. Я не вижу между ними особой плотско/физической связи (однако не исключаю ее), они просто практически все, что осталось в этом мире друг для друга. В условиях войны каждый из них своеобразный символ того, за что они борятся, друг для друга. И несмотря на эти более чем серьезные условия, несмотря на то, что они оба не последние фигуры в борьбе за независимость, несмотря на то, что Брюстер гораздо старше Тэллмеджа, они все равно еще мальчишки.
Персонаж, как и сериал, не просто непопулярный - он крайне редкий, и я понимаю, что шансов увидеть его у меня, к сожалению, немного. Но если кто-то совершенно внезапно заинтересуется им - обещаю сразу же залюбить до полусмерти, обеспечить кучей графики при необходимости, и выполнить все капризы/пожелания/прихоти : )

пример игры (за Бена пока не наиграл, как будет - заменю

Ему казалось, что стоит провести по давно рассохшемуся дереву перил, и особняк оживет, приоткрыв завесу зыбких, старых дней, когда он был ещё молод. Когда крыша была цела, высокие потолки озарял свет свечей, новенький рояль стоял в холле, а не в гостиной, и по пятничным вечерам здесь кружили богатые джентельмены с дамами. Когда мотыльки осмеливались селится только на самых краешках чердачной крыши, и даже пыль не смела оседать здесь надолго, быстро исчезающая благодаря множеству слуг. Но они оба — Томас и Дом — знали, что такого никогда не было. Он никогда не был новым и сияющим, половицы всегда скрипели по ночам, слабые ставни пускали промозглый ветер, а в стенах копошились огромные мотыльки, дополняя темно-синим цветом выцветшие обои, а их расцветка — белые пустые круги на крыльях, были похожи на чей-то немигающий, пристальный взгляд...
А может, это Томасу не хватало сил оживить его. Его руки всегда были ледяными, и, когда он касался перекладин, они отвечали только тихим шелестом и все, что Дом тогда мог показать ему — совершенно бесшумный снег с необозримой вышины неба...
Он поёжился, опустив голову и не желая больше смотреть в сквозную рану через этажи в самом центре потолка. Он скорее ощутил, чем услышал, что в этот миг вокруг стало тихо. Хорошо, что только на миг — тишина почти придавила собой, склоняя его к самым ступеням шаткой лестницы, сдавливая голову и заставляя выдохнуть. А потом наваждение прошло — снова где-то внизу хлопнуло окно, а потом их незримый декабрьский гость направился ещё ниже, перебрав невесомыми руками увесистые подвесные гири для лифта. Он и не заметил собственного напряжения — сжатые губы, явно скованные движения. В последнее время, кажется, это было его обычным состоянием. Хорошо, что Люсиль вернулась, а с Аннабель скоро наконец будет покончено. Чужое присутствие, легкое, но ощутимое сестринское давление на него, нередкие кошмары — все это заставляло его чуть сдать к концу месяца.
Он, наконец, преодолел лестницу, и сразу направился в одну из комнат, которые они считали "своими". Ступишь на порог, и словно весь холод, отчужденность и мрак дома остаются позади, а все тело затапливает мягкий свет ночников — разве что не проникающий внутрь, где уже давно не было места даже слабому огоньку.
Люсиль была тут, неподвижная, словно статуя — только взгляд зацепился за него, как колючий плющ за одежду, как только он вошел. Кроме бесстрастной жесткости в её глазах он различил снисходительность — ту самую, сестринскую, которая иногда вызывала в нем волну гнева. Томас был уверен, он просто знал что о нем думает Люсиль. Что он не способен. Что он из жалости к матери часто заводил осторожные разговоры с ней, пытаясь убедить не делать глупостей. Что он из сомнительной человечности пытался предостеречь её, всякий раз ловя её мягкую, опасную улыбку, адресованную матери, и страшась её. В то время, как все его мысли были только о ней — о Люсиль, и ни о ком больше. Точно не о старых обтянутых кожей костях их родительницы или малохольной слабой жёнушке. О ней.
Он боялся, что это не сойдет ей с рук — и это не сошло, правда, гораздо в более мягкой форме, чем он боялся. Её не посадили, только отправили в лечебницу, однако и это было сомнительным удовольствием. А долгие месяцы без неё породили новый страх — страх того, что на этот раз её точно упекут без права на возвращение обратно, и, пожалуй, ещё больше — страх того, что ещё одно убийство сведет её с ума ещё больше. То, что Люсиль так опрометчиво и наивно принимала за его слабость, пожалуй, действительно было ей, только вот она не догадывалась, что эта слабость была в ней.
Минуту назад она предлагала ему нож, а сейчас крепко держала его. Когда Томас, наконец, положил пальцы на рукоять, она все ещё сжимала его, с деланным, чеканным движением медленно передавая его ему. Он запоздало выдохнул "отдай", почти неслышное, растаявшее в чудом дыхании — дыхании дома, и поймал взглядом неровный отблеск свечей в идеальном лезвии. Хорошо, что она доверила это ему. Быть может, это отразится на её душевном состоянии меньше, чем в прошлый раз. В глубине души, где-то так далеко, куда он заглядывать боялся и не хотел, он знал, что к нормальному состоянию её больше не приведет ничто и никогда, а нынешнее, маниакальное состояние усугубиться больше не может. Она и так была совершенно не в себе, но он ещё слепо надеялся, что может сдержать разрушающее желание убивать своей любовью и потаканию её небольшим желаниям. Вроде этого.
Сталь теряет блеск, когда он выходит из комнаты, но все ещё блещет во мраке, ловя каждый слабый свет и приумножая его в своем смертоносном лезвии. Томас не отрывает от него равнодушного взгляда, слыша позади легкие шаги сестры и чувствуя спиной её довольную усмешку. Позже она наверняка будет играть на рояле, даже не оттерев с пальцев засохшую темную кровь.
Он проскальзывает в комнату умирающей, словно воплотившейся призрак дома. Она наверняка уже знает. зачем он здесь, но встать, даже приподняться, не дает бесконечная слабость. Последние силы ушли на подпись, означающую, что все наследство драгоценной Аннабель Шарп, так недолго носящей их фамилию, переходит к ним. Здесь очень темно — все свечи отгорели, и комнату освещает только слабый лунный свет, издавна бывший свидетелем подобных ужасных дел. Но его достаточно, чтобы он увидел её молящий взгляд, слегка изогнутую линию губ, проступающие венки на нездорово-бледной коже. В них течет не только кровь, но и яд, и оттого её кожа совсем мраморная, а глаза — большие и неживые от страха, совсем как на синих широких крыльях.
Теперь он чувствует, что Люсиль недовольна — он медлит, наверняка представая в глазах сестры нерешительным слабохарактерным трусом, дрогнувшим перед очередной жалкой девицей. Даже если он действительно дрогнул, он доведет дело до конца — вот только сотрет этот печальный взгляд, ставший причиной сестринского неодобрения.
Он сел на кровать и мягко, искренне ей улыбнулся, как муж вполне мог улыбаться жене. Даже Люсиль, наверно, не смогла бы распознать в этой улыбке фальшь, но это было ни к чему — ей такая опасная нежность адресована никогда не будет. Перед тем, как взять со стола тяжелый подсвечник, он отстраненно понадеялся, что она не успела заметить этот жест,завороженная его обнадеживающей, ласковой улыбкой. А потом он наотмашь ударил её по лицу, целясь примерно в висок, чтобы оглушить и уже навсегда лишить возможности прийти в сознание. Удар был несильным, но отключил её сразу, вернув ему и самообладание, и способность мыслить холодно и рационально. Она должна быть мертва, и сейчас он с освобождающей легкостью мог это устроить.
-Хочешь присоединиться? — он покосился на Люсиль, с явным трудом пряча за словами оскал, а в глазах — нездоровый блеск. А потом отпустил подсвечник, грубым движением дернув тошнотворный обОрочный вырез на воротнике жертвы, обнажая её грудь и отводя руку с ножом назад, ожидая, когда длинные, холодный сестринские пальцы  лягут поверх его.

0


Вы здесь » Live Your Life » -Кроссплатформы и кроссоверы » rebel key in search :3


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC