Live Your Life

Объявление

  • Новости
  • Конкурсы
  • Навигация

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » Мистика и городское фэнтези » Full Dark, No Stars


Full Dark, No Stars

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://sa.uploads.ru/SoHkr.png

Адрес форума.
http://fulldark.rusff.ru/

Официальное название.
Full Dark, No Stars

Дата открытия.
31.10.2017

Администрация.
Ezekiel Brown, Leslie Huntington

Жанр.
Мистика, городское фэнтези, детектив, триллер.

Организация игровой зоны.
Эпизодическая.

Краткое описание.
Луизианские болота полны загадок, как и самый веселый город Америки - Новый Орлеан, где луизианское вуду соседствует с католицизмом, а чернокожее население превалирует над белым. Мистицизм, ритуализм, детективные расследования, зловещие происшествия, волшебство, легенды, сказки - в городе, где живут сегодняшним днем, возможно все: даже монстры могут жить рядом с людьми, а магия твориться в подворотне.

Ссылка на нашу рекламу у вас.
http://fulldark.rusff.ru/viewtopic.php?id=30#p164

+6

2

Культура и полиэтничность


В XVII-XVIII веках родственные по духу французская и испанская культуры, равно как и общая католическая религия, формировали характер местной культуры, впитывавшей в себя наряду с элементами романских традиций, многие черты вест-индийского фольклора. Поскольку местное население больше склонялось в сторону Франции, чем Испании, французские элементы преобладали над испанскими.

В XIX веке старые французские культурные традиции не исчезли, но особым образом смешались с элементами североамериканской протестантской культуры. Очень скоро Новый Орлеан стали называть Парижем Нового Света. Здесь прежние чернокожие рабы жили вместе с более поздними переселенцами из Африки или французской части Вест-Индии. Здесь жили и перемешивались поколения белых и чёрных: французские и испанские креолы, американские переселенцы из Виргинии и Кентукки. Здесь были и шотландцы, и ирландцы, заправлявшие внутренней и внешней торговлей, авторитетные французские граждане и, наконец, испанцы, большая часть которых занималась торговлей. Креолы считали себя первым сословием города и старательно оберегали французские обычаи и традиции. Однако после отмены рабства, когда на бумаге все уравнялись в правах, а на деле расовая дискриминация стала ещё острее, они постепенно были низведены до положения обычных чернокожих афроамериканцев.

http://funkyimg.com/i/2xPut.jpg
Карнавал Марди Гра - вторник перед Пепельной средой и началом католического Великого поста, последний день карнавала. Праздник, который знаменует собой окончание семи «жирных дней» (аналог Всеядной недели).

http://funkyimg.com/i/2xPuu.jpg
В городе с 1804 года стали селиться англофоны, в результате чего Новый Орлеан стал быстро расширяться. В конце XIX века в районе Французского квартала стали заселяться выходцы из Ирландии и Италии.

Новый Орлеан считается колыбелью джаза, родиной Луи Армстронга является местом многочисленных джазовых фестивалей. В Новом Орлеане происходит действие популярной народной песни The House of the Rising Sun и известного сатирического романа — обладателя Пулитцеровской премии, «Сговор остолопов».

Узнать больше о Новом Орлеане

0

3

We All In Carcosa
— You, sir, should unmask.
— I wear no mask.


I. Where Black Star Rise
Не всем даровано видеть сокрытое, слышать потерянное, знать запретное, но случаются исключения.
Лучше бы не случались.
Почти двести лет назад где-то в здешних болотах было ослаблено и «убито» божество, желавшее устроить настоящие хаос и разрушение, затопить улицы городов кровью, заполнить землю ковром из мертвых тел. Кто стал убийцей божества, что стало с ними, ним или ней, куда пропало божество - вопросы без ответов. Но чем ближе Марди Гра, тем сильнее голос в голове Слышащей, избранной божеством, сумевшим удержаться за крупицы жизни. Слышащая очаровывается божеством уже долгое время, обманывается, но верит, верует, потому что божества умеют вселить веру. Во время праздника планируется провести ритуал воскрешения божества, чтобы вернуть ему физическую оболочку и дать второй шанс. Но ради этого шанса придется погибнуть невинным, ибо каким бы бог ни был, от кровавых жертвоприношений не откажется.

Что же случится в Новом Орлеане на Марди Гра?

0

4

Памятка для игры
короткая сводка по игровому миру

● Штат Луизиана считается одним из беднейших штатов, а Новый Орлеан - одним из беднейших городов. Почти треть населения живет за чертой бедности.
● 60% населения города - чернокожие, белые (американцы) - 33%, азиаты - 2,9%, латиноамериканцы - 5,3%.
● Вопрос расизма здесь вроде как и остр, а вроде как местные привыкли, поэтому, отпуская шутку про негров, можно как получить проблемы, так и еще большие проблемы. Здесь многое может зависеть не столько от уровня достатка, эрудированности и дипломатии, сколько от цвета кожи. Местные белые стараются не появляться после шести вечера в «черных кварталах».
● Разделение на «белых» и «черных» в речи местных жителей - совершенно нормальное явление. Преступления на почве расизма - тоже.
● Новый Орлеан - один из немногих американских городов, где можно официально пить алкоголь на улице. Но только из пластиковых стаканчиков.
● Общий уровень преступности в Новом Орлеане на 76% выше, чем в среднем по стране. У вас есть шанс 1 к 21 стать жертвой любого преступления.
● Уровень школьного образования в Новом Орлеане - один из самых низких по стране. Однако в городе 14 высших учебных заведений (колледжей и университетов), дающих весьма неплохое образование, три из которых - только для чернокожих.
● Основной религией Нового Орлеана считается католицизм (35,9% населения считают себя католиками), немало сторонников луизианского вуду, есть своя еврейская община.
● Средняя зарплата работников неквалифицированного труда - 20,000-25,000$ в год (1,670-2,080$ в месяц), квалифицированного труда - 40,000-60,000$ (3,300-5,000$ в месяц). Меньше всего получают басбои и фудраннеры (уборщики и помощники официантов), больше всего - федеральные служащие, работники в сфере медицины, управляющий персонал (директора, топ-менеджеры и пр.).

Узнать остальное

0

5

The Times-Picayune
Воскресенье, 25 декабря, 2016


Сегодня утром над всем Новым Орлеаном прошел самый настоящий снегопад, что является удивительным аномальным природным явлением для южных штатов, особенно Луизианы и Техаса. Сообщения о резкой смене погоды тут же появились в соцсетях.http://funkyimg.com/i/2znHL.png
http://sg.uploads.ru/MviZt.jpg
Отмечается, что из-за внезапного похолодания и снегопада на дорогах образовалась гололедица, ставшая причиной пробок и аварий. По сведениям полиции и дорожных служб, серьезных инцидентов удалось избежать. По свидетельствам очевидцев, температура резко упала, снег шел в течение получаса, после чего закончился так же неожиданно, как и начался. Уже через час температура вернулась к декабрьской норме - 20+ по Цельсию.
Метеорологи объясняют внезапный снегопад климатическими изменениями, присущими всем южным штатам, а также участием холодных ветров, пришедших с Атлантического океана.

Причины - в этом эпизоде.
Местная пресса на страже!

Отредактировано Dark Song (18-11-2017 16:03:03)

0

6

Как начинался этот Марди Гра?

— Ненавижу праздники, — Поль почти уронил голову на стойку, прижимая сцепленные в замок пальцы к затылку. Его притихший собеседник что-то согласно промычал, глядя сквозь мутноватые окна паба на разворачивающийся на улице бардак, разноцветной яркой рекой стекающий куда-то вниз, и сопровождающий своё шествие всем, чем обычно сопровождались шествия. — У меня сейчас голова взорвётся от такого.

Paul Javert, «Zombie Tits»

Марди Гра выбещивал дракона еще и своей лицемерностью. Карнавал в Новом Орлеане всегда был самым пышным, толпы людей приезжали, чтобы посмотреть на него и поучаствовать в шикарных костюмах, к созданию которых они не приложили никаких усилий, только выложили кругленькую сумму. Местные жители также обчищали все лавки по прокату костюмов, обычно пылящиеся без внимания, максимум оживающие на Хэллоуин — к шикарному действу хотелось приобщиться всем.
За пару дней город наводнялся приезжими, даже не пытающимися особо исследовать город: все уже прекрасно знали, что смотреть в Новом Орлеане особо не на что, а стать цифрой в статистике зашкаливающей преступности не хотел никто.
А потом был карнавал. Фееричное шествие, буйство красок, богатые наряды.
Эдакий пир посреди чумы, вылизанный маршрут по главной улице, с которого стоит свернуть в подворотню — и сразу познакомишься со смрадом отходов и чьим-нибудь ножом под ребра.

Vincent Reichardt, «Zombie Tits»

— С утра был только один посетитель, верно? — вдруг задумчиво спрашивает, хмурясь. — И тот перепутал с пивным баром.
Укладывая в коробку с ветхими книгами очередной экземпляр, проводит взглядом по пустому помещению, за окнами которого разрывается яркими красками, фантиками и бусами праздник.
— Не думаю, что есть смысл работать в праздник, — руками поправляя книги, проговаривает, словно бы советуясь с Лесли. — Что думаешь, если закроемся пораньше? Успеем на выборы короля и королевы. Может, выхватим кокосовый... не помню, чем они швыряют. Но поймать считается за счастье.

Ezekiel Brown, «Bones & Beads»

Город медленно, но верно превращается в ад в течение последних недель, но Лесли держится, как последний солдат в осаде. Игнорирует все и вся, даже нарастающее к последнему дню февраля крещендо. Заканчивается все очевидным бунтом — пока город раскрашивается всеми цветами радуги, Лесли надевает черное платье с жестким белым воротничком и траурной ленточкой, которую она завязывает в старомодный бант. С ее точки зрения, платье очень праздничное — оно же из бархата.
Магазин мистера Брауна кажется ей неприступной крепостью, здесь все как всегда. Лесли чувствует себя тут как на последнем островке безопасности. А потом праздничная лихорадка забирает и мистера Брауна тоже.
Лесли поднимает глаза от книги, которую так демонстративно спокойно читает, пока за спиной беснуется Новый Орлеан, и смотрит на павшего командира с оттенком осуждения во взгляде.

Leslie Huntington, «Bones & Beads»

Беззаботность выходного праздничного дня бежала по венам пузырьками газировки и так же веселила. Выходным, впрочем, назвать его можно было с натяжкой — после требовалось написать хотя бы краткую заметку о празднике, но официально день считался свободным. Письма от подписчиков одного из блогов могли и подождать: там точно будут рассказы о сверхъестественном, но на самом деле о примерещившихся после праздничной попойке призраках, которые на утро окажутся кем-то вроде того торговца сувенирами с нарисованным белым черепом на черном лице. Или даже драконами — и такое рассказывали, как те потрясающие воздушные змеи над головами. И духи лоа в марихуановом угаре — обязательная часть программы.

Miranda Jones, «Zombie Happiness»

Зато теперь он из-за Миры вынужден был лавировать в чертовой толпе громких, пьяных и потных людей, разодетых хуже, чем на Хэллоуин. То, что они обходили самые людные места стороной, не спасало. Новоорлеанская влажная весенняя жара за семьдесят градусов Фаренгейта тоже не помогала. Хейл ее учел, предусмотрительно выбрал на сегодня светлое и без рукавов, но все равно немного умирал от духоты и запашков.
До омерзения радостный человек на ходулях, которого они огибали в самом начале улицы, еще и дебильную бумажную корону на него нахлобучил. Хейл собирался ее сорвать, но вовремя увидел свое отражение в витрине магазина и не смог: в сочетании с его нарядом она смотрелась… неплохо. Удивительное дело.

Hale Prince, «Zombie Happiness»

Будьте в курсе событий на первом мистическом!

+1

7

Дикий, Дикий Запад в палящем штате Луизиана
http://funkyimg.com/i/2zMUu.jpg

Adelaide Miegod написал(а):

Аделаида была вольнолюбивой натурой. Ее с завидной регулярностью продавали в рабство, но она и там не работала. Точнее, работала, пока ей было интересно и не надоедало, но потом Ада говорила себе решительное "Хватит!" и покидала хозяйские дома, плантации, повозки, фермы и костры. У костров она вообще не задерживалась — никак не могла понять, к чему вахлакам, у которых и дома своего нет, рабы. Ходить следом и смотреть, как на неудачников?
С ее цветом кожи вариантов, кем же быть в Америке в тысяча восемьсот семнадцатом, было немного. Аделаида прикидывала несколько раз, не помучиться ли и не вспомнить ли, как там изменить себе лицо на другое, но потом натыкалась взглядом на зеркало и решала не губить красоту. Подумаешь, рабство!
Сами виноваты. Она не напрашивалась.
А самой любимой частью круговорота "Ада-рынок-рабство-Ада" была охота на нее, беглую рабыню. Ужин сам за тобой ходит, красота же.
Иногда Аду пытались бить, но тогда Ада начинала кусаться. Может, и не очень приятно, в таком климате от каждого первого несет потом за километр, но зато разок цапнул — и всем уже не до тебя. Да и вообще от кусающейся шестифутовой бабищи старались держаться на расстоянии.
Один раз Аду, правда, все-таки умудрились поколотить. Белые полагали, что они тут самые лихие. Не учли господа рабовладельцы, что Ада любит эксперименты и просто проверила, как ей побои понравятся. Не понравились. Три растерзанных трупа списали на аллигатора. Какого-то зубастого бедолагу даже выловили и повесили на него все грехи. А Ада  поскучала на затихшей плантации, убедилась, что собирать хлопок — дурная и бесполезная работа, ничего увлекательного и в этот раз, и снова ушла. Ее снова ловили, в этот раз со вкусными собаками, не поймали, а потом отловили, когда ночевала под какой-то лодкой у реки.
В общем, все как всегда. Среди целого моря обоснованно мрачных и несчастных черных лиц на невольничьем рынке лицо Ады красиво выделялось. Она что-то мурлыкала себе под нос на мотивчик африканской обрядовой для вызова злых духов и покарания всех врагов и улыбалась широко и радостно всем проходящим мимо покупателям. Те почему-то пугались.

Ezekiel Brown написал(а):

С книгами на этом проклятом Диком Западе, пропахшем дешевым ромом и насилием, было все не то, чтобы плохо — отвратительно. Иезекииль отбился, по крайней мере, от двух бандитских шаек, вздумавших ограбить его на сокровище, представляющееся в виде мешка книг и мешочка золота, который он, собственно, урвал у этих шаек, знатно перепугав послушными ему змеями. То, что змеи были простейшей иллюзией, он, конечно, тупым бандитам не сказал. Пусть помнят его как заклинателя змей и повелителя пустыни. При воспоминании о том, как мрачно и зловеще представлялся, Браун хмыкал и почесывал знатно отросшую бороду. Надо сказать, с ней было неудобно, но гладко выбритые ездоки вызывали у местных в любом поселении слишком много вопросов. Придется смириться.
Рыжей масти конь устал еще тридцать миль назад, поэтому огибать очередное поселение из десяти бревенчатых коробок, пыли, пьяни и толп черных, стоящих под палящим солнцем, Браун не спешил: ему требовалась вода, отдых и, по возможности, выяснить, нужен ли местному священнику экземпляр Библии. Как ни странно, у подобных святош под полами скрывались сокровища, и речь идет не только о деньгах: бумажкам Иезекииль все еще не верил, предпочитая более полновесное выражение бартерных отношений — золото, книги, еда или вода. Даже вода казалась ему более серьезной валютой, чем эти разноцветные бумажки, ради которых люди убивали ровно так же, как и сто лет назад — ради драгоценных камней. Измельчала человеческая жизнь, ничего не скажешь.
Конь размеренно цокал копытами по утоптанной сотней, тысячью ног, если не больше, дороге, с мрачным равнодушием разглядывал лица невольников. Их с каждым годом становилось все больше, впрочем, как и кораблей, тонущих у берегов Нового Света, обожавшего пользовать рабский труд, и в этом нисколько не отличаясь от Света Старого. И чего он ждал от здешней земли, справедливости? Хмыкнув себе под нос, спешил лошадь, слез и ухватил мешок с книгами, закинул себе за спину. К нему тут же подскочил заморыш с кобурой — кажется, один из загонщиков рабов.
— Сэр! Сэр! — щербатым ртом вопил парнишка, хватая Брауна за руку. Браун ошпарил того взглядом, и на очередном "сэр" парень подавился, но не сдался. — Сэр, вам не тяжело? Хотите раба? Рабыню? У нас и дети есть, если вы... ну, хотите? За полцены отдам — вы, вижу, человек солидный, вам ведь...
Иезекииль грубо отпихнул парня с дороги, потому что надоел. И хотел было почти сразу ответить, что рабы его не интересуют, как не интересует предложение, особенно касающееся детей. Но, по первым прикидкам, здесь было человек тридцать загонщиков, и явно еще столько в местной таверне, гудящей почти круглые сутки: поселения обогащались за свет погонщиков — что скота, что чернокожих. Но колдун как-то споткнулся о свои мысли, когда встретился взглядом с женщиной, широко и, главное, как-то слишком уж радостно улыбающейся для той, кого чуть ему не продали бог знает для каких вещей. Учитывая, что ему давно пора снова повязать себя кровавыми узами с Легбой...
— Сэр, подумайте! — парень, похоже, не понял намека, и снова принялся морочить голову. — Посмотрите — отборный товар! Всего в дне пути от порта, свежая кровь!
Браун поднял ладонь к голове, помассировал переносицу. После чего посмотрел на парня.
— Меня не интересуют сделки с мерзавцами, которые ценят свою жизнь выше жизней других лишь потому, что кожа белая. Зато душа у тебя, парень, — Иезекииль приподнял левый уголок губ в неприятной усмешке, — чернее ночи.
Видимо, почуяв неприятности, к беседующим подошло двое — более внушительных размеров, с двумя револьверами по бокам. Колдун приподнял подбородок, созерцая эту моральную поддержку, что подозрительно щурила глаза.
— Проблемы, малый? — явно обращаясь не к нему, а к щербатому парню, спросил мужчина с черными усами. — По цене не сошлись? Или товар наш не нравится?
— Это не товар, — Браун сказал раньше, чем понял, зачем вообще это говорит, — а люди. Людей не покупают. Поэтому я не заинтересован в... вашем предложении.
— Он меня нигером назвал! — вдруг пискнул щербатый, и Иезекииль скрипнул зубами. Прекрасно, просто прекрасно.
Усатый поцокал языком, завел щербатого себе за спину, показательно положил ладонь на револьвер.
— Сэр, это очень, очень неуважительно по отношению к ближнему своему. Вы оскорбили моего друга в лучших чувствах. Я приму ваши извинения, если вы купите что-то из наших зверушек.
Надо было молча уйти в таверну — вот что думал сейчас Браун, разглядывая надменное лицо загонщика с черными усами и явным желанием пострелять. Сможет ли он прикончить их одним заклинанием? Да. Сможет ли прикончить сразу всех погонщиков? Вероятно, но, скорее всего, прикончит и рабов. И задетая гордость не совсем тот товар, за который следует так долго торговаться.
— Ладно, — вытащив из внутреннего кармана куртки кусочек золота, протянул загонщику, кивнул на улыбающуюся женщину, — эту и еще двоих мужчин. Помоложе.
Погонщики, вскинув бровями, смолчали свои комментарии, и весьма хорошо, потому что Иезекииль слегка был готов принять правила игры, в которой насилие решалось насилием, но степенно подождал, пока ему выведут троих чернокожих, связанных одной цепью. Ему вручили цепь и связку ключей — от кандалов.
— С успешной покупкой, сэр, — оскалился щербатый, не смелясь выглядывать из-за спины усача. Браун тяжело вздохнул и, сунув мешок с книгами в руки женщины, идущей первой, взял коня за вожжи и повел к таверне. Там, привязав коня, взялся за связку ключей и принялся медленно открывать кандалы — сначала ножные, затем на руках. Собрал цепи и бросил их в сторону какого-то спящего попойцы, которого, видимо, вышвырнули вон.
— Спасибо, — сказал женщине прежде, чем забрать мешок с книгами. — А теперь идите на все четыре стороны. Вы свободны. И постарайтесь не попадаться этим ублюдкам.

По пути справедливости и насилия

0

8

Сюжетное нашествие зомби движется, развивается, закончен один из трех эпизодов, по итогам которого уже готовы кое-какие новости, но они будут выложены, когда будет доигран второй эпизод. По итогам первого можно заключить, что:
● погибло около пятисот человек, пострадало свыше двух тысяч (данные приблизительные, конкретизируются после подведения общих итогов);
● в Новом Орлеане 1-3 марта - траурные выходные, работать будут экстренные службы и некоторые места общего пользования, но развлекательные заведения и торговые центры закрыты. В стране официальный траур;
● официальных версий две: массовая давка из-за взрывающегося асфальта, который начал взрываться из-за резких перепадов температур, и теракт. Обе версии проверяются полицией и ФБР;
● видео с зомби заполонили интернет, правда, помехи на видео и фотографиях, а также различного рода эксперты и критики не позволяют утверждать, что это - не часть праздника или какого-то представления;
● мы молодцы!

А еще нам целый месяц!

0

9

Будьте осторожны, снимая жилье.
Будьте бдительны, почуяв запах орхидей.
Запах гниющего мяса - один из признаков одержимости

Leslie Huntington написал(а):

На словах о борьбе с мигренями Лесли вздергивает брови. Наркотики — это плохо, но по марихуане у нее нет однозначного мнения. Она смотрит на Хейла в задумчивости, решая, к какой категории его отнести — сбившихся с пути наркоманов или несчастных больных. И не может решить.
Но есть еще что-то. Что-то, что ее беспокоит сильнее всего. Даже травки, которой этот молодой мужчина... лечится.
— О, вы думаете, это такой запах? Честно скажу, я не очень разбираюсь. Все эти... эксперименты прошли мимо меня. Но мне кажется... — Лесли смотрит на него, прежде чем продолжить; странное чувство, вроде бы и нельзя это говорить, а вроде бы и надо, — мы про разные запахи. Знаете, такой, сладковатый. Будто гниющее мясо. Как запах орхидей.
Лесли говорит это почти не изменившимся тоном, но лицо ее почему-то каменеет, приобретая привычное прохладное выражение, которое так сильно раздражало... всех.
Она спохватывается.
— Извините, наверное, бестактный вопрос. Вы любите орхидеи?

Hale Prince написал(а):

— Терпеть их не могу.
Хейл смотрит на нее широко раскрытыми глазами.
Она издевается?
Она что-то знает?
Что это, черт возьми, значит?
Ему плевать на ее очевидное неодобрение, она может считать все, что хочет, лишь бы не приходила сверху читать ему нотации. Но этот запах. Откуда ей знать?
Хейл хмурится и отлипает от стены, выпрямляется во весь рост. Неоткуда ей знать. Это его больная голова опять шутит с ним свои параноидальные шутки. Своему нью-йоркскому врачу он говорил, что все прошло, а новоорлеанской об этом даже не заикнулся. Мало ли что Лесли унюхала. Может, это она правда так запах травки, смешанный с уличным, воспринимает. Или средств для очистки кухонных поверхностей.
Вероятно, он поторопился решить, что она ему нравится.
— Не знаю, я — не чувствую, — говорит он, стараясь держать прежний, вежливо-нейтральный тон. — Ни орхидей, ни тем более гниющего мяса. Здесь убирали буквально вчера, как видите. Предыдущий жилец оставил после себя бардак.
С вежливо-нейтральным тоном, кажется, не получилось. Орхидеи, чтоб их.
Если ее что-то не устраивает — могла бы просто сказать, а не выдумывать черт знает что.

A Room with a View

+1

10

Зашли как-то детектив полиции и злой колдун в собор...

Paul Javert написал(а):

Высидев свои пять с чем-то минут тишины, он понял, что она скоро начнёт на него давить. Шумно выдохнув, наклонился вперёд, устраивая на коленях сцепленные руки и опуская голову, чтобы мысленно прочитать отрывок полузабытой молитвы, какой-то из не подходящих случаю.
— Вы выглядите как человек, которому не сильно нужно всё это, — он повернул голову к человеку, упираясь локтями в колени, и подбородком указал на высящийся перед обоими крест. — Как кто-то, кто приходит не за искуплением и прощением. Словно оно вам и не нужно.
Он коротко улыбнулся, снова выпрямляясь на скамье.
— Не сочтите за оскорбление. Я сам давно не был в церкви. И не уверен, что оно нужно мне. Спасибо за телефон.

Ezekiel Brown написал(а):

— Вы о вере? — улыбка растянулась, стала неприятной, потому Браун снова перевел взгляд на распятие. — Что вы, вам не за что извиняться, ведь вы правы. Мне это не нужно.
Он помолчал, разглядывая витражи. Потому что религия всегда была тяжелой темой, особенно тяжелой — для темного и злого колдуна, которым он всегда считался. Таких сжигали на кострах все эти верующие, обещающие лучшую жизнь там, в царствие Божьем, но не делающие ничего ради лучшей здесь, на земле, царствии человеческом. Превратить в ад жизнь, чтобы смерть казалась раем. Если в этом суть религии, то лучше быть злым колдуном, чем верующим.
— Мало кому это нужно, — добавил, все же решив не ставить точку. — Это вложено в нас с детства: если ты совершил плохой поступок, то попроси прощения, и ты вроде как не виноват, потому что с извинением снимаешь с себя ответственность. Но ведь главное в религии, проповедующей всепрощение — простить себя. С этим всегда возникают трудности. Куда большие, чем с ежегодной декларацией о доходах.

Paul Javert написал(а):

— Если бы извинением можно было снять с себя ответственность на самом деле, у нас бы были пустые тюрьмы. "Простите, ваша честь, я, конечно, зарезал беременную жену кухонным ножом в пьяном угаре, но я раскаиваюсь. Был неправ, погорячился", и пуф, — Поль коротко повёл в воздухе руками, разведя пальцы. — Прощение даровано. Все счастливы, рай на земле. — Он невесело скривил губы в чём-то отдалённо похожем на сожалеющую улыбку, и замолчал на несколько секунд, словно думая, как ещё объяснить тот факт, что рай до сих пор не наступил. — Если бы, Иезекииль. Если бы.

Ezekiel Brown написал(а):

— Если вспомнить, что мир, в котором мы живет, создавался такими же, как мы, — ровно произнес, уложив руки на коленях, — то можно заключить: чистилище — то, что мы заслужили. То, к чему стремились наши предки и мы сами. Во всяком случае, еще не все потеряно и мир можно сделать лучше.


Disloyal Order of Water Buffaloes

0


Вы здесь » Live Your Life » Мистика и городское фэнтези » Full Dark, No Stars


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC