Live Your Life

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » Книги, комиксы, игры » Dragon Age: We are one


Dragon Age: We are one

Сообщений 21 страница 23 из 23

1

Логотип. http://s8.uploads.ru/QL7IO.png
Адрес форума: http://dragonageone.ru
Официальное название: Dragon Age: We are one
Дата открытия: 06.12.2017
Администрация: Эвелин Тревельян
Жанр: фэнтези
Организация игровой зоны: эпизодическая
Краткое описание: 9:45 год Века Дракона.
Фен`Харел — новая угроза этого мира.

Пока знать юга грызется, в Инквизиции происходят чистки — миротворческая организация простирает свои крылья по всему югу Тедаса, но этого мало для поддержания безопасности: саботаж, вспыхивающие бунты среди вольных магов, беспорядки в эльфинажах, агрессия со стороны долийцев — смута длится год с момента Священного Совета.
Кунари, узрев ответ от стран юга в отрицании принятия Кун и его порядка над миром, объявляют открытую войну южному "эльфийскому" Тедасу.
И Верховная Жрица Виктория провозглашает новый Священный Поход.
Ныне, раздираемые внутренними гнойниками проблем, взрастившие ненависть к эльфам, люди всего юга готовы протянуть руку друг другу и объединиться даже с Империей Тевинтер, которая может первой пасть под ударами с Сегерона.
В Ривейне провидицы начинают гибнуть. Истощающаяся завеса не дает больше внятных ответов на просьбы морского народа.
В Вольной Марке, подкошенной восстаниями магов и храмовников ранее, продолжается борьба с Кун, возня за престолы городов-государств, война с Хартией, нашедшей новые проходы на Глубинные Тропы.
В Орзамаре не прекращаются кастовые конфликты и скандал из-за производства и использования лириума для наземников.
После Пятого Мора и потрясений юга, Серые Стражи Вейспхаута умолкли и не подавали никаких вестей. И это случилось потому, что во время открытия разрывов по миру, проснулся еще один "лжебог" — Анарис, могущественный эльфийский древний, однажды поклявшийся убить Фен`Харела за то, что тот уничтожил их мир. Древний пробудился неподалеку от крепости Серых Стражей и последовал за ними, познавая новый мир и начиная претворять план по захвату власти.
Завеса все чаще истончается. Сомниари сходят с ума, зачастую. Спать становится страшно.
Появляются гномьи зелья снов без снов, вызывающие зависимость, но многие предпочитают их, чем кошмары, от которых можно и не проснуться.
Люди, узнающие слухи о том, что миру приходит конец по прихоти древнего эльфийского бога, бросаются к Церкви или же, настроенные максимально радикально, стремятся уничтожить эльфов. Сегрегация и расовая ненависть растут.

Это будет поход не войной против страны, чужой веры или народа.
Поход — войной против бога.
И пусть услышит нас Андрасте и милует Создатель.
Но мы были, мы есть и мы не отдадим наш мир.

Ссылка на взаимную рекламу: http://dragonageone.mybb.ru/viewtopic.p … p;p=2#p374

Отредактировано Шизка (01-02-2019 01:04:05)

+4

21

06.08.

Двадцать месяцев игры

[float=left]http://s3.uploads.ru/p2Pi9.jpg[/float]Бесплатный демограф Варрик Тетрас установил:
- наиболее популярным возрастом является временной отрезок в 41 год. На втором месте - 33 года.
- средний возраст персонажей форума без учёта Корифея - около 33 лет, с учётом оного - около 65 лет. (в статистику не вошли Солас и те, кто зарегистрировался, но анкету ещё не имеет).
- исходя из предыдущего пункта, несложно догадаться, что древний магистр стар, он суперстар. Только если сложить все прожитые лета форумчан, можно будет перегнать Корифея. О Смеюне даже не заикаюсь.
- средний возраст мужчин на форуме - 37 с половиной лет (116 с Корифеем), всего 17 лиц (с Корифеем).
- средний возраст женщин на форуме (оглашает из-за баррикады) 31 год с половиной, всего 22 лица.
- средний возраст людей - около 37 лет, эльфов - 31 год, косситов - 32 года. Средний возраст гномов форума вы можете видеть в табличке слева.
- среди форумчан насчитано 12 ферелденцев, 3 орлейца/орлесианца, 4 тевинтерца, 3 марчанина, 3 уроженца Сегерона и Пар Воллена, 3 антиванца, 2 неварранца, 3 долийца и один андерец. Прирожденное гражданство ещё пятерых установить путём штудирования анкеты возможным не представляется. Ривян Ривейнцев пока не завезли. (записывал по месту рождения, т.е. в этом списке Лелиана была бы ферелденкой, несмотря на то, что всю свою сознательную жизнь прожила в Орлее).
- наиболее популярные специализации -тень, следопыт и убийца. Любопытно, что из пятнадцати занятых специализаций есть пять, которые заняты определёнными персонажами единолично: четверо-маги, один-разбойник. Уникальные специализации не в счёт.

Каждый ваш пост несет в себе волшебство вдохновения для других:

Он надеялся, что за несколько недель Киркволл не рухнул под гнетом несправедливости, что никто не разнес в щепки лечебницу, не усмирил магов в Круге и не поднял Церковь на воздух, не продал в рабство и без того дефицитных котов; если разобраться, какие еще могли случиться бедствия? Но здесь, в изоляции от внешнего надземного мира, невозможно было сохранить уверенность наверняка: они даже с Глубинных троп надеялись выбраться без потерь, и что в конечном итоге произошло?
(Андерс)
* * *
Задача была простой, но невероятно дерзкой. Нападение на гладиаторские ямы было практически самоубийством даже для такого как он. Но аболиционисты что-то сделали, с кем-то связались, да и у Фенриса сохранилось то волшебное кольцо, которое делало его невидимым. Этого оказалось достаточно для того, чтобы быстро расправиться с охраной в одном из коридоров и выпустить часть гладиаторов. Освобождённые рабы быстро взялись за то оружие, которое эльф протащил с собой, и сняли мечи с трупов. Дальше это уже напоминало снежный ком. Главное было помнить – их задача не сражаться, их задача — бежать.
(Фенрис)
* * *
Раньше Зевран был более самолюбив, но с годами это повыветрилось. Молодости главное выпятить своё "я", как павлину хвост распустить, а он был старая ворона, с местами уже потрепанными перьями.
(Зевран Араннай)
* * *
Устало привалившись к дубовой стойке, Табрис зашипела от боли в потревоженной ноге и мрачно уставилась на того, кто удивленно уставился на нее. Мужик спокойно пил эль. Это он зря, конечно же.
— Не видишь — дамы в беде. Свали.
(Каллиан Табрис)
* * *
Мы сражались под разорванными Брешью небесами, но оказалось, что демон все еще на свободе. Так что я нашел одного мага... и вот я здесь... пока что я нашел все, что только угодно, кроме самого демона, но не теряю надежды.
(Мишель де Шевин)
* * *
Всякий, кто хоть раз побывал в ожесточённом бою и бился так отчаянно, что кровь в нём ощущалась потоками ревущего водопада, знает, что каждое такое сражение похоже на маленький, почти непреодолимый конец света.
(Миран)
* * *
Утро наступило слишком быстро. Бык спал, подперев затылком и рогами дверь. Заслышав шорох простыней, он встрепенулся и потер ладонью свой единственный глаз.
— Ну что, нас еще не убили?
(Железный Бык)
* * *
— Только попробуй упираться, и улетишь вниз, насмерть захлёбываться в трупных ядах и червях, — сдавленным голосом просипела потрошительница, с нечеловеческим усилием вытягивая Иссалу к себе и прижав её к груди как родненькую. — Ну давай... держись за меня... слышишь?
(Шокракар)
* * *
Вот изломанное тело тевинтерца в пыли, и Шери хотела бы сказать, что не испытывает по этому поводу никаких чувств, но она видела его перекошенное от ужаса лицо за секунды до… «Он был человеком». Вот чернокожий гигант, ещё держит молот в руках – наверное, ривениец. Она когда-то читала книжку про ривенийцев — они все пираты, головорезы и умницы. Они не должны лежать лицами вниз, в песок. В человеке не может быть столько крови.
Вот гном и его собака – выжившая. Они стоят. Другая собака, мёртвая, тоже валяется в пыли. Почему в этом участвуют животные, «…почему, Андрасте – они ведь верят хозяевам, а их посылают на смерть скуки ради».
Вот кунари – наверное, это должна быть кунари. Говорят, они монстры. У этого просто рога на голове и серая с красным (а, может, красная с серым?) кожа, и, кажется, это женщина. Шеретта не уверена. Шеретта не уверена, что ей стоит об этом думать.
(Жозефина Монтилье)
* * *
И Варрик тут обмолвился – оптимист блин всей Вольной Марки выискался – что Инквизитор у них протагонист повествования и может из-за этого погибнуть. И что он сочувствует генералу. Тьфу! Вот дурачок запутался совсем в своих книжках. Инкви – у них человек. ЧЕ-ЛО-ВЕК! А не прото... кто-то там... Так прямо их гному и ответила.
И пошла печеньки делать.
(Сэра)
* * *
Противников слишком много на двоих и они профессионально окружали. А ещё ведь неизвестно, сколько тел непутёвые провожатые из дома за собой притащат... даже если не подозревать, что они все тут заодно с этой вооружённой шайкой...
Всё это Каарас быстренько в уме прикинул и выбрал единственный правильный вариант в такой ситуации. Драпать.
(Каарас Адаар)
* * *
Да, он далеко небезгрешен, но по-прежнему со всей категоричностью, совершенно однозначно  подразделял людей на тех, кто имеет потайной ход в спальню, и тех, кто не нуждается в нем.
(Алистер Тейрин)
* * *
- Что в склянке? Моча молодого поросенка? — вдруг вопросил Натаниэль, глядя на стеклянное горлышко — будто мог рассмотреть состав невооруженным глазом.
- Кора ивы, подорожник, шиповник и липовый цвет… — эльфийка фыркнула, но улыбнулась. — Не знала, что этот настой похож на свиную мочу.
- Никогда не пробовал, — Хоу улыбнулся ей в ответ. — Но если бы… Кхм… Если бы меня спросили, какова она на вкус… То я бы сказал — как микстура Веланны.
(Натаниэль Хоу, Веланна)
* * *
Что видят, глядя на неё? Королеву. Женщину... эталон к которому хотелось бы стремиться любой девушке в детстве. Кто в юные годы не мечтал примерить корону, чтоб все кланялись и заискивали... Ей не нужно было мечтать. Всё пришло к её ногам само. Анора не просила этого, но с самого рождения была создана для правления. Оплетая своими шипами глупого щеночка, она стала его опорой. И сейчас, спустя столько лет правления опорой и осталась.
(Анора Тейрин)
* * *
— Дагна, мы искали тебя, — с ходу начал генерал, подходя к гномихе. – Мне нужно, чтобы ты устроила настолько большой взрыв, настолько это возможно. А лучше – не один.
    Услышать такое от Каллена, похоже, не ожидали не только Чаровница, но ещё и некоторые солдаты, хотя основная масса в конечном счёте выразила лицами угрюмую солидарность.
(Каллен Резерфорд)
* * *
Они воссоединились. Было в этом что-то значимое и даже мощное. Мархев ощущала, что стала сильнее, когда их стало больше. Была она искренне рада видеть и Лейс, и Варрика, и его Величество, пусть и зналась с ним чуть. Радость окружающих была заразной, что ли. Но правильной, какой-то честной и настоящей. В этих стенах каждому нужен был друг. И как хорошо, что у неё был.
(Мархев)
* * *
Иссала прекрасно знает, что это за люди, они не достойны пощады, нет ни грамма жалости по их душам. Но Тамассран совсем не часто лишает кого-то жизни. Не так хорошо владеет оружием. Нет, убивать она может, она убьёт и сейчас, но к этому всегда нужно приготовиться. Жаль, что на это никогда нет времени, ведь ещё немного и тускло сверкнувшее лезвие в темноте готово вонзиться в шею сзади...
(Иссала)
* * *
Она с горечью смотрела, как уходил ее Народ. Как уходили слуги, устремив себя новым надеждам вместо обычных каждодневных дел, как уходили разбойники из Эльфинажа — просто потому, что не находили себе места в порушенном мире, в мире-с-Брешью. Мир-без-Бреши был... Не такой злой, не такой тревожный.
(Велия Сулис)
* * *
Не было никакого Создателя, не за кого им умирать.
Был только он и его воля, создавшая Завесу, отделившую мир реальный от мира снов.
Это был его мир, он мог делать с ним всё, что считал нужным.
И с теми, кто населял этот мир, — тоже.
(Солас)
* * *
— Нужда всё равно привела тебя ко мне.
— Меня привела лестница. Я, конечно, знаю тех, кто на лестницах справляет нужду, но тут ничего подобного не было, так что не надо это самое.
— Ты всегда пытаешься шутить, когда в безвыходном положении.
— Ой, да заткнись ты. Безвыходно, безвыходно, ой, у тебя нет выхода, тебе нужна помощь.
— Но ведь у тебя правда нет выхода. Ты здесь один, тебя бросили твои спутники, а выйти из этого места ты не сможешь. Я — дух, мой дом здесь, и я хочу помочь тебе, ведь я твоя единственная надежда, иначе ты не сможешь покинуть Тень.
— Дух. Дух чего ты? Невероятного утомления одними и теми же рассказами?
(Каарис)
* * *
Бокал, предложенный королевой со словами благодарности, он встретил удивленным взглядом из-под выгнувшихся бровей — ох, заглоти его дракон, кому рассказать — не поверят: сама королева Ферелдена угощает его вином, будто старого друга. Наедине. Пусть в это "наедине" он до конца и не верил.
(Эйелис)
* * *
Сколько ни читай, проще не станет. Книги не могли сделать ее выносливей и смелей. Никакие слова, даже самые мудрые, не помогли бы ей не испугаться того, что было необходимо выполнить перед Посвящением – и после, коли останется в живых. Даже самые детальные, живые рисунки чудовищ, с которыми Валье предстояло бороться всю оставшуюся жизнь, не способны были сделать из нее хорошего солдата. Знания знаниями, и Валья гордилась своими, но классификация Порождений Тьмы и особенности их поведения – далеко не все, чему предстояло научиться Валье.
(Валья)
* * *
Он уже и забыл, как приятно быть Серым Стражем в Андерфелсе. Люди этой земли помнили лучше всех прочих, кому и за что должны быть благодарны — и больше того, они были благодарны. Там, где орлесианцы и ферелденцы провожали их настороженными и удивлёнными взглядами, андерцы со всей их закалённой сдержанностью почтительно кивали. Здесь серо-синие цвета и флаги с грифонами были символом надежды, были опорой и обещанием. Здесь о них не забывали — ни на день, ни на час, здесь их были рады видеть, рады были идти одной дорогой.
(Каронел)
* * *
Там, на поверхности её ждёт сын. Там, в густых рощах Теллари спит оставленное нелюбимой матерью завещание, которое нельзя оставлять без зоркого присмотра. И столько нераскрытых тайн, что было бы безумием прожить в этом изумительном мире какие-то тридцать семь смешных и жалких лет. А жить Морриган планировала ещё долго — так долго, чтобы видеть, как рождаются и умирают поколения, чтобы подглядывать за разворотами истории со стороны, вмешиваясь лишь иногда — по необходимости или забавы ради. И умирать от рук заживо погребённых лириумных гномов или от клыков недовымерших животных Морриган не собиралась.
(Морриган)
* * *
Скоро зажгут первые чаши с огнями. Чтобы было светло и никто не сбился с дороги или не ушибся. Разжигать бы подобное в сердцах. Говорят, тем и должна заниматься Церковь и вера. Эвелин уже немного пожила на свете, Эвелин не уверенна, что так это и есть.
(Эвелин Тревельян)
* * *
Как ни странно, но в какой-то момент брюнетка поняла, что они с остроухим находятся примерно в одной ситуации – беглецы, которым не следует открыто появляться на своей родине, если, конечно, они желают сохранить голову на плечах.
(Оливия Никс)
* * *
Да, конечно, понять орлессианку. Проще понять запутанные молитвы Старым Богам на древнем тевене, чем орлессианку, ведь она наверняка будет играть. Игру архонт не любил: каждый раз, встречаясь с послом Орлея в Минратосе, он заставал его врасплох банальной прямолинейностью. Недоумение орлессианца перед ним каждый раз забавляло архонта, несмотря на то что лицо посла всегда было скрыто под маской. В прочем, перед ним стоял не бесхребетный посол, а Верховная Жрица.
(Радонис)
* * *
Она ступила на скользкую дорожку убийств и теперь не могла остановиться. Да и когда ей останавливаться-то?.. У нее нет времени, она отмеряет каждый вздох на чужую жизнь.
(Мис)
* * *
— Профессор, я…Ох. Это пироги? – на каменном борту очага на отрезе ткани лежала первая партия пирогов, чья форма отдалено напоминала морды очень-очень пухлых и туповатых драконов. Драконолог едва сдержала смех. – Не знала, что вы умеете печь.
— Мы ожидаем очень важного гостя, должно оказать ему достойный прием, — прокомментировал де Серро тоном лектора из аудитории. – Я всегда сам готовил приманки. Процесс выпечки не слишком отличается. Хотя первую порцию пришлось уничтожить.
(Халани)

0

22

Я знаю, вы это любите: цитаты!

С настоящими солдатами проще — они знают, что на пороге смерти ты всегда одинок, не важно, в строю ли ты со старыми товарищами, в окружении почтительной родни или на смятой постели с привкусом вина и пылкой красотки на губах. Вас со смертью всегда только двое, а от тебя зависит лишь, сможешь ли ты выдержать ее взгляд, не дрогнув, ощущая внутри ширящуюся холодную пелену.
Но такие вещи не рассказывают заплаканным девчонкам.
(Мишель де Шевин)
* * *
Хорошо, что под шлемом не видно лица — вид у меня сейчас наверняка не самый дружелюбный.
(Грэхэм Тарис)
* * *
Выше нос, рекрут. Выживать на Глубинных Тропах тебе пока не придётся. К счастью для тебя, в Андерфелсе за порождениями далеко лезть обычно не приходится.
(Каронел)
* * *
Сколько веревочке не виться, а Табрис будет на ней. Так или иначе — в петле или карабкаться — только детали.
(Каллиан Табрис)
* * *
В основе большинства таких дел все равно оставалась импровизация, поскольку любой ночной горшок, неудачно подвернувшийся под ноги, или служки, зажимающие друг друга в уголке втихаря от других, могли с большой долей вероятности запороть все изящные расчеты. Потому служки и горшки в расчёты включались как неизбежные и непредсказуемые сложности.
(Зевран Араннай)
* * *
Долийка, морщась от отвращения, смахнула травинки с кровати. В такие моменты ей казалось, что лучше было остаться в лесу.
- Как жаль, что твоим “мозгам” уже ничем не помочь.
(Веланна и Натаниэль Хоу)
* * *
порой ему приходилось иметь дело с неприятными людьми, которые делали хорошие вещи. Конечно за этими хорошими поступками порой проглядывала ощутимая выгода, некоторые даже не сильно скрывали своих корыстных намерений. Но рука руку мыла. Их легко было понять. Порой, их даже можно было просить. И мир, окружавший бывшего раба, становился всё сложнее и многограннее.
(Фенрис)
* * *
Я сделал то, что хотел так сильно, что это делало меня не тем. Я убил его, храмовника. И нет, потому что он убежал, когда стрела застряла. Стрела застряла, позволила мне злиться. Она и сейчас там, дрожит, звенит...
(Коул)
* * *
Надо быть менее безответственной, если она хочет помочь этим людям. Возможно, смириться с тем, что теперь в большинстве своем ее будут окружать люди, и никто более. Залечить старую рану новыми, гораздо более хорошими отношениями с людьми. Нельзя было оставаться прежней.
(Велия Сулис)
* * *
— Не смей ребятёнков поэзией своей растлевать. Ещё поэтами вырастут. Дитя, между прочим, за тебя волновалось — хочешь верь, а хочешь нет. Приручил малых хавкой, привыкай теперь.
(Шокракар)
* * *
Так обычно просят детишки своих родителей, когда хотят погладить очередную блохастую кошку, образовавшуюся на углу базарной улицу — “Можно? Ннну можно я ее поглажу?”.
“Ннну можно я ее убью, пожалуйста?” — читалось в глазах тал-васгота.
(Железный Бык)
* * *
Халани приметила, что Киран вытянулся с их последней встречи, скоро и ее перерастет. «Значит, питается сбалансировано и не сидит безвылазно в стенах замка, давая своего растущему организму нужное количество ежедневного движения. И лицо здорового цвета… Ой, думаешь о нем, как о детеныше дракона. Осталось только спросить, не случается ему ли выдыхать дым порой. Хотя…» Халани чуть не фыркнула движению собственной мысли, что у магов-детей и драконов-детей куда больше общего, чем может показаться на первый взгляд.
(Халани)
* * *
Сдохнешь сейчас или сдохнешь потом. А меж тем это неверное представление. «Потом» может превратиться в «не на этой неделе». Затем «не в этом месяце», «не в этом году» и далее-далее... насколько твоей смекалки хватит. Но ты ведь у нас тупой мудак, не так ли? И выгоду свою в упор не видишь.
(Каарас Адаар)
* * *
Иссала рада найти Иву. Её единственная значимая для неё самой цель в жизни выполнена. О Кадан позаботятся. Когда Иссала думает об этом, боль тела уходит на задний план. Начинает болеть душа. Сердце. Там, в повозке, она всё поняла. Ива не чувствует того же, чем всё это время живёт Тамассран. И она не будет принуждать. Не будет настаивать. Как больно бы ни было. А больно ужасно.
(Иссала)
* * *
И тогда она вспоминает, что встреча с очаровательными юными кабанчиками вообще-то плохая примета. Вообще-то одна из худших, неприятнее только — неожиданное знакомство со столь же милыми медвежатами; и этому учат даже не следопытов — всех долийских детей.
(Ива)
* * *
— Леди-Инквизитор, я в Вашем полном распоряжении. - Это означало многое: что она готова проговорить до утра, просидеть за изучением имеющихся материалов всю ночь или выехать в нужное места в течение ближайших минут. Никаких других личных дел, кроме как поручений, которые могли поступить от леди Тревельян, она больше не имела — её личные намерения остались за пределами Каэр Бронака.
(Миран)
* * *
Бесстрашие королевы, которая верила своему народу было абсолютным. Или почти абсолютным, ведь вооруженная свита всё же была, пусть и на почтительном расстоянии.
(Анора Тейрин)
* * *
Знаний об эльфийском народе Валье недоставало. Может, и могла бы Валья восстановить то, что исчезло среди почернелых от пыли времени воспоминаний, если искомое знание и было вручено ей когда-то – с родительскими ли сказками в детстве перед сном, во время праздных разговоров с другими учениками Круга – эльфами, как и сама Валья, которым, однако, посчастливилось ощутить вкус свободы, пусть и отнятой до срока. Свободы мнимой, иллюзорной: Валья рано узнала, что по-настоящему свободным не бывает никто и никогда.
(Валья)
* * *
Аристократии кто-то там писал в их наставлениях, мол, они – народ то бишь – нуждаются в пригляде и заботе как дети малые. Сэра еще тогда пока читала – нахохоталась власть, даже бумагу на отхожее место было жаль тратить: каждый кто внизу, знает, что знатнючки и забота не хотят вставать в одно предложение.
(Сэра)
* * *
Никто не желает слышать слезливых историй о самонадеянных эльфах из Дол, чья глупость привела к гибели целого клана
(Мирис)
* * *
Бриале не нужна сопливая девчонка Таль, а озлобленная и ненавидящая всех шевалье Мис — нужна.
(Мис)
* * *
Мариан пела так, как поют люди, которые завтра готовятся уйти на войну и убиться насмерть. Она отжигала за все проебанные в долговом рабстве у Миирана праздники, за все свадьбы и именины деревенских соседей, на которые она не попала, съехав в Киркволл, и за все скучные приемы в Верхнем городе, которые ей пришлось посетить.
(Мариан Хоук)
* * *
Подозревать кого-то из Ордена не хотелось, но и исключать подобный вариант он не собирался. Пробыв большую часть жизни храмовником, он понимал, что в их рядах встречаются самые разные люди.
(Каллен Резерфорд)
* * *
Максвелл совсем не пытался прикидывать, анализировать и делать выводы о причинах, побудивших магистра действовать именно так. Как и о том, что могло это значить именно для него. Все же он — лишь солдат, гончая, пущенная по следу. Гончей не следует рассуждать — да она и не сможет.
(Максвелл Тревельян)
* * *
Если в мире было что-то постоянное, то это только лишь желание поиметь свою выгоду в мутной, чистой, любой воде, без воды, продать песок в пустыне и стать последней тварью на пути к великолепию. С годами Эвелин, насмотревшаяся на знать и простолюдинов, выпившая не одну горькую с офицерами и новобранцами, исколовшая глаза о невидимые иглы сотен и тысяч писем, поняла это. Хотя и веровала, что света и добра на всех еще предостаточно.
(Эвелин Тревельян)
* * *
Морриган ощутила, что момент наступил. Она уже не просто Стражница Митал, она держит в себе часть её божественности и силы. Возможно, это не Эвелин суждено покончить с Соласом? Возможно, для того нелюбимая мать и отдала дочери столь драгоценный дар, чтобы Морриган стала той, кто остановит безумие древнего сновидца?
(Морриган)
* * *
Демоны раздери, да само то, что он ехал в одной карете с королевой Ферелдена, подписавшись играть в подсадного героя на страже покоя дворца от тех самых великих сил зла, с которыми воюет Инквизитор, — уже гласит самыми большими буквами: весь этот голос благоразумия — голимое кокетничанье. Бахвальство. И сколько пальцы не кусай, удержаться от соблазна не выйдет.
(Эйелис)
* * *
Ему вдруг захотелось поверить, что завтра будет новый день, где он проснется с чувством всепоглощающей ясности, без сожалений и терзаний, и совершенно точно будет знать, что происходит с его жизнью теперь.
Он улыбнулся из чувства печального понимания к самому себе. Луч остался где-то за спиной.
Жаль, что на самом деле этого не случится.
(Андерс)
* * *
Может быть, я не права... Но есть что-то верное в этом. Ведь если бы я не знала боли, я не могла бы понять, как хорошо исцеление.
(Мархев)
* * *
Путаешь тёплое с кислым, Мать, мне вообще плевать, чувствую я боль или нет. Хоть трава не расти. Проблема в том, что я не смогу делать то, ради чего Абан накладывает мне в тарелку тыквенного пюре с курицей.
(Каарис)
* * *
Всё, что могло только, сбежало в тщетной попытке спасти свои жизни от заражения и превращения в красных чудовищ с кристаллами по всему телу или тому, что тело должно было напоминать. Эти чудовища, в которых превращались и эльфы, и люди, и гномы — косситам просто повезло не оказываться в этом регионе — напоминали ему о тех причудливых созданиях, что выходили из-под умелых рук Матери Галл для её любовницы. Охотница была капризна и привередлива, требовала для себя самого лучшего и диковинного, так что эти твари понравились бы её извращённому вкусу, поражая своей опасностью и красотой одновременно.
(Солас)

Отредактировано Шизка (06-09-2019 00:19:48)

0

23

Двадцать два месяца игры

Это октябрь - время горчащих вин Антивы. Антива, кстати, в кострах войны.

Сокровища форума - это его игроки и их творчество:

— Прежде только давай освежим в памяти общие правила, ага? На неприятности не нарываемся, стражу не задираем, даже если они бесят и вообще утырки. Детей не пугаем и бла-бла-бла... Короче. Будем паиньками и рогатыми зайками. Но главное, — никакого колдовства. Даже самого маленького и безобидного. Любой свидетель магии, случайный или нет, ребёнок, беременная мамаша или старушка-божий-одуванчик – это будущий труп. И он будет на твоей совести. Мы поняли друг дружку, верно?
Вот и чудненько. Добро пожаловать в ебучий Киркволл. Не зеваем, не теряемся. А ещё смотреть под ноги тут просто жизненно необходимо.
(Каарас Адаар)
* * *
— Кхм. Конечно. Страж Амелл. Прошу прощения, — неловко ответил Каллен стремясь как можно скорее вернуть себе прежнюю серьёзность.
    Сколько времени прошло? Неужели с тех пор он так сильно изменился? Он ведь узнал её сразу… но то он. Да и чему удивляться? Кем он по сути мог быть для неё? Очередным безликим храмовником, возможно неприятным надзирателем, резко очерчивающим границу её прав и свобод. Совсем не тем, кем она была для него. Первой любовью, доброй памятью, которую едва тронули кошмары творящиеся в Киркволле, и тайным желанием, которым мучил его демон. Это был настолько же длинный список, насколько старой была данная история.
(Каллен Резерфорд)
* * *
Хиссрад просил честности, критиковал необоснованное насилие, но сам при этом врал, убивал невинных и участвовал в показательных актах насилия, где задачей было устрашение врага. Но его психика была вывернута так, что он едва ли ставил это все на один уровень с подобными действиями других, ведь он делал то, что ему приказывали во имя высшей цели — во имя Кун. А это отличалось от обыденного воровства, ложи и разбоя. Это было чем-то вроде рыцарства.
(Железный Бык)
* * *
Она и вправду наивно верила, что сможет все изменить. Вот только не знала, как. А это — самое плохое.
(Велия Сулис)
* * *
Если сочетать неумеренную лесть с деловыми предложениями, хотя бы на что-то из этого собеседник да клюнет — в целом, это можно было бы назвать девизом Зеврана по жизни.
(Зевран Араннай)
* * *
Вот платили бы эльфам за то, что они такие... эльфы. Но, естественно, за то, что ты — эльф — можно было только по зубам получить или быть изнасилованной где-то в подворотне, если не будешь быстро бегать и хорошо прятаться.
(Каллиан Табрис)
* * *
Как поступали Стражи, первыми получавшие весть о начале Мора? Ни в одной из хроник, что довелось изучать Валье, об этом не говорилось. Мор просто начинался – тихо, с плача, с жалобной песни; песни, которую могли слышать только Серые Стражи.
(Валья)
* * *
До сих пор не верилось, что какому-то магу удалось так затуманить разум не абы кого, а самого Стража-Командора ордена в Орлее. Заставить ее пойти на такое грязное дело – использовать эту треклятую магию крови, чтобы покончить с Моров отныне и вовек.
(Солона Амелл)
* * *
Шокракар ощущала себя чудовищно тяжёлой: будто навьюченный бронто, на спине которого вес прошлых чаяний и настоящих забот — как её ещё земля носит, не разверзшись бездной под ногами? Как выдерживают эти ступеньки? А забот у Шокракар было выше кончиков рогов — маленьких и больших, таких, что затрагивали едва ли не весь Киркволл: красная зараза расползается, преступная чернь разгулялась, мертвецы и демоны зачастили, фанатики лютуют, храмовники темнят, и вообще творится такая демонятина, что думалку сломаешь. Но даже если целый город стоял на краю пропасти, были вещи, которые для Шокракар оставались гораздо важнее благосостояния киркволльских горожан. А именно — благосостояние её наёмников.
(Шокракар)
* * *
Тогда Андерс оглянулся растерянно, но не заметил ни одного знакомого лица. Ладно, ни одного знакомого трезвого лица, и это не особенно меняло дело: просить о чем-то серьезном крепко подвыпившую банду Хоук было все равно что зря сотрясать воздух, а вот нарваться на непристойные шуточки — проще простого.
(Андерс)
* * *
— Как Вам известно, Фен’Харел — божество, которое долийцы полагают злым, но более уместно назвать его вредным и беспринципным. Он считается частью эльфийского пантеона, но вместе с тем его нельзя причислить ни к Создателям, ни к Забытым. «Одинокий Волк» — думаю, эти слова наиболее точно подходят ему, так как Фен’Харела принимала как одна, так и другая сторона, но он не был предан ни одной из них.
(Миран)
* * *
– Нет разницы, что нравится мне или нет, я знаю своё место. – Через боль и силу она возвращается к себе. К лицу без эмоций. К ровному голосу. К собранности. Её выдаёт внешний вид, но она давит всё. Может быть, последний раз.
(Иссала)
* * *
— Ты не должна быть полезной, — мягко говорит она, — ты же не башмаки. Вот те — полезная вещь. Но ты не вещь, ты Иссала. Тебе не обязательно быть зачем-то, ты можешь быть просто так.
(Ива)
* * *
Мис служит Соласу. Как и многие другие остроухие. Проще по пальцам сосчитать, кто из эльфов не служит. Ну, фигурально выражаясь.
Ах да, были еще кунари-эльфы. Но они были вконец отбитыми, обработанными, или как там их. Таких Мис даже не считала за эльфов.
(Мис)
* * *
В прошлый раз я покидала Скайхолд зная, что сила Инквизиции будет лишь возрастать. Теперь я гадаю, разрушит ли это испытание то, что осталось от Инквизиции, или оно станет новой объединяющей целью, что позволит ордену взойти ещё выше, чем прежде?
Только время даст ответ на этот вопрос.
(Морриган)
* * *
Оправдывая звание самого веселого человека в их компании, большую часть времени Хоук задорно творила беспредел и непотребство, но иногда на нее находило что-то эдакое. Тогда она, тяжело вздыхая о своей судьбе-судьбинушке, доставала те самые «Мечи и щиты» и… И, в общем, м-да. Мариан не нравились грустные истории, зато нравились истории о любви; и так как подавляющее большинство историй о любви были грустными, Хоук приходилось довольствоваться тем, что есть, и послушно грустить вместе с ними.
(Мариан Хоук)
* * *
Эльфийка подошла к грифону и легким взмахом руки предложила оседлать его. Тесса с неверием воззрилась на неё. Ей? Вот так просто усесться на легендарное животное, считающиеся вымершим? Наверное, она ожидала чего-то другого. Например, что она послушно поплетётся рядом, пока Валья, грациозно запрыгнув на грифона, поведёт его по пескам. Разве у них в кодексе не должно быть какого-нибудь пункта про то, что нельзя отдавать своих ездовых животных странным тётям, которых ты встретил в пустыне? Если бы она была Серым Стражем – точно бы попросила внести такую поправку.
(Тессарей Форсиция)
* * *
Мархев везло по жизни. Она будто родилась в шёлковой рубахе — ведь ей удалось всеми правдами и неправдами избежать даже намёка на рабство. За работу она получала деньги, или исполняла её добровольно. Её вела воля. Воля каждый выбор делала верным. Она не представляла, какого им — тем, кто сидел по клеткам. Им было страшно, холодно и пусто. Эльфийка не знала, какого это.
(Мархев)
* * *
Люди считали её эльфом.
Эльфы – человеком.
Вечные метания между двумя радикальными мирами, как то г-но в проруби.
Зато постоянность – Сэре нравилось. Не нравилось бы – не отрицала бурно в себе эльфийскость в беседе с Соласом и иными эльфячьими эльфами.
(Сэра)
* * *
Живописны пределы Рваного Берега, что близ Кирволла, прекрасны рассветы даже если в его лучах, кого-то подвешивают за ноги или за руки, тут уже у кого какой вкус. Но именно здесь, именно тут, собирались те, кто пошел путем не простым, путем тех кто продавал этих подвешенных на невольничьем рынке.
(Кэра Ватаар)
* * *
Маленький мальчик, будущий маг, держит Эвелин за руку и мир кажется чуточку более справедлив, чем есть на самом деле.
(Эвелин Тревельян)
* * *
Даже победа под Адамантом имела горький привкус потерь в поредевших рядах армий, вернувшихся с другого края Орлея, но всё же — это была победа. Колесо судьбы медленно, со скрипом начало поворачиваться в желанную всем собравшимся под стягом Инквизиции сторону. По этому поводу пиво, сидр и вино в "Приюте Вестника" который вечер на этой неделе лились бурным пенящимся потоком, и кружки снова и снова взмывали к потолку, с грохотом сталкиваясь деревянными боками под ликующие возгласы и смех. Боевые Быки в почти полном составе, как обычно, были в самом центре этого праздника радости жизни, утихавшего только к самой поздней ночи, чтобы будущим вечером вспыхнуть снова на остатках дневных забот. Уж они-то знали толк в настоящем веселье — и могли научить этому других.
(Эйелис)
* * *
Корвус мрачно смотрел на темный горизонт, силясь разглядеть в нем обводы кунарийских дредноутов. Идея с магами и одновременным ударом во фронт и тыл была его, а он, как известно, не принадлежал к мастерам морского дела. Впрочем, эти мастера не нашли, чем возразить, поскольку иные пути так или иначе были либо неэффективны, либо и вовсе провальны.
Время приходило.
(Максвелл Тревельян)
* * *
Волк зло зарычал, опуская морду к земле и щеря загривок. Он дал им шанс уйти и спастись? Слишком медленных и самоуверенных он щадить не станет. Хватит с него на сегодня милосердия и прощения. Оказавшиеся в его замке и пригревшиеся в этих стенах были захватчиками, врагами. И теперь они посмели за его доброту и его помощь в тяжёлый для Инквизиции час разрушить то, что принадлежало ему. Его крепость, его дом. Здесь и без того было слишком много ран, которые нужно было исцелить, а быстрая кровь, в глупости своей, решила добавить ещё пару, сама не понимая, что за место выбрала для взрывов. За самоуверенность надо платить, так пусть и платят. Кровью и потом. Криками и жизнями солдат, что не успели сбежать с поля боя, когда у них был такой шанс, пока его отвлекли бесполезным заклинанием. Спокойной жизнью и возможностью не оглядываться назад и искать в каждом врага. Кошмары и смерть из любого сделают беспокойное существо, боящееся своей собственной тени.
(Солас)

Отредактировано Шизка (06-10-2019 12:41:53)

0


Вы здесь » Live Your Life » Книги, комиксы, игры » Dragon Age: We are one


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC