Live Your Life

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » Книги, комиксы, игры » Dragon Age: We are one


Dragon Age: We are one

Сообщений 41 страница 41 из 41

1

Логотип. http://s8.uploads.ru/QL7IO.png
Адрес форума: http://dragonageone.ru
Официальное название: Dragon Age: We are one
Дата открытия: 06.12.2017
Администрация: Эвелин Тревельян
Жанр: фэнтези
Организация игровой зоны: эпизодическая
Краткое описание: 9:45 год Века Дракона.
Фен`Харел — новая угроза этого мира.

Пока знать юга грызется, в Инквизиции происходят чистки — миротворческая организация простирает свои крылья по всему югу Тедаса, но этого мало для поддержания безопасности: саботаж, вспыхивающие бунты среди вольных магов, беспорядки в эльфинажах, агрессия со стороны долийцев — смута длится год с момента Священного Совета.
Кунари, узрев ответ от стран юга в отрицании принятия Кун и его порядка над миром, объявляют открытую войну южному "эльфийскому" Тедасу.
И Верховная Жрица Виктория провозглашает новый Священный Поход.
Ныне, раздираемые внутренними гнойниками проблем, взрастившие ненависть к эльфам, люди всего юга готовы протянуть руку друг другу и объединиться даже с Империей Тевинтер, которая может первой пасть под ударами с Сегерона.
В Ривейне провидицы начинают гибнуть. Истощающаяся завеса не дает больше внятных ответов на просьбы морского народа.
В Вольной Марке, подкошенной восстаниями магов и храмовников ранее, продолжается борьба с Кун, возня за престолы городов-государств, война с Хартией, нашедшей новые проходы на Глубинные Тропы.
В Орзамаре не прекращаются кастовые конфликты и скандал из-за производства и использования лириума для наземников.
После Пятого Мора и потрясений юга, Серые Стражи Вейспхаута умолкли и не подавали никаких вестей. И это случилось потому, что во время открытия разрывов по миру, проснулся еще один "лжебог" — Анарис, могущественный эльфийский древний, однажды поклявшийся убить Фен`Харела за то, что тот уничтожил их мир. Древний пробудился неподалеку от крепости Серых Стражей и последовал за ними, познавая новый мир и начиная претворять план по захвату власти.
Завеса все чаще истончается. Сомниари сходят с ума, зачастую. Спать становится страшно.
Появляются гномьи зелья снов без снов, вызывающие зависимость, но многие предпочитают их, чем кошмары, от которых можно и не проснуться.
Люди, узнающие слухи о том, что миру приходит конец по прихоти древнего эльфийского бога, бросаются к Церкви или же, настроенные максимально радикально, стремятся уничтожить эльфов. Сегрегация и расовая ненависть растут.

Это будет поход не войной против страны, чужой веры или народа.
Поход — войной против бога.
И пусть услышит нас Андрасте и милует Создатель.
Но мы были, мы есть и мы не отдадим наш мир.

Ссылка на взаимную рекламу: http://dragonageone.mybb.ru/viewtopic.p … p;p=2#p374

Отредактировано Шизка (01-02-2019 01:04:05)

+4

41

06.04.

Ой-ой, 16 месяцев огня)

[float=left]http://sh.uploads.ru/OESaP.jpg[/float]Цитаты:
— Нарушая запреты, можно добраться до таких высот, какие тебе и не снились, Мервит. Например, из нищей хижины посреди болот попасть во дворец Императрицы Орлейской. Научись ловко и безнаказанно обходить правила и законы, и ты будешь гораздо счастливее.
(Морриган)
* * *
Им предстояла долгая ночь без сна и покоя, потому что в Орлее жизни людей ставили выше жизней эльфов, последних считая домашним скотом, милыми питомцами или забавными игрушками. Кто-то наряжал эльфов, кто-то насиловал их, считая, что чувств у них быть не может, кто-то жестоко пытал невыполнимыми заданиями или запирая в тёмных подвалах.
(Бриала)
* * *
Конечно, все знают, что блуждание душ в Тени после разрушения тела — выдумка Церкви, но Флорианна ведь была андрастианкой большую часть своей жизни. Пока не встретила его. Многое было по-другому, пока она не встретила его. Например, она была жива.
(Корифей)
* * *
Из глаз Дрейка брызнули слёзы. Казалось он не способен и двух шагов сделать самостоятельно, в то время как Фенрис отчётливо понимал – прямо здесь и сейчас он нужен Хоук. Немедленно. Иначе весь этот бардак закончиться очень и очень плохо. На воодушевляющие речи времени не было, эффективно общаться с детьми он не умел, а отпускать его мальчишка не собирался…
    «Вот же б…» — подумал он, заглядывая в глаза мальчишки.
    — Или ты сделаешь как я сказал, или умрёшь. Выбор за тобой.
(Фенрис)
* * *
Возле палаток было несколько наспех сбитых клеток для собак, в которых темными тенями сидело несколько женщин и детей.
— Они ответят за то, что сделали, — рыкнул Железный Бык, поднимая свой молот.  Тревога наконец отступила, открывая путь сковавшей сознание агрессии.
(Железный Бык)
* * *
— Возможно, меня завтра затопчет великан, распотрошит бронто или вурдалак перережет глотку. Мне все равно, я умру счастливым, потому что Создатель даровал мне эти мгновения с тобой, которые у нас есть сейчас.
(Грэхэм Тарис)
* * *
— Тише, дорогая, давай договоримся сразу. Ты говоришь мне то, что нужно, и стражникам не придётся находить твое поруганное тело в этом не самом симпатичном месте. Ты умная девочка, и должна знать, что говорить можно по-хорошему и по-плохому, так давай же поговорим и расстанемся на хорошей ноте. Послушаешься — разживешься золотом, закричишь — и подарок будет несколько более...острым.
(Зевран Араннай)
* * *
Маленький автономный орден. Кассандра точно знала, что многие бы вздохнули с облегчением, если бы они и вовсе исчезли, но она исчезать не собиралась. Не исчезать было ее специальностью, особым умение, еще с самого детства. Она не исчезла из жизни, когда казнили родителей, не растворилась в жажде мести, когда умер Энтони, не потерялась во время Бдений, не исчезла в тени Верховных Жриц, не умерла вместе с другими Искателями. Кассандра и теперь не исчезала, с особым удовольствием, как она делала это только в Вал-Руайо. Не исчезала.
(Кассандра Пентагаст)
* * *
— Когда вернемся в Киркволл, нужно наесться до полусмерти. Чего-нибудь нормального. Мы ведь можем себе это позволить! Иначе жареные наги до конца жизни будут приходить ко мне в кошмарах.
Андерс не говорил «если вернемся».
(Андерс)
* * *
Быть мерзкой входило в привычку. В Киркволле ведь как — с волками жить, в мабари не перекинуться. Хотя некоторые пытались. Вот — девица с вороньим гнездом на голове — тому пример. Но Табрис-то была обычной и даже обыденной.
(Каллиан Табрис)
* * *
Правильно ли она поступила, вернув грифонов в Орден в столь тревожные времена?
И Валья продолжала сомневаться; день за днем испытывала вину за то, что уже случилось, и за то, что еще могло произойти.
Первый полет на Крюкохвосте изменил Валью. Именно тогда она с трудом, но призналась себе: да, оно того стоило; даже будь такая возможность, она не стала бы ничего менять. Валья сделала бы это снова – отправилась за грифонами и вернула их.
(Валья)
* * *
— Увы, я скорее бегу от приключений, чем ищу их. Каждый раз даю себе зарок и каждый раз все оборачивается самым наихудшим образом. Может быть я проклят? — старый маг рассмеялся, не выпуская трубку из рта и поперхнулся дымом.
(Гидеон)
* * *
И пусть теплых чувств Халани не испытывала к людям, собирающим экзотические зверинцы, но работу они подкидывали высокооплачиваемую. А эльфу ученому выбирать не приходится. Нет, ну полы-то драить в таверне всегда можно начать, но душа просила чего-то близкого. 
(Халани)
* * *
Мысленно перебрав в голове содержимое дорожного мешка, де Шевину пришлось признать — все, что можно, он уже продал, оставался разве что нагрудник еще носивший орлесианского льва и его родовой герб, но отдать его в жадные ручонки перекупщика казалось равносильно смерти, если не хуже.
(Мишель де Шевин)
* * *
Когда идёшь по ахуенно тонкому льду — главное не подскользнуться  дважды. Она должна быть осторожней. Только поэтому Шокракар не позволила себе скривиться в отвращении при виде откровенного унижения этого и без того жалкого чиновника, а продолжила стоять с тем же выражением лица. Даже тогда, когда этот червяк заговорил о законе.
(Шокракар)
* * *
Глядя на последствия работы пыточной, он много думал, и думал то, чего не хотел. Ему приходилось поправлять неловкие петли, а думал он об надрезанной плоти и вытянутых жилах. И его глаза покрывались стеклянной коркой. Как не представлять это вживую. Особенно на себе. Особенно… Нет, он не хотел думать. Не об этом. Не сейчас. Не как сделать из себя лучшую жертву из всех и не успечь истечь кровью прежде, чем жуткое зрелище будет полностью подготовлено.
(Северо Ратей)
* * *
Если оглянуться назад в прошлое, взглянуть на то, что он имеет сейчас, можно в очередной раз убедиться, что Создатель очень сильно любит иронию. И имеет отвратное чувство юмора. Потому что Айдан видит за собой тень Логейна. Тейрин на престоле, рядом с которым герой войны, пусть и не с Орлеем, а с Архидемоном, но это не суть важно. Был с ним ещё до того, как тот стал королём, прошёл с ним через пекло и множество испытаний, в которых их дружба испытывалась на прочность огромное количество раз. Помог ему взойти на престол, а теперь, спустя годы, снова стоят на пороге войны, возможно, самой страшной за всю историю Ферелдена. Командует королевской армией и пытается не дать бесславно сгинуть королевскому заду его блондинистого Высочества. Это было для Айдана одновременно и грустно и смешно.
(Айдан Кусланд)
* * *
- А теперь, господа и дамы, просьба громко не шуметь
- Мы отстали? - поинтересовался гном.
- Нет, - сухо ответил Страж, показав пальцем, - Грэхэм и король вон там. Не расслабляйтесь, мастер Тетрас, мы не на прогулке.
- Ой-ой. Не серчай, Орешек, я просто пытаюсь не поймать головой кусок породы, и тебе советую.
(Варрик Тетрас)
* * *
Мысленно Адаар уже просчитывал вариант, где в возникшем конфликте остроухая пойдёт на принцип и продолжит ядовито щелкать языком в том же духе. Тогда васгот одним резким движением отодвинет от себя стол, который сразу же надёжно запрёт входную дверь и отрежет рыжей единственный путь к побегу.
Конечно, убить её он не убьёт. Больно нужны ему такие проблемы. Но вот тепленькой сдать на руки городской страже – внутри ничего не дрогнет.
(Каарас Адаар)
* * *
Что делать человеку, на глазах которого рушится все, что ему было дорого и что он любил? Бороться, противопоставляя жалкие остатки своих собственных сил неумолимому року, пытаться удержать на месте камни золотых башен счастья, собрать вместе осколки мечты, несмотря на острые, режущие до крови грани? Или же спасаться бегством, как можно дальше и глубже, надеясь сохранить хотя бы частичку всего этого внутри себя, чтобы  остаток отпущенного времени влачить жалкое существование, довольствуясь лишь иллюзией, призраком былого?
(Алистер Тейрин)
* * *
— Бедная девушка, —  то ли всхлипнула, то ли выдохнула эльфийка. — За такое стоит мстить.
Ей не раз и не два приходилось слышать подобные истории, но раньше, в счастливые дни, она ни о чем подобном не задумывалась. Она вечно крутилась перед зеркалом, представляя, как в новом платье могла бы пойти на бал, да только на бал слуг не допускали... разве что, как слуг.
(Мис)
* * *
Долийка покосилась на лучника, но ничего не сказала. Во имя Митал, лишь бы он не начал читать ей мораль о невинно убиенных людях! Видят Творцы она не хотела этого слышать ни от него, ни от кого-либо еще!
(Веланна)
* * *
...невольно начинаешь понимать насколько же многогранен и глубок Скайхолд… со всеми этими катакомбами, фресками, ловушками, тоннелями, духами, секретами… Эта крепость уже казалась родной, но сейчас он ощущал, что они лишь топчутся по самому её верху и переворачивают камни, как маленькие мальчишки, даже не подозревая, что червяки, многоножки и прочие насекомые под ними не имеют никакого отношения к настоящим подземным сокровищам.
(Каллен Резерфорд)
* * *
Время нельзя было отмотать назад, дни нельзя было вернуть к тому моменту, когда Инквизиция одержала победу над Корифеем, расчищая теперь дорогу его планам. Быть может, он бы остался рядом. Или забрал бы Лавеллан с собой и вряд ли о них кто-нибудь вспомнил, кроме Лелианы, любившей контролировать всё вокруг и пауком сидеть в центре своей паутины.
(Солас)
* * *
йфория ее все еще не отпустила: Мариан не замечала, что рожа у нее залита кровью, а одежда тут и там заляпана паучьей слизью. Обступившие Фенриса и Хоук рабы и пережившие столкновение с рабским недовольством охранники смотрели на них, как на чокнутых, но подходить не решались – мало ли, вдруг укусят еще, один так вообще светится.
(Мариан Хоук)
* * *
Никто больше не стои́т надо мной, и если я захочу, я куплю целую лавку лент на самой главной улице Вал Руайо, — но я не хочу.
(Миран)
* * *
Когда в плену, пытках и ужасах умерла Тамассран, тогда ещё безымянная серокожая зареклась касаться власти хоть сколько-нибудь значимой. Но даже если бы, отбросив всё, она согласилась — её не примут в этом качестве.
(Иссала)
* * *
Весь последний месяц Эллана думала лишь о том, как выживать в одиночку. И едкие замечания о неправильности её выбора болезненно отзывались нытьем под рёбрами.
Ей хотелось ответить, кто загнал её сюда. Кто превратил одного из лучших следопытов Инквизиции в затравленную мышь, прячущую голову под капюшоном только чтобы скрыть острые длинные уши.
Но эти слова не покидали пределов её головы.
(Эллана Лавеллан)
* * *
…И если гномы уходят к Камню, то куда уходят такие как она: потерянные, оборвавшие все связи с домом?   
Сэра смеялась, утверждая, что Дагне не стоит об этом беспокоиться. Небо принимает всех. Лично она собирается после всего перевоплотиться в птицу и никаких гвоздей, а также иных крепёжных изделий.   
(Сэра)
* * *
Ратей говорил об услуге. Хозяйке дома Алонсо хотелось как можно быстрее покончить с этим — несмотря на юный возраст, она догадывалась, что невостребованная услуга может превратиться в страх на долгое, долгое время — страх перед неизвестным, перед тем, что в любую минуту к ней могут прийти и потребовать вернуть долг.
(Кара Алонсо)

+1


Вы здесь » Live Your Life » Книги, комиксы, игры » Dragon Age: We are one


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC