Live Your Life

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » Аниме и манга » Tokyo Ghoul re:x Tremendae


Tokyo Ghoul re:x Tremendae

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Логотип.
https://i.imgur.com/MXLRf25.png


Адрес форума: Tokyo Ghoul re:x Tremendae
Официальное название: Tokyo Ghoul re:x Tremendae.
Дата открытия: 06.01.2017
Администрация: Uta, Ui Koori, Furuta Nimura.
Жанр: Cверхъестественное, ужасы, мистика, трагедия, психология, драма.
Организация игровой зоны: Локационно-эпизодическая.

Краткое описание:
Этот мир — само противоречие.

В этом мире люди — единственная еда для гулей. Гули — не имеют права на жизнь.

Здесь нет правильного и неправильного: в этом мире границы размазаны, в этом мире важно только одно — собственное выживание. Ведь даже гули смертны. Ведь люди — не более чем еда.
Этот мир пропитан страхом и безнадёжным отчаянием; удушливой не-справедливостью. Робкими надеждами и по-человечески простыми желаниями.
Этот мир неправильный. Совершенно неправильный.

Но.

Живи. Даже если придётся делать это некрасиво.

Ссылка на взаимную рекламу: Кость #1.

0

2


Commission of Counter Ghoul


S+ [ Следователь особого класса ]

Photo

Ui Koori [ Уи Коори ]

http://sh.uploads.ru/sEUYb.png

Born: 3/10/1987

Blood Type: О

Height | weight: 169 см | 64кг

Branch office: Главное управление [ Дивизия I ]

Squad: S1 [ Отряд S1 ]

Quinque: Тарухи [кокаку; алебарда с лезвием, меняющим форму на кнутоподобную], ранг А+. Аджите [ кокаку ], ранг SS

Characteristics

— «Надежда отряда Аримы» и протеже Аримы Кишо. Его считают будущей заменой следователю-легенде; состоял в отряде нулевиков.

— Ловкость, опыт и талант позволяют ему вести бой с мощными противниками один на один (например, с Совой) или один против нескольких.

— Сверхчеловеческая скорость и хвалёная среди следователей возможность пользоваться двумя руками независимо друг от друга, атакуя и защищаясь одновременно.

— В состоянии выполнять свою работу даже в стрессовой ситуации. (Качество, впрочем, будет под вопросом.)

Ознакомиться с полным досье   Профиль

«Ради чего ты сражаешься, Уи Коори?»

Сердце тревожно замирает. Пропускает удар – мгновение длится вечность, мысли теряются, сливаются в массу – тугой комок противоречий. Эхо отдаётся гулом, и ежесекундный стук часов замирает. Секунды уступают время промедлению.

«Всё, что важно? А что важно?»

Разум следователя должен оставаться чист и ясен, как весеннее небо. Вдох. Сосредоточиться на своём долге – твоя задача.
Мгновенная реакция, такт, движение. Ответ противнику должен быть сиюсекундной вспышкой. Эмоции не должны мешать ходу работы. Обязан выполнять свою работу. Обязан честь и блюсти законы CCG. Обязан следовать путем морали и этики, а человеческие идеалы чтить как светило. Обязан помнить, обязан знать, обязан сражаться, обязан——————

«… Учителя, которых ты уважал»

… Уи Коори понимает, что в его разум словно вторгается что-то – необъяснимое, инородное, неправильное. Он медлит, едва давая себе возможность думать о чём-либо.

«Семпаи, которые, как ты думал, понимали тебя»

Искажение. Мороз. Ужас и мучительное отчаяние. Но больше всего —

Больше всего – нерешительность. Незнание. Промедление.
 Остановка на станции Канда, двери откроются с левой стороны

Мысли опухолью давят на мозг изнутри, когда, потухший, взгляд уставился в одну точку – вперёд, на отблеск стекла – на лицо, что замерло за ним.

«Коллеги, которых ты заботливо взрастил»

… Так хорошо сохранилось.

Он так давно не видел эти черты. А сердце – так давно не было одержимо человеком; сердце забыло, что значит чувствовать себя как малолетний влюблённый сопляк. Мозг заставил сердце забыть – во имя исполнения долга и работы. «Ведь работа выше чувств».

«Кохаи, изо всех сил старавшиеся преодолеть разрыв между вами——»

На секунду Коори замирает и вспоминает, что нужно дышать. Едва заставляет себя сделать усилие – выдохнуть, проглотить вставшие поперёк горла слова – он и сам не знал, какие. Боялся признаться, какие. Боялся узнать, на что он готов на самом деле – впервые в жизни не хотел этого знать. Боялся… довериться шансу и испытать себя на прочность. Шансу, так отчётливо гудящим в голове: НЕ ВЕРЬ. УХОДИ. ЭТО ЛОЖЬ.

Этот придурок. Придурков в помещении двое, но сейчас – конкретно Фурута. Этот идиот, принесший в CCG хаос и оказавшийся не дарящим надежду солнцем, но его антиподом, черным светилом.
Этот безумный ученый, второй из придурков. Чудовище, создающее других чудовищ. Кано Акихиро. Профессор. Х и р у р г. Ученый, работающий на Аогири.

Какого черта творится? Хотел бы он знать, чтобы высказать Фуруте все, что он думает о его безумных затеях. Чтобы выговориться. Чтобы разозлиться. Дать выход... Эмоциям, которые мешают работе?

Пока он думал об этом, он смотрел на колбу. И все они перестали существовать.

—————— Ты потерял их всех.

***

читать дальше

Фурута с самого начала показался ему хорошим парнем, которому можно верить. Показался жертвой обстоятельств: сначала жесткого начальника, потом – других следователей, которые недооценивали его способности, не доверяли, выказывали сомнение в его компетентности. Коори подумал, что ему можно верить. Коори взял на себя ответственность за каждое его решение.
Сомнительно, чувствует ли Коори ответственность или сожаление за то, что доверился ему; за то, что своим «я разрешаю эту операцию» позволил всему CCG лечь к ногам безумца. «Ты, сам того не зная, положил этому начало». Но он понял, что CCG рано или поздно пришел бы конец и без того поспешного решения.

Так был ли Фурута жертвой обстоятельств? Может, это всё-таки был он сам? Потерявший учителя, семпая, кохая, свою напарницу. Потерявший ориентир.

Он.

***

В жизни следователя Уи Коори было только два момента, в которые он ясно ощущал, что не контролирует себя. Судьба словно смеется над ним: каждый из этих моментов связан с Ихей Хайру.

Коори давно решил, что CCG пришёл конец. На замену идеалу, которому следовали сотни, тысячи людей, пришло что-то новое – он боялся помыслить, что именно.

«"Что скажете"? Да ты издеваешься надо мной!»
Зубы скрипят от злости, он сжимает кулаки, оторвав взгляд от колбы и метнув полный ненависти взгляд на Кано. Может ли он доверять ему? Да черта с два, вы посмотрите на него! Это человек, позорно покинувший CCG годы назад, тот, кому не место здесь! Тот, кто… что?

Он смотрит на Фуруту. Во взгляде черных глаз Коори – непонятное чувство, что-то – смешать, но не взбалтывать – наподобие отчаяния или выражения «хватит кидать мне грязь в лицо», ненависти и вспышки понимания.

Сильные следуют своим убеждениям. Коори всегда считал себя человеком слова; но сейчас – он больше не знал, что такое «убеждения», что тут правильно, что – нет.

– Твою мать, – он шипит, отступая, чувство нарастает внутри – как буря, как ненависть, и всё же – что-то, чему он не может найти название. – Что ты прикажешь мне думать об этом бедламе, Фурута?!

Он снова смотрит на Кано. Эта улыбчивая рожа – как же он хочет сдать Кано прямо сейчас верхушке CCG, да вот только… Положиться больше не на кого, да и довериться – тоже.
Кажется, это выбор «за одного или против всех». Кажется, это выбор, к которому он не смог подготовиться; выбор, на который он не сможет среагировать мгновенно.

– Ты думаешь, я поверю в этот мистический бред?! Она ведь… – Слова застревают в горле, и дыхание перехватывает.

Что.

Что с ней? Ты только недавно гулял с ней на станции Канда. Ей понравились дынные булочки – и ты разделил с ней это удовольствие. Разве ты не хочешь вернуть это всё?

Поездка по кольцевой не должна была закончиться.

«Я думаю, мне нужна твоя помощь»

Тревожное чувство закрадывается в сознание. Не думай, ни в коем случае не думай об этом!.. Не сдавай позиции и не поддавайся. Не ослабляй бдительность и доверься своему чувству справедливости: разве справедливо встать во всем на сторону этого психа? Разве правильно он создал сотню искусственных гулей, этих оггаев? Разве стоит оно того?

Чувства выше работы. И этой следовательской морали все равно уже…
Конец. Он спустился тяжелым багряным занавесом прямо перед его лицом, мешая видеть суть. Он спустился – и этого было достаточно. Если бы глаза Хайру были сейчас открыты, что он увидел бы в них?

Пустота цвета персика, бездна цвета чувств прекрасной женщины. На поле боя она подобна буре. Такая же бессмысленная, суматошная – сносящая всё на своём пути, истребляющая без тени сожаления. Хотел бы он снова говорить о «Хайру», а не о «следователе старшего класса Ихей». Хотел бы…

В е р н у т ь е ё

Глаза его распахнулись на следующий день, темные и пустые, и он посмотрел сквозь потолок его комнаты напряженно, пораженно – проиграв если не этому умению Фуруты убедить, не этому «вы только выиграете» аргументу, но самому себе. И все-таки – в первую очередь, Фуруте. Сам того не осознавая, он верит в сказку, глупо продает свои возможности за идиллическую мечту.
Он едко улыбается и, кажется, от напряжения челюсти сводит, а зубы – скрипят почти до костей ощутимо. Он думает, что это шанс, но это лишь дорога, ведущая к пропасти.

Коори не знает, плачет он или смеётся, когда готовит кофе к завтраку. Надрывный смех и истерика содрогают тело, он накрывает лицо ладонью, неспособный сделать шаг назад, остановиться, прекратить сражаться. Скрипя и шипя, тело опускается на пол.
Слишком наивный. Слишком глупый. Слишком сильно хочет поверить. Слишком… рвётся испытать себя на прочность. Себя и свою надежду.

Не готов сдаться. Не готов дать осечку. Или все-таки не готов сдаться? Не готов остаться один? Не готов остановиться? Не готов взять на себя меньше, чем обычно?

Это глупое чувство, ставящее его наравне с малолетними следователями-новичками, это глупое чувство, уничижающее его достоинство. Чувства он поставил выше долга. Сердце стало чернее сажи – порой от принятых решений не получается спать, не можешь успокоиться, не можешь заставить себя закрыть глаза.

Смерть пришла за Хайру, – забрала огонь её глаз, жизнь её желаний, волю её "я хочу работать больше Сасаки и Коори-семпая, чтобы однажды Арима похвалил меня".

Бог смерти забрал её. Но он – он всё ещё жив.

Он ещё может показать себя. Он может… Он вгрызётся в бога смерти, вырвет свои убеждения с корнем и забудет себя, если это его последняя надежда, и не отпустит до самого конца. Не отпустит, пока единственной дверью в его жизни не окажется дыра в земле – квадратная, рассчитанная на кости и прах; пока единственной дверью не станет забвение – или триумф. Он хотел верить в триумф, и от одержимости этим хрупким, как снег, белым, как глупость, триумфом глаза его наполнились исступленным упоением – чем-то, чего, в теории, может никогда не быть.

О чем он только что подумал? Ему показалось, что земля под ним разверзлась, когда он предал собственные убеждения. Ему показалось, что глаза его – чернее самой беспросветной, самой отчаянной ночи, а мысли – мутнее самого грязного болота.
Он больше и не следователь вовсе, да? Советник директора, советник Вашу Кичимуры.
Тот, кто продал душу за колбу и ложную надежду.

Ему плохо, чувства рвутся наружу тошнотой. Сам того не заметив, он становится частью нового. Уже чувствует, какой праздник грядёт тут и там, какие крики разорвут тишину спящих районов совсем скоро, какого цвета будет кровь – и какого цвета будут пустые глаза Хайру Ихей.

Пустота цвета персика, чувства цвета отчаяния.

Что вчера ночью заставило его оступиться? Что заставило поверить в монстра и его приглашенного доктора? Сердце вспомнило то глупое чувство? Мозг дал сбой? Или, может, он просто хочет дать себе шанс? Не может сидеть на месте, когда ему преподносят решение? Не хочет представлять, как проживает остаток жизни один, чувствуя, как каждую его кость изнутри гложет чувство одиночества?

Эгоизм, заставляющий обратить время вспять. Вера, которой нет иного объяснения, кроме наивного отчаяния.

Ты (не) можешь переделать. Ты (не) можешь повернуть время вспять.

Ты можешь попытаться.

Этот день был худшим в его жизни. Худший день, чтобы подарить себе ложную надежду, – лучший день, чтобы бросить привычное, отказаться от собой же построенного мира, норм и морали – и согласиться разбить всё, выбросить, – и поверить заманчивым речам демона.

Он хотел увидеть Хайру.

Следующая остановка ——
– Я принимаю твои условия.

Отредактировано justaway. (30-01-2018 03:40:05)

0

3


WANTED


Щелкунчик [ Ранг А~ ]

Photo

Mayu [ Маю ]

https://dl.dropboxusercontent.com/s/3nq5rmnlwpdflna/mayu.png

Born: 1/6/1994

Blood Type: B

Height | weight: 166 см | 48 кг

Ward: Район №19

Organization: Вольная

Kagune: Химера-кагуне [ Бикаку и кокаку ]

Mask: Отсутствует. Вместо нее узкая полоска из черной ткани в виде молнии.

Characteristics

— Зубы ровные, но черные;

— Любит деньги. Очень любит;

— Красота — смысл жизни с 1999;

— Садистские наклонности — наше все;

— Обычная одежда — нет. Ботильоны и чулки — да.

— Портит демографическую ситуацию в стране во имя прекрасного.

Ознакомиться с полным досье   Профиль

Девочка льнет к витрине, с неподдельным восхищением осматривая ее содержимое. Манекены. Такие неживые и такие...Красивые. У нее нет имени, нет прошлого и будущего, поэтому о таком великолепии остается только мечтать. Девочка прислоняется ладонями к гладкой поверхности, повсюду оставляя свои отпечатки, но миллиметры стекла никуда не исчезают и продолжают быть условным барьером между ней и этими «сокровищами». Завороженный взгляд замирает на ближайшей кукле, одетой в дорогие тряпки. Что, что же надо сделать, чтобы оказаться на ее месте?
Она прижимается к витрине еще сильнее, но даже всего ее воображения не хватает, чтобы перенести себя с холодной улицы туда, в другой мир. Яркий, ослепительный и такой далекий. Есть ли у девочки мечта? Теперь да.

— Хочу... — Задыхаясь от восхищения, одними губами шепчет Маю, — хочу быть красивой...

Пальцы скользят по вспотевшему стеклу, сжимаясь в совсем еще детские кулачки. Девочка не обращает внимания на то, как грубо ее хватают за запястье, отрывают от занятия и куда-то ведут. В голове отныне только одна мысль, одна картинка выжжена на сетчатке, ради единственной цели бьется ее сердце. Красивой. Стать самой красивой.

***

читать дальше

За красоту приходится платить. Всегда. И чем больше, тем лучше. Ее нельзя взрастить как ненависть из самых темных уголков души, нельзя получить в качестве подарка или награды. Ее надо добиваться. Кровью, огромными затратами и, возможно, слезами (в данном случае плакать будет не она, разумеется). Истинная красота постигается только страданиями и болью, все иные пути порождают безвкусных фальшивок, не более того.
Она уплатит эту цену. Коснувшись совершенства, позволит себе забраться настолько высоко, насколько хватит сил, и сполна насладится мгновением триумфа.
За это тоже нужно платить, верно?
Краток счастья миг. Вспыхнув подобно спичке, она в один миг потеряет все, не оставив после себя и капли прекрасного. Лишь изуродованное тело, которое затем кто-то равнодушно выпотрошит. Глаза навсегда потеряют свой цвет и больше никогда с игривой улыбкой не сообщат о том, что хотят сожрать тебя. Хрупкие (на самом-то деле) руки больше не разорвут чью-то плоть и не совершат предначертанного. Ворвавшись в вожделенный мир по ту сторону стекла так же нелепо, как и погибнув, она станет оружием в чужих руках и будет вершить не свою волю.

***

А умирать больно? Маю не спросила об этом девушку, лицо которой обглодала несколько минут назад. Наверное, очень. В любом случае, уточнять это уже поздно, так как куинке плотно засел где-то между ребер. Тело неосознанно поддалось воздействию, слабо откликнувшись на удар. Обжигающая боль разнеслась по телу, пеленой застилая взгляд и сковывая каждое движение. Издав подобие хрипа, Маю сдавленно выдохнула и застыла. Как же больно. Ее убийца навис над ней подобно палачу. Почему он? Почему последнее, что она увидит, будет обезображенная ненавистью гримаса? Заслужила ли она это?

Стеклянный взгляд направлен куда-то сквозь следователя, не на него. Маю уже не здесь, она по ту стороны витрины. Стоит рядом с манекенами, в такой же красивой одежде. Не смеет пошевелиться. Да и не может. Неживые глаза лишены эмоций, но они красивы как никогда до этого. С улицы на нее смотрит девочка. Она, видимо, хочет стать такой же. Маю ловит на себе этот восхищенный взгляд и задается только одним вопросом.

Я красивая?

Отредактировано justaway. (11-01-2018 23:19:00)

0

4

1.1. Дело «Щелкунчика». Проникновение в клуб [26.10.2015]

Куинксы нуждались в опёке. Если взять этот экспериментальный отряд за единое целое, они будут чем-то схожи с Хайсе: презренные, вызывающее недоверие, подозрение следователей. Такие же... отбросы?

В каком-то смысле Хайсе был сердобольным, когда речь шла о Qs-отряде. Он слишком хорошо знал историю каждого из них — должен был знать, как их начальник и наставник. Слишком хорошо знал, что значит быть изгоем среди своих. И в его целях было вывести отряд на новый уровень: заставить окружающих поверить в них, поверить в решимость Урие Куки, в преданность Гинши Ширазу, в искренность Муцуки Тоору, в способности Йонебаяши Сайко.
Они были уникальны. Сасаки видел в этом отряде огромный потенциал: если суметь сплотить их вместо того, чтобы разгонять в разные углы и убивать их таланты — их самих — один за другим, если привести к синергии способности каждого, научить командной работе, взаимопомощи и доверию в рамках отряда — куинксы станут для CCG незаменимыми следователями, а друг для друга — соратниками, готовыми прикрывать слепые пятна и слабые точки.
И эксперимент — поистине — можно будет назвать удавшимся.

Мда...(жалкое зрелище) — Куки вновь уткнулся в книгу. Это собрание было бессмысленно — если Урие понадобится, он сам найдет любую необходимую информацию, ему нет нужды здесь сидеть. Но нет, Сасаки хотел слепить из этого стада что то похожее на команду.
Нам нужен план? (да неужели) — Урие едва слышно фыркнул. - Ну и что он ожидает? Услышать предложения от идиота и нюни? (меня он вообще слушать не будет) — Куки всегда сдерживал внутренний позыв встать и уйти, поскольку не хотел давать лишних поводов треклятому Хайсе написать рапорт на Урие -  все же для Куки репутация была важнее минутных капризов. Так бы и продолжалось это унылое собрание, если бы не одно НО — гениальная идея Хайсе. Урие медленно перевел взгляд с книги на Сасаки. Если бы физиология человеческого организма позволяла, то глаза Урие от услышанного незамедлительно бы стали квадратными.

Справится ли он?

Муцуки поджимает пальцы на ногах, невидящим взглядом уставившись на строки текста перед собой. Моргает, фокусирует взгляд на Хайсе. Не время сомневаться в себе. Наставник что-нибудь придумает и они непременно разберутся с этим. Как и всегда. Муцуки же, в свою очередь, приложит все силы для того, чтобы не подвести его.

...

«Мы все станем девушкам.»

Муцуки чувствует, как воздух выбивает из груди и смотрит на Хайсе невидящим, непонимающим взглядом. Девушками? Зачем им этом? Почему ...

Муцуки думает, что у жизни преотвратное чувство юмора. Он аккуратно откладывает лист со списком «товаров» на стол, оглядывает беглым взглядом товарищей и неуверенно улыбается.

Утром на собрании Шаризу отметил, что Сасаки всё ещё не сомневается в том, что Гинши — хороший лидер. Муцуки тоже вел себя с ним как со старшим по званию. Их уверенность в нём придавала сил и желания работать над собой. Пока что получалось плохо и парень всё равно считал себя так-себе-лидером. При всей скромности Муцуки, у того это вышло бы гораздо лучше. И может быть даже поработал бы над своей стеснительностью. У Муччан были мозги, но раскрыть потенциал пока не мог.

Но, не смотря на это Гинши старался не подвести наставника и товарищей. Даже извинился перед Куки за то, что ударил его. Впрочем злиться на кого-то долго Ширазу просто не умел. Он был весьма отходчивый. И он действительно хотел, чтобы все члены команды работали вместе.

Круто, да?
Не сказать, что Сасаки был гордым; тем более нельзя утверждать, что он считал себя лучше других. Но этот план — он почему-то нравился ему. Почти по-детски, неожиданно честно нравился. Когда старые способы раздобыть информацию о гуле не работают, приходит время придумать что-то новое. Решительно, уверенно он становится этим новатором — человеком, который берёт на себя ответственность за страх других, что лидер потерял голову; ответственность за чужой стыд и страх. Он всё сделает как надо.

0

5


Commission of Counter Ghoul


Rank 3 [ Следователь 3 класса ]

Photo

Shirazu Ginshi [ Ширазу Гинши ]

https://dl.dropboxusercontent.com/s/pei5lg3u6iwsmyv/shirazu.png

Born: 3/8/1995

Blood Type: A

Height | weight: 176 см | 55 кг

Branch office:  Главное управление [ Дивизия I противодействия гулям ]

Squad: Qs [ Отряд куинксов ]

Quinque: Цунаги [ Бикаку ], ранг C

Characteristics

— Искусственный гибрид гуля и человека (куинкс, RC-фактор 920), обладающий укаку-кагуне (высвобожден на 2 фрейма).

— Любит мотоциклы, имеет права и, собственно, сам мотоцикл.

— Имеет вспыльчивый дерзкий характер и привычку сначала делать, а потом думать. Не дисциплинирован, склонен к нарушению субординации. Не редко использует в речи грубую брань, совершенно не стесняясь выражений. Не смотря на это, довольно простодушен и доверчив, а так же чуток к своим товарищам.

— Обладает довольно неформальной внешностью(имеет пирсинг ушей) и игнорирует дресс-код сотрудника CCG.

Ознакомиться с полным досье   Профиль

Учёба, работа и ещё раз работа. А после работы ещё одна работа. После работы больница. А потом ночная смена. Зато за ночные смены платят гораздо больше. И плевать, что круги под глазами становятся темнее с каждым днём, а в зеркале отражается бледное осунувшееся лицо уставшего человека. Нужно много работать, чтобы получать приличные деньги. Но этого было мало. Нужны были не «приличные» деньги, а «огромные» деньги. Такие, какие бывают только у кинозвёзд или чиновников. Чтобы быть актёром Ширазу не вышел физиономией, а для чиновника природа обделила его умом. Зато в выносливости и силе Гинши выигрывал у умников и красавчиков. Официант, курьер, грузчик. Три в одном. И всё это один парень, который готов, не жалея себя, пахать, чтобы хоть немного облегчить состояние своей бедной сестрёнки.
Кто мог знать, что всё так обернётся для них? Гинши ещё помнил то время, когда они были обычной семьёй: сильный и мудрый отец, нежная мать, гиперактивный сын, умница-дочь. По крайней в воспоминаниях парня всё было именно так. Иные, более мрачные воспоминания блокировались защитными механизмами психики, и всплывали лишь в дурацких кошмарах, очень редких из-за недосыпа.
После очередной смены Гинши спешил в больницу. Здесь в состоянии полуовоща под присмотром врачей находилась Хару. Его маленькая сестрёнка, малышка Хару. И никого у них двоих не осталось в целом свете. Отец оказался не таким сильным и мудрым, каким представлял его Гинши. Затянувшаяся депрессия привела мужчину к суициду. А и без того легкомысленная мать сбежала непонятно куда и непонятно с кем, как только на горизонте замаячили проблемы. Проблемой оказались дети. Точнее дочь. Гиперсекреция RC-клеток была хуже рака. И абсолютно так же смертельна. Случаи заболевания так редки, что способа лечения нет. Можно лишь немного облегчить состояние больного. Но стоит это бешеных денег. И всё это родители оставили на Гинши. Сможет ли он когда-нибудь простить их? Нет. Никогда.

читать дальше

Теперь, когда забота о больной девушке полностью легла на плечи её брата, лелеять свои обиды было некогда. Зато всегда было время навестить Хару. Парень зашёл в палату, нацепив на лицо улыбку. Перед этим он отдал доктору почти все заработанные за месяц деньги, оставив лишь необходимый минимум на проживание.
Хару слегка повернула голову к двери. Здоровенная уродливая штука, произраставшая из её лица не давала ей толком пошевельнуться. И это было ужасно.
— Бра... тик,— едва слышно проговорила девушка. От этих слов, от её голоса, сердце Гинши болезненно сжалось. И в то же время он был рад, что она хотя бы всё ещё его узнавала.
— Я здесь, Хару-тян, — сказал парень, подходя ближе. Он взял стул и, подставив его к кровати, сел напротив. — Прости, что припозднился. У меня очень много работы.
Его уставший голос звучал так же тихо, как и голос девочки, измученной болезнью. Ширазу было очень больно видеть Хару такой. День за днём. Одно и тоже. Конечно, на полное излечение надеяться нельзя. Бесполезно. Но ему так хотелось видеть хоть какое-то улучшение в состоянии сестры. А его не было. Гинши отчаивался всё больше, а руки его опускались.
Хару была для него не только сестрой, но и другом. Самым лучшим, самым верным и надёжным другом. Уход матери и смерть отца он пережил только потому, что Хару была рядом. Она всегда поддерживала его, всегда понимала, даже будучи совсем маленькой. А он, в свою очередь, защищал девочку от чужих обид и любых других невзгод. А теперь и она исчезала. Медленно угасала, словно свеча. И Гинши ничего не мог с этим поделать. От бессилия хотелось плакать, но парень предпочитал поколачивать стену, или тумбочку.
Он и не заметил, как заснул, прямо на стуле возле кровати сестры, держа её за руку. А на утро сломя голову он мчался на занятия, кланялся преподавателям, и умолял не портить своё личное дело перед самым выпуском. Он не мог позволить себе вылететь из школы при Академии CCG. Дешевле учебного заведения во всём Токио не было. Позволить себе другую школу Ширазу просто не мог.
Лишь чудом избежав проблем, парень занял своё место в аудитории. Но сосредоточиться на учёбе он всё равно не мог. Голос преподавателя и шёпот одноклассников вокруг раздражали, за окном ревели машины, пели птицы, свистел ветер. Мир крутился дальше, не смотря на то, что остановился для одного человека.
Зажмурив изо всех сил глаза, Ширазу восстановил дыхание. Не паниковать. Только не паниковать. Открыв глаза, парень увидел, что урок был прерван. В аудиторию зашли несколько человек и заговорили о тесте, который вчера прошли все выпускники, и о котором тут же позабыл Гинши. Но тут же вспомнил, когда эти люди назвали его имя.
С уроков парня сняли для того, чтобы пояснить дальнейшие варианты. Речь шла об операции по «вживлению куинке в тело следователя» и дальнейшей карьере следователя по гулям. Естественно всё это было в качестве эксперимента и имелись огромные риски для жизни и здоровья оперируемого. Однако сумма, указанная в качестве обязательной компенсации всем участникам эксперимента, покрывала сразу несколько месяцев лечения Хару. Это был знак. Сама судьба давала Ширазу ещё один шанс. Чтобы Хару стало легче, чтобы она снова улыбнулась, чтобы Гинши не остался один.
Парень почти не раздумывал, подписывая бумаги. Что тут думать? Лучшего исхода быть просто не могло. К тому же доход следователя по гулям равнялся доходу от всех работ и подработок, которые были сейчас у Гинши. Всё, что требовалось от самого следователя — убивать гулей. Убивать гулей как можно больше и получать повышения. Чем выше ранг, тем выше заработная плата следователя. Плюс премии.
«Если надо мочить гулей, я буду мочить гулей» — думал Ширазу, следуя за теми, кто забрал его бумаги с подписью.
— Держись, Хару. Я тебя не брошу...

0

6

2.2. Двое неизвестных [09.11.2015]

Из-за значительного увеличения за последние месяцы пропаж и убийства людей с особой жестокостью, было решено направить группу следователей в четырнадцатый район, откуда менее чем час назад поступил вызов об очередном происшествии.

Важно выяснить замешаны ли в этом как-то гули и как можно более оперативно разобраться с данной проблемой.


— Пожалуйста, умоляю, я сделаю, всё, что вы хотите, только...

Люди говорят: «Бог не даёт нам тех испытаний, которые мы не можем вынести», —  говорят так, пытаясь подбодрить. Говорят, что «бывает и хуже». Что «нужно быть сильным». Просто нужно быть сильным.

Л ю д и  п о н я т и я  н е  и м е ю т  о  т о м,  ч т о  г о в о р я т.

——————— что?
——————————————————————
——————— как? как ей должны помочь эти слова?

— О, умолкни, — мужчина сильнее сжимает волосы девушки, натягивает и дёргает на себя, заставляя её запрокинуть голову, — девушки должны умирать красиво.
Она всхлипывает и цепляется тонкими пальцами за его запястья, царапает ногтями, пытаясь содрать кожу, заставить отпустить, но обмякает, прокусывая губу до крови, когда второй со всей силы бьёт её по лицу.

— Эй, брат, может развлечёмся с ней? — смеётся хрипло, притягивает лицо девушки ближе к себе за подбородок, — да-да, я знаю, — кривит губы и ласково проводит ладонью по щеке.

Ужас. Вот что ему нравилось больше всего. Ужас жертвы, когда она понимала, что конец близок. Что конец неизбежен. Дыхание и расширенные зрачки. Дрожь во всём теле и отчаяние в голосе. Это вызывало восторг. Возбуждение. Что ты чувствуешь? Что чувствуешь ты, когда понимаешь, что сейчас умрёшь? Тебя никто не спасёт. Тебя никто не услышит. Расскажи мне, о чём ты думаешь. О чём твои последние мысли? Каким бы было твоё последнее желание?

— Какой приятный запах, — уткнувшись носом в шею, жадно вдыхает девичий запах. Крепко держит за подбородок, сжимает челюсть.

Это было нечестно. Несправедливо. Нечестнонечестнонечестно. З а  ч т о ?
Что она сделала не так?

Разве она не была прилежной ученицей? Разве она не была хорошей сотрудницей? Разве она не была верной девушкой? Разве она не...

Где она так согрешила, что теперь ей приходится через всё это проходить?

Эти слова. Эти слова не выходили из головы.

— Эй, брат, можно я..? — не дожидается ответа, он ему не нужен, просто смыкает зубы, впиваясь в нежную кожу, срывая с женских губ крик боли, отгрызая кусок кожи вместе с мясом.
— А-аа, женское мясо и правда лучшее, — стонет, резко отстранившись, запрокидывает голову и обнимает себя за плечи, облизывая губы, не сдерживая оскала.

Эти слова были похожи на издевательство.

Э т о  б ы л о  с л и ш к о м.

———————  которые мы не можем
——————————— бог не даёт
——————————————————— нам
—————————————— не можем вынести

Мы не можем. Не можем вынести. Не можем. Мы не можем. Мы не можем. Мы не можем вынести.

Мы не вынесем этих испытаний. Это невозможно. Это смешно. Почему? Господи, за что?  З а  ч т о?

0

7

Пришлось откинуть полы плаща назад, чтобы не измазаться в крови — а ее натекло из мертвой девушки достаточно, можно было вляпаться по самые уши. Длинная рана от самого живота доходила едва ли на до горла. Слишком аккуратная. Хаиру задумчиво потрогала кончиком пальца край вспоротого живота и тут же отдернула рук, разозлившись сама на себя: если случится столкнуться с Аримой-саном, он точно не похвалит за перепачканные кровью ладони. Другое дело, если бы это была кровь гуля. Тяжкий вздох облачком пара сорвался с недовольно надутых губ. Наверное, пора бы научиться не действовать наобум и иногда включать голову. Когда-нибудь.

Кинтаро улыбается — холодно и безлико: его лицо не выражало ничего. Не было обиды или раздражения, не было даже уже того упоение, лишь пустой интерес во взгляде и желание закончить начатое. Брат не понимал его в этом, но они вместе разделяли одни мысли, вместе посвятили себя одному дело и последовали за одним человеком. Всё остальное было неважным.
Тот наблюдает за ним ещё какое-то время, смотрит, как Кинтаро нависает над не-живым телом девушки, как удивительно заботливо убирает спутанную прядь волос с её лица: в нём чуткости к мёртвым было куда больше, чем к живым. Они — его драгоценные игрушки.

От былой несдержанности и агрессии не осталось и следа. Она нравилась ему такой. Крики и мольбы упоительны, сладки. Но вызывали лишь желание измываться, раздражение: ты такая жалкая-жалкая-жалкая.

Ты ничего не стоишь.

Ничего не видишь, срываешь голос, не ведая о чём твои мольбы.

Ты — ступенька к будущему неизбежному.

Ты чувствуешь радость, от того, что и твоя никчёмная жизнь дала по итогу хоть что-то?

Игла легко распарывает кожу, кровь ещё тёплая, стежки неровные, размашистые.

Что значит  интересно? - Вопрос Хаиру-семпая его несколько обескуражил. Он думал что в нулевом отряде сплошь прожженые ветераны, которым нет дела до остальных.
Еще это раздражающее несоблюдение субординации, будто бы я какой то клоун. (Держи свой рот на замке Урие, откуси язык если понадобится, но не ляпни ничего лишнего.)

— Это... — Монотонно проговорил Куки, протягивая семпаю окровавленную рубаху, — возможно оставлено убийцей. Необходимо отправить на экспертизу.
Хмм...я словно веду это дело...восхитительное ощущение (я создан чтобы руководить). — Пока инициатива была в руках Куки, он испытывал истинное удовольствие. И что, что он копошился в мусорке? Он добыл улику, это самое главное. А вскоре он добудет скальп того ублюдка, что отнимает чужие жизни, да еще и уродует мертвых.

Хаиру смешно склонила голову к плечу, выслушивая важную речь сегодняшнего напарника. Кажется, ему нравилось быть важным и отчаянно делать вид, что он действительно разбирается в том, что делает и говорит. Звучал он, тем не менее, как скучнейший лектор из Академии, заученно цитировавший учебники дословно и монотонно. Нет, Куки проявлял какие-то эмоции, но Хаиру уже успела мысленно пририсовать ему кругляш плеши на макушке и дурацкие скособоченные очки на носу, сама едва сдержав смешок от представшей перед глазами картины

0


Вы здесь » Live Your Life » Аниме и манга » Tokyo Ghoul re:x Tremendae


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC