Live Your Life

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » Магические школы » The Marauders Chronicles


The Marauders Chronicles

Сообщений 41 страница 43 из 43

1

Логотип.
http://forumfiles.ru/files/0019/71/36/57512.png
Адрес форума:
http://mchronicles.rusff.ru
Официальное название:
The Marauders Chronicles
Дата открытия:
17.01.2018
Администрация:
A. Dumbledore — E. Rosier — A. Carrow
Жанр:
Драма, фантастика
Организация игровой зоны:
эпизодическая
Краткое описание:
1978 год, сентябрь.
Представьте себе дом, в дверь которого постучалась война. Представьте людей, которые мирно наслаждаются вечерним чаепитием, а в следующий миг с криками о помощи прячутся в дальних углах дома от смерти, что пришла забрать своё. Представьте их друзей и соседей, которые ужасаются их кончине, но... не делают ничего, чтобы защитить себя и близких. Представьте целую страну свободных и в разной степени счастливых людей, которые замирают в страхе перед лицом опасности и молча позволяют забрать всё, что им дорого.
Верите? Мы тоже нет.
Представьте себе Магическую Британию, в которую пришла Первая магическая война, и которая встретила войну не подчинением, не бегством - сопротивлением. Представьте Первую магическую, в которой участвует не двадцать Пожирателей и столько же членов Ордена, а все неравнодушные маги страны. Представьте - и приходите это сыграть. Добро пожаловать.
Ссылка на взаимную рекламу:
http://mchronicles.rusff.ru/viewtopic.p … p;p=3#p847

+1

41

Elizabeth Rookwood разыскивает НЕСЧАСТНОГО УМИРАЮЩЕГО
Willow "Will" Vespers

http://sd.uploads.ru/G5ZKV.gif
[Aneurin Barnard]

Дата рождения и возраст:
23-25 лет
Деятельность:
служащий в похоронном бюро E.L.M в Лютном переулке
Альма-матер:
Хогвартс, Рейвенкло (неоконченное образование)
Лояльность:
Гражданское Сопротивление/Нейтралитет
Чистота крови и раса:
магглорожденный волшебник
(у меня была идея сделать его сквибом - why not? выбор за вами, но тогда необходимо будет откорректировать всю информацию, с чем я вам обязательно помогу)

i solemnly swear i am up to no good
основная информация

In fire, in whispers
I would die for a million years

Скажи мне, давно ли ты просыпался? Давно ли слышал живые голоса вместо хрипов своих лёгких? Давно ли ты открывал глаза, чтобы взглянуть на своё отражение в зеркале? Выглядишь паршиво. И с каждым днём всё хуже и хуже. Проснись, посмотри в битое стекло мутного оконца своей каморки. Под глазами - чернейшие круги размером с половину лица, впалые щеки, меловая бледность кожи. Встань же с пропитанной привычным по́том постели, оглянись, в каком свинарнике ты живёшь: пласты пыли по полу, разводы от влажных ладоней по табурету, разбросанные повсюду мятые поношенные пиджаки и порванные по краям штанин брюки, исчерченные карандашом книги по колдомедицине и сборники маггловских сонетов и романов; по стенам - репродукции Каспара Давида Фридриха и Архипа Куинджи, копии плакатов различных музыкальных групп и открыток времён Первой мировой войны (кстати, как тебе удалось всё это достать?); стопками сложены треснувшие пластинки и замаранные неудачными карандашными рисунками альбомы (когда-то ты даже пробовал зарабатывать этим на лондонских улочках, но на двенадцать пенсов в день не проживёшь, да?). Посмотри, что с тобой стало, совсем погряз в омуте всех этих грязно-маггловских штучек. Всё хочешь к ним? Так давай, смелее шагай в распростертые для тебя объятья их прогрессивного мира, надейся на помощь этих жадных неотёсанных олухов, встречавших тебя косыми взглядами и сморщенными носиками, рассчитывай на их сострадание и медицину.
Тебе выздоровление даже здесь, в Магической Британии, не светит, не то что в больницах сраных магглов. Думаешь, наскребёшь денег и сможешь вылечиться хоть где-то? Как бы не так, милый Уилл. Тебе суждено сдохнуть в объятьях своих драгоценных мертвецов. Иронично как - изо дня в день бродишь мимо венков и гробов, глядишь в студенистые глаза покойников, дотрагиваешься до их застывшей в удивлении и досаде резиновой кожицы, а думаешь только о том, что вот-вот окажешься с ними в одной шеренге, в чудовищной армии погибших, которая всегда будет ждать пополнения. Куда ты прошагаешь с ними, ты не задумываешься. Ад и Рай - понятия тебе знакомые, но неинтересные. Плевать ты хотел на распределение по грехам и оценку своей благодетели где-то за размытой полосой жизни, в растекшейся по краям трещине между глухим мраком и выдуманными Синими городами.
Тебе вообще негоже придумывать себе светлое будущее и о чём-то мечтать. Разве что о скорой смерти, желательно, безболезненной. Потому что денно и нощно с этой болью, как с тенью и душой, как с сестрой и музой живёшь, потому что устал и болен.
Ты погибаешь.
И даже не на поле боя. В тылу, но не за честь и свободу. Ты просто сгораешь всеми клетками своего пышущего (когда-то) молодостью тела, всеми сумбурными мыслями и чарами своих прерывистых снов. Ты никогда не спишь, а кажется, что во сне пребываешь уже целую вечность.
Оглядись - у тебя комнатка в Лютном три на три метра, как надежда - три шага до бюро, как скрюченные в черноте лёгкие, пропитанные инфекцией. От здоровых бронхов осталось-то - три сантиметра уже ничего не значащей массы. Но в груди живёт не только болезнь. Твоё сердце, сжавшееся от людского непонимания и изматывающей тоски, всё еще бьётся. Потому что ты к ним привычен уже, к своей печали и одиночеству, ты с ними сросся, как чахотка с тобой, будто со всей этой падалью ты уже появился на свет. Родители, кстати, быстро и с удовольствием от тебя избавились, когда прознали о твоей склонности к магии, которая проявилась у тебя уже в четыре года. Воспитывала тебя бабушка со слабым слухом и слабым, но истинно огромным и добрым, сердцем. Она стирала тебе школьную форму и радовалась твоим крошечным успехам в учёбе, с особым усердием читала тебе древние легенды и пела колыбельные, только порой не слышала, как ты падал на лестнице её скрюченного домика и кричал ей, растирая руками изодранные в кровь колени. Но это ничего, ты же вырос хорошим и совсем не обидчивым мальчиком.
Чуточку, может, на всю поганую жизнь вокруг, на своё потерянное детство с любящими мамой и папой (о родителях тебе ничего не рассказывали, а ты уже ничего о них не помнишь), на своё предательски слабое, даже для почти_мага, здоровье, на свои бездарные попытки выучиться на целителя, на свою нерасторопность и немощность, которая даёт тебе возможность работать только с мёртвыми. Ибо живые вечно недовольны, вечно смотрят свысока и с прищуром, вечно крутят тебе у виска. В большей степени, когда болезнь бушует в твоём организме. Ты превращаешься в овощ, марионетку, ведомую заразой, что с каждым обострением подводит твоё податливое тельце ближе и ближе к пропасти. Вот так, шаг за шагом, ты приближаешь свою встречу со Смертью. Подострое течение туберкулеза легких сопровождается ухудшением аппетита, похудением, увеличением температуры. Становится невозможно не просто работать, но и ходить, есть, пить, дышать. Кашель одолевает, но уже не мучает и не страшит, особенно, когда выплёвываешь очередной сгусток крови.
Но скоро ты можешь дышать. Легко и свободно, как мечты и мысли, несмотря на твой страх их воплощать, начинают заполнять твой разум. При отсутствии обострения твоё заболевание бессимптомно. В это затишье ты можешь снова пытаться жить. С крошек хлеба на корочку, с ночей у забальзамированных статуй (потому что начинают выгонять из съёмной комнатушки за неуплату) к ночам на своём посеревшем от катышек матраце. В моменты свободы от пыток здоровья в твоей жизни гремит война. Она глядит своими затуманенными глазами десятков покойников в твоё любопытное лицо и спрашивает: "Ты скоро трусом быть перестанешь?"

you're a wizard, Harry
планы на игру

Итак, как вы уже поняли, у Уилла всё крайне худо с лёгкими. Это хронический диссеминированный туберкулез легких, чаще всего находящийся в спящем состоянии (подробнее о нём расскажу). Поскольку Уилл всё же является магом, его заболевание влияет на организм чуточку меньше, чем это бывает у магглов. НО Уилл не лечится от слова совсем. Пожалуй, его спасает только его магическая кровь. У него элементарно нет средств на покупку продуктов, не то что на приобретение целебных зелий. Все его деньги уходят на оплату жилья и бесполезных маггловских туберкулостатиков первой линии, ибо волшебные микстуры стоят во много и много раз дороже. Также он предпочитает обзаводиться разного рода репродукциями картин и винтажными маггловскими открытками, часто пробует рисовать с них свои особенные сюжеты.
Скажу сразу, что вам не удастся попасть в страну розовых пони и радуги, имейте в виду, что Уилл умрёт в 81/83 году. Хронический диссеминированный туберкулез имеет длительное, многолетнее течение, но я хочу скорее увидеть Уилла в нашем клубе суицидников (мучеников), поэтому не пытайтесь делать так, чтобы он выздоравливал хд Я хочу, чтобы Уилл кашлял стеклом, разочаровывался в самой жизни и себе, но верил в победу Сопротивления над Пожирателями. И умирал ближе к 81-му году с: Вполне возможно, что перед смертью вы захотите побыть героем и попробуете попасть в ряды сопротивленцев, чтобы противостоять очистительным рейдам ПС. На ваше усмотрение.
Со мной сыграть у вас получится разве что в Мунго (может, пару раз могла давать вам зелья бесплатно, а потом - извините), потому что мы по разные стороны баррикад - раз, в не соприкасающихся социальных кругах - два, но я очень хочу видеть этого персонажа у нас на форуме (и желательно с внешностью Барнарда, но ваши варианты рассмотрю).
Имя можно сменить. Vespers — утренние молитвы в в католицизме (простите, не смогла без отсылки к религии), а Willow - ива («плачущее дерево» - символ смертельной печали).

there is no need to call me Sir, Professor
дополнительная информация

Персонаж подлежит изменению. Прошу, свяжитесь со мной, чтобы я знала, что именно вы хотите поменять. Обращайтесь в гостевую и лс. У нас очень активный Лютный переулок и Сопротивление, приходите!

0

42

Антонин Долохов разыскивает ПАЛАЧА
Walden Artemas Macnair

глазницы полны тумана, но я узнаю тебя.
и слушаю, словно музыку,
приставленную к виску.

http://s9.uploads.ru/2OBXS.gif
http://s3.uploads.ru/S5VAU.gif
http://s8.uploads.ru/9uHIZ.gif
[Gaspard Ulliel]

Дата рождения и возраст:
25.10.1953 (25 лет)
Деятельность:
Охотник комиссии по обезвреживанию опасных существ в Отделе регулирования магических популяций Министерства.
Пожиратель Смерти до последней капли крови. Предан Лорду фанатично, ценнейшая его находка. Один из лучших исполнителей младшего поколения. Отвечает за переговоры с разумными расами, их вербовку, по факту - за шантаж, запугивание и устранение неугодных существ.
Ударник труда. В назидание большинству, свою работу делает молча и всегда эффективно, чем Лорд часто тычет в пику остальным поклонникам пафоса, чистоплюям и филонщикам. Вместе с Долоховым иногда отвечает за подготовку новичков, показательные порки и самую капельку - за массовую резню на юге в прошлом месяце (но Долохов клянётся, что в церквях если, - это он сам).
Талантливо варит зелья, талантливо приподнимает брови, по которым остальные считывают его настроение, талантливо существует.
Самый красноречивый молчун Министерства, Пожирателей и магБритании.
Ближайший друг Долохова, его зеркальный брат и астральный близнец, его лучшая худшая половина.
Альма-матер:
Хогвартс, Слизерин.
Лояльность:
Пожиратели Смерти, благословлён меткой и введен в ближний круг.
Чистота крови и раса:
Чистокровный.

i solemnly swear i am up to no good
основная информация

он будто бы извиняется, а выражения глаз — то же,
он вынул бы из меня сердце, если б оно было цело.

основная информация о Уолдене прописана в акции
Кто-то должен быть по эту сторону границы.
Пока одни мнят себя совершенным злом в змеиной коже, другие распинаются в подобие героев с фениксовым пером за левым ухом, мы с тобой стоим на страже промежуточных оттенков.
Кто-то же должен.

Тебя нам представил лично больше-уже-не-Том с таким лицом, будто ты - самая яркая пиньята на детском празднике в нашем захолустье. Как если бы ключ от сейфа в Гринготтсе выиграл, не иначе.
- Уолден Макнейр. В следующем месяце поедет беседовать с русалками.
Ты обвёл контору ясным спокойным взором, помолчал и что-то глубокомысленно хрипнул по-русалочьи.

Воцарилась неудобная тишина.
Большинство в своей жизни сподобилось разве что на родной йес оф коз, но признаться было стыдно.
- Это что, парселтанг? - попробовал блеснуть соплёй на солнце Крэбб, почему-то буравя свинячьими глазками пол, как будто бы там лежал магл-змееуст.
- Как на немецкий-то похоже! - в истовом восторге всплеснул я руками, с застывшей улыбкой припечатав Крэбба каблуком штиблета. Мысли в моей голове не улыбались. Ещё один юнец в довесок к уже имеющимся, и воспитывать его, конечно, буду я. Я же тут самый гостеприимный, чёрт меня дери.
Даже хлопать начал под одобрительным взором Лорда как лучшего кадровика этого зверинца, но внезапно напоролся на твой взгляд - и застыл, не донеся ладони.

мы одной боли, одной крови
и, к тому же, в одной секте,
тех, кто мог спасти этот мир.

В Первой Магической за Лорда Волдеморта играют твари.
Не только Пожиратели, ещё и существа. Нам нужны все: гоблины, вампиры, оборотни, кентавры, - любая разумная раса по разумной цене. И пастух, ведущий их на бойню. Добровольно и принудительно. 
Как умеет только Уолден Макнейр.
Ты не просто знаешь всё о других расах - ты им под кожу влез, во всех смыслах. Языки, культуры, ритуалы, тела, когти, глаза, скрипучие и певучие голоса. Когда ты имитируешь их, даже мне становится жутко. Мне, Олди.
Ты ими одержим.

Маленький Уолден никогда не любил зверушек. Плакал и говорил, что у них стеклянный взгляд.
Когда зверушки умирали, он вынимал глаза убедиться, что ошибся. А затем съедал их. Яблоки лопались на зубах как невкусный крыжовник. Чучела животных стояли в ряд - слепые.
Никто не следил за ним.
Хорошие чучела; отец Макнейра не даром учил сына делать всё по совести. До сих пор непонятно, что там произошло с матерью - она не разделила твои аппетиты, Уолден? Заступилась за домовичку? Слишком любила братьев наших меньших, может быть?..
Как бы там ни было, она умерла.
И вот, знаешь... хотел бы я сказать, что вырос таким из-за влияния Макнейра-старшего, жестокого судьи. Что тяжёлые отношения и конфликт из-за смерти матери повлияли на характер, бла-бла. Что ты, как и большинство молодых пожирателей - всего лишь продукт воспитания.
Но даже будь ты воспитан в лучших домах Парижу, ничего не изменилось бы.
Семья боялась тебя. Держала в ежовых рукавицах, одобряла раннее проявление магии, дала блестящее образование - и всё же боялась. Неумело скрывала это за неуступчивостью отца.
Не знала и десятой части.

И вот тебе двадцать. Ты приходишь к Пожирателям.
Ты прекрасен.

деревья растут снизу вверх, твой голод уснул, как зверь.
я прячу лицо в ладонях, ты отрицаешь смерть.

Вырос, выучился, поумнел и знаешь теперь, что одних глаз порой бывает недостаточно.
Иногда ты пьёшь кровь и забираешь органы существ, чтобы выпить и съесть - трофеи, по вере твоей делающие тебя сильнее.
Даже среди пожирателей ты не снискал славу всеобщего любимца. Твои же коллеги пускают слухи, что ты пьёшь кровь единорога. Что ты проклят, Макнейр.
Мне ли не знать.

Варишь аконит, вербену, травишь себя, чтобы стать неуязвимее против двух главных сил твоих ярых оппонентов, оборотней и вампиров. Ты изобрёл волчью отраву, опередил время, и пьёшь с наслаждением, пока она разъедает внутренности.
Чтобы знать, что чувствуют твои жертвы.

Когда-то Волдеморт пообещал тебе, что если ты послужишь делу и приведёшь на нашу сторону тех, о ком забывают в войне, после неё сможешь забрать себе всех без остатка. Сколько угодно. Как только нужда в сотрудничестве отпадёт.
И вот ты ждёшь.

Красивый, высокий, внимательный застывший и печальный взгляд, тонкие пальцы - у тебя привычка растирать себе костяшки, пока я не налюбуюсь молча смотреть на твой профиль.
Хотя молчишь у нас ты, за двоих говорю я чаще всего. Но если собираешься в разговоры, по обыкновению все затихают послушать. Говоришь умно, красноречиво, очень правильно и глубоко рассуждаешь; незнакомцы поражаются, если слышат тебя впервые, почему-то неспособные собрать воедино картинку и звук.

И если убийство разумных рас и волшебных существ для тебя святая повинность, к волшебникам ты относишься разве что со спортивным интересом - и всё же пробуешь их кровь тоже, часто прямо на рейдах, смущая собратьев по маскам. Многие тебя сторонятся, существа так и вовсе ненавидят, но боятся. Тебя и Лорда.

Все боятся тебя и Лорда.
Кроме меня.

you're a wizard, Harry
планы на игру


и ты непременно сидишь в изножье моей постели
прекрасный, но призрачный,
призрачный, но живой.

Я сорок лет как-то обходился, знаешь ли, без друзей - хотя каждого второго называл другом, одобрительно хлопая по щеке. Я не жив, Олди; неживые не заводят приятелей. Это идёт вразрез всем принципам - на вас же потом аваду не поднимешь. Рука дрожать будет, перед Лордом да парнями стыдно, не по-христиански оно как-то.
И всё же.
Всё же.

Никогда мне не высечь из памяти наше истинное знакомство.
Когда я, мягко ступая, заглянул в дверной проём гостиной с высокими сводами, в доме, куда нас отправили убить предателей из числа гоблинов, ты стоял на коленях над телом. Поднял голову, услышав шаги.
Я видел, как кровь стекала у тебя по подбородку.
Пустой взгляд с горящими внутри угольками, улыбка, натянутая на череп.

Ты скрупулёзен и щепетилен, когда дело касается людей. Но если речь о существах, человек в тебе выключается. Жутко в такие моменты находиться рядом, потому что ты пугаешь не обликом и не поступками, а действиями, лишёнными любого мотива. Только инстинкты. Первородное чистое зло.
И я принял тебя, тогда, на пороге чужого дома, всего без остатка. И вытер кровь с твоих тёплых губ.

Ты мой любимый ребёнок, Уолден, моё второе я, мой заколдованный круг, взлелеянная рваная рана, хребет и все производные. Я полностью понимаю тебя, и не отвернусь ни разу; ты знаешь меня лучше всех, и всегда стоишь у плеча. Я доверяю тебе пытать себя, играть со мной в смерть и то, что хуже смерти. Ненавидишь это делать, но делаешь - ради меня.
Если мы ревнуем друг друга к кому-то, начинается ядерная война.
Если мы долго порознь, начинается мёртвая зима в минус пятьдесят - я не знаю, как так жить, и зачем.

Ты предан Лорду. Я - его уважаю. Лорд - принимает нас такими, как мы есть.
Если Лорд закажет мне тебя, это будет Армагеддон - поднять палочку и считать секунды до тех пор, пока смогу. Как хорошо, что мы оба стоим по эту сторону. Как хорошо, что Волдеморту плевать на фетиши подопечных.
Я слишком люблю умирать, ты это отрицаешь - пожалуй, единственное разногласие между нами. В остальном же...

Я никогда
ни в ком
так не жил
до того момента, как наши глаза встретились.

there is no need to call me Sir, Professor
дополнительная информация

Долохов и Макнейр - это тру броманс с крышесносной ревностью и неспособностью разделиться надвое, поделиться и отдать. С острым ощущением полной вседозволенности и размытыми границами.
И всё же, броманс.
Я подчёркиваю это двумя жирными параллельными, стираю себя в песок и выливаюсь шестью литрами. Сыграйте со мной в то, что у любви бывают разные оттенки. Эта - не лежит в горизонтальной плоскости.
И всё же Долохов слизывает кровь с его щёк и подаёт ему сердце, сервированное на блюде, а Макнейр держит его на руках, пока Антонин не вернётся с того света, и оба болезненно друг в друга продеты и вшиты.
Влюблены, можете сказать.
Да, пусть так.

Мне нужно играть в очень-очень-очень черное и заходить за границы разумного, и я обеспечу вас тем же.
Не буду зазывать обещаниями и финтишлюшками. Если прочувствуешь, если проберёт, я здесь.
Моё существование без Макнейра бессмысленно.
После связи попрошу скинуть любой твой текст, стучи за телегой.

если некуда душу деть – продай мне –
белоснежную душу убийцы.
но кто-то должен быть по эту сторону границы.

eivør - í tokuni

0

43

Hestia Jones разыскивает ПОРТНОГО
Baron Tailor


http://sh.uploads.ru/epuUF.gif
http://sg.uploads.ru/rcRHf.gif
[Orlando Jones]

Дата рождения и возраст:
41 год
Деятельность:
Под ним ходят чёрные рынки всех англоязычных стран. Автор и изготовитель наркотика под названием ткань (cloth) - нити из волокон опиатов, которая подшивается к одежде и питает носителя галлюциногенами, делающими его более восприимчивым к окружающей среде. В определённых дозах ткань делает тебя податливым ко внушению, в больших - вызывает потерю памяти и смерть. Торгует наркотиком и артефактами на магловскую сторону в промышленных масштабах, и поэтому в виду имел всё, что происходит в данный момент в магическом мире - не его целевая.
В миру - Барон, управитель сети ателье пошива одежды высокого класса в Штатах, торговец, бизнесмен, активист, путешественник, лучший рассказчик на семи континентах.
Альма-матер:
Ильверморни
Лояльность:
Нейтралитет, но миры Портного и Лорда по понятиям Портного не пересекаются. Ни выскочки, которые пытаются что-то там поработить, ни олухи, прыгающие через костёр сопротивления, его не заботят, пока никто из них не мешает ему вести бизнес.
Чистота крови и раса:
Полукровный, либо маглорождённый

i solemnly swear i am up to no good
основная информация

Диявол, Маріє, — чорний кравець із Бронкса,
в легені йому залито вогонь, в очах йому тане бронза.

Давайте-ка я расскажу вам историю.
Хотя к чёрту истории, это святая ткань реальности, дорогие друзья. Дело в том, что, кажется, вы стали забывать.
О том, что такое настоящая жизнь - не сказки, где страшный серый волк жрёт любого, кто сунется в его лес со своей корзинкой, и не игры в богов и героев. Хотя о чём это я? Вы никогда и не знали.
Ваша вера в добрых умных волшебников и занятных тупеньких маглов устарела. Да здравствует новая вера!
Сейчас я вам о ней расскажу.
Вот есть вы - квадратик два на два, жмётесь в своём средневековье, но всё ещё полезны своими штучками-дрючками из палочек-мигалочек. И вот есть мир - в нём настоящие войны, в нём миллионы людей на ваших два десятка, в нём есть деньги, власть и бесконечное море удовольствия, которое греет душу, если его правильно продать.
Не-нет, не обижайтесь, друзья. Я нежно вас люблю. В конце концов, мой успех обязан вам доброй половиной, ведь не будь у меня диплома славной небезызвестной американской школы магии, я бы не стал тем, кем меня знают здесь и там - по ту сторону волшебной-неволшебной изгороди. А так я жарюсь на солнышке на Антигуа, пока мой ну прямо скажем магический препарат завоёвывает магловские рынки. Военные. Мелкие диктаторы. Мамкины революционеры. Все. Все хотят кусочек.
Кусочек магии.
А вы здесь, какая досада, жмётесь в старых поношенных прогнивших мантиях, упаси меня боги. Вам нужно сменить стиль. Держите записочку, здесь мой адрес. Это Нью-Йорк. Слышали, город такой существует, да?
Господи, я думал, Новый свет уже во все наигрался, а тут ещё Старый никак не может определиться с игрушками.
Мой шёлковый платочек в нагрудном кармане полон слёз, пролитых по вам, дорогие сограждане. Покойтесь с миром в своих нищенских историях о добре и зле.
Я вышью золотом по вам эпитафию.

you're a wizard, Harry
планы на игру

Шиє святкові костюми, виміряє коштовну тканину,
влаштовує перестрілки й вуличну різанину.

Барон родился у отца-магла, промышляющего наркотой в Бронксе. Почти весь район, плюс половина Манхэттена была под Тэйлором-старшим. А тут вдруг сын-волшебник.
Барон и его папаша потирают руки. Ну надо же, какая удача!
В семнадцать он выпускается, расшаркивается, уходит перенимать отцовский бизнес, вливать в него новые знания, делать новые активы. Храни, американская земля, магию детей своих.
Короче, не буду утомлять вас. К тридцати Портной уже известен нам как Портной, уже заработал далеко не первый миллион, уже знает всё о том, как крутить магловским мирком. Следующие десять лет он втирается в подзабытый магический - строит связи, убирает неугодных. К сорока - бам! чёрный рынок - его вотчина.
Статут?
Тебя писал не я, и сказка не моя.
Моя - та, где сплетается прочная паутина из торговли нелегальными артефактами, оружием, наркотой. Дьявол - не тот, кто без носа. Дьявол - тот, кто с носом всех оставляет.

there is no need to call me Sir, Professor
дополнительная информация

Він має справу з шовком, він тримається суші.
Що йому наші біди, що йому наші душі?

В Лютном цветёт торговля магическими артефактами, в Лютном же - чёрный рынок. Ну, его филиал. Лондонский. Именно Лондон сейчас настолько уязвим, что не воспользоваться этим может только дурак.
Портной - не дурак. Раз в год у него турне по местам обновления славы, плюс мзду таки надо собирать. Поэтому он наведывается в столицу Альбиона, и...
... не хотите ли поиграть в "ой, мама, криминал, криминал" на просторах мира Гарри Поттера?
Ну, то есть.
То есть.
Кто нам мешает, да?
То есть, Волдеморт, конечно, лапонька-мальчик, кто же будет спорить, но всей этой беготнёй по меткам сыт не будешь, а наш подпольный мир давно перерос масштабы типа "два дома и салун со старой проституткой". Есть, где развернуться, есть люди со стороны Министерства, которым не терпится прижучить скотов, но есть и те, кто магловщину на завтрак ест, и не против поторговать чем-то пострашнее руки Славы.
Я всё к тому, что ну его нафиг, играем в такой чёрный рынок, как Плавучий в Никогде у Геймана, и в такого Барона, как Нанси у Богов.
Псст.
Я слышала, завтра Рынок собирается в Квартале Сквибов.
И сам дьявол готовит к выходу новый костюм.

0


Вы здесь » Live Your Life » Магические школы » The Marauders Chronicles


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC