Live Your Life

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » -Магические школы » HP: Say Amen!


HP: Say Amen!

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Адрес форума: http://sayamen.f-rpg.ru/
Официальное название: HP: Say Amen!
антиутопия | 2024 год | магло-магический мир
Нужные: Доминик Уизли, Саймон Дурсль, Тедди Люпин и другие.

0

2

SIMON — DURSLEY — 21-22 Y.O
??? [СМЕНЕ ПОДЛЕЖИТ]
магл; 21-22 года; место работы: начальная ступень произвольной правительственной должности или журналист

Неприязнь к магии въелась в него вместе с цветочным запахом духов Петунии. Когда Саймон был маленький, родители нередко оставляли его на попечение деда и бабки. Он был их любимым внуком; и хотя испортить ребенка, как собственного сына, они не успели, Саймон любил их внимание — не потому, что был избалован, а потому что так он чувствовал себя нужным. Пока отец пропадал на работе, а мать лечилась от последствий постродовой депрессии, бабушка и дед были практически единственными близкими ему людьми.
А потом, через несколько лет, на свет появился Честер.

Братья никогда не соперничали. Так, по крайней мере, думал Чет, в то время как Саймону была знакома и братская ревность, и обида на родителей, но он никогда не показывал виду. Он рос скрытным и поэтому отец считал его "безпроблемным" ребенком. Если Чет приходил домой вываленный в грязи и разукрашенный новыми еще кровоточащими рубцами, то Саймона было не в чем упрекнуть. В младшей школе он был одним из лучших учеников своего класса.
Возможно, Чету раньше стоило бы заглянуть брату в глаза и понять, что в них нет и тени братской любви. Только зависть, раздражение и непонимание: почему не он?...
Саймон не стал провожать Честера в Хогвартс;
За все годы обучения брата он получил целую гору писем, но не ответил ни на одно;
Все подарки, которые он дарил Чету на Рождество, выбирал отец — но об этом никто ничего не знал.
Можно ли винить Честера за слепоту, если Саймон ни разу не дал понять напрямую, что между ними что-то не так?..

После смерти Вернона и Петунии Саймон уверился в мысли: магия — это разрушительная сила, которую стоило бы свести на нет. Его семье — не той, которую обрел Чет в лице Поттеров, она принесла только беды. Что такое все эти смерти для магов, в чьих силах искусственно продлять себе жизнь?
Саймон сам едва спасся, когда крыша Сената рухнула, и он вряд ли когда-нибудь простит миру волшебников собственный животный страх. Раны слишком свежи, и он хорошо помнит обреченный ужас в глазах тех, кому менее повезло. Такое сложно забыть, и еще сложнее — понять. Разве кто-то в этом мире имеет право на безграничную власть?

Когда Честер просит о помощи, Саймон смиряется, сцепив зубы. В глазах его давно нет тепла, но он готов впустить беглого волшебника под крышу своего дома, чтобы посмотреть: превратился ли брат в чудовище за последние девять лет?
И сможет ли человек что-то противопоставить магу.

0

3

ROGER — DAVIES — 45–46
RUFUS SEWELL [СМЕНЕ ПОДЛЕЖИТ]
http://s8.uploads.ru/6RfyH.jpg
Полукровный волшебник. Стоит во главе всего “Ежедневного Пророка”. Персонаж не в пару. Все обсуждаемо.

Мальчик, танцевавший на Святочном балу с французской вейлой, и представить себе не мог того мира, который наступил сейчас. Тогда Министерство Магии уверяло, что не следует бояться Того-Кого-Нельзя-Называть, теперь – призывало сотрудничать с магглами. То есть подчиняться, идти на поводу страха и зависти простаков, которые в один прекрасный момент почти двадцать лет назад обнаружили, что их главная проблема – не Штаты, Россия, или Китай, а Магическая Британия. И ополчились.

Дивный новый мир не наступает в один день – к нему ведут годы пропаганды, притеснений и протестов, страха и приобретенного умения молчать, скрывая глубоко внутри настоящие мысли и чувства, скрывая самого себя, потому что настоящий ты никому в наступившем мире не нужен, нужна только запуганная покорная толпа.

Человеческая память коротка, истинные воспоминания можно заменить ложными, достаточно повторять нужную версию событий достаточно часто. Первое средство пропаганды – медиа, особенно если говорят в один голос, хотя, сколько тех голосов осталось в Магическом Мире. Самый громкий пафосный и надежный принадлежит, конечно, “Ежедневному Пророку”, вещающему теперь не только на бумаге, но и в телевизоре, компьютере, смартфоне любого, кто переключил канал.

Все решает правительство, у человека, стоящего у руля магического медийного гиганта, есть из чего выбирать – слушать свое правительство, или маггловское. И выбор этот – один из самых сложных, если не к спеху прощаться с работой и жизнью.

В такие времена, как нынешние, опасно взлетать высоко – падение обычно длится не больше мгновения – пока летит пуля, или заклинание.

Отредактировано verdandi (22-07-2018 14:18:19)

0

4

ALBUS "AL" POTTER

«Я выдержу», — мысленно твердит себе Альбус Поттер, делая шаг к столу Слизерина, — «Я не сломаюсь. Ведь это награда, а не наказание». В глазах сидящего за соседним столом Джеймса удивление мешается с неясным чувство вины; как хорошо, что малышка Лили поступит в Хогвартс лишь следующей осенью. Как славно, что отец не дожил…
Как кощунственны мысли.

Альбус с детства ощущал себя белой вороной в семье графитово-черных птиц, чьи крылья из стали, а клювы способны дробить чужие кости без сожаления. Даже в Лили – еще совсем ребенке, — ощущалась тугая, закрученная в спираль сила, которой было тесно в этом маленьком тельце. На Джеймса Ал старался не поднимать глаз, иначе становилось стыдно за свою никчемность. Даже в матери клубилось то самое (низменное, животное?..), свиваясь в стальной стержень непреклонности характера. В себе же Альбус не ощущал ничего, кроме пустоты. С отчаянием заглядывал внутрь и видел лишь глухую брешь на месте сердца.

Слишком чувственный, слишком восприимчивый, слишком… слишком. Всего в Альбусе было слишком. Нервный, хрупкий, бледный, болезненный, бесталанный, — список можно было продолжать до бесконечности, и Альбус продолжал, упрямо закусив удила. Каждый свой недостаток он возводил на пьедестал обратного почета и год за годом приносил ему кровавые жертвы слезами и нерастраченной болью, о которой не мог поведать никому. Неудивительно, что он научился воспринимать себя исключительно через призму негатива, где краски выцветают, смешиваются, делясь на черное и белое.

Поступление на Слизерин заставило связующую нить семейных привязанностей опасно натянуться и задрожать струной, что вот-вот порвется, окровив ладони. Альбус внушил себе, что это – конец, что невозможно быть ему другом, братом, если ваши факультеты враждуют. Разве он сделал недостаточно? Разве он не старался?

Чувство вины в глазах Джеймса. Легкое презрение в улыбке матери. Яркое как лучик солнца в пасмурный день удивление на круглом личике Лили.
Он сможет это пережить.

0

5

LILY POTTER
Внешности: SASHA KICHIGINA

Предпочитаемое направление для совместной игры: Экшн/Приключения • Психология • Драма/Ангст • Ужасы/Триллер

Ссылка на акцию на форуме

Лили хуже всех помнит отца: лишь голос, улыбку и тепло твердых рук. Даже запах, о котором постоянно твердил Джеймс, не сохранился в памяти. В какой-то момент ей начало казаться, что Гарри Поттера никогда не существовало, а были только наколдованные матерью фотографии, чтобы они с братьями не чувствовали себя столь одиноко.

Но Лили никогда не страдала от одиночества, у нее были Альбус и Джеймс, многочисленные кузены и кузины все разные на единый рыжий лад, где-то в конце этого списка стояла вечно занятая собственными проблемами мать, до которой нужно было еще достучаться, чтобы получить порцию ласковых поцелуев на ночь. Что бы ни случилось в ее маленьком мирке, Лили Луна Поттер шла со своими проблемами к братьям – сначала к Джеймсу, как к старшему и сильному, а потом и к Альбусу – понимающему и настроенному чувствовать более тонко. Отношения в семье у малышки Лили не складывались только с Джинни, на которую она, в отличие от прочих девочек ее возраста, не стремилась стать похожей ни внешне, ни внутренне.

Лили человек без пола и возраста, с крепкими привязанностями к своим и ярой отстранённостью от чужих. В отличие от Джеймса ей не чужда эмпатия, но она не станет сострадать всем и каждому, слишком много в ее характере стали. Лили широко улыбается друзьям, но врагов держит еще ближе; терпеть не может юбки и приторно сладкие десерты; в движениях ее временами проскальзывает мальчишеская угловатость, скупость, исключительная резкость, но голос младшей Поттер способен очаровывать, а улыбка – завораживать своей красотой. Лили сложный, поздний ребенок, оставленный в этом мире на попечении таких же как она детей.

Возможно она слишком сильно привязана к братьям, болезненно, ярко, неправильно?.. Но в родных объятиях все сомнения улетают прочь, неловкость забывается. Мир наполняется красками – такой, каким он должен быть.

0

6

HUGO GRANGER-WEASLEY

Внешности: gabriel marques

Предпочитаемое направление для совместной игры: Экшн/Приключения • Психология • Драма/Ангст • Ужасы/Триллер

Ссылка на акцию на форуме

Развод родителей Хьюго переживал особенно тяжело: он зарывался носом в комиксы и, воображая себя героем, с головой уходил в вымышленный мир, где все проблемы казались решаемыми. Воображение спасало его в самые критические моменты; за шумом музыки в наушниках он не слышал, как часто его мать повышает голос на отца и как громко хлопают двери в их доме; цветные картинки — самые обычные, магловские рисунки — отвлекали его от реальности. Комиксы хранились в огромных деревянных коробках под его кроватью, а потом перекочевали на дно чемодана. Не все — только самые любимые и парочка новых изданий сверху, если их удавалось добыть до сентября.

В какой-то момент Хьюго стал придумывать своих персонажей. Сначала он рисовал их карандашом на листах, вырванных из тетради по трансфигурации, а потом взял в руки перо и тушь. Роуз не понимала его увлечения, но это здорово отвлекало. И хотя художник из него получился средней руки, каждый свой рисунок Хьюго приравнивал к карте с сокровищ и ни за что бы с ними не расстался добровольно. Редко, в качестве исключения, если получалось перебороть смущение и неуверенность, он мог подарить какую-то из своих работ близким друзьям. В остальных случаях Хьюго закрывал скетчбук ладонью и тщательно прятал от посторонних глаз.

После того, как родители развелись, они переехали в небольшой дом в магловской части Лондона. Бабушка с дедушкой оказались приятными людьми. "Простыми", — сказала Роуз. "Душевными", — подумал Хьюго. Смерть матери ударила по младшему сыну Гермионы так сильно, что даже спустя многие месяцы при мысли об этом его начинает душить паника.

Втайне от семьи Хьюго пристрастился к успокоительным. В Хогвартсе, когда лекарства заканчиваются, его начинают мучить кошмары. Хьюго перекладывает сюжеты своих снов на бумагу и скармливает их огню в камине, надеясь, что так он сможет когда-нибудь от них избавиться.

0

7

LORCAN & LYSANDER SCAMANDER

Внешности: FOSKET DYLAN

Предпочитаемое направление для совместной игры: Экшн/Приключения • Психология • Драма/Ангст • Ужасы/Триллер

Ссылка на акцию на форуме

В пять лет Лоркан и Лисандер придумали свой язык – язык немых, незрячих и одиноких детей пустого мира. Им не нужен был никто кроме друг друга, кроме легкого трепета пальцев, выговаривающих тайну запретных слов. Ло и Ли с детства были обособлены от внешнего мира, что крылся за пределами их комнаты – одной на двоих, они не собирались покидать ее пределов и после смерти, оставаясь в очерченной границе мелового круга.

В школе про них ходили разные слухи. Кто-то называл их чокнутыми, кто-то больными, кто-то предпочитал закрывать глаза на их странности, отводить взгляд. Были ли они, эти странности? Или заурядный мир просто не готов был принять их, а Лоркан и Лисандер не готовы были делиться тайной, что вынесли из чрева матери и разделили надвое.

Вплоть до одиннадцати лет близнецы Скамандер ходили, не разнимая рук, ступая по одной прямой плечом к плечу — брат к брату. Они заговаривали только с мамой или отцом, реже – с дедом, или с тем, кто каким-то непостижимым образом на краткий миг заслужил их общее доверие. Такое случалось редко, но всегда становилось откровением. В Хогвартсе некоторые их привычки изменились, но кое-что осталось прежним. Они и теперь нередко забираются в одну кровать, когда подолгу не могут уснуть (особенно темными зимними ночами, когда ветер завывает в дымоходах раненным зверем), сворачиваются клубком под одним одеялом, тесно прижавшись плечами, коленями, сплетя ладони так тесно, что не понять, где кончается один и начинается второй.

Они неразлучны – осколки одной души, по ошибке, помещенной в два похожих как капли воды тела. Мечтают ли они слиться, стать, наконец, едины?

Отредактировано verdandi (13-08-2018 18:31:27)

0


Вы здесь » Live Your Life » -Магические школы » HP: Say Amen!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC