Live Your Life

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Nonamecross

Сообщений 21 страница 40 из 41

1

https://pp.userapi.com/c851428/v851428435/3b16c/9RYGp4qXhUU.jpg

Адрес форума:
http://nonamecross.rolebb.su/
Официальное название:
NONAMECROSS
Дата открытия:
05.11.2018
Администрация:
Chloe Price, Bonnie Bennett, Tony Stark;
Жанр:
Кроссовер;
Организация игровой зоны:
Эпизодическая система;
Краткое описание:
Самый хайповый проект этого года. Без рамок, без цензуры, с процветающим алкоголизмом и быдло-админами в чатике. Камон, это жи интернет, где один ноунейм сменяет другого. Мы создали место, где вы сможете просто потусить и приятно провести время столько, сколько это возможно.
Ссылка на взаимную рекламу:
http://nonamecross.rolebb.su/viewtopic. … ;p=3#p1288

+1

21

LOKI  i s    l o o k i n g   f o r

JORMUNGAND_ ЙО[Ё]РМУНГАНД

http://s5.uploads.ru/t/pywbU.jpg  http://s5.uploads.ru/t/6p0KQ.jpg  http://s8.uploads.ru/t/bLFw1.jpg
bill skarsgеrd

f a n d o m _ marvel & norse mythology ;}   s t a t u s _ sonn ;}

«Ёрмунганд гневно
поворотился;
Змей бьёт о волны,
клекочет орёл,
павших терзает;
Нагльфар плывёт»

Второй отпрыск Локи и великанши Ангрбоды, которая ходила под ликом ведьмы. Выросший с матерью в Железном лесу, почти что чистокровный йотун, если не считать родства с асами по линии отца, которое уже никак и никем не воспринимается. По крайней мере, по представлениям самого Йормунганда, он – чистокровный йотун. При рождении был самым обычным младенцем, даже без синей кожи, которая является отличительным признаком для детей Йотунхейма. Когда подрос, принял облик большого змея и поселился в реке Ивинг, которая разделяет дом ледяных великанов и Асгард. Поначалу ничего необычного в этом не было, пока змей не начал увеличиваться в размерах за счет благоприятного климата и рыбы, которой питался [а иногда и гостей Йотунхейма тоже захватывал, нечего скрывать уже].
Во взрослеющих сыновьях Локи Один видел угрозу, от которой стоило бы избавиться поскорее, пока не стало поздно. Один был вырван из реки, второй - из зарослей Железного леса. Судьбу йотунов решал не один Всеотец, подключились всё, кому не лень: и Тюр, и Фригга, и даже Хеймдалль. За убийство можно было бы ожидать мести от Локи. Сошлись на одном конкретном решении: пленение и изгнание. Йормунганду досталось второе – по воле царя Асгарда змей был брошен в воды Мидгарда.
Позже он получил имя Мирового Змея, который обвивал своим телом всю планету сразу же. Так и было – дети Локи прожорливы – кровь йотунов. Чтобы как-то оградить сына от «нежелательного интереса» асов Локи наложил на него специальные руны, погрузив в долгий сон. Таким образом, у змея замедлился рост и поубавился аппетит, да и Мидгард так сильно не сотрясало от постоянного передвижения Йормунганда по морскому дну.


Взяв роль, вы сразу же соглашаетесь и на роль в скандинавской мифологии. Это уже неотъемлемая часть, увы.
В комиксах толковой информации нет, поэтому вышеуказанная информация – плод моего воображения. Если есть какие-то пожелания/вопросы/возражения – мы всё обсудим, но основу хотелось бы оставить классикой мифологии, а потом уже подстроить под вселенную Марвел и иже с ней.
Внешность не навязываю; не нравится – меняйте на здоровье, лишь бы было комфортно вести игру.
Мувиверсный Рагнарёк никак не учитывается [забудьте про него], только если захотите сыграть по Старшей Эдде – тогда разберём всё в подробностях, помогу, коль будет в этом нужда. Танос взял Локи на прицел, поэтому трикстер решает разбудить детей, если возникнет надобность отбиваться от безумного титана.
У Йормунганда широкий спектр способностей – фантазируйте.

o n e   u n r e a d   m e s s a g e

В жилах Тони Старка – черная кровь.

Это Локи хорошо знакомо, поэтому он не захотел просто убить его тогда, при нападении читаури, полезно было бы обратить его против его же друзей. Рассудок этого смертного гения был практически в руках бога озорства. В прошлом такие люди, как Тони Старк приносили в жертву богам великие дары в виде всё ещё живых собственных родственников и друзей, драгоценные металлы и каменья, а кровью домашнего скота чертили руны на каменных плитах величественных алтарей. Современность мало чем отличается от того, что было, например, лет так тысячу назад. Просто немного иной формат, иное восприятие, совершенно другие оправдания. Сейчас уже не накидывают на плечи медвежьи шкуры и не жгут ритуальных костров.

Утончённо.
Но для Локи – всё так же.

Таки люди, как Тони Старк, - приносят в жертву реальность, получают знания, а вместе с ними – чистое безумие. Как дополнительный и, может быть, не очень приятный бонус.

Первый раз Локи встречает Старка в толпе людей. Безразличная ко всему масса несла гения вперёд, иногда плавно огибала и направлялась вперед – далее по своим делам. Лофт безошибочно различил его издалека, тихо выдохнул и ступил на пешеходный переход чёрной тенью, через которую смертные проходили, ничего не замечая, никого не видя, без каких-либо проблем с физическим контактом. Однако, как только он поравнялся с гением современности, вскользь задел его плечом – ненамеренно – и проследовал дальше, даже не оборачиваясь и не отслеживая чужую реакцию.

На внезапное появление в поле зрения врага.
Тот, кто не должен быть на Земле.
Тот, кто, по всем правилам и обещаниям, должен быть очень далеко от Мидгарда. Желательно в темнице. В совершенстве – мёртв, за многочисленными высокопарными рунами Всеотца и под защитой великой Хель, без возможности вернуться обратно.
Боги тоже могут не выполнять своих обещаний. А кто-то - намеренно.

Взгляд смертного обжигал спину. Локи чуть дёргает головой, избавляясь от неприятного ощущения меж лопаток, продолжает идти вперёд, вскоре быстро растворяясь среди торопящихся на долгожданный ланч людей. Слабо улыбаясь и рисуя перед собой шестерёнки в голове Старка, что не останавливались ни на секунду – работали днём и ночью, высчитывали, сравнивали. Выбирали самый подходящий вариант, самый выгодный шаг... всё только «самое».

Без изъяна.

_ минимальные потери
_ минимальный риск
_ максимальная выгода

Второй раз их мимолётная встреча происходит недалеко от здания одного из филиалов корпорации Старка. Локи стоял на пустой улице в противоположной от выхода стороне, разогревал ладони друг о друга, дул на них, будто бы замерзал. Со стороны больше было похоже на то, что божество коварства предвкушает скорую интересную игру, которую гению современности не удастся избежать. Старк замирает возле автомобиля, смотрит в сторону Локи, узнавая-таки в нём того, кто не так давно чуть ли не пустил мир на корм читаури. Не смотря на такое расстояние и проезжающие туда-сюда машины, трикстер видит в глазах Старка удивление, слабый и немой вопрос. Всё, как и должно было быть. Гений смирился со своим безумием, от чёрной крови не избавиться, не исцелиться никак. Локи как-то резко выпрямляется и вскидывает острый подбородок, взгляд зелёных глаз насмехается над смертным и его жалкими попытками зацепиться за здравый рассудок хотя бы ещё на какое-то время. Не важно, на сколько, не важно – какими средствами. Старка накрывает морозом. Просто...

Старк просит ещё времени у самого себя. Трёт яростно глаза костяшками пальцев и растирает виски – головная боль?
Ерунда.

А мгновение спустя Локи просто исчезает.

Третья встреча произошла спонтанно, Лофт её никак не планировал и, честно, не ожидал встретить Старка возле центральной библиотеки. Бог мог бы сказать, что смертный сам искал с ним встречи. Как-то отслеживал, что-то сверял. В очередной раз призвал своё сознание и рассудок работать на полную мощность. Результат, конечно, на лицо. Старк был, малость, не в себе. Будто бы увидел своих самых опасных демонов во плоти.
Быть чужим палачом – это приятное чувство, на самом деле. Не смотря на то, что Локи недоволен такой непредсказуемой встречей, он тонко ухмыляется, отпивает немного кофе из бумажного стаканчика. Только что закончил свои дела в этой библиотеке и решил передохнуть в одной из мелких забегаловок, которыми просто кишит этот город.

- Плохо спится?

Локи видел новости, следил ради собственного интереса. Побывал на том месте, где когда-то была Заковия – мрачное место, подходящее, чтобы обосновать там какой-нибудь культ. Ведь культ ненависти к Тони Старку был уничтожен его же руками, опять же, не так уж давно. За что, впрочем, он сейчас и расплачивается. Локи чувствует, как трещат напряженные нервы гения, как лопаются они один за другим. Затем бог быстро и в то же время плавно отмахивается – все нервные волокна приходят в норму, сплетаются друг с другом, воссоздавая систему здравого рассудка по новой; как очередной шаблон, который вскоре тоже разлетится на мелкие части. Неизбежно.

У Тони Старка долгое падение, которое никак не миновать, но столкновение с дном можно сделать мягче, чем есть на самом деле.

0

22

TREVOR & ALUCARD  a r e    l o o k i n g   f o r

BELNADES, SYPHA_ БЕЛНАДЕШ, СИФА

https://images2.imgbox.com/e3/da/0YGPqc0x_o.jpg
f a n d o m _ castlevania;}   s t a t u s _ trauma trio;}

господи сифа в кого (зачем) ты такая
Тревора бесит: когда оказывается, что Сифа была права, когда Сифа смотрит на него в ожидании признания ошибки (удачи), когда склоняет голову в этом сочувственном жесте, хотя он тысячу раз сказал, что ему похуй, когда говорит, что ей не холодно, волоча ноги в сандалиях по снегу, когда тянется тощей рукой, чтобы одёрнуть на себя его плащ (Тревор предложил всего один раз и в исключительных обстоятельствах, could you please respect that) и одновременно с этим морщится (пахнет, видите ли, не розами), когда говорит, что не голодна, хотя ела, кажется, в прошлый понедельник, когда задерживает взгляд на Адриане после того, как он выдаст очередную отстранённо-высокодуховную поебень, когда она склоняет голову в сочувственном жесте после того того, как Адриан выдаст грустную поебень.

Тревора невыносимо бесит: когда Сифа в очередной раз называет его Треффи и хихикает так глупо, будто это действительно смешно, а не тупо, когда задаёт ему всё меньше вопросов, а этой принцессе с клыками — всё больше, когда она говорит, что не может что-то сделать (неужели каждый раз нужно напоминать, что она сломала замок Дракулы?), когда с самого утра — с первого взгляда на Сифу — он сам понимает, что сегодня она почти ничего не скажет; таких дней за всё время было всего несколько, но каждый из них такой же жуткий, как и те несколько секунд перед тем, как она сказала, что они должны путешествовать вместе; когда волосы Сифы отрасли настолько, что стоило ей чуть повернуть голову, и они начинали лизать ей лицо и плечи — Тревор несколько раз тянул руку, чтобы их убрать, а Сифа несколько раз говорила — на себя посмотри. Ладно, может быть, она просто хочет походить на Иисуса (let's save that for the next pun). Бегает почти босая.

У них — даром что Адриан это закончил — ещё руки не отмыты после смерти Дракулы, глотки нетронуты, нервы не выправлены, взгляд плоский, словно потёртая стекляшка, а Сифа уже надрезает ладонь сбоку, пуская сочувствие кровью; это, наверное, жест для сентиментальных и нежных, вроде сами-понимаете-кого, но Тревору неудобно настолько, будто по местам, где кожа встречается с объятиями, его бьют наотмашь (отворачивается). Потом, ночью, когда вместо ночных кошмаров приходит бессонница, Белмонт почти думает о том, что это было грубо.

Так-то, конечно, Тревору похуй.


Сифа Белнадес держит свое знание на языке, как стылый вчерашний хлеб. Стоит выдохнуть, и вон выходит все то, что в память должно бы как в камень врезаться. Можно попытаться запоминать необходимые части и отпускать красоту слога с облаками на ветер. Если забить горло снежинками, задержит это слова? Адриан смотрит на Сифу, и каждый раз — против солнца. Стоит себе, в немилосердном свете кожа почти прозрачная, каждую вену на шее можно разглядеть. Адриан щурится на свет, после каждого разговора с толку сбит, ходит потом весь день — как не с той ноги встал. Сифа за словом не только в карман полезет, но и всего тебя перетряхнет, на место поставит, — лучше чем было, целее.

Когда вечером разводят костер и от чужой, непонятной магии хочется отстраниться, Адриан заставляет себя сидеть неподвижно. Где колдовство отца всегда было точным и выверенным, с четкими указаниями для каждого заклятия, Сифа, кажется, обходится одной только волей и непоколебимой уверенностью, что мироздание подчинится ее воли. Веру Сифы (во все, от благожелательности людей и до старого, тридцать раз перевранного пророчества) Алукард приравнивает для себя к реснице в глазу: не видишь, но в каждом движении ощущаешь, реальность как надвое ею расколота.

Как радость эта не оказалась с корнем вырвана ни жизнью в дороге, ни даже присосавшимся к сознанию циклопом, понять невозможно. С Белнадес — или Белнадеш? Переспрашивать неловко, только сама она произносит каждый раз на новый лад, — путешествовать просто, слово за слово, и появляется провиант, хозяин трактира не успевает опомниться, а уже согласился пристроить их на ночь за сущие гроши, даже лошади, и те при ней смиреют. Не протягивай она ему руки каждый раз вот так просто и как будто мысль испугаться даже в голову не приходила, Алукард заподозрил бы подвох. Может и стоит, да только наступая друг другу на пятки, с каждой новой деревней ввязываясь в очередную словесную перепалку, сложно удержать в голове, что спутников своих не знаешь и доверять им не можешь. Непонятно, как можно доверять человеку, для которого подпалить чужие волосы — всего лишь шутка и способ явственно выразить, что если вы оба не заткнетесь сию же секунду, проблем у Дракулы станет на две меньше.

Сам не заметишь, выходит, как под кожу пролезла и поселилась, когда стало важным пытаться хоть за полу плаща, хоть разговором на пару шагов оттащить от совершенного безрассудства. С Сифой Алукард ощущает себя то мудрым не по годам, то щенком обделавшимся, и одно далеко не всегда сводит на нет другое. Иногда, если утренний туман такой густой, что можно ложку поставить и не уронить, Адриан думает, что еще не всю семью потерял.

Alucard


NOT BEING EXTRA BUT STILL
во-первых, самый важный хедканон;
во-вторых, и в обоих сезонах тонкие эмоции сифы, занимающейся эмоциональной работой сразу за троих, особенно не раскрыты (скорее вообще не раскрыты), и она уж точно не бесконечный ресурс поддержки, стабильности и разумности (потому что никто не), будем считать, что в аниме для создания такого образа нужно ныть просто чуть меньше, чем angsty teen. ну то есть изи вообще; и сифа не слепая идеалистка, и не выгодный фон для страданий двоих придурков, и ещё много всяких «не».
в-третьих, по нашим соображениям надолго тревор с сифой не уехали, потому что принцессу нельзя оставлять одну в замке (<3), намётками насчёт сюжета поделимся, ничего, кроме драмы, стекла и периодического кровопускательного экшона там нет. то бишь всё туманно и кроме возвращения пока ничего толком не задумано, чтобы не наступать на горло какой-нибудь песне.
в-четвёртых, trauma trio, assemble!
только не думайте что тревор умеет считать

o n e   u n r e a d   m e s s a g e

пример поста

0

23

DRAGON AGE_ ВЕК ДРАКОНА

https://69.media.tumblr.com/8d8fc0eca151e0839d5bd2d0f8760980/tumblr_oyp8cl58Ww1sacyeso2_400.gif
g e n r e _ fantasy;}    f u l l   c a s t _ yes;}

из грязи наших желаний в мир прорастают цветы
разочарований, бутонами пустоты.

инквизиция ждет новобранцев, матерых воинов и всех, кто пожелает оказать поддержку и принять участие в бравом походе во имя спасения нашего мира. если вам не безразлична участь тысяч беженцев; если в готовы сразиться с самой судьбой; если вы не боитесь положить жизнь за правое дело, то двери скайхолда для вас открыты - вы знаете где нас найти.
мы сами творим нашу историю. так давайте же назло всем бедам выстоим в этом неравном бою.

будущее детей штыком упирается в спину:
мы строим для них дома из костей, кровь превращая в глину.

если вы играли только в игры (или даже только в одну из них) - не беда. приходите и мы вам обязательно поможем в любой сложной ситуации.
поскольку нас с амеллом пока что весьма мало, мы не брали конкретную точку отчета - ориентировочно взяты события третьей игры, но мы всегда открыты к новым идеям и предложениям. просто приходите и наслаждайтесь вселенским пиздецом вместе с нами. я знаю - вы это любите ♥

0

24

LOKI  i s    l o o k i n g   f o r

FENRIR_ ФЕНРИР

http://s7.uploads.ru/t/ZQKjB.jpg  http://s7.uploads.ru/t/63EUR.jpg  http://sd.uploads.ru/t/CV4By.jpg
jensen ackles

f a n d o m _ marvel & norse mythology ;}   s t a t u s _ sonn ;}

«Рукоять (меча) упёрлась под язык, а острие — в нёбо. И так распирает меч ему челюсть. Дико он воет, и бежит слюна из его пасти рекою, что зовётся Вон. И так он будет лежать, пока не придёт конец света»

Первенец Локи и Ангрбоды, йотун по крови. Появился на свет в виде волчонка, но с возрастом научился обращаться в человека. По сути – является оборотнем, который перекидывается по своей воле сколько душе угодно раз. Агрессивный и довольно прожорливый, долгое время жил в Железном лесу, питаясь тамошней живностью разной масти. Был доставлен в Асгард на суд богов вместе со своим братом Йормунгандом. Змея отправили в Мидгард, Фенриру же отвели место в Асгарде, где он, по их мнению, был бы в полной изоляции. Подрастающий волк стал опасен для окружающих, опять же, как они сами считали [пара съеденный любопытных детей, которые норовили подёргать тебя за хвост – не в счёт, сами виноваты], поэтому было принято конкретное решение – цепи. В далёких лесах Фенрира приковали одной единственной цепью к огромным валунам, которые он не смог бы сдвинуть даже со своей силой. В процессе сковывания волк изловчился и отгрыз Тюру кисть, взамен ему впасть вбили огромный меч, который приносил зверю невыносимую боль. Из-за слюны и смрадного дыхания волка местность вокруг основательно прогнила. До сих пор в Асгарде периодически слышны завывания Фенрира, который никогда не спит. Временами к сыну наведывался Локи, который с помощью магии облегчал сыну страдания. Перед пленением трикстер смог зачаровать Фенрира, сознание которого заснуло, а бешенство наоборот вырвалось вперёд, чтобы боль была не такой ощутимой.


Взяв роль, вы сразу же соглашаетесь и на роль в скандинавской мифологии. Это уже неотъемлемая часть, увы.
Мувиверсный Рагнарёк никак не учитывается, Фенрир – не питомец Хель, не сражался с Халком, не жрал всех асов подряд, и не был убит. Он в лесах недалеко от Асгарда, и Локи скоро придёт к нему, чтобы освободить от оков. Забрать, что называется, то, что моё.
По внешности – без вопросов, если хотите другого, то берите, я тыкал наугад.
Рагнарёк пока что не планируется, и пророчества на счет нашей семьи не было. Точите зубы на Таноса. Дети Локи и Ангрбоды опасны потому, что имеют такую чудовищную ипостась. Пользуйтесь на здоровье.

o n e   u n r e a d   m e s s a g e

В жилах Тони Старка – черная кровь.

Это Локи хорошо знакомо, поэтому он не захотел просто убить его тогда, при нападении читаури, полезно было бы обратить его против его же друзей. Рассудок этого смертного гения был практически в руках бога озорства. В прошлом такие люди, как Тони Старк приносили в жертву богам великие дары в виде всё ещё живых собственных родственников и друзей, драгоценные металлы и каменья, а кровью домашнего скота чертили руны на каменных плитах величественных алтарей. Современность мало чем отличается от того, что было, например, лет так тысячу назад. Просто немного иной формат, иное восприятие, совершенно другие оправдания. Сейчас уже не накидывают на плечи медвежьи шкуры и не жгут ритуальных костров.

Утончённо.
Но для Локи – всё так же.

Таки люди, как Тони Старк, - приносят в жертву реальность, получают знания, а вместе с ними – чистое безумие. Как дополнительный и, может быть, не очень приятный бонус.

Первый раз Локи встречает Старка в толпе людей. Безразличная ко всему масса несла гения вперёд, иногда плавно огибала и направлялась вперед – далее по своим делам. Лофт безошибочно различил его издалека, тихо выдохнул и ступил на пешеходный переход чёрной тенью, через которую смертные проходили, ничего не замечая, никого не видя, без каких-либо проблем с физическим контактом. Однако, как только он поравнялся с гением современности, вскользь задел его плечом – ненамеренно – и проследовал дальше, даже не оборачиваясь и не отслеживая чужую реакцию.

На внезапное появление в поле зрения врага.
Тот, кто не должен быть на Земле.
Тот, кто, по всем правилам и обещаниям, должен быть очень далеко от Мидгарда. Желательно в темнице. В совершенстве – мёртв, за многочисленными высокопарными рунами Всеотца и под защитой великой Хель, без возможности вернуться обратно.
Боги тоже могут не выполнять своих обещаний. А кто-то - намеренно.

Взгляд смертного обжигал спину. Локи чуть дёргает головой, избавляясь от неприятного ощущения меж лопаток, продолжает идти вперёд, вскоре быстро растворяясь среди торопящихся на долгожданный ланч людей. Слабо улыбаясь и рисуя перед собой шестерёнки в голове Старка, что не останавливались ни на секунду – работали днём и ночью, высчитывали, сравнивали. Выбирали самый подходящий вариант, самый выгодный шаг... всё только «самое».

Без изъяна.

_ минимальные потери
_ минимальный риск
_ максимальная выгода

Второй раз их мимолётная встреча происходит недалеко от здания одного из филиалов корпорации Старка. Локи стоял на пустой улице в противоположной от выхода стороне, разогревал ладони друг о друга, дул на них, будто бы замерзал. Со стороны больше было похоже на то, что божество коварства предвкушает скорую интересную игру, которую гению современности не удастся избежать. Старк замирает возле автомобиля, смотрит в сторону Локи, узнавая-таки в нём того, кто не так давно чуть ли не пустил мир на корм читаури. Не смотря на такое расстояние и проезжающие туда-сюда машины, трикстер видит в глазах Старка удивление, слабый и немой вопрос. Всё, как и должно было быть. Гений смирился со своим безумием, от чёрной крови не избавиться, не исцелиться никак. Локи как-то резко выпрямляется и вскидывает острый подбородок, взгляд зелёных глаз насмехается над смертным и его жалкими попытками зацепиться за здравый рассудок хотя бы ещё на какое-то время. Не важно, на сколько, не важно – какими средствами. Старка накрывает морозом. Просто...

Старк просит ещё времени у самого себя. Трёт яростно глаза костяшками пальцев и растирает виски – головная боль?
Ерунда.

А мгновение спустя Локи просто исчезает.

Третья встреча произошла спонтанно, Лофт её никак не планировал и, честно, не ожидал встретить Старка возле центральной библиотеки. Бог мог бы сказать, что смертный сам искал с ним встречи. Как-то отслеживал, что-то сверял. В очередной раз призвал своё сознание и рассудок работать на полную мощность. Результат, конечно, на лицо. Старк был, малость, не в себе. Будто бы увидел своих самых опасных демонов во плоти.
Быть чужим палачом – это приятное чувство, на самом деле. Не смотря на то, что Локи недоволен такой непредсказуемой встречей, он тонко ухмыляется, отпивает немного кофе из бумажного стаканчика. Только что закончил свои дела в этой библиотеке и решил передохнуть в одной из мелких забегаловок, которыми просто кишит этот город.

- Плохо спится?

Локи видел новости, следил ради собственного интереса. Побывал на том месте, где когда-то была Заковия – мрачное место, подходящее, чтобы обосновать там какой-нибудь культ. Ведь культ ненависти к Тони Старку был уничтожен его же руками, опять же, не так уж давно. За что, впрочем, он сейчас и расплачивается. Локи чувствует, как трещат напряженные нервы гения, как лопаются они один за другим. Затем бог быстро и в то же время плавно отмахивается – все нервные волокна приходят в норму, сплетаются друг с другом, воссоздавая систему здравого рассудка по новой; как очередной шаблон, который вскоре тоже разлетится на мелкие части. Неизбежно.

У Тони Старка долгое падение, которое никак не миновать, но столкновение с дном можно сделать мягче, чем есть на самом деле.

0

25

LOKI  i s    l o o k i n g   f o r

FENRIR_ ФЕНРИР

http://s7.uploads.ru/t/ZQKjB.jpg  http://s7.uploads.ru/t/63EUR.jpg  http://sd.uploads.ru/t/CV4By.jpg
jensen ackles

f a n d o m _ marvel & norse mythology ;}   s t a t u s _ sonn ;}

«Рукоять (меча) упёрлась под язык, а острие — в нёбо. И так распирает меч ему челюсть. Дико он воет, и бежит слюна из его пасти рекою, что зовётся Вон. И так он будет лежать, пока не придёт конец света»

Первенец Локи и Ангрбоды, йотун по крови. Появился на свет в виде волчонка, но с возрастом научился обращаться в человека. По сути – является оборотнем, который перекидывается по своей воле сколько душе угодно раз. Агрессивный и довольно прожорливый, долгое время жил в Железном лесу, питаясь тамошней живностью разной масти. Был доставлен в Асгард на суд богов вместе со своим братом Йормунгандом. Змея отправили в Мидгард, Фенриру же отвели место в Асгарде, где он, по их мнению, был бы в полной изоляции. Подрастающий волк стал опасен для окружающих, опять же, как они сами считали [пара съеденный любопытных детей, которые норовили подёргать тебя за хвост – не в счёт, сами виноваты], поэтому было принято конкретное решение – цепи. В далёких лесах Фенрира приковали одной единственной цепью к огромным валунам, которые он не смог бы сдвинуть даже со своей силой. В процессе сковывания волк изловчился и отгрыз Тюру кисть, взамен ему впасть вбили огромный меч, который приносил зверю невыносимую боль. Из-за слюны и смрадного дыхания волка местность вокруг основательно прогнила. До сих пор в Асгарде периодически слышны завывания Фенрира, который никогда не спит. Временами к сыну наведывался Локи, который с помощью магии облегчал сыну страдания. Перед пленением трикстер смог зачаровать Фенрира, сознание которого заснуло, а бешенство наоборот вырвалось вперёд, чтобы боль была не такой ощутимой.


Взяв роль, вы сразу же соглашаетесь и на роль в скандинавской мифологии. Это уже неотъемлемая часть, увы.
Мувиверсный Рагнарёк никак не учитывается, Фенрир – не питомец Хель, не сражался с Халком, не жрал всех асов подряд, и не был убит. Он в лесах недалеко от Асгарда, и Локи скоро придёт к нему, чтобы освободить от оков. Забрать, что называется, то, что моё.
По внешности – без вопросов, если хотите другого, то берите, я тыкал наугад.
Рагнарёк пока что не планируется, и пророчества на счет нашей семьи не было. Точите зубы на Таноса. Дети Локи и Ангрбоды опасны потому, что имеют такую чудовищную ипостась. Пользуйтесь на здоровье.

o n e   u n r e a d   m e s s a g e

В жилах Тони Старка – черная кровь.

Это Локи хорошо знакомо, поэтому он не захотел просто убить его тогда, при нападении читаури, полезно было бы обратить его против его же друзей. Рассудок этого смертного гения был практически в руках бога озорства. В прошлом такие люди, как Тони Старк приносили в жертву богам великие дары в виде всё ещё живых собственных родственников и друзей, драгоценные металлы и каменья, а кровью домашнего скота чертили руны на каменных плитах величественных алтарей. Современность мало чем отличается от того, что было, например, лет так тысячу назад. Просто немного иной формат, иное восприятие, совершенно другие оправдания. Сейчас уже не накидывают на плечи медвежьи шкуры и не жгут ритуальных костров.

Утончённо.
Но для Локи – всё так же.

Таки люди, как Тони Старк, - приносят в жертву реальность, получают знания, а вместе с ними – чистое безумие. Как дополнительный и, может быть, не очень приятный бонус.

Первый раз Локи встречает Старка в толпе людей. Безразличная ко всему масса несла гения вперёд, иногда плавно огибала и направлялась вперед – далее по своим делам. Лофт безошибочно различил его издалека, тихо выдохнул и ступил на пешеходный переход чёрной тенью, через которую смертные проходили, ничего не замечая, никого не видя, без каких-либо проблем с физическим контактом. Однако, как только он поравнялся с гением современности, вскользь задел его плечом – ненамеренно – и проследовал дальше, даже не оборачиваясь и не отслеживая чужую реакцию.

На внезапное появление в поле зрения врага.
Тот, кто не должен быть на Земле.
Тот, кто, по всем правилам и обещаниям, должен быть очень далеко от Мидгарда. Желательно в темнице. В совершенстве – мёртв, за многочисленными высокопарными рунами Всеотца и под защитой великой Хель, без возможности вернуться обратно.
Боги тоже могут не выполнять своих обещаний. А кто-то - намеренно.

Взгляд смертного обжигал спину. Локи чуть дёргает головой, избавляясь от неприятного ощущения меж лопаток, продолжает идти вперёд, вскоре быстро растворяясь среди торопящихся на долгожданный ланч людей. Слабо улыбаясь и рисуя перед собой шестерёнки в голове Старка, что не останавливались ни на секунду – работали днём и ночью, высчитывали, сравнивали. Выбирали самый подходящий вариант, самый выгодный шаг... всё только «самое».

Без изъяна.

_ минимальные потери
_ минимальный риск
_ максимальная выгода

Второй раз их мимолётная встреча происходит недалеко от здания одного из филиалов корпорации Старка. Локи стоял на пустой улице в противоположной от выхода стороне, разогревал ладони друг о друга, дул на них, будто бы замерзал. Со стороны больше было похоже на то, что божество коварства предвкушает скорую интересную игру, которую гению современности не удастся избежать. Старк замирает возле автомобиля, смотрит в сторону Локи, узнавая-таки в нём того, кто не так давно чуть ли не пустил мир на корм читаури. Не смотря на такое расстояние и проезжающие туда-сюда машины, трикстер видит в глазах Старка удивление, слабый и немой вопрос. Всё, как и должно было быть. Гений смирился со своим безумием, от чёрной крови не избавиться, не исцелиться никак. Локи как-то резко выпрямляется и вскидывает острый подбородок, взгляд зелёных глаз насмехается над смертным и его жалкими попытками зацепиться за здравый рассудок хотя бы ещё на какое-то время. Не важно, на сколько, не важно – какими средствами. Старка накрывает морозом. Просто...

Старк просит ещё времени у самого себя. Трёт яростно глаза костяшками пальцев и растирает виски – головная боль?
Ерунда.

А мгновение спустя Локи просто исчезает.

Третья встреча произошла спонтанно, Лофт её никак не планировал и, честно, не ожидал встретить Старка возле центральной библиотеки. Бог мог бы сказать, что смертный сам искал с ним встречи. Как-то отслеживал, что-то сверял. В очередной раз призвал своё сознание и рассудок работать на полную мощность. Результат, конечно, на лицо. Старк был, малость, не в себе. Будто бы увидел своих самых опасных демонов во плоти.
Быть чужим палачом – это приятное чувство, на самом деле. Не смотря на то, что Локи недоволен такой непредсказуемой встречей, он тонко ухмыляется, отпивает немного кофе из бумажного стаканчика. Только что закончил свои дела в этой библиотеке и решил передохнуть в одной из мелких забегаловок, которыми просто кишит этот город.

- Плохо спится?

Локи видел новости, следил ради собственного интереса. Побывал на том месте, где когда-то была Заковия – мрачное место, подходящее, чтобы обосновать там какой-нибудь культ. Ведь культ ненависти к Тони Старку был уничтожен его же руками, опять же, не так уж давно. За что, впрочем, он сейчас и расплачивается. Локи чувствует, как трещат напряженные нервы гения, как лопаются они один за другим. Затем бог быстро и в то же время плавно отмахивается – все нервные волокна приходят в норму, сплетаются друг с другом, воссоздавая систему здравого рассудка по новой; как очередной шаблон, который вскоре тоже разлетится на мелкие части. Неизбежно.

У Тони Старка долгое падение, которое никак не миновать, но столкновение с дном можно сделать мягче, чем есть на самом деле.

0

26

HARRY POTTER_ ВОЛШЕБНЫЙ МИР ДЖ. РОУЛИНГ

https://media.giphy.com/media/hvO4mHg71RbUY/giphy.gif
g e n r e _ fantasy;}    f u l l   c a s t _ full;}

Хэй, гайз! Этому чатику явно не хватает бессмертной сказки с её магией, таинственностью и волшебством. Так что отрывайте свои жопки и приходите в каст. В приоритете все поколения, от первого до десятого, будем рады всем. Будет круто видеть кого-нибудь из второго, но сразу скажу, что какого-то сюжета у нас нет: играем флэшбеки и вообще всё, что в голову придёт. Присоединяйтесь.

0

27

CHLOE PRICE  i s    l o o k i n g   f o r

CAULFIELD, MAX_ КОЛФИЛД, МАКС

http://s9.uploads.ru/QBIcW.gif
f a n d o m_ жизнь — полная хуйня;}   s t a t u s_ друзья;}

Эй, Макс, пора бы уже возвращаться из Сиэтла, что-то ты задержалась. В конце концов, должен же кто-то остановить шторм и навести шороху в этом дерьмовом городке? Ну и, конечно, куда же без наших пиратских приключений. Ты же помнишь их, да? Сокровища, старая карта, клад, закопанный во дворе дома, а ещё обещания вечной дружбы. Да ладно, на самом деле я не так уж сержусь — в конце концов, у тебя была своя жизнь, а у меня своя. Но мы всё ещё можем быть лучшими друзьями. Хлоя и Супер-Макс, а?
[!!!] Не романтика ни в каком виде, но, боже мой, мы ведь можем просто играть приключения? Лично я люблю АУшки, различные кроссоверы и вообще просто развивать персонажей. Вполне допускаю, что Макс может быть влюблена в одностороннем порядке, и в таком случае я вполне обеспечу вам драму и страдания — только скажите. Вообще мне давно не хватает именно Макс: с её тараканами, смущением и внутренними демонами. Макс, с которой интересно будет играть и которая не побоится отправиться, скажем, в мир супергероев. Приходите, идей у меня куча, каст уже почти полный.


Большие буквы, минимум заместительных и воды, посты до 5к (больше не нужно), никакого русинглиша; большего не прошу, т.к. для меня главное, чтобы игрок писал интересно и увлекательно, а уж ошибки и опечатки — дело десятое.

o n e   u n r e a d   m e s s a g e

I'm taking those pills just to forget it, forget the memories, stuck in my head again

Она отбросила вымазанную машинным маслом тряпку в сторону и вытерла руки о собственные штаны, после чего подняла голову и встретилась взглядами с Рэйчел. Та сидела на ящике с инструментами, скрестив ноги, и, чуть сощурившись, улыбалась, как делала это всегда, когда в её голове появлялись довольно необычные — по мнению Хлои, конечно — мысли. Выпрямившись, Рэйчел облокотилась на колени и склонила голову набок.

— Ну как? — взволнованно спросила Хлоя. Длинная чёрная рубашка болталась на ней мешком, руки были измазаны в машинном масле, а высокие ботинки со шнуровкой вывозились в зимней грязи.

— Выглядишь, как бунтующий подросток, сбежавший от родителей, — усмехнулась Рэйчел, ловко и грациозно спрыгивая на пол. — Горячо.

Хлоя неуверенно улыбнулась и провела пальцами по собственной шее, немного зарываясь в голубые волосы и задевая края шапки. Когда-то эта шапка была просто прикрытием — гарантией, что мигающий индикатор на её виске никто не увидит. Теперь она вошла в привычку, от которой невозможно было избавиться. После «осознания себя» три месяца назад, Хлое было всё сложнее отказываться от привычного. Ещё сложнее было обзавестись новыми привычками. Например, привычкой не ревновать Рэйчел, когда та тусовалась с другими… людьми.

— Так и есть? Почти. — Она улыбнулась, зеркально отражая улыбку Рэйчел. — Но ты больше похожа на бунтующего подростка, когда ходишь на вечеринки Нейтана Прескотта, да?

Выражение лица Рэйчел резко изменилось, её плечи напряглись, и она приняла защищающуюся позу, сложив руки на груди и перенеся вес на одну ногу.

— Мы уже говорили об этом, — сказала она грубее, чем обычно. — Ты не моя мамочка, чтобы меня контролировать.

— Я и не контролирую. Это Прескотт… отстойный. Выглядит, как ебучий маньяк. Я просто беспокоюсь. — Хлоя приподняла руки в извиняющемся жесте, но Рэйчел лишь закатила глаза и развернулась к ней боком.

— Ты ничего о нём не знаешь! И не нужно обо мне беспокоиться — лучше позаботься о себе, — выдохнула она, плотно поджав губы и сузив глаза.

— Я беспокоюсь…

«О нас» утонуло в страшном рёве двигателя красного Камаро, который, скрипя шинами, заехал в гараж и остановился у самого бедра Хлои. Она медленно повернулась в сторону водительского окна, откуда высунулся пухленький мальчишка лет девятнадцати на вид, в дорогих солнцезащитных очках. Одну руку он намеренно высунул в окно, вероятно, чтобы продемонстрировать блестящие часы с серебряным ремешком. Приподняв очки, паренёк деловито оглядел салон и облизнул губы.

— Мне бы бак по-быстрому осмотреть, а то больно бензином воняет. Кто тут мастер? — спросил он, и Хлоя подошла ближе. Паренёк окинул её изучающим взглядом и присвистнул. — Горяченькая штучка. А ты точно шаришь? Хочешь прокатиться со мной?

— Нет, — коротко ответила Хлоя и отшатнулась в сторону, на что Рэйчел только рассмеялась и слегка приобняла её за талию, прижимая ближе к себе, отчего мысли тут же запрыгали в голове, словно стая бешеных кузнечиков.

— Отвали, придурок. Она со мной, — её голос прозвучал мягко и звонко, с искрами едва заметной ревности; если бы Хлоя умела говорить так же — а её голос звучал холодно и машинно — то, вероятно, у неё было бы меньше проблем в общении с другими людьми.

http://sg.uploads.ru/Cihwc.jpg  http://sh.uploads.ru/FrWL8.jpg  http://sd.uploads.ru/Bx1tK.jpg

В общем говоря, работать в салоне «три кита», притворяясь человеком [Хлоя Прайс, девятнадцать лет, как остроумно], было весело. Конечно, если «весело» можно классифицировать в системе человеческих чувств как: «иногда тут есть, над чем посмеяться, но большую часть времени хочется переебать людям с ноги». Однако, несмотря на все сомнительные плюсы, в «трёх китах» был один огромный минус — маленькая заработная плата.

Обычно это не стало бы проблемой.

У Хлои, чёрт возьми, вообще не было бы проблем, не познакомься она несколько месяцев назад с Рэйчел. Ещё до того, как появились все эти новости о девиантном поведении андроидов. В ту ночь, когда Хлоя встретила Рэйчел, мир буквально переродился для неё и обрёл новые краски — словно всё это время она была во сне, и только в тот момент смогла пробудиться; или как если бы ей удалось ощутить на собственной шкуре эффект наркотиков. Это были чувства, которые Хлоя, несмотря на все преимущества андроидов, не могла понять, классифицировать и осознать до самого конца. Впрочем, она предпочитала считать это необходимостью, неизбежностью и судьбой; а уж когда Рэйчел принималась составлять её натальную карту, убеждая, что та подходит не только для людей, но и для девиантнутых андроидов, Хлоя чувствовала, что сходила с ума, и сомнений в неизбежности просто не оставалось. Они подходили друг другу, как струны с ладами, или что-то типа того — такое же блядски унылое и пафосное.

Когда начались вспышки девиантного поведения, они поняли, что нужно бежать из этого маленького дерьмового городка как можно дальше. Куда-нибудь в Лос-Анджелес или даже в Канаду. Куда-нибудь, где их не смогут найти, где Рэйчел будет счастлива и сможет осуществить свою мечту стать моделью. Правда, для побега нужны были деньги; много денег. И Хлоя твёрдо решила, что обязательно их достанет. Ей пришлось несколько раз проанализировать всю информацию прежде, чем принять решение и понять, что просто «заработать» у них не получится.

И так она оказалась возле особняка Прескоттов.

Это было немного личное. Рэйчел точно не одобрила бы, если бы узнала. Но Нейтан Прескотт и его семейка были той ещё занозой в заднице Хлои.

Колкий снег бил прямо в лицо и путался в синих прядях волос. Было темно, кусачий ветер пробирал бы до самых костей, будь у Хлои эти самые кости. Она тяжело выдохнула, осматривая беглым взглядом особняк. Кое-где стояла охрана, в большинстве мест находилась сигнализация, но Хлоя знала, что у особняка, как и у любых других мест, были слабые места. Дом был защищён от проникновения людей, но едва ли защита рассчитывала на взбесившихся андроидов. Впрочем, ей пришлось обойти особняк несколько раз, уныло скрипя снегом, прежде чем найти это самое «слабое место». Им оказался чердак.

Рассчитать алгоритм действий и пробраться на чердак, а затем и в комнату Прескоттова отродья, не стало проблемой. Проблемой стало то, что, пока она открывала сейф, в комнату зашёл тот самый хренов Нейтан-мать-его-Прескотт. От него пахло мятой и дорогими духами, а лицо выражало одухотворённое охуевание.

Она максимально быстро засунула руку с деньгами в карман кожаной куртки и потёрла шею.

Если верить брошюрке «как стать человеком», то сейчас она должна была сказать что-то вроде: «упс, кажется, приключился конфуз», но в голове были только маты, поэтому она сказала:

— Бля. Рэйчел попросила достать кое-что для неё… ну типа ту дрянь, которую ты толкаешь.

0

28

DRACO MALFOY  i s    l o o k i n g   f o r

MCGONAGALL, MINERVA_ МАКГОНАГАЛЛ, МИНЕРВА

https://data.whicdn.com/images/113025340/original.gif
katie mcgrath or eva green

f a n d o m_ j.k. rowling's wizarding world;}   s t a t u s_ not;}

Изумительная и необычайно талантливая волшебница, Минерва родилась от колдуньи и простого маггла, и всю свою жизнь была вынуждена скрывать свои таланты от отца. Хогвартс, как и для многих подобных ей, стал для неё избавлением. Шляпа целых пять с половиной минут думала над тем, куда же её отправить, и в конечном итоге решила, что это будет Гриффиндор. Ничего удивительного, что уже с первого курса Минерва стала лучшей ученицей, достигшей невероятных, просто поразительных успехов на поприще трансфигурации. Школьные годы стали для неё лучшими годами в её жизни, она успела побывать старостой, успела поразить многих профессоров своей тягой к знаниям и успехами. Немудрено, что она, после всего этого, решила остаться в Хогвартсе и преподавать, а после и вовсе была назначена деканом Гриффиндора вместо занявшего пост директора профессора Дамблдора. Несмотря на то, что Минерва считается полукровной волшебницей, в настоящее время она одна из сильнейших магов, стоящих почти на одном уровне с Альбусом Дамблдором.


Мы ждём активного и заинтересованного игрока. Думаю, по внешности понятно, что в игре я предполагаю не только второе поколение, но более ранние. Возможно даже учебные годы Минервы, почему нет? Очень хотелось бы видеть эту шикарную женщину у нас на проекте, только, пожалуйста, не приходите на две недели или если у вас слишком загруженный реал, ибо мы хотели бы видеть вас и во флуде. В общем, рассчитайте своё время грамотно, и не томите ни нас, ни себя. х) Что до постов: я пишу от двух до пяти тысяч символов, больше из себя выдавлю вряд ли; минимум заместительных и воды в приоритете. Ну и грамотность, конечно, куда ж без неё. хд В общем, если роль заинтересовала - скорее бегите в гостевую и бронируйте, мы вас очень ждём!

o n e   u n r e a d   m e s s a g e

Так вот, значит, как всё закончится. Станет эпиграфом её жизни: «жалкая неудачница, провалившая задание из-за глупых выходок поехавшего старика». Эта школа катится ко всем чертям, и Драко готова выйти из окна, лишь бы не проводить здесь ещё два года. У неё просто нет времени, чтобы тратить его на Рождественские балы; нет времени, потому что Тёмный Лорд выбрал именно её. Никому из этих жалких кретинов не понять, каково это - быть Малфоем. Жить в мире, в котором живёт она. Разочаровываться в себе каждый раз, заходя в выручай-комнату и обнаруживая в исчезательном шкафу мёртвую птицу.

Ей плевать на птицу. Плевать на грязнокровок. Пусть они все горят в адском пламени вместе с Хогвартсом, лишь бы всё это закончилось как можно скорее. Лишь бы ей больше не приходилось видеть мерзкие лица, замирая в ожидании, когда же очнётся Кэти Бэлл, потому что она не смогла сделать даже это. Драко не хочет быть убийцей. Она не хочет быть убитой Тёмным Лордом. Поэтому она должна сделать то, что он поручил. У неё нет права на ошибку, нет права облажаться, у неё попросту нет выбора.

[indent] Драко опирается руками о раковину, и холод обжигает пальцы так же сильно, как невидимая колючая проволока сжимает рёбра. Дышать слишком сложно, так что ей приходится ослабить галстук и наклонить голову, делая судорожный, громкий вдох. Слёзы застилают глаза, а волосы свешиваются вниз, закрывая лицо. Она сильнее сжимает пальцы на раковине.

- Ты сделаешь это для своего Лорда, Драко? Могу ли я рассчитывать на тебя в этом... нелёгком деле?
- Мой Лорд, позвольте...
- Не вмешивайся, Люциус! Я разговариваю с Драко.
- Д-да, мой Лорд.

Она не может тратить время на чёртову грязнокровку. Не может прикасаться к ней, обнимать за острые плечи, пока сердце бьётся так сильно, словно запертая в клетке пичужка. Не может смотреть в эти невыносимо невинные глаза, полные презрения и страха.

Почему ты так смотришь, Грейнджер?

почему

ты так смотришь?!

[indent] Она поднимает голову и смотрит на себя в зеркало сквозь пелену слёз: черты лица смазаны, волосы растрёпаны, губы дрожат. Драко стискивает зубы и шумно сглатывает сквозь тугой ком, сжимающий горло, словно чья-то невидимая рука. Хочется разодрать себя изнутри, разнести каждый сантиметр этого замка, хочется кричать так громко, чтобы эта школа исчезла раз и навсегда! Вместе со всеми её обитателями, вместе с Грейнджер. Исчезла с лица земли, будто её никогда и не существовало. Когда это закончится?

Грейнджер никогда не понять, как это - быть волшебницей. Она живёт в своём мире, где достаточно выучить пару заклинаний и получить хорошие оценки, чтобы считать себя одной из них. Она живёт в мире, где существует Г.А.В.Н.Э. и возможность что-то изменить. Пуф - и вот уже нет древних традиций и магических ритуалов. Она живёт в мире, в котором, по её мнению, можно что-то изменить. Но она никогда не станет частью их мира, никогда не поймёт, что это нечто большее, чем магия и заклинания.

Ей просто

не дано.

[indent] Драко опускается на пол, зарывается пальцами в светлые волосы, слегка сжимает их. Она задыхается. Кусает собственные губы почти до крови, когда сзади слышатся чьи-то шаги. Поднимает голову в попытке разглядеть, кого сюда принесло, но из-за слёз ни черта не видно. В голове туман, сквозь который слышны лишь обрывки фраз. Пытается сказать «убирайся», но вырывается лишь жалкий всхлип.

[indent] Такой же жалкий, как и она сама.

0

29

VOLTRON LEGENDARY DEFENDER_ ВОЛЬТРОН ЛЕГЕНДАРНЫЙ ЗАЩИТНИК

https://data.whicdn.com/images/266867477/original.gif
g e n r e _ экшн, приключения, фантастика;}    f u l l   c a s t _ да;}

Пятеро отважных ребят, никогда не желавшие войны, попали в самый её эпицентр. Львы выбрали своих паладинов, ради защиты галактики от всех рода угроз, ну, в первую очередь от Галра. Они все непростые ребята со своим, во многом далеко не радужным прошлым, хотя при этом даже в самых тяжких условиях не теряющие надежды, ни после разрушения Замка, ни после войны, перешедшей уже на их дом, Землю.
Приходите все. От Лотара и Заркона, до Корана. Всех люблю, всех приму, а уж как по игры найтись - придумаем. Благо в обоих фэндомов много вариантов как попасть в другую вселенную.

0

30

ПРОКЛЯТАЯ  i s    l o o k i n g   f o r

SUNDERLAND, JAMES_ САНДЕРЛЕНД, ДЖЕЙМС

http://s7.uploads.ru/oACXq.png http://s3.uploads.ru/fviFm.png http://s8.uploads.ru/pb3M0.png
f a n d o m _ silent hill;}   s t a t u s _ sinner and sin;}

Тебя зовут Джеймс Сандерленд, и ты всего лишь человек. Обычный. Среднестатистический. Слабый. Ты слаб, потому что ничего не смог сделать в тот момент, когда это действительно нужно было. Ты слаб, и потому собственных ошибок предпочитаешь не замечать вовсе. От проблем проще всего сбежать. От проблем проще всего избавиться. Так делают все, и ты тоже так делаешь. Ты не святой, но ты ведь всего лишь слабый человек, ты не делаешь ничего ужасного. Верно ведь? верно?

>> насколько ты уверен в этом, джеймс сандерленд? <<

Тебя зовут Джеймс Сандерленд, и ты безутешный вдовец. Твоя жена была тяжело больна, она мучилась от постоянных болей, чувствовала, как превращается в чудовище, а ты ничего не мог с этим сделать - только смотреть и оставаться с ней рядом. Ты терпел, ведь ты так сильно любил ее. Помнишь ли ты еще свою жену? Помнишь ли ты ее имя?

            мэри
                        мэри
                                    мэри

« Мэри умерла три года назад от тяжелой болезни. Врачи были бессильны, все были бессильны. Я любил ее, но ничего не мог сделать. Это тяжело, но я, кажется, справляюсь »


Мэри плакала и просила не оставлять ее одну. Мэри плакала и тянула к тебе свои тощие руки, только ты убил ее. Это ты убил Мэри, Джеймс Сандерленд, потому что ее болезнь была неоправданно долгой, потому что каждый раз она срывалась на тебя, потому что она портила твою жизнь. Мэри было ужасно больно, тебе - обидно. Ты задушил ее подушкой, потому что больше не мог терпеть. Это ты стал убийцей.

>> но предпочел никогда не думать и не вспоминать об этом вовсе <<

Тебя зовут Джеймс Сандерленд, и ты должен страдать. А все казалось таким простым. Достаточно просто не думать, достаточно просто обмануть собственный разум, запрятать воспоминания так далеко, чтобы никогда не доставать их на свет.

Мэри умерла три года назад от болезни.
Мэри умерла три года назад.
Мэри умерла.

Только мертвецы не пишут писем. Слишком просто запутаться в собственной же лжи, но это становится неважным, потому что туманный город зовет тебя ее голосом, просит приехать и расслышать в тихом шепоте неспокойных монстров правду. Молчаливый палач уже ждет за порогом, и за тяжелой металлической пирамидой не разглядишь ни лица, ни глаз.

Тебя зовут Джеймс Сандерленд, и туманный город станет твоим личным адом.

Твой ад будут звать марией.


фандом тихого холма редкий настолько, что мои надежды где-то на уровне нуля, но, если снизойдет, я с радостью утащу в альтернативу и закидаю стеклом

o n e   u n r e a d   m e s s a g e

http://sd.uploads.ru/R5zxL.png http://s8.uploads.ru/zLlnm.png
AND IN MY DARKEST NIGHTMARE THINGS THAT I CAN'T REMEMBER

Когда Джеймс Сандерленд уходит, Мария понимает, что у нее не осталось ничего. Когда Джеймс Сандерленд растворяется в густом молоке городского тумана, Мария глотает горький ком собственных слез вперемешку с острым крошевом разбитых и несказанных слов. Ей бы хотелось разрыдаться ему в спину, закричать от собственного отчаяния и боли, от острого чувства стылой ненужности.

«Почему ты уходишь, Джеймс?»
«Вернись, Джеймс»
«Неужели твоя чертова мертвая жена лучше меня, Джеймс?»

И добавить тихое, горькое, до слез отчаянное, едва уловимое для чужого слуха:

«Пожалуйста, не оставляй меня одну, Джеймс»

Но все слова перекатываются на красном языке, забиваются в глотку битым стеклом — Мария пытается проглотить его, но только делает себе больнее. А Джеймс Сандерленд больше не нуждается в смазливой мордашке, в кривом отражении его мертвой чертовой жены, только Мария все равно продолжает тянуть к нему руки даже в тот момент, когда он уходит, растворяется в тумане, исчезает по крупице, ничего не оставляя взамен.

Только коснуться чужих плеч ей так и не удается.

Этот город проглатывает Марию и перемалывает ее кости, растягивает жилы и выкручивает хрящи. Он выворачивает ее наизнанку, вытряхивает все, что есть, на битый асфальт, стирает ластиком собственное кривое порождение и натужно смеется. Будто бы не было Марии вообще, не стучали ее каблуки по изломанному хребту асфальтовых дорог, не сжимала поручни пустой пристани в порыве какой-то слепой надежды так сильно, что костяшки пальцев предательски белели. Город пытается избавиться от Марии, прожевать, выплюнуть, забыть, потерять в густом тумане и холодном бетоне безликих домов — нет ее больше, нет и не надо — обронили, выронили из холодных ладоней, точно звенящую мелочь.

Ветер в сточных трубах поет за упокой чужой души. Только Мария не поддается. Собирается по кускам, по крупицам, переломанные кости вправляет сама себе, правит карандашом линию избитых в кровь губ.

Она пытается вырваться из этого города, но у нее ничего не выходит. Искалеченный чужими каблуками асфальт неожиданно обваливается под ногами, исчезает в зудящем нигде густого тумана. Марии кажется, что там, внизу раскинулся настоящий ад — тот самый из старой, потрепанной Библии, которую она видела на прикроватной тумбе в одном из номеров давно забытого мотеля. Покрытая толстым слоем пыли книга плевала в лицо сбитым ритмом слов, кричала истошно об ужасах и чудесах чужой, непонятной веры. Только сейчас Мария по-настоящему задумывается о том, что зовется адом. Ей кажется, что нет там ни кипящих котлов, ни смеющихся злорадно чертей, ни вездесущего пламени, что не сжигает плоть, но коптит дочерна — в настоящем аду застоявшийся воздух, пропахший тиной и могильной землей, безликие бетонные дома с многочисленными выбитыми да заклеенными глазами-окнами; настоящий ад, думается Марии, залит скисшим молоком густого тумана, а все перекрестки, все избитые дороги ведут лишь в зудящее ничто. Умираешь в таком аду не от чужих пыток, не от груза собственных грехов за плечами; медленно погибаешь, разваливаешься изнутри на части, раскалываешься, расходишься по швам как старая ветошь от стылого одиночества, от острого чувства отчаяния, и вместо грешников здесь — потерянные души.

Мария знает, что ад встречает не избитым клише про оставленную у порога надежду, завалившуюся за край веру в лучшее; ад встречает потертым да выцветшим дорожным щитом "Добро пожаловать в Сайлент Хилл"

И из этого ада не будет выхода — ни к тяжелым вратам, ни к самому дьяволу.

Только Мария все равно отчаянно разбивает собственные пальцы, ломает ногти об асфальт, сбивает ноги в кровь, пытаясь выбраться из проклятого туманного города. Надпись на стене с издевкой гласит: когда-то тут была дыра, но потом она исчезла, и Мария пытается ее отыскать, пальцами старается расцарапать равнодушный бетон, но ничего не находит. Когда отчаяние встает острой костью в горле, ей кажется, что на периферии собственного подсознания она слышит тихий, заливистый смех. Он похож на скрежет стальной арматуры и разбитое оконное стекло — так смеется Сайлент Хилл над отчаянными попытками Марии выжить.

Если бы город смог дотянуться холодными пальцами до ее мягкого сознания, он бы спросил, к чему все эти жалкие потуги ослепшего да обезумевшего отчаяния.

А Мария бы не ответила.

Ей бы вспомнить хотя бы единственную причину, но у нее не выходит. Ногти обламываются, а вместе с ними переламывается тонкий хребет призрачной надежды, что ерзает под кожей, и только безликие дома продолжают наблюдать за чужим отчаянием пустыми глазницами. Они смотрят на Марию, ловят ее образ на темных улицах, жадно поглощают каждый ее вздох. Теперь у Марии под кожей нет ничего.

Закрыть бы глаза да выдохнуть, успокоить нервы, унять одиночество, что бьется в груди, тугим коконом колючей проволоки обвивая человечье сердце. Мария не уверена в том, что она человек, но она уверена, что у нее есть сердце — каждую ночь она ступает по разбитым улицам и слышит его стук, отзывающийся громовым эхом в ушах. Не слышать бы его вовсе.

У Марии внутри, под сводом белоснежных, но слабых, непрочных ребер (если надавить слишком сильно, можно услышать их хруст, она помнит, помнит, как ребра ей разбивал чужой палач, делал из нее наказание, напоминание, символ, и ничего не слышно было кроме костного хруста) зудящее ничто посреди вселенского нигде. Даже сердце внутри, оказывается, не сердцем вовсе, а только сгнившим да перемолотым яблоком, напитанным кровью и гноем — в его сбитом, неровном ритме она слышит натужный чужой смех; кажется — опять город, но потом понимает — Джеймс. Осознание бьет наотмашь крепкой пощечиной, что крепость коленей подводит. Марии хочется упасть на холодный асфальт и разбить колени в кровь — терять нечего, у нее уже все разбито да вывернуто, к чему беречь бледные бугры коленей. Вокруг — скучающий Сайлент Хилл, что вздыхает бетонными легкими, а выдыхает сизым туманом, вьющимся вокруг ног, словно приставучая псина.

Беспокойные духи этого города тихо нашептывают Марии слова, тянут к ней длинные крючковатые руки, и прикосновения у них ледяные, точно собственные пальцы в рыхлый снег опускаешь, только снег давно уже не падает с небес, вместо него здесь — протухшие души и искалеченные чужие жизни. Марии бы встать в ряд с другими, просить пришлых, что пускает город на свои улицы, о помощи, тихо шептать над чужим ухом хаотичные слова. Мария сопротивляется, противится, вырывается. Тихому городу кажется это до умиления забавным.

А назойливые духи вьются меж пальцев да просят об одном: помоги, помоги, помоги. Собери ленточки с древесных ветвей да повяжи заново, чтобы вели они не к смерти, но к жизни, словно бы в Сайлент Хилле она есть. Выпусти певчих птиц из тесных клеток, пускай голосами зазывают солнце. Прости грешника от имени Его да подари умиротворение. Голоса пробираются под тонкую серую кожу и остаются в мышцах осколками острых льдинок. Мария накрывает ладонями уши и закрывает глаза, гонит прочь чужие слезливые просьбы. На каждое чужое "помоги" искусанными в кровь губами тихо шепчет куда-то в туман: "а мне кто поможет? Кто сможет спасти меня, отыскав средь тумана?"

Беспокойные призраки замолкают, так и не отвечая. А Марию никто не находит.

Тогда она ловит себя на мысли, что помочь ей уже не может никто.

— ///// —

За отчаянием не приходит смирение. Мария не чувствует ничего, кроме ноющей пустоты, словно ржавым ножом вырезали все, что было, отобрали даже сгнившее, червивое сердце, даже колючую проволоку отчаяния и осколки разбитых слов — ничего не осталось кроме вездесущей тьмы. И натужный смех города затихает в сознании, больше не отзывается набатом в ушах.

В плотном городском тумане тусклым маревом растекается кляксой неоновая вывеска стриптиз бара, а потертые листовки обещают райскую ночь. Райской ночь так и не получается, в Сайлент Хилле все ночи темны и полны алчущих демонов. Они вылезают только в самый темный час, скребутся когтями о бетонные стены и зловонным дыханием обжигают кожу на шее. Мария уже давно научилась не бояться их. Когда наступает ночь, она сидит в гримерке пустующего бара, и все, что у нее есть здесь и сейчас, — лишь ерзающие под коркой головного мозга мысли, гудящее в костях отчаяние и заряженный револьвер. Когда Мария смотрит на оружие, ей кажется, оно манит ее свободой. Пистолетное дуло, что ракушка морская, приставь к уху — услышишь шум прибоя и крики говорливых чаек.

Но Мария слышит лишь тишину. Она заливается в ее уши ледяной скисшей водой.

Пистолетное дуло холодом лижет горячую кожу виска, блестит барабан револьвера, отражается в потертом да старом зеркале, у которого отколот нижний правый уголок, и вместо недостающей части там приклеены обрывки разноцветной бумаги. Когда-то на ней делали заметки от руки, оставляли короткие послания будущему, которое в этом месте всегда было предрешено. Марии бы хотелось вспомнить, что именно писали на клочках разноцветной бумаги, в какие слова складывались неаккуратные, быстрые буквы, но она не может вспомнить ничего. Ее прошлое разбито и сброшено в глубокую яму на самое стылое дно туманного ада.

Марии думается, что надо досчитать до десяти и нажать на спусковой крючок — разорвать порочный круг, признать собственный проигрыш, подарить городу капитуляцию. Сайлент Хилл так отчаянно пытается избавиться от нее, что решает изломать изнутри. У него получается. Мария опустошена, выпотрошена, выброшена рыбой на берег умирать. Ей бы вспомнить, что когда-то она уже пыталась пустить себе пулю в лоб, но так и не смогла, а потом стояла на городской пристани, сжимая пальцами поручни в ожидании того, чье имя шептали ей призраки старых домов. Джеймс Сандерленд пришел и забрал Марию с собой, подобрал, словно избитого бездомного котенка. А потом снова выбросил на обочину.

Кто придет в этот раз? — хочется спросить у собственного отражения, — и придет ли вообще кто-то?

А кого ты хочешь увидеть? — шепчет пуля из пистолетного ствола.

Только отражение в зеркале криво усмехается, глумливо растягивает красные губы, и в уголках скапливается черная желчь, струйкой стекает по подбородку. Отражение хрипло смеется, словно выплевывает собственный смех в чужое лицо вместе с кашлем и кровью из легких.

— ТЫ НЕ СМОЖЕШЬ УМЕРЕТЬ.

По-вороньи каркает отражение, и от этого голоса расходится трещинами старое зеркало.

— ТЫ УЖЕ МЕРТВА.

Слова бьют наотмашь раскрытой тяжелой ладонью, Мария чувствует, как наливается кровью щека, сгорает изнутри — вот-вот прожжет кожу и образуется дыра — та самая, что когда-то исчезла из стены чужого здания.

— БЕЗ НЕГО ТЫ МЕРТВА. МЕРТВА И ПОХОРОНЕНА. НИКОМУ НЕ НУЖНА.

Ком липкого страха забивается в глотку, прогрызает голосовые связки изнутри, и крик тонет в кровавом бульканье. Только отражение смеется, смеется, смеется — заливисто, зло, отвратительно, словно ржавой вилкой ведет по гладкой поверхности новой тарелки. Мария расцепляет пальцы, роняет револьвер, и тот падает на пол с характерным тяжелым стуком, а она закрывает ладонями лицо, точно пытается спрятаться. Рваный вдох наполняет легкие, но не приносит удовлетворения. Мария распадается на части и собирается заново. В очередной раз.

Чужой заливистый смех стихает, а вместе с ним и сворачивается в тугой клубок под ребрами липкий страх — Марии кажется, он похож сгусток человечьей крови. Ей страшно поднять глаза на старое зеркало, но она глотает испуг, пересиливает себя, переступает заветную черту. И натыкается грудью на сплошное ничто. Протянуть бы пальцы да коснуться зеркальной глади, убедиться в том, что Мария все еще остается собой. Только правда в том, что Мария понятия не имеет, кто же она на самом деле — чужое наказание, напоминание о чем-то важном, избитый в кровь, изломанный символ для кого-то чужого. Мария понимает, что вся ее жизнь не ее вовсе, и все в этой жизни — чужое. От осознания этого хочется содрать с себя кожу и бросить ее в огонь. Пламя отчищает — так говорит церковь.

В тишине пустой комнаты зарождается звук. Он бьет по ушам, пронзает сознание ржавой иглой животного ужаса, какого-то предательского оцепенения. Темнота приходит в движение и появляется он — тихий, безмолвный, до стылой крови жуткий. От него пахнет чужой смертью и липкой кровью, сгнившими душами и непростительными грехами. Его лицо сокрыто металлической пирамидой — огромной, массивной, вот-вот не выдержит чужая шея да надломится позвоночник; но Мария знает — он всегда смотрит. Ей кажется, если только снять эту пирамиду, то под ней не будет ничего кроме жалящих ос да муравьев, липких могильных червей, назойливых тараканов. Мария боится его, Мария замирает, пока он смотрит. Свежие кляксы бурой крови стремительно засыхают на его плечах. Ей кажется, что сейчас он снова пронзит ее своим огромным ножом, вспорет кожу и плоть, выпустит наружу уже ее собственных могильных червей да жалящих муравьев. Ей кажется, что ее снова распнут, а на утро она возродится вновь, станет угрожающим уроком кому-то.

Джеймс, Джеймс, ты снова здесь? Ты вернулся за мной?

Но безмолвный палач только смотрит. В тишине Мария слышит тяжелое дыхание и не может понять, кому из них оно принадлежит.

Чего ты хочешь от меня? — она не выдерживает первой, разрывает звенящую серебряной монетой тишину, но все слова разбиваются о темную металлическую пирамиду да каплями ртути стекают к чужим ногам. Он не отвечает, а темноте снова приходит в движение. В ней Марии кажется, что она замечает, как Пирамидоголовый выдыхает — тяжело, устало, по-человечески. Происки болеющего сознания, злые шутки голодных демонов собственной бездны.

Но Пирамидоголовый молчит и ничего не отвечает, не издает ни звука кроме тех, что зарождаются на границах реальности Марии. Равнодушно отворачивается безмолвный палач, словно вовсе не интересует его запертая в бетонной коробке города душа, порожденная туманом и чужими желаниями. Когда тьма вновь приходит в движение, он уходит прочь, растворяется в пыли и облупленных стенах. Мария слышит его шаги еще очень долго, но это тоже происки голодных бесов.

Наступает звенящая тишина, растекающаяся бурым пятном засыхающей человечьей крови.

http://sf.uploads.ru/Sn3EO.png http://sf.uploads.ru/lB1nN.png
WHERE ARE YOU? I CAN'T FIND YOU

Искусственный свет неоновых тусклых букв заливает въедливо розовым, осточертело сиреневым тесный переулок, пресный день, неделю, месяц, год, жизнь. Все сливается в единое месиво, все календари в Сайлент Хилле показывают разные даты. Марии кажется, что время здесь умерло и растеклось трупной жидкостью по асфальту, забилось в канализацию и потерялось в сточных водах. В этом городе нет ничего, а солнечный свет здесь по утрам надламывается пуще человечьего хребта да растворяется в тумане. Зудящее ничто посреди вселенского нигде. Устало вздыхающий ад, сошедший со страниц старой Библии.

Только ни Бога, ни Дьявола здесь тоже нет, сколько не ищи под разрушенными мостами да в забытых машинах.

Но город все равно меняется. Приходит в движение, вздыхает полной грудью да выдыхает устало, словно расправляет плечи, разминает затекшие мышцы старых домов. Ленточки на деревьях висят иначе, а ветер дует в другую сторону, и стелется дорога, только куда приведет — неясно. И хотелось бы сравнивать битый асфальт с желтым кирпичом, вспомнить все детские сказки, перекатывающиеся на языке желчью насмешки, только не получается. Кто-то раскрыл тесные клетки и выпустил певчих птиц. Они улетели, не обещая вернуться, потому что возвращаться сюда — гиблое дело. Птицы отказались зазывать жизнь в Сайлент Хилл — ей нечего делать в городе, где гибнет даже солнце и растекается время по избитой мостовой.

генри таунсенд

Чужое имя всплывает в подсознании бумажным корабликом, стойким оловянным солдатиком, упрямой константой трижды проклятого мира. Чужое имя Мария слышит в тихом шепоте призраков, в назойливом ветре, что приходит с воды (на причале Сайлент Хилла не слышно прибоя, потому что волны здесь не бьются о берег, они застыли в гиблом желе постоянства). Мария пробует имя на вкус, откусывает по кусочку, пытается разгадать, но во рту отдает лишь землей и пеплом, холодом стали, пылью страниц.

Генри Таунсенд, — повторяет она себе под нос, точно боится обронить да выронить чужое имя, потерять в тысячи других, забытых, избитых, что гибнут под каблуками.

По пыльным дорогам этого города можно бродить целую вечность, и Марии хочется верить, что та у нее есть — чужой дар или проклятье в тонких женских руках. Тьма городской червоточины, что зовется сердцем, приходит в движение и липнет к стенам, стелется под ноги кровавой паутиной вздутых вен. Мария повторяет себе, что научилась не бояться монстров, не пугаться их тихих вздохов да громких шагов, только это не так. Страх приходится прятать под языком и надеется, что проклятым тварям не будет дела до выцветшей в веренице дней Марии.

<< Джеймс >>, и чужое имя разбивается о холодное молчание, оборачивается осколками стекла.

О, ты счел меня монстром? — улыбка разрезает осколками щеки. Мария глотает остатки собственного страха и подходит ближе к тени, скрытой туманом. Тень меняется и обзаводится человеческими чертами. Ерзает внутри чувство какого-то недоверия — слишком долго не видела Мария живых людей, вокруг нее только несчастные души и монстры, только натужный смех самого города.

Не переживай, я не укушу тебя. — смех высекается искрами, звучит тихим перезвоном, в котором можно различить отголосок какого-то кричащего навзрыд отчаяния. — Я не видела никого в городе уже очень давно. Что привело тебя сюда? Только не говори, что ты тоже ищешь свою мертвую жену.

Последние слова вспарывают пространство какой-то резкостью и злой насмешкой, которые исчезают в тихом женском смехе.

Кстати, меня зовут Мария. — не Мэри, не Мэри, не Мэри. — Надеюсь, ты не собираешься воспользоваться собственным ножом. Дурное знакомство выйдет.

И снова перезвоном звучит женский смех, старательно пряча тихие нотки слабости и изнеможения, отчаяния и тяжелой усталости. Только на языке перекатывается чужое незнакомое имя.

Отредактировано Acio (23-11-2018 16:04:12)

0

31

HANNIBAL_ ГАННИБАЛ

http://s9.uploads.ru/t/AOS2b.png
g e n r e _ psychological horror;}    f u l l   c a s t _ as u wish;}

J.S. BACH - GOLDBERG VARIATIONS, BWV 988 (aria)

усталые кости мои,
                            треща, превратятся в прах.
и нервы, напрягшись, лопнут.
                            и
кровь испарится.

пища взывает к чувствам обоняния и вкуса — самым древним нашим чувствам, центры которых расположены в самых глубинах мозга.
восприятие вкуса и запаха предшествовало возникновению чувства  ж а л о с т и, и поэтому жалости не остается места за моим столом.
игра на коре головного мозга, скрытой под сводом черепа, является подобием того света, который открывает нашему взору чудеса, изображенные на стенах собора и под его сводами.
чудеса эти могут оказаться более занимательными, нежели театральное представление.


upd: the silence of the lambs; rising; tv series; books (WHATEVER)
любая интерпретация образа на ваш вкус ♥

0

32

https://i.ibb.co/QrLdCb7/2.png

0

33

https://i.ibb.co/HnGJPY9/Rachel.png

0

34

https://i.ibb.co/KGPFNhT/1.png

0

35

BORUTO  i s    l o o k i n g   f o r

MITSUKI_ МИЦУКИ

http://i.imgur.com/ZT1irXi.gif
f a n d o m_ naruto;}   s t a t u s_ loading;}

Мицуки, вернись в Коноху!
Пишу медленно и мало, не беру кучу эпизодов. Ищу того единственного соигрока, с которым смогу остаться надолго, а это значит общение, флуд, обсуждение персонажей и интересная игра. Пример поста можете посмотреть ниже, чтобы представлять себе, как я пишу и что меня точно не устроит. В пару или не в пару - решим вместе. Я бы рассчитывал на околоромантику в уже более зрелом возрасте, и на джен в текущем возрасте персонажей. Очень хочется найти тёплого и идейного человечка, который не бросит после пары постов и не уйдёт по-английски, не предупреждая.

o n e   u n r e a d   m e s s a g e

— Ебучий дождь, — процедил Оскар рано утром перед тем, как засунуть разноцветные пилюли поглубже в глотку, чтобы не чувствовать их навязчивого привкуса, и запить водой. Пилюли прокатились по горлу, застряли где-то между рёбрами, а потом ухнули в желудок, где и пропали.

Оскар терпеть не мог дождь: тяжёлые капли ударялись о большие окна его маленькой спальни, долбились по каменной кладке перед домом, стекали в ливневые каналы, а у него, Оскара, постоянно болели суставы на руках и ногах — детские переломы давали о себе знать. Так что, с трудом переборов лень и боль, он плотнее укутался в подаренное отцом пальто, поле чего выскользнул из дома и тут же нырнул в такси. Сегодня была его смена в кофешопе, так что университет пришлось пропустить, хотя мистер-доктор ван де хрен наверняка потом скажет: «Вам стоит взять себя в руки, мистер Прескотт, если вы хотите закончить обучение!»

Ха, как же. Знал бы старик, что могут творить деньги, он бы даже и не приставал к Оскару, но, увы, он был одним из немногих, кто славился своей стойкостью ко взяткам. Во всяком случае, пока что.

В остальном же день Оскара прошёл как обычно: парочка тупых клиентов, парочка нормальных клиентов, после обед, как по расписанию, проповедь Отца по интернету, ну, и всё в таком духе. К середине, правда, в кофешоп заскочил жирный турист: у него были маленькие поросячьи глазки с цепким взглядом, жиденькие усишки и квадратный, похожий на бульдожий, подбородок. Сначала мистер бульдог долго пялился по сторонам, потом подошёл к Оскару и начал говорить что-то на непонятном языке, тыча пальцем в шоколадный кекс с марихуаной.

— Двадцать евро! — зачем-то крикнул Оскар, как будто этот самый крик мог проломить языковой барьер и впечататься в мозг покупателя нужной информацией. Бульдожка, похлопав глазами, тут же принялся что-то тараторить — то ли на испанском, то ли на парселтанге, хрен его пойми. — Двадцать евро! Д-ва-дцать! Кексы стоят двадцатку!

Покраснев то ли от злости, то ли от напряжения, мужчина начал кричать ещё громче, яростнее тыча пальцем в стоящие на витрине кексы. Оскар, конечно, закатил глаза, перебрал в голове все языки, которые он более или менее знал, а под конец даже попробовал прошипеть цену по-парселтангски, но ничего, кроме недоуменного взгляда покупателя, не добился. Потом до него, тоже красного и чуть вспотевшего, наконец дошло написать цену на бумажке, но мужчина почему-то злобно махнул рукой и ушёл, громко хлопнув поле себя дверью. Где-то рядом откровенно заржали другие клиенты, и на том всё могло бы и закончиться, если бы следом за клиентом в здание не влетел Макс, которого Оскар знал по этим ебучим больницам, куда ему приходилось таскаться каждый месяц, чтобы получить рецепт или новые лекарства. Макс тащил с собой радужный флаг, заляпанный каким-то дерьмом, а сам выглядел и звучал крайне недовольно.

— И тебе не сдохнуть. Прости, чувак, если только в подсобке, но там наш обдолбанный менеджер. А чё, гей-парады всё ещё проводят? — в его голосе скользнуло неподдельное удивление. Потом он, широко улыбнувшись, облокотился на стойку и придвинулся ближе к Максу. — Ладно, я постираю твой сраный флаг, если выкуришь со мной по косячку. Считай, за счёт заведения.

В таких делах Оскара, в общем-то, уговаривать долго не приходилось.

0

36

FANDOM_ shadowhunters

https://media.giphy.com/media/PStPygJIdAihG/source.gif
g e n r e _ подростковая драма, фентези;}    f u l l   c a s t _ все персонажи;}

Сумеречные охотники, если читать вики, то это подростковая драма, но если начать смотреть данный сериал, то на самом деле это не так. Охотники, могут пить кровь вампиров и с этого получают кайф, это для них как наркотик. Обычные люди становятся необычными вампирами, за что потом попадают в неприятности каждый раз когда на него нападают. От злости он может убить почти всех. У некоторых магов безумно прекрасные кошачьи глаза, пусть Магнус Бейн думает, что он уродец, но его глаза прекрасны. Приходите каст сумеречных охотников, я жду вас всех в особенности волшебника Магнуса Бейна, он прекрасен, как и все остальные представители каста. Вы нам нужны.

0

37

Kurt Wagner  i s    l o o k i n g   f o r

HOWLETT, JAMES_ ХОУЛЕТТ, ДЖЕЙМС

http://s8.uploads.ru/XU9vK.jpg
Хью Джекман, оригинальная или на выбор

f a n d o m _ marvel;}   s t a t u s _броманс или что-то больше, если есть желание;}

Описывать биографию Логана я не буду, так как она и так известна и с ней можно ознакомиться на многих сайтах. Очень хочу найти соигрока, который готов курить со мной кальян сюжетов, есть стекло, а также который будет согласен хотя бы на крепкий броманс, потому что пейринг между Куртом и Логаном дикая редкость и замахиваться сразу на это не стану, хотя дико хочется. Но обоснуй у меня к этому есть и, если будет интересно, то можем, помимо основных приключений, заняться любовными утехами себе на радость. Я не ставлю отношения выше сюжетов, так что да, меня интересует игра, а играть я люблю всякое.
Больше опираемся на комиксы, да-да, но муви тоже никто не запрещал, просто учитывайте то, что мы с вами лучшие друзья.
Посты писать можно не быстро, но не раз в месяц. Не гомофобничать, не пропадать, размер постов любой (не три строчки, но и не 30к знаков). Я очень общительный и буду рад подружиться, ибо считаю подобные отношения хорошей почвой для игры.

o n e   u n r e a d   m e s s a g e

Часто за одной проблемой следует другая и ты не можешь выбраться из этого вечного круговорота, который дает передышку на несколько дней, а потом все по новой, да еще с разными осложнениями.
В данном случае Курт не доглядел за их особенным студентом в школе, который выделялся довольно громким и ярким характером, что даже Малыш-Гладиатор на его фоне казался паинькой и реально малышом, а не опасным и всесильным воином, каким он себя любил показывать.
Потеряв Квентина из виду, Вагнер попросил бамфов обшарить каждый угол школы, чтобы найти этого негодника с прицепом в виде силы Феникса. Но их поиски вылились только в потерю времени и тогда пришлось искать уже за пределами школы и даже страны, как оказалось…
Как оказалось, розоволосого мальчишку потянуло на приключения. Ему, видимо, так хотелось быть героем, что он лез туда, куда не стоило бы. Хотел силу свою показать, разнести все кругом в одиночку, а потом явиться назад, словно ничего не было и его отлучка — это лишь небольшой пикник? Из-за его ужасающей силы Феникса могли пострадать другие, мог пострадать он сам и подставить себя под удар. Парень явно особо шаги вперед не просчитывал, раз решил сунуться на заброшенку в одиночку, где, вероятно, было немало Стражей, которые обнаружат мутанта омега уровня в два счета!
Собрав малышей вокруг себя, Вагнер спустя несколько секунд оказался на выступе скалы посреди степи в Мексике, в окружении бамфов, которые практически копировали рассерженный настрой брата.
Курт как раз застал не самый приятный разговор.
— Не этому тебя учили в школе, беглец. — Говорил он спокойно, но в голосе слышались нотки раздражительности.
— Так со взрослыми не разговаривают. Простите его, герр Старк, мальчишка совсем от рук отбился. И я рад видеть Вас снова. Позволите задать вопрос?
Курт выпрямился. Его хвост повиливал позади него, иногда чуть сгибаясь любопытным полукругом, замирая в ожидании и вновь приходя в движение.
— Вроде как мы разобрались с последним найденным складом Стражей. Выходит, дезинформация?
Он задавал вопрос, но взгляда с Квентина не сводил, следя за ним. Парень особо на него внимания не обращал, скорее он был больше заинтересован типом в ковбойской шляпе. Проследив за взглядом Квайра, Курт внимательно рассмотрел, как ему показалось на первый взгляд, незнакомца.
— Ты, новенький… Джимми вроде тебя, да? — он чем-то походил на Логана, но по мнению Курта был одновременно далек от того, с кем привыкли сравнивать парня. Хмыкнув, Эльф, пожал плечами, понимая, что домой он никого насильно забрать отсюда не сможет, да и не просто так они все собрались сегодня. Ведь придется, судя по серьезным лицам и маскам, доработать незаконченное дело по Стражам, после чего Курт точно отведет этих двоих обратно в школу за уши, рассыпаясь в очередных извинениях перед Тони Старком за отвратительное поведение Квентина.
— Что ж, выбора у меня нет, раз я уже здесь. Я не смогу оставить Квентина одного и Джимми тоже, поэтому я пойду с вами. Да и мы сможем вас доставить в любую точку. Даже в самое пекло Ада, если пожелаете…

0

38

DC COMICS_ ДЕТЕКТИВНЫЕ КОМИКСЫ

http://sh.uploads.ru/59Jd2.gif
g e n r e_ detective comics;}    f u l l   c a s t_ full;}

Комиксы знаю писят на писят, читаю очень выборочно и медленно. Фильмы смотрел, пару мультиков - тоже. Это чтоб вы понимали, куда вообще идёте и чего стоит ожидать. хд В целом ищу весь каст, на стопроцентное знание канона не претендую, да и от вас этого не прошу. И посмотрите, сколько тут Марвела! Пора разбавить эту сладенькую тусовку суровым мрачняком и стеклом. Приходите, мы будем рады абсолютно всем, и уж точно не оставим вас без игры.

0

39

http://funkyimg.com/i/2NGBm.png
Нам ровно месяц, а это значит, что мы уже большие мальчики и можем делать, что хотим. Мамка больше не указ, ха! Соу, в честь этого объявляем упрощённый набор всех персонажей, не упустите свой шанс пройти в игру практически без анкеты! А, да, и не забывай вторым сообщением сразу же кидать лз и список ролей! Акация продлится с 03.12 по 09.12.

0

40

UZUMAKI NARUTO  i s    l o o k i n g   f o r

UCHIHA, SASUKE_ УЧИХА, САСКЕ

http://s3.uploads.ru/jVC04.pnghttp://s3.uploads.ru/Rv0po.pnghttp://s7.uploads.ru/F1Ct2.pnghttp://sg.uploads.ru/9tEWs.png
f a n d o m _ naruto;}   s t a t u s _ best friend, lover;}

Я верну тебя в Коноху, чёртов мститель! А вообще, возвращайся и сам, чтобы я не носился по всему миру в поисках твоей великолепной задницы. Если не против романтической линии, то я буду лишь плясать от счастья, словно Джирайя, который увидел голую красивую девушку. Пишу посты небольшие, но отвечаю в течении суток, а если свободен, то могу и через час или два. Все зависит от настроения.
Хочется ответственного игрока, который не будет держать персонажа у себя и то и дело сидеть в лоу, только и делая, что продлевая его и так месяцами.
Аминь Курама.

o n e   u n r e a d   m e s s a g e

Это. Было. Больно. Жестко. Осознание произошедшего пришло не сразу. Первым делом ощутилась боль в голове, сопровождаемая тихим назойливым звоном. Где-то вдалеке слышался тихий шум голосов, совершенно не говорящий о степени сознания. Это напоминало удар по затылку чем-то тяжелом. Мой лоб. Нет, ошибка. Лоб трещит, вернее передняя часть белобрысой головы от выпитого. Сидя уже на полу, Оливер медленно пытался вспомнить, как он оказался в таком незавидном положении и почему до сих пор в нем находится.

День был настолько "прекрасным", что молодой человек каждый раз сквозь зубы произносил это слово, пытаясь как можно более грозно прорычать первой звонкой согласной. Наверное в таком состоянии его возможно было увидеть разве что один раз за весь год. И этот день именно сегодня. Все же выпускной ему был не нужен, а его затащили силой. Ладно. Эту хрень он смог пережить, но вот только не смог пережить уже самого бухания и того, что произошло именно сейчас. Все пошло к горным баранам. Пожалуй, это была единственная, но очень веская для него, причина, по которой стоило вот так расстраиваться и даже злиться. По его внешнему виду, конечно, нельзя было сказать, что лучше не теребить Бёркхарда, потому что убьет, но когда такие милые девочки пытаются тебя растормошить и просят с ними потанцевать или же выпить, стыдно даже отказывать, не то чтобы убивать.

Руки вздрогнули, пальцы быстро зашевелились, словно проверяя на месте ли они все. Спустя секунду Оливер попытался повернуть голову, что у него получилось, но с большим трудом.

— Что?

Логика? Она отсутствует. Все последующие действия темноволосого парень, на сколько он помнил его имя было Рей, воспринимались немного в замедленном режиме. Ощущение, что сейчас беловолосый вообще мало что соображал или же вообще отрубился от мира сего и переместился очень далеко, куда глаза глядят.

Поднимая верх взор, юноша замечает предложенную ему руку и все же понемногу вспоминает того, кто бы перед ним. Секундой погодя, он слышит вопрос, который явно был отправлен в его сторону. Вот такого он точно не ожидал. На секунду, в сознании мелькнуло, что возможно не все так плохо обернулось и конец будет не таким уж и печальным, как кажется на первый взгляд. Хватаясь за руку, Бёркхард все же встает следом, пробуя наступать на ногу пару раз, пытаясь понять ущерб травмы и на сколько он успел еще больше покалечиться. На удивление, практически ничего не было, хотя прихрамывать он все же будет пару дней. Оливер лишь незаметно улыбнулся.

— Спасибо, Рей. Небось сильно придавил. Давай в медпункт хотя бы зайдем, провериться обоим стоит.

Кажется беловолосый совсем стал тихим. Хотя, это скорее выглядело со стороны так, будто бы он винил себя за то, что произошло. Кстати, так и было. Осталось лишь добраться без приключений в хренов кабинет. Вроде бы врачиха должна была быть еще там. Ну, так думал сам беловолосый.

* * *

Все же им нужно было всего лишь подняться на этаж выше и все. И вот тебе задача. Новое несчастье, которое проявилось почти сразу же, стоило парню переступить всего лишь несколько ступенек, чтобы подняться вверх. Кажется Оливер проецирует свои несчастья, обвиняя находящийся под рукой объект и выдавая его за источник бед. Он всегда так поступает. Как и все остальные. Если Бёркхард натыкается на стул, то проклинает мебель, а не собственную неуклюжесть во время сильного бухания. Если кто-то промахивается, играя в гольф, то ругают траву, либо биту, либо мяч. Если любое дело кончается крахом, то виноваты боги, погода, фортуна. И вот сейчас, Оли готов проклинать всех, кто рядом, не важно, виноват или же нет, в том, что он опять чуть не полетел носом вниз. Нет, это было ошибкой.

Пара секунд, всего пара секунд и беловолосый вновь спотыкается о ступеньку. То ли он действительно так сильно перепил, то ли из-за ноги, хотя та уже не болела и он мог спокойно идти и не боясь наступать на нее, то ли еще что-то. Например то, что он не выспался и клюет носом по дороге, не особо то и высоко поднял ногу и вот, снова отличное падение в манере грациозного падения тюленя в воду, прямо на бок. Если бы вокруг была вода, то был бы слышен отличный и громкий плеск. Нога подгибается и парень грациозно летит сначала носом вниз, но почему-то падает на бок, то ли умудрившись чуть перевернуться, то ли просто так вышло, что он опирался одной рукой о перила лестницы, от чего и летит в таком направлении. Оказавшись одной коленкой на ступеньке, но продолжая успешно держаться за перила, Оли гневно выругивается, что-то бубнит про себя, явно что-то нечленораздельное.

Только позже он вспоминает, что уже не один и просто опускает взгляд на того, кто сейчас должен был идти сзади него. На секунду беловолосому показалось, что сейчас вся школа будет поставлена на уши из-за смеха этого брюнета. Теперь Оли был уверен, что сейчас он явно рассмеется и будет подтрунивать над ним, мол это кара за то, что он свалился на него. А что? Такое уже когда-то давно было. Правда немного в другой ситуации.

— Это не смешно, если что.

Кажется эти слова вырвались сами по себе и парень никак не мог понять, зачем он это сказал вслух. Вроде бы еще ничего не предвещало смеха или же подколов. Хотя, удостовериться в таком никогда не поздно. Кое как вновь поднявшись на ноги, но уже более крепко стоя на них, беловолосый поспешил побыстрее подняться по лестнице, уже моля кого угодно, лишь бы вновь не споткнуться или же не наткнуться на что-то и не полететь вниз. Ведь теперь его вряд ли кто сможет поймать или же послужить спасательной подушкой.

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC