Live Your Life

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » Магические школы » First Magic Reich


First Magic Reich

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Логотип.
http://s7.uploads.ru/AlXsf.png

Адрес форума: http://magicreich.rolbb.ru
Официальное название: First Magic Reich
Дата открытия: 19/11/2018
Администрация: Gellert Grindelwald
Жанр: приключения, мистика, антуражная историческая игра, сказка
Организация игровой зоны: эпизодическая
Краткое описание:
1938 год. Маггловский мир готовится окунуться в пучину Второй Мировой, уже заглядывая в пропасть и примеряя на себя военные оковы, в то время как среди магов идёт своя, другая война.
Охота на ведьм среди своих, использование сил вне волшебного мира для достижения всеобщего блага, смех сквозь слёзы и личные драмы, разворачивающиеся на фоне глобальных перемен. Адольф Гитлер триумфально захватывает всё больше территории, а Геллерт Гриндевальд ждёт того самого момента, когда маги вмешаются и спасут всех тех, кому не посчастливилось выжить. Ведь, в самом деле, надвигается война... разве вас не предупреждали? Получите то, до чего довели этот мир сами.
Ссылка на взаимную рекламу: Ваша.

+2

2

Reinhold Lauterbach
(Рейнхольд Лаутербах)

40-50, чистокровный, многоликий агент
http://sg.uploads.ru/frioK.jpg
Liam Neeson

Антагонист внутри антагонизма.
Рейнхольд родился и вырос в Баварии, в семье чистокровных волшебников, которые, равно как не выставляли свою чистокровность напоказ, также и не отличались чрезмерной любовью к магллам да полукровкам.
Лаутербах, с младых ногтей, был окружен вниманием и традиционной немецкой строгостью, что, в купе со внушительным родительским доходом, помогло Рейну получить достойное образование и весьма успешно выйти в люди, выбрав направление, несколько удивившее всех тех, кто его знал.
К двадцати пяти годам, молодой Лаутербах уже хорошо известен в определенных кругах магической Европы - его мнение уважают, к его совету прислушиваются. Он трудится в немецком Министерстве, преподает трансфигурацию и защиту от темных сил некоторым из тех детей состоятельных волшебников, которые не отправили своих отпрысков ни в одну из школ, а в свободное время - дает бесплатные классы по литературе, географии и истории для всех малоимущих детей - как магов, так и простого люда.
Последнее, разумеется, вызывает резонные вопросы у многих уважаемых волшебников, однако Рейнхольд неустанно твердит, что занимается этим исключительно в научных интересах.
И немец не врет. Его работы в области взаимоотношений между магическим и немагическим мирами публикуются во все большем количестве изданий, и получают резонансный отклик со всего света.
Одни называют Лаутербаха гением, другие - презрительно выходят из комнаты при его появлении.
К тридцати годам его неоднозначные внерабочие труды едва не становятся поводом для ареста. Позднее, получив серьезный прецедент на одном из занятий, Рейнхольд бросает свою преподавательскую деятельность, и полностью уходит в дела Министерские.
Через год он пишет опровержение своим трудам, прежде описывающим магглов как "сильных и пытливых умом", и теперь называет их не иначе, как "второсортным сырьем, природное развитие которых не позволило им шагнуть на следующую ступень эволюции".
Данная статься вновь получает широкий, но противоречивый отклик. Лаутербаха официально увольняют из Министерства за якобы анти-правительственный настрой, и де юро он становится государственным преступником.
Рейнхольд уходит в подполье, однако, по-факту, продолжает работать на Министерство в качестве одного из авроров-разведчиков.
Примерно в это же время Рейнхольд заводит знакомство с Геллертом, и благодаря своей поразительной убедительности, (а также ряду защитных заклинаний, наложенных на него сильнейшими умами Аврората), быстро становится одним из Гриндевальдовских приспешников.
К текущему моменту Лаутербах занимает видную должность в рядах Геллерта, одновременно возглавляя отдел по обеспечению магического правопорядка и исполняя получения по вопросам агитационных, контрольных и экзекуционных мероприятий, связанных с подконтрольной им силой - армией Гитлера.
» связь
Гостевая, ЛС.
» технические нюансы, требования
Важно понимать, что Рейнхольд, при всей его преданности в поведении, и безропотности в исполнении приказов, не является ярым поклонником ни Гитлера, ни тем паче Гриндевальда, что, впрочем, никак им не афишируется. Поймать Лаутербаха на неискренности, доселе, не удавалось никому. Даже его подпольные министерские друзья-мракоборцы, время от времени, подозревают Рейнхольда в предательстве их правых интересов и искренности в последовании идеям Геллерта.
Мотивации самого баварца, равно как и его дальнейшие решения и его поведение, остаются на Ваше усмотрение.
Я вижу Рейнхольда человеком глубоко самоотверженным, но успешно скрывающим свою настоящую душевную сущность под обликом циничной, безнравственной мрази, так как, при складывающихся обстоятельствах, это - единственный верный способ сохранить себе свободу, и реализовать ее на то, для чего он был создан - для помощи нуждающимся и фиксации своих заключений и учений, на тему взаимоотношений между двумя мирами - магическим и немагическим.
Я также предполагаю, что данный персонаж может быть убит в процессе сюжета, однако без Вашего на то согласия этого никто делать, разумеется, не станет. Скажем так, если подобный поворот событий не является для Вас отталкивающим - это станет большим плюсом.
*бонусом добавлю, что я нуждаюсь в нескольких актах доброты Рейнхольда, как человека, который, пользуясь своим положением в обществе, помогал вывозить из концентрационных лагерей детей. Как волшебников, так и магглов. (Если Вы смотрели "Список Шиндлера", мой намек будет понятен)

Разумеется данная роль требует весьма серьезного к ней подхода. Наличие чувства юмора приветствуется, а вот безалаберное и безответственное поведение - напротив. Начитанность и желание реализовать Ваши философские мысли, в случае наличия оных, будут весьма приятным дополнением для всех нас.

+1

3

Все началось с дурацкого спектакля. И с не менее дурацкого Ньюта Скамандера. С этого дурацкого Рождества и в абсолюте дурацкого сэра Невезучего из «Фонтана феи Фортуны», которого так настаивал сыграть профессор Кеттлберн. Тогда Ньют был в ужасе. Он не умел играть! Вот если бы ему пришлось выбирать между сценой и участью лишиться мозга на обеде у пикирующего злыдня… ну, знаете, говорят, что некоторые курицы способны жить без головы какое-то время. Раз получалось у куриц, почему не должно получиться у Ньюта?

Да и какой из него вообще сэр Невезучий? Вы его телосложение, больше походившее на теловычитание, вообще видели? Да, конечно, он был очень похож на «невезучего», но до «сэра» явно не дотягивал. Ньют упал бы со сцены под тяжестью доспехов и в лучшем случае – умер бы на месте, а в худшем – стал бы центром чужого внимания и насмешек на ближайший семестр.

Так вот, Ньют был в ужасе. Нет, не так. Ньют был в УЖАСЕ. Именно поэтому он решил откупиться от профессора по уходу за магическими существами огневицей, случайно пойманной в кабинете зельеварения. Будучи увеличенной в несколько раз она отлично подходила для роли белого змея, требующего «доказательство боли».

И боли было действительно много. Профессор Бири, сидевший в первом ряду — тому ходячее доказательство. Вернее, почти ходячее. Когда Зал заполыхал не иначе как адским пламенем, Ньют попытался исправить свою ошибку. Но его заклинание ударило рикошетом по профессору, которому после этого инцидента роль сэра Невезучего подходила даже больше, чем самому Ньюту. [...]

© Newt Scamander

+2

4

[...] Бесит. Бесит. Бесконечно бесит.
…У него на уме лишь Геллерт, Геллерт, постоянный Геллерт.
Абер по опыту знает, что конструкции-тройки самые ненадежные. Нестабильные. Трое это всегда двое плюс один. Аберфот и Ариана плюс Альбус. Это для Кендры. Никто не прогонял старшего, но у него своя атмосфера. Его менять, что небо красить.
Альбус и Геллерт плюс Аберфорт. Это для брата, который не скажет младшему «извини, но мне неинтересно». Возможно, Альбус искренне верил, что у него получится совместить семью и грандиозные планы. Ему восемнадцать, он умен, наивен, ему душно без Гриндевальда. И, глядя призрачному мальчику в глаза, может ли Аберфорт его осудить? Кулак прошел в сантиметре от призрачного локона, отливающего золотом в лучах фантомного солнца.
Мальчик грустно улыбается и исчезает. Время замирает.

Таких мальчишек со взглядом горящим он хоронил в первую мировую. 
Кого можно спасти, тому объяснял ошибки, тряс за плечи и орал «ну ладно раз оступился, ну два. Но сцука не вводи это в систему!» Он боялся за них. Боялся ли Альбус за него?  Задумался Аберфорт хоть на миг, как восемнадцатилетнему парню жить со всей этой херней дальше?
С грузом  уже состоявшейся вины и под плитой вины потенциальной.

- Господи… я всю жизнь воевал с ребенком?

Ненависть была актуальна первые десять лет, а потом?
Потребовалось тридцать лет, потребовалось прожить целую жизнь, придти пьяным в этот дом, чтобы воскресить в памяти полузабытые образы. Почему озарения приходят по синьке? Он медленно поворачивается к Альбусу, переводит потрясенный взгляд на старшего брата. Неуверенно тянет руку, и если  маг отшатнется, момент рассыпется прахом.
Но в глазах Альбуса жесточайшее смирение, он будто бы ждет удара.
Жаждет.
Словно боль физическая, нанесенная братом, на мгновение заглушит боль душевную. Вытеснит как главная по иерархии. Аберфорт не ударил. Тыльной стороной ладони он невесомо оглаживает щеку волшебника, будто стоит против статуи. [...]

© Aberforth Dumbledore

+1

5

with us

Polina Krajewski / Полина Кражевски
11-12 лет, магглорожденая или полукровка
http://s9.uploads.ru/zFp4e.png
Léonie Souchaud or Dixie Egerickx

Это один из тех немногих случаев, когда я не хочу описывать историю персонажа до нашей встречи. Как не хочу давать и никаких оценочных суждений.
То, чего я хочу - это того, чтобы Ваш персонаж стал для Тома центром вселенной. Его счастьем, его трагедией, его жизнью и его же смертью.
Как мы к этому придем, как все случится, что повлияет на ситуацию на выходе - решать только нам.
Я хочу, чтобы эта история была завязана на жестокости людей. На событиях войны. На предательствах, надменности, высокомерии. И стремлении двух детей, не смотря на все эти препятствия, оставаться рядом с друг-другом, дружить и любить.
Без хэппи энда.

» связь: заберу в гостевой
» технические нюансы, требования: если все-таки попытаться сказать хоть что-то дельное - я вижу Полину польской девочкой, которой крестьянский быт и развернувшаяся война не позволили познать радость жизни. Предполагаю, что их общение с Томом было не слишком долгим (года два-три, наверное), но при этом должно было быть преисполнено эмоциями всего спектра. Для моего персонажа, Полина, на время их знакомства, станет всем. Не только другом и самым любимым человеком на земле, но и ключом к открытию Мира и причиной его же падения.
В развязке вижу трагедию.

Отредактировано Henry Knight (16-12-2018 13:21:21)

0

6

Lucretia Black / Лукреция Блэк
13, чистокровная, многообещающая тварь
http://s8.uploads.ru/yqIwC.jpg
Izzy Meikle-Small

Если бы, придя на землю, Дьявол выбрал бы лицо человечье - это было бы твое лицо.

Это сложно. Очень сложно.

Самая красивая, самая властная, самая обольстительная - ярчайшая женская личность, с которой приходилось встречаться Тому. Холодная, как лед, но настолько обворожительная, что заставляет смотрящего биться в коллапсе противоречий - острой необходимости отвести взгляд и неистовом желании продолжать созерцать.
Боль и желание - две вещи, которые ты причиняешь так же легко, как дышишь.

Чистокровная волшебница по линии Блэков. Мы можем закрыть глаза на прописанный канон и никогда не вспоминать о Хогвартсе. Ты можешь быть в приближенных кругах Гриндевальда, как дочь преданного и могущественного соратника, можешь быть чьей-либо ученицей... Словом, можешь быть почти кем угодно.

Отношения между нами - это темное болото, настолько мрачное и опасное, что даже старшие стараются держаться в стороне от этого.
Любви не было никогда, никогда ее и не будет. Возможно, у Лукреции были чувства. Возможно, они есть. Что же касается Тома, то он не испытывает (и не испытывал) к мисс Блэк никакой эмоциональной привязанности, но определенно подмечал ее красоту, и, весьма вероятно, допускал непристойные для столь юного возраста фантазии.

Ты мстительна, ревнива и очень умна. Завистлива, а потому способна на многое.
Наши отношения, скорее всего, начались именно на этой почве: высокого происхождения ты - привыкшая быть центром внимания и самой образованной среди юного поколения волшебников; и я - с виду безродный и лишенный всяких манер, но с невероятным потенциалом, пугающим всех вокруг, и претензиями на место центра вселенной.

А еще они, - Полина и Ален, - вечно мешающиеся под планами, вечно перенимающие мое свободное время, вечно заполняющие мои мысли. Они были лишними. И ты об этом позаботилась.

Ничтожества не должны мешать твоим планам.
Ничтожества могут гореть.

» связь: as usual - I'll pick you up in a guest room.
» технические нюансы, требования: вот тут не помешает здоровый похуизм на вопросы морали и нравственности. Мы все понимаем, что есть вещи мерзкие, что такие вещи не должны существовать, но вместе с этим нужно понимать, что именно данные вещи создают монстров, которые меняют историю.
Лукреция, в некотором смысле, блудница. В том же смысле она расчетливая, хладнокровная тварь, способная жертвовать ради своих целей многим и многими. На вводном этапе она куда решительнее Тома, куда опытнее его во многом. Обольстительница, вполне вероятно имеющая на Риддела планы или супружеские, или в качестве роли жертвы. Не исключено, что вещи взаимосвязаны.
Лично я вижу ее эдаким прототипом Беллатрисы, но куда более жестоким, и в разы более умным...
В общем... Все самые мерзкие образы, намеки на которые, как Вам кажется, промелькнули в заявке - являются вовсе не намеками, а сухим безбожным фактом.

Отредактировано Henry Knight (10-12-2018 00:44:55)

0

7

Элфиас Дож
57 лет, чистокровный, секретарь Визенгамота
http://funkyimg.com/i/2PjW2.jpg
Matt Damon

Элфиас хорошо характеризуется словом "не совсем". Он смышлен и старателен, но не совсем одарен; у него выразительный взгляд, но он не совсем красив. Неровная кожа и простовато вылепленные черты лица. Скрытный и скромный, но стоит общению хоть немного съехать к границе доверия, как по первым же двум фразам вы поймете весь его характер. Живая, стоящая натура, долгое время скрывающая свою ценность под крепким панцирем из комплексов. Но если привязывается – то на всю жизнь. Верный, надежный и светлый. В неловких пальцах - искра талантов, тех, что так полностью не раскрылись. В открытых глазах - способность верить во все.

Давай вспомним о молодости? О беззаботных школьных годах и юности? О поддержке, о завязавшейся дружбе, о храбрости и первом недопонимании? О попытках научиться новому, покопаться в старом и разобраться кто есть настоящий друг. Попробуй оторвать меня от писем незнакомцу, встряхнуть от нагрянувшего наваждения, а я постараюсь не растерять нашу связь за едва не потерянным взаимопониманием.
А зная молодость, заглянем и в зрелость.

» Пожалуйста, будьте адекватными, грамотными и идейными.

P.S. Талантливому мистеру Дожу

http://funkyimg.com/i/2PjW1.gif http://funkyimg.com/i/2PjW3.gif
http://funkyimg.com/i/2PjVZ.gif

0

8

Куинни Голдштейн
35 лет, полукровна, сопровождающая часть свиты Гриндевальда
https://66.media.tumblr.com/289de5de93dd12f78a907a1973ffcd1b/tumblr_inline_pec82w8WAp1vceht8_1280.gif
Alison Sudol

Не буду описывать то, что мы все видели.  Позволю сказать себе, что дарксайдовой Куинни от нового фильма ждал больше всего, потому что в ней такой потенциал на вкусную, эмоциональную, тяжелую игру, что... не получив и трети того, чего стоило бы, я ещё сильнее загорелся желанием отыграть этот переход и то, что было после, полноценно.
Много разговоров, фактов, сомнений, идеологической обработки, внутренних изменений. Тот загадочный и странный момент, когда ты не слышишь мыслей человека, с которым говоришь, когда ты не ощущаешь своего проклятия, когда твои голоса в голове глушат - это многого стоит. И, о, сколько бы волшебница вроде Куинни могла сделать для общего дела! Мне даже видится, что она в последствии более чем способна войти в ближний круг Гриндевальда, потому что действительно полезна. Как так вышло, чем и как до того дошло? А ты приходи, я с горящими глазами и большими надеждами поделюсь своими мыслями.

Ведь магглы... в них нет ничего хорошего. Они не способны принять высоких чистых чувств, а потому обходиться с ними стоит иначе. Хочешь любить - люби, их на это согласие или разрешение правительства вовсе не требуется. Не то ли это, за что действительно стоит бороться? На этой стороне, Куинни, никто не осудит. Даже если ты самую малость и тронулась крышей; так даже лучше. Надо быть на одной волне.

Ибо, чёрт подери:
“The thing about Grindelwald is that he’s a master manipulator. With Queenie, he very quickly understands that the way to get to her is through her giant heart… He also reacts to her gift (of reading minds). Queenie’s never been told that (her power) is a gift. She’s always been shushed and… it’s been a frustration, an annoyance to people around her. And here you have this intriguing, misterious man, who sees her as a powerful woman. She’s been rejected by Jacob; It’s no wonder she get’s swayed by Grindelwald,” - Alison Sudol about Queenie and Grindelwald.

In Paris, vulnerable and alone, Queenie is scooped up by Grindelwald’s shadowy gang of acolytes, and Sudol has been so impressed by how J.K. Rowling depicts the dark wizard not as an ogre or outright villain, but as a manipulator. And he begins telling her everything she wants to hear.
“He’s also a bit flirty,” says Sudol. “It’s the age-old thing of the good girl getting swayed by the bad boy.”
Having given it some thought, she now sees that there was no other way for the character to go. “It’s a lovely idea that she and Jacob fall madly in love and they have lots of children. But where’s the drama in that? This is an exploration of the initiated maiden’s descent in to underworld…”

» ВК, ЛС, гостевая
» Куинни - это не Харли Куинн, это не с концами тупая розовая девочка. У неё на деле сильная мотивация и великая усталость за плечами. Молю, умоляю, понимай это. И просматривай весь её потенциал. Люби глубокие копания, нутро наизнанку и вот это всё - остальному научит Партия, я лично. И, пожалуйста, будь достаточно активной, потому что тема ну очень чешется и ну очень вкусная. Деликатес. Криденс так вообще ждёт, что на глаза не видит как.

0

9

С Рождеством! (: [18+]

[...] А потом он видит бедные серые оборки, складочки, шершавую растрепанную косицу, теплое, мягкое тельце. Безвольные ножки, безвольную спинку, юркую, как горошинка, голову на безвольной цыплячьей шейке. Большая дырка на месте двух передних верхних резцов с белеющими в розовой десне полосками новых зубов. Стоит в очереди девочка с ласковыми телячьими глазами чуть навыкате, со скобкой поджатых губ и вихрастой макушкой. Саломе Йоффе восьми лет от роду. И она в глубочайших раздумьях относительно своего будущего. Недавно она впервые попробовала газировку, недавно она обнималась с блохастым комком, который беспрестанно лизал ее в нос и всячески выражал свою полную, беззаветную, безоговорочную любовь, недавно она грохнула любимую мамину вазу и ей здорово попало по ушам так, они еще неделю сияли малиновым, и сквозь них просвечивало солнце. Все это Альбус читал в ее разуме и все это казалось самой девочке теперь таким далеким, а тут переполох и ее поджидают разные сомнительные личности, где даже ветки деревьев в дрожащем свете фонарей кажутся чудовищами. И она готова была заплакать в любой момент, сдаться, сесть прямо посреди дорожки, закрыть лицо ладонями и по-детски зареветь, размазывая соленые слезы грязными разводами по щекам. Реветь или не реветь – вот в чем вопрос. Саломе никак не могла взять в толк, почему у нее отобрали привилегию, выделяющую ее среди других на протяжении целого дня, но детским своим сердечком чувствовала тревожные вибрации, исходящие от героя ее грядущих снов – высокого бородатого нечто в мрачной некрасивой одежде. А он глядит на нее. И подходит ближе, оставляя Геллерта и все его мрачные россказни задним фоном.
— Не плачь, — штурмбаннфюрер СС протягивал руку, чтобы коснуться щупленького плеча, но в один момент передумал. Это просто импульс. Девочка что-то лопочет, но не прячется за спину брата. Она такая храбрая.
Пожалуй, эта серия событий – вторая в его жизни, допускающая такую тупую оплошность в поведении, как наивность. А ведь он думал, что изжил ее еще у могил своих родных. Наивность совокупляется с надеждой, той самой тварью, что нынче схватила его за глотку, не давая и выдохнуть спокойно. Надежда. Ей он и жил с тех пор как увидел распотрошённый бомбами Лондон. Прямо сейчас когда Геллерт за его спиной, когда на него вопросительно глядят огромные детские глаза, подпираемые тонкими костями, он медленно осознает страшное. Точнее, он чувствует его на подступах. Легко, очень легко рассуждать на тысячи тем, когда их не касаешься. Голод, мор, война, сухо излагаемые в рапортах и отчетах, – на словах все просто. Стоит оказаться в этом по уши, и ты уже ничего не соображаешь. Можешь довериться лишь инстинктами, когда разум будто специально берет выходной. Вот и сейчас, его инстинкты – все, что осталось.
— Что с ними будет?
Надежда умирает последней.

© Albus Dumbledore

"A good worker is a live worker. Free to live — and work! A bad worker is a dead worker; and vice versa. Don't be a bad worker; bad workers are slaves, and dead. Payday for good workers has been postponed indefinitely. Payday for bad workers is cancelled!"
Мужчина ничего не спрашивал, не спрашивал и белёсый, близкий к заветному арийскому идеалу немец. Просто наблюдал.  Тут много детей; Дамблдор любил детей. Это хорошо, или плохо; не важно — будет больно, они здесь правда в большинстве, как старики и женщины. Дай примитивным жестокость, и они проявят её самым бесчеловечным, негуманным, бессмысленным и надменным способом. Ничего удивительного. Ни в том, что их окружало, ни в том, как на это реагировал Альбус. Геллерту вовсе не надо было видеть его глаз, чтобы иметь чёткую картину. В воздухе повисло слишком многое, вопрос выдал слишком многое, сам Дамблдор — он представлял собой, выдавал слишком многое. Геллерт был лишь надзирающей тенью. Безмолвной, безучастной, безразличной; внимательной, но вовнутрь, не в мир.
— Рабский труд, обезличивание, обесчеловечивание, смерть, — непреклонность, констатация, факт, гвозди прямиком в мозг; нет, в душу. Геллерт заметил, на кого именно обратил внимание Альбус. Занимательно: знал ли он, с чем здесь ассоциировались люди в униформе? Знал ли, какой ужас способен был вызвать у половины лагеря просто движением своей руки, безо всяких слов или магии? Усмехнулся своим мыслями, после чего сделал шаг вперёд, оказавшись рядом с Дамблдором. Взгляд, бесцветный и тяжёлый, переведён на девчонку, сверху вниз. — Они умрут, Альбус. Каждый здесь. Все, — стук-стук-стук-стук-СТУК по гвоздю. Чьими-то костями, или железячкой сразу по внутренней стороне виска, чтобы звенело в ушах, в черепе, в голове ещё целую вечность; всегда, стоит лишь вспомнить вложенный кодированный набор слов. — Не стоит тут задерживаться, — давление его ботинок словно бы физически ощущалось, выделяясь среди обилия звуков кругом, среди десятков лиц с разными историями, но уже слившимися здесь воедино.
[...] Одна формальная фраза (остальное дорисовано магией): "— Spezielle Prüfmittel", и они пропущены далее в лагерь, за черту ворот. Маги в чёрном — литый ариец и тот, кто сомневался —  оказались на территории, где труд освобождает. Свобода, данная здесь всем: работать или умереть, дышать или нет. Замёрзнуть или умереть от обезвоживания. Ты или свой, или мёртв. И это, конечно же, ничего не напоминало. Нет, разумеется. Гриндевальд смотрел выше.
[...] Здесь больше людей, что-то происходило: все либо работали, либо преступали к работе, либо находились на стадии смерти. Пускай осмотрится, вглядится. Здесь люди уже знали, куда попали, а пребывание в лагере уже сказалось на них. На щеках, на глазах, на осанке. На не бытии человеком. До необходимой точки им идти достаточно долго, рассмотреть успеется многое.
Не прошло и двух минут, как к магам присоединился третий человек — здешний немец, знавший о том, что намечалось сегодня,  отвечавший за подготовку. Он осведомил прибывших, что всё готово и сейчас проводятся технические испытания, прежде чем "первая партия будет запущена". Альбус не понимал немецкого языка, но мог бы считать образное мышление этого человека; если бы оно показалось ему нужнее, чем то, что происходило кругом. Среди обилия когда-то людей, страданий и малодушия.
Геллерт Гриндевальд неизменен. Он — не местный. Он — это орёл на знамени, что являлся символом, но не придумывавший того, что творили под ним; они сами придумали, над чем поднимать знамя, как и во имя чего это делают. Символу всё равно.

© Gellert Grindelwald

Он слышит голос Геллерта, аспекты звука каждого его слова. Интонация, ударение, темп, громкость, тембр. Звук как гвоздем по стеклу. Слово как кирзовым сапогом по хребтине, втаптывая в грязь. Речь приводит в движение замершие механизмы. Альбус злится. Вспышка. Импульс. Безвекторный гнев. Его крутит от испытываемых эмоций, нахлынувших так беспощадно. Он злится, ненавидит. Беспокоится. Хаоса добавляет непонимание, которое граничит с пониманием настолько чистым и сверкающим, что можно ослепнуть. Ему хочется развернуться и хорошенько встряхнуть Гриндевальда. Сомкнуть руки у него под горлом, ткнуть под ребра палочкой, что угодно. Громко сказать ему в лицо, чтобы не смел говорить такое. Вместо этого Альбус замирает недвижимым истуканом, и первые несколько секунд пытается совладать с обуявшим его гневом. Сжимаются кулаки до скрипа перчаток, под которыми крепко сомкнутые костяшки белеют, а пальцы немеют. Он силится выдавить из себя гнев в жесте рук и на пару секунд прикрывает глаза, моля о терпении, мужестве и мудрости принимать то, что изменить не в силах. И они ушли, оставляя напоследок застывшую перед глазами картину пуговки носа маленькой храброй еврейки, и полный небывалой тоски взгляд, которым она провожала две фигуры в черном.
А они идут дальше. Смердящий паноптикум, и для них вход в него не заперт. Здесь для Альбуса верным словом будет "погружение". Абсолютное погружение происходит тихо, без судорог, с легким флером кислородного голодания, когда горло то ли режет, то ли пережимает стальная струна. Он знает, что такое быть проводящей поверхностью, но прямо сейчас в окружении всех этих людей и безликих построек не может вычленить собственные эмоции из метафизического варева чужих, что заполняют воздух повсюду. Височные доли тяжелеют, мысли-образы заполняют гигантский пробел между стенок сознания. Оголены чужие шрамы, истории, части биографии и мертвые переживания. Не смерть страшит их, а то, что придется пережить перед ней. Зарожденная внутри буря терзает ребра, хлещет по ним песками чужой люциферовой пустыни. Чужая воля, завладевшая телом, ввергает в Ад, коий сочтен грешниками за Рай. Изрезанные пальцы, мелкие синяки, соль поверх глубоких царапин. Боль в заломанных руках, ощутимые, горячие следы на коже. Крик, вытянутый из груди, казалось бы, на подобное не способной. Чьего бы ума не задевал Дамблдор, все они были вскрыты и опустошены. Словно догорающие и медленно тлеющие под тяжестью чужих издевательств. Как очаги проказы, как перегоревшие, выкинутые на обочину и выедающие почву до отрицательной экологической составляющей. Этот мир не пригоден для жизни. Эти люди больше не пригодны для существования. Это просто нельзя есть. Периферическое зрение видит все, прямое же только перед собой. Обмякшие иллюстрации преисподней валяются повсюду в округе телесными мешками выгнивающего разума. Ничего от эстетики греха и девиации, сплошное сырье для скотобоен. С пустыми провалами глазниц, с раззявленными тонкогубыми ртами, кости черепа досконально обтянуты тонкой кожей с венозными прожилками и жилами нервных узлов, выпирает линия вздыбленного хребта в орнаменте вздорной рёберной решётки. На молодых висках короткая седина белым инеем стынет. Ручки кистями белые, безвольные, вдоль тулова раскинуты. А у одного ниже ручек — ничего. Обезноженный пить просит со вчерашнего дня. Его уносят двое в униформе, бесстрастно до железной двери в неизвестность. Там мухи жужжат. В лицо лезут. Мух тьма тьмущая, восковые тела покрывшая. Копошатся. Лапками трутся. Зеленью брюшек на свет бахвалятся. Воздух осенний ими гудит. А они проходят мимо. А он смотрит на все это. Вдыхает порами и пропускает через себя ментальным ситом. Монструозный вуаеризм. Жестокий в своей беспомощности.
Маггла, встретившего их и заговорившего с Геллертом звали Генрих Диц и на поверхности его памяти была свежая теплая смерть. Убийство без особой жестокости, потому это событие никак не выделилось среди сонма подобных смертей в его эмоциональном калейдоскопе. Деформированный кусочек свинца, срикошетив от прочной стенной кладки, по несчастливой случайности угодил прямиком в тонкую височную кость белошвейки с ашкеназскими чертами. Дамблдор брезгует его сознанием как куском старого отсыревшего драконьего навоза и больше не хочет не трогать его, не даже смотреть на него. Но извне глубокой легилименции его уже поджидает сладковатый трупный запах. Дух разложения. На глянцевой поверхности профессорской души появляются глубокие царапины и трещинки. Умом лишь аккуратно задев волну тревоги, в следующее мгновение Альбус почувствовал, как поднимается страх, топит все корабли, срывает все якоря. Заторможенность. На самом деле он начал омывать, как только речь зашла о первой партии. Глубокий вздох дрожащими легкими.
— Нет, — голос приобретает доселе неведомые нотки. Дыхание замирает после первых слов. — Так нельзя, нельзя, — молит, что бы они ни собирались сделать. Молит о жизни, таймер которой стремительно приближается к нулю. Молит о жизни тех, кто ни в чем не виноват. А в глазах тем временем встает темнота. В ушах звенит взрыв уже с окончившимся сроком давности и годности, но страх забирает свое, и сердце бешено колотится в груди. Так, что можно почувствовать кожей. Страх пахнет, как и кровь. Все смешалось в тяжелом грязном воздухе, от этого кругом голова. Незаслуженность, непозволительность, ирреальность происходящего. Бесконечная и необратимая энтропия вселенского насилия. Мораль опровергнута, человечность обесчещена, низложена к ногам нового творца. Он считывает ментальными образами замкнутую пристройку с низкими потолками забитую живым человеческим мясом и то, что сейчас предстанет и у него начинают мелкой дрожью заходиться руки. С ними тяжело справится. Он догадывается.
Надежда умирает.

© Albus Dumbledore

0

10

Амфита Дойч (можно-нужно сменить)
около 30-35, полукровная или чистокровная, журналистка, один из центральных авторов пропагандистского вестника Гриндевальда
http://sg.uploads.ru/BQfsL.gif http://s3.uploads.ru/qE6pe.gif http://s5.uploads.ru/juwN8.gif
Deborah Ann Woll

Немка или австрийка, имеет в родственниках французов, потому язык знает.

Это карьеристка. Упорная, дотошная, активная. В том её успех, в том же и её драма. Она всегда знала, что хочет рассказывать людям истории, и достаточно быстро научилась сие делать - талант, ничего не взять. Из-за своей странной манеры общаться и желания вытаскивать истории для мира она потеряла достаточно много друзей, приобрела огромное количество врагов и... добилась того, что удалось лишь горстке коллег. Почему? Потому что свои успехи ценит, неплохо понимает обстановку и воистину пользуется теми возможностями, что ей выпали.

А всё потому, что уже лет пять как является доверенным в вопросах печати лицом самого Гриндевальда. Ей дана платформа в виде газеты, и эта женщина отвечает за то, чтобы самые последние события, о которых молчат государственные и частные газеты, становились известны широкой европейской публике. Массированная навязчивость, вездесущность, знание нескольких языков, талант и штаб Гриндевальда - всё это даёт ей простор для работы. И чтобы самоутвердиться, и чтобы творить, и чтобы вносить свой вклад во всеобщее благо; тот тип журналистов, которые делают, потому что могут и потому что верят, а не потому, что надо. И у этой ведьмы на то свои причины, целый ворох причин. Она ведь достаточно наблюдательна, как и имела свою жизненную драму, дабы убедиться в том, что что-то в мире определённо пошло не так и требует изменения. Но разве одна в поле воин, разве молодая журналистка может хоть на что-то повлиять? Может. Так сказал Гриндевальд, и так оказалось на самом деле. До тех пор, по крайней мере, пока она приносит пользу. Стабильно, ярко и не задаваясь лишними вопросами.

Одна речь, одно обещание, и вот в её жизни уже заплескался смысл, и то самое предназначение редкой души, наделённой магией, воплотилось.
Похищение? Смерть? Не эффективная политика Министерства? Концентрационный лагерь? Уничтожение Ниццы? Что угодно будет подано так, как надо; так, как оно есть на самом деле, но как этого не желают произносить в массах. Вероятно, если бы автора всех этих статей знали, то давно бы объявили на неё прицельную охоту (о, сколько информации её голова способна дать аврорату!). Но ведьма до сих пор жива, а значит... значит всё идет по плану. А откуда ей приходят данные, кто их доносит и какой ценой - это уже не её забота. Каждому своё дело, своя роль и своё предназначение в большой борьбе за всеобщее благо.

» Пожалуйста, не берите персонажа для акцента на любовных приключениях. Она, конечно, красивая и всё такое, но героине в первую очередь место в сюжете, всё остальное - приятное дополнение. Развивайте, ведите, что угодно - но имейте в виду, что если сложится перекос (стекло и драмы в моде, не запрещаем), то её просто выведут как ненужный элемент. Партия сурова, для блага надо трудиться.

Отредактировано Воробей (11-01-2019 02:25:34)

0

11

герр Лютер Хропфшманн (можно сменить)
55-65, полукровен или чистокровен, глава Немецкого Аврората, генерал армии Гриндевальда
http://s5.uploads.ru/BmdCT.gif http://s9.uploads.ru/4RCJg.gif http://s7.uploads.ru/La5CU.gif
Till lindemann, Ralph Fiennes

У меня две версии изначальной связи конкретно с Геллертом:
1. Дурмстранг. Совместное обучение (с разницей в 1-2 курс), где имели место быть дуэли, темно-магические практики, заражение идеями о магическом превосходстве и далее по списку. Общение так и прошло сквозь годы, хоть и на какое-то время прекратилось (вероятно, не единожды), когда Геллерт был исключён и переключился на Альбуса. Доверие же к людям как таковое, включая вашего героя, возрождалось медленно, болезненно и не точно.
2. Дуэльные дела после того, как Гриндевальда исключили из Дурмстранга и после его ссоры с Дамблдором. Свела их деятельность в сфере дуэлей, да так и не развела. Не сказать, что этот маг весь путь прошёл с Гриндевальдом, но всегда оказывался рядом, когда это требовалось, и когда настало время, активно влился в деятельность Геллерта.
Разве что зона его интереса вне "крестовых походов" - это всё-таки Германия, потому он в основном на этих землях обитал, там же приобретая репутацию, статус, звания и имущество. Семейный ли человек, или же у него, как и Гриндевальда, война есть детище и семья в виде будущего - решать игроку.

Боец, бесстрашный и умелый. Гнев, который выражает в бое, как и то, что у него внутри, сублимируя того монстра, которым является. О, вы ведь не думаете, что главное чудовище Европы, а то и мира, устроило бы на ключевом посту не монстра? Нужно быть на одной волне, и этот маг как раз на ней самой, местами даже более открыто-извращён, нежели Гриндевальд.

В нём нет харизмы как таковой, чтобы той самой, когда хочется слушать. Его харизма - это свирепство, сила и действие. Он знает, чего хочет, умеет это организовывать, брать в оборот других, организовывая и их, а после делает дело. Умеет нести ответственность за свои поступки, как и наказывать, и это, пожалуй, подарило ему пост мечты, словно бы созданный для него - Геллерт оценил его выше боевых навыков, которых кругом много, но которые не умеют совладать с собой. Он - умеет (пока что). И давать себе волю, и сдерживать свою палочку, когда та жаждет.

Быстрый, выносливый, импульсивный в делах, но продуманный. Не стратег в смысле глобальном, но стратег однонаправленный, преданный своей прямой дороге - он не зря занимает пост не просто бойца, но того, кто, фактически, руководит частью "похода на Европу". Он приложил свою руку к магическому "Блицкригу", и ему доверено вести таковой дальше. Он слушает и повинуется Гриндевальду (в лучших традициях СС), а тот, в  свою очередь, даже прислушивается к его мнению, испытывая подобие уважения, что стоит дорого в случае магофюрера.

Предан делу, предан идеологии, предан магии. Как и Геллерт - не боится смерти по факту.

Немец, поляк, еврей или болгарин. В любом случае, немецким владеет прекрасно, как и ассоциирует себя по большей части с немецкими землями, хоть прошлого своего не отрицает вовсе. В том числе благодаря Гриндевальду. Оно у него, к слову - прошлое - достаточно насыщенное и непростое, суровое. Вероятно, семья так или иначе пострадала от Первой Мировой, как и в целом история не-магов задела его ближний круг достаточно, чтобы не питать к таковым теперь ни сочувствия, ни пощады, ни жалости. Не то чтобы эти качества вообще были присущи данному волшебнику, к слову. Каждый получает по заслугам, а на примитивных не размениваются: они сами себе причинили куда больше боли, чем додумался бы даже самый извращённый маг на свете. Значит, их страдания - ничего страшного.

» Грамотный и достаточно активный (но не назойливый в общении) игрок, желающий выстроить из каркаса вкусную, насыщенную историю. Ему найдётся место в сюжете, как и лично с Гриндевальдом предполагается своя история длиною в жизнь. Быть может, это то извращенное понятие дружбы, на которое способны два этих чудовища. Временами тьма объединяет, создавая свою практичную и результативную иерархию. Детали взаимоотношений - общих историй - также проясним, потому что вплести можно месть, восхождение, пропаганду, дуэли, психологическое восстановление после ссоры с Альбусом (между нами-то точно не будет конфликтов на тему методов достижения всеобщего блага, ага?) - это и многое другое. Я открыт и воодушевлён перспективами.

0

12

Йоханис-Клаус Ко'лпак (можно сменить)
56-66, чистокровный, главный колдомедик Центрального объединённого австро-германского Госпиталя
http://sg.uploads.ru/HxD7h.gif http://sd.uploads.ru/bdGUl.gif http://s3.uploads.ru/9ELa2.gif
Mads Mikkelsen

Все клише, что могут собраны о немце с венгерскими знатными корнями, колдомедике и фанате своего дела, относятся к этому человеку. Человеку, который сидит на правильном смете в правильное время, занимается правильным делом и приносит благо своей деятельностью.

Педантичен, эстетичен, воспитан, разговорчив, в целом общительный, не испытывающий проблем с коммуникацией. Не мизантроп, людей (магов) как таковых любит. Достаточно строг, однако не проявляет свою педантичность и заносчивость с кем попало. Умеет и любит шутить, не отличается жадностью, всё в порядке с чувством ответственности, иерархии и передачей знаний младшим сотрудникам. В коллективе его уважают и местами побаиваются, держать в узде умеет, хоть по натуре и падок на то, чтобы смотреть на пределы индивидуальной наглости, если таковую позволить. За что, впрочем, может и наказать. Своеобразно, так, чтобы более рисковать с ним не хотелось.

Выдающийся и талантливый колдомедик, травник, теоретик колдомедицинской трансфигурации. Интересуется межвидовой магией и использованием существ, отличных от магов, для исцеления и развития таковых. Что активно изучает, пишет работы и на что получил одобрение от Гриндевальда. Не жесток к волшебникам, бесстрастен к прочим, потому не ощущает, да и не слишком интересуется, гранью своей жестокости. Какая разница? По-научному изощрён и искушен, но категорически не любит шум и крики (в том числе пациентов, боли), если только это не музыка. К слову, в своём музыкальном вкусе совпадает с Геллертом, как и в эстетическом восприятии, что считает очень важным нюансом. Вообще ценитель с большой буквы. Ценитель многого. От живого до рукотворного; или ставшего не совсем живым.

О, нет, он вовсе не герр Менгеле. Герр Менгеле - не-маг, и, о, какой арсенал возможностей отсутствует у этого примитивного докторишки. Впрочем... иногда его персона бывает полезной, когда Йоханис-Клаус задаётся новыми благими делами. Может использовать научные и человеческие ресурсы Третьего Рейха для изучения интересующих вопросов. Научным взором поглядывает на обскура. Пока безуспешно: Гриндевальд не одобряет изучение этой твари, потому что их в принципе не должно существовать в природе.

Прилежный семьянин, приятный человек, любит домашний сад, прогулки по живописным улочкам города, хорошую музыку и порядок. Блюдёт за здоровых, сильных и не опирающихся на не-магов волшебников. Успешно. Малость картавит. Ему идёт.

» В целом, требования аналогичны высказанному в иных моих заявках. Всё обсуждаемо, связь с Гриндевальдом имеется в нескольких вариациях, которые лучше обсудить лично, исходя из вашего видения героя. И да: все отсылки к историческим персоналиями естественно случайны. Здесь, в Первом Магическом Рейхе, все исключительно хоровые люди, которые работают исключительно во имя всеобщего блага.

0

13

Лучший в мире Ньют ищет глаза саламандры:

ПОРПЕНТИНА ГОЛДШТЕЙН
37 лет, полукровна, аврор в МАКУСА
http://s7.uploads.ru/t/IzHc1.gif
Katherine Waterston

Та самая средняя голова, отрастающая во имя добра и справедливости, именно там, где ей вечно не рады (в основном те, у кого в графе «хобби» — терроризм и завоевание мира). Четыре буквы по горизонтали.

Тина.
Спортсменка, комсомолка и просто красавица (нужное подчеркнуть). И таракана в чайник поймает, и китайского зуву в чемодан завлечет. Тина — старшая сестра, и все, что вы знаете о старших сестрах, — это Тина. После смерти родителей периодически страдает потребностью опекать и защищать сестру от всего внешнего мира. Ведь нельзя Куинни сидеть на жесткой табуретке реальности столько, сколько можно сидеть на ней Тине. Куинни уже посидела лишнюю минутку, и во что это вылилось? Ищи-свищи ее теперь в стане всеобщего блага.

Вообще Тину легко понять.
Она знает, что такое хорошо, а что такое плохо, понимает, что небо – сверху, земля – снизу, что еду нужно класть в рот и медленно пережевывать, прежде чем проглотить, а ходить необходимо, поочередно переставляя ноги. Тина простая и все-таки удивительная.

Самодостаточная, независимая, серьезная, но спонтанная, любопытная, храбрая. Воображает себя левой головой, делая лицо тяпкой и строя карьеру в МАКУСА, но Тина совершенно замечательная сама по себе, поэтому никакая дурная репутация ей не повредит. Даже не знаю, как такое может быть. Скорее, наоборот, я точно знаю, что не может. То есть, конечно, до нашей встречи знал, а теперь лишь знаю, что абсолютно ничего не знаю. Потрясающая Тина.

» Тина. Тина. Порпентина. Видел я сиянье звезд в нитях черной паутины, меж прядей твоих волос. Я абсолютно не требовательный, просто пиши и люби этого персонажа всей душой. Я потрачу на тебя многотомный глоссарий сомнительных комплиментов, и наконец-то вручу обещанную книгу, мы вернем тебе Куинни, по дороге выручив Криденса (тут уж как повезет), а потом будем жить со жмырами в чемодане, как отшельники, собирая на завтрак росу и нося одежду из крапивы (последний пункт готов обсудить).

0

14

Генриетта Белндаус (можно сменить)
около 37-45, чистокровная, занимается частной практикой некромантии и спиритизма
http://sg.uploads.ru/ixldX.gif http://sh.uploads.ru/NqjOT.gif http://sg.uploads.ru/rP3mb.gif
Eva Green

Румынка, венгерка или болгарка.

Что стоит знать об этой ведьме? Она не светлая. Она не хороший человек. Но и не чудовище. Просто когда родословная перенасыщена магией и не лишена наследственного дара, смешиваясь при этом с ещё более концентрированной кровью магических цыган, может случится Генриетта. Может случиться так, что в старинном доме станет мёртвых больше, чем живых, а гнев покойников, как и поцелуй самой Смерти, сведёт на тот свет значительную часть достаточно древнего рода, измотав, но не тронув при этом саму Генриетту.

Она талантливая ведьма, которая теперь проживает одна в небольшом отдельном загородном поместье. На её судьбу выпадало и несколько лет отшельничества вдали от людей, и лечение у ментальных колдомедиков, и предательства, и оказанная близкими и близким помощь, ведь кто-то, но должен был остаться в кругу той, кто считаться проклятой, да? Ведь кто-то остался? Да?... (не знаю, есть ли у неё семья или хотя бы отец, который поддерживает - это ведь всё равно причиняет ей боль, потому что не такого желали родным, он неё одни проблемы, верно?)

За любую магию нужно платить. Особенно за ту, что сильна. Любая магия оставляет на человеке след. Особенно та, что не привязана к живым.  Генриетта наделена редкой россыпью одно-направленных даров, что называются проклятием и делают её... сумасшедшей? Не подконтрольной? Проходным двором для тех, кто желает сказать что-то по эту сторону? Возможно. Их секреты, впрочем, их видение, их аура и их мертвое состояние заражают и не позволяют по-настоящему любить живых, как и вызывают страх присоединиться к тем, кто уже не здесь. Ведьма словно бы в ловушке собственного дара, собственных практик и их последствий. Она знает многое, многое у неё получается, но есть ли в этом смысл, когда люди уходят, разум тебе не принадлежит, а выхода нет? О, нет, подождите. Выход есть. Его показал Геллерт Гриндевальд.

Они могли встретиться во время её отшельничества, лечения, приёма, приступа; несколько лет назад или совсем недавно. Это не суть важно, потому что темнешйего мага не испугало то, с чем он столкнулся. Оно его восхитило и заинтересовало, ведь, право слово, то, что иные - и сама Генриетта - сочли за проклятье, Гриндевальд с уверенностью назвал даром. Дары - они бывают разными. Они проявляются по разному, что не лишает их звания дара. Мужчина дал ей инструменты, успокоил, подарил некоторую стабильность и, право слово, пообещал такого желанного: пользы от дара, применения знаний и возможность спать ночами. А дальше... дальше с ней произошло тоже самое, что случается со всеми попадающими под влияние темнейшего мага. В их жизни появляется смысл и сила, но пропадает выбор. Нужен ли он после всего, впрочем?

Когда-то Геллерт живо интересовался некромантией и даже проводил ряд экспериментов, в том числе на Винде. Но после не слишком удачного опыта решил, что более подобного повторять не стоит. Пока ему не встретилась Генриетта: судьба словно бы сама дала ему в руки инструмент, которого так не хватало для работы со знаниями и силами мёртвых. А уж поможет ли это поднять мертвецов из могил, создать армию нежити или наслать массовый мор на тех, кто заслуживает смерти - это покажет практика и время. У Генриетты, правда, теперь есть, кому её направлять и не осуждать за... цену, проявления и вспышки того, что всё-таки дар, а не проклятие. Гриндевальд чудовище, ему не страшно.

» Разумный игрок с наличием воображения, неплохим слогом, достаточно активный и не имеющий длинного списка триггеров. Вдохновлено в том числе "Бульварными ужасами", только без вытягивания в свет. Психология, страдания, много тёмной магии и грязи - всё на подносе, всё для тебя. Только умей это сыграть. Правильно, красиво и вдохновленно.

0


Вы здесь » Live Your Life » Магические школы » First Magic Reich