Live Your Life

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Egils Saga

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://forumfiles.ru/files/0019/cc/77/74036.png

Адрес форума: http://norge.f-rpg.ru/
Официальное название: Egils Saga
Дата открытия: 04.12.2018

Администрация: Áki Folden, Freydís Lågen
Жанр: мистика, этнический фольклор
Организация игровой зоны: эпизоды

У магии нет симпатий и нет любимцев; не любит она нарушения сложившихся устоев, не терпит потери равновесия. Но вот оно случилось, и утерянное она будет возвращать слепо и без жалости, перемелет всех, кто встанет у неё на пути, будь то люди или её дети.


Ссылка на взаимную рекламу:  Рекламная 01

Отредактировано Láðvǫrðr (09-12-2018 21:52:25)

0

2

. . . . . . . .
Пока мы пишем концепт-акции и выбираем вино для глинтвейна - год заканчивается. Поэтому, мы поднимаем голову от текстов-планов и радуемся окружающим, друг другу и себе, а также боремся с желанием неприлично много цитировать посты.
. . . . .

Небо над морем зелёных верхушек сереет; мелкие капли дождя шумят по березняку, обливают тонкие редкие осины, но настоящее ненастье только впереди. Гроза идёт на север; шквалистый ветер ударит по лесу, но чуть позже, когда впереди замаячат высокие хмурые ели.
—Rúnar Rauði,  «Господин горных дорог»

Невнятное состояние, когда ты на грани. Сна и бодрствования, жизни и смерти. Все кажется не тем, чем является на самом деле, или же наоборот — из-под завесы проглядывает истинное. Мужчина гладит Фрейдис по щеке, а она чувствует ледяное прикосновение и едва слышно бормочет, пытаясь отвернуться: "Сгинь, рано еще...",  словно ей решать когда и кого заберет Хель в свое царство.
— Freydís Lågen, «Господин горных дорог»

У Рагнейд в прошлом новости и дальняя дорога.
Одежда серая и строгая, из  украшений — белый кружевной воротничок, да ряд черненных  пуговиц. Поезд отходит прямо со станции Ронана, грозный, свистящий резким гудком и выдыхающий в небо черный густой дым. Стук колес по отлитому в рельсы чугуну ритмичен, словно выдрессирован теми, кто пришел за их углем и железом. Воздух пахнет углем, а мужчина, севший на скамейку напротив — табаком. Его совершенно не смущают односложные ответы собеседницы и взгляд в окно, на проплывающие вдалеке горы.
— Ragneiðr Rauða, «На исходе зимы»

В пять утра Асгерде снится, что родители, наконец, сдались и дали зеленый свет её желанию стать егерем. Отец даже кладет ей ладонь на плечо, чуть сжимает, и желает удачи. Мать счастливо улыбается и больше не повторяет, как скучают по непутёвой Аде кастрюли и сковородки на кухне. Более того, она протягивает столь желанную кожанку, глупо перевязанную подарочным бантом, вместо фартука в цветочек. Ободряющие слова говорит и Эйнар, но девушка слушает его вполуха и благодарит невпопад, ожидая одобрения другого брата.
— Ásgerða Rauða, «Watch carefully as the blade cuts»

Лишь тонкое прикосновение сознания, не более, и вороны градом обрушиваются на хрупкую девичью фигуру, стремясь выклевать глаза, оставить следы своих когтей на бледной тонкой коже, заставляя кричать от боли.
— Helga Folden, «Будущее прямиком из прошлого»

Ауки соскальзывает в дрёму и пробуждается опять; невольно он ожидает прихода усталой медсестры, только отошедшей от постели больного; или крика раненного, что так нашпигован осколками, всё что на нём совсем в крови, и вряд ли теперь он выйдет отсюда без потери чего-то нужного, если и вовсе не освободит свою койку по смерти; или поднятия по тревоге в мрачном утреннем сумраке.
— Áki Folden, «Будущее прямиком из прошлого»

Отредактировано Láðvǫrðr (03-02-2019 16:27:54)

+1

3

MIKKEL  ||  МИККЕЛЬ
http://funkyimg.com/i/2QhAf.png http://funkyimg.com/i/2QhAg.png
Lorne MacFadyen
. . . . . . . . . . .

КЕМ ЯВЛЯЕТСЯ
. . . . . . .
Обычный человек (или с прикрученным фитильком*), профессия и вид деятельности на усмотрение игрока, возраст от тридцати до тридцати трёх лет

КЕМ ПРИХОДИТСЯ
. . . . . . .
Шапочным знакомым мне, надоедой или орудием Irene Flatter.


О ПЕРСОНАЖЕ
. . . . . . . . . . . 


Миккель родился и вырос в Норвегии; прекрасно знает оба диалекта родного языка, стоит на лыжах и прекрасно ловит на блесну, но себя он чувствует не на месте. Никто не знает, даже его милая жена, как он ненавидит эти хмурые горы и поездки к родителям жены на север, как боится водоёмов, и что собаку и ружье он держит в доме совсем не ради охоты. В свободное время Миккель гуляет по окрестностям, задерживаясь на семейный ужин, тратит деньги на фото и видеотехнику, на блокноты и ручки - он ищет то, что его испугало. Ищет и хочет отомстить, а не находя, вымещает злобу на других: накричит на румяную старушку, что живёт у домика на отшибе, отменит обещание данное сыну, подденет жену, попрекнув её недосоленным супом, расплывшейся фигурой и недостаточно охлаждённым напитком.
Или совершит преступление.

Ещё мальчиком Миккель повстречался с нёком, и едва не был затянут им в воду.
Подростком Миккель встретил прекрасную деву в лесу и был ей осмеян; и у хульдр бывает игривое настроение.
Накануне его тридцатого день рождения его едва не убила бергсра.
И никто ни разу Миккелю не верил.

Миккеля терзают кошмары и невозможность поделиться и доказать. Ни одна съёмка не увенчалась успехом, вся техника превращается в хлам. Его друзья давно перестали слушать «россказни», а новых знакомых он боится отпугнуть. Но он точно знает - цепкие пальцы и мутная вода, хвост из под полы зелёного платья и хрупкая девушка в горах ему не приснились.
Иногда он считает себя одним из них.

ДОПОЛНИТЕЛЬНО
. . . . . . . . . . .


[!] Имя и внешность меняются, фамилия на усмотрение игрока - она может вообще не иметь скандинавских оттенков.
[!] Из Миккеля можно слепить местного тихого маньяка c съезжающей крышей. Возможно, кто-то из беженцев недосчитался парочки детей и предпочёл умолчать, а может быть, на кого-то напали, и он успел убежать, а то жертвы и вовсе за пределами Норвегии. Из Миккеля можно слепить маньяка и покруче. Кто знает, что он делает с телами?
[!] В игре есть одна прекрасная особа, Irene Flatter. Линия Миккеля с ней может отличаться, от "я докажу, что ты не та, кем являешься" до использования Миккеля в целях Ирен.
[!] * Вполне вероятно, что Миккель по-своему одарён, хотя и не колдун - чувствует следы магии.

Пример поста

Зимой всегда легче. Снег мягко ложится на горы и скалы, закрывает будущую траву; слеживается и становится плотным точно лёд или обрастает плотной ледяной коркой, когда к Рагнейхему подступает лёгкая оттепель, и следом же, с темнотой, когда загораются россыпь чистых звёзд, морозит вновь. Лисицы тявкают по ночам у посёлка или за оградой, но близко не подходят, а утром яркое, негреющее солнце подсвечивает их аккуратные следы и лёгкие рыжие шерстинки у голых кустов. Мыши дома скребутся где-то внизу, играют мышата в подполе, как бы не закрывали от них все запасы - всё равно заводятся и все равно прут зубастые в дом, оббегают пучки душистых трав, шуршат в пакетах и ищут съестное; Ауки никогда не нравилось их травить и он спускал с рук мышиные разборки, не прельщаясь идеей приложить усилия и разобраться с ними.

У стен Рагнхейма то и дело шалят какие-то странные маленькие нечто; Ауки видел их пару раз вблизи, но так и не понял, а что, собственно, скачет по сугробам прямо под окнами; мелкое, не больше полуторамесячного котёнка, и светлое со светлыми же глазами. Но вреда они ни разу не наносили. Не приставали к животным, не нападали на людей. Просто вылезали откуда-то в лунную ночь, приветствовали её по-своему, или же перед северным сиянием; тогда их следы похожие на крысиные были особенно заметны на снежном покрове... Зимой Ауки засыпал легко, бессонница редка была в тот холодный отрезок года. Сонное дыхание жены и ребёнка, если кто-то был ещё столь мал, что лежал ещё в детской кроватке, зимняя тишина не оставляли его равнодушным.

Летом совсем всё иначе. Серыми ночами возвращается к Ауки его «болезнь», посещает бессистемно и неаккуратно. Он слишком плохо засыпает, и слишком неровно спит, лежит временами совсем без сна - единственный такой посреди тёплой ночи. Всё так же балуются мыши, но не выползают те странные, по-прежнему безымянные создания. Попрятались они куда-то, растворились в стенах или ушли в землю, как талая вода, и захватили с собой покой их невольного соседа. Прижимается к нему жена, ровно дышит ребёнок; Ауки соскальзывает в дрёму и пробуждается опять; невольно он ожидает прихода усталой медсестры, только отошедшей от постели больного; или крика раненного, что так нашпигован осколками, всё что на нём совсем в крови, и вряд ли теперь он выйдет отсюда без потери чего-то нужного, если и вовсе не освободит свою койку по смерти; или поднятия по тревоге в мрачном утреннем сумраке. Снотворные лишь для крайнего случая, на полдня после них Ауки сковывает усталость и сонливость как после длительной болезни; знахарская аптека, временами, действует вовсе не так, как ему хочется, как ему нужно.

С каждой минутой приближается рассвет, но каждые шестьдесят секунд едва ли не вечность. На закрытую большую кровать мягко прыгает кошка с вытянутыми ушами. Белая, светящаяся мягким светом, синеглазая и лёгкая, почти что невесомая. Она не сминает одеяла, ступает без звука, движется плавно и аккуратно. Она никогда не смотрит на Ауки дольше пары секунд, ведь пришла она не к нему. Одна из фюлъгьий Рагнхейма приходит именно к Рагнейд с самой её беременности Снайром, а временами навещает и детей. Дремлет на её животе или рядом с ней, только и дёргая временами ушами, отслеживая дыхание Рагнейд и дыхание того из младенцев, что спит неподалёку, защищает их сон и покой. И у хранительниц Рагнейхма есть свои пристрастия, даже если приняли они всех домочадцев.

С свистом первых птиц и тихим шорохом одеяльца, что Инга сминает, вытягиваясь, перед тем как подать голос, Ауки окончательно отбрасывает попытки уснуть. Поднимается на локте, аккуратно слезает с кровати, не задевая ни Рагнейд ни необычную кошку. Ночная посетительница распахивает глаза, приподняв изящную голову; провожает Ауки взглядом до самой двери, смотрит как он уносит свою дочь за пределами спальни, но остаётся на месте, на Рагнейд. Давно это было, но всё-таки Ауки помнит, не слишком хранительнице понравилось, когда он решил облегчить молодой матери уход за младенцем и поднялся к нему сам. А может быть, она не была в восторге потому, что знала - молодой отец до чёртиков боится уронить сына, хотя казалось бы, почему, ведь он держал до того случая и больших и маленьких, и даже новорождённого в далёких сороковых, приняв его у матери. Но свои дети не то что чужие, это Ауки понял именно со Снайром, пока вынимал его из кроватки под взглядом недовольной, вздыбленной фюлъгьи, приготовившей свои острые длинные белые когти, увеличившейся в размерах до здоровой рыси. За сорок с лишним лет отношение этой воплощённой любовной строгости определённо смягчилось. Но попытайся бы кто ещё прокрасться в спальню Фолденов на первом этаже большого дома, приблизиться к младенцу - и чужаку бы досталось.

Инга получает всё, чего хотела, и даже больше. Она так и остаётся спать у отца на плече, не просыпается, когда он ходит по чистой пустой кухне, не шевелится, когда он садится и опирается плечом о высокий подоконник. Не издаёт ни звука, когда за дверью слышится движение и в кухне становится ещё одним больше.
— С пару часов. — отвечает Ауки. — Ты рано, милая.
Возможно, его бессонница оправданна, даже полезна, если он может быть рядом с женой и младенцем, когда они нуждаются в этом, или если единственный провидец в семье поднимается вдруг рано.
Ауки вновь встаёт. Теперь уже, чтобы убрать с крепкого деревянного стола пустую бутылочку из под молока да нажать кнопку прозрачного чайника.
— И выглядишь, словно за тобой стая нёков гналась.
Он достаёт из шкафа две чашки, умудряясь управляться одной своей рукой и не потревожить спящую дочь.
— Ну или туристическая группа устроила скандал из-за какого-нибудь разумного запрета.

0

4

КОНЦЕПТ АКЦИЯ: «СЕМЕРО»

JØRGA FOLDEN | ЙЕРГА ФОЛДЕН
http://funkyimg.com/i/2QTgL.png
Kylie Rogers
. . . . . . . . . . .

По утрам Йёрга наставляет молодёжь; вновь и вновь режет руны, стремясь передать молодым хоть частицу из своих обширных знаний. Вечерами Йёрга рассказывает детям сказки, и не понять, сколько в них правды и вымысла; оживляет прошлое для малышей, включая их в народную память; рисует перед взрослыми возможное или желаемое будущее; предостерегает и рассыпает добрые пожелания, когда находит для этого достойный повод.
Решив познакомиться с ней, вы, верно, подумаете, что ошиблись дверью... Давным-давно Йёрга определила свой путь и следовала ему неукоснительно, вопреки желанию родителей и всей своей семьи, уже много лет её никак не отличить от других восьмилетних детей. Разве что по серьёзным, совершенно не детским глазам.
. . . . . . .
[!] Более чем вероятно, что Йёрга не только наставник, но и жрица, но на этом мы не настаиваем. Приблизительный её возраст: сто девяносто лет.
[!] Игроку на подумать:
─ Как Йёрга относится к другим «сотоварищам»?
─ Сомневалась ли она в своём решении хоть иногда?
─ Какой из кланов должен хранить Песту по её мнению, достоин ли Эгиль Йессинг своего места?

0

5

КОНЦЕПТ АКЦИЯ: «СЕМЕРО»

JÓDÍS LAGEN | ЙОУДИС ЛОГЕН
http://funkyimg.com/i/2QTi8.png
Rebecca Ferguson
. . . . . . . . . . .

Йоудис не задержится в вашей памяти надолго. Случись вам случайно толкнуть её, например на оживлённом перекрёстке или в забитом транспорте, вы и думать о ней забудете, как только разойдутся ваши с ней пути, и она исчезнет из вашего поля зрения. Эта женщина симпатична, но без макияжа и краски сливается с толпой, теряется на фоне представительниц своего пола. Невидимка в семье, в учебном заведении, на дружеских встречах, если только не откроет рта. Но Йоудис никак не по этому поводу не переживает, напротив она, культивирует свою незаметность.

«Изюминка» Йоудис таится вовсе не в облике. Не нужны ей подручные средства, чтобы обратить на себя внимание и задержать его. Не нужна яркая внешность, чтобы служить богам тем путём, что она сама себе определила.
Каждый языческий праздник Йоудис выбирает себе мужчин из числа свободных и проводит с ними время, во славу Фрейра и Фрейи, не привязываясь и не терзаясь моральными вопросами; отвечает взаимностью и тому, кто прямо изъявит своё желание.

Йоудис не отказывает, но ещё чаще не отказывают ей, ведь зов её феромонов - властная сила.
. . . . . . .
[!] Разнообразие половых связей весьма щекотливая тема, но Йоудис не портовая проститутка с веером венерических заболеваний, в этом мы совершенно уверены. Полагаем, что ей не меньше тридцати пяти лет.
[!] Игроку на подумать:
─ Как семья/ближайшее к Йоудис общество относится к её деятельности?
─ Охватывает ли она только Логенов? Или же Йоудис не обращает внимание на клан/присутствие или отсутствие магических способностей?
─ Легко ли было ей встать на такой путь или же он потребовал моральных усилий?

0

6

КОНЦЕПТ АКЦИЯ: «СЕМЕРО»

JARDAR NORDHAUG | ЯРДАР НОРДХЁУГ
http://funkyimg.com/i/2QTiQ.png
Mads Mikkelsen
. . . . . . . . . . .

Картины и фотографии не передадут голоса, не расскажут о любимых и ушедших больше, чем было изображено. Ярдар никогда не говорил с отцом. Не был с ним по-настоящему знаком, не видел в живую отцовского лица - тот умер, едва новорождённый сын сделал свой первый вздох, забарахтавшись в руках принявшей его женщины.

Ярдар ничего не знал о наружности своей невесты, пока не наступило время обряда и её не ввели к нему. Он не выбирал эту женщину, его судьбу должны были решить боги, а значит, степень знакомства, внешность, душевные склонности не имели никакого значения.

Ярдар никогда не видел лиц своих детей. Перед его глазами повисла пелена мрака, а мир ограничился знакомыми на ощупь очертаниями и углами; Ярдар ослепил себя вскоре после свадьбы.

Жреческая судьба это неопределённость или предназначение, благословение или наказание; кого не спроси, единого мнения не будет. Жрецов не так много рождается; пока приемник или преемница не появятся на свет - жрецу не умереть своей смертью. Но здесь семейная преемственность - настоящая, до неверия, редкость. Пусть краски и тени исчезли из жизни Ярдара, он знает, что его жертва не напрасна, боги слышат его, и благословили однажды, позволив родиться в семье ещё одному жрецу -  его старшей дочери.
. . . . . . .
[!] Так как жречество крепко вшито в семейную историю (тут и отец, и сам Ярдар, и его дочь), то изменить это нельзя. При этом Ярдар может быть наставником. Мы предполагаем, что Ярдару не меньше пятидесяти лет.
[!] Игроку на подумать:
─ Как складывались отношения Ярдара с женой? Кто она такая, ведьма или человек, клановая или одиночка?
─ Трезво ли оценивает Ярдар свою невольную "уникальность"? Считает, что она даёт ему какие-то права?
─ Какие отношения у него с детьми, выделяет ли он как-то дочь-жрицу?

0

7

КОНЦЕПТ АКЦИЯ: «СЕМЕРО»

JØRDIS ULVANG | ЙЁРДИС УЛЬВАНГ
http://funkyimg.com/i/2QTjy.png
Miranda Otto
. . . . . . . . . . .

Уходя, Йёрдис не заботится о сохранности своего имущества; дверь небольшого яркого домика остаётся открытой дни напролёт. Из утеплённого сарая подают голоса несколько стройных коз и приземистых овец, по огороженному пятачку гордо вышагивают куры, выхватывая из под носа товарок зёрна кукурузы побольше; животные в этом скромном хозяйстве знают мало ограничений, а если закрывают их, то на одну щеколду.
Йёрдис и не помнит, где хранятся ключи, где лежат навесные замки. Да и зачем? Она живёт в самой малонаселённой части Норвегии - на севере, в стороне от туристических маршрутов. Некому приходить, некому красть.

Случатся вдруг гости, родственники или просто заплутавшие в северных просторах, то ждёт их горячий чай с большими земляничинами, терпкая травяная настойка, домашний сыр и ненавязчивая забота умелой хозяйки. Задержавшиеся останутся ночевать на прохладных простынях под шерстяным одеялом, пропахшим мятой и малиновым листом.

Йёрдис расскажет вам о жизни на севере. О тёмных зимах и северном сиянии прямо над своей головой, об оленеводах-саами. А иногда проронит слово-другое о своих детях. Но где же они? Ни игрушек, ни детской одежды; вам не придётся сдерживаться, наступив на детальку от «Лего». Ни подарков ни фотографий взрослых сыновей и дочерей; вы ничего не смахнёте с тяжелого деревянного комода. Стены не расписаны мелками и красками, за шкафом не валяется старое шоколадное печенье. Косяк двери чист от зарубок - летописей детского роста. Не ищите их здесь. Дети Йёдис накормили собой берсерков, их младенческие кости - игрушки для волчат - лежат в густой траве. Мать сама вынесла каждого новорождённого в лес, во славу богов отдала их берсеркам.

Может быть потому они и не приближаются к её дому, не трогают её коз и овец, не убивают кур?
. . . . . . .
[!] Хотя Йёрдис носит фамилию Ульванг она кланового проклятья избежала, а значит её магический дар может быть любым. Мы предполагаем, что ей никак не меньше восьмидесяти лет, и вовсе не пара младенцев встретила свою смерть таким образом.
[!] Игроку на подумать:
─ Чего Йёрдис боится больше всего?
─ Насколько широк круг знающих о судьбе её детей?
─ Как складываются её отношения с окружающими, завязываются ли новые знакомства?

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC