Live Your Life

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » Магические школы » 2023 apogee


2023 apogee

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Логотип.
http://sh.uploads.ru/j4Yuc.png
Адрес форума: http://thisisapogee.rusff.ru
Официальное название: 2023 apogee
Дата открытия: 04.06.2019
Жанр: приключения, фэнтези, политика, драма
Организация игровой зоны: эпизодическая
Краткое описание: События разворачиваются в 2023-ем году. Гермиона Грейнджер на посту Министра Магии решает объединить два разрозненных мира — мир волшебников и мир магглов. Это событие резонансом прокатывается по общественности — кто-то горячо ее поддерживает, остальные ставят подобную политику под сомнение; радикалы, пользуясь популярностью, создали свою террористическую группировку, чтобы саботировать происходящее в обоих мирах .Иностранные Министерства Магии обеспокоены нестабильным положением в Англии и отправляют своих послов для выяснения обстоятельств.
Ссылка на взаимную рекламу: ссылка здесь.

+2

2

альпин мальсибер
единокровная сестра
https://funkyimg.com/i/2Uo59.png
[ gina alice stiebitz ]

дата рождения , место ;
февраль 1998; шеффилд, графство саут-йоркшир

лояльность ;
ваш выбор

деятельность ;
флорист в мире не-магов? [в большинстве своем остается на ваш выбор]

чистота крови ;
полукровка

альпин смотрит на горизонт — там мечты рассыпаются осколками реальности, что давит на плечи холодом и пустотой. альпин смотрит на мокрую землю под ногами и задерживает дыхание — ошибка. альпин смотрит в глаза орната — у нас нет ничего общего, кроме фамилии — и на тонкую усмешку, что горьким сожалением и железом на языке. у альпин волосы цвета заката, у альпин тонкие нити шрамов на пальцах, у альпин в голове лишь одно желание — быть обычным человеком. она обхватывает запястье, где картой звездного неба — синие лепестки, как отголосок недавней боли; она морщится при каждом слове, что в груди — неритмичным бегом, а на щеках — алыми пятнами. — ты — случайность, результат ошибочной связи с маглой. у нее ураган в глазах, который в секунду — штиль.

альпин выводит аккуратные линии на листах, читает новости в ленте и греет руки о чашку с горячим чаем. альпин заплетает волосы в косы, слушает тишину и смотрит на угасающие огоньки фар проезжающих машин. у орната — руки сильные, пальцы впиваются в кожу — отпечатками и жжением. у орната слова — льдом атлантики, с головой и на дно. орнат закрывает глаза — снова слезящиеся — и старается расслабить руку, что судорогой впилась в ворот рубашки [будто и не своя] — ты не принадлежишь себе, орнат? у альпин слова тоже могут обжигать.

она делает шаг вперед — пропасть? нет, крутой поворот.

она зажимает рот ладонями — отчаяние остается холодом в груди.

альпин разводит руки в стороны: под ногами песок, впереди — необъятный океан, а в легкие — свобода. у нее в сердце — любовь, что метелью вместе с грустью; у орната в ответ — взгляд, что грозой над головой, безразличие, стекающее талой водой по оконному стеклу. альпин упрямо сжимает губы, альпин — пальцами в волосы; отчаянно цепляется за медленно угасающую надежду.


дополнительно ;
подробнее отношения обсудим лично; персонаж во многих аспектах остается на вас [ее полноценные биография и характер], так как детские годы альпин и орната совсем друг от друга не зависят. для начала спишемся в лс, а дальше посмотрим, как оно пойдет.

пробный пост

случайный поворот головы - пара фраз, брошенных впопыхах давно знакомыми людьми. галстук привычно обхватывает шею, однако, сильнее, чем обычно. в руках - книги под авторством известных в определенных кругах людей, в глазах - ожидание семинара и его же скорейшего окончания. быстрее начнешь, быстрее закончишь. утро встретило тишиной пустующих комнат, солнцем, что предпочло в такой день скорее скрыться за облаками, ненужным потоком новостей и несколькими пропущенными на телефоне. все - буднично и совершенно не заслуживает пристального внимания. в чашке - привычный холодный зеленый чай, на голове - беспорядок как совершенно никому незнакомая часть ханса вайса. в голове - ворох разных «если» и «почему», которые лишь усиливают ноющее чувство в груди, не покидающее сознание далеко не первый день. ханс смотрит вперед, где солнце закатом до земли, ханс выдыхает и слегка кивает головой - каждому, кто прошел мимо. ханс никогда не пожимает протянутую руку. сотни мелочей, составляющих единую личность.

в коридорах - как никогда многолюдно, голова - гудит как улей. ханс на секунду прикрывает глаза, раздраженно касаясь переносицы самыми кончиками пальцев - хмурится. настойчивая мысль с сожалением о забытой бутылке воды, что так и осталась в холодильнике, в папке - необходимые документы и подготовленная заранее речь, которая все также, из года в год никому не интересна. кто-то окликает по имени - обернуться, чтобы в следующую секунду получить болезненный тычок по плечу. ханс не любит многолюдные места. у него в мыслях выстраиваются сотни предположений, что будет в следующую минуту, пока на лице - доброжелательная улыбка, смягчающая каждое слово, произнесенное, увы, без должного на то уважения. в стороне знакомый голос - глаза в минуту находят нужного человека. на мгновение дыхание перехватывает, чтобы в ту же секунду напомнить обо всем, что случилось не так давно, а после - пламенем в груди чувства, что так и не удалось заглушить за все прошедшие дни. - обида? в голове набатом - профнепригоден? в руке ручка - тихим треском и неожиданной болью, что красными каплями по коже. рядом судорожный вздох - я могу вам чем-то помочь? ханс морщится, больше не смотрит в ту сторону, мимолетным взглядом - по женщине рядом и легкое покачивание головой. - не стоит, доктор фрузе. ничего серьезного не случилось.

холодная вода до онемения по коже, жжение, что с каждой секундой отступало и мысль - за неделю до конца точно не заживет. ханс проводит мокрой рукой по лицу - опустошение, не оставляющее ни на минуту. в душе - ливень, перед глазами - белое золото волос, но на деле - лишь тишина и сумрак, что не разбавит вновь включенная лампочка. ханс сжимает губы - прошлое любит открывать глаза на то, что изначально не замечал. ханс расстегивает верхние пуговицы - воздуха не хватает, а на сетчатке давно отпечаталось - скальпель и перчатки, что минутой становятся красными. у ханса каждый чертов день состоит из одних и тех же действий, он знает, что делает и как делает, но один обвиняющий взгляд, - дорогой ему взгляд - и уверенность разбивается о слова, возвращающие в действительность. - ты действительно сделал все, что мог? ханс уверен, что да, - ханс не помнит всех деталей. рядом копошится местная медсестра - совсем молоденькая девочка, перебирая каждому знакомые флакончики. в одной руке - белый бинт, пока другая пытается открыть заветную крышку. ханс смотрит на слегка дрожащие пальцы - который месяц вы здесь работаете? ее глаза - полная эмоций заводь, где смятение - одно из целого букета. - седьмой. ханс протягивает вперед руку - не пострадавшую, кивает на вещи, что она сжимает с таким усердием. - давайте, я закончу все сам. но в ответ - негодование, что быстро смешалось с уверенностью в своих силах. - нет, это моя работа. и довольно резво обхватила его руку, выполняя доведенные до автоматизма действия. ханс вздыхает, губы складываются в легкую улыбку, давно ли и он сам был таким? давно. взгляд на темные волосы и сосредоточенные на одном месте глаза - да, это ваша работа. и в ту минуту ханс думает, что у нее в будущем все сложится более чем хорошо.

быстрый шаг, впереди - аудитория, где, наверняка, уже не первому и даже не второму человеку давали слово. ханс поправляет рукава, кидает взгляд на бейджик и уверенно тянет за ручку, тут же замечая несколько заинтересованных глаз. у кого-то - приветственная улыбка на губах, по левую сторону - один из знакомых, рядом с которым и табличка ханса. рихард что-то старательно записывает в блокнот и совсем не обращает внимания на неожиданно появившегося соседа. перед собой - папка с документами, которые после еще предстоит обсудить не с последними людьми их общества, правая рука забинтована так, что и ручку сжать - успех. ханс думает, что лучше бы сейчас быть на рабочем месте, держать в руках скальпель и не слушать монотонные голоса, перемешивающиеся с шуршанием бумаги. ханс задается вопросом - зачем он снова принимает в этом участие? показать заинтересованность продвижением вперед? или просто стать частью чего-то? кажется, что и то, и то в корне неверно.

ровный голос, прямой взгляд - ханс давно не волнуется перед выступлением на публику. слова дополняют друг друга, образовывают единую мысль, которая уже несколько дней - почти наизусть. ханс благодарит за внимание, правую руку - в карман, подальше от любопытных глаз, что цепко - за каждым движением. рихард - к сожалению - отвлекается от своих записей, что-то воодушевленно рассказывает шепотом, словно думает, что хансу есть до всего этого дело. на телефоне - сообщение со словами об ухудшении состояния одного из пациентов; взгляд на наручные часы - сколько еще это будет продолжаться? неопределенный ответ рихарду и мысли с предположениями, когда именно он войдет в двери родной клиники. ханс легко надавливает на глазные яблоки - мушки перед глазами любят появляться в неподходящий момент; ханс кидает взгляд в сторону и сводит брови к переносице. глаза в глаза - у нее там редкие солнечные блики - на секунду, но и того хватает, чтобы в груди - быстрым биением и волнением, что наверняка останется с хансом до конца этого удивительно длинного дня.

Отредактировано октавия (06-06-2019 09:49:31)

0

3

всеволод распутин , 55
начальник , дядя
http://s5.uploads.ru/QI5mz.png
[ alexander nevzorov ]

дата рождения , место ;
1968 , москва , ссср ;

лояльность ;
лоялен министру магии российской федерации , своему государству , своему роду ; на реформы об открытии волшебников миру смотрит негативно ;

деятельность ;
на данный момент : глава русской делегации в британии ; постоянно : глава отдела международного магического сотрудничества ;

чистота крови ;
чистокровный ;

больше всего на свете юная василисса любит своего дядю - у него сухой голос и сухие глаза ; василисса сидит у него маленькая на коленях и знает, что несмотря ни на что, у дяди всеволода очень тёплые руки и заботиться он действительно умеет, просто это заслужить нужно. дядя говорит, что у василиссы глаза её матери - она улыбается, спасибо говорит. её мать - бывшая распутина; очень красивая женщина, которая смогла вырваться из тисков семейных и создать свою собственную судьбу.

у дяди лёд в прошлом и свои собственные дементоры в душе - они его внутреннее счастье забирают. маленькая василисса ладонями крохотными его щёк касается - всё будет хорошо, дядя. всё правда будет хорошо.
род ведущий от не самого положительного в истории персонажа - григория распутина, - болтается на волнах то славы, то позора; всеволод приходит к власти и держит свою силу в ежовых рукавицах. у него управление в крови, и он помалкивает, когда его спрашивают куда делся его старший брат константин - скорее всего гниёт где-то в гулаге для волшебников. у всеволода не дёргается ни один мускул на лице, когда он думает о чужих смертях.
для него лишь несколько вещей в почёте - родина и семья.

когда его младшая сестра решает выйти замуж за безымянного волшебника, он не отворачивается от неё; он поддерживает, он соглашается, он помогает.
даже когда его сестра резвится с любовником, даже когда у неё рождается сын не от законного мужа - он молчит ; он заботится.

василисса улыбается ему, как настоящему отцу, и внимательно слушает все его наставления.
всеволод растит её своей маленькой копией, проблематичным находя её старшего брата - слишком свободолюбивый он, слишком дикий ; василисса нежная, но сильная, василисса стойкая. василиссе бы фамилию распутиных носить, но это уже крайние мелочи.

министерство магии россии тесно сотрудничает с правительственными органнами власти, отказываясь раскрывать существование магов; всеволод первый, кто негативно отзывается на изменения в англии. всеволод первый, кто предлагает поехать туда и проконтролировать всю ситуацию. массы слишком глупы, чтобы узнавать что-то новое, что-то, что постоянно было рядом.
василисса восторженно смотрит на возможность увидеть мир и умоляет взять её с собой ; добрый дядя соглашается - она этого заслужила.
она его не подведёт.

- чистокровный род распутиных ; самый старший мужской представитель этого рода ;
- работал в правительстве магов ещё при ссср , удержался на своём посту ;
- занимается коммуникацией с другими магическими сообществами ;
- не является при этом противником магглорождённых волшебников ; самих же магглов считает за ничего несведущих детей , но всё зависит от их воспитания ( « дрессировки » ) .


дополнительно ;
- добра! ищу дядю , ищу важного персонажа для сюжета личного и общего : всеволод распутин будет представлять достаточно радикальные взгляды на реформы гермионы грейнджер, в попытке убедить, что не всё магическое сообщество с ней согласно ;
- попрошу скинуть пробный пост, чотбы понять сыграемся мы или нет ;
- обеспечу графикой и любовью .

пробный пост

в её аду сегодня жарко — белки наливаются красным, улыбки царапают кожу на запястьях. зелёные бутылки поганого heineken становятся своеобразным звуком сопровождением — их ногами пинают, они друг о друга стукаются. звенят ( звенит в голове ) . каждый раз ощущение, будто целая тропинка из домино рушится — ждёшь, что кто-то что-то разольёт, разобьёт, катастрофы ждёшь ( это как смотреть на машину, что вот-вот собьёт человека, и не кричать ему « осторожнее » ) — ничего не происходит.
аника делает глубокий глоток; в наркотическом голосе мика джаггера она находит что-то родное ( это как будто оказываешься в городе, где был ребёнком и видишь свою старую детскую площадку ). она вливается всем своим телом в кожаный диван, смутно похожий на отвратительный честерфилд, и ногтям пытается оторвать заусенец.

это чем-то напоминает домашнее порно. то самое плохое домашнее порно с экраном в стиле blur и жизнью в прошлом веке, когда никто не знал о существовании hd. то самое плохое домашнее порно, на которые ты смотришь с пугающим извращением — отсутствие какой-либо операторской и режиссёрской работы обнажает перед зрителем всю естественность секса. героями домашнего порно становятся люди настоящие и воняющие своей отвратительной реальностью, где их не приукрашивают красивыми ракурсами камеры или тоннами макияжа. где не снимается тысяча дублей. где всё так, как есть. эта гнусная реалия не для тех, кто мечтает о красивой жизни. эта гнусная существенность для тех, кто уже устал верить в розовое.

в пятнадцать такие вечеринки и правда домашнее порно; в двадцать семь — оргия с бдсм, где шрамы остаются и кайфа как-то меньше.
из дерьма сложно вылезать, когда его уже по горло.

аника учится понимать, что жизнь свернула по направлению большой такой задницы, состоящей из одних только проблем — наверное, когда выпила последний шот текилы ( тринадцатый ) и осознала, что он был лишним. ей не хочется блевать, ей хочется вскрыть вены, вылить из них лишний алкоголь и продолжить дальше. а плакать хочется от мысли, что она потом зальёт в себя ещё спирта и будет ходить по своему алкогольному кругу — когда я трезв, я чувствую подвох.

аника знает как звенят бутылки ещё с детства — она знает, что алкоголь делает взрослых добрыми и шумными, но когда сама впервые его пробует, не понимает как так. аника доброй никогда не была — подбирать на улицах котят, кидать мелочь бездомным легче, чем быть доброй, — и никогда от алкоголя такой не становилась. она становилась агрессивной, грустной, любвеобильной, но доброты в ней мало. это очередной детский обман, и анике от него тошно ( она отказывается от всех своих детских воспоминаний, создавая новые ) .

аника движется в неоновых цветах своих гротескных трипов, и пытается не упасть в яму вторичной жизни, где громадные машины закатывают человеческие жизни в асфальт, делая их плоскими. лучше сдохнуть, чем позволить асфальтоукладочному катку проехаться по реальности. аника играет в жизнь по простым правилам — либо она сидит за рулём этого катка, либо стоит на газоне, куда этот каток не заедет.

в лидсе пахнет летом, и аника понимает, что до сих пор теряется среди улочек — в пять утра она этот город знает куда лучше. пьяной она дойдёт куда угодно, но когда трезвость сковывает сознание, ей хочется просить о помощи. только сейчас аника пьяна и улыбается отвратительно; за спиной дверь душной квартиры закрывается, лицо прячется за солнечными очками — тут люди на работу выходят, а аника ищет ближайшую канаву, чтобы наконец выблевать вечер из памяти.

во рту — привкус лакричных конфет ( аниса и болезни ).
сложнее всего каждый раз уходить домой.

аника раскидывает руки шире, чтобы распять было проще, и не спрашивает больше « почему ». на брата смотрит — с м о т р и т . от мике рябит перед глазами; на его лице — тёмные бельма, серые отпечатки ( аника могла бы знать, что оставило их, но не хочет ). она вздрагивает — внезапный приступ головной боли ввинчивается в висок; под этанолом, пропитавшим анику насквозь, много живого и совсем ничего искреннего.

— доброе утречко , — интонации аники острые, колкие; они встают в оборонительную стойку и всегда готовы ужалить. у брата лицо похоже на мятый лист железа — аника разучилась пробираться за него. её собственное — мятые этикетки от бутылок, которые срывает главный герой фильма « поймай меня если сможешь ».
аника подделывает не чеки, а семейные ценности.

смешнее ( или наоборот ) всего, что аника — не подделка. это семейное — быть до остроты настоящими; от этого ещё хуже — аника настоящая в своих проебах.
аника ворует воздух у мике, хотя они могли бы дышать вместе. ворует и улыбается по-блядски.

— ты что, тоже нажрался? — аника слышит спирт в чужой крови так, словно он уже с ней разговаривает ( однажды аника словила белочку и болтала с собственными венами ). она смеётся. смеётся. смеётся.

семейные, блять, ценности.

Отредактировано октавия (05-06-2019 14:06:14)

0

4

люси , около сорока
дальняя кузина
https://69.media.tumblr.com/fa277dc22f4eb23161214ba06845ecb5/tumblr_inline_pfue9juYgv1vrb66e_400.gifhttps://69.media.tumblr.com/bd0c8feb9886bd1d50493fb04b929f1a/tumblr_inline_pfue8qzmKL1vrb66e_400.gif
[ amy adams ]

дата рождения , место ;
'83-86, великобритания

лояльность ;
нечто между

деятельность ;
журналистка

чистота крови ;
полукровна/маглорождёна

кружится карусель – она всегда была умнее всех.
люси – лиса из фольклорных сказок.
она не премудрая, не прекрасная – сплошное отрицание – жизни, света, идеалов. она выучилась у судьбы [та ещё дрянь], как ходить, говорить, улыбаться, поворачиваться, выживать. как получать желаемое. [если бы ещё понимать, что желаешь.]
в её палитре мириады красных оттенков – волосы, глаза, губы, руки – всё заливается алым – чужое-чужое-не её. она фыркает, встряхивает волосы, что тянут назад не шёлком, тонной прожитого – проклятье – лучше не запоминать. вчера не существует. вчера сгнило. ей не нравится сырость, будто живёшь в сарае у болота – сырое мясо неприятно ощущается даже в руках.

– какого хера?
– сюрприз, любовь моя. ну, может обнимаешь?
– пошла нахуй и дверь прикрой.
 

люси смеётся – он отворачивается.
в голове ветер – только показуха – умным быть немодно, непрактично, уныло. дуракам везёт, а дур подвозят на чёрных немцах с кожаной обивкой. под пальцами приятных холодок. она всё ещё чувствует себя в роскоши чужой, как воровка [недостойная даже мало доли того, что имеет].
красота бежит по сосудам, делает живой – эстетика даёт возможность дышать. ей нравится смотреть, ощущать каждой клеткой тела окружающее прекрасное. она смотрит на себя – и не видит ничего. не пустота, а чёрная дыра – уничтожает всё, что приближается слишком близко. [не подходи – убьёт.] искусственность так и прёт – вешалка для одежды.

– я знаю, что это ты, братец.
– мы не родственники.
– как скажешь.
 

выживание – цель существования, вечный бег. вечная игра – попробуй догони. она слышит свой голос – не узнаёт его. смотрит на отражение – не узнаёт его. она не знает себя. она не знает, кто такая настоящая лиса – лесная девочка, которой всего чуть-чуть не хватило заботы, или озлобившаяся тварь, что ударяет в спину?

– зачем ты приехала, люси?
– оу, теперь мы зовём друг друга по имени? соскучилась. да и ещё такая движуха началась. терроризм! 
– ты можешь снять себе другую квартиру.
– зачем, если у меня есть любимый кузен, который всегда рад меня видеть!
 

он смотрит на неё с ненавистью, пытаясь испепелить взглядом, а она всё смеётся – точно чокнутая. сценарий потерян, режиссёр умер, а актриса всё ещё играет на, разваливающейся под ногами, сцене – вот-вот, и провалится вниз. съёмочный павильон в огне – она найдёт новый, был бы зритель. это не притворство, не лицемерие – это неумение сидеть на месте, жажда эмоций и ощущений.
люси бежит от всех правил, запретов и норм – сидеть в клетке ей не по нраву. цель – вторична, главное процесс – никогда не останавливайся, не оглядывайся – загрызут.
азарт вбрасывает адреналин, пульс увеличивается – она придумывает новое приключение на выходные. люси интересно, что будет дальше.
она хочет верить, что хотя бы доля её эмоций – искренность. [что это вообще значит?] не добрая, не злая – просто никакая. актриса второго плана – ей нужен кто-то, чтобы играться. в одиночестве – невесело. невозможно получить радость победы, когда обыгрываешь сам себя.
в глазах вечная жажда, которую не утолить.


дополнительно ;
1. сложно, сумбурно, но в паре фраз: мой персонаж - лидер террористической организации vox, скрывающий свою личность. люси - кузина, недавно приехавшая в лондон и решившая поселиться вместе с ним. большую часть времени - мой персонаж тихо терпит люси.
2. люси не может наверняка знать, кто лидер vox, только догадываться. на прямые вопросы ответа она не получает.
3. вы можете крутить/меня её как вам нравится. прообразом была лиса из славянского фольклора.

пробный пост

лихолетье трисс меригольд не закончится никогда.
она бежала от войны – и пришла в самое её пекло. новиград должен был стать для неё райским местом, мирным оплотом среди рушащегося мира, куда стекаются все существа в поисках прекрасной жизни и тихой гавани. но мечта обернулась кошмаром – и трисс упивается вином в шумной таверне.
женщина из-за стойки смотрит на неё с отвращением и запрещает своему сыну к  ней приближаться. проклятая, отравленная, заразная – трисс даже не пытается её перебудить.

к чему она пришла? прячется, как беглая преступница, натягивает капюшон накидки сильнее, до кончика носа, выходя на улицу. она видит своё лицо на пожелтевших листах – ей противно. то ли от факта охоты на ведьм, то ли от самой себя – оба варианта релевантные.

не лучше шлюхи – шипит, сидящий напротив неё, проспиртованный мужик с шумом ударяя по столу кулаком так, что тарелки звенят, ударяясь друг о друга. отвратительно. всё это угнетает, раздражает, выводит из себя, нервирует, заставляет подниматься в горле горький клубок. трисс чувствует себя отвратительной – грязной, пустой, падшей.

трисс каждый день слышит истории о притеснении чародеев. каждый день видит на своём пороге девушек, которым нужна помощь – и не может отказать. потому что именно из-за этого она здесь. потому что это показывает – она кому-то жизненно необходима.
чувство собственной значимости загорается в меригольд живительным пламенем.

чужая кровь застилает глаза, пачкает руки. она трёт их мылом, сдирает кожу, но ничего не помогает. эта грязь на ней. она впиталась и смешалась с её собственной кровью. хоть принимай дезинфицирующее внутрь – не поможет. мази, снадобья, чаи – помогают всем, но ней ей. кисарю кесарево – трисс только страдания.
она должна помогать, она же добрая. она же пообещала. [кому?]
они, те кто слабые, приходят к ней, как к спасению, говорят, просят, молят – она, та кто сильная, утешает, лечит, успокаивает. улыбается – хлопок двери – разбивается.
трисс падет на пол.
падает на колени.
падает на дно.
разбивается в кровь – больно. боль — это хорошо. это значит – живая, ещё может чувствовать.

она всё ещё в новиграде, пока хоть одной чародейке нужна её помощь.
благодушная трисс меригольд помогает всем и каждому. но не в силах помочь себе.
трисс меригольд – трусиха, которая не умеет справляться с собственными трудностями.

помощь-помощь-помощь – в голове не звоночки, а барабанная дробь. она не даёт спать – у трисс усталость хроническая, да и спать уж становится страшно.
страшно, что она прислушивается к каждому шороху.
страшно, что уснуть толком не получается.
страшно, что не проснётся.
страшно, что она понимает – этому не будет конца.

она кричит.
она недостойна.
она не справляется.
трисс меригольд проклята самой смертью, избранная ей же. слабая девочка, которая почему-то считает себя героем. [эта сага не про тебя, чародейка.]

трисс меригольд противна сама себя.
у трисс нет больших зеркал. только маленькие, в которых она может рассмотреть исключительно своё лицо. она и по дому ходит в закрытых одеждах с воротом под горло – удушающее одеяние. кривится – этот мир душит её каждое мгновенье. обугленные лёгкие не принимают кислород – ей всё время жарко, она горит на костре собственных страхов. ей душно. ей нечем дышать. [найди повод, чтобы сделать вдох.]
трисс меригольд никогда не смирится со своим уродством. ей больше никогда себя не полюбить. она закрывает глаза, когда раздевается перед кем-то [когда она последний раз была не одна?] – приходится накладывать чары, стать идеальной иллюзией. за покровом магии – ужасающие запекшиеся шрамы, что не только на коже, но и внутри – трисс разодранная, дефектная, уродливая.

но зрячая.
из её рук выпадает склянка с мазью и катится под стол – медленно и с таким шумом в тишине комнаты, что хочется закрыть уши.
трисс может – она впивается глазами в черты лица филиппы – острые, резкие, с врождённой гордостью и статностью. трисс такого не добиться никогда – она мягкая, пластичная под чужим взглядом, кости переломанные, связки разорваны – собери её сам, как тебе захочется.
ей не комфортно. ей почти страшно. она так хотела сбежать от этого.

холодно? по щекам катятся слёзы – она дёргается, чтобы смахнуть их и прикусывает губы, прокусывая – вкус собственной крови приятен. она не боится своей слабость – признаёт её. но филиппа смотрит смертью – перед смертью не предстало стоять зарёванной.

трисс проиграла свою жизнь давно, как пьяница последний грош в карточной игре.

– я готова бы идти за тобой, филиппа. но ради чего? опять кровь, убийства, интриги. – трисс старается изо всех сил не надрывать голос. трисс – сильная, когда нужно. [но нужно ли сейчас?] – я нужна здесь. ты мыслишь глобально, а я слышу каждого. в новиграде нужна моя помощь. – она прячет свои глаза [какая разница – филиппе всё равно.], комкает длинную юбку, чтобы не впиваться ногтями в ладони.
филиппа – хищник, которому легко почует кровь.
трисс – добыча, которой уже некуда бежать.
– их много. тех, кто не в состоянии защитить себя сам. [меригольд, а кто защитит тебя?] считай меня безмозглой и наивной, у меня своя правда.

филиппа – монументальна. трисс смотри на чёрный кудри – застывшая гарь; на пустоту глаз – ночной кошмар наяву. голос режет по не затянувшимся ранам – больно-больно-больно.
трисс – переваренные отбросы новиграда. ей бы засмеяться – смотри, филиппа, смотри чем ты ещё можешь, я не сдохла. я не сдалась.
трисс не боится смерти – они с ней подружились на влажной земле холма. она устала от боли.
но если болит, значит – живая? [ирония жизни, меригольд. плата за выживание оказалась очень высока.]

трисс – неумелый ребёнок. ей нужна рука, за которую держаться; спина, за которой стоять; ей нужен патрон – ей нужно, чтобы её кто-то вёл. потому что сама себя она заводит только в вязкое, глубокое болото.
она знает – идти за филиппой – спускаться в ад. там всё в огне инквизиции, крови чародеек, горах холодных мёртвых тел.
трисс просто хочет покоя, но не знает, как в нём жить.

идти за филиппой – идти под венец дьявола. но трисс и так в аду, ей не должно быть страшно.
ей бы вложить себя орудием в её руки – делай, что хочешь [только дай мне повод жить.]
трисс смотрит ночному кошмару в глаза и видит себя.
ей хочется умыться.

Отредактировано октавия (06-06-2019 16:02:21)

0

5

Дафна Забини-Гринграсс, 43
любимая жена
https://funkyimg.com/i/2Uwcd.png
[ Jennifer Connelly ]

дата рождения , место ;
1980 (до 1 сентября), Англия, родовое поместье Гринграсс

лояльность ;
семья

деятельность ;
на выбор - от благородной филантропки до собственного бизнеса а-ля салон красоты; только помните, что наша семья держится от политики подальше

чистота крови ;
чистокровна


♫ alt-j - hit me like that snare

Когда-то я дразнил тебя, называя исключительно "леди Гринграсс", за глаза обзывая снобкой. Ты же считала меня низкопробным выскочкой с большим... эго и бесконечным желанием затащить кого-то в постель. А потом случилась война, Битва за Хогвартс, погибшие волшебники, проигравшие и выигравшие стороны. Нам повезло, что мы всегда придерживались нейтралитета и не выбирали ключевых позиций на абордаже, потому потери обошли нас стороной. Желая избежать послевоенной стагнации, я отправился в путешествие по материковой части Европы и оставил Британию на несколько лет. У меня не было никаких надежд и нереализованных мечт, я просто хотел плыть по течению времени и наслаждаться сказочной жизнью за границей, пока суровая реальность меня не настигнет.

«На похоронах, происходящих с помпой в предместье Лондона, Блейз был не весел, но и не впадал в наигранную печаль по примеру матери. Он устал от роли скорбящего, и хотел провалиться под землю, потому что знал: все вокруг понимают, что восьмая смерть мужа Эсме Забини скорее похожа на закономерность, чем на случайность. Именно в этом состоянии отчуждения и стыда за проступки мамы его нашла Дафна Гринграсс. Легкая, волнительная, сжимавшая его ладонь. »

♫ zoloto - улицы ждали

Я чувствовал себя одиноким в четырех стенах лондонской квартиры, ты давно устала от роли прилежной старшей дочери. Тебя тянуло на приключения, а я стал твоим partner in crime. Мерлин свидетель, никто из нас не предполагал, что два слова - "ты" и "я" - преобразуются в единое "мы". Я всегда полагал, что за твоим внешним хрупким видом и холодной выдержкой скрывается нечто большее, что доступно лишь избранным (и мы сейчас не о Поттере). В твоей душе вечно происходил шабаш ведьм, с которыми мне было весело танцевать. Ты вернула мне веру в будущее и саркастичные нотки голоса. Кто знает сколько еще ночей ты бы тайно сбегала из дому, чтобы показать мне шелковые ленты на своих чулках, если бы не внезапное решение твоего отца выдать тебя замуж за лорда соседнего графства. Именно твое нежелание оказаться в чужой постели сподвигло меня к решительным действиям.
Нарядившись в свой лучший костюм, я отправился в поместье Гринграсс, чтобы попросить твоей руки лично у отца, как того требовали правила хорошего тона. Пускай я был чистокровен, но моей фамилии не было в списке священных 28, да и официального статуса лорда и сопутствующих земель я не имел. Да, благодаря своей маменьке, я был богат, но этого оказалось недостаточно твоему отцу, поэтому я получил отказ. Ты устраивала истерики, била вазы из китайского фарфора и объявляла бойкоты своим родителям. Я же так просто руки не опустил.

«Он знал, что ради получения титула лорда ему нужна финансовая помощь матери, а значит необходимо было пойти на некоторые уступки в их отношениях — устроиться в одну из фирм, принадлежавших Эсме, и начать осваивать азы управления, что уже давно входило в ее планы. Плюсом также было то, что вторым грехом после алчности в списке Эсмы значилось тщеславие — какой матери не хотелось с гордостью говорить о том, что ее сын стал лордом? Все сложилось как нельзя иначе: маман пожертвовала приличную сумму галлеонов Министерству Магии, а 23-летний Блейз получил земли на территории графства Кент — вместе с титулом лорда».

♫ gesaffelstein & the weeknd - lost in the fire

Быть может твой отец придумал бы еще миллион причин, чтобы сделать ход конем и отказать вновь, но здесь ты, моя королева и мой ферзь, продемонстрировала нам свой коварный ход. Ты была беременна, а сомнений в отцовстве естественно не имелось. И вот через пару месяцев, пока подвенечное платье не требовало смены, к твоей фамилии добавился симпатичный итальянский дефис. Через семь месяцев ты подтвердила статус идеальный жены, родив мне сына и наследника, которого мы нарекли Леоф. Первое время, пока во мне уживался муж и отец, я ревновал тебя к мелкому, ведь ты посвящала ему всю себя, как и полагается любящей матери. Я ушел в работу, продвигаясь по карьерной лестнице, а вечером пытался уложить Леофа спать как можно быстрее, чтобы остаться с тобой наедине. Он рос балованным, что я видел и критиковал, потому поспешил увести тебя на отдых, оставив сына на бабушку и дедушку. Через девять месяцев после пятидневного отдыха в Сиене у нас родилась дочь, которую назвали... Мы долго не могли определиться с именем, потому не стали выдумывать маггловский велосипед, и назвали ее в честь того города, где она была зачата.   

Совсем недавно мы отметили двадцатилетие нашего брака, а следом за нами отметил двадцатилетие и наш первенец, а младшая дочь вот-вот вылетит из гнездышка под названием Хогвартс. Все эти годы мы поддерживаем друг друга. Я помню, как моя мать называла мужчин головой, а женщин - шеей: куда шея повернет, туда голова и смотрит. Так вот, я бесконечно благодарен тебе за то, что ты упрямо смотришь в сторону нашего успеха, направляя меня на новые свершения. За то, что ты прощала все мои мелкие измены, зная, что интрижки никогда не станут важнее тебя и детей. За то, что терпела мою ревность и вспыльчивость, напоминая мне о том, что чета Забини является сильной лишь до тех пор, пока будет держаться вместе.

прочитай меня

- как видно из заявки, я ищу не просто тихую женушку, сидящую у камина и устраивающие светские посиделки с подругами. я готов играть отношения и стекло, но как же без бизнес-интриг? а вдруг мы захотим повлиять на ММ? ведь у нас для этого есть задатки хд также в планах заявки на наших милых(нет) детей, так что есть возможность устроить целый клан хд также хотелось бы услышать ваши представления о Дафне, а не играть все исключительно по начерченным мною рельсам: интересно должно быть обоим.
- цитаты, приведённые в заявке, взяты из моей анкеты; музыку старался подбирать под определенные моменты, описанные сразу же под исполнителем и названием песни.
- смена внешности нежелательна, так как я был вдохновлен именно Махершалой и Дженнифер - чем не прекрасная пара?
- за любыми вопросами бегите ко мне в лс, а далее уже обменяемся иными средствами связи.


дополнительно ;
-

пробный пост

Амикус пригладил мокрые волосы и вздохнул. Сердце все еще бешено колотилось, стучало в висках. Волна адреналина, накрывшая мужчину сполна, когда тот исполнял приказ Темного Лорда — ликвидировать двух полукровок, возомнивших из себя невесть что, хранивших в своем доме один важный артефакт, в суть которого Амикус особо не вникал — все еще медленно отходила от берега его спокойствия. Он взял с собой Алекто, намереваясь разделить улов поровну, но сорвался, когда жертвы пытались дать отпор. Он выполнил задачу на самый высокий балл, даже немного перестарался и теперь был намерен отправить домовиков чистить его мантию от крови. 
Кажется, его жертв тоже связывали родственные узы — они были братьями. Фамилии он не помнил, да и толку, если завтра прочитает о них в "Ежедневном пророке".
— Я совершенно не хочу спать. А вот выпить не против. Так что пойдем, — он слышит голос сестры, дважды моргает, поворачивает голову в ее сторону, наблюдая как она уходит в гостиную, виляя бедрами, из чего делает вывод, что вылазка Алекто понравилась. 
Амикус ухмыляется, ведь он любит, когда его стервозная сестрица в приподнятом настроении. Что уж говорить, в таком настроении общение с ней складывается куда удачнее, чем когда она пытается закатывать истерики. И если ранее ему было достаточно произнести ее имя в нужной суровой интонации, то теперь приходилось находить все новые и новые способы давления. Сгоряча он мог пригрозить ей, что выдаст замуж, если она перестанет его слушаться. На деле знал, что для Алекто будет большей трагедией, если женится он сам, заведет семью, станет уделять ей меньше времени. А Алекто Кэрроу была актрисой первого плана, никак не второго, потому и сцена ей нужна была подходящая. 

— Тогда налей мне огневиски, — бросает в ответ Амикус, отворачиваясь, разглядывая собственный вид в зеркальном отражении.
Снимает запятнанную мантию Пожирателя Смерти, бросает на стул, обитый зеленым бархатом. Осознание того, что все закончилось, что они завершили начатое и снова находятся в стенах Кэрроу-Холла, постепенно появлялось. Амикус вздыхает еще раз, но уже по-другому, с легким оттенком самодовольства. Замечая на манжете белоснежной рубашки еще одну каплю крови, Амикус спокойно подкатывает длинный рукав по локоть, затем тоже самое проделывает со вторым рукавом. 
Войдя в гостиную, мужчина замечает, что Алекто уже сидит на диване, держа в руках стакан с огневиски, а его стоит на тумбочке возле бара. Немного хмурит брови, удивляясь такой скорости, ведь зачастую все действия в доме у мисс Кэрроу выходили размеренными, плавными, неторопливыми. Видимо, нельзя было идти против собственной природы и желания выпить, и в этом Амикус сестру поддерживал, потому как только стакан оказался в его руке, он мигом осушил огневиски. Затем провел языком по губам, отмечая странный привкус напитка. Брюнет берет в руки начатую бутылку, рассматривая этикетку, а именно название и год производства продукта. 

— Недурно, сорокалетняя выдержка. Наверное, еще из запасов отца, — комментирует он прочитанное, затем поднимает хитрые глаза на сидящую сестру, — Мы что-то отмечаем, Лекто

Не дожидаясь ответа, Кэрроу разворачивается обратно к бару, наливая себе еще одну порцию огневиски. На три пальца. С глухим стуком ставит бутылку обратно. Ему хватало опыта, чтобы допить эту бутылку до дна и только тогда почувствовать себя пьяным. 
— Ты правда так считаешь? — спрашивает он, реагируя на восхваления девушки, чтобы в очередной раз услышать лестные слова, — Прости, что действовал сам. Ты ведь знаешь, когда я вхожу в кураж — меня не остановить. В следующий раз попытайся, если посчитаешь нужным. Я все же за то, чтобы и ты получала удовольствие от процесса. В равной степени. 

Амикус облокачивается на тумбочку, оценивающе поглядывая на сестру. Он видел ее на боевых тренировках и он знал, что Алекто — сильная волшебница. Она быстро разучивала заклинания, если не ленилась и старалась. Способностей у нее хватало, мешала лишь праздность. 
— Я уверен, что ты могла справиться не хуже меня, — озвучивает он свои мысли, коварно улыбаясь сестре, — Будь решительней, веди себя уверенно и враги не будут видеть в тебе хрупкую куколку. Мы ведь оба знаем, что скрывается за твоей очаровательной внешностью. 

Брюнет немного крутит стакан в руке, встряхивая содержимое янтарного цвета. Затем подносит стакан к губам и выпивает, но с меньшей алчностью, чем в прошлый раз, когда в его горле пересохло и было необходимо почувствовать, как напиток обжигает изнутри, окончательно пробуждает после сегодняшних событий.

Отредактировано октавия (08-06-2019 15:56:39)

+1

6

полная заявка ниже

илай , возраст на выбор
https://69.media.tumblr.com/3711d2a004c1bec499c1a2c60132f774/tumblr_nuair6nbjh1srh1mgo7_250.gif https://69.media.tumblr.com/b0ef5f644b99d76044d9db7b3c7ce7c2/tumblr_npqz85Lix31utjdgjo8_r2_250.gif
[ miles teller]

дата рождения , место ;
на ваш выбор

лояльность ;
vox

деятельность ;
радикальная молодежь

чистота крови ;
маггл

мышьяк и смола;
открыть ящик стола, провести по выцветшим листам рукой - «вы все мне лгали» - странные сны, переворот сознания - безумие, разбавленное помешательством. илай переходит по ссылке и попадает в секту, его раздвоенному сознанию эта идея приходится по душе. кровь проливать, во время протестов доставать нож - ты волшебник или другой? убью сразу всех.

амина выходит из тени заброшенного здания, просит поделиться сигаретой - чужая, что она забыла в ист-энде?

- ты илай, верно?
у меня для тебя есть работа.

мой ник в сети - амистад. знаешь, революция пожирает своих детей;
возможно, однажды ты съешь меня.


дополнительно :
сумбурная заявка про сумасшедшего мальчика, придуманная на ходу. похоже, у меня проблема с детьми.
четких идей нет, есть образ.
остальное решим вместе<3
Добавлено спустя 3 часа 30 минут 15 секунд:
апдейт: идея есть, и она грандиозная.

Отредактировано октавия (10-06-2019 18:41:12)

0

7

виктор крам , 47
друг
http://s3.uploads.ru/G5drv.png http://sg.uploads.ru/ujdnk.png http://s7.uploads.ru/hNLO7.png
[ jason momoa ]

дата рождения , место ;
1976 , болгария ;

лояльность ;
лоялен себе , родине , и , конечно же , квиддичу ;

деятельность ;
тренер / консультант команд по квиддичу в лондоне ;

чистота крови ;
чистокровный / полукровка ( ? )

виктор крам сжимает кулак.
виктор крам дышит холодным зимним воздухом, пряча шею в вороте меховой шубы.

виктору краму пять, и он сидит на коленях отца, слушая сказки про морозко и жар-птицу. перед ними горящий камин и запах жжённого дерева. у отца холодные руки и добрые глаза. у него низкий голос и сухие ладони. он — старший в семье крамов. он — оплот детских воспоминаний виктора, его непрерывная константа, которая делает из крама человека. отец учит быть стойким, отец учит быть решительным, отец учит что правильно, а что нет, мысля иногда категориями, не боясь делить всё на чёрное и белое. отец называет тёмную магию злом и рассказывает о грин-де-вальде, который убил его деда во времена, когда обладал могуществом. он рассказывает о той боли, что пережил, когда потерял своего отца, свой центр мира, и юный виктор боится потерять всё так же.
он держится за семью двумя руками и костяшки разбивает в кровь, чтобы её защитить.
виктор крам хватается за руку отца и говорит: я ни за что не позволю тёмной магии навредить нашей семье.
в нём просыпаются магические способности и отец отправляет его в дурмстранг, под громкое негодование сына. именно там учился грин-де-вальд, именно там так рьяно относятся к тёмным искусствам. пускай множество поколений крамов и училось в этой школе, но самый младший отказывался. отказывался так отчаянно, что отец впервые повысил на него голос, впервые пригрозил жестоким и суровым наказанием. виктор вынужден был согласиться.

виктор в кровь разбивает костяшки, вышибая дурь из зарвавшегося студента, решившего, что рисовать на стенах знак грин-де-вальда забавно и правильно, ведь это символ великого волшебника.
виктор выслушивает наказание от учителя и с суровым лицом ровно держит спину. виктор всегда ровный. он — заточен, словно клинок. именно в школе он находит свою страсть — квиддич. он на втором году обучения становится ловцом и слишком много времени проводит на поле. он получает гневные письма от отца, но сжигает их, даже не прочитав. отец лишь после череды побед и достижений понимает страсть сына. в письмах становится всё больше слов о гордости и отношения отца и сына становятся лучше. виктор возвращается на зимние каникулы обратно в семейное тепло и вскрывает новогодние подарки под ёлкой вместе с отцом, который трепет его по голове и хвалит. именно отец подарил ему первую дорогую метлу на тот самый новый год.
виктор в воздухе чувствует себя куда увереннее, чем на земле. он любит ощущение холодного металла снитча и холод суровых ветров во время зимних игр. ему нравится ликование толпы, когда его команда побеждает. виктор крам ненавидит проигрывать.

в 1994-ом году виктор крам занимает место ловца сборной команды по квиддичу болгарии. виктор громко смеётся и радуется своему достижению. толпа скандирует его имя, приятно лаская суровое мужское самолюбие. он выпускник школы чародейства и волшебства дурмстранга, он ловец, он звезда. ему впервые в жизни кажется, что всё встало на свои места — крам поднимается в воздух на метле и машет толпе фанатов, что зачарованно смотрят на него.

виктор крам переезжает лондон, когда уже ушёл из большого спорта, но всё ещё с любовью смотрит ввысь.
гарри поттер через знакомых предлагает ему место в нынешнем британском спортивном обществе магов - попробуй, ты нам пригодишься, улыбается поттер.
крам пробует. оставляет всё, что когда-то прошло, чтобы начать новую жизнь.


дополнительно ;
- ищу друга , соратника , с кем можно будет ходить по пабам и показывать - детишки уже выросли ;
- скорее всего попрошу пробный пост ( не знаю ) , чтобы посмотреть сыграемся ли .
- обеспечу графикой и любовью .

пробный пост

я так хочу вернуться в мой май,
     но только наступила осень

ей бы в земле тлеть неосознанно — не думать, не жить, не существовать. просто тлеть — ей бы просто в сосновом гробу лежать, да не переворачиваться от лишних тревог — над головой земля-земля-земля слоями, а на поверхности в земле хлипкий деревянный крест, который обязательно упадёт, после первого шторма. обязательно, потому что бриджет и сама уже падает. ладони в кровь обжигает, колени ссадинами разукрашивает, язвами руки покрывает. а потом ночами на эти язвы давит, смотря, как они гноем взрываются, подушку кровью опять пачкают — и кажется слезами [ она уже не помнит, когда последний раз плакала. кажется это будет завтра ].

ей бы покоя вечного, в котором нет ничего, кроме ничего — она не хотела в рай, и в ад такой тоже не хотела. в ад молчаливый, тихий, наказывающий не тем, что насквозь прожигает, а тем что размешивает нефтяное месиво собственных грехов, превращая в вечный позвоночный спазм — у бриджет по спине сколопендры бегают, и её коты всегда стараются лечь именно туда — излечить или забрать. но не работает. в этом и самая смешная вещь на свете — в аду ничего не работает, что работать априори должно.

и поэтому она поёт — поёт долго, вплоть до того момента, когда от голосовых связок ничего не остаётся. поёт то тихо, под нос себе мурлыча и мальцами колтуны в кошачьей шерсти разбирает; то громко, сотрясая ласковым эхом гранитные стены. поёт, когда тихонько крадётся по коридорам пандемониума, поёт, когда пританцовывая подметает кабинет дьявола, поёт, когда после битвы возвращаются раненные, и она им тряпки холодные на лоб кладёт. демоны любят как она поёт — душу свою вываливает, а вместе и чужие забирает. легче от её песен никому не становится, но это лучше, что тишина могильная.

когда-то однажды всё сгорит дотла — спичка [ бриджет ] догорает быстро. у неё из лёгких весь воздух выкачивают — и не загоришься, кажется вновь. потушено. разбито. пурпурным цветом укутано. а в аду гранит уродливый смеётся — глупая, моя девочка, ты тут навсегда и это, поверь мне, очень долго. бриджет головой трясёт, ногти скусывает — ей душно. она раскрывает окна в своей маленькой комнате на распашку, котов прогоняет, чтобы не лезли к ней в кровать — проще купель льдом заполнить. проще, да только не поможет — у бриджет кризис пребывания в аду, и через это, говорят, каждый проходит — иуда, правда, вон, каждый день. а ещё у бриджет на кончиках пальцев магия блестит соблазнительно, и взгляд её аккуратно шелестит предложением — ад раскрывает грудную клетку бишоп металлическими щипцами и засовывает внутрь новое осознание себя — вот, она уже не шестидесяти трёх летняя старуха, вот, она уже не слабенькая человеческая женщина, что не могла дать отпор огню.

   бриджет горела первой. и горела дольше всех.

у бриджет болит голова и кровь медленно стекает по верхней губе из носа, когда она руку простирает вперёд — у неё не осталось ничего более, кроме гранита, забившегося в лёгкие вместе с осознанием, что всем вокруг наплевать — они все пережили то же, что и она — абсолютную апатию и одновременно абсолютное желание всё изменить. в аду не принято спрашивать, и ей хочется затолкать свои вопросы в чужую мягкую плоть вместе с холодом стали — так, чтобы навсегда. но у бриджет слабые тонкие руки, сквозь которые кажется, что просвечивается вся её гнилая суть. такими руками не убивают, такими руками копают себе могилу. бриджет хочет вырваться из склепа, в котором похоронить хотят не только её тело, но и душу — вырваться на свободу.

   бриджет больше к огню не подходит — она ему больше не друг.

здравствуйте, меня зовут бриджет бишоп и вообще я ведьма. вообще, я умерла в тысяча шестисот девяносто втором году, и вот сейчас я стою перед вами — даже не знаю в каком времени мы — какой сегодня год? на самом деле я должна мучиться в адских трущобах и раскаиваться за содеянные грехи, но вот она я — носком грязного ботинка землю проверяю. живая. живая земля.

мысленно выходит так, что мир смертных называешь поверхностью — всё в мозгу человеческом расслаивается. рай — небеса, высота, земля — поверхность, а ад — вода, море. там может быть и жарко, но преисподняя полна слёз, поэтому когда к чей-то коже губами прикасаешься — она солёная на вкус. первым делом бриджет идёт смотреть именно на море, и чуть не падает с каменного пирса — равновесие как-то странно держится в смертном теле, и ноги подкашиваются. коты находят её и здесь. она пачкает ладони, пытаясь приоткрыть люк на крышу панельного дома — у неё болят мышцы и отдышка чуть больше, чем следует. она уже и забыла, что быть смертной — трудно.

а там с высоты девятиэтажки город целый и тоже живой. вот совсем не такой, как она привыкла видеть — большой такой, страшный немного. но всё живое менее страшное, чем мёртвое. коты следуют за бриджет аккуратными тенями. прохожие оглядываются, а она под но улыбается — я выбиваюсь из вашей нормальности точно так же, как вы из моей. но бишоп себе п е р е о ц е н и в а е т .
когда она открывает крышку своего гроба — это так забавно знать в точности, где тебя похоронили, — там практически ничего не осталось, кроме грязных костей. и это так смешно — живой смотреть на себя мёртвую. бриджет задыхается противным смешком. она до могилы своей месяц не могла дойти, что в мире земном плясала — боялась найти там что-то важное. а потом осознала — важного уже ничего не осталось. и от бриджет тоже. говорят, где-то по земле ходят её предки — внуки внуков. может быть у них даже её глаза — но они всё равно не такие отчаянные, как у неё. может быть в них даже есть куски её магии — но зачем она им теперь.

кошки испуганно шипят — бриджет не оглядывается.
ещё при той жизни она называла себя дочерью люцифера, дочерью дьявола — вот он. его запах появляется раньше, чем он сам — амарант [ цветок бессмертия ] и расплавленное золото — запах горечи и благородства.
бриджет оглядывается. давай, ты пришёл наказывать — никто из ада не смеет выбираться.

0

8

илай , возраст на выбор
https://69.media.tumblr.com/3711d2a004c1bec499c1a2c60132f774/tumblr_nuair6nbjh1srh1mgo7_250.gif https://69.media.tumblr.com/b0ef5f644b99d76044d9db7b3c7ce7c2/tumblr_npqz85Lix31utjdgjo8_r2_250.gif
[ miles teller]

дата рождения , место ;
лондон

лояльность ;
сам себе господин и отчасти vox

деятельность ;
анархист

чистота крови ;
сквиб


the animals - the house of the rising sun


:если бы илай помнил, то рассказал, как больно впиваются в запястья ремни, а металлический язычок стирает тонкую кожу запястий в рваную ткань.

:если бы илай помнил, то он бы рассказал о сочувствующих взглядах медсестер и строгих костюмах невыразимцев, которые каждый раз отрицательно качали головой.

:если бы илай помнил, то он бы спел вместе с аминой валлийскую колыбельную и вновь откликнулся бы на стук ее сердца.

но илай не помнит.

илай (илия, мой пророк – матушка кричит) знает, что он должен был быть волшебником. что у таких, как его мать, дар магии в крови, и он абсолютно точно должен быть особенным, как и его младшая сестра.
но илай не получает ничего.

ему ставят метку сквиба в двенадцать лет, и родители даже не сильно расстроены – отец учит играть в бейсбол и интересуется оценками за тест по математике. но вот только сестра в восемь резко оказывается талантливой, левитирует предметы и получает свое письмо // илаю тогда снится, что он выкручивает ей шейные позвонки, мажет свои губы в крови и прикуривает.

мальчик-пророк связывается с дурной компанией и все говорят – еще бы. как жаль его родителей, читает он на всех этих лицах, и выбивает из их детей спесь. илай едет сознанием заранее и покупает билет в один конец – катитесь к черту со своими характеристиками.

отец больше не улыбается и решает не вносить за сына залог, потому что тот опять подрался с кем-то в баре – в девятнадцать илай получает условно, и это режет ему глотку и путы на ногах; теперь у него нет возможности вернуться назад, а значит можно продолжать.

однажды в багровом потоке появляется маг в красивом костюме и говорит, что сделает ему подарок –
мы вернем тебе магию, дружок, - усмехает он ровную линию губ и предупреждает: будет, возможно, больно, но ведь оно того стоит, верно?
верно, - решает илай и пропадает с радаров маггловского мира.

если бы илай помнил те месяцы, то нашел бы каждого из них и собственноручно убил.
но илай не помнит, потому что опыт оказывается неудачным, и ему грубо стирают память, возвращая в маггловский лондон без права на аппеляцию.

илай – р е ш е т о, и утро его начинается с марева в глазнице: дребезжат там мини-экранами старые мысли и фантомные иллюзии. он слышит порой голоса, гонится за неведомыми тенями и однажды понимает, что его самые болезненные сны начинают сбываться. илаю голову разрывают видения о демонстрациях и огне, а через два дня маггловский протест выбивается из колеи. он видит пароли и людей, которые ему предлагают нашивку с буквой v, и новая семья вскоре находит его.

илай не различает, где прежний он, а где дьявол со средневековых гравюр;
он достает лезвие ножа в толпе, и когда начинается ажиотаж, без разбора принимается играть.

(хохот гулко проходится в его голове, но это все принадлежит не ему)

волшебники все-таки сделали ему подарок, но об этом он точно пока не вспомнит.
языком проходится по металлу и пробует собственную кровь на вкус – в нем не живут разные личности, беснуется всего одна.
раздробленная на живые куски.

илай в полумраке хватает себя за голову и кричит;
амина приходит за ним и протягивает руку.

- оно ведь того стоит, верно?

верно.

прежняя зарисовка без конкретики

мышьяк и смола;
открыть ящик стола, провести по выцветшим листам рукой - «вы все мне лгали» - странные сны, переворот сознания - безумие, разбавленное помешательством. илай переходит по ссылке и попадает в секту, его раздвоенному сознанию эта идея приходится по душе. кровь проливать, во время протестов доставать нож - ты волшебник или другой? убью сразу всех.

амина выходит из тени заброшенного здания, просит поделиться сигаретой - чужая, что она забыла в ист-энде?

- ты илай, верно?
у меня для тебя есть работа.

мой ник в сети - амистад. знаешь, революция пожирает своих детей;
возможно, однажды ты съешь меня.


дополнительно ;
- плохая история о переломанном мальчике ;
- кто-то однажды кого-то убьет, но это мы еще посмотрим ;
- пишу в последнее время навыворот, но многим нравится. от соигрока хочу, чтобы ему заходила игра, а все остальное пофиксим под общий знаменатель ;
- увы, из пиноккио не вышло настоящего мальчика, и илай останется сквибом, который иногда видит пророческие сны.

пробный пост

пойдем, я расскажу тебе о море, покажу новый закат.
мы с тобой утопим океан.



[indent] амина слышала фамилию долохов несколько раз в жизни;
[indent] амина не так чтобы сильно интересуется мертвыми пожирателями смерти - скорее, радуется их отсутствию на златогривых гербах собственной семьи.

мутная вода - ладоней не тяни - обожжешься;
амина выбирает ломать аккуратно пальцами кирпичную кладку, нежными прикосновениями выбивать остов из лубков и пускать корни в зияющие бездны - нет там звезд, распахивается безликая пасть - так амина узнает о вечности,
и теряется в ее руках.

миротворец тягуче называет имя - вальдемар - и говорит, где его найти. селвин привыкла не задавать лишних вопросов, потому что миротворцу не сильно нравится на них отвечать; половину он оставляет без внимания. на кончике языка лишь - он нам действительно нужен? чем меньше волшебников знает, - хочется заикнуться и рассказать лидеру о его же заветах. хочется, наверно, выразить сомнение, потому что вальдемар долохов не внушает пока доверия, потому что она о нем ничего не знает и вновь зеркальным блеском на веках метки пожирателей - но мы ведь не они. миротворец читает ее глаза, плещет в них свою ухмылку - он нам нужен.

и затем неожиданно рассказывает о том, что есть ловкие люди, которые присутствуют в обоих мирах. они умеют складывать винтовки и используют мощные заклинания без тени министерства за спиной. есть те, кто умеет исчезать, и появляются они в самых неблагополучных местах. есть и такие, что играют за множество команд лишь номинально и на вид, а истину свою посвящают делу единому - на самом же деле верность оковами эгоистичными опутывает их самих, но чем сильнее соблазн - тем проще сказать да.

[indent] вальдмар - и есть те люди, говорит он ей;
[indent] вальдемар отлично подойдет нам.

амине, в принципе, все равно, она не сомневается в решениях миротворца. тот выискивает нужных людей и смотрит на них, становится незримым стражем в душах - оценивает. это чем-то смахивает на аудиторскую проверку, получите бумаги и сделайте собственные выводы - миротворец откуда-то знает абсолютно всех и видит в людях огонь; одни делятся запалом, словно прометей, иные - задыхаются от гари погребальных костров. когда селвин встретит вальдемара долохова, она увидит у него на коже искры;

и синее пламя в глазах.

амина не спрашивает себя о лояльности, не перекатывает эти слова по нёбу – путаются все карты и окрашиваются черно-красным, буква v высится в небесах – вокс становится ее голосом в ту секунду, когда первый смертник подписывает с аминой селвин контракт. она не несет правду, но и не прячет ложь – амина предлагает людям выбор, и они сами царапают эту пустоту.
нарывается их душа философским камнем, и долгие годы осыпаются пеплом в предрассветную мглу.

выбор – это сегодня все.
магглы в кварталах впихивают листовки, пишут на стенах – они нам чужие – и это тоже способ выжить. селвин пробирается через закоулки, кивает бродячим котам – представляете, я сейчас ближе к вам, чем к привычным плоскостям – прежние идеалы мерцают пандорой, вскрой раны – и задохнешься от боли.

трансгессировать как-то проще и пока это не запрещено – амина легко меняет местоположение и улыбается; кардифф встречает ее ветром и ласково проходится по щекам. в воздухе пахнет забытым домом и искренностью, которая в селвин пробивается через раз ( господи прошу не дай мне забыть(ся) в родных краях ). в груди что-то ворочается и скрепит –
погоди, друг, мы здесь не одни.

миротворец точно говорит, где сегодня будет долохов, и молодое солнце золотит мостовую, которую пересекает селвин, – те самые кирпичики, что она однажды в крошево разобьет. кадифф отчасти пленит, но нельзя так легко падать, стук-стук где-то бьется жилка у воды – амина делает шаг навстречу дому, чтобы потом отдалиться в диаметрально противоположную сторону.
(не хочу сегодня воевать, убираю в карман революцию и ее флаг)

она привыкает действовать по наитию, выискивать людей с открытыми вакансиями и проповедовать за реализм – аз есмь туда; новая библия от организации по защите традиционных интересов нетрадиционного общества – открывай страницы, листай, забывай. в обязанности амины не входит помощь и сопровождение, в ее интересах заручиться рукопожатием и убедиться, что никто друг другу не врет (лишь я чуть-чуть, но это во благо).

августовское утро милосердно распаляет свои начала – амина знает, что не сможет подкрасться, поэтому даже не пытается. в здании никого не бывало уже давно, и это полузаброшенный лофт – прибежище для урбанистических моряков. кто кого еще здесь ждал, конечно, вопрос; амина проскальзывает в приоткрытую металлическую дверь и тихо петляет по лабиринту искусственных стен, зная, что в конце ее ждет приз.
мягкой волной подбирается прибой, и амина белоснежной пеной искрится в потоке – привет, теперь нам надо подружиться.

- не подскажете, как мне добраться до лондона? – эхо голоса разбивается о высокий потолок, здание отвечает ей коротким монологом и тишиной. – я, кажется, заблудилась.

для долохова чистокровные отметки – суета и спесь, вряд ли он о ней слышал, разве что только о семье; селвин гнется улыбкой, но не хочет казаться наивной – она улыбается взглядом, чтобы спутать намерения (чужие, естественно) и сразить наповал классические варианты. читать проходимцев до последней косточки умеет только миротворец, амине же приходится догадываться.

у вальдемара светлые волосы и высокий рост – был ли антонин на него похож?
тут нет никаких змей, зеленых идеалов и черных полос – представляешь, я тоже буду тебе что-то рассказывать и просить, а ты должен соглашаться и себе не противоречить. в конце концов, я не принуждаю и даже не угрожаю; всего лишь спрошу – сделаешь ли ты так, как я прошу?

Отредактировано октавия (10-06-2019 18:42:06)

0

9

райнер , 30+
partner in crime
https://images2.imgbox.com/07/06/T2tjLw37_o.jpg
[ zane holtz ]

дата рождения , место ;
за вами, германия

лояльность ;
за вами

деятельность ;
аврор в немецком мм

чистота крови ;
за вами

и безумие что обидно объявили страшным а оно самой четкой тропинкой вело в весну

действующие лица;

готтфрид вашке (брат греты, числится пропавшим без вести с 2016 года, в прошлом аврор, на момент исчезновения 26); райнер (бывший коллега готтфрида, аврор, чем занимается сейчас — на вашей совести); грета вашке — тут всё понятно, самая умная девочка, конечно (бывшая стирательница памяти в немецком мм, в 2022 переезжает в лондон и работает в больнице святого мунго). баркли — бывший коллега греты, стиратель памяти, из-за жалобы которого её уволили. грете не понравилось

отрывок из анкеты;

В дом Вашке наведывается его бывший коллега (имя лежит, как протухшее влажное бельё, забытое в корзине) — Грета улыбается ему и его сочувствию, спрашивает, как дела в аврорате, кивает, когда слышит «милая крошка»; милая крошка зазывает его шёпотом на чердак и показывает уже неприкаянную сову. Никто, кроме Готтфрида, с ней общий язык не находил, бесцельное же существование, верно? — спрашивает Грета; к чему это всё? Она сворачивает птице шею, прокусив язык насквозь — потому что, да, улыбаясь.
(сову потом похоронит под окнами своей комнаты)
Он решит, что Грета интересная. Интересная, блять. Грета злится, спускаясь за ним на второй этаж, злится, сдувая с ладоней перья и пух, злится, замечая, что он возбудился — впрочем, опыта в этом у неё немного; она только что убила сову брата (понять бы ещё, зачем), демонстративно, надрывно, выдавливая по капле улыбку — было бы здорово, если бы его хотя бы затошнило.
Но тошнит Грету.
(он зайдёт в дом Вашке ещё не раз)

Райнер морщится (так очки поднимаются вверх по переносице, возвращаются на место и всё равно сползают вниз), ленивым взглядом слизывает чужие лица — и по лицам начинают бегать морщины (смотрит Райнер неприятно, скользко). Будто в твоей глазнице вертят языком, но никогда не находят то, что искали.
Грета никогда не задумывалась — всерьёз — о том, какая у него история. О чём он думает, когда заканчиваются овсяные хлопья (что он ест на завтрак?). Как его в детстве звала мать, когда злилась из-за какого-нибудь проступка. О чём он действительно думает, когда мысли не просвечены самоцензурой.
Райнер говорит, что любит своё скорбное лицо. Грета кивает (вспоминает похороны брата). Райнер приходит в дом Вашке в первый раз и рассказывает о том, как дружны они были с Готтфридом. Грета кивает (Готтфрид никогда о нём не рассказывал). Райнер приходит к ним, чтобы скорбеть — ему же нравится.
Райнер мерзкий и будто бы выпячивает уродство, чтобы все видели его; разговаривать с ним — принимать из чужих рук накрахмаленный выглаженный платок, чтобы заметить, что в него только что высморкались. И ладони после рукопожатия в слизи. Гадость же.

Райнер рассказывает о том, как в детстве притащил в кровать дохлую кошку. Грета кивает. Райнер говорит: люблю злых и надрывных. Грета делает скучающее лицо (это её назвали злой и надрывной?). «Надрывных, но не слишком», — уточняет Райнер. Грету тошнит. Всё в её голове выдумано — от первого его слова до последнего — она злеет и рядом хочет видеть абсолютное уродство, чтобы сравнивать с собой и облегчённо вздыхать (Райнер — абсолютно конченый, Грета — не абсолютно). Может быть, на самом деле он и есть накрахмаленный платок и официоз, затянутый галстуком, а где-то между уже высморкалась Грета.
Вряд ли — она уверена, что это он делает её хуже. Ладно, не делает хуже, но выступает катализатором,
кто сейчас сможет точно сказать, кому принадлежала идея свести с ума Баркли?
Ты должна отомстить, говорит Райнер. Или Грета сказала, что должна отомстить.
(Никакой разницы)

Райнер говорит, что ничего не чувствует. Грета кивает. «Совершенно ничего», — уточняет Райнер. Грета вспоминает, как солёное ничего прокатилось каплей по его лбу, когда она задушила сову брата. Может быть, Райнер такого не говорил. Вашке всё-таки очень нравится думать, что он насквозь больной, что его жестокость — мышечная нить. Тело, вылепленное из жестокого волокна. Красиво.
Когда Грета заходит в комнату, Райнер убирает снисхождение (ближе всего: как перевернуть рамку колдографией вниз или прокусить язык, когда хочется назвать кого-то «милой крошкой»). Когда о Грете рассказывал Готтфрид, казалось, будто дома его ждёт что-то настолько красивое, очаровательное и трогательное, что живым оно никак быть не может. Райнер хотел посмотреть — Райнер пришёл посмотреть (и поскорбеть) — наткнулся на что-то озлобленное и надрывное; что важнее — живое.

Грета не знает, что нужно сделать, чтобы ему стало противно. (Ей самой противно только думать о брате — вдруг ему не понравится то, чем она стала) Райнер разглядывает рану, покрывшуюся белёсой коркой, и улыбается. Тихо бормочет что-то, сжимая кривоватые пальцы (Грете всегда казалось, что они у неё какие-то недоразвитые).

Вашке (знает) уверена, что она обвела его вокруг пальца: воспользовалась им, как пустым силуэтом, заполнила больными идеями и заразила парой-тройкой мыслей; «мы должны отомстить Баркли», — как-то так она сказала. Райнер никем не был, а если и был, то чем-то незначительным, уверена Грета. Уже потом появилась она, и на её фоне он сменил цвет (не сменил, нет — обрёл); так всё вокруг становится грязным, как её руки, так Райнер помог ей свести бывшего коллегу с ума,
хотя она, кажется, его об этом не просила.

так и я себя уничтожу сначала думаю а оказывается что обнаружу

дополнительно.

имя можно сменить. внешность можно сменить (если эта совсем никак, потому что в моей голове образ прочно связался с). текущая деятельность, место пребывания, бэкстори, «что на самом деле» — целиком на вас.
заявка случайно выросла из краткого отрывка анкеты: я вдруг поняла, что грета какая-то окончательно поехавшая, и решила, что это больное дело стоит довести до конца, и так получился райнер. в заявке много невнятности, потому что то, что видит грета, может несколько не соответствовать действительности. ей кажется, что райнер больной, что его в ней привлекла аналогичная жестокость, и что она делает его хуже (ха). ей нравится, впрочем.
мне как игроку хотелось бы, чтобы образ райнера не скатился как раз в то, что периодически придумывает себе грета: здорово, если он будет нездоровым сам по себе; а уже то, что они пересеклись и сошлись — удачное стечение обстоятельств.
то, каким образом расправились с баркли, оставляю на совместное продумывание.
в тексте каких-то железных фактов, кажется, две штуки, потому извращаться можно (и нужно) как угодно.


дополнительно ;
выше

пробный пост

велимир выскребает ножичком ярость с глазного дна, и тут положено продолжить «и заполняет», но он ничем не заполняет пустоту, всё в грете полое, как и сам велимир, и тут положено отметить, что так долго жить выщербленной жизнью катастрофически вредно, как порабощает образ мысли и голову целиком обезглавленное притворство. слишком долго грета играла в лидию, слишком долго грета играла велимиром в готтфрида, чтобы теперь казаться настоящими людьми, придётся умирать за себя. грета пытается разбудить ярость: может быть велимир что-то с ней сделал, попросил не выходить или высушил таблетками, и ярость теперь лежит как промасленная тряпка, которую никто не подожжёт. грета пытается чиркнуть спичкой или хотя бы просто чиркнуть, но пальцы мягкие, словно кошачья шерсть — велимир вытянул из них силу. велимир назвал это магией.


я не хочу сделать тебе больно
я лишь хочу
пролиться
нашей нежностью


нежностью — заполняющей вашке по указанию братской любви; грета пытается нащупать край злости, ненависти, прежней мести, но они лежат, как обведённые аврорами пустые места прежних тел, просто краска, оборачивающая контур, подсохшая и немного липкая. от ярости остался серый контур, выцветающий под действием прямых солнечных лучей, но грета хочет разозлиться, как удавалось раньше: злоба давала силу, злоба научила вектору, злоба задавала тон дня и с какой ноги вставать по утрам,
левая нога — сегодня велимир придёт и ничего не получит; правая нога — велимир увидит лидию,
пошла нахуй лидия — грета пытается раскачаться, воззвать к прежнему, но прежнее оказалось пустым и из прошлого уже ничем не подкрепляет, а грете так нужно поесть (велимир знает об этом, как и о том, что своей яростью он ей не поможет, и может надавливать на рёбра ещё и ещё, пока вишнёвый сок не потечёт изо рта, и грета не станет от этого сильней, только опустошится ещё больше).
— ты злишься, — грета раскрывает рот, не выходит ни звука (она тоже хотела бы злиться). — имеешь право.
ярость, приди
— и что ты собираешься делать? смотреть, как я умираю?
научись нормально злиться, велимир, ярость твоя — гремящая пустота, и к пустоте грета привыкла, а громким звуком никого тут не напугаешь
— или хочешь увидеть, как умирает лидия? — грета давит ртом вишни и улыбки, прямо как раньше, только теперь красно.
сделай что-нибудь, сделай выбор, сделай усилие, сделай ярость настоящей, попробуй окунуться в неё не как в ледяную ванну, дурак
— или мне научить тебя, как поступать с жалкими?
грета знает об этом всё — велимир научил её, когда приходил на сеансы, глупый


а перед этим возражал
когда ты говорила
случится так
что ты положишь меня на бок
и выпотрошишь


вашке сейчас, наверное, его любит, как любят ушедших на войну братьев или милых собак, сидящих у камина: велимир может злиться сколько угодно — готтфриду тоже положено злиться, глядя на дерьмо, выросшее из греты, всё правильно, всё так, как придумала грета,
— поцелуешь сестру на прощание? — грета находит краешек сил, чтобы вытянуть руку.

0

10

эдвард ремус «тедди» люпин , 25
лучший друг [возлюбленный ли?]
https://i.imgur.com/TqYTWKA.gif https://i.imgur.com/wfiO5hN.gif
[ sam claflin ]

дата рождения , место ;
апрель тысяча девятьсот девяносто восьмого года, англия;

лояльность ;
твой выбор;

деятельность ;
твой выбор;

чистота крови ;
полукровный волшебник [метаморфомаг];

тедди не знал своих родителей. нет, он знал, конечно, что их звали нимфадора и римус люпин. он, конечно, знал, что его мама обладала способностями метаморфомагии, а папа был оборотнем. он знал, что мама была аврором, а папа был лучшим учителем по защите от тёмных искусств, которого знал хогвартс. и он знал, что больше ничего ему о них узнать не удастся. он никогда не узнает, любит ли его мама жареные яйца. никогда не увидит, как его папа читает, удобно устроившись на кресле. никогда не сможет пойти с ними вместе в зоопарк, купить там клубничное мороженое с шоколадной крошкой и измазать им мамино лицо и папину одежду. никогда не узнает, какую песню «ведуний» мама любила больше всего. никогда не узнает, почему на папиных старых часах написано: «чтобы ты, чёртов придурок, никогда не забывал, кто ты», а ниже было подписано «бродяга и сохатый». никогда не сможет прижаться щекой к маминому плечу и сказать: «люблю тебя, мам», а она бы ответила: «и я тебя, малыш». тедди скучал.

с каждым годом он походил на свою мать нимфадору тонкс, и старушка меда подмечала это. мягкие, слегка курчавые волосики меняли цвет пять, а то и больше раз на день. андромеда даже боялась брать его с собой в людные места. в голове сразу возникала цепь событий, как тедди изменял внешность, а она в силу возраста не могла его разглядеть в толпе. кто-то скажет, что это глупо, но только не женщина, оставшаяся одна с маленьким внуком на руках.

раньше андромеда тонкс мыслила весьма банально. «дочь вышла замуж, скоро родится внук. увижу внука, и можно уже на покой». но у судьбы были другие, более чудовищные планы. её давно уже не малышка дора ушла вместе с мужем раньше, чем она. это известие чуть было не сломило пожилую женщину, но вовремя раздавшийся плач ребёнка словно вернул ей здравый разум. если она умрёт, мальчик останется совсем один. она должна жить дальше, пусть слёзы будут течь по морщинистым щекам, когда в доме гаснет свет, она должна жить ради него.

мальчонка с россыпью веснушек на лице, выглядывающий из-за букета свежесорванных на поле позади дома люпинов, с едва заметной печалью смотрел на две могильные плиты, расположенные впритык друг к другу. глубоко вздохнув, втянув своеобразный аромат тёмно-синих цветков, тедди присел на землю. придерживая маленькой ладошкой цветы, что так и норовили сползти с его колен, мальчик потянулся к холодному монументу с фотографией его отца и матери, под которыми красивым каллиграфическим почерком были выгравированы даты и парочка тёплых фраз.

мальчик, который потерял родителей, и у которого несмотря ни на что всегда будет эта зияющая дыра в сердце, и девочка, которая просто ненавидела свой день рождения. так и будет. через год, два, десять. всегда. они просто знали это. знали, что будут помнить каждое второе мая.

обещания сыпались с уст тедди, как бы сыпались на землю капли дождя со случайно задетой ветки дерева, но только эти не долетали до земли, не успевая разбиться. виктуар просто была уверена, что когда-нибудь он исполнит все до последнего. так же искусно из-под его пальцев, иногда всего лишь поспешно пробежавших по клавиатуре, выходили слова, заставляющие сердце биться так, что отдавало в висках, а вместе с ней останавливалось и время, и всё вокруг.

она не признавалась никому, что любит его. она не признавалась себе. может, потому, что на самом деле и не любила, но никак по-другому свои чувства описать не могла, отчего-то думая, что простое «мне нравится» не может быть применено. виктуар всегда была влюблена — в небо, в море, в ветер, в свободу, в саму мысль о любви. но стоило появиться кому-то материальному, чьи слова будто бы окутывали её чем-то приятно мягким и ласковым, и она мигом к нему привязывалась, как бы не старалась держаться отстранёно.


дополнительно ;
отношения уже непосредственно обсудим вместе в личных сообщениях [насильно приковывать цепями, это не моё], имеется только один нюанс — год назад виктуар потеряла ребёнка [тедди обо всём узнал уже после]. далее же на чём-то конкретном настаивать не буду, ведь в первую очередь вам должно быть комфортно с ролью. в остальном, мы вас все очень ждём ♥

пробный пост

у виктуар уизли будни расписаны по часам; главное — жить в отрыве от прошлого, вырвать с сухожилиями и ошмётками кожи крупные части себя. она бежала. бежала от того, от чего убежать не может; никогда не сможет.

её скручивало от боли, пока по ногам текла кровь, пока её организм отторгал сгусток клеток и тканей, а она выла-выла-скулила, умоляя эту боль прекратиться, умоляя своего едва-едва зародившегося малыша остаться с ней. глупая девчонка. глупая наивная девчонка. их с тедди малыш у виктуар где-то в лёгких; он у неё между рёбрами и рвёт всё изнутри, раздирает заживо и жить ей не даёт, думать; её мыслями вечно к нему относит. жжение, словно кислотное, испаряется не сразу. спустя несколько дней, когда бинты снимают, а её всё ещё мутит прилично, в носу стойкий запах спирта, капельниц и всей той прочей дряни, что в неё вливали. она хотела бы позволить себе скулить или хотя бы разрыдаться; вместо этого лишь тупая вина и ощущение собственной никчёмности. ей нужно просто немного стабильности. прекратить снова вспоминать жжение и забыть обо всём этом.

виктуар уизли — пепел; на вкус, по текстуре, по ощущениям оседая в самых лёгких. идеальная, росписью ярко-красного, выверенным цокотом каблуков по мраморному полу, по камню, по асфальту. разодранная где-то внутри до одури просто, с раскуроченной душой, что кровить не перестаёт, что без вкуса, но с запахом свежего пепла с сигарет. триггер, который срабатывает моментально.

виктуар просыпается в холодном поту и сжимает сбившиеся простыни, делает глубокий вдох и пытается всё расставить по своим местам. её внутренности будто изнутри разрывает, она боится кровь на ногах увидеть. но только теперь этой крови и быть не может; откуда? кажется, не до конца понимает, где находится. она начинает кричать, и её крики оглушительны. в них чересчур много боли. за шесть месяцев и тринадцать дней, проведённых в сердце франции, её мир разлетелся с такой скоростью, что виктуар не знает, как не разлетается она сама. у неё страх в самом сознании, у неё руки трясутся. ей бы спрятаться, ей бы просто где-нибудь спрятаться. ногти вгоняет себе в руки, чтобы держаться, чтобы за ту приторно-конфетно-милую девочку держаться, а не слетать без тормозов по манящей бесовской трассе.

физическая боль тупую душевную не перекрывает; виктуар всё никак не научится ни с болью справляться, ни жить без неё. дым жжёт раны открытые, когда она прикуривает. дым жжёт лёгкие. дым выжигает всё, но не её из памяти. лишь фрагментами. теми самыми, за которые она любые другие воспоминания отдать готова. запутавшаяся, глупая девчонка, что впервые в жизни, кажется, не справляется. нет, абсолютно точно не справляется. чувствует отчётливо и понимает за грудиной, что её срывать начинает.

когда-то она прекратит вливать в себя огненный виски; но сейчас даже не задумывается о том, чтобы пообещать себе прекратить пить. её жизнь звучит до скрежета на зубах паршиво; дышит надсадно, словно задушенная кошка, что ещё пытается за жизнь хвататься. она не знает, засыпает ли от усталости или отрубается от количество выпитого. скорее всего — от количества выпитого. нет, даже точно.

ничтожество. хорошее слово; суть отражает. ни хрена только не отражает причин. причины и суть не пересекаются, а она курит до тех пор, пока дым сигаретный не начинает глаза щипать, не начинает раздражать их до слёз буквально. не в дыме дело. дым тут ни при чём. ком в горле хоть как-то отпускать начинает, ощущение предательства не отпускает и никуда не исчезает только. виктуар в полном порядке [на грани истерики «в порядке»], иначе ведь и быть не может. в руках пачку сигарет сжимает, давит так, что та мнётся, сигареты, внутри лежащие, давит. и отводит ото рта в сторону зажатую между пальцами, дым в сторону выдыхает. в оторванном состоянии ощущать что-то сложно.

стук в дверь уже настойчивый, ручку тщетно кто-то пытается провернуть, а вокруг темно, на улице уже ночь. и ей хочется заорать, чтобы все пошли к мерлину, кто бы там ни был. приходится подавить в себе этот совершенно психованный порыв. доходит до двери и щёлкает замком, саму дверь не открывает, возвращается на диван, на ходу пальцами волосы зачёсывая. слышит, что он заходит, по щелчку дверной ручки. ей бы извиниться стоит, что она на всё это время исчезла из жизни семьи, но просто не в силах. просто не в силах рассказать им всю правду.
если будешь отчитывать за то, что я вот так вот сбежала и потом резко вернулась, то я тебя всё равно не слушаю, — отзывается она несколько устало, усаживаясь, подтянув под себя ноги, и накрывая их одеялом. сейчас виктуар мало походила на себя прежнюю. голос хриплый, почти сорванный. голос убитый. у неё тревожность повышенная; она улыбается луи по-настоящему, дым изо рта выпуская, недокуренную до фильтра сигарету о дно пепельницы тушит.

Отредактировано октавия (16-06-2019 19:44:57)

0


Вы здесь » Live Your Life » Магические школы » 2023 apogee


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC