Live Your Life

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Live Your Life » Магические школы » 2023 apogee


2023 apogee

Сообщений 21 страница 34 из 34

1

Логотип.
http://sh.uploads.ru/j4Yuc.png
Адрес форума: http://thisisapogee.rusff.ru
Официальное название: 2023 apogee
Дата открытия: 04.06.2019
Жанр: приключения, фэнтези, политика, драма
Организация игровой зоны: эпизодическая
Краткое описание: События разворачиваются в 2023-ем году. Гермиона Грейнджер на посту Министра Магии решает объединить два разрозненных мира — мир волшебников и мир магглов. Это событие резонансом прокатывается по общественности — кто-то горячо ее поддерживает, остальные ставят подобную политику под сомнение; радикалы, пользуясь популярностью, создали свою террористическую группировку, чтобы саботировать происходящее в обоих мирах .Иностранные Министерства Магии обеспокоены нестабильным положением в Англии и отправляют своих послов для выяснения обстоятельств.
Ссылка на взаимную рекламу: ссылка здесь.

+2

21

http://sg.uploads.ru/GR10X.png

0

22

сергей столыпин, 16
лучший друг
https://funkyimg.com/i/2VDX8.gif https://funkyimg.com/i/2VDXk.gif https://funkyimg.com/i/2VDX9.gif
[ artyom shatokhin. ]

дата рождения , место ;
две тысячи седьмой, петербург;

лояльность ;
безразличен к политике;

деятельность ;
шестой курс рейвенкло;

чистота крови ;
чистокровен;

[indent]ты был первым, с кем я познакомилась в хогвартсе. в первый же день учебы рейвенкло и слизерин отправили на совместное зелеварение, а для меня не нашлось пары с моего факультета. два хмурых взгляда исподлобья пересеклись, но поиграть в гляделки не удалось из-за преподавателя. я шипела, когда ты из-за своей неловкости рассыпал [float=right]« - сергей? что за дурацкое имя?
- серьезно? меня спрашивает об этом юдифь?
»
[/float]на меня иглы дикобраза. ты - ругался по-русски, когда я, кромсая корень мандрагоры, умудрилась опрокинуть на тебя недоваренное зелье взрыва. первый семестр мы ненавидели друг друга. во втором семестре мы снова работали вместе. оказалось, ты не подружился ни с кем на своем факультете. а я уже успела поругаться с половиной своего. ты казался мне меньшей из зол. я, вероятно, для тебя тоже была предпочтительнее заучек, которые навязчиво хотели затащить тебя в свой кружок очкариков. ты, конечно, был очень умным, но на этом ваши схожести заканчивались. тебе уже тогда было скучно проводить все время за книжками, но наша пара была лучшей в классе.
[indent]вечно скучающее выражение твоего лица отлично сочетается с моим презрительным. ты знаешь ответ почти на любой вопрос преподавателя, но я ни разу не видела, чтобы ты делал уроки. [float=left]это не серёга грустный
это - язык такой суровый русский
[/float]в библиотеке ты лениво читаешь книги, иногда засыпая, в то время как остальные судорожно переписывают конспекты и делают пометки на полях. изредка ты участвуешь в каких-то школьных авантюрах, но всегда выходишь сухим из воды. однажды я спросила, как у тебя это получается, но в ответ ты лишь усмехнулся.
[indent]мы пересеклись в лютном. я помогала мистеру шайверетчу в лавке, [float=right]« мне для отца »[/float]а ты пришел к нему за настойкой болиголова. была ли я удивлена, когда двенадцатилетнему мальчишке без лишних вопросов вручили смертельный яд? да. удивилась ли я, увидев тебя еще раз через неделю? нет. твои родители эмигрировали из россии, когда тебе было шесть, и ты не хочешь разговаривать об этом.
[indent]на четвертом курсе все считали нас парой. мы и правда проводили много времени вместе - перемены, выходные, вечера в [float=left]похуизм - тоже стиль[/float]библиотеке. ты вальяжно разлегся на скамье, положив голову мне на колени, пока весь слизерин и рейвенкло наблюдал за напряженной ситуацией на квиддичном поле. но нам не нравится квиддич. точнее, он не нравится мне. тебе же - похуй. когда я злюсь - ты смеешься. а злюсь я на все и всех, кроме тебя. ты заражаешь меня похуизмом, я же приношу в твою жизнь эмоции.
[indent]я узнаю о жизни магглов из-за тебя. ты знаешь о них много из-за работы отца. какой? я не спрашиваю. ты научил меня пользоваться [float=right]мой барыга красивый как кришна[/float]смартфоном, рассказал про интернет и маггловские развлечения в нем. на пятом курсе ребята из слизерина просили меня рассказать, как связаться с тобой. говорят, ты можешь достать ответы на экзамен, траву и прочие запрещенные магические и маггловские вещички. ты запретил мне вникать в это. это был единственный раз, когда я видела тебя злым и серьезным. я не стала возникать, хотя и не поняла, к чему такая забота, если нам двоим дорога в грязные улочки лютного. ты никогда не жалуешься на жизнь, но иногда приходишь ко мне, чтобы выкурить косяк и помолчать.


дополнительно ;
- у сережи, как можно понять из заявки, настроение немного "маригнал-криминал", но при этом я настаиваю на сохранении чистокровности, некой аристократичности и образа в стиле сериала "макмафия";
- подчеркну, что он - мальчик с рейвенкло. пусть в жизни за него выбор сделала семья, но в душе он не змееныш;
- сережа - замечательный друг детства. они с юдифь держались друг за друга с первого курса и продолжают делать это сейчас, несмотря на то, что в жизни у обоих происходит какая-то хуйня;
- жду вас страстно ♥ придумаем и какой-нибудь криминальный сюжет, и личные переживания;
- я буду рада видеть бульвара, но если появятся какие-то другие варианты - выслушаю ♥

пробный пост

[indent]ледяные пальцы нервно комкают край белоснежной салфетки. минутная стрелка часов близится к девяти, а это значит, что сын будет, буквально, через пятнадцать минут. такой же пунктуальный, как и его отец. еще несколько минут и она сможет увидеть его улыбку. гэбриэл не бросится в объятья, не закричит на весь дом о том, что приехал. скорее всего, он тихо войдет в столовую, потому что знает, что мать ждет его именно там. она могла бы стоять у ворот или отчаянно махать из окна, как только его увидит, но это не в их стиле. поэтому миссис нотт сидит за столом, ровно держа спину и судорожно вцепившись в проклятую салфетку.

[indent]каникулы сына - лучшее время в ее жизни. она надеется, что и в его тоже. но лето кончается. в случае с фульвией - даже чуть раньше, когда сын уезжает во францию к прадедушке с прабабушкой. ей приходится отпускать его на несколько недель, но праздничный ужин и последние пару дней августа, проведенные дома, - традиция. на бледном лице появляется слабая улыбка, а глаза становятся влажными. миссис нотт делает глубокий вдох и пытается взять себя в руки. это так просто, когда на тебе маска суровой и сильной женщины, и в тысячи раз сложнее, когда ты ловишь себя на том, что считаешь секунды до приезда ребенка.

их семейное счастье построено на традициях. в лучшем смысле этого слова, совмещающего в себе консервативность и уют.  [float=left]из тех вещей, что я люблю,
я делаю только одну
[/float][indent]у ноттов жизнь четко выверена. нотты гордятся этим. несмотря на жуткий график, теодор все равно посвятит один из дней августа семье. несмотря на завал на работе, фульвия все равно организует ужин. несмотря на непогоду или неполадки каминной связи, гэбриэл все равно приедет в поместье вовремя. так происходит из года в год. это не занудство или формальность. для семьи у ноттов выделено определенное время. время, которое они все очень ждут.

[indent]что случится, если этот порядок нарушится? что будет в следующем году, когда гэбриэл закончит школу? останется ли он в англии или у него какие-то другие планы? дурацкие вопросы мелькают в голове, заставляя растерянно моргать и задерживать дыхание. оказывается, к стабильности привыкаешь достаточно быстро. миссис нотт никогда не думала, что будет грешить этим. люди цепляются за островки понятного и привычного, когда вокруг шторм. у фульвии есть внутренний стержень. об этом ей говорили с самого детства, но прямо сейчас он шатался как молодые яблоневые деревья в саду на ветру. четко продуманная жизнь. рациональные решения. логичные поступки. можно только поаплодировать и порадоваться тому, что ей удалось проворачивать это так долго. почти полсотни лет. нервный смешок вырывается каждый раз, когда фульвия думает о своем возрасте. прямо сейчас он может перейти в истерический смех. кто бы мог подумать, что ее выбьет из колеи через столько ровно прожитых лет.

[indent]у всегда держащей лицо миссис нотт есть одна слабость. о ней знают все, кто общается или работает с ней какое-то время. фульвия всегда держит все под контролем. в чем ее секрет? как ей это удается? просто. она. держит. все. под. контролем. в ее жизни не случается неожиданных событий. а даже если и случается - она уже к ним готова. масштаб контроля примерно такой: в ее черновиках лежат некрологи на всех ныне живущих родственников, в ее банковской ячейке лежат различные суммы на экстренные случаи, а также несколько поддельных документов, которые позволят семье спокойно жить в других странах, в ее сумочке всегда есть несколько противоядий, а ее завещание обновляется каждую неделю. в жизни миссис нотт не бывало случаев, когда что-то шло не так. она не оракул и не гадалка, а просто чертовски осторожная и продуманная волшебница.

[indent]замужество и семейная жизнь также шли по плану. с мужем они договорились обо всем заранее. работа - своя у каждого. один ребенок - а больше и не получится. верность - и это не обсуждается. остальные мелочи решались по ходу дела. как жаль, что подобная схема не работает с детьми. при рождении им не подсунешь брачный контракт с длинным списком условий и нюансов. они могут упасть с метлы, сбежать в соседний лес, получить легкое сотрясение от взрыва в домашней лаборатории и еще тысяча неожиданных ситуаций. [float=right]чтобы те, кого люблю я[/float] самое страшное в родительстве для фульвии - это то, что где-то в мире существует ее часть, которую она не может контролировать, но любит больше, чем все остальные. а самое смешное - то, что гэбриэл ни разу не давал повода беспокоиться. никогда не выводил мать из душевного равновесия. она похерила все сама. и сейчас с ужасом смотрела на приближающуюся к двенадцати стрелку.

[indent]за эти несколько минут миссис нотт так и не решила, стоит ли рассказывать обо всем сыну. есть два варианта развития событий - трусливо промолчать и попытаться сделать вид, что все в порядке, или же все-таки взять себя в руки и сообщить о происходящем. первый вариант плох тем, что фульвия абсолютно не представляет, как врать сыну в лицо. она не делала этого никогда и, если честно, понятия не имеет, как это провернуть. она не сможет просто промолчать, потому что он все поймет. ее мальчик слишком эмпатичен, разумен и догадлив. один пронизывающий взгляд на искусанные губы, скомканную салфетку и бегающие глаза, и он сразу же задаст вопрос. сможет ли она солгать? перевести тему? смогла бы в любом другом случае. но только не с ним.

[indent]второй вариант пугает. своей неизвестностью. неожиданным развитием событий. но в первую очередь тем, что придется его озвучить. жалкие попытки убежать от себя превратились в демонизацию гэбриэла. что за глупая истерика, он точно не отреагирует на эту новость плохо. миссис нотт просто страшно признаться в том, что она не знает, что делать дальше. она не предвидела такой ситуации. она не готова. фульвия нотт впервые чувствует себя слабой и ничтожной. и последний человек, в глазах которого она боится показаться такой, - ее сын.

[indent]часы пробивают семь вечера. из-за резкого звука рука вздрагивает, и салфетка летит на пол. миссис нотт резко поднимается со своего места и, замерев, смотрит в сторону двери столовой. - как ты добрался? - из-за переживаний правила приличия отходят на второй план, и она даже забывает поздороваться. - как франция? какие новости от бабушки с дедушкой? - фульвии правда интересно, как прошли его каникулы, но сейчас в ее глазах все вопросы выглядят как жалкая попытка оттянуть момент серьезного разговора. - отца сегодня не будет, но он обещал, что завтра проведет весь день с нами. ты голоден?

[indent] и вот попытка держать себя в руках проваливается, потому что глаза наполняются слезами. ее потряхивает от нервов и распирает от эмоций. они слишком сильные. как, впрочем, каждый раз, когда речь заходит о сыне. а прямо сейчас он стоит прямо перед ней.  [float=left]могли делать и иметь то,
что любят они
[/float]такой серьезный. такой взрослый. идеальный? по ее мнению - да. он достоин всего, что у него есть - слизеринского галстука, значка старосты хогвартса, фамилии и всех регалий ноттов. а еще ему безумно идет их семейный угрюмый взгляд. он чертовски хорош всегда и во всем, и, кажется, это даже не их с мужем заслуга. сможет ли она в таком состоянии ему соответствовать? сомнительно. разочарует ли она его? возможно. есть ли смысл попытаться удержать лицо? скорее всего, нет.

для навигации по нужным : ( удаляйте * )
Код:
[sup][ artyom shatokhin. ] [url=http://thisisapogee.rusff.ru/viewtopic.php?id=52&p=2#p46107][size=12][b]сергей столыпин[/b][/size][/url] :
16 , рейвенкло , чистокровен ; [b]лучший друг[/b] ;[/sup]
[hr]

0

23

http://s5.uploads.ru/e6D39.png

0

24

не актуально

барбара* , ~30
ты мой друг? ты мой враг?
https://funkyimg.com/i/2VDy4.png
[ rooney mara** ]

дата рождения , место ;
хх.хх.19хх

лояльность ;
vox

деятельность ;
осведомитель/исполнитель vox

чистота крови ;
маггл/сквиб

в невыносимо полной пустоте: барбара улыбается почти искренне. человек перед ней - этот рыжий с заметной уже проседью мужчина - какие чувства он вызывает в ней? жалость? отвращение? участие? барбара улыбается почти искренне, когда говорит:
- расскажи мне.
расскажи так, будто мне не плевать. расскажи мне о детях, о жене, о прошлом, о настоящем, о своем брате, который будто все еще стоит за твоей спиной. о войне - а ты, кажется, правда на ней пострадал? хоть и вышел без единой царапины (тут рон уизли печально фыркает, признавая, что каламбур не к месту). барбара скользит тонкими прохладными пальцами по тыльной стороне его ладони. успокаивая. подталкивая. говоря:
- ты можешь мне доверять.
как же глупо он ведется. ей приходится задаться вопросом - и это они? они - великие волшебники, чистокровки, не-такие-как-эти-магглы? на поверку такие слабые и хрупкие. ей достаточно просто стать ему другом, просто - что? - слушать его, улыбаться, чуть наклоняя голову вбок, позволяя закатным лучам солнца скользнуть по ее коже.

однажды ты вышла из кафе на улице шерш-миди, и мы заговорили. в тот вечер все было неладно, потому что мое аргентинское воспитание мешало мне без конца переходить с одной стороны улицы на другую ради того, чтобы посмотреть на какую-то чепуху, выставленную в плохо освещенных витринах на улицах, названий которых я уже не помню. я нехотя плелся за тобой, и ты показалась мне тогда слишком бойкой и невоспитанной, плелся, пока ты не устала оттого, что никак не могла устать; мы забрались в кафе на буль-миш, и ты залпом, между двумя сдобными булочками, рассказала мне целый кусок своей жизни. « игра в классики » х. кортасар

она просила называть ее биби, воздушно встряхивала волосами и купалась в лучах закатного солнца - как ей удавалось всегда объявиться к тому моменту, как усталый диск закатывался за горизонт, оставалось для рона загадкой, которую разгадывать не хотелось. между ними все время что-то было: конторка витрины в магазине волшебных приколов; огромный баул с книгами, который биби куда-то тащила, неловко перехватывая его на каждый четвертый шаг; и даже когда между ними не было ничего, там была совершенно невыносимая пустота. казалось, биби (все) понимала, и можно было просто рассказать - и быть услышанным. сначала, конечно, рассказала она. с жадным аппетитом поглощая одну сдобную булочку за другой, она выгадала несколько минут между выпечкой и залпом, не делая перерывов на глоток кофе, вывалила, кажется, всю жизнь на белый столик между ними. там она и осталась лежать - история ее жизни, рон опасливо покосился на нее; биби весело улыбнулась, и оказалась такой простой, родной и понятной, что сначала рону стало не по себе - а потом ему стало приятно.

с биби оказалось так легко, понятно и приятно, что порой казалось, они старые приятели, беззаботно учились вместе в хогвартсе когда-то очень давно или вовсе гоняли на пару гномов в саду за "норой". биби всегда знала, что сказать, как спросить, и со странной смесью стыда и удовольствия рон выкладывал перед ней свою жизнь, будто расставлял фишки домино - отчего-то свято уверенный, что она не собьет их, разрушив все.

барбара скользит пальцами по тонкой коже щек, ощупывает гладкий и холодный, напоминающий ей камень, лоб. сложно понять, кто именно смотрит на нее сейчас из зеркала - она сама или биби? похоже, похоже все это, но не то, не настоящее. надо только нащупать, где проходит этот разлом между ей-настоящей и ей-той-которая-может-разрушить-рона-уизли. почему-то от этой мысли ей приятно: проскальзывая ночью под одеяло, прижимаясь своим тонким холодным телом к своему мужчине, она думает о том, как легко она может разнести все к чертям в жизни рона уизли. а заодно - и в жизни министра магии грейнджер.

что касается меня, то хотя я и упразднил у себя в доме все отражающие поверхности, тем не менее, когда оконное стекло, без которого не обойтись, пытается возвратить мне мое отражение, я вижу в нем лицо, которое очень похоже на мое. да, очень похоже, признаю! однако пусть не пытаются уверять, будто это я! вот так! все здесь фальшиво. вот когда мне вернут мой дом и мою жизнь, тогда я обрету «и свое истинное лицо. ж. тардье

:: у каждой есть своя скорбная повесть, она есть и у барбары, только она не торопится ею со всеми делиться. едва ли кто-то знает во всех подробностях трагедию, разыгравшуюся однажды в ее жизни и приведшая ее в ряды vox
:: врешь как дышишь, - говорят ей ее знакомые. барбара улыбается и выдает им еще одну ложь, на которую они довольно покупаются. но виртуознее всего она научилась врать самой себе.
:: она становится рону уизли лучшим другом, в иные дни она пытается стать ему любовницей (и к собственному неудовольствию любой флирт разбивается о стену растерянного тона), она становится биби. и порой она не может нащупать границу между собой и ею.


дополнительно ;
* имя можно поменять (обсудите со мной)
** внешность можно попробовать поменять (обсудите со мной)
+ заявка не в пару, а в психологическую драму, поэтому секса не будет, зато будет стекло
+ приходите, приносите пост, а я вам покажу свой, и о боже да пойдем играть !!
+ графикой обеспечу; игрой обеспечу; свободы передвижений вам дам (или не дам, тут как вам самой захочется)

пробный пост

ты смотришь на творение рук своих, и невольно задаешься вопросом, по возрасту ли иметь семнадцатилетнему мальчишке руки в крови по локоть? в чужой крови, в вязкой, липкой и горячей крови врагов. могут ли вообще у семнадцатилетнего мальчишки быть враги, которых нужно убивать?

в норе воцарилось такое молчание, что страшно лишний раз пошевелиться, чтобы его не нарушить. дом стонет и трещит, будто бы оплакивает ушедших вместе с теми, кто остались. альбус дамблдор говорил им не жалеть умерших. говорил жалеть живых и в особенности тех, кто живет без любви, но как? как не жалеть умерших, когда на грязном, залитом кровью (их кровью) и потом (их потом) полу в обеденной зале хогвартса, превратившейся в морг, лежит фред и смотрит пустым взглядом в каменный свод потолка. когда джордж, падая на колени, издает не то стон, не крик — не человеческий даже, умирающего зверя. как в такие моменты можно не жалеть ушедших?

ты смотришь на творение рук своих.
палочка петтигрю неудобно коротка, и колдовать ею выходит плохо — впрочем, кажется, рон никогда не умел колдовать как следует? заклинание срывается с каштанового кончика раньше, чем он ожидает, завихряется, следуя изгибу палочки — но не становится от этого менее смертельным и разит в самую цель. (рон думает, что эта палочка ни на что не годится, и ему стоит во что бы то ни стало вернуть свою, отыскать ее, где бы она не была — это становится глупой обязательной целью и рон обещает себе выжить, чтобы выполнить дурацкое обещание, данное себе самому).

палочка хвоста, тем не менее, служит ему хорошую службу.

рон почти удивляется, когда им с невиллом это действительно удается. у невилла дрожат руки, когда он опускает палочку, и рон хлопает его по плечу — это все, на что есть время, но невилл выглядит благодарным (или это только так кажется, потому что лицо невилла вымазано в грязи и крови, и угадать его выражение не выходит никак).
когда фенрир обрушивается на землю грузной махиной, рон удивляется еще раз, хоть и совсем мимолетно. ему казалось, вся земля должна сотрястись от удара, но смерть сивого оказывается такой же тихой, как смерть фреда, тонкс или люпина.

рон вспоминает, что ему семнадцать, с трудом. в душной темноте спальни ему кажется, что он — вовсе не он, не рыжий конопатый мальчишка, ему кажется, будто он вековой старик. или горгулья собора парижской богоматери. ему кажется, будто все происходившее с ними жалких пару месяцев назад происходило совсем не с ними, да и то — вовсе не происходило. дурной сон, от которого сложно проснуться. нужно же только постараться и проснуться.
рон сжимает кулаки, и нора тяжело вздыхает, издавая трель нескладных стонов и скрипов, напевая посмертную колыбельную:

фре-да-у-из-ли-боль-ше-нет

и приходится вспомнить, что нет. это действительно все происходило с ними, и как бы не хотелось забыть, вычеркнуть из памяти, крики, кровь и боль устоят даже перед обливиэйтом.

рон уизли аппарирует.

рон уизли падает в теплые колкие колосья, теряясь в высокой траве, и силится притвориться, будто его не существует. он складывает губы в слова, и шепчет нараспев срывающимся голосом:
— мама, я сегодня заночую в пшенице.
мама его не услышит.
мама сейчас далеко, тревожно спит в коттедже «ракушка», и здесь никого нет, кроме него, рона. к утру он снова будет дома, снова будет жить свою жизнь и пытаться собрать себя по кирпичикам, как это сделали с хогвартсом.
а сделали? или он все так же лежит в руинах, изуродованная вечность в камне?
пшеница пахнет пряной пылью, колосья шепчут у него над головой, но рону кажется, он чувствует привкус крови на языке, слышит перешептывание пожирателей, рон сжимает в руках волшебную палочку, готовый отражать заклинания, готовый нападать.

« за это стоит бороться » — сказал гарри, прежде, чем повести их в бой.

слова отдаются в голове эхом, ожигают рот, когда рон пытается произнести их. за это стоило бороться, выдавливает он из себя, но вот вопрос — какой ценой?
он считает погибших, методично загибая пальцы. пальцы на обеих руках заканчиваются раньше, чем он успевает назвать хотя бы треть имен.
достаточная ли это была плата? сполна ли они заплатили? на сколько лет (дней?) спокойной жизни хватит того взноса, что они сделали, и когда придется вновь бороться за что-то стоящее? вопросы остаются без ответа, и рон снова называет имена. когда он произносит имя фреда уизли, покинутая и обездоленная нора вздыхает в отдалении.

х.

кто же знал, что настоящий дьявол спрятался не в трех шестерках, а в цифрах девять и восемь. гарри устал, это видно. с ним тяжело разговаривать, и сколько бы рон не задавал вопросов, он только качает головой, безразлично выдавая случайные ответы невпопад. чаще всего он говорит «не знаю». джинни где-то рядом, гладит его по волосам, обнимает его — смотреть на это почти до неправильно, непривычно и до странного неприятно, и рон отворачивается, утыкаясь гермионе в живот. она тоже почти все время где-то рядом, сейчас — за его спиной, и он обхватывает длинными нескладными руками ее талию, сдавленно выдыхая. вздох теряется в складках ее кофточки. рон пробует что-то спрашивать у гермионы, но и она все чаще говорит «не знаю», и старается отвернуться, забыть, завести разговор о будущем. ведь именно туда им теперь нужно смотреть, а назад оборачиваться —
— ты разве не знаешь эту легенду об орфее и эвредике? если оборачиваться назад, не получишь того, к чему стремишься. мечта растворится, скользнув между твоими пальцами, и ты останешься ни с чем.
рон кивает.
он в свою очередь точно знает, что нельзя идти вперед, не помня, что оставляешь позади.

рон уизли аппарирует.

(на площади перед больницей святого мунго колышутся в предрассветном тумане облака — сегодня они почему-то ночевали, лежа прямо на земле. рон стягивает рукава свитера пониже и поправляет растрепанные волосы — ему тревожно, и кажется, будто его не пропустят к ней именно потому что он выглядит неопрятно).

она спит сейчас беспокойным сном, мечется по кровати, будто в агонии, и это, казалось бы, не твоя вина. (рон не может перестать считать это своей виной — он был там, он был одним из тех, кто вел людей, кто шел в первых рядах, а значит, и он тоже причастен).
голодный призрак разевает свой рот, вновь и вновь склоняясь над лавандой браун, девочкой с молочной кожей и рыжими — такими похожими на его собственные — волосами. сонная санитарка поверила ему, когда он сказал ей, что кузен той рыжей девочки с лавандовым именем.
даже во сне она не выглядит спокойной или мирной, ее красивое лицо искажено гримасой, и сложно узнать в теле на койке прежнюю малышку браун.

неужели вот так выглядит победа в битве за хогвартс? неужели все это шло именно к этому, чтобы теперь они находились там, где есть сейчас, такие разрушенные? лаванда на больничной койке, спеленатая по рукам и ногам магическими путами. гарри, опустошенный в «ракушке», там же — будто потерявшая вместе с фредом самое свое сердце молли. тонкс, люпин, даже глупый маленький колин криви — где-то глубоко под землей, а над ними прорастает трава и цветы.
к этому все шло, неумолимо и верно? с получения письма из хогвартса, с покупки первой палочки, с первого освоенного вингардиум левиоса?

рон вытягивает руку в иррациональном желании прикоснуться к лаванде и разрушить сон, но так и замирает с вытянутыми пальцами. и замечает, как мелко подрагивают они в воздухе. унять дрожь никак не удается.

Отредактировано октавия (27-08-2019 13:34:24)

0

25

имя фамилия на выбор, 27-29
гувернантка
https://imgur.com/xwfTe7q.png
[ lady gaga ]

дата рождения , место ;
в резюме ты указала париж, но скорее всего это ложь

лояльность ;
себе и деньгам

деятельность ;
ответственная за мое воспитание

чистота крови ;
в резюме ты написала полукровка, но, вероятно, магглорожденная

когда ты знакомишься с моим братом, то протягиваешь ему дорогой свиток с золотым грифом в углу – там твои инициалы. рассказываешь ему в официальной беседе, что воспитывалась в обедневшей, но старинной французской семье магов, делишься рекомендациями преподавателей из шармбатона и бывших господ. ты так мило улыбаешься и обещаешь этьену, что воспитаешь во мне самую настоящую леди, что он решает не копать глубже.

ему было необходимо отправить меня вон из страны с достойной девушкой, которая смогла бы стать мне подругой. жаль только, что все твои отзывы оказались фальшивыми, а умения, так тщательно расписанные в резюме,  - пустышкой. то платье, в котором ты явилась на собеседование к братцу, было взято в аренду, потому что покупка оного тебе не по карману. да еще и говорить красивыми фразами ты умеешь в ограниченных временных рамках.

уже на вокзале ты прикуриваешь сигарету и застегиваешь потрепанное серое пальто, спрашиваешь у меня, как там в англии с мужчинами. вопрос настолько резкий, что бьет все мои догадки. хоть ты и уверяешь, что являешься полукровкой, но такой страстное увлечение маггловским кинематографом, их автомобилями и кофе выдают тебя с головой. сомневаюсь, что ты вообще назвала мне настоящее имя.

я скоро убеждаюсь, что мы с тобой очень отличаемся. ты не можешь и пяти минут просидеть молча, все время рассказываешь нелепые истории и бросаешь порой похабные фразы в воздух. от этого мне тошно, но видя мое недовольное лицо, ты пуще прежнего стараешься меня поддеть. считаешь, что я – чопорная девочка, которая просто боится быть собой.

меня раздражает, как ты вульгарно разговариваешь в обществе. что всю зарплату спускаешь на одежду, цветы в дом и украшения, часто покупаешь и мне нечто совсем открытое и нелепое. первое время мы даже ругаемся, потому что я не хочу видеть тебя рядом. представляешь, шестнадцатилетняя девчонка умудряется поставить тебе на место, потому что она тебе (фактически) хозяйка, царь и бог.

мы пытаемся найти общий язык постепенно. ты приходишь в мою комнату по вечерам и приносишь с собой какао или домашний лимонад, говоришь, что лучше итальянской еды ничего нет, ведь ты работала в ресторане во флоренции (и как тебя туда занесло?).  мы исследуем в августе затхлое поместье в англии и шутливо представляем, что тут когда-то происходило. я порой обращаюсь с тобой излишне холодно, в приказном порядке диктую список заданий и закатываю глаза, когда ты путаешь хозяйственные заклинания.

мне кажется, что я старше тебя на целую вечность.

а серьезнее сразу на две.

мой род – знатный и богатый, я привыкла к роскоши и подчинению. такая работа для тебя – золотой билет. ведь вдруг в высшем обществе на тебя кто-нибудь посмотрит и предложит если не руку и сердце, то толстый кошелек?

ты собираешь мне вещи в хогвартс и кладешь в чемодан целую пачку презервативов, подмигиваешь – « развлекайся, малышка ». предлагаешь накрасить меня и мажешь яркими тенями по векам, вытаскиваешь в какой-то лондонский район, где гремит музыка до утра.

с тобой я чувствую себя другой.

с тобой я вновь вспоминаю, как здорово, когда о тебе заботятся.

и я понемногу дарю эту заботу тебе в ответ.


дополнительно ;
- можете взять любое французское имя (жизель, кристин, хлои, например), представиться мне сокращением или же полностью сменить себе биографию (вплоть до даты рождения). мне кажется, что ты пытаешься скрыться от прежней жизни, млеклой и бесцветной, где достойные люди проходили мимо, а хорошая работа уплывала из рук.
- скорее всего, ты многое умеешь: готовить, шить и т.д. сменила великое множество профессий, стремясь найти свое место в мире. но лучше всего тебе удается угрожать и клеить разборки. в будущем я постараюсь вычистить твой лексикон и научить манерам.
- крайне хочешь удачно выйти замуж и жить в ницце.
- мать мало уделяла мне внимания, поэтому твою заботу я в какой-то момент начну воспринимать за родственную. мы будем играть если не в дочки-матери, то в сестер.
- детали биографии на усмотрение.
- связь через гостевую.
- очень жду!

]

пробный пост

[indent] [indent]  [indent] [indent]  [indent] max richter
[indent]  [indent]  [indent]  [indent] path 5 (delta)


китнисс щербатыми пальцами цепляется за тетиву, тянет на себя, шершавой поверхности не боится и вкладывает промеж дуги стрелу – но выпускать ее не осмеливается; слышит гул в воздухе, практически меж ее пальцев пробегает вибрация – сейчас оружие покоится на коленях, но раньше оно убивало.

китнисс – убийца.

кошмары в ночи чередуются: то сестра там синюшная, вся в каких-то ранах и нарывах; то смертники-дети – светлые волосы их забивают ей легкие, и китнисс просыпается только когда хеймитч хватает ее за плечо и приказывает остановиться;

китнисс душно и млекло – первые секунды.
она вспоминает, как выливала на ментора ледяную воду, желая его привести в чувство, и жалеет сейчас, что он с ней не поступает таким же образом, - кошмары не сразу заканчиваются, они лишь в сумрак до новой встречи отступают и все щерятся; слышит их шипение китнисс в ночи, на коже языками следы остаются.

сгиньте, проклятые, изойдите из моей души.

но пустыми глазницами на нее взирает дистрикт – призрачными огнями там сверкают мертвые – представляете, это я вас всех убила, я вас всех под пеплом погребла. эвердин выходит пьяно за порог и кричит в темноту, не сдерживается – над головой ее стелется звездный ковер, мерцают там яркие точки и холодно на нее взирают.

жива, да и ладно.

когда китнисс просыпается утром в гостиной, то чувствует стрелу из марева, вспоминает, как та проткнула ей глотку; проводит руками по шее – нет там ничего, еще одна нелепая мечта о смерти, поэтому приходится лишь глубже закутаться в плед и убрать с глаз отросшие пряди;

серый рассвет оборачивается для китнисс хохотом – храни, неведомый бог, панем и каждого его палача. храни миротворцев, храни мертвого президента и меня. китнисс бьется в истерике, смеется так, что уголки глаз тонут в слезах – пожалуйста, безликий для меня бог, верни те ягоды, верни арены, давайте снова играть в старые игры – я первая ступлю на тот порог.

сестру мне верните, нелюди.

горло душит самая настоящая смерть, наждачными своими пальцами проходится по трахее – китнисс готова умереть, руки разводит в стороны и являет незащищенную грудь; нет там больше стальных пластин и защитных костюмов, стреляйте в упор.

- опять в свои мечты о распятии играешь? – хмуро спрашивает хеймитч, но не обращает на бывшую подопечную внимания и безлико растворяется в ее доме; будто бы и не было его там никогда.

может, его и правда не существует.

может, китнисс его себе выдумала, нарисовала по памяти, а настоящий эбернети в печах столичных горит, пока президент сноу пирует со своими стервятниками – празднует червленую победу. китнисс вновь в диком хохоте заходится, есть в нем что-то демоническое – не все же время ей вопить и ногти ломать о деревянные покрытия? всегда что ли представлять этот дом за гроб и в ночи искать из него выходы?

но стоит лишь выйти за дверь, и там поджидает кладбище; белесым туманом выкладывается ей дорога к пропасти, змеится между ног и зовет за собой, до упора в лес, не сворачивай – китнисс однажды даже идет, босиком и без четкого плана, она влажную землю чувствует кожей и полнится кровью, что раньше реками стекала к корням. лес все помнит и будет жизнь, он расскажет грустную песнь другим, если когда-то здесь обретут свою долю иные поколения.

китнисс в том лесу полусонном ходит около деревьев, царапает себе ладони о кору и раздумывает выколоть глазницу – пускай бы одну – вдруг тогда бы все злые духи покинули ее тело, и сделалось бы легче? но эвердин внезапно качает головой, сворачивается у какого-то ствола и шепчет старую колыбельную – к дубу приходи – мерцает до утра, потом нагревается воздух полуденным солнцем, и эвердин больше не раскачивается;

ложится на мох и смотрит, как в небе плывут облака, - когда-нибудь я стану птицей и устремлюсь в те небеса. так высоко, чтобы если броситься вниз, то точно разбиться.

ей не хочется возвращаться в искусственный дом, там нет ласкового ветра, нет зеленых ростков – в воспоминаниях мелькала где-то джоанна мэйсон, что приезжала в дистрикт и била ее по щекам, пытаясь вытравить хоть что-то истинное из бывшей пересмешницы.

китнисс забывает прошедшие месяцы, как ураган; она захватывает ладонями сырую землю и думает о словах хеймитча про распятия – каково это быть на кресте? сноу ближе всех к истине оказался, вздымался его позорным столб высоко вверх, но все это фикция – его столбы пробивали небеса ада и возвещали о прибытии долгожданного князя.

они с койн теперь там пируют и смеются, ястребами вглядываются в мятежное лицо эвердин, смакуют каждое отстраненное выражение на нем и до капли вылизывают кровь из хрустальных бокалов.
китнисс возвращается домой через три дня и вновь сталкивается с тяжелым взглядом ментора; он едва удерживается от того, чтобы ее не ударить, - бей, этим все равно ничего не исправить. победительница падает в постель, заворачивается в одеяло и засыпает так крепко, будто вновь взбиралась на баррикады, а не блукала все эти часы по лесным массивам в поисках какой-то невежественной правды.

правда в том, что китнисс ее давно нашла и все никак не может примириться – то ли с собой, то ли с действительностью;
рядом не люди, а субстанции – родная мать почти не пишет из столицы, вычеркивает еще одну дочь из своей книги, будто бы у нее их конвейер и еще десять штук про запас. китнисс вновь зубами клацает и смотрит звериными глазами, испещряет ненасытно темноту – там все еще некого обнаружить и растерзать.

натужным выдохом рвутся легкие.

я давно умерла – и этот лимб мне расплата за грех.

когда хеймитч пытается впихнуть ее в какую-то одежду, они даже дерутся; китнисс растеряла все боевые навыки, и ментор прикладывает ее лбом о стол за минуту – солнышко, неужели у тебя еще остались какие-то иллюзии? он шелестит ей на ухо про какой-то сбор, про старых друзей и знакомых и что им из этого склепа надо поскорее выбраться на воздух, иначе мертвые утащат их на илистое дно.

- лучше пуля в висок, чем с тобой здесь якшаться, милая.

- могу предложить стрелу.

и они даже смеются как старые знакомые, будто бы ничего не произошло. китнисс в память о чем-то нелепом обещает ему быть хорошей девочкой и не сильно раскрывать рот, лишь глупо таращиться и молчать рядом с каждым встречным. хеймитч почти что треплет ее по волосам, немного их расчесывает и предлагает закончить это дело ей самостоятельно – выглядеть красивой китнисс никогда не умела, поэтому онемевшими пальцами плетет себе косу; ту самую, которую раньше любила, и запахивает ворот рубашки – меня никто на этом свете не спасет, да и не надо.

преисподняя разверзает свои двери, и я готовлюсь сделать в нее шаг.

особый поезд везет их в дистрикт четыре, и хеймитч обещает ей море. рассказывает про соль и темные глубины, вскользь упоминает о празднике в честь победы, но китнисс лишь как-то странно улыбается и кивает.

море так море.

для нее на этот раз обратного билета в двенадцатый не предусмотрено.

для навигации по нужным : ( удаляйте * )
Код:
[sup][ lady gaga ] [url=ссылка на заявку][size=12][b]имя персонажа[/b][/size][/url] :
27-29 , гувернантка , полукровная ; [b]спутница и воспитательница[/b] ;[/sup]
[hr]

0

26

адам янг* , 22-24**
моя любовь, мое разочарование и тайное желание
http://s3.uploads.ru/VfUlb.gif http://s8.uploads.ru/JdvPM.gif http://sh.uploads.ru/KTidj.gif http://sg.uploads.ru/2KizU.gif
[ callum turner ]

дата рождения , место ;
1999-2001, Ирландия***

лояльность ;
на ваше усмотрение

деятельность ;
охотник в "татсхилл торнадос" (либо любая другая команда и позиция)

чистота крови ;
чистокровный или полукровка

почему нам нельзя всю жизнь оставаться друг для друга лишь друзьями? почему кто-то обязательно должен был влюбиться? и почему это именно я? никогда бы не подумала, что смогу смотреть на тебя влюбленными глазами. никогда бы не подумала, что сердце будет замирать лишь от одной твоей улыбки. я слишком консервативна в плане отношений, предпочитая секс после свадьбы, любовь на всю жизнь, детей и свой домик в горах. но все это лишь сказки, которым никогда не суждено сбыться. ты так и останешься моей несбывшейся мечтой, героем моих снов и главным запретным плодом моих фантазий.

помню, мы познакомились в хогвартсе. на квиддичом поле. ты тогда играл за факультет. за наш факультет. хаффлпафф. ты тогда уже был мастером, а я лишь новичком. именно ты учил меня летать, держать равновесие, исполнять опасные финты. ты играл со мной в связке на позиции загонщиков. но всегда чувствовал, что тебе хочется чего-то другого. я не знаю, кого ты видел во мне в те моменты, но я видела в тебе лучшего друга.

не сказать, что ты пользовался популярностью, но знали тебя многие. не зря ведь ты был капитаном команды почти под конец обучения. гадать не нужно было - ты ушел в спорт. с головой мне кажется. и ты неловко намекал, что у тебя есть кто-то. и ты нас обязательно познакомишь. не знаю, шутка это была или у тебя действительно была возлюбленная.

без тебя я словно сошла с ума. когда ты выпустился и мы стали видеться значительно реже, я тосковала. мне тебя безумно не хватало, как воздуха, как наркотика. и желание рассказать тебе о чувствах возрастало с каждым днем. правда, я до сих пор так и не собралась с мыслями, чтобы открыться тебе, а ты ведь так этого просил. и не раз.

но если ты хочешь, если вдруг ты действительно хочешь, то мы можем многое изменить:
- я знаю, что у тебя прекрасная семья, если сравнивать с моей, конечно.
- ты мог дружить, в зависимости от возраста, с одним из моих братьев, например.
- факультет желательно хаффлпафф, но при желании можно поменять.
- ориентация на выбор, но хотелось бы все-таки стандартных, приторных гетеросексуалов хд
- я не настаиваю в пару, ты можешь меня не любить вовсе, а можешь бояться своих чувств с самого первого дня нашего знакомства.
- внешность очень хочу оставить. я вижу тебя именно таким. мне даже колдографий с тобой наделали.
- ты моя самая первая, самая чистая любовь. мы может отыграть много стекла, тоннами. но как же хочется счастливого конца, а то у всех вокруг лишь проблемы. мы могли бы стать исключением из океана драмы.
- можно добавить и тебе навязанную невесту, если ты чистокровный; или проблемы с моими родителями, если ты полукровный.


дополнительно ;
* фамилия и имя любое, в заявке просто для примера
** дату рождения выбирайте в соответствии с возрастом
*** желательно оставить, но можно и сменить
- могу использовать птицу-тройку, могу забыть о ней, если тебе привычнее
- лицо или первое, или третье
- проблема кросспола давно не актуальна
- могу вспомнить про заглавные буквы, могу о них и не вспоминать
- пишу не быстро. пост в неделю-две. но если нужно, если это важно, то могу ускориться
- посты в районе 3-5к, если это важно. мне не важен размер, важно качество и восприятие
- связь - сначала лс, потом могу предоставить скайп или тг

пробный пост

I wanted more than this
I needed more than this
I could use of more than this
But it just won't stop
It just won't go away

Боль.

Ты чувствуешь, как твои демоны вырываются наружу, испепеляя твою душу, разбивая твое сердце. Твое счастье подобно хрустальной посуде разбивается оземь на миллионы маленьких осколков, которых тебе никогда не собрать. Никогда. Твои мечты сгорают в ведьмовском костре, а над пламенем танцуют черти. Они так рады, что ты никогда больше не будешь счастлива. Они так рады, что сейчас ты так податлива, ранима и открыта, чтобы склонить тебя к тьме. Сопротивляйся. Не исчезай.

Тишина.

Еще несколько часов назад что-то кричало внутри, резало осколками твоего сердца нутро, остатки души. Еще несколько часов назад ты жила, ты была жива. Но сейчас все иначе. И ты это чувствуешь. Правда? Словно огромный кусок пропал внутри. Эта пустота... в ней боль эхом отражается на многие расстояния по венам, по коже, по ресницам и губам. Еще несколько часов назад ты чувствовала тепло его губ, тепло его рук. Но что теперь? Еще несколько часов назад ты была... тебя больше нет.

***

Мораг сидела на мягкой кушетке в коридоре больницы, опустив свой полумертвый взгляд на кафель, стараясь разглядеть в нем закономерность. Мимо нее стремглав носились целители, что-то озадачено щебеча, что-то взволнованно рассказывая. МакДугал чувствовала чьи-то руки на своих плечах, но даже не посмотрела на того, кто старался во что бы то ни стало поддержать девушку, на чьих руках только что умирала любовь. Совсем недавно на ее руках, уже холодный, уже мертвый, лежал Вильям. Его безжизненные глаза смотрели куда-то в небеса, но не на Мори. Несколько минут она сквозь слезы умоляла его очнуться, умоляла не оставлять ее одну. Ведьма плакала и смеялась, просила его перестать шутить.

Но он молчал. Теперь навсегда.

Девушка толком не помнит, как очутилась в больнице. Она была будто в трансе, но оно и понятно, ведь совсем недавно Мори потеряла самого любимого человека.

Машинально перекручивая обручальное кольцо, МакДугал что-то сумбурно шептала, чего не услышал бы никто в таком хаосе, что витал в воздухе. А она всего лишь повторяла четверостишие, которое написала Вильяму на валентинке несколько лет назад. Теперь это больше похоже на мантру.

Мне повезло, я встретила мужчину,
Которому довериться смогла,
С которым больше не ищу причины,
С которым расцвела моя душа!


На плечах ее больше не чувствовались чужие руки, да и рядом уже никого не было. Сколько она в таком положении одна? Мораг даже не старалась считать часы, не старалась считать минуты и секунды. Они уже были вечностью. Но где-то глубоко в душе еще теплилась надежда, что ей все это показалось, что он оживет в палате и позовет ее к себе, кидая очередную шутку о том, какая же Мори впечатлительная, мол, опять напридумывала трагедию, чтобы страдать.

Но время шло. А она не слышала его голос. Совсем.

МакДугал слышала, как к ней подходила девушка, даже видела ее лимонного цвета халат. Та вроде бы предлагала воды и помощи, но Мораг даже не сдвинулась с места, даже не подняла взгляда. А хотя так хотелось кричать и плакать навзрыв, ведь соленый комок медленно, но верно подкатывал к горлу, сжимая легкие в тиски, отчего становилось тяжело дышать. Но ей нужно было быть сильной. Нужно было собраться, встать и пойти домой.

Но время шло. А она так и сидела на месте. Точно мертвая.

0

27

примроуз , 18
подруга дней моих суровых
http://sd.uploads.ru/2E17Y.png http://sg.uploads.ru/ROPCV.png http://s5.uploads.ru/cRCxn.png
[ i don't care ]

дата рождения , место ;
XX.XX.2005, англия

лояльность ;
?

деятельность ;
официантка в пабе «дырявый котел»

чистота крови ;
?

«впервые в жизни джек столкнулся лицом к лицу с примроуз в школьном коридоре, когда та под звонкое улюлюканье сокурсников вылетела из класса, чуть было не сбив его с ног. профессор не оценил ярко-красную помаду студентки и велел ей идти умываться, а затем вернуться назад, однако гордая слизеринка была другого мнения о своем макияже. да и уроки зельеварения, знаете ли, ей не так уж и сильно нравились».


на протяжении всей своей жизни в хогвартсе юной примроуз так и не удалось затмить собой луну, но зато у нее мастерски получалось собирать вокруг себя самый разнообразный космический мусор. подобно магниту она притягивала к себе козлов и неудачников, в число которых, в конечном итоге, попал и джек. предвкушая очередную скучную игру в кошки-мышки, прим и не думала, что их общение продлится дольше хотя бы двух недель. общением, кстати, назвать это было сложно, потому что практически каждый диалог набирал обороты в считанные минуты, превращаясь в ожесточенную перепалку.

сходив пару раз с ним в кафе флориана фортескью, примроуз, уже тогда довольно неплохо разбирающаяся в мужской психологии, никак не могла понять, к чему это все идет. беллами не отпускал сальных шуточек, как все ее предыдущие кавалеры, не распускал свои руки, когда они оставались наедине. подобное повторялось раз за разом, и прим пришла к неутешительному выводу: «этот олух с гриффиндора набивается мне в друзья». правда же оказалось еще более жестокой, ведь джек не искал себе в ней подругу.

ему попросту было скучно.

со временем смирившись с положением вещей, прим решила продемонстрировать беллами свою бунтарскую натуру во всей красе и устроить ему краш-тест. результаты влияли на то, будет ли она дальше с ним возиться. пройдя огонь, воду, медные трубы и запретный лес, джек таки удостоился звания друга. стараться ради этого ему не пришлось, ведь на деле примроуз сама не хотела с ним окончательно распрощаться. как выяснилось, плеваться ядом в разы проще, чем признаться самой себе в симпатии к аутисту.

аутистом беллами, кстати, не был, однако прим порой любила поиграть в психотерапевта. старательно пытаясь пробраться вглубь сознания джека, она сталкивалась там лишь с высоким забором, обвитым колючей проволокой. он давал ей знать о себе ровно столько, сколько хотел сам, а она могла растрещать все тайны своего семейства за обедом в школьной столовой. в каком-то плане примроуз повезло, что ее новый товарищ немногословен и нелюдим. уж ему-то точно некому раскрыть все ее секреты. 

где-то раз в несколько месяцев прим овладевала мысль, что она влюбилась. ей казалось, что джек именно тот единственный, которого ей послал мерлин, не иначе. в попытках склонить его на тропу романтики, примроуз неоднократно подливала в сок своего избранника любовное зелье, купленное по скидке, после чего начинался сумасшедший дом. ощущение влюбленности проходило довольно быстро, а вот обида беллами — нет. после этой отравы его могла неделями мучить изжога в то время, как кое-кого не мучила даже совесть.   

— в этой шляпе я похожа на кейт миддлтон?
— если кейт — это бразильский кайпора, то очень даже.

после выпуска прим пришлось поумерить свои королевские амбиции. будучи отъявленной хорошисткой практически во всем, она так и не смогла подыскать себе приличное место работы. несмотря на неплохой аттестат и миловидную физиономию, примроуз провалила большинство своих собеседований и пошла на крайние меры. возвращаться в родительский дом ей совершенно не хотелось, поэтому она решила устроиться официанткой в местный паб с сомнительной репутацией.

воспринимая эту ситуацию как очередную авантюру, прим не впадает в печаль. ее громкий, словно хлопок конфетти, смех заполняет собой все пространство и способствует повышению продаж. и если в пабе совсем тухло, она знает, что
ей на помощь всегда придет джек беллами,
готовый вытряхнуть из своих карманов
последние галлеоны.

so

если честно, я не планирую ничего стратегически важного. если ты любитель ламповых эпизодов с долей юмора, то велкам. практически все в этой истории обсуждаемо и меняемо, в том числе и отношения. если тебе захочется больше драмы и подростковых пиздостраданий, то я противиться не стану. я хочу дэбильных приключений в запретном лесу и неловких поцелуев в чулане для швабр под любовным зельем за три рубля. за более подробной информацией можно обращаться прямиком в лс, либо же обменяемся телегами в гостевой. внешность для меня не особо важна, но мне нравятся natalia dyer, jessica barden, kathryn newton, marine vacth, luca hollestelle, josefine pettersen (я не чекал занятые внешности, если что). в общем, с радостью выслушаю и твои варианты, выберем вместе.
жду тебя.
https://69.media.tumblr.com/tumblr_m7wxpdayq01r17mw1.png


дополнительно ;
готовь пример поста, потому что я обязательно его у тебя спрошу; я хочу более-менее активной игры, поэтому один пост раз в две недели меня не устроит; будь заинькой.

пробный пост

раз. джек остается лежать в постели. холодные стены школьного лазарета навевают на него подозрительную сонливость. здесь он чувствует себя будто дома, вокруг него практически ни души. мало кому выпадает удача отлежаться в больничном крыле практически в самом начале нового семестра. пока все лепечут об экзаменах и учебе, джек пытается развести местную целительницу на сладкую микстуру. горькие настойки на травах заставляют его морщить нос и еле слышно бурчать о том, что маглы лечат куда более приятно.

верхушки деревьев, виднеющиеся из окна напротив, плавно покачиваются под осенним ветром. джек не успел уловить тот момент, когда листья только-только начали желтеть, но уж теперь-то у него есть возможность целыми днями наблюдать за тем, как меняется природа. изредка сквозь стекло к нему стучалась маленькая птица, как бы приглашая выйти наружу и вдоволь прогуляться. обычно она еще с полминуты резво скакала по подоконнику, после чего улетела прочь по своим делам.

небо, окрашенное в персиковые тона, прямо говорило о том, что очередной день скоро подойдет к концу. солнце лениво заходило за горизонт, гипнотизируя джека своим теплым светом. ему становилось тревожно уже пятый день подряд, когда стрелка настенных часов приближалась все ближе к кривой шестерке.

если она остановится – значит, я не рехнулся.
значит, это не просто обычный глюк или страшный сон.

два. джек в очередной раз себя мысленно истязает. он корит себя за то, что ему проще хранить молчание. будь он хоть на каплю ответственнее, сходу рассказал бы все ректорату, а они бы сами решили, что следует делать дальше.

обратиться за помощью? ну, уж нет, увольте. ведь проще молча надеяться, что видение не исполнится. так часто бывает, миражи остаются и дальше лишь миражами. крайне редко сбывается то, что джеку смутно приходится лицезреть. он не хочет казаться психом и параноиком, но еще больше не хочет брать ответственность за то, что может (а чаще «не») случится.

сжимая в руках угол от простыни, джек прячет лицо в потрепанную подушку. он не хочет снова думать о том, как ему поступить, не хочет просчитывать мысленно каждый шаг. едва ли в случае опасности он найдет в себе силы, чтобы что-то предотвратить. нерешительность – это второе имя джека. ему всегда так сложно с чем-то определиться, что дико бесит людей вокруг.

джек зажимает руками уши, лишь бы не слышать то, как тикают проклятые часы. наушники как обычно куда-то запропастились, и приходится по памяти проигрывать в голове идиотскую мелодию из рекламы хлопьев, чтобы заставить себя отвлечься. удивительно, но это действительно помогает.

три. джек облегченно вздыхает, аккуратно косится на стену.
его глаза округляются, потому что часы стоят. подорвавшись с кровати, он навернул два круга по комнате, чертыхнулся три раза и бросился удирать. сердце гремело как колокол, и было готово вырваться из груди. карусель из мыслей в собственной голове не давала ему покоя. ему не хотелось брать на себя ответственность за чьи-то сломанные кости, не хотелось отвечать за царапины на лице.

сжимая в руках палочку, он несся в сторону домика лесника. джек не знал, что собирается делать, но был твердо уверен в том, что после этого инцидента его вызовут на ковер. возможно, даже снимут с факультета пару десятков баллов.

шевели ногами, беллами, иначе это все впустую!

последний раз джек бегал так лишь на своем первом курсе, когда за ним гналась толпа разъяренных слизеринцев. признаться, он и не думал, что когда-то ему придется побить собственный рекорд. со скоростью гепарда он кое-как перескакивал через камни и корни, торчащие из сырой земли. полоса препятствий добавляла ситуации опасности и азарта, поэтому джек морально был готов к тому, чтобы в итоге вернуться в лазарет как минимум с поломанной ногой.

в левом межреберье предательски защемило, но джек и не думал останавливаться на привал. впереди он уже видел крохотный домик лесничего, неподалеку от которого стоял вольер внушительных размеров.

отдохнешь на том свете, джек, соберись.
нужно срочно решить, что придется делать.

джек видит картину из собственного видения и у него перехватывает дыхание. он понимает, что действовать нужно прямо сейчас, либо побег из больничного крыла рискует превратиться в бессмысленную пробежку.
какой резон лезть вон из кожи, чтобы в конце так ничего и не изменить?
какой тогда смысл в том, что он бежал сюда со всех ног?

джек мысленно считает секунды и понимает, что самое время что-то да предпринять. он свистит что есть мочи и запускает в сторону клетки столб кроваво-красных искр. судя по движению за решеткой, зверя это отпугнуло, тварь забилась в угол и издала недовольный рык.

- еще немного, и ты бы стал моим новым соседом по больничной койке, - джек с облегчением упал на траву, вытер пот со лба растянутым рукавом, — советую тебе валить отсюда, пока есть время.

он бросил короткий взгляд на того, кого ему удалось сберечь, и откинулся на спину, пытаясь собраться с духом. едва ли есть вероятность, что никто не заметил суматоху вокруг вольера. джек был так зол, что с радостью отвесил бы подзатыльников любознательному студенту, но вместо этого просто уставился на плывущие облака.

0

28

слизерин в топах


https://funkyimg.com/i/2Wdpx.png

0

29

ноа фоули, 47
глава замечательного и любимого (нет) семейства
https://69.media.tumblr.com/c8801fbcdc86a6c25edc2ceccebc7a6e/tumblr_n4n9zwdiii1ru64ono6_250.gif https://69.media.tumblr.com/d9e22f6f28e659bdec118c13e7c4ba0c/tumblr_n4n9zwdiii1ru64ono3_250.gif
[ dylan mcdermott ]

дата рождения , место ;
на выбор

лояльность ;
ярый противник открытия волшебников магглам
maybe vox? 

деятельность ;
исполняет обязанности заведующего больницей святого мунго

чистота крови ;
чистокровный волшебник

   р а з о ч а р о в а н и е.

   такой пунктик мне подселялся в нашей семье с самого детства. когда я был ребенком, ты, не стесняясь, боготворил моего старшего брата, ставил его в пример, отмечал его успехи. мы жили в соседних комнатах, и он был идеалом воспитания - послушный, молчаливый, упорный, когда мне не хватало усидчивости для занятий, не хватало интереса, не хватало терпения, и были интересы свои - не вписывающиеся в твои. такой был твой метод воспитания. до того момента, пока натаниэль не выбрал свой путь.

   о нем в нашей семье не говорят, как будто его не было, с того момента, как он окончил школу и решил уехать в румынию, не сказав никому ни слова. когда ты узнал об этом, в семейном поместье было разбито несколько ваз, оставшихся еще от бабушки, тарелки и бокалы с обеденного стола летели, едва не разбивая головы эльфам-домовикам, а гектор фоули со своего портрета укорительно качал головой. мать до сих пор втайне от тебя пишет ему письма, на которые он охотно отвечает. то ли ты делаешь вид, что не знаешь об этом, то ли решил хоть кому-то хоть в чем-то в своей жизни пойти на уступку.

   и тогда ты вспомнил про меня.
   и стал более лояльно относиться к моим увлечениям и интересам. перестал пресекать разговоры о моей деятельности в квиддиче в школе, стал интересоваться друзьями и отношениями с девочками. я решил, что ты выбрал другую тактику нашего общения в семье. а ты всего лишь устроил затишье перед бурей, и прощупывал почву. о том, что я увлечен не первый год юной зазнобой лонгботтом ты не знал, да и если бы знал, вряд ли итог был другой. зато знал о том, что я учусь на одном курсе со старшей дочерью пьюси, которая отличается чистокровностью своей фамилии, хорошим положением в обществе, а ее родители такие же старомодные, и верят, что чистота крови что-то решает в этом мире.

   это было рождество. мои последние каникулы в школе как студента дома рейвенкло. вечером накануне отъезда обратно домовики суетились в кухне, что-то готовили, украшали, убирались упорнее обычного. мама сжимала и разжимала пальцы, контролировала уборку, давала указания. ты читал газету, изредка наблюдая за этим процессом. когда я спустился из комнаты после слов джерри, одного из домовиков, что 'мистер фоули просил вас пройти в гостиную', ты просишь быть сдержаннее и вести себя не как обычно. ты еще не знаешь о том, что как обычно больше не будет. все будет гораздо хуже.

   пьюси приезжают к нам в гости всей семьей. такое случалось редко, вы поддерживали приятельские отношения, но никогда не были друзьями, как с забини или гойлом. я знал, что меня ждет подвох, и что такие посиделки неспроста, но относил это к тому, что учиться оставалось всего полгода, а я так и не определился с будущей профессией [как тебе казалось]. за третьим бокалом огневиски ты произносишь красивую речь, выдуманную наверняка не тобой самим, а подслушанную где-то у кого-то про благородный и многообещающий союз, который скрепит семьи, и прочую ерунду. и тогда до меня доходит.
   это не был обычный приятельский прием с целью выяснения моей перспективы на работу.
   это были смотрины.
   
   минуя все правила хорошего тона, я вылетел в сад, не надев зимней мантии, на свежий воздух. ты полетел за мной - как мы кричали друг на друга наверняка слышали не только в соседних поместьях. я не собирался жениться на пьюси, да и в принципе идти по твоим стопам и вступать в брак потому что так решили за меня, в моих планах не было. мы пришли к общему - так тебе казалось. я согласился, что пьюси - благородная семья, имеющая хорошую репутацию, и в будущем это может мне помочь в перспективах моих личных. сам же я, едва оказавшись в поезде, стал думать над тем, как избежать этого союза.

   но план придумала она.
   закончив школу, я оставляю письмо матери. я и дочь пьюси уезжаем в румынию к нэйту. так румыния отбирает у тебя уже второго сына. и тогда в ход идет расчет на эстер, у тебя ведь есть еще и дочь, в которой, как в девочке, спеси и характера меньше. пока ты подыскиваешь ей достойную партию, эстер, видя, что ты хотел сделать с моей жизнью и жизнью нэйта, планирует карьеру в квиддиче, который ты так ненавидишь. и до тебя начинает доходить мысль о том, что ты развалил свою семью благодаря своим же взглядам. эстер получает приглашения от многих команд британской и ирландской лиг. но выбирает именно ту, владельцем которой является твой же друг - забини [совпадение, или очередной ход на злобу тебе - не знаю]. ты ругаешься с ней, ругаешься с забини, но последний убеждает тебя в правильности решения дочери. и ты отпускаешь ее, оставшись, по сути, без семьи.

   но потепление наступает.
   в своих письмах мать каждый раз пишет, что ты стараешься ради нас. я же вижу в тебе человека, который не смог сам когда-то выбрать свое будущее, и пытается поставить такие же рамки другим своей принципиальностью и твердостью решений. когда я возвращаюсь в британию и прихожу в семейное поместье к матери, то ухожу раньше, чем ты возвращаешься с работы. мать говорит, что дома ты не появляешься - гонка за местом главы больницы тебя поглотила, и ты стал пользоваться врожденной хитростью и умом для достижения места на карьерной лестницы [не зря, ведь ты исполняешь обязанности, и данное место уже твое]. она каждый раз советует мне поговорить с тобой, и придти хоть к чему-то общему. а я слишком сильно виню тебя в ошибках воспитания.
   и ты тоже винишь.


дополнительно ;
   на проекте вас ждет абсолютно очаровательный сын, дочь, лучший друг забини, который пинал меня на то, чтобы дооформить заявку, море интриг семейных и политических

пробный пост

звук в вагоне очень ритмичный. такой же ритмичный, как покачивание поезда на монорельсах, которое едва ли можно ощутить. удивительно, капитолий готов выкладывать горы денег для того, чтобы детишки из разных дистриктов перед смертью насладились комфортом и посмотрели, как много может дать капитолий, какой благосостоятельный панем. но не все они и не их семьи. большая часть трибутов каждый год были из нищих семей. из тех нищих семей, где родители почему-то в отсутствие денег заводили еще детей, и даже труд этих детей на производстве не мог восполнить траты на их жизнь.
   
   увидеть капитолий - и умереть.
   нас было сложно удивить подобием роскоши, предоставляемой трибутам. в плане финансового обеспечения второй был самым зажиточным, давняя война уничтожила один дистрикт, погрузила в нищету большинство других, и подарила высокий статус второму. удивительно, какими разными сторонами медали может обернуться для разных людей одно и то же событие. раньше мне иногда приходила в голову мысль о том, был бы я таким же, если бы рос в другом районе, более отдаленном? выбила бы жизнь там из меня всю мою спесь и всю мою самоуверенность? научился бы я относиться к жизни по-другому, а не как к голодным играм, где я один из главных претендентов на успех?

   какой была бы моя жизнь в таком случае? после окончания школы я занимался своей физической подготовкой в тренировочных центрах миротворцев, в без сомнения лучших тренировочных центрах панема. там же находились склады с оружием и их производство. какое-то время это считалось секретом, и все до сих пор делают вид, что не понимают, что скрывает в своих недрах второй, хотя на самом деле прекрасно понимают - с нами лучше не шутить. наш дистрикт обеспечивал оружием миротворцев, а также готовил снаряжение для игр. поэтому, привыкнув вытачивать оружие из металлов, люди здесь привыкли вытачивать оружие из своих детей.

   выходит, я - оружие в руках второго?

   немного бракованное, если так. по моему телу много шрамов, в основном на предплечьях рук, от кистей до локтей. они уже давно зажили и не болят, и заслуживал я их самостоятельно, моя нерасторопность была тому виной. каждый из этих шрамов заставлял меня становиться лучше дял себя, был моим стимулом. то, что я сейчас такой, было результатом пота, труда, боли и крови. но это того стоило. так я вымещал злость, разочарование, обиды - выплескивал все свои негативные эмоции. мне были чужды переживания любовного фронта, и иногда мне казалось, что я просто неспособен на хотя бы подобие любви.

   отец всегда говорил мне, что подобные чувства - человеческая слабость. я не мог себе позволить быть слабаком хоть в чем-то, ведь это означало не оправдать себя перед самим же собой, а еще перед единственным человеком, которого я уважал - перед отцом. порой меня удивляло, как у человека с такими взглядами, как мой отец, вообще появилась семья. а еще больше иногда удивляло, как я становлюсь похожим на него. мыслю жестче, циничнее и равнодушнее, чем многие другие из нашего же дистрикта. где-то был я, а где-то во мне было влияние моего отца. или так я оправдываю свою жестокость?

   закрываю глаза, потираю пальцами веки на закрытых глазах.

   я- профи.
   я- стереотип.

   я знаю, что произойдет завтра.
   брут еще при входе в поезд сказал мне о первом и четвертом, но добавил, что на четвертом не настаивает. значит, он делает уклон на необходимость союза с первым. никогда не понимал, почему мы должны поддерживать этих слабаков, но так было практически каждый год - первый дистрикт редко представлял нам по-настоящему сильных претендентов. в основном они брали хитростью. первый отличался напыщенностью и наигранным лоском. не удивительно для дистрикта по добыче драгоценных камней. но почему нужно брать в союз именно их, оставалось загадкой. иногда в районах вроде седьмого или десятого были сильные физически мужчины, это было в расчет их физического труда. иногда были девушки, которые побеждали из-за тактики и навыка владения маскировкой. все, что знал я - в этом году так не будет, и я перебью их одного за другим. а еще я знал, что, как происходит каждый год, мы заключим союз с первым, пока не настанет час убивать друг друга. помню, как отец приводил в пример то, на что я должен быть готов ради победы - во время одних из игр в конце остались только двое трибутов из второго, которые вели охоту друг на друга почти трое суток, пока один из них не стал победителем. таким должен и я.
   
   я скептик в части союзов. но одному мне будет сложно.
   
   из мыслей меня вытаскивает женский голос. сначала я готов засмеяться в голос, если безмолвная светловолосая решилась заговорить. эта мысль быстро уходит, как только я понимаю, насколько она бредова. фигура маленького роста, темные густые волосы, слишком серьезный взгляд. я слышал про то, что у одного из победителей есть дочь, но не знал даже как она выглядит. как оказалось, мирта выглядела именно так - как подросток от силы лет четырнадцати-пятнадцати подкачанного телосложения и слишком неправдоподобно серьезного выражения лица. она хочет доказать что-то - себе или кому-то? по другим мотивам профи не выходят в добровольцы. они готовы, они не замедлятся ни на секунду прежде, чем выйти на сцену и показать всему панему лицо потенциального победителя. но не выходят.

      я никогда не медлил.

   я всегда действовал и шел вперед. поэтому стратегия была не моим коньком. я не тактик, я всегда где-то впереди мысли. поэтому не было ни минуты колебаний, стоило услышать свое имя. все знали о том, что я выйду. большая часть нашего дистрикта знала меня, и знали о том, что я достаточно крепкий духом, чтобы где-то растеряться или медлить. мое имя не было ударом под дых, болью для меня и мыслями о том, а как же моя семья. это было мыслью о том, что это мой час. и мое время. -в твоем возрасте еще не учат, что слушать чужие разговоры плохо, юная леди?- ухмыляюсь, смотря на внезапно оказавшегося передо мной собеседника. брут предупреждал, что с этой особой нужно быть аккуратнее, какой бы миниатюрной она не казалась, мы делим один дистрикт, а от моих земляков никогда не знаешь, что ожидать. она могла подкинуть фокус в самый неподходящий момент. впрочем, думаю, она также нуждается в нашем союзе, как я.
   как я пока что.

   поднимаюсь со своего кресла у окна и ухожу в середину комнаты, где расположен большой круглый стол и диван. по дороге цепляю початую бутылку, из которой ранее наливала алкоголь безгласая, и пару апельсинов с подноса, один из которых протягиваю мирте. многие считают, что профи высмеивают окружающих. они даже не догадываются, что профи высмеивают еще и себя. и друг друга.

   но не позволяют такой роскоши больше никому.

   -присаживайся, - я киваю на обивку дивана слева от меня, включаю экран телевизора, сделав громкость практически минимальной, поскольку пока что церемония сегодняшней жатвы мне не интересна, а посмотреть на жертвенников я успею и позже. -делать выводы о том, кого и когда перебьем - рано. мы их не видели, порой не знаешь, кто подкинет сюрприз. но тебя я оставлю на десерт, обещаю, - ухмыляюсь, при этом моя ухмылка не похожа на оскал, как это было раньше. брут будет доволен, что ему не приходится нас представлять и знакомить, и что мы не сидим без дела. по телевизору мелькают лица трибутов. на экране крепкий темнокожий парень из одиннадцатого. по его телосложению видно, что он может похвастаться физической подготовкой и выносливостью, но не вследствие тренировок, как я. -взял бы его в команду вместо выскочек из первого.

0

30

ханна лонгботтом (в дев. эббот) , 43
супруга
https://69.media.tumblr.com/d15fe21a9a1709df02910166619cf4b0/tumblr_pa8yzx5ukF1rqz9syo9_400.gif https://69.media.tumblr.com/142b432fee01f28b546e4ffc174a5e73/tumblr_pa8yzx5ukF1rqz9syo5_400.gif
[ rosamund pike ]

дата рождения , место ;
1980 или 1979, где-то в Британии, возможно, Годрикова впадина;

лояльность ;
состояла в ОД, сейчас придерживается более консервативных взглядов;

деятельность ;
владелица "Дырявого котла", колдомедик в будущем;

чистота крови ;
полукровка (в прошлом Эбботы были чистокровны)

[indent] Ханна чувствует себя одинокой в доме мужа. Сначала была радость от брака с человеком, который когда-то в детстве ее поддержал, помог справиться с потерей матери, раскрыл ей свою историю детства без родителей, поделился мечтами о семье, которая будет у него. Они строили ее вместе.

[indent] И за строительством не заметили, что любовь все-таки важнее идеалов. Они сконцентрировались на детях, и когда они выросли, подняли головы. Невилл любит другую. Ханна знает. Видит по его глазам и стремлению все спрятать, скрыть, не попадаться после долгого отсутствия. Ханна занимается детьми и думает, что все наладится, если переждать. Она не заточена в доме, ведет работу с "Дырявым котлом", посещает курсы колдомедицины. Общается с однокурсниками и ходит на свадьбы. Радостно делится подробностями взросления Фрэнка и Алисы. Скрывает, что Августа, ранее беспамятно влюбившаяся в нее перед свадьбой, теперь ее пытается воспитывать, а Алиса совсем от рук отбилась и не считает ее за авторитет. Фрэнк видит в отце идеал, а Ханна знает, что идеал остался с мечом возле Хогвартса в прошлом веке.

[indent] Невилл уважает Ханну, насколько это возможно, и не демонстрирует своей связи. Он все еще тепло о ней отзывается, обнимает, не замечая дрожи в плечах супруги, испытывающей порой омерзения, по первому ее зову прибывает с другого конца Британии. Их детей не оставляет. Не говорит напрямую. При чужих и родственниках всегда "любит, обожает".

[indent] Она тоже молчит ради счастливого будущего детей, но уже не может согреться от домашнего камина. У них все прекрасно, да, идеально. Родители, потерявшие своих родителей, до последнего не дадут разрушить детство своим. Хотят сделать его идеальным. А еще Ханна хочет все исправить. Она очень чуткая, ей не нужно спрашивать - хотя очень хочется, поэтому бьется посуда, которую они вместе потом чинят, - и видит, что у Невилла с его любовью не все хорошо. Это шанс построить теплый шалаш. Она предлагает переехать в Хогсмид, чтобы оставить и "Дырявый котел", и вечные наставления бессмертной Августы, и шепот соседей, которого нет, но он может быть. Невилл сомневается, но у него нет причин отказываться.

[indent] Из-за того, что маглы гонят волшебников с насиженного места, у них даже больше причин переехать в полностью магическую деревню, но Лонгботтомы медлят.


дополнительно ;
- внешность желательно не менять, но я сговорчивый и много чего приму;
- у ханны может быть воздыхатель, с которым она быть не может, ибо не хочет уподобляться невиллу;
- у детей тоже свои драмы, стекла много;
- мы очень консервативные родители и волшебники, так что всему этому магловскому прогрессу будем удивляться;
- ай нид ю;

пробный пост

Очень громкая улица. Проталкиваясь сквозь толпу зевак, постепенно превращающуюся в участников беспорядков, Конев гнется под тяжестью уходящей эйфории. И его пропускают, как обычно не замечая. Толпа забыла своего предводителя и теперь милостиво выпускает из своих тисков, а он утекает сквозь камни, выдыхая вместе со спертым от запаха аэрозольных баллончиков воздухом еще и лишнее напоминание о том, что это все ненормально. Для кого-то, но только не для выбивающего из толпы гнев и воинственность наблюдающего за миром божества.

Живая ухмылка на лице кажется чужой: под два метра усталости, аж за борт выплескивается, помятая одежда, вытянутые синяки под глазами и трясущиеся руки, удерживающие его от падения на асфальт, никак не сходятся с довольством. Пережевало и выплюнуло. От единого организма, в котором сотни криков сливаются в единый вой, остается только ощущение пустой оболочки. И божество может быть в миллионы раз больше разума человека, может быть в миллионы раз больше своим существом всего мира, но его вытрясет какое-то скопище бунтующих, которых он сам призвал к баррикадам. А теперь плевок на дальнюю дистанцию — ты вообще кто? Что здесь забыл? Коп? Вытащишь пистолет и будешь всех шмалять? Да пошел ты!

Идет, запахнув кожаную куртку, но не застегнув молнию, и выдыхает проклятья в сторону идущей по его следу чайки. На ее крыле пятна крови, а клюв не закрывается, исторгая нечленораздельные крики.

«Да завались ты», — по-доброму бурчит Костя внутрь своего сознания, где бредущая по шумному городу птица слышит его гораздо лучше. И может ответить, оскорбить, позабавить. Вызвать неконтролируемую улыбку, благодаря которой от него отстанут два нигера с повязками на лицах — парни, вы все равно для него на одно лицо, ха! — и позволит не сойти с ума от одиночества посреди взрывающегося города.

Что, во имя всего, происходит?

Вопрос проскакивает без ответа в голове и пропадает в сумасшедшем водовороте. Чехарда в сознании была знакома северному богу, но теперь где-то появилась дыра и он заразил весь мир. Должна была включиться совесть, но что-то она молчит, видимо, будучи просто лишним органом для искусственного существа.

Но как это бывает с охотничьими собаками, выпущенными в лес, мир сворачивается до цели и становится гораздо спокойнее и яснее. Насторожившись, Костя оглядывается, ища причину своего внезапного ощущения вторжения. Радостное вторжение, надо сказать, потому что это не знакомое родственное ощущение чужой ненависти, а просто побочное существование. С все-таки узнаваемым запахом вывернутых наизнанку человеческих пороков, праздник которых бушует вокруг.

На уровне лица Кости, что крутит головой посреди тротуара, вспыхивает дымовая шашка, и он резко жмурится, отмахивается, шатается и почти наступает на спрятанное покрывалом тело, что резко дергается. В толпе привычно кого-то задевать, толкать, давить ноги и бить локтем под ребра, но от болезненного женского стона голубоглазый северянин вздрагивает всем телом. Молча присаживается на корточки, опираясь рукой об асфальт и наклоняет голову, пытаясь разглядеть спрятанное под покрывалом тело. Человек, но с неправильными очертаниями. Зато с правильной аурой, которая встает на место посреди города, где готовы убить только за цвет твоих глаз.

— Хе-ей, Война-а, — с улыбкой и смешком в голосе окликает морщащуюся женщину, проводя рукой по ее светлым волосам. Язык не поворачивается спросить, ее ли это шоу, прославившееся на всю страну, а то и на весь мир. Косте ведь известно, что дело в нем. Не мог же он быть подвластен другому богу? Не мог. Но своими эмоциями он порой не управлял, те были сильнее, а именно с них началось столкновение с полицией. — Что ты со мной сделала? Что происходит с тобой? Не помню тебя в перьях.

А вообще, что он помнит? Костя поворачивается и ищет взглядом чайку, но та пропала. Может быть, ею была Война, по очертаниям не разобрать оперения, а нагло поднимать покрывало нельзя. Поэтому сибиряк поднимает девушку целиком, не беспокоясь на тему запаха рвоты.

— Давай-ка дойдем до переулка, а то станем жертвами революции. Опаленные и заброшенные. Здесь кто-то еще, я не узнаю его. Но меня как будто расщепило на два или на три. Я тебя всецело понимаю. Зачем-то. Почему-то. Слишком шумно. В голове. — Заворачивая существо в покрывало и свою кожаную куртку, Мир как будто сам с собой пытается разобраться.

0

31

этьен д. лестрейндж , 32
старший брат
https://imgur.com/xHWn61e.gif https://imgur.com/gssZdZ7.gif
[ douglas booth ]

дата рождения , место ;
франция, бордо
дата рождения на выбор

лояльность ;
лишь себе

деятельность ;
едва ли глава семьи,
так себе брат

чистота крови ;
чистокровный


молчи.

этьен всегда с болью в висках думает о колетт. его душит нелюбовь к сестре и вынужденная ответственность. этьен ненавидит собственную семью и принимает внутривенно ее величие; смотрит, как в закрытом клубе парижа очередной его родственник режет заклинанием магглов на куски.

этьен не задает вопросов и мягко отказывается от тьмы.

он старается подражать отцу и злится, когда тот умирает. этьену тогда шестнадцать и власть над родом не переходит по их ветке, дядя берет верх. этьен учится, становится для нового главы хорошим помощником, но ждет того дня, когда дядя все-таки ляжет в гроб и уступит дорогу преемнику.

когда этьен узнает, что передавать ему бразды дядя не собирается, он кусает кормящую руку

[

этьен молчал, когда тихая мать, нелюбимая всеми родственниками, воспитывала несмышлёную сестру.
этьен молчал, когда тихую мать отравили, и сестра с большими глазами также незащищенно стояла у гроба.
этьен молчал, когда судьбу колетт раскидывали в кости за столом, лишь крепче сжимал ее хрупкое плечо.

когда этьену сказали «нет», он молчать не стал.

в семье лестрейнджей давно не умирают по естественным причинам – этьен этот урок выучил наизусть.
он заявляет о своей власти и напоминает родственникам, что знает все их секреты. предлагает им подчиниться или лечь в сырую землю вместе со своими принципами. этьен опьянен временным затишьем и сам награждает себя короной. этьен думает, что смог всех покорит, и отсылает сестру в англию, потому что присматривать за ней у него больше нет желания.

у колетт взгляд матери и вечно драматичный лик;
этьен не может о ней вспоминать с любовью, потому что младшая сестра до дрожи похожа на мать.
на мать, смерть которой он замолчал.

этьен считает себя королем и закрывает глаза на свое прогнившее королевство. когда он замечает заговор, становится слишком поздно, его часы бьют последние минуты. семья не прощает слабостей, а этьен погряз в гордыне.

колетт не отвечает на его письма, но он знает –
безопаснее великобритании для нее ничего нет.

когда во франции все начнет рушится, сестра не пострадает.

(и за это этьен начинает ненавидеть ее еще сильнее)


этьен привычным жестом ограждает колетт от неприятностей; в этом жесте нет заботы, ему не хочется потом разбираться с последствиями. ему не нужна младшая сестра, не нужны ее мечты – этьен просит бога, чтобы она исчезла, но колетт появляется в столовой за ужином и птицей сирин царапает ему небо.

злость к ней иногда хочется выплюнуть ядом.

этьену кажется, что в колетт нет ни стали, ни позвоночника. она молчаливая и порой податливая, редко высказывает собственное мнение и любит танцевать. колетт – маленькая женщина, элегантная волшебница и настолько опостылевшая ему, что хочется выдать ее замуж сразу в пятнадцать.

[indent] он защищает колетт, потому что так надо.
[indent] потому что она – кровная сестра.
[indent] потому что однажды можно умело ее продать или бросить на растерзание родственникам в уплату долгов.

колетт чувствует подобное отношение к себе, читает брата в редкие минуты наедине. они лгут друг другу о крепких узах и засыпают при закрытых дверях. этьен держится рядом с ней на публике, но знает – попроси кто-нибудь ее сердце, он распотрошит юное тело первым.

колетт привыкает жить в обмане.

этьен пишет ей письма, потому что просыпается в бреду по ночам и думает о сестре, которая в безопасности.
над ним нависает плаха, а колетт получает наследство и билет в хорошую жизнь.

когда кузен эмеренс уезжает в англию, этьен довольно улыбается;
он ждет, что вскоре один из них наденет траурное в память.

но колетт и эмеренс становятся семьей, и съесть они готовятся именно этьена.

врагов все еще много.
этьен хочет закрыть веки им всем.


дополнительно ;
внешность не меняется, все детали при личном общении, семейные интриги и любовь к вам идут в комплекте.
на форуме есть два наших родственника - собственно эмеренс лестрейндж и внебрачный сын рабастана - кэйлан коэн (нынешний декан слизерина).
make our house great again как лейтмотив, но хорошо бы при этом не умереть.
очень жду ♥

пробный пост

[indent] [indent]  [indent] [indent]  [indent] max richter
[indent]  [indent]  [indent]  [indent] path 5 (delta)


китнисс щербатыми пальцами цепляется за тетиву, тянет на себя, шершавой поверхности не боится и вкладывает промеж дуги стрелу – но выпускать ее не осмеливается; слышит гул в воздухе, практически меж ее пальцев пробегает вибрация – сейчас оружие покоится на коленях, но раньше оно убивало.

китнисс – убийца.

кошмары в ночи чередуются: то сестра там синюшная, вся в каких-то ранах и нарывах; то смертники-дети – светлые волосы их забивают ей легкие, и китнисс просыпается только когда хеймитч хватает ее за плечо и приказывает остановиться;

китнисс душно и млекло – первые секунды.
она вспоминает, как выливала на ментора ледяную воду, желая его привести в чувство, и жалеет сейчас, что он с ней не поступает таким же образом, - кошмары не сразу заканчиваются, они лишь в сумрак до новой встречи отступают и все щерятся; слышит их шипение китнисс в ночи, на коже языками следы остаются.

сгиньте, проклятые, изойдите из моей души.

но пустыми глазницами на нее взирает дистрикт – призрачными огнями там сверкают мертвые – представляете, это я вас всех убила, я вас всех под пеплом погребла. эвердин выходит пьяно за порог и кричит в темноту, не сдерживается – над головой ее стелется звездный ковер, мерцают там яркие точки и холодно на нее взирают.

жива, да и ладно.

когда китнисс просыпается утром в гостиной, то чувствует стрелу из марева, вспоминает, как та проткнула ей глотку; проводит руками по шее – нет там ничего, еще одна нелепая мечта о смерти, поэтому приходится лишь глубже закутаться в плед и убрать с глаз отросшие пряди;

серый рассвет оборачивается для китнисс хохотом – храни, неведомый бог, панем и каждого его палача. храни миротворцев, храни мертвого президента и меня. китнисс бьется в истерике, смеется так, что уголки глаз тонут в слезах – пожалуйста, безликий для меня бог, верни те ягоды, верни арены, давайте снова играть в старые игры – я первая ступлю на тот порог.

сестру мне верните, нелюди.

горло душит самая настоящая смерть, наждачными своими пальцами проходится по трахее – китнисс готова умереть, руки разводит в стороны и являет незащищенную грудь; нет там больше стальных пластин и защитных костюмов, стреляйте в упор.

- опять в свои мечты о распятии играешь? – хмуро спрашивает хеймитч, но не обращает на бывшую подопечную внимания и безлико растворяется в ее доме; будто бы и не было его там никогда.

может, его и правда не существует.

может, китнисс его себе выдумала, нарисовала по памяти, а настоящий эбернети в печах столичных горит, пока президент сноу пирует со своими стервятниками – празднует червленую победу. китнисс вновь в диком хохоте заходится, есть в нем что-то демоническое – не все же время ей вопить и ногти ломать о деревянные покрытия? всегда что ли представлять этот дом за гроб и в ночи искать из него выходы?

но стоит лишь выйти за дверь, и там поджидает кладбище; белесым туманом выкладывается ей дорога к пропасти, змеится между ног и зовет за собой, до упора в лес, не сворачивай – китнисс однажды даже идет, босиком и без четкого плана, она влажную землю чувствует кожей и полнится кровью, что раньше реками стекала к корням. лес все помнит и будет жизнь, он расскажет грустную песнь другим, если когда-то здесь обретут свою долю иные поколения.

китнисс в том лесу полусонном ходит около деревьев, царапает себе ладони о кору и раздумывает выколоть глазницу – пускай бы одну – вдруг тогда бы все злые духи покинули ее тело, и сделалось бы легче? но эвердин внезапно качает головой, сворачивается у какого-то ствола и шепчет старую колыбельную – к дубу приходи – мерцает до утра, потом нагревается воздух полуденным солнцем, и эвердин больше не раскачивается;

ложится на мох и смотрит, как в небе плывут облака, - когда-нибудь я стану птицей и устремлюсь в те небеса. так высоко, чтобы если броситься вниз, то точно разбиться.

ей не хочется возвращаться в искусственный дом, там нет ласкового ветра, нет зеленых ростков – в воспоминаниях мелькала где-то джоанна мэйсон, что приезжала в дистрикт и била ее по щекам, пытаясь вытравить хоть что-то истинное из бывшей пересмешницы.

китнисс забывает прошедшие месяцы, как ураган; она захватывает ладонями сырую землю и думает о словах хеймитча про распятия – каково это быть на кресте? сноу ближе всех к истине оказался, вздымался его позорным столб высоко вверх, но все это фикция – его столбы пробивали небеса ада и возвещали о прибытии долгожданного князя.

они с койн теперь там пируют и смеются, ястребами вглядываются в мятежное лицо эвердин, смакуют каждое отстраненное выражение на нем и до капли вылизывают кровь из хрустальных бокалов.
китнисс возвращается домой через три дня и вновь сталкивается с тяжелым взглядом ментора; он едва удерживается от того, чтобы ее не ударить, - бей, этим все равно ничего не исправить. победительница падает в постель, заворачивается в одеяло и засыпает так крепко, будто вновь взбиралась на баррикады, а не блукала все эти часы по лесным массивам в поисках какой-то невежественной правды.

правда в том, что китнисс ее давно нашла и все никак не может примириться – то ли с собой, то ли с действительностью;
рядом не люди, а субстанции – родная мать почти не пишет из столицы, вычеркивает еще одну дочь из своей книги, будто бы у нее их конвейер и еще десять штук про запас. китнисс вновь зубами клацает и смотрит звериными глазами, испещряет ненасытно темноту – там все еще некого обнаружить и растерзать.

натужным выдохом рвутся легкие.

я давно умерла – и этот лимб мне расплата за грех.

когда хеймитч пытается впихнуть ее в какую-то одежду, они даже дерутся; китнисс растеряла все боевые навыки, и ментор прикладывает ее лбом о стол за минуту – солнышко, неужели у тебя еще остались какие-то иллюзии? он шелестит ей на ухо про какой-то сбор, про старых друзей и знакомых и что им из этого склепа надо поскорее выбраться на воздух, иначе мертвые утащат их на илистое дно.

- лучше пуля в висок, чем с тобой здесь якшаться, милая.

- могу предложить стрелу.

и они даже смеются как старые знакомые, будто бы ничего не произошло. китнисс в память о чем-то нелепом обещает ему быть хорошей девочкой и не сильно раскрывать рот, лишь глупо таращиться и молчать рядом с каждым встречным. хеймитч почти что треплет ее по волосам, немного их расчесывает и предлагает закончить это дело ей самостоятельно – выглядеть красивой китнисс никогда не умела, поэтому онемевшими пальцами плетет себе косу; ту самую, которую раньше любила, и запахивает ворот рубашки – меня никто на этом свете не спасет, да и не надо.

преисподняя разверзает свои двери, и я готовлюсь сделать в нее шаг.

особый поезд везет их в дистрикт четыре, и хеймитч обещает ей море. рассказывает про соль и темные глубины, вскользь упоминает о празднике в честь победы, но китнисс лишь как-то странно улыбается и кивает.

море так море.

для нее на этот раз обратного билета в двенадцатый не предусмотрено.

0

32

рене шрайбнер , двадцать один
младшая сестра / лучшая подруга
https://i.imgur.com/Bx3lFyA.png
[ milena tscharntke ]

дата рождения , место ;
тринадцатое апреля , франция ( горд )

лояльность ;
на стороне мм ( предположительно )

деятельность ;
журналистика

чистота крови ;
чистокровная

рене — идеал принцессы; белокурые локоны, добродушная улыбка и до ужаса твердые принципы. она считает своей обязанностью нести справедливость, ей хочется полностью стереть границы между мирами. сделать магию общественным достояниям, давать возможность лечиться не_магам в больницах, похожих на мунго. рене родилась в правильной семье, чтобы чего-то достигать.

у нее папа — политик, мама — домохозяйка, старший брат — любящий раздолбай. рене всегда могло доставаться самое лучшее, но ей, вроде бы, никогда ничего и не было нужно.

почувствовать себя не в своей тарелке рене впервые удалось в шармбатоне. высокие оценки удавалось получать только с помощью усердного труда (а вечеринки, вообще-то, такие заманчивые!), а парни предпочитают девочек с куда более классической внешностью и куда меньшими запросами. рене дергает старшего брата за руку, говорит, что хочет вернуться домой. аврелиан, в первый и последний раз, жестко объясняет: назад уже дороги нет.

он помогает сестре выживать в новом обществе, и она постепенно находит себя и там. помогает развиваться местной газете, на старших курсах и вовсе занимает место главного редактора. у рене “отлично” по закатыванию глаз, что неудивительно: ей столько раз приходилось браковать рубрики со сплетнями и передаванием приветов. ужас.

рене хочется писать о переменах в мире, проблемах в сообществе и неравенстве. газета — это практически амбразура, и она хочет продолжать на нее бросаться и после выпуска из школы. с ее рекомендациями дорога открыта в любое французское издательство, но рене не так проста.

брат уехал в лондон? значит, ей тоже надо.

английская столица встречает отвратительной погодой, мерзкими людьми и братом, отчаянно спускающимся вниз по наклонной. здесь ей говорят о том, что английский недостаточно академичный, что, вообще-то, индустрия уже полна. местом стажера довольствоваться будете? рене согласна.

как она встречает северина — никто толком не понимает, а аврелиана это еще и до ужаса злит. рене не понимает, с чего брат так бесится, но выяснять не стремится. она в возлюбленном растворяется и находит место, куда можно сбежать от реальности. и это кажется лучшим исходом, чем наблюдение за пьяным старшим братом, любовь к которому не способна уменьшить даже нарастающая боль от его поведения.

предложение от северина все выводит на новый уровень. рене кажется, что она счастлива, у аврелиана сводит скулы от ненависти. но он держится, потому что сестра — это главный человек в его жизни.

когда северин помолвку разрывает, у нее мир будто бы рушится. когда она понимает, что все это время у аврелиана был краш на северина, все становится лишь запутаннее. вопросов с каждым днем становится все больше, а ответов не появляется.

рене не может перестать плакать;
каждый день она думает о том, что, возможно, переезд в лондон был ошибкой.


дополнительно ;
— мы с северином хотим жевать стекло ;
— аврелиан и рене правда обожают друг друга, именно из-за этого аврелиан и возненавидел северина. он встал между их братско-сестринской идиллией ;
— журналистика — это лишь мое предложение, всегда можно вывернуть во что-то еще, я не против ;
— внешность милены также можно обсудить, но эту девочку я очень-очень люблю !

пробный пост

роки хочет выбить зубы бывшему менеджеру; идея обзавестись девушкой для красных дорожек принадлежит именно ему. ты будешь выглядеть солиднее и привлекательнее для аудитории, бро. откроешь новые горизонты. тогда это казалось роки необходимым решением, а теперь у него новый менеджер.

в тот-самый-вечер роки убил несколько часов на просмотр профайлов моделей, для которых эскорт = основной способ заработка. он не помнит, почему выбрал именно ее. у остальных вычитывал послужной список, просматривал участия в показах, выставлял приоритеты и хоть какие-то оценки. с дав все было не так [с дав всегда все не так, честно говоря]: изумрудные глаза, пухлые губы, длинные светлые волосы. роки понимал, что на любом мероприятии они будут производить фурор.

как бы общество ни было толерантно, такие пары продолжают привлекать слишком много времени. это именно то, что было нужно роки образца годичной давности. известный битмейкер решил выпустить альбом и сам — на первый взгляд, рядовой случай, вот только на его карте стояло слишком много. лицо пары фирм, вечный участник тусовок высшего_света, роки не раз светился на таблоидах.

и ему надо было сделать все, чтобы первый же long play оказался на верхней строчке чата billboard. роки был готов привлекать внимание любым образом, и оно того стоило. на его счете чуть ли не миллионы, в кровати может оказаться любая [ему нужна только одна, правда], на радио его треки крутят не менее двух раз в день. роки — ебанная полярная звезда, ярче которой трудно найти; и теперь, видимо, настало время платить.

зубы он хочет выбить именно бывшему менеджеру, но расстаться с дав сил не хватает уже ему самому. она сотни раз нарушала их договор. на публике они изображали любовь [сначала успешно], а в интернет-изданиях все чаще появлялись ее фотографии в сопровождении других мужчин. роки хлопает дверьми перед ее носом, говорит, что допускает все это в последней раз; следующим вечером зовет ласково голубкой и прижимает ее голову к своей обнаженной груди и целует в макушку.

главная проблема роки из настоящего в том, что он любит.
любит шлюху, возомнившую о себе слишком много; решившую, что его деньги = ее деньги.

роки не блокирует карту только в угоду праздному интересу: как далеко она может позволить себе зайти? он не знает; не догадывается даже. раз — списание трех тысяч [подвеска] долларов в бутике dior. закатывает глаза: сколько раз говорил, что может подарить ей все бесплатно. должность амбассадора дает не далеко не одно преимущество. два — списание еще двух [платье] в chanel. роки злится, потому что раньше она хотя бы старалась не тратить столько за один ебанный день. три — минус четыре тысячи [две пары кроссовок, рубашка и юбка] от balenciaga. у роки не то, чтобы дергает глаз, но руки бегают по клавиатуре ноутбука чересчур хаотично, то и дело совершая абсолютно ненужные движения. четыре — минус пятьсот долларов [какая-то дрянь] от какого-то магазина. хватает ключи и джинсовку. роки несется вниз по лестнице, потому что это переход черты.

еще вчерашней ночью он не мог сказать, где она пролегает. сейчас ему кажется, что до нее можно дотронуться физически. голубка же решила, что для нее границ не существует. ему в ответ очень хочется обрезать ей нахуй крылья.

четко осознавая последствия, роки выезжает на своем слишком узнаваемом феррари с подземной парковки. ему плевать, что напишут завтра в сми. пять, шесть, семь, восемь, девять, десять — десятки долларов [коктейли] из рандомного клуба. спамящие уведомления о списании денег заставляют желваки на скулах вздуваться и лишь сильнее педаль газа прожимать. у роки сосуды в глазах от напряжения лопаются, он еле заставляет себя удерживать скорость в пределах нормы.

поворот, поворот, еще поворот. неоновые огни зазывают случайных прохожих к себе, но это все не то; сегодня тот редкий случай, когда он по другую сторону баррикад, когда едет целенаправленно в одно единственное место, адрес которого забит в навигатор. кондиционеры работают на полную мощность, роки даже не удосужился включить музыку. его подрезает какой-то урод на перекрестке — он ругается вслух и показывает фак ему вслед. не становится легче ни на грамм, но это уже почти что привычка.

когда в поле зрения появляется нужное место, у роки будто ребра сжимаются, лишая возможности нормально дышать. он что, правда готов все закончить? неужели не будет предпринимать попыток нормально разговаривать? для сложившейся ситуации больше бы подошел сильный ливень, а не душный осенний воздух. но что есть, то есть.

[в следующей своей песне он напишет о тех самых изумрудно-зеленых глазах, которые неумолимо его тянут в омут, а в дисклеймере укажет, что никаких совпадений с реальными лицами нет. в твиттере будут сотни постов о них с дав. снова и снова будет подниматься вопрос: были ли это реальные отношения, или она просто очередная эскортница?]

роки нужно привыкнуть к еще большей духоте внутри клуба и к неприятной темноте вперемешку со слепящим глаза неоном. у дав очень дурной вкус на выбор мест. несколько взглядов цепляются за него, и сейчас ему приходится сожалеть о своей известности. при всем желании у него не получится с ней спокойно поговорить. роки видит ее в объятиях какого-то мужика — смеющуюся и улыбающуюся. когда она в последний раз была такой с ним?

у роки где-то в сердце покалывает; ему приходится отгонять все это от себя, чтобы бесстрастно [как ему кажется] схватить ее за руку, развернуть на себя и, глядя в эти ебучие зеленые глаза, взреветь.
— ты совсем охуела?

0

33

http://s8.uploads.ru/RZom0.png

0

34

http://s5.uploads.ru/c7OTD.png

0


Вы здесь » Live Your Life » Магические школы » 2023 apogee


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC